Book: Морские дьяволы



Морские дьяволы

Аркадий Чикин

Морские дьяволы

Морские дьяволы

«Вече», 2010

Автор выражает сердечную благодарность Юрию Ивановичу Пляченко за любезно предоставленный личный архив и воспоминания


К читателям

 С момента выхода первого издания «Морские дьяволы» в свет прошло почти семь лет, но интерес читателей к ней не ослабевает и по настоящее время. Это была одна из первых работ, где предметно говорилось о создании и развитии спецподразделений боевых пловцов в бывшем СССР.

Автору удалось систематизировать те скудные сведения о боевых пловцах и подводных диверсантах, которые были опубликованы в открытой печати, дополнить информацией из рассказов очевидцев.

Во втором издании книги автор дополнил и расширил материал новыми сведениями о развитии водолазного дела и одного из самых закрытых направлений подготовки и боевого применения подразделений морского спецназа.

После трагедии 11 сентября 2001 года мир вступил в эпоху войн «нового поколения», характеризующихся стремлением противоборствующих сторон не столько к физическому уничтожению военной силы, сколько к дестабилизации мощи государства изнутри. Предполагается вовлечение их в различные кризисы (политические, финансово-экономические, энергетические, экологические и т.д.)- Одна из ведущих ролей в этом отводится диверсионным силам и особенно спецподразделениям подводных пловцов-диверсантов.

Повышенный интерес к ним объясняется прежде всего определенными их успехами, достигнутыми в ходе ряда региональных военных конфликтов. Кроме этого данное обстоятельство определяется следующими факторами:

— большинство крупных промышленных центров расположено на побережье озер, морей, рек, водохранилищ;

— обилием внутренних транспортных магистралей, на которых находятся стратегические гидротехнические объекты, в том числе и АЭС;

— возведением на континентальном шельфе промышленных сооружений для добычи газа и нефти, полезных ископаемых. В случае проведения против них успешной диверсионной операции группой подводных диверсантов, обладающих наиболее скрытными возможностями проникновения на данные объекты, а ожидаемый эффект может превзойти результаты масштабной дорогостоящей военной операции. Неслучайно первоначально ответственность за катастрофы на АПРК «Курск» и Красноярской ГЭС взяли на себя террористические организации. К счастью, это не подтвердилось, но забывать об этом нельзя.

Поэтому книга интересна и тем, что еще раз и своевременно привлечет внимание широкой общественности к той опасности, которая исходит от террористических спецподразделений «тайной войны», и необходимости заблаговременной подготовки к отпору «джентльменам удачи». К сожалению, в России испокон веков две беды. Дороги мало влияют на боеготовность спенцназа, а вот встреча с другой — катастрофа.

Частые оргштатные мероприятия всегда отрицательно сказывались на боевой готовности спецподразделений. Проводимые в настоящее время с целью реформирования вооруженных сил, они отбросили части флотского спецназа в 60-е годы прошлого века... Подразделения практически лишились опытных офицеров и мичманов — специалистов высокого класса, имевших опыт работы под водой во всех широтах Мирового океана. Перестала поставляться новая техника на замену отслужившей установленные сроки, вяло идет разработка новых образцов и внедрение их в практику.

Военно-политическое руководство страны забыло аксиому сил специальных операций — профессиональные силы специальных операций не могут быть созданы сразу, как только в них возникла необходимость. Для этого десятилетиями необходимо сколачивать коллективы, отбирать и учить людей, создавать школу и снабжать ее современными средствами ведения подводной войны. В этом смысле полезно вспомнить, что открытие Московских Олимпийских игр 1980 года состоялось благодаря высочайшему профессионализму отрядов борьбы с ПДСС Северного и Балтийского флотов. С другой стороны — при проведении 300-летия Санкт-Петербурга с целью установки боносетевых заграждений пришлось привлекать... специалистов-пенсионеров из запаса!

Следует задуматься, с кем и с чем мы подойдем к саммиту на о. Русский, к зимним Олимпийским играм в г. Сочи. Кто будет повседневно защищать страну от диверсионно-террористических и разведывательных угроз?

Книга «Морские дьяволы» носит собирательный характер. Автор использовал многочисленные источники, в том числе и зарубежные. В последнем случае просьба к читателям критически подходить к отдельным положениям и качественным оценкам, приведенным автором. Это связано часто с рекламными данными, используемыми в иностранных материалах, нередко завышенными.

Хочу выразить надежду, что переработанное и дополненное второе издание книги по-доброму, с пониманием будет встречено читателем и в конечном итоге будет иметь то значение, которое заложил в нее автор.

Вывший командир отряда борьбы с ПАСС

Краснознаменного ЧФ старший офицер штаба ЧФ по противоподводно-диверсионному обеспечению,

Председатель Совета ветеранов отрядов специального назначения по борьбе с ПАСС.

Капитан 1-го ранга в отставке Ю.М. Пляненко

3 ноября 2009 года


ОТ АВТОРА

 Мы мало что знаем об этих людях. Вероятно, так и должно быть. Морские дьяволы, люди-лягушки, тюлени, фрогмены... какими только эпитетами не наделила их пресса и народная молва Результаты тяжелой работы боевых пловцов и подводных диверсантов часто оставались в тени на поле брани морских театров военных действий всех времен. Но от этого они не становились менее значимыми. Проходили десятилетия, и мы узнавали имена некоторых из них, и многих к тому времени уже не было в живых.

Будем осторожны и последовательны, приоткрывая завесу тайны их деятельности. «Придирчивый» читатель не найдет в книге щепетильную информацию, ибо исследование основано на открытых источниках и является предметом длительной аналитической работы автора.

Боевые пловцы-диверсанты и сегодня несут нелегкую службу в составе военно-морских сил ведущих государств мира. Эти люди и сегодня находятся в постоянной готовности выполнить любую задачу. Однако прежде чем они будут составлять элиту военного флота, пройдут столетия совершенствования подводной войны на море. С этого и начнем повествование, не претендующее на исключительность и полноту изложения материала


ГЛАВА 1

Краткая история развития индивидуальных автономных систем жизнеобеспечения под водой в боевом подводном плавании

Надо было идти вперед, и мы шли...

Жюль Верн

Сложно определить, что больше привлекало во все времена жадный человеческий разум в его стремлении познать мир — безбрежье космоса или таинственная бездна морских глубин. Однако если сегодня космические спутники Земли достигают края Солнечной системы, толща океана освоена человечеством всего в несколько сотен метров. И люди заплатили за это многими тысячами жизней. Так сложилась история человечества, что со своего сознательного становления в виде общественно значимой формации и, тем более, государственных образований вело бесконечные войны за раздел сфер влияния, территорий. А научившись строить корабли, данные претензии человека стали распространяться и на водные акватории. С данного момента взоры стратегов и полководцев Античности обратились к подводной войне. Однако в силу отсутствия специального снаряжения основные надежды они стали возлагать на ныряльщиков.

Первое свидетельство об использовании в древности этих людей датируются примерно 4000 годами до н.э. При раскопках в Египте (Абидос) были найдены печати фараона с изображениями ныряльщиков, рыб и лодок. Раннее упоминание в литературе о ныряльщиках можно обнаружить в «Илиаде» Гомера. Описывая крушение колесницы Гектора, он сравнил ее падение вперед с движением человека, ныряющего в воду.

Жители острова Родос (ныряльщики Леванта), владевшие искусством и секретом свободного ныряния, занимались подъемом ценностей с погибших кораблей. Их труд был настолько востребован, что, по свидетельству одного из античных современников, был разработан специальный закон, который устанавливал особое вознаграждение за работу ныряльщиков. Например, если глубина погружения составляла 7,3 метра, то человеку передавалась половина добычи, если 3,6 метра — 1 /3 от поднятых ценностей, 0,9 метра —1/10 часть.

О ныряльщиках-левантийцах упоминает Плутарх в повествовании об Антонии и Клеопатре (35 г. до н.э.). Он описывает, что когда Антоний, согласившись участвовать в ловле рыбы вместе с Клеопатрой, поручил одному из ныряльщиков насаживать добычу на крючок, все присутствующие были поражены огромным уловом. Однако на следующий день его первой добычей стала соленая высушенная рыба Клеопатра оказалась дальновиднее Антония. Прежде чем он отправил своих ныряльщиков под воду, туда ушли ее пловцы. Именно они и развенчали торжество Антония, который думал покорить царицу богатством своих водоемов.

Многочисленные исторические источники подтверждают, что за несколько веков до нашей эры ныряльщики не раз использовались в военном деле.

В Британском музее посетители могут видеть два уникальных ассирийских барельефа, относящихся к X веку до н.э. В Англию они привезены в 1847 году из дворца царя Ассур-Назир-Пала в Ниневии. Барельефы называются: «Беглецы, преследуемые ассирийскими стрелками, переплывают реку, ища убежища в крепости» и «Ассур-Назир-Пал и его армия переходят реку». Оба барельефа несут изображения плывущих воинов, к поясам которых привязаны бурдюки из козьих шкур, надутые воздухом. Учитывая, что надутый мешок подобной конструкции имеет плавучесть примерно 50 фунтов (22,7 кг), возникла версия, будто они использовались неопытными пловцами для преодоления водных преград. Но у ряда специалистов появились сомнения относительно данного вывода. Они заключались в том, что пловцы нарисованы ниже уровня поверхности воды и держат во рту козью ногу, значит, из мешков осуществлялось дыхание. Сразу появились еще два вопроса — для чего? Или для регулировки плавучести, или для пребывания под водой в автономном режиме? Однозначного ответа на данные вопросы не было найдено. Главным образом это связано с тем, что собственно описание кожаных бурдюков было приведено лишь в 77 году н.э. римским ученым Плинием Старшим (т.е. через 11 веков после появления барельефа). Думается, что на барельефах действительно изображены первые боевые пловцы, подвиги которых история не сохранила для нас. Тем не менее еще до Плиния Старшего их практические действия уже были известны.

В V веке до н.э. греческий ныряльщик Сциллий из г. Скионы вместе с дочерью Гидной (по другим источникам без нее) перерезали якорные канаты военных кораблей персидского царя Ксеркса Он якобы поднимал сокровища с одного из погибших кораблей по указанию царя и был им по окончании работ задержан. Но, воспользовавшись штормом, Сциллий покинул корабль Ксеркса, совершив фактически диверсию, а потом уплыл в сторону Артемизия. Действия ныряльщика обернулись трагедией для персидского флота. Во время шторма несколько кораблей Ксеркса были разбиты о берег и погибли.

В 415 году до н.э. греческий историк Фукидид и римский историк Тацит описали, как греческие ныряльщики разрушили подводные заграждения во время знаменитой осады Сиракуз (остров Сицилия) в 215—212 годах до из.

Последующие столетия прошли в упорном поиске способов обеспечения жизнедеятельности человека под водой. Только достаточно надежное оборудование могло способствовать успешному решению военных задач в подводном плавании. В 375 году до н.э. появился трактат древнеримского писателя Вегеция «О правилах военных», предназначенный для обучения римских когорт. Эта работа стала первым известным печатным трудом, где изображались боевые пловцы. В нем приводится описание и первого водолазного прибора примитивной конструкции. Кожаный шлем с трубкой плотно охватывал голову подводного пловца, имея прорези для глаз, закрытых прозрачным материалом. Собственно дыхательная трубка удерживалась на поверхности воды надутым воздухом мешком.

Работоспособность и возможности такого снаряжения рассчитать несложно. Если исходить, что площадь грудной клетки человека равна примерно 600 см кв., то на глубине 1,3 метра она будет испытывать внешнее гидростатическое давление воды равное 78 кг. Это делает дыхание атмосферным воздухом с поверхности невозможным, так как дыхательные мышцы человека могут преодолеть сопротивление на вдохе не более 100 мм рт. ст. (0,13 атм). Древние славяне еще в IV веке н.э. использовали тростниковые трубки для погружения в водоемы. Но глубина, с которой осуществлялось дыхание атмосферным воздухом, вряд ли превышала 20—30 см, и то при известной тренированности человека.

Тем не менее к пониманию этой простой истины человечество шло столетия. Заставить человека дышать через трубку на относительно большой глубине в разное время пытались Плиний (77 г. н.э., рукопись «Естественная история»), Леонардо да Винчи (1500), Валло в трактате о фортификации (1524), в издании на туже тему Б. Лорини (1597). Р. Флюдд в 1617 году опубликовал в одной из работ данные об аппарате, принцип действия которого также не отличался оригинальностью, так как он заключался в использовании дыхательной трубки, закрепленной на поверхности воды поплавком Автор прошел этот путь самостоятельно и убедился в его полной бесперспективности.

Поиск рациональных путей обеспечения жизнедеятельности человека под водой продолжался.

В 360 году до н.э. Аристотель в труде «Проблемата» упоминает об оригинальном дыхательном устройстве, или прообразе водолазного колокола. По его мнению, он представлял собой мешок с воздухом, который опускается к ныряльщику под воду и удерживается постоянно в вертикальном положении. Аристотель полагал, что подобным изделием пользовался Александр Македонский (Александр Великий) при осаде Тира По сути, это первое упоминание в известных рукописных материалах об оборудовании типа водолазный колокол.

Немецкий писатель Кьезер (1405) оставил в своих бумагах описание водолазного оборудования, состоящего из кожаной куртки и стального шлема с двумя стеклянными иллюминаторами. Костюм для лучшей герметизации был подбит губкой. Шлем соединялся кожаной трубкой с воздушным мешком. В анонимной рукописи на немецком языке, обнаруженной через 25 лет после заметок, оставленных Кьезером, был найден рисунок водолаза, одетого в очень похожее снаряжение.

Примерно в 1450 году известный итальянский математик Д. Мариано (Таккола) описал достаточно странного вида водолазное оборудование, которое представляло собой кожаный мешок, одетый на голову человека

Великий художник, математик, человек, обладавший широкими познаниями в области многих наук, Леонардо да Винчи (1452—1519) в записных книжках оставил человечеству оригинальные эскизы различного подводного снаряжения. Прежде всего, заслуживают внимания рисунки дыхательной трубки-шнорхеля, пловца в маске с воздушным мешком на груди, ручные плавники с искусственными перепонками между пальцами, достаточно полное описание водолазного костюма, балластных мешков, наполненных песком, которые опорожнялись при подъеме на поверхность воды. Кроме этого, в записях можно обнаружить эскизы спасательного оборудования. В течение длительного времени рисунки Леонардо да Винчи лежали невостребованными в архивной тиши и увидели свет только через несколько веков после его смерти.

Тем временем человеческая мысль не дремала. Желание продлить свою жизнь под водой всеми немыслимыми методами многих толкала на смелые и отчаянные поступки, граничащие, по мнению некоторых современников, с безумием

В 1538 году в г. Толедо на реке Тахо (Испания) прошли первые испытания водолазного колокола. Голландец Корнелиус ван Дреббель в 1620 году построил первую действующую подводную лодку. Через 40 лет немецкий физик Штурм изготовил водолазный колокол высотой 4 метра, свежий воздух в котором обеспечивался уникальным способом—разбитием закупоренных бутылок под водой. Штурм глубин становился предметом все более тщательного изучения многими талантливыми людьми своего времени.

Исторические источники свидетельствуют, что к 1675 году в России водолазы начали формироваться как профессиональная группа. В письме Патриарха Иоакима царю Алексею Михайловичу подчеркнуто, что «водолазные люди» на Руси активно используются на государственных и монастырских работах. В это лее время началось применение в практике подводных работ водолазного колокола.

Пройдет 44 года, и в 1719 году крестьянин подмосковного села Покровское (в последующем Покровское-Рубцово),

Ефим Никонов предложит первое автономное водолазное снаряжение. Одновременно русский самородок создал проект «потаенного судна» (т.е. подводной лодки) под названием «МОРЕЛЬ», с которого, по его замыслу, и должны были действовать подводные пловцы в изобретенном им оборудовании. Осенью 1720 года в присутствии царя прошли не совсем удачные испытания корабля. После второго погружения лодка не всплыла без дополнительной помощи. Аварийная ситуация еще более убедила Никонова в необходимости создания автономного водолазного снаряжения. Он предложил Адмиралтейств-коллегий простейший скафандр, который предполагался к использованию для скрытого покидания корабля под водой с целью выполнения работ и диверсий на неприятельских судах. Водолазы должны были выходить из лодки через специальную шлюзовую камеру, представлявшую собой, по сути, водолазный колокол. Описание снаряжения, говоря словами первоисточника, сводилось к следующим характеристикам:



«А для хода в воде под корабли надлежит сделать для каждого человека юхотных кож по два камзола с штанами, да на голову по обшитому или обивному кожею деревянному бочонку, на котором сделать против глаз окошки и убить свинцом скважинами и с лошадиными волосами, и сверх того привязано будет для грузу к спине по пропорции свинец или песок, и когда оное исправлено будет, то для действия к провертке и зажиганию кораблей сделать надобно инструменты особые...»

Шлем водолаза Никонова, задуманный им в виде бочонка, имел два окошка и мог быть дополнительно оборудован кожаным шлангом для дыхания отсечным воздухом из лодки «самотеком». Решение получалось оригинальным и простым как все великое. С целью обеспечения дыхания водолаз поднимался на палубу лодки. Из-за перепада давления по высоте, равной двум метрам, воздух поступал с хорошим напором под шлем Одновременно Никонов разработал автономное водолазное снаряжение. На спине и груди водолаза располагались мешки с воздухом. Разумеется, время пребывания под водой с таким аппаратом было небольшим и его использование могло сыграть, скорее всего, ни сколько военное значение, как психологическое.

После смерти Петра I финансирование проекта было продолжено, несмотря на преследующие его неудачи. Екатерина I, унаследовавшая престол, поддержала строительство нового судна Никонова «без всякого замедления», но после прихода на трон Петра II флот стал приходить в упадок. Никонов в 1728 году лишен звания корабельного мастера и под конвоем отправлен на астраханскую верфь, где исполнял обязанности водолазного специалиста, а потом и вовсе был удален от дел.

К тому времени на Руси в портах работали так называемые «вольные водолазы» со своим индивидуальным снаряжением Их услугами пользовались верфи и адмиралтейства. В начале XVIII века «вольные водолазы» начали организовывать первые бригады. Однако на флот водолазное снаряжение стало поступать только в 1861 году. А с апреля 1882 года в Кронштадте при минной части заработала первая в России водолазная школа. Ее основателем стал капитан 1-го ранга (в последующем адмирал) В.П. Верховский, а первым начальником — капитан-лейтенант Леонтьев. Но все эти события были еще впереди.

А тогда, в 1728 году, закончилась судьба уникального в своем роде первого изобретения, намного опередившего время, вспомнят о котором только в 1825 году. Почти 10 лет на Галерной верфи благодаря уму и прозорливости Петра I строилось судно русского самородка Никонова, представлявшее собой прообраз будущих субмарин. Через несколько веков с подводными диверсантами на борту они будут бороздить океанские глубины, представляя собой грозную и почти неуловимую силу. Но дело оказалось не окончено. Ибо необходимо было время, которое позволило бы подготовить не только технический интеллект цивилизации к созданию совершенно нового вида оружия войны на море, но разрешило и морально-психологический аспект проблемы.

Пройдет 50 лет после сооружения «потаенного судна» Никонова, и американцу Д. Бушеллу удастся построить аналогичную подводную лодку, но под водой она могла находиться 30 минут. В конце XVIII века (1797) появилось другое изобретение, явно претендовавшее на первый в истории вариант вентилируемого водолазного снаряжения, которое не является автономным, но о нем следует вспомнить. Создателем его стал немецкий инженер Клингерт. С этого момента появилась серия моделей оборудования подобного типа. В разное время варианты вентилируемого водолазного снаряжения предложат делать англичанин Август Зибе (1819) и кронштадский механик Гаузен (1829). Первый в 1837 году испытал мягкий скафандр, в котором жесткий шлем герметично соединялся с рубахой. Модель сразу стала популярной во многих странах мира.

С 1715 года получило развитие еще одно направление в водолазной технике. Талантливый изобретатель Д. Летбридж изготовил жесткий скафандр и опубликовал его описание в журнале «Джентльмене Магазин» (сентябрь 1749 года). К сожалению, чертежи устройства не сохранились. На протяжении последующих 150 лет было создано большое количество «панцирных скафандров», как их называли в начале XX века водолазные специалисты. Это модели капитана Роу (1726—1729), Тейлора (1838), Филипса (1856), Лафайета (1875), Таскера (1881), братьев Карманьол (1882), Хеменгера (1890—1893) и многих других. В течение XX века были разработаны десятки жестких скафандров, предназначенных для эксплуатации на глубинах до 600 метров. По сути, они представляют собой миниатюрные одноместные подводные аппараты, снабженные системой управления, навигации, связи, специальными инструментами для выполнения подводно-технических работ, а также, что особенно важно, автономной системой жизнеобеспечения акванавта, В свое время широкое распространение получили жесткие скафандры: «Джим» (глубина погружения — 457 м, автономность — 20 ч.), «ВАСП» (глубина погружения — 610 м, автономность — 36 ч.), «Спидер» (глубина погружения — 610 м, автономность — 72 ч.), «Мантис» (глубина погружения — 610 м, автономность — 72 ч.).

Однако специалисты продолжали поиск новых технических решений в создании более простого водолазного снаряжения.

В 1825 году В. Джемс изобрел первый автономный аппарат на сжатом воздухе для дыхания под водой. Снаряжение представляло собой закрытую рубашку с медным шлемом, имевшим окошки. Воздух в него подавался из специального металлического резервуара в виде цилиндрического пояса, закрепленного на теле водолаза. Автор изобретения рекомендовал свое детище для использования не только под водой, но и в шахтах, заполненных газом. К сожалению, ввиду ограниченного запаса воздуха время работы в нем оказалось небольшим. Поэтому в 1842 году француз Сандала попытался изготовить водолазное снаряжение с регенеративной системой очистки дыхательного воздуха от углекислого газа. Но идея дальше предложения развития не получила.

Русские изобретатели водолазного снаряжения не отставали от зарубежных коллег в поиске новых разработок. В. Вшивцев (1853) создал перспективный автономный водолазный аппарат, в котором дыхательный шланг имел клапана вдоха и выдоха. Данная конструкция будет усовершенствована и использована во многих более поздних моделях подводного снаряжения. В1861 году водолазы официально введены в штаты военных кораблей Российского императорского флота.

Конец XIX века ознаменовался большими успехами в создании подводного снаряжения. В это время российский флот в значительной степени перешел на отечественные образцы водолазного оборудования. Мичман Е.В. Колбасьев (1889) изобрел помпу для подачи водолазу, работающему на дне в вентилируемом снаряжении, воздух с поверхности воды. Врач Н.Я. Есипов совместно с инженером Л.А. Родионовым разработали и предложили к эксплуатации первый отечественный подводный фотоаппарат. Лейтенант Тверетдинов сконструировал в 1885 году электрический подводный фонарь. Российские специалисты в конце XIX века разработали несколько конструкций подводных ламп различной мощности. В 1893 году в России начались опыты с подводной фотографией. Этим занимались: лейтенанты Хотинский, Колбасьев, Костович, Кононов, врач Кронштадской водолазной школы Есипов, доктор Храбростин, мичман Серичевский, штурманский поручик Бровкин. В 1893 году российский бокс ^ля подводного фотографирования получил высокую оценку на Всемирной выставке в Чикаго, а потом в 1896 году на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде. Тогда же были продемонстрированы и подводные фотографии, а через четыре года они показаны на Петербургской выставке судоходства. «Но начинания русских подводных фотографов не получили известности за границей и были вскоре забыты и в самой России».

Целый ряд открытий и изобретений в области фундаментальных наук позволили разработать технологии, обеспечившие настоящий рывок в изобретении дыхательных аппаратов.

Французы Б. Рукейроль и О. Денеруз (1865) изготовили полуавтономный дыхательный аппарат на сжатом воздухе и специальную маску к нему. Данная конструкция представляла собой нечто похожее на современное шланговое водолазное оборудование. В 1873 году русский изобретатель мичман А. Хотинский создал автономный водолазный аппарат, в котором использовался резервуар, заполнявшийся кислородом и сжатым воздухом. Он был успешно применен на ремонтных работах в Кронштадтском доке. В это же время русский инженер А. Лодыгин пытался изготовить первый в мире автономный дыхательный аппарат (1871), в котором предполагалось использование искусственной дыхательной смеси (кислород-водород). Данная разработка предусматривала наличие специального прибора, позволявшего извлекать компоненты смеси из воды путем электролиза, а также резервуар-поглотитель углекислого газа А. Лодыгин явно опередил свое время. Пройдут десятилетия, и элементы данной схемы жизнеобеспечения человека под водой будут введены во многие перспективные разработки водолазного снаряжения.

Вторая половина XIX века ознаменовалась многими конструкциями подводного снаряжения, претендующими на оригинальность. Например, поручик Мамота разработал автономное снаряжение, предназначенное для военного применения. С его помощью молено было дышать атмосферным воздухом через специальную трубку или пользоваться кислородным баллоном. В 1877 году автономное водолазное снаряжение на сжатом воздухе разработал отечественный изобретатель И. Александровский. Он попытался воплотить его в чисто диверсионном средстве подводной войны под названием «Подводный тарантас». Транспортируя за собой тележку, груженную баллонами со сжатым воздухом, и взрывчатку, водолазы могли находиться под водой почти 3 часа

Однако дальше создания опытного образца и успешного его испытания проект не пошел.

Чуть позже на Западе (1879) англичанином Г. Флюссом была предложена удачная конструкция первого автономного кислородного аппарата с замкнутым циклом дыхания. Он состоял из маски, изготовленной из прорезиненной ткани, медного баллона, наполненного кислородом до давления 30 атм и дыхательного мешка. Для поглощения углекислого газа автор использовал раствор каустической соды, которым пропитывалась пакля, находившаяся в регенеративном патроне. Данная модель автономного дыхательного аппарата была реализована в конкретных конструкциях и успешно испытана фирмой «Зибе, Горман и К». Сначала устройство вместе с камерой поглотителя углекислого газа одевалось на спину водолаза. Несколько позлее дыхательный мешок перенесли на грудь, а камеру с баллоном оставили на спине.

Дыхательный аппарат Флюсса оказал на Западе серьезную конкуренцию ставшему традиционным скафандру. Однако возможность передвигаться под водой, словно рыба, все еще оставалось мечтой человека, поэтому разработчики водолазного снаряжения пошли привычным путем Они конструктивно объединили аппарат Флюсса со скафандром Зибе, предназначенным для передвижения по дну.

Успешная эксплуатация дыхательного аппарата Флюсса в шахтах Сиэма (1880) и Киллингворта (1882), в туннеле под рекой Северн и положительные отзывы о нем специалистов подтолкнули управляющего фирмы «Зибе, Горман и К°» Роберта Г. Девиса обратиться к Флюссу с предложением о модернизации модели. Последний к тому времени сам рекомендует ряд существенных усовершенствований созданного им дыхательного аппарата, которые были введены в новую конструкцию и сильно ее изменили.

Первоначально при эксплуатации аппарата водолаз вынужден был вручную открывать клапан баллона с целью наполнения дыхательного мешка кислородом. Девис изобрел автоматический клапан. В случае его выхода из строя в конструкции был предусмотрен байпас. С его помощью водолаз мог самостоятельно обеспечить себе дыхание под водой из прибора. Затем Девис усовершенствовал поглотитель углекислого газа и ввел в устройство стальные баллоны, выдерживающие давление кислорода 150 атм, а также модернизировал некоторые другие узлы изделия. Данная модель автономного дыхательного аппарата была реализована фирмой «Зибе, Горман и К» в ряде конструкций, успешно испытана и постоянно модернизировалась. Сначала устройство вместе с камерой поглотителя углекислого газа одевалось на спину водолаза. Несколько позже дыхательный мешок перенесли на грудь, а камеру с баллоном оставили на спине. Собственно дыхательный мешок Флюсе и Зибе, а потом и Горман стали изготавливать с поперечной перегородкой. В нижней его части располагался поглотитель углекислого газа. В верхней части мешка появились клапаны вдоха и выдоха, соединяющиеся гофрированными шлангами с мундштучной коробкой, на которой размещался загубник. В состав снаряжения был введен носовой зажим. Последующие доработки аппарата носили несущественное значение для его характеристик, за исключением усовершенствования узла химического поглотителя.

Большой помощью в решении данной проблемы стало изобретение в 1904 году Ж. Жобертом оксилита — препарата перекиси натрия. Он обеспечивал не только поглощение углекислого газа из дыхательной смеси, но и выделение кислорода Недостатком химиката являлась его неспособность с началом активной фазы обеспечить немедленное выделение достаточного количества кислорода.  Для этого необходимо было примерно две минуты. Поэтому водолаз оказался вынужден предварительно заполнять дыхательный мешок кислородом из отдельного баллона, чтобы в последующем иметь возможность немедленно приступить к работе. Используя химические свойства оксилита, в 1907 году капитан Холл и морской хирург Риид создали дыхательный аппарат, напоминающий внешне открытый скафандр Зибе.

В 1911 году Девис сконструировал и начал выпускать аппарат, подобный модели Холла-Риида. Он состоял из водонепроницаемого дыхательного мешка в виде спасательного пояса. В нем располагалась камера с оксилитом. Мешок соединялся гофрированным шлангом с мундштуком. На поверхности воды пояс играл вспомогательную роль спасательного устройства. В 1906 году аппарат Девиса поступил на западный рынок под названием «Прото» марка 1. Несколько позлее, когда он уже активно использовался в ВМС Великобритании и ряде других стран для вывода личною состава из поврежденных подводных лодок (1911), ему присвоили марку «ПСАД» (подводный спасательный аппарат Девиса). Данная модель дыхательного аппарата нашла широкое применение не только на военном флоте, но и в горно-спасательном деле. Его эффективно использовали во время пожаров. Девис приспособил аппарат для авиаторов и альпинистов. Во время Первой мировой (Великой, второй Отечественной) войны (1914—1918) сухопутные войска применяли «ПСАД» для защиты от газовых атак противника. Истории суждено было развиваться дальше так, что скоро нашлось и другое применение индивидуальным дыхательным аппаратам. События, разворачивавшиеся на театре Первой мировой, или Великой войны, как ее называли современники, в значительной степени подтолкнули военную мысль к использованию в боевых действиях на море боевых пловцов-диверсантов.

В 1918 году итальянцы Рафаэль Россети и Рафаэль Паолуччи изготовили первую человекоуправляемую торпеду. С ее помощью они потопили югославский линейный корабль «Вирибус Унитис» в гавани порта Пола (Адриатическое море).

Однако командование не всех флотов тогда отреагировало должным образом на данный факт. Например, французы в процессе военного конфликта провели испытания устройства для автономного питания тяжелых скафандров. Оно получило название «аппарат Бутан» и было предназначено для самостоятельного покидания водолазом подводной лодки с целью нападения на корабли и береговые объекты противника. Скоро о проекте забыли. Нужно было время, за которое автономное водолазное снаряжение достигло бы вполне конкретного уровня, когда целесообразность подводной, диверсионной войны станет реальностью.

После Октябрьского переворота (1917) события в России относительно вопроса развитая водолазного дела получили серьезную поддержку на государственном уровне. В 1923 году за подписью Ф.Э. Дзержинского создан ЭПРОН (Экспедиция подводных работ особого назначения). Первоначально замысел состоял в ее использовании для поиска английского военного корабля «Принц» («Черный Принц»), погибшего под Балаклавой в шторм 02.11.1854 года. По косвенным свидетельствам, на его борту находился якобы огромный золотой запас, подъем которого со дна моря для советской власти имел огромное значение. Поэтому контроль над работами был возложен на ОГПУ, а ЭПРОН возглавил чекист АН. Захаров (Мейер). Надежды не оправдались, корабль оказался пуст. Но и по сей день кладоискателям не дает покоя его призрачное золото. ЭПРОН становится организацией, возглавившей все судоподъемные работы в СССР, а его коллектив с 30 человек постепенно увеличился до нескольких сот высококлассных специалистов. В связи с этим разработка автономных дыхательных аппаратов стала важной необходимостью в реализации поставленных перед ЭПРОНом задач.



Изначально автономное отечественное водолазное снаряжение создавалось только для экипажей подводных лодок, как средство спасения в аварийных ситуациях. Причиной этому послужила гибель в 1931 году ПЛ «Рабочий» (тип «Барс») со всем экипажем и АГ-21 (АГ-16 или «Металлист»). В последнем случае трагедия произошла летом 1931 года, когда эскадренный миноносец «Фрунзе» таранил лодку во время учений Черноморского флота, проходивших недалеко от Севастополя. После чрезвычайных происшествий с подводными лодками вышло специальное постановление Реввоенсовета. Предписывалось в кратчайшие сроки оснастить все подводные корабли средствами автономного спасения.

Но отечественного специального снаряжения, которое могло быть использовано для аварийного покидания субмарин, не было. Осенью 1931 года на вооружение советского военного флота стали поступать итальянские дыхательные аппараты-капюшоны Беллони и английские Девиса Большое распространение в спасательном деле получил индивидуальный спасательный аппарат Момсена. К сожалению, их эксплуатация выявила целый ряд серьезных недостатков снаряжения. Возникла острая необходимость в создании массовой серии аппаратов отечественного производства.

Конструкторы, водолазные специалисты и врачи-физиологи СССР приступили к активным исследованиям в области разработок систем жизнеобеспечения под водой. В 1931—1932 годах для ВМФ создано автономное водолазное снаряжение типа «Э» (ЭПРОН). С середины 30-х годов XX века его стали называть — «легководолазным». Снаряжение постоянно совершенствовалось. Летом 1932 года подводники приступили к практическим тренировкам на открытой воде — и сразу появились первые успехи. Водолаз Л.Ф. Кобзарь в аппарате «Э-1» за 20 минут пересек под водой Южную бухту в Севастополе, а осенью 1932 года впервые в истории отечественного флота вышел из погруженной подводной лодки через торпедный аппаратом.

После 1932 года в эксплуатацию поступили аппараты с модификацией от «Э-1» до «Э-5». Два из них — «Э-3» и «Э-4» — приняты на вооружение экипажей подводных лодок ВМФ СССР. Кроме снаряжения типа «Э» советские легководолазы использовали аппараты ИПА, ВАП, ИПСА, ОСВОД-1 и 2. Два последних широко применялись на спасательных станциях во второй половине 30-х годов XX века. В1934 году разработан отечественный гидрокомбинезон. Его назначение состояло в защите тела водолаза от охлаждающего действия воды.

Широкое внедрение легководолазного дела на флоте привело к нехватке кадров, способных обеспечить подготовку личного состава. Это существенно препятствовало внедрению автономных средств спасения экипажей подводных лодок. Командование флота и руководство страны принимали активные меры для решения проблемы.

В начале 30-х годов XX века приступила к работе комиссия под председательством академика (1935) Л.А. Орбели (1882—1958). Ученые приступили к исследованию физиологических процессов, происходящих в организме человека при погружении под воду. Многие выводы комиссии были учтены при создании перспективных конструкций легководолазного снаряжения, таких, например, как ИПА-1, ИПА-2, а в 1936 году более совершенной модели — ИПА-3. Аппарат работал по замкнутой схеме дыхания: легкие — регенеративная коробка — дыхательный мешок — легкие. В дальнейшем специалисты советской школы подводной физиологии и медицины разработали современные методики обеспечения безопасности насыщенных погружении в автономном водолазном снаряжении. Кроме ЛА. Орбели значительный вклад в изучение особенностей функционирования человеческого организма в водной среде внесли академики К.М. Быков, Е.М. Крепе, Г.Н. Черниговский.

Большое развитие во второй половине 30-х годов XX века легководолазное дело получило на Черноморском флоте. С помощью аппаратов с замкнутым циклом дыхания моряки выполняли не только технические работы по осмотру винтов, днища кораблей, причальных стенок, но... играли под водой в шахматы и шашки, проводили спортивные состязания в скоростном плавании, включались и выключались из аппарата на глубине, проплывали через специальную трубу, уложенную на дне моря, имитируя выход из торпедного аппарата подводной лодки...

В 1941 году в Севастополе должна была начать функционирование легководолазная секция (до этого работал кружок) при флотской водной станции, но помешала война. Она внесла существенные коррективы в деятельность Черноморского флота, который одним из первых ранним утром 22.06.1941 года вступил в боевые действия против фашистской Германии.

01.09.1939 года — начало Второй мировой войны. Нужно было форсировать развитие легководолазного дела в СССР. В этом же году на вооружение ВМФ принят гидрокомбинезон марки ТУ-1. В 1939 году поступил на вооружение один из лучших образцов автономных водолазных аппаратов своего времени — ИСА-М, а затем ИСА-М-43, С этим снаряжением подводные пловцы советского ВМФ вступили в Великую Отечественную войну (1941—1945). После ее окончания в 1948 году был принят на вооружение ИСА-М-48. Однако вернемся несколько назад. В 1933 году произошло событие наиболее нас интересующее.

Французский инженер Ле Приер предложил для практических погружений под воду автономный дыхательный аппарат на окатом воздухе. Давление в его баллоне достигало 100—150 атм (10—15 мПа), что весьма близко к современному. Крупным недостатком конструкции являлось то, что количество подаваемого воздуха приходилось регулировать с помощью нажатия на шток клапана в зависимости от глубины погружения. И все-таки разработка казалась перспективной.

Другой французский изобретатель, Жорж Комайнес, приспособив аппарат отца, предназначенный для дыхания в загазованной атмосфере, к условиям работы под водой создал автономное устройство под названием «RC 35». Использование его модификации «GC 42» позволило Комайнесу в июле 1943 года близ Марселя погрузиться на глубину 53 метра! Это был мировой рекорд. Но несмотря на то что фирма Рене Комаинеса наладила серийный выпуск аппарата сразу в нескольких модификациях, он получил небольшое распространение в водолазном деле. Комайнес не завершил свои исследования в области разработки, а также создания дыхательных устройств на окатом воздухе. В качестве командира танка он погиб в Эльзасе в ноябре 1944 года. Франция явно проиграла, потеряв талантливого француза, который мог бы не за стальной броней добыть для нее мировую славу, а в глубинах океана.

Тем временем, пока французы проводили эксперименты, боевые итальянские пловцы, используя управляемые человеком торпеды, нанесли значительные повреждения английским линейным кораблям «Куин Элизабет» и «Вэлиент» в Александрии (Египет). Это был отсчет их действиям. Вторая мировая война (1939—1945) становилась отправной точкой в мощном развитии подводных диверсионных сил сразу нескольких флотов ведущих стран мира. Пока же наступил 1943 год. Год, когда Жак-Ив Кусто и инженер Эмиль Ганьян сделали прорыв в создании автономного подводного водолазного снаряжения, который до сих пор вряд ли до конца оценен современниками. Они разработали и испытали акваланг («водяные легкие») — аппарат, работающий на сжатом воздухе. С этого момента началась совершенно новая эпоха проникновения человека в «мир без солнца».

Принципиально новый дыхательный аппарат отличался от предыдущих моделей оригинальной конструкцией легочного автомата, устройства, обеспечивающего автоматическое уравновешивание давления воздуха на вдохе с окружающим давлением среды и дозирование при его подаче в легкие человека Редуктор устройства во многом повторял характеристики редуктора Рукероль-Денеруза, которым пользовался и Комайнес Конструкция оказалась уникальной по простоте и технологичной. Она требовала специфических операций при подготовке к работе. Редуктор типа «Кусто—Ганьян» получил развитие в модели «Мистраль», широко применявшейся в ВМФ Франции до 1989 года Единственным существенным недостатком дыхательного аппарата схемы Кусто — Ганьяна было и остается его низкая экономичность. Например, от 21% от общего объема кислорода в дыхательном воздухе гемоглобин крови человека успевает связать только пятую часть. Данное обстоятельство подтолкнуло ряд изобретателей к дальнейшему совершенствованию акваланга

В этом смысле примечательной разработкой является конструкция дыхательного аппарата с открытой схемой дыхания (т.е. выдохом в воду) итальянца Альберто Новелли. Ему удалось добиться экономии примерно одной трети располагаемого дыхательного воздуха Тем не менее дыхательный аппарат Новелли не нашел широкого применения в практике подводных погружений из-за громоздкости и ряда недоработок. В СССР первый воздушно-дыхательный аппарат с открытой схемой дыхания и совмещенными ступенями редуцирования (акваланг) создан в 1957 году. По техническому заданию Управления спасательной службы ЦК ДОСААФ его разработка была поручена инженерам А.И. Солдатенкову и Ю.В. Китаеву. В испытаниях акваланга участвовала одна из первых советских женщин-аквалангисток, подводный фотограф и охотник, автор нескольких книг о подводном мире Ольга Хлудова.

Вскоре автономный дыхательный аппарат был запущен в серийное производство под названием АВМ-1 (Автономный, воздушный морской, модель первая) или «Подводник-1». После проведения дополнительных конструкторских работ советские специалисты создали модификацию — АВМ-1м и АВМ-1м-3 (трехбаллонный вариант). Модернизированный аппарат АВМ-1м отличался от первой модели изменением конструкции и расположением лепесткового клапана выдоха, вместо двух вентилей КВМ-200 между баллонами был установлен один, а также пенопластовая вставка с целью уменьшения отрицательной плавучести. Легочный автомат модернизированной конструкции также имел ряд особенностей. Кроме этого на АВМ-1м шланги вдоха и выдоха изготавливались из более прочного материала.

Появление в СССР аквалангов АВМ-1 и АВМ-1м, «Украина», шланговых дыхательных аппаратов АВМ-3, ШАП-40, ШАП-62 стимулировали настоящий прорыв в области развития наук об океане, подводном спорте, спасательном деле. Практически сразу они стали использоваться в военном деле. Необходимо отметить, что в 50-е годы XX века акваланги были приняты на вооружение подразделений боевых пловцов и подводных диверсантов флотов мира. Однако их использование в специальных операциях не представлялось возможным в силу низкой экономичности дыхательных аппаратов и демаскирующего фактора — видимости при дыхании пузырей воздуха на поверхности и в толще воды. Тем не менее знание этого вида подводного снаряжения, умение им пользоваться считается обязательным при подготовке боевых пловцов и подводных диверсантов.

Поиск оптимальных конструкций дыхательных аппаратов продолжался во всем мире. Над их разработкой трудились талантливейшие специалисты многих отраслей науки и техники.

В 1965 году американский инженер Брюс Р. Бодель запатентовал новый вид дыхательного аппарата под названием «искусственные жабры». Преимущества его оказались очевидны. Он автономен, действие аппарата не ограничено по времени, что само по себе вызвало огромный интерес к разработке. Кроме этого, конструктивно изделие получилось легким и компактным. Аппарат Боделя похож по принципу действия на образец кислородного подводного снаряжения, но в отличие от него отпала необходимость в баллоне с кислородом, а также патроне с химопоглотителем (ХПИ), т.к. в последнем случае для связывания углекислоты использовалась окружающая пловца вода. Сущность предложенного метода заключалась в очистке выдыхаемого воздуха от углекислого газа, выделяемого непосредственно в воду, и наполнении дыхательной смеси кислородом непосредственно из окружающей среды.

Конструктивно аппарат состоит из трубчатого элемента, изготовленного из материала, обладающего хорошей газопроницаемостью. В него подается очищаемый воздух. Из-за разницы парциальных давлений кислорода и углекислого газа в воде и воздухе последний, проходя по трубчатому элементу, насыщается кислородом, растворенным в воде. В это время углекислый газ переходит из воздуха в воду. Бодель не раскрыл секрет своего изобретения в способе повышения давления выдыхаемого воздуха и его автоматической регулировки с увеличением глубины. Несмотря на появление совершенно новой конструкции и принципа дыхания, заложенных в аппарат Боделя, по неизвестным причинам он так и не составил конкуренцию аквалангу. Модернизация и разработка последнего активно шла во всех странах мира.

Появились однобаллонные, трех-, четырехбаллонные акваланги. Технический дайвинг потребовал оснащения человека под водой дополнительными узлами систем жизнеобеспечения. В схему дыхания вводится принцип раздельной ступени редуцирования. Дыхательный автомат располагается в загубнике акваланга — вторая ступень регулятора. Первой ступенью регулятора является редуктор. Он предназначен понижать давление воздуха в баллоне аппарата от максимального значения (150—300 атм) до установочного по техническим условиям конструкции (6—8 атм). Широкую популярность в мире получили однобаллонные аппараты с повышенной емкостью: 12, 15, 18 литров и давлением до 300 атм (30 мПа).

Для зарядки аквалангов стали применять специальную смесь с повышенным содержанием кислорода типа «NITROX». При пользовании подобными аппаратами возникла необходимость коррекции режима декомпрессии, а также строгого учета возрастания его парциального давления с увеличением глубины погружения. Оно должно быть не более 1,6 атм. Это связано с тем, что содержание кислорода в смеси «NITROX» составляет до 40% (в обычном воздухе его находится 21%). Однако наиболее часто используется обогащенный кислородом воздух на 32% (EANx 32) и 36% (EANx 36). Кроме этого ограничение по глубине погружения на «NITROX» связано с тем, что на ее значении более 66 метров может наступить кислородное отравление, так как уровень токсичности кислорода становится опасен для жизни водолаза. У некоторых специалистов вызывает беспокойство пожароопасность оборудования, работающего на «NITROX» в силу повышенного содержания кислорода в дыхательной смеси.

Таким образом, для продолжительного спуска на большие глубины возникла необходимость частично заменить кислород и азот в дыхательной смеси на другой газ. Им стал нейтральный гелий, который обеспечил безопасность погружения на 120 метров, а сама смесь называется «ТРИМИКС». Но и здесь возникла проблема. На больших глубинах при применении смеси возникает мало изученное явление синдрома высокого давления (СВД). Собственно содержание гелия в «ТРИМИКС» зависит от глубины погружения. В связи с этим разработана линейка специальных смесей, применяемых в спусках под воду.

Разработка новых технологий позволила успешно решить и вопрос антикоррозийного покрытия легированной стали, из которой, как правило, изготавливаются баллоны дыхательных аппаратов. Началось использование для них более легких материалов — алюминиевых сплавов, стеклопластика. В последнем случае удалось добиться снижения веса акваланга на 50%. В конце 60-х годов XX века баллоны из однонаправленного стеклопластика были изготовлены в СССР (B.C. Гуменюк, Б.Л. Бигула — Киев). Во время испытаний они разрушились при давлении воздуха более 420 атм (42 мПа), что явилось высоким показателем. В других компонентах подводного снаряжения вместо резины стал применяться силикон, обладающий более высокими эксплутационными характеристиками. В практику погружений под воду введено обязательное использование компенсаторов плавучести, специальных электронных приборов, микрокомпьютерной техники, оборудования типа «водолазный мозг».

В течение последующих десятилетий конца второй половины XX века в СССР создана серия отечественных воздушно-дыхательных аппаратов с открытой схемой дыхания и раздельными ступенями редуцирования. Конструктор А.И. Гнамм (соавторы: В. Прокудин Д.Р. Димант, А.В. Кожнев, И.Я. Землянский, А.П. Дахно, В.Ф. Прокудин и др.) изготовил легководолазный аппарат «Украина-2». Как и его предшественник под тем же названием — «Украина», — акваланг получил большое распространение в подводном спорте (изготовитель Луганский завод горноспасательной техники, совр. ОАО «Завод горноспасательной техники «Горизонт»). Всего было выпущено около 50 000 аквалангов «Украина». Из них 1500 аппаратов поставлено на экспорт. «Украина» была одним из самых популярных советских аквалангов в 60-х годах XX века. С его помощью миллионы соотечественников открыли для себя подводный мир. Технические возможности акваланга позволили отечественным спортсменам-подводникам установить десятки всесоюзных и 22 мировых рекорда.

На базе модификации «Украины-2» (выпускался с выносным манометром высокого давления и без него) был разработан шланговый аппарат «АСВ», затем его автономный вариант — «Юнга», предназначенный для начального обучения подводному плаванию и выполнению несложных технических работ под водой. Позже разработан акваланг «Украина-3».

В 80-х годах XX века появилось семейство нового типа аквалангов АВМ с раздельными ступенями редуцирования, как в автономном варианте исполнения, так и смешанном — возможностью использовать шланговое оборудование. Это аппараты: АВМ-5, АВМ-6, АВМ-7 и АВМ-7с, АВМ-8, АВМ-9, «Подводник-2», АВМ-12—1. Акваланг АВМ-5, применение которого возможно как в шланговом, так и автономном варианте, стал основным видом легководолазного снаряжения с открытой схемой дыхания в ВМФ СССР, а потом России и стран СНГ. На вооружение спецподразделений флота поступила его модификация АВМ-5АМ. Аппарат имел антимагнитное исполнение, баллоны емкостью 2x10 л, которые были изготовлены из нержавеющей стали, имели рабочее давление 150 атм (15 мПа) и были покрыты стеклотканью. В 90-х годах XX века АВМ-5 снят с производства.

В 1984 году отечественными специалистами разработан аппарат АВД-10. Он предназначен для аварийно-спасательных работ на глубинах до 20 метров в условиях низких температур. Совместно с АВД-10 используется индивидуальный гидрокостюм, имеющий автоматическую систему подогрева. Несколько позже в серию запущен воздушно-дыхательный аппарат АВП-1 (1988) предназначенный для обеспечения дыхания человека в условиях, наоборот, высоких температур. Учитывая данное обстоятельство, в комплекте с ним используется термостойкий костюм типа ТСК-75.

В начале 70-х годов XX века в СССР на базе Харьковского физико-технического института низких температур создан новый тип автономного дыхательного устройства — криогенный дыхательный аппарат с открытой схемой дыхания АК-3 (авторские свидетельства №478489, 503152, 505141). Он предназначался для работы на глубинах до 45 метров с использованием сжиженного воздуха или воздушно-кислородной смеси, которая сохранялась при температуре —140°С в сосудах Дьюара. АК-3 был изготовлен из нержавеющего, немагнитного материала. Запас жидкой дыхательной смеси позволял находиться под водой почти в четыре раза дольше, чем при использовании сжатого воздуха, и составлял 6900 литров при пересчете на газовое состояние.

По мнению разработчиков АК-3, проведенные испытания аппарата в барокамере с имитацией глубины 60 метров в пресной и морской воде с экспозицией ее величины 45 метров и при температурах 0—24°С показали его значительные преимущества перед аквалангом. Несомненно, перспективная разработка криогенного дыхательного аппарата не получила дальнейшее развитие, хотя представляла интерес и с точки зрения боевого подводного плавания. Его антимагнитная конструкция и большое время экспозиции под водой позволяли эффективно осуществлять противоминные работы. Относительная сложность устройства АК-3 и, видимо, трудоемкость обслуживания стали причиной исключения аппарата из перечня серийных моделей. Отечественные специалисты продолжали совершенствование автономных дыхательных систем жизнеобеспечения под водой традиционной конструкции на сжатом воздухе. Однако, несмотря на их надежность, советские акваланги заметно уступали зарубежным образцам в области дизайна, оперативного введения в их конструкции новых композиционных материалов и ноу-хау разработок. Впрочем, это касалось и ряда других видов отечественного подводного снаряжения.

В то же время за рубежом были созданы и быстро развили успех в разработке различных видов водолазного оборудования десятки фирм, из перечня которых сразу выделились лидеры: Spiro, Sporasub, Beuchat, Tusa, Agualung, U.S. Divers, Scubapro. С начала 90-х годов XX века их изделия заполнили рынки государств бывшего СССР и Восточной Европы, пользуясь спросом не только у любителей подводного плавания, но и у профессионалов. И все же, несмотря на широкое распространение акваланга во всех сферах подводной деятельности человека, ведущие зарубежные фирмы продолжали разработку более перспективного вида автономного снаряжения с закрытой или полузамкнутой схемой дыхания. Наконец, именно это оборудование более всего интересовало военных специалистов в области использования боевых пловцов и подводных диверсантов.

Автономное водолазное кислородное снаряжение с замкнутой схемой дыхания теоретически позволяло использовать 100% запаса кислорода. Но последний взрывоопасен при соединении с маслом, а под высоким давлением нес патологическую угрозу здоровью человека. Данное явление впервые было обосновано в докладе Поля Бэра, сделанном им во Французской академии наук в феврале 1873 года. Оно получило название «эффект Поля Бэра», или гипероксии. Его симптомами является усиленное потоотделение, тошнота, расстройство зрения, судороги, потеря сознания и смерть. Поэтому в силу токсичности кислорода при его давлении около 1,7 атм данное оборудование используют, как правило, на глубинах не более 20 метров. На больших ее значениях у человека возникает тяжелое поражение—кислородное отравление, получившее в патофизиологии название «эффекта Лоррена-Смита». Учитывая данное обстоятельство, были разработаны нормы безопасности при дыхании чистым кислородом Причем за рубежом они гораздо жестче, чем в отечественном ВМФ. В американском военном флоте, например, парциальное давление кислорода, работающего в аппарате, принято считать рекомендуемым величине 1,6 атм, тогда как в российском оборудовании подобного типа — 3,0 атм. К отечественным разработкам автономного кислородно-регенеративного снаряжения относятся модели аппаратов типа ИДА. За рубежом их называют рециркуляционными (rebreathers).

В ИДА-51, ИДА-57, ИДА-59, ИДА-64 для дыхания применяется чистый кислород с последующей его регенерацией через химический поглотитель по замкнутому циклу. Кроме этого типа снаряжения существуют еще три: аппараты полузамкнутого режима работы, функционирующие на предварительно приготовленных газовых смесях, аппараты полузамкнутого типа, действующие на газовых смесях, приготавливаемых самим аппаратом, и аппараты замкнутого цикла, работающие на газовых смесях, приготавливаемых также самим аппаратом. Само снаряжение имеет различные варианты технического исполнения.


Допустимое время работы водолаза под водой при дыхании чистым кислородом

Морские дьяволы

Примечание. При выполнении тяжелой работы на глубинах 10—20 метров необходимо обязательно учитывать индивидуальную предрасположенность водолаза к токсическому действию кислорода.


В снаряжении с замкнутым циклом дыхания, например, в аппарате ИДА-59 может использоваться второй баллон с азотно-гелио-кислородной смесью, и даже дополнительный третий баллон с гелием. Он применяется для выхода с аварийной подводной лодки на глубинах более 100 метров (ИСП-60). В качестве регенеративного вещества для этих аппаратов, как правило, используется гранулированный известковый химический поглотитель (ХПИ-ГОСТ 6755—53) или вещество О-3. ХПИ представляет собой зерна размером 2,5—5,5 мм.

Один килограмм ХПИ способен связать около 100 литров углекислого газа. Данные конструкции дыхательного снаряжения более экономичны и перспективны. В ряде аппаратов с замкнутым циклом дыхания используются и другие специальные регенеративные вещества, которые не только поглощают, но и выделяют кислород (вещество О-3).

 Наиболее приемлемыми в военном деле принято считать автономное снаряжение с закрытой схемой дыхания и автоматической регулировкой состава дыхательной смеси. Оно экономично, позволяет сравнительно длительное время работать на большом диапазоне глубин без демаскирующих признаков. В различное время боевыми советскими пловцами и подводными диверсантами использовались аппараты специального назначения: ИДА-63, ИДА-64, ЛВЧ-57, ИДА-57, ИДА-59П, ИДА-85, АДА-61, ИДА-74, ТП, АКА-60, ИДА-66 и другие. Из отечественного снаряжения подобного типа в боевом подводном плавании в 90-х годах XX века наибольшее распространение получил аппарат ИДА-71, входящий в комплект оборудования СЛВИ-71.

Разновидностью снаряжения с замкнутым циклом дыхания являются аппараты с полузамкнутым режимом работы. Их используют на глубинах 60—100 и более метров. Дыхание осуществляется по схеме: газ из баллона подается через дюзу и блок с химическим поглотителем, потом в дыхательный мешок, а оттуда при вдохе в легкие человека. Во время выдоха газовая смесь вновь проходит через химический поглотитель, где происходит ее очистка от углекислого газа, и поступает в дыхательный мешок. Туда же подается дыхательная смесь из баллона. Ее избыток стравливается в окружающую пловца водную среду. Выравнивание давления в дыхательном мешке с окружающим осуществляется с помощью байпаса, а парциальное давление кислорода поддерживается в пределах 0,02—0,12 мПа.

Конструктивно в аппараты это типа могут входить весьма сложные узлы. Это различного рода программные устройства, автоматически регулирующие оптимальный состав газовой смеси в соответствии с глубиной погружения, датчики кислорода и дыхательной смеси, исполнительные механизмы, поддерживающие ее состав на заданном уровне. Разработка, модернизация дыхательных аппаратов полузамкнутого типа — предмет постоянной заботы отечественных и зарубежных производителей («Дженерал Электрик», «Биомарин», «Бекман Инструменте», «Драгер»).

Большой популярностью за рубежом пользуется аппарат, выпускаемый с 1996 года немецкой фирмой «DRAEGER» модели «ATLANTIS» (модификация — «Dolphin»), работающий на предварительно приготовленной газовой смеси. Его применяют не только боевые пловцы спецподразделений, но и любители подводного плавания. Эта же фирма производит аппарат с полузамкнутым циклом дыхания модели М-100М, в котором используется механизм автоматической коррекции газовой смеси. В государствах Юго-Восточной Азии широко распространен аппарат типа «FIENO» японской фирмы «GRAND BLEU», действующий на предварительно подготовленной газовой смеси, однако дальнейшее его производство находится под вопросом.

Среди различных зарубежных моделей аппаратов, работающих по замкнутому циклу дыхания с автоматическим механизмом коррекции дыхательной газовой смеси, можно выделить новейшую разработку известной шотландской фирмы «DIVEX» — «STEALH». Аппарат рассчитан на глубину погружения около 100 метров. Его дисплей позволяет контролировать текущее среднее парциальное давление кислорода в диапазоне глубин, время погружения, давление кислорода и компонента в баллонах, степень разряженности аккумуляторов, используется система аварийной сигнализации.

Заметный интерес у специалистов вызывает аппарат «МК-5Р», работающий по замкнутой схеме дыхания и имеющий трижды дублированную систему электроники, автоматически поддерживающую парциальное давление кислорода в дыхательной смеси. По американским данным, этот ребризер является одним из самых совершенных в современной водолазной технике, при создании которого было получено несколько уникальных патентов. Достаточно отметить, что в нем успешно проведено 24-часовое непрерывное погружение! Видимо, оно являлось рекламным, так как по техническим характеристикам аппарата время пребывания с ним под водой составляет примерно 12 часов.

Среди подводных пловцов, выбирающих снаряжение в строгом соответствии «цена—качество», получил известность ребризер «Azimunh». От других конструкций профильных аппаратов его отличает наличие двух баллонов с газом—основного и резервного. Система обеспечения дыхания пловца может осуществляться по открытому циклу и полузамкнутому. Выпускается аппарат, работающий на нитроксе и с использованием гелио-кислородных смесей. В последнем случае возможно погружение до 120 метров. Чаще всего данная модель дыхательного аппарата применяется с полузамкнутым циклом дыхания. В этом случае глубина погружения достигает 30 метров, а время пребывания под водой около 2 часов 30 минут. Вес комплекта на поверхности равен 27 кг (в воде нейтрален). Важной особенностью ребризера является значительная плавучесть жилета, достигающая 25 кг. Аппарат может быть использован террористами при выполнении профильных задач.

Некоторые конструкторы дыхательных аппаратов специализируются в разработке легких и сверхлегких приборов, имеющих двойное назначение. Они пока не получили широкого распространения, но являются перспективными

В Японии создан оригинальный малогабаритный дыхательный аппарат весом,. 1,8 кг (в воде — 0,5 кг). Это новое направление в создании устройства, обеспечивающего дыхание под водой, сразу привлекло внимание специалистов многих стран и частных производителей В конструкцию аппарата введены два легко заменяющихся баллончика объемом 50 см куб, и рабочим давлением кислорода 190 атм (19 мПа). После использования баллончиков их можно заменить в специализированных магазинах.

В конструкцию дыхательного аппарата включен патрон, содержащий регенеративное вещество весом 170 грамм Оно очищает выдыхаемый человеком воздух от углекислого газа и выделяет кислород. Патрон также можно заменять на новый, как и баллончики. Опытные погружения определили условия эксплуатации аппарата: на глубине около 5 метров его работоспособность ограничена примерно 10 минутами. Данные показания являются относительными, так как продолжительность пребывания под водой зависит от физическою состояния человека, легочной вентиляции, температуры окружающей среды, опыта и возможности замены баллончиков и патрона поглотителя не выходя на берег.

Малые габариты и вес, простота обслуживания и невысокая цена привлекут внимание к дыхательному аппарату многих неискушенных людей, не ставящих перед собой серьезных целей в подводном плавании. Однако, учитывая более высокий уровень маскировки работы аппарата, чем у акваланга, малые габариты (300 x 300 x 80 мм) и массу, он пригоден для скрытого переноса и может быть использован при диверсионной и террористической деятельности, главным образом на пресноводных водоемах.

На конец 90-х годов XX века существовало более 60 серийных моделей водолазного снаряжения, работающего по замкнутому или полузамкнутому циклу дыхания. Многие аппараты продолжают выпускаться в модернизированном варианте. В них используется кислород, гелиокислородная смесь, реже азотно-гелио-кислородная. Дыхательные аппараты замкнутого и полузамкнутого цикла размещаются, на спине или груди подводного пловца. Несмотря на применение отдельных образцов подобного снаряжения в дайвинге, значительного распространения оно пока не получило в виду высокой стоимости, сложности устройства и его обслуживания, необходимости специальной, дорогостоящей подготовки. Чаще данное оборудование используется при выполнении специфических задач под водой, когда необходимы работы на больших глубинах или в особых условиях, а нередко исходя из обоих указанных соображений. Подводные диверсанты и боевые пловцы часто действуют на гораздо меньших значениях глубин.


Исходя из необходимости опробования новых технологий и исследования особенностей поведения организма человека во время пребывания под водой и в замкнутом пространстве, с 1962 года начались работы по созданию подводных стационарных лабораторий. Огромный интерес к экспериментам проявили военные ведомства ряда ведущих морских держав. Были рассмотрены и профинансированы некоторые проекты, имеющие большое значение для боевого подводного плавания.

Первым успешно испытал подводное убежище американский инженер Эдвин Линк. Постепенно им были «обжиты» глубины от 10 до 60 метров. «Несмотря на некоторую тесноту, условия жизни в подводном домике совсем неплохие: светло, тепло, а это главное. Энергия для отопления и освещения подается по кабелю с обслуживающего судна. Оттуда по шлангам непрерывной струйкой поступает сжатый в семь раз плотнее обычного — искусственный воздух (глубина 60 метров. — А.Ч.). В нем 94,6 процента гелия и 3,6 процента кислорода. Можно поговорить по телефону с надводными наблюдателями, поделиться своими впечатлениями. Правда, от телефона вскоре пришлось отказаться. В сгущенном гелиевом воздухе на большой глубине речь человека становится нечленораздельной...». Исследователь пробыл в подводном жилище 92 часа 32 минуты.

После удачного эксперимента Линка начался настоящий бум Подводные дома строит Жак-Ив Кусто («Диоген», Марсельская бухта, 1962 г., «Морская звезда», дно коралловой лагуны Шааб-Руми — Красное море, 1963 г., «Преконтинент-2» («Ракета»), 1965 г., «Преконтинент-3», глубина 110 метров у мыса Ферра), снова Эдвин Линк с двумя помощниками. Он первый преодолел 100-метровую глубину (Багамские острова, Атлантический океан, 1964 г.). В июле 1964 года приступили к обживанию подводного дома, установленного на вершине вулкана (26 миль юго-западнее Бермудских островов), первооткрыватель «эффекта насыщения» Джордж Бонд и четверо его коллег. В 60-х годах XX века эксплуатировались под водой лаборатории «Глокэс» (Англия), «Ихтиандр-66» (СССР), «Гидролаб» (США), «Гидролаб» (Куба, Чехословакия), «Медуза-1» (Польша), «Пермон-3» (Чехословакия), «Хеброс» (Болгария)... В 1962—1969 годах под водой работали 30 подводных домов-лабораторий, была проделана огромная научно-техническая работа, проведены уникальные опыты практически во всех областях жизни человека под водой.

В 1965 году на глубину 61 метр установлен «Силэб-2»—наиболее совершенная станция 60-х годов XX века. В ней поселились 10 американских акванавтов во главе с космонавтом Скоттом Карпентером Впервые при обеспечении жизнедеятельности лаборатории и AM проведения экспериментов в интересах военных специалистов к работам был привлечен дельфин Таффи (вес 120 кг, длина тела 2,1 м), которого тренировал Росс. Животное выполняло задачу защиты акванавтов от хищников во время их выхода из подводного дома Таффи доставлял спасательные концы аквалангистам, переправлял послания с обеспечивающего судна и почту, тяжелые запасные части (дельфин мог транспортировать контейнеры весом до 360 кг), инструменты, продовольствие, нырял на глубины до 180 метров, длительное время работал в открытом море на удалении от берега 2—3 км. За заслуги дельфин был официально избран почетным членом Ассоциации почтовых работников США.

Кроме Таффи в эксперименте принимали участие морские львы Сэм и Сюзи. Но это были не специально подготовленные животные, а «аборигены», как их называли акванавты. Любопытство львов оказалось столь велико, что они не уплывали от подводного дома далее ночью. Мирно засыпали рядом с его корпусом и наутро с удовольствием работали с биологами, пытавшимися их приручить. Животные оказались сообразительными. Например, Сэм очень быстро научился следовать за подающим сигналы водолазом. Он близко подпускал к себе людей, разрешал дотрагиваться, заныривал во входную шахту подводного дома и вдыхал гелио-кислородную смесь. Важность данного эксперимента заключалась в том, что дикое животное самостоятельно пошло на контакт с человеком, проявило желание работать сними могло в любое время уплыть в открытый океан, но не делало этого.

При проведении работ на более совершенной станции «Силэб-3» планировалось продолжить эксперименты с использованием морских животных. Но в процессе эксперимента погиб акванавт, и испытания пришлось прервать.

В 1968 году в Германии приступил к работе первый немецкий подводный дом-лаборатория «Гельголанд». Это оказался наиболее длительный в мире проект, продолжавшийся до конца 70-х годов XX века. В Советском Союзе тагоке было проведено несколько экспериментов по изучению жизни человека в подводных стационарных сооружениях. Последовательно реализованы проекты: «Спрут», «Садко», «Черномор-1», «Черномор-2» и «Черномор-2М». Особенности жизнедеятельности человеческого организма под водой в условиях повышенного давления и ограниченной среды обитания продолжали интересовать ученых самых разных профессий и военных специалистов.

Значительный вклад в дело освоения морских глубин внесли советские патофизиологи, психологи, врачи и водолазы. Данное обстоятельство особенно важно подчеркнуть, так как многие десятилетия XX века достижения отечественных специалистов и водолазов в покорении глубин широко не освещались. В значительной степени это было связано с закрытостью информации. Одной из первых работ, приоткрывших завесу тайны над направлениями развития отечественного водолазного дела, стала книга контр-адмирала Н.П. Чикера «Служба особого назначения» (М., Изд. ДОСААФ. 1975 г.). Наконец, именно закрытость информации в бывшем СССР относительно отечественных достижений по проникновению человека на максимальные глубины нанесла стране существенный моральный ущерб, ибо позволила соответствующим специалистам на Западе причислять себя к лидерам по ряду направлений в этом вопросе.

Наиболее активно кампания была развернута в декабре 1962 года, когда швейцарский математик, профессор Цюрихского университета Ганс Келлер совершил погружение в Калифорнийском заливе на глубину 311 метров. При этом его напарник — английский журналист Петер Смолл, основатель Британского подводного клуба, погиб. Не вернулся на поверхность моря и аквалангист Крис Уиттекер, пытавшийся прийти коллегам на помощь. Состав газовых смесей, применявшихся при погружении, был засекречен. Сам Г. Келлер самоуверенно заявил: «…Моя цель достичь тысячеметровой глубины». XX век закончился, а мечта эта так и не сбылась.

Коснемся штрихом достижения отечественных специалистов в области покорения глубин. Назовем имена людей, которыми по праву можем гордиться.

1932 год. В обычном вентилируемом снаряжении, на основе эпроновских методик и по таблицам декомпрессии, разработанными Л.А. Белецким и К.А. Павловским, водолаз А.Д. Разуваев опустился на рекордную по тем временам глубину —100 метров.

1935  год. И.Т. Чертан, Н.А. Максимец, В.Г. Хмельник покорили 110-метровый рубеж.

1936 год. И.Т. Чертан, П.К. Спач опустились на 117 метров.

1937  год, В.М. Медведев установил ошеломляющий рекорд — 150 метров (по другим данным — 126 метров). Даже подводные лодки не решались в то время погружаться на такие глубины.

1938—1939 годы. Рекорд В.М. Медведева повторили В.Е. Соколов, Н.Н. Солнцев, Б.А. Иванов, Л.Ф. Кобзарь, Н.Н. Выскребенцев.

1938 год. Используя гелиокс, В.Е. Соколов, Н.Н. Солнцев, Б.А. Иванов, Л.Ф. Кобзарь, Н.Н. Выскребенцев покорили глубину 157 метров. Спусками руководили начальник балаклавской водолазной школы, человек-легенда, почетный гражданин Балаклавы Ф.А. Шпакович и главный врач ЭПРОНа К.А. Павловский.

1939—1940 годы. Намного опередив зарубежных специалистов, эпроновцы опустились на глубину около 200 метров. Даже на современном уровне водолазного дела — это незаурядная задача. Огромная заслуга в ее решении принадлежит академику Л.А. Орбели и созданной им школе водолазной медицины. В 1939 году в ВМА им С.М. Кирова под руководством ученого проводились имитационные спуски водолазов с использованием ГКС. В результате достигнута глубина 157 метров. И только в 1945 году в США было создано гелиево-кислородное снаряжение, позволившее американцам погрузиться на глубину 160 метров.

1949 год. Создано глубоководное водолазное снаряжение ГК-300. Разработаны режимы декомпрессии при подъеме водолазов с глубин около 200 метров. В 1950 году ГК-300 под наименованием ГКС-ЗМ официально принято на вооружение ВМФ СССР.

1951 год. Освоена рабочая глубина 200 метров.

1956 год. На шесть лет, опередив Г. Келлера, отечественные специалисты и водолазы без рекламной шумихи покорили глубину 300 метров! В рекордном погружении с использованием системы ГКС-ЗМ участвовали П.Я. Порожавский, B.C. Шалаев, А.Л. Ковалевский, А.Д. Лимбендс и другие. Это был фантастический прорыв в истории освоения глубин, однозначно подтвердивший высокий уровень водолазного дела в бывшем СССР. За создание систеллы ГКС-ЗМ группе специалистов ВМФ СССР присуждена Государственная премия (А.Ф. Маурер, С.Е. Буленков, З.С. Гусинский, Н.Т. Коваль, И.А. Александров, Н.А. Максимихин, И.И. Выскребенцев). Для обеспечения спусков на большие глубины понадобилась разработка и строительство кораблей соответствующего класса (пр.527 (527М), 532 (532А), 530, 537, ГКВ-10471).

Пройдут десятилетия, и в середине 90-х годов XX века в одном из институтов ВМФ будет проведен уникальный эксперимент, не имеющий аналогов в мире. Капитан 1-го ранга А. Храмов погрузился на глубину 500 метров, проведя в барокамере под давлением 50 атм (5 мПа). 12 суток. Находясь в непростых условиях функционирования человеческого организма, офицер регулярно погружался в гидротанк (отсек, заполненный водой). Эксперимент проводился в интересах снятия патофизиологами показаний физического состояния человека и испытания специального водолазного снаряжения. По окончании эксперимента декомпрессия испытуемого водолаза длилась в течение 23 суток!

За профессиональный и человеческий подвиг А. Храмов был удостоен звания Героя России.


Наш экскурс в историю и современность, в краткой форме затрагивающий развитие индивидуальных средств жизнеобеспечения под водой, вряд ли можно закончить, не коснувшись старой мечты человека жить в водной среде как рыба. Более полувека большие коллективы специалистов различного направления работают над этим вопросом, но их исследования являются, как правило, секретными. В 1962 году, выступая на Лондонском конгрессе КМАС, Жак-Ив Кусто высказал смелую мысль о том, что сказка о человеке-амфибии может стать былью. По его мнению, «человек-подводный» не будет нуждаться в воздухе или его смесях. Легкие заполнит жидкий пластик, а кислород, необходимый для дыхания, он сможет добывать из воды с помощью искусственных жабр или устройства заменяющего их.

Вскоре все человечество облетела весть, что материал, способный подтолкнуть решение фантастической задачи, создан фирмой «Транспарент Пейпер» и применен на практике Вольтером Роббом На пресс-конференции в аудитории исследовательского центра фирмы «Дженерал электрик» ученый продемонстрировал пораженным зрителям опыт. В сосуд с водой был помещен куб сделанный из гибкой пленки, внутрь которого ассистенты Робба посадили хомяка. Стенки маленького подводного домика пропускали только кислород, а углекислый газ диффундировал в обратную сторону.

Увлеченные идеей создания «человека подводного» предприняли попытку приблизиться к решению проблемы жизни под водой и отечественные ученые. В одном из сибирских институтов человек целый месяц прожил в изолированной кабине Кислород для дыхания поставляла пресноводная одноклеточная водоросль хлорелла. Успешные опыты с животными в этой области провели киевские ученые В. Козак, М. Иродов, В. Демченко. Они поместили белую мышь в сосуд с водой, где было растворено не менее 15% кислорода, и установили его под давление 6—8 атм (0,6—0,8 мПа). И мышь... задышала водой без искусственного вмешательства.

А в конце 60-х годов XX века произошел существенный прорыв в области создания «человеко-рыбы». Американский акванавт Френсис Фалейчик в течение 4 часов дышал жидкой средой, обогащенной кислородом! За рубежом предприняли попытки заставить животных дышать под водой голландский физиолог профессор Лейденского университета доктор Иоганнес Кильстра, американец Лампьер и физиолог профессор Лундтского университета Лундгрен.

И. Кильстра приступил к невероятным опытам еще в 1959 году. Он заполнял легкие собаки раствором, близким по составу изотоническому, т.е. содержащему ту же концентрацию солей, что и кровь, но не оказывающего разрушающего воздействия на альвеолы. Далеко не все эксперименты закончились удачными. Тем не менее ряд фаз опытов сопровождался достаточно хорошим состоянием собаки, что позволяло говорить о необходимости дальнейших исследований в этой области, что воодушевило ученого. Поэтому в середине 70-х годов XX века он приступил к экспериментам над людьми. Первоначально Кильстра заполнил испытуемому человеку только одно легкое раствором солей, а затем полагал сделать это и с другим легким.

Говоря об этих уникальных опытах, раскрывающих необыкновенные способности человека, следует отметить, что все они были связаны не с глубоководными погружениями и исследованием способности землян жить под водой. Прежде всего, они выполнялись в интересах разработки терапевтических методов лечения хронических заболеваний дыхательных путей человека. Однако ничто не мешает использовать исследования в интересах развития теории и практики жизни человека под водой. Но в данном случае неизбежно оперативное вмешательство в его организм. В этом случае возникает не только физиологический барьер, но и психологический. Моральный аспект проблемы может оказаться не менее сложным.

Известный французский исследователь океана Клод Риффо по этому поводу осторожно заметил: «Самое же главное — человек после такой операции никогда не сможет дышать на поверхности». Конечно, трудно взять на себя смелость сказать, как поступят люди через полвека или через столетие. Но как ни стремителен был ход прогресса, вряд ли люди согласятся оплатить приспособление к среде такой ценой. Человек так и не стал птицей, хотя после полета Икара прошли тысячелетия. И вряд ли наши правнуки превратятся в рыб».

Тем не менее попытки заставить человека дышать под водой без специальных аппаратов с запасом дыхательной смеси продолжались.

Инженер Вальдемар Эйрес (США) создал искусственные жабры, потратив на это около 10 лет. Используя оригинальный аппарат, он почти час находился под водой у поверхности, проводя эксперименты рядом с побережьем одного из нью-йоркских пляжей. Чуть позже соотечественники Вальдемара Эйреса из американского морского Биохимического центра—Джозеф и Целия Бонавертура—разработали конструкцию искусственных жабр, которые могли извлекать кислород из морской воды. Принципиальной особенностью аппарата являлось использование гемоглобина, которым пропитывалась уретановая губка (она используется при изготовлении мягкой мебели). При прохождении морской воды через нее происходит выделение из губки посредством гемоглобина растворенного кислорода. В последующем, с помощью вакуума или слабого электрического тока, он извлекается из своеобразного фильтра. По мнению специалистов, обладая малыми габаритами и весом, аппарат представлял собой перспективную конструкцию.

Не прекращал размышлять над идеей жизни человека под водой и создатель акваланга Жак-Ив Кусто. «Акваланг — примитивное средство, недостойное современного уровня науки...» — говорил известный исследователь океана. Кусто стал сторонником хирургического варианта превращения человека в «амфибию». Он считал перспективным вживление в его тело миниатюрных дыхательных аппаратов, действующих как искусственные жабры. Через них кислород должен был поступать в кровь, минуя легкие. Последние следовало заполнить нейтральной, не сжимаемой жидкостью, а функциональную деятельность дыхательного центра в головном мозгу затормозить.

В середине 60-х годов XX века ученые начали проводить эксперименты, отчасти подтверждающие гипотезу Кусто. Сотрудники Вестминстерского госпиталя (Лондон) Дю Хойл, С. Фельдман и Д. Блекберн ввели кислород непосредственно в кровь животных, исключив легочное дыхание. Делалось это опосредованно через перекись водорода, один кубический сантиметр которого каждую минуту впрыскивался в аорту кошки. В организме животного перекись водорода постепенно разлагалась на воду и кислород. Количество последнего оказалось вполне достаточно, чтобы полностью «выключить» легкие кошки из процесса легочной вентиляции.

Однако несмотря ни на что, проблем с жизнью человека под водой было и остается очень много. И чем больше ученые углублялись в их разрешение, тем больше возникало вопросов. Думается, что ответы на них обязательно будут найдены. И XXI век станет веком покорения гидрокосмоса человеком-амфибией. А XX век уже остался в истории человечества веком выхода землян в космос

1 мая 2008 года в передаче «Невероятно, но факт» обнародована потрясающая информация. У сына чернобыльского ликвидатора Бондырева родился сын Володя, у которого в возрасте 14 лет... появились жабры. Однажды, когда мальчик заплыл далеко в море у берегов Турции и стал тонуть, они заработали, и ребенок задышал под водой. Специалисты считают это феноменом патологической мутации, наступившей в результате чернобыльской катастрофы (1986). Молодой человек стесняется своих способностей и постоянно носит на шее шарф, скрывая жабры. В прямом эфире он говорил, что может дышать под водой носом и ртом (интервью показало несколько украинских каналов).

Как хочется, чтобы к тому времени, когда человек научится жить под водой, на планете исчезли войны. Ибо величайшее изобретение человечества неизбежно будет поставлено на вооружение военных флотов. Возможности подводных пловцов-диверсантов, разведчиков, минеров несоизмеримо возрастут. Резко расширится спектр их боевого применения. По силам станет возможность выполнения таких операций, о которых сегодня и мечтать трудно. А подводная война приобретет жесткий, бескомпромиссный характер.


ГЛАВА 2

Подводные диверсанты во Второй мировой войне

Намечена цель, и не может быть отмены приказа...

Уолт Уитмен

На огромном пространстве границ, разделяющих десятки государств, развернется трагедия. В смертельной схватке сойдутся десятки миллионов людей. На карту будут поставлены настоящее и будущее многих народов. В этой связи подводная война приобретет особое значение. Данное обстоятельство было обусловлено первым в истории боевых действий на морских театрах активным использованием боевых пловцов и пловцов-диверсантов. Ряд крупных государств, участников войны, последовательно приступят к созданию их засекреченных спецподразделений.

В начале мирового конфликта, кроме вопросов технического их оснащения и подготовки личного состава, возникла серьезная проблема разработки тактики использования нового оружия. Командование военных флотов в ходе непрекращающихся боев на морских театрах вынуждено было методом проб и ошибок искать пути, приемы и способы применения подводных диверсионных сил. Опыта их использования не было. В процессе эволюции подводных диверсионных сил определится круг задач, которые на них возлагались. Они будут универсальны для всех государств-участников военного конфликта, и более подробно на них мы не раз остановимся в процессе изложения главы, основываясь на примерах боевых фактических действий.

В кратком изложении спецподразделения подводных диверсантов предназначались для использования как против групп, так и отдельных кораблей, портовых и гидротехнических сооружений. Их подготовка должна была обеспечить успешные действия как на рейдах ВМБ, так и в портах морских и пресноводных водоемов. В этом смысле командование военных флотов явно поддалось соблазну малой ценой достичь максимальных результатов. И этому были серьезные основания. Уничтожение крупного военного корабля группой специально подготовленных людей позволяет исключить большие потери из состава сил регулярного флота и ВВС, а также организацию дорогостоящей операции. За всем этим просматривался и другой решающий фактор современной войны на море — дефицит времени на принятие и исполнение решения. Подготовить в кратчайшие сроки эффективную диверсионную подводную операцию в ряде случаев более целесообразно, чем крупномасштабную морскую акцию, например, по уничтожению отдельных ударных кораблей и АПЛ.

Наряду с этим военно-морские командования государств серьезным образом станут разрабатывать тактику использования подводных диверсантов по объектам на удалении от водной акватории. В этом случае, используя водолазную подготовку и штатные средства, они выходят из моря или пресноводного водоема, действуя на территории противника как диверсионная группа.

В ходе Второй мировой войны будут сформированы спецподразделения боевых пловцов. В их задачу входило обеспечение противоминных работ, а также уничтожение инженерных и противодесантных заграждений в местах высадки десантов на необорудованное побережье. Данные спецподразделения станут прикрывать стоянки кораблей в национальных ВМБ от подводных диверсантов противника. Исходя из этих задач, разрабатывалась тактика. После разведки побережья осуществлялась высадка подразделений боевых пловцов недалеко от него с последующим уничтожением ими морских противодесантных средств и минных полей противника В проделанные проходы шла первая волна десанта, имеющая цель захват плацдарма для высадки основных сил.

Необходимость использования боевых пловцов в подобных операциях будет подтверждена ходом войны на морских театрах. Неучет их значения, например, приведет к огромным потерям американцев при высадке десанта (ноябрь 1943 г.) на занятый японцами о. Бетио (Тихий океан). Несмотря на тщательную подготовку операции, многосуточный обстрел и бомбардировку маленького острова, площадью всего в одну квадратную милю, потери атакующих оказались 3000 человек убитыми и ранеными. При этом собственное число защитников острова составляло 5000 человек. Одними из главных причин неудачи станет отсутствие точных данных о противодесантных заграждениях японцев и глубинах во время прилива. Эти задачи должны были решить боевые пловцы на предварительном этане операции. Однако они не были использованы, хотя первый их отряд с мая 1943 года действовал в составе ВМФ США.

Просчеты в проведении операции, как и ряда других, будут учтены американским военно-морским командованием. После этого боевые пловцы успешно применялись при высадке десантов в Нормандии (июнь 1944 г.), на острова Окинава, Иводзима, Гуам, Сайпан, Борнео и другие, обеспечив успех, и, несомненно, их действия сохранят жизни многим солдатам и офицерам. В целом боевые пловцы в ходе Второй мировой войны осуществят несколько сотен боевых операций на всех морских и некоторых пресноводных театрах военных действий.

Тактика их использования предполагала действия как небольших групп подводных диверсантов с носителями против отдельных кораблей, так и флотилий в массированном нанесении ударов по скоплениям судов на рейдах и акваториях ВМБ. После выполнения задачи предполагалось возвращение бойцов на базу или выход на берег в районе побережья, занятого собственными войсками, а также территорию противника с последующей переброской через агентурную сеть в свое расположение. В отдельных случаях рекомендовалась сдача в плен. После окончания войны многие подводные диверсанты, освобожденные из заключения, воспользовавшиеся последним способом, будут писать подробные докладные материалы о своих действиях на адрес командования национальных ВМФ.

Но все это впереди. С началом войны насущной проблемой военно-морского командования ряда государств стало создание человекоуправляемой торпеды. По замыслу она должна стать индивидуальным носителем подводных диверсантов.

В обстановке развития военного конфликта, диктовавшего свои условия, времени на разработку фундаментальных проектов не было. Поэтому практически все государства, принимавшие участие во Второй мировой войне и приступившие с ее началом или в ходе к формированию подводных диверсионных сил, базовым изделием для изготовления носителя изберут штатную морскую торпеду.

Особое положение в решении этого вопроса заняли японцы. Их специалисты также на базе отечественной торпеды разработали человекоторпеду, управляемую самоубийцей-камикадзе. Япония станет единственным государством, которое в ходе военного конфликта создаст оружие, не оставляющее надежду диверсантам остаться в живых. А общепризнанными лидерами в деле создания человекоуправляемой торпеды станут итальянцы. Однако история ее разработки и практического, первого применения началась гораздо раньше и связана с периодом Первой мировой войны, о чем кратко уже говорилось в первой главе. Событие незаурядное, поэтому остановимся на нем более подробно.


ИТАЛИЯ

К концу 1918 года итальянцам инженер-капитану 3-го ранга Рафаэле Россети и лейтенанту медицинской службы Рафаэле Паолуччи, удалось создать специально оборудованную торпеду, управление которой осуществлял один человек. Для ее изготовления использован корпус немецкой 510-мм торпеды (длина — 8,2 м, водоизмещение — 1,5 т). Изделие могло передвигаться только в полупогруженном состоянии на скорости около 2 узлов, что обеспечивал двигатель мощностью 40 л. с, приводимый в действие сжатым воздухом. Заряд ВВ торпеды состоял из двух гильз по 170 кг и был снабжен часовым механизмом с задержкой времени до 5 часов, а также мощными магнитами для крепления боеприпасов к днищу корпуса корабля. Видимо, поэтому авторы назвали торпеду «Миньятга» (Пиявка).

Вечером 31.10.1918 года с ее помощью Р. Россети и Р. Паолуччи проникли в австрийскую военно-морскую базу Пола. К 4.30 утра они добрались до стоянки линкоров. Грубо нарушив маскировку, примерно в 5 часов 1 ноября им удалось завести один заряд под днище линкора «Вирибус Унитис», установив часовой механизм на срок срабатывания 1 час.

Второй заряд с временной задержкой часового механизма был оставлен на торпеде, которую Р. Паолуччи положил по течению в дрейф. «Миньятту» отнесло в сторону стоянки вспомогательного крейсера «Вин» (7400 тонн), который после взрыва второго боеприпаса оказался серьезно поврежден.

Но это произойдет позже. Пока же на «Вирибус Унитис» сыграли побудку, подводные диверсанты были обнаружены, так как особо скрывались и были подняты на борт. И тут неожиданно для них выяснилось, что, пока они плыли, Австро-Венгерская империя рухнула и линкор принадлежит уже Югославии, как, собственно, и весь флот. Итальянцам пришлось предупредить командование корабля о том, что он заминирован и необходимо срочно эвакуировать команду. Командир корабля, югослав капитан 1-го ранга В. Вукович, отказался покинуть погибающий линкор, который вскоре после взрыва опрокинулся и затонул.

С этого момента начиналась эпоха в использовании подводных пловцов-диверсантов. Они получили первое эффективное оружие. Окрыленные успехом итальянцы все последующие годы продолжали поиск оптимальной модели человекоуправляемой торпеды. Однако пройдет 17 лет, пока молодые инженеры итальянского военного флота сублейтенант Тезео Тезеи и сублейтенант Элио Тоски разработали и предложат в 1935 году (в январе 1936 г. пройдут успешные испытания) усовершенствованный вариант «Миньятты», получивший название SLC (тихоходная торпеда) или «Майяле» («Поросенок»). При максимальной скорости около 5,5 км/час, обеспечение которой ложилось на мощный электродвигатель с напряжением питания 60 вольт, торпеда позволяла переброску двух пловцов-диверсантов на дальность до 18,5 км Глубина погружения, до которой носитель обеспечивал работоспособность, оказалась 30 метров, что было более чем достаточно практически во всех случаев его применения. Автономность по запасу дыхательной смеси в аппаратах замкнутого цикла боевых пловцов составила шесть часов. Вес ВВ (взрывчатого вещества) постепенно был увеличен с 250 до 300 кг. Часовой механизм обеспечивал задержку срабатывания боеприпаса пять часов.

В 1936 году под руководством капитана 2-го ранга Гонзаго ди Чирелло организована подготовка экипажей для новой человекоуправляемой торпеды «Майяле». Схема расположения на ней боевых пловцов была выбрана продольная. В последующем она стала классической. Подводные диверсанты в костюмах с кислородными аппаратами располагались на носителе верхом друг за другом. Впереди находился водитель. Управление осуществлялось по компасу. Работоспособность торпеды контролировалась с помощью манометра давления воздуха в балластных цистернах, амперметра и вольтметра, позволявших отслеживать степень зарядки аккумуляторов, состоявших из 80 гальванических элементов. Изменение скорости движения регулировалось (три скорости вперед, одна назад) с помощью шагового реостата, помещенного в герметичный корпус.

Параллельно с разработкой человекоуправляемой торпеды итальянцы реализовали идею русского самородка Никонова относительно доставки носителей и боевых пловцов к месту операции с помощью подводных лодок (ПЛ «Ириде», «Амбра» — тип «Перла», «Гондар», «Шире» — тип «Адуа», «Гронго», «Мурена» — тип «Флутто»). В последующем этот вариант использования подводных диверсантов станет классическим, получив распространение на многих флотах мира

С началом войны координация всех действий, вопросов снабжения, обеспечения подготовки подводных диверсантов возложена в Италии на специальную флотилию штурмовых средств — 10-ю флотилию MAC Она была создана в 1936 году. На вооружении подразделения состояли подводные лодки-носители, человекоуправляемые торпеды, взрывающиеся катера МТМ. Командовать соединением было поручено капитану 2-го ранга В. Моккагатта, После его гибели в гавани Ла-Валлеты флотилию возглавил князь В. Боргезе, который самоуверенно заявил: «Имея управляемую торпеду и взрывающийся катер, итальянский флот, и только он один, владеет средствами, которые могли бы при внезапном и массовом применении их одновременно в различных портах принести Италии весьма ощутимую победу в самом начале военных действий. Эта победа уравняла бы потенциальные возможности противостоящих флотов...»

Однако август, сентябрь 1940 года принес первые неудачи. Недалеко от Египта англичанам удалось потопить итальянскую подводную лодку «Гондар» с человекоуправляемыми торпедами. Их пилоты попали в плен. Среди них оказался один из изобретателей нового оружия — капитан-лейтенант Тоски.

Октябрь 1940 года — Гибралтар. Опять неудача Подводная лодка под командованием В. Боргезе на удалении от гавани в 4 мили выпустила три человекоуправляемых торпеды с экипажами. Одна вышла из строя, не дойдя до цели, уже преодолев два боновых заграждения. Оставшиеся торпеды и этого сделать не смогут. Экипаж первого носителя (лейтенант Д. Биринделли, унтер-офицер Д Пакканьини) бросил отказавшую «Майяле», не дойдя 75 ярдов до линкора «Барэм», и был пленен. Вторая торпеда затонула через 30 минут после начала движения. Третья торпеда, после выхода из строя основных и резервного дыхательных аппаратов боевых пловцов (майор Т. Тезеи и сержант А. Педретги), затоплена экипажем Надеждам князя В. Боргезе не суждено было сбыться. Внезапности не получилось. Новое оружие перестало быть секретом для противника, а некоторые его трофейные образцы поступят для изучения в распоряжение боевых английских пловцов 12-й флотилии.

Но Гибралтар оставался неприступным.

Это было связано и с тем, что после первых попыток использования подводных диверсантов Италии на средиземноморском театре военных действий, в 1941 году англичане срочно создали в Гибралтаре специальное подразделение по борьбе с боевыми пловцами противника Его возглавили лейтенанты Бейли и Крэбб. С началом 1941 года более удачными оказались действия флотилии итальянских взрывающихся катеров МТМ, которой командовал капитан 2-го ранга В. Моккагатта.

Около шести часов утра 26.03.1941 года два катера, управляемые Кабрини и Тедески, нанесли серьезные повреждения тяжелому английскому крейсеру «Иорк». Катер унтер-офицера Л. Беккати успешно атаковал норвежский танкер «Периклес» (8324 тонны водоизмещением). Англичане были настолько поражены стремительностью нападения на свои корабли в бухте Суда (остров Астипалая на Додеканезах), что неверно классифицировали его источник, открыв ураганный огонь по воздушным целям. Все водители итальянских катеров МТМ остались живы.

Но через три месяца итальянцев ждало тяжелое поражение. Во время самоубийственной атаки итальянских взрывающихся катеров под командованием капитан-лейтенанта Джоббе и двух человекоуправляемых торпед «Майяле» под руководством майора Тезеи английских кораблей, стоявших в гавани Ла-Валлеты (остров Мальта), 25.07.1941 года произошла трагедия. Погиб второй создатель человекоуправляемой торпеды майор Т. Тезеи и почти все командование 10-й флотилии MAC. Вскоре военное руководство Италии прекратило активное использование катеров МТМ, как и его преемника — MTR. Это стало прерогативой немцев и японцев. А руководство 10-й флотилии MAC основное внимание акцентировало на использовании человекоуправляемых торпед.

20.09.1941 года. В час ночи три человекоуправляемые торпеды покинули подводную лодку «Шире» и взяли курс в сторону рейда Алхесираса. Одной из них (лейтенант Д. Каталано, унтер-офицер Д Джаннони) удалось успешно оторваться от преследования патрульного катера и заминировать вооруженный теплоход «Дурхэм» (10 900 тонн). В 9.16 утра сильный взрыв тяжело повредил судно, и оно выбросилось на берег.

Экипажу второй «Майяле» удалось прорваться в гавань (лейтенант Л. Визинтини, унтер-офицер Д. Магро), но за недостатком времени они отказались от минирования главной цели — авианосца «Арк Ройял». В 4.40 утра экипаж установил заряд под днищем эскадренного танкера «Денбидейл». В 8.43 огромной силы взрыв разорвал пополам корпус корабля. Но разлившаяся нефть не воспламенится, на что рассчитывали итальянские подводные диверсанты.

Экипажу третьей «Майяле» не удалось прорваться в гавань (лейтенант А. Веско, унтер-офицер А. Дзоццоли), и они заминировали небольшой танкер «Фиона Шелл» (2444 тонн), который стоял на рейде. В 8.00 мощный взрыв буквально разломил корпус судна. Князь В. Боргезе мог быть доволен своими людьми. Несмотря на то что намеченные цели диверсии не были достигнуты ввиду сильной охраны военной гавани, все экипажи «Майяле» успешно доберутся до берега и вскоре вернутся в расположение соединения.

Декабрь 1941 года станет триумфом боевых пловцов 10-й флотилии MAC Ночью с 18 на 19 декабря подводная лодка «Шире» доставила к порту Александрия три человекоуправляемые торпеды. Спущенные на воду, они успешно достигли боново-сетевого заграждения у входа в гавань и незамеченными преодолели его. Экипаж первой «Майяле» (лейтенант Л. да Ла Пенне, унтер-офицер Э. Бьянки), несмотря на отказ дыхательного аппарата Бьянки и выход из строя самой торпеды, сумел заминировать английский линкор «Вэлиант», после чего сдался в плен. Вторая «Майяле» (инженер-капитан А. Марселья, унтер-офицер С. Скергат) успешно достигла другого линкора — «Куин Элизабет». Оставаясь незамеченными, боевые пловцы заложили мощный заряд под днище дредноута.

Почти одновременно около 6.20 утра прозвучали два взрыва «Вэлиант» потеряет 167 кв. м носовой части нижних булей и получит другие серьезные повреждения (только в июле 1942 г. закончится ремонт корабля). Еще хуже окажется состояние другого линкора — «Куин Элизабет». Огромной силы взрывом у него было вырвано 502 кв. м двойного дна, и корабль грузно осядет на дно (ремонт закончится в июле 1943 г.). На фоне этой «катастрофы», как назовет английский адмирал Каннигхэм происшедшую трагедию, гибель танкера «Сагона» (7554 тонн), заминированного и подорванного в тот же день экипажем третьей «Майяле» (капитан В. Мартелотта, унтер-офицер М. Марино), как и попутное повреждение взрывом эсминца «Джервис», уже не воспринималась так остро.

Пожалуй, это была наиболее тщательно подготовленная и продуктивная по результатам операция итальянских боевых пловцов за все время Второй мировой войны. Из трех линкоров, подорванных подводными диверсантами в ходе военного конфликта, два были на счету итальянцев. А победа в Александрии, ценой которой станет потеря трех «Майяле» и шести человек из состава 10-й флотилии MAC, резко изменит баланс противостоящих военных флотов на Средиземном море. Но успех не будет закреплен.

После гибели линкоров англичане усилят противодиверсионную деятельность. Поэтому полным провалом закончится последняя атака гавани Александрия боевыми пловцами Италии в мае 1942 года. Тогда они попытались заминировать плавучий док с линкором «Куин Элизабет» и гражданское судно. Все шесть водителей человекоуправляемых торпед были захвачены англичанами в плен. Серия неудач толкает итальянцев на хитрость. Замысел был великолепен по своей простоте и ожидаемой эффективности. В испанском порту Альхесирас (напротив Гибралтара), на интернированном итальянском судне «Ольтерра» они создали тайную базу человекоуправляемых торпед и боевых пловцов «Группы Гамма». Под видом капитального ремонта часть трюмных отсеков корабля было переоборудовано для скрытого выхода и входа носителей в подводном положении. Одновременно с этим против кораблей, стоящих на рейде, продолжали действовать 12 подводных диверсантов «Группы Гамма». Таким образом, противодиверсионное подразделение лейтенанта Крэбба вынуждено было распылять свои действия по прикрытию базы.

Собственно спецподразделение подводных диверсантов «Группа Гамма» было создано В. Боргезе в конце 1941 года Оно предназначалось для совместных действий с экипажами человекоуправляемых торпед «Майяле». На вооружении боевых пловцов-диверсантов находилось легководолазное снаряжение, позволявшее им действовать под водой около часа. Для подразделения были разработаны малые заряды весом 2—3 кг, закрепляемые на поясе подводных диверсантов в количестве 4—5 штук и получившие название «Жучки». Установка боеприпаса осуществлялась к корпусу судна с помощью вакуумных присосок. Был разработан носимый заряд «Ракушка» весом около 4,5 кг. Он имел более надежное магнитное устройство крепления к корпусу корабля.

В ночь с 07 на 08.12.1942 года три «Майяле» ушли в сторону Гибралтара. И опять неудача. Лишь одному водителю торпеды удалось вернуться на базу. Остальные боевые пловцы погибли или были захвачены в плен. Однако 10.12.1942 года итальянцам наконец улыбнется фортуна. На рейде Алжира три «Майяле» и десять боевых пловцов атаковали корабли союзников на якорной стоянке, уничтожив четыре судна общим водоизмещением 22 300 тонн. С сентября 1942 года по август 1943 года подводными диверсантами «Группы Гамма» и экипажами «Майяле» удалось потопить или повредить 11 транспортных судов союзников общим водоизмещением 54 200 тонн.

С лета 1942 года отдельная группировка 10-й флотилии MAC действовала в Крыму против советского Черноморского флота. Для дислокации одного из ее подразделений был выбран мыс Форос, место, расположенное недалеко от современной правительственной дачи «Заря». Место было выбрано исходя из соображений оптимального использования штурмовых катеров на коммуникациях ЧФ, учитывая их небольшую дальность хода. Выгодным с точки зрения маскировки оказался и ландшафт гористого побережья. Главным образом штурмовые катера должны были наносить удары по кораблям ЧФ в ночное время. Планировалось, что каждую ночь в море для этих целей будет также выходить до трех торпедных катеров. Для советского командования появление итальянцев в Крыму не осталось незамеченным.

В короткие сроки с помощью выделенной германским командованием роты была оборудована временная база с устройствами для спуска и подъема катеров. Для прикрытия базы от нападения с воздуха сооружено пять позиций зенитных орудий. К месту дислокации спецподразделение было переброшено из Ла Специи в Симферополь (прибыло 19 мая), а затем на автомобилях к месту дислокации. Организационно они входили в «колонну Мокккагатта», а оперативное управление в целом морскими силами Италии на Черном море осуществлял капитан 2-го ранга Мимбелли.

Остановимся на этом вопросе несколько подробнее. Более всего нас будут интересовать действия итальянских сверхмалых подводных лодок на черноморском театре военных действий. Однако предыстория всех последующих событий была связана главным образом с 14.01.1942 годом. В этот день итальянский адмирал Риккарди подписал с Германией соглашение, в соответствии с которым с весны 1942 года легкие национальные морские силы страны будут привлечены к содействию немецкими ВМС в боевых действиях против советского флота на Ладоге и в Черном море. Предполагалось перебросить на Ладогу четыре торпедных катера MAS под командованием капитана 3-го ранга Бьянкини. На Черном море планировалось разместить 10 катеров MAS, 5 торпедных катеров МТВМ и 5 штурмовых катеров МТМ. Кроме этого на черноморский театр военных действий направлялась эскадра из 6 СМПЛ типа СВ (№ 6—11).

Итальянские сверхмалые ПЛ были погружены на железнодорожные платформы и с 25.04. по 02.05.1942 года переправлены из Ла Специи в Констанцу (Румыния). Там их спустили на воду и в течение месяца ввели в боевой состав. После этого они были переброшены своим ходом в Крым с базированием на порт Ялта. Первая группа итальянских СМПЛ типа СВ прибыла в город из Констанцы 05.06.1942 года (СВ-1 — капитан-лейтенант Лезен д’Астен, СВ-2—лейтенант Руссо, СВ-3 — лейтенант Соррентино). 11 июня в Ялту прибыла вторая группа лодок (СВ-4 — капитан-лейтенант Суриано, СВ-5 — капитан-лейтенант Фаророли, СВ-6 — лейтенант Галлиано).

Вся эскадра итальянских сверхмалых ПЛ была размещена во внутреннем ковше ялтинского порта и тщательно замаскирована. Впрочем, это не помешало дерзко ворвавшимся 13.06.1942 года в порт советским торпедным катерам под командованием К. Кочиева (Д-3, СМ-3) торпедировать СМПЛ СВ-5. Во время этой атаки командир лодки капитан-лейтенант Фаророли погиб. Таким образом, итальянских СМПЛ типа СВ останется в Крыму пять.

Лодки принимали активное участие в боевых действиях против советского Черноморского флота на подступах к Севастополю и потопили, по итальянским данным, подводные лодки С-32 и Щ-203 (V-бис, 1935 года постройки, командир капитан 3-го ранга В.И. Немчинов). В последнем случае это произошло 26.08.1943 года южнее м. Тарханкут. Погибло 45 человек. Всего за время действий сверхмалых ПЛ типа СВ на черноморском театре они совершили 42 похода, потеряв только одну лодку в ялтинском порту. За время боевых действий под Севастополем итальянцы официально потеряли несколько катеров.

09.10.1942 года итальянская 4-я флотилия, в которую входили все СМПЛ и катера на Черном море под командованием уже теперь капитана 1-го ранга Мимбелли, получила приказание о перебазировании на Каспийское море. 01.09.1942 года итальянцы оставили базу на мысе Форос и перебрались в Ялту. 22 сентября они покинули город и своим ходом вскоре прибыли в Мариуполь. Предполагалось, что для перебазирования на Каспий Азовское море должно стать отправной точкой отсчета. В качестве основного места базирования итальянского подразделения была выбрана Махачкала. Но разгром немецких войск под Сталинградом сделает выполнение этого приказа бессмысленным 02.01.1943 года распоряжением адмирала Бартольди все итальянские корабли отзывались с черноморского театра военных действий. В марте 1943 года, преодолев немалые трудности, «колонна Моккагатга», которой командовал Романо, прибыла в Специю. 09.09.1943 года все СМПЛ типа СВ, прибывшие к тому времени в Констанцу, были переданы ВМС Румынии. Однако вернемся несколько назад.

В 1942 году руководство 10-й флотилии MAC активно сотрудничало с немцами в разработке и модернизации средств ведения подводной войны. В 1943 году итальянцы создали управляемый носитель боевых пловцов «SSB». Он транспортировал два заряда ВВ и имел большую глубину погружения, скорость и дальность хода. Экипаж, в отличие от предыдущей модели человекоуправляемой торпеды «SLC» «Майяле», помещался внутри изделия под защитой обтекаемых козырьков. Усовершенствовались и подводные лодки-носители торпед. Одна из них типа «Мурена» могла транспортировать в зону предполагаемой операции четыре контейнера с человекоуправляемыми торпедами. Лодки видоизменялись с целью маскировки, камуфлировались под рыболовные суда.

Капитуляция Италии 03.09.1943 года остановила практические действия 10-й флотилии MAC. Однако опыт ее боевого применения, механизмы разработки операций, наработки в области технического обеспечения уже вводились в подготовку спецподразделений флотов Германии, Англии, США По законам военного времени делалось это быстро, без оглядки на неизбежные в данном случае огромные затраты.


АНГЛИЯ

 Что касается собственных подводных диверсионных сил, то англичане, например, особенно не мудрствовали. Очень быстро они изготовили отечественную человекоуправляемую торпеду, которая стала почти точной копией итальянской. Ее испытания успешно прошли в июне 1942 года в Портсмуте. Носитель получил название Марк-1(Мк-1) «Чериот» («Колесница»). Длина человекоуправляемой торпеды вместе с зарядом ВВ составила 7,62 м, диаметр корпуса — 21 м, скорость максимальная — 4 узла. На скорости 3 узла дальность хода достигла 18 миль, безопасная глубина погружения — 35 футов. Для транспортировки «Чериотов» были переоборудованы подводные лодки британского флота «Тандерболт», «Труппер», «Р-311». С целью подготовки экипажей Мк-1 на севере Шотландии (плавбаза «Титания») создан тренировочный центр под руководством капитана 2-го ранга У.Р. Фелла и Д. Слейдена.

Быстрому успеху англичан в создании нового оружия способствовали сами итальянцы. Кроме того, что во время боевых действий в руки британских спецслужб попали ценные пленные из числа личного состава 10-й флотилии MAC, в сентябре 1943 года англичане захватили и судно-базу итальянских человекоуправляемых торпед «Ольтерра». На ней были обнаружены части носителей. Их оказалось вполне достаточно, чтобы лейтенант Крэбб в кратчайшие сроки собрал и испытал две человекоуправляемые торпеды итальянского производства. В руки англичан попали и две целые торпеды в Гибралтаре и Александрии. Одна оказалась выброшена на берег в бухте Алхесирас.

Подробную информацию о «Майяле» добудет и английская разведка Более того, после капитуляции Италии Крэбб направился в эту страну и привлек к сотрудничеству бывших специалистов 10-й флотилии MAC. С их помощью он собрал ценнейшую информацию о перспективных разработках итальянцев в области подводной диверсионной деятельности, новейших типах присасывающихся мин, мин-сюрпризов, человекоуправляемых носителях и т.д. Но Крэбб пошел еще дальше.

В конце 1943 года он создал итало-английское спецподразделение боевых пловцов под командованием капитана 2-го ранга Э. Форда. В него вошли имевшие огромный практический опыт бывший командир базы человекоуправляемых торпед «Ольтерра» Мускуталли, изобретатель специального легководолазного снаряжения боевых пловцов Беллони, командир подводных диверсантов Волк, водитель носителя де Ла Пение подорвавший линкор «Вэлиент» и другие. В ночь с 21.06. на 22.06.1944 года итальянские «Майяле» и английские «Черноты» потопили в гавани Специи тяжелый крейсер «Больцано», еще через несколько дней серьезно повредили корабль того же класса «Гориция».

Однако задолго до этого англичане приступят к проведению собственных подводных диверсионных операций. В значительной степени этому способствовала разработка отечественного дыхательного кислородного аппарата для боевых пловцов с замкнутым циклом дыхания Мк-4 британской фирмы «Зибе Горман и К». В обычных условиях он обеспечивал пребывание человека под водой около 1,5 час. К тому времени поступит на вооружение и гидрокомбинезон, спроектированный капитаном 2-го ранга Слейденом. Он предназначался для действий боевых пловцов при низких температурах воды. Подводная диверсионная война перейдет к следующему этапу своего развития на морских театрах Второй мировой.

В октябре 1942 года англичане предприняли неудачную попытку атаковать человекоуправляемыми торпедами знаменитый немецкий линкор «Тирпиц», стоявший у берегов Норвегии в Тронхейм-фьорде. Операция носила кодовое название «Тайтл». Ее результаты окажутся трагическими. «Чериоты» погибнут во время волнения моря уже в Тронхэйм-фьорде при транспортировке судном-носителем «Артур», которое тоже придется вскоре затопить. Экипаж корабля и боевые пловцы начнут долгий путь домой через границы воюющих государств. А он был далеко не безопасен.

В конце 1942 года ущерб, наносимый интересам Германии спецподразделениями командос, в том числе и подводными диверсантами, вызывал не просто серьезные опасения в Берлине, но и плохо скрываемое раздражение. В приложении к совершенно секретной директиве А. Гитлера от 18.10.1942 года говорилось: «Вследствие успехов, которые сопутствуют союзным командос, я был вынужден отдать строгий приказ по уничтожению диверсионных войск противника и указать на строжайшую ответственность за невыполнение его... У врага должна быть полная ясность, что все диверсионные войска будут истребляться, все до последнего человека.. Ни при каких обстоятельствах они не могут рассчитывать на обращение, подписанное Женевской конвенцией. Если потребуется отсрочить уничтожение, чтобы допросить одного или двух человек, то их следует расстрелять сразу же после допроса». Приказ и директива, о которых говорилось выше, были настолько секретными, что после ознакомления с ними предписывалось их немедленное уничтожение. Генерал Йодль разработал по этому поводу специальные инструкции, дабы каждый документ, трактующий обращение с диверсантами в германских войсках и на флоте «...ни при каких обстоятельствах не должен попасть в руки врага». Об этом писал во втором томе своей книги «Взлет и падение Третьего рейха» американский журналист Уильям Ширер.

Пройдет почти два месяца после неудачи в Норвегии, и англичане удачно атакуют человекоуправляемыми торпедами порт Палермо (Сицилия). В ночь с 02 на 03.01.1943 года две подводные лодки-носители спустили на воду пять «Чериотов» недалеко от Палермо. Их экипажи немедленно отправятся в опасное путешествие, преодолевая сильное волнение моря. Одному из носителей удалось проникнуть в бухту (лейтенант Р.Т.Г. Гринлэнд, водолаз Э. Ферьер). Экипаж в 4.00 утра установил заряд под днищем нового итальянского легкого крейсера «Ульпио Трайано» с замедлением взрыва по часовому механизму на два часа. После этого боевые пловцы успели подвесить пятифунтовые боеприпасы на корпусах еще нескольких мелких судов. Однако вернуться на подводную лодку-носитель им не удалось ввиду полного отказа компаса на «Черноте». Торпеду пришлось затопить. Оба боевых пловца попали в плен. После подрыва крейсера он так и не будет восстановлен.

В тот день в бухту Палермо удастся проникнуть еще одному экипажу человекоуправляемой торпеды (суб-лейтенант Р.Г. Доув, матрос 1-го класса Д. Фриил). Они заминировали транспорт «Виминале» (8700 тонн), который после взрыва надолго будет выведен из строя. Потери англичан по результатам операции окажутся значительными. Из 10 боевых пловцов принимавших в ней участие, 6 попали в плен, 2 погибли и только 2 вернулись с задания. Тем не менее успешные действия боевых английских пловцов стали неприятным открытием для итальянцев.

Высокая отказность «Чериотов» побудила военное руководство британского флота искать пути модернизации торпеды. Очень скоро появилась следующая модификация «Чернота» созданная под руководством Главного конструктора этого вида оружия капитана 2-го ранга С. Терри. Она получила название Марк- 2 (Мк-2) или «Терри-Чериот». Два члена экипажа новой торпеды располагались друг за другом на ее корпусе и были частично закрыты металлическим козырьком Мк-2 была способна на скорости 4,5 узла пройти уже 30 миль, транспортируя 110-фунтовый заряд торпекса. Глубина погружения изделия составила около 300 фт.

Первая удачная операция, проведенная с помощью «Терри-Чериота», была осуществлена в порту Пукет (о. Пукет на Андаманских островах). Результатом их атаки стало потопление бывшего итальянского сухогруза «Суматра» (4859 тонн) и серьезное повреждение корабля «Вольпи» (5292 тонн). На этот раз все экипажи благополучно вернулись на подводную лодку-носитель «Тренчант», а торпеды были уничтожены.

Последняя операция человекоуправляемых торпед на европейском морском театре военных действий была проведена сводным итало-английским подразделением против интернированного немцами итальянского недостроенного авианосца «Аквила». Он был уничтожен прямо в доке. Немцы планировали его затопить на входе в порт Генуя с целью блокады.

Параллельно с созданием и использованием человекоуправляемых торпед англичане развернули кропотливую работу по созданию сверхмалых подводных лодок и разработке тактики их применения. При длине 14,6 метра, диаметре корпуса 1,8 метра, водоизмещение новых субмарин оказалось всего 39 тонн. Они получили название «Миджет субмарине». Идея под их боевое применение закладывалась следующая. Сверхмалая подводная лодка доставлялась к базе противника носителем (обычная, переоборудованная ПЛ). Имея на вооружении четыре тонны ВВ, разделенных на два заряда, она должна была подвести их под днище корабля противника. Затем боевой пловец закреплял взрывчатку ниже ватерлинии судна или на дне под ним, взведя часовой механизм

По такой схеме английская сверхмалая ПЛ «Х7» атаковала 22.09.1943 года немецкий линкор «Тирпиц» в Кофьорде (Северная Норвегия). Однако наиболее успешные действия против этого монстра, бывшего мечтой многих подводников мира, будут проведены несколько позднее. Операции немецкого линкора «Тирпиц» на коммуникациях Англии и США доставляли много хлопот военно-политическому руководству американцев и англичан. 16.02.1943 года У. Черчилль возмущенно обратился к адмиралам: «Имеются ли у вас какие-то планы относительно того, что сделать с "Тирпицем"? Мы уже слышали достаточно болтовни пять месяцев назад. Просто позор, что итальянцы могут атаковать наши корабли в гавани гораздо лучше, чем можем мы сами... Просто ужасно, что такой дорогой приз лежит и ждет, и не находится никого, способного найти способ забрать его». И решение было принято.

Шесть английских сверхмалых ПЛ в обстановке секретности начали подготовку к атаке на немецкие линейные корабли «Тирпиц», «Лютцов», «Шарнхорст». По две на каждый. И только двум из них, предположительно «Х6» и «Х7», с огромным трудом удалось достичь главной цели — линкора «Тирпиц». Под его днище было уложено восемь тонн взрывчатки.

22 сентября, 8.12 утра. Два огромной силы взрыва с интервалом в одну десятую секунды подняли огромный линкор весом 40 тыс. тонн из воды на два метра. Главные машины были сорваны с фундаментов, со страшным грохотом круша переборки стального монстра. Две орудийные башни тяжелораненого линкора с диким скрежетом слетели с шаровых погонов, сметая все живое на своем пути Три огромных винта и левый руль заклинило. Из экипажа 50 человек было ранено, один погиб. Гордость немецкого флота — линейный корабль «Тирпиц» — оказался надолго выведен из строя и заметно снизил активность после восстановления. 21.11.1944 года его окончательно уничтожила английская авиация. Против линкора, стоявшего в Тромсе, были брошены «Ланкастеры» из состава 617-й эскадрильи, которые с помощью бомб «Толлбой» нанесли по «Тирпицу» последний смертельный удар.

А пока англичане за подводную диверсионную операцию против «Тирпица» заплатят высокую цену. Из 24 человек, принимавших в ней участие, десять погибнут, шесть попадут в плен. Только два экипажа сверхмалых ПЛ вернутся на базу.

Вторая мировая война заканчивалась, но 31.07.1945 года английские сверхмалые ПЛ «ХЕ-3» и «ХЕ-1» при помощи боевых пловцов успели без потерь потопить тяжелый японский крейсер «Такаю» водоизмещением 10 тыс. тонн (Сингапур). К этому времени Англия имела сформировавшийся, хорошо отлаженный механизм подводных диверсионных сил. На вооружение поступил новый носитель «MSC» (моторное погружающееся каноэ), прозванное боевыми пловцами «спящая красавица», и сверхмалая ПЛ «Уэльман». «MSO будут использовать для скрытой доставки разведчиков и диверсантов не только англичане, но и американцы.

Кроме этого обучение и подготовку на носителях типа «MSC» и СМПЛ «Уэльман» прошли участники движения Сопротивления Франции, Норвегии и ряда других стран, экипажи человекоуправляемых торпед, сверхмалых ПА. Была отлажена система подготовки экипажей спецсредств и боевых пловцов диверсантов. К концу войны спецподразделения подводных диверсантов насчитывали 180 человек личного состава, 13 из которых погибнут. Однако ущерб, нанесенный ими противнику, оказался несоизмеримо высок.

Первые успешные действия боевых пловцов Италии и Англии подтолкнут руководства военных флотов некоторых морских государств к созданию национальных спецподразделений. Американцы, например, уже на заключительном этапе Второй мировой войны на Тихом океане активно использовали боевых пловцов в борьбе с морскими минами в гаванях, на рейдах баз, в реках, при высадке морских десантов. В начале 1944 года их спецподразделения успешно обеспечили проведение крупномасштабных десантных операций на Маршалловых и Марианских островах. Во время Нормандской операции (1944), совместно с англичанами боевые американские пловцы обезвредили тысячи противодесантных мин, обеспечив минимальные потери при высадке основных сил. Они активно перенимали опыт англичан в использовании и подводных диверсантов по их прямому назначению.


ЯПОНИЯ

 Не отставали и японцы. Созданные ими спецподразделения боевых пловцов «Фукурю» («Драконы счастья») использовались не только для уничтожения американских морских мин и обеспечения высадки собственных десантов, но и как камикадзе. Готовили смертников учебные центры в г. Каватана и на военно-морской базе Екосука, В их снаряжение входили гидрокостюмы, простые дыхательные аппараты замкнутого цикла, позволявшие диверсанту находиться на глубине около 20 метров в течение примерно 1,5 часа. В задачу смертников команд «Фукурю» входило любой ценой добраться до корабля противника и через контактный взрыватель, расположенный вместе с взрывчаткой на длинном шесте, привести заряд в действие. Для них японское военное командование планировало даже создать в районах национальных ВМБ подводные дома убежища, и работы эти начались в ходе военного конфликта.

Учитывая, что потери при боевом использовании команд «Фукурю» могут быть очень большими, японцы планировали к 1945 году довести численность подразделения до 6 тыс. человек. Столь безответственное и откровенно циничное отношение к жизни человека в Японии даже по меркам военного времени поражало американцев, которым с камикадзе пришлось чаще всего встречаться на просторах Тихого океана. И далеко не всегда они были безобидными. Например, на Филиппинах в заливе Лингайен от падения самолета японского камикадзе на транспорт американцы потеряли 11 боевых пловцов убитыми и 15 ранеными. Во время разведывательных операций на восточном и западном побережье о. Иводзима после атаки другого камикадзе они потеряли 18 боевых пловцов, а 33 человека раненными. Таким образом, только эти два случая принесли больше потерь боевым американским пловцам, чем это случится во всех операциях, начиная с высадки в Европе.

До 1944 года основные морские сражения на Тихом океане, где в жестоком противостоянии Второй мировой войны находились крупнейшие военно-морские группировки Японии и США, велись авиацией на дальностях более 200 миль.

И когда в июне 1944 года японский флот в тяжелом бою над филиппинским морем сразу потерял около 400 самолетов, высшее военно-политическое руководство страны приступило к серьезному рассмотрению возможности использования боевых пловцов-смертников. К этому времени, начиная с 1942 года, суб-лейтенант К. Хироси и мичман М. Секио уже длительное время проводили опытно-конструкторские изыскания с целью создания на базе отечественной торпеды «Лонг Лэнс» сверхмалой подводной лодки. Работы проходили под руководством конструктора Военно-морского арсенала К. Судзукава Хироси. Проходило усовершенствование и СМПЛ типа «А». В течение 1939—1940 годов их было построено 42 штуки и 15 единиц в 1941—1942 годах. В 1944 году работы форсируются. Создаются и планируются к производству сверхмалые ПЛ типа «Корю» («Чешуйчатый дракон») и «Кайрю» («Морской дракон»), а также самая миниатюрная из японских СМПЛ «Синкай» («Морской вибратор»). Императорский флот требовал новых камикадзе — теперь подводных. К середине предпоследнего года Второй мировой войны Япония практически потеряла превосходство в воздухе. Военное руководство лихорадочно искало новые способы и средства ведения боевых действий на море.

Пока же на начальном этапе войны военно-морское командование Японии с переменным успехом применяло сверхмалые ПЛ против американцев на тихоокеанском театре военных действий- Практика покажет во многом самоубийственность этого вида оружия подводной войны. Часто подводные лодки шли в бой, не имея шансов вернуться. Это было под Перл-Харбором (07.12.1941) и в бухте Диего-Суарец на Мадагаскаре (19.05. — 20.05.1942). В отличие от мнения командования люди, уходя в море на миниатюрных несовершенных подводных кораблях, чувствовали себя обреченными, но долг для них был превыше всего.

К началу 1943 года было завершено проектирование и человекоторпеды (т.е. торпеды, которой управляет самоубийца), получившей название «Кайтэн» («Путь на небеса»). Но тогда командование японского военного флота не решилось поставить на вооружение откровенно самоубийственное средство ведения боевых действий на море. На это понадобится время, когда понятие поражения Японии в войне станет реальностью. И это случится очень скоро. Пока же японское военно-морское командование продолжало активно использовать сверхмалые ПЛ против американцев.

В феврале 1944 года в обстановке строгой секретности человекоторпеда «Кайтэн» принята на вооружение императорского флота Ее строительство развернуто на верфях в Куре, Иососуке, Хикари. В процессе эволюции изделия было создано четыре модели «Кайтэнов» отличавшихся дальностью действия, носимым зарядом (от 1550 кг до 1800 кг), составом экипажа (от 1 до 2 человек) и количеством выпущенных со стапеля человексторпед. Наибольшее число «Кайтэнов» построено первой модели (около 300 штук). Они будут принимать участие в боевых действиях. Одним из главных достоинств «Кайтэнов» стала возможность их выпуска с подводной лодки-носителя в подводном положении.

В течение осени 1944 — весны 1945 года 23 подводные лодки и ряд надводных боевых кораблей будут переоборудованы для переброски «Кайтэнов 1». Японцы успевают спроектировать специальные суда-носители «Кайтэнов» — 21 быстроходный транспорт «Тип-1». В 1945 году планировалось строительство и легких эскортных кораблей «Тип-А» (металлический корпус) и «Тип-В» (деревянный корпус), способных транспортировать человекоторпеды.

В августе 1944 года набраны первые 100 добровольцев Аля «Кайтэнов» и направлены для обучения на «Базу Р». Торпед не хватало. На сентябрь 1944 года «База Р» располагала всего шестью «Кайтэнами», что позволяло обучать только 30 курсантов. Все силы были брошены на техническое обеспечение новых спецподразделений. Вскоре второй учебный центр в Хикари, а затем Токуямы получат 70 человекоторпед. Начались практические тренировки, на которых погибло 15 человек, в том числе и один из изобретателей «Кайтэнов» лейтенант X. Куроки.

Осень 1944 года. Морской Генеральный штаб Японии принял решение — бросить новое секретное орркие в бой. Три эскадренные ПЛ, взяв на борт по четыре «Кайтэна», взяли курс в район атолла Улити (Каролинские острова). На их рубках были нанесены эмблемы первой группы человекоторпед — название японского воинского символа цветка «Киксуй» (парящая хризантема).

В 9.00 утра 08.11.1944 года «Кайтэны» торжественно вышли в море на свою первую операцию. В 5.00 20 ноября, заняв боевые позиции, они пошли в атаку на американские корабли. В 5.45 первая человекоторпеда «Кайтэн» настигло свою жертву — эскадренный танкер «Миссиссинева» (11 300 тонн). Огромной силы взрыв выбросил столб пламени на высоту нескольких сотен футов. На корабле погибло около 50 офицеров и матросов. Само судно восстановлению не подлежало. С операции не вернулось пять «Кайтэнов». Американский адмирал Шерман вынужден был заметить, что эта атака Улити «...заставила нас почувствовать, что мы сидим на пороховой бочке... Безопаснее было оставаться в открытом море».

12 января 1945 года, «Кайтэны» повторят атаку в районе атолла Улити. Поврежден транспорт с боеприпасами «Манзана» (5450 тонн). Вторая человекоторпеда, вероятно, топит десантно-пехотное судно LCI-600 (246 тонн). Другие две торпеды гибнут, не принеся противнику вреда. В этот же день японские «Кайтэны» нанесли удар по американским кораблям в гавани Апра (Гуам). Его результаты не радовали и наводили на глубокие размышления командование императорского флота относительно дальнейшей тактики использования человекоторпед. В бою погибло 22 «Кайтэна», 210 японских моряков и... 50 американских военнослужащих. Будет потоплен всего один танкер, повреждено два транспорта.

Японцы, проанализировав первый опыт использования «Кайтэнов», приняли решение о нанесении ударов не по американским кораблям, стоящим на якорных стоянках в защищенных гаванях, а по находящимся в прибрежных районах высадки десантов. Выбрана цель — о. Иводзима, куда американцы 19.02.1945 года высадили десант. И опять японцев постигла неудача. 27 февраля подводная лодка, несущая на задание пять «Кайтэнов» (I-368), была потоплена глубинными бомбами, так и не выпустив торпеды.

Чуть раньше, 26 февраля, погибла другая японская подводная лодка-носитель, участвовавшая в операции (I-370). Она уничтожена глубинными бомбами с миноносца «Финниган». По американским данным, лодка также не успеет выпустить свои пять «Кайтэнов». Наконец последняя, третья ПЛ (I-44), так и не выполнив задание, 9 марта вернулась в базу со всеми человекоторпедами на борту.

Потом были неудачные операции у о. Иводзима (Группа «Камитакэ» — «божественные воины») и у о. Окинава (март 1945 года, группа «Татара», июнь 1945 года, группа «Тодороки» — «грохот большой пушки»), атака американских кораблей между Улити и Окинавой (апрель—май 1945 года, группа «Аматакэ» — «небесные воины»). А в июле 1945 года командование японского флота бросило в бой свои последние подводные лодки-носители с «Кайтэнами». Это был жест не оперативно-тактического разума, а отчаяния.

Шесть подводных лодок-носителей вышли в море, неся на борту по пять человекоторпед. Кодовое название — группа «Тамон». Несмотря на огромные потери, наградой японским морякам стало потопление «Кайтэнами» тяжелого американского крейсера «Индианаполис». Произошло это 29.07.1945 года в 23.32 ночи. Два «Кайтэна» донесли смертоносный груз до цели. Общее число жертв американцев достигло 883 человека. Последний раз японские человекоторпеды были использованы против американского транспортного дока «Оук Хилл» (4500 тонн). На этот раз атака не увенчалась успехом

Использование в военном конфликте человекоторпед не принесло ожидаемого японским морским командованием эффекта. Из 150 боеготовых «Кайтэнов», только около 8 достигли цели. Ценой этому стала потеря 8 подводных лодок-носителей с экипажами. Погибло 80 пилотов «Кайтэнов».

Практика использования в подводной войне управляемых торпед-камикадзе не нашла признание на флотах воюющих государств. Она осталась в истории военного искусства прерогативой японцев, тяготевших к нестандартным решениям


ГЕРМАНИЯ

Особое место в использовании подводных диверсионных сил во время Второй мировой войны занимала Германия. Их становление и развитие началось с некоторым отставанием от Италии и Англии во второй половине 1943 года. Правда, еще в феврале 1943 года Альфред фон Вурциан, который был участником подводной экспедиции знаменитого исследователя морских глубин Ганса Хаса (1939), вместе с представителем итальянского спецподразделения подводных диверсантов специально для офицеров Абвер-2 продемонстрировал возможности «людей-лягушек» на глубинах до 25 метров.

Командованию было известно и о создании немецким конструктором Рудольфом Энгельманом скоростной «малой подводной лодки», предназначенной для проведения диверсионных операций. Субмарина была вооружена одной миной и носила тактическое наименование «VS-5» «Хехт» (27-я серия, производитель фирма Глакауф). Проект корабля запатентован в 1938 году, а в 1940 году планировалось его строительство. Однако конструкция СМПЛ, по мнению специалистов, оказалась неудачной. Лодку прозвали «колымагой», и на вооружение она не была принята, «поскольку к моменту окончания их строительства работоспособный образец отделяющейся мины не был создан». Лодка использовалась только для учебных целей.

Столь запоздалое обращение немецкого морского командования к созданию нового оружия было связано с известным консерватизмом. До 1943 года в адрес ОКМ (Oberkommando der Marine — Главное командование ВМС гитлеровской Германии) не раз поступали предложения об использовании в боевых действиях как сверхмалых ПЛ, так и боевых пловцов-одиночек. Однако более всего ими заинтересовалась контрразведка, а не флот. Так было с идеей использования быстроходных катеров со взрывными зарядами, возникшей еще в Первую мировую войну, предложением применения человекоуправляемой торпеды поступившем в 1929 году. Та же судьба ждала идею использования боевых пловцов для транспортировки зарядов и минирования кораблей. Она рассматривалась в ВМС Германии в июне 1942 года, когда уже были известны успехи в данном направлении итальянских подводных диверсантов.

Словом, не флот, а немецкая контрразведка становилась прибежищем непризнанных изобретателей новых методов ведения подводной войны. И только подрыв боевыми английскими пловцами-диверсантами немецкого линкора «Тирпиц» подвинул ситуацию в этом вопросе с мертвой точки. Гроссадмирал Дениц заявил о необходимости создания легких диверсионно-штурмовых средств по образцу английских. С целью налаживания отношений и приобретения опыта в использовании боевых пловцов и спецсредств их доставки в Италию к князю В. Боргезе был направлен офицер связи германского военно-морского командования капитан-лейтенант Гейнц Шомбург. Параллельно процессу сбора информации о новом виде подводной войны в Германии приступили к созданию спецподразделения боевых пловцов под аббревиатурой «К».

Учитывая сложную обстановку на театрах военных действий, работа проводилась оперативно. К началу 1944 года в Хейлингенхафене собрано около тридцати офицеров и рядовых составивших костяк первого отряда штурмовых средств ВМС Германии. Вспоминая этот период, один из руководителей немецких подводных диверсионных сил адмирал Гейе писал: «Военная обстановка зимы 1943/44 годов допускала лишь оборонительные действия флота. Было известно, что по этой причине я отдаю предпочтение многочисленным, но малым судам и штурмовым средствам перед крупными боевыми . Поэтому гроссадмирал Дёниц считал мою кандидатуру подходящей для выполнения специального задания по формированию соединения штурмовых средств нового типа на той основе, которая соответствовала бы моим собственным взглядам... Понятно, что формирование такого соединения и изготовление совершенно новых видов оружия на пятом году войны были чрезвычайно сложным делом. К тому же приходилось укладываться в жесткие сроки. Длительные процессы совершенствования и испытаний новых средств исключались... У нас не было никакого практического опыта в ведении войны новыми методами. Было известно лишь, что у итальянцев имеются малые различные штурмовые средства: кроме того, мы еще знали о нескольких английских морских диверсиях, проведенных подобными же средствами. Относительно японских диверсий на подлодках-малютках мы не получили никаких подробных данных...»

Практически все нужно было начинать сначала. На первом этапе становления подводных диверсионных сил немецкое командование видело необходимость решения следующих приоритетных задач: разработка и строительство сверхмалой подводной лодки по английскому образцу и обучение экипажей. Одной из главных ее задач виделось проникновение в ВМБ и порты противника с целью проведения диверсионных акций; создание системы подготовки боевых штурмовых средств (ударных групп) также по английскому образцу. Их главная цель — обеспечение проведения подводными диверсионными силами и сверхмалыми ПЛ нападений на военные прибрежные объекты — РЛС, маяки, оборонительные сооружения, КП и т.д. После разработки концепции немецкое командование немедленно приступило к подготовке спецподразделения «К» к боевым действиям.

Январь 1944 года. В руки немцев попали две трофейные английские сверхмалые ПЛ, захваченные в Норвегии. Их испытания доверены двум «П» — Петке и Потхасту, бойцам спецподразделения «К». Результаты обследования английских субмарин были учтены при создании отечественной сверхмалой ПЛ «Хехт», выпущенной небольшой серией (вес — 7 тонн, электропривод, дальность плавания — 90 миль, вооружение — одна диверсионная мина). В процессе изготовления лодки на ходу отрабатывались новые технологические и конструктивные решения, позволившие вскоре приступить к производству в значительной степени модернизированного варианта двухместной лодки под названием «Зеехунд».

Одновременно происходило организационное оформление штурмовых спецсредств. К весне 1944 года местом сбора добровольцев для подводных диверсионных подразделений ВМС Германии стала большая казарма в Любеке («Штайнконпель», или «Каменный участок»). После отбора и сортировки боевые пловцы зачислялись в отряды. Дислокация штаба спецподразделения «К» была определена в Тиммендорферштранде («Штрандкоппель», или «Береговой участок»). Еще один лагерь под названием «Блаукоппель» («Голубой участок») сформирован на берегу реки Траве, что в районе Любек-Шлутуп. За короткий срок будет создано еще несколько таких «участков».

Подготовка личного состава спецподразделения «К» в Хейлигенхафене заметно активизировалась. Весной 1944 года стало поступать техническое оснащение. Это позволило окончательно сформировать три первых боеготовых морских штурмовых отряда (МЕК — Marine Einsatz Kommando — морской штурмовой отряд): 60-й МЕК, командир ст. л-т Принцхорн, 65-й МЕК, командир ст. л-т Рихард, и 71-й МЕК, командир ст. л-т Вальтере. Каждый отряд состоял из 22 боевых пловцов. Техническое обеспечение: 3 рации, 2 автоамфибии, автокухня. Отряду передавалась и другая автотехника, предназначенная для переброски личного состава, имущества и боеприпасов. Автономность каждого подразделения была рассчитана исходя из запасов продовольствия на шесть недель.

После окончательного комплектования штурмовые отряды перебрасываются в Данию и Францию, где первоначально планировалось их использование. До конца войны оставалось около года. В сжатые сроки немецкий научно-исследовательский торпедоиспытательный центр (НИТИЦ) в Экенфиорде (Балтийское море) спроектировал и создал одноместную человекоуправляемую торпеду «Негер». Ее конструктором стал военно-морской инженер Рихард Мор («Мор» — по-немецки — мавр. «Негер» — по-немецки — негр).

После ряда экспериментов оптимальная скорость для «Негера» была выбрана 10 узлов. Одним из крупных недостатков человекоуправляемой торпеды стала возможность ее использования только в позиционном положении, т.е. на поверхности воды. Кроме этого, после выпуска боевой торпеды, для чего использовалось примитивное прицельное устройство, верхний носитель становился очень неустойчивым, плохо управляемым.  Случалось и так, что отказавшие замки, работающие на сброс торпеды, ставили боевого пловца в катастрофическое положение, так как она увлекала весь носитель к цели. Большие проблемы были и с обеспечением боевых пловцов-пилотов дыхательной смесью, что, по мнению немецких специалистов, вело к половине потерь при боевом применении «Негеров».

Учитывая повышенную опасность использования человекоуправляемых торпед, гроссадмирал Дёниц запретил набор добровольцев для комплектации спецподразделений «Негеров» из числа квалифицированных подводников. Остальных предупреждали, что шансов на спасение у них не более 50%. Продолжая эту мысль, немецкий историк К. Беккер заметит, что на практике потери человекоуправляемых торпед доходили до 80%.

Испытания человекоуправляемой торпеды «Негер» были поручены ст. л-ту Кригу, Вскоре в распоряжение спецподразделения «К» направлены из различных частей первые 40 человек — водители одноместных торпед, которых предстояло обучить новому виду боевой подготовки. На это уйдет несколько недель. 13.04.1944 года около 40 «Негеров» 175-й флотилии спецподразделения «К» под командованием ст. л-та Крита в обстановке секретности были переброшены по железной дороге в Италию. Предполагалось их использование против союзников в районе порта Анцио (местечко Пратика-ди Маре, что в 25 км южнее Рима).

В ночь с 20 на 21.04.1944 года (в 55-ю годовщину рождения А. Гитлера) 17 человекоуправляемых торпед вышли в открытое море. Они были разделены на три группы. В задачу первой под командованием ст. л-та Коха входило — обогнуть мыс у Анцио, проникнуть в Нетгунскую бухту, уничтожить стоящие в ней корабли. Вторая, самая многочисленная группа, под командованием л-та Зейбике должна атаковать суда на рейде у Анцио. Третья группа из пяти водителей торпед имела задачу проникнуть в порт Анцио и уничтожить корабли, стоящие у причалов.

Результатом акции стало потопление нескольких небольших судов. Общие потери боевых немецких пловцов составили 4 «Негера», причем их гибель не была связана с противодействием противника. Шесть торпед оказались затоплены самими пилотами, семь вернулись на территорию, контролировавшуюся немцами. Одна из торпед вместе с погибшим от отравления углекислым газом пилотом была поднята из воды союзниками возле Анцио. Фактор внезапности потерял свое значение.

В ночь с 05 на 06.07.1944 года немецкие человекоуправляемые торпеды с базы Виллерсюр Мер нанесли первый удар по союзному флоту вторжения в бухте Сены. 26 из 40 «Негеров» ушли на операцию. Результат—достигнут фактор внезапности, потоплены английские шлюпы «Като» и «Мэджик» (890 тонн). На базу не вернулись 12 «Негеров». Несмотря на существенные потери, вечером 7 июля 21 экипаж человекоуправляемых торпед опять вышли в море. И снова значительные потери.

Наиболее заметным успехом стало потопление К. Потхастом старого английского крейсера «Дрэгон» (5000 тонн). На следующий день он попал в плен. В ту лее ночь после атаки другого «Негера» погиб британский тральщик «Пиладес» (890 тонн). Это был тяжелый бой Другая торпеда была в упор расстреляна с торпедного катера МТ8-463 и взорвалась рядом с бортом корабля, буквально разломив его корпус Только 5 «Негеров» из 21 ушедших в бой вернулись на базу. В течение 8—9 июля четыре человекоуправляемые торпеды будут расстреляны с водителями патрульными «Спитфайрами».

После этих операций руководство спецподразделения «К» еще дважды посылало флотилии «Негеров» против союзного флота (18—19 июля и последний раз 15—16 августа в районе Хонфлера). Но эти действия не имели существенного успеха, приводя раз за разом к возрастанию потерь. Сказывалось и отсутствие разнообразных средств в распоряжении боевых пловцов Германии для ведения подводной войны. Последнее обстоятельство позволило противнику в кратчайшие сроки найти эффективные меры противодействия боевому применению человекоуправляемых торпед. И даже новая ее модель, вскоре разработанная под названием «Мардер» («Куница»), уже не могла изменить баланс сил. В отличие от «Негера» новая человекоуправляемая торпеда могла на короткое время погружаться на глубину до 30 метров. Однако данная характеристика «Мардера» могла быть использована только для уклонения от атаки кораблей и самолетов противника. В остальном боевое применение торпеды осуществлялось в позиционном положении. Вскоре немецкое командование развернуло «Мардеры» в Ла-Манше и частично разместило на Средиземном море.

02.08.—03.08.1944 года. Не менее 50 человекоуправляемых торпед совместно с 24 взрывающимися катерами «Линзе» пошли в бой у Курсель-сюр-Мер (Нормандия). Он характеризовался ожесточенностью и большими потерями нападавших. Все перемешалось. Английские эсминцы и более мелкие суда, постоянно маневрируя, ведя огонь из всех видов стрелкового оружия, сбрасывая глубинные бомбы, вступят в смертельную схватку с «Мардерами» и немецкими взрывающимися катерами.

В 2.50 огромный силы взрыв пустил на дно английский экспортный миноносец «Куорн» (907 тонн). И в этом хаосе уже трудно было разобраться, кто это сделал — «Мардер» или «Линзе». Поврежден другой эскортный миноносец — «Бленкатра», В бой вступили 4 торпедных катера МТБ за короткий срок потопившие 5 торпед. Купола неуклюжих «Мардеров» расстреливались в упор, крупнокалиберными пулеметами навсегда унося на дно моря надежды и веру немецкого командования в новое оружие. По английским данным в этом бою погибло 40 немецких человекоуправляемых торпед.

Последняя атака «Мардерами» 363-й флотилии спецподразделения «К» в Ла Манше была предпринята 16.08— 17.08.1944 года. Потеряно 26 человекоуправляемых торпед при скромных результатах. Торпедирован старый, небоеспособный французский линкор «Курбе» (23 189 тонн), выполнявший назначение блокшива части мола «Гусберри», зенитная десантная баржа (9422 тонн) и бывший железнодорожный паром (757 тонн) с аэростатами заграждения «Фратгон». В Средиземном море на начало сентября 1944 года немцы имели всего 30 «Мардеров», дислоцированных на Сан-Ремо и Ментон.

Утро 05.09.1944 года. Пять «Мардеров» пошли в самоубийственную атаку на американские корабли возле Монте-Карло. На базу вернулась только одна человекоуправляемая торпеда. Американцы не понесли потерь. Неудачной окажется атака «Мардеров» 10 сентября. Последний раз немецкие человекоуправляемые торпеды вышли из Генуи 25.09.1944 года, чтобы нанести удар по американским кораблям артиллерийской поддержки. И опять неудача. Больше немецкое командование не решилось использовать «Мардеры» на средиземноморском театре военных действий. Особенно это случится после тою, как они проведут 19.12.1944 года и 01.01.1945 года (Сан-Рэмо) свои атаки на корабли союзников с почти 100% потерями, не принеся им почти никакою вреда.

Анализ боевого применения «Мардеров» показал высокий процент потерь торпед при проведении операций. Главными причинами этому послужили: несовершенство конструкции, низкий уровень отработки тактических приемов использования изделий, низкий профессионализм водителей, отсутствие анализа действий подобных спецподразделений флотов других государств, заметное падение к концу войны боевого духа личного состава.


Кроме человекоуправляемых торпед немцам до конца войны удалось с различным успехом применить быстроходные взрывающиеся катера типа «Линзе» и одноместные сверхмалые ПЛ типа «Бибер». Катера «Линзе» обладали высокой скоростью (30 миль в час). Данное обстоятельство, как и относительно малая их уязвимость, позволяли, с точки зрения немецкого командования, рассчитывать на успех. Однако первые попытки боевого использования катеров «Линзе» провалились. И лишь в августе 1944 года им удалось прорвать охранение противника. Только за две ночи 16 звеньев «Линзе» из состава 211-й флотилии спецподразделения «К» потопили 12 кораблей и судов союзников общим водоизмещением 43 тыс. тонн. Среди них эсминец «Куорн», судно типа «Либерти», крупный танкер, траулер «Герсей» и другие Наряду с применением технических средств немецкое командование делало ставку и на чисто индивидуальные действия подводных диверсантов. В этих целях итальянская 10-я флотилия MAC взялась в порядке передачи опыта в 1943 году подготовить двух немецких военнослужащих в подразделении знаменитого капитан-лейтенанта Волка (князь Волков, русский по происхождению).

В состав нового немецкого отряда «людей-лягушек» вошло много известных за пределами Германии спортсменов: Г. Клейн, Г. Шмидт, Э. Зитас, М. Ласковский. Их учебной базой был выбран заброшенный монастырь Сан-Джорджо ин-Альга на крохотном островке в Венецианской лагуне. На вооружении спецподразделения «К» кроме индивидуального оружия ближнего боя находилось водолазное снаряжение: дыхательные аппараты «Драгер» весом 4 кг, гидрокостюмы, плавательное оборудование, транспортируемые боеприпасы (малые до 7,5 кг, крупные — около 3 тонн). Главная задача группы — уничтожение крупных кораблей, транспортных узлов на реках, накладывала определенную специфику в подготовке этих людей.

В июне 1944 года немецким командованием принято решение о проведении первой операции новой группы боевых пловцов-диверсантов спецподразделения «К». Результатом этих действий стал подрыв моста на Орнском канале. Группа боевых пловцов без потерь вернулась на базу. Чуть позже взорван еще один мост на Орне, что стало также одной из успешных операций немецких подводных диверсантов во время боевых действий на пресноводных водоемах.

С целью анализа действий штурмовых групп специального назначения и планирования дальнейших подводных диверсионных операций, в мае 1944 года немцами создан научный специализированный центр «Раумкоппель» с дислокацией в Шепеберге (Мекленбург). Его возглавил доктор Конрад Фоппель. До конца войны центр подготовил сотни разработок, которые позволяли боевым пловцам эффективно действовать на любой территории стран мира, учитывая серьезное топографическое, геологическое и географическое обеспечение. До конца 1944 года оставалось немного времени. Но пловцами-диверсантами Германии будет проведен еще ряд успешных операций. Наиболее примечательными среди них стали уничтожение береговой батареи «Бакдю Од» (располагалась на южном берегу устья Сены между Онфлером и Трувилем), главного портового шлюза в Антверпене и мостов через реку Ваал (район Неймегена).

Почти одновременно с 211-й флотилией боевых пловцов во второй половине 1944 года начала действовать 261-я флотилия спецподразделения «К», вооруженная одноместными ПЛ типа «Бибер» («Бобр», конструктор капитан 3-го ранга Ганс Бартельс). К 23.02.1944 года подготовлен проект корабля, 15.03.1944 года — изготовлен его опытный образец, получивший рабочее название «Адам». Окончательно испытана 29.03.1944 года в присутствии главкома ВМС Германии и поступила в серию (всего 325 лодок).

Погружающаяся лодка типа «Бибер» имела длину 9 (по другим данным — 8) метров при диаметре корпуса (максимальном) 98 см. В его середине располагалась небольшая рубка, над которой возвышался перископ длиной 1,5 метра, нактоуз и шнорхель для подачи в лодку воздуха. Двигатель использовался автомобильный (бензиновый) фирмы «Оппель», что стало огромной проблемой для эффективности боевого применения СМП А «Бибер» нес две торпеды, управляемые одним человеком.

Боевое использование СМПЛ началось с 20.08.1944 года, когда ее 261-я флотилия расположилась на берегу Ла-Манша. Но надежды, возлагаемые на новое штурмовое средство, не оправдали результатов. Большинство водителей «Биберов» стали жертвами не только авиации и кораблей противника, но в значительной степени несовершенства самой конструкции сверхмалой ПЛ. Нередко служба радиоперехвата немецкой разведки получала информацию из английских источников о подъеме из воды «Биберов» со спящими или мертвыми водителями. Еще чаще водители пропадали без вести. Потеря людей происходила, главным образом, из-за непродуманной системы регенерации дыхательного воздуха. Пилот мог дышать в замкнутом объеме корпуса лодки примерно 45 минут, затем переходил на использование оксилитовых патронов (три блока). Каждый из них был рассчитан на 7,5 часа автономного использования. Теоретически это позволяло находиться в подводном положении примерно 20 часов. Но проблемы оставались, н руководство спецподразделений пыталось применять тонизирующие таблетки Д-IX, однако пилоты часто отказывались их использовать. Это было связано с тем, что в химический состав препарата входили наркотические средства.

Попытка использовать «Биберы» предпринималась и на советско-германском фронте. На рейде Мурманска находились корабли, прибывшие в порт с грузом техники, имущества, поставлявшегося в СССР по ленд-лизу. Среди конвоя находился линкор «Ройял Соверен», переданный в распоряжение Северного флота под названием «Архангельск». В тот раз рядом с ним расположились авианосец, крейсера и эсминцы королевского флота. Немецкое командование приняло решение с помощью СМПЛ «Бибер» атаковать их «строго одновременно в установленный час». К счастью, операция даже не была начата. Решение об этом принял командир группы из 6 СМПЛ капитан-лейтенант Вольфганг Ведеман, так как подчиненные ему лодки «из-за постоянной вибрации» вышли из строя. Группа была возвращена в базу.

Ограниченные возможности «Биберов» лишили немецкое командование возможности их эффективного использования. Только за три месяца (декабрь 1944 года—февраль 1945 года) около 110 сверхмалых ПЛ приняло участие в нескольких боевых операциях, результат которых оказался невысок. Учитывая недостатки СМПЛ, разработан ее модернизированный вариант «Бибер-3», но проект не будет реализован. После несчастного случая в Роттердамском порту (январь 1945 года), когда собственной торпедой была уничтожена почти вся флотилия «Биберов», интерес к ним немецкого командования значительно пошатнулся. 06.03.1945 года таким же образом была загублена вторая флотилия лодок, но уже с большей частью пилотов. Это окончательно отвернуло немецких военных от дальнейшего применения «Биберов». Война была проиграна, и это понимали в Германии многие.

В процессе боевых действий на средиземноморском театре германское командование использовало также одноместную СМПЛ типа «Мольх» («Саламандра»), но ожидаемого успеха и она не имела. По сути, это была увеличенных размеров электрическая торпеда с диаметром корпуса 1,3 метра. С июня по декабрь 1944 года спущено со стапеля оказалось около 150 СМПЛ «Мольх». До конца войны эти лодки заменит более совершенная модель сверхмалой ПЛ «Зеехунд». Ее проектирование началось в июне 1944 года. Но времени для отработки боевого применения корабля не оставалось.

Всего на апрель 1945 года было построено более 250 единиц СМПЛ типа «Зеехунд», большое количество субмарин находилось в стадии сооружения. Новое боевое штурмовое средство использовалось только с января по апрель 1945 года в морском районе между Темзой и Шельдой, а также в проливе Па-де-Кале. С помощью субмарины «Зеехунд» немцам удалось потопить несколько кораблей. Общий тоннаж судов противника, потерянный с февраля по апрель 1945 года при боевом воздействии лодки, составил 93 тыс. брт. По данным английских источников, «Зеехунды» потопили корабли общим водоизмещением свыше 120 тыс. брт. Последнее задание, которое пришлось выполнять боевым пловцам-пилотам на этой малой субмарине, было снабжение войск заблокированных в «крепости Дюнкерк». Несмотря на скромные результаты, специалисты считали, что «подводные лодки типа "Зеехунд" довольно успешно использовались в боевых действиях. Это было обусловлено их повышенными тактико-техническими элементами в части скоростей и дальности плавания, а также сравнительно большей автономностью» (см: В.В. Дмитриев, В.П. Дорофеев, К.Г. Суворов «Подводные москиты»).


Кроме действий на Западном фронте, боевые пловцы-диверсанты спецподразделения «К» осуществляли операции на Восточном фронте против Красной армии, для этого в феврале 1945 года из состава «Учебной команды 700» была создана группа «Ост» в количестве 16 человек. В ее задачу входило разрушение мостов в тылу русских войск. Вскоре группа была переброшена на север в город Альбек на острове Узедом (Балтийское море). Именно отсюда в течение марта—апреля 1945 года диверсанты группы «Ост» действовали в тылу советских войск, уничтожив два моста в Штеттине и три между островами Воллин и Померанией. В период наступления советских армий с одерских плацдармов на Берлин (апрель 1945 г.), немецкие подводные диверсанты взорвали еще несколько мостов через Одер, в том числе понтонные переправы в районе Ниппервизе и Фиддихова. Последние недели апреля 1945 года оказались для подводных диверсантов группы «Ост» самыми тяжелыми. Они были связаны с уничтожением мостов, а также других объектов в районе Штеттинского порта. Это оказались последние операции немецких подводных диверсантов. Вторая мировая война для Германии закончилась поражением

Боевые пловцы-диверсанты спецподразделения «К» так и не смогли выполнить последнюю задачу, которую поставил перед ними фюрер, — прорваться в Берлин и обеспечить его личную охрану. 27.04.1945 года 30 подводных диверсантов с полным вооружением были готовы к переброске с аэродрома Рерик в Берлин на трех транспортных самолетах Ю-52. Но было поздно. 29 апреля, покончив жизнь самоубийством, Адольф Гитлер освободил их от необходимости выполнения приказа.


РОССИЯ (СССР)

В Российском военно-морском флоте первая известная попытка взорвать военный корабль противника с помощью боевого пловца была отмечена в Русско-турецкую войну (1877—1878) на Дунае. И хотя реализовать диверсию не удалось, сам факт примечателен для истории отечественного флота.

На Дунае действовала мощная турецкая флотилия, насчитывавшая в своем составе: 8 бронированных артиллерийских мониторов, 5 канонерских лодок, 11 вооруженных пароходов и судов других классов. В распоряжении русских находилось всего 14 паровых катеров и 20 гребных судов. Силы не равны тем более, если учесть и угрозу с моря броненосной эскадры Гобарт-паши. В этой ситуации лейтенант Михаил Федорович Никонов выдвинул идею применения изобретенного англичанином Бойтоном плавательного снаряда для разведки и подрыва кораблей противника с помощью ручной мины. Вскоре для этих целей он собрал вокруг себя около 15 единомышленников. Их назовут на флоте «пловцы-охотники».

Основная задача, которую им пришлось выполнять, была разведка. Вскоре М. Никонов принял решение взорвать турецкий броненосец ручной миной. С этой целью, используя плавательный снаряд и прикрепив к нему ручную мину, он отправился на поиск неприятеля. Никонову удалось вплавь приблизиться к берегу, занятому турками, и наметить цель недалеко от города Тульчи. Это был бронированный монитор. Подготовив мину, Никонов вплавь отправился к кораблю, но допустил просчет в определении дистанции вероятного сноса течением, которое оказалось сильным. Двух десятков метров не хватило Никонову, чтобы достичь цели. Течением снесло его на несколько километров в низовье, где он, благополучно выбравшись на один из островов, проведет остаток ночи и весь следующей день. И только с наступлением темноты Никонов вернулся в расположение части.

К сожалению, как спецподразделения с вполне конкретными задачами, боевые пловцы не применялись на русском флоте вплоть до начала Великой Отечественной войны (1941—1945). Но и в ходе военного конфликта, несмотря на активное внедрение нового вида оружия в целом ряде воюющих государств, в СССР подводная диверсионная деятельность и возможно высокая ее результативность не получила должного признания. При этом страна воевала практически на всех морских театрах, омывающих ее границы. Адмирал Н. Чикер связывал это обстоятельство с отсутствием в стране на 1941 год «...простого и доступного всем аппарата... не было гидрокомбинезона, а также ласт, с помощью которых можно было бы плавать под водой. Имелись только кислородные дыхательные аппараты на подводных лодках для спасения личного состава в аварийных случаях и громоздкие гидрокомбинезоны». Трудно согласиться с этим объяснением За исключением Италии, уже имевшей к этому времени (т.е. к началу Второй мировой войны) человекоуправляемую торпеду и даже применившую ее в Первую мировую войну, все стороны противостоящих коалиций воюющих государств находились примерно в одинаковом положении.

Советский Союз имел все возможности для создания в кратчайшие сроки собственных подводных диверсионных соединений. Для этого на начало войны были подготовлены прекрасные кадры. В стране действовали авторитетные, с богатым опытом и традициями центры — Севастопольская и Кронштадская водолазные школы, были достигнуты огромные успехи в области патофизиологии подводных погружений. Несмотря на репрессии, затронувшие и внешнюю разведку, она оставалась сильнейшей в мире. Использование ее возможностей могло позволить заблаговременно получить информацию о новом оружии. Проблема находилась в компетенции агентурной сети, работающей в Италии и Англии.

Что касается, например, ласт ,или «ножных плавников», то до войны они были запатентованы французом Луи де Корле (1933). В 1938 году другой француз, Максим Форье, запатентовал маску, закрывающую глаза и нос, дыхательную трубку (шнорхель). Все это не являлось секретным снаряжением. ВМФ СССР имели в 1941 году один из лучших в мире, по мнению специалистов, автономный кислородный дыхательный аппарат с замкнутым циклом дыхания ИСА-М. Необходима была его небольшая доводка. Кроме этого на полигоне в Крыму под Феодосией успешно прошла ходовые испытания сверхмалая ПЛ «Пигмей», так и не востребованная ВМФ в ходе военного конфликта. К производству предложены летающая СМПЛ Ушакова и гидросамолет для подводных лодок (СПЛ) Четверикова, ныряющее судно («Блоха») Бжезинского... Наконец, именно в СССР впервые в мире был осуществлен выход диверсионной группы из субмарины, находящейся в подводном положении. Этому предшествовали следующие события.

В 1938 году проверка легководолазной подготовки на ТОФ обескуражила командиров. Ею занималась комиссия в составе военврача 1-го ранга И.И. Савичева, военврача 3-го ранга Н.К Кривошеенко и флагманского специалиста спасательного отряда штаба флота военинженера 3-го ранга Г.Ф. Кроля. По докладу специалистов Военный совет ТОФ принял решение об организации легководолазной подготовки среди личного состава соединения подводных лодок. Необходимо было в короткие сроки обучить подводников покиданию субмарины через торпедные аппараты. Для этого был доработан аппарат ЭПРОН-4 и с его помощью осуществлено успешное покидание моряками ПЛ в подводном положении через торпедные шахты.

22.10.—24.10.1938 года в соответствии с приказом командующего ТОФ флагмана 2-го ранга Н.Г. Кузнецова успешно проведено первое в мире учение по высадке подводной диверсионной группы с подводной лодки Щ-112 (командир капитан 3-го ранга Берестовский). На берег, условно занятый противником (бухта Улисс), высажены легководолазы, которые после выполнения задачи успешно вернулись на лодку. Любопытная деталь. Оказалось, что руководителем учения был не строевой флотский офицер, а военврач 1-го ранга И.И. Савичев и его коллеги Н.К Кривошеенко и Г.Ф. Кроль. В 1940 году такое же учение, но в меньших масштабах, проведено на Черноморском флоте. Несмотря на положительные их результаты, до начала войны так и не были выработаны методические материалы по внедрению в боевую деятельность флотов СССР нового вида войны на море. Тем не менее...

В апреле 1941 года на Балтийском флоте из состава Первой особой бригады морской пехоты отобраны 40 человек для комплектации специального подразделения легководолазов. Общее руководство их подготовкой возложено на военврачей И.И. Савичева и Н.К Кривошеенко. До начала войны каждому легководолазу из состава группы удалось выполнить по три выхода из подводной лодки через торпедный аппарат. К берегу они плыли с оружием по путеводной нити, преодолевая расстояние под водой 500—600 метров и возвращались на лодку. Подразделение базировалось в Ораниенбауме (г. Ломоносов) на борту крейсера «Аврора». К нему была пришвартована подводная лодка «Правда», используемая легководолазами (водолазами-разведчиками) для практических тренировок.

Таким образом, к началу Великой Отечественной войны в советском ВМФ складывались все предпосылки для создания и подготовки отечественных спецподразделений подводных диверсантов. Они могли бы быть успешно использованы в ходе военного конфликта не только на морских театрах боевых действий, но и на пресноводных водоемах. В течение войны СССР создаст многие виды оружия, гораздо более дорогостоящие и не имеющие аналогов в мире. Более того, даже по ее окончании, когда целый ряд ведущих государств придет с отлаженным механизмом подводной диверсионной деятельности, в СССР распустят единственное спецподразделение легководолазов («подводных пехотинцев») действовавшее на Ленинградском направлении и решавшего близкие по значению задачи. В то время, когда ряд крупных государств, которые являлись потенциальными противниками СССР, особенно после создания НАТО, будет лихорадочно совершенствовать технические и практические средства ведения подводной диверсионной войны, огромная страна, омываемая двумя океанами, многими морями, будет «не замечать» этого. Косвенные и прямые свидетельства подтверждают вышеизложенное.

А как нужны были эти мобильные подразделения на Черном море для нарушения снабжения немецких войск с нанесением ударов, например, по портам Варна и Констанца, мя действий на Дунае, по которому немецкие подводные лодки перебрасывались на южное направление, в портах Крыма и юга Украины после их захвата. Как они нужны были на Балтике против морских баз Германии и ее союзников, наконец, на Дальнем Востоке во время боевых действий против Японии, потребовавших организацию морских десантов на острова. А США и Япония к тому времени успешно использовали боевых пловцов при организации десантов на Тихом океане. Это позволило сохранить их военному командованию многие тысячи жизней солдат и дорогое материально-техническое имущество.

Тем не менее на отдельных примерах применения боевых пловцов в советском ВМФ во время войны остановимся особо.

В конце июля 1941 года контр-адмирал. Ф.И. Крылов доложил заместителю наркома ВМФ СССР адмиралу И.С Исакову о необходимости эвакуации водолазной школы из Выборга в Ленинград. Была подчеркнута необходимость организации спецподразделения легководолазов-разведчиков. Для этого предполагалось отобрать лучших водолазов выборгской школы. Необходимость реализации данного предложения имело существенные основания. С началом Великой Отечественной войны опасное положение сложилось под Ленинградом. В сентябре 1941 года город в блокаде После неудачных попыток захватить Ленинград с ходу немецкие войска перешли к длительной, изматывающей осаде. Фронт под Ленинградом стабилизировался. Однако противник продолжал методично атаковать объекты флота и сам город. Особое внимание немцы уделяли Морскому каналу, пытаясь с помощью артиллерии, ведущей огонь со стороны Петергофа, и авиацией заблокировать движение на нем. Необходимо было локализовать намерения противника

Учитывая небольшие глубины Петергофского рейда и Ладоги в районе Шлиссельбурга, принято окончательное решение сформировать и подготовить спецподразделение легководолазов-разведчиков. В его компетенцию входило скрытное решение задач по разведке и уничтожению объектов противника в прибрежной полосе, обеспечение деятельности агентурных подразделений. 11.08.1941 года за подписью заместителя наркома ВМФ адмирала И.С. Исакова издан приказ № 72/походный. Предписывалось: «Сформировать при РОШКБП (разведотдел штаба Балтийского флота) роту особого назначения в составе 146 штатных единиц, укомплектовав ее командирами и красноармейцами-водолазами, прошедшими специальную подготовку в Военно-медицинской Академии и Управлении ЭПРОНа». Командиром нового спецподразделения Краснознаменного Балтийского флота и ВМФ СССР стал 34-летний лейтенант Иван Васильевич Прохватилов, только что закончивший Высшее военно-морское училище им М.В. Фрунзе. Для руководства легководолазным делом привлекались военврач 1-го ранга И.И. Савичев. В качестве основного дыхательного аппарата РОН использовал ВИА-2.

Действительную военную службу И.В. Прохватилов проходил на Черноморском флоте. После ее завершения поступил в Севастопольскую морскую школу водолазов. Закончив учебное заведение в 1932 году, направлен на Дальний Восток в подразделение ЭПРОНа (Тихоокеанская экспедиция). И.В. Прохватилов освоил ответственные подводные подрывные работы, строил пирсы во Владивостоке и Совгавани, участвовал в спасении ряда кораблей, среди которых оказался и «Кузнец Лесов». Что касается последнего, то иностранные фирмы, специализирующиеся в спасательных работах, считали это делом невозможным. Учитывая высокие профессиональные и организаторские качества молодого специалиста, в 1936 году И. Прохватилов направлен на курсы офицерского состава при Военно-морском водолазном техникуме. В 1941 году он закончил спецклассы Высшего военно-морского училища имени М.В. Фрунзе, получив квалификацию штурмана. Здесь его застала война.

Получив предложение о назначение на должность командира спецподразделения легководолазов, лейтенант И.В. Прохватилов принял его. Вместе с политруком АФ. Маценко и военврачом 1-го ранга И.И. Савичевым он в кратчайшие сроки подготовил личный состав к выполнению боевых заданий. Местом дислокации роты особого назначения была определена школа на острове Декабристов (о. Голодай). По документам разведуправления подразделение числилось как рота подводников ЭПРОНа. Личный состав именовался «подводными пехотинцами». Сначала подразделение комплектовалось из состава водолазов ЭПЮНа и легководолазов, а затем из числа добровольцев 1-го Балтийского флотского экипажа. После сокращенной подготовки рота особого назначения 07.09.1941 года была передана в подчинение разведотдела Штаба БФ. Курировал подразделение заместитель начальника отдела по агентурной разведке капитан 3-го ранга Л.К. Бекренев.

Большинство операций, проведенных ротой особого назначения легководолазов-разведчиков БФ под командованием И.В. Прохватилова, не нашло отражения в отчетах. Однако известно, что на начальном этапе диверсантам приходилось решать несвойственные задачи. Это было связано со сложностью обстановки под Ленинградом. Сам И.В. Прохватилов в 1943 году заметил: «С началом войны и до осени 1942 года рота особого назначения самостоятельных разведывательных операций не производила, а занималась подготовкой легководолазов-разведчиков и направляла их в оперативные разведывательные группы РО КБФ». Коротко остановимся на двух операциях, проведенных спецподразделением, ставших известными благодаря сохранившимся документам и воспоминаниям участников событий.

С целью блокирования действий Балтийского флота немцы предпринимали попытки минирования фарватера между Кронштадтом и Ленинградом Они не достигали ожидаемой эффективности. Тогда противник принял решение о строительстве нового пирса вместо сгоревшего причала в районе Петергофа. Цель — создание базы быстроходных минных катеров. Легководолазы подразделения И.В. Прохватилова во время разведки своевременно обнаружили намерения немцев. Командованием поставлена задача — отслеживать ситуацию и по готовности пирс взорвать. Для этого был разработан вариант использования двух корабельных мин с часовым механизмом.

Учиться пришлось на ходу. Минеры обучили легководолазов пользованию минами, погрузке и разгрузке их со шлюпки в воду. После получения разведданных, что пирс практически готов к эксплуатации, принято решение о начале операции. Руководителем группы, идущей на задание, назначен старшина А.Н. Корольков. Двумя бронекатерами, имевшими на буксире быстроходный катер и шлюпку, пять легководолазов во главе со старшиной А.Н. Корольковым глубокой ночью доставляются в район исходной точки проведения операции.

На удалении двух километров от берега группа была высажена в шлюпку и отбуксирована быстроходным катером ближе к невидимому в темноте пирсу. В дальнейшем гребцы должны были вывалить мины за борт, а легководолазы, ориентируясь по компасу с помощью буксирных концов, подтянуть их к пирсу. Так и случилось. После того как мины были привязаны к сваям, старшина Корольков установил на них взрыватели с контрольным временем взрыва по часовому механизму на 9 часов утра. После выполнения задачи группа успешно покинула опасную зону и вскоре была обнаружена И.В. Прохватиловым в районе Ольгино. В этот же день получено донесение, что в 9 часов 12 минут почти одновременно прозвучавшими двумя взрывами Петергофская пристань уничтожена. Немцы больше так и не решатся ее восстанавливать.

Другая операция, выполненная подразделением И.В. Прохватилова, связана с уничтожением базы немецких штурмботов — быстроходных катеров с подвесным мотором. Они были способны перевозить до 30 человек на скорости около 40 км/час. Суда могли подходить к самому берегу, без особого труда вытаскивались на него и маскировались. Особенно активизировалась деятельность штурмботов с началом навигации 1942 года. Основное направление действий — прибрежная полоса Финского залива между Стрельной и Петергофом. Все попытки обнаружить базу катеров даже с помощью авиации успеха не имели. Крайняя озабоченность командования была выражена в том, что с помощью этих нехитрых скоростных плавсредств можно было в короткие сроки и при минимальных затратах минировать фарватеры предназначенные для прохода кораблей Балтийского флота. Перед подразделением легководолазов И.В. Прохватилова поставлена лаконичная задача — найти базу катеров и уничтожить. Для ее поиска созданы две группы. Они работали бессменно по два, три дня подряд.

Напряжение возрастало.

Когда вторая группа дошла до Стрельнинского парка, начались потери. После паузы поиск возобновился. Теперь легководолазы подходили к предполагаемому месту разведки под водой. Противник стал нервничать, что говорило о близости разведчиков к цели. Пришлось опять делать паузу, а затем продолжить поиск ораниенбауманской группой. Наконец легководолазу Никитину и его напарнику удастся обойти дамбу Стрельнинского парка по болотистому участку, считавшемуся немцами непроходимым. Они обнаружили катера противника тщательно охраняемые и замаскированные. Остальное было делом техники. Вскрыта система связи и охраны, определено место базирования небольшого гарнизона, распорядок дня и так далее.

Для уничтожения базы катеров созданы четыре группы. На первую возлагалась задача повреждения связи и удержание подкреплений противника, вторая должна уничтожить катера, третья — блокировала гарнизон, четвертая — прикрывала отход всех групп. Первый выход на операцию обернулся неудачей. Из-за ветра катера снесло, и И.В. Прохватилов принял решение вернуться в базу. Нужно было действовать наверняка. Перед началом второй попытки, используя легководолазное снаряжение, на берег занятый противником, высажен наводчик — краснофлотец Ананьев. Он должен был в условленное время выставить световой ориентир, на который будут выходить диверсионные группы. С наступлением темноты подразделение вышло на операцию. Высадка прошла успешно. Через час после нее на берегу раздались взрывы.

Чуть позже к катерам стали подходить шлюпки с диверсантами. Нужно было срочно уходить, т.к. немцы открыли ураганный огонь. С этой операции не вернулась группа прикрытия за исключением старшины Данилова.

Спецподразделение легководолазов штаба Краснознаменного Балтийского флота выполнило более 200 разведывательно-диверсионных заданий. О них писала флотская газета «Красный Балтийский флот», из уст в уста передавались легенды. Именно легенды, так как боевые операции, выполнявшиеся ими, не встречали поддержки со стороны советской оборонной промышленности. Легководолазы индивидуально совершенствовали снаряжение, изобретали его. Практически все специальное оборудование и вооружение производил шестой взвод подразделения (учебный). Но потери в людях оказались огромны. Из 145 человек, входивших в первый состав РОН БФ, в живых осталось только 20 человек.

По некоторым сведениям, на Черноморском флоте подобное подразделение во время боевых действий с августа 1941 по январь 1942 года было полностью обескровлено. Изучение материалов позволило установить, что 01.10.1941 года в Севастополе было сформировано особое подразделение войсковой разведки. Руководил им батальонный комиссар У.А. Латышев (начальник разведотдела штаба флота полковник Д.Б. Намгаладзе). Подразделение именовалось — 2-й разведывательный отряд Черноморского флота (в/ч 605). Он состоял из 4-х взводов, каждый из которых насчитывал четыре отделения. Кроме обычного оружия бойцы были оснащены велосипедами и мотоциклами. Данных о наличии в составе отряда бойцов, имеющих водолазную подготовку, обнаружить не удалось (см: Шесгаков Н.С. Совершенно секретно. — Севастополь: «Рибэст», 2005, С93—95).

В августе 1941 года в Севастополе на западном берегу бухты Круглой (Омега) был сформирован диверсионный отряд особого назначения (23 человека), предназначенный для действий на территории Болгарии. Подразделение состояло из болгарских коммунистов. Его переброску из бухты к месту высадки в 1941 году осуществляли подводные лодки Щ-211 и С-32. 11.08. и 28.08.1941 года была осуществлена высадка двух диверсионных групп. Но выход на берег выполнялся из субмарин, находившихся в надводном положении.

11.08.1941 года Щ-211 подошла ночью к болгарскому берегу южнее устья реки Камчия на полпути между варненским заливом и мысом Карабурун. В 150 метрах от берега на пяти резиновых лодках была высажена группа, состоявшая из 14 (по другим данным, из 16) болгарских диверсантов. Подразделение возглавлял руководитель Военной комиссии ЦК Болгарской коммунистической партии Цвятко Радойнов.

Вторая высадка в Болгарии произошла в ночь с 28.08. на 29.08.1941 года в районе между селом Шкорпиловци и устьем реки Камчия. В этот раз группа состояла из 9 человек, а руководил диверсантами Мирко Петков. Позже подводные лодки Черноморского флота не раз осуществляли доставку советских десантно-диверсионных групп к различным участкам крымского побережья, но высадки на берег неизменно осуществлялись в надводном положении. Это стало одной из причин больших потерь среди личного состава и даже полной гибели подразделений.

Погибли со всеми экипажами и подводные лодки Щ-211 и С-32. Щ-211 не вернулась из боевого похода в ноябре 1941 года (командир — капитан-лейтенант А.Д. Девятко (1908—1941), экипаж 44 человека). Ее останки были обследованы в июле 2003 года в точке с координатами 42 градуса 53,65 минут с.ш. 28 градусов 03,51 минут в.д. По мнению некоторых специалистов, во время гибели корабля на его борту могла находиться одна из болгарских диверсионных групп, так как штатная численность экипажа составляла 38 моряков. Позже действия Щ-211 были отмечены руководством Болгарской Народной Республики, Именем командира лодки названа улица в Варне. А.Д. Девятко посмертно был награжден болгарским орденом «9 сентября 1944 года» I степени. Подводная лодка С-32 погибла 26.06.1942 года в 12 милях южнее м. Сарыч в точке с координатами 44 градуса 12 минут сш. 33 градуса 48 минут в.д. (командир — капитан 3-го ранга С.К. Павленко (1905—1942), экипаж 48 подводников) (см.: Стрельбицкий К.Б. Во имя России. Мартиролог черноморских подводников Отечества (1909—1945). — M. «Отечественная военная история». 2003. С. 66—73, 92—95). На берегу Круглой бухты, рядом с корпусами украинского военного госпиталя, установлен памятник из черного мрамора, посвященный болгарским разведчикам-диверсантам. На нем высечены фамилии: Георги Антонов, Иосиф Байер, Антон Бекляров, Кирилл Видинский, Трифон Георгиев, Георга Гырбачев, Тодор Гырланов, Сыби Денев, Димитр Димитров, Васил Додев, Иван Иванов, Иван Изаговский, Басил Лагадинов, Делчо Напла, Ангел Ников, Стефан Пажев, Мирко Петков, Авраам Петров, Цвятко Радойнов, Симеон Славов, Борис Толчев, Иван Щерев. Считается, что было подготовлено четыре группы диверсантов, состоявших из болгар. Вероятно, приведенные фамилии представляют совокупный перечень личного состава отряда.


Не предполагая использовать подводный вариант диверсионной деятельности после начала Великой Отечественной войны под г. Горьким (совр. Нижний Новгород, местечко Моховые Горы), была создана группа легководолазов, получивших профильное образование в ОСВОДе. Ее возглавил А.И. Мацюра. Задачей его подчиненных было в короткие сроки подготовить стрелковый полк для «подводного варианта» преодоления рек. Предполагалось в течение 1,5 месяца пройти курс подготовки личного состава с использованием аппаратов ВИА-1 и ВИА-2, а также ИПА-3. Учебный процесс не исключал формирование из наиболее подготовленных военнослужащих спецподразделений для ведения подводной войны. Они, имея взрывчатку, могли двигаться под водой по компасу или путеводной нити.

Деятельность подобных воинских образований остается одной из тайн ушедшей войны...

Бесценный опыт ведения специальных операций, приобретенный личным составом роты особого назначения Прохватилова на Балтике, вскоре оказался востребованным на южном направлении боевых действий. В апреле 1944 года на Черноморском флоте сформировано спецподразделение, состоявшее из 10 легководолазов-разведчиков. Им командовал ученик И.В. Прохватилова — С.С. Осипов. На Тихоокеанском флоте в июне 1945 года сформирован отряд, решавший подобные функции. Им командовал Герой Советского Союза В.Н. Леонов.

После разгрома немецких войск на ленинградском направлении И.В. Прохватилову не удалось убедить командование в сохранении уникального подразделения, которым он командовал все непростые годы войны. Он аргументированно предлагал создать на базе роты особого назначения РО ШБФ спецшколу легководолазов-разведчиков, справедливо полагая, что «...это дело новое, при известных условиях может быть очень полезным на все время, пока существует разведка». Однако его мечте не суждено было сбыться. Главным недостатком в работе РОН являлась невозможность использования в диверсионной работе подводных лодок.

14.10.1944 года приказом № 0580 командующий КБФ расформировал роту особого назначения водолазов-разведчиков. «Поспешное расформирование необходимо считать ошибкой, — писал о РОН один из современных специалистов в области ведения подводной диверсионной войны, — которая впоследствии, практически на 8—-10 лет, затормозила развитие этого направления».

Бессменный командир РОН — Иван Васильевич Прохватилов — и после войны остался верен легководолазному делу. После окончания войны он был назначен начальником военно-водолазной школы, а затем водолазным специалистом в аварийно-спасательный отдел (АСО) штаба 4-го ВМФ. В 1951 году Прохватилов являлся научным сотрудником водолазного отдела (с 1951 года — спецлаборатории) НИИ №11 ВМФ СССР. Только в 1953 году по состоянию здоровья он ушел в запас в звании капитана 2-го ранга. Всю оставшуюся жизнь Прохватилов посвятил военно-патриотическому воспитанию молодежи.

Если говорить о Черноморском флоте, то на нем с начала войны стали действовать водолазы-минеры. По западной классификации они относились к боевым пловцам. Но их тогда в советском ВМФ так не называли. 22.06.1941 года военно-воздушные силы Германии один из первых ударов нанесли по Севастополю — главной базе Черноморского флота. Их целью являлось блокирование сил флота в базе через минирование судоходных фарватеров, рейдов, бухт. Использовались секретные неконтактные донные мины, на которые не действовали обычные тралы. Всякие попытки минеров Черноморского флота демонтировать и исследовать эти изделия заканчивались гибелью людей.

У помощника флагманского минера капитан-лейтенанта Г.Н. Охрименко возникла идея разоружения мины под водой с помощью водолазов. Но легководолазное дело пришлось осваивать самим минерам. В интересах дела это было более целесообразно, чем обучать минной специальности водолазов. Для работы на дне решено использовать не автономное, а вентилируемое снаряжение. Оно позволяло дольше находиться под водой, что имело огромное значение при разминировании неизвестных моделей морских мин.

Первые попытки подобраться к секрету немецкой мины потерпели крах. То мина самоликвидировалась при транспортировке, то артиллерийский обстрел не позволял закончить работу. В один из таких артналетов Г. Охрименко получил под водой контузию. Скоро ему на помощь пришли опытные водолазы-черноморцы: Викулов, Болтов, Мищенко и другие. Взаимно обучая друг друга, они вместе осваивали профессию боевого пловца-минера. Тренировки проводили в Южной бухте Севастополя. Шла подготовка и специального инструмента из немагнитного материала, с помощью которого планировалось продолжить работы над секретами мины.

В штабе флота торопили. Минная опасность сковывала действия Черноморского флота, оперативное развертывание его сил. Наконец наступил день, когда одна из мин была разоружена под водой водолазом Викуловым и с большим трудом под обстрелом доставлена в Песочную бухту. На берегу в поединок с «подводной смертью» вступит капитан-лейтенант Г. Охрименко. На разгадку ее тайны понадобятся две ночи. К концу второй секрет мины был раскрыт. Она классифицирована как комбинированная — магнитно-акустическая. В последующем группа водолазов-минеров успешно работала по разминированию морских мин на Керченском полуострове, в Новороссийске, Геленджикской бухте. На их счету раскрытие секрета другой немецкой новинки — беспарашютной мины-бомбы «Ж». Заслуга в этом принадлежала водолазу Л. Викулову. «Национальная гордость Германии», как немцы называли свои новые морские мины, оказалась бессильна перед мужеством и профессионализмом водолазов-минеров Черноморского флота.

На Черном море в апреле 1944 года была сформирована небольшая группа разведчиков-водолазов. Она состояла из 10 человек, командовал ею ст. лейтенант С.С. Осипов. Насколько известно группа выполнила только одну боевую задачу: по ведению разведки из района поселка Любимовка за передислокацией немецких кораблей в районе Севастополя. Действовала она 05.04.—10.05.1944 года. После освобождения главной базы от противника водолазы-разведчики Осипова погружались на погибшие немецкие суда с целью изъятия с них шифртаблиц, карт минной обстановки, секретных документов. В конце 1945 года спецподразделение постигла участь его собрата на Балтийском море. Оно было расформировано.

Во время сражений на северном направлении Великой Отечественной войны — на побережье норвежской провинции Финмарк действовали от 4 до 9 разведгрупп 181-го разведотряда штаба Северного флота. Они отслеживали обстановку на глубину до 300 км. Некоторые разведчики находились в тылу противника до 6 месяцев. Однако использование подводного снаряжения для активных диверсионных действий было исключено.

На Тихоокеанском флоте, по данным автора книги «Подводный спецназ России» В.Г. Пашица, «... с 1938 года ежегодно проводились учения по высадке разведывательных групп с подводной лодки в подводном положении. В годы Великой Отечественной войны в целях поддержания высокой боевой готовности такие учения продолжались» (с 64). Учитывая боевой опыт, в 1945 году было подготовлено «Наставление по высадке разведгрупп с надводных кораблей и подводных лодок». С января 1945 года на ТОФ действовала 140-я рота особого назначения штаба ТОФ, созданная на базе 181-го разведотряда Северного флота. Ротой командовал дважды Герой Советского Союза ст. лейтенант В.Н. Леонов. В августе 1945 года под его руководством рота провела несколько успешных операций в ряде корейских портов без использования водолазного снаряжения. После окончания боевых действий на Дальнем Востоке спецподразделение окажется расформированным. Пройдет 10 лет, и на о. Русский будет создан морской разведывательный пункт, удостоенный гвардейского звания. По косвенным свидетельствам некоторые его подводные пловцы-диверсанты принимали участие в боевых действиях во Вьетнаме.

Говоря об отдельных примерах использования боевых советских пловцов во время Великой Отечественной войны, нельзя не коснуться двух малоизвестных фактов. По всей видимости, они были связаны между собой, ибо в хронологическом отношении временных событий как бы проистекают один из другого.


Летом 1943 года немцы стали готовить наступление на центральном участке огромного советско-германского фронта под названием «Цитадель». По замыслу генштаба Гитлера, предполагалось танковыми клиньями из районов Белгорода и Орла на Курск нанести удар по группировке советских войск, сконцентрированных на курском выступе, и ликвидировать его. После успеха планировалось развить наступление на Москву. На острие танковых ударов планировалось использовать новейшие танки «Тигр». Самым коротким путем переброски механизированных танковых подразделений вермахта было направление Берлин — Варшава — Гомель — Орел. В районе Гомеля железная дорога пересекала через мост Днепр. По нему круглосуточно шли эшелоны с боевой техникой, боеприпасами, горюче-смазочными материалами, личным составом немецких войск.

Советское военное руководство предпринимало не одну попытку разбомбить мост, но мощное ПВО, размещенное вокруг него гитлеровцами, мешало решить задачу. Авиация несла большие потери. Не удалось и партизанам подойти к мосту. Единственное, что они смогли сделать — это несколько раз подорвать рельсы на магистрали. Однако немцы быстро восстанавливали поврежденные участки железнодорожного пути, и составы опять шли к Курской дуге. Проанализировав ситуацию, советское командование приняло решение создать диверсионный отряд из спортсменов-легководолазов и поставить перед ними задачу уничтожения моста через Днепр. После тщательного отбора в отряд были зачислены 10 человек. В качестве водолазного снаряжения на вооружении группы находился гидрокомбинезон ТУ-1 и дыхательный аппарат ИСА-М.

Легководолазы-диверсанты прошли подготовку на базе Центрального совета ОСОВИАХИМА. Организовал ее опытный водолазный специалист В.И. Кронштадский-Карев. Затем группа приступила к практическим спускам на открытой воде. Отрабатывались упражнения по минированию одного из мостов на Оке у Каширы. Подразделение было усилено. В его состав вошли врач, радист, снайпер, подрывник, автоматчики, а также несколько разведчиков, знавших немецкий язык. Диверсанты должны были за короткий срок научиться хорошо ориентироваться под водой, стрелять из немецкого оружия, маскироваться, владеть приемами рукопашного боя и прыгать с парашютом.

После апробирования нескольких способов доставки взрывчатки к мосту решили использовать для этих целей пробковые вставки от спасательных жилетов. Схема срабатывания боеприпаса основывалась на электроподрыве с дублированием через мину, снабженную часовым механизмом. Значительная часть тренировочного времени в подготовке группы уделялось отработке умения диверсантов заменять под водой основной кислородный баллон после его израсходования на дополнительный. И умение в этом не должно было зависеть от прозрачности воды и времени суток. Предполагалось, что каждый комплект снаряжения будет укомплектован 4—5 запасными баллончиками. В качестве взрывчатки планировалось использовать 500 кг тола.

В установленное время группа диверсантов успешно десантировалась в заданном районе и разбила лагерь в 700 метрах от моста в густых зарослях кустарника. Первую попытку пройти к нему под водой успешно осуществил В. Хохлов. Не проплыть, а именно пройти по дну, для чего к поясу водолаза-диверсанта крепился дополнительно утяжеленный пояс, а на ноги были надеты боты со свинцовыми подошвами. Хохлову ставилась задача протянуть к одной из опор моста телефонный провод. Преодолевая препятствия и течение до одного метра в секунду, в ночной темноте, он добрался под водой до моста и закрепил провод на автомобиле с боеприпасами, который по счастливой случайности оказался на дне в месте предполагаемой диверсии. Назад Хохлову пришлось буквально ползти на четвереньках, так как течение стало встречным. Возникла необходимость поменять в полной темноте и кислородный баллончик аппарата.

На следующую ночь предстояло уложить под опору моста два ящика взрывчатки. Для этого вместе с Хохловым под воду ушел еще один подводный диверсант. Труден был путь по дну реки к мосту в ту ночь. Но добрались диверсанты к нему без особых приключений. Закрепив ящики около одной из его опор и отдохнув, они отправились в обратный путь. Он оказался менее благополучен для них. Товарищ Хохлова оказался ранен в голову топляком или бревном, проносимым мимо него течением. Диверсанту пришлось тащить товарища на себе до берега, а затем и до лагеря. После этого Хохлову предстояло действовать в одиночку. Четыре ночи он таскал по дну Днепра на себе взрывчатку к мосту. Десять ящиков с толом были уложены под автомобиль в районе опоры моста. Наконец наступило время, когда Хохлов последний раз ушел под воду, чтобы установить на взрывчатке электродетонаторы.

Когда все было кончено, затаившись на дне и переждав налет на мост советской авиации, Хохлов взвел часовой механизм мины. Через 24 часа, если не сработает электроподрыв, он должен запустить адский механизм взрыва. Прошло менее суток. Когда на мост втянулся состав с танками, подрывник крутанул машинку. Сноп огня осветил окрестности, и страшный силы грохот заставил вздрогнуть землю. Часть эшелона пошла под воду, а железнодорожная артерия была надолго перерезана в самом слабом ее месте. Выполнив задание, диверсионная группа благополучно добралась до партизанской базы и вскоре самолетом была переброшена в Подмосковье. Через несколько дней после ее отлета началось одно из крупнейших сражений Второй мировой войны (1939—1945) на Курской дуге. Пройдет полвека, и на основании немецких архивных документов будет установлено, что противник посчитал причиной разрушения стратегического моста в преддверии решающего этапа крупнейшей операции гитлеровских войск на Восточном фронте налет советской авиации.

Другая операция с использованием подводных диверсантов готовилась в то же время и с той же целью. Но она оказалась не реализована в силу обстоятельств, о которых будет рассказано ниже.

Во время войны в Пуховическом районе Минской области активно действовала партизанская бригада «Пламя». Командиром ее был полковник Евгений Федорович Филипских. За три года боев ими было уничтожено 135 эшелонов, выведено из строя 117 танков, сбито 5 самолетов, взорвано 56 мостов. Более 6 тыс. немецких солдат и офицеров так и не попадут на фронт. Однако комбриг и его люди продолжали поиск новых способов ведения боевых действий с противником. Так появилась идея удара по железнодорожным и шоссейным мостам с помощью боевых пловцов. Разработка плана была поручена начальнику штаба бригады М.Ф. Тарикову. Он предполагал: «... используя кислородные аппараты ИПА-1 и ИПА-2, провести боевую единовременную операцию по подрыву железнодорожных и шоссейных мостов на территории всей оккупированной Белоруссии». Для выполнения этой задачи намечалось набрать специальное подразделение боевых пловцов-подрывников, которых следовало собрать из воинских частей. Предполагалось создание специальной школы по подготовке подводных диверсантов. Им предстояло научиться ориентироваться под водой, пользоваться взрывчаткой, в совершенстве владеть огнестрельным и холодным оружием, приемами рукопашного боя, парашютом. Действительно, партизаны в этом смысле далеко опередили аналитиков ВМФ СССР.

К операции подрыва мостов в Белоруссии предполагалось привлечь 400 боевых пловцов. В расположение партизанских соединений они должны были забрасываться с самолетов. В дальнейшем с помощью проводников их группы предстояло вывести к объектам диверсий. План был согласован со специалистами и получил одобрение. Все расчеты самолетом отправили в Центральный и Белорусский штабы партизанского движения.

Однако им не суждено было сбыться. Поражение немецких армий на Курской дуге и способствовавшая ему партизанская «рельсовая война» в тылу противника привели к развитию наступления советских войск на Запад. Осенью 1943 года они вступили в пределы Белоруссии. Времени на подготовку подводной войны не было. Но если бы этого не случилось, можно не сомневаться, что вслед за «рельсовой войной» немцы получили бы и «подводную войну». Об этом свидетельствовали архивные документы.

Говорят, что все новое это хорошо забытое старое. И, может быть, нам, потомкам, следует внимательнее всмотреться в собственную военную историю Отечества и сделать выводы.

Даже то, что рассказано выше, наводит на глубокие размышления о дне сегодняшнем. Пока существуют на Земле армии и военные флота» государства, стоящие друг против друга, использование боевых подводных пловцов останется неизменным приоритетом в целом спектре операций, где никто лучшие них эту работу не сделает.

Вторая мировая война (1939—1945) закончилась. Впереди изнурительная, растянувшаяся на десятилетия с множеством больших и малых региональных конфликтов холодная война. И боевые пловцы-диверсанты станут в ней одной из самых малоизвестных страниц летописи трагических событий. Их секретные подразделения будут выполнять сложнейшие задачи во многих уголках земного шара и в мирное время. Эти части специального назначения станут гордостью ряда флотов государств, их элитой.


ГЛАВА 3

Послевоенное организационное оформление и обеспечение боевых пловцов и подводных диверсантов

Идеальным одиночным бойцом является такой военнослужащий, который действует в интересах выполнения решений командования по собственной инициативе далее не получая приказа

Гельмут Гейс, бывший командир спецподразделения боевых пловцов соединения «К» ВМС Германии

 «Люди обладали прекрасными личными качествами, но у них не хватало средств, не было еще достаточно ясного представления о реальных возможностях нового оружия», — говорил после окончания Второй мировой войны руководитель итальянских боевых пловцов-диверсантов князь В. Боргезе. Последующие десятилетия позволят соединить эти два взаимодополняющих понятия — человеческий фактор и современное техническое оснащение действий боевых пловцов.


ФРАНЦИЯ

В 1953 году в ВМС Франции создано спецподразделение боевых пловцов «ХУБЕРТ» (Юбер). Организационно оно было введено в состав морской пехоты. В подготовку боевых пловцов подразделения внесены элементы, необходимые с точки зрения командования ВМС, AM проведения тайных операций в различных уголках земного шара Их так и назвали — «морские коммандос» или «стратегические коммандос». В перечень боевых операций, для выполнения которых предназначено подразделение, входит: уничтожение кораблей противника, портовых сооружений, береговых КП и ЗКП, ведение разведки и подрыв противолодочных и противодесантных заграждений. Доставка боевых пловцов к местам проведения операций осуществлялась всеми доступными средствами по воздуху, суше, воде и под водой. Для этого привлекались надводные корабли, быстроходные катера, рыболовные, торговые и научные суда, яхты, подводные лодки, самолеты и вертолеты, различного рода подводные групповые и индивидуальные буксировщики, способные нести боевые заряды.

Значительным подспорьем в подготовке боевых пловцов Франции стало создание в 1958 году на острове Сан-Мандрие (около порта Тулон) школы водолазов. До 1987 года в ней прошли подготовку около 10 тыс. личного состава ВМС (в том числе некоторых иностранных государств) и ряда других видов вооруженных сил. Прием в школу осуществляется из числа призывников и резервистов (чаще всего матросов и унтер-офицерского состава, в том числе и сухопутных войск) на основе серьезного отбора, в который, кроме прочего, входит личное собеседование, тестирование, углубленное медицинское обследование. Если кандидат на зачисление в водолазную школу успешно пройдет все ступени отбора, представление на утверждение его направляется в управление военных кадров ВМС Франции. После положительного решения кандидат будет зачислен в водолазную школу и приступает к занятиям по первичной, месячной подготовке.

Предварительная подготовка к погружениям занимает 24 часа учебного времени. Теоретическая часть включает в себя изучение классификации и принципа работы дыхательных аппаратов, патофизиологии погружений, мер безопасности и организации спусков, оказание первой помощи на воде и при возникновении специфических водолазных заболеваний, а также методики простейших ремонтных работ, которые в последующем отрабатываются на практике. Во время практического обучения на полигоне применяются антимагнитные или слабомагнитные дыхательные аппараты с замкнутым или полузамкнутым циклом дыхания, позволяющие обеспечивать работу под водой на глубинах до 80 метров на различных смесях. В водолазной школе широко практикуется проведение различных соревнований по подводному спорту, большое внимание уделяется экспериментальным работам и тренировкам. Особый контроль осуществляется за подготовкой водолазов-минеров, боевых пловцов из числа резервистов по программе «НОДЕКО».

В январе 1987 года в штат школы введено специальное судно «Аплерон». Численность преподавательского и обслуживающего персонала достигла 60 человек. В рамках этой программы специалисты школы из состава 3-й группы только за один год разминировали 30 мин, 4 торпеды. 20 бомб и 200 снарядов периода Второй мировой войны. Кроме этого ими были обнаружены и обезврежены несколько контейнеров с наркотическими веществами. Выполнялись работы и чисто прагматического свойства: обследование корпусов кораблей, фундаментов портовых сооружений, мостов. Слушатели и выпускники школы водолазов ВМС Франции не раз привлекались к выполнению боевых задач. В 1962 году они вели наблюдение за кораблями в портах Алжира, в 1974, 1975, 1978 и 1984 годах участвовали в разминировании Суэцкого канала и Красного моря.

Кропотливая работа школы позволяет готовить для ВМС Франции высокопрофессиональные кадры специалистов боевого подводного плавания, которые и сегодня несут нелегкую службу в составе соединений флота. При общей численности ВМС Франции около 67 000 человек, на начало 90-х годов XX века военный флот располагал 1930 специалистами по подводным погружениям. Из них 1500 — корабельные водолазы, 200 — водолазы-минеры. Ежегодно выпуск школы составляет около 300 человек при отсеве примерно 20%. Начиная с 1985 года, вместо отчисленных из водолазной школы разрешен прием кандидатов, имеющих свидетельство первого разряда французской Федерации подводного плавания, что, несомненно, разнообразило качественный состав слушателей.

Водолазы-минеры ВМС Франции организационно сведены в три группы под названием «ЖИСМЕР». Место базирования города Брест, Шербург и Тулон. Каждая из групп насчитывает 30 человек личного состава, из которых 2 офицера, 2 врача, 2 фельдшера и 24 водолаза-минера. В распоряжении каждой группы находится базовое судно, два катера и 10 надувных лодок. Например, базирующаяся в Тулоне 3-я группа имеет базовое судно «Гардения» и организационно замыкается на флотилию легких судов в Средиземном море. В задачу групп водолазов-минеров входит разминирование морских боеприпасов, фугасов. Они занимаются расчисткой от них проходов в морские базы, порты и гавани, устраняют различные подводные препятствия.

Одним из основных требований, предъявляемых к французским боевым пловцам-диверсантам, является скрытность. Значительное внимание уделяется подбору групп, насчитывающих, как правило, два человека. Предметом особого внимания является их психологическая совместимость, умение быстро понимать друг друга без слов по жестам или только по взгляду, отработка способности действовать автономно, самостоятельно принимать решение и последовательно воплощать его в жизнь без малейшего сомнения. По мнению французских специалистов ведения подводной войны, подготовка боевых пловцов-диверсантов должна включать в себя прежде всего сбор и изучение всех практически доступных сведении об объекте и прилегающей местности. Для этого используются данные космической, агентурной разведки, а также официальные материалы прессы. В дальнейшем отрабатываются вопросы внезапности применения боевых пловцов, наряд сил, многократное повторение всех элементов предстоящей операции. Главная цель — добиться автоматизма и слаженности действий на всех ее фазах проведения, максимально приближенных к реальным боевым условиям.

Несмотря на национальную индивидуальность, снаряжение французских боевых пловцов-диверсантов во многом унифицировано с подобным оборудованием флотов стран НАТО. Стремление к этому вполне объяснимо не только экономией средств для разработки специального подводного оборудования, но и предполагаемым тесным сотрудничеством и взаимодействием сил специального назначения при ведении боевых совместных операций. Подобный разумный подход имеет место в оснащении практически всех видов вооруженных сил стран НАТО. Так же было в период существования вооруженных сил стран Варшавского договора до 1991 года. И хотя Франция остается наблюдателем, а не членом Североатлантического блока, тем не менее ее военно-политическое руководство рассматривает страны НАТО как потенциальных союзников. Исходя из этих соображений, вопрос применяемого боевыми пловцами Франции снаряжения сведен к единой тенденции его развития в ведущих государствах мира. Данному обстоятельству посвятим пятую главу книги.

Наиболее известной послевоенной операцией боевых пловцов-диверсантов Франции стал подрыв в Новозеландском порту Окленд судна «Рейнбоу Уорриор». Судно принадлежало международной организации «Гринпис». Диверсия была проведена 10.07.1985 года. Кодовое название — «Кислород».

Судно прибыло в Новую Зеландию для проведения акции протеста против испытаний ядерного оружия, которые проводились с 1975 года правительством Франции на атолле Муроруа, С целью блокирования действий «Гринпис» было принято решение о потоплении судна «Ренбоу Уорриор» силами спецподразделения боевых пловцов-диверсантов ВМС. В случае неудачи государство снимало с себя ответственность в защите участников акции. Впрочем, подобный подход часто практиковался в проведении тайных операций подводными диверсантами и других государств послевоенного мира, не исключая СССР.

Операция «Кислород» не отличалась масштабом, новыми приемами и техническими решениями. Однако резонанс в мире вызвала большой и неоднозначный. Во время проведения акции погиб человек из состава экипажа корабля, что не было предусмотрено планом Наконец заряд ВВ пришлось закладывать не со стороны моря, а причала. В остальных случаях на всех этапах операции, включая активную фазу, она была проведена без потерь, слаженно, исключительно собранно. Остается только сожалеть, что усилия боевых пловцов-диверсантов ВМС Франции были направлены исключительно против беззащитного, мирного судна, экипаж которого выполнял миротворческую функцию.


АНГЛИЯ

Боевые пловцы Великобритании вступили в послевоенную фазу развитии спецподразделений, имея в отличие от Франции боевой опыт, солидную теоретическую и техническую базу. В значительной степени она была создана за счет итальянцев.

В распоряжении английского Адмиралтейства находились такие опытные боевые пловцы, как человек-легенда Лайонелл Крэбб. Это о нем писал французский историк А. Деко, назвав Крэбба «Бесспорно — самым лучшим подводником, знаменитым «человеком-лягушкой»... подвиги Лайонелла Крэбба, вне всяких сомнений, занимают первое место». Опустим высокопарность в изложении мнения французского историка и вынужденно коснемся судьбы этого человека действительно стоявшего у истоков созданий английских подразделений боевых пловцов.

Любопытно, но до войны Л. Крэбб не умел плавать, а его физическое развитие желало быть много лучше. Он был маленького роста (около 1 м 52 см), некрепкого телосложения, имел слабые легкие, близорук (один глаз видел только на 20%). Однако упорство в достижении цели этот человек проявил незаурядное. Это тот случай, когда личности создают себя сами. Не найдя своего применения в различных специальностях, в сентябре 1939 года Л. Крэбб предпринял неудачную попытку поступить на службу в британские ВМС. И только благодаря упорству, воле, настойчивости ему удастся попасть во флотский резерв, после чего он оказался в Гибралтаре... писарем

После трагедии в Гибралтарском порту, когда 19.09.1941 года боевыми итальянскими пловцами на дно были пущены три танкера, в поле зрения английского командования появился Л. Крэбб. Он предложил руководству ВМС создать специальную противодиверсионную команду легководолазов и получил поддержку. Англичане почти ничего не знали об итальянских «людях-лягушках». Поэтому первое снаряжение боевых британских пловцов ничего общего не имело с амуницией итальянцев и вызывало улыбку. Сам Л. Крэбб позднее вспоминал, что он с товарищами выглядели «довольно забавно» в своих пляжных костюмах, теннисных туфлях на свинцовых подошвах и с примитивными кислородными аппаратами, которые «с грехом пополам крепились на спине с помощью ремней и пояса». Однако именно с этим примитивным снаряжением Крэббу предстояло победить не в одной рукопашной схватке с боевыми итальянскими пловцами под водой, успешно разминировать несколько английских кораблей (до взрыва одного из них оставалось 23 секунды).

После окончания войны при деятельном участии Л. Крэбба было создано подразделение итальянских ныряльщиков, которое успешно занималось разминированием портов. Бывшие противники высоко ценили его. В Италии о Л. Крэббе ходили легенды. Демобилизовавшись, он не смог привыкнуть к гражданской жизни. Не привлекла Л. Крэбба и коммерческая деятельность в открытой им вместе с компаньоном М. Пэндоком небольшой мебельной фирме. Не забывали о Крэббе в британском Адмиралтействе. Лайонеллу поручили обследование дна и останков погибших кораблей. В 1953 году ему доверили конфиденциальный осмотр подводной части советского крейсера «Свердлов». Корабль прибыл в Спайтхед на военно-морской парад, который принимала королева Елизавета. Видимо, данная опасная операция не увенчалась успехом, так как через три года — 19.04.1956 года — Л. Крэбб предпринял повторную попытку обследовать днище теперь уже другого крейсера типа «Свердлов» — «Орджоникидзе». На нем с дружественным визитом в Портсмут прибыли первые лица Советского Союза — Н.С. Хрущев и маршал Н.А. Булганин.

Этот день стал последним для Крэбба. Он исчезнет, и судьба его останется тайной. Заявление британского Адмиралтейства от 29.04.1956 года, что «капитан 3-го ранга Крэбб, очевидно погиб в результате поломки дыхательного аппарата в Стоукской бухте», стало лишь эпизодом в длительном поиске истины. Обе стороны — СССР и Англия — обменяются рядом взаимопротивоположных заявлений. Советская сторона была уверена, что Л. Крэбб получил приказ об обследовании крейсера «Орджоникидзе», «...а о том, что при выполнении этого позорного задания он исчез, русские ничего не знают». Английская сторона дезавуирует своего боевого пловца в официальном заявлении: «Нас обвиняют в том, что мы распорядились произвести обследование подводной части крейсера "Орджоникидзе" в разведывательных целях, однако это неверно. Мы не можем нести ответственность за то, что якобы сделал капитан 3-го ранга Крэбб. Если он и совершил противозаконные действия, то только по собственной инициативе».

Наконец 09.06.1957 года неподалеку от городка Чичестер (Принстидский залив) якобы были обнаружены останки Л. Крэбба. Труп оказался обезглавлен, без рук, но... в темно-сером резиновом комбинезоне, размер которого соответствовал росту и телосложению Крэбба Полиция поспешила закрыть дело. Судебный врач Кинг выразил сомнения относительно идентичности останков, заметив: «Говоря откровенно, ничего определенного мы так и не узнали». Бывшая жена Крэбба также «...не может утверждать, что это тело мужа». Начался очередной виток раскрытия тайны гибели одного из крупнейших специалистов ведения подводной войны своего времени.

Традиционно в расследовании появился «советский след».

В Лондон через агентурную разведку попали конфиденциальные документы из Восточного Берлина. Из них следовало, что Крэбб жив и тренирует боевых советских пловцов. Информацию обнародовал бывший чешский журналист Б. Хаттон. Британское адмиралтейство поспешно обвинило последнего в клевете. В 1967 году боннская газета «Бильд» возразила, объявив, что А Крэбб действительно жив, здоров и готовит в Мекленбургской бухте (Болькенхоген) боевых восточногерманских пловцов. Словом, все окончательно запуталось. Видимо, только рассекречивание британских и российских военных архивов данного периода, приоткроет завесу тайны над еще одной загадкой XX века.

Однако 14.11.2007 года произошло событие, позволившее вернуться к обстоятельствам гибели Л. Крэбба. Завесу тайны приоткрыл бывший сотрудник ГРУ СССР некто Кольцов. 19.04.1956 года в звании старшего матроса группы боевых пловцов «Барракуда» он находился на борту крейсера «Орджоникидзе». В интервью для телеканала РЕН ТВ этот человек заявил, что он... убил Л. Крэбба под корпусом корабля. Произошло это во время его обследования у стенки. Спуск под воду состоялся после появления у дежурной службы подозрения о присутствии рядом с крейсером подозрительного движущегося объекта. Кольцов заметил человека, подошел к нему со стороны темного дна, дернул водолаза за ноги и стремительным движением перерезал шланг дыхательного аппарата, а потом горло. После этого тело было отпущено по течению. Следует заметить, что в изложенной Кольцовым информации есть ряд профессиональных неточностей, которые позволяют усомниться в деталях. Тем не менее сам факт появления интервью примечателен.

Боевой пловец был награжден орденом Красной Звезды с напутствием «не носить и никому не показывать...» На следующий день после происшествия Н.С. Хрущев задал вопрос противной стороне относительно «какого-то водолаза», обнаруженного под днищем советского крейсера. Реакции не последовало. Больше Никита Сергеевич к инциденту не возвращался. Свое решение открыть одну из тайн холодной войны Кольцов объяснил тем, что все участники событий ушли из жизни.

Примерно теми же соображениями руководствовался один из старших офицеров КЧФ, когда рассказал историю из серии «хочешь, верь, а хочешь, нет» (опубликовано в издании «Аномальные новости», № 3, 2008 год Перепечатано в газете «Легендарный Севастополь», № 18, март 2008 года).

Летом 1989 года в одной из севастопольских бухт недалеко от СКР (сторожевой корабль) якобы «забурлили» пузыри, характерные для работы дыхательного аппарата. На борт шлюпки, оперативно прибывшей к месту выделяемого из воды газа, был поднят подводный пловец в странном снаряжении и доставлен на борт боевого корабля. «Когда с пловца сняли кислородные баллоны и маску, тот сначала улыбнулся, собираясь что-то сказать, но потом вдруг его лицо перекосила гримаса ужаса, он замычал, словно от мучительной зубной боли, поднял руки над головой и обреченно вымолвил: "Гитлер капут!". Водолаз оказался немец и, что еще более невероятно, фашистом!» В ходе первичного допроса выяснилось, что фамилия человека Эрхард Зиммельман. Он ушел под воду 15 июня 1943 года с группой коллег для минных работ. И все происходило «по плану», пока водолаз не всплыл на поверхность... На корабль немедленно прибыл контрразведчик, который забрал «беглеца из прошлого» с собой, и более никто немца не видел. Командир корабля на следующий день был вызван в штаб, и ему приказали молчать. В противном случае — трибунал. Пройдет 14 лет, и этот человек расскажет данную фантастическую историю, а один из украинских уфологов опубликует материал в периодике.

В этой истории как минимум два слабых места.

Во-первых, на вооружении боевых пловцов Германии периода Второй мировой войны находились дыхательные аппараты с замкнутым циклом дыхания, т.е. они практически не выделяли дыхательную смесь в окружающее пространство (шло только стравливание ее через предохранительный клапан дыхательного мешка тонкой струйкой). Поэтому никакого «пузырения» быть не могло, за исключением отказа аппарата (например, повреждение дыхательного мешка).

Во-вторых. Почему предупредили об ответственности за сохранение режима «секретности» только командира корабля? В подъеме водолаза принимала участие группа военных моряков. О них речи в повествовании не было. Это непохоже на практику в деятельности контрразведывательных структур. Тем не менее науке известны многочисленные факты «путешествий» фигурантов в истории... Люди уходят в мир теней и возвращаются из него. И пока данный факт никто не смог опровергнуть аргументированно.

Однако вернемся в Англию.


Эволюция развития английских спецподразделений боевых пловцов и подводных диверсантов после окончания Второй мировой войны проходила в соответствии с той ролью и значением, которое им придавало военно-морское командование страны. Оно исходило из планов и прогнозов развития ожидаемого крупномасштабного конфликта, но теперь уже между НАТО и государствами Варшавского договора. Организационно британские силы специального назначения представлены двумя отдельными ротами «Комаччио», тремя разведывательными взводами, входящими в состав 3-й бригады морской пехоты, лодочным эскадроном Special Boat Sguadron (SBS). Общая численность личного состава рот «Комаччио» составляет около 500 человек. В их задачу входит решение широкого спектра задач по обороне национальных ВМБ и военных объектов от нападения подводных диверсантов вероятного противника

Разведывательные взводы морской пехоты, общей численностью примерно 200 человек личного состава, имеют задачу по разведке противодесантной обороны побережья противника. С целью обеспечения успешных действий десанта они подготовлены для захвата и уничтожения береговых объектов. Лодочный эскадрон SBS состоит из трех команд общей численностью около 700 человек личного состава и четырех команд легководолазов — подрывников, насчитывающих 100 боевых пловцов. Наряду с уничтожением противодесантной обороны противника, разведки береговой черты, уничтожением на нем объектов военного и хозяйственного значения SBS обеспечивает охрану нефтегазовых платформ в море.

Подготовка личного состава SBS осуществляется в учебном центре королевских ВМФ, расположенном в г. Пул. Кандидаты для обучения отбираются из морской пехоты. После учебного процесса, длящегося около четырех месяцев, люди направляются в спецподразделения SBS. Степень оснащения специальными средствами, подготовка отрядов боевых пловцов и подводных диверсантов Англии находится на высоком современном уровне. Подтверждением этому являются их успешные действия в последнем, крупном для Великобритании конфликте, который произошел с Аргентиной за право владеть Фолклендскими островами (1982 год, Атлантический океан).

Современные боевые британские пловцы являются достойными наследниками славы тех, кто стоял у истоков этого нового вида оружия в Англии. Их спецподразделения, входящие в состав флотских базовых команд и морской пехоты, принимают активное участие практически во всех операциях отечественных ВМС и стран НАТО.


США

После окончания Второй мировой войны (1945) командование американских ВМС развернуло серьезную работу по созданию отечественных подводных диверсионных сил. Специалистам предстояло обработать огромный аналитический материал из опыта американских десантов во время боевых действий на Тихом океане (Кваджилейн, Филиппины, Эниветок, Гуам, Тайнань, Пелелиу, Окинава, Барнео и т.д.), разработать технологические цепочки обеспечения и обучения личного состава, изучить опыт боевых пловцов Италии, Англии, Германии. На это уйдут десятилетия. Наконец к 60-м годам ВМС США приобрели в значительной степени, окончательно оформленные спецподразделения подводных диверсионных сил, представляющие собой значительную боевую силу.

В 1963 году все части боевых пловцов-диверсантов и разведчиков, находившиеся в составе десантных сил Атлантического и Тихоокеанского флотов, объединены в соответствующие группы и дислоцированы на базах в Литтл-Крик (Норфолк, Восточный берег США) и Коронадо (Сан-Диего, Западный берег США). Структурно они состояли из отрядов: разведывательных, диверсионных, подводных взрывников, подразделения для ведения психологической борьбы и лодочных соединений, а также сверхмалых ПЛ. В состав флотов были введены команды боевых прибрежных действий с группами обезвреживания неразорвавшихся боеприпасов. Подразделения саперов-водолазов созданы и в сухопутных войсках.

К началу 70-х годов XX века в ВМС США находились 4 отряда подводных подрывников (по американской терминологии) — по два на Тихоокеанском и Атлантическом флотах. Каждым из отрядов командовал офицер в звании капитан-лейтенанта. Подразделение состояло из одного штабного и 4 взводов подводных подрывников. В каждом находилось два офицера, 20 унтер-офицеров и рядовых. Всего в отряде насчитывалось 15 офицеров, около 100 унтер-офицеров и рядовых. Отбор в подразделения подводных подрывников осуществлялся из числа добровольцев в возрасте от 18 до 32 лет. Причем это могли быть как военнослужащие, так и гражданские лица. Предварительно все они подвергались тщательному медицинскому обследованию и тестированию в целях определения профессиональной пригодности. Собственно обучение проходило в школах подводных подрывников в Литтл-Крик и Коронадо. Как правило, набор составлял около 110—120 человек. В процессе обучения значительная часть курсантов по разным причинам отчислялась из школ

В течение 11 недель слушатели осваивали технику и особенности длительного пребывания в воде, совершенствовались в плавании на большие дистанции, изучали различные типы дыхательных аппаратов, обучались разведке, подрывным работам, умению управлять плавсредствами. После экзаменов все выпускники проходили трехнедельную парашютную подготовку. Современные подразделения подводных подрывников ВМС США принимают участие во всех учениях американского флота и НАТО, где планируются десанты и спецоперации. Они находятся в постоянной готовности на кораблях десантных сил, которые входят в состав оперативных соединений флотов США, в особенности 2-го (Восточная Атлантика), 6-го (Средиземное море), 7-го (Юго-Восточная Азия).

Если боевые пловцы-подрывники ВМС США призваны обеспечивать главным образом десантные операции флота, то подразделения подводных диверсантов и разведчиков имеют целью проведение глубокой разведки, диверсий и подрывной работы в тылу вероятного противника. В их задачу может входить целенаправленное разрушение первоклассных индустриальных, транспортных и энергетических объектов, отдельных кораблей и атомных подводных лодок (особенно ракетоносных), ликвидация КП и ЗКП крупных военных сухопутных и флотских соединений, уничтожение портовых сооружений ВМБ. Словом, как любят говорить американцы, — это универсальные солдаты, способные выполнить практически любую задачу. Специалистам эти подразделения известны под аббревиатурой «Силз», что расшифровывается как «команда—море—воздух—земля». В просторечии их часто называют «Тюленями», т.к. слово «SEAL» читается и как тюлень. Подготовка этих специалистов высокой квалификации осуществляется в тех же центрах ВМС США Литтл-Крик (штат Вирджиния) и Коронадо (штат Калифорния).

К началу 70-х годов в составе американских ВМС находилось два отряда подводных разведчиков и диверсантов, размещенных соответственно в составе Тихоокеанского и Атлантического флотов. Численность каждого подразделения составляла около 200 человек, комплектование осуществлялось исключительно из добровольцев в возрасте от 25 до 30 лет. Часто их набирали из лучших подводных взрывников. Соответствующую подготовку они получали в школах морских разведчиков-диверсантов, которые располагались в обеих главных базах десантных сил, а также на спецкурсах и в учебных центрах специальных войск США.

Обучение разведчиков-диверсантов длилось 1,5—2 года. За это время они в совершенстве изучали язык, нравы, обычаи, религию и географические, социально-политические особенности страны вероятного противника. Параллельно с этим курсанты проходили углубленный курс в освоении специальных средств подводной и наземной связи, конструкции кораблей и ПА, отрабатывали практические навыки судовождения, ближнего боя с оружием и без него, вождение транспорта, способы выживания, парашютное дело, использование многих видов стрелкового оружия. Кроме названных подразделений в состав ВМС США входили и отряды для ведения психологической борьбы. Их главная задача — деморализация личного состава вооруженных сил вероятного противника и гражданского населения. В составе Тихоокеанского флота находился первый, а в Атлантическом флоте — второй отряды.

Лодочные и подразделения сверхмалых ПА ВМС США призваны обеспечивать действия разведывательных и диверсионных отрядов боевых пловцов. Их личный состав также обучался по программам подводных подрывников. Борьба с боевыми пловцами противника возлагалась на группы для ведения подводной войны вблизи побережья, непосредственно на акваториях отечественных, союзных портов и ВМБ. Они принадлежали к вспомогательному составу противоминных сил Тихоокеанского и Атлантического флотов (1-я группа в Лонг-Бич, 2-я группа в Литтл-Крик). Как правило, численность каждого из них составляла 20 офицеров и 180 боевых пловцов.

В 1980 году XX века один из взводов американских «тюленей» был направлен в Англию мя обучения антитеррористической деятельности. Им командовал лейтенант-комадор (общевойсковое звание майор) Норм Карли. На подготовку спецподразделения ушло примерно четыре месяца. Обучением группы руководила служба специального назначения ВМС Великобритании Special Boot Service — SBS. После успешного завершения учебного процесса, практических совместных действий американцев с английским спецназом на кораблях ВМС Великобритании «тюлени» вернулись к месту постоянной дислокации в Литтл-Крик, войдя в состав 2-й группы специальных методов войны ВМС США. Так возникла «Команда-6» (SEAL Team 6) или «Команда быстрого реагирования на террористические акции». Через некоторое время на ее базе было подготовлено еще пять разведывательно-диверсионных отрядов.

По мере их готовности программа ВМС США по борьбе с терроризмом получила название «МОВ-6» (MOB — производное от слова mobility — мобильность, 6 — число подготовленных взводов «тюленей»). В оперативном отношении эти спецподразделения подчинялись только Комитету начальников штабов (КНШ) США. В составе «Команды-6» находилось примерно 70 хорошо подготовленных «стрелков» спецназа, которые не раз принимали участие в реальных боевых действиях во многих уголках земного шара. Среди них Сальвадор, Гренада, Ирак, многие государства Центральной Америки. Главной задачей спецподразделения «Команда-6» были и остаются упреждающие удары по террористическим группировкам с целью предупреждения силовых акций.

«Мы не Рэмбо, не пожиратели старых змей и не анархисты, вышедшие из-под контроля командования, — многозначительно заметил один из бойцов спецподразделения. — "Тюлень" в "Командо-6" представляет собой высокопрофессиональную, гордую и умелую личность, которая в боевой обстановке способна в доли секунды принимать единственно верное решение». Ему вторит другой специалист в области использования разведывательно-диверсионных групп, заметивший, что военнослужащие, входящие в их состав, «… являются по природе своей индивидуалистами, но свое "я", свои потребности и желания они подчиняют нуждам своей команды. Быть "тюленем" значит быть командным игроком, вот в чем суть» (см. Е. Павлов. «Тюлени» — антитеррористы.//Секретные материалы. № 17, август 2002. С. 4—5). «Команда-6», как и другие подразделения морского спецназа США, являются секретными. Они находятся в постоянной готовности проводить тайные операции в любой точке планеты, о которых общественность узнает только по истечении десятилетий.

По состоянию на начало 90-х годов подразделения боевых пловцов ВМС США входили и в состав сил специальных операций (ССО), к которым организационно также принадлежали разведывательно-диверсионные части ВВС и сухопутных войск, включающие в себя соединения регулярных сил и формирования резерва. С 1983 года один из разведывательно-диверсионных отрядов имел задачу борьбы с терроризмом

В передовых районах океанских ТВД постоянно находятся оперативные группы штабов отрядов спецназначения. Одна из них базируется на о. Пуэрто-Рико (Шотландия), другая на Филиппинах. В каждой группе около 28 человек личного состава, В их задачу входит обеспечение развертывания отрядов СпН в случае возникновения военной угрозы интересам США и ее союзников. В мирное время группы штабов обеспечивают сохранность находящегося в их распоряжении материально-технического имущества спецподразделений, а также планирование и организацию оперативных мероприятий, учений совместно с силами специальных операций дружественных государств.

Силы специального назначения ВМС США представляют собой структуру, предназначенную мя ведения боевых действий не только в угрожающий период и в состоянии войны, но и в мирное время. Они начнут ведение операций задолго до того, как в дело вступят регулярные армия и флот. Поэтому от их успеха зависит весь начальный период боевых действий. Исходя из этих соображений, военно-политическое руководство США уделяет особое значение технической оснащенности, информационному обеспечению и подготовке подводных диверсионных сил.

Американские специалисты хорошо понимают, что звание — боевой пловец-диверсант — относится к тому перечню военных профессий, для которых нет состояния мирного времени. Высокая ответственность и особое положение в системе национальной безопасности страны накладывают особый отпечаток на менталитет этих людей, которые по праву считаются элитой ВМС США.


ИЗРАИЛЬ

В декабре 1947 года на политической карте мира появилось новое государство — Израиль. С начала становления вооруженных сил страны ее военно-политическое руководство большое внимание уделяло формированию спецподразделений боевых пловцов. Значительное влияние на строительство их организационно-штатной структуры, тактику действий, вооружение оказал опыт подводных диверсионных сил Италии периода Второй мировой войны (1939—1945). По примеру итальянцев спецподразделения были сведены в 10-ю флотилию. Для подготовки боевых израильских пловцов привлечены инструктора из бывшего спецподразделения князя В. Боргезе. Такие, например, как Ф. Каприотт

Поэтому на начальном этапе боевого применения многие операции подводного спецназа Израиля во многом походили на итальянские периода Второй мировой войны. В этом смысле показательны действия 10-й флотилии против ВМС Египта в 1948 году. Используя взрывающиеся скоростные катера, боевым пловцам удалось потопить египетский тральщик и флагман флота эсминец «Эмир Фарук». По отработанной итальянской технологии в порту Бари израильские диверсанты подорвали итальянское же судно «Лино». Оно перевозило во время первой ближневосточной войны оружие из Европы в Сирию. Боевые израильские пловцы-диверсанты проникли в порт и заминировали корабль самостоятельно изготовленными минами. После взрыва корабль погибнет. Это была первая операция израильтян, когда подводные диверсанты заявили о себе как действующей боевой единице. В составе ВМС страны были сформированы два отряда — боевых пловцов-ныряльщиков и диверсионный.

После первой ближневосточной войны была выработана концепция применения подводных диверсионных сил Израиля. Она предполагала наличие общей численности спецподразделений около 500 человек и прямое их подчинение министру обороны. Предполагалось тесное сотрудничество с разведкой страны. Спецподразделения были сведены в состав 13-й флотилии и засекречены. В этот период начался активный сбор информации и анализ опыта боевого применения подводных диверсантов в ряде стран. Внимательно исследовался послужной список английских спецподразделений, известных под аббревиатурой «Спешиэл боут сквадрон» и французских «Коммандо Юбер». Схема их построения во многом схожа с американской, поэтому мы не стали ее рассматривать в соответствующих разделах.

В последующие десятилетия наиболее известной операцией боевых пловцов-диверсантов 13-й флотилии Израиля стало уничтожение в ночь с 16 на 17.10.1973 года в египетской ВМБ Порт-Саид ракетного катера советского производства типа «Комар» и нескольких торпедных катеров. Через несколько дней они опять проникли на рейд Порт-Саида и, используя американские противотанковые гранатометы «Ло», с расстояния в 100 метров потопили еще один ракетный катер, а несколько других надолго вывели из строя. Успешно была проведена операция и против арабской базы специального назначения в Синае. Ее целью являлось лишение египетских спецподразделений транспортных средств. Было выведено из строя 4 боевых катера и 14 вспомогательных судов. Чуть позже та же судьба постигла склад горючего. Потери израильтян в этих операциях остались неизвестными. Но можно предположить, что они несоизмеримы с уроном, который понесла противоположная сторона

Все события, описанные выше, происходили во время израильско-арабской войны «Йом Кипур» («Судный день») и стали предметом тщательного анализа в руководстве ВМС Израиля. Необходимо было в подготовке личного состава спецподразделений 13-й флотилии учесть ошибки боевого применения, искать новые тактические приемы использования подводных диверсионных сил, отрабатывать перспективные разработки оснащения их новейшей техникой и снаряжением. После окончания войны «Йом Кипур» израильские пловцы-диверсанты провели десятки операций. Среди них были рейды против кораблей террористических организаций. В июле 1985 года израильтяне уничтожили два судна с оружием и боеприпасами лидера крайне правого крыла Фронта освобождения Палестины Абу Нидаля (Триполи).

Спецподразделения боевых пловцов-диверсантов Израиля представляют серьезную силу, органически вплетенную в структуру институтов безопасности и обороны государства.


ФРГ

После окончания Второй мировой войны (1939—1945) Германия потеряла свой военный потенциал в том числе и на море. Но опыт боевых действий спецподразделения «К» уже к концу 40-х годов XX века подвергся серьезному анализу немецких военных историков и специалистов флота. В значительной степени этому способствовало то, что большое число боевых пловцов-диверсантов и командиров остались в живых. Сохранились перспективные наработки технического обеспечения их действий, которые в силу известных обстоятельств не были реализованы до конца войны.

Прежде всего, это касалось модернизированного варианта хорошо зарекомендовавшей себя во время боевых действий сверхмалой ПЛ «Зеехунд» и «Крейслауф-Зеехунд». К концу войны была разработана и другая перспективная модель сверхмалой подводной лодки-амфибии на гусеничном ходу — «Зеетойфель» (Морской черт) или «Элефант» (Слон). Запуск в серийное производство этого монстра весом 19,7 тонны предполагался в 1945 году. Ждали своего часа другие образцы боевых средств ведения подводной диверсионной войны — сверхмалые ПЛ типа «Швертваль», «Дельфин» и «Дельфин-1» (Маленький дельфин). По мнению специалистов, лодки модели «Дельфин» были самоубийственным оружием для боевых немецких пловцов, их сравнивали с японскими «Кайтенами». Перспективной СМПЛ, с точки зрения германского командования, считалась и разработка, получившая название «Вальросс» (Морж).

В конце войны проявится амбициозность немецких конструкторов, подгоняемых Гитлером в создании нового оружия. Она выразилась в попытке создать «подводный истребитель», получившего название «Швертваль» (Касатка). Не были завершены испытания и специального взрывного устройства, предназначенного для операций «река-море». Его планировалось запускать с берега или плавсредства с использованием течений и приливно-отливного эффекта. Часть дистанции мина могла проходить под водой, а затем, всплыв на поверхность моря в автоматическом режиме, «прилипала» к объекту. Подрыв должен был инициировать часовой механизм. Однако всем этим планам командования ВМС Германии не суждено было сбыться.

Несомненно, что в последующем опыт спецподразделения «К» был учтен при создании подводных диверсионных сил ФРГ. Подготовка боевых пловцов к противоминным действиям в Германии началась в 50-х годах XX века. В 1958 году командование немецких ВМС приступило к обучению первых добровольцев для спецподразделений подводных диверсионных сил, используя мировой опыт их применения. Современное разведывательно-диверсионное подразделение боевых пловцов Бундесмарине насчитывает примерно 211 человек (рота). Организационно оно делится на три боевых взвода по 16 человек в каждом (один учебный) и группы обеспечения. Место дислокации — порт Эккернферде (Балтийское море). Набор в спецподразделение осуществляется на добровольной основе из личного состава военно-морских сил. После освидетельствования в Институте морской медицины (г. Киль) они изучают базовый курс в г. Нойштадт (Центр борьбы за живучесть кораблей). На данном этапе обучения боевые пловцы проходят совместную подготовку с водолазами-минерами и корабельными водолазами. На это уходит около трех месяцев. После завершения учебного цикла квалификационная комиссия определяет профессиональную пригодность кандидатов в боевые пловцы-диверсанты. Отобранные курсанты попадают в учебный центр в Эккернферде, где в течение восьми месяцев они прослушивают курс по соответствующей специализации.

В процессе обучения боевые пловцы-диверсанты получают знания и практические навыки в проведении диверсий против кораблей, гидротехнических сооружений, подводных лодок, береговых объектов. Они в совершенстве овладевают огнестрельным и холодным оружием, приемами рукопашного боя на земле и под водой, изучают методы ведения разведки прибрежных районов с целью обеспечения десантных операций и сбора данных о передвижении противника, знакомятся с основами гидрографии и навигации, отрабатывают практические навыки в использовании различных плавсредств, в том числе и подводных, совершенствуются в умении долго находиться в воде, сохраняя работоспособность и боеготовность.

На заключительном этапе восьмимесячной подготовки боевой пловец-диверсант должен преодолеть под водой за 20 часов дистанцию 30 км, транспортируя с собой контейнер весом 20 кг. Он начинен взрывчаткой для выполнения учебной диверсии. Как правило, заплыв осуществляется на акватории моря между Ольпениц и Эккернфердом. Успешно окончившие курс основного обучения боевые пловцы-диверсанты направляются в Альштадт для парашютно-десантной подготовки. Кроме этого они в течение двух месяцев осваивают методику действий армейских диверсионных подразделений, проходят курс выживания в тылу противника. После окончания курса боевые пловцы-диверсанты зачисляются в штатные взвода спецподразделений подводных диверсантов ВМС ФРГ, где проходят службу на основе контракта в течение не менее 4 лет. Хорошие характеристики и соответствующая квалификация могут способствовать направлению боевого пловца-диверсанта в унтер-офицерскую школу.

Боевые пловцы ФРГ постоянно принимают участие, как в учениях национальных ВМС, так и коллективных в системе стран НАТО, обеспечивают действия миротворческих сил ООН.


СССР

После окончания Великой отечественной войны (1941—1945) единственное подразделение боевых пловцов-диверсантов на Балтийском море было расформировано. О его действиях в краткой форме мы уже говорили в предыдущей главе. Такая же судьба постигла профильные спецподразделения водолазов-разведчиков на Черном море и на Тихом океане.

В январе 1945 года распоряжением начальника ГШ ВМС № 038 образован Научно-исследовательский институт аварийно-спасательного управления ВМС. На его базе создан институт № 11 ВМС 4-й отдел заведения занимался водолазным снаряжением. В адрес промышленности шли предложения в необходимости производства оборудования для спецподразделений. Но ответ был одинаков: «...заказываемая Вами техника не относится к компетенции министерства. Специалисты данного профиля в НИИ и КБ отсутствуют». В этой связи принято решение создать собственные исследовательские и промышленные структуры, которые позволили бы конструировать и изготовлять специальное снаряжение для боевых пловцов-диверсантов. Но решение вопроса затягивалось.

В конце 1951 года Главный штаб ВМФ обратился в НИУ ВМФ СССР с просьбой оказания помощи в создании научно-производственной базы и собственно спецподразделений подводного спецназа Большую роль в решении проблемы сыграл начальник разведки ВМФ (1953—1960) контр-адмирал Б.Н. Бобков. Он поддержал инициативы заместителя начальника 2-го отдела ГШ ВМФ капитана 1-го ранга Д.У. Шашенкова, который никак не мог убедить соответствующие ведомства в необходимости строительства национальных спецподразделений разведки флота.

В 1952 году начальник ГРУ МГШ контр-адмирал Л.К. Бекренев лично обратился к морскому министру с предложением о создании в 1953 году при Институте № 11 ВМФ отделения для разработки и изготовления легководолазного снаряжения, а также выполнения экспериментальных работ по его совершенствованию. Наконец директивой МГШ ВМФ № ОМУ/58807 от 15.06.1953 года была создана лаборатория специального водолазного снаряжения со штатом... 6 человек. Это говорило о том, что хотя в Москве и были услышаны призывы специалистов о восстановлении спецподразделений подводных диверсантов в национальном ВМФ, но реакция оказалась более чем скромной. В середине июня 1953 года лаборатория приступила к работе. Ее первым начальником был назначен инженер-капитан 2-го ранга А.А. Брызгалов. Организационно лаборатория входила в состав института № 11 ВМФ в качестве водолазного отдела и была наделена самостоятельными функциями. Перед небольшим коллективом специалистов поставлены задачи в:

— разработке технических заданий на образцы водолазной техники специального назначения и определение ее тактических параметров; проведении технических и физиологических экспериментальных исследований в лабораторных и морских условиях;

— создании оптимальных режимов декомпрессии при выходе водолаза с различных глубин с учетом времени пребывания на грунте; контроле за разработкой и появлением нового оборудования и образцов техники, которые могут быть использованы при решении профильных задач лаборатории;

— составлении и обработке программ и методик испытания новой спецтехники, а также документации с целю передачи оборудования на вооружение спецчастей ВМФ СССР.

В 1953 году постановлением Совета Министров СССР образовано конструкторское бюро для разработки дыхательных аппаратов различных конструкций в интересах военного флота (2-й отдел ГШ ВМФ). Серийное производство оборудования поручено заводу «Респиратор». Таким образом, в течение около восьми лет вопрос создания подводных диверсионных и противодиверсионных сил в СССР находился вне внимания высшего военно-политического руководства страны. Данное обстоятельство тем более странно, что в то же время эти спецподразделения продолжали свое развитие в целом ряде государств, которые считались вероятным противником СССР. Советский Союз был мощной морской державой, имевшей не только прямой выход на акватории двух океанов (в последующем их число увеличится) и ряда морей, но и сильно развитую речную сеть, на которой находилось множество стратегических объектов. Наконец, в 50-х годах XX века иностранные разведки стали планировать водолазный способ перехода границы СССР.

Использование небольшой хорошо оснащенной и подготовленной диверсионной группы против отдельных крупных кораблей, а также гидротехнических сооружений, разрушение которых можно отнести уже не к операции оперативно-тактической, а стратегической, не могло не волновать военных специалистов, озабоченных национальными интересами страны. Для того чтобы понять, сколь значителен может быть ущерб, обратимся к одному из характерных примеров.

В интересах диверсионной деятельности может быть успешно использовано явление оседания земной поверхности. В настоящее время данная проблема беспокоит не только геологов, но и политиков, приобретая масштабы легко прогнозируемой катастрофы. Например, в Токио оседание почвы достигло 4 метров, в Мехико — 8 метров, в гавани Лонг-Бич (США, Лос- Анджелес) — 9 метров, а в долине Сан-Хоакин (США, Калифорния) — 8,5 метра. Несколько в меньшей степени оседает Венеция, Осака, Таллин, Лондон и некоторые другие города и регионы планеты. Это явление приводит к тому, что вода подступает близко к стратегическим объектам, так как реки выходят из берегов, подтопляя прибрежные районы. В ряде мест железные дороги, нефтегазовые и шоссейные магистрали, мосты оказываются ниже уровня моря.

В Токио около 20% территории города расположено ниже уровня океана. Поэтому столица Японии вынуждена отгораживаться от него дамбами, уничтожение которых приведет к очень серьезным последствиям. Это может быть сделано не только подводными диверсантами, но и террористами, имеющими специальную подготовку. На конец XX века более 2 млн. японцев живут под угрозой затопления, так как уровень воды в реках и каналах, впадающих в токийский залив, находится выше поверхности земли. Успешная диверсионная операция в этом случае способна привести к большим человеческим жертвам и выводу из строя оборонных объектов, энергетических коммуникаций, что потребует время и значительные финансовые средства для их восстановления. В случае проведения наступательной или десантной операции подобные успешные действия противной стороны неизбежно окажутся решающими. Исходя из приведенных соображений сложно понять, почему этот вид войны на море оказался длительный срок невостребованным, пока не произошло то, что рано или поздно должно было произойти.

23.10.1953 года в Севастополе (б. Круглая (Омега) начальником разведки флота создано спецподразделение, которое возглавил капитан 1-го ранга Е.Д. Яковлев. В его распоряжении находилась шхуна, ПЛ типа М «Малютка», аппараты ИСА-М-48, ВАР Прохватилова, гидрозащитная одежда водолаза, радиостанции и РАС С 1961 года подразделение переведено на о. Первомайский (Майский) под Очаковом С 1968 года оно получило обозначение 17-я бригада спецназа ЧФ (командир И.А. Алексеев). У этого диверсионного спецподразделения была богатая история, закончившая с распадом СССР. Но об этом позже...

Почти через год создано такое же подразделение на Балтийском флоте (октябрь 1954 года). Его возглавил капитан 1-го ранга Г.В. Потехин, который до этого исполнял обязанности начальника штаба черноморского отряда. Затем соответствующие подразделения сформированы на Тихоокеанском флоте (март 1955 г., командир капитан 2-го ранга П.П. Коваленко) и на Северном флоте (ноябрь 1955 г., командир капитан 1-го ранга ЕМ Беляк). Одна из главных заслуг в возрождении отечественных спецподразделений подводных диверсантов-разведчиков в значительной степени принадлежит руководителю разведки ВМФ в начале 50-х годов контр-адмиралу ЛК. Бекреневу и капитану 1-го ранга ДУ. Шашенкову. Последний имел опыт использования роты особого назначения Прохватилова в реальных боевых действиях на Балтийском море.

После взрыва линкора «Новороссийск» в севастопольской бухте 29.10.1955 года (бывший итальянский «Джулио Чезаре»), приведшего к гибели корабля и более 600 человек, неоднократной попытки обследования боевыми пловцами подводной части флагмана советского флота крейсера «Орджоникидзе» и, вероятно, многих других неизвестных широко причин советское военно-политическое руководство усилило внимание к созданию спецподразделений подводных диверсантов и боевых пловцов.

Когда пост министра обороны (1955—1957) занял Маршал Советского Союза Г.К. Жуков, при ГШ ВМФ был создан отдел и центр спецназа, которым руководил контр-адмирал Н.А. Лунин. Он сумел собрать высокопрофессиональный коллектив, усилия которого были направлены на создание нового снаряжения для спеподразделений флота. Кроме этого с учетом боевого опыта отрабатывалась тактика ведения операций различной сложности. Для повышения эффективности деятельности отдела и центра шел поиск стационарной базы на юге страны, где климатические условия позволяли вести круглогодичный испытательный и тренировочный цикл. Первые подразделения советских подводных диверсантов были созданы в системе разведки и комплектовались из офицеров. В процессе холодной войны, начавшейся между СССР и Западом после известной речи У. Черчилля в Фултоне (1946) остро возник вопрос о защите от подводных диверсантов вероятного противника баз АПРЛ и АПЛ, атомных электростанций и других стратегических объектов, находившихся на берегу морей и пресноводных водоемов. Но с устранением Георгия Константиновича от должности многие проекты, как и этот, были остановлены. Г.К. Жукову вменялось якобы планировавшееся им использование подводных диверсионных сил в интересах захвата власти в стране.

Но военно-политическая ситуация в мире диктовала свои правила игры. Скоро понимание в необходимости создания спецподразделений боевых пловцов и подводных диверсантов опять стало реальностью. Учитывая специфику политического устройства Советского Союза, многое в этом вопросе пришлось достигать экспериментальным путем. Основным полигоном в строительстве подводных спецподразделений стал Балтийский флот. Его моряки первыми в послевоенное время стали отрабатывать методики подводных диверсионных действий, парашютные прыжки на воду, изучали и использовали в боевой работе только что созданные отечественные акваланги, испытывали специальные носители и дыхательные аппараты.

Балтийский спецназ родился 30.12.1954 года в соответствии с приказом ГК ВМФ № 01720 от 06.11.1954 года. Первым командиром элитного спецподразделения стал Г.В. Потехин[1]. Будучи прежде заместителем командира черноморского спецподразделения, он был назначен командиром аналогичного отряда на Балтийском море. Это оказалось второе спецподразделение, созданное на флоте после войны. Потехин прибыл из Севастополя в п. Парусный вместе с несколькими офицерами и матросами. Они должны были помочь в организации части. И работа закипела.

«Любой спецназ держится на энтузиазме одиночек, — через много лет вспоминал ветеран подводного спецназа, человек-легенда, стоявший у истоков его создания, Валентин Сергеевич Авинкин. — Когда собирается коллектив энтузиастов, получается самый лучший результат». В конце пятидесятых, начале шестидесятых годов все вопросы подготовки личною состава и освоения снаряжения решались на уровне командования бригады. Минимум директив и указаний из штаба ВМФ. Что можно и что нельзя — решали сами. Правила тоже сами создавали. Вели что-нибудь делать нельзя, запрещали, но предварительно тщательно убедившись на личном опыте — действительно нельзя. Новые образцы снаряжения, которые изобретала наука, испытывали сами и решали, подходит или нет. Если с изделием с трудом работал опытный водолаз, то понятно, что матрос им пользоваться не сможет. Но самое главное в том, что в то время во главе спецназа стояли люди, прошедшие войну в разведке. Они не боялись принять решение и взять ответственность за него на себя. Служба была интересная...»

И действительно, советский подводный спецназ 50-х годов XX века готовился по полной схеме диверсионной науки, опираясь на опыт Великой Отечественной войны. Большое значение в этом деле сыграли ветераны специальной разведки. Например, в 1951 году в Севастополь (Балаклава) приезжали дважды Герой Советского Союза В.Н. Леонов и И.В. Прохватилов. Они занимались организацией съемки фильма о действиях спецподразделений разведки флота. B.C. Авинкин, увидев его, был краток: «Этот фильм и сейчас можно как учебное пособие показывать...» Его удивило, с каким профессионализмом прошедшие войну флотские разведчики выходили из торпедных аппаратов подводных лодок, прыгали на воду с обычными парашютами, высаживались на берег с резиновых надувных лодок. Это потом появятся специальные парашюты водолазов, а тогда все было сложнее, многое приходилось осваивать впервые, а то и вопреки бытовавшим мнениям.

Советские специалисты приступили к разработке парашюта для подводных диверсантов примерно в 1957 году. Были проведены работы по теме «Исследование и разработка снаряжения водолаза для прыжков с самолета с приводнением, для выхода из ПЛ, свободного плавания и хождения по грунту». В апреле 1958 года начались работы по теме «Изолирующий дыхательный аппарат для водолаза-парашютиста». В августе 1959 года успешные испытания прошла специальная парашютная система с дыхательным аппаратом ИДАП и гидрокомбинезоном ГК-ТО. Комплект принят на вооружение спецподразделений в декабре 1959 года под названием СВП-1, а гидрокостюм получил название ГКП-4. Дальнейшая модернизация снаряжения привела к появлению дыхательного аппарата ИДА-59П. Он вошел в комплект водолаза-парашютиста вместе с гидрокомбинезоном ГК-5.

Прыгали с вертолетов Ми-4 на воду с высот от 5 до 10 метров без снаряжения и с полным комплектом. Когда поступили на вооружение парашюты С-4В, предназначенные для выброски водолазов на воду, стали прыгать с высот 8—8,5 км и на скорости 500 км/час В силу ряда недостатков этот парашют был снят с вооружения. Его сменила модель ПВ-2. Парашют активно использовался на учениях по выброске подводных диверсантов с использованием летательных аппаратов. Для этого применялись самолеты Ли-2, Ан-12, Ан-26 и Ан-76. В начале XXI века на вооружение спецподразделений поступил парашют «Арбалет». По своим уникальным характеристикам система превосходит многие лучшие зарубежные аналоги.

В распоряжении советских подводных диверсантов середины 50-х годов XX века находились дыхательные аппараты ИСА-М-48, ИДА-51, гидрокомбинезоны, а потом и гидрокостюмы (ГКП-4). В январе 1952 года разработаны аппараты С-1 (конструктор капитан 1-го ранга ОМ Солдатенков) и ВАР-52 (конструктор капитан 2-го ранга И.В. Прохватилов). В августе сравнительные испытания выявили, что наилучшим является ВАР-52. В 1953 году водолазное снаряжение особого назначения ВСОН с аппаратом ВАР-52 (водолазный аппарат регенеративный) прошло практические испытания на учениях. Они выявили серьезные недостатки снаряжения, принято решение о его доводке. Опытная партия была изготовлена только в 1955 году (ВСОН-55, главный конструктор СВ. Сапогов).

После эксплуатации в спецчастях и выявления недостатков проведена модернизация снаряжения. В 1961 году на вооружение подразделений разведки флота поступил ВСОН-61. В его комплект кроме дыхательного аппарата входил: гидрокомбинезон, надувная лодка, глубиномер, часы, водолазный перископ, нож, планшет, герметичные мешки и другие устройства. Это был первый отечественный комплект специального снаряжения для подводных боевых пловцов-диверсантов. Дальнейшая модернизация оборудования потребовала закупки иностранных образцов снаряжения. В 1955 году советские специалисты получили в свое распоряжение спортивные дыхательные аппараты АГА (Швеция) и «Зибе-Герма» (ФРГ). Они прошли всесторонние испытания, что позволило приступить к выпуску отечественных аквалангов с совмещенными ступенями редуцирования модели АВМ(1957).

К концу 50-х годов XX века специальное снаряжение получило конкретное техническое оформление, но спецназовцев продолжали называть то подводными пехотинцами, то водолазами-разведчиками. Ласт на вооружении не было, и они, как и во время Великой Отечественной войны бойцы РОН И.В. Прохватилова, передвигались по дну пешком В полной экипировке боевые пловцы-диверсанты умудрялись уходит по донному грунту на расстояния более 1000 метров! При этом они тащили на себе катушки с телефонными проводами для связи с базой.

Из оружия в начале 50-х годов XX века диверсанты использовали ППШ (пистолет-пулемет Шпагина) образца 1945 г, калибр 7,62 мм Вес без патронов 3,63 кг, с патронами (барабан) 5,45 кг, с рожком 4,31 кг. Дальность поражения — 200 м Рожок — 35 патронов, барабан — 71 патрон и ППС (калибр 7,62 мм, по кучности боя превосходил ППШ). Масса в боевом положении 3,67 кг, скорострельность 100 высгр./мин, прицельная дальность ведения огня 200 метров, емкость магазина 35 патронов). Во время испытаний ППС было высказано замечание, что оружие на тот момент «... равноценных конкурентов не имеет».

В качестве основного пистолета использовалась модель ТТ (Тульский Токарев). Он находился на вооружении с 1930 года и был скопирован с автоматического пистолета «кольт» образца 1911 года (состоял на вооружении 30 стран мира). В СССР было выпущено около 1 млн. 740 тыс. пистолетов ТТ. Оружие было устойчиво к загрязнению, легко разбиралось, низкое размещение канала ствола относительно рукояти обеспечивало хорошую кучность стрельбы. Ресурс ствола и основных деталей составлял примерно 6000 выстрелов. Недостатки пистолета ТТ:

габариты затрудняли скрытый перенос оружия;

прямая рукоятка затрудняла стрельбу навскидку

и надежное удержание в руке;

отсутствовал, предохранитель;

невысокая живучесть боевой пружины;

недостаточная надежность фиксации магазина в рукояти;

большая начальная скорость пули не позволяет эффективно использовать глушитель;

отсутствие самовзвода исключало оперативное использование оружия;

считается, что пистолеты ТТ, выпущенные в период Великой Отечественной войны, не обладали высоким качеством изготовления.

С середины 50-х годов на вооружение диверсантов поступил АК-47. Оружие не герметизировали. По мнению Авинкина, автомат Калашникова и «…так отлично стрелял после воды, надо только было его приподнять и, отведя затвор, слить воду». Очень высокого мнения об этом оружии были израильские боевые пловцы и подводные диверсанты.

50-е годы стали непростым периодом формирования сиецподразделений подводных диверсантов. Вслед за ЧФ и БФ 05.06.1955 года появился спецназ ТОФ (о. Русский, первый командир ПП. Коваленко), 27.11.1957 года аналогичное подразделение появилось на СФ (первый командир Е.М. Беляк). После его сокращения в 80-х годах оно возобновило деятельность (командир Г.И. Захаров). При становлении национальных спецподразделений большое значение имел опыт балтийского спецназа.

В 1958 году прошли успешные учения в районе Таллинской ВМБ. В процессе их проведения был «заминирован» крейсер. Это произошло, несмотря на тщательную охрану корабля, так как его экипаж знал о проводимой операции. Затем диверсионная группа высадилась на остров Плиясаар в Таллинской бухте, условно захватила и «уничтожила» склад боеприпасов. От попытки минирования бонового заграждения отказались, так как в результате учения порт мог его лишиться. Ограничились минированием других объектов. Постепенно подобные учения были введены в систему, а спецподразделения боевых пловцов и диверсантов СССР засекречены. В открытой печати материалы о них не публиковались, а те, что появлялись на страницах военной прессы, носили несистемный характер и чаще касались зарубежных коллег.

В 1962 году балтийцы провели совместные с ВМС ГДР успешные учения в б. Прорер-Вик. Позже подобные мероприятия прошли с поляками. Ежегодно балтийцы учились под водой защищать национальные ВМБ в зоне ответственности. Например, в 1965 году в ходе тактического учения БФ его разведгруппы на лодках НДЛ-10 (надувных) высадились на о. Сааремаа и, несмотря на сложность обстановки, выполнили задачу. В 1968 году спецподразделение принимало участие в «уничтожении корабля неприятеля» на входе в ВМБ Балтийск. «Высадка РГ (разведгруппы. — А.Ч.) СпН производилась ночью в ВСП и ИПСД типа "Протей-5М" на дистанции 3 мили от берега с надводного корабля в район пляжа...». Ход данных операций подробно описан в книге В.Г. Пашица «Подводный спецназ России» (2006).

В результате совместного Постановления ЦК КПСС и СМ СССР в 1969 году на базе балтийских кадров сформировано спецподразделение в Баку (Краснознаменная Каспийская военная флотилия). Его первым командиром стал В.Г. Пашиц (быв. начальник штаба спецназа БФ). Начальник штаба пришел в часть с ТОФа, (офицер разведуправления И.Г. Горбенко). Подразделению была придана оперативно-тактическая корабельная группа (командир Е.П. Шмаров). В 1979 году в рамках части сформирован Учебно-испытательный отряд водолазов-разведчиков (первый командир ВА Конев). Личный состав для его комплектования прибыл с Краснознаменного Черноморского флота. «Созданием этого подразделения, — писал в воспоминаниях капитан 1-го ранга В.Г. Пашиц, — решалась глобальная задана по совершенствованию подводного спецназа на флотах. Комплектование отряда предусматривало привлечение специалистов высокого класса, способных к проведению заводских и государственных испытаний подводных средств движения, а также специального водолазного снаряжения». Отбор призывников в отряд выполнялся в Волгограде. Он был жесткий и наряду с физическим здоровьем не последнее место занимал образовательный уровень кандидатов.

Крупное учение с привлечением спецподразделений Балтики было проведено в 1976 году под названием «Высадка разведывательных групп с надводных кораблей в ВСП на ИПСД типа «Протей-5М». Предполагалось учебное минирование нефтяной платформы и проведение операции после высадки на острове Обливной. Подобные тренировки проводились неоднократно, поэтому люди были подготовлены (командир группы ст. мичман А.А. Вебер), хорошо знали свою задачу. Минирование прошло успешно, как и высадка на пирс острова. Подобные учения постепенно становились нормой в системе подготовки советских спецподразделений. Они минировали корабли на рейдах в условиях целенаправленного усиления их охраны, вели разведку, захватывали объекты, обеспечивали высадку десантов, отрабатывали действия в горно-лесистой местности, в снегу и субтропиках, занимались испытанием и доработкой новой техники.

Каспийцы занимались подготовкой иностранных профильных специалистов. Главную трудность вызывало языковое общение, так как многие специфические термины не входили в программу подготовки переводчиков. Кроме решения проблем в общении приходилось самостоятельно готовить учебно-материальную базу для иностранцев. Подобные контакты были обоюдно полезными. Проходя подготовку в СССР, коллеги передавали собственный опыт ведения боевых операций. Особое место в этом ряду занимали сирийцы, кубинцы, вьетнамцы, выходцы из Мозамбика и Эфиопии... Были недоразумения, когда представители отдельных стран отказывались заниматься водолазной подготовкой и отдавали предпочтение наземной. В подобных ситуациях (например, Гвинея-Бисау) приходилось прибегать к помощи старших начальников этих курсантов на Родине Их вмешательство оказывалось решающим

Учитывая серьезную опасность, исходившую от подводных диверсантов, в течение 60-х годов XX века на флотах СССР созданы отряды борьбы с ПДСС. В 1967 году приказом Главкома ВМФ сформирован «Учебно-тренировочный отряд легких водолазов Черноморского флота». Следующим этапом стало создание в течение 1968—1969 годов на всех флотах СССР отрядов борьбы с ПДСС. В их задачу входит защита ВМБ и кораблей от подводных диверсантов вероятного противника, специальная антитеррорисгическая деятельность.

На вооружении боевых пловцов и диверсантов к 1972 году находились дыхательные аппараты ИДА-59П, ТП, ИДА-66Б, АДА-61 (для хождения по грунту), носители «Сирены-У» и «Тритоны», стационарная дыхательная система СДО-1 (применялся экипажем носителя «Тритон-2») и СТП-2 (использовался экипажами «Сирена-У» и «Тритон-1М»), буксировщики.

Общая физическая, специальная система подготовки личного состава, входящего в эти подразделения, во многом схожи с западными школами боевых пловцов и диверсантов. Однако существенный отпечаток на строительство спецподразделений советских подводных диверсантов накладывала идеология, национальные традиции флота, техническая оснащенность, исходившая прежде всего из собственных возможностей государства. Использование зарубежных образцов спецснаряжения было исключено в боевой работе. В интересах национальной безопасности необходимо было сохранить техническую и технологическую независимость от вторых и третьих стран.

До 70-х годов XX века спецподразделения боевых пловцов и подводных диверсантов (водолазов-разведчиков) ВМФ СССР отрабатывали оргштатструктуру, оттачивали планы боевой подготовки, осваивали специальное снаряжение и оружие. Однако диверсионные подразделения уже принимали практическое участие в системе подготовки подводных спецподразделений ряда дружественных государств, выполняли специальные задания командования за пределами СССР даже в условиях военного конфликта. В начале 70-х годов на вооружение боевых советских пловцов и диверсантов поступил дыхательный аппарат замкнутого цикла ИДА-7П. Он постепенно заменил в спецподразделениях все модели реферативного дыхательного снаряжения.

ИДА-71 имеет больший объем дыхательного мешка, чем, например, у ТП, увеличенный диаметр дыхательных шлангов, приспособлен к использованию с парашютом и совместим с авиационными системами жизнеобеспечения. Изначально аппарат создавался для подводных диверсантов, входящих в спецподразделения разведки, но в конечном итоге поступил на вооружение всех отрядов другого назначения, в том числе и борьбы с ПДСС В течение трех десятков лет были разработаны несколько дыхательных аппаратов для специальных сил флота. В части специального назначения флота поступили руководящие документы: «Правила водолазной службы водолазов-разведчиков» (ПВС-ВР), «Руководство по водолазному делу» (РВД-ВР) (разработчики А.Г. Клепацкий и П.Г. Правитель, 1972 г.), «Правила испытаний и эксплуатации подводной техники специального назначения», «Правила использования ПСАД из ПА», «Общие технические требования к ПСД».

Наряду с отработкой документов сделаны серьезные шаги в систематизации тактики использования спецподразделений подводных диверсантов и боевых пловцов в обороне национальных ВМБ, В 1970 году по специальному заданию РУ ГШ ВМФ на кафедре Военно-морской академии контр-адмирала Н.М. Елагина впервые выполнена соответствующая работа (НИР «Сириус»), Она легла в основу дальнейшего развития тактики применения специальных сил флота. Среди перечня документов соответствующего уровня назовем «Обоснование требований к ПСАД, используемым РГ, РГСН, РОСН в тылу противника» и «Исследование способов боевого применения групп специальной разведки ВМФ».

В 1970 году собственное подразделение подводных диверсантов создало Главное разведывательное управление (ГРУ) Генерального штаба ВС СССР. Оно предназначалось для выполнения заданий командования особой важности, как правило, за пределами границ государства. В разных источниках его называют собирательно «Дельфин». Хотя официально такого названия не было.


В течение 70—80-х годов XX века спецподразделения выполняли боевые задачи во Вьетнаме, Анголе, Мозамбике, Индии, Никарагуа, Эфиопии, на Ближнем Востоке, осуществляли содействие в подготовке коллег дружественных государств. В мирное для страны время многие из них получат высокие правительственные награды СССР, но и... понесут потери. До распада СССР разведывательно-диверсионный центр, готовивший боевых пловцов-диверсантов для спецподразделений, находился на озере Балхаш (Казахстан). Ряд дисциплин его курсанты осваивали в Поти, Баку и в Севастополе.

Во время Олимпийских игр в СССР (1980) было проведено ряд серьезных антитеррористических мероприятий. Особое место в них отводилось боевым пловцам. Стало известно о подготовке крымскими татарами в Крыму ряда акций протеста, приуроченных к соревнованиям. Были приняты беспрецедентные меры безопасности. Все отряды спецподразделений Краснознаменного Черноморского флота подключились к обеспечению безопасности предполагаемой регаты, которая должна была стартовать в Ялте. Министр внутренних дел СССР генерал армии Н.А. Щелоков лично контролировал подготовку по мероприятиям спецслужб. Особое восхищение у него вызвали подводные съемки, где демонстрировались подготовка и возможности боевых пловцов КЧФ по выполнению специальных задач в рамках обеспечения безопасности проведения Олимпийских игр. Однако в Крыму спортивные мероприятия не состоялись. Некоторые страны мирового сообщества после ввода советских войск в Афганистан объявили СССР блокаду и отказались от участия в играх.

Две группы черноморского спецподразделения боевых пловцов были переброшены на Балтийское море. В их задачу входило обеспечение безопасности Таллинской регаты. К тому времени благодаря эффективности оперативных мероприятий предполагаемые террористические действия крымских татар в Крыму оказались блокированы. Полученный опыт по разработке антитеррористических операций и использования спецсредств, который в значительной степени был взят у англичан, окажет неоценимую помощь в практической деятельности всех спецслужб страны.

С 1981 года в СССР началась подготовка боевых пловцов-диверсантов отряда «Вымпел». В ходе кропотливой работы было создано высокопрофессиональное спецподразделение, способное решать боевые задачи. Достаточно сказать, что при комплектовании отряда в отдельном случае только десять боевых пловцов получали мандат доверия из 120 кандидатов, уже имевших соответствующую подготовку.

Группа боевых пловцов «Вымпел» входила в состав Первого главного управления КГБ СССР (внешняя разведка) и комплектовалась сотрудниками государственной безопасности. Задачи, стоявшие перед подразделением подводных диверсантов группы «Вымпел», носили не только оперативно-тактический, но и стратегический характер. В угрожающий период перед военным конфликтом они должны были вывести из строя на территориях стран агрессивного блока системы управления ВМБ, ПВО, ПЛО, захватить объекты до подхода основных сил. На Черном море, например, стратегической задачей являлся захват проливов, деблокада их на случай войны, удержание с последующим развитием успеха на южном стратегическом направлении в зоне Средиземного моря, Ближнего Востока и Балкан. Зная об этом, Турция вынуждена была содержать и содержит мощные средства борьбы с ПДСС и диверсионные подводные подразделения.

Для решения специальных задач офицеры группы «Вымпел» проводили рекогносцировку вероятного места боевых действий, выезжали за рубеж, изучали особенности системы и организацию обороны целых регионов, взаимодействуя с соответствующими службами дружественных государств. Это был дорогостоящий, хорошо отлаженный механизм, к которому были подключены многие ведомства СССР и других стран. По данным иностранных спецслужб, советские подводные диверсанты более сотни раз неофициально выходили на береговую черту ряда государств Европы.

На Черном море специалисты подразделений подводных диверсантов и боевых пловцов постоянно практиковали выход на боевых, вспомогательных кораблях Черноморского флота и научно-исследовательских учреждений на акватории не только Средиземного моря, но и океанов. Для этих целей, т.е. переброски групп подводных диверсантов на большие расстояния и в короткие сроки, рассматривался даже аэрокосмический способ. Работы в данном направлении проводило одно из закрытых профильных ЦКБ.

В 1993 году после распада СССР отряд «Вымпел» выведен из подчинения разведке и переведен в распоряжение МВД, что отрицательно сказалось на боеготовности специальных сил. Причиной этому послужил отказ подразделения штурмовать Белый дом в октябре 1993 года. В настоящее время спецподразделение воссоздано согласно первоначальной концепции его формирования. Когда 19.08.2001 года группе «Вымпел» исполнилось 20 лет, президент России В.В. Путин сделал короткую и лаконичную запись в Книге почетных гостей спецподразделения: «Родина надеется на Вас и гордится Вами!»

В спецподразделении «Вымпел», имеющем аббревиатуру «В» ЦСН ФСБ России, обучают различным военным и разведывательным наукам. Диверсанты должны уметь:

работать с нелегальной агентурой;

маскироваться в любых условиях местности и нападать из засады, охранять и «вскрывать» объекты всех уровней защищенности, похищать людей;

взламывать замки любой сложности;

стрелять из любого вида стрелкового оружия отечественного и иностранного производства;

изготавливать взрывные устройства и разминировать их;

быстро завязывать знакомство с представителями всех слоев общества;

вести рукопашный бой против нескольких противников и в любых условиях окружающей среды.

вести радиоперехват, владеть картографией;

прыгать с парашютом, выполнять диверсионные задачи под водой и передвигаться по горам, в джунглях и пустынях, выживать много недель в условиях отсутствия жизненно необходимых источников существования;

водить любой вид автотранспорта, включая тяжелую боевую технику;

управлять самолетом и вертолетом; пользоваться снайперским оружием и оказывать первую медицинскую помощь;

говорить минимум на двух иностранных языках.

Указанный перечень не является полным, но дает некоторое представление о стоимости подготовки диверсанта (по некоторым данным в год она составляла 100 тыс. рублей) и значении качественного отбора личного состава в подразделение.

О характере учебных операций (почти все боевые засекречены), которые выполняли бойцы, красноречиво говорит следующий перечень. Диверсантам «Вымпела» удалось условно заминировать Армянскую и Белоярскую АЭС, «организовать» переворот в Латвии (1987), где было «захвачено» несколько стратегических объектов государственного уровня, саботирована деятельность спецвойск и МВД, похищен ряд работников высокого ранга, включая начальника военно-мобилизационного отдела КГБ республики. Бойцы спецподразделения «захватывали» аэродромы ПВО и «минировали» штабы дивизий, «уничтожали» крупные оборонные заводы и атомные подводные лодки, дома правительств республик бывшего СССР и «выкрадывали» ответственных работников. В Чечне люди «Вымпела» выкрали Салмана Радуева, прихватив около десятка его охранников, и ликвидировали полевого командира Арби Бараева Они лишили ног Шамиля Басаева, их смертельно боятся чеченские боевики... В настоящее время спецподразделение «Вымпел» является одним из лучших в мире. Это признают многие авторитетные иностранные специалисты в области диверсионных наук

На Черном море (остров Майский), прикрывая южное стратегическое направление Советского Союза, дислоцировалась 17-я Отдельная бригада спецназа ВМФ СССР. Она являлась головным соединением подобных спецподразделений флота. В задачу бригады входило проведение диверсионных и разведывательных операций в глубоком тылу противника. Поэтому подготовка диверсантов осуществлялась с учетом их длительной деятельности как под водой, на ее поверхности, так и на сухопутном театре боевых действий. Материальная база бригады широко использовалась для подготовки профильных спецподразделений других ведомств государства.


Историческая справка. Остров Майский (Первомайский) искусственно насыпан в 1790 году между Кинбурном и Очаковом с целью блокады Днепро-Бугского лимана. Сделано это было по личному распоряжению светлейшего князя Г.Л. Потемкина-Таврического. На территории острова построен форт, который в 1808—1809 годах реконструирован по специальному проекту, а в 70-х годах XIX века выполнены дополнительные фортификационные работы.

После распада СССР подводное диверсионное подразделение ГРУ (военный городок № 1), базировавшееся на о. Майский, потеряло значение для Украины и не понадобилось России. В 2005 году государственное предприятие «Укроборонсервис» заявило о конкурсе по продаже недвижимости, расположенной на территории острова. Начальная цена 28 зданий составила 10 миллионов гривен.


09.04.1992 года 17-я Отдельная бригада спецназа, которой командовал капитан 1-го ранга А.А. Карпенко, приняла присягу Украины. Главный штаб ВМФ РФ не проявил усилий по сохранению одной из лучших спецчастей отечественного флота, 39 лет надежно прикрывавшей южные рубежи страны. Политики резали флот по живому. Многие специалисты, прекрасно знавшие особенности южного стратегического направления ответственности ВМФ, уволились в запас или перешли на службу в ВМФ России. Черноморский флот, в значительной степени дислоцированный на территории Украины, оказался без сил особого назначения. Оставались не расформированными только подразделения боевых пловцов борьбы с ПДСС, прикрывающие главную базу. Следует отметить, что в условиях «активной обороны» они могут при соответствующем материально-техническом обеспечении сравнительно быстро переквалифицироваться в подводных диверсантов. Хотя в данном случае, на наш взгляд, вряд ли можно говорить о высоком уровне подготовки бойцов. Специалисты полагают, что для этого необходимо специальное обучение в течение нескольких лет. Становилось ясно, что целесообразно в кратчайшие сроки сформировать профильное разведывательно-диверсионное подразделение на кавказском побережье Черного моря, принадлежащего России.

Что же касается 17-й Отдельной бригады спецназа бывшего ВМФ, то очень скоро стало известно о попытке ее использования новым украинским руководством против Черноморского флота в Севастополе. В начале лета 1992 года в штаб бригады поступило распоряжение о подготовке к переброске в Севастополь 15 диверсионных групп для демонстрационных и боевых действий против ЧФ. Одно из подразделений подчинялось лично командующему ВМСУ и было нацелено на захват штаба ЧФ. На вооружении группы находилось 175 кг взрывчатки, ящик сосредоточенных зарядов СЗ-6, кумулятивных зарядов КЗ-7, КЗ-5 (12 шт.), ящик магнитных мин СПМ. В составе спецподразделения находились два снайпера, вооруженные СВД. Личное оружие новоиспеченных «украинских» подводных диверсантов включало автоматы АКМС с приборами бесшумной и беспламенной стрельбы (ПБС-1) и ночными прицелами (НСПУ), пистолеты Стечкина с глушителями, стреляющие ножи (НРС) и десять гранатометов РПГ-22 с двумя ящиками гранат. Весь личный состав имел бронежилеты. Группа, которая должна была работать против штаба ЧФ, находилась на территории штаба ВМСУ. Главной задачей других групп являлась демонстрация силы перед моряками ЧФ. Пока... демонстрация силы.

Диверсанты, вдруг ставшие украинскими, уточняли маршруты и время смены часовых у штаба ЧФ, изучали маршруты подхода к объекту и отхода. Вскоре получен приказ о его захвате и удержании «до подхода основных сил». Разумеется, решить данную задачу силами одной группы, которой противостоял батальон морской пехоты, было невозможно. Командир подводных диверсантов это хорошо понимал. И спецназовцы коллективно приняли решение не убивать «своих же парней», с которыми совсем недавно вместе служили одной стране, одному флоту, одному народу и ходили в океан под одним флагом. Однако национально озабоченное, антироссийски настроенное, комплексующее военно-политическое руководство Украины об этом не думало. Его задача укладывалась в рамки давней мечты стран НАТО и США — выдавить Черноморский флот из Крыма и, что очень важно, из Севастополя. То, что ему некуда уходить с исторических мест базирования, подавалось как «москальская хитрость».

Диверсионная группа задачу не выполнила. Вмешались другие обстоятельства, в том числе и переговорного характера между Россией и Украиной по разделу Черноморского флота. 9 июня состоялась сочинская встреча президентов Украины и России, где рассматривалась данная проблема 03.08.1992 года эта же тема затронута на переговорах в Ялте. Спецподразделение отозвали к месту постоянного базирования на Очаков (о. Майский). Состоялся и звонок из штаба ЧФ в Очаков командиру 17-й Отдельной бригады спецназа. Было заявлено, что мероприятия диверсионных групп отслеживаются моряками-черноморцами и последствия демонстрации силы могут быть непредсказуемыми. Необходимо отдать должное капитану 1-го ранга А.Л. Карпенко. Он проявил характер, что также способствовало разрядке ситуации. Пройдет несколько лет, и начальник пресс-центра ВМС Украины Н. Савченко признается в своей книге «Анатомия необъявленной войны» (с. 44), что «в штабе флота были среди офицеров даже те, которые предлагали обеспечить решение задачи захвата штаба, В принципе он был реален. Но было принято другое решение...» Да, среди офицеров-черноморцев в 1992 году были люди, готовые убивать своих соотечественников ради трезубца в удостоверении личности, проставленного типографическим способом. Их фамилии известны. Они станут позором новой Украины... в будущем

Данное событие оставило тяжкий осадок в душах черноморцев. Но жизнь продолжалась, и в последующие годы между Украиной и Россией были найдены прагматические, но временные решения по базированию Черноморского флота на украинской территории. А многие бывшие спецназовцы 17-й бригады и сегодня стараются поддерживать добрые отношения между собой независимо от того, в какой бы из стран бывшего СССР они не проживали, (см: Е. Путилов. Рубрика: Флот; локальные конфликты. 21.02,—23.02.2001 г. http: //netbox.gtru/nvk/forum/ arehive/69/69856). Для этого по инициативе ветеранских групп спецподразделений в Москве 05.04.1996 года организован Клуб ветеранов специальной разведки ВМФ («Фрог-Клуб»). Он стал активным пропагандистом подводного плавания в России.

С началом 80-х годов боевые пловцы в СССР все чаще применялись для защиты народно-хозяйственных объектов. Учитывая вероятность реальной угрозы подрыва мостов на Байкало-Амурской магистрали, МВД СССР создало два отряда борьбы с ПДСС, дислоцированные на Тынду и Хабаровск. Некоторые специалисты сетовали, что кадры боевых пловцов МВД набирались из числа действующего личного состава спецподразделений ВМФ. Нередко это вело к конфликтным ситуациям и межведомственному противостоянию. Данное обстоятельство было связано с нежеланием в прошлом руководства МВД вкладывать средства в создание собственных учебно-тренировочных центров и школ по подготовке боевых пловцов. Однако значительная часть бюджетных средств была растрачена на второстепенные цели. Поэтому специальные сборы боевых пловцов МВД часто проходили на базе спецподразделений ВМФ и, в частности, Черноморскою флота. В течение двух десятков лет будет создан коллектив высококлассных специалистов. На 2005 год в составе силовых структур только ВВ МВД России начитывалось около 2000 водолазов. Они будут охранять важные государственные объекты со стороны водных акваторий, участвовать в спасательных операциях.

В 1989 году президентами СССР и США принято решение о проведении советско-американских переговоров в Исландии и на острове Мальта. К обеспечению их безопасности подключились спецподразделения боевых пловцов ВМФ СССР. Они охраняли резиденции М.С Горбачева, которые находились на пароме «Георг Отц», теплоходе «Максим Горький» и РКР «Слава» (бухта Марсашлок). В течение 2—4 декабря, несмотря на сложные погодные условия и непосредственное соприкосновение с американскими подводными диверсантами, 16 боевых советских пловцов, сменяя друг друга, прикрывали 50-мегровую зону вокруг кораблей. Всякий подводный объект, нарушивший ее, подлежал немедленному уничтожению без предупреждения. С американской стороны встречу обеспечивал, крейсер «Belknap». На его борту находился штаб 6-го флота США. Перед прибытием на крейсер «Слава» М.С. Горбачева корабль был осмотрен специалистами 9-го управления КГБ СССР. Высказано любопытное предложение. Офицерам КГБ не понравились запахи в трюмных помещениях крейсера Озвучено предположение, что они не понравятся первому президенту СССР. Для решения проблемы пришлось закупить дезодоранты.

Ночью 2 декабря разыгрался сильный шторм. Он резко усложнил охрану крейсера боевыми советскими пловцами. Но были и неожиданности. Боевые пловцы с удовлетворением отметили, что американские коллеги переносят волнение гораздо хуже, чем ожидалось, судя по раскрученной рекламе «тюленей». По мнению метеорологов, шквалистый ветер, который принес в те дни на Мальту циклон, бывает один раз в 50 лет. 8-балльный ветер сильно раскачивал корабли на волне. Бортовая качка достигала 12 градусов, на берегу с корнями вырывало деревья. В эту ночь президент США Дж Буш обошел крейсер «Belknap», поднялся на ходовой мостик и передал по внутрикорабельной связи благодарность экипажу за самоотверженный труд в борьбе со стихией.

С другой стороны, «...за время стоянки на Мальте наш руководитель (М.С. Горбачев. — А.Ч.) не высказал ни одного приветственного слова экипажу крейсера, — с горечью вспоминал начальник походного штаба капитан 1 -го ранга В А Крикунов. — Присутствие на Мальте РКР "Слава" — лучшего в своем классе в мире — было им полностью проигнорировано, что вызвало недоумение не только всего экипажа, но и находившихся на корабле официальных лиц». Позже подобное мнение высказал и один из боевых пловцов, находившийся в охранении крейсера (см.: В.А. Крикунов. Потеря «Славы»... Воспоминания начальника походного штаба//Тайфун, № 1, 2001. с. 31).

В 1991 году было сформировано спецподразделение боевых пловцов для охраны госдачи президента СССР «Заря» в Форосе (М.С. Горбачев имел обыкновение заплывать до 1,5 км в море). После разрушения СССР они обеспечивают безопасность президента Украины во время его отдыха на той же даче в Крыму. В 1999 году в системе МВД Украины был сформирован специальный отряд боевых пловцов. На 2006 год он входил в состав батальона спецназначения Крымского территориального командования Внутренних войск МВД Украины. Перечень выполняемых задач остался профильным: охрана портов, гидротехнических сооружений и особо важных объектов, расположенных на берегах пресноводных и морских водоемов, а также кораблей, обезвреживание боеприпасов и различных взрывчатых устройств, спасательные работы и так далее. На вооружении украинских боевых пловцов находится оружие и специальные средства советской разработки. Уровень подготовки этих людей крайне низок. Они продолжают безнадежно надеяться на помощь своего «друга» — США.

В течение 70-х годов XX века на флотах ВМФ СССР развернуты центры по подготовке боевых животных. В их задачу входило:

обеспечение аварийно-спасательных действий;

защита ВМБ от пловцов-диверсантов вероятного противника (охрана якорных стоянок кораблей).

«Дельфин мог уничтожить диверсанта, а мог заставить его всплыть на поверхность, где вражескому агенту ничего не оставалось, как сдаться», — писали А.Ф. Федоров и P.O. Козунова в книге «Под созвездием дельфина»;

поддержка операций национальных спецподразделений боевых пловцов. Например, на Черноморском флоте до распада СССР системные научно-исследовательские работы в этом направлении проводил 1 ЦНИИ ВМФ и Океанариум 172 НИЦ МО, дислоцированные в Севастополе   (Балаклава).   Директивой   ГШ   НЮ от 29,10.1992. № 730/1/0913 исследовательские центры расформированы;

сбор разведывательной информации с использованием специального оборудования, закрепленного на теле животного;

установка «маячков» на корпусе подводной лодки с целью отслеживания ее передвижения;

поиск оборудования, потерянного в результате испытаний или учений.

Севастопольский Океанариум ВМФ СССР долгие годы являлся засекреченным объектом. Он основан в 1966 году знаменитым разведчиком В.А. Калгановым и дислоцировался на берегу Казачьей бухты Севастополя. Именно в нем впервые на Черном море развернулись комплексные работы с дельфинами. По мнению специалистов океанариума, «...в подводном бою они не оставляют шансов самым опытным коммандос».

К работе в океанариуме были привлечены виднейшие советские специалисты профильных наук о море и морских животных. Это член-корреспондент АН СССР биолог A.Г. Воронин, профессора Г.Б. Агарков, В.M. Ахутин, А.В. Крушинский. Много отдали становлению биотехнических систем и обеспечению их деятельности лауреаты Государственной премии СССР заместитель начальника океанариума по науке капитан 1-го ранга А. Вишняков, начальник лаборатории глубоководных исследований капитан 1-го ранга Б. Журид, начальники Океанариума капитан 1 -го ранга В. Калганов и В. Юрганов; в течение 12 лет возглавлявший учреждение капитан 1-го ранга А. Мурзаев, строитель Океанариума генерал-майор В. Ильин и многие другие. Пройдут годы, и в результате сложного, кропотливого труда этих людей дельфины станут нести охрану севастопольских бухт, кораблей, боевых пловцов. Сотрудники океанариума подчеркивали: «…неоднократно проводимые учения неизменно подтверждали, что прошмыгнуть незамеченными под водой мимо вахтенных дельфинов, курсирующих на подходе к бухте (Севастопольской. — А.Ч.), было невозможно». Однако не у всех специалистов оценка возможностей животных оказалась идентичной. Например, во время учений по охране служебными дельфинами кораблей от ПДСС в Крымской ВМБ (оз. Донузлав), проводимых 6—15 октября 1982 года, выяснилось, что «эффективность решения задачи... была невысокой», — писал в книге «Государственный Океанариум Украины. 40 лет в строю» (с 202) капитан 1-го ранга Ю.И. Пляченко. В октябре того же года прошла подобная проверка, но в главной базе Севастополя. И снова «на учении была показана очень низкая эффективность решения охранных задач с помощью биотехнической системы».

Собственно работы по подготовке дельфинов к патрулированию у входа в военно-морскую базу начались после посещения Океанариума в сентябре 1973 года Главкомом ВМФ Адмиралом Флота Советского Союза С.Г. Горшковым. Первоначально животные находились в зоне специальной акватории и контролировали звуковую гамму моря на предмет присутствия в ней подводных диверсантов противника. Почувствовав его приближение, они приводили в действие сигнальный патрон и выдавали пеленг на цель. В последующем дельфинов стали выпускать в море для практической наводки на обнаруженный объект сопровождающего их катера.

Вместе с тренировками дельфинов по поиску диверсантов противника их приучали не бояться выстрелов из подводного пистолета, которые производились непосредственно возле головы животного. Их учили не реагировать на взрыв тротиловой шашки на глубине около пяти метров. Попутно выяснилось, что дельфины в 5—6 раз лучше переносят последствия взрывной волны под водой, чем люди. Эффективность «живой» акустики дельфина оказалась на полтора, два порядка выше корабельной гидроакустической станции! Средняя достоверность обнаружения подводного пловца боевым животным составила 80%.

Дельфин мог квалифицировать несанкционированное нахождение на акватории ВМБ диверсанта на носителе «Протей» с точностью около 100%, группы из двух-трех пловцов — 88%, а в ночных условиях около 60%. Причем все это происходило, когда дельфин находился в специальной клетке. В том случае если он выходил в открытое море, вероятность обнаружения чужого водолаза составляла 100%. По мнению капитана 1-го ранга Ю.И. Пляченко, принимавшего участие в опытах, при использовании боевым пловцом иностранного носителя, имевшего индивидуальный звуковой спектр излучения шумов, дельфины начинали делать ошибки в определении местоположения «нарушителя».

Таким образом, необходимо было тренировать животных индивидуально по каждому изделию или изделиям, являвшихся транспортными средствами подводных диверсантов. Это вызвало сомнения у специалистов относительно прогнозируемой степени эффективности боевых животных в охране военно-морских баз. Тем не менее решение было принято к исполнению. На практике ни одного иностранного подводного диверсанта на входе в Севастопольскую бухту дельфины не обнаружили. Это произошло «скорее всею потому, — писал капитан 1-го ранга А.В. Жбанов, бывший в 1986—1990 гг. начальником Севастопольского океанариума ВМФ, — что в те годы они не осмеливались сунуться в Севастополь». Он сожалел, что после распада СССР была сокращена и эта группа боевых животных (см: А.В. Жбанов. На службе дельфины//Флаг Родины № 32 от 22.022006).

Подразделения, к которым приписали интеллектуалов моря, назвали охранными биотехническими системами. По приказу Главкома ВМФ СССР на входе в Балаклавскую бухту были проведены двухмесячные учения по ее защите от нападения подводных диверсантов противника. Официально все 80 условных попыток проникновения диверсантов в бухту были обнаружены!

В 1976 году создана спасательная группа дельфинов. Она вошла в состав АСС КЧФ (начальник капитан 2-го ранга А.В. Жбанов) и насчитывала в своем составе четырех дельфинов, подготовленных в Севастопольском военном океанариуме. Группа в сотрудничестве с другими службами ВМФ за время деятельности обнаружила более 40 затонувших ракет, мин, торпед, показав высокую эффективность и оперативность в проведении поисковых работ. Первым командиром специального подразделения являлся капитан 3-го ранга В. Бондаренко. Наибольших успехов группа добилась, когда находилась под командованием капитана 3-го ранга А. Андрияшина Во время раздела Краснознаменного Черноморского флота между Россией и Украиной (1995) подразделение было сильно сокращено.

В конце 70-х годов XX века специалисты Севастопольского военного океанариума первые в мире осуществили десантирование дельфина на воду. Вертолетом Ми-8т (872-го ОПЛВП, командир — капитан В.И. Колодкин, летчик-штурман ст. л-т A.M. Чикин) со снятыми грузовыми створками боевое животное было поднято на высоту 900—1200 метров в районе мыса Херсонеси сброшено на специальном парашюте. Одновременно с дельфином десантировался участник эксперимента доктор технических и кандидат биологических наук Б.А. Журид. Задание выполнялось по приказу командующего Краснознаменным Черноморским флотом адмирала НИ. Ховрина. Вместе с дельфинихой Бетой, так звали это удивительное животное, десантировалось и соответствующее снаряжение, которое должно было помочь ей найти «потерянную» торпеду. После приводнения на выполнение задачи Бете понадобилось всего несколько минут!

В 70-х годах XX века в ВМС США вертолеты также применялись для транспортировки боевых животных, но не осуществлялось их десантирование в интересах боевых специальных операций. Постепенно боевые животные освоили поисковые операции в глубинах моря и на других флотах ВМФ СССР. Ими будут найдены десятки утерянных мин, торпед, ракет и других боеприпасов, В поисковых операциях применялись средства объективного контроля. Дельфины выполняли и более серьезные операции. Они искали погибшие летательные аппараты и корабли. В 1983 году дельфин Бокаут, например, обнаружил подводную лодку, исчезнувшую в ходе экспериментального выхода в море.

Кроме поисковых работ севастопольские дельфины использовались для поиска морских мин. В 1988 году во время учений противоминных сил под руководством тренера А. Пуговкина боевые животные весьма эффективно справились с задачей поиска «подводной смерти». Бригада тральщиков КЧФ, взаимодействовавшая тогда с дельфинами (командир капитан 1-го ранга Б. Чернышков), завоевала приз Главкома ВМФ СССР. Результат учений позволил серьезно заняться вопросами разработки специальных методик, позволявших совершенствовать обучение животных противоминным действиям на значительном диапазоне глубин.

Обнадеживающие результаты в способности дельфинов надежно прикрыть базу от несанкционированного проникновения на ее акваторию диверсантов противника подтолкнули специалистов организовать защиту с помощью эшелонированной биотехнической системы Крымскую ВМБ (озеро Донузлав). Для этого было создано подразделение в количестве пяти боевых животных. После анализа опыта, полученного в результате большого количества экспериментов и практических учений, принято решение в формировании специального флотского подразделения, на вооружении которого находились бы дельфины. Они должны выполнять задачи как поисково-спасательной службы, так и охранения действий собственных боевых пловцов борьбы с ПДСС, контролировать вход на акваторию главной военно-морской базы Черноморского флота в Севастополе. Такое подразделение было организовано и получило название 1239 ПСГ.

Основываясь на севастопольском опыте, поисковые, охранные и противоминные подразделения боевых животных создавались на ТОФ и КСФ. В их составе находились не только обученные дельфины, но и белухи, сивучи, львы, тюлени... По ряду параметров советские биотехнические системы намного превосходили лучшие иностранные аналоги. Более того, Севастопольскому океанариуму ВМФ СССР с участием высших учебных заведений страны удалось разработать и обосновать создание нескольких биотехнических систем. Причем, по мнению специалистов, в отличие от американских огромных затрат на подобные проекты отечественный обошелся стране в сумму стоимости одного противолодочного корабля Пр.61. Всего в боевом составе советского ВМФ находилось около 150 дельфинов и белух, примерно 50 тюленей, сивучей и морских львов.

Распад СССР отрицательно отразился на развитии национальных биотехнических систем. В 90-х годах XX века на базе расформированного Севастопольского военного океанариума создан НИЦ «Государственный Океанариум Украины», а боевые животные выставлены на продажу за рубежом. Страну покинули многие ведущие специалисты в области «дельфиньих наук», Украина делает попытки возродить военный дельфинарий в Севастополе, но на это не хватает средств. Водимо, все непросто складывается и с качественной стороной использования спецподразделений украинских боевых пловцов. Летом 2006 года, например, офицеры севастопольского управления СБУ «Альфа», имеющие по 200—500 часов пребывания под водой и высокую квалификацию, занимались... очисткой акватории пляжей нескольких санаториев («Черноморье» — Ялта, «Евпатория», «Парус» — Саки) от мусора (см.: Спецоперация под водой// Крымская правда № 103 от 08.06.2006 г.).

Тем временем в России несколько лет назад тренировочные курсы с боевыми животными были продолжены. На Северном флоте развернуты работы с тюленями. Совместно со специалистами Мурманского морского биологического института действуют и боевые пловцы (полигон «Красные камни», Баренцево море). Животных готовят для охраны портов, стоянок ударных кораблей и АПРК, транспортных и энергетических коммуникаций, ВМБ от нападения подводных диверсантов вероятного противника, «Тренеры говорят, что в случае необходимости тюлень вполне способен обезвредить злоумышленника, а также, скажем, прикрепить магнитную мину к днищу корабля...» (см.: Тюлени-спецназовцы//Итоги недели. № 21, 31.05.—06.06.2006. с. 25). Работоспособность животных сохраняется во всем диапазоне боевого применения подводных диверсантов. Тюлени ныряют до 450 метров, находятся под водой около 30 минут, скорость их погружения и всплытия составляет примерно 5 м/сек. Один из инструкторов полигона считает, что серые тюлени гораздо умнее и более разносторонне развиты, чем дельфины.

После короткого перерыва, связанного с распадом Советского Союза, работы в России по созданию специальных биологических систем продолжены.

Разрушение СССР стало трагедией для отечественного ВМФ вообще и его спецподразделений боевых пловцов в частности. Это было связано с;

частичным распадом инфраструктуры и системы базирования;

необходимостью искать новые места для дислокации центров подготовки боевых пловцов; нарушением режима секретности в силу объективной утечки информации во вторые и третьи страны;

хроническим отсутствием достаточного финансирования и нарушением многих технологических цепочек в разработке и изготовлении специального снаряжения;

резко ухудшившемся качестве контингента для отбора кандидатов в спецподразделения ВМФ; значительной потерей высококвалифицированных кадров;

улучшением условий для работы в России иностранных спецслужб;

разрушением отечественной школы спортивного подводного плавания, его массовости; политической и военной переориентации ряда стран бывшего СССР и Варшавского договора.

Несмотря на это России удалось сохранить базовый потенциал и богатый опыт подготовки и использования спецподразделений боевых пловцов. В будущем он ляжет в основу сил специального назначения обновленного российского военно-морского флота.

Кроме перечисленных стран спецподразделения боевых пловцов и пловцов-диверсантов имеют ВМС Италии, Испании, Турции, Норвегии, Ирана, Югославии, Канады, Австралии, Пакистана, Кореи, Нидерландов, Вьетнама, Китая, Тайваня («Морские драконы»), ряда арабских, латиноамериканских государств. По мнению специалистов, наиболее подготовленными из них являются американские, французские, израильские и в прошлом советские боевые пловцы-диверсанты.


ГЛАВА 4

За ними земли нет...

Пока разум говорит «да», тело не должно сказать «нет»,

Принцип Кауфмана, заложенный в подготовку боевых пловцов США периода Второй мировой войны

 Система подготовки боевых пловцов и диверсантов в странах, имеющих в составе национальных ВМС их подразделения, достаточно дорогостоящая. Это связано со спецификой их использования, требующей высокопрофессиональной специализации по целому ряду воинских профессий. Поэтому не зря боевых пловцов-диверсантов называют «универсальными солдатами». Их подготовка носит закрытый характер и крайне скудно рассмотрена в доступных источниках информации. Поэтому не представляется возможным подробное и детальное ее освещение. В особенности это касается специального тренировочного цикла отечественных боевых пловцов-диверсантов, чьи спецподразделения в бывшем СССР были строго засекречены.

Но отрывочные сведения, которые удалось официально собрать, найдут изложение в данной главе. В силу известных причин они не претендуют на полноту изложения. Задача главы — помочь читателю получить в значительной степени обобщенное представление о современной подготовке боевых пловцов и подводных диверсантов.

В качестве примера кратко приведем систему подготовки боевых пловцов ВМС США, или, как их еще называют, «тюленей». На середину 90-х годов они представляли наиболее боеспособное и сравнительно многочисленное соединение среди подобных спецподразделений других государств. Численность боевых пловцов в составе сил специальных операций ВМС США достигла около 2100 человек (кроме этого, 500 человек — экипажи боевых катеров, 400 человек — подразделения береговой охраны, 1700 специалистов тылового обеспечения). Необходимость периодического пополнения и обновления личного состава спецподразделений боевых пловцов-диверсантов потребовала создания системы их подготовки. Ее элементы содержат методики подавления личности и духовного мира человека. В этом, на наш взгляд, при внешней результативности школы боевого подводного плавания ВМС США видится ее основная слабость.

Все кандидаты в боевые пловцы ВМС США должны иметь возраст не старше 28 лет. Обязательной считается предварительная служба в кадрах флота около 2,5 лет. Кандидаты проходят жесткий отбор по физической подготовке, психологической устойчивости и интеллектуальной профпригодности. Военнослужащие не должны получать в течение года до поступления в школу дисциплинарных взысканий и иметь хорошие рекомендации командования.

В процессе предварительного отбора потенциальные курсанты проходят и специальное тестирование ОФП. Оно включает перечень упражнений:

преодоление вплавь расстояния около 500 метров

за время не более 12 минут;

подтягивание на перекладине — 8 раз;

отжимание на руках в упоре лежа не менее 42 раз за 2 минуты;

бег на расстояние около 2,5 км за время не более 11 мин 30 сек;

не менее 50 приседаний за время не более 2 минут.

В качестве сравнения приведем схожие элементы тестирования по физической подготовке при приеме на факультет Омского государственною института физической культуры, специализирующегося в спортивном подводном плавании (1985): отжимание на руках в положении лежа — 20 раз на «отлично», 15 раз на «хорошо» без учета времени, бег на расстояние 1000 метров — 3 мин 10 сек на «отлично», 3 мин 15 сек на «хорошо», подтягивание на перекладине — 13 раз на «отлично», 11 раз на «хорошо». Дистанция в 500 метров, преодолеваемая вплавь в ластах для советских подводных пловцов 70-х годов XX века определялась 9 минутами, что соответствовало уровню 3-го разряда.

Кандидатов в боевые пловцы, успешно прошедших все этапы предварительного отбора, распределяют по учебным взводам. С этого момента начинается процесс их обучения. Основной период подготовки боевых американских пловцов делится на три этапа. Каждый из них подразделяется еще на несколько учебно-тренировочных циклов. Особенно тяжелыми для кандидатов являются первые месяцы. В течение первых семи недель физические и морально-психологические нагрузки возрастают до предела человеческих возможностей. И с самого начала неуклонно, назидательно проводится тезис, что среди боевых пловцов не нужны люди, хотя бы задумывающиеся над целесообразностью выполнения приказа. С первых дней инструктора приучают кандидатов к отработке каждого действия до автоматизма путем тренировки «на износ».

С раннего утра до позднего вечера курсанты учатся преодолевать специальные полосы препятствий, осуществляют спринтерские марш-броски на 8—10 км по берегу моря, отрабатывают приемы рукопашного боя с оружием и без него, проходят тренировочные циклы в барокамере на переносимость высокого давления и баррофункцию, а также систематически осваивают дыхание чистым кислородом. В первые недели курса общефизической подготовки вводятся специальные упражнения тренировочного цикла кандидатов в боевые пловцы. Например: пролезание под банками надувной лодки, заполненной морской водой, или упражнения «учебное бревно», «резиновое пузо» с имитацией подрыва зарядов до 200 грамм

Суть названия последнего упражнения передана в буквальном смысле. Кандидат в боевые пловцы должен с разбега броситься на выложенные по двум параллельным бревнам полтора десятка отполированных, круглых, деревянных стволов деревьев диаметром около 30 сантиметров и проползти по ним. Вся конструкция возвышается, как правило, на полтора метра от уровня земли. После этого его будет ждать неприятное открытие — проползти обычным способом не удастся. Для этого необходимо с разбега со всей силой упасть на бревна и прокатиться по ним как можно дальше, используя энергию инерции. И только после этого, применив всю располагаемую физическую силу и ловкость, отбрасывая под себя разъезжающиеся бревна, добраться до конца импровизированного спортивного снаряда. После такого упражнения не только «пузо», но и локти, колени становятся «резиновыми».

Тренировочное занятие «учебное бревно» предполагает отработку кандидатами навыков по длительной транспортировке плавсредств. Группа, удерживая тяжелое бревно на вытянутых руках, должна перенести его как можно дальше с учетом выносливости и силовой тренированности.

Постепенно возрастают нагрузки и в плавательной подготовке. И если на начальном этапе требовалось проплывать несколько сотен метров, то в последующем это же нужно было делать, но уже в одежде, с оружием и дополнительным грузом. Курсантов с самого начала приучают к морской воде. Инструктора требуют выполнения многих упражнений или на берегу, или непосредственно в воде. Все это сопровождается жестким принуждением с элементами провокационного воздействия на психику курсантов.

Любое недовольство и даже несогласие немедленно пресекается посредством наказаний через унизительные упражнения (например, «перетаскивание моря» в ведрах спиной вперед, отжимание 100 раз в середине грязной лужи с обязательным окунанием и т.д.). В дальнейшем всякое сопротивление курсанта предложенному тренировочному циклу и его интенсивности ведет к отчислению из школы. Это происходило в конце второй недели, когда специальная комиссия делала анализ результативности курсанта и индивидуально по каждому принимала решение на целесообразность его дальнейшего обучения. Тем из них, кто будет оставлен в школе, торжественно вручали алые именные шлемы.

Следующим этапом в подготовке боевых пловцов является так называемая «адская неделя». Она длится четверо суток. Именно суток, так как людям на сон отводится всего 2—3 часа в течение каждого из них. Это тяжкое испытание предельных физических и морально-психологических возможностей курсантов, за которым может и должен теоретически наступить срыв. В сознании людей день и ночь соединяются в один сплошной кошмар, теряется чувство времени, все живут и действуют как отлаженный, не задумывающийся над сутью происходящего механизм. При этом повторяются многие упражнения предыдущего этапа подготовки, но резко возрастает их интенсивность и нагрузки. В данный период курс теоретической подготовки приостанавливается. Инструкторский состав сознательно увеличивает психологическое давление на курсантов, провоцируя их на недовольство и непослушание. Главная цель этапа — индивидуальная оценка каждого из кандидатов в боевые пловцы на предмет их предельных физических и морально-психологических возможностей, после чего человек становится неработоспособен с учетом специфики возлагаемых на него профессиональных обязанностей.

Интенсивность к концу «адской недели» тренировочно-испытательного цикла еще более возрастает. И если кандидаты остаются в постоянном составе, то инструктора в течение суток меняются трижды. В этот период многие курсанты не выдерживают, другие отстраняются врачами. Однако после восстановительного лечения последние могут вернуться к тренировкам, но начинать придется все сначала. Оставшиеся в строю кандидаты в боевые пловцы продолжают свой тяжкий труд. Им предстоит еще и еще раз проходить «пытку волнами» — 15 минут в холодной морской воде под ударами огромных волн — 5 минут на берегу на пронизывающем ветре и опять 15 минут в холодной воде. Все это продолжается долгими, мучительными часами.

Потом марш-бросок по песку на урезе воды. Дистанция 4 мили (1 миля = 1,609 км), норматив — 30 минут. Все, кто не справляется или выражает недовольство, несут наказание, учет которых ведет инструктор. А наказания следуют из того же перечня упражнений: или «пытка волнами», или «цепочка». Последнее упражнение, как правило, является коллективным наказанием. Провинившиеся занимают положение «упор лежа» сзади и укладывают ноги на плечи друг друга по цепочке таким образом, чтобы перенести всю нагрузку веса тела только на руки. Дальше следует отжимание. Недовольные курсанты опять наказываются «пыткой волнами», и продолжается это до бесконечности. Передвижения по суше осуществляются в основном группами по 8 человек бегом с 70-килограммовыми надувными лодками на головах или на вытянутых руках. Группа должна прибыть в конечную точку марша в указанное инструктором время. Любая задержка опять ведет к наказанию.

Во время любых передвижений инструктор может незаметно изъять одного курсанта из группы, и если данное обстоятельство останется вне контроля оставшихся — снова следует наказание. И так круглые сутки «адской педели». В это время руководящий состав школы продолжает наращивать морально-психологическое давление теперь уже через «интеллектуальную пытку». Например, измученным от бессонницы, тяжелых физических нагрузок, опустошенным, плохо двигающимся людям предлагают запомнить длинную фразу-пароль и повторить ее дословно после нескольких часов изнурительного марш-броска. Не смогут — наказание и опять все сначала. Неудивительно, что к концу «адской недели» ряды курсантов заметно редеют, а оставшиеся в строю становятся больше похожими на тени, чем на людей. При этом они вправе в любую минуту прекратить тренировочный цикл. Порой так и происходит. Нередко общий отсев составляет до пятидесяти и более процентов кандидатов в боевые пловцы-диверсанты.

На заключительном этапе «адской недели» «оставшиеся в живых» курсанты осуществляют групповое десантирование с надувных лодок на морское побережье с обязательным преодолением прибойной полосы. Это происходит под «интенсивным огнем вероятною противника», который в тот день боеприпасов не жалеет. Во время операции их расход составляет до двух тонн, не считая большого количества пиротехнических средств. После выхода на берег курсантам предстоит преодоление на время всех препятствий, предусмотренных по учебному упражнению. Потом 20-километровый марш-бросок по песку, грязи, болотистой почве. Затем снова полоса препятствий и 3 часа «лежки под обстрелом». За всем этим ведется жесткий индивидуальный контроль, который осуществляют по два инструктора, закрепленные за каждой учебной группой.

Трудно сказать, что о себе думают те счастливчики, которые пройдут до конца все ступени «адской недели». Видимо, поэтому все они потом подвергнутся тщательному медицинскому освидетельствованию. И это закономерно. Прежде всего, далеко не всякий даже относительно здоровый организм человека способен без последствий перенести такое тяжелое испытание. Кроме того, большинство курсантов подойдут к заключительному этапу «адской недели» с многочисленными синяками, ушибами, травмами. После оценки здоровья кандидата следует внимательный анализ его поведения, оценка психофизических возможностей на данном этапе подготовки. Затем все оставшиеся курсанты допускаются к обучению на следующих трех курсах, включающих в себя семинедельный, десятинедельный и трехнедельный циклы. На этом этапе 60% учебного времени планируется на ночь.

В течение семинедельного курса кандидаты в боевые пловцы проходят разведывательную подготовку, осваивают минно-взрывное и радиодело. Особое внимание уделяется отработке практических навыков. Курсантам постоянно внушают, что они должны уметь действовать не только в группе, но и самостоятельной. Для этого теоретические знания должны быть освоены в совершенстве, до автоматизма отработаны на практике. Это касается и одного из основных предметов семинедельного цикла — подводного плавания. Первоначально курсанты осваивают его с дыхательными аппаратами открытого цикла дыхания (акваланги) в бассейне и только потом на открытой воде. Они учатся включаться и выключаться из аппарата на различных глубинах, отрабатывая свободное всплытие и ныряние. Плавают под водой группами с дыханием из одного акваланга, учатся передвигаться в воде со связанными конечностями...

После освоения легководолазного снаряжения, начинается изучение и отработка практических навыков в пользовании аппаратами с замкнутым циклом дыхания немецкого производства типа «Драгер». На данный момент курсанты должны уметь проплыть 2 мили (3,7 км) за время не более 75 мин, а также преодолевать вплавь расстояние в 5,5 мили (10,2 км) без учета времени. На земле также устанавливаются жесткие нормативы. Слушатели должны преодолевать расстояние в 4 мили (6,43 км) за 30 мин и 14 миль (22,5 км) за 110 минут. В этот период курсанты приступают к отработке действий военного характера. Они учатся выходить из подводной лодки через шлюз и торпедный аппарат, отрабатывают тактические приемы преодоления рубежей обороны и рейдов, подхода, уничтожения и ухода от объектов диверсии — кораблей, гидротехнических сооружений, береговых оборонительных комплексов, подводных атомных лодок и особенно ракетоносных.

Параллельно с учебным процессом начинается индивидуальная отработка с каждым курсантом навыков, которые недостаточно им усвоены в течение предыдущего курса обучения. Кто-то будет вынужден больше заниматься плавательной подготовкой, кто-то рукопашным боем, а кому-то предстоит увеличить силовую нагрузку для развития определенных групп мышц. Весь личный состав на этом этапе обучения проходит углубленную подготовку по отработке приемов владения холодным оружием на земле и под водой. Увеличивается учебное время, отведенное на рукопашный бой, как одиночный, так и в составе групп, с оружием и без него. С этого момента начинается формирование боевых пар по психологической совместимости и уровню подготовки.

В дальнейшем курс обучения они проходят совместно, тесно взаимодействуя на всех его этапах: отрабатывают парашютные прыжки, погружения, подводное и наземное минирование, приемы рукопашного боя, стрельбы... Так как боевая пара является основной единицей подразделения, то огромное внимание уделяется отработке ими способности понимать друг друга с полуслова, по малейшим, только им понятным жестам, мимике. Они должны научиться предсказывать возможные действия друг друга, знать привычки и особенности характера. Желательно, чтобы общефизическая и специальная подготовка между напарниками каждой отдельной пары по уровню нормативных оценок также была близка. Это позволит диверсантам в боевой обстановке действовать согласованно, как хорошо отлаженный механизм, и, что очень важно для командования, в достаточной степени предсказуемо.

Другим направлением в учебном процессе, которое также находится под постоянным, круглосуточным контролем инструкторов, является психологическая подготовка. В узком круге боевых пловцов его называют формированием «эффекта иллюминатора». Человека на протяжении всего курса обучения приучают к умению абстрагироваться от внешней среды, от собственной боли или прихотей, страха, научиться смотреть на окружающий враждебный мир как бы через иллюминатор. Ничто не должно помешать выполнению главного — боевой задачи. Это своего рода разновидность самозомбирования, когда человек превращается в живого робота, бескомпромиссного, жестко выполняющего свою работу. Все, что находится заграницей «иллюминатора», его не должно волновать или интересовать. А если и должно, то только в том случае, если это способствует повышению качества выполняемой задачи.

По мнению американских специалистов, неспособность курсантов справиться с психологическими нагрузками или «пыткой», как они сами их называют, является основной причиной отсева кандидатов в боевые пловцы. И число их значительно. Например, за 32 недели отсев среди офицеров составляет около 20%, унтер-офицеров и матросов — 30%. В численном оформлении это выглядит следующим образом. В 1990 году из 542 человек до конца полного курса обучения дошли только 314, в 1991 году из 389 — 222 человека, в 1992 году из 540 — 247 человек. Но это нисколько не смущает командование ВМС. Для руководства важно, чтобы подразделения «морских дьяволов» были укомплектованы высокопрофессиональными кадрами.

Для Америки военно-морской флот не просто составляющая военного потенциала страны — это большая политика. И очень часто, при возникновении конфликтной ситуации в том или ином регионе планеты, военно-политическое руководство США делает ставку именно на военно-морские силы, одной из привилегированных структур которых является институт боевых пловцов-диверсантов. Почти всегда они идут первыми.

На чужой территории подводный диверсант остается один на один с огромным перечнем проблем противостояния и противодействия вероятного противника, где зачастую думать некогда — необходимо действовать быстро, решительно, бескомпромиссно и результативно. Все должно быть продуманно досконально до того момента, когда группы подводных диверсантов выйдут в район сосредоточения или применения оружия. За ними земли нет, за ними море — впереди противник и должна быть победа. Тем не менее вопрос интеллектуальной подготовки «тюленей» ни в коей мере не является второстепенным, занимая важное место в целом ряде циклов учебного процесса. Главным образом это связано с тем, что любая, даже хорошо продуманная операция обязательно корректируется. Нередко и сами боевые пловцы вынуждены на месте принимать самостоятельные решения. Но вот о чем они не должны даже задумываться, так это о невозможности выполнения приказа. Последнее является причиной мощной, постоянной в течение всего курса обучения психологической обработки личного состава, а практические результаты постоянно отслеживаются на учениях.

На рассматриваемом цикле обучения их проводится сразу три. В ходе первого зачетного учения, длящегося около 40 часов, отрабатывается способность курсантов длительное время, сохраняя работоспособность, находиться в воде, преодолевая большие расстояния вплавь. Попутно оттачиваются вопросы маскировки, тактические приемы скрытого проникновения на объекты диверсии, умение на практике пользоваться оружием.

Второе зачетное учение в основном посвящено отработке уверенных действий курсантов на различных глубинах при использовании штатного снаряжения. Важной частью подготовки на данном этапе боевых пловцов является освоение различных способов их доставки к объекту диверсии и эвакуация. Последнее обстоятельство является предметом особого внимания руководства школы. Стоимость обучения одного подводного диверсанта столь значительна, что вопросы сохранения его жизни находятся под постоянным контролем командования.

Для эвакуации боевого пловца с воды применяются способы «силок», «морские сани», «рогатка». В последнем случае применяются катера, двигающиеся на скорости от 35 до 70 км/час. Не останавливаясь на способе эвакуации боевых пловцов «морские сани», который имеет некоторую сложность в описании и предназначен для поднятия из воды сразу нескольких боевых групп, коротко опишем другие способы — «силок», «рогатка» и «небесный крюк».

Методы эвакуации типа «силок» и «рогатка» имеют много общего, но ряд деталей позволяют рассматривать их как самостоятельные операции по подъему боевых пловцов из воды. «Силок» — удачное название, если говорить о сути способа эвакуации. В район, где собираются боевые пловцы в надводном положении, прибывает катер, буксирующий на скорости около 30 км/ч шлюпку. В ней находится человек, держащий наготове специальную петлю, имеющую слабые амортизирующие свойства. При приближении шлюпки боевой пловец поднимает из воды согнутую в локте руку, на которую эвакуирующий набрасывает петлю и рывком выдергивает его из воды. Таким способом в кратчайший срок можно эвакуировать довольно большую группу. Однако в этом случае решающее значение будет иметь не только предварительно до автоматизма отработанные действия эвакуируемых и эвакуирующего, но и отличная физическая подготовка пловцов. Начальная фаза подъема боевого пловца из воды способом «рогатка» такая же, как и «силок». В последующем эвакуирующий, набросив петлю, прикрепленную к толстому резиновому жгуту на согнутую руку эвакуируемого, отпускает свой конец. Натянувшийся жгут буквально выбрасывает боевого пловца из воды в шлюпку. В этом случае потребуется известная ловкость и сноровка последнего, чтобы избежать неприятного столкновения со шлюпкой.

Способ эвакуации типа «небесный крюк» предназначен для последовательного подъема 2—3 боевых пловцов и требует высокой морально-психологической и физической подготовки эвакуируемых. В определенное время, используя сброшенное ему оборудование, боевой пловец выпускает аэростат, предварительно надев костюм с «наддувом» и подвесной системой. Проходящий на бреющем полете самолет специальным устройством захватывает аэростатный трос и рывком выхватывает пловца из воды, в отдельных случаях с семикратной перегрузкой, на высоту до 100 метров! При этом ударная нагрузка может быть настолько велика, что недостаточно хорошо подготовленный человек способен кратковременно потерять сознание. Словом, этот способ эвакуации боевых пловцов предназначен не для слабонервных людей. Однако вернемся к учебному процессу, в ходе которого кандидатам предстоит пережить еще много острых ощущений кроме перечисленных выше.

Итак, по результатам второго зачетного учения курсанты должны показать хорошие навыки в длительном, около 8 часов, пребывании под водой при любой ее температуре, умение пользоваться специальными средствами питания и поддержания сил, умение действовать в условиях зараженной местности и акватории, скрытно проникать на объекты, удаленные до 153 км от основной базы, маскироваться.

Третье зачетное учение по своей сути является настоящей боевой операцией, выполняемой в несколько этапов. На первом группы боевых пловцов уничтожают противодесантные заграждения, обеспечивая проходы для десантных соединений. После этого, «захватив» на берегу плацдарм, способствуют высадке основных сил. Затем следует двадцатикилометровый марш-бросок с последующим выходом к объекту диверсии под водой на расстоянии около 15 км, используя индивидуальные носители.

Следующий этап — уход от групп преследования вероятного противника. Как правило, это выполняется по заранее подготовленным коридорам, где руководством школы создаются различного рода искусственные препятствия: преследование собаками, засады, отслеживание движения групп с помощью авиации. Заключительной частью третьего зачетного учения является переход «линии фронта». Боевые пловцы в ночное время преодолевают 27 препятствий, часть из которых находится под реальным огнем боевых средств. В этот период нагрузки на людей опять возрастают до предела их физических и морально-психологических возможностей. На сон в течение «боевой» недели отводится не более 10 часов. Боевых пловцов сознательно ставят в положение невозможности компенсации энергозатрат, так как продовольствие выдается группам только на двое суток из семи. После завершения учения передышки не наступает. Сразу начинается прием устных экзаменов на знание минновзрывного и водолазного дела, техники и оружия, радиодела и разведывательной подготовки.

На заключительном этапе обучения боевых пловцов направляют в Форт Беннинг для прохождения трехнедельного курса парашютно-десантной подготовки. Там они осваивают различные типы парашютов, совершают прыжки на пересеченную местность и воду с высот от 200 до 5000 метров при скорости ветра у земли до 12 м/сек (от принятых 5—6 м/сек). Боевые пловцы осваивают высадку с вертолетов по канатам и в свободном прыжке с высоты 5 метров на скорости до 40 км/час с приводнением. На заключительной неделе курса проводится опять зачетное учение. Группы на парашютах и с полным снаряжением десантируются в отдаленный район. После приземления и сбора они должны преодолеть под водой не менее 19 км. С выходом к объекту диверсии уничтожить его и оторваться от преследования вероятного противника. После этого следует эвакуация.

После окончания 16-недельной подготовки боевых пловцов направляют в одну из восьми оперативных групп спецчастей ВМС. На их базе происходит окончательное закрепление полученных пловцами теоретических, а также практических знаний и навыков. На данном этапе подготовки слушателей продолжается изучение их личных качеств. Боевые пловцы участвуют не только во всех учениях флота, но и в собственных. Один раз в месяц проводятся контрольные заплывы на расстояние до 20 км с буксировкой груза весом около 40 кг и ориентированием по специальным навигационным средствам.

Одновременно поддерживается высокий уровень общефизической подготовки и сухопутными тренировками. Один раз в месяц организуется марш-бросок на 30 км с грузом 32—40 кг, что примерно эквивалентно весу индивидуального снаряжения и вооружения. И только после успешного завершения окончательного 6-месячного испытательного срока боевых пловцов-диверсантов официально распределяют по частям «SEAL». С этого момента они становятся представителями одного из самых элитных спецподразделений ВМС США. Таким образом, вся учебная программа подготовки американских «тюленей» занимает 61 неделю (год и два месяца).

Дальнейшая судьба и обучение боевых пловцов-диверсантов США находится под пристальным вниманием командования национальных ВМС. Прежде всего, каждые полгода им приходится подтверждать свою квалификацию. Данное обстоятельство находится в прямой зависимости от денежного содержания и льгот. В перечень квалификационных нормативов входит:

два погружения на глубину около 40 метров с 10-минутной экспозицией;

один дневной и один ночной заплыв с подводным ориентированием на расстояние около 2 км с регламентированной точностью выхода на цель ± 50 метров;

кросс на дистанцию около 5 км с обязательными стрельбами;

лазанье по девятиметровому канату на количество раз;

преодоление пятидесятиметровой «полосы ловкости»;

отжим в упоре лежа;

подтягивание на перекладине.

Если говорить о «полюсе ловкости», то она представляет собой своеобразную пытку на выносливость боевого пловца. Дистанция в 50 метров преодолевается сначала бегом, затем кувырками с перекатами и в заключение ползком 3 раза подряд. Следующей ступенью самосовершенствования боевых пловцов США является дальнейшее обучение на двухгодичных курсах разведчиков-диверсантов. Отбор на них осуществляется по желанию из наиболее подготовленных подводных диверсантов, но не ранее полутора лет их пребывания в спецподразделениях.

В процессе обучения осуществляется узконаправленная специализация боевых пловцов, ориентированная на предстоящую их работу в конкретном районе, против конкретного противника. Изучается иностранный язык, способы саботажа, создания паники, вербовки агентуры, методы допроса, практика использования спецсредств, в том числе и ядов, методики рукопашного боя, позволяющие в одно касание убить противника. Кроме этого, изучаются географические особенности региона, социально-политическая и этническая обстановка, оружие и техника, психология, исторические традиции и обычаи вероятного противника. Одним словом, речь идет о подготовке нелегальной агентуры, или «пятой колонны», призванной действовать задолго до начала боевых действий.

Эти специальные курсы боевые пловцы ВМС США проходят в учебных центрах Литтл-Крик и Коронадо, а по отдельным дисциплинам в спецшколах других родов войск.

Наш рассказ не был бы полон, если мы коротко, насколько позволяют официально опубликованные материалы, не остановимся на подготовке боевых советских пловцов. Несмотря на близость элементов обучения с иностранной школой, советская система имела определенные особенности, прежде всего в отборе кандидатов для спецподразделений боевых пловцов и пловцов-диверсантов.

Основу подразделений боевых пловцов отечественного ВМФ составлял личный состав срочной службы со сроками сначала четыре года, потом три, тогда как в иностранных флотах это были контрактники. Потенциальные кандидаты в боевые пловцы отслеживались военкоматами еще в допризывный период. Для этого использовалась обширная сеть морских, спортивно-технических клубов ДОСААФ, культивирующих подводный спорт. Молодые люди не знали этого ввиду строго отбора и специфики требований к их морально-психологическим, физическим и интеллектуальным данным. Более того, даже после призыва, по прибытии в часть, они могли не знать, куда их направили. Однако прежде чем попасть в спецподразделение, призывники должны были окончить школу водолазов (Севастопольскую или Кронштадтскую), и только потом их допускали к основному циклу подготовки по специальности боевого пловца. Подводные диверсионные подразделения советского ВМФ комплектовались, как правило, прошедшими дополнительную специальную подготовку боевыми пловцами. Они не отличались многочисленностью, поэтому отбор в них был еще более жестким. Например, спецподразделение подводных диверсантов, дислоцированное в оперативной зоне Краснознаменного Черноморского флота на острове Майский (г. Очаков), состояло примерно из 40—50 человек.

Программа обучения боевых пловцов-диверсантов достаточно разнообразна по количеству дисциплин, интенсивности общефизической и специальной тренированности. Она включала в себя: навигационно-топографическую, морскую, горную, водолазную, воздушно-десантную, стрелковую подготовку, подрывное дело, рукопашный бой с оружием и без него, на суше и под водой. Специальная физическая подготовка, оцениваемая по нормативам, в течение первых месяцев тренировочного цикла доводилась до предельных возможностей человека. Подготовка подводного диверсанта, владеющего навыками боевого пловца, занимала примерно 4—5 лет. Поэтому целесообразность использования в данном вопросе личного состава срочной службы не имеет смысла и более того — вредна. Закончив закрытый спецкурс и получив подготовку спецназа особого назначения, после увольнения в запас молодой человек может стать легкой добычей преступных группировок, не жалеющих денег на получение в свое распоряжение специалистов подобного профиля.

По косвенным свидетельствам базовое обучение кандидатов в боевые пловцы-диверсанты советского ВМФ длилось 18 недель и делилось на 2 этапа. Первые семь недель были наполнены тяжелыми физическими нагрузками и интенсивной плавательной подготовкой. На это уходило по 15 часов в сутки, что часто ставило людей на грань психологической устойчивости и физических возможностей. Но в этом и заключалась одна из главных задач начального цикла подготовки боевого пловца-диверсанта. Его последняя, седьмая неделя в определенном смысле была аналогом «адской» американских «тюленей». Кандидаты с полной выкладкой совершали стокилометровый марш-бросок с заплывом на 17 километров и буксировкой груза весом 40 килограммов! Во время этого на сон в сутки им отводилось не более четырех часов. К концу первого этапа подготовки «доживали» в среднем не более 20% кандидатов. Отчисленные, как правило, возвращались в водолазные подразделения ВМФ для продолжения службы.

Оставшимся предстояло пройти второй этап подготовки, включавший в себя 11 недель. В течение этого времени проходило уже углубленное освоение целого ряда специальных предметов, жизненно необходимых при ведении подводной войны. Курсанты изучали тактику использования малых групп боевых пловцов, подводные транспортировщики и плавсредства, минное дело, оттачивали стрелковую подготовку и рукопашный бой, учились выживать в различных условиях. В процессе всего этапа специалисты формировали боевые двойки, тройки, четверки, укомплектованные курсантами с одинаковой физической подготовкой и психологически совместимые.

По окончании курса кандидаты в боевые пловцы сдавали экзамен по обороне стоянок кораблей и в целом ВМБ от подводных диверсантов вероятного противника. Инструкторский и преподавательский состав при этом внимательно контролировали умение курсантами пользоваться штатным водолазным снаряжением на различных глубинах, ориентироваться под водой и вести наблюдение за охраняемой акваторией и противником в условиях неудовлетворительной видимости, преследовать его и отрываться от преследования, маскироваться на дне, пользоваться огнестрельным и холодным оружием в рабочем диапазоне глубин и на суше.

Курсантов, сдавших экзамен, направляли в отряды ПДСС с восьминедельным испытательным сроком. Боевые пловцы, успешно прошедшие его и зарекомендовавшие себя с наилучшей стороны, в последующем могли быть направлены на двухгодичное обучение в специальный разведывательно-диверсионный центр ГРУ. Во многом курсы были похожи на спецподготовку американских «тюленей», однако имела место и национальная специфика.

Личный состав спецподразделений кроме боевой и специальной подготовки много занимался различными видами спорта. Среди них пользовались популярностью: прыжки в воду, плавание, водное поло, эстафетное плавание, стрельба, тяжелая атлетика, различные виды единоборств, спортивные игры, развивающие реакцию, выносливость, глазомер, тренирующие дыхание и сердечно-сосудистую систему... По данным одного из специалистов, например, в Бакинском подразделении советского спецназа до 70% личного состава «... играли на уровне мастеров спорта» (в спортивные игры). Водолазы-разведчики участвовали в различных ведомственных соревнованиях, где неизменно добивались высоких результатов.

Более 20 лет на Байкале действует Отдельный морской учебный отряд внутренних войск Российской Федерации (образован постановлением Политбюро ЦК КПСС от 05.05.1976 года). В его стенах готовят высококвалифицированных специалистов для защиты железных дорог и мостов на Дальневосточной и Забайкальской железных дорогах. В задачу боевых пловцов входила и охрана туннелей под Амуром (Хабаровск), Байкало-Амурской магистрали и так далее. База отряда находится в Северобайкальске. Она активно используется для обмена опытом и среди личного состава профильных спецподразделений: ФСБ, СОБРа, ОМОНа, МЧС, ГУБОПа, ФПС. В распоряжении боевых пловцов находятся современные образцы подводного и специального оборудования. Наконец, «...все, что плакируется к закупкам или разрабатывается для подводного спецназа, прежде всего проходит испытания и тестирование на Байкале» (начало XXI в.).

После окончания учебного отряда его питомцы разъезжаются по всем регионам России. Они круглосуточно несут опасную службу по охране гидротехнических сооружений, стоянок атомоходов, АЭС, прикрывают плотины, мосты, занимаются вопросами обеспечения безопасности при проведении на воде различных мероприятий.

Несмотря на менее совершенное оборудование, советские подводные диверсанты зачастую превосходили своих зарубежных коллег по целому ряду вопросов. Достаточно сказать, например, что нормативная дистанция в 10 километров, которую нужно было проплыть с грузом в 50 килограммов, ими была значительно перекрыта. Это говорит как о высоком уровне физической и специальной подготовки советских подводных диверсантов, так и о значительной их морально-психологической закалке, воспитании в духе ответственности за порученное дело.


ГЛАВА 5

Спецсредства и оружие подводных диверсантов

Эксперты считают, что в двадцать первом веке боевые пловцы сохранят свое значение. Более того, по мере создания все более совершенных технических устройств, приборов и оружия их тактические возможности будут становиться все более широкими.

Дон Миллер

Носители и сверхмалые подводные лодки

Особенности и законы водной среды накладывают особый отпечаток на проектирование устройств, эксплуатацию спецсредств и оружия боевых пловцов. Впрочем, это касается всего снаряжения подводных диверсантов, призванного работать в агрессивной среде и под высоким давлением.

После окончания Второй мировой войны человекоуправляемые торпеды уже не могли удовлетворить в полной мере потребности подводной диверсионной войны. Это было связано с разработкой новых тактических приемов, предусматривающих мобильность как средств борьбы с ПДСС, так и действий подводных диверсантов на ограниченных акваториях морских и пресноводных водоемов, закрытых бухт и небольших проливов. Необходимо было создать малогабаритные и легкие по сравнению с человекоуправляемой торпедой носители, которые отвечали бы этим требованиям

В течение последних десятилетий XX века были разработаны различные конструкции транспортных средств, позволяющие подводному пловцу экономить силы, дыхательную смесь при получении более высоких результатов работы под водой. Исходя из сложности изделий, их можно разделить на буксируемые плавсредством подводные рули (планеры) и носители открытого и полузакрытого типа, педальные средства передвижения, буксировщики или скутеры (наспинные, парогазовые, нагрудные, толкающие, тянущие) открытого и закрытого типа, автономные носители водолазов и боевых пловцов одно- и многоместные, открытого или полузакрытого типа.

Наиболее распространенными среди индивидуальных подводных транспортных средств являются скутера. Они широко применяются не только в военном деле, но и в научно-исследовательских работах под водой, в туризме. Возможности скутера ограничены в силу ряда причин. К ним можно отнести:

зависимость от температуры воды;

небольшую поступательную скорость (около 6 узлов);

малую автономность, обеспечивающую запас хода от 2 до 6 часов. Это связано с выбором аккумуляторной батареи и ее емкости, которая кроме технических данных зависит от температуры окружающей среды (с ее понижением емкость аккумуляторов падает);

отсутствие защиты подводного пловца от внешней среды. Движение на скорости значительно увеличивает теплоотдачу;

нередко значительный вес транспортировщика.

Первые примеры применения индивидуальных подводных транспортных средств подобного типа относятся к началу 50-х годов XX века. В 1952 году команда Жака-Ив Кусто создала небольшой буксировщик для исследования морских глубин. Вскоре им заинтересовалось ВМС Франции.

В 60-е годы для исследования северных морей в СССР разработан и испытан буксировщик А.А. Васильева, который имел устройство обогрева подводного пловца. Классическая схема подобных носителей включает в себя герметичный корпус с системой поддува или без нее, блок аккумуляторных батарей (свинцово-кислотные или серебряно-цинковые), электродвигатель с приводом на винт постоянного или регулируемого шага, систему коммутации, контроля и управления энергетической установкой.

В Ленинградском морском клубе группа энтузиастов подводного спорта разработала оригинальный скутер-буксировщик. Конструкция оказалось одной из совершенных в 60-х годах XX века. Корпус скутера состоял из трех частей, каждая из которых выполняла определенную функцию. В носу располагалась осветительная фара. В средней части помещалась аккумуляторная батарея, балластная цистерна, коммутационная схема, баллон для продувки балласта. В кормовой части монтировался гребной винт, двухступенчатый редуктор и органы управления. Источником электроэнергии являлись три аккумулятора общей емкостью 72 а/ч. и напряжением 24 вольта, обеспечивающие автономность 2 часа. Электромотор позволял носителю двигаться на четырех скоростях.

С помощью балластной цистерны пловец мог регулировать плавучесть в широком диапазоне величин. При полной продувке достигалось ее положительное значение в пределах 5—10 кг. Скорость передвижения в воде с одним человеком составляла 7 км/час, а при транспортировке трех подводных пловцов — 3 км/час. На суше носитель перевозился любым видом транспорта (вес около 70 кг).

В тот же период группа спортсменов-подводников во главе с А.А. Васильевым построила двухсоткилограммовый буксировщик. «Он сильно отличался от уже известных к тому времени образцов — не только буксировал водолаза, но и обеспечивал потребности в электроэнергии всей группы при подводных работах на протяжении одного дня». В прочном корпусе буксировщика находилось не только специальное оборудование, но даже инструмент и собранные пробы. Конструкция имела специальный разъем для подключения электрообогрева к гидрокомбинезону водолаза. Более того, разработчики планировали разместить в буксировщике аварийные и пиротехнические средства, одноместную резиновую лодку. Скорость движения изделия составила 3,6 км/час. На протяжении 4 часов его системы могли поддерживать не только указанную скорость, но с помощью авиационной фары освещать окружающее пространство, подавать напряжение для специального инструмента, а также на обогрев гидрокомбинезона. После доводки носитель успешно использовался при практических погружениях в условиях северных морей. «В техническом отношении буксировщик был удачен, — писал один из пионеров подводных исследований в Советском Союзе доктор биологических наук М.В. Пропп, — мы много им пользовались, нередко делая по четыре погружения 6 день, получали большое удовольствие...»

В ходе десятилетий эволюции в области разработок подводных носителей появилось множество моделей. Среди их перечня можно отметить буксировщики: «Текла» (США), фирмы «Аполло-спортс», «Блауворт Марин» (США), «Омега» (Франция), «Нельтуейз» (двухместный, полузакрытый, США), НИРО (СССР), R-1 (Югославия), «Seuba Scooter» (США), «Морской буксир» (Англия), самостоятельные конструкции Ж. Бодиана (Франция), Вутера Оплинтера (Франция), В. Кеорг-Дуайера (США), Д Хальберта (парогазовый носитель, США), А Пестронка (наспинный)... Несмотря на ограниченные возможности данного транспортного средства, его разновидности нашли широкое применение на многих флотах мира

В подводном плавании получили развитие и транспортные устройства, где движение под водой осуществлялось с помощью мускульной силы человека. Они выпускались промышленностью и изготавливались самостоятельно. Данные устройства назывались аквапедами или просто подводными велосипедами. Приведение во вращение одного или двух винтов носителя осуществлялось с помощью рук или ног подводного пловца. При подкупающей простоте конструкции, обслуживания, относительно небольшому весу и цены изделия в боевом подводном плавании аквапеды не получили распространение. По мнению некоторых специалистов, это связано с высокими, часто критическими морально-психологическими и физическими нагрузками, испытываемыми человеком при выполнении боевого задания. Данная конструкция носителя предполагает дополнительные физические нагрузки при транспортировке не только самого пловца, но и спецсредств на длительные расстояния, что неприемлемо. Поэтому во всех флотах приняты на вооружение буксировщики, имеющие механические движители.

Большое распространение в США, Англии, ФРГ, Италии и Франции в свое время получил одноместный носитель Д.И. Ребикова «Пегас» (Франция). Он снабжен комплектом контрольно-измерительной и навигационной аппаратуры. Это позволяет подводному пловцу ориентироваться под водой, используя магнитный и гиромагнитный компасы. Кроме этого, за счет предусмотренного в конструкции дополнительного аккумуляторного контейнера можно варьировать как скорость носителя, так и дальность хода в подводном положении. Был построен и двухместный транспортировщик, состоявший из двух корпусов носителя и имевший более высокие технические характеристики. Через третьи страны СССР закупило «Пегасы» для проведения сравнительных испытаний. Частично они проходили на Краснознаменном Черноморском флоте.

Для разработки отечественных буксировщиков и носителей директивой ГК ВМФ № 0034 были определены устойчивые взаимоотношения между профильными НИИ и 40 НИИ АСС, являвшегося координатором в реализации научно-производственных программ создания буксировщиков и носителей для спецподразделений ВМФ. Большую роль в организации научно-производственных цепочек изготовления нового оружия оказало управление ГШ ВМФ, а также начальник разведывательного управления ВМФ СССР (1960—1978) вице-адмирал Ю.В. Иванов и сменивший его вице-адмирал И.К. Хурс (возглавлял управление в 1978—1987 гг.).

В начале 1957 года лаборатория, занимавшаяся созданием специальной водолазной техники после ряда реорганизаций — сокращений и расширений, преобразована в «Лабораторию специальных водолазных снаряжений и средств передвижения под водой». В ее штат введены пять человек, которым поручено создание буксировщиков и носителей. Но следующее сокращение, произошедшее через несколько месяцев после создания подразделения, лишила его самостоятельности. И это была не последняя реорганизация.

На протяжении деятельности группы наиболее знаковыми годами штатных мероприятий, приводивших, к сбою в ее работе и приносивших много неприятностей и тормозивших работу, станут 1957, 1959, 1961, 1967, 1979, 1985, 1988, 1990 и 1994 годы. В последнем случае подразделение было фактически разгромлено. В результате «громовского реформирования» российского ВМФ было уволено около 50% офицеров, являвшихся опытными специалистами в области водолазного дела и в разработке оборудования для спецподразделений. «Непродуманная "игра" с частыми оргштатными изменениями всегда отрицательно сказывалась на работе научных коллективов, и прежде всего потому, что становление научною сотрудника процесс непростой и длительный. Опыт показывает, что должная отдана сотрудника начинается после 10—12 лет работы», — писал один из специалистов 40 ГНИЙ МО РФ. И все-таки была проделана огромная работа. Ее результатом стали различного типа носители боевых пловцов-диверсантов, в разное время поступившие на вооружение спецподразделений ВМФ СССР.

На вооружении боевых советских пловцов широко используются индивидуальные буксировщики «Протей» и «Прагой». Решение о начале производства групповых специальных носителей для боевых пловцов двухместного типа торпедообразной формы (ГПСД) и индивидуальных подводных средств движения (ИПСД) — буксировщиков водолазов — было принято в декабре 1958 года. Их разработка поручена Ленинградскому кораблестроительному институту (Санкт-Петербургский морской технический университет). Инициировал мероприятия представитель штаба ВМФ СССР Д.У. Шашенков.

В сентябре 1959 года были изготовлены отечественные буксировщики «Протей-1» и «Протей-2». Первые 100 изделий собрали на судоверфи, так как найти исполнителя заказа оказалось сложно. Благодаря усилиям руководства Гатчинского завода «Буревестник» удалось наладить серийное производство буксировщиков, для этого был построен специальный цех на территории предприятия. В интересах совершенствования организационно-технических вопросов по модернизации носителей и их созданию в 1972 году на базе Ленинградского кораблестроительного института создано Особое конструкторское бюро. В течение почти 40 лет им руководил Главный конструктор В.П. Трошин, а теперь оно заслуженно перешло по наследству к его сыну.

Трудовую деятельность этот легендарный человек начал в 1955 году после окончания института по кафедре морского оружия. Через год он приглашен на кафедру торпедного оружия и впоследствии стал одним из крупнейших отечественных специалистов в области создания подводных носителей для спецподразделений боевых пловцов и подводных диверсантов. Всего к серийному производству было рекомендовано около 20 образцов буксировщиков. Наиболее известные из них это «Протей-1», «Протей-2», «Протей-М», «Протей-5М», «Протей-5МУ», «Протей-Л», «Протон», «Протон-У», «Протон-В» и «Сом» (конверсионный вариант, 1998 г.). Была испытана модель носителя, разработанная по теме «Курточка» (тип М). В качестве образца для нового носителя выбрали французский скутер «Аквазеп».

В результате совместной работы конструкторов и боевых пловцов, участвовавших в испытательном цикле, оказалась создана перспективная модель носителя, вызвавшего заметный интерес далее в США. Через третьи страны американцы закупили 19 скутеров советского производства темы «Курточка» и провели испытания. Носитель имеет малое собственное магнитоэлектрическое и акустическое поле, что выгодно отличает его от зарубежных аналогов в вопросах скрытности применения и возможности эффективного использования на противоминных операциях боевых пловцов.

Основными разработчиками подводных буксировщиков двойного назначения в СССР, а потом в России являются 40 ГНИИ МО РФ и ЦНИИ «Гидроприбор» (Санкт-Петербург). Специалисты «Гидроприбора» совместно с конструкторами ЗАО «Термо-Пласт» создали носитель типа «Афалина» (транспортирует двух подводных пловцов на скорости до 4 узлов за счет мускульной силы, автономность — 2 часа) и «Параплан» (транспортирует 1—2 подводных пловцов на скорости 1—6 узлов). Из числа современных иностранных носителей большой интерес у отечественных специалистов вызывает буксировщик «SUBTUG». Он способен транспортировать 2 боевых пловцов с грузом и без него на расстояние до 4 миль. При этом его работоспособность сохраняется в течение 24 часов. Глубина использования буксировщика составляет около 60 метров, а скорость перемещения — 2,5 узла.

В 50-е годы продолжалось развитие подводных носителей торпедообразного типа, которые успешно использовали итальянцы и англичане во время Второй мировой войны (1939—1945). И на этот раз они стали одними из первых, кто предложит новые решения в разработке этого проверенного практикой вида подводного оружия. К середине 50-х годов XX века итальянские специалисты создали транспортировщик «Си Хорст» («Иппокампо»), или «Морской конек». В сентябре 1955 года состоялись показательные испытания нового носителя в районе Лос-Анджелеса (США).

Внешне он представлял собой торпедообразный корпус длинной 2 метра, в котором размещались два боевых пловца Общая масса транспортировщика составляла 1145 кг. Особенностью конструкции явилось то, что в качестве энергетической установки использовался бензиновый двигатель, работающий по схеме РДП (т.е. с подачей воздуха с поверхности воды через гибкий резиновый шланг). Во время испытаний «Си Хорст» прошел под водой 21 милю со скоростью 6 узлов, погружаясь на глубину от 3 до 45 метров. По данным газеты «Сан» (30.0.09.1955), общая автономность носителя по дальности действия составила 37 миль. Это была серьезная заявка относительно перспективных направлений развития подводных транспортировочных средств для боевых пловцов-диверсантов.

Американцы пошли другим путем. Основной упор в своих разработках они сделали на транспортных средствах с электрической энергетической установкой. С учетом этого концептуального подхода в США была создана серия подводных носителей. Одним из них является модель типа «Дарт». В нем применены балластные цистерны для регулировки плавучести и возможность подзарядки аккумуляторов при движении на одном из трех электродвигателей. Это позволило увеличить дальность плавания изделия до 200 миль (при работе трех электродвигателей дальность хода составила 28 миль (52 км) при скорости 8 узлов (15 км/час).

В течение 50-х годов в США появляется семейство носителей «Минисаб» и транспортировщик «мокрого» типа «Тайгер». Корпус последней разработки традиционно имел торпедообразную форму и изготавливался на стеклотканевой основе. Кроме стандартного оборудования носитель комплектовался индивидуальной системой жизнеобеспечения для двух боевых пловцов-диверсантов и гидроакустической станцией. «Тайгер» мог транспортировать груз весом 450 кг при собственной массе около 400 кг.

Семейство носителей «Минисаб» включает в себя семь различных модификаций, в которых роль энергетического привода выполняет или электродвигатель, или педальная система. Наиболее совершенными разработками изделия стали носители «Минисаб Мк-4» и «Минисаб Мк-7», способные транспортировать груз весом до 500 кг вместе с двумя боевыми пловцами. В дальнейшем американские специалисты изготовили одноместный носитель «Т-14», ставший базовой моделью для серии транспортировщиков: «Т-18», «Т-23» и «Т-25». Его корпус имел каплеобразную форму, изготавливался из алюминиево-магниевого сплава. Скорость движения под водой модели носителя «Т-25» была доведена до 19 км/час Общая тенденция развития подводных транспортных средств для боевых пловцов в мире коснулась и отечественных разработок в этой области.

Летом 1958 года были изготовлены макетные образцы транспортировщика торпедообразного (самоходного аппарата, СА) типа «Сирена-1». Испытания первоначально проводились в бассейне, а затем на море. Макетный образец первой «Сирены» был изготовлен на базе немецкой трофейной торпеды Ж-7Е, что оказалось не лучшим вариантом решения технической задачи. Осенью 1958 года лабораторные испытания человекоуправляемой торпеды были закончены. Дальнейшие доработки предполагалось провести на опытных образцах изделий. Перед творческим коллективом была поставлена задача в разработке специального устройства, обеспечивающего выпуск носителя из ПЛ в подводном положении.

В начале 60-х годов по заказу ВМФ Ленинградский технический университет приступил к продолжению работ над человекоуправляемой торпедой «Сирена-У» и впоследствии «Сирена-К», «Сирена-УМ», «Сирена-УМЭ» (конверсионный вариант — «Марина»). Доводка носителя осуществлялась на базе завода «Двигатель» (Санкт-Петербург), который с 1927 года является основным производителем в бывшем СССР (России) подводного оружия. С 1978 года он начал серийное производство «Сирены-УМЭ». Перспективный носитель, модернизируемый и покупаемый за рубежом до сих пор, полностью проектировали специалисты института: А.И. Шевело, В.Д. Горбунов, Д.Н. Филиппов, Ю.А. Боженов, К.Г. Елтышев, Ю.А. Савенков и другие.


Транспортировщик торпедообразного типа «Сирена-УМЭ»

Длина корпуса 872 см, диаметр — 532 мм и вес около 1097 кг (включая заряд ВВ массой 460 кг), При скорости около 4 узлов дальность хода носителя составляет примерно 16 миль (30 км).

 «Сирена-УМЭ» может перевозиться любым надводным кораблем и катером, имеющим грузоподъемное устройство до 2 тонн. После модернизации транспортировку носителя стали осуществлять СМПЛ Пр.865 «Пиранья», ПЛ 30, П.170 (установлен в контейнерах на корпусе корабля), подводные лодки Пр.877 ЭК и Пр.877 ЭКМ («Варшавянка», в НАТО класс «Кило»), Пр.865 («Сом», в НАТО класс «Танго»). В 90-е годы для ПА носителей «Сирены» разработано универсальное выталкивающее устройство «Трепанг». «Сирена-УМЭ» размещается в них по схеме торпедных аппаратов и может транспортироваться на большие расстояния без демаскирующего фактора с последующим выходом из прочного корпуса подводной лодки в подводном положении.

Навигационная система и оборудование носителя обеспечивают движение в автоматическом режиме на глубинах до 40 метров и по курсу от 0 до 360 градусов со стабилизацией за счет балластной схемы балансировки. На борту «Сирены-УМЭ» расположены лаг, глубиномер, малогабаритная гидроакустическая станция. КБ Симонова разработала специальный подводный пулемет для нового носителя. По мнению разработчиков «Сирены-УМЭ», она имеет заметные преимущества над аналогичными носителями зарубежного образца. В 90-е годы XX века на вооружение национальных спецподразделений принят носитель «Сирена-М» и групповой шестиместный буксировщик «Гроздь». Боевые пловцы-диверсанты получили в свое распоряжение специальный тренажер «Шарж». Он предназначен для отработки «сухого» тренировочного плавания на носителях типа «Сирена».

В июне 1971 года на 1-м полигоне ВМФ (залив Хаара-Аахт, Эстония) были проведены замеры шумности торпедообразного носителя «Сирена-1» и транспортировщика «Протей-5М». В Феодосии летом этого же года подобная операция выполнена с использованием «Сирены-У» (полигон около пос. Орджоникидзе, бухта Двуякорная). Результат оказался ошеломляющим. Шумносгь работы изделий превысил в несколько раз шум от... атомной подводной лодки! В 1972—1976 годах была проведена модернизация носителей. В результате конструкторско-изыскательских работ промышленность приступила к выпуску малошумных «Протей-5МУ» и «Сирена-УМ». За эту работу несколько специалистов 40-го института были удостоены правительственных наград.

С 1957 года спецлаборатория 40 ГНИИ приступила к изучению вопроса по созданию двухместного носителя «мокрого» типа «Тритон» (разработчики Л.М. Плесков, А.П. Юрнев). В качестве предприятия-изготовителя выбрали завод № 3 (г. Гатчина). К конструкторским работам было подключено ЦКБ-50. В конце лета 1958 года проведены лабораторные и заводские испытания носителя. Считалось, что его технические характеристики оказались достаточны для тренировочных целей при эксплуатации носителя в морских условиях.

В 1969 году начались опытные конструкторские работы по темам «Тритон-1М» и «Тритон-2». Они были поручены проектной организации «Малахит». На проект «Тритон-1М» ушло 12 лет (1966—1978), а на «Тритон-2» 13 лет (1969—1982). Испытанием аппаратов занимались главным образом водолазные специалисты 40-го института А.И. Ватагин, Ю.П. Андреев, А.Х. Клепацкий, В.С. Сластен, Н.Н. Романенко, А.В. Камянский. В качестве носителей «Тритонов» использовались переоборудованные надводные корабли проекта А-1824 («Гироскоп» и «Анемометр»).

В начале 70-х годов в СССР (КБ «Волна». Рук. Я.Е. Евграфов и Е.С. Корсуков) построены и успешно испытаны двухместные транспортировщики (ПАСМ) «Тритон-1», «Тритон-1М» (Пр.907) и шестиместный «Тритон-2» (Пр.908. Т-2). Внешне они похожи на СМПЛ, но внутренний объем корпуса носителей заполняется водой, которая находится под постоянным давлением независимо от глубины погружения.

«Тритон-1М» (тактические номера: В 483—490).

Длина корпуса — 5 метров, ширина — 1,2 метра, скорость — 6 узлов (11,1 км/час), водоизмещение (надводное/подводное) — 1,6/3,7 тонны, глубина погружения — 40 метров, дальность плавания — 30 миль (55 км/час), экипаж — 2 человека.

«Тритон-2» (тактические номера: В 520—543).

Длина корпуса — 9,5 метра, ширина — 1,9 метра, водоизмещение — 5,7 тонны, глубина погружения — 40 метров, дальность плавания — 60 миль (111 км), экипаж — 2 человека, управляющие транспортировщиком. Они находятся в носовой кабине. Четыре боевых пловца располагаются в кормовом отсеке. Их выход из носителя осуществляется через специальные люки в верхней части корпуса.

Транспортировщики типа «Тритон» способны выполнять различные задачи по охране национальных ВМБ в интересах ПДСС, а также решать диверсионные задачи. Они могут выставлять мины, заграждения, доставлять или эвакуировать подводных диверсантов, исследовать затопленные объекты, вести разведку береговой полосы. Для этих целей возможность «Тритонов» находиться на грунте в течение примерно 10 суток без движения является весьма важной характеристикой носителя. Первые транспортировщики «Тритон» проходили испытания на Каспийском море, а их доводку осуществляли в г. Балтийске. Работы проходили под грифом «совершенно секретно».

Начальные испытания транспортировщика по боевому применению проводил экипаж в составе капитан-лейтенанта, водолазного специалиста МРП B.C. Авинкина и мичмана Бычинского. В их задачу входило проникновение на «Тритоне» в гавань Балтийска с преодолением противоторпедной сети. Одновременно с ними в операции участвовали боевые пловцы на носителях «Протей-1» и «Протей-2». Несмотря на определенные сложности, экипаж «Тритона» свою задачу выполнил. А боевые пловцы на «Протеях» так и не смогли преодолеть встречное течение. В последующем не без взаимных претензий спецназовцы вместе с конструктором «Тритонов» Юреневым доработали транспортировщик, и он поступил на вооружение спецподразделений ВМФ СССР. Вместе с распадом страны и потери базы на Каспийском море, а также уничтожением Учебно-испытательного отряда работы по «Тритонам» были прекращены, как и выпуск самого транспортировщика

Наиболее мощными подводными транспортными средствами боевых пловцов и диверсантов остаются сверхмалые подводные лодки. Они хорошо зарекомендовали себя во время Второй мировой войны. Поэтому в послевоенное время научно-исследовательские центры многих государств развернули работы по разработке современных образцов СМПЛ


После окончания Второй мировой войны в распоряжение советских специалистов попало несколько трофейных немецких сверхмалых ПЛ типа «Зеехунд». Их исследование и испытания с целью ввода в строй были поручены заводу № 196 «Судомех» (директор — Н.Н. Калиновский, с 1947 г. В.Ф. Коврижкин). В начале 1947 года на адрес КБ предприятия из Германии поступила техническая документация на СМПЛ, оборудование и две лодки. Советские конструкторы под руководством В.М. Мудрова немедленно приступили к разработке проектной, технической и рабочей документации по отечественным методикам. Принято решение достроить, а потом ввести в строй пока одну СМПЛ типа «Зеехунд» № 244 (проект «SH»). Данная задача была возложена на старшего строителя И.А. Громова и сдаточного механика Г.И. Мусорина. Главный штаб ВМФ СССР назначил своих представителей и наблюдающих за работами.

02.11.1947 года СМПД типа «Зеехунд» спущена на воду, а к 5 ноября закончатся ее швартовые испытания. Ходовые испытания (за исключением торпедных стрельб и погружений) были завершены к 20 ноября. В 1948 году СМПЛ передана флоту (отряд подводного плавания в Кронштадте).

СМПЛ «Зеехунд» (советский вариант)

Мина прочного корпуса — 11,80 м, ширина (с лапами торпед) — 1,82 м, наибольший диаметр — 1,28 м, водоизмщение (без торпед) — 12,61 куб. м. Энергетическая установка включала в себя 6-цилиндровый дизель мощностью 105 л.с. (запас топлива 476 кг) и гребной электродвигатель мощностью 18,4 кВт (96 В, 1040 об/мин), который мог использоваться также в качестве генератора. Вооружение: 2 торпеды типа G7e калибра 533 мм весом 1348 кг. Максимальная скорость лодки — 7,5 уз. в надводном положении, подводном —5,1 уз., экономическая — 2,34 уз. Максимальная глубина погружения — 27,4 м, рабочая — 22 м.

По американским данным, после поражения Германии во Второй мировой войне СССР досталось 18 готовых и 38 недостроенных СМПЛ типа «Зеехунд». В США считали, что данное обстоятельство представляло серьезную угрозу для национальных ВМБ со стороны спецподразделений ВМФ СССР, прими ею военно-политическое руководство решение укомплектовать их СМПЛ типа «Зеехунд». Однако переданный отряду подводного плавания в Кронштадте «Зеехунд» использовался в основном с целью исследования возможностей подобного типа оружия в подводной войне. Вскоре лодка была списана. Такая же судьба постигнет и вторую СМПЛ, оставшуюся на заводе. Пройдет несколько десятилетий, пока советское военно-политическое руководство вернется к идее строительства москитных подводных сил флота, оснащенных отечественными СМПЛ

Следует отметить недооценку возможной роли сверхмалых ПЛ при ведении специальных операций на море наркомом ВМФ СССР Н.Г. Кузнецовым Талантливый военачальник, сыгравший огромную роль в становлении советского военно-морского флота, он на протяжении всей Великой Отечественной войны (1941—1945) последовательно отклонял предлагаемые ему специалистами проекты СМПА Н.Г. Кузнецов считал бесперспективной идеей строительство подводных лодок водоизмещением менее 200 тонн, учитывая их незначительную мореходность и автономность. Он останется верен своему мнению и в послевоенное время, несмотря на примеры удачного применения сверхмалых ПЛ за рубежом в составе подводных диверсионных подразделений ВМФ, стран — участниц Второй мировой войны. Поэтому ни в одной из первых послевоенных программ по строительству советских подводных лодок первого и второго поколения СМПЛ нет даже на уровне проектов. Тем не менее следует коротко остановиться на истории ряда разработок подобной конструкции ПЛ отечественными специалистами.


Первым в мире, кто смог реализовать идею строительства подводной лодки из металла, был инженер-генерал К.А. Шильдер. Субмарина была построена в 1834 году на Александровском механическом и литейном заводе в Санкт-Петербурге. Она имела устройство, похожее на современный перископ, и даже броню, которой закрывались жизненно важные узлы конструкции лодки. На вооружении субмарины находилась шестовая мина с весом порохового заряда 16 кг и 6 ракет. Несмотря на удовлетворительные результаты испытания, прошедшего 29.08.1838 года, в финансировании изобретателю было отказано ввиду «сомнительности» проекта.

Одну из первых российских ПЛ построил русский инженер И.Ф. Александровский. В 1862 году она была представлена в Морской ученый комитет и одобрена. В 1866 году лодка прошла успешные испытания, но в 1871 году при очередном погружении на глубине около 30 метров произошла разгерметизация корпуса и субмарина затонула. Финансирование проекта было прекращено. В качестве движителя на лодке использовался мотор на сжатом воздухе. Он же применялся для продувки балластных цистерн. Крупным недостатком лодки Александровского оказалось то, что ее движитель, работу которого обеспечивали 200 баллонов с воздухом, сжатым до давления 60—100 атм, мог способствовать разгону скорости подводного корабля только до 1,5 узла и дальности его плавания около 3 миль (1 морская миля = 1853 м).

В 1876 году С.К. Джевецкий построил двухместную ПЛ под названием «Подаскаф». Ввиду отсутствия финансирования делал он это первоначально на собственные средства. Подводная лодка передвигалась в воде с помощью мускульных усилий человека, имела перископ, убираемый винт, систему очистки воздуха. На ее вооружении находились специальные мины, которые предполагалось сбрасывать в подводном положении под днище неприятельского корабля. После модернизации экипаж субмарины был увеличен до 4 человек. Лодка оказалась настолько удачной по конструкции, что командование российского военного флота заказало 52 «Подаскафа» Джевецкого. Учитывая известный консерватизм императорского Адмиралтейства, это был огромный успех.

Тем не менее создать совершенную по тем временам конструкцию подводного корабля не удавалось в силу отсутствия необходимых технологий. И только на рубеже XIX — начала XX века, когда был изобретен двигатель внутреннего сгорания, а также сделан ряд открытий в профильных науках, возникли предпосылки к появлению в России новых субмарин, вполне отвечавших требованиям своего времени. Таковой, без сомнения, стала подводная лодка «Дельфин». Ее разработчиками стали талантливый ученый-кораблестроитель И.Г. Бубнов (1872—1919) и инженер-механик И.С. Горюнов. К сожалению, решение Морского министерства о повышении водоизмещения и увеличении мореходных качеств новой субмарины так и не было воплощено в жизнь. Начавшаяся Русско-японская война (1904—1905) на Дальнем Востоке внесла свои коррективы. Лодки «Дельфин» строились быстро, без оглядки на расходы. Первые 4 субмарины типа «Касатки» сошли со стапеля менее чем за год.

Развернувшийся широкомасштабный конфликт с Японией потребовал усиления военного флота на Японском море и пополнения его новыми техническими средствами ведения войны на воде и под водой. С 1903 года в Порт-Артуре находилась старая, 1881 года постройки лодка Джевецкого и ПЛ француза Губэ. С началом войны на флот поступила полуэкспериментальная ПЛ «Петр Кошка» (конструктор Е.В. Колбасьев) которая, впрочем, оказалась даже не зачислена в списки.

Кроме этого, в Порт-Артуре М.П. Налетовым была построена ПЛ с бензиновым двигателем. В составе флота находилась лодка «Дельфин», созданная в 1903 году КБ Балтийского завода (совр. ЦКБ МТ «Рубин»), и субмарина «Форель», подаренная России немецкой фирмой «Крупп». Таким образом, на театре отечественные военно-морские силы располагали 4 подводными лодками, боеготовность которых желала быть много выше, потому что они оказались без главного оружия — торпед. ПЛ были объединены в отряд миноносцев, потому что в России тогда не существовало класса подводных лодок (создан в соответствии с Указом Николая II от 16.03.1906 г.). В течение русско-японского конфликта численность субмарин на театре была увеличена до 13.

По классификации подводных кораблей середины XX века эти нехитрые субмарины относилась к СМПЛ. Однако в то время, когда уровень технологий, возможности государств, способных производить такие лодки, находились в начале пути создания подводного флота, подобные корабли не относились к классу диверсионных средств, как считают некоторые отечественные исследователи. Просто тогда никто в мире не строил многоместные и многоцелевые подводные лодки. Численность их экипажей часто составляла, как правило, 5—7 человек, и задачи перед ними стояли куда более прозаические. Небольшая автономность ПЛ конца XIX — начала XX века и скорость передвижения, вооружение, состоявшее из 1—2 торпед или мин, ограниченная мореходность и дальность плавания диктовали специалистам ведения войны на море соответствующую тактику их применения на ограниченном театре боевых действий. И не более того.

Что же касается, например, ПЛ «Форель», то ее боевая служба в составе тихоокеанской эскадры российского флота не изобиловала яркими страницами, как, впрочем, и конечная судьба этой уникальной субмарины. Однако, по мнению специалистов, само присутствие подводных лодок в дальневосточных водах помогло спасти Владивосток от японского штурма и ограничить активность японского флота. Огромный вклад в подобный исход событий внесла и «Форель», так как с сентября 1904 года до весны 1905 года в силу ряда причин она оказалась единственной действующей субмариной российского флота на Дальнем Востоке.

После Октябрьского переворота (1917) по указанию В.И. Ленина было создано «Остехбюро» (Особое Техническое Бюро) во главе с В.И. Бекаури. Отдельным направлением деятельности его стало проектирование сверхмалых подводных лодок. Одно из главных требований, предъявлявшихся советскими специалистами к этому оружию подводной диверсионной войны, — была возможность транспортировки изделия любым видом транспорта.

В 1936 году была построена и испытана одноместная сверхмалая ПЛ, получившая название «Автономное специальное судно» (АПСС). Лодка имела на вооружении один торпедный аппарат и весила 7,2 тонны. В отсутствие экипажа она могла управляться по радио, неся в носовом отсеке груз взрывчатки массой 500 кг.

Одновременно с доводкой АПСС, в 1936 году под Феодосией проходила ходовые испытания другая СМПЛ — «Пигмей» («Автономная подводная лодка»). При надводном водоизмещении 19 тонн она несла два торпедных аппарата калибром 450 мм. На то время технические характеристики АПЛ «Пигмей» вполне удовлетворяли требования к подобному типу судов, и в 1937 году предполагалось принятие ее на вооружение советского ВМФ (10 изделий).

Однако арест руководителя «Осгехбюро» В.И. Бекаури по сфабрикованному обвинению и его расстрел в 1938 году остановил все работы. По некоторым свидетельствам одна АПЛ «Пигмей» во время оккупации Крыма была вывезена немцами в Германию для изучения. Другая лодка 1936 года постройки, находившаяся на консервации, 29.06.1942 года также оказалась захвачена немцами в Феодосии. В строй они ее вводить не стали и в связи с угрозой захвата Крыма Советской армией в начале 1944 года затопили недалеко от города. В 1975 году АПЛ «Пигмей» была обнаружена и обследована.

Не нашла применения и конструкция СМПЛ «Москит» Б.М. Малинина, представлявшая собой гибрид АПСС, а также ныряющего судна «Блоха» В.А. Бжезинского.

В 1934—1935 годах в ЦКБС-1 были разработано два проекта сверхмалой подводной лодки—торпедного катера типа «Блоха» водоизмещением 52/92 тонн Второй проект судна «Блоха» имел надводное водоизмещение 30 тонн. На его вооружении находились 2x450 мм торпеды и пулемет калибра 12,7 мм. Расчетная скорость составляла 30—35 узлов над водой и 4 узла в подводном положении. Экипаж катера — 3 человека. В качестве носителя «Блохи» предполагалось использовать крейсер типа «X». Его проект тогда разрабатывался в ЦКБС-1. Планировались два варианта размещения катеров на корабле: в кормовой оконечности на автоматических шлюпбалках и в районе дымовой трубы.

Однако реализовать проект «X» не удалось, но авторский коллектив ЦКБС-1 (с 1937 г. ЦКБ-17) разработал более мощный крейсер Пр. 69 (тип «Кронштадт»). В ОСТЕХБЮРО НКВД был разработан и более современный проект малой подводной лодки — торпедного катера. Конструкторскими работами руководил все тот же В.А. Бжезинский. Корабль был заложен в 1939 году (Ленинградский завод № 196, строительный номер изделия 551). Подводная лодка М-400 была похожа на торпедный катер, который мог передвигаться в надводно-подводном положении. Под водой двигатель корабля работал с использованием чистого кислорода.

Расчетные тактико-технические характеристики «М-400»

Водоизмещение: надводное — 33,3 т. Подводное — 74 т. Скорость максимальная надводная 31 узел (1 узел = 1 мор. мили в час ( 1,852 км/час), подводная 11 узлов. В течение часа катер мог передвигаться с максимальной скоростью 110 миль и 670 миль на скорости хода 19,5узла. При движении в подводном положении с максимальной скоростью — 11 миль и 25 миль при скорости хода 7,5узла. Вооружение: два 450-мм торпедных аппарата (бортовых), один пулемет калибра 12,7 мм. Судно предполагалось оснастить зенитным перископом.

В 1942 году строительство корабля при готовности 65% было прекращено. Во время артиллерийских обстрелов и бомбежек завода «М-400» получил серьезные повреждения и проект не был завершен. 24.03.1947 года в связи с постановлением Совета Министров СССР лодка отправлена на разборку.

В 1934 году в СССР разработана конструкция сверхмалой подводной лодки в комбинации с гидросамолетом-монопланом (конструктор — курсант ВВМИУ им. Ф.Э. Дзержинского Б.П. Ушаков).

«Крылатая подлодка Ушакова предназначалась для уничтожения кораблей противника в открытом море и в акватории морских баз, защищённых минными полями и бонами.

При отсутствии целей в заданном квадрате лодка должна была сама находить противника. Определив с воздуха его курс, она должна была сесть за горизонтом, что исключало возможность ее преждевременною обнаружения, погрузиться на курсе следования корабля и поджидать ею в точке залпа. Особенно эффективным полагал автор действие летающих подводных лодок в группе: в теории три таких аппарата создавали на пути противника непроходимый барьер шириной до девяти миль. Лодка также могла бы проникать в темное время суток в гавани и порты противника, погружаться, а днем вести наблюдение, пеленгование секретных фарватеров и при удобном случае атаковать...»

Борис Петрович так описывал конструкцию своего уникального аппарата: «Лодка будет иметь шесть автономных отсеков. В первых трех размещаются авиамоторы AM-34 по 1000 л.с., допускающие форсировку при взлете до 1200 л.с. Отсек 4 — жилой, откуда ведется управление лодкой под водой. Кроме него в лодке будет легкая кабина, в которой люди размещаются в полете. При погружении кабина заполняется водой, приборы задраиваются в специальной шахте. Пятый и шестой отсеки вмещают аккумуляторную батарею весом 1200 кг и гребной двигатель мощностью 10 л.с. Крылья, оперение на внешнее давление 4,5 атмосферы не рассчитываются, так как при погружении затопляются водой через шпигаты, самотеком. Поплавки подтягиваются и выпускаются гидравликой, причем они являются первыми затопляемыми элементами, после чего лодка садится на все крыло. Используются цистерны уравнительная, бортовые, дифферентные и поплавки. Прочный корпус цилиндрический, диаметром 1,4 м, клепанный из дюралевых листов 6 мм. Обшивка крыльев и хвостового оперения — сталь».

10.01.1938 года на заседании Научно-исследовательского комитета состоялось рассмотрение основных расчетных тактико-технических элементов летающей СМПЛ. По мнению флагмана 2-го ранга профессора Л.Г. Гончарова, «проект представляет несомненный интерес, так как компенсирует одно из отрицательных свойств ПЛ — относительно малую подвижность, даже в надводном положении. Он может найти применение, например, в атаках десанта на переходе, боевых кораблей противника в море и базах... разработку проекта желательно продолжить, чтобы выявить реальность его осуществления».

Специалисты были поражены смелостью и дерзостью проекта. Но положительное решение по его реализации так не было принято, ибо «ставить перед неминуемой войной на технически и финансово рискованный проект военачальники не пожелали». Конструктор опередил время, но в дальнейшем разработка проекта велась уже воентехником 1-го ранга Б.П. Ушаковым на собственные средства, С началом Великой Отечественной войны (1941—1945) проект летающей СМПЛ постепенно оказался забыт. Несомненно, если пока не как серийный образец, то как перспективная разработка, сверхмалая летающая подводная лодка Б.П. Ушакова заслуживала пристального рассмотрения. Однако этого не произошло, время было упущено, приоритет потерян.

Вплоть до кончины Борис Петрович не забывал о летающей подводной лодке. Он стал автором более 70 изобретений, преподавал и строил первые боевые катера на подводных крыльях, реализовал ряд блестящих идей при создании экранопланов — первых в мире кораблей, сочетающих в себе возможность полета и плавания по воде.

Расчетные данные летающей СМПЛ Б.П. Ушакова

Взлетный вес — 15 т. Полет и передвижение по поверхности воды обеспечивали три двигателя AM-34 мощностью 1000 л.с., под водой — гребной электродвигатель мощностью 10л.с. Скорость полета — 100узлов (1узел = 1 мор. мили в час (1,852 км/час), подводная до 3 узлов. Скорость погружения — 1,5 мин., всплытия — 1,8 мин. Максимальное волнение моря (взлет/посадка) — 4-5 баллов. Дальность полета — 800 км. Практический потолок около 2500 м. Дальность плавания в подводном положении — 6 миль. Глубина погружения — 45 м. Время погружения — 1,8 мин., всплытия — 1,5 мин., автономность 48 час. Вооружение: два спаренных пулемета и два торпедных аппарата калибра 450 мм. Экипаж — 3 человека.

Пройдет почти полвека, и КБ другого государства возьмется за реализацию части мечты Б.П. Ушакова. Американские специалисты активно работают над созданием беспилотного, разведывательного, ударного летательного аппарата «Баклан» («Cormorant»), который способен базироваться и взлетать с борта субмарины, находящейся на глубине до 50 метров. Разработкой проекта занимается компания «Lockheed Martin» (группа «Skunk Works»). Конструктивно изделие похоже на профиль чайки. Титановый фюзеляж летательного аппарата изготовлен по технологии «Стеле», а его размеры выбраны исходя из условия помещения в ракетную шахту АПЛ типа «Огайо» (ракета «Trident»). Внутренние полости корпуса предполагается заполнить пенопластом, а часть отсеков инертным газом под давлением. Рассматривается вопрос базирования «Бакланов» на надводных кораблях. Но главным носителем изделия останется атомная ракетная подводная лодка.

По замыслу авторов проекта, «после открытия крышки шахты из нее выдвинется седло, на котором держится самолет... аппарат освобождают, и он свободно всплывает на поверхность. Здесь он запускает два мощных твердотопливных ускорителя и вертикально взлетает, включая затем свой маршевый турбовентиляторный двигатель с тягой 1360 килограммов и переходя в горизонтальный полет. После выполнения миссии беспилотник автоматически следует в точку встречи и садится на воду. Точнее — он просто глушит и закрывает двигатель, плюхается с небольшой высоты в волны. Затем аппарат выпускает вниз специальную привязь. Подлодка, оставаясь на глубине, открывает люк и выпускает верх плавающего робота с дистанционным управлением, который тянет за собой кабель. Робот отлавливает Cormorant и стаскивает его под воду, к горловине открытой ракетной шахты, где самолет вновь закрепляется на своем седле, которое задвигается в подлодку».

Специфика предложенной методики возврата летательного аппарата на подводную лодку весьма проблематична для ее безопасности. Место взлета «Баклана» может быть быстро зафиксировано надводными, воздушными и космическими средствами разведки противника. Таким образом, будет обнаружена зона пребывания АПРЛ, что облегчит применение против нее средств ПЛО (противолодочной обороны). Их эффективность несоизмеримо возрастет, когда летательный аппарат будет возвращаться на носитель.

 Разведывательно-ударно-транспортный летательный аппарат для АПРК «Баклан» («Cormorant»). Данные расчетные.

Длина — 5,8 м, размах крыльев — 4,86 м, вес примерно 4 т. (полезная нагрузка около 500 кг). Максимальная скорость 880 км/час, крейсерская 550 км/час, радиус действия до 926 км. Время пребывания в воздухе около 3 час. Предназначен для разведки. Но на вооружении «Баклана» могут находиться ракеты класса «воздух-земля» и «воздух-корабль», предназначенные для нанесения ударов по наземным и морским целям.

Летательный аппарат приспособлен для переброски снаряжения и спецподразделений подводных диверсантов или групп разведки.

Проект финансируется агентством DRAPA.

В середине 30-х годов XX века в СССР был разработан гидросамолет для подводной лодки — СПЛ («Гидро-1»). Конструктор И.В. Четвериков сумел создать летательный аппарат, обладавший оптимальными размерами. В течение 3—4 минут он мог быть собран или разобран и помещен в герметичный ангар-контейнер на корпусе подводной лодки диаметром 2,5 м и длиной 7,5 м Идея была активно поддержана авторитетными специалистами: начальником Отдела строительства глиссеров и аэросаней (ОСГА) НИИ ГВФ В.А. Гартвигом и начальником Главсевморпути М.И. Шевелевым Последний предполагал использовать гидросамолет для строящегося ледокола «Челюскин». В данном случае машина получила название ОСГА-101.

Работа проводилась над обоими проектами одновременно и должна была быть завершена в рекордные сроки... за 8 месяцев. Но этого не случилось. Строительство гражданского варианта гидросамолета ОСГА-101 было завершена в 1934 году, а военного — СПЛ («Гидро-1») в 1936 году. В этом же году самолет покорил несколько мировых рекордов на выставке в Милане. «Мысль установить самолет на подводную лодку возникла в связи со стремлением повысить ее боевую эффективность за счет расширения поля обзора при поиске противника, — писал И.В. Четвериков. — Самолет мог увеличить "дальнозоркость" подлодки в десять с лишним раз. А это имело особое значение в таких операциях, как организация морской блокады противника, рейдерство, поиск и уничтожение вражеских кораблей в открытом море...» Добавим, и осуществление переброски, а также эвакуации подводных диверсантов-разведчиков в интересах выполнения специальных операций.

Примеров практического использования СПЛ в боевых операциях обнаружить не удалось. Однако учитывая простоту конструкции, очень малые размеры, возможность доставки к месту использования практически любым транспортом, а не только ПЛ, высокую живучесть, низкую стоимость, гидросамолет Четверикова представлял несомненную ценность для спецподразделений советской морской разведки. СПЛ мог использоваться и на пресноводных акваториях. Положительные характеристики машины несколько омрачали ее недостатки: невысокая устойчивость в управлении из-за малой площади оперения, малый обзор из кабины, отсутствие стрелкового и бомбового вооружения. Но это становилось заботой КБ в модернизации самолета. В последней четверти XX века самодеятельными конструкторами и молодежными КБ были спроектированы, построены и испытаны несколько удачных моделей «карликовых» гидросамолетов, на несколько порядков превзошедших характеристики СПЛ. Это позволяет говорить о том, что интерес к подобным летательным аппаратам сохраняется.

Определенный опыт в использовании гидросамолетов с подводной лодки имели в Великобритании. В 1916 году фирма Виккерс приступила к изготовлению «подводного монитора» М-2. Он был спущен на воду в 1919 году, но в боевой состав флота субмарина вошла 14.02.1920 года, 10.08.1923 года Адмиралтейство приняло решение о переоборудовании лодки с установкой на него гидросамолета «Пето». Работы проводились с 1924 года по апрель 1928 года. Самолетный ангар располагался перед рубкой подводной лодки. Это будет стоить жизни ее экипажу и самому кораблю, Двухместный самолет, оснащенный 150-сильным двигателем, позволявшим развивать скорость до 182 км/час, достигать потолка 3,5 км и обеспечивать дальность полета 400 км, не имел вооружения. Он предназначался для использования только в качестве разведчика

Предполагалось построить для М-2 миниатюрную летающую лодку «Праун» с более высокими характеристиками. Однако гибель подводного «авианосца» прервала эксперимент. 26.01.1932 года субмарина погибла в районе Портленд-Билла, унеся на дно весь экипаж и двух пилотов. Считается, что двери ангара, предназначенного для самолета, были отдраены экипажем до выхода лодки из воды. Ее напор изменил балансировку лодки, и она, опустив нос, стремительно ушла в глубину. Попытки поднять М-2, предпринятые в 1936 году, успехом не увенчались. Лодка выскользнула из стропов и снова утонула. Это была первая британская субмарина, полностью оснащенная спасательными дыхательными аппаратами «ДСЕА», но ими никто из подводников воспользоваться не успел. В настоящее время лодка находится на глубине 35 метров (от мостика рубки до поверхности воды — 22 метра) и активно используется в дайвинге.

Близка к катастрофе во время Второй мировой войны была Америка, если бы японцы реализовали вероломный план бактериологической атаки страны. Для этого предполагалось использовать самолеты, базирующиеся на ПЛ. Операция носила кодовое наименование «Калифорния». Предполагалось, что в сеть водоснабжения штата Калифорния диверсанты из японского «отряда 731»[2] запустят смертоносные бактерии. Вторая часть плана предусматривала, что с океанской подводной лодки в небо поднимется самолет и сбросит на город Сан-Диего начиненные болезнетворными микробами бомбы.

К концу 1944 года Япония обладала четырьмя субмаринами типа «Sentoku», водоизмещением 6560 тонн. Это были самые крупные подводные лодки в мире. Они брали на борт четыре самолета «Seiran», вооруженные пулеметом, торпедой и двумя авиабомбами (бомбардировщик-торпедоносец «Сейран-Аичи» М6А). После всплытия лодки на поверхность моря взлет осуществлялся с помощью специальной катапульты. В августе 1945 года японские подводные лодки-авианосцы типа «I-401» сбросили свои самолеты в море. «Так закончилась история наиболее необычной схемы применения морской авиации во время Второй мировой войны, прервавшая историю подводного самолета по нынешнее время...»


Историческая справка.

ТТД М6А «Сейран». Японский двухместный бомбардировщик, предназначенный для транспортировки подводной лодкой. Двигатель — «Ацута 21», 12-цилиндровый жидкостного охлаждения, взлетная мощность — 1400 л.с, 1290 л.с. на высоте 5000 м. Вооружение: 1x13-мм пулемет «тип 2», торпеда, 1800 кг или 2250 кг бомб. Максимальная скорость полета: 430 км/ч у земли, 475 км/ч на высоте 5200 м. Крейсерская скорость — 300 км/ч. Время подъема на высоту 3000 м — 5,8 мин, 5000 м — 8,15 мин. Потолок — 9900 м. Дальность полета — 1200 км на скорости 300 км/ч и на высоте 4000 м.


Использование летательных аппаратов с подводных лодок имело как положительные, так и отрицательные стороны и до сих пор является предметом изучения специалистов. Возможности оперативной переброски групп подводных диверсантов на небольшие расстояния с помощью скрытно доставляемых к месту операции летательных аппаратов, транспортируемых ПЛ, оставались актуальными.

Постепенно другие способы доставки диверсантов в районы предполагаемых боевых действий стали оптимальными. В полной мере это относилось к изучению результатов боевого использования СМПЛ. В данном случае практические результаты оказались гораздо более значительными. Ряд государств в послевоенные годы приступили к проектированию и строительству нового поколения кораблей подводного москитного флота

В 1954 году итальянцы создали одну из удачных конструкций в этой области — сверхмалую подводную лодку СХ «Космос» с человекоуправляемыми торпедами. Сделано это было вопреки положениям Парижского мирного договора 1947 года, одним из условий которых было запрещение для Италии иметь десантно-штурмовые средства. Однако в 1951 году итальянцы восстановили центр по подготовке боевых пловцов в Специи. Еще раньше они приступили к разработке технических транспортных подводных средств для них.

Начиная с середины 50-х годов итальянской фирме «Космос» («Консгрукционе Мотоскаори Соттомарини») в Ливорно удалось запустить в производство малыми сериями сверхмалые ПЛ трех модификаций СХ-404 (водоизмещение — 40 тонн), СХ-506 (водоизмещение—60 тонн), СХ-765 (водоизмещение— 80 тонн). Говоря об этой конструкции, Р. Коллит в книге «Подводные минилодки» восхищенно писал, что «эта лодка может рассматриваться как совершенная система оружия». Но, как известно, ничего совершенного нет, и итальянцам придется постоянно заниматься модернизацией своего набиравшего популярность детища подводной войны.

Сверхмалая ПЛ типа СХ является наиболее популярной на рынке оружия. С 1955 по 1995 год продано в различные страны более 70 лодок различной модификации и более 600 носителей типа СЕ 2Ф, транспортируемых ей. Место пребывания большинства из них сохраняется в тайне (известно, что 2 носителя куплены Колумбией и 12 Пакистаном). Сверхмалая ПЛ СХ «Космос» предназначена для использования в двух боевых вариантах.

В торпедном исполнении она может действовать против кораблей вероятного противника на мелководье и акватории портов, используя американские торпеды малого класса МК-37 (4 штуки). В транспортном варианте «Космос» доставляет подводных диверсантов с носителями в район боевых действий. В этом случае лодка несет на специальной подвеске две человекоуправляемых торпеды типа СЕ 2Ф/30 (длина 7 метров, диаметр 0,8 метра, вес 2,4 тонны, глубина погружения 30 метров) или СЕ 2Ф/60 (глубина погружения 60 метров). При скорости хода 3,5 узла она обладает дальностью плавания около 50 миль, неся полезную нагрузку 270 кг ВВ и 8 добавочных зарядов с часовым механизмом. 

СМПЛ СХ «Космос»

Алина наибольшая — 23 метра, ширина — 2 метра, осадка — 4 метра, водоизмещение — 70 тонн, максимальная скорость надводная — 8,5 узла, подводная — 6 узлов, максимальная глубина погружения — 100 метров, максимальный радиус действия при скорости 7 узлов — 1200 миль (под перископом — 1600 миль). Энергетическая установка — дизель мощностью 300 л.с (для движения под РДП или по поверхности), электродвигатель мощностью 55 л.с. Автономность лодки 20 суток, экипаж — 6 человек, количество транспортируемых боевых пловцов-диверсантов с полным снаряжением — 6—8 человек.

Варианты вооружения СМПЛ «Космос» (СХ-756)

2 носителя типа СЕ 2Ф/60 или СЕ 2Ф/100 с диверсионными минами;

6 диверсионных мин Мк-21 по 300 кг каждая, 8 мин Мк-11 по 50 кг, 40 малых магнитных мин по 7 кг. Общий запас ВВ — 2,5 тонны;

6 контейнеров с вооружением, продовольствием, спецсредствами и диверсионная группа в количестве 8 человек;

2 снаряженных торпедных аппарата калибра 324 мм (2 торпеды запасные).


Другая известная итальянская сверхмалая ПЛ типа «ГСТ-9» была спроектирована в 1988 году фирмой «Мариталия». Считается, что это одна из лучших разработок последних десятилетий носителей для боевых пловцов-диверсантов. Отмечена простота управления «ГСТ-9», ее хорошие ходовые качества, высокие транспортабельные способности, позволяющие перевозить лодку по железной дороге, на палубах кораблей и ПЛ, авиацией, трейлерами. При ее изготовлении применены новейшие технологии. Корпус лодки имеет двухслойное противоакустическое покрытие, которое с его тороидальной, трубчатой конструкцией и целым рядом дополнительных мер позволили сделать «ГСТ-9» малошумной (уровень отражения сигнала поисковых ПЛО гидролокаторов снижен почти на 50%).

СМПЛ типа «ГСТ-9» занимает одно из ведущих мест на мировом рынке продажи подобного вида оружия.

СМПЛ «ГСТ-9»

Водоизмещение 27 тонн (подводное — 30 тонн), длина — 9,5метра, диаметр корпуса — 2,2 метра, максимальная высота — 3,5 метра, максимальная скорость подводная — 8 узлов (1 узел = 1 мор. мили в час (1,852 км/час), запас хода при скорости 6 узлов — 200 миль (370 км), при скорости 8 узлов — 100 миль (185 км.), глубина погружения около 400 метров. Экипаж лодки 2 человека. Количество транспортируемых боевых пловцов 4 человека. Варианты вооружения:

2 торпеды малого класса в навесных пусковых контейнерах;

12 диверсионных мин типа «Манта»;

48 НУРСов (неуправляемые ракетные снаряды) калибра 122 мм, с дальностью поражения береговых объектов около 25 км.


Среди американских сверхмалых ПЛ обращает на себя внимание модель типа «ССХ-1», поступившая на вооружение национальных ВМС в конце 1955 года Этому событию предшествовала кропотливая работа военных специалистов США над изучением опыта постройки подобных лодок в Германии и Англии. Изначально в конструкцию «ССХ-1» была заложена возможность ее оперативной транспортировки. Поэтому корпус носителя разделяется на три блока и после доставки к месту использования может быть собран экипажем, который состоит из 4 человек. Кроме них на борту размещаются 4 боевых пловца-диверсанта со снаряжением. Рабочая глубина погружения «ССХ» — 15 метров. Из зарубежных моделей сверхмалых ПЛ американские подводные диверсанты используют лодку английского производства типа «X». Как правило, она применяется на мелководье или на небольших акваториях морей, в узких водоемах.

Для обеспечения крупных морских операций с использованием подводных диверсантов ВМС США применяют транспортные подводные лодки. Одной из таких является АРСС-315 «SEALIDN» (водоизмещение — 1500/2000 тонн, скорость хода 15 узлов, длина корпуса 95 метров, дальность действия около 1400 морских миль). Подводная лодка берет на борт несколько спецподразделений боевых пловцов общей численностью 185 человек с полным снаряжением и 10 надувными десантными лодками.

Наряду с дизельными ПЛ для скрытой доставки крупных подразделений подводных диверсантов в район боевых действий используются несколько атомных подводных лодок типа «Стерджен» и «Лафайет». Обладая значительной автономностью, они способны длительное время нести дежурство в подводном положении на угрожаемых интересам США стратегических направлениях. Только одна атомная подводная лодка-носитель способна принять на борт около 200 подводных диверсантов с оружием и специальным снаряжением.

В 1965 году в состав ВМС США введена АПЛ «Хеллибат» («специальный проект»). Официально модернизация субмарины происходила под легендой использования комплекса в поисково-спасательных целях. Однако главная задача АПЛ состояла в проведении разведывательных и диверсионных операций. На ней размещались две сверхмалые глубоководные подводные лодки «Хеллибат», оснащенные мощной гидроакустической станцией, видео- и фотоаппаратурой, ЭВМ для обработки секретной информации. Кроме прочего, в задачу экипажа лодки входило — подъем со дна океана обломков советских баллистических ракет для их последующей передачи на исследования специалистам технической разведки.

Именно АПЛ «Хеллибат» в 1968 году первая вопреки усилиям советских военных служб обнаружила погибшую со всем экипажем отечественную АПЛ К-129 в районе Гавайских островов, С глубины 5000 метров были подняты носовая часть субмарины, а вместе с ней две ядерные торпеды и коды радиообмена. Операция называлась «Дженифер». В начале 90-х годов американские глубоководные аппараты обследовали советскую секретную АПЛ «Комсомолец». По некоторым данным, с нее оказалась украдена ядерная торпеда. Данное обстоятельство зафиксировали российские аппараты «Мир».

В начале 70-х годов XX века в Советском Союзе проходили научно-производственные исследования в строительстве подводной лодки специального назначения Пр. 1910 («Кашалот»). Субмарина не была вооружена торпедным оружием и предназначалась только для транспортировки подводных диверсантов. Официально лодка имела обозначение «Атомная глубоководная станция 1-го ранга». Первая лодка АС-13 заложена в Ленинграде 20.10.1977 года и спущена на воду 25.10.1982 года. 31.12.1986 года вошла в боевой состав Краснознаменного Северного флота. 23.02.1983 года заложена вторая ПЛ, получившая обозначение АС-15. Корабль спущен на воду 29.04.1988 года. Вступил в строй 30.12.1991 года. Западные специалисты подобным субмаринам присвоили обозначение «Uniform».

Для проведения глубоководных водолазных работ в интересах ВМФ в 1980 году на заводе «Судмех» приступили к постройке серии АПЛ Пр. 1851. На них нет вооружения, но установлено специальное водолазное оборудование, корабли оснащались баррокамерой. Головная субмарина АС-23 заложена 25.09.1981 года и спущена воду 30.12.1983 года. В последующем в строй вступили АС-21 (спущена на воду 29.04.1991 года, вошла в боевой состав 28.12.1991 года), АС-35 (спущена на воду 29.09.1944 года, вступила в боевой состав 12.10.1995 года). Комплексы обеспечивают погружение на глубины до 1000 метров. Экипаж — 36 человек. В НАТО субмарины получили классификацию «X-Ray». По мнению некоторых специалистов, АПЛ Пр. 1851 могли использоваться для демонтажа подводных систем наблюдения за передвижением советских субмарин. Таким образом, создавалась «черная дыра» в системе защиты океанских коммуникаций стран НАТО, и АПЛ Советского Союза могли бесконтрольно осуществлять выполнение заданий.

Следует отметить, что не все проекты субмарин специального назначения удалось реализовать. Менее известен советский АПЛ Пр. 717 (ЦКБ «Волна»). Это был нетрадиционный проект, потребовавший от профильных НИИ значительных усилий в его реализации Работы начались в 1967 году под официальным названием «большая транспортная десантная подводная лодка — минный заградитель». По замыслу разработчиков корабль предназначался для скрытой переброски десантных сил и техники на большие расстояния, установки минных заграждений на удаленных от базы океанских коммуникациях. Кроме этого, субмарина могла транспортировать подразделения подводных боевых пловцов и диверсантов с полным комплектом вооружения и транспортными средствами. Однако соответствующие мощности ВПК так и не были найдены, и проект в начале 70-х годов закрыли Строительство лодки так и не началось.


50-е, 60-е годы XX века были продуктивны в попытках советского ВМФ создать специальные дизельные и атомные субмарины, способные действовать с мощным десантом и спецподразделениями боевых пловцов и диверсантов в регионах океана, контролировавшихся странами НАТО. В 50-х годах данным задачам соответствовали проекты дизель-электрических ПЛ 632 и 648. Кроме прочего, корабли могли обслуживать в море тяжелые гидросамолеты, осуществлять транспортировку ГСМ, крылатых ракет и другого вооружения. В конце 50-х годов ЦКБ-16 (главный конструктор — Н.А. Кисилев) был выдан заказ на проектирование подобной по назначению лодки, но с атомной энергетической установкой (Пр. 664). 01.03.1960 года задание утвердило Министерство обороны, и уже в сентябре этого года оказались подготовлены четыре варианта эскизного проекта корабля. Несмотря на высокую загруженность верфей ВПК, в 1964 году строительство субмарины было начато на Северном машиностроительном заводе. Однако вскоре работы были прекращены, так как необходимость ввода в строй новых проектов АПРК на то время холодной войны стало более актуальным

Необходимость в принятии на вооружение ВМФ субмарин, способных выполнять скрытые транспортные переброски средств ведения войны и диверсионно-десантных подразделений, оставалась. Поэтому при создании программы отечественного судостроения на период 1965—1970 годов вновь вернулись к созданию транспортно-десантной подводной лодки с атомной энергетической установкой. В 1965 году соответствующее задание было выдано ЦКБ-16 (Пр. 748, главный конструктор — Н.А. Киселев). Возможности корабля поражали. Лодка могла принять на борт усиленный батальон морской пехоты с полным вооружением, три плавающих танка типа ПТ-76, шесть ротных минометов, два бронетранспортера. В целом проект предусматривал вместимость корабля: 1200 человек и около 20 единиц бронетехники. При наличии столь внушительного «подводного гарнизона» расчетная автономность АПЛ составляла 80 суток. Представленный заказчику эскизный проект лодки не был утвержден, но работы над ним продолжены.

С целью ведения скрытых подводно-диверсионных действий на коммуникациях противника в 1990 году на базе АПЛ Пр. 667А (К-411) после переоборудования была создана субмарина Пр. 09774. Лодка предназначена мя транспортировки СМПЛ. Во время модернизации корпус корабля пришлось удлинить до 162,5 метра, исключить из конструкции торпедные аппараты, провести другие работы, связанные с назначением АПЛ.

АПЛ Пр. 09774

Длина корпуса — 62,5 м, ширина наибольшая — 11,7 м, нормальное водоизмещение — 8675 куб. м, рабочая и максимальная глубина погружения — 380/450 м, средняя осадка — 8,3 м, максимальная надводная скорость движения — 15 уз. (1 узел = 1 мор. миля в час (1,852 км/час), максимальная подводная скорость — 27 уз. Номинальная мощность энергетической установки 51 000 л.с. (два атомных реактора ВМ-4Т), техническое оснащение: ГАК МГК-300 «Рубин», ГАС миноискателя типа МГ-509, навигационный комплекс «Медведица», МРП-10 «Залив-П», радиолокационный комплекс РАК-101 «Альбатрос» и так далее.


Американское военно-морское ведомство, спецслужбы соответствующего уровня уделяют постоянное внимание совершенствованию подводного разведывательного флота. В США заканчивается строительство многоцелевой ПЛ «Джимми Картер» (такт, номер SS № 23). Это третья новейшая атомная лодка класса «Сивулф» («Морской Волк»). В строю находятся две субмарины данной серии (SS № 21, SS № 22). Они введены в состав ВМС США в 1997—1998 годах. Лодки предназначены для транспортировки и высадки подразделений сил специальных операций. АПА оборудованы шлюзовой камерой, вмещающей 9 подводных диверсантов-разведчиков, барокамерой. В ее отсеках могут быть размещены 40 подводных диверсантов, на вооружении которых находятся носители ASDS и два подводных аппарата типа LMRS.

Лодка оборудована, по мнению американских специалистов, настолько совершенной техникой, что позволяет «...спустя час найти на дне океана брошенную русскими на счастье монетку». Для этого на вооружении разведывательных сил флота находятся подводные аппараты двойного назначения: «Элюминаут», «Си клифф», «Алвин», «Дип Джип», «Дипстар» 2000, 4000, 12 000, 13 000, 20 000 (индекс глубины погружения), «Кабмарин» и другие. Активно используются глубоководные беспилотные приборы, оснащенные современным оборудованием. Возможность их применения позволила некоторым представителям российского военно-политического руководства и ряду специалистов выразить сомнения относительно правильности решения правительства о затоплении в водах океана орбитальной станции «Мир». И они оказались недалеки от истины.

В марте 2001 года американские спецслужбы начали секретную операцию по подъему останков российской станции, приводнившихся в зоне ответственности 7-го флота США (район падения 44,25 гр. южной широты и 29,55 гр. западной долготы). По мнению космонавта Владимира Волкова, эти действия есть «прямая угроза безопасности России. Прямо в руки американцев передано почти 12 тонн космической аппаратуры. Это бесценный подарок... что во много раз дороже золота».

По мнению члена-корреспондента Международной академии информатизации при ООН контр-адмирала Николая Мормуля, в недавнем прошлом начальника технической службы Северного флота России, «США располагают техникой, которая способна поднять фрагменты станции "Мир" практически с любой глубины...». Было отмечено, что при ее падении в районе приводнения фрагментов станции уже находилось 27 рыболовецких судов. Все разведки мира используют подобный класс плавсредств в качестве разведывательных (см.: Г. Тельнов. Американцы тайно поднимают со дна океана станцию «МИР»// Жизнь, № 14(24) от 11.04. 2001. С.5.)

После гибели в Баренцевом море в августе 2000 года АПРК «Курск» со всем экипажем представители разведуправления и управления ФСБ по Северному флоту высказали серьезные опасения в возможном появлении подводных диверсантов-разведчиков США или Великобритании в районе гибели подводного крейсера. Поэтому было организовано охранение места залегания «Курска», в том числе противодиверсионное. По мнению некоторых специалистов, план проникновения на АПРК был оперативно разработан в августе 2000 года на одной из баз ВМС США — в Коронадо (штат Калифорния) или Литтл-Крик (штат Вирджиния). Учитывая серьезную подготовку американских и английских подразделений специального назначения, на борт российских кораблей охранения были посажены боевые пловцы из отрядов противодиверсионных сил и средств отдела противолодочной обороны управления боевой подготовкой, которым с 2000 года присвоен статус отрядов специального назначения. В любое время они могли быть усилены боевыми пловцами управления разведки, взвода водолазов единственного в России морского полка Внутренних войск МВД или бойцами отряда специального назначения ФСБ «Касатки».

Кроме кораблей задачу прикрытия погибшей АПРК осуществляли атомные подводные лодки противолодочной дивизии Северного флота, такие, например, как «Даниил Московский». Осенью 2001 года операция по подъему «Курска», за исключением носовой части подводного крейсера, успешно завершилась, а в марте 2002 года все члены ее экипажа были опознаны за исключением четырех человек.


Однако вернемся несколько назад, когда сверхмалые ПА только становились незаменимым средством подводной диверсионной войны. Боевое использование английских сверхмалых подводных лодок типа «X» в свое время стало серьезным объектом тщательного изучения американскими специалистами, как, впрочем, и немецких «Зеехунд». Поэтому остановимся на них несколько подробнее, так как они и по настоящее время находятся на вооружении английских подводных спецподразделений боевых пловцов.

Строительство сверхмалых ПЛ типа «X» началось в Англии с 1942 года. Это были дизель-электрические, однокорпусные лодки «Х3» и «Х4». Они так же, как и последующие американские ПЛ «ССХ-1», собирались по трехблочной схеме. Экипаж состоял из трех человек (командир, механик, рулевой), имевших водолазную подготовку. Двухмесячные испытания сверхмалой ПЛ типа «X» показали ряд существенных недостатков в конструкции, которые пришлось срочно ликвидировать. Поэтому в 1943 году со стапелей сошло 12 лодок уже в модернизированном варианте. Каждая из них несла два заряда ВВ весом по 2 тонны с часовым механизмом. Они размещались в специальных контейнерах по бокам прочного корпуса. Опыт боевого использования сверхмалых ПЛ типа «X» в очередной раз заставил ввести ряд конструктивных доработок в ходе войны, что было немедленно воплощено в серии из семи лодок (1943—1944). В то же время в Англии создается группа из 6 сверхмалых учебных ПЛ «ХТ-1» — «ХТ-6». В ноябре 1944 года вступают в строй последовательно 12 сверхмалых ПЛ «ХЕ-1» — «ХЕ-12», предназначенные для боевых действий на Тихом океане.

Лодки типа «X» хорошо зарекомендовали себя на морских военных театрах Второй мировой войны. Поэтому английское военное руководство в послевоенное время приняло решение о дальнейшей их модернизации с учетом требований времени. Это было связано с тем, что к 1954 году в боевом составе спецподразделений ВМФ на ходу оставалась только одна лодка. В том же году акционерному обществу «Виккерс-Армстронг» были заказаны четыре сверхмалых ПЛ «Х-51»—«Х-54». Они представляли собой модернизированный вариант предыдущей серии ПЛ «ХЕ». Начиная с октября 1954 года, с интервалом в три месяца, они последовательно сходили со стапеля и вступали в боевой состав спецподразделений английских ВМФ.

Подводные диверсионные силы НАТО постоянно взаимодействуют в решении профильных задач. Так, например, боевые пловцы ФРГ один-два раза в год проходят тренировки совместно с пловцами ВМС стран НАТО. Имеет место и унификация состоящих на их вооружении сверхмалых ПЛ. Главным образом это связано с экономией огромных средств, идущих на разработку и строительство данного класса оружия, а также значительно упрощает взаимодействие флотов, обеспечивает оперативную взаимозаменяемость средств доставки боевых пловцов и диверсантов. В условиях современной войны данное обстоятельство нередко имеет решающее значение.

Однако ряд стран НАТО продолжает собственную разработку национальных программ создания сверхмалых подводных лодок. В этом смысле выделяется Германия, всегда стремившаяся к созданию отечественных образцов оружия. Поэтому в начале 80-х годов XX века немецкая фирма «Брюкер морестехник» приступила к разработке, а в 1988 году построила сверхмалую ПЛ типа «Зее Пферд» («Морской Конек»). Экипаж лодки составляет два человека. Она может осуществлять переброску шести боевых пловцов-диверсантов с полным снаряжением.

СМПЛ «Зее Пферд»

Алина прочного корпуса 14,5 метра, диаметр 2,3 метра. Дальность хода под РДП на дизеле (125 л.с.) — 200 миль (370 км) на скорости 6 узлов. При использовании электрического двигателя лодка может развивать скорость около 5 узлов (9 км/час), а дальность хода составляет 60 миль (111 км). Глубина погружения до 300 метров (коммерческие данные).


В 70-е годы XX века значение сверхмалых ПЛ, при ведении современных боевых действий на море, переоценивается в СССР. С середины 70-х годов под руководством Главного конструктора Л.В. Чернопятова (с 1984 г. — Ю.К. Минеев) началось проектирование отечественной сверхмалой подводной лодки специального назначения. Главным наблюдающим от ВМФ СССР был назначен капитан 2-го ранга А.Е. Михайловский.

Подготовка к строительству сверхмалой ПЛ началась в 1981 году на «Ленинградском Адмиралтейском объединении». Головная СМПЛ серии МС-521 (зав. № 01466) заложена 01.12.1987 года, спущена на воду 31.05.1990 года и 25.12.1990 года передана ВМФ СССР. Общий надзор за строительством осуществляли представители разработчика ЦКБ-16 «Малахит». В последующем сверхмалая ПЛ, созданная этим КБ, получила название «Пиранья» (класс — «Лосось»). Впервые лодка показана широкой аудитории 27.07.1997 года. С этого момента стали публиковаться коммерческие предложения о продаже субмарины за рубежом.

СМПЛ «Пиранья»

Водоизмещение надводное — 218 тонн, подводное — 387 тонн (нормальное водоизмещение 250 кубических метров). Длина максимальная — 28,2 метра, ширина максимальная — 4,74 метра, осадка — 3,90 метра. Энергетическая установка — дизель-генератор 217 л.с. (160 кВт). Аккумуляторные батареи — серебряно- цинковые (1200 кВт/ч).

Скорость надводная максимальная — 6,5 узла (1 узел = 1 мор. миля в час (1,852 км/час), экономическая — 4 узла. Скорость подводная — 6,28 узла, экономическая — 4 узла. Дальность хода под водой экономическая — без подзарядки аккумуляторных батарей — 130 миль, и 603 мили — с подзарядкой аккумуляторных батарей.

Корпус изготовлен из титана, который нейтрален к агрессивной среде морской воды. Глубина погружения лодки — 200 метров. Она может транспортировать шесть боевых пловцов с полным снаряжением. Их выход из лодки осуществляется через специальную шлюзовую камеру, которая одновременно может быть использована, как декомпрессионная. «Пиранья» может нести два внешних контейнера со спецоборудованием боевых пловцов-диверсантов, подвеску для постановки мин или выпуска 533 мм торпед (2 штуки). В качестве боевых основных средств транспортировки на лодке предусмотрены носители типа «Сирена» и 4 мины большой мощности с ядерным зарядом.

Для управления системами бортового комплекса экипаж из трех человек использует специальный компьютер.

При подготовке лодки к вводу в боевой состав флота планировалось иметь два экипажа и третий — технический. Он предназначался для обслуживания обоих СМПЛ. Для обеспечения деятельности корабля отбирались как моряки, так и боевые пловцы-диверсанты. Последние имели высокий уровень подготовки и могли проникать в базы противника, решая разнообразные задачи вести разведку, минировать корабли, в случае необходимости выходить на берег для скрытого проникновения на объекты противника, КП, склады боеприпасов.

По мнению специалистов, сверхмалая ПЛ специального назначения российского производства «Пиранья», несмотря на недостатки конструкции, являлась на середину 90-х годов XX века одной из самых современных в мире, В связи с распадом СССР возникли серьезные трудности и проблемы с поступлением сверхмалых ПЛ «Пиранья» на вооружение российского ВМФ. Данное обстоятельство вынудило руководство ЦКБ «Малахит» выставить подводную лодку на международный рынок оружия, искать потенциального покупателя и заказчика далеко за пределами страны-изготовителя. Но судьба уникального подводного корабля сложилась трагически. Экономический и финансовый кризис в России 90-х годов, а также недальновидность некоторых руководителей военного флота поставили Пр.865 (шифр проекта — «Пиранья») на грань гибели. В марте 1999 года единственные СМПЛ данной серии — опытная МС-520 и головная МС-521 — были поставлены в сухой док Кронштадтского морского завода для подготовки на разделку. Они стали жертвами дорогостоящих титановых корпусов.

Анализируя короткую и противоречивую историю разработки и испытаний СМПЛ «Пиранья», командир первого экипажа МС-520 капитан 2-го ранга М.М. Рыбаков с горечью заметит: «Создавая и эксплуатируя "Пираньи", флот приобрел огромный опыт. Пусть он оказался не совсем удачным, пусть многое не вышло, но много было и положительного, что пока еще позволяет нам создавать более совершенные лодки...»

МС-520

Первый экипаж: М.М. Рыбаков, помощник по РЭВ — А.С Шахов, помощник командира по ЭМЧ — А.А. Лебедев.

Второй экипаж: командир — Л.А. Старовойтов, помощник по РЭВ — А.Н. Танин, помощник командира по ЭМЧ — С.В. Смазнов,

МС-521

Первый экипаж: А.И. Мамонтов, помощник командира по РЭВ — Ю.А Шахов, помощник командира по ЭМЧ — Ю.Е. Прокопов.

Второй экипаж: командир — A.T. Бирюков, помощник по РЭВ — И.М. Проковьев, помощник командира по ЭМЧ — В.И. Енин.

Командир технического экипажа — Н.И. Красильников.


Хочется выразить убеждение, что пройдет немного времени, и российские специалисты в области ведения войны на море пересмотрят ее отдельные концептуальные направления в пользу строительства и развертывания СМПЛ, но уже на другом качественном уровне. Наконец — это неизбежно, так как возрождение России как великой военно-морской державы не вызывает сомнений.

В декабре 2005 года на салоне оружия в Малайзии Генеральный конструктор «Пираньи» Ю.К. Минеев лично докладывал о лодке руководителю государства Значит, у «Пираньи» есть будущее, есть оно и у москитного подводного флота России...


Надводно-подводные носители боевых пловцов

Перспективным средством доставки боевых пловцов-диверсантов являются катера-амфибии. В них реализована идея, заложенная русскими, а потом англичанами во время Второй мировой войны (1939—1945). В Великобритании был создан не совсем удачный вариант «ныряющей» байдарки типа «MSC». Но, повторимся, идея не была нова.

В 1939 году в СССР началось строительство ныряющего катера конструкции В. Бжезинского (1894—1985) М-400 «Блоха». В соответствии с проектом, корабль при надводном водоизмещении 35,3 т развивал скорость около 33 узлов, а в подводном положении — 11 узлов (при водоизмещении — 74 т). Предполагалось его использование в торпедном варианте. Разработка ныряющего катера осуществлялась в Особом техническом бюро НКВД при заводе № 196, а закладка опытного образца на судостроительном предприятии имени А. Марта. Во время блокады Ленинграда в 1942 году работы были остановлены при технической готовности корабля 60% и более не возобновлялись. После бомбежек и артобстрелов судно было повреждено. Несомненно, данная разработка являлась перспективной в целях создания специального катера-амфибии для боевых пловцов и подводных диверсантов.

В конце 50-х годов по инициативе Генерального секретаря ЦК КПСС СССР Н.С Хрущева на базе ЦМК «Алмаз» возобновлены работы над созданием ныряющего судна. С января 1959-го и до конца 1964 года большой коллектив советских конструкторов трудились над разработкой оригинального ракетного корабля-амфибии Пр. 1231. Идея так и не была реализована до конца. С уходом в отставку Н.С. Хрущева работы прекратились. Однако огромный опыт, накопленный за время разработки корабля, найдет применение в строительстве судов других проектов.

Когда в СССР были похоронены проекты по строительству летающих СМПЛ (1934 год, гидросамолет-моноплан Б.П. Ушакова) западные специалисты в области ведения войны на море продолжали работать над созданием подобных машин. В 1956 году рассекречен американский проект летающей СМПЛ (патент № 2720367), разработанный фирмой «Дженерал Дайнемикс Конвэр». Для движения лодки под водой предполагалось использовать электродвигатель с гребным винтом, который после взлета аппарата убирался в корпус. Взлет и приводнение планировалось осуществлять с помощью убирающейся в корпус гидролыжи. Подобное устройство в последующем будет использовано на советских экранопланах всех классов. Для полета в воздухе СМПЛ снабжалась двумя реактивными двигателями. При погружении под воду они герметизировались. Летающая подводная лодка могла нести одну торпеду.

Оригинальную конструкцию летающей СМПЛ создал американец Рэйд. Ему удалось собрать действующую модель аппарата с длиной корпуса один метр. Через 20 лет Рэйд нашел поддержку в военно-морском ведомстве США и ВВС. На государственные деньги был построен одноместный двухсредный пилотируемый аппарат, получивший название «Commander». Он был зарегистрирован как летающая подводная лодка. Ее длина составляла 7 метров, для перемещения в воздухе использовался двигатель внутреннего сгорания мощностью 65 л.с., а для плавания под водой — электродвигатель.

Тем временем большую популярность получали более дешевые средства скрытой доставки подводных диверсантов к месту проведения операции.

В середине 90-х годов XX века специалисты СПМВМ «Малахит» (Санкт-Петербург) разработали опытный образец ныряющей яхты (экипаж — 4 человека, глубина погружения 50—100 м, водоизмещение 300 т). Конструкторами ГМП «Дельфин» (Санкт-Петербург) предложен для спецподразделений боевых пловцов ВМФ России оригинальный проект подводно-надводного катера, способного транспортировать 6 человек. После опытных работ получены следующие характеристики нового судна: глубина погружения — 15 метров, водоизмещение в подводном и надводном положениях соответственно 4/4,4 тонны, мореходность — 4 балла. Энергетическая установка включает в себя два водометных двигателя по 110 кВт, применяемых мя движения по поверхности воды. Под водой используются две винторулевые колонки, расположенные в носу.

Со второй половины 90-х годов XX века российскими специалистами ведутся работы по созданию надводно-подводного носителя боевых пловцов-диверсантов «Тритон-НН». Разработкой катера занимается ЦКБ «Лазурит» (наблюдающие В.М. Гребенчук, В.В. Харитонов, А.В. Овчинников и Ю.А. Берков). В 1993—1994 годах ОКБ Трошина проведены научно-исследовательские работы по созданию СМПЛ на подводных крыльях «Тор-НП». Транспортное средство подводных диверсантов способно значительную часть расстояния до объекта проведения операции преодолевать по поверхности воды на скорости около 40 узлов. После выхода в точку погружения СМПЛ уходит под воду и оставшееся расстояние преодолевает в подводном положении. Учитывая особенности эксплуатации изделия, были сконструированы специальные складывающиеся крылья и решен ряд технически и технологически сложных задач.

За рубежом наиболее широкую известность среди подобных разработок получили английский катер «Сабскиммер-80» фирмы «Сабмарин продакст» и французский катер-амфибия «Кракен-90».


«Сабскиммер-80»

Длина корпуса из прорезиненного материала 5 метров, ширина 1,8 метра, вес 800 кг, включая оборудование. Скорость на поверхности воды около 28 узлов (51,8 км/час). Дальность хода при скорости 22,5 узла (42 км/час) — 100 миль (185 км). Дальность хода в подводном положении с использованием двух электродвигателей на скорости 3 узла (5,5 км/ час) — 4—6 миль (7,4—11,1 км), вместимость — 2-4 боевых пловца с полным снаряжением и оружием. Запас топлива для подвесного мотора — 130 литров.

«Кракен -90»

Длина надувного корпуса, изготовленного на основе элементов из алюминиевого сплава, — 6 метров, ширина — 2 метра. Дальность хода на поверхности под двигателем «Ямаха» (90л.с.) — 90 миль (167 км). Скорость в надводном положении 20 узлов (37 км/час). Глубина погружения, при которой обеспечивается движение катера-амфибии под РДП с использованием бензомотора, — 5 метров. Скорость движения под водой на двух электродвигателях — 3 узла при общей дальности хода около 6 миль. Глубина погружения — 50 метров.


В 80-х годах XX века на вооружение боевых английских пловцов поступила погружающаяся надувная лодка отечественного производства «Экскалибур-180». Она способна транспортировать 10 человек на расстояние 166 км и скорости около 60 км/час Максимальная грузоподъемность — 1200 кг.

Разработка подобных видов транспортных средств доставки боевых пловцов в район применения оружия стала вынужденной, ответной мерой на усиление средств радиолокационного, гидроакустического контроля над водными акваториями портов и ВМБ. Катера-амфибии транспортируются в район традиционным способом и спускаются на воду в десятках километрах от места боевого применения. Достигнув на максимальной скорости точки погружения, они погружаются и, используя электродвигатели (у «Кракена-90» и бензомотор) и средства подводной навигации, выходят на объект диверсии. После выполнения задачи боевые пловцы-диверсанты выводят катер в точку всплытия и, продув элементы корпуса сжатым воздухом, уже в надводном положении возвращаются на судно или подводную лодку-носитель.

Для выполнения целого ряда операций могут быть успешно использованы малого класса корабли на воздушной подушке. Однако у специалистов все больший интерес вызывают новые десантные средства широкого спектра применения. В США разработан и испытан необычный военный корабль — «М80 Стилет» (М80 Stiletto). Он предназначен для быстрой доставки на необорудованное побережье десантных, разведывательных и диверсионных групп. Корпус корабля полностью выполнен из углеродных композитов и различных пластмасс. Отмечено, что даже на максимальной скорости за кораблем почти нет кильватерного следа. Специально для М80 Stiletto разработано необычное днище — «двойной M-hull». Оно имеет сложный профиль как в поперечном, так и в продольном сечении. Корабль насыщен электронным оборудованием, может нести мобильные средства транспортировки для морской пехоты, подводных диверсантов и боевых пловцов, с полным вооружением.

«М80 Стилет» (М80 Stiletto)

Длина корпуса 24,4 м, ширина — 12,1 м. Максимальная скорость более 50 уз. (более 93 км/час). Экипаж 3 человека. Количество перевозимых коммандос — 12. Разработчик — американская компания «М Ship Co». Стоимость проекта 6 млн. долларов США.

В 2006 году начались практические испытания корабля.


Подразделения боевых пловцов борьбы с ПДСС также используют различные носители в целях отслеживания подводной обстановки и охраны акваторий ВМБ. Кроме этого, они имеют на вооружении быстроходные катера, способные оперативно доставлять их на любой участок охраняемой зоны.

В бывшем СССР, а потом России, подобный тип скоростных судов традиционно разрабатывает и строит Санкт-Петербургское предприятие малотоннажного судостроения АООТ «Редан». К ним относится, например, патрульный катер «Аист» (водоизмещение 5 тонн), созданный ЦКБ в конце 60-х годов. Он находится в эксплуатации почти 30 лет и продолжает сходить со стапелей «Редана». Его успешно используют для охраны внутренних и пограничных водоемов далеко за рубежом, в странах Африки, Азии и Америки. В дальнейшем ЦКБ «Редан» спроектировал и запустил в серию патрульные катера типа «Фламинго» и его модификацию «Кулик».

К концу 70-х годов скоростные данные вышеназванных катеров перестали удовлетворять потенциального отечественного заказчика. Поэтому был создан патрульный катер на газовой каверне «Сайгак» Пр. 14081 (водоизмещение — 13 тонн). Он представляет собой маневренное средство передвижения как по внутренним водоемам, мелководью, так и в прибрежной акватории морей со скоростью до 70 км/час.

В 1996 году ЦКБ «Редан» для службы охраны создал малый скоростной катер «Боец» Пр. 13987 (водоизмещение — 6 тонн, скорость до 70 км/час, дальность хода 450 км). Катер способен транспортировать оперативную группу из 12 человек. На нем может быть установлен крупнокалиберный пулемет или переносной гранатомет, размещено различное водолазное снаряжение боевых пловцов, надувная лодка.

Для эвакуации и переброски боевых пловцов и подводных диверсантов могут использоваться патрульные катера типа «Сайгак» Пр. 14081, «Мустанг» Пр. 14083, а также перспективные разработки «Мустанг-2» и «Муфлон». Катер «Сайгак» имеет скорость движения около 70 км/час и дальность хода 250 км. Он может нести один 7,62 мм калибра пулемет, 30 мм автоматическую пушку и 4—8 боевых пловцов. Подобное оружие может быть установлено и на другие катера. «Мустанг-1» на скорости 42 км/час может перебрасывать до 12 боевых пловцов на дальность 300 км, а «Мустанг-2» на скорости примерно 50 км/час способен транспортировать на дальность 400 км около 8 человек.

На 1998 год ЦКБ «Редан» разработал техническую документацию по модернизации ряда моделей выпускаемых катеров. Одним из перспективных направлений работы фирмы ее специалисты считают создание целого семейства жестко надувных мотолодок, которые ждут не только на российском флоте, но и спасатели, органы рыбоохраны.

На многих флотах мира спецподразделениями боевых пловцов и подводных диверсантов длительное время используются французские надувные лодки фирмы «Зодиак» (RIB). Она способна группу пловцов из 7 человек с оружием и снаряжением доставить на расстояние около 100 км со скоростью 50 км/час. Лодка может перевозиться на борту подводной лодки и самолета с целью переброски практически в любую часть Мирового океана.

Во второй половине 90-х годов XX века на вооружение спецподразделений США поступила надувная резиновая лодка с жестким каркасом RIB-36. Обладая скоростью около 70 км/час, она способна доставить группу боевых пловцов в количестве 10 человек со снаряжением на расстояние 400 км. Лодка оборудована навигационными системами, радиостанциями KB и УКВ связи, аппаратурой опознавания, инфракрасной техникой, вооружением (7,62-мм пулемет или 40-мм гранатомет). В российском ВМФ и ряде стран СНГ для доставки групп боевых пловцов использовали надувную лодку типа НЛ-8. Ее технические характеристики близки «Зодиаку».

Надувные лодки, применяемые спецподразделениями, могут быть с успехом использованы для буксировки подводного акваплана. С его помощью можно за короткое время осмотреть большую часть акватории моря. При обнаружении подозрительных предметов или мин боевой пловец подает об этом специальный сигнал на лодку или сообщает по переговорному устройству. Одновременно рядом с обнаруженным предметом может быть установлен буй со световой сигнализацией Наличие прозрачного защитного колпака позволяет буксировать акваплан на перлоновой фале длиной 150 метров со скоростью около 6 узлов. При плохой видимости, используя рули управления прибором, рекомендовано опускаться ближе ко дну и уменьшать скорость транспортировки. Акваплан управляется очень легко. При определенных навыках он позволят выполнять под водой «высший пилотаж».

Установка осветительного оборудования заметно расширит возможности акваплана Электрическое питание проводится с обеспечивающей лодки или катера и размещается в блоке с буксировочной фалой и телефонным проводом. На приборной панели акваплана устанавливается глубиномер, часы с секундомером, компас. В комплексе с ними может использоваться эхолот и малогабаритный гидролокатор с дальностью действия около 200 метров. В определенных случаях необходимо предусмотреть монтаж теле-видео-фотооборудования. Это позволит своевременно сделать регистрацию обнаруженных подозрительных предметов с учетом их положения на дне. Если это «закладка», то нет гарантии, что через несколько часов она не исчезнет.

Практическое использование прибора позволило погружаться до глубин около 20 метров со временем экспозиции примерно один час. Если акваплан оборудован дополнительными средствами воздухоснабжения, то время корректируется в соответствии с возможностями используемого оборудования. Учитывая, что время пребывания под водой может значительно увеличиться, полезно не опускаться на глубины более 12,5 метра (рубеж декомпрессионной безопасности) или делать это на короткое время. При скорости буксировки 5 узлов (1 узел = 1 мор. миля в час (1,852 км/час) осмотр акватории составит примерно 9,25 километра за час (без учета остановок).

В 60-х годах водолазами применялись буксируемые аппараты типа «крыло-сани», изготовленные из пластических материалов. Они транспортировались за катером на капроновом тросе длиной 30—90 метров и скорости не более 5 узлов (1 узел = 1 мор. миля/час (1,852 км/час). С помощью рулевого устройства аппарат мог погружаться на глубины до 30 метров. Подводный пловец находился в защищенной от набегающего потока воды кабине. В его распоряжении находились два осветителя мощностью по 1000 Вт каждый, двусторонняя связь, часы, глубиномер, балластная система аппарата позволяла регулировать его плавучесть.

В водолазном деле широко используется подводное телевидение, разработаны буксируемые приборы, способные делать автоматическую телевидеофотосъемку объектов под водой. Но несмотря на высокие технологии, человека в полном объеме никто еще заменить не смог. Поэтому подводный акваплан не потерял актуальности и может быть использован если не основным, то вспомогательным или дублирующим средством в исследовании охраняемой акватории ВМБ или порта. Наконец, для его применения нет необходимости использовать дорогостоящий и легко фиксируемый службами наблюдения катер (что требуется для эксплуатации дорогостоящих поисковых систем телевидеонаблюдения). Для этого достаточно лодки с соответствующими характеристиками, которая может транспортироваться легковым автомобилем или переноситься с использованием подручных средств.

Для ускорения самостоятельного движения под водой могут использоваться специальные плавательные устройства.

Человек плохо приспособлен для плавания. Только 3% энергии он использует для движения вперед. Ласты увеличивают коэффициент полезного действия пловца только до 10%. Дельфин, например, расходует под водой 80% искомой энергии. Для того чтобы увеличить возможности человека в водной среде, в специальном подразделении Пентагона DARPA разработаны плавники PowerSwim. С их помощью боевой пловец, имитируя движения дельфина, сможет передвигаться на 150% быстрее, чем, в ластах! «Два малых "крыла" крепятся к лодыжкам пловца, два больших располагаются на уровне пояса. Чтобы плыть, необходимо производить легкие движения ногами — "от колена". Энергия передается на поясные "крылья", которые вращаются, поддерживая пловца на определенной глубине и двигая его вперед... Для обучения новой технике плавания профессиональному подводному диверсанту требуется около 2-х часов. Крайне выгодно для тайных операций и то, что, в отличие от ласт, PowerSwim не производит предательских пузырьков...» (см: Copyright 2007. Народный Собор, www.narodsobor.ru).

Производство плавников планировалось начать в 2009 году.


Надводно-воздушные перспективные носители боевых пловцов и подводных диверсантов

Перспективными транспортными средствами доставки как отдельных групп боевых пловцов-диверсантов с оружием, так и целых подразделений с полным снаряжением можно считать самолеты-амфибии и экранопланы малого класса. В этом смысле заслуживают особого внимания разработки российского ЗАО «Бета Ир», объединившего в себе опытно-конструкторское бюро ТАНТК им. Т.М. Бериева, крупный завод — Иркутское авиационное производственное объединение и финансово-консалтинговые структуры. К концу 90-х годов XX века к серийному производству ими подготовлен самолет-амфибия «Бе-200». В настоящее время эта уникальная по возможностям машина принята МЧС РФ в качестве основного самолета для аварийно-спасательных подразделений. Он не раз успешно принимал участие в тушении пожаров. Благодаря таким машинам Россия занимает лидирующее положение в мире по строительству самолетов-амфибий.

На протяжении десятилетий в бывшем СССР, а потом России шли успешные конструкторско-опытные работы над созданием нового типа морских транспортных средств двойного назначения — экранопланов. В течение 70—80-х годов XX века прошли испытания моделей типа «Голубая акула», «Стриж» («Стриж М»), «Орленок», «Лунь» (КМ). Экранопланы малого класса типа «Голубая акула» способны на большие расстояния при скорости около 400 км/час и высоте над уровнем моря 5—20 метров доставлять спецподразделения боевых пловцов-диверсантов с носителями и с полным вооружением. Они могут нести бортовое оружие их поддержки и собственной обороны.

Экранопланы малого класса типа «Стриж» и «Стриж М», «Волга-2» «Кулик», «Бекас», «Баклан» обладают небольшими размерами, весом и скоростью 100—150 км/час. Они могут быть успешно применены для патрулирования не только морских, но и пресноводных акваторий. В зависимости от модели на борт они могут брать около 5 человек («Стриж М»). Наибольшей вместимостью (около 16 человек) и дальностью полета обладает экраноплан малого класса «Бекас» (500—1000 км).

ЦКБ по СПК им Р.Е. Алексеева (портрет ученого висит в Сенате США, как человека XX столетия) совместно с рядом научно-исследовательских институтов и предприятий ВМФ сделало попытку запустить в серию военные экранопланы «Орленок» и «Лунь». Они обладают максимальной скоростью около 400 и, соответственно, — примерно 550 км/час, большой грузоподъемностью, могут оперативно выполнять переброску крупных десантных сил с тяжелой техникой над морем на большие расстояния (1500—3000 км). После посадки на воду экраноплан способен «выходить» на сушу и осуществлять высадку десанта, групп спецподразделений разведки или пловцов-диверсантов. Поддержку и прикрытие операции могут выполнять экранопланы, оснащенные ракетными комплексами, средствами РЭП (радиоэлектронного противодействия) и ПВО (противовоздушной обороны). Учитывая высокую аэромобильность такой оперативно-тактической (при определенных условиях — стратегической) группировки и предварительные комплексные мероприятия по обеспечению операции, эффективный результат может быть достигнут в кратчайшие сроки и с наименьшими потерями.

В начале 80-х годов экраноплан типа «Орленок» был использован в учениях совместно с Бакинским спецподразделением подводных диверсантов (водолазов-разведчиков). Машина прибыла в район п. Говсан и на ней прошли учебные мероприятия по размещению группы с носителями. На основе учения были выработаны предложения по дополнительному переоборудованию экраноплана с целью переброски полнокровных диверсионных групп боевых пловцов. Например, предполагалось сделать дополнительные люки для покидания грузового отсека корабля и оптимизации работы с носителями. Однако на этом все закончилось, «...практической высадки группы с экраноплана не производилось», — писал В.Г. Пашиц в книге «Подводный спецназ России» (с. 222). Единственное, что после гибели экраноплана «КМ» было приказано именно каспийцам изъять с него «черные ящики». Это вызвало неоднозначную реакцию со стороны руководства подразделения, озабоченного «непрофильным» использованием квалифицированных специалистов совершенно другой сферы боевой деятельности флота.

Учитывая важность десантных операций на Черном море по захвату проливов, именно на Краснознаменный Черноморский флот планировалось поступление экранопланов с дислокацией на озеро Донузлав (Крымская ВМБ). Летный состав для них частично набирался с самолетов-амфибий Бе-12 ВВС КЧФ (АС п.г.т. Мирный), хорошо знавших вероятный театр военных действий, Основным испытательным полигоном кораблей нового класса являлось Каспийское море с базированием ЛИС на г. Каспийск (Дагестан), а КБ на Нижний Новгород (г. Горький).

К сожалению, из-за резкого снижения финансирования военных проектов в 90-х годах XX века и, что важно подчеркнуть, «любопытной» кадровой политики военного руководства страны, оказались в значительной степени потеряны ценные высокопрофессиональные кадры, десятилетия испытывавшие и строившие экранопланы. Ввиду этого они не нашли применения в российском ВМФ и МЧС, несмотря на то что США отставали от России в разработке уникальной машины примерно на 10—15 лет (80-е годы). В начале XXI века Россия имела монополию на производство экранопланов. Предлагалось их использование в международной глобальной поисковой и спасательной системе.

Нельзя исключать целесообразность в использовании боевыми пловцами судов на воздушной подушке малых классов. Они могут применяться для контроля над ограниченной акваторией пресноводного и морского водоема, прилегающего к стратегическим объектам (АЭС, крупные мосты, плотины, терминалы и т.д.). В мирное и военное время должна быть организована их охрана силами боевых пловцов. И в этом могут помочь универсальные транспортные средства — СВП (суда на воздушной подушке), которые способны плавать не только по воде, но выходить на берег, «парить» надо льдом. Для них не существуют отмели и песчаные косы.

Акционерное судостроительное предприятие «Нептун», которое около 30 лет работает на речной и морской флот, разработало и испытало амфибию на воздушной подушке малого класса «Гепард». Корабль соответствует решению задач охраны стратегических объектов на реках, водохранилищах и озерах России. Обладая небольшими габаритами, «Гепард» способен проходить через узкости водоемов, в протоках и на предельных мелководьях, по битому льду. Судно предназначено для эксплуатации в любых погодных условиях «Гепард» применяется геологами, спасательной службой России и медицинскими службами, Министерством связи и пожарниками, пограничниками и лоцманами. Его несомненная полезность актуальна и для боевых пловцов.

СВП «Гепард»

Максимальная скорость около 70 км/час, грузоподъемность 0,5 т, автономность — 4 часа, высота преодолеваемых препятствий до 40 см. Мощность силовой установки — 110 л.с.


На флотах всех стран мира, имеющих на вооружении спецподразделения подводных диверсантов и боевых пловцов, перспективным средством их доставки и эвакуации являются вертолеты. В бывшем СССР для этих целей с конца 50-х и до середины 60-х годов использовался Ми-4, входящий в состав ВВС ВМФ всех флотов. В середине 60-х годов XX века его постепенно стал вытеснять многоцелевой вертолет Ми-8т, отличавшийся более высокими тактико-техническими характеристиками. Почти 50 лет он продолжает надежно служить в ВВС ВМФ сначала СССР, а потом и России. Ми-8т является одним из самых надежных и покупаемых вертолетов в мире. Поэтому КБ Миля была поручена его дальнейшая модернизация.

В конце 90-х годов XX века начался выпуск модернизированного варианта вертолета Ми-8т (Ми-8МТВ) — Ми-8МТВ-5 (экспортный вариант Ми-17МД). Новая машина может оперативно осуществлять переброску до 20 боевых пловцов с полным снаряжением. Увеличено время пребывания вертолета в воздухе для поиска и подъема людей с воды (10—12 часов). Подъемное устройство нового вертолета способно обеспечить эвакуацию или спуск на воду (землю) одновременно 2—4 человек на высотах до 60 метров. Экспериментально было установлено, что для посадки или высадки 35 десантников с вертолета Ми-8МТВ5 необходимо всего 15—20 секунд.

На базе Ми-8т был разработан морской вертолетный комплекс — вертолет-амфибия Ми-14. Он выпускался в различных вариантах. Наиболее удобной для переброски боевых пловцов и диверсантов являлась модификация в поисково-спасательном варианте. Он мог осуществлять переброску до 15 боевых пловцов в полном снаряжении, садиться на воду, передвигаться по ней на небольшой скорости, взлетать. Лебедка вертолета позволяла поднимать до 250 кг груза с поверхности воды или с земли. На середину 90-х годов XX века несколько единиц Ми-14 оставалось в составе ВВС Краснознаменного Черноморского флота (872 ОПЛВП, АС Кача). Аналогичной замены ему в ВВС флотов не поступило.

Вертолеты-амфибии Ми-14БТ (боевой тральщик), являвшиеся модификацией Ми-14 ПЛ (изделие «В», противолодочный), входили в состав авиационных соединений ВМФ СССР (России) с конца 70-х до конца 90-х годов XX века. В их задачу входило боевое траление морских мин на акваториях ВМБ, открытого моря и в районе высадки оперативно-тактических и стратегических десантов. Вертолеты могли взаимодействовать с подразделениями боевых пловцов-минеров. Их просторный салон и возможность посадки на воду позволяли осуществлять переброску подводных диверсантов.

Ми-14ПС отличался от Ми-14БТ составом экипажа (в штате Ми-14ПС был бортовой фельдшер с плавательной подготовкой, могла размещаться группа водолазов-спасателей). На борту фюзеляжа вертолета наносился отличительный знак в виде оранжевого цвета стрелы-молнии. Входная дверь в салон была более широкой. Машина снабжалась мощной лебедкой с подъемным устройством типа «Ковш», а также дополнительными источниками управляемого мощного света

Предполагаемая эффективность использования Ми-14 в интересах спецподразделений ВМФ обуславливалась возможностью его базирования на тяжелых авианесущих крейсерах, а также удовлетворительной дальностью полета в любых метеорологических условиях. С одной заправкой вертолет на скорости примерно 220 км/час пересекал Черное море с посадкой в Турции или в Болгарии.

В течение 90-х годов XX века все отряды вертолетов-тральщиков не только Ми-14БТ, но и Ка-25 БШЗ и УШЗ (буксируемые или укладываемые шнуровые заряды) оказались уничтожены, включая методические разработки по подготовке их экипажей. Опытный летный состав уволен в запас, соответствующая материальная часть списана. Малая часть машин Ми-14 переоборудована в пожарный и пассажирский варианты.

Советские вертолеты-тральщики Ми-8БТ и Ка-25БШЗ применялись в 1974 году при разминировании Суэцкого залива с ПКР «Ленинград». Они использовали контактные тралы ВКТ-1 и буксируемые шнуровые заряды (длина 600—100 м, вес ВВ — около 800 кг), проверяли возможности авиационного применения РЭМТ (электромагнитный трал) и УШЗ (укладываемый шнуровой заряд Пр.103). Полковник морской авиации Краснознаменного Черноморского флота Г. Никифоров, бывший в то время командиром авиационной группы на ПКР «Ленинград», вспоминал, что «работу наших летчиков в Суэцком заливе друзья и враги оценили однозначно высоко» (см А. Лубянов. Противолодочный крейсер «Ленинград». — Севастополь, 2002. С. 160). Специалисты отмечали, что недостаточные тяговые возможности вертолетов ограничивали их практическое применение при разминировании залива. Это стало одной из причин разработки Ми-14БТ.

Специально для вертолетного траления был создан трал ВНТ (вертолетный неконтактный трал). В течение 15 лет винтокрылые машины успешно осуществляли противоминные действия по высадке десантов на неподготовленное побережье и проводку кораблей на всех учениях стран Варшавского договора.

На флотах ряда стран НАТО соединения противоминных вертолетов сохранены и продолжают применяться на различных учениях стран блока при решении профильных задач. С этой целью в США использовались и продолжают находиться в эксплуатации машины конструкции выходца из России Сикорского HNS-4, HSS-1, S-60 SH-3A, RH-3D, а также Пясецкого HRP-1, Н-1 и другие.

С 1970 года на вооружении противоминных подразделений поступил тяжелый RH-53A, разработанный на базе вертолета Сикорского СН-53А «Sea Stallion». Впервые они успешно применены во Вьетнаме. Потом противоминные вертолеты работали в Египте (1974—1975), в Суэцком канале (1984) и около портов Саудовской Аравии, в ходе Ирано-иракской войны (1988 г., Персидский залив), в Ираке (2004). С 1986 года на вооружение США поступил противоминный вертолет МН-53Е «Sea Dragon». Ныне он составляет основной вертолетный парк ВМС и поставляется за рубеж (S-80M,  S-80M1).

Вертолет может перевозиться в ангарах авианосца и на самолетах типа С-5А и С-141А. Для ведения противоминных операций в составе ВМС США сформировано 151-е оперативное соединение. С января 1991 года по ноябрь 1992 года в его состав входило от 19 до 36 противоминных кораблей и отряд противоминных вертолетов (6 единиц). С целью выполнения специальных операций вертолеты-тральщики могут включаться в состав авиакрыла многоцелевых авианосцев (от 3 до 6 машин) и десантных кораблей (от 6—8 до 25—30 машин).

На 2004 год противоминные вертолеты для национальных ВМС и на экспорт выпускали только США

Противоминный вертолет МН-53Е «Sea Dragon»

Скорость полета: максимальная — 315 км/час, крейсерская — 278 км/час, при буксировке трала — 28—50 км/час. Максимальная дальность полета 1852 (2075 перегоночная). Продолжительность полета без дозаправки 4 (6) часов. Тяговые возможности — 13 600 кгс. Пулеметное вооружение 2 x  1/12,7мм. Противоминное оружие: контактный трал Мк-103, гидролокатор бокового обзора AN /AQS-20, лазерная система обнаружения мин ML-90, радиолокационная станция APN-217, неконтактные тралы Мк-105, Мк-106, Мк-141, Мк-166. Экипаж — 3 (4) человека.

Стоимость — 24 360 000 долларов США (1992).


С целью обеспечения доставки (эвакуации) боевых пловцов и диверсантов в советском ВМФ с конца 60-х годов XX века использовался вертолет корабельного базирования Ка-25. В спасательном варианте он был удобен для переброски по воздуху двух боевых пловцов в условиях автономного похода в отрыве от основных сил флота и баз. Многие месяцы их экипажи проводили в открытом океане на кораблях одиночного базирования, выполняя задачи при непосредственном соприкосновении с вероятным противником. Скорость машины составляла 220 км/час, время нахождения в воздухе с дополнительными баками около 2,5 часа, а дальность полета примерно 650 километров.

На смену Ка-25 с середины 70-х годов XX века стал поступать Ка-27 (Ка-32). На его базе создан и принят на вооружение флота корабельный транспортно-боевой вертолет Ка-29. Он предназначен для переброски морской пехоты, огневой поддержки десанта, перевозки различных грузов и вооружения, а также обеспечения деятельности спецподразделений. Обладая максимальной скоростью полета 280 км/час и статическим потолком 3000 метров вертолет способен осуществить переброску 16 десантников на расстояние до 460 км. Данные машины являются основными в начале XXI века в арсенале вертолетного парка наземного и корабельного базирования российского ВМФ.

Остается добавить, что уровень подготовки летного состава на данный период значительно снизился по сравнению с концом 80-х годов. Военно-морская авиация ВМФ РФ за десять лет «реформирования» потеряла уникальные летно-технические и командные кадры, которые были подготовлены вести боевые действия практически на всех стратегических театрах мирового океана. Выросло уже не одно поколение морских летчиков и штурманов корабельной вертолетной авиации, ни разу не выходивших в районы океана, которые в прошлом контролировались ВМФ СССР и его морской авиацией.

Понятие «отсутствия военной угрозы», «вероятного противника» в какой-то исторический период всегда относительно, неустойчиво во временном плане. Современная война, в том числе и на море, требует высокого уровня технической оснащенности и подготовленных высококвалифицированных кадров. Этого в условиях «угрожаемого периода» никакими мерами в кратчайшие сроки компенсировать не удастся. На это необходимы постоянные усилия государства и народа в течение если не десятилетий, то многих лет. Всякое форсирование процесса неизбежно ведет к поражению и подрыву национальной безопасности на долгую перспективу.

Уровень «громовской» (Главком ВМФ РФ (19.08.1992— 07.11.1997), адмирал флота (1996) Ф.Н. Громов) методологии «реформирования» российского ВМФ 90-х годов XX века вступает в полное противоречие с вышесказанным В результате «реорганизации» по военному флоту нанесен тяжелейший удар. Одним из логических последствий такого отношения руководства страны к одному из самых мощных видов вооруженных сил стала гибель в 2000 году АПРК «Курск» со всем экипажем (17 членов экипажа — севастопольцы). Становилось ясно, что государство не способно не только пополнять флот и морскую авиацию новой техникой, но даже обеспечивать оставшиеся структурные подразделения. И не последнее место в этом разрушительном процессе заняли силы специального назначения ВМФ РФ — подводные спецподразделения.

В то лее время многие государства, казалось, избавленные от пресловутой «советской угрозы» и входившие в число вероятных противников СССР, продолжали наращивать усилия в укреплении национальных ВМС и их спецподразделений боевых пловцов и подводных диверсантов. Одним из главных направлений стало использование в подводной войне и боевых животных. К серьезным научно-исследовательским и практическим работам в данном аспекте приступили сразу несколько государств с небольшим разрывом по времени.


Боевые животные

Известный исследователь океанских глубин Жак-Ив Кусто однажды заметил: «Как только человек обнаруживает признаки разума в животном мире, он немедленно направляет их на службу своему безрассудству...» Первые известные попытки использовать дельфинов в военном деле относятся к эпохе великого завоевателя Александра Македонского. Император Франции Наполеон Бонапарт планировал применить морских животных при высадке десанта в Великобритании.

Планомерные работы с дельфинами начались в Америке в первой половине 50-х годов XX века. С началом 60-х годов после сенсационных опытов доктора Джона Лилли, когда среди морских биологов началась «дельфинья лихорадка», проблема попала в поле зрения Управления научных исследований ВМС. Начались консультации, поиск специалистов, способных применить возможности дельфинов в военных целях. Предполагалось их использование в охране водных акваторий ВМБ совместно с боевыми пловцами борьбы с ПДСС, решения задач АСС, разминирования, связи с глубоководными базами и, наконец, по прямому назначению — подводных диверсионных операциях. Наиболее активно в профильном направлении работали специалисты океанариума «Sea Life» (Гавайи. Мыс Макапуу на острове Оахау).

Но американским специалистам неизвестно, что одним из первых предложил использование в военных целях морских млекопитающих наш соотечественник, известный дрессировщик и зоопсихолог с мировым именем Владимир Леонидович Дуров (1863—1934). В январе 1917 года в докладной записке на имя командующего войсками Московского округа он укажет: «Желаю быть полезным своей Родине, применив свои познания в дрессировке животных для обороны Государства, имею честь представить Вашему Превосходительству следующий проект: l. Ластоногие (морские львы, тюлени и т.д.): а/ вывод из строя неприятельских судов, б/ срезывание морских мин на мертвых якорях, в/ спасение утопающих при гибели судна». Через пять месяцев на имя В.А. Дурова, проживавшего в Ялте, из Петрограда поступила шифр-телеграмма за подписью начальника морского Генерального штаба. Она предписывала: «Прошу прибыть Петроград в морской Генеральный штаб для переговоров по вопросу применения дрессированных животных для военных целей».

В специальном докладе на адрес Морского министерства дрессировщик писал: «Я решил применить особо дрессированных животных в военном деле. Я начал действовать и изобрел способ посредством ластоногих срезать мины, взрывать подводные лодки…» Используя личные сбережения, ученый создал секретную лабораторию и приступил к специальному обучению животных. Оперативно были разработаны пневматические ножницы для срезания буйрепа морской мины. На обучение морских львов пользоваться инструментом ушло... три месяца. К 1917 году в Балаклаве было подготовлено 20 боевых сивучей, но произошла трагедия. Тренированные В.Л. Дуровым животные оказались отравлены (в пищу подмешан цианистый калий), документы и специальное оборудование похищены из лаборатории. А бывший военный министр генерал М.А. Беляев уничтожил всю методическую документацию по дрессуре морских животных, находившуюся в его распоряжении. Он сделал все, чтобы она не попала к представителям ненавидимой им новой власти. Последующие революции (1917) и Гражданская война (1917—1920) остановили перспективное начинание в новой области ведения подводной диверсионной войны.

Также одним из первых в мире Владимир Леонидович подготовил фундаментальный труд по дрессуре диких животных под названием «Дрессировка животных» (вышел в 1924 г.). Данная монография длительное время являлась главным пособием среди советских тренеров в подготовке морских млекопитающих. Одним из достойных преемников В.Л. Дурова стал талантливый ученый А.Г. Томилин. Его перу принадлежит монография «Дельфины служат человеку» (1968).

С 1962 года развернулись серьезные научно-исследовательские работы с дельфинами на базах ВМС США. Они проходили в зоне Панамского канала: на мысе Мугу и на острове Сан-Клементе, в Калифорнии, на мысе Лома близ Сан-Диего, в бухте Кансоха-Бей на Гавайях, на секретной базе Ки-Уэст, расположенной на одноименном острове у берегов Флориды и находящуюся в ведомстве ЦРУ, на мысе Принца Уэльского (Аляска) и озере Панд-Орей (штат Айдахо). К середине 60-х годов в США была создана экспериментальная научно-исследовательская база с целью изучения способностей морских млекопитающих.

Американское военно-политическое руководство выделяло на данные работы 500 млн. долларов ежегодно.

Летом 1965 года руководством ВМС США допущен к практическим экспериментам по программе подводной экспедиции «Силэб-2» дрессированный дельфин Таффи. Он мог буксировать под водой различные грузы весом до 360 кг, контейнеры с медикаментами или записками, инструмент, разыскивать в глубине водолаза и подавать ему ходовой конец. Вскоре к нему присоединились два морских льва Сэм и Сьюзи. Даже ночью они не уплывали от подводного дома «Силэб-2», засыпая под его прочным корпусом. Отрабатывались опыты по охране водолазов морскими млекопитающими не только от акул, но и от «чужого» подводного пловца. Многочисленные эксперименты с дельфинами, как и огромные финансовые затраты, не удовлетворили командование ВМС США. Дальнейшая разработка темы передана ЦРУ. На ее секретную базу Ки-Уэст во Флориде направлены все морские биологи, занимавшиеся этим вопросом в ведомстве ВМС.

В ЦРУ был разработан интенсивный тренировочный цикл. В соответствии с ним дельфинов приучали выполнять простые задачи. Результаты были настолько успешными, что специалисты разведки посчитали возможным в середине 60-х годов XX века организовать доставку млекопитающих на рейд Гаваны (Куба) для диверсионных акций против находящихся там кораблей. После Карибского кризиса проблема Кубы оставалась головной болью не только ЦРУ и ВМС, но и политического руководства США. Но все оказалось не просто. Первоначально предполагалось выпустить дельфинов с судна-носителя на удалении 100 миль от цели, к которой они должны были доплыть самостоятельно и подорвать корабли вместе с собой.

Для превращения несчастных животных в боевые живые торпеды было разработано несколько способов. В одном из них хирургическим путем заряд взрывчатки помещался в желудок дельфина таким образом, чтобы не мешать пищеварению. В другом способе боевой заряд крепился к спинному плавнику на шнурах. В последнем случае вес взрывчатки достигал 20 фунтов. Все заряды имели магнитно-акустические взрыватели, что исключало необходимость непосредственного контакта дельфина с судном-жертвой. Специалисты понимали, что 5- и 20-фунтовые заряды не способны потопить корабль, а только повредить его. Данное обстоятельство считалось серьезным недостатком выбранного способа диверсионной операции.

Тогда ученые-биологи в Ки-Уэсте решили отработать другой вариант живой торпеды. В хвостовой части носителя ВВ делалась специальная выемка под рыло дельфина. Таким образом, предполагалось, что толкая перед собой мину-торпеду, он должен был доставить боеприпас к месту диверсии и подорваться вместе с объектом. Другой вариант транспортировки предусматривал надетое на рыло дельфина кольцо, к которому крепилась на тросах торпеда весом до 30 фунтов. В этом случае он должен коснуться судна-жертвы, что требовало дополнительной тренировки.

Однако практические опыты с боевой транспортировкой взрывчатки дельфинами вызвали полное разочарование у специалистов. «Множество раз, — вспоминал один из ученых секретного центра, — сотрудники базы в Ки-Уэсте с красными от стыда лицами были вынуждены лепетать смехотворные объяснения и просить извинение у яхтсменов и капитанов судов, к бортам которых дельфины по ошибке "приклеивали" мины-торпеды во время тренировок». Словом, к этому времени достаточно большое количество специалистов полагало, что лучше человека выполнить данную операцию никто не сможет. Дельфина желательно использовать как вспомогательное средство боевого пловца, обеспечивающего его безопасность в ряде операций второго плана.

Учитывая данное обстоятельство, специалисты ЦРУ в Ки-Уэсте решили провести прямо противоположные опыты в попытке сделать из дельфинов средство по уничтожению боевых пловцов вероятного противника. Потом эту операцию назовут «системой нуллификации пловца». На рыло дельфина надевался баллончик с иглой-шприцем, наполненным парализующим или смертельным веществом. Животных приучали выталкивать подводного пловца на поверхность, тем самым вынуждая его делать смертельный укол. В данном случае благородное, инстинктивное свойство дельфина спасать таким образом раненых или больных собратьев и даже человека (что не раз было отмечено) оказалось принесено в жертву. Тем не менее «система нуллификации пловца» прошла успешное апробирование во Вьетнаме. Там дельфины хорошо зарекомендовали себя при охране ВМБ от боевых пловцов. В частности, размещенные в бухте Камрань (Вьетнам) животные патрулировали акваторию базы в поисках вьетнамских ныряльщиков и советских подводных диверсантов (инструктора). Для этого использовались шесть дельфинов, обученных в Сан-Диего. Они были вооружены специальными шприцами с патронами, наполненными двуокисью углерода. После укола она разрывала человека на части. Группой дельфинов руководили 12 тренеров. Деятельность животных оказалась настолько эффективной, что «после ряда схваток, в которых приняли участие дельфины и сивучи, вылазки вьетнамских боевых пловцов пошли на убыль и к 1977 году прекратились совершенно». По косвенным свидетельствам вьетнамская сторона потеряла несколько десятков человек. Марк Штейнберг в статье «Дельфины в спецназе» писал, что их готовили «в Крыму и под Одессой». В последнем случае, видимо, имеется в виду о. Майский под Очаковом.

Причиной другого практического применения боевых животных стали события в Персидском заливе (1987). Охрану танкеров осуществляли пять дельфинов, доставленных на театр по личному распоряжению американского адмирала Г. Бернсена. Об обнаружении чужого пловца животные оповещали охрану специальным звонком

По мнению специалистов, за 14 лет работы над «дельфиньей программой» ВМС и ЦРУ США потратили около 200 млн. долларов (по официальным данным — 26 млн. долларов). «Впрочем, — писал один из специалистов центра в Ки-Уэсте, американский биолог Майкл Гринвуд, — и 26 миллионов — достаточно большая сумма, которая могла бы обеспечить решение куда более важных проблем, чем дрессировка подводных диверсантов...» Он сожалел о том, что ученые гражданских учреждений, занимавшиеся дельфинами, оказались в полном неведении относительно исследований, проводимых военными. Последние решили сохранить монополию в такого рода опытах.

Таким же образом военное ведомство США и ЦРУ действовали при дрессировке морских львов, которые после тренировочного цикла успешно выполняли операции по поиску и подъему со дна секретных противолодочных ракет, других боевых средств, потерянных во время испытаний или учений. Подготовка животных для этих целей проводится в военно-морских базах Норфолк (штат Вирджиния) и Сан-Диего (штат Калифорния). По мнению командования ВМС США, использование морских львов в поисковых операциях экономит ведомству по самым скромным подсчетам сотни тысяч долларов ежегодно. Руководитель программы Рон Риджуэй заявит, что успешные опыты проводятся и с морскими свиньями, способными работать на глубинах до 2000 футов. Учитывая уникальные способности этих животных, специалисты ВМС проводят работы по их использованию в установке и снятию подводных минных заграждений.

Согласно секретной директиве начальника оперативного штаба ВМС США, предполагается расширить боевые действия морских млекопитающих в географическом плане на весь Атлантический океан. Об этом будет писать газета «Нью-Йорк тайме». Там же указывалось, что в мае 1984 года, в результате боевого применения морских животных в никарагуанских водах, повреждено 14 торговых судов различных стран. Однако в последующем выяснится, что мины на акватории никарагуанских портов были доставлены с помощью скоростных катеров, а дельфины стали лишь прикрытием диверсионной операции. По мнению корреспондента «Нью-Йорк таимо Д. Андерсона: «У дельфинов имеются определенные преимущества по сравнению с диверсантами-людьми, которые разбрасывают мины с быстроходных катеров: их невозможно засечь техническими средствами в ходе операции...»

В ходе боевых действий в Персидском заливе в 1991 году американцы перебросили с базы «Пагет Саунд» в район группу боевых животных для уничтожения иракских подводных диверсантов. «... Животные практически сразу изменили ситуацию. Большая часть иракских боевых пловцов была убита сивучами-диверсантами. Остальные всплыли и сдались. При допросе пленных выяснилось, что все они прошли обучение в Крыму. Иракцы рассказали, что во время учебы они видели, как русские дрессируют дельфинов, касаток и сивучей, и поняли, что спастись от них в воде невозможно» (см: Copyright © by Otechestvo Portal 2001—2005).

Пока не удалось создать эффективную систему индивидуального противодействия атаке хорошо подготовленных морских животных, однако работы в данном направлении ведутся. На наш взгляд, хорошо зарекомендовали себя специальные устройства с закрепленными на гарпунах блоками БВ, которые используются при убийстве акул. Они распространены в экваториальных странах. Возможно, есть смысл создать специальные боеприпасы для подводного огнестрельного оружия, основанного на эффекте взрыва безопасного для подводного диверсанта, но губительного для животного или неприятельского фрогмена. Хорошая защита — это нападение, ибо тренированный сивуч не даст боевому пловцу шанса на жизнь.

Кроме активных средств защиты свою роль (пассивную) могут сыграть и бронежилеты, предназначенные для боевого пловца, ЗАО НПО Спецматериалы (Петербург) разработало, провело испытания данных изделий и предложило их для вооружения спецподразделений, чьи действия связаны с водными акваториями. Два «уникальных бронежилета», сконструированные специалистами предприятия в соответствии с приказом министра обороны, приняты на вооружение ВМФ РФ. Один из них под аббревиатурой 6Б19 предназначен морской пехоте, экипажам кораблей и ПЛ. Он способен удерживать на поверхности воды экипированного военнослужащего весом до 120 кг. Бронежилет оборудован камерой, которая обеспечивает автоматическое положение человека, потерявшего сознание в воде, лицом вверх.

Бронежилет 6Б20 (внешне похож на компенсатор плавучести) изготовлен специально для боевых пловцов и подводных диверсантов. «Жилет снабжен компенсатором плавучести, способным регулировать глубину погружения, не отвлекая пловца от выполнения боевой задачи. Система защиты жизненно важных органов человека на этом бронежилете такова, что при испытаниях бронепластины не смогли пробить даже пули снайперской винтовки СВД выпущенные с дальности 50 метров. Достоинства этих средств защиты были оценены российскими и зарубежными военными моряками. Так, Нигерия приобрела у предприятия 600 бронежилетов с положительной плавучестью, Испания — 200 (тип 6Б19. — А.Ч.)».

Официальных данных о закупке бронежилетов для отечественных спецподразделений действующего флота обнаружить не удалось.

В период подготовки к Олимпийским играм (1980) уже изучался вопрос использования обычных бронежилетов для боевых пловцов борьбы с ПДСС Рассматривались главным образом английские модели. Однако практические двусредные испытания показали невозможность их применения в воде. Мощный гидродинамический удар от боеприпаса мог принести человеку серьезную контузию с угрозой для жизни.

Учитывая приведенные факты, в систему подготовки подводных пловцов-диверсантов была введена дисциплина, включающая в себя меры по противодействию боевому животному. Людей обучают тактике их использования, способам нападения. Исходя из этого, отрабатываются меры защиты. Теперь операции по проникновению боевых пловцов-диверсантов на акватории ВМБ учитывают мероприятия по противодействию возможному применению боевых животных.

В начале XXI века кроме США и России подготовленных боевых животных имеют на вооружении Франция, Иран, Великобритания, Япония. Проводят в этом направлении работы Израиль, Индия, Турция и ряд других государств.


Специальное снаряжение

В боевом подводном плавании применяется достаточно большое количество специального снаряжения, которое в других родах войск не используется или имеет ограниченное распространение.

И если легководолазное оборудование за некоторым исключением во многом универсально (маски и полумаски, ласты, гидрокостюмы и гидрокомбинезоны, осветители, приборы и т.д.), то дыхательные аппараты используются с замкнутым или полузамкнутым циклом дыхания. Причем часть из них имеет узконаправленную специализацию и предназначена только для боевых пловцов, хотя за рубежом их применяют и в техническом дайвинге (подводном туризме). К этому типу аппаратов в бывшем СССР, а потом России относится ИДА-71, входящий в комплект легководолазного снаряжения СЛВИ-71. Конструктором аппарата является В. Волков (Орехово-Зуево), а физиологию разработал известный врач-физиолог В. Тюрин. Практические испытания и доводка ИДА-71 проходили на Феодосийском полигоне Черноморского флота с конца 60-х годов XX века.

Аппарат ИДА-71 обеспечивает дыхание боевого пловца по замкнутому циклу с непрерывной регенерацией выдыхаемой газовой смеси. Необходимый уровень парциального давления кислорода в ней обеспечивается за счет работы регенеративного вещества, поглощающего углекислый газ и выделяющего кислород. Причем при работе на постоянной глубине количество смеси, циркулирующей в дыхательном тракте, остается величиной постоянной. Расход газов из баллона аппарата не происходит. И только при погружении возобновляется пополнение его недостатка в дыхательном мешке через дыхательный автомат ИДА-71. При всплытии избыток газовой смеси стравливается в окружающую среду.

Аппарат обеспечивает работоспособность боевого пловца на глубинах около 20 метров в течение 4 часов, а на ее величине до 40 метров не более 1 часа. Хотя, по мнению специалистов, при хорошей подготовке боевого пловца и грамотной эксплуатации аппарата он позволяет превысить нормативное время пребывания под водой в 1,5 раза. Однако это достигается ценой огромных морально-психологических и физических нагрузок человека.

Кроме аппарата ИДА-71 на вооружении боевых советских пловцов планировалось использовать или состояли модели АКА-60, ИДА-75, ИДА-74, ИДА-72 и другие. Коротко о характеристиках некоторых из них.

ИДА-64А — аппарат с замкнутой схемой дыхания. Предназначен для проведения подводных инженерных работ и входит в комплект СЛВИ. Максимальная глубина использования 20 метров. Может применяться при десантировании с летательного аппарата на воду при выполнении боевых специальных задач. Комплектуется запасным кислородным баллоном с редуктором, грузовым поясом, двумя регенеративными патронами с пластинчатым химопоглотителем (ХПИ).

ЛВЧ-57 — изолирующий кислородный дыхательный, аппарат с замкнутым циклом дыхания. Обеспечивает работоспособность боевого пловца на глубине около 20 метров в течение 4—6 часов. Комплектуется баллоном высокого давления в антимагнитном исполнении.

ИДА-59П — аппарат с замкнутой схемой дыхания. Рабочая глубина использования до 20 метров с краткой экспозицией на 30 метрах. Предназначен для десантирования с парашютом на воду. Может быть подключен к стационарной системе дыхания СТП.

ИДА-85 (комплект САВИ-85) — аппарат с замкнутым циклом дыхания. Предназначен для проведения водолазных работ на глубинах около 40 метров и десантирования с летательного аппарата. На глубине 10 метров обеспечивает работоспособность боевого пловца в течение 4 часов при температуре воды + 15 градусов Цельсия и легочной вентиляции не более 20 л/мин. Конструкция ИДА-85 позволяет кратковременно погружаться на глубину 40 метров с экспозицией на ней 30 минут. После этого возможен бездекомпрессионный подъем на рабочую глубину. Аппарат разработан также с целью применения в СМПЛ «Пиранья». Серийное производство наладить не удалось из-за резкого сокращения финансирования ВМФ.

ИДА-74 — аппарат с замкнутым циклом дыхания, обеспечивающий длительное пребывание боевого пловца на глубинах до 20 метров с краткой экспозицией на ее значении — 60 метров. ИДА-74 выполнен в антимагнитном исполнении и специально разработан для выхода боевых пловцов из СМПА.

АДА-61 — аппарат с замкнутым циклом дыхания. Предназначен для продолжительного пребывания на малых глубинах с краткой экспозицией на ее значении 40 метров. Как и все аппараты подобного типа, обладает высокой скрытностью использования за счет беспузырьковой работы. На нем впервые применено автоматическое переключение патронов с химопоглотителем в зависимости от степени заполнения дыхательного мешка газом. Изготовлен из антимагнитных материалов и не имеет жесткого ранца.

ТП — аппарат с замкнутым циклом дыхания. Является одной из первых разработок дыхательных устройств отечественного производства, специально предназначенных для разведки и работы на глубинах около 40 метров.

АКА-60 — аппарат с полузамкнутым циклом дыхания. Максимальная глубина использования — 40 метров. Дыхательный аппарат с замкнутым циклом АКА-60 был разработан специально для противоминных работ, поэтому имел антимагнитное исполнение. В связи с тем, что в процессе испытаний не удалось выйти на планируемые технические характеристики и частично решить вопрос с поставками комплектующих, аппарат не нашел применения.

ИДА-75 проходил доводку на Черноморском флоте, и по ее результатам дальнейшая разработка темы была закрыта ввиду несовершенства конструкции. Аппарат возгорался под водой. ИДА-72 находится на вооружении российского ВМФ и входит в состав СВГ.

Для начального обучения, а также при выполнении специфических задач (разминирование, антитеррористическая деятельность) в ВМФ и МВД РФ используются воздушно-дыхательные аппараты АВМ-5 (АВМ-6) и АВМ-5АМ в антимагнитном исполнении. К сожалению, эти акваланги мало применимы в условиях арктических морей и при низких температурах воздуха.

Например, уже через 4—6 мин нахождения в ледяной воде на пружине редуктора АВМ-5 накапливается лед, который резко снижает работоспособность аппарата, а затем ведет к его полному отказу. При температуре воздуха 32—34 градуса Цельсия через 20—25 минут примерзают тарельчатые клапаны выдоха дыхательного автомата, нарастает лед на рычаге клапана подачи воздуха и сопротивление на вдохе увеличивается до 500—600 мм вод. ст., что небезопасно. После этого дыхательный автомат быстро выходит из строя.

Учитывая то, что АВМ-5 может использоваться в шланговом варианте, данное обстоятельство является серьезным недостатком аппарата. Наконец, несвоевременное открытие на нем вентиля резервной подачи воздуха при максимальной легочной вентиляции может привести к баротравме легких от разряжения. Практика показала, что наиболее пригодны для работы в Арктических морях и холодной воде воздушно-дыхательные аппараты АВМ-1м и АВМ-3, но они давно сняты с вооружения российского ВМФ. Частично эта проблема решена в АВМ-9 заменой редуктора.

Учитывая обстоятельство, что акваланги неэкономичны и имеют демаскирующие признаки, в 2000 году ВВ МВД и ГУБОП МВД России приняли решение о тестировании французского кислородного аппарата фирмы OPS «OXYNG-2». Сравнительные с отечественным ИДА-71У его испытания были проведены в августе того же года на озере Байкал. В результате отмечены простота и надежность французского аппарата, его антимагнитное исполнение, повышенная скрытность использования, упрощенная система фильтрации дыхательного воздуха, малые габариты по сравнению с подобными устройствами отечественного производства и возможность быстрого включения в эксплуатационную схему.

По результатам испытаний российские специалисты подготовили предложения по доработке «OXYNG-2» с учетом его эксплуатации в условиях России. Таким образом, к сожалению, они облегчили задачу и сэкономили большие средства французскому военному ведомству (активно сотрудничающему с НАТО) по модернизации материальной части собственных спецподразделений, ориентированных на выполнение боевых задач в соответствующих климатических условиях. В случае принятия фирмой-производителем аппарата всех условий, предложенных российской стороной, «OXYNG-2» будет принят на вооружение водолазных частей специального назначения ВВ МВД России. Позже вопрос решен положительно. Полезно оговориться, что национальные интересы такого крупного государства, как Россия, предполагают исключительно только отечественный приоритет в производстве, модернизации и эксплуатации снаряжения спецподразделений особого назначения. Если говорить о других образцах зарубежных дыхательных аппаратов, применяемых боевыми пловцами, то к ним можно отнести немецкий ЛАВР «Драгер», французский «Оксижер 57» (модернизирован в 1997 г.) и «Миксжерс» (фирма «Фэнзи»), итальянский «АРО», английские «Оксимагнум» и «Оксимакс», американские МК-15, МК-16 фирмы «Bio Marine Instruments». В отличие от отечественного ИДА-71 все они надеваются на грудь, что не совсем удобно, т.к. у боевого пловца остается не защищенной спина (ИДА-71 конструктивно выполнен в виде ранца, где жизненно важные узлы аппарата защищены прочным корпусом).


Заслуженной популярностью пользуется специальное водолазное снаряжение для спецподразделений французского подразделения OPS. Оно обеспечивает военный рынок и имеет в своем распоряжении высокопрофессиональный персонал, знающий все аспекты специальных погружений. Продукция, произведенная OPS (Spirotechnigue), с 1994 года соответствует требованиям ISO 9902 и имеет высокое качество.

Более 40 лет снаряжение и оборудование, выпускаемое фирмой, применяется в ВМС Франции и флотах других государств. Последний в линейке кислородных дыхательных аппаратов OPS является «OXYNG-2». Он эксплуатируется специальными подразделениями 20 стран мира. Учитывая возможность его принятия на вооружение в России, остановимся подробнее на характеристиках модели.

 «OXYNG-2» работает по замкнутой схеме дыхания с использованием кислорода и принципом «принудительной» его подачи. Аппарат состоит из корпуса, надеваемого на грудь боевого пловца, содержащего патрон с химопоглотителем, баллона с кислородом и дыхательного мешка. Кислород автоматически заполняет дыхательный контур, а циркуляция газа обеспечивается двумя клапанами. По стандартам НАТО обладает нейтральными магнитными свойствами. Его ремонт не требует специальных инструментов. Модель «OXYNG-2» дополнительно оборудована еще одним баллоном, который крепится к корпусу и позволяет боевому пловцу находиться под водой около 4 часов при рабочей глубине 7 метров (по французским стандартам этим значением определена максимальная глубина погружения с использованием аппаратов, работающих на кислороде).

Технические характеристики «OXYNG-2»

Вес — 11,6 кг, высота корпуса — 46 см, ширина — 29 см, средняя толщина —17,5 см, объем баллонов —1,5 или 2,0 л. Время работы баллона емкостью 1,5 л — 3 часа, 2,0 л — 4часа. Химопоглотитель — негашеная известь (2 кг), объем дыхательного мешка — 6 л.

Кроме «OXYNG-2» фирма OPS производит линейку дыхательных аппаратов для спецподразделений ВМС замкнутого или полузамкнутого цикла работы. Среди них на многих флотах мира пользуются популярностью: «OXYNC-57/97», модернизированный «Oxeger-57», «C.O.D.E.», «MIX-559-77», «MIXGERS-78», «OXYMIX-97», «OXYMIX-X».

Стремление некоторых государств бывшего Варшавского договора войти в НАТО потребует перевооружения национальных спецподразделений по стандартам блока, и, думается, французское снаряжение займет в этом ряду не последнее место.

В начале 90-х годов МО Великобритании выдало техническое задание специалистам по разработке дыхательного аппарата для боевых пловцов (by Stealth). Его согласилась выполнить фирма Divex. По условиям военных аппарат должен быть автономным, иметь небольшой вес, конструктивно включать альтернативную систему обеспечения дыхательной смесью в случае отказа основной системы. Министерству обороны разработчиками были предложены два аппарата: «Stealtx SF» (макс. глуб. погр. — 50 м, время пребывания на глубине 20 м — 4—6 часов, дыхательный состав — воздух, вес — 23 кг. Назначение — применение боевыми пловцами и антитеррористическая деятельность) и «Stealtx EOD» (максимальная глубина погружения — 100 м, время пребывания на глубине 18м около 4—6 часов. Назначение — противоминные работы).

В 1997 году в Англии также прошел испытания на уровне Агентства по оборонным исследованиям Королевских ВМС в Алверстоке аппарат «Ihspiration», созданный кампанией А.Р. Valves, разработчик Д. Томпсон. Данное снаряжение работоспособно до глубины 180 м, позволяя использовать различные по составу дыхательные смеси с автоматическим поддержанием парциального давления кислорода на уровне 0,7—1,3 атм с точностью до 0,02 атм. Режим работы аппарата контролируется электронной системой. При погружении с использованием «Ihspiration» на глубины до 50 м используется воздух, а на больших ее значениях тримикс и гелиокс. В настоящее время на его базе создан спецаппарат для подразделений подводных диверсантов.


Особенности боевых подводных операций предполагают их ведение в любое время года, при любых температурах воды и окружающей среды. Поэтому защита боевого пловца от теплопотерь является серьезной проблемой, над которой работают специалисты многих стран.

Для предохранения тела человека от охлаждающего действия воды используются гидрокомбинезоны, гидрокостюмы «сухого», «полусухого» и «мокрого» типа. Разновидностью гидрокостюма «сухого» типа является гидрозащитная одежда «постоянного объема». В ней предусмотрена регулировка подкостюмного объема воздуха с наружным давлением воды, что очень удобно и устраняет неприятное явление обжима, начинающегося, как правило, в гидрокостюмах «сухого» типа с глубин 7—8 метров. Одной из таких зарубежных разработок является модель «Унисьют».

Гидрокостюмы «мокрого» типа используются при температуре воды не ниже +10 градусов Цельсия. Они изготавливаются из неопрена с нейлоновой отделкой и толщиной резины от 3 до 8 мм, Этот вид гидрозащитной одежды отличается удобством, простотой. Основные требования: правильный покрой, соответствующие размеры, хорошая обработка швов, качество неопрена и его толщина. Недостатки: разрегулирование плавучести с глубиной, что связано с обжимом, и последующее ухудшение теплоизоляции, сравнительно легкая повреждаемость неопрена, зависимость теплоизоляционных свойств от толщины материала и наличия молний-застежек (липучек), а также худшие теплоизоляционные показатели при низких температурах воды.

В отличие от гидрокостюмов «сухого» типа гидрокомбинезоны обладают большими прочностными характеристиками материала, позволяют не только плавать, но и передвигаться по дну, имеют расширенные возможности по теплоизоляции, конструктивно выполнены с учетом сложных и тяжелых работ под водой в течение длительного времени при температуре окружающей среды до —30 градусов Цельсия. Однако этот вид гидрозащитной одежды громоздок, менее удобен, чем костюм «сухого» или «мокрого» типа, требует большего времени при подготовке к погружению и определенной квалификации подводного пловца. Словом, это полностью профессиональная, рабочая одежда водолаза.

В советском ВМФ с началом 60-х годов широкое распространение получил гидрокостюм «сухого» типа ГКП-4. В то же время появляются костюмы «Садко-1» и «Садко-2». Наиболее широкое применение они получили в подводном спорте. К концу 60-х годов промышленность освоила выпуск первого отечественного гидрокостюма «мокрого» типа «Нептун-1» и «Нептун-2». В 70-е годы на вооружение советского ВМФ поступило целое семейство гидрокостюмов «мокрого» типа «Чайка». Почти три десятилетия они находились в эксплуатации. В 90-е годы его разновидности под обозначениями М-1, М-2, М-3 и М-6 широко использовались водолазами и боевыми пловцами. На сегодняшний день это давно устаревшая модель заменяется современными разработками гидрозащитной одежды «мокрого» типа отечественного и зарубежного образца.

Во второй половине 90-х годов XX века украинская фирма «Катран» последовательно выпустила несколько моделей гидрокостюмов «мокрого», «сухого» и «полусухого» типа («Аква», «Конкорд», «Риф», «Либерти», «Лагуна», «Шторм» и др.). Летом 1999 года после сравнительных испытаний некоторые из них были официально приняты на вооружение военного флота и его спецподразделений. Причем гидрокостюмами НПП «Катран» пользуются как украинские подводные диверсанты и боевые пловцы, так и российские. В 2008 году выпуск гидрозащитной одежды фирмой прекращен.

Необходимость работать в воде при условиях низких температур потребовало принятие на вооружение флотских частей специального назначения более надежных видов гидрозащитной одежды. Поэтому после появления во второй половине 50-х годов первых отечественных аквалангов АВМ-1 и АВМ-1м (АВМ-1м3) с ними стали использоваться гидрокомбинезоны ГК-1 и ГК-2. В последующем получают распространение гидрокомбинезоны УГК-1, УТК-2, УГК-3, УГК-4, изготовленные из прорезиненной ткани на трикотажной основе ,и УГК-1п, уГК-2п, УГК-3п, УГК-4п. Материалом для последних моделей послужила микропористая резина с отделкой из эластичного трикотажа.

Для выполнения сложных технических работ в диапазоне больших глубин на вооружение советского ВМФ принимаются гидрокомбинезоны ГК СВГ и ГК СВГ-В. Все они предназначены для совместного использования с дыхательным аппаратом полузамкнутого цикла ИДА-72. Кроме этого, для глубоководных погружений поступят в эксплуатацию и гидрокомбинезоны «мокрого» типа ВВГ-1 и ВВГ-2. В их конструкцию вводится система водообогрева. Также с целью повышения качества теплоизоляции подводного пловца в комплект гидрокомбинезона СВГ-В будет включен костюм водяного обогрева КВО,

Американские и отечественные источники, базирующиеся на целом ряде практических экспериментов, убедительно подтверждают, что использование систем водяного обогрева подводного пловца наиболее приемлемо и эффективно в целях его теплозащиты от окружающей среды. Однако исходя из соображений подводной диверсионной деятельности данный принцип малоприменим, так как зачастую становится невыполнимым главное условие — наличие базового средства (корабля, сверхмалой ПЛ, подводного дома), которое обеспечивало бы подводного пловца горячей водой. В этом случае один из выходов видится и реализуется в использовании эффективной теплозащитной одежды и специальных устройств автономного электрического или химического обогрева.

В советском, а в последующем российском ВМФ с этой целью подводные пловцы наряду с традиционным водолазным шерстяным бельем используют более эффективную теплозащитную одежду типа ТОВ-2 и ТОВ-2м. Она обеспечивает защиту тела человека от переохлаждения на глубинах до 100 метров в течение двух часов. Однако средств пассивной защиты водолаза и боевого пловца зачастую бывает недостаточно. В этом случае используются системы активного обогрева. В отечественном флоте к ним относится водолазная электрообогревательная одежда ВЭКГ-72 и уже упоминавшийся костюм водяного обогрева КВО.

Перспективным направлением в создании средств активной защиты боевых пловцов от переохлаждения можно считать автономные обогревающие устройства, принцип действия которых основан на использовании экзотермических химических реакций. Он закладывается в разработанное еще в конце 60-х годов американское обогревающее устройство, основанное на получении тепла с использованием жидкого аммиака (400 грамм аммиака обеспечивало отдачу тепла в 200 ккал в течение часа). Рабочая глубина его использования составила около 50 метров.

В 70-е годы в СССР разработана система обогрева подводного пловца с использованием гидрокостюма «мокрого» типа и основанная на химической реакции взаимодействия карбида кальция с водой. При сгорании 450 грамм этого химического вещества была получена энергия, достаточная для обогрева подводного пловца в течение двух часов. Подогреватель размещался в цилиндрическом патроне весом 2,7 кг, диаметром 10 см и длиной 37,5 см. В это же время американские специалисты продолжали эксперименты с использованием для обогрева подводных пловцов веществ, плавящихся при температуре тела. Они предполагали внедрить их в резину гидрокостюма или материал специального жилета, а перед погружением расплавлять вещества в горячей воде.

Анализируя практику погружений в арктических морях, советские специалисты независимо от американцев также придут к этой идее — запасании тепла в виде теплоты плавления. Будут проведены испытания обогревающего устройства, основанного на данном принципе с использованием в качестве вещества теплоотдачи уксуснокислого натрия. Однако практического применения идея не получит.

Поиск путей автономного, экономичного, технологичного и дешевого способа защиты подводных пловцов от переохлаждения продолжается и в настоящее время.


Средства связи и ориентирования

При подготовке и проведении подводных диверсионных действий, как и решения боевых задач на акваториях национальных ВМБ, в ВМС стран мира имеющих на вооружении спецподразделения боевых пловцов, уделяется огромное внимание вопросам связи и малой навигации.

В российском ВМФ для решения учебно-боевых задач используются несколько видов телефонных станций различного назначения и конструктивного исполнения. Все они ограничены в дальности использования, заранее предполагая наличие носителя-базы, и предназначены для эксплуатации на конкретном участке акватории моря. К ним относятся телефонные станции: «ВТС-59 м» (глубина 60—200 м), «НВТС-М» — немагнитная (120—160 м), «ВТУС-70—1/3» — для вентилируемого и легководолазного снаряжения (глубина 80 м), «ВТУС-70—2» — легководолазная (глубина 80 м).

Перспективным направлением в создании новых средств связи с боевыми пловцами и водолазами различных специализаций является разработка гидроакустических станций. Они предназначены для обеспечения двусторонней (симплексной) связи пловцов как между собой, так и с поверхностью по гидроакустическому каналу. Разборчивость речи при использовании подводных гидроакустических станций составляет 75—85% на расстоянии около 100 метров и 57% на дальностях более 1000 метров. Некоторые станции имеют специальные корректоры речи в условиях гелиокислородной среды при погружениях на глубины до 300 метров. Большинство гидроакустических станций связи могут эксплуатироваться как в морской, так и пресной воде. Однако такие японские модели, как «СВЛ-10», «СБА-20» и «СВЛ-50» с радиусом действия 100 метров, приспособлены только для морской воды.

На теле подводного пловца гидроакустические станции связи могут располагаться самым различным способом. Например, станция «Як-як» помещается на шее или поясе водолаза, «СР-100» и «СМ-200» — на баллонах аппарата, «СД-1» и «ЭРУС-2а» — на бедре. Остальные модели станций, как правило, крепятся на поясе подводного пловца. А отечественный дыхательный аппарат замкнутого цикла ИДА-71 в нижней части ранца имеет даже специальный узел для установки гидроакустической станции связи типа «МГВ-6в» (дальность действия под водой 1500 метров).

В 80-е годы большой популярностью за рубежом пользовались гидроакустические станции беспроводной связи фирм «Вест Ворд» и «Спорт фон». Рабочая глубина их использования составила около 30 метров, дальность связи до 90 метров в течение 6 часов, рабочая частота 31,5 кГц. В это же время известность получает связное оборудование фирмы «Хидро продактс». Ее специалистами разработана гидроакустическая система связи «Аквасоникс-450» позволявшая работать подводным пловцам на глубинах около 260 метров и дальности действия до 450 метров (полоса звуковых частот 300—4000 Гц.).

В 1982 году специалисты ВМС США провели тестирование ряда перспективных моделей гидроакустических станций связи. По его результатам лучшей признана водолазная станция «SC-100 м» и «SC-120 M», «5C-125 м» (фирма «EFCOM»). В 1988 году отборочные испытания, проведенные американскими военными, определили лучшие модели станций связи «AQUACOM» (фирма «OCEAN TECHNOLOGY SYSTEMS» — США) «SSB-1000D», «2000», «3000» и наземно-надводные станции «SSB-1000C», «3000С». В комплекте с ними за рубежом получили широкое распространение специальные водолазные маски типа «ЕХО-26» и другие.

На вооружении боевых пловцов-диверсантов находятся миниатюрные специальные радиостанции, позволяющие связываться не только с кораблем, подводной лодкой, летательным аппаратом, но и с центром операции, откуда осуществляется управление всеми их действиями. Передача и прием информации на них осуществляется методом «бегущей строки» или цифрового кода. Под водой работоспособность станции сохраняется при условии нахождения на поверхности моря антенны длиной около 40 см, что является демаскирующим фактором.

При решении особой важности разведывательно-диверсионных задач длительное время и на большом удалении от базы могут применяться специальные станции дальней связи в наземном варианте. В бывшем СССР такими радиостанциями являлись: «Земля» (мощность — 75 Вт, вес —14 кг), Р-350 «Орел» (мощность — 35 Вт, вес —13 кг), Р-353 «Протон», Р-354 «Шмель». А на дальности связи около 10—12 тыс. км использовалась станция «Иркут» (мощность 180—250 Вт, вес — 15 кг). Она успешно применялась в тылу американских войск во время американо-вьетнамской войны.

Известно, что на каждое действие обязательно со временем наступит противодействие. Поэтому с целью раннего обнаружения надводных и воздушных носителей боевых пловцов-диверсантов на вооружение российского ВМФ в 90-х годах XX века предложен вертолетный комплекс Ка-31. Он создан на базе корабельного вертолета Ка-27 и может базироваться на всех кораблях ВМФ РФ, имеющих вертолетную палубу. Радиотехнический комплекс Э-801 способен обеспечивать обнаружение различных целей, снятие их координат, определение государственной принадлежности, скорости и направления полета (движения). Данные передаются на приемные пункты и КП. Зона обзора комплекса составляет 360 градусов, время барражирования вертолета в воздухе 2,5 часа при скорости полета 100—120 км/час (макс скорость — 250 км/час).

Во многом успех большинства подводных диверсионных операций зависит от качества навигационного обеспечения и умения боевыми пловцами использовать индивидуальные средства ориентации под водой. Наиболее простейшим их представителем является специальный навигационный акваплан. Он включает в себя магнитный компас, вертушечный или гидродинамический лаг со счетчиком пройденного расстояния под водой, часы-секундомер, для расчета скорости движения и временного контроля над прохождением отрезков пути, глубиномер. В навигационный комплекс может быть включен специальный трафарет для расчета направления течения на конкретном участке морской или пресноводной акватории. Данный прибор является оптимальным и для любого подводного террориста.


В бывшем СССР было разработано большое количество навигационных аквапланов, получивших распространение и в подводном спорте. Советские подводные пловцы-ориентировщики считались сильнейшими в мире. В разное время ими использовались навигационные комплексы «Азимут», акваплан Меньшикова, «Дельфин», «Подводный лоцман» и другие.

Вспомогательным средством ориентирования под водой является наручный подводный компасы. В настоящее время все активнее используются цифровые компаса, выгодно отличающиеся от жидкостных приборов подобного типа. Они могут быть размещены как на руке, так и в корпусе специальной консоли дыхательного аппарата. По сравнению с жидкостными, при снятии информации с табло цифрового компаса нет необходимости фиксировать его в горизонтальном положении. Значительно снижены девиационные помехи и повышена точность показаний, заметно расширены сервисные возможности прибора. Заранее запрограммированный электронный блок компаса с помощью мнемонической индикации постоянно информирует подводного пловца о его положении не только относительно сторон света, но и решает задачу азимутальной проводки под водой с помощью курсоуказателя и цифрового информатора углов рассогласования.

За последние десятилетия в боевом подводном плавании, научных и профессиональных водолазных работах под водой все активнее внедряются комплексные системы гидроакустической навигации и сверхвысокочастотные гидролокаторы (звуковизоры).

В качестве примера можно привести перспективную разработку системы гидроакустической навигации фирмы «DATASONIK-267». Она позволяет подводному пловцу отслеживать работу 7 радиомаяков одновременно с определением дистанции до них и сохранением конфиденциальности полученных данных. При этом работоспособность маяков-ответчиков (тип «UAT-376» и «UAT-370») может сохраняться после установки их в заранее определенном подводном коридоре или объектах в течение двух лет. Подводные гидролокаторы являются средством малой или ближней навигации. С помощью этих приборов можно в кратчайшие сроки обследовать дно (поверхность воды) акватории с определением дальности, направления и классификации искомого объекта или ориентира. Гидролокаторы незаменимы при работе в воде с низкой освещенностью и малой прозрачностью.

В бывшем СССР в 60-х годах XX века для подводного спорта были разработаны несколько моделей гидролокаторов с дальностью действия 60—70 метров. Они успешно применялись в подводном ориентировании как индивидуально, так и в комплексе с навигационными аквапланами. В последующие десятилетия создаются десятки конструкций этого прибора различной сложности и с использованием полупроводниковой, модульной технологии, которые находят применение не только в научных исследованиях, но и военном деле.

Поиск оптимальных по характеристикам схемных решений гидролокаторов привел к появлению целого семейства высокочастотных звуковизоров с узкой диаграммой направленности (не более 15 градусов) и возможностью наблюдения подводным пловцом на экране прибора эхолокационного портрета исследуемого или поискового объекта до мельчайших деталей на расстоянии 100 метров. Однако они отличаются относительно большими размерами и весом, что создает трудности в их использовании. Например, звуковизор «АСК-2» имеет габариты 78x30x35 см и вес более 60 кг. Тем не менее многие фирмы мира продолжают разработки гидролокаторов с использованием современной комплиментарной базы, что должно позволить в ближайшее время создать оптимальные по размеру, весу и возможностям приборы с высокой разрешающей способностью.

Большую популярность не только в дайвинге, но и в военном деле имеют портативные электронные средства глобальной навигации (Global Positioning System). Они позволяют, используя сигналы нескольких десятков спутников, определять место в любой точке планеты. Заранее на компьютере возможна прокладка маршрута. Информация загружается в приемник, и, следуя за показаниями стрелочного курсора, в короткие сроки можно выйти в заданную точку. Об этом прибор предупредит звуковым сигналом. Расположившись на берегу, можно передать координаты места напарнику, передав маршрут, например, на дискете или по SMS.

В совокупности с эхолотом или локатором бокового обзора GPS позволяет составить точную карту отдельного водоема или акватории моря, схему объекта, залегающего на дне, и так далее. Следует подчеркнуть, что наиболее современные модели компьютеров гражданского назначения имеют точность показаний 5—10 метров, а военных и геодезических около 5 мм. GPS позволяет получить следующие параметры:

рассчитать место с точностью до 5 метров; определить высоту над уровнем моря; показать азимут и расстояние до объекта, данные которого введены в прибор или находятся в его памяти;

скорость перемещения и время прибытия в конечную точку маршрута;

текущее направление движения и отклонение от заданного курса;

отображение пройденного пути возвращает к нему назад. При этом электронная схема компьютера запоминает от 200 до 1000 точек и 1—50 маршрутов по 30—50 точек в каждом; определяет заход и восход солнца, луны и ее фазы; компьютер имеет магнитный или электронный компас, высотомер и барометр. Система индивидуальной спутниковой навигации может работать с любой навигационной аппаратурой, либо с другим приемником GPS. Большинство из них изготовлено по стандарту влагонепроницаемости IPX7 (герметичность прибора гарантируется на глубине 1 метр в течение 30 минут). Наиболее легким прибором подобного класса являются часы Casio Global Positioning. Они компактны, на 60% легче стандартного ручного прибора GPS, могут быть расположены на запястье и позволяют постоянно контролировать привязку по карте.

С 2007 года Россия приступила к созданию национальной системы глобального позиционирования «ГЛОНАСС». Ожидается, что к 2011 году на орбите будет находиться 30 российских спутников и начнется ее полноценная эксплуатация потребителями высокоточной навигации. Таким образом, американская система GPS потеряет монополию, а уровень обеспечения деятельности национальных воинских частей, ВМФ, авиации и спецподразделений станет эффективнее.


Приборное цифровое оборудование типа «Водолазный мозг»

В практику современных водолазных работ активно внедряются цифровые комбинированные приборы, несущие на своем экране обобщенный объем информации как текущих, так и прошедших событий. Это своего рода водолазные микрокомпьютеры, имеющие сложное устройство, но малые габариты, что в значительной степени послужило их быстрому распространению и в военном деле.

Современный комбинированный цифровой прибор позволяет подводному пловцу оперативно получать информацию следующего характера: измерение режимов времени погружения и пребывания на поверхности, текущей и максимальной глубины, температуры окружающей среды, превышения скорости всплытия и контроля памяти (запоминает 9 погружений). В последующем через компьютер молено вывести на монитор все необходимые цифровые данные для составления итогового результата всех спусков. Кроме этого, схема прибора предусматривает световую и звуковую сигнализацию под водой при возникновении аварийной ситуации, когда нарушен один из режимов погружения под воду.

В качестве примера можно привести возможности современного водолазного компьютера фирмы Dive Rite-NiTek Plus. В корпусе прибора одновременно объединены часы и собственно компьютер, Последний программируется на две различные нитроксные смеси и даже воздух. Дисплей прибора имеет подсветку, информация отображается на экране в цифрах и буквах увеличенного формата. Это позволяет отслеживать информацию в жестких условиях подводной освещенности или при недостатках зрения. Отображение глубины погружения демонстрируется на дисплее, как в футах, так и метрах. Интервал сканирования профиля погружения может быть установлен в пределах от 15 секунд до 30 секунд. После погружения информацию о профиле передвижения под водой можно загрузить в персональный компьютер, используя программу NiterLogic. Компьютер может использоваться повседневно и на суше как часы и будильник. В этом случае он может программироваться в двух часовых поясах на индикацию в 12- или в 24-часовом режиме.

Более сложным вариантом прибора типа «Водолазный мозг» являются декомпрессиометры. Они способны помочь оперативно определить под водой степень насыщения организма человека индифферентными газами, выбрать самостоятельно режим декомпрессии в соответствии с индивидуальной математической моделью прибора. Наиболее сложные конструкции декомрессиометров имеют функцию имитатора погружения, что определило их новую роль как полноценного, малогабаритного тренажера. В памяти этих приборов хранятся данные уже о 100 прошедших погружениях, которые с помощью специального интерфейса могут быть введены в базовый, персональный компьютер с последующим отслеживанием на мониторе профиля спуска под воду с дискретностью по времени от 10 до 60 сек.

Профессиональные декомпрессиометры имеют около 40 функций и являются «приборами индивидуального пользования». Для боевых пловцов, пользующихся дыхательными аппаратами замкнутого или полузамкнутого цикла, разработаны специальные декомпрессиометры с учетом соответствующих изменившихся алгоритмов. В зависимости от конструктивных особенностей эти сложные приборы могут сообщать пользователю значительный объем полезной и важной информации.

Это могут быть следующие показания:

скорость всплытия;

глубина погружения;

температура воды;

давление воздуха в акваланге;

данные о глубинах после пребывания, на которых не требуется расчет декомпрессии при повторном спуске под воду;

оставшееся время пребывания на глубине без декомпрессии;

оставшееся время пребывания на глубине с учетом расчетов расхода воздуха;

автоматическое включение прибора во время начала погружения под воду и его выключение через 10 минут после выхода на поверхность;

подача предупредительных звуковых и световых сигналов о критическом режиме погружения;

уровень энергетического состояния;

оповещение голосом об основных параметрах;

самоконтроль;

расчет концентрации соли в воде;

планирование погружения, хранение данных о последних погружениях в памяти прибора, их изучении при помощи соединения с IBM совместимым компьютером.

Некоторые специалисты считают, что наибольшую популярность среди подводных пловцов в настоящее время приобрели модели компьютера Aladin Pro. Прибор выпускается с 1980 года фирмой Uwatec Asia Ltd За время эксплуатации не раз модернизировался, прошел эксплуатацию в различных климатических условиях. Расчет декомпрессии в схеме компьютера происходит по оригинальной модели Бюльмана. Кроме этого, прибор учитывает так называемые «факторы риска» (погружение в холодную воду, различная скорость течения и так далее). Важно отметить, что на дисплее компьютера-декомпрессиометра высвечивается только та информация, которая важна для подводного пловца в данный момент.

Несмотря на относительную надежность цифровых приборов типа «Водолазный мозг», их применение боевыми пловцами в реальной обстановке противодействия вероятного противника достаточно проблематично. Это связано со сложностью конструктивного исполнения прибора, высокой вероятностью нерасчетных нагрузок в боевой обстановке и, как уже говорилось, необходимостью индивидуального использования. В этом случае рекомендовано применение дублирующих приборов, что может занять много дополнительного места, а в определенных случаях привести к отказу использовать цифровые водолазные компьютеры в конкретных условиях боевой операции.

Необходимо учитывать и другой фактор, не позволяющий говорить об универсальном подходе к использованию электронных приборов типа «Водолазный мозг» в боевом подводном плавании. Способность схемы запоминать не только количество погружений, но и профиль плавания под водой в случае попадания прибора к противнику позволит быстро исследовать схему и особенности проведенной операции. Это будет способствовать оперативному проведению расследования и разработке методических материалов по противодействию диверсионным или контрдиверсионным действиям со стороны противника или террористической организации, имеющей подготовленных боевиков (боевиков-смертников).


Звуковые, магнитные и другие средства подводной навигации

Особый интерес представляют разработки систем подводной навигации, связанные с использованием звуковых источников излучения. По мнению американских специалистов, конструкции, основанные на данном принципе, отличает простота, малый вес, отсутствие необходимости в источниках питания, низкая себестоимость. Без специальной подготовки их могут использовать большие подразделения боевых пловцов. Это связано с тем, что собственно устройство представляет собой всего лишь шлем, изготовленный из легкого материала с боковыми прорезями для ушей и системой крепления на голове человека. Сверху, в центральной его части вшивается полоска из губчатой резины шириной 100 мм, обеспечивающая рассогласование акустического импеданса ее и воды.

Используя это нехитрое навигационное устройство, боевые пловцы по источнику звука, направленного, например, от подводной лодки, могут определять свое местонахождение относительно нее. А использование кодированных сигналов позволяет передать любую заранее оговоренную информацию (сообщение о конкретной угрозе безопасности, возврате на базу-носитель). Устройство достаточно эффективно и при наведении боевых пловцов «по лучу» в угловом секторе. Причем для тренировки в отработке уверенного пользования устройством достаточно источника звука в виде работающего шлюпочного двигателя.

Наконец, учитывая обстоятельство, что для качественного навигационного обеспечения действий боевых пловцов необходим комплексный подход, продолжается разработка и магнитных систем индикации курса. Одна из них предусматривает наличие в комплекте снаряжения магнитометра, выходные сигналы которого подаются на преобразователь, расположенный в специальном наголовнике. Собственно преобразователь вырабатывает импульс, величина которого пропорциональна ошибке в определении курса. В случае верного местоположения пловца сигнал ошибки равен нулю. В целом при скорости движения 1 узел «уход» курса с использованием данного устройства составил не более 2,14 градуса.

Навигационные средства ориентирования под водой, используемые боевыми пловцами, размещаются не только на их снаряжении, но на индивидуальных и групповых носителях. Например, одноместный подводный буксировщик «Пегас-М 114Ф» (США, фирма «Ребикова», глубина погружения 120 м, скорость — 3 узла, дальность хода — 6 миль, вес — 91 кг) несет на себе сразу несколько навигационных модулей, включающих в себя гидроазимут и магнитный компас.

В советском ВМФ первые буксировщики типа «Протей» и торпедообразный носитель «Сирена» оснащались герметичными авиационными компасами Ки-13. С 1982 года его сменил компас КМ-48П («Нева»). Применение авиационного гирополукомпаса ГКП-52 в боевом подводном плавании позволило автоматизировать управление носителями.

Наиболее активно навигационные средства для подводного плавания стали разрабатываться в 70-х годах. Этим занимался 9-й НИИ МО СССР. Представитель 40 НИИ также участвовал в проектировании навигационных систем. В 1972 году создан навигационный комплекс «Дельфин». Он включал в себя магнитный компас, часы, глубиномер и вертушечный лаг, применявшийся для контроля над пройденным расстоянием!. Прибор был оборудован пленочным планшетом с картой и пеленгатором. «Дельфин» является одним из основных приборов малой навигации на современных буксировщиках. Необходимость дальнейшего совершенствования технических навигационных устройств привело к появлению комплекса «Самур» (разработчик — Бакинский электромеханический институт «Норд»). Он проектировался для носителя «Тритон-2». В состав прибора входит: гидрокурсоуказатель ГКУ-2, индукционный лаг «Терек», дистанционный магнитный компас «Волхов», система счисления и прокладки «Амур», эхолот «Язь». Прокладка маршрута движения осуществлялась на рулонной карте. Вес комплекса составил почти 140 кг.

В 1983 году спецподразделения разведки ВМФ получили базовый навигационный комплекс «Возчик». Он имеет универсальное назначение и вес 89 кг. В аппаратуре впервые применена цифровая обработка информации (ЦВМ «Салют-3»). Оборудование, в зависимости от способа применения и носителя, используется в разной комплектации. Так появились модели: «Возчик-01» (носитель «сухого» типа «Тритон-3»), «Возчик-02» (носитель торпедообразного типа «Сирена-К»), «Возчик-03» (носитель торпедообразного типа «Сирена-М»)...

В 80-х годах XX века советские специалисты разработали малогабаритный навигационный комплекс «Анчар». Он прошел успешные испытания и в 1991 году был принят на вооружение. Комплекс предназначен для установки на СМПЛ «Пиранья». В его состав введена система спутниковой навигации АДК-ЗМ. Кроме «Анчара» спецподразделения получили магнитный компас КМ-69П, гидрокурсоуказатель ГКУ-4, портативный доплеровский лаг ЛЛ-51 и многое другое.

Подводное ориентирование боевых пловцов с комплексным использованием средств навигации является одним из важных направлений их подготовки, которое постоянно отрабатывается на учениях.


Подводные металлодетекторы и магнитометры

В состав снаряжения боевых пловцов-минеров входят различные конструкции металлодетекторов и магнитометров, призванные облегчить решение целого ряда профильных задач. Прежде всего, это разминирование десантных коридоров высадки основных сил на суше и под водой, поиск морских мин, бомб, артиллерийских боеприпасов, обломков затонувших судов, торпед, контейнеров с наркотиками и спецсредствами.

Принцип действия простых моделей металлодетекторов заключается в том, что создаваемое его излучающей многовитковой катушкой электромагнитное поле возбуждает в металлических предметах вихревые токи. Собственные вихревые токи, замыкаясь в электропроводной массе металла, возбуждают электромагнитное поле поискового предмета, воздействующее на приемную катушку металлоискателя и формируя при этом сигнал, пропорциональный его величине и обратно пропорциональный квадрату расстояния от него до катушки.

Эксплуатация подводных металлодетекторов, используемых часто в электрически полупроводной среде морской воды, имеет особенности. Главное заключается в том, что в отличие от работы на суше электромагнитное поле прибора затухает быстрее, чем выше соленость и электропроводимость морской воды. В связи с этим конструктивно металлодетектор рассчитывается под рабочий диапазон частот переменного электромагнитного поля от нескольких сот герц до нескольких кГц. Ряд профессиональных приборов имеют управление чувствительностью, а электронная схема предусматривает возможность отстройки от нежелательных эффектов, позволяет избирательно настраиваться на цветные или черные металлы, индивидуально на крупные или мелкие предметы. Это достаточно дорогостоящие модели металлоискателей, которые можно успешно применять на суше, в морской и пресной воде.

За рубежом разработаны десятки различных типов подводных металлодетекторов (металлоискателей), нашедших широкое применение как в научных, так и военных целях. За последние года российские специалисты также создали ряд интересных конструкций специального и общего назначения.


Оружие

 Личное оружие боевых пловцов делится на подводное и надводное. Однако конструкторы и фирмы-производители стремятся унифицировать его, сделать возможным применение как под водой, так и на суше одновременно.

Подводное оружие представлено пневматическими, реактивными пистолетами и ружьями. В зависимости от глубины погружения они обеспечивают поражение на дальностях 5—15 метров, а на воздухе — 150-200 метров. При этом прицельная дистанция уверенного выстрела на суше составляет не более 50 метров. Оружие может применяться как расходного, так и безрасходного типа. В последнем случае располагаемая энергия (давление газа) есть величина постоянная.


Личное оружие

В качестве надводного оружия боевые пловцы используют портативные пистолеты-пулеметы калибра 11,43 мм, разработанные с учетом специфики эксплуатации. Они могут быть оперативно сложены в компактные «пеналы», тем самым их габариты уменьшаются в 2—3 раза.

С наземным огнестрельным оружием нашли широкое применение различные по конструкции глушители, позволяющие делать стрельбу бесшумной и беспламенной. Данное обстоятельство представляется важным, учитывая специфику подводных диверсионных действий. Штатные боеприпасы используются повышенной мощности, пули различных типов: зажигательные, бронебойные, трассирующие, разрывные, В арсенале боевых пловцов, кроме оружия ближнего боя, находятся снайперские автоматические винтовки с инфракрасными и лазерными прицелами, носимые ПТУРСы и реактивные ружья, поступило на вооружение бесшумное электромагнитное оружие. Оно стреляет отравленными стрелами, способными растворяться в теле человека.

К середине 90-х годов XX века в России специалистами-оружейниками разработаны высокоэффективные, малогабаритные образцы огнестрельного оружия, предназначенного для спецподразделений. Ряд из них выпускается на заказ с учетом потребностей. Конструкторы продолжают уделять большое внимание модернизации оружия ближнего боя. Пистолет Макарова (ПМ), находящийся на вооружении с 50-х годов XX века, устарел, несмотря на то что остается в арсенале некоторых подразделений спецназа. Проведена его модернизация. ПММ имеет магазин на 12 патронов, ассортимент боеприпасов, а их энергетика повышена в 1,5 раза по сравнению с исходной моделью. В 2008 году принято решение о замене ПМ (МВД) ярыгинским пистолетом «Грач».

Ижевские оружейники разработали линейку автоматических пистолетов, представляющих интерес для подводных диверсионных подразделений. Продолжают пользоваться заслуженной славой модели И.Л. Стечкина и среди них новый пистолет «Дротик» (24 патрона, вес 0,96 кг без боезапаса), а также его модификация ОЦ-27-2 (18 патронов, вес 0,96 кг без боезапаса). Интересна модель пистолета ПЯ «Грач-2», разработанная Ярыгиным, о котором мы говорили выше. Тульские оружейники изготовили перспективный пистолет ГШ-18, который может претендовать на одну из наиболее распространенных конструкций в отечественном спецназе.

Российскими конструкторами на рынок оружия специального назначения предложены десятки моделей пистолетов. Тем не менее большой интерес продолжают вызывать пистолеты-пулеметы. Они занимают примерно среднее положение между пистолетами и армейским автоматическим оружием. В течение 90-х годов этот перспективный вид оружия активно и успешно использовался во многих операциях. Большой интерес к нему проявляют криминальные структуры и террористы.

На вооружение российских спецподразделений рекомендовано принять или уже поступили пистолеты-пулеметы «Кедр», «Каштан», ПП-90, ПП-93, ОЦ-39, «Гепард», «Вереск». Следует отметить малогабаритные автоматы 9А-91, 9А-93, пистолет-пулемет «Бизон-2» (9 мм) и АЕК-919 «Каштан», снайперскую складную винтовку СВДС, компактный гранатометный стрелковый комплекс «Гроза» (ОЦ-14—4а, ОЦ-14-4а-0,2, ОЦ-14-4а-0,3), А-91 и ТКБ-0239.

На базе автомата 9 А-91 тульские оружейники разработали малогабаритный снайперский комплекс ВСК-94. Его вес без оптического прицела составляет всего 2,7 кг. Собственно прицельное устройство винтовки ПКН-0,3 м является разработкой второго поколения. По мнению специалистов, снайперский комплекс ВСК-94 не имеет аналогов в мире и может составить достойную замену находящейся на вооружении боевых пловцов снайперской винтовке Драгунова СВД. В Чеченской республике хорошо зарекомендовала себя бесшумная снайперская винтовка ВСС. На дистанции 100 метров оружие обеспечивает рассеивание при стрельбе пятью патронами в поперечнике не более 75 мм, что является высоким показателем при ведении огня на ближних расстояниях.

Для стрельбы на больших дистанциях используются специальные крупнокалиберные снайперские винтовки повышенной мощности ОСВ-96 и СВН-98. В боевом положении оружие имеет длину около полутора метров и вес примерно 10 кг, что не говорит о его универсальности и ведет к ограничению в использовании спецподразделениями. Однако высокие характеристики винтовок говорят сами за себя. Например, ОСВ-96 (оптический прицел ПОС 12x50) имеет дальность стрельбы 1800 метров (по живой силе — 1200 метров), бронепробиваемость патрона достигается на расстоянии 100 метров (пуля Б-32), емкость магазина 5 патронов.

В 2005 году в США лучшей моделью аналогичного стрелкового оружия года объявлена специальная снайперская винтовка BARRETA М-107. Оружие имеет малую энергию отдачи, эффективно на дальностях до 2000 метров, но известны случаи поражения целей на расстоянии около 2400 метров (калибр 50 мм). Винтовка может применяться как по живой силе противника, так и по бронированным целям.

Основным оружием ближнего боя во всех спецподразделениях мира остаются пистолеты и пистолето-пулеметы. Пистолет-пулемет «Бизон-2», созданный КБ ОАО «Ижмаш», отличает высокая кучность боя и степень вероятности попадания. Он разработан под стандартные и высокоимпульсные пистолетные патроны. Малые габариты оружия позволяют его скрытую переноску или транспортировку в специальном контейнере. Пистолет-пулемет имеет большую емкость магазина, устойчив при стрельбе как с одной, так и с двух рук короткими очередями.

Пистолет-пулемет АЕК-919 (9 мм), разработанный КБ Кировского механического завода, также отличает компактность и универсальность, высокий уровень технологичности. Он удобен при стрельбе, имеет современный дизайн, ствол выполнен с полигональной геометрией нарезов. Работа автоматики основана на использовании отдачи свободного затвора. Оружие может быть укомплектовано коллимационным прицелом и глушителем

Несмотря на постоянную модернизацию популярного малогабаритного автомата АК-74У, он уже не отвечает повышенным требованиям в полной мере. Поэтому в результате долгой работы по теме «Абакан» был рекомендован к серийному производству 5,45-мм автомат Никонова АН-94. Это оружие нового поколения, по своим характеристикам превосходящее другие известные образцы. По мнению специалистов, многие конструктивные решения, примененные при его создании, не имеют аналогов в мире.

Эффективному использованию личного оружия боевыми пловцами способствуют различные средства наблюдения. К ним относятся бесподсветные приборы ночного видения, выполненные на микроканальных усилителях яркости. Они разработаны с учетом специфики эксплуатации и отличаются малыми размерами, способностью обеспечить наблюдение под водой, на поверхности и из-под воды. Одной из таких разработок является прибор «Акваскоп Мк-2а» (Англия).


 Ядерные ранцы

В качестве подрывных средств боевые пловцы-диверсанты используют специальные боеприпасы, имеющие различный вес, габариты, конструктивное исполнение, способ приведения в действие, назначение, индивидуальную схему постановки на неизвлекаемость. Подавляющее их число изготавливается специально для применения подводными диверсантами. Ряд разработок спроектировано таким образом, что в случае его обезвреживания противной стороной практически становится невозможным факт определения страны-изготовителя подрывного устройства.

Кроме обычных боеприпасов и взрывчатых веществ, на вооружении боевых пловцов находятся ядерные средства массового поражения. Например, в ВМС США используются ядерные фугасы типа М-129 (вес 27 кг) и М-159 (вес 70 кг). Они могут буксироваться вплавь одним или двумя подводными диверсантами соответственно. С небольшими оговорками, видимо, эти спецбоеприпасы можно отнести к типу пресловутых «ядерных чемоданчиков», о которых столь долго и скандально писала пресса. И тем не менее следует отметить, что в бывшем СССР к вопросу изготовления малых диверсионных ядерных боеприпасов относились весьма серьезно.

В конце 60-х годов XX века руководитель КГБ СССР Юрий Андропов (1914—1984) создал личную разведку под аббревиатурой «Фирма». Ее руководителем был генерал Евгений Питовранов (?—1999). Спецрезидентура организации работала во многих странах мира и даже среди высшего руководства страны. Андропов подчеркивал: «...мне известно, что у товарища Сталина твердо сидела в голове мысль о том, что нам нельзя ограничиваться той структурой разведывательной работы, которая существует на сегодня. Должны быть какие-то возможности перепроверки данных, получаемых по линии разведки КГБ, по линии ГРУ. Нужно какое-то дополнение к тому, что они делают. Так, чтобы это было и конспиративно, и полезно для государства». Наконец «надо разобраться, в какой стране мы живем…» — многозначительно заметил всесильный шеф одной из самых мощных разведслужб мира.

Скоро руководитель КГБ с помощью «Фирмы» стал планировать операции, о которых не решался говорить даже с близкими сотрудниками. Находясь под влиянием идеи министра обороны Дмитрия Устинова, будто существует возможность победы в ограниченной ядерной войне, Юрий Андропов предположил, что «самые горячие головы на Западе можно остудить с помощью ядерных взрывов малой мощности». С этого момента он стал еще более внимательно следить за решением оперативных вопросов. Был организован отдел «П» (первая буква фамилии генерала Питовранова) с отдельным бюджетом и независимыми от каналов КГБ связями.

По поручению Андропова генерал создал специальную исследовательскую группу. В ее задачу входила разработка операции по доставке спецбоеприпасов на территорию вероятного противника. Наиболее простым среди них рассматривалась его транспортировка с помощью торгового судна с последующим сбросом в условной точке на дно моря. Были разработаны и другие мероприятия. Значительное внимание уделялось маскировке боеприпасов по исключению их обнаружения с помощью дозиметрического контроля. Специалисты в области ядерной физики подтвердили — создание «ядерных рюкзаков-ранцев» (условное название, боеприпас может помещаться в большую сумку) малой мощности возможно. Причем устройство умещалось в заданные техническим условием габариты. Однако примерный срок «жизни» боеприпаса составлял около 6 месяцев, а его стоимость приближалась к цене классической атомной боеголовки. Таким образом, цена устройства оказалась весьма значительной.

Учитывая обстоятельство, что приведение ядерного боеприпаса в действие вызовет серьезные последствия, были разработаны мероприятия прикрытия операции. Например, представитель генерала Питовранова вел переговоры с руководителем одной из террористических группировок на Ближнем Востоке. Ей предлагалось взять на себя ответственность в период заключительного этапа мероприятия, когда будет подорван боеприпас Операция предполагала щедрое вознаграждение, но на практике не была выполнена.

Не осуществлены были и намерения предателя, бывшего советского полковника Олега Пеньковского в минировании Москвы с помощью компактных ядерных боеприпасов. Он просил об этом своих хозяев в США, но американцев беспокоила реальная возможность массированного ответного удара-возмездия со стороны Советского Союза. Кроме этого, срок годности изделий составлял не более 6 месяцев, что в условиях высокой эффективности контрразведывательной деятельности КГБ ставило под сомнение своевременную и безопасную их замену.

После распада СССР стороны, располагавшие «ядерными ранцами», официально декларируют прекращение их разработки и модернизации, а также исключение использования, что может привести к мировой катастрофе. Однако значительный интерес к приобретению данного оружия проявляют различные террористические группировки и режимы. И это понятно. Подрыв только одного «ранца» может привести к гибели, например, Нью-Йорка, не считая долговременных последствий для страны в целом.


Яды

На вооружении специальных подразделений подводных диверсантов-разведчиков могут находиться высокотоксичные препараты. Они предназначены для применения в особых случаях. В бывшем СССР разработкой ядов военного характера с 1921 года занимались в секретной специальной лаборатории № 12 КГБ, находившейся в центре Москвы. При правлении И.В. Сталина исследовательское учреждение называлось «Камера», а при В.И. Ленине — «Специальный кабинет». В процессе реорганизаций он «реформировался» и даже «ликвидировался». В 1934 году учреждение располагалась в доме № 11 по Варсонофьевскому переулку всего в сотне метров от главного здания КГБ.

Первым начальником лаборатории в 30-х годах XX века был профессор Казаков. Он был расстрелян в 1938 году по процессу Бухарина. Дальнейшие научно-исследовательские работы проводились специалистами Института биохимии под руководством Майрановского. В 1937 году его лаборатория и исследовательская группа перешли в подчинение НКВД.

В 60—70-х годах XX века учреждение получило название «Спецлаборатории № 12» института специальных и новых технологий КГБ.

При создании высокотоксичных препаратов преследовалась цель невозможности экспертной оценки причин смерти человека, в отношении которого яды применены. Некоторые их образцы приводят к летальному исходу только по истечении нескольких часов применения с признаками одного из известных науке смертельных заболеваний (например, сердечный приступ). Паталогоанатомические и лабораторные обследования не приводят к обнаружению в организме человека яда. При применении отдельных его видов разведчик за несколько часов до операции принимал противоядие.

Технология смертоносных препаратов исключала изменение вкуса, цвета или запаха продукта, с помощью которого он вводился в организм жертвы. Известны несколько удачных операций советских агентов, проведенные с применением продукции лаборатории № 12. Их раскрытию способствовали не посмертные обследования специалистами устраненных людей, а измена агентов, участвовавших в операциях. По данным А. Кузьминова, который в прошлом был руководителем биологической агентурной сети (см. «Biological Espionage» (Биологический шпионаж), книга опубликована в феврале 2005 года в Новой Зеландии), в настоящее время «Камера» является главным партнером 12-го отдела Директората «С» СВР (Стратегическая Военная Разведка), который занимается вопросами биологической войны.


Холодное оружие

Обязательным атрибутом снаряжения боевых пловцов-диверсантов является подводный нож. На вооружении спецподразделений ВМС США длительное время находилась одна из его моделей типа «МФК». В начале 1992 года, после сравнительных испытаний экспериментальной партии, состоявшей из 31 образца, на вооружение принята новая модель типа «Атак» (MAD DOG — A.T.A.K.) (конструктор — Кевин Мак-Кланг).

Клинок ножа длиной 178 мм изготовлен из хромированной, высококачественной стали с титановым, матовым покрытием, исключающим демаскирующий отблеск и коррозию. Заточка клинка односторонняя. На обратной его стороне выполнена насечка в виде пилы. Твердость клинка по шкале Рокуэлла составляет 56—58 баллов, острия — 63 балла. Оригинальная рукоять ножа «Атак» изготовлена из пластика и имеет длину 122 мм. Ее верхняя оконечность выполнена в виде кастета. Новая модель обладает большой прочностью и его клинок способен выдержать вес человеческого тела. Примерно такими же характеристиками обладает водолазный нож «Экспло» (Польша). Боевые советские пловцы использовали штатные водолазные ножи, а подводные диверсанты — «нож водолаза-разведчика». На их вооружении находятся и стреляющие ножи, позволяющие поражать противника на расстоянии.

Для спецподразделений планировался к принятию на вооружение подводный нож «Катран». Он обладает высокими техническими характеристиками. Но в арсенале отечественных подводных диверсантов «Катран» не появился в силу отсутствия средств на его закупку. Тем не менее нож активно использовался обеими сторонами как во время первой чеченской войны, так и в последующем. Некоторые командиры бандитских формирований считали за честь иметь его на личном вооружении. Разработано несколько моделей ножа «Катран», которые пользуются популярностью в подразделениях спецназа. Длина его клинка достигает 180 мм. Прочность стали столь велика, что нож выдерживает вес человека. Клинок имеет специальный зуб, предназначенный для перерезания водолазных шлангов. В рукопашном бою он играет роль «шокового зуба», который способен наносить человеку тяжелые ранения.

В боевой деятельности спецподразделений всех стран мира популярны многофункциональные ножи. Они имеют клинок и универсальные инструменты, конструктивно расположенные в одной рукояти. В России разработано несколько моделей подобного оружия. Обращает на себя внимание нож «Оборотень». В его рукояти размещены пассатижи, две пилы (по металлу и дереву), кусачки, консервный нож, плоская отвертка, гвоздодер и даже линейка. В модифицированном варианте «Оборотень» дополнительно снаряжен шилом и крестообразной отверткой. Разработаны модели ножа «Оборотень-О» (офицерский), «Оборотень-Д» (десантный), «Оборотень-А» (армейский). Для боевых действий в горных и полевых условиях российскими специалистами создано несколько моделей ножа типа «Смерш» («Смерш-1», «Смерш-2», «Смерш-4», «Смерш-5», «Смерш-3», «Смерш-3М»), а также «Каратель», «Басурманин», «Эльф», «Виртуоз» и другие.

На вооружении специальных подразделений России продолжает находиться «нож разведчика» образца 1943 года НР-43. В последующем он был заменен более совершенной моделью — НР-2. В разведке применялось холодное оружие и с метательным лезвием Оно выстреливалось из рукояти и было способно поразить человека на расстоянии около 3 метров. Подобные ножи относятся к оружию одноразового применения, а эффективное его использование требует тренировки. Совершенствование холодного оружия ближнего боя привело к появлению ножей, стреляющих боевыми патронами.

На вооружении отечественных спецподразделений находится модель ножа НРС-2, которая, впрочем, большого распространения не получила. В нем используется бесшумный патрон СП-4 калибра 7,62. Для подводных диверсантов разработан специальный подводный нож «Хамелеон». Выстрел осуществляется на базе боеприпаса СПП. Считается, что у такого оружия нет особых преимуществ перед боевым ножом обычной конструкции или пистолетом.

Специально для боевых пловцов-диверсантов стран НАТО, кроме основного ножа «Атак», выпускаются модели: NAVY Mark 2/USMC, Fighting Utility-aka KABAR, SOG SEAL, Mission Knivers MRK и ряд других. Порой холодное оружие приобретается самостоятельно, а советские подводные диверсанты даже изготавливали его исходя из индивидуальных требований. По качественным и эксплуатационным параметрам они не уступали лучшим зарубежным образцам.

Место крепления подводного ножа на теле боевого пловца может быть самым различным: на руке, ноге, бедре или поясе. Ножны изготавливаются из металла и пластических материалов. Они имеют специальные фиксаторы различной конструкции, удерживающие нож в ножнах.


 Подводный пистолет СПП-1 м

На вооружении боевых пловцов и подводных диверсантов находится специальный подводный пистолет СПП-1 (СПП-1м) и автомат АПС (автомат подводный специальный). Они могут использоваться как против подводных диверсантов вероятного противника, так и боевых животных, морских хищников.

13.11.1967 года в соответствии с приказом МОП на базе «ЦНИИТОЧМАШ» началась разработка подводного пистолета (шифр «МОРУЖ»). На завод прибыл представитель Управления противолодочного вооружения ВМФ (в/ч 62758) капитан 1-го ранга М.К. Кокорев, который на месте довел важность реализации проекта и его необходимость. Вскоре между учреждением-разработчиком и в/ч 62758 был заключен договор по созданию принципиально нового типа оружия для отечественных боевых пловцов и подводных диверсантов (ТОЗ № 4/1057560 07.02.1968 года (тема B-VI-307). Учитывая отсутствие опыта работы с огнестрельным оружием в водной среде, было принято решение приступить к отработке двух направлений в реализации задачи. Первое направление предусматривало разработку реактивного принципа метания пули, второе обычный, или активный способ реализации выстрела. Общее научное руководство работами осуществлял В.М. Сабельников (директор института). По различным направления разработку осуществляли инженеры: П.Ф. Сазонов (главный конструктор специальных боеприпасов), СИ. Матвейкин и Д.И. Ширяев (пистолет с реактивной пулей), О.П. Кравченко, И.П. Касьянов и В.В. Симонов (пистолет с обычным метанием пули), A.M. Архипова, Ю.П. Воронин, З.Н. Андреева, Л.И. Чугрова и другие.

В 1968 году появились первые опытные образцы специальных боеприпасов. Предполагалось довести их возможности до пробития на дальности выстрела под водой 14 метров (глубина 20 метров) сосновой доски толщиной 25 мм. Очень скоро выяснилось, что наиболее сложной проблемой проекта является выбор способа метания пули и ее стабилизации в полете, а также мощности заряда и его конструкции. Испытания шли по разным направлениям. Отрабатывались варианты активно-реактивного выстрела, использование пуль с «гидрореактивным стабилизатором» и «турбинного» типа...

С июля 1968 года начались испытательные стрельбы на открытой воде в Феодосии (в/ч 78384). Неплохие результаты показал активно-реактивный боеприпас, но требовалась его доработка по стабилизации полета пули. К середине 1969 года данные работы удалось завершить. Летом этого года были возобновлены испытания реактивной пули (в/ч 31303), а в сентябре проведены практические стрельбы в Севастополе (в/ч 27203). Удалось достигнуть пробивания контрольного щита на дистанции 25 метров (глубина 3 метра) при терпимом рассеивании боеприпасы Тем временем отработка обычного способа выстрела была проведена позже и не устраивала как заказчика, так и разработчика.

В июле 1969 года прошли испытания как пистолета (АО-45, будущий — СПП-1), так и 4,5-мм патрона к нему на базе в/ч 78384. К зиме удалось получить два варианта 4,5-мм пуль, которые соответствовали техническому заданию. Конструкторы склонялись к принятию на вооружение активно-реактивного комплекса, но его недостатки оказались решающими. Он не был испытан на большой глубине, не мог использоваться боевым пловцом на воздухе и оказался сложен по конструкции. Пришли к выводу о необходимости разработки «гибридного» боеприпаса. Однако в последующем, в результате получения положительных результатов при испытаниях активной (обычной) схемы выстрела, ситуация изменилась. Полученный боеприпас уступал активно-реактивному собрату по дальности полета пули на малых глубинах, но превосходил его на значениях более 17 метров.

Летом 1970 года были возобновлены испытания оружия в Севастополе. В его результате получены результаты, позволившие в октябре этого года представить комплекс на Государственные испытания. 30.03.1971 года главком ВМФ подписал решение № 715/0013 30 о принятии на вооружение спецчастей «индивидуального подводного стрелкового комплекса "МОРУЖ" в составе подводного пистолета СПП-1 и 4,5-мм патрона СПС». Производство оружия было начато в 1972 году. Пистолеты изготавливал Тульский оружейный завод, а боеприпасы к нему Юрюзанский механический завод.

Первая партия СПП-1 была проверена в г. Балтийске (октябрь—ноябрь 1973 года) и устроила заказчика.

В последующие годы боеприпасы СПС дважды модернизировались (1976 г., 1989 г.). Недостатки пистолета были учтены в модели СПП-1М.

Конструктивно СПП-1м относится к типу многоствольных неавтоматических пистолетов. При заряжании его шарнирный блок с 4-я стволами откидывается вперед, и в него вкладываются патроны, скрепленные между собой специальной пачкой. Выстрелы осуществляются последовательным нажатием на спусковой крючок Собственно патрон представляет собой гильзу с впрессованной в нее стрелой. Начальная скорость полета иглы на воздухе равна 250 м/сек, калибр 4,5x40 мм Боекомплект — 16 патронов в обоймах и 4 в стволе.

Основные тактико-технические характеристики пистолета СПП-1 м (в различных источниках имеют место незначительные разночтения)

Убойная дальность поражения в воде на глубине, м:

— до 5 м — 17 (прицельная — 5-7)

— до 10 м — 14

— до 20 м — 11

— до 40 м — 6

— на воздухе — 50 (прицельная — 15)

Вес пистолета с 4-мя патронами, кг — 0,95

Длина, мм — 244

Ширина, мм — 25

Высота, мм — 138

Вес, г

— патрона СПС — 18

— иглы СПС — 13,2

Общая длина боеприпаса СПС, мм — 145

Длина иглы, мм — 115

Пистолет крепится на поясе боевого пловца в специальной кобуре из искусственной кожи. Он комплектуется приспособлением для заряжания патронов в обоймы, поясным ремнем и тремя металлическими пеналами для переноски снаряженных обойм


Автомат подводный специальный АПС

Пистолет СПП имел ограниченные возможности, поэтому вскоре появилось Постановление СМ СССР № 999—362 от 21.01.1969 года, в соответствии с которым предлагалось приступить к разработке подводного пулемета (шифр «МОРУЖ-2»). Речь шла об уникальном оружии, не имевшем аналогов в мире.

Первоначально предполагалось вооружить пулеметом носители боевых пловцов-диверсантов типа «Тритон». Разработку проекта по комплексу и боеприпасу поручили конструкторам «ЦНИИТОЧМАШ», а собственно оружием занимались специалисты ЦКИБ СОО. Ответственным за создание подводного пулемета был назначен заместитель начальника 27-го отдела П.В. Ткачев. Его подчиненные всего за два месяца предложат заказчику три его модели АГ-026. Одновременно шли работы по созданию пистолета-пулемета (автомата) под патрон СПС (шифр «МОРУЖ-3»). Научным руководителем проекта являлся В.М. Сабельников (конструкторы В.В. Симонов, А.А. Дерягин, Е.М. Симонова). В процессе работ был получен автомат М3, показавший неплохие результаты при отстреле боеприпаса. Учитывая это в рамках НИИР «Перспектива», активизировались работы по созданию нового оружия, и в начале 1972 года появился первый автомат подводный под обозначением АГ-022. В течение года была изготовлена их партия для практических испытаний в спецчастях.

К этому времени на испытания в Феодосии были представлены и подводные пулеметы, явно разочаровавшие заказчика. Внимание переключилось на доработку автомата, но с калибром патрона 5,66 мм. В середине 70-х годов на базе спецподразделений боевых пловцов Черноморского флота проводились межведомственные испытания АПС в модернизированном варианте. Проникающая способность боеприпаса была достигнута на уровне пробития облегченного бронежилета. По результатам отстрела 200 автоматов АПС на адрес оружейников оказались направлены рекламационные материалы, составлен перечень рекомендаций по доработке АПС ВБ. Симонов лично выезжал в Севастополь на испытания оружия. Каждый автомат доводился индивидуально, пристреливались даже магазины. Это не отвечало требованиям заказчика. Поэтому начальником главного штаба ВМФ СССР адмиралом Г.М. Егоровым было принято решение о предметной доработке АПС. Неприятность состояла в том, что автомат оказался рассчитан на 100 выстрелов под водой и на 1000 — на воздухе. Один из испытуемых АПС разорвало на 70-м выстреле. Это явно не устраивало боевых пловцов. В процессе последующей доводки многие замечания были учтены, и на сегодня АПС является мощным автоматическим оружием защиты и нападения боевых российских пловцов-диверсантов. В результате Государственных испытаний и доработок «патрон МПС-автомат» был принят на вооружение морского спецназа, получив обозначение АПС.

Основные тактико-технические характеристики автомата АПС (в различных источниках имеют место незначительные разночтения)

Калибр, мм  — 5,66

Убойная дальность стрельбы на глубине, м:

Вес автомата, кг:

— с магазином — 2,7

— снаряженного АПС — 3,4

Габаритные размеры, мм — 614x65x187

Емкость магазина, кол. патронов — 26

Вес патрона, г — 26

Длина, мм:

— патрона — 150

— пули-иглы — 120

Начальная скорость полета пули-иглы, м/сек:

— на воздухе / темп стрельбы 500 выс./мин/ — 365

— в воде — 250

Рассеяние игл при стрельбе на воздухе

с дистанции 30 м, см — 15

Убойная дальность стрельбы на воздухе, м — 100

Учитывая, что пуля-игла АПС при стрельбе на воздухе не стабилизируется, то на дистанции поражения 100 метров прицельное ведение огня исключено. Но аналогичных конструкций подводного автомата за рубежом нет. Пистолет подобный СПП-1 разработан в Германии под названием «Хеклер-Кох Р-11». Он находится на вооружении Израиля, Англии, США, Норвегии, Италии, Франции, Дании и некоторых других стран.

Исследовав в начале 1998 года возможности российского подводного стрелкового оружия, американские специалисты не исключили возможность в приобретении его для национальных сил специальных операций.


 Средства поражения в ближнем бою

В 1971 году немецкие специалисты создали подводный пистолет BUW-2. По конструкции он представляет собой четырехзарядное устройство. В качестве боеприпаса используются активно-реактивные пули с разрывными боеголовками.

Большой интерес представляет разработка подводного неавтоматического пистолета, созданная Ирвином Барром (США, корпорация AAI) в 1969 году. Первая его модель («Аквапистолет») была шестизарядная, снабженная оперенными стрелами. Второй пистолет И. Барра уже 13-зарядный, имеющий в боекомплекте реактивные стрелы. Шестизарядная модель подводного пистолета Барра была якобы успешно применена подводными диверсантами ВМС Англии во время войны с Аргентиной за Фолклендские острова (1982).

Но, по мнению некоторых специалистов, данная информация не соответствует действительности, так как это оружие используется бельгийским морским спецназом. Также не следует путать данную разработку с «подводной магазинной гарпунной винтовкой» однофамильца И. Барра — Линкольна Барра Оружие разработано в 1978 году и представляло собой гладкоствольное ружье калибра 12 мм Специалисты фирмы «Хеклер унд Кох» изготовили оригинальный пистолет для боевых пловцов Р11. В нем применялся сменный блок из пяти заведомо снаряженных на заводе-изготовителе стволов. Перезарядка осуществлялась только в специализированной мастерской. При выстреле появление пузырьков газов было исключено. Выстрел выполнялся с помощью электронного механизма.

Кроме указанных выше средств поражения подводных диверсантов в ближнем бою в разное время были созданы: трехзарядное подводное стрелковое устройство С.К. Ван Ворхеса, многоствольное устройство типа Ченгли В. Ламберта (1964), подводный пистолет Барра и Крейгера. Эффективность их применения в реальных условиях определить сложно ввиду отсутствия информации.

Для выполнения боевых задач на берегу американскими конструкторами разработан бесшумный пистолет «Amphibian-2». После извлечения его из воды он может быть сразу использован для стрельбы. Пистолет полностью изготовлен из нержавеющей стали. Боекомплект состоит из стандартных и высокоскоростных патронов. Среди специалистов считается перспективным и другое средство защиты и нападения подводных диверсантов, созданное фирмой МВА, — «реактивное копье» «Lancejet». При диаметре боеприпаса 6,4 мм и длине 0,3 м он весит всего 55,7 г. Для выстрела снаряда под водой разработано однозарядное (вес 0,45 кг) и шестизарядное (вес 0,68 кг) пусковое устройство.

Фирмой MBA был изготовлен подводный пистолет «Lancejet» калибра 13 мм. В качестве боеприпасов с ним используются реактивные пули. Однако ввиду того что с расстояния 7,5 м в круг диаметром 0,4 м попадало не более 50% снарядов, его вряд ли можно отнести к высокоэффективному виду подводного оружия. Единственное, что в нем привлекает, это малый вес, простота устройства и отсутствие отдачи при выстреле.

Для проведения специальных операций разработано оригинальное стрелковое оружие, которое не может быть обнаружено металлоискателями. Оно изготавливается из металлокерамики или высокопрочных пластиков. На вооружении спецподразделений США находится «пистолет-невидимка» модели «Glass Gan». В качестве боеприпаса используются безгильзовые патроны, которые, как и пистолет, не обнаруживаются металлоискателем Пуля изготавливается из керамики. Емкость магазина — 15 патронов.

Учитывая специфику боевых операций, проводимых подводными диверсантами, российские оружейники длительное время работают над созданием универсального автоматического оружия, способного одинаково эффективно действовать как под водой, так и на земле. Долгое время не удавалось решить проблему создания единого двухсредного патрона, который мог бы обеспечить поражение целей одновременно под водой на дальности около 30 м, а на воздухе соответствовать параметрам, например, боеприпаса 7Н6 5,45-мм автомата АКС-74У. Российские специалисты искали выход из положения в разработке комбинированного боепитания на базе АКС-74У. Предполагается, что под водой с ним могут использоваться патроны МПС (5,66 мм), а на воздухе штатный 5,45-мм патрон 7Н6. Все они комплектуются стандартной единой гильзой.

В конце 90-х годов XX века инженеры Тульского проектно-конструкторского технологического института машиностроения (ТПКТИМаш) под руководством Юрия Данилова разработали двухсредный автомат АСМ-ДТ. Он позволяет боевому пловцу-диверсанту вести огонь на воздухе и под водой. В последнем случае используется удлиненный игловидный боеприпас, конструктивно сходный с АПС (отличается только диаметром пули-иглы). На воздухе используется стандартный магазин от автомата АКС (калибр патронов 5,45x39мм (7Н6, 7Н10, 7Н22) и т.д.). «Проблема удаления воды из малокалиберного ствола при переходе из водной среды в воздушную при стрельбе штатными 5,45-мм патронами решена путем отвода небольшой части пороховых газов от патронника вперед в ствол, перед пулей, по специальным каналам, выполненным в стенках патронника и пульного входа. Так что вода просто «выдувается» из ствола до того, как может стать помехой для движения пули по стволу».

Для спецподразделений изготовлена небольшая партия АСМ-ДТ, но его доработка продолжается.

Около 10 лет пытается реализовать проект по созданию и внедрению в боевую деятельность подводного автомата инженер Никонов. Созданное им оружие получило название «Морской Лев» и прошло успешные испытания на воздухе и без специальной подготовки под водой. Причем при ресурсе АПС примерна 3000 выстрелов автомат Никонова на 2008 год выдержал 15 000 выстрелов в смешанной среде. Однако его прием на вооружение не рассматривается, так как по российскому законодательству... разработчик не имеет право конструировать оружие. Тем не менее он не только сделал это, но изготовил опытный образец на технической базе не ВПК, а учебного заведения. О данной разработке не раз писала печать, телевидение подготовило интервью с талантливым самородком Конструктор хочет, чтобы изобретение осталось на Родине, и продолжает борьбу за его право на жизнь, несмотря на весьма выгодные предложения из-за границы.

Основные характеристики двухсредного автомата «Морской Лев»

Калибр, мм — 5,45

Боеприпасы: 5,45x39 М74 (стрельба на воздухе) и 5,45x39 (подводная стрельба) (по другим данным 5,45x150);

Тип автоматики: газоотводный, запирание поворотом затвора

Начальная скорость полета пули в воздухе, м/с — 365

Начальная скорость полета пули под водой, м/с — 250

Темп стрельбы, выс/мин — 500

Прицельная дальность стрельбы на воздухе, м — 100

Прицельная дальность на глубине 5 м — 30 м

Прицельная дальность стрельбы на глубине 20 м — 21 м

Прицельная дальность стрельбы на глубине 40 м — 11 м

Длина автомата, мм — 823/614

Ширина, мм — 65

Высота, мм — 252

Масса автомата без патронов, кг — 2,7

Масса с патронами, кг  — 3,7

Масса специального патрона, г — 27

Используется стандартный магазин от АКМ на 30 патронов (стрельба на воздухе), специальный магазин на 26 патронов (для подводной стрельбы).

В сентябре 2009 года Президенту РФ Дмитрию Медведеву во время совместных учении с Белоруссией был показан двухсредный подводный автомат АДС (проходит испытания с 2009 года), способный вести огонь с не меньшей эффективностью и на воздухе. Можно полагать, что решение о его представлении первому лицу государства было принято после согласований в профильных структурах МО и ВМФ относительно принятия на вооружение именно данного образца специального стрелкового оружия. Кроме автомата тульские конструкторы разработали специальные боеприпасы к нему. Эксперты отмечают: «...предполагается, что в будущем он сможет заменить на вооружении не только "подводные" автоматы АПС, но и частично "обычные" автоматы АК-74 и АКС-74У, состоящие на вооружении различных подразделений».

Под водой АДС ведет огонь боеприпасами, аналогичными АПС. На воздухе используется магазин, снаряженный штатными автоматными патронами 5,45х39 с обычными, бронебойными, трассирующими, а также пулями с уменьшенным зарядом. В последнем случае применяются холостые патроны и приборы бесшумной стрельбы (см: Центральный Военно-Морской Портал). Конструкция АДС позволяет применять все типы оптических, коллиматорных, гидроакустических ночных, тепловизионных, прицелов российского и иностранного производства Предусмотрена установка подствольного гранатомета, специального фонаря и лазерного целеуказателя. Один из специалистов свидетельствует: «По результатам предварительных испытаний автомат АДС по кучности и точности стрельбы на суше превосходит отечественные АКМ, АК-74У, АК-74, АК-105 и даже американскую винтовку Ml6, а под водой — штатный подводный автомат АПС».

Одной из основных причин задержки появления нового оружия в арсенале российских боевых пловцов-диверсантов остается недостаточное финансирование соответствующих проектов, не имеющих аналогов в мире, и традиционные бюрократические барьеры. Многие технические проблемы решены, хотя американские специалисты считают, что «Создание универсального подводно-надводного автомата равносильно созданию невидимого танка».


Противодиверсионные комплексы

Учитывая серьезную угрозу, которую несут своими действиями подводные диверсанты, на вооружение ряда флотов приняты специальные противодиверсионные комплексы, предназначенные для их уничтожения. В малогабаритном исполнении их могут использовать и боевые пловцы подразделений борьбы с ПДСС.

Учитывая опыт Вьетнама, где в боевых действиях принимало около 800 американских пловцов и диверсантов, в 1973 году на вооружение ВМФ был принят многоствольный реактивный гранатомет МРГ-1. Он был разработан специалистами ОАО «завод им В.А. Дегтярева». Оружие представляло собой семиствольную реактивную установку, закрепленную на треноге с системой обеспечения и управления. Обслуживание гранатомета выполняли два военнослужащих. Стрельба выполнялась 55-мм фугасными гранатами, конструкция которых исключала рикошетирование при ударе о воду. Зона поражения подводного диверсанта составляла около 16 метров на всем диапазоне рабочих глубин.

Для российского ВМФ подобное оружие было разработано ГНПП «Базальт». В конце 70-х годов на вооружение флотских подразделений поступил ручной противодиверсионный гранатомет ДП-61. По тактико-техническим характеристикам он способен обеспечить прицельное ведение огня с плеча в диапазоне вертикального наведения от — 45 до + 45 градусов и на дальности около 500 метров. В гранатомете используется реактивная фугасная граната РГ-55М и сигнальная граната ГРС-55. Однако ряд недостатков ДП-61 заставил конструкторов усовершенствовать гранатомет.

В 2004 году поступил на вооружение ручной противодиверсионный гранатомет ДП-64 (разработка ЦКИБ СОО г. Тулы). Он позволяет вести практически бесшумную стрельбу. В отличие от ДП-61 новый гранатомет имеет два ствола калибром 45 мм, а темп ведения огня увеличен до шести выстрелов в минуту. В боекомплект ДП-64 входят сигнальная граната, предназначенная для обозначения места нахождения подводных диверсантов СГ-45, и фугасная ФГ-45 — для их уничтожения. Оружие унифицировано и способно вести огонь на поражение по надводным и наземным целям. Для этого позже в его комплект была введена осколочная граната.

Кроме ручных, переносных противодиверсионных гранатометов, на вооружении российского ВМФ находятся стационарные комплексы МРГ-1 и ДП-65. По своим тактико-техническим характеристикам они полностью соответствуют современным требованиям борьбы с подводными диверсионными средствами.

В качестве противодиверсионного средства используется и ручная осколочная граната РГД-5 (в прошлом стоявшая на вооружении РГ-42). Она применяется как при наступлении, так и при обороне. Радиус убойного разлета осколков гранаты на земле составляет около 25 метров. При средней дальности ее броска примерно 40—50 метров, человек остается в относительной безопасности. Исключено и повреждение плавсредства, на котором он находится. Вес снаряженной РГД составляет 310 г (РГ-42 — 420 г), тип запала УЗРГМ, время горения замедлителя 3,2—4,2 сек. Наиболее приемлемой траекторией броска гранаты является настильный (навесной). При малом угле соприкосновения ее корпуса с водой возможен рикошет.

В 80-х годах на вооружение была принята граната сигнальная СРГ-1. Учитывая вес ее заряда (около 300 г) и получаемую гидродинамическую составляющую удара под водой, от боевых пловцов борьбы с ПДСС поступали предложения о применении ее в противодиверсионном варианте. Однако решение окончательно так и не было принято.

Ручная граната Ф-1 («лимонка») предназначена для использования главным образом из-за укрытия (наступательная), так как разлет ее осколков составляет около 200 метров при средней дальности броска 35—45 метров. Таким образом, кроме человека, применившего гранату, в зону поражения попадает и плавсредство, с которого Ф-1 используется против боевого пловца-диверсанта. Использование естественных береговых или искусственных укрытий в этом случае является обязательным.


ГЛАВА 6

Из хроники необъявленных войн

Взрыв со страшной силой потряс корабль, свет погас, и трюм наполнился дымом.

Луиджи де Ла Пенне, капитан 2-го ранга 10-й флотилии MAC, потопивший английский линкор «Вэлиент»

 История, о которой будет рассказано в этой главе, никогда не была описана в отечественной периодике и литературе с точки зрения полноты отображения произошедших событий (до первого издания книги в 2003 году. Глава опубликована в журналах «Подводник России», «Подводный клуб», интерпретирована в Интернете). Соответствующий гриф надежно закрывал и закрывает доступ к трагическим и героическим будням боевых советских пловцов, выполнявших специальные задания далеко от Родины. Многие из них не вернутся с операций. Могилой этих людей станет море. Но они знали — за их трудной, невидимой работой стоят национальные интересы Отечества, которые необходимо отстаивать на первом рубеже боевых действий и с одной целью — чтобы не было войны. Расскажем только об одной операции, проведенной боевыми пловцами Краснознаменного Черноморского флота.

События, которые будут описаны ниже, произошли в далеком 1986 году. Ангола — порт Намиб. Страна взбудоражена очередной волной насилия, вызванной национал-сепаратистским движением УНИТА, поддерживаемым из ЮАР. Порт Намиб был единственными морскими воротами на юге страны, который имел железнодорожное сообщение с центральными регионами Анголы. Поэтому в интересах развития любых наступательных действий он приобретал стратегическое значение. В этой связи вызывало удивление отсутствие средств борьбы с ПДСС в порту, что было явным просчетом ангольского военно-политического руководства. Боевых советских пловцов, предназначенных для противодействия подводным диверсантам, также не было.

К лету 1986 года все предпосылки для проведения наступательной операции с учетом ожидаемого содействия со стороны СССР и Кубы уже сложились. Ф. Кастро официально обратится к советскому руководству с просьбой о помощи. И прежде всего необходимы были боеприпасы. В конце мая два советских судна «Капитан Вислобоков» и «Капитан Чирков» встали под загрузку и вскоре вышли в море, взяв курс на ангольский порт Намиб. В трюмах каждого из них находилось по 10 тыс. тонн боеприпасов.

Чуть раньше с Кубы вышел транспорт «Гавана». Он пересекал Атлантический океан, неся на борту тысячи тонн продовольствия и снаряжения. Суда сближались, имея цель в первых числах июня встретиться на рейде Намиба. Последним 5 июня в порт вошел советский транспорт «Капитан Вислобоков». С этого момента начнутся трагические события, ставшие поводом описания. Ход их развития в ночь с 5 на 6 июня 1986 года лишь предположение, во многом подтвержденное косвенными свидетельствами.

Вечер 05.06.1986 года. На рейде порта Намиб появился неизвестный траулер под японским флагом. О нем вспомнят только утром, когда он так же неожиданно исчезнет. Но последующие события позволят с достаточной долей уверенности предположить — это судно доставило в район проведения операции три группы боевых пловцов-диверсантов по шесть человек в каждой с полным снаряжением и носителями. Глубокой ночью они ушли под воду. В точке роспуска групп каждая из них устремится к своей цели. У первой была главная задача — уничтожение двух советских и одного кубинского транспортов с боеприпасами и продовольствием. Вторая группа, предположительно, должна была, выйдя на берег, заминировать железнодорожный мост — взорвать его, перекрыв сообщение с портом. В последующем они же минируют ЛЭП. Третья группа, проделав почти четыре километра под водой, выйдет к топливной базе на берегу моря и установит на ней пять гранатометов советского производства РПГ-7 с самоликвидаторами. Каждый из них был нацелен на свою жертву — четыре емкости с топливом и перекачивающую станцию.


Историческая справка.

По свидетельству специалистов, в 80-х годах XX века в территориальных водах Анголы морскими диверсантами было взорвано не менее 15 гражданских судов различных типов и иностранной принадлежности. Предполагается, что это сделали боевые пловцы-диверсанты 4-го РАЛ (разведывательно-диверсионного полка) ЮАР. Подразделение действовало под девизом «Iron Fist From The Sea» («Железным кулаком из-под воды»).


Ранние сумерки 06.06.1986 года. Вдоль причальной стенки длиной 820 метров замерли три транспорта. Первый — кубинский «Гавана», второй «Капитан Чирков», третий «Капитан Вислобоков». Суда заминированы. У каждого ниже ватерлинии на магнитах «приклеены» по четыре мины. Их тротиловый эквивалент около 12 кг каждая. На остовах пяти опор ЛЭП установлены мины итальянского производства, контейнеры от них тут же брошены. На мост проникнуть не удалось, и подводные диверсанты заминировали железнодорожную ветку. К этому времени, оставив в районе топливной базы гранатометы, установленные на треногах, третья группа подводных диверсантов, оставшись незамеченной, ушла под воду. До начала операции оставалось время, и группы на носителях устремились к точке сбора. До утра нужно было покинуть рейд порта Намиб.

Когда стрелка на часах вахтенного дежурного советского транспорта «Капитан Вислобоков» приблизилась к 5 часам утра, три последовательно прозвучавших взрыва заставили вздрогнуть корпус судна. Объявлена тревога. Капитан судна М. Галимов немедленно взял на себя руководство спасательными работами. Через три пробоины по левому борту в трюмы корабля врывались потоки воды. Плавучий арсенал, начиненный тысячами тонн взрывчатки, начал крениться. Вскоре остойчивость судна стала отрицательной. На мостик шел поток информации, но главное — жертв нет, боеприпасы не детонировали.

Первые взрывы на советском транспорте «Капитан Вислобоков» совпали с залпами гранатометов на топливной базе. Кумулятивные гранаты достигли цели — пробит прочный корпус четырех топливных танков. Аккуратная пробоина образовалась в стене перекачивающей станции. Пары газов в двух емкостях взорвались, развернув их стальную оболочку тюльпанами. Пробив остальные два топливных танка, гранаты также взорвались, но топливо, находящееся в них, не воспламенилось. В то же время взорвались мины под пятью опорами ЛЭП, а также рельсами железнодорожного полотна. Освещение в городе погасло, сообщение с портом прервано.

Но события, происходившие на топливной базе и в районе ЛЭП, были пока неизвестны на причале, как и то, что взорвались только три из четырех мин, заложенных ниже ватерлинии советских транспортов. Команда судна «Капитан Чирков», первоначально бросившаяся на помощь экипажу судна «Капитан Вислобоков», вынуждена была немедленно занять места по аварийному расписанию и приступить к спасению собственного корабля. Капитану транспорта «Капитан Чирков» Л. Винокуру удалось оперативно организовать мероприятия по локализации тяжелых последствий диверсии и угрозы опрокидывания судна. На ровном киле оно легло в полупритопленном состоянии на дно около причала. Жертв не оказалось, боеприпасы не детонировали.

Меньше всего повезло кубинскому транспорту «Гавана», на котором вслед за «Капитаном Чирковым» взорвались все четыре диверсионные мины. В 10 часов утра корабль опрокинулся. Команде удалось покинуть гибнущее судно без жертв. «По свидетельству офицеров разведуправления ВМФ СССР, осуществить операцию такого уровня и масштаба в то время и в том регионе было по силам лишь профессионалам из специальных сил ВС ЮАР, специализировавшихся на морских диверсиях», — писал в статье «Пятидневная война: итог в воздухе» Сергей Коломнин.

Утро 06.06.1986 года. Положение сложное. Все три транспорта, груженные десятками тысяч тонн боеприпасов и продовольствия, выведены из строя. Один корабль опрокинулся. Угрожающее положение оставалось на судне «Капитан Вислобоков», которое продолжало крениться на левый борт. Железнодорожная ветка выведена из строя. Город без света. На топливной базе, угрожая грандиозным пожаром, продолжается утечка топлива из двух поврежденных емкостей. Конечным итогом события стал срыв планировавшегося наступления ангольских войск.

Всего лишь 18 боевых пловцов-диверсантов остановили развитие мощной военной операции без собственных потерь и с минимальными затратами. Более того. Анализ диверсионной акции советскими специалистами привел к выводу о тщательной, всесторонней ее подготовке противной стороной. По всей видимости, передвижение трех транспортов в порт Намиб отслеживалось разведкой противника. И далее после того как смертоносный груз был перегружен на железнодорожный состав и направлен вглубь территории Анголы, по дороге он будет взорван.

Но это впереди. Пока же информация о событиях в ангольском порту Намиб в тот же день была доложена советскому руководству. Верховный главнокомандующий Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачев находился в Польше. Решение принял председатель правительства СССР Н. Рыжков. Он поставил задачу командованию ВМФ о немедленном направлении в Намиб группы советских военных специалистов. На двух транспортах оставались установленными по одной неразорвавшейся диверсионной мине. Кроме этого, необходимо было обеспечить прикрытие аварийно-спасательных работ от возможного повторного противодействия подводных диверсантов. В связи с полученным распоряжением начальник главного штаба ВМФ СССР поставил задачу командующему Северным флотом о немедленной подготовке группы боевых пловцов, способных разминировать корабли в порту Намиб. Он находился в оперативной зоне ответственности КСФ. Таких специалистов не нашлось. Тогда из Москвы поступило распоряжение начальнику штаба КЧФ вице-адмиралу В.Е. Селиванову о срочной подготовке людей для переброски в Анголу. Все указания отдавались устно, распоряжения не оформлялись в письменном виде.

Неординарность сложившейся ситуации заключалась в том, что на тот момент в советском ВМФ среди боевых пловцов отсутствовала специализация и подготовка личного состава по работе именно с подобными спецсредствами, которые необходимо было разминировать в Намибе. Поэтому те, кому поручат это сделать, вынуждены будут экспериментировать и идти на риск собственной жизнью. Ибо никаких методических материалов на данный счет у них не было. Предстояло действовать по обстановке, совершая, разумеется, может быть, и ошибочные шаги. Первыми идти всегда тяжело. И как стало доброй традицией на российском флоте, в этом вопросе — идти первыми всегда вызывались добровольцы.


07.06.1986 года. Несмотря на субботний день, утром вице-адмирал В. Селиванов по телефону поставил задачу командиру отряда боевых пловцов борьбы с ПДСС капитану 2-го ранга Ю.И. Пляченко. Приказано срочно, через 15 минут до