Book: Герцог. За что боролись…



Рустам Панченко

Герцог. За что боролись…

Глава 1

Насколько хватало глаз, нас окружали высокие, первозданные горы, устремившие ввысь свои заснеженные пики. До определенной высоты они поросли лесом, который во многих местах был абсолютно непроходимым. Над горами чистой синевой сверкало небо. Уже клонящееся к закату солнце говорило о том, что день подходит к своему логическому завершению. А еще в голове прямо-таки зудел вопрос, ответ на который так и хотелось получить, да еще и побыстрее. Куда меня угораздило вляпаться на этот раз? Или же правильнее будет спросить: во что? Ведь все настолько продумано и просчитано, что не должно было произойти никаких накладок. Вот только чего-то не учел и что-то не просчитал, поэтому все пошло совсем не туда и не так. В общем, для меня это уже привычная картина. Вечно на мою бедную больную голову наваливается разная ерунда, которую необходимо разгребать, и притом очень оперативно.

Мои спутницы с интересом осматривались вокруг, не выказывая никаких эмоций. Быть может, они были уверены, что все идет строго по плану? Или считали, что мы пребываем именно там, где я и запланировал? Не знаю, что и сказать. Так как мы находились на незнакомой, а следовательно, и заведомо враждебной территории, то расслабляться не стоило. Естественно, перво-наперво сделал вид, что ситуация под контролем, продолжая просчитывать варианты развития событий. Что ни говори, а издевательства Профессора даром для меня не прошли. Теперь в любой ситуации стараюсь просчитать, откуда у нее растут ноги и чем для меня это все может окончиться.

— Котяра, — обратился к начальнику моих четырехлапых телохранителей, — что показал осмотр местности?

Он посмотрел на меня удивленно-непонимающими глазами — мол, он-то здесь при чем? Вот нравится мне эта животинка. Умеет он притворяться настоящим котом, хотя и имеет габариты, как у здоровенного волкодава. К тому же в последнее время он совсем разожрался на дармовых харчах. Поняв, что, играя в гляделки, ему не выиграть, ответил, используя мысленную связь, что сейчас мелкие заканчивают осмотр близлежащих территорий. Близлежащие, как он их называет, могут составлять километров десять-пятнадцать в радиусе от места нашего пребывания. А мелкие, если вы еще не в курсе, это биологические роботы навернутой конфигурации. Они даже металл грызут, как куриные косточки. Честное слово, сам видел!

Пока мы занимались рекогносцировкой на местности, мои спутницы, к слову сказать, в количестве трех единиц, тоже времени даром не теряли. Они воспринимали происходящее как приятное приключение. Хотя как иначе они должны были воспринимать реальность после того, как получили от Императора невероятное количество плюшек и бонусов? Ох неспроста он был таким щедрым! Нюхом чую, что есть во всем этом некая подстава. Нет, доказать я ничего не смогу, а вот интуиция намекает, что все именно так или даже еще хуже.

Пока предавался унылым размышлениям о несправедливости бытия, девчонки тоже решили осмотреться. Хотя более правильным в данной ситуации будет сказать, что они целенаправленно двигались к увиденной цели. Ею оказалось небольшое озерцо, уютно расположившееся недалеко от места нашей телепортации. Когда они осмотрелись и определились с тем, что оно им подходит, то с криками, которые обычно производят отдыхающие на море, помчались к воде. Направился было за ними, но мне намекнули прямым текстом, что там, где купаются девушки, некоторым не место. Вот вам и разделение по половому признаку в куче с дискриминацией! Для безопасности вслед за ними решил отправить Синеглазку, но не успел. Она уже и так пристроилась хвостиком к девичьей компании.

После того как внимательно осмотрелся, заметил интересное дерево. Что за вид, не скажу, сам не знаю, а вот форма у него была очень подходящая к данной обстановке. Говорю о том, что на нем можно было с комфортом и сидеть, и даже лежать. Устроился поудобнее и следил за тем, как остальные Мурзики занимаются картографированием. Лео пристроился невдалеке, так как его тоже отнесли к мужскому роду, следовательно, ему, как заявила Миранда, не место среди леди. Исходя из взглядов на жизнь, ему было решительно все равно, где находиться, и он подпирал ствол дерева с абсолютно отрешенным взглядом.

Куда нас могло занести? Мне было очень интересно услышать ответ на этот вопрос. А еще больший интерес вызывал вопрос, как мы здесь оказались. Тем более что «здесь» было довольно незаурядным местом. Попытаюсь, насколько хватит моих писательских способностей, обрисовать вам картину нашего местопребывания. Итак, представьте небольшую долину, буквально несколько километров в поперечнике, находящуюся среди скал. Ее расположение было настолько оригинальным, что вряд ли возможно найти другую, подобную ей. Мурзики собрали достаточно информации, чтобы выяснить, что долина людьми не посещаема. Нет ни тропинок, ни дорог, ни перевалов. То есть все то, что может связать ее с внешним миром, отсутствует напрочь. Стоит ли в такой ситуации говорить о том, что мы просто ошиблись адресом? Верится в это с трудом. Да ладно, я махнул на все это рукой — время покажет, просто так мы находимся здесь или же для этого есть иные причины. Я ведь парень начитанный и знаю, что не стоит полагаться только на одну систему доставки. Поэтому большинство в моей команде имеет телепорт, настроенный на лесной домик Хранителя.

Расслабленно лежу на дереве и почесываю Шустрика. Жизнь хороша, и жить хорошо. Вот так бы и построил в этой местности дом отдыха для себя любимого. Подальше от людей и всех прочих благ цивилизации. Мелкий, кося под настоящего котенка, мурчит, что тоже неплохо успокаивает. Вдруг шерсть на нем начала подниматься дыбом. Сильное беспокойство, раздражение и шквал иных чувств чуть не снесли мне крышу. Раньше не так чутко реагировал на их эмоции, неужели каким-то образом теперь стал эмпатом? Также отметил, что забеспокоился не только мелкий, но и остальные охранники из моего окружения. Котяра же вообще походил на побитую собаку, во двор к которой забрался волк. Вроде бы и лаять нужно, но в то же время страх мутит рассудок.

— Что происходит? — задал вопрос, обращаясь ко всем сразу.

На меня никто не обратил ни малейшего внимания. Все сосредоточенно смотрели в одну точку. Когда начал вглядываться туда же, увидел, как в нашу сторону неспешной походкой направляется мужчина преклонного возраста. Но было в этой фигуре нечто такое, что нелегко описать словами. Может, это и будет звучать банально, но от него за версту пахло властью. Притом это была не власть местного царька с одним городом и тремя деревнями. Здесь чувствовалась власть повелевать судьбами миров. Нет, это звучит как-то по-идиотски, но пока не могу подобрать иные примеры или сравнения. Он подошел к нам на расстояние пяти-шести шагов, остановился и произнес хриплым, но в принципе приятным голосом:

— Приветствую тебя, Кевин. — Посмотрел мне в глаза, горько усмехнулся и добавил: — Или тебе больше нравится имя Константин?

Итак, меня этот человек знает. Это уже, скажу вам, интересно. И сколько еще народа на этой планетке имеет представление о том, кто я на самом деле? Так как меня уже не просто удивить, то решил вести себя как настоящий аристократ. То есть делаем вид, что все происходящее меня не только не шокирует, но и идет по заранее продуманному сценарию. Со спокойным достоинством поднялся со своего лежбища, которое уже немного нагрел на вышеупомянутом дереве, сделал несколько шагов навстречу нежданному визитеру и церемонно поклонился. Вот только поклон, которым встретил гостя, был предназначен не вышестоящему, а равному. Этим сразу постарался показать, что не стоит считать меня… ну, кем там они считают аборигенов. Тот улыбнулся, показывая, что прекрасно понял мой намек.

— Предлагаю использовать имя Кевин. Привык уже как-то к нему, — ответил в той же манере своему собеседнику.

Он кивнул головой, соглашаясь с приведенным аргументом, и продолжил.

— Нам нужно обсудить с тобой один очень важный вопрос, — он заявил об этом, что-то прикинув или просто сделав такой вид, — только наедине.

Котяра тут же стал в боевую стойку, как если бы перед ним находилось самое страшное существо, которое можно встретить в обозримой вселенной. Дедок вздохнул и просто скомандовал:

— А ну, брысь! — и всех моих четырехлапых охранников как ветром сдуло.

Да и Лео тоже испарился в неизвестном направлении.

— И как это понимать? — обратился к моему виртуальному наставнику, именуемому Профессором.

Но тот сидел не то что тише мыши, а вообще не издавал даже фонового отзвука, как если бы его не было и в помине. Интересно, и кто же это такой меня посетил? Может, он один из местных богов? Хотя эти мысли просто прокручивал в голове, но ответ на них прозвучал абсолютно реальный.

— Извини, мой мальчик, но я не вправе отвечать тебе на этот вопрос.

— Вы что, тоже мысли читаете? — выдавил из себя.

Знали бы вы, как мне надоели все те, кто ковыряется в моих мозгах!

— А зачем мне так глубоко лезть, если у тебя все вопросы на лице написаны? — удивился гость. — Поживешь с мое, не только вопросы будешь по лицам читать, но и многое другое, особенно то, что тебе и даром не нужно.

— И как же тогда мне к вам обращаться, уважаемый? — решил выпытать у него хоть это.

На всю жизнь запомнил, что не стоит грубить незнакомым людям, особенно если не уверен в том, кто перед тобой. Была у меня одна ситуация, когда хозяина немаленького холдинга принял за бомжа, непонятно каким образом проникшего в наш офис. Что тогда было… Ладно, замяли.

— Называй меня Варден, — отрекомендовался мой гость.

После того как он назвал свое имя, у меня просто засосало под ложечкой. Те, кто знаком с английским, прекрасно поймут мои чувства. Тем же, кому это слово незнакомо, переведу его на более понятный язык. Дословно оно означает «начальник тюрьмы». Увидев мой потухший взгляд, дедок подтвердил, что я правильно его понял. Так как не верилось в тот бред, который стучался в черепушку, решил уточнить:

— Надеюсь, это имеет отношение не ко всей планете?

В ответ была только горькая усмешка, сказавшая мне очень и очень многое. Напрашивается вывод, который мне даже страшно озвучить. Я нахожусь на планете-тюрьме. До чего же должна дойти цивилизация, чтобы использовать планеты под тюрьмы?

Самое обидное, что я никогда не смогу покинуть эту проклятую планету, — пронеслась в голове мысль. Вот только мыслишка-то не моя. Откуда знаю? Так я, когда жил на Земле, был уверен на все сто, что с нее никуда не деться. И ничего, нормально. Да и почти сто процентов ее жителей никуда и не собираются переселяться. Нет, есть, конечно, уникумы, которые не прочь перебраться на Луну или Марс или же на Альфа Центавра, но это уже отдельный случай. Клинический.

— Я так понимаю, что мы встретились совершенно не случайно? — подвел моего собеседника к вопросу, почему мы оказались совсем не там, где первоначально рассчитывали.

— Совершенно не случайно, — подтвердил он мои выводы.

— Тогда, как я понимаю, мне нужно будет что-то сделать, — поделился с ним своими выводами, которые были просты, как три копейки.

Ведь не для того же, чтобы узнать, как мое здоровье, он соблаговолил побеседовать непонятно с кем из неизвестно какой дыры? Дедок кивнул, соглашаясь с моими выводами и явно ожидая продолжения.

— Вижу два реальных решения данного вопроса, — не стал его разочаровывать и продолжил делиться выводами. Или меня сейчас силой заставят делать нечто, невзирая ни на какие выводы. Или, второй вариант, будут приведены аргументы, которые я не смогу проигнорировать, и, следовательно, добровольно суну свою голову в эту авантюру.

— Как вижу, твое обучение проходит очень даже неплохо, — похвалил он меня. — Давай я тебе расскажу одну историю, а потом поговорим обо всем остальном.

Так как я парень не гордый, решил выслушать столь культурного собеседника, тем более что никакого давления он не оказывал. Так почему бы не ответить той же монетой?

— В далекой-далекой галактике, — начал свой рассказ этот тюремщик, — жила одна семья.

Начало очень четко напомнило мне вступление к Звездным войнам. К чему бы это?

— Глава этой семьи был… — мой собеседник запнулся, что-то прикинул и продолжил как ни в чем не бывало, — государственным служащим. Его жена — просто умница и красавица. Они очень любили друг друга. У них родилась дочь, в которой родители души не чаяли. Она росла, училась, и многие были влюблены в нее по уши. Но она, как это часто бывает среди таких девочек, влюбилась в одного… типа.

В этом месте стало понятно все отношение данного индивида к этому, как он сказал, типу.

— Он вскружил ей голову, и девчонка, бросив все, — тут он прервался, так как не собирался выкладывать первому встречному, что такое она там бросила, — умчалась за ним. И не верила девушка в то, что ее «возлюбленный» является преступником, которого заочно приговорили к смертной казни. Они, когда их прижали и попытались захватить, сбежали на эту планету.

Здесь Варден прервал рассказ, явно ожидая моих вопросов. А они напрашивались, и к тому же очень интересные. Например, почему их никто не выковырял с нее? Ничего более умного в голову не приходило, поэтому задал вопрос напрямую.

Ответ меня озадачил. Оказывается, что уже с незапамятных времен эту планету используют как планетарную тюрьму. Кто придумал такой вариант избавляться от нехороших или неугодных личностей, Варден не знал. С его слов, так было всегда. К планете подлетал корабль и выбрасывал капсулу. Та спокойно приземлялась, и о заключенном забывали. Навсегда. Если же с планеты поднималось нечто большее, чем футбольный мяч, то оно просто аннигилировалось, не доходя до орбиты. Ничто высокотехнологичное покинуть планету не может — это аксиома. Единственное место на всей планете, с которого возможно выбраться на орбиту, правда, только особо мощным телепортом, находится как раз в этой долине. Да и то не всегда все проходило гладко. Какое-то время здесь пытались проводить исследования некоторые ученые, но после того как на планете укрылся Адриан, о них больше ничего не слышно.

На языке так и вертелся вопрос: неужели нельзя было отправить по этому пути группу спецназа и вытащить девчонку? Говорил уже о том, что язык у меня работает вперед мозгов? Снова произошла та же картина. Скривившись на вопрос, мне соблаговолили сообщить, что определить местоположение Ромиры достоверно невозможно. Одно только удалось вычислить, что этот гад последние несколько месяцев находился примерно там же, где и она. И они были абсолютно недвижимы. Существует еще несколько причин, но, увы, у меня недостаточно прав доступа для получения остальной информации.

Что могу сказать? Вешают мне лапшу на уши, притом по полной программе. Не настолько я уж наивный, дабы верить всему, что говорят. Да и жизнь в моем бывшем мире тоже не располагает к тому, чтобы быть таким лопухом, которому можно втереть, что хочешь, и он поверит в любую ерунду. Как-то это очень похоже на работу спецслужб. Хотя мне и не приходилось сталкиваться с ними в своей жизни, но вот о том, как используют таких простачков, как ваш покорный слуга, а потом списывают в утиль — начитан.

В конечном итоге мне предложили стать спасителем Ромиры. Что могу сказать обо всем этом? Начинают меня доставать такие повороты в жизни. Уж не развлекательную ли передачу для жителей какой-то планеты снимают здесь с моим участием? А что, очень даже может быть. Где-то читал о таком герое и о том, как на его приключениях целый тотализатор устроили.

— Что мне за это будет? — задал вопрос, который покажет, кто я в данной комбинации, разыгрываемой непонятно кем.

Мне отведена роль главного героя или разменной пешки? Не согласен рисковать своей шкурой из чисто альтруистических побуждений, даже ради богини! Если пешка, то, думаю, будут обещать космический корабль и принцессу в придачу к куче «розовых слонов». Это логично, так как платить все равно никто никому не будет. Может быть и второй вариант, где, кроме головной боли, ничего не получу. Итак, что же мне могут предложить?

— Я помогу тебе покинуть эту планету! — произнес этот типчик напыщенным тоном.

Посмотрел на него и расплылся в улыбке. Он что, считает меня идиотом? Ох, нутром чую, что сейчас, кроме пряников, пойдет в дело и кнут.

— Прекрасно! Я счастлив! Рад настолько, что не знаю даже, где переночевать! — выдал ему очередную идиотскую фразу из своего прошлого.

Он уставился на меня с непониманием.

— Тебя что-то не устраивает в столь щедром предложении? — переспросил меня осторожненько, как больного.

— А в чем состоит это предложение? — поинтересовался у него. — Здесь я какой-никакой, но герцог. Имею положение, друзей, деньги и прочее по мелочам. Вы же предлагаете мне плюнуть на все это и отправиться туда, не знаю куда, и стать непонятно кем. Главное, там, куда вы приглашаете меня перебраться, я хоть кому-нибудь нужен?



Интересные вопросики, правда? Предложат мне вернуться на Землю, например, и куда там пристроят двенадцатилетнего шкета? В лучшем случае в детдом, пардон, в интернат. Так лучше уж я здесь останусь. Прекрасно ведь понимаю, что хорошо там, где нас нет, мне ведь, как говорила одна женщина, далеко не шестнадцать. И чем дольше нас там нет, тем там лучше.

Озвучивая свои мысли, с ужасом начал отмечать, как на глазах меняется посетивший меня дедуля. Из доброго старичка он становился жестким, где-то даже жестоким человеком, привыкшим, что его просьбы имеют форму приказа и выполняются немедленно, без глупых вопросов. Он здесь распинается перед мелким аборигеном вшивой планетки, а тот корчит из себя вершителя судеб.

— Значит, так, щенок, — заговорил он командным тоном. — У тебя месяц на то, чтобы ликвидировать Адриана и найти принце… кх-кхм, — он закашлялся, как будто бы поперхнулся, и продолжил: — найти Ромиру и помочь вывезти ее с планеты.

Сделал вид, что не услышал его оговорки. Или это было сказано специально, чтобы сработать на моем любопытстве?

— А если я откажусь выполнить вашу просьбу? — поинтересовался у этого наглеца.

— Тогда ты умрешь! — выплюнул он в своей неподражаемой манере.

Ухмыльнулся и выдал ему то, от чего дедка переклинило.

— Тогда тебе придется встать в очередь!

Видя, что ответ адекватно не понят, попытался пояснить на пальцах.

— Меня уже столько раз пытались убить, что я задолбался считать. А еще больше желающих осталось. Так что тебе придется подождать. Они были первыми.

И раз я решил наглеть, то буду делать это по полной программе.

— Аудиенция закончена!

Как меня уже достали типы, считающие себя пупом земли! Теперь, даже если он сто раз прав, сотрудничать с ним не буду, чисто из вредности! Пока дедок краснел, зеленел, синел и вообще переливался всеми цветами радуги, отдал приказ Профессору приготовиться к силовому решению ситуации. Он попытался что-то вякнуть, но я пресек этот пораженческий образ мыслей на корню.

— Да ты хоть представляешь, кто перед тобой? — попытался урезонить он меня.

Но мне было все равно. Никто не имеет права вытирать об меня ноги, даже если у него больше сил.

План был проработан за считаные мгновения. Лео бросает несколько камней в этого старого заморыша, но они должны будут пролететь сантиметрах в пятнадцати от него и с нормальной скоростью, чтобы было похоже на нападение. Пока Варден отвлекается на эту демонстрацию, в игру вступают Мурзики, которые должны свалить его с ног, причинив парочку болезненных, но не серьезных гематом. И завершает картину Котяра, который берет его горло в захват своими когтями, и если будет хоть намек на нападение, физическое или виртуальное, использует ситуацию для нанесения максимального вреда.

— Пять секунд до начала операции, — отдал приказ Профессору.

— У тебя ничего не выйдет! — выдавил из себя Варден.

— А жизнь всегда штука несправедливая, — ответил ему на философский манер, — всяко бывает.

В этот момент операция «захват» началась. Вот только пошло все совсем не по моему плану. В сторону дедка вышел Котяра в сопровождении шестерых мелких. Было видно, или это я так чувствовал, что им было страшно до умопомрачения. Но они шли, и шли умирать. За ними находились двое полиморфов, трансформировавшихся в созданий, похожих то ли на кошек, то ли на волков. Шерсть у всех стояла дыбом, зубы оскалены, а у некоторых из пасти даже пена капала.

Дедок приготовился отражать нападение. Было видно, что он уверен в положительном исходе — для него, естественно.

— А ну, стоять! — рявкнул я на своих подчиненных. — Это что за цирк и нарушение субординации?!

На меня уставились все — и мои спутники, и неприятный гость.

— Как, я сказал, должно было пройти нападение? А вы что здесь устроили? Молока лишу, на месяц! Нет, на два!

В это время Варден расслабился, а мои телохранители уставились на меня непонимающими взглядами. И тут произошло то, на что я рассчитывал. Ба-бах! — и дедок лежит без сознания.

Глава 2

В это время на поляну влетели три мои спутницы. Было видно, что, одеваясь, они перекрыли все военные нормативы с большим запасом. Откуда такие выводы? Их внешний вид говорил об этом, притом очень конкретно. Выбежав на открытую местность, где и происходили все вышеописанные события, они резко затормозили. Затем начали переводить взгляд то на меня, как главного зачинщика всех проблем в жизни галактики, то на увеличившееся стадо четырехлапых сопровождающих, которых, непонятно с какого перепугу, стало на парочку больше, то на дедка, лежащего недвижимым мешком возле Шустрика.

А вы думали, что это неправильно приземлился межзвездный птеродактиль? Или что-то откуда-то отрикошетило? Вынужден вас разочаровать. Жизнь оказалась куда банальнее. Ради чего я нес бред о том, что лишу их молока и тому подобную ересь? Так считать-то я умею! Говорил же, что там был Котяра и шесть Мурзиков? Но их-то у меня семь. Вот и подумал, что это явно неспроста. Меня-то этот визитер читал как открытую книгу и, подозреваю, что мой приказ не стал для него неожиданностью. А вот самодеятельность моих друзей вкупе с речью клинического идиота дали возможность провернуть Шустрику его «финт ушами». Он просто на огромной скорости стукнул мужика по затылку, как пущенный из пращи камень. Так как удар был очень неслабым, то дедка отрубило напрочь.

— Кто это? — услышал сразу три одинаковых вопроса.

Они были произнесены настолько синхронно, что почти слились в один. И что им ответить? Хотел бы я сам знать, что это за тип, как он оказался в наших краях, и чего в действительности добивается.

— Вам нужен честный ответ? — спросил на автомате.

Девчонки синхронно закивали головами.

— Тогда я не знаю, — пожал плечами и даже почесал затылок. — Одно могу сказать, что этот тип требовал убить Адриана.

Ой, зря заикнулся об этом. Вероятно, лишь чисто женская брезгливость связываться с падалью удержала их от членовредительства. Пока мы общались, Кейт и Лео вернули себе свой человекоподобный облик и пристроились позади леди настолько тихо, что никто ничего не услышал.

— Я боюсь, что, когда он придет в себя, нам будет мало места не только на этой полянке, но и на всей планете.

Это в обозримой реальности проявил себя Профессор. В данном случае он был абсолютно прав, с этим нужно что-то делать. Вот только что? Закрыть бы его где-то глубоко и надолго. Надолго… Надолго… И тут меня осенило! Где они не могли найти Адриана и его спутницу? Вот! Туда его, голубчика, и отправим. Согласен, что это займет какое-то время, но есть ли варианты?

— И о чем таком серьезном ты задумался, Кевин? — это уже Миранда.

Решил не юлить и расписал в красках, что нам светит, когда этот дедок очнется. Единственный способ избежать неприятных моментов — это бить его по голове, как только он начнет приходить в себя. Правда, боюсь, что так он станет идиотом, и притом скорее раньше, чем позже.

— Мяу! — кажется, обиделся на меня Шустрик.

— Парень! Ты все сделал в лучшем виде! — тут же похвалил его.

Потом, дабы не было дискриминации и зависти, похвалил всех своих охранников за то, что они такие умные и инициативные. Ведь, как ни крути, но сработал именно их план, а не мой.

— Понимаете, — переключился на девушек, — когда этот типчик придет в себя, то нам небо с овчинку покажется. Вот и думаю, как продержать его некоторое время в таком вот, безвредном для нас, состоянии. Проблема лишь в том, что я знаю только один способ введения в такое состояние. Но, боюсь, голова у него долго не выдержит.

Миранда с эльфийкой задумались над столь неоднозначной проблемой, а Милисента подошла к Вардену, внимательно осмотрела, как выставочный экспонат ископаемого, и спросила:

— Позвольте мне, ваша светлость, решить эту маленькую проблему?

Спросила она это настолько будничным тоном, что у меня по спине побежали крупнокалиберные мурашки. Это был голос убийцы, для которого люди — это возможность заработка, и не более. Наверное, таким голосом один мясник говорит другому, что он сдерет с этой тушки шкуру меньше чем за минуту. Так как никаких более адекватных идей у меня не было, дал ей добро на проведение эксперимента.

Она открыла свою, скажем так, дамскую сумочку, и вытащила маленькую коробочку. Достала из нее иглу, что-то прикинула, и воткнула в лежащее перед нами тело. Таким же образом было натыкано около двух десятков булавок в эту особь, которая теперь стала больше походить на дикобраза.

— Готово! — отрапортовала она, после того как внимательно перепроверила расположение всех воткнутых предметов.

— Готово что? — стало мне любопытно.

Я слышал о том, что некоторые мастера заплечных дел, или как их там называют, с помощью иголок и булавок могут творить настоящие чудеса. Быть может, это один из способов их использования? Вот только все равно считаю, что обязательно стоит выяснить, что она сделала и как долго это продлится.

— Я могу гарантировать, что он не придет в себя до тех пор, пока из него не будут извлечены иглы. — Что-то прикинув, она добавила: — Или пока не умрет.

Подумал, что это очень даже неплохо, и тут же в черепушку постучалась еще одна мысль о том, что у этого дедка могут быть сообщники. И никто не даст гарантии, что они чем-то от него отличаются, особенно в плане этики. Значит, пора делать ноги, и чем быстрее, тем лучше. Не дожидаясь… А чего я должен ожидать? Кто тут старший? Правильно. Значит, мне и командовать.

— Лео, на тебе транспортировка этого, — ткнул пальцем в дедка.

Тот, без лишних эмоций, подошел, поднял, что-то прикинул, и перебросил Вардена через плечо. Я в свою очередь подумал, как распределить народ по телепортам, и скомандовал Милисенте взяться за меня.

— А почему это она должна… — начала Миранда, но, наткнувшись на мой взгляд, тут же осеклась.

— Молчу, молчу, — захихикала она. — Я забыла, что у нее нет телепорта.

Погрозил ей пальцем, как нашкодившему ребенку, и чуть не оглох от смеха девчонок. Представил, как это должно смотреться со стороны, и тоже захихикал. Все-таки умение посмеяться над собой — это великое достижение человека разумного.

— Запускай, Профессор, — дал добро на переброску нашей группы.

Секунда — и мы находимся перед лесным домиком Хранителя.

— О Кевин! Привет, — тут же промелькнуло в голове.

Оперативно реагирует Кузя на приход гостей. Внимательный он хранитель своего домика.

— Ты мне представишь своих спутников? — продолжал он, как будто бы мы с ним расстались несколько минут назад.

— Привет, Кузьма, — ответил на его приветствие. — Все сделаю, но сначала вопрос. У тебя есть регенерационные комплексы, могущие переводить пациента в состояние стазиса?

Возникло ощущение, что он начал чесать пятерней затылок, соображая, что же мне ответить.

— Ну, если простые, то есть, — наконец родил он. — А те, о которых говоришь ты, — это очень дорогое оборудование, для управления им нужен специальный квантовый вычислитель. Так что извини, нет.

Итак, нужного мне оборудования в домике не имеется.

— Слушай, Кузя, попроси своего инженера временно занять чем-нибудь моих спутников, а я попытаюсь немного подумать и проанализировать происшедшее.

Что он ответил, я уже не услышал, так как полностью ушел в свои мысли. Потом сообразил, что время не резиновое, и попросил своего Профессора перенести меня в виртуал с максимальным ускорением. Тот сделал это практически моментально, и я начал наматывать круги по воображаемой траектории.

Итак, что мы имеем на данный момент? Думал об этом, продолжая ходить по воображаемому кругу. Есть в наличии непонятки с Адрианом, с которыми стоит разобраться. Что это за сбой при телепортации и появление этого неадекватного гостя из кто его знает каких далей? К чему его угрозы и наезды, за что пришлось настучать ему по куполу? А некто по имени Ромира, которую очень хотят убрать за пределы планеты, кто она? Больше всего меня бесит отсутствие возможности определить, кто есть кто. Кому можно верить, а кто просто врет без зазрения совести? Что делать с этим типом и Адрианом? Вопросы! Вопросы! Да так свихнуться можно!

Кевин, тормозни! Прекратить панику, начинаем развернутый анализ происшедшего.

— Профессор, — обратился к своему наставнику, — требуется информационное вливание.

— Ты будь попроще, мой мальчик, — посоветовал он, — и, как говорил кто-то из великих, к тебе потянутся люди. А если совсем на пальцах, то не усложняй и без того сложные вещи, так как все намного проще, чем тебе кажется.

— Да ты философ как минимум, — решил подколоть его. — Твои слова стоит записать для будущих поколений, а то никто не запомнит сказанного тобой, и мир сразу же станет беднее.

— Ладно, ладно, — огрызнулся он, но совсем беззлобно. — С чего начинать?

— Давай сделаем так, — прикинул предварительный план действий, — я начну рассказывать все по порядку вместе со своими выводами.

— А вы не будете против, если я тоже послушаю? — вклинился в наш разговор Кузя.

Что могу сказать? На нем сработало правило капитана Врунгеля: «Как вы яхту назовете, так вам с ней и мучиться». Помните, какими качествами отличался мультяшный домовенок? Вот и этот косит под него по полной программе. Прикинул, что вреда от такого слушателя быть не должно, тем более что сплетничать он сможет только со своим инженером, и дал добро на его присоединение к нашей конференции.

— Начнем с того, — сделал свое вступление, — что мы реанимировали Хранителя лаборатории. Перед тем как оставить его, никто даже не заикнулся о том, что у него ни с того ни с сего может закончиться энергия. Следовательно, на момент нашего отбытия ничего такого запланировано не было. Возникает закономерный вопрос: что должно было произойти за время нашего отсутствия такого, что чуть не скопытился Искин этой самой лаборатории? Второе. После запуска генератора нас постарались вначале тактично, а потом и внаглую выпроводить, и притом побыстрее. Ранее столь неадекватного поведения у этих электронных мозгов замечено не было. Или это я был настолько невнимательным? Возникает закономерный вопрос: почему от нас пытались избавиться столь грубыми методами? Я ничего не пропустил, Проф?

— Пока все это согласуется с моими данными, — ответил тот.

— Рассматриваем ситуацию дальше. После того как Адриан был приведен в работоспособное состояние, он с легкостью начал раздавать «розовых слонов».

— Каких слонов? — вклинился непривычный к моему жаргону Кузьма.

Озвучить ответ не успел, так как Профессор сделал это намного быстрее.

— Он начал раздавать «розовых слонов», — продолжил я свою мысль, — притом всем и в большом количестве. С чего бы такая благотворительность? И откуда он знает Милисенту, если отсутствовал приличный промежуток времени? Следовательно, с момента их последней гипотетической встречи прошло несколько лет, и ей в то время должно было быть около десяти-двенадцати. Но Адриан узнает ее буквально сразу же. У меня вопрос так и рвется наружу: кто она такая?

— Пока со всем согласен, — поддакнул Профессор.

— Рассмотрим следующую ситуацию. У Адриана было очень большое желание произвести манипуляции надо мной и моими сопровождающими одним махом. Я допускаю, что ему просто жалко времени, которое пришлось потратить на нашу компанию. Вот только грызет червячок смутного подозрения, что и здесь не все так просто, как кажется на первый взгляд. Что думаешь, Проф?

Тот некоторое время похмыкал и согласился со столь неоднозначными выводами.

— Я так понимаю, что во время обновления и исправления Котяры ничего сверхординарного не произошло, так же, как и во время прохождения процедуры Мурзиками?

— Если не считать, что теперь мы обладаем семью комплексами системы «Хранитель», ничего сверхординарного не произошло, — подколол Проф, копируя мои интонации. — Хотя до выхода на проектную мощность им потребуется некоторое время, — добавил он уже серьезным тоном.

— Ага, это еще одна непонятка. Что это за лаборатория, что в ней запросто могут модернизировать столь уникальную технику? Чем она занимается? Хотя, правильнее сказать, чем она занималась, до того как была заброшена? Правда, это мы решили, что она заброшена и не используется. А кто сказал, что так оно и есть на самом деле? Быть может, нам показали именно то, что было нужно, для того чтобы мы сделали желаемые выводы?

— Хм! — послышалось со стороны Кузи.

Неужели этот чудо знает больше, чем говорит?

— Помнишь, Проф, как он уговаривал меня на прохождение процесса интеграции без наручей? Я, на его месте, плюнул бы на все это и отправил мелкого выскочку подальше, а он чуть ли не умолял меня пройти эту процедуру. К чему такая навязчивость, может мне кто-нибудь объяснить?

Так как никакого ответа не последовало, я продолжил делиться своими наблюдениями.



— После того как было произведено инсталлирование обещанного комплекта защиты биологического разумного существа седьмого поколения…

— Что? — аж подбросило Кузьму. — Тебе установили эту гадость?

Опаньки! А наш простачок не так и прост. Он наверняка знает, о чем идет речь. Значит, будем колоть. Решил ничего не спрашивать, а просто уставился на него с немым вопросом. Минуту мы играли в гляделки, и я, как ни странно, выиграл этот раунд. Или это он сыграл в поддавки?

— Насколько я знаю, эта модель разрабатывалась таким образом, чтобы лишить разумное существо личного интеллекта и переподчинить некоему управляющему центру, — промычал Кузьма.

— Профессор? — переадресовал я свой невысказанный вопрос. — У тебя наверняка есть нечто, о чем мне стоит знать. Не так ли?

Он покряхтел, как дедок, которого подняли с кресла-каталки, и все же решил просветить меня темного.

— Когда началась установка этого комплекса, наниты забили тревогу. Им не понравилось то, что он начал творить с твоими нервными окончаниями. Разбираться со всеми приколами времени не было, и я, по их подсказке, перевел его установку в… как бы ты это назвал? — призадумался он. — Возможно, своего рода виртуальную машину. То есть инсталляция была произведена, но не в тебя, а в эту виртуальную машину. Именно поэтому я и общался с Адрианом вместо тебя, работая посредником между ним и этой системой. И очень надеюсь, что он ничего не заподозрил.

— Ты хочешь сказать, что он был в курсе того, что меня ожидает после его подарка? — вскипела в душе злость. — То есть он решил сделать из меня свою марионетку?

Нет! Без ответа я такого подвоха не оставлю. Ему еще будет икаться, и не один раз! Немного успокоившись, вернулся к прерванному обсуждению. Мне стало конкретно не по себе. Я же мог стать идиотом, в лучшем случае! Мне снова повезло, к тому же очень. Даже не представляю, какой презент сделать Профессору за его заботу о моей тушке. Но вот с подарочком все равно необходимо будет разобраться. Вдруг его каким-то образом получится использовать на благо родины?

— Еще было что-то неправильное во время этой процедуры? — решил додавить наставника.

— А ты считаешь, что я проходил ее не первый раз? — сделал он удивленное лицо. — Меня так, между прочим, обрабатывали тоже впервые.

— Извини, Проф. Не подумал. Идем дальше. Он нас отпускает с большим облегчением. Мало того, первым делает ноги из лаборатории. Как это стоит понимать? Он на что-то рассчитывал, оставляя нас, или просто спешил заняться государственными делами? У меня нет никаких предположений по этому поводу. Потом была телепортация, которая занесла нас непонятно куда, где мы встретили этого типа, который сначала одаривал плюшками, а когда мелкий выскочка не захотел идти на соглашение, просто начал угрожать. Вопрос: зачем ему смерть Адриана? Кто такая Ромира и почему он так рвался вывезти ее за пределы планеты? И что это еще за оговорка насчет принцессы? Потом мы ему показали козью морду и телепортировались сюда. Вроде бы ничего не упустил?

— Я не знаю, где вас носило, но одно могу сказать со стопроцентной уверенностью: точка вашего отправления ко мне лежит за пределами планеты, — подал голос Кузя.

Вот это фортель! Так вроде бы расстояние, на которое могут работать даже стационарные порталы, не превышает определенного километража? В смысле, они ограничены планетой. И как все это стоит понимать?

— Боюсь, что ответ на столь неоднозначный вопрос может дать только наш гость. Но приводить его в чувство, чтобы спросить об этом, я как-то боюсь, — признался своим собеседникам. — И его стоит упрятать от греха подальше. Единственное место, где есть необходимая аппаратура, находится в лаборатории. Правда, тамошний Искин мне очень не нравится. Даже не подозреваю, какую пакость можно ожидать от него в следующий раз.

Нарезал еще несколько кругов и задал очередной дурацкий вопрос:

— А насколько тяжело сменить Искина на определенном объекте?

Мои собеседники не нашлись что сказать в ответ на такое святотатство. Это если рассматривать вопрос с их стороны. Повисла настолько глубокая тишина, что перепугался и решил проверить, не оглох ли я ненароком.

— Раз, раз… Проверка связи, — произнес слова, которые говорят умные люди при настройке звуковой аппаратуры на разного рода мероприятиях.

Профессор с Кузьмой переглянулись и только покачали головами. С их точки зрения, вероятно, произошло непоправимое, и у молодого человека, на почве мании величия или еще какой-нибудь ерунды, поехала крыша. Они начали переговариваться между собой, а у меня появилась идея, которую начал обсасывать со всех сторон.

Когда наша компания появилась в лаборатории первый раз, тогда Искин и его базы данных были разделены и существовали независимо друг от друга. Какой напрашивается вывод? Их устройство в чем-то похоже на наши компьютеры. Есть устройства хранения информации, а есть блоки, отвечающие за их обработку. Возникает закономерный вопрос. Есть ли у них разница в мощностях этих самых процессоров? Как можно получить ответ на этот вопрос? Правильно! Нужно вначале его формулировать.

— Слушай, Кузя, — обратился к Искину лесного домика, выполненного в стиле замка. — А ты смог бы управлять лабораторией?

От неожиданности он замер с открытым ртом, так и не договорив с Профессором.

— Целой лабораторией? — переспросил с большим удивлением.

— Нет, только третьим и четвертым этажами, — съязвил по привычке. — Конечно, целой. Мы что, бедные или мало кому должны?

Дальше началось бесплатное представление. Вообразите себе красну девицу, которой предлагает руку и сердце былинный богатырь. Она-то, естественно, «за» обеими руками, но ведь нельзя же соглашаться с первого раза. А поломаться, покрутить, пошаркать ножкой? Никто ведь не отменял этого ритуала, и, значит, нужно неукоснительно его провести. А то что скажут соседи? И она, стараясь не переборщить, шаркает этой самой ножкой, стреляет глазками, и вообще ведет себя как положено приличной девушке в столь сложной житейской ситуации.

К чему привел этот наглядный пример? Именно это начал откалывать Кузя. Быть может, ножкой он и не шаркал, но краснел и отнекивался от предлагаемых привилегий всеми возможными способами. При этом он очень старался не переборщить, а то вдруг мы передумаем, и ему ничего не обломится. В конце концов, он дал себя уговорить.

Да, чуть не забыл. Оказывается, такого разделения по мощностям, как это принято у нас, их Искины не имеют. В данном случае все упирается в несколько факторов. Во-первых, какой базой данных он обладает. От этого зависит, что он может делать. Во-вторых, сколько энергии имеется в его распоряжении. Данный фактор напрямую влияет на его, если выразиться понятными мне терминами, рабочую частоту и количество одновременно поддерживаемых потоков. В-третьих, сколько подчиненных будет у него на побегушках. Как понимаете, чем больше шестерок он будет гонять по своим надобностям, тем больше дел будет выполняться одновременно. И, в-четвертых, сколько лет опыта у него имеется в данной области деятельности.

Уговорить-то его мы, в смысле я, уговорили, а вот что делать дальше, не имею ни малейшего представления. Будь у меня задача заменить процессор, то вопросов бы не было. Вырубил питание, вскрыл корпус, демонтаж-монтаж, закрутил болтики — и вперед с песней. А вот как производится замена Искинов, может меня просветить хоть кто-нибудь?

Просветили. Этим кем-то оказался инженер местного центра, который и поведал о том, что все в принципе очень просто. Достаточно вытащить кристалл со старым Искином и воткнуть в это гнездо нужный мне электронный мозг. Так, возьмем на заметочку, что все эти электронные умники представляют собой кристаллы. Или правильнее говорить, что они живут в них? Нужно будет расспросить Профессора об этом как-нибудь на досуге.

Но это будет потом. Сейчас на первое место выходит вопрос номер один. А согласится ли на такую замену старый Хранитель лаборатории? И как провернуть план модернизации оной с заменой определенных узлов и агрегатов, чтобы не возникло ненужных проблем?

Глава 3

Наша компания занялась активной проработкой плана по захвату лаборатории Древних. Я, как это бывает в последнее время, выдвигал самые идиотские идеи, а троица виртуальных помощников анализировала их и принимала или же отбрасывала. В какой-то момент наступил ступор. Не получалось у этой компании обрабатывать данные с требуемой мне скоростью. А что вы думали? Что они шибко быстро умеют вести расчеты? Расслабьтесь. Еще работая на Земле, заметил, что, когда нужно решить некоторые задачи и я входил, как говорится, в раж, то за мной не успевали три самых мощных сервера нашей фирмы.

Пришлось вспомнить о том, что мы имеем связь с вычислительным центром Древних. Так как никому, кроме нас, он не был нужен последнюю пару сотен лет, то его Искин с большим удовольствием включился в нашу работу. Оказывается, что им тоже не нравится скучать. И тут вылезла проблема, решить которую не представлялось возможным. Оказывается, что не потянет наш Кузя лабораторию с ее оборудованием. Нет, вопрос не в его мощностях или прочих технических аспектах. Все оказалось намного банальнее. Молод он еще!

Вот такого приговора, честно скажу, не ожидал. Был готов к разным пакостям, но не к этому. Упал на появившийся по моему желанию стул, закрыл голову руками и собрался понервничать. Но мне не дали долго заниматься столь увлекательным делом. Искин вычислительного центра, который обрисовал нам данную проблему, сам же и предложил вариант ее решения. Если вкратце, то его рекомендация звучала примерно так. На первых порах Кузьма будет делать то, на что достаточно его квалификации и опыта. Потом можно будет заменить его одним из Искинов этого самого центра, а Кузю отправить, если это будет звучать адекватно в данном контексте, на переподготовку.

Ладно, этот вопрос решен. А как убедить теперешнего Хранителя лаборатории не мешать нам в исполнении своего коварного плана по захвату чужой недвижимости?

— Это я смогу организовать! — обрадовал нас Профессор.

Теперь мы смотрели на него, ожидая пояснений. Он, естественно, поважничал, а потом напомнил о кодах, которые были переданы нам Адрианом перед прошлой операцией, так как предполагалось, что они могут пригодиться. Вот и пригодились. Правда, совсем для иных целей. Ну и что? Мы же не виноваты, что так повернулась жизнь.

— У меня последний вопрос, — обрадовал своих собеседников. — Кто знает, где физически находится место, откуда потребуется изъять старый кристалл и установить новый?

Искины скромно промолчали. То ли не знали, то ли стеснялись озвучить. Положение спас инженер Кузьмы.

— Да возле управляющего кресла, — сообщил он как само собой разумеющееся.

Мне на пальцах пояснили, как до него можно добраться и провести операцию по замене. Почему именно меня вводили в курс дела? Это была простая логика. Вот представьте, что к вам пришел незнакомый человек и просит пустить его в дом или квартиру. Впустите? А неужели Искин лаборатории более глупое существо? Я же вроде бы настолько частый гость в тех краях, что почти свой. Да и помог этому завхозу неслабо в свое время. Ну и что, что в последний раз мы крепко погрызлись? Чего в жизни не бывает.

— А с ним ничего не случится, если его извлечь из гнезда и никуда не воткнуть? — внезапно подумал почему-то вслух.

Вы бы видели, как поменялись выражения лиц виртуальных собеседников. Даже показалось, буквально на мгновение, что меня зауважали, как того, кто переживает за больного, которого хотят отключить от аппарата искусственных легких. Все было до безобразия просто. Если кристалл с Искином поместить в специальный контейнер, то ничего с ним не случится. Минимум пять сотен лет жизни ему гарантировано. Только это состояние трудно назвать жизнью, оно больше похоже на анабиоз.

— И еще, Кевин, — обратился уже лично ко мне Искин вычислительного центра, которого про себя решил называть Умником. — С подарком, который попытался проинсталлировать тебе Адриан, не все так плохо. Ты сможешь им пользоваться.

Слово «ты» он выделил очень четко, вероятно, именно оно имело решающее значение в данном случае.

— Но тебе придется провести недельку в регенерационном комплексе, — продолжил он.

— А это зачем? — полюбопытствовал я.

Все оказалось одновременно и просто и сложно. Просто — потому что требовалось выловить все гадости, которые угрожали моему психическому состоянию, и модернизировать программный код, который криворуким программистам было лень довести до ума. Сложность же состояла в том, что на вживление столь громадной базы нанитов требовалась как минимум неделя времени. Это из расчета, что я уже и так частично модернизированный парень. Вот любопытно, а знал ли об этом Адриан? Решил подумать об этом на досуге. В данный же момент нужно побыстрее выполнить план по заключению бессознательного дедка в медицинскую капсулу. Как говорится, во избежание…

Что для этого нужно в первую очередь? Правильно! Зарядить телепорт, который сможет доставить нас в лабораторию. Так как прошлый раз на это ушло несколько часов, то решили не тратить время понапрасну и, попрощавшись с Искинами (говорю о себе и инженере), вернулись в реальный мир. Сопровождающий меня инженер тут же потопал заниматься тем, что напрямую относится к его непосредственным обязанностям — заряжать кольцо-телепорт. Мне же предстояла самая тяжелая часть нашего плана.

Вы уже догадываетесь, о чем я говорю? Да, объявить девушкам, что они с нами не идут. При одной только мысли, что услышу в свой адрес, мне становилось страшно. Вот никогда не подозревал, как может быть тяжело озвучить человеку принятое решение. Всегда думал, какие гады некоторые директора, что могут так просто сказать человеку о его увольнении. Теперь же понимаю, насколько это бывает тяжело сделать. Размышляя обо всем этом, волочил свои ноги в зал, где расположились мои спутницы. Вы не ослышались, именно волочил. Иным словом назвать такое перемещение у меня не получается.

Не успел я переступить порог комнаты, очень напоминающей обеденный зал, как на мне скрестились взгляды всех присутствующих. Нэя смотрела с легким любопытством. Кейт и Лео взирали абсолютно безразлично, как на вошедшего официанта. Мурзики — в предвкушении нового развлечения. А вот Миранда с подругами — с явным подозрением. Вероятно, именно о таком взгляде говорят, что он просвечивает насквозь. Уже набрал полную грудь воздуха, дабы начать свою речь, как меня перебили самым беспардонным образом.

— Вы уже придумали, как избавиться от пожилого господина? — спросила Миранда.

Было видно, что она старается держать себя в руках, так как ответ на поставленный вопрос был явно ей неинтересен. Она уже знала, зачем я пришел к ним. Говорить было тяжело, и я просто кивнул в ответ. Горло пересохло и очень захотелось пить.

— Мы можем узнать, что вы предпримете? — продолжила девчонка задавать вопросы, как будто бы говорила о погоде.

Увидев, как я облизываю пересохшие от волнения губы, Нэя, как гостеприимная хозяйка, налила в бокал какой-то жидкости и протянула мне. Я проглотил предложенное питье одним глотком, даже не разобрав, что это такое было. Она лишь усмехнулась и снова до краев наполнила мой бокал. На этот раз у меня достало сил поблагодарить ее за понимание и поддержку и ответить на вопрос Миранды. Остальные спутницы ловили каждое произнесенное слово, как будто бы от этого зависело их будущее счастье. А может, так оно и было?

— Посоветовавшись, мы решили отправить его в лабораторию и заложить в саркофаг, в котором до этого пребывал Адриан. Думаю, что оттуда он нам вредить не сможет, — раскрыл я наш гениальный план.

Наблюдая за тем, как меняется выражение лица Миранды, заметил, что она старается вести себя очень аккуратно, дабы не сказать ничего лишнего. Интересно, что так на нее повлияло? Девчонка в последнее время ведет себя очень странно.

— Так это раньше у нее конкуренток не было, — вклинился со своим ехидным комментарием Профессор, — а теперь, видишь ли, конкуренция.

От такой отповеди я просто опешил. Так это получается, что Миранда боится, что ее променяют на какую-нибудь другую?

— Не на какую-нибудь, а на Милисенту, — продолжал мой виртуальный наставник.

— Ты думаешь?.. — не поверил ему.

— А то! — хихикнул он.

Здесь может быть доля истины, подумал тогда, но Проф перестал комментировать происходящее, и я тоже вернулся к действительности.

— Я могу… — начала Миранда, но тут же поправилась: — Можем ли мы чем-то помочь?

Сама деликатность! — проскользнула в уме ехидная мыслишка. В данный момент мне было неприятно от сознания того, что за мою тушку устраиваются показательные соревнования. Быть может, это неплохо, когда вокруг находятся те, кто слушается тебя с первого раза, но понимание причин происходящего не добавляло оптимизма.

— Можете, — постарался ответить ей тоже без лишних эмоций.

Потом посмотрел в глаза невесты и спросил:

— Вы сможете подождать нас здесь, не устраивая истерик и прочего издевательства над моей нервной системой?

«Была бы моя воля, я бы тебя удавила! Раза три минимум». Такой ответ читался во взгляде Миранды. Из нее в данный момент только искры не сыпались. Как сдержалась, не могу себе даже представить.

— Хорошо, Кевин, — ответила она абсолютно ровным ледяным тоном. — Если хозяева будут не против, мы подождем тебя в этом замке.

Если бы камень, упавший с моего сердца, был реальным, то он отдавил бы мне ноги. Настолько большим было облегчение от того, что мне не устроили очередные «вырванные годы». Вгляделся в Миранду и отметил, что ей данное решение тоже далось нелегко. Ее сжатые в кулачки руки с побелевшими костяшками пальцев и закушенная губа сказали мне очень о многом.

Так как до отправки было еще несколько часов и заниматься было нечем, решил перекусить. Оказывается, то, что было на столе, нормальные люди называют ужином. Даже не заметил, как быстро пролетело время. Но решил не откладывать столь важное мероприятие на завтра, а то вдруг фортуна передумает и повернется ко мне тыльной стороной.

Нэя, на правах доброй хозяйки, занялась устройством девушек на ночной отдых, а я сидел за столом и думал о том, чем же завершится моя очередная авантюра. Еще хотелось знать, с какой радости приключения так и сыплются на мою голову и кого стоит благодарить за нескучное существование?

— Кейт, ты остаешься для охраны, — вспомнил и отдал нужный приказ.

— Думаю, это будет лишним, — ответил Хранитель лесного имения, заходя в зал. — Здесь стоит очень хорошая защита.

— Все может быть, — произнес ничего не значащую фразу, но своего решения отменять не стал. — Но так мне будет спокойнее.

На мое решение он просто пожал плечами и положил передо мной две вещи. Первой было небезызвестное вам кольцо-телепорт, а вот второй была небольшая коробочка. Если вы когда-нибудь покупали фотоаппарат типа «мыльница», то очень просто сможете представить габариты оной. На мой удивленный взгляд, мол, что это такое, он ответил, что сие есть контейнер для транспортировки Искина. Не скажу, что в нем было что-то высокотехнологичное. И в моем мире громадное количество электроники транспортируется совсем в непрезентабельных упаковках, так что ничего сверхординарного в этом не усмотрел.

— Вы там поаккуратнее! — командовал Кузьма, когда мне проводили инструктаж по извлечению Искинов и их подготовке к перемещению.

Очень осторожно взял в руки кристалл и залюбовался переливами света в этом устройстве высоких технологий. Естественно, мне выдали белые перчатки из какого-то синтетического материала. Нельзя их, в смысле Искины, брать голыми руками, а то мало ли что. Положил Кузьму в коробочку и защелкнул очень хитрый замок, предотвращающий несанкционированное выпадение электронных мозгов наружу.

Ничего шибко мудреного в данной процедуре не было, и повторить ее для меня не составит особого труда. Предложил еще провести и установку, но инженер заявил, что после нее нужно будет некоторое время, возможно, несколько часов, для включения Искина в работу. Мы же сейчас им не располагаем. Прикинул, что если извлечение не требует особой квалификации, то с установкой как-нибудь справлюсь.

Кольцо уже заняло свое место возле герцогского перстня, который висел на шее на очень крепкой цепочке. Подхватив коробочку с Искином, я отправился во двор. К моему удивлению, нас вышли проводить и девушки. Никаких эмоций уже не наблюдалось на их лицах, и все были абсолютно спокойны. А вот когда увидел Лео с его грузом, то на губах сама собой появилась улыбка. Такой транспортировки пожилых джентльменов видеть не приходилось. Очень уж прикольный способ перемещения он избрал для своего основного багажа. Представьте себе чемодан, из которого впереди и сзади торчат лыжи. Представили? Ну, его багаж не очень похож на чемодан, но остальное присутствовало в полной мере. Свою же коробочку я пристроил на поясе таким образом, чтобы она не мешала передвижению и не вызывала лишних вопросов. Кто его знает, вдруг Хранитель узнает сей предмет и подумает невесть что?

Итак, мой отряд, в котором, кроме Лео, присутствовало все стадо Мурзиков, был готов к отправке. Команда Профессору — и мы переместились в транспортный зал лаборатории Древних. Это там, где находится телепорт и куча прочего добра.

— И как это прикажете понимать? — тут же прозвучал голос местного Искина.

Абсолютно уверен, что вопрос касается нашего неожиданного возвращения. Но нет у меня желания рассказывать этому электронному мозгу всю подноготную нашего визита. Вместо того чтобы оправдываться и выкручиваться, начал использовать элемент наглости на всю катушку.

— Срочно приготовить регенерационный комплекс для пострадавшего и законсервировать его в стазисе до особого распоряжения! — отдал свой первый приказ Искину.

В ответ услышал, что нечего тут командовать разным.

— Профессор, сообщи этому шибко умному Хранителю, какие у меня есть права отдавать такие приказы. А потом мы с ним поговорим по душам, если она у него есть в наличии.

Приказы отдавал вслух специально, чтобы этот завхоз обязательно услышал, что я о нем думаю. Нет, я помню о том, что он прекрасно может общаться со мной ментально, или мысленно, но так как он заговорил через динамики, то и я использовал тот же способ общения.

— Ну ладно, — пробурчало это чудо голосом человека, которого заставляют рыть канаву только для того, чтобы над ним поиздеваться.

Это произошло после передачи управляющих кодов. Меня начинает бесить такое отношение техники к административным полномочиям. Вообще Искины обнаглели на этой планете! Была бы моя воля, некоторым особо грамотным экземплярам устроил бы темную лет на сто, а то и больше.

— Дорогу в медицинский блок помните еще? — уточнил он и, не дожидаясь ответа, сообщил: — Вам туда.

Ну подожди, вражина! Мы еще поговорим с тобой тет-а-тет! Такие мысли промчались в голове, и я переключился на первоочередную задачу нашего похода. Как ни крути, а перевести наш груз в стазис необходимо как можно скорее, а то вдруг очухается — и что тогда с ним делать? Снова бить по голове?

Пока топали к нужным дверям, только диву давался, с какой легкостью Лео несет этого дедка. Создавалось впечатление, что он привязал к магазинному манекену веревочки, и так как пластмассовая пустотелая продукция легкой промышленности ничего не весит, даже не замечает его присутствия в своих руках.

Наша компания остановилась перед входом, за которым находился медицинский комплекс исследовательского центра. Прошлый раз, когда мы собирались реанимировать Императора, за этой дверью произошла незапланированная встреча, которая уничтожила приличное количество нервных клеток в моей голове. Решил тогда, что пришел конец моему проживанию в теле герцога де Сента, но пронесло. Притом так пронесло, что до сих пор, когда вспоминаю Шустрика, разбирающего на запчасти двух, как выяснилось позже, медицинских дроидов немыслимой стоимости, я абсолютно уверен, что это самый лучший из просмотренных мной боевиков.

Когда перед нами снова распахнулся этот вход, за коим прошлый раз пришлось пережить множество захватывающих мгновений, то заявил голосом, от которого самому стало не по себе:

— Если к нам вылезет хоть одна железяка, ты останешься без медицинской обслуги! Это понятно?

Что пробурчал себе под нос завхоз этого заведения, не расслышал, но то, что ему не понравился наезд, было понятно и без его комментариев происходящего. Он не стал испытывать судьбу и нас действительно никто не встретил. Одно могу сказать с уверенностью, что этот Искин совсем не дурак и понимает, что я со своими Мурзиками могу устроить ему Варфоломеевскую ночь в течение нескольких минут. А так как он старый и больной, как сам обозвал себя при нашей первой встрече, то и вел себя как старая и выдрессированная жизнью лиса.

Вошли в помещение, где находился саркофаг, очень похожий на тот, в котором мы нашли Адриана. Он был открыт и ожидал приема пациента в свои мягкие недра. В дальнем углу помещения находились два дроида, которые вели себя как бедные родственники на званом ужине. Их-то пригласили, вот только сразу же предупредили, что если попадутся на глаза хотя бы одному важному гостю, то им будет мало места. Вот они и стараются не мозолить глаза лишний раз.

Лео положил свой ценный груз перед высокотехнологичным гробом и снял с него транспортную упаковку. В смысле освободил дедка от веревок, в которые его упаковали для более удобной переноски. Я сделал несколько глубоких вдохов и начал вытаскивать булавки, благодаря которым тот и находился в столь удобной и неконфликтной форме. Первая, вторая, третья… — считал про себя, стараясь вынимать их в том порядке, который указала мне Милисента перед отправкой. Она предупредила, что очень важно, в какой последовательности они будут вытащены, так как от этого зависит, оклемается ли пациент нашей клиники или отбросит копыта. Во время столь нервной процедуры несколько раз получал от Профессора по рукам — в переносном смысле. Вероятно, оттого, что сильно нервничал, несколько раз пытался вытащить не ту булавку, а наставнику это не очень нравилось. Он считал, что я должен обладать практически идеальной памятью. Я, конечно, не против такого бонуса, вот только не получается у меня, на данном этапе жизни, запоминать все, как компьютер. Сомневаюсь, что и в будущем мне удастся настолько поднять свой уровень запоминания информации.

Когда оставалось вытащить последнюю булавку, наш гость начал очухиваться и приходить в себя. Мне стало жутковато, когда представил, что может произойти, если он решит отблагодарить нас за проявленное внимание. Так как не имел ни малейшего желания проверять величину его благодарности на своей шкуре, то попросил Лео уложить его в реаниматор, пристегнуть, а потом просто вытащил последний привет от Милисенты, и тут же захлопнул крышку этого гроба.

— Переводи его в стазис! — скомандовал на повышенных тонах местному Хранителю.

Тот снова решил рассказать все, что он думает о таких командирах. До конца жизни буду благодарен Профессору, что он взял на себя разрешение этого недоразумения, которое могло испортить всю нашу жизнь. Сделано это было снова с помощью тех же кодов.

— Ты, кретин с электронными мозгами, — начал заводиться, чувствуя, как меня понесло.

До сих пор было тяжело поверить в то, что упаковка в стазис гостя из иных миров прошла как по маслу.

— Ты хотя бы представляешь, что бы он сделал с твоими электронными мозгами, если бы пришел в себя? А вот когда Адриан решит поговорить с тобой о том, как вольно ты себя вел по отношению к его убийце, то тебе здесь не только места мало будет — не будешь знать, за каким кактусом прятаться!

Кажется, я снова начинаю нести полную чушь, вот только ничего поделать с этим не могу. Умные люди называют это словесным поносом.

— Как убийца? — казалось, что из нашего завхоза вытащили стержень. — Он убил Хозяина?

Вы можете себе представить компьютер, у которого начинается нервный тик? А ведь именно это сейчас происходило с Хранителем лаборатории.

— Успокойся, железяка! У меня и так нервы не железные. Жив Адриан. Не успел этот тип добраться до него.

Вероятно, от перенапряжения начал говорить простыми и короткими фразами. Думаю, что если бы начал играть во всю мощь своего актерского таланта, и то вряд ли бы у меня получилось произвести такое впечатление на Искина.

— А что вообще произошло? — решил тут же устроить допрос мой собеседник.

— Тебе прямо сейчас начинать кричать или мы сможем сесть и поговорить в более приватной обстановке? — спросил без обиняков.

Ну и что, что у меня нет секретов от моих сопровождающих. Я-то об этом не говорил Хранителю, вот пусть и думает что хочет.

— Тогда ожидаю тебя, Кевин. Дорогу помнишь? — быстренько перешел он на очень любезный тон.

Что же, мое задание становилось еще проще, чем я думал раньше. Оттягивать этот момент не стал и направился к двери с надписью «5-17».

Глава 4

— Только своих котов оставь с той стороны! — тут же начал ставить условия Хранитель лаборатории.

То, что он шибко борзый, я уже давно понял, вот бы еще узнать, откуда у него столь не свойственные искусственным программируемым системам замашки? Только просвещать на эту тему никто меня не собирается. Профессор, например, любит отвечать, когда задаю ему такие вопросы, что для полного понимания мне нужно еще очень многое узнать и переосмыслить. С его точки зрения — уверен, что предвзятой, — у меня есть некоторые моральные препоны к пониманию и принятию определенных ценностей. Нет, я с ним полностью согласен! Например, его садистские замашки претят мне, и считаю такое поведение очень непедагогичным. Ну и что, что показатели высокие? А каково бы вам было, если бы вы решили ради спортивного интереса выучить язык, например немецкий, а добрый дядя приставил к вам цербера, карающего за каждое невыполненное задание? Скажите, только честно, вам бы такое понравилось? Вот и мне его подход доставляет очень мало удовольствия.

Так, о чем это я? А-а-а… Говорил о том, что местный искусственный интеллект очень нагло ведет себя по отношению ко мне. Появилось большое желание надавать ему по рогам. Не нравятся ему мои Мурзики? Сам виноват! Никто не заставлял его вести себя по-свински. Мы ведь просто адекватно отреагировали на его закидоны. Так что нечего выдвигать претензии!

— Я бы на твоем месте, железяка, вел себя поскромнее, — съязвил в ответ.

— Будем считать, что я уже испугался, — парировал он.

Ну-ну, посмотрим, как ты будешь петь, когда начну выковыривать тебя из установочного разъема. Это я подумал, а в ответ продолжил свою пикировку.

— Никто никого пугать и не собирается, — заявил, входя в знакомую дверь.

Решил сильно не наглеть и оставил своих спутников в коридоре, как и просил смотритель этого захолустья. Незачем его пугать раньше времени.

Вошел и начал внимательно осматриваться, выискивая взглядом нужную мне панельку, за которой находится мой собеседник. Ничего сложного в идентификации этого места не было. Правда, так стало только после инструктажа, который провел инженер Кузьмы. До того все панели были для меня, если так можно сказать, на одно лицо.

Подойдя к стенной панели, за которой находился интересующий меня субъект, протянул руку и нажатием постарался утопить ее в стену. Здесь был использован метод, которым пользуются во многих приборах мои соотечественники. Есть такие кнопки, нажав на которую один раз происходит открытие, а повторное нажатие инициирует закрытие. Думаю, что вы с такими сталкивались, и неоднократно.

Если до моих действий Хранитель вел себя как местный божок, то теперь его поведение резко изменилось.

— Кевин! Кевин! Туда нельзя! Там опасно! — начал панически придумывать отговорки этот умник.

— Я знаю, — согласился с его предупреждением, — мне уже об этом говорили.

— Так зачем же ты лезешь, куда не положено! — решил он надавить психологически.

— Понимаешь, Хранитель, — начал свой злодейский монолог. — Некоторые шибко умные в последнее время ведут себя непозволительно нагло. А это неправильно. Нельзя обижать тех, кто тебе помог, да еще и не один раз. Согласен?

В ответ прозвучало нечто среднее между мычанием и угуканьем. В принципе это можно было интерпретировать как душе угодно. Я решил, что ответ положительный.

— Вот я и говорю, что ты обнаглел в корень и я решил заменить тебя. Не люблю наглых!

Последнюю фразу произносил, держа кристалл с Искином в руке. Ничего сверхординарного не произошло. Свет не вырубился и жизнь в комплексе не прекратилась. Аппаратура работала в штатном режиме, абсолютно не отреагировав на исчезновение главного мозга лаборатории. Хотя меня и просветили об этом, но все равно было как-то не по себе. Вдруг здесь все по-иному? Но это были банальные страхи, которым не суждено сбыться.

Очень аккуратно достал коробочку, в которой с комфортом расположился Кузьма. Поставил ее на кресло оператора и попытался открыть одной рукой. Если у вас есть опыт отпирания замка, когда как ни возьми ключ, что-то из рук так и норовит выпасть, то вы поймете меня. Вот скажите на милость, кому пришло в голову сделать столь идиотскую систему отпирания? Положить старого Хранителя на кресло и воспользоваться обеими руками? Страшно. Вдруг там какое-то статическое электричество или иная пакость? У меня ведь нет цели уничтожить эти мозги, хоть они и вредные. Мало ли что может произойти в жизни. Вдруг да пригодятся.

Непонятно с какой попытки контейнер для транспортировки искусственных интеллектов был открыт. Кузьма потихоньку извлечен из него, а пустое место занял мой недавний собеседник. Захлопнул крышку контейнера и занялся установкой нового Искина. Руки тряслись, как у потомственного алкоголика. Никогда не думал, что установка центрального процессора, хоть и столь навороченного, будет так бить по нервам. Или это снова подростковые гормоны вкупе с максимализмом выкидывают фортели? В данной ситуации было не до выяснения таких тонкостей, так что Профессора не дергал. Он же молчал как немой. Даже ни разу не вклинился в происходящее. На него это совсем не похоже. А если происходит нечто, не поддающееся логическим пояснениям, то у меня начинается нервный мандраж.

Для того чтобы взять себя в руки, пришлось потратить несколько минут. Единственное, что мне помогло в тот момент, была дыхательная гимнастика. Вдох, выдох, вдох, выдох. И то ее помощь начала проявляться только после того, как разозлился на не срабатывающий аутотренинг. Это помогло переключиться на иную задачу, и руки перестали дрожать. Воткнул кристалл с Кузьмой с первого раза и решил дать себе оплеуху. Если ничего не помогает успокоиться, то ведь нужно что-то делать? И только после того, как на щеке отпечаталась моя пятерня, понял, что зря я так. Работа-то выполнена!

Кристалл с Кузьмой находился в гнезде и никак не реагировал на происходящее. Помня, что говорил его инженер, решил подождать. Устроился на кресле, так как все равно больше подходящих мест не было, и начал ждать. Первые минут пять еще держал себя в руках, а потом начал грызть ногти. Я таким негигиеничным образом нервничаю. Понимаю, что там микробы и вообще это некрасиво, но ничего поделать с собой не могу. Это у меня было мало силы воли на то, чтобы прекратить такое поведение, а вот Профессор слабоволием не страдал. Когда в голове просветлело — после небольшого разряда, — мне доходчиво и буквально на пальцах пояснили, что нельзя портить наш внешний вид.

Заметьте, было сказано «наш». Дожился, уже даже тело мне не принадлежит. Правда, сильно возмущаться по этому поводу не стал. Аргументов у моего симбионта было несколько, и основные звучали так: «это бесполезно» и «ты сам знаешь, что это неправильно». Да и согласен я с ними.

Эти несколько часов, во время которых ожидал отзыва от Кузьмы, были для меня мучительно долгими. Уже и круги наматывал по периметру центра управления, и в кресле сидел, и даже зарядку сделал. Хотел начать биться головой об стену — от безысходности, — как вдруг услышал вопрос:

— А чем это ты занимаешься, Кевин?

Действительно, чем?

— Да ничем, — ответил ему. — Ерундой страдаю!

Знали бы вы, как я рад, что наш опыт удался. Быть может, для кого-то данная процедура простая рутина, но не для меня. Не так много разумных на этой планете дороги для вашего покорного слуги. И когда услышал слова Кузьмы, то аж от сердца отлегло. Естественно, первым озвучил вопрос, который многие сочли бы нетактичным.

— А почему ты так долго не отзывался? — спросил Кузю.

Он даже, как мне тогда показалось, обиделся на такую черствость. Парень и так старался, как только мог, чтобы поскорее подключиться к основным системам. Оказывается, извлечение Искина без предварительной подготовки может отрицательно сказаться на некоторых параметрах системы. Интересно, а почему мне раньше ничего не сообщили об этом? Снова ведутся какие-то игры за моей спиной? Вот только не хватало, чтобы еще и виртуальные соратники начали вести себя по-свински. Говорить об этом ничего не стал, жизнь покажет, как будут развиваться события.

Что нам необходимо для полного счастья в данной ситуации? Правильно! Самое главное — это связь! Прошло то время, о котором говорили, что тот, кто владеет информацией, владеет миром. Кроме наличия самой информации, важно еще и умение получить оную в нужное время и в нужном месте. Я же, до данного момента, был лишен возможности получать информацию тогда, когда она мне нужна. Так что решил начать исправлять эту оплошность.

Итак, первым шагом к прогрессу будет установка связи лаборатории Древних с небезызвестным нам вычислительным центром. А что, по-вашему, необходимо для того, чтобы был такой канал? Главное вовремя отдать указания тем, кто должен будет их исполнить. И Кузьма подходит для этого как нельзя лучше.

— Кузьма, — обратился к нему, — попытайся установить связь с Умником.

— С кем? — удивился он.

Такое искреннее недоумения в голосе подделать просто невозможно.

— С вычислительным центром Древних, — повторил то же указание, но другими словами.

— Так это ты его так обозвал? — хихикнул Кузя. — Думаю, он будет приятно удивлен, какая теперь у него кличка.

В этом голосе было столько ехидства, что у меня возникло смутное подозрение, что здесь не все так просто. Вот только ни Кузьма, ни Профессор ничего не захотели отвечать на мой прямой вопрос. Ладно, время покажет, откуда ноги растут, решил тогда.

— Что же, если не хотите говорить, почему столь неоднозначное поведение, то флаг вам в руки. Главное сейчас — это установить с ним контакт. Давай подключайся и не отвлекайся на мелочи, — постарался подтолкнуть нового завхоза лаборатории к более шустрым манипуляциям с оборудованием связи.

— Да я уже работаю над этим, — почему-то заворчал он. Промолчал некоторое время и добавил: — Вот только ничего не получается. Такое ощущение, что в пределах действия моих систем связи нет никакого вычислительного центра.

— Как это нет? — просто не мог поверить услышанному.

Как подсказывает мне полученное в жизни образование, есть несколько вариантов происходящего. Или Кузьма не может правильно воспользоваться оборудованием, попавшим в его руки. Или же оборудование неисправно, что исключается, так как он бы намного быстрее меня додумался до этого и проверил его, а в случае необходимости и подремонтировал. А может быть, мы настолько хорошо экранированы, что сигнал просто не может прорваться ни в какую сторону? Или же, как это ни странно звучит, здесь действительно нет возможности установить связь из-за отсутствия таковой?

Решил не делать скоропалительных выводов и спросить моего виртуального собеседника о его понимании происходящего. Но ничего нового не услышал. Даже, как ни прискорбно, Профессор произвел намного более точный и детальный анализ происходящего. Неужели Умник был прав и основное ограничение нового Искина лаборатории именно в том, что он имеет небольшой жизненный опыт? Следующий вопрос был более животрепещущим. Сможет ли он на должном уровне управлять всем хозяйством, которое перешло в его непосредственное подчинение?

— А что с остальным оборудованием? — как бы невзначай поинтересовался у него.

— Сейчас проходит тестирование всего, что есть на базе, на предмет исправности и доступности, — не задумываясь, отбарабанил новый завхоз. — Есть несколько новых устройств, с которыми не приходилось сталкиваться раньше, но сейчас изучаю необходимые базы данных и скоро смогу работать и с ними.

О чем-то подумав, он добавил, что к некоторым нужен особый пароль доступа, но нигде в базах его нет. Мне стало любопытно, что же это такое за оборудование, к которому даже Искину закрыт доступ? Тут же озвучил свой вопрос и услышал ответ, на который в принципе и рассчитывал. Одним из таких устройств была медицинская капсула с неизвестным Древним или Древней. Также была часть лаборатории, информация о которой была недоступна. Какова эта часть и что там творится, тоже неизвестно.

Это уже очень любопытно, решил про себя. Нужно посмотреть на то, что там такое спрятано. Уточнил у Кузьмы, где находится нужная дверь, и отправился на разведку. Если помните, у меня есть очень простой и действенный способ открывания нужных дверей. Еще ни одна дверь не смогла остановить моих Мурзиков. Уверен, что не позднее чем через полчаса буду в курсе некоторых тайн этого исследовательского бункера.

Пока Кузьма занимался самоустановкой, вкупе с диагностикой и обучением, я решил прошвырнуться и удовлетворить свое любопытство. Естественно, Мурзики поддержали мое страстное желание порыться в чужих тайнах всеми четырьмя лапами. А когда это они были против приключений? Видно, их натура очень похожа на мою. Вот только если меня запихнули в эти самые приключения без моего ведома, то они лезли в них, как не пойми кто.

До заветной двери мы добрались минут за пятнадцать. При этом мы бежали. Вы же знаете, с какой скоростью носятся мои Мурзики? Как ни странно это будет звучать, но я от них не отставал. За нами решил увязаться Лео, но его пришлось оставить для охраны центрального процессора лаборатории, доставленного с большим трудом и кучей нервов. Ни у кого это не вызвало вопросов, так как и котам, и самому Лео было абсолютно все равно, чем заниматься. Они у меня похожи на монголо-татар. Им все равно, что наступать — бежать, что отступать — тоже бежать.

К заинтересовавшей меня двери, как уже говорил, добрались мы достаточно быстро. Сказать, что эта дверь сильно отличалась от остальных в этом здании, будет неправдой. Отличить ее от прочих можно было только по номеру. Кстати, он был такой же идиотский, как и все остальные. Вот что может значить табличка с номером «7-13/Е»? У меня даже бредовых ассоциаций не возникает. Да ладно! Ведь понять иную цивилизацию, особенно жившую тысячи лет назад и имеющую свой взгляд на мир, очень непросто. Тут иной раз понять тех, кто живет возле тебя, и то не получается. Так что спишем все на их приколы в восприятии мира.

Если у Кузьмы есть проблемы с открыванием этой двери, то я таковых не вижу. Хотя для порядка и попробовал подергать за ручку. Кто его знает, вдруг не заперто? Каюсь, оказался неправ. Дверь была заперта и на мои жалкие попытки не поддалась. Пришлось натравить на нее Мурзиков. Они решили устроить показательное выступление. Происшедшее дальше ввергло в шок и меня, и мелких. Я никак не мог поверить, что есть материал, по которому коготки моих питомцев скользят, как пенопласт по стеклу. Да, громко, но без толку! Единственным, кто остался спокойным, оказался Котяра. Он внимательно посмотрел на безобразие, творимое своими подчиненными, попробовал металл своим коготком, и потерял к двери всякий интерес. На мою просьбу внести ясность в происходящее ответил, что этот материал нам не по зубам. Обычно за таким дверями прячут очень дорогие вещи или документы. Притом слово «очень» было произнесено со значением. Так что нам ничего не светит.

Наивные! Это он плохого обо мне мнения! Ведь если нельзя вскрыть дверь, то кто помешает войти через стену? Камень-то для моих помощников на один зуб! Котяра посмотрел на меня как на больного, но, к его счастью, ничего не сказал. Видимо, видел, в каком состоянии я тогда находился. Знаете, бывает такое состояние, как любит говорить одна моя знакомая, когда хочется — это хуже, чем чешется!

Мурзики тут же принялись крушить стену, а Котяра постарался сделать вид, что он не знаком с нашей компанией, и вообще, он сам по себе. Да, дырку в стене мелкие проковыряли очень шустро, а дальше был облом. За каменной стеной была еще одна, но уже из такого же материала, как и двери. И что это значит? У кого это хватило фантазии на такой идиотизм?

Не заморачиваясь, адресовал вопрос Котяре, который вздохнул, как дедушка возле непутевого внука, и ответил:

— Это сейф.

И почему мне раньше не пришло в голову, что не ставят такие двери в стены, которые легко разрушить.

— А ты подумать не пробовал? — тут же влез со своей подколкой Профессор.

Нет, вы скажите, когда требуется умный совет, его нет, а как поиздеваться, так он тут как тут. Это я про себя так подумал, а Профессору ответил, что очень благодарен за столь ценный совет. Что-что, а язвить я умею получше некоторых.

Подергал еще раз двери за ручку, на всякий случай, и потопал назад. Мое приключение завершилось, не начавшись, и настроение упало ниже плинтуса.

Назад мы возвращались намного дольше, чем до этого спешили к своей цели. Мурзики нашли себе новое увлечение и гонялись друг за другом. Впрочем, это могла быть и тренировка подрастающего поколения. Честно скажу, не вникал в их игрища. Ну и что, что они устраивали гонки по стенам и даже потолку. Я к таким безобразиям этой компании уже привык и не зацикливался на происходящем. Только один раз попытался дать пинка Шустрику, когда это чудо решило втянуть и меня в их веселье. У меня тут крышу сносит от мыслей, а эта мелочь подкралась сзади и в прыжке постаралась пихнуть меня в спину. Подозреваю, что меня спасло только то, что он играл. Так как прекрасно помню, чем закончился его прыжок на дедульку. Меня же просто бросило вперед, и только чудом смог удержаться на ногах.

Естественно, я обиделся на такое поведение подчиненных и решил ответить той же монетой — догнать и дать пинка. Правда, немного не рассчитал свои силы и их менталитет. Эти бестии восприняли мою попытку защитить репутацию начальника как согласие побеситься. Дошло до того, что они устроили салочки с прыжками через мою голову. Вот только происходило все это на такой скорости, что не было возможности даже вовремя повернуться в нужную сторону. Могу сказать одно, оторвались мы по полной программе.

Конечно, все это классно, но стоит подумать и о тех, кто нас заждался совершенно в ином месте. Говорю о наших девчонках. Подозреваю, что им сейчас не так весело и переживают они наверняка очень сильно. Значит, топаем к Кузьме, выясняем состояние связи, заряжаем телепорт — и назад. Так выглядел мой план на ближайшее будущее.

Вместо того чтобы повернуть по коридору и продолжить свой путь, я на полном ходу врезался в стену и даже не отреагировал адекватно на произошедшее. Это же нужно было так лохануться! Нет, вы скажите, где была моя голова, когда мы планировали эту операцию? Я чувствовал себя последним имбецилом! Спросите, в чем, собственно, проблема? Все просто. А кто зарядит мне телепорт?

До сего времени этими вопросами занимались другие, я же просто пользовался трудами их рук. Как они это делают? Даже не задумывался. Зарядили, и нормально. Наверное, это как с колбасой. Я абсолютно уверен, что, придя в магазин, смогу купить себе немножко вкусненького. А кто и как ее делает, мне абсолютно все равно. Теперь же столкнулся с проблемой, решения которой не вижу.

— Профессор, — обратился к нему как к волшебной палочке. — У тебя-то идеи, как нам выкручиваться, есть?

— Кевин, неужели ты забыл информацию о том, как можно зарядить мобильный телепорт в полевых условиях?

Нет, он явно издевается! Зарядить в полевых условиях? Да я от голода быстрее умру, чем успею его зарядить. Да его от стационарного генератора инженер Кузьмы заряжал часа два, если не больше.

Чтобы вы поняли, почему я воспринимаю это как надругательство над моей психикой, постараюсь разложить на пальцах. Может быть, помните, в свое время на многих велосипедах были так называемые динамо-машины, которые вырабатывали электричество, достаточное для работы малюсенькой лампочки? А теперь вопросы. Первый: насколько просто заставить ее вырабатывать энергию, работая ручками, а не ободом колеса? А как вы думаете, сколько понадобится времени, чтобы таким образом зарядить аккумулятор для КамАЗа? Теперь понимаете, чем мне предлагает заниматься этот изувер?

Выслушав мои аргументы против такого способа зарядки кольца-телепорта, он не остановился и прикалывался еще минут десять. И только когда я начал срываться и со всей силы саданул кулаком в стену, он перешел на серьезный тон.

— А что? Совсем не плохо. — И, что-то прикинув в уме, добавил: — Но нужно будет потренироваться.

Мне не сразу стало понятно, о чем ведется речь, ведь перемена темы произошла практически мгновенно. И только когда посмотрел на оставленную вмятину в стенной панели, заподозрил неладное. Сперва промелькнула мысль о том, что здесь использовали какую-то жесть для отделки помещений. Почему так решил? Так ведь рука практически не ощутила никакой боли. А если нормально врезать по крепкой стене, то незаметно это не пройдет. Уверен на все сто, так как было дело, проверял уже когда-то на своей шкуре. Но когда по просьбе Профессора Котяра сделал небольшую дырочку в этом материале, то стало еще хуже. Я разумный человек, которому известны законы физики. Не знаю, какой формулой это описать, но прикиньте сами. Задача следующая: на рамке из железа прикреплен металлический лист размером 50×50 сантиметров. Толщина листа миллиметра три-четыре. Вопрос: какой силы должен быть удар, чтобы лист прогнулся внутрь сантиметров на десять? Да и чем нужно долбануть его, чтобы этот листик, не отрываясь от крепления, так растянулся? Не уверен, что здесь адекватно сработает даже молот.

Теперь ключевые вопросы. Что это значит и как сие понимать?

Глава 5

— Кевин! Ты в порядке? — набросилась на меня Миранда после нашего возвращения в лесной домик Хранителя.

Думал, что успокоить ее будет просто. Не тут-то было! За время нашего отсутствия эта представительница слабого пола накрутила себя так, что мама не горюй. Остальные девчонки тоже не отставали от нее по градусу накала страстей. Они что, рассчитывали на мое возвращение в виде хладного трупа? Ох, женщины! Пришлось садиться и рассказывать всю нашу эпопею, чуть ли не с момента моего выхода из-за стола, где мы вместе ужинали. Вот только некоторые вещи решил не озвучивать. Ведь и сам не знаю, как относиться ко вновь открытым способностям моего организма. Даже не представляю, стоит ли афишировать то, что могу запросто проломить черепную коробку рыцарю в полном боевом доспехе простым ударом кулака?

Профессор, как всегда, повторяет свою любимую фразу: «Думай!» На этом все его рекомендации и заканчиваются. А у меня голова просто пухнет от того объема информации, который необходимо адекватно обработать. Да и как это можно переварить?

После того как меня переклинило из-за нанесенного лаборатории ущерба, мозги чуть не съехали набекрень. В голове не укладывалось, как можно сделать такое. И если кто-то узнает об этих моих способностях, то не начнут ли надо мной проводить опыты? Сколько времени переваривал такой бред, не помню. Спасибо Профессору, который помог переключиться на другую волну. Отлично у него это получается. Живодер! Я, конечно, согласен, что если прибить палец молотком, то о зубной боли забудешь надолго. Вот только разряд, который получил на этот раз, завел меня еще круче. Вместо того чтобы успокоиться, я начал терзать моего виртуального наставника, как мне это понимать и кто будет крайним. Хотя моя речь была долгой и по-восточному цветистой, на него она, как и всегда, не произвела никакого впечатления.

Оказывается, что это последствия модернизации моего тела нанитами из браслетов. Там они еще что-то нахимичили, но на данный момент Проф разобрался только с силовой составляющей. Стало любопытно, кто теперь круче: я или Лео? Снова облом! В сравнении с ним я еще маленький мальчик, которого учить и учить. Пришлось срочно переключать внимание Профессора на другую сторону бытия, так как если он сейчас начнет меня учить, то мне это явно не понравится.

Мы поспешили к Кузьме. Нужно ведь узнать, как там у него дела. Что могу ответить на этот вопрос? Дела идут. С основными механизмами и системами лаборатории он разобрался, что не может не радовать. А вот для реанимации Ромиры, или принцессы, или кто она там, у него недостаточно ни квалификации, ни интеллектуального уровня для проведения нормальных расчетов. Был ли таковой у предыдущего Хранителя? Не знаю. Он ничего не говорил на эту тему.

Связи с центром обработки данных установить не удалось, и причины этого были непонятны. Одна только мыслишка проскакивала, да и та неприятная. Как-то Кузьма обмолвился, что мы телепортировались к нему из-за пределов планеты. А ведь тогда было перемещение именно из этой лаборатории, будь она неладна.

Знаете, со всеми этими мыслями и огрызками информации, частично высосанной из пальца, у меня уже ум за разум заходит. Чувствую себя инфантильной истеричкой, которая не вышла из подросткового периода. Надо с этим завязывать.

Еще одна неприятность ожидала меня в вопросе зарядки мобильного телепорта типа «кольцо». Для проведения данной процедуры требуются специфические знания, коими никто из моей компании не обладает. Ну не положено Мурзикам уметь заряжать телепорты, и все тебе. Единственным выходом, который видел в данной ситуации, было пройти обучение и проводить зарядку самому. Профессор, естественно, одобрил мое желание учиться и тут же на корню зарубил такую инициативу. Оказывается, что для получения данных знаний естественным путем, говорю о нормальном исследовании материала, потребуется несколько месяцев, так как для изучения данного вопроса на нормальном уровне необходимо освоить еще и ряд других дисциплин. Хотя если мы не спешим, он готов посвятить себя высокому призванию учителя.

Звучало все это пафосно, но меня не устраивало. Оставался еще один вариант, от воспоминания о котором мурашки на теле начинали маршировать колоннами. Это, как думаю, вы догадываетесь, прямая загрузка данных в мозг. На вопрос, хочу ли я еще раз испытать на себе весь тот незабываемый букет ощущений, которым меня уже однажды порадовали, искал ответ, вероятно, около часа. Вдумчиво перебирал все «за» и «против». И как только данных для положительного решения становилось больше, чем для отрицательного, делал вид, что сбился с мысли и начинал по новой. Вот только время, как ни жаль это признавать, не резиновое. Пришлось с содроганием сердца согласиться на это издевательство над моей нервной системой. Как аукнутся в будущем такие эксперименты, даже думать не хочу. Страшно.

В кресло устраивался, как на электрический стул. Давно так не мандражировал. Защелкнулись держатели на конечностях и голове, и меня пробил озноб.

— Кевин, успокойся! — вклинился в мои метания Профессор. — Без твоей команды никто ничего делать не будет. Когда будешь готов, скажешь ОК. — И тут же уточнил: — ОК?

— ОК, — на автомате подтвердил, что понял его.

И тут до меня дошло, что я ляпнул, не подумав. На автомате я дал команду на начало процедуры. Но изменить ничего уже не получится, мозги просто погасли, как выключенный телевизор.

Была ли у вас возможность походить с больным зубом несколько дней? Например, он, гад такой, заболел в пятницу вечером, а врач будет работать только в понедельник. И ничего не остается, как только терпеть. В воскресенье вечером уже настолько свыкаешься с болью, что оцениваешь ее как просто раздражающий фактор. В общем, терпеть можно, но достало. У меня были примерно такие же ощущения. Также это походило на затянувшийся сон. Когда умом понимаешь, что пора просыпаться, так как сновидение переходит в разряд горячечного бреда, а сил на то, чтобы вынырнуть в реальность, не хватает.

Когда очнулся после всего этого, то первое, на чем акцентировал внимание, — не пошла ли носом кровь? На автомате провел рукой под носом и внимательно посмотрел на нее. Рука была абсолютно чистой. Потом в мозги постучалась мысль о том, что лежу на кровати, а не в управляющем кресле. И кто меня сюда перенес?

— Ну не Мурзики же, — послышался голос Профессора.

Он, как всегда, был противно бодрым и в меру язвительным. Знать бы еще, кто установил эту меру. Опять меня куда-то не туда заносит.

— И как все прошло? — поинтересовался у этого коновала его оценкой произошедшего.

— Хуже, чем могло бы быть, но лучше, чем рассчитывали! — бодренько отрапортовал Проф.

И как прикажете понимать такую белиберду?

— А можно поподробнее? — попросил его.

Ой, зря я зацепил эту тему! У меня возникло чувство, что он просто прикалывался надо мной по полной программе. Такого количества специфических терминов даже в медицинской энциклопедии не видел. Поэтому буквально через несколько минут взмолился, упрашивая Профессора прекратить издевательство над неокрепшей психикой молодого организма. Он прекратил нести высокоученую муть, а мне было даже страшно спрашивать, что же, с его точки зрения, пошло не так. Решил, что буду разбираться со всем этим, когда будет… В общем, как можно позже.

— Раз ты пришел в себя, мой мальчик, — поменял Проф свою манеру речи на более задушевную, — то не желаешь ли испытать себя на новом профессиональном поприще?

Так как мозги еще кипели после неслабого вливания информации, то не сразу сообразил, чего он от меня ожидает. Потом дошло, и, поднявшись на автомате, потопал к генератору. Что направило мои стопы именно туда, сразу и не скажу. Чем-то такое поведение напоминает движение на автопилоте. Например, едешь на работу каждый день по одному и тому же маршруту и не акцентируешь внимание на том, где какие повороты или ямы. А потом в воскресенье нужно в иное место, на рынок или еще куда, и только отвлекся на нечто иное, а ты уже едешь на работу. Тяжело даже сообразить, как это получилось, но мозг сработал на автомате. Вот и у меня произошло нечто подобное.

Я не поверил полученным результатам. Вы только представьте, инженер Кузьмы тратил на зарядку телепорта несколько часов, а у меня получилось за пятнадцать минут. Это же уму непостижимо! Вот только Профессор не разделял моего оптимизма. По его расчетам, у меня на эту операцию должно уходить не более пяти минут. Как он это определил? Даже спрашивать побоялся, а то вдруг решит ответить, а ведь свежи еще воспоминания часовой давности.

Теперь на повестке дня последний вопрос. Как организовать связь между центром обработки данных и лабораторией Древних? Не на дискетах же передавать сообщения? Хотя, может, это и вариант?

Уточнил у моего виртуального наставника, знает ли его цивилизация о переносных приспособлениях для передачи данных на неопределенное расстояние. Так, это я у него нахватался, но пусть терпит. Мне очень интересно, есть ли здесь нечто подобное флешкам моего мира. Оказалось, есть. Прекрасно. После некоторого обсуждения, для чего мне это нужно, было принято решение взять самую маленькую из имеющихся. Боялся, что ее объема будет недостаточно для моих потребностей, вернее, для потребностей Кузьмы, но оказался неправ. Мне на пальцах показали, что мой взгляд на девайсы малого объема отличается от общепринятого. Если не лезть в дебри, то Санта-Барбара на него поместится надцать раз, и еще место для документов и нужных баз останется.

По внешнему виду это устройство напоминало кулон на цепочке. Так сказать, маскировка под местные реалии вкупе с защитой от рассеянных. Тяжело потерять то, что висит на шее. Сколько ни вертел ее в руках, но так и не смог определить, что является накопителем. Или это сам камень, или цепочка, или его вообще вовнутрь запихнули? Профессор обрадовал, что эту тему мы скоро будем проходить, и там он расскажет мне все об устройствах хранения данных.

Нет, вы скажите, это сегодня день такой или звезды не так расположились? У меня ощущение, что надо мной издеваются все кому не лень. Особенно Проф. Когда же это закончится?! Или виновата во всем бессонная ночь и загрузка в мозги разной ерунды?

Так как нервы были на пределе, решил не обострять отношений ни с кем из окружающих. Попросил Кузьму записать все необходимое для понимания проблемы отсутствия связи, а также данные по принцессе. Быть может, с помощью Искина центра получится решить эти вопросы?

— Готово! — через несколько секунд отрапортовал новый Хранитель лаборатории.

— Что готово? — снова тормознул я.

— Уже записал все, что ты просил, на твой переносной носитель, — ответил он немного удивленно.

— Так я же тебе его еще не давал…

И тут до меня достучался голос логики. Это устройство не требует непосредственного контакта для передачи информации на него. Нет, баста на сегодня. Быстрее домой — и спать, а то дальше может стать еще хуже.

Простившись с Кузьмой, мы тут же телепортировались в лесной замок Хранителя, где нас ожидали с распростертыми объятиями.

Выслушав мой рассказ, девчонки остались слегка неудовлетворенными. Вероятно, они рассчитывали на кучу приключений, а тут все прошло банально и никакого экстрима. Честно говоря, даже неинтересно. Мне всегда было любопытно, почему молодых так и тянет на приключения. Неужели им тяжело просто радоваться жизни и не нарываться? Ответа на этот вопрос у меня нет и соответственно вам его не озвучу.

Так как голова уже практически не соображала, то решил сначала привести ее в рабочее состояние, а потом уже работать с возникшими проблемами. Пока вел свое повествование, успел перекусить. Видя, что до того, как я засну прямо в салатнице, остается все меньше времени, Нэя — хозяйская душа — отправила меня на боковую. Если путь к спальне еще как-то отложился в моей памяти, то произошедшее после соприкосновения головы и подушки скрыто чарами Морфея.

Снилась снова какая-то ерунда. Дедок, которого положил баиньки на неопределенный срок, доказывал, что я допустил самую большую ошибку в своей жизни, а я просил его заткнуться и не мешать спать. Даже пообещал, что если он не успокоится, то устрою в его саркофаге зиму с температурой ниже абсолютного нуля. Он не унимался, и я, плюнув на все, отправился дрессировать моих котов бегать по вертикальным поверхностям.

Пробуждение произошло внезапно. В бодром состоянии тела и ума открыл глаза и посмотрел на окружающий мир. Энергия внутри кипела, бурлила и требовала выхода в виде активных действий. Соответственно после ужина решил заняться стратегически важными вопросами. Нет, я не соня. Просто мы вернулись уже после завтрака и я проспал весь день. Чем занимались четырехлапые союзники, не знаю, но, судя по шуму на улице, их припахали мои неугомонные спутницы. Может быть, хоть они их загоняют? О ком это я? Да все равно, хоть Мурзики девчонок, хоть девчонки четырехлапых. Лишь бы все немного угомонились и дали пожить в спокойном ритме. Мы здесь в Средневековье живем или в мегаполисе постиндустриального общества?

Первым вопросом на повестке дня стояла проблема, что делать с лабораторией. Когда после завтрака решил озадачить Профессора на предмет «не мешало бы и поработать», он мне сообщил, что не все такие сони, как я. Оказывается, что данные в исследовательский центр Древних были отправлены, как только мы прошли через портал. И все это время они искали выход из сложившейся ситуации.

— Ну и как, нашли? — поинтересовался плодами их изысканий.

Увы, ответ был отрицательный. Никаких вариантов выхода из этого состояния они предложить не смогли. Говорю «они», так как в обсуждении участвовали Профессор, местный инженер-хранитель, Искин вышеупомянутого центра и… бывший Хранитель лаборатории. С какого перепуга они подключили и его для решения проблемы, мне наотрез отказались объяснять. Нет, это уже полная наглость! Они ведут себя, как мои предыдущие наставники. А помните, чем закончилась их самодеятельность? Вот только сейчас поставлю себя по-иному! Решили взять на себя груз принятия решений? Тащите!

— Хорошо, Профессор! Раз у вас там умников завались, то до завтрашнего утра ожидаю предложения по выходу из кризиса.

Так как в ответ не прозвучало ни одной подколки и наезда, а если сказать точнее, то Профессор не издал ни звука, то подозреваю, что мое решение оказалось неожиданным даже для него. Не стал дожидаться ответной реакции и потопал перекусить. Да и Мурзиков пора спасать, ведь, судя по звукам, их уже довели до истерики. Любопытно, кто это так расстарался? Хотя что тут гадать — это могла быть только Миранда. Просто у остальных недостаточно полномочий и наглости для столь неадекватного поведения.

— Котяра, — мысленно позвал своего главного телохранителя, — что там у вас за истерика?

В ответ сначала послышалось нервное хихиканье, а потом он соблаговолил ответить.

— Да достали девчонки Мурзиков и те решили их напугать. Вот ребята и стараются.

Ответ, естественно, был очень понятный и исчерпывающий. Вот только я сейчас торможу, поэтому решил посмотреть своими глазами, что за цирк они устроили. Когда вышел во двор замка и поднял глаза в направлении, куда смотрели леди, то сначала перепугался, а потом начал ржать.

Честно, я бы до такого не додумался! Только вообразите себе эту картину. На выступающей детали фасада висит мелкий шкодник. Он зацепился одной лапкой, а остальные три не имеют точек опоры и просто болтаются в воздухе. Создается впечатление, что еще мгновение, и он сорвется вниз. А лететь-то до земли метров десять, если не больше. И это чудо орет не своим голосом, требуя вызова МЧСников, а то он упадет и разобьется. Нет, он не человеческим голосом орет, это я перевел, что он своими воплями хочет сказать. Внизу же собралась группа поддержки из остальных мелких, и они похоронными голосами прощаются со своим собратом. Глядя на этот театр, девушки решили спасти бедненького, и теперь носились, как психи на пожаре. То ли они старались помочь, то ли радовались, что тоже участвуют? Толку от их метаний было ноль, но в эмоциональном фоне чувствовалось, что Мурзики просто прикалывались, как подростки-вредители.

Правда, если бы девчонки думали головой, а не иными органами, то вычислили бы на раз, что над ними прикалываются. Ведь эта мелочь может так висеть не одни сутки, даже не напрягаясь! Немного посмотрел на происходящее, посмеялся, а потом решил спасать положение. Жалко стало Миранду. И с чего бы это?

— Миранда! — позвал будущую невесту.

Увидев меня, она радостно замахала руками, приглашая присоединиться к их игрищам. Отрицательно покачал головой и поманил ее к себе. Она подбежала, подпрыгивая от нетерпения, но я решил охладить ее пыл.

— Миранда, ты понимаешь, что они над вами просто прикалываются? — спросил как можно более нейтральным голосом.

Она улыбнулась, подмигнула и шепотом страшного заговорщика сообщила:

— Знаешь, сколько мне понадобилось сил, чтобы убедить их в этом?

Не успела она закончить мысль, как все Мурзики мигом замолкли, а висящий на одной лапе упал на землю.

— Что это с ними? — недоуменно уставилась девчонка на четырехлапых.

— Они просто в шоке от услышанного, — обрадовал ее. — Ребята были уверены, что это они вас разыгрывают.

Перед нами прошествовал Вредитель, который до этого изображал потерпевшего. Он демонстративно встряхнул задними лапами и удалился не прощаясь.

— Кажется, они обиделись, — резюмировал увиденное.

На что Миранда заявила, что нечего считать ее дурой с глухого лесного хутора.

— Ну что же, ребята, один ноль в пользу девчонок, — вынес свое судейское решение, на что мелкие просто завыли, как волки на луну.

Девчонки залились настолько искренним смехом, что сразу же стало понятно: мелких развели по полной программе. Ну и компания у меня собралась. Подозреваю, что скучать ни в ближайшем, ни отдаленном будущем мне не придется.

— Кевин, — вклинился в мои мысли Профессор. — А ты не против пообщаться по поводу важного для тебя вопроса?

В его заискивающем голосе явно слышался подхалимаж. Видать, почувствовал, что перестарались с инициативой, а теперь ищут крайнего.

— Что, не хватает бредовых идей, которые среди всех твоих знакомых в громадном объеме генерирует только мелкий герцог? — не удержался, чтобы не подколоть наставника.

Он помялся, но все же признал мою правоту. Мелочь, а приятно.

Зашел в выделенные мне покои, завалился на кровать и дал добро Профессору на включение в виртуал.

Картина была та еще. Я бы понял, если бы передо мной сидели реальные люди, которые решают сложную государственную задачу. Они нервничают, мечутся из угла в угол, стараясь найти судьбоносное решение, но постоянно упираются лбом в непробиваемую стену. Но к живым присутствующие имели еще меньше отношения, чем я к Павлику Морозову.

— Рад приветствовать вас, господа, — произнес я, как входящий в кабинет для совещаний начальник.

Адекватной ответной реакции не последовало. Вернее, кто-то промолчал, а кое-кто, не буду тыкать пальцами, пробурчал, где бы он хотел меня видеть. После того как были озвучены все их варианты решения проблемы, мне стало смешно. Они рассматривали работу системы в идеальных условиях. Мы же столкнулись с непредсказуемой картиной, в которой их решения были абсолютно бесполезны. Ладно, я парень не гордый, могу и поведать им о том, как организовать передачу данных между двумя гипотетическими точками, удаленными друг от друга на неизвестно какое расстояние.

Минут пятнадцать я нес тот бред, который только мог прийти в мои воспаленные бездельем мозги. Притом в данном случае я выступал и в роли предлагающего, и в роли рубящего идеи на корню. Когда мне стало скучно, то предложил самый простой, с моей точки зрения, вариант переноса информации. Берем Мурзика, даем ему в зубы флешку и гоняем по кругу. А вот как они будут решать вопрос зарядки телепорта, пусть думают сами.

Выдав свой вариант решения проблемы, заявил, что иду спать, и выпал из виртуала в мягкие объятия сна.

Глава 6

Оказывается, все на свете можно решить. Главное — озадачить правильных людей. Ну или не совсем людей, а еще лучше совсем не людей. Вопрос, как четырехлапый курьер сможет зарядить телепорт на другой стороне, оказывается, решается легко. Решение предложил инженер Кузьмы. Оно было простым и элегантным. Если прицепить к кольцу дополнительный блок питания, то вопрос отпадает сам собой, и такая конструкция будет достаточна для перемещения в две стороны. И почему они не додумались до этого раньше? Или это был очередной заговор искусственных интеллектов?

Также меня просветили, что первый пакет с данными, необходимый для приведения моего организма в порядок после всех проведенных экспериментов, готов. Остальные будут подготавливаться и передаваться предложенным мной путем дважды в сутки. Решил, что с этим можно и подождать, но Профессор признался, что он уже плохо справляется с контролем так называемой виртуальной машины, в которую загружен подарок Адриана. Махнул рукой — мол, потеряем так потеряем, делов-то! Но оказалось все намного хуже. Мы можем потерять не загруженный образ, а меня любимого, потому что система пытается вырваться в реальность.

Хотя я и не замечал никаких вражеских провокаций, но не могу вести себя как некоторые. Например, считать, что хороший стук всегда вылезет наружу, и ничего не делать, ожидая этого события, по-моему, верх идиотизма. Ведь когда оно вылезет, не факт, что можно будет что-то сделать. Вот и решил прислушаться к голосу разума и подправить здоровье до наступления рокового часа.

Перед отправлением в реаниматор решил спросить у девчонок, где им лучше подождать моего возвращения из больницы, и услышал, что они никуда не спешат и дождутся меня в лесной резиденции Хранителя. Так как никаких претензий у меня не было, решил согласиться на их условия. Имел подозрения, что барон фон Брег порвет меня, как Тузик грелку, за столь долгое отсутствие его любимой дочери, а помогать ему может еще и дедуля эльфийки, но отбросил эти мысли как неизбежные, а следовательно, и не могущие меняться под воздействием моих усилий факторы.

Перед отправлением проверил, как модернизировали мобильный телепорт мои вчерашние собеседники, и был разочарован. Да, к нему прицепили дополнительный блок аккумуляторов, но визуально ничего не изменилось. Пришлось поверить Профессору на слово, ибо иных датчиков и приборов у меня не имелось в наличии.

Прихватив половину личного состава Мурзиков во главе с Шустриком, отправился в лабораторию. Им отдал приказ заниматься переносом флешки с данными по очереди, проводя ротацию между собой. Сам же решил ближайшую недельку отоспаться, так как именно за столько времени мне пообещали провести реанимацию. Вы ведь знаете, спорить с врачами дело бесполезное и неблагодарное, вот и я решил не заниматься ерундой, добровольно отдавшись в их руки.

Пока добирались в лабораторию и двигались к медицинскому центру, было еще ничего, а вот когда передо мной оказался открытый гроб, в который нужно было залезть, стало совсем худо. Хотя я и не страдаю клаустрофобией и абсолютно свободно могу находиться в закрытых помещениях, но здесь струхнул. Из любого места можно выбраться, если ты при памяти, но если тебя отключат от реальности и введут в стазис? Что тогда делать?

С какой это радости я становлюсь параноиком? Ведь нет же причин для подозрений. Или есть?

— Кевин! Ау-у! — обратился ко мне Профессор. — Если ты забыл, то напоминаю, что я лезу вместе с тобой в этот гроб. И у меня тоже нет ни малейшего желания зависнуть здесь, как ты говоришь, на пару сотен лет. Так что прекрати паниковать и полезай внутрь. У нас еще очень много незавершенных планов на ближайшее время!

От столь проникновенной речи мне стало совсем не по себе. Очень уж она походила на спич, который толкают перед новобранцами за несколько часов до мясорубки, из которой в лучшем случае вернутся лишь единицы. Вот только не хотелось обижать наставника своими подозрениями и пришлось лезть в открытый зев этого высокотехнологичного саркофага Древних. Забираясь внутрь, начал молиться, так как ничего иного мне не оставалось.

Да, чуть не забыл. Перед тем как погружаться в недра медицинского аппарата, Проф потребовал снять одежду. Всю! Аргументировал ссылкой на то, что одетого человека намного тяжелее диагностировать и лечить, а у нас и так времени в обрез. Было, конечно, стремно, но пересилив себя, сделал, что требуют. Потом влез в это чудо вражеской техники и закрыл глаза.

— Эй, парень! Просыпайся! — обратился ко мне знакомый голос.

— Профессор, — ответил ему, — давай быстрее включай этот аппарат, пока я не передумал. А то потом и силой не загонишь.

— Так я и говорю, вываливайся из этого гроба. Процедура закончена, — обрадовал он меня.

Не поверил ему на слово, мало ли, вдруг он прикалывается? Осторожно открыл левый глаз и осмотрелся. Никаких изменений в окружающем замечено не было. Хотя чему тут изменяться? Разве только если медицинские дроиды поменяют свое местоположение. Но это совсем не существенно.

Вылез из внутренностей комплекса и направился к своей одежде. Как ни крути, а человек двадцать первого столетия не может себя чувствовать комфортно, находясь в неглиже. Начал натягивать на автомате свои манатки, и тут заметил, что что-то не то с одеждой. Ну не получается натянуть ее на себя. Какая-то она мелковатая стала. Она что, села? Или…

Бросил одежду и начал осматривать себя любимого. Руки, как у дистрофика, — отсутствуют. Ребра, которые активно просвечивают через шкуру, — отсутствуют. Ноги, имитирующие две спички, — отсутствуют. А что на их месте? Покрутил головой в поисках зеркала. Зря, конечно. Нет его здесь. Не нужно оно роботам, работающим медперсоналом.

— Профессор! Могу я увидеть себя со стороны? — обратился к наставнику.

Он тут же любезно предоставил возможность поглазеть на парнишку лет семнадцати-восемнадцати. Внешне почти полная копия Кевина, только повзрослевшего. Такому телосложению, которое имеет этот парень, может позавидовать даже Геракл. Нет, мышцы по всему телу не бугрились, но ощущение того, что парень жилистый и не слабый, подтверждалось при первом взгляде.

— Это кто? — не сразу понял, кого вижу на картинке, которую демонстрировал Профессор.

— Ты! — с гордостью ответил он.

Было подспудное чувство, что перед тобой находится скульптор, который презентует свое новое творение миру.

— И как это понимать? — спросил на автомате.

В голове не укладывалось, что делать дальше. Ведь еще десяток дней назад многие видели малолетнего герцога де Сента в обличье парнишки-подростка. А теперь, когда перед ними предстанет юноша, что они подумают? Как теперь доказать, что я Кевин де Сента, герцог? Эти мысли пронеслись в голове за считаные секунды.

— Не о том думаешь, парень, — отрезал Профессор. — Ты только представь, какие открываются перед тобой перспективы и сколько всего ты сможешь сделать!

— А я уже подумал, — обрадовал его.

Хотя я был абсолютно спокоен, анализ ситуации показывал, что мне подсунули свинью, притом довольно крупную.

— Так, Проф, чтобы между нами не было недоразумений… Ты сейчас организуешь мне одежду и расскажешь, кому пришла в голову столь бредовая мысль модернизировать мое тело. Хочу знать, кому бить морду.

Даже сам удивился, насколько спокойно звучал мой голос. Еще недавно, попав в такую ситуацию, уже бы себе мозг выел, а тут олимпийское спокойствие.

Буквально через пару минут медицинский дроид притащил мне комплект одежды военного образца. Примерил и остался доволен. Все серого цвета, но, как мне кажется, парадный вариант. Пока одевался, успел попрыгать, понаклоняться и проделать еще некоторые простые упражнения. Как, оказывается, я скучал об этих ощущениях. Кажется, это было настолько давно, что успело даже забыться.

— Знаешь, Кевин, — снова заговорил Профессор, — я думаю, что многого рассказать тебе не смогу, так как всего и сам не знаю, но некоторые выводы уже успел сделать. Какая-то необходимость заставила Искин вычислительного центра изменить программу буквально на второй день твоего пребывания в капсуле. Думаю, для этого были веские основания, не мог же он сделать это просто ради развлечения. Поэтому, думаю, спрашивать стоит у него.

Стало интересно, а уложился ли я в семидневный срок, о котором говорилось ранее? Меня проинформировали, что моя неделя затянулась на десять дней. И на том спасибо. А то подумал, что меня мариновали несколько месяцев, и сразу вспомнил о девчонках. Это же умом тронуться можно, ожидая непонятно чего неизвестно сколько. Даже не удивлюсь, если последние три дня они накручивали себя до невменяемого состояния.

— А с принцессой есть подвижки? — продолжил свой допрос наставника.

— Ответ отрицательный, — отморозился он. — Вся информация у того же Искина.

Ладно, если нет возможности получить ответы немедленно, то стоит немного подождать. Только об этом подумал, как на периферии сознания пронеслось чувство удовлетворения от того, что гормоны не сносят крышу у логического аппарата. Согласен, мне тоже нравится.

Перед отправкой в лесной замок Хранителя решил навестить Кузьму и поинтересоваться его успехами. Но только я вышел за двери медицинского центра, как встретил четверку Мурзиков во главе с Шустриком.

— Хозяин? — пронеслось в голове.

— Кевин? — прозвучал второй голос.

— Это он, но сильно изменился, — подключился третий собеседник.

— Да я это, я! — ответил им. — Только курточку рвать на мне не нужно. Она еще новая.

Ответил, и только потом задумался, как я четко воспринимаю голоса мелких. Раньше я слышал только эмоции, а теперь могу общаться в полной мере. Вероятно, это тоже последствия проведенной модернизации. Знать бы, что еще мне запихнули, дабы не стало это впоследствии неприятным сюрпризом.

Пока одним потоком сознания анализировал происходящее, вторым отслеживал реакцию четверки. Представьте себе маленькую киску, которой каждое утро давали мышку. Она с ней сначала игралась, а потом завтракала. И вот, в один прекрасный день, мышки не дали. Представьте чувство недоумения, которое появилось на лице этого мелкого хвостатого чуда. Вот примерно такое же выражение было на мордах моих Мурзиков.

— Ты нас слышишь? — спросил Шустрик.

— Естественно, — ответил ему.

Вот только как понял, что это был именно он, пока не сообразил. Сорвавшись с места, стадо чуть не сбило меня с ног. Такого проявления радости видеть еще не приходилось. Их эмоции были настолько яркими и ощутимыми, что воспринимал их как свои.

Кузьма тоже был рад, что у меня все в порядке. Когда спросил, как у него дела, был озадачен тем, что его неслабо припахали. Одной частью своих ресурсов он следил за делами в лаборатории, а все свободные были направлены на обучение по программам, которые сюда на флешке таскали Мурзики. Порадовался за него, что ему не скучно, и пожелал успехов в учебе. Он же обратился с просьбой хотя бы раз в месяц присылать ему мелкого с накопителем, чтобы не пришлось прерывать учебный процесс. Естественно, я пообещал, что в меру моих сил буду поддерживать его.

Когда телепортировался к лесному домику, был приятно обрадован тем, что меня встречают как самого дорогого гостя. Вот только увидев меня, встречающие замерли в немом недоумении. Вероятно, именно такую картину описывал Гоголь в «Ревизоре». Даже убедился в том, что глаза, которые рисуют в анимэшках, действительно могут быть в натуре.

— Кевин, это ты? — первой осмелилась нарушить тишину Миранда.

Решил сбить ее настрой некорректным вопросом:

— А что, не нравится?

И как вы думаете, что услышал в ответ? А что бы вы ответили, если бы ваш избранник был заморышем, а стал писаным красавцем или красавицей? Потребовали бы вернуть вам старого заморыша? Вот и сейчас Миранда начала распевать дифирамбы моему теперешнему внешнему виду. А я вспоминал сказку о гадком утенке, и мне становилось больно от сознания того, что даже в этом мире смазливая мордашка ценится больше, чем внутренний человек. Хотя чего я ожидал от людей. Похоже, они одинаковы во всех мирах.

И тут меня зацепило. Я начал рассуждать о людях, как представитель иного биологического вида. Нормально ли это? Или это последствия изменений, произведенных со мной и затронувших психику? Не хотелось бы стать… А в принципе кто я теперь?

Сделал вид, что произошедшее было запланировано и прошло четко по плану, как бы намекая моим собеседникам, что все под контролем. Минут десять меня крутили во все стороны, осматривая и ощупывая. Исходя из прозвучавших восклицаний, мой новый внешний вид оценили и признали достойным. Итак, девушкам изменения понравились, что не может не радовать. Посмотрим, как остальные отреагируют на происшедшее.

В честь моего возвращения был организован небольшой банкет, который мне понравился. Даже вкусовые рецепторы по-новому реагировали на приготовленные блюда. После бурной встречи со своими неизменными спутниками мне предстояло провести непростой, как догадываюсь, разговор с основным виновником произошедшего — Искином центра хранения данных. Я, конечно, понимаю, что он самый умный и все такое, но отвечать за проделанное ему все равно придется.

Когда произошла наша встреча с этим Умником, на повестке дня было лишь два вопроса. Во-первых: что со мной сделали и почему? Во-вторых: что с принцессой и можно ли ее привести в рабочее состояние?

Что удалось выяснить в ходе нашей беседы? Давайте изложу это без диалогов и в общих чертах, дабы не тратить ваше драгоценное время на ничего не значащую болтологию.

Итак, что сделали со мной и почему? После того как я попал в регенерационную капсулу, была запущена система проверки организма. Она определила большое количество отклонений в данном пациенте, то есть во мне. Некоторые проблемы были физического характера, которые еще не успел, а некоторые и не смог откорректировать Профессор. Все-таки наручи не медицинский прибор, так что с них, как говорится, взятки гладки. Также обнаружены проблемы психологической несовместимости носителя с психоэмоциональной матрицей. Если говорить проще, мозги с телом конфликтуют, что и обусловливало неадекватное поведение в некоторых жизненных ситуациях.

Если вспомнить о подарке Императора, то он тоже не рассчитан на то, что его носитель будет расти. Если бы его встроили в мое тело в двенадцать лет, на этом мой рост и развитие прекратились бы, и я навсегда остался двенадцатилетним подростком. Или же, как вариант, мне пришлось бы постоянно пользоваться услугами прогрессивной медицины Древних, что тоже не очень хорошо.

Еще одним ключевым фактором, приведшим к данному изменению внешности, стало то, что не может парнишка-дистрофик обладать такими силовыми данными. И если народу можно втереть еще и не такое, то физические ограничения организма никуда не денешь. Ведь, согласно одному умному высказыванию, только не помню его автора, организм издевательства над собой никому не прощает. И если есть возможность минимизировать последствия такового вмешательства, то стоит это сделать пораньше.

Исходя из этих, а также некоторых менее важных причин, было принято решение вырастить для меня новое тело. Правильнее говоря, меня донарастили, хоть звучит и бредово, но примерно так это можно пояснить на пальцах. Была адаптирована под новые данные надстройка нанитов из наручей, которую они успели отгрохать в моем теле.

Самым же приятным из всего озвученного стало то, что подарок Адриана, комплекс защиты седьмого уровня, был перебран по косточкам или байтикам. Для него было полностью переписано программное обеспечение и исправлены все физические недоработки. Одно только вызвало недоумение у Умника. Почему этот комплект так отличался от стандартного? Зачем было приделывать рога черепахе? Наверное, так бы спросил об этом человек.

Ну и, естественно, был еще один бонус. Все это добро было подогнано под мою психоматрицу. Что это значит? То, что коэффициент полезного действия у некоторых систем увеличен в несколько раз. Как пример, мне продемонстрировали мой разговор с Мурзиками, что недоступно в так называемой стандартной конфигурации.

Выслушав все доводы Искина, задал лишь один вопрос. Только не знаю, кому его адресовать. То ли Искину, то ли Профессору, то ли себе любимому. Как пояснить такое преображение моим подданным?

— О чем бы я переживал, — вставил свои пять копеек Проф. — Скажешь, что Хранитель постарался. Если кто-то сомневается в сказанном тобой, пусть обращается. Думаю, его просветят и быстро вернут на правильный путь. Хотя таких дураков еще стоит поискать.

Вот это номер! Впервые со времени нашего знакомства Профессор дал дельный совет, а не заявил, что нужно думать своей головой. Даже не знаю, как реагировать на происшедшее. Боюсь, что это не к добру.

Так как выхода иного все равно не предвидится, остается только принять произошедшее как данность и учиться жить со всем этим. Единственное, о чем попросил, — это о руководстве для чайников по использованию всего привалившего мне добра. Ведь рояли — это хорошо, но хотя бы знать, как они открываются, а лучше — что с ними делать в принципе.

Второй вопрос звучал так: что с принцессой и можно ли ее привести в рабочее состояние? На эту тему поступило не так много информации, как мне хотелось бы. Умнику удалось взломать пароль доступа, и кое-что он там тоже накопал. Была произведена полная диагностика ее организма. Притом не один раз, а пять. Стало интересно, что же там такое, что потребовалось столько повторений? Умник пояснил, что полученные результаты вводили его в шоковое состояние. Это говорит о себе искусственный интеллект!

Если сказать вкратце, то диагноз был самым страшным из всего, что можно придумать в кошмарном сне для злейшего врага. Принцесса была наркоманкой! Нет, не так! Она сидела на наркотике, даже одноразовое употребление которого полностью ломало нервную систему разумного. Из организма он практически не выводится. Зависимость начинается с первого знакомства и делает из человека неадекватного и неуправляемого индивидуума. Хотя называть это индивидуумом уже неправильно с медицинской точки зрения.

Искин проводил множество симуляций лечения, но ни один из вариантов не давал даже пятипроцентного эффекта. То есть, по его заключению, в регенерационном комплексе в состоянии стазиса пребывал без пяти минут труп. Быть может, не так все страшно, как я говорю, так как она еще может прожить несколько лет, но человеком разумным уже не будет. Это смертный приговор, отсроченный в исполнении.

В голове сразу замелькали варианты того, что могло заставить эту девушку, даже если она и не принцесса, так угробить свою жизнь. Попробовал представить себя на ее месте… и просто не смог. Мне очень дорога моя жизнь, чтобы так просто расстаться с ней. Да, некоторых людей понять я не смогу никогда.

Исходя из того, что никаких вариантов по приведению Ромиры в нормальное состояние я не знаю, а реанимировать невменяемого человека не хочу (мне и Миранды с ее фокусами за глаза хватает), решил согласиться с Искином центра и оставить ее в стазисе до момента решения данной проблемы.

Отметил, что все это воспринял по-философски спокойно и никаких неадекватных мыслей, чувств или поступков замечено не было. Значит, от произведенных изменений есть польза, и мне она уже сейчас нравится.

Так как никакие иные обстоятельства не держали меня более у Хранителя, решил, что пора отправляться домой. А то вдруг мои реальные наставники снова куда-то голову запихнули. Они хоть и вредные, а все же переживают за герцогство, пока меня непонятно где черти носят. С утра обрадовал моих спутниц новостью о нашем возвращении домой, в Меримор. Да, дожил! Уже называю родным домом город, где меня несколько раз пытались убить.

— А пусть теперь попробуют, — снова влез Профессор. — Думаю, они будут приятно удивлены. А когда комплекс полностью адаптируется к телу, то тебе только орбитальная бомбардировка повредит, и то не сильно.

Вот нравится мне его оптимизм: ура, нас будут убивать! Я хоть и не верю в реинкарнацию, но он в прошлой жизни явно был садомазохистом. А как еще можно назвать разумного, которого плющит от того, что ожидается новое покушение? Подумал… и махнул рукой. У каждого из нас свои тараканы в голове. Так что на одного больше, на одного меньше, ничего в этой жизни не изменится.

Сборы были произведены в рекордные сроки, и наша компания направилась в Меримор. Вот только чует мое сердце, что произошедшее с нами — это не приключения, а только прелюдия.

Глава 7

Встреча высоких персон в Мериморе прошла на высшем уровне. Вот только меня с первого раза не узнали. Да и наглое поведение отдельных людей, о наличии которых среди обслуги я даже не подозревал, привело меня в ярость. Всегда бесили мелкие клерки, строящие из себя чуть ли не первого министра. Пришлось настучать некоторым по шапке, сугубо для профилактики, и все равно, если бы не Котяра с моими спутниками, особенно с Мирандой, то долго пришлось бы доказывать, что я герцог, а не просто проходил мимо.

Даже после того, как все это завершилось, хочется порой то смеяться, то плакать. Хотя из резиденции герцогов де Сента мы телепортировались прямо к Хранителю, но возвращаться пришлось более приземленным способом. Сначала мы топали ножками. Оказывается, что, даже перемещаясь с помощью телепорта, нужно думать о том, как будем возвращаться. Мы же не прихватили с собой никакого транспортного средства, так что нас ожидало приятное времяпрепровождение в кругу лесных обитателей. А пилить до города пешком очень и очень далеко.

Пока мы наматывали километры, Мурзики занимались разведкой. То, что они играют роль разведки — это понятно, но у них было и еще одно задание. Найти в пределах досягаемости любое транспортное средство. Что могу сказать об их компетентности? Управились они на отлично, вот только хозяин этого дилижанса долго еще будет видеть кошмары в исполнении четырехлапых бестий. Они умудрились остановить и освободить для нас транспорт одного из местных аристократов. Куда тот ломанул, сказать не смогу, ведь когда мы добрались до этого тарантаса, его владелец находился в десяти километрах от него, как доложили мелкие. Мы люди не гордые и воспользовались предоставленной возможностью без угрызения совести.

Кейт и Лео оседлали козлы, а нас отправили внутрь дилижанса, поскольку негоже знатным господам сидеть на месте прислуги. Котяра с Мурзиками занимались своими непосредственными обязанностями, заливаясь от смеха. Я рассказывал им все, что сделаю, если в следующий раз они решат прокатить меня на таком корыте. Не знаю, кто и когда его сделал, но даже у меня все внутри болело от тряски.

К цели нашего путешествия добрались только на следующий день. Как мы ни спешили, но такой вид транспорта имел свои ограничения и по скорости, и по дальности передвижения. Это в железного коня залил полный бак — и вперед. Если ехать очень далеко, то всегда к вашим услугам заправка. С обычными же лошадками такое не прокатит. Им для заправки нужно не только что-то пожевать, но и необходимо достаточно времени, дабы отдохнуть и переварить съеденное.

И вот, когда мы оказались у центральных ворот моей резиденции, то немного опешили. Количество охраны превышало, с моей точки зрения, все разумные пределы. Было чувство, что мы находимся на объекте, где только что произошло покушение на главу правительства, и теперь, дабы не назначили крайним, ответственные за его безопасность демонстрируют все рвение, на которое только способны.

Не стали придумывать ничего оригинального, и, как только наша карета остановилась, Лео, как профессиональный лакей, открыл дверцу. Подавая леди руку, он помог девушкам выбраться из этого гроба на колесиках. Их, как это ни странно звучит, узнали. Хотя почему считаю, что должно быть по-иному? Тут же один из охранников рванул как наскипидаренный в сторону резиденции. Подозреваю, что буквально через несколько минут барон фон Брег будет в курсе того, что его дочь приехала в чьей-то карете. Есть даже подозрение, что он сам будет здесь, и очень скоро. Если, увидев девушек, охрана расслабилась, то когда из нее вылез ваш покорный слуга, произошло совсем для меня непонятное. Они напряглись, как перед появлением самого главного убийцы империи. И что бы это значило, подумал тогда, но даже бровью не повел, глядя на их поведение.

— Ну что же, красавицы, вот мы и дома. А то, как нас встречают, у меня вызывает восхищение, — решил разыграть небольшое представление.

Но, когда охрана постаралась оттеснить меня от девушек, или девушек от меня, я обиделся. Да, они вели себя культурно, если так можно выразиться в данной щекотливой ситуации. Все-таки я был неизвестным дворянином, с их точки зрения, а с высокородными всегда стоит быть настороже. Так как устраивать здесь побоище не хотелось, то просто организовал служивым бесплатный цирк.

Я медленно поднял руку вверх и щелкнул пальцами. Возле меня, как по волшебству, появился Котяра собственной персоной. Еще один щелчок, и вояки оказываются в окружении моих Мурзиков. Теперь-то они меня узнают или потребуется представление?

— Ваша светлость?! — пробулькал старший этой группы охрипшим голосом. — Но… вы ведь…

Что он хотел сказать, я так и не понял, но решил, что если наглеть, то по полной.

— Ты чем-то недоволен, солдат? — спросил его голосом доброго дядюшки.

А Котяра в это время, по моей просьбе, начал корчить из себя бешеного кошака, которого недели две не кормили. У него даже получилось пустить слюни. Ведь согласитесь, что бешеные животинки пускают их направо и налево. Хотя, может, он и вправду бешеный?

Меня тут же уверили, что все нормально, все довольны и никаких претензий у них нет. Они настолько рады меня видеть, что прямо места себе не могут найти. Я даже заслушался всей той белиберды, которую профессионально нес старший этой группы. Было сказано столько, что ему впору на заседаниях выступать, так как по существу ничего произнесено не было. Пока звучала приветственная речь, на пороге нарисовался барон фон Брег в сопровождении Учителя.

Стало любопытно, узнают ли они меня или придется представляться? Когда они подошли ближе, заметил, как менялись цели их разглядывания. Сначала осмотрели меня с ног до головы. Потом прошлись по девчонкам. Дальше процедуре осмотра подверглись полиморфы и закончили ее Мурзиками. Думал, что теперь последуют вопросы, но был разочарован. После детального осмотра четырехлапых оба наставника уставились на меня. Измерили, взвесили, просканировали, оценили. Пожали плечами — мол, и не с таким сталкивались, — и барон, как старший по званию, поприветствовал нас. Притом звучало все настолько обыденно, как будто бы мы просто вернулись с прогулки.

Итак, начал работать логический аппарат, никто не в курсе нашего отсутствия. Как его преподнесли окружающим? Не знаю, но интересно. А еще думаю, что мне устроят допрос первой степени с «зажиманием пальцев дверьми», дабы рассказал все в деталях и со всеми подробностями. Повторить финт, который отколол прошлый раз, когда просто развернулся и потопал на раскопки склада, не получится. Разве только прорываться с боем, но нечестно будет. Ведь противопоставить силе моей маленькой армии наставникам нечего.

К зданию мы продвигались, как заключенные к залу суда. Впереди шли барон с Учителем, а за ними, в окружении охраны, наша компания. Вот интересно, это нас охраняют от кого-то или переживают, что мы снова сделаем ноги? Когда вошли внутрь и остались без лишних ушей, которые растут на солдатских головах, барон резко остановился, повернулся к девчонкам и велел им отправляться в свои покои. Стоило Миранде только открыть рот, как он одним взглядом заставил ее буквально заткнуться на полуслове и, подхватив подруг под руки, ретироваться с такой скоростью, как будто бы за ними погналось стадо голодных шакалов. После чего, не проронив больше ни слова, он отправился, как понял по направлению движения, в мой кабинет.

Когда мы, миновав приемную, зашли в рабочий кабинет, нас встретил эльфийский дедушка. Хотя нет, это был князь Великого леса собственной персоной, да еще и в гневе. Подойдя ко мне вплотную, он, не меняя выражения лица, попробовал залепить мне пощечину. Хотя и не ожидал такого приветствия со стороны почти родственника, но тело сработало на рефлексах, и угрожающая моему благополучию ладонь была перехвачена. Вот только было сделано это настолько жестко, что старого эльфа аж перекосило от боли. Пока это происходило, мозги задали новые вопросы. Чьи это рефлексы? Так как у меня таких отродясь не было. И за что столь негостеприимное отношение к внуку? Как по мне, так я его не обижал. Кажется.

От такого приема настроение упало ниже плинтуса, и я, стараясь остаться спокойным, хотя бы внешне, произнес слова, от которых самому стало страшно.

— В следующий раз могу и покалечить, — заявил ему и, не извиняясь, отправился на свое рабочее место.

Сел на стул, который оказался очень удобным, и жестом предложил моим наставникам присаживаться. На меня покосились — то ли с уважением, то ли с испугом, не могу пока правильно интерпретировать человеческие эмоции. Они бывают настолько разными, что даже совмещают несовместимое. Например, страх с восхищением или радость с паникой.

Когда они заняли предложенные места, начал внимательно рассматривать их, не говоря ни слова. Скажем так, в данном случае применил прием психологического давления. Через какое-то время заговорил дедушка Эл.

— Кевин… — сказал он и запнулся.

Видать, они еще не до конца уверены, кто перед ними. Ну-ну, посмотрим, как вы будете плясать дальше. Пересилив себя, он продолжил:

— Ты расскажешь нам, что произошло?

В его голосе слышались неуверенность, испуг, раздражение, злость и отголоски еще нескольких эмоций. Так, а откуда у меня умение так разбираться в эмоциях окружающих? Никогда до этого не замечал за собой такой способности. Подозреваю, что многого о моей модернизации мне просто не рассказали. И теперь думай, то ли сказать спасибо за подарки, то ли пойти и начистить кому-то пятак?

— Нет, — ответил на вопрос эльфийского князя и продолжил наблюдение за ответной реакцией.

Снова пауза, и тут в игру включился барон фон Брег. Он вскочил со своего стула и, изображая человека, которого вывели из себя, начал орать на повышенных тонах. Почему говорю, что он играл? Так перестарался барон, хотя раньше я бы и не заметил этого. Услышал о том, что я безответственный молодой человек, который вызвал гнев императорской семьи. Что теперь у меня такие проблемы, что остается только скрыться подальше в лес и лет сто оттуда не показываться. И что теперь делать с моим возрастом?

Слушал его, а в памяти всплыл анекдот, в котором жена жалуется мужу, что нужно вынести мусор, что он ее не любит, и как он ведет себя с тещей, и вообще, он приносит маленькую зарплату. Резюме всему сказанному было следующим: сходи в магазин за хлебом. Вероятно, и в данном случае тоже была хоть и своя, но логика?

Когда он начал немного утихомириваться, просто заявил ему, что он переигрывает. И вот здесь прошло неожиданное. У будущего тестя снесло крышу. Видно, так его еще не обламывали, особенно безусые юнцы. И он рассказал все, что думает обо мне. На этот раз он был предельно искренним, и я узнал о себе столько нового и интересного, что даже засомневался, а знаю ли я себя.

После этого выброса эмоций снова включился дедуля. Как ни крути, а столетия дипломатических ухищрений оставляют отпечаток в психике разумного. И он постарался подъехать к молодому герцогу на иной козе.

— Кевин, мой мальчик, — начал он, аккуратно подбирая слова. — Ты понимаешь, что некоторые твои поступки отразятся не только на тебе, но и на нас? Еще могут пострадать многие абсолютно непричастные к этому люди. Неужели тебе плевать на всех?

В этот момент со мной разговаривали как с больным ребенком, которого нужно уговорить принять лекарство, хоть оно и невкусное. Снова они взялись за свое, и даже на то, что возраст у меня далеко не двенадцать, им, как мне кажется, плевать. Взрослые дядьки живут на своей волне. Боюсь, что моя семья обладает не только способностью находить нужных людей, но еще и неумением избавляться от ненужных. Вот скажите, как их поставить на место, не сделав при этом самыми заклятыми врагами? Ведь то, что может сделать обиженный человек, часто ни в какие рамки не вписывается.

— Тогда, дорогие наставники, разрешите вас обрадовать, — начал свою проникновенную речь. — Проблема, о которой вы так переживаете, — решена! Со стороны императорской семьи сняты все вопросы и претензии. Более того, подозреваю, что мы больше никогда не услышим о принце Антуане. Все остальные вопросы к Адриану, пардон, Императору.

Естественно, мне не поверили. Какой Император, если многие привыкли, что он бесследно исчез и никогда не вернется? Что ни говори, а самовнушение может творить чудеса даже с разумными и прагматичными людьми. У меня не было ни малейшего желания доказывать обратное, поэтому пожал плечами и просто заявил, что время все расставит по своим местам.

Так как говорить я уже начал, то вытащить из меня информацию по остальным интересным вопросам было делом техники. Дабы не накалять обстановку до предела, поддался на их уговоры. Естественно, что не обо всем произошедшем узнали мои собеседники, но и молчать было нельзя. Как сказал когда-то царь Соломон, «есть время молчать и время говорить». А он, как правитель, наверняка был в курсе того, что значат сии действия в управлении государством.

Самым щекотливым обстоятельством стало изменение моего возраста. Кто сделал? Что сделал? Зачем сделал? И еще сотня подобных вопросов в различных аранжировках достала меня до печенок. Ну как можно быть настолько въедливым? Естественно, им была озвучена официальная версия, а исходя из того, что опыта в словоблудии у меня намного меньше, чем у этой троицы, они сразу же поняли, что им вешают лапшу на уши. Пришлось чистосердечно признаться, что им озвучили весьма отредактированную версию происшедшего. Если у кого-то из них есть большое желание знать, что произошло на самом деле и почему, то Хранитель всегда рад гостям. И, возможно, они не только получат ответы на свои вопросы, но даже смогут унести оттуда ноги.

Так как заставить меня возможности у них не было, то и решили считать озвученный вариант произошедшего за истину в последней инстанции. Естественно, на основании оной было разработано несколько иных версий. Для простого народа — своя, с упором на то, что их герцог получил благословение Хранителя. Для благородных проработали тот же вариант, но с оговоркой, что с Хранителем заключен договор. Правда, о чем он, умалчивалось. Для тех, кто имел в герцогстве большое влияние, добавили примечание, что договор о стратегической поддержке. У людей же фантазия буйная, и остальное они додумают и дорисуют сами, и будут верить, что это единственная и точная истина.

— И как же нам жить дальше, дорогие наставники? — поинтересовался тем, что очень волновало меня в данный момент.

Ведь согласитесь, неправильно будет вести себя сейчас, как мелкий подросток. Как-никак, а все-таки возраст обязывает. Вот только ничего вразумительного от своей троицы не услышал. Я их, конечно, понимаю. Они начинали работать с подростком и имели свои взгляды, планы и стратегию. Теперь же перед ними сидит совсем не ребенок, и нужно время, дабы сориентироваться в происшедшем. Поскольку войны, по моим данным, не намечалось, то решил дать им возможность подумать на досуге над данной проблемой, так как по-старому уже не будет, а по-новому жить придется, даже если и не хочется.

На такой неопределенной ноте наш разговор и закончился. Наставники решили сделать тайм-аут и переосмыслить происшедшее. Как только мы расстались, Мурзики тут же получили команду пошпионить за моими собеседниками. Можно, конечно, было бы назвать такое поведение более красивыми словами, но суть-то от этого не изменится. А оправдываться ни перед кем не собираюсь. Так что буду не собирать информацию в целях безопасности герцогства, а банально вести слежку и шпионить.

Для меня самым важным условием была незаметность. Ведь узнав, что за ними пристроили шпиков, наставники могли бы повести себя неадекватно. И как тогда прикажете планировать свои следующие шаги? Могу сказать, что не прогадал со своим решением. Не успел я переварить произошедший разговор, как поступила первая информация для анализа.

Барон фон Брег решил навестить любимую дочурку и поговорить с ней по душам. Вот только и девочка очень многое узнала и еще большему научилась. В том числе для нее было не так сложно просчитать, что за информацию из нее вытягивают и чем она может поплатиться за свой длинный язык. Пересказывать весь разговор не буду, так как тайну личной жизни никто не отменял, а отмечу лишь, что и здесь у него не получилось узнать больше, чем ему сказал я. Мало того, когда он начал давить на Миранду, она просто пообещала сообщить мне о том, кто и зачем выпытывает из нее тайную информацию. Притом завернула так лихо, что я даже залюбовался. И кто бы мог подумать, что такой талант умирает в этой девчонке! Подобных вымогателей еще нужно поискать! Будь у нее больше времени, она бы раздела родного отца до нитки. А вот что она у него выпросила, извините, не скажу.

Следующим местом, которое я посетил, был обеденный зал. Зашел в него и по привычке потопал к своему законному месту. Но не успел приземлиться, как какой-то местный выскочка тут же заявил, что я невежа, так как занял место самого герцога. Это как раз то, о чем я переживал, еще только узнав, что мне изменили возраст. Ведь согласитесь, бить морду каждому, кто тебя не узнал, совсем не этично. Посмотрел на этого крикуна взглядом, полным соболезнования, и попросил его исчезнуть с моих глаз. Согласитесь, если уже не узнаешь своего сеньора, это клинический случай. Этот же представитель голубых кровей, даже не помню, как его зовут, вызвал меня на дуэль.

— Вы невежа, сударь, — заявил он. — Мы будем биться до смерти.

Мне стало смешно. Он ведь и в страшном сне не представляет, на что нарвался.

— Тебе так надоело жить? — спросил его, имитируя голос, которым родители обращаются к ребенку, делающему глупости.

— Что вы себе позволяете? — тут же взъелся он.

— Понимаешь, болезный. Если ты уже не узнаешь собственного герцога, то тебе не на дуэль нужно, а к врачу. И в этом я тебе помочь, к моему сожалению, не могу.

Лицо парня стало пунцовым, и он выдал мне такое, что даже подумал, не согласиться ли на его предложение, дабы оторвать руки и язык у этого типа. Правда, анализ сказанного был проведен на холодную голову и не вызвал нервного срыва.

— Наш герцог — мелкий полудурок, которым вертят барон с выродком. И он ничего не делает, так как мозгов у него нет!

Сказав это, он уставился на меня, как диссидент, рассказавший политический анекдот в СССР на Красной площади. Вроде и поступок смелый, и чем аукнется, еще неизвестно. Поднялся с кресла, на котором устроился для того, чтобы перекусить, и подошел к этому умнику. Логика говорила, что если сейчас смолчу и ничего не сделаю, то будет вытирать об меня ноги всякая шваль. Да и произошедшее с моим предком, Артуа де Сента, показало, что в этой стае уважают и боятся только настоящего вожака. А то, что командовать здесь имею право один я, еще нужно доказать.

Котяра предлагал устроить показательную экзекуцию этого умника, но я решил сделать по-своему. Подошел к этому выскочке и остановился возле него. Он тоже поднялся, и мы посмотрели друг другу в глаза. Ему, по внешним признакам, было лет семнадцать-восемнадцать. По телосложению он был крупнее меня. Ему бы вышибалой работать, а не благородным прикидываться, но родителей не выбирают.

— Раз ты вызвал меня, то выбирать оружие буду я, — заявил ему.

Он просто кивнул, нагловато ухмыляясь в ответ.

— Мы будем биться без оружия, — сделал я свой выбор.

Его улыбка стала еще более зловещей. Так и хотелось сказать, что он уже прибил и прикопал меня в своих мечтах. Дабы заставить его задуматься, во что он вляпался, решил провести небольшую наглядную демонстрацию. Так как я стоял боком к столу, к слову сказать, основательному, сделанному из толстых дубовых досок, решил провести показательное выступление на нем. Размахнулся и со всей силы стукнул кулаком по столу.

Теперь понимаю, что немного перестарался. Но тогда, вложив все силы в этот удар, решил просто припугнуть парня. Когда от моего удара стол сложился внутрь, а все доски были переломлены, как трухлявая древесина, мне самому стало страшно. Согласно законам физики, того импульса, который могло дать мое тело, было явно недостаточно для столь внушительного эффекта. Максимум должна была проломиться одна доска!

Парень побелел как полотно. Видно, до него дошло, что светит ему на дуэли, в которую он неосмотрительно вовлек такого оппонента. Вот только ничего уже не поделаешь. Придется ему поработать наглядной агитацией в моем плане по возврату герцогской власти истинного статуса. Да еще и решил добить его морально.

— Когда будешь готов, придешь и сообщишь дату своей смерти, — бросил ему, выходя из столовой.

Вот умеют же некоторые испортить аппетит!

Глава 8

Слова о том, что мелкий герцог является по своей сути подкаблучником у барона и Учителя, задели меня за живое. Никогда не прятался за спинами других, даже если приходилось отвечать за неправильные слова или действия. Тут же меня практически прямым текстом называют трусом и марионеткой в одном лице. Этого так оставлять нельзя. Если бы подобную мысль озвучил кто-то из простых смертных, то ладно. Людям нужно о чем-то говорить, всем рот не заткнешь. А вот когда об этом прямо мне в лицо говорит один из представителей аристократии, которые по идее должны быть моей опорой, а не топором, подрубающим трон, это уже плохо.

Еще одной неприятной мыслью было то, как этот пацан назвал Учителя. С какой стати его обозвали выродком? Подозреваю, что многим заинтересованным известно, к какому народу он относится. Какой напрашивается вывод? Отношение к эльфам среди знати сугубо негативное. А добром национальные разборки никогда не заканчиваются. Очень неплохой пример в этом отношении показали аборигены Руанды. Жили себе две национальности в мире и согласии, а потом с какого-то перепугу начали уничтожать друг друга. И это было не двести лет назад, а всего лишь двадцать. Нужна ли мне здесь такая же бодяга? Ну уж нет! Такое буду пресекать на корню и с особой жестокостью. Лишь стоит одному возомнить себя высшей расой, как такое может завариться…

Раздумывая об этом, пришел, как мне тогда казалось, к мудрому выводу. Решил сходить в город и посмотреть, чем живет простой народ. А то получается как-то непонятно. Сколько времени нахожусь в этом мире, а до сих пор не видел, как и чем живут простые люди. Ну не считать же за выход в мир наш перекус в какой-то забегаловке. Если помните, это было во время моего первого появления в Мериморе. Вот только тогда ничего увидеть не довелось, кроме одного напыщенного представителя тайного отдела.

Хотя на улице был еще день, пусть и переваливший за полдень, но я решил устроить себе экскурсию. Также в голову пришла еще одна идея. Обратился к Котяре с просьбой сделать мне трехмерную карту города. Он занимался чем-то подобным в лаборатории Древних. Котяра ничего против не имел, и мы отправились на прогулку по городу. Но раз герцога многие знали по наличию возле него четырехлапого стада, то решил не светить своих спутников. Пока мелкие мотались по прилегающей территории, сканируя окружающее пространство и по ходу дела пакостя жителям города, их начальство пристроилось невдалеке от меня. Мол, вдруг он резко понадобится, а его нет под рукой. В общем, лентяй еще тот.

Не было ни малейшего желания снова пересекаться с охранниками на входе, и мы улизнули через черный ход, которым пользовались слуги, и то очень редко. Мурзики тут же разбежались в разные стороны, а мне начала поступать картина окружающего мира. Неспешно передвигаясь по основной улице, я успевал разглядывать еще и прилегающую территорию. Даже несколько раз заступился за простых горожан, когда мои вредители решили «пошутить». Нет, им прикольно видеть, как падает на землю веревка со свежевыстиранным бельем. Пообещал надрать уши тому, кто не ценит труд простых людей. Так эта мелюзга тут же начала придумывать себе новые способы поразвлечься. И долго головы они не ломали. Разогнался, прыгнул на стену — и, выпустив коготки, съехал вниз по ней. А на той остается довольно специфический след. Интересно, как местные будут интерпретировать это, когда рассмотрят подобные следы на многих домах.

Вот таким образом мы и прогуливались по городу. По ходу замечал, в каких условиях живут простые горожане. Отмечал места расположения заведений различного толка. Нет, не тех, о которых вы подумали! Например, узнал о том, что в городе есть библиотека. К тому же немаленького размера, как показал поверхностный осмотр двухэтажного здания с колоннами и какими-то зверями наверху, по периметру крыши. Решил зайти и осмотреться.

Что вам сказать на предмет увиденного? Еще не знаю, сколько информации тут собрано, но сам размах впечатляет. Вошел в холл и начал глазеть по сторонам, как простая деревенщина. Не то чтобы было так интересно, но поражала простота и в то же время элегантное исполнение. Видно было, что над постройкой этого здания потрудился человек, у которого есть понимание прекрасного.

— Извините, молодой человек, но студенты сегодня не обслуживаются! — послышалось из-за спины.

Когда оглянулся, дабы поглядеть на говорившего, то увидел пожилого человека неопределенного возраста. Седые волосы, высохшая пергаментная кожа и острый, пронизывающий взгляд говорили, что передо мной находится представитель истинной интеллигенции. Возможно, далеко не в первом поколении.

— А если не секрет, то почему? — тут же вырвалось у меня.

Дедок осмотрел меня с ног до головы, что-то прикинул и решил, что стоит ответить.

— Академия не проплатила за использование библиотеки, вот и не имею права давать им книги, — кажется, расстроенно вздохнул он.

— И как давно это тянется? — спросил его с недоумением.

В моем понимании молодые люди, которые выделяют время на то, чтобы получить образование, — это основа будущего страны. А если на них начинают плевать сегодня, то уже завтра эти мозги найдут себе более интересное и хлебное место.

— Да уже несколько лет, — ответил он.

— И все это время вы давали им книги даже без оплаты? — удивился такому повороту разговора.

В ответ он сделал неопределенный жест, который можно трактовать как угодно.

— И что же заставляло вас поступать вопреки правилам? — задал вопрос и понял, что не он должен быть первым. — И вообще, кто владелец этого книгохранилища?

— Во-первых, молодой человек, не книгохранилища, а библиотеки! — произнес поучительным тоном мой собеседник.

— Извините, — прервал его, — но в библиотеке книги используют, а не хранят. Вы же их здесь просто решили солить про запас.

Он хотел мне что-то ответить, потом призадумался и махнул рукой.

— Вы правы, — ответил библиотекарь убитым голосом. — Жаль, что герцогу нет дела до наших проблем.

Интересно, а я тут каким боком? Оказывается, самым непосредственным. В смысле, библиотека в Мериморе всегда существовала на деньги герцога де Сента. А вот последние несколько лет он, как показалось старому смотрителю, напрочь забыл о ее существовании. А ведь уже несколько столетий семья правителей вкладывала в нее большие деньги.

Рассказывая историю этого храма книг, старый смотритель буквально плакал от такой несправедливости. Ведь молодому герцогу сейчас не до библиотеки, а когда он поймет ее ценность, то может быть поздно.

— Это почему же? — не понял такого поворота разговора.

Оказывается, все до безобразия просто. Один из местных аристократов положил глаз на удачно расположенное здание библиотеки. Некоторое время он давал деньги, а теперь начал требовать их вернуть. И даже если продать все, что можно, в придачу со смотрителем, этих денег будет недостаточно.

Как знакомо. Получить прибыль, невзирая на последствия. Именно такое потребительское отношение и погубило моих соотечественников. Ведь если для человека дороже денег ценностей нет, то это уже и не человек. Он раб алчности и не более того. Я же не собираюсь развивать здесь конкурентное общество, ибо оно не принесет никому добра. Моя цель находится абсолютно в иной плоскости.

И тут поймал себя на мысли, что думаю не как простой офисный работник, а оцениваю происходящее, как тот, кто может повлиять на него. Неужели при модернизации тела эти эскулапы поковырялись и в моих мозгах? Хотя нельзя сказать, что озвученные мысли далеки от моих реальных взглядов, но как-то немного по-иному стал воспринимать происходящее.

— Котяра, — обратился к начальнику моей службы охраны и по совместительству начальнику разведки. — Ты не в курсе, где сейчас можно найти Ленса?

— А зачем его искать? — удивился он. — Они с сестрой находятся в квартале от нас. Что-то жуют в трактире.

Даже и не знаю, считать это удачей или совпадением?

— Давай одного из мелких к нему, и пусть мухой мчится сюда. Напрасно я дал настолько конкретные указания. Ведь говорил уже, и не раз, что, даже в точности исполняя указания, можно такого наворотить…

Дабы не пропустить столь увлекательного зрелища, Котяра организовал мне видеонаблюдение за выполнением моего же указания. А посмотреть было на что. Вы только попытайтесь включить воображение, и, думаю, вам обязательно понравится.

На летней площадке за столиком сидят Ленс с сестрой и о чем-то разговаривают. Видно, тема знакома им обоим настолько, что достаточно лишь намека, и нет нужды полностью озвучивать мысль. И тут на их столик влетает один из мелких. Если не ошибаюсь, к ним направили Вредителя. Интересно, это специально или так совпало? Подозреваю, что неспроста именно его Котяра направил на задание.

Увидев мелкого, Ленс улыбнулся и заявил:

— О, Кевин вернулся! Закончился наш отдых, сестренка.

— Надеюсь, что теперь тебя перестанут игнорировать, а может, и я смогу чем-то тебе помочь? — ответила она ему.

Мурзик же схватил Ленса за рукав и начал тащить в нужном направлении.

— Ты хочешь сказать, что я нужен Кевину? — спросил он котенка.

Тот быстро-быстро закивал головой, мол, правильно понял.

— И насколько быстро я должен явиться пред его светлые очи? — продолжал он свой допрос, вставая из-за стола.

То, что произошло дальше, привело меня в восторг. Вредитель спрыгнул на мостовую и прижался к ней передней частью корпуса. Задняя часть приподнялась, и задние лапы начали производить движения, как если бы он набирал скорость. Притом чем дальше, тем больше становилась скорость их движения или уже вращения. Потом последовало снятие с тормоза, и, оставив стартовую полосу на камне, это чудо умчалось в непонятном направлении. Правда, через несколько секунд оно уже стояло возле Ленса и всем свим видом демонстрировало, что он чуть ли не лететь должен.

— И как далеко нужно бежать? — спросил Ленс.

Мне и самому стало интересно, как будет отвечать на этот вопрос мелкий. Ладно, я с ними могу поговорить, но у парня-то нет таких способностей. Ответ был оригинальным, вот только облечь его в понятную для обычного человека форму я не смог. Вредитель поднял переднюю лапу и показал три коготка. А потом повернулся и укусил себя за хвост. Ленс тоже никак не мог понять продемонстрированное, но ему помогла сестра.

— Это значит, что через три дома нужно резко повернуть? — спросила она неуверенно.

Эта мелкая бестия снова закивала хитрой мордой, демонстрируя, что время не ждет, и они уже давно должны бежать.

— …и я вам ничем помочь не смогу, — услышал я конец фразы библиотекаря.

Понял, что пока подглядывал за мелкими, упустил что-то из сказанного мне пожилым человеком. Ладно, это не критично. Исправим.

Пока мы перебрасывались парой ничего не значащих фраз, открылись двери, и в библиотеку буквально ворвались Ленс вместе с сестрой. Не успев еще адаптироваться к тому, что в фойе здания было немного темновато, он тут же поклонился (тоже мне любитель этикета) и отрапортовал о своем прибытии.

— Ваша светлость, рад вашему возвращению. По вашему вызову примчался!

Было видно, что парень до сих пор не может отойти от устроенного спектакля. А вот когда он встретился со мной взглядом и я подмигнул ему, то смог наблюдать сразу два захватывающих зрелища. Первое — как полезли на лоб глаза библиотекаря, понявшего, с кем он тут разглагольствовал. Второе — как удивился Ленс, увидев своего герцога в новом обличье.

— Значит, так, — обратился я к своему секретарю. — Не успел я вернуться, как узнаю, что нажитое моими предками решили просто угробить. Я понимаю, что у одного раньше времени развился склероз и прочие осложнения со здоровьем, а вот загребущие лапки второго мне активно не нравятся. И если первому уже никто помочь не сможет, так как он умер, то вот о втором позаботишься лично. Узнаешь о нем все и доложишь мне. Также, — продолжал раздавать я ценные указания, — решить вопрос с работой библиотеки максимально быстро. Что нужно для этого, разберешься сам. Не маленький уже. Да, чуть не забыл, завтра утром хочу поговорить с ректором академии, организуешь.

После того как выдал своему управляющему руководящие директивы, переключился на его сестру.

— Леди, я поражен, как просто у вас получается общаться с Мурзиками. Видя ваше желание приносить пользу людям, хочу сделать вам интересное деловое предложение. Но об этом мы поговорим завтра. Сегодня же можете помогать вашему брату, как вы и хотели.

— Но откуда ваша светлость знает о моих желаниях? — только и смогла спросить девушка.

— У каждого свои тайны, — подмигнул ей и, попрощавшись с остальными, направился к выходу.

Мне, если честно, понравилось решать судьбоносные вопросы одним своим герцогским повелением. Кому бы еще помочь? На этой возвышенной ноте решил сделать доброе дело, но не сложилось. Помешало банальное обстоятельство. Оказывается, даже герцоги не могут работать на голодный желудок. Особенно если тот заявляет об этом во всеуслышание. Пришлось сконцентрировать внимание на удовлетворении естественных потребностей организма.

— Слушай, Котяра, — снова прицепился к своему четырехлапому спутнику. — А как ты думаешь, можно по запаху определить, где вкусно кормят?

Вы бы видели, как у этого бармаглота загорелись глазки. А он не дурак набить брюхо! И хотя мелкие уже отсканировали приличный кусок города, а на карте были пометки о том, где какие заведения общественного питания находятся, Котяра попросил несколько минут на уточнение некоторой информации. Как я понял, он погнал Мурзиков сделать анализ воздуха на предмет выяснения, где самый лучший повар. Пока происходило все описанное выше, я не спеша топал по улице в предвкушении вкусного обеда или уже ужина.

— Так, Кевин, — заговорил Котяра, закончивший анализ, — самая лучшая забегаловка находится прямо по улице, метров через триста.

— Ты уверен? — даже удивился такому везению.

Он помялся, а потом ответил, что разницы между ними он не видит, так что или триста метров, или семьсот, все равно.

Ну, триста так триста, согласился с ним и потопал в направлении заведения общепита. На нем была вывеска с прикольным названием «Веселый гусь». Какое отношение эта птица имеет к данному заведению — непонятно. Хотя какая разница, лишь бы кормили нормально.

Зашел внутрь и устроился за столом в углу зала. Не люблю сидеть как на витрине. Комплексы, наверное. Даже не уверен в том, было ли вкусно. Так как есть хотелось до дрожи в руках, предложенный обед проглотил практически не разжевывая. Я понимаю, что там должно было хватить на троих, но ничего поделать с этим не могу.

Пока занимался насыщением себя любимого, в зале отметились несколько посетителей. Хотя они забегали, как принято говорить в таких случаях, пропустить бутылочку, вернее, бокал пива, мне удалось услышать столько интересного, что даже не представляю, что делать с полученной информацией. Да здесь нужно устанавливать подслушивающую аппаратуру, и можно быть уверенным, что никто ничего от тебя не скроет. А вот это идея! Правда, только непонятно, как ее реализовать.

Что я знаю о подслушивающе-подглядывающих устройствах? Мне известно, что они называются устройствами скрытого слежения. Хотя, может, профессионалы и называют их по-иному. Обычно их устанавливают так, чтобы никто не подозревал об их наличии, а то сразу перестанут выбалтывать секретную информацию так свободно. Должен быть центр для анализа поступающей информации. Желательно поступившие данные отсортировать, профильтровать на предмет бреда и преувеличений и сделать из них выжимки. И уже исходя из наличия той или иной информации можно будет принимать решения.

Звучит неплохо, но возникают закономерные вопросы. Например, где можно взять необходимое оборудование? Кто и как разместит его на нужных объектах, да еще и не оставляя следов? Мне даже интересно, подо что можно замаскировать произведение высоких технологий среди вещей, сделанных пилой и топором? Да и центр сбора информации тоже не слабая головная боль. Ведь для его организации нужно оборудование, которое будет принимать данные, люди, которые будут все это выслушивать и фильтровать, а также аналитики, которые смогут свести все это в единое целое. И где это можно приобрести, купить или как-то иначе заполучить в личное пользование?

Размышляя об очередном своем плане, потихоньку топал по улице, которую продолжали оцифровывать мои четырехлапые сканеры. Ребята старались изо всех лап, естественно, продолжая делать мелкие пакости.

— Внимание! — вклинился Котяра. — Опасность!

На трехмерной карте появилась отметка, которая приближалась ко мне на нехилой для этого мира скорости.

— И что это такое? — не сразу врубился в происходящее.

Но, когда транспортное средство с пассажирами показалось в пределах видимости, только горько усмехнулся. В моем прежнем мире так развлекалась золотая молодежь. Да, тачки здесь немного другого фасона, но представители этой самой «элиты» не меняются.

У меня не было никакого желания встревать в разборки с этими гуляками или становиться на их пути, но тут сыграли, как сказал один мудрец, время и случай. Ребяткам захотелось поразвлечься, и один из них, схватив плетку, начал махать ею налево и направо. Народ ретировался настолько быстро, что закралось подозрение, что это не первый их выезд. Улица пустела с такой скоростью, как будто бы прозвучал сигнал воздушной тревоги. Единственным, кто не отреагировал адекватно на их выходки, оказался я. У меня возникла неправильная реакция на их появление, и это задело ребяток за живое. Как это так, они всех пугают, а я тут стою совсем не пуганый?

Водитель этого транспорта направил свою повозку в мою сторону, но тут вмешался Котяра. Он появился за моей спиной как призрак и выдал свой фирменный рев. Притом громкость была такая, что я чуть не оглох. А вот лошади не просто перепугались и встали на дыбы. У них гривы поднялись, как прически у панков. Да и сами ребятки наверняка протрезвели. Это я так думаю. Не уверен, что можно творить такое на трезвую голову. Хотя… дураков везде хватает. А дальше в разборку включились мои мелкие грызуны. Произошло это на протяжении нескольких секунд. Лошади и повозка потеряли связь между собою, и тягловая сила рванула в неизвестном направлении со страшной скоростью. В это же самое время колеса, отделившись от транспортного средства, покатились в разные стороны, а сама повозка упала на землю и, по инерции, продвинувшись на несколько метров вперед, остановилась.

Мне пришлось отступить в сторону, поскольку повозка проехала там, где только что находились мои ноги. Я стоял и смотрел на этих средневековых шумахеров. У меня была только одна мысль, которой поспешил поделиться с этим миром:

— Идиоты!

Даже не обратив внимания на то, что озвучил ее вслух, да еще и громко. Самым обидным было то, что меня услышали эти мажоры.

— Да что ты себе позволяешь?! Ты… — тут же отозвался один из ездоков.

У него не хватило словарного запаса, чтобы даже определить, кто я такой. Прискорбно, скажу я вам, деградирует молодежь. Когда всмотрелся в его глаза, то был поражен их неестественным видом. Даже не сразу дошло, что в них неправильно. И только подсказка Профессора, что стоит обратить внимание на зрачки, дала ответ. Они были под кайфом!

Это получается, что в моем герцогстве будущее будет зависеть от наркоманов? Я просто опешил от того, что успел узнать о высшем свете за несколько минут прогулки на свежем воздухе. Спасибо вам, ребятки, за то, что помогли увидеть проблемы, с которыми стоит бороться, не откладывая, дабы не было поздно!

Этот же красавчик стоял, растирая кровь, что текла из разбитого носа, и то ли ожидал ответа на свою эскападу, то ли просто пытался сориентироваться в пространстве. Потихоньку начали приходить в себя и остальные пассажиры этой колымаги. Среди них нарисовались две, хотел сказать, леди, но язык не поворачивается их так назвать. В общем, высокородные шлендры.

Мне была абсолютно безразлична их судьба, поэтому развернулся и потопал в прежнем направлении. Но снова не повезло! Вот только на этот раз горе-ездокам. То, как меня обозвал в спину заводила этой маленькой стаи, повторять не буду, ведь я культурный человек, который не использует столь примитивный лексикон. Но я его прекрасно понимаю. А за базар нужно отвечать.

Развернулся и подошел вплотную к этому умнику. Посмотрел ему в глаза и спросил спокойным и ласковым голосом:

— Ты хоть понимаешь, несчастный, кого ты только что оскорбил?

Вот только вопрос был адресован по адресу «на деревню дедушке». У этого имбецила была лишь одна извилина, и та на выход. Он был за пределами реальности, или, как говорится, ему море было по колено. Ну вот что с ним делать? Руку сломать, что ли? Правда, сомневаюсь, что поможет.

Пока размышлял, что делать, на улицу начал высовываться народ. Невдалеке загрохотали сапоги солдат городской стражи. Их я увидел глазами мелких, так как даже поворачиваться в ту сторону не хотелось. Нутром чувствую, что захотят сделать меня крайним. Зуб даю!

Примерно так и произошло. Ко мне подскочили два амбала из прибежавшей группы и захотели положить лицом в грязь. Вот только я уже не тот двенадцатилетний малец, об которого можно было вытирать ноги. Просто подхватил их за руки и стукнул лбами. Бум был неслабый, и оба тут же отключились. Когда же в мою сторону направились остальные представители правопорядка, вмешался Котяра.

— Мяу? — переспросил он у стражников.

Из них как будто стержень вынули. Видать, ребята наконец поняли, на кого подняли руку. Действительно, один из них был догадливым и даже смог из себя выдавить, но лишь два слова:

— Ваша светлость?

Глава 9

Хотя до стражников и дошло, на кого они подняли руку, и они бегали вокруг меня, как перепуганные олени, но это никак не повлияло на ездунов. Ребятки начали качать права и рассказывать всем, кто их родители и что они сделают. Да, люди не меняются. Меняется только окружение и прибамбасы, но не человеки. Когда же один из них обиделся на то, что стража носится не вокруг них, а возле непонятно кого, то мне это надоело. Отдал приказ стражникам закрыть их до утра, а родителям передать от меня сообщение, что если они переживают за своих деток, то пусть приходят, и мы поговорим о будущем их чад.

Вы бы видели, сколько появилось злорадства в глазах стражников. Пришлось предупредить, что не стоит делать детишкам ничего плохого. Нужно только прикрыть их на время и ждать моих указаний. Если же придут их родители, то отправлять оных ко мне. А зная, насколько ревностно такие отцы относятся к тому, где ночуют их чада, подозреваю, что, наплевав на все, они постараются вытащить этих мелких мажоров. Вот поэтому и отправил в усиление одного из Мурзиков. Подозреваю, что только одного его появления будет достаточно, дабы горячие головы поостыли и не наделали глупостей.

Настроение было испорчено, да и гулять дальше смысла не было, поскольку жители Меримора начали обсасывать новость о том, насколько изменился их герцог. Естественно, что в покое меня не оставят, и как минимум толпа «поклонников» будет следовать за мной по пятам. Но кое-что позитивное было и от этого мероприятия по ликвидации гонщиков-наркоманов. Народ начал обсуждать, насколько круто их правитель обошелся с этими выродками и чем теперь это дело аукнется ему и городу. Мне и самому интересно, чем же все это закончится, поскольку в мирное урегулирование вопроса с родителями этих экстремалов верилось с трудом. Но я решил строить новое общество, хотя и не представляю до конца, каким оно должно быть. Правда, ломать не строить, так что, думаю, будет весело.

До моей резиденции пришлось топать минут сорок. Вроде бы и ходили по кругу, а все-таки отошли на приличное расстояние. Ах да! Есть еще один плюс от сегодняшнего путешествия. У меня появилась часть карты Меримора в трехмерном виде, вдобавок прекрасно детализированная.

Так как день клонился к вечеру, думаю, что и самому пора отправляться на боковую. Приключений ночного города что-то мне совсем не хочется. Вот примерно с такими мыслями и направился к той же калиточке, откуда совершил свой несанкционированный наставниками выход в массы. Когда до нужного входа оставалось несколько десятков метров, Котяра сообщил, что из прохода выбираются люди, так что стоит подождать, пока они покинут поле видимости, дабы не попадаться им на глаза. Согласился, что это разумное требование. Не нужно посвящать всех встречных-поперечных, каким образом я покидаю территорию резиденции.

Прислонился к стене и, будучи в одежде серого цвета, практически слился с ней. Сначала не обращал внимания на выходивших из калитки, но потом мне не понравилось, как они себя вели.

— Профессор, — обратился к своему виртуальному психологу, — раз ты хорошо разбираешься в людях, сможешь поправить меня, если сделаю неправильный анализ происходящего?

Он согласился, поскольку и его заинтересовали столь колоритные личности.

— Судя по телосложению, — начал вести свой разбор ситуации, — предо мной два представителя человеческой расы мужского пола.

С эльфами или гномами их можно было бы спутать лишь с перепоя. Да и женщиной это назвать не получалось.

— Они явно выносят из моего имения то, что им не принадлежит. Очень уж нервничают ребята, практически каждую минуту оглядываются, боясь, что их могут заметить, — продолжал делиться с наставником своими выкладками.

Еще мне не нравится, что у меня тащат не безделушки, а большие и, думаю, недешевые вещи. Эти несуны бережно и осторожно тащили ковер, свернутый в рулон. Стало смешно, так как их компания напомнила мне эпизод «Кавказской пленницы», где показывалось похищение невесты, упакованной в ковер. Правда, этот предмет интерьера не дергался и не кричал. И тут ковер дернулся. Не поверил своим глазам. Неужели у меня начинаются галлюцинации? Этого только не хватало.

— Котяра, ты это видел? — решил уточнить у своего телохранителя, не привиделось ли мне движение их ноши.

Оказывается, он не только заметил неправильное поведение данного рулона, но и успел провести разведку с помощью Мурзиков. Как у него это получилось, не спрашивайте, ибо даже я ничего не заметил. Эти типы с ковром продолжали свой маршрут, не замечая, что за ними уже ведется тотальная слежка. Согласитесь, если из вашего дома выносят ковер, который этому явно сопротивляется, то сие как минимум интересно. А как максимум — хотелось бы вернуть того, кого столь некультурно выносят за пределы моей территории.

— И кого же там столь непрофессионально упаковали? — поинтересовался у Котяры.

У меня было два варианта — или Миранду свистнули, или Милисенту. Если это моя невеста, то, вероятно, ее постараются использовать или против меня, или против барона. Если же столичная гостья — возможно, это ее бывшие соратники, работники ножа и топора. Мне даже интересно стало, но я оказался неправ. Это была Молариэль, или, как я привык ее называть, Моли. А вот теперь все становится не так прозрачно, как было ранее. Зачем похищать эльфийку и кому это может быть выгодно — не имею ни малейшего понятия.

Теперь вопрос: как мне действовать? Исходя из того, что за ребятами нет погони, сработали они профессионально и тихо. Если взять их сейчас, могу и не выйти на заказчика. Или они будут долго колоться, и их наниматель успеет сделать ноги, или, быть может, просто умрут, ничего не сказав. А что мешает мне проследить за этой парочкой и все выяснить на месте? Задумано — сделано. Котяра получил приказ организовать предельно плотное, но максимально незаметное наблюдение, а один из мелких умчался за Кейт и Лео. Нет, я парень рисковый, но в данный момент потребности доказывать свою крутизну не имею. Лучше я перестрахуюсь. Мало ли, вдруг здесь организована многоходовая комбинация, целью которой является совсем не похищение девчонки, а, например, ликвидация некоего шибко вредного герцога? Можете гарантировать, что я не прав?

Мозги начали потихоньку закипать, стараясь переварить поступившую информацию. Так как навыков слежки за столь шустрыми исполнителями у меня не было, решил не умничать и довериться специалистам. Вначале этим вплотную занялись Мурзики. А раз для них это было развлечение, то начальство заставило еще по ходу и заниматься картографированием, дабы не скучали. Буквально через несколько минут возле меня материализовалась, практически в полном смысле этого слова, парочка полиморфов. Спасибо Котяре, что предупредил меня об их приближении. Они возникли настолько неожиданно, что если бы не ожидал этого, то, вероятно, с перепуга стал бы заикой.

— Похитили Молариэль, — начал шепотом ставить им задачу. — Нужно проследить, куда они ее несут. Выяснить, кто заказчик, и взять его, не повредив девушке.

— Понятно, — ответил мне Лео через ментальную связь.

Еле удержал руку, которой хотел стукнуть себя по лбу, ведь звук было бы очень далеко слышно. Это же нужно так протупить в элементарных вещах! Да, стратег из меня еще тот. Парочка двуногих помощников растворилась в темноте, как призраки, а я потихоньку топал за ними. Мы не спеша передвигались в сторону городских трущоб. На улице становилось все темнее. Ночь вступала в свои законные права.

— За нами увязался хвост, — услышал я Шустрика.

— И сколько их? — стало мне любопытно.

— На данный момент человек тридцать, но к ним продолжают присоединяться еще люди, так что группа динамически увеличивает свое число.

Значит, мои подозрения оказались не беспочвенными, и эта операция имеет двойное дно.

Наше продвижение продолжалось еще минут двадцать, и за это время группа, окружающая нас, увеличилась до сотни человек. Да, приготовились они не слабо, а значит, задействованы серьезные люди. Жизнь становится все интереснее и интереснее. Котяра сообщил, что Моли занесли в двухэтажный дом, который, судя по внешнему виду, довольно сильно укреплен. Даже Мурзикам, для того чтобы войти внутрь, нужно будет поработать коготками. А теперь вопрос, долго ли проживет эльфийка, если начнется штурм этого домика? Я не знаю, поэтому рисковать ее жизнью не имею права.

— Значит, так, ребята, — начал ставить боевую задачу своей охране. — Шустрик вешается на пояс. Мухой!

Тут же ощутил, как потяжелел названный предмет одежды. Вот что значит беспрекословное подчинение!

— Мы с ним идем внутрь. Все остальные занимаются этой толпой. Постарайтесь никого не убивать. Жалко идиотов. Но вырубать надолго, потом разберемся, кто здесь и по какой причине находился.

Никаких возражений не последовало, и операция «Освобождение» началась. Знать бы еще, что входит в нее, кроме постоянной импровизации с моей стороны! Но жизнь все расставит по своим местам.

— Профессор, ты готов к силовому решению вопроса?

Кого я спрашиваю! Уже говорил о том, что он в этом отношении маньяк? Проф чуть не подпрыгивает от радости, что сможет оторваться по полной. Ему для нормального функционирования адреналин нужен, что ли? Предложил попробовать прыжки с моста с привязанной к ногам веревкой, но Проф не согласился, так как это слишком рискованно. А лезть в логово непонятно кого с непонятно какими вариантами выбраться оттуда живыми — не рискованно? Естественно, мне посоветовали не заморачиваться, особенно пока со мной он… И дальше в таком же духе.


Как проще всего проникнуть в помещение? На столь сложный вопрос есть довольно простой ответ. Подошел к дверям домика и просто постучал в двери.

— Кто там? — тут же послышалось из-за нее.

— Я, — честно ответил на поставленный вопрос.

И заметьте, сказал чистейшую правду, не слукавив ни одним словом!

— А ты кто? — поинтересовался он, более осторожно, что ли.

Как меня достают такие вопросы! Тебе интересно? Так высунь нос и посмотри, кто к тебе пришел. Естественно, захотелось похулиганить, и ответил в свойственной мне манере:

— Дракон в пальто!

Снова получил реакцию, которую уже приходилось видеть у своего соседа-герцога. Народ за дверью впал в ступор. Подождав несколько минут, постучал еще раз, и в ответ услышал очередной идиотизм:

— А дома никого нет.

Не к месту вспомнился анекдот на эту тему. Ну я и применил его, только с поправкой на местные реалии.

— А если дом поджечь?

А вот такого перепуга я не ожидал. Запах, сопровождавший это чувство, шибанул даже через закрытую дверь. Это чего же так испугался сей привратник или привратники? Или драконы здесь действительно существуют? А то, что адекватного ответа уже не последует, понял из того, что стук зубов было слышно даже через толстую дверь.

— Отойди, уважаемый. Я сейчас дверь открывать буду, — предупредил мужика, с которым только что беседовал.

Прикинул, где должен находиться замок, вдохнул, и раскрытой ладонью со всей силы двинул в двери. Упс! Извините, немного ошибся. На улице было темно, и я не увидел, в какую сторону эти двери открываются. Тем более что ручки не было. Вот и стукнул не с той стороны. Нет, двери-то открылись. А вот смогут ли их теперь закрыть — не знаю.

Хотя какая мне разница, будут ли у этих нехороших людей закрываться двери. Пусть скажут спасибо, если после моего ухода у дома останется крыша! Я еще и обидеться могу за столь некрасивое поведение.

Вошел вовнутрь и осмотрелся. Никого не было видно, кроме мужика, лежавшего без сознания. Он явно не последовал моему совету. А ведь должен знать, что нужно слушаться старших! Поднял глаза повыше и заметил, что из-под двери на втором этаже выбивается полоска света. Она как бы приглашает — мол, заходи, гость нежданный. Или все же давно ожидаемый? Судя по тому, сколько задействовано ресурсов, готовилось данное мероприятие очень основательно, а возможно, и долго. Ладно, жизнь покажет.

Начал не спеша подниматься по ступенькам деревянной лестницы. В некоторых местах она неслабо скрипнула, перепугав меня до полусмерти. Скрип прозвучал настолько жалобный и громкий, что показалось, что сейчас навернусь по полной программе. А в тишине, царящей в помещении, он раздался громовым раскатом. Уверен, что после такого наверху меня ожидают с распростертыми объятиями. Знать бы еще кто. Но это дело поправимое.

Когда поднялся к приоткрытой двери второго этажа, стал немного в стороне от нее и толкнул створку, чтобы она раскрылась. Боялся, что из комнаты в мою сторону может полететь нечто смертоносное, но, как ни странно, ничего не произошло.

— Входите, ваша светлость, — прозвучал из освещенной комнаты низкий мужской голос. — Мы вас уже заждались.

На фоне всеобщей тишины эти слова прозвучали очень громко и отчетливо. Несколько раз глубоко вдохнул, дабы пересилить начинающийся мандраж, и вступил в освещенное помещение.

— Добро пожаловать в мое скромное жилище, — приветствовал меня хозяин этой комнаты.

Вот только он был некультурным, ибо даже не соблаговолил подняться из-за стола, где сидел со стаканом какого-то спиртного напитка. Мужика было килограммов сто пятьдесят, если не больше. Седые волосы, мускулистое тело и пронизывающе-внимательный взгляд. Одет он был, как и большинство жителей Меримора, так что в толпе на него не обратил бы внимания. Таких, как он, здесь полным-полно.

За его спиной расположился второй, который держал Молариэль с ножом у горла. Как понимаю, сейчас будут переговоры, притом я в заранее невыгодном положении. Думаю, стоит ожидать незапланированной пакости в мой адрес. Тем более они были уверены в том, что приду именно я, а не кто-то другой.

Не произнося ни слова, подошел и сел в кресло напротив главного. Бандита? Террориста? Да мне все равно, кто он! Его поступок однозначно обозначил его как человека, который не имеет права на существование. Ибо если ты играешь с чужими жизнями, то почему считаешь, что с тобой не могут поступить так же? Сел, забросил ногу на ногу и уставился в упор на этого типа, не говоря ни слова. Краем глаза отметил, что Моли цела, и даже не сказал бы, что перепугана. Да, эту авантюристку так просто не испугаешь. Не удивлюсь, если у нее уже есть больше десятка вариантов, как она будет выбираться из столь щекотливой ситуации.

— Не желает ли ваша светлость узнать, зачем его пригласили? — издевательски заговорил мой неприятный собеседник.

Осмотрел его с головы до пят как какую-то помойную псину. Притом сделал это столь демонстративно, что мужик начал наливаться краской. Ему демонстрация столь явного пренебрежения не понравилась, но он быстро взял себя в руки. Видя, что нет никакой ответной реакции, он продолжал как ни в чем не бывало:

— Я внимательно наблюдал за тем, как ты повел себя с Антуаном.

Он снова сделал паузу. Вероятно, с его точки зрения, я должен был что-то спросить. Но мне этого не нужно было. Мы снова начали играть в гляделки. Вот только мне было легче это делать, ведь я в то же самое время слушал отчет от моего четырехлапого спецназа, что они потихоньку отключают окруживших дом боевиков. Котяра даже то ли пожаловался, то ли похвастался, что и он лично принимает участие в данной операции.

Не дождавшись моей реакции на сказанное, мужик продолжал:

— После твоей выходки Антуан для нас отработанный материал. Теперь его место придется занять тебе.

Понятно. Эти ребята имеют непосредственное отношение к принцу. Вероятно, моя догадка о том, что тот находился под влиянием неких личностей уголовного характера, не была лишена основания. Значит, после того, что я сделал с этим наследничком, его просто решили списать в утиль. Теперь вопрос, зачем им понадобился я? Неужели им нужна очередная марионетка, которой они смогут управлять как захочется? Что-то не похоже.

— И тебе даже не интересно, что ты должен будешь делать? — не успокаивался мой собеседник.

Видно, он еще не встречался со столь неадекватными представителями голубых кровей. Ничего, все в жизни бывает первый раз. Пусть привыкает.

— И кто тебе сказал, что я кому-то что-то должен? — процедил сквозь зубы, показывая свое полное пренебрежение.

Он заулыбался, как ребенок, которому дали шоколадку. Клиент заговорил, а значит, дальше можно будет идти по накатанной стезе.

— Думаю, что ты не захочешь причинить вред этой девушке? Правда, Кевин?

На лице маньяка, который держал нож у горла эльфийки, появилось мечтательное выражение. Смотря на него, был абсолютно уверен, что он не только горло перережет недрогнувшей рукой, но и сделает вещи намного более страшные. Впрочем, было еще одно «но». Мне было до чесотки интересно, зачем им понадобился молодой герцог. Да, любопытство — моя слабость. Быть может, причина этого кроется в том, что получить ответы на интересующие меня вопросы было не просто, а очень просто. Великая сила — Интернет.

— И зачем же вам понадобился простой парнишка из забитого герцогства? — решил уточнить.

И он мне рассказал об их великой миссии по спасению этого мира от произвола власть имущих. Вернее сказать, ездил по ушам своеобразной пропагандой. От меня же требовалось чисто представительское поведение. Я должен был передавать их требования людям, к которым их не подпустят на пушечный или арбалетный выстрел.

Наивные, неужели они думают, что так просто можно решить озвученные ими проблемы? Или эта лапша, которую они развешивают, рассчитана на наивных и доверчивых? Сейчас проверим.

— И что я буду иметь с этого? — спросил, не меняя ни позы, ни выражения лица.

Сначала меня постарались убедить, что за народ нужно переживать бескорыстно. Потом, видя, что не на того напали, начали обещать золотые горы. Даже завернули о том, что, если их план сработает, я смогу занять место Императора. Неужели они думают, что среди моих родственников водится птица, которая живет на ивах? Между собой мы называли такую птаху «наивняк».

— Извините, — обратился к этому сказочнику. — Но у вас ничего не получится с императорским троном.

Мужик тут же насторожился и, как бы между прочим, постарался выяснить, почему я так думаю. Вот и обрадовал его тем, что Император вернулся. Мне, естественно, не поверили, но я не очень-то и расстроился. Больно нужно. Видя, что никакого конструктивного разговора не получается, велел Шустрику приготовиться к освобождению заложника. Знать бы еще, как вывести девчонку из столь профессионального захвата держащего ее головореза…

Мурзик незаметно отцепился от моего пояса и растворился в пространстве. Говорю так потому, что никаких движений или перемещений я не то что не заметил, но даже и не ощутил. Вот что значит профессионал!

— Котяра, а что у вас с этими гопниками? — решил уточнить обстановку на улице.

— Еще осталось порядка десяти человек. Где-то секунд на тридцать работы, — по-военному отрапортовал он.

— Профессор, дротики, — дал команду на включение оружия и задумался.

Ладно, главаря я положу. Но как быть с мужиком, держащим Моли? Ведь если его шибануть разрядом, то, не ровен час, произойдет непроизвольное сокращение мышц, и он порежет девчонку.

— Кевин, ты тормоз, — под руку влез Проф. — На ней наручи.

— Ну и что это меняет? — не сразу догнал, что он мне старается втолковать.

Видно, мои мозги плохо работают в критических ситуациях, особенно когда хочется спать. Или это я тормоз? Так как времени было в обрез, решил спросить его, что мне это дает, но потом до меня дошло.

— А защита у нее включена? — спросил наставника.

— Молодец! Правильный вопрос, — похвалил меня он. — Защита не включена. Она еще не умеет управлять наручами.

— Тогда включи ее на максимум! Быстро!

Когда Профессор отрапортовал о включении защиты, попросил Шустрика ничего не делать без команды.

— Ладно, — обратился к главарю. — Мне это не интересно, так что я домой. Спать хочется не по-детски.

Даже зевнул для приличия, дабы продемонстрировать, что говорю правду. Лицо дядьки изменилось, и он, ухмыльнувшись, попросил своего напарника продемонстрировать серьезность их слов. Тот медленно, со вкусом начал передвигать нож по шее Моли. Подозреваю, что в итоге должно было быть много крика и крови, но это не смертельно для девушки. Эльфийка зажмурилась, ожидая боли, но ничего не произошло. Лезвие ножа даже не оцарапало ее. Она с удивлением уставилась на меня, а я просто подмигнул ей: мол, не бойся, прорвемся.

Оба террориста уставились друг на друга, не понимая, что происходит. Такой расклад полностью ломал все их планы.

— Господа, — перешел я на серьезный тон. — Знаете ли вы, чем грозит покушение на членов моей семьи?

Бандиты напряглись, а я скомандовал Шустрику:

— Фас!

Все заняло меньше секунды. Мурзик отправил в последний путь мужика с ножом, а я приласкал сразу двумя дротиками главаря этого дуэта. Любитель резать девочек медленно оседал на пол, а мой противник рухнул мешком.

Котяра отрапортовал, что они всех успокоили, и я велел вызывать стражу, лучше с подмогой, и грузить этих красавчиков. Тюрьма по ним плачет. Хотя зачем мне такое количество дармоедов? Да на рудники их!

Интересно, а что там с рудниками творится?

Как добрался до дома, уже и не помню. В памяти остался лишь факт моего перемещения на постель в горизонтальное положение.

Глава 10

— Ке-эвин! — прозвучало как пожарная сирена.

Спросонок никак не мог понять, кто это так орет на высоких частотах, что аж в ушах звенит. Дверь распахнулась со страшной силой, и в комнату ворвалось целое стадо парнокопытных. Говорю так, ибо уверен — люди не могут создавать столько шума. Еще не успел даже разлепить глаза, как на меня сверху запрыгнуло несколько тел.

— Ой! Блин! Коленками осторожнее! — непроизвольно вырвалось у меня.

Правда, на мои протесты не обратили ровным счетом никакого внимания. Буквально за несколько минут мне прожужжали все уши о том, какой я молодец, что не оставил Моли на растерзание ужасным убийцам. Даже узнал, что я в одиночку справился с двумя десятками бандитов, которые держали эльфийку в плену! И что на это можно сказать? Вероятно, среди предков спасенной были профессиональные рыбаки. Чтобы так преувеличивать, нужен как минимум талант.

Девчонки оставили меня с такой же скоростью, как и примчались, когда заявил, что если они не хотят увидеть меня голым, то им стоит мотать отсюда. Вот только шуточек в мой адрес поступило — мама не горюй!

Ну и что у меня на сегодня запланировано? Встреча с ректором академии, решить вопрос о библиотеке и о том, кто ее хотел прибрать к своим рукам. Разобраться с заключенными бандитами и выяснить, что там с моим горнодобывающим предприятием. Ничего не забыл? Вроде бы нет. Ладно, сейчас увижу Ленса и уточню, как идут наши дела.

Пока приводил себя в порядок, задумался о том, что в жизни чего-то явно недостает. Прикидывал и так и эдак, но на память ничего не приходило. Лишь смутно маячило на грани восприятия. Вспомнить бы только что…

Заходя в столовую, сразу же, с порога, заявил:

— Кто не уверен в том, кто я такой, собирается и мотает с моих глаз подальше!

Странно, но никто даже не дернулся. Правда, смотрели на меня, как на врага народа. Да ладно, мне не привыкать к столь лестному отношению. Приземлился в свое кресло и только начал загружать продукты питания в свой желудок, как один из присутствующих поднялся и заявил:

— Ваша светлость, своим поступком вы оскорбили наш род, который насчитывает более двухсот лет!

Блин, забыл! Детки в клетке! Нет, пора заводить записную книжку. Или, может, организовать электронный органайзер?

— Профессор, подсобишь? А то склероз замучил, — обратился к наставнику.

— Меня? Секретуткой? — завелся он. — Издеваешься?

Ого, такого ответа не ожидал. И как выкрутиться?

— Проф, я вообще-то думал, что вы научите меня пунктуальности и собранности. Но если вы не можете…

И он клюнул. Заявил, что может все! И пообещал, что с этого момента я ничего не смогу забыть. Уж он приложит к этому все свои силы!

Постарался сделать вид, что причину наезда сего аристократа не понял. Да и видел его первый раз в жизни. Или второй? Прожевал кусок и уставился непонимающим взглядом на говоруна.

— Потрудитесь объясниться, уважаемый! — произнес нейтральным тоном.

— Вы чуть не угробили моего сына, а потом отправили его в тюрьму! — заявил аристократ.

— А ваш который был? — решил подколоть его. — Тот, что был пьяный в стельку, или тот, который обкурился какой-то дряни и был невменяемым?

Что, получил? И как теперь будешь выкручиваться?

Ага, начал. Он повернул так, что любо-дорого было слушать. С его слов выходило следующее: приличные и воспитанные детки ехали с девушками по городу, а я необоснованно напал на них и отправил в тюрьму. Ему бы адвокатом работать. Даже маньяков вытаскивал бы, как невинно пострадавших.

— Я вас правильно понял? — решил переспросить. — Ваши дети ехали и никого не трогали. Так?

— Верно, — согласился папаша.

— Потом придурочный герцог бросился под копыта их лошадей, поломал повозку, напоил деток и отправил их в тюрьму. Вы это имели в виду? — продолжил свои расспросы.

— Мой сын и его друзья не пьют спиртного и не курят разную дрянь! — ответил он.

— Понятно, — подвел итог его разглагольствованиям. — А в остальном все правильно?

— Да, — ответил убитый горем родитель.

Я же посмотрел на него и нехорошо так улыбнулся.

— У меня есть для вас два предложения, на выбор, — заговорил голосом, которым зачитывают смертные приговоры. — Я дам вашим детям лекарство. Если ваш сын с его друзьями не курили разной дряни, то им ничего не будет. Если же они баловались ею в течение последних суток, то они станут дебилами или в лучшем случае просто умрут.

Кровь отхлынула от лица заботливого отца. Что, знаешь, чем балуются детки?

— Или второй вариант. За оскорбление суверена, выразившееся в обвинении его человеком, делающим неадекватные поступки, я вызываю вас на дуэль до смерти. После того как я вас убью, ваша семья будет лишена всего имущества и выслана за пределы герцогства. Выбирайте.

Обвинитель побелел, ухватился за сердце и рухнул на пол, изображая припадок с потерей сознания. Сыграно красиво, вот только непрофессионально. Почему уверен в своей правоте? Когда падают без сознания, не выбирают место! А он перед тем как устроить этот цирк, посмотрел, куда ему нужно приземлиться. К нему тут же бросились доброхоты, дабы помочь, но я пресек их инициативу на корню.

— Значит, так, клоун, — подойдя, обратился к вроде бы находящемуся без сознания дворянину. — Вечером жду твоего ответа!

Он не пришел в себя, но кадык дернулся, стараясь проглотить жидкость, ставшую комом в горле. Значит, услышал, а это хорошо. Захватил какой-то пирожок, или как оно зовется у благородных, и отправился в свой кабинет. Ни малейшего желания общаться со столь неадекватными личностями у меня не было.

Зашел в приемную и отметил, что сегодня она не пустовала. За столом секретарши сидела сестра Ленса. Блин, а как же ее зовут? Убейте, не помню. На диване расположились Ленс с мужчиной лет пятидесяти. Они что-то усердно обсуждали, но никак не могли прийти к общему знаменателю.

Приглядевшись, отметил, что собеседник Ленса отличался интеллигентным видом, умными глазами и привычкой повелевать. Да, кстати, практически все индивидуумы с привычкой повелевать, которые попадались на моем жизненном пути, имели хоть и небольшую, но власть. И кем же может быть этот человек?

— Напоминаю, — прозвучал приятный женский голос, — у вас сегодня запланированы переговоры с ректором академии.

Чуть не поперхнулся. Это кто еще у нас начинает разговаривать ментально?

— И как, понравилось? — спросил Профессор.

— А это кто был? — удивился я.

— Как кто? Твой личный виртуальный секретарь! — отчеканил он.

— Так ведь ты обещал заняться мной лично? — не понял таких приколов.

— Ну я это, я, — тяжело вздохнул Профессор. — Просто использую другой голос, чтобы ты понимал, когда работает секретарь, а когда наставник.

— Понятно, — протянул, хотя понятного было мало.

— Еще, Кевин, — продолжал он, — предлагаю блокировать банковские счета тех, кого ты так пугаешь, как сегодняшнего убитого горем отца. А то начнут выводить деньги из герцогства. Оно нам нужно?

Прикинул… А Профессор прав в этом отношении. Поэтому и предложил ему заняться данным вопросом, так как он самый лучший специалист по банковским калькуляторам, которые имеются в моем распоряжении. Он согласился, что он такой, и занялся банком.

Зашел в приемную и поприветствовал находившихся в ней. Ленс тут же представил мне ректора Мериморской академии господина Ордье. Мы направились в кабинет, а сестра Ленса тут же уточнила, будем ли мы что-либо из напитков. Поскольку позавтракать нормально мне не дали, то попросил и чего-то посущественнее.

Когда она направилась выполнять мой заказ, а ректор уже зашел в кабинет, наклонился к Ленсу и спросил:

— Ленс, извини за нескромный вопрос — убей, но не помню, как зовут твою сестру. А обращаться на «эй, ты» некрасиво как-то.

Он лишь улыбнулся и ответил, тоже тихо.

— Лисандра. Я еще иногда называю ее Лиси. Так ее называла мама.

Поблагодарил парня и, направляясь в кабинет, попросил его не отставать и следовать за мной. Когда мы вошли, отметил, что мой посетитель крутится возле стеллажа с книгами. Сразу видно человека, ценящего знания. Пригласил его в уголок для важных персон, где он устроился с явным удовольствием. Не успели мы разместиться, как Лисандра уже расставляла напитки с печенюшками, отказываться от которых я не собирался.

— Господин Ордье, вам известна причина, по которой я хотел пообщаться с вами? — спросил моего гостя.

Он немного помедлил и начал отвечать, как профессор на лекции.

— Да, барон Ребитан рассказал мне, что вы заинтересовались функционированием библиотеки.

Ленс у меня молодец. Уже ввел ректора в курс дела, следовательно, мне остается только лишь решить некоторые вопросы.

— Я был вчера в библиотеке, и мне очень не понравилось, что она перестала быть кладезем информации, более того, ее собираются вообще прикрыть, — начал делиться своими мыслями с посетителем.

Мой помощник неуверенно заерзал в кресле, как нашкодивший мальчишка. Интересно наблюдать за человеком, который и не подозревает, что он для тебя открытая книга. Раньше не обратил бы никакого внимания на такие ужимки и движения, а теперь вижу этого человека насквозь. Наверное, стоит разобраться с тем, что там мне модернизировали, а то как-то неуютно жить, не подозревая, что ты реально можешь сделать. Хотя многие мои бывшие соотечественники живут так всю свою сознательную жизнь, даже не собираясь полностью реализовывать все свои возможности и способности. Правда, потом, когда приходит старость, многие жалеют об упущенном времени. Но я не хочу так жить! Извините, снова отвлекся.

— Вижу, что о сложившейся ситуации вы знаете намного больше, чем я, — резюмировал его поведение.

Ректор какое-то время молчал, а потом, набрав в грудь воздуха, как перед прыжком в глубокий омут, заговорил. И предо мной во всей красе открылась картина того, как действовал мой предшественник, который наломал немало дров. Извините меня, но не представляю, как можно быть таким бестолковым. Артуа, а точнее, Смирнов Валентин Петрович, относился к своим обязанностям герцога как к очень простому заданию. Подумаешь, поставили водителя завгаром, и что? Думаете, не управлюсь? Да оно и без меня все будет нормально функционировать!

— А не так ли ты относишься к своим обязанностям герцога? — на грани слышимости прозвучал вопрос Профессора.

Интересный вопрос. И просмотрев свое поведение за то время, которое пребываю в этом мире, согласился с его правотой. И вправду, я занимался непонятно чем, но не заботой о вверившихся мне людях. С этим нужно что-то делать!

Многие десятилетия библиотека была объектом гордости герцогов де Сента и всего герцогства. Даже столичная была немного меньше, так как мои предки не жалели сил и денег на увеличение знания своих подданных. После того как мой отец поставил нового управляющего, тот решил, так сказать, увеличить поступление в бюджет любыми доступными способами. И одним из них стал перевод библиотеки на платный абонемент. Хотя за те деньги, что стоил доступ в этот храм знаний (говорю о времени, которое проводит студент в академии), можно купить домик в Мериморе. Интересно, это было сделано, дабы отвадить любопытных от знаний? Или это просто недалекое поведение приземленного клерка, дорвавшего до кормушки? Не удивлюсь, если оным планировался и налог на воздух.

Когда начало твориться такое безобразие, ректор академии с людьми, которым небезразлично будущее, решили выкупить библиотеку, дабы сделать ее доступной для простых людей. Для тех, у которых нет астрономических сумм для оплаты абонемента. Поскольку личности, у которых деньжат куры не клюют, и не рвутся к знаниям. Им и так будущее обеспечено.

Поинтересовался у Профессора, не лукавит ли мой собеседник, и был даже удивлен его предельной честностью. Что ж, тогда одной проблемой меньше.

— Господин Ордье, должен вас уведомить, — начал вещать с серьезной мордой лица, — что с сегодняшнего дня…

Сделал небольшую паузу, дабы еще раз взглянуть на ректора, и отметил, что он собрался биться до последнего.

— Вы не будете пользоваться библиотекой… на платной основе!

Он открыл рот, дабы возразить, но не нашел, что нужно сейчас выдвигать как разумные аргументы.

— Библиотека будет бесплатной для всех студентов академии! — завершил я.

Ух, и нравится мне подергать людей за нервы!

— А-а? — только и смог спросить Ордье.

— Жизнь покажет, — согласился с его аргументом. — Да, еще. Все долги с самой академии и ее студентов списать.

Потом повернулся к Ленсу и дал ему распоряжение проконтролировать выполнение моих ценных указаний и доложить об их исполнении. После этого повернулся к господину ректору с вопросом, нуждается ли их заведение в чем-то для улучшения учебного процесса? Пообещал, что в меру своих возможностей и адекватности запрошенного постараюсь помочь. Он немного задумался, а потом положительно ответил на мой вопрос. Вот только список с пожеланиями предложил занести через несколько дней, так как он хоть и ректор, но не всеведущий.

Итак, были решены две проблемы, ведь еще попросил ректора сообщить его «друзьям», чтобы оставили библиотеку в покое. А еще лучше, если на деньги, которые собирались потратить на приобретение сего сооружения, они закупят новых книг и прочего обучающего материала, необходимого студентам. После чего мы распрощались.

Приятный мужик этот ректор, вот только посматривал на меня с большим удивлением. Видать, то реноме, которое закрепилось за мелким герцогом, долго еще будет меня преследовать.

На повестке дня второй вопрос по поводу моей медной копальни, или шахты, или карьера. Знать бы еще, как оно правильно называется. Когда мы остались вдвоем с Ленсом, спросил его, что там у нас на медном фронте. Оказалось, все очень плохо. Эльфы то ли не хотят, то ли не могут ничего сделать с тварями, которые экспроприировали эту территорию. Что там и как происходит, они не соглашаются обсуждать ни с кем. Естественно, что гномы тоже заявили, что не будут работать в условиях, опасных для жизни. Таким образом, весь мой гениальный проект похоронили без уведомления его основателя. Ладно, мы еще поборемся.

Значит, остается вопрос с детками, и что делать с другими заключенными, тоже пока непонятно. Голова пухнет от столь непростого выбора. Например, если золотых деток выпустить, как бороться с этой гадостью дальше — ума не приложу. Если же не выпускать, то мне из тюрьмы придется делать наркодиспансер. А вот кормить заключенных за бандитское поведение, да еще и за свои кровные, я не собираюсь. И откуда только взялась на мою голову эта ответственность?

Пока сидел и чесал тыковку, раздумывая о жизни такой непростой, а Ленс делал вид, что его здесь вовсе нет, в дверь постучали. Внутрь заглянула Лисандра и спросила, можем ли мы пообщаться. Вероятно, девушке интересно узнать, что же за деловое предложение я приготовил для нее. Ладно, решим еще один вопрос, не откладывая в долгий ящик.

Пригласил ее в свой уютный рабочий уголок. Ее брат решил ретироваться, но я пресек эту попытку на корню.

— Баронесса, — обратился к ней, — не знаю, как вы отреагируете на мое предложение, но все же рискну его озвучить. Хотя нет, сначала спрошу, какие у вас планы на будущее?

Она внимательно осмотрела меня сверху вниз, как будто бы я предлагал ей руку и сердце. Это была стройная девушка лет восемнадцати. Светло-русые волосы спускались практически до пояса. Они были идеально ровными и аккуратно подобранными. Светлая кожа на лице и руках создавала впечатление, что она никогда не видела солнца. Фигуристая — этого у нее не отнимешь. А вот взгляд ехидный до предела.

— Вы предлагаете мне руку и сердце или нечто более приземленное, ваша светлость? — спросила она.

Так, понятно, язва та еще. Подозреваю, что она и меня запросто переплюнет в этом.

— Увы, — разочарованно развел руками, — но мое сердце принадлежит другой.

И тут сразу же понял, что женское любопытство не имеет границ и пределов.

— Вы так ее любите? — то ли спросила, то ли констатировала девушка.

— Вам честно ответить или озвучить официальную версию? — Я ведь тоже могу поязвить.

Лисандра, естественно, попросила сказать правду. А мне и не жалко, поэтому ответил так, как она просила — честно.

— А меня никто и не спрашивал, люблю я ее или нет. Отец просто поставил меня перед фактом. Вот так.

Бедненький, читалось в ее глазах. За что же тебя так? Вот только внутреннее чувство, а вернее, Профессор, намекнул, что все это просто комедия, которую разыгрывают перед недалеким герцогом.

— Тебя банально проверяют на вшивость! — заявил мой внутренний детектор лжи.

— Так что предложить вам могу только свою печенку, если она вам интересна. Еще у меня есть более серьезное предложение. Вы уже сегодня выполняли обязанности, которые я и хотел предложить вам. Правда, не знаю, придется ли вам этот пост по душе и сможете ли вы в полной мере проявить себя на нем. Ведь одно из качеств, которое нужно на этом месте, — это знать все и обо всех. Хотя не абсолютно обо всех, но о важных для меня людях — точно. Как бы тебе пояснить попроще? Вот, например, ко мне пришел ректор академии, а я даже имени его не знаю…

— А я захожу к вам, ваша светлость, и говорю: к вам на прием пришел ректор Мериморской академии Нирсен Ордье, пятидесяти четырех лет отроду, двое детей, разведен. Управляет вверенным ему учебным заведением пятнадцать лет. Обвинен в получении двух взяток, но доказательств предоставлено не было. Характер жесткий. Добиваться своего привык, невзирая на лица и титулы. Готов пойти на преступление, если это принесет пользу академии. Детей зовут…

— Стоп, стоп, стоп, — еле остановил льющийся на меня поток информации.

Загрузила она меня по полной, и даже больше. Если девушка так похожа на своего брата, это то, что мне нужно.

— Слушай, Лисандра, а вы случайно с бароном Ребитаном не родственники? — не смог сдержаться от подколки.

— Извините, ваша светлость, но нет, — ответила она трагическим голосом.

Не понял, он же говорил, что это его сестра?

— Мы просто однофамильцы, — выдала она голосом невинной девочки.

Это прозвучало настолько наивно, что мы не выдержали и уже втроем рассмеялись над ее шуткой. Ну и что, что я знаю этот анекдот, в устах этой красавицы он просто ожил. Когда приступ веселья немного снизил градус, спросил ее, на многих ли жителей города она имеет такое досье. И вот тут начались неожиданности. Она была похожа на своего брата намного сильнее, чем я рассчитывал. Лисандра не только слышала все, что происходило вокруг нее, но даже больше. Баронесса умела вычленять важное, сопоставлять разрозненное, определять недостающее и запоминать не путая. Не голова, а дом советов!

— И что баронесса ответит на столь неоднозначное предложение? — наконец спросил ее.

Если честно, не хотелось бы снова начинать искать человека на эту должность. Да и после предыдущей секретарши, которая переметнулась к теперешнему мэру города, тяжело будет подобрать хотя бы похожего специалиста.

— А что будет входить в мои обязанности? — решила уточнить девушка.

— Во-первых, приносить мне сок, когда попрошу, а во-вторых, не пускать ко мне всяких разных. Что еще? Без понятия! Но ты же взрослая девочка? Разберешься.

— Хорошо, ваша светлость. Я принимаю ваше предложение и честно обещаю, что ваша печенка еще пожалеет, что попала в мои руки, — обрадовала меня эта юная особа.

Чувствую, что мне будет не скучно с этой парочкой. Один другого стоит. Итак, если еще один вопрос благополучно разрешился, тогда попытаемся добить и остальные. Вот только как? Вспомнилась шутка, которую любил часто повторять. Звучала она примерно так. Вы знаете, почему Змей Горыныч не ошибается? Потому что у него три головы, а не одна. Попробуем действовать согласно этой схеме.

— Господа! У нас есть одна довольно щекотливая проблема. Вы слышали о ней в столовой во время завтрака, — решил ввести их в курс дела.

Сказал и вспомнил, что эта парочка отсутствовала за завтраком. Пришлось рассказывать им о том, что произошло вчера и сегодня утром. Озвучивая произошедшее, задумался о том, насколько культурно вел себя отец мелких наркоманов. Пока народ думал, что можно сделать в данной ситуации, связался со своим специалистом по безопасности.

— Котяра, а ты случайно не проследил за отцом, который настолько сильно переживает о своих детках? — решил уточнить у него.

— Проследил, — обрадовал он меня. — И даже могу сообщить две новости.

— Хорошую и плохую? — решил подколоть этого кота-переростка.

— Ага! — согласился он и, не ожидая дальнейших вопросов, продолжал: — Хорошая новость состоит в том, что тебя действительно боятся.

— А плохая? — не выдержал я театральной паузы.

— Плохая? Кому как, — парировал он. — Думаю, что Профессору она понравится.

— Да не томи, изверг! — поторопил его.

— Тебя хотят убить, — произнес он, растягивая каждое слово.

Глава 11

Сообщение о том, что на меня собираются устроить очередное покушение, даже не взволновало. Есть такая точка зрения, что если человеку постоянно говорить о том, что он свинья, то он захрюкает. Вероятно, здесь сработал тот же принцип. Меня настолько достали эти заговорщики, что просто махнул рукой. Как говорится, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало. Так и сказал Котяре, что ну их.

— А у меня есть более интересное предложение, — снова вставил свои пять копеек Профессор.

— Выкладывай, — предложил ему без особого интереса, все равно ведь не успокоится, пока не выскажется.

Ну что этот искусственный интеллект может предложить? Разве что устроить глобальный геноцид? Но поступившее предложение оказалось намного более интересным. Стало любопытно, чем же могут закончиться такие выкрутасы? А идея, должен вам сказать, была достаточно нетривиальной.

Суть предложения виртуального наставника состояла в следующем. Мурзики устраивают тотальную проверку всех, кого застали с родителем, обидевшимся на меня из-за того, куда попали его детки. Если есть хоть малейшее подозрение в их причастности к заговору, мы отправляем господам заговорщикам письмо следующего содержания.

«Уважаемые господа заговорщики!

Прошу перенести ваше покушение на следующий месяц, так как в этом на меня уже несколько запланировано. Не стоит мешать людям. Они ведь очень старались и планировали. Как только эти заговорщики будут пойманы с поличным и отправлены на исправительные работы, а их имущество экспроприировано в пользу пострадавшего, то есть меня, с радостью буду ожидать и вас. Так что не спешите и хорошенько приготовьтесь!

С уважением, Кевин де Сента, герцог.

P.S. Можете не переживать за ваши безналичные средства. Они заблокированы до моего особого распоряжения, дабы вы не тратили мои деньги».

Вот такое сообщение обнаружили в своей спальне все, кого мелкие посчитали причастными к готовящемуся заговору. Насчет заморозки денег на счетах, это не блеф. Профессор поработал с банковскими калькуляторами, и их счета были действительно заблокированы. И не только денежные счета, но и сейфы с драгоценностями и прочим интересным содержимым.

Естественно, меня заедало любопытство, как будут реагировать данные личности на полученное сообщение? Поэтому попросил Мурзиков организовать мне запись столь увлекательного действа. Поскольку не было ни малейшего желания провести бессонную ночь, я выдал такое ценное указание. Засыпая, представлял, какая буча поднимется завтра.

Вот только завтра началось не с этой самой бучи, а с банальной утренней зарядки. На этот раз меня выгнали на разминку на самом рассвете. Как и обещал вам ранее, не буду перечислять, как я бегал, прыгал и прочее. Отмечу лишь, что кроме нунчаков и дротиков добавились упражнения на быстрое восстановление самообладания. Профессор, непонятно каким образом, выводил меня за рамки культурного поведения. Вероятно, он напрямую воздействовал на мозг, а потом заставлял брать себя в руки. Мне продемонстрировали всего лишь одну методику, хотя и ее осилить полностью у меня не получалось.

Правда, думаю, что было бы верхом гордыни считать, что такое реально осилить за одно занятие. Да и наставник предупредил, дабы не задирал носа. Хоть у меня и модернизированное тело, но и у него навыки не появляются сами собой. Их, как это ни печально признавать, приходится вбивать в себя потом и кровью. Главное начать и постоянно тренироваться, и успех мне обеспечен. Лет через тридцать никто, в том числе и дедушка эльф, не сможет ничего прочитать по моему лицу, мимике, глазам и прочим составляющим вербального общения. Это, конечно, круто, вот только проживу ли я столько в условиях, где меня так и норовят убить?

Размышляя об этом, ощутил, как меня буквально вбросило в состояние максимального ускорения. Сразу не понял, что случилось, но потом Профессор пояснил мне причину происходящего. Вернее, показал. И не одну, а штук восемь. Именно столько стрел летело в меня любимого! Посмотрел, откуда их занесло в наши края, и увидел, как на заборе начинают сматывать удочки горе-стрелки.

— Ребята, вы куда? — обратился к ним. — А сдачу кто заберет?

— Не паясничай! — жестко пресек мои подколки наставник.

— А что, стрелы собирать? — не понял его наезда.

Раньше он так не реагировал на то, что меня хотят убить. Да буквально вчера чуть не захлебывался от восторга, что жизнь перестанет быть серой и скучной.

— Ну и собери! Нечего здесь мусорить. Здесь дети гуляют, — парировал он.

Ничего не понял, это он шутит или серьезно? Да ладно, мне не жалко. Пробежался и собрал букетик стрел. Перышками вверх они выглядели довольно симпатично. А потом возник вопрос: что это я занимаюсь разной ерундой? Там сидит команда наемников, жаждущих убить меня, а я тут о прекрасном раздумываю.

Решил не заморачиваться и для начала спустить их на землю. Естественно, что в прямом смысле слова. На заборе, как мне кажется, им было очень неудобно.

— Только действуй аккуратненько и легонько, — предупредил Профессор. — Ведь своим нехилым ударом ты сможешь им нанести серьезные повреждения.

— Не понял? — огрызнулся на автомате, уже направляясь к стрелкам. — Ты вообще за кого больше переживаешь? За меня или за них? А может, ты вражеский шпион?

— Естественно, за них, — в той же шутливой манере отреагировал Проф. — Тебе-то что будет? Ничего! А им еще на каторге работать. Сам понимаешь, с поломанными руками или ногами это будет проблематично.

А ведь действительно наставник прав. И я пообещал ему быть предельно аккуратным.

Ребята залезли в такие заросли, что еле до них добрался. Блин, да я этому садовнику, который устроил здесь целый эльфийский лес, дам… Нет, лучше заставлю траву ножницами косить. Чтобы думал, как за растительностью ухаживать. Вот примерно в таком настроении добрался до робингудов и столкнул их внутрь дворика. По ходу и еще кое-что провернул. Все их орудия убийства, которые смог вытащить без членовредительства, остались на заборе, а они с луками и арбалетами, но без боезапаса направились в свой недолгий полет к земле.

Включилось нормальное восприятие, и я ощутил, что путешествие в ускоренном режиме отбирает столько сил, что еле удержался на верху забора и не полетел следом за стрелками. Сразу свистнул Кейт и Лео, а то подозреваю, что приготовить ребят к транспортировке у меня не получится. Да и не царское, то есть герцогское, это дело — бандитов вязать.

На мой призыв примчались не только полиморфы, но и четырехлапые Мурзики. Снайперы сначала хорохорились, но после того как Кейт ответила на удар кулаком одного из нападавших, расстановка сил резко изменилась. Они, вероятно, не ожидали, что хрупкая с виду девушка может ударить своим кулачком по кулаку верзилы и поломать тому руку. А незачем замахиваться на девушку!

Самое же прикольное, с моей точки зрения, произошло буквально минутой позже. Пока Кейт и Лео связывали этих киллеров, один из них решил потихоньку отползти в кусты и сделать ноги. Только хотел предупредить их об этом, как Профессор порекомендовал смотреть и не вмешиваться. Должен сказать, оно того стоило.

Действие заняло всего минуту. А жаль! Лео привязывал последнего из нападавших к основной группе, как вдруг затрещали кусты. Из них, двигаясь спиной к нам и спотыкаясь на ровном месте, появился наш беглец. На мужике не было лица. Казалось, что на него наступает страшный лев-людоед. Он отходил, не поворачиваясь, и все время всматривался в куст, из которого только что вывалился. А оттуда, высоко поднимая лапы, корча зверские рожи и мяукая, показался… Вредитель. Последний раз я так смеялся… Хотя согласен. Это было не так уж давно.

Вы можете себе представить здорового мужика, к которому идет маленький котенок и корчит из себя черт знает что, а тот в ужасе старается смыться подальше? А когда Вредитель протянул вперед переднюю лапу, выпустил когти и зашипел, то у бедолаги душа надавила на мочевой пузырь, и произошел некрасивый конфуз. В общем, будет теперь ему мокро в тюрьме.

А мне вот интересно, кто это так быстро организовал на меня покушение? Кто мне может ответить на этот вопрос? Правильно, эти милые ребята! Я и задал им этот вопрос, но вместо чистосердечного раскаяния мне заплевали сапог.

Мне! Заплевали! Сапог! В своей жизни я сталкивался и не с таким, но это было там, в прошлой жизни, а здесь я герцог. Тут же подключился Профессор и приказал взять себя в руки. Решил с ним не спорить, так как может быть себе дороже. Нас уже окружили Мурзики во главе с Котярой, который снова вылизывал свою лапу. Ох уж мне этот чистюля! Мои пленники, увидев, на кого они нарвались, повели себя неправильно. Тот, которого выгнал Вредитель, затрясся, как в лихорадке, а остальные рассматривали мой зоопарк как какую-то диковинку.

— Тебе это о чем-то говорит? — тут же влез со своими поучениями Проф.

— Естественно. Вот этот, — указал на перепуганного, — явно знает, на кого нарвался, а остальные без понятия.

— Проверишь? — снова заговорил наставник.

Сначала обратился к тем, кто с любопытством разглядывал котят.

— Вы знаете, кто это? — спросил их.

Мужики отрицательно закачали головами.

— А кто я такой? — поинтересовался у них же.

Снова отрицание.

— Не врут, — подтвердил наставник.

Напрашивалось заключение, что их использовали втемную.

— А ты знаешь, кто это? — спросил вернувшегося беглеца.

Он тоже отрицательно покачал головой.

— Врет! — вынес вердикт Профессор.

Сам вижу, что врет, вот только как заставить его говорить правду? Хотя…

— Вредитель! — обратился к мелкому загонщику.

Тот повернулся в мою сторону и внимательно уставился, будто на кусок колбасы. Это было само воплощение нежности и детской наивности. Разве только глазками не хлопал. Ему бы еще бантик, и можно относить в детский сад.

— Как ты думаешь, если этому человеку откусить что-то лишнее, он вас узнает?

От происшедшего преображения у меня самого мурашки замаршировали толпами. Перед нами сидело исчадие ада. Налитые кровью глаза. Вставшая дыбом шерсть. Слюни, начавшие капать изо рта. Так и хотелось отойти подальше от этого психа. Хотя какой хозяин, такой и зверь. Из горла котенка, который до этого просто мурлыкал и мяукал, начал вырываться хрип, как у больного туберкулезом. Может, из меня плохой рассказчик, но одно скажу: мне стало не по себе от увиденного.

Мой зверь приготовился к прыжку. И тут произошло неожиданное. Он начал к чему-то принюхиваться, а потом повернулся к мужику и задними лапками, что не особо свойственно котам, начал грести пыль в его сторону. Сначала не понял, что за прикол, но потом дошло и до меня. Нет, не в смысле «понял», а в смысле «дошло». И дошедшее воняло так, что пришлось отступить на несколько шагов назад. Я, конечно, знаю, что страх может отрицательно влиять на работу пищеварительной системы, но чтобы до такой степени…

Его соратники тоже постарались отодвинуться подальше от источника сильного амбре.

— Я так понимаю, — заговорил, обращаясь к Котяре, — что мы ничего интересного не услышим.

Тот же, следуя моим негласным указаниям, уставился на вонючку и начал облизываться, как кот перед миской сметаны. Мужика начала еще сильнее бить дрожь. Понадобилось буквально несколько минут на то, чтобы этот тип заговорил. Его откровения меня и порадовали, и расстроили. Оказалось, что местная знать не имеет никакого отношения к данному заговору. Это была задумка обиженного принца. Он очень осерчал на мелкого герцога и решил убрать эту занозу чужими руками. Естественно, на кого будут охотиться и почему, знал только представитель сего вельможи. Наемников же использовали втемную. Когда те услышали, на кого подняли руку, то чуть не придавили этого самого посредника. Кейт и Лео еле удержали их, а то не спасло бы его и то обстоятельство, что они уже были связаны. Подозреваю, что и одними ногами можно многое сделать.

Попросил своих полиморфов отправить этих ребят в места не столь отдаленные и пока закрыть их там до моего особого распоряжения. Мои нежданные гости потопали стройной колонной, вот только одного из них держали на расстоянии от остальных. Да и походка у него была прикольная.

Уже прикидывал, как пройдет завтрак и осмелятся ли господа заговорщики устроить наезд из-за полученных писем, но снова не срослось. Профессор решил устроить мне очередное развлечение и, загнав в виртуал, мучил по полной, заставляя держать себя в руках, что бы там ни произошло. Как он повторял не один раз, если ко мне любимому на прием ворвется десяток монстров, то в моих руках чашка с напитком не должна дрогнуть. Легко рассуждать об этом теоретически, а вот как будет на практике — это еще нужно посмотреть. И на этот раз основными его способами обучения остались прямые воздействия на нервную систему. Для меня создавались различные условные ситуации, некоторые из них вызывали просто животный ужас, а я должен был вести себя как непробиваемый аристократ. Сколько пришлось пережить, даже сейчас страшно вспоминать, но это был бесценный опыт, ведь в реальной жизни я и за сто лет не столкнулся бы с такими моментами.

Потом был завтрак. Сидящие за столом аристократы вели себя как перепуганные сайгаки. Стало любопытно, сколько из сидящих за столом получили письма счастья? Попросил Профессора подсказать, и увидел почти над всеми присутствующими стрелочки. Они указывали вниз и были двух цветов. Как пояснил наставник, красный цвет говорит о предполагаемой причастности сидящего к заговору, а зеленый о его невиновности. Вот только нервничали все одинаково. К чему бы это? Или им страшно от неопределенности в жизни? Странные существа люди.

Постарался сделать вид, что я не в курсе произошедшего, и занялся завтраком. Даже не думал о том, что, когда тебе в рот смотрят несколько десятков человек, это настолько затрудняет процесс принятия пищи. Эти же представители голубых кровей буквально провожали взглядами каждый проглатываемый мной кусок.

Только собрался порекомендовать им переключиться на что-то полезное, как Профессор шикнул на меня и напомнил о том, чем мы занимались все утро. Пришлось взять себя в руки и продолжать завтракать как ни в чем не бывало. Все это время маска ничего не подозревающего человека была надета на моем лице.

После завтрака только собрался отправиться по своим делам, как один из заговорщиков, довольно пожилой человек, обратился ко мне с просьбой.

— Ваша светлость, — начал он несколько неуверенно. — Многие из нас сегодня получили вот такие послания…

Он протянул мне листочек бумаги, на которой были написаны слова, приведенные выше. Прочитал текст и спросил, при чем тут я. Он помялся и буквально выдавил из себя, мол, они думали, что я смогу прояснить картину. Посмотрел на него удивленным взглядом и уточнил:

— Вы считаете, что я должен быть в курсе всех ваших заговоров? Да мне хватило бы здоровья пережить те, которые происходят.

Немного подумав, сообщил им о том, что сегодня утром один такой заговор имел место быть. И добавил, что его заказчик приговорен мной к смерти. Народ заинтересовался и начал допытываться, кто это так непрофессионально нарвался? Я поломался для вида, мол, тайна следствия и все такое, а потом, как бы случайно, оговорился, что это гостивший у нас принц.

Народ был в шоке. Где это видано, чтобы простой герцог выносил смертный приговор наследнику Императора? Сделал большие глаза и, кося под дурачка, спросил:

— А что, наследнику Императора закон не писан?

Они начали вещать о том, что Император стоит выше закона и все такое.

— То есть я могу быть уверен, что на свои указы и законы Императору и его наследникам просто плевать?

Народ замялся, видимо, они не смотрели на проблему с этой стороны. А теперь последний вопрос:

— И зачем мне тогда Император, который не умеет держать своего слова?

Такого поворота они явно не ожидали.

Больше не было задано ни одного вопроса. Господа аристократы начали потихоньку делать ноги, так как не хотели, дабы их уличили в каких-либо связях с «таким» герцогом. Быть может, их интересовало еще что-то, но задавать дальнейшие вопросы добровольцев не нашлось. Не прошло и нескольких минут, как в столовой остался я и девчонки. Барон и Учитель отсутствовали уже несколько дней. Мне любопытно, какую очередную авантюру они там задумали? Да, впрочем, какая разница, все равно они сделают по-своему, а расхлебывать придется мне.

Мы немного поговорили о разной ерунде. Это если оценивать происходящее с моей точки зрения. А вот девушки были очень настойчивыми. Они задумали устроить какое-то увеселительное мероприятие. Если кто-то не понял, мы говорили о бале в честь чего-то там. Спрашивается, мне что, нечем больше заняться? Вот только отцепиться от них никак не получалось. В это время заглянул управляющий моей городской резиденцией и сообщил, что ко мне по срочному вопросу пытается прорваться управляющий банком гномов.

Возблагодарил небеса за то, что предоставили мне возможность смыться от настойчивых девчонок. Правда, пришлось пообещать, что обязательно подумаю над их предложением. А также, дабы они не придумали еще какой-то пакости, предложил им разработать сценарий праздника, изложить его в письменном виде и предоставить мне для рассмотрения. Ибо их эмоции очень мало говорят мне о том, как это все должно проходить. Понимаю, что это классно, весело и все остальное, но это их взгляд, а мне бы еще знать, в какую копеечку это выльется. Подруги тут же, не прощаясь, помчались готовить техническую документацию к празднованию, правда, интересно, чего они еще не придумали. Вспомнился анекдот, в котором один алкоголик говорит другому, что главное наличие выпивки, а повод найти очень просто. Подозреваю, что здесь будет примерно то же. И не удивлюсь, если бал будет посвящен первым снежинкам, пролетевшим мимо нашего забора.

— Профессор, как ты думаешь, что заставило столь уважаемого в определенных кругах гнома мчаться к совсем не уважаемому этими же людьми герцогу?

Вопрос был с явной подколкой. Причина, заставившая его осчастливить меня своим присутствием, лежала на поверхности. Хотя, правильнее сказать, она была во мне. Помните, что было написано в записочке после P.S.? И вы думаете, что данную информацию не перепроверили? Не настолько я наивен. Только представьте, что в вашем охраняемом доме, и охраняемом довольно неплохо, утром на стене в вашей спальне висит сообщение от герцога. В дом никто не входил и никто не выходил. Вообще! А листочек с посланием никуда и не думает исчезать, как ночной призрак. Возникает законный вопрос: а если это правда? Как можно проверить спорное утверждение? Например зайти в банк и узнать статус счета. И вот после этого можно поднимать кипиш.

Во-первых, истерика у владельца счета зашкаливает за все разумные пределы. Во-вторых, в банке все стоят на ушах. Да, еще один вопрос.

— Профессор, а какое сообщение выдается, когда с заблокированных счетов пытаются снять или перевести деньги?

Его издевательский смешок сказал мне больше, чем хотелось. Снова этот недокомпьютер порезвился в свое удовольствие!

— А давай угадаю, — предложил ему.

— Попытайся, — ответил Проф.

— Да что тут пытаться. Зная твое извращенное чувство юмора, там написано как минимум следующее. «Ваш счет заблокирован по приказу герцога де Сента, как подозреваемого в террористических действиях».

Профессор снова захихикал.

— Можно сказать, что ты почти угадал, — резюмировал он.

— И что же я не угадал? — даже любопытно стало.

— Там еще приводится номер и дата указа, дабы придать деянию вид законности. А счет заблокирован не за террористические действия, за подготовку покушения на герцога.

Час от часу не легче. А ведь должен был подумать о том, чем аукнется вмешательство в банковскую сферу.

— И как теперь будем выкручиваться? — спросил виртуального шутника.

— Выкручиваться? — В его голосе было столько удивления, что захотелось ему поверить на слово. — Это пусть они обясняют, что в их банке делают деньги террористов.

Да что и говорить, самая лучшая защита — это нападение. Ладно, давай посмотрим, как сработает предложенный тобой вариант действий.

Приказал управляющему отвести гнома в приемную, и сам тоже направился в кабинет.

Глава 12

— И как прикажете это понимать? — без приветствия наехал на меня управляющий банком.

Он важно зашагал в моем направлении, а я все так же спокойно продолжал делать вид, что работаю за письменным столом.

— Барабашка! — безапелляционно заявил ему, продолжая писать в тетради мысли, которые нужно будет обдумать.

Он споткнулся на ровном месте и, уставившись на меня непонимающим взглядом, спросил:

— А кто такой барабашка?

— А что такое «это»? — ответил ему встречным вопросом.

Несколько раз глубоко вдохнув и, видимо, успокоившись, он поприветствовал меня как полагается. Указал ему на место возле стола, куда коротышка и устроился с немалым комфортом.

— Итак, — обратился к гному, — я вас внимательно слушаю.

Управляющий придирчиво осматривал меня и, если не ошибаюсь, проводил своеобразную оценку.

— Мне говорили, что вы, ваша светлость, повзрослели, но не думал, что настолько, — наконец выдал он первую адекватную фразу.

— Вы о Хранителе слышали? — спросил его, как бы между прочим.

Управляющий тут же напрягся, как перед прыжком со скалы, и осторожно кивнул головой:

— Так вот, это его стараниями. Не понравилось ему, что князь слишком молодо выглядит.

Подгорный житель побелел как полотно.

— К-князь? — расслышал его сипение.

— Ну да, — подтвердил услышанное. — Какие-то проблемы?

Из гнома выпустили воздух, и он увял. Он опустил голову и растерянно пробормотал:

— Теперь все понятно…

Стало интересно, что ему такого понятно, что мне совершенно непонятно? Извините за каламбур.

— Не поделитесь вашими переживаниями, уважаемый?

— …Тор.

— Уважаемый Тор.

Он снова задумался на несколько минут, да я его и не подгонял. Было чувство, что сейчас узнаю нечто интересное.

— Я знаю, кто такие князья Эстриды, — наконец заговорил он.

— И?..

— Мне прекрасно известно, на что они способны и чем может закончиться ваше вмешательство в наши дела, — наконец выдал гном.

Это уже интересно. Значит, я не первый, кто владеет такими технологиями. Еще понятно, что прошлые контакты с так называемыми князьями были не очень положительными, особенно для гномов. Видя, что конструктивного диалога у нас не получается, решил немного подсластить пилюлю.

— Я не собираюсь вмешиваться в вашу работу никоим образом. Вас это устроит?

Управляющий внимательно посмотрел на меня и спросил достаточно ехидно:

— А как понимать то, что произошло со счетами благородных дворян?

— Как последнее китайское предупреждение, — обрадовал банкира.

— Какое? — не понял он.

Но я не стал акцентировать внимание на том, что он незнаком с некоторыми словами из моего лексикона.

— Уважаемый Тор, — решил внести ясность в происходящее. — За последние несколько недель меня пытались убить уже такое количество раз, что я просто со счета сбился. Мне это начинает надоедать. К слову, последних доброжелателей отправили в тюрьму сегодня утром. Мне остается только залезть в подвал и не высовывать своего носа. Как, по-вашему, смогу ли я таким образом выполнять обязанности герцога?

Гном почесал своей здоровенной пятерней затылок и согласился, что работать в таких условиях невозможно.

— Вот и я говорю, что они или займутся чем-то полезным, или останутся без самого дорогого их сердцу. Без денег! Да и не хотелось бы, чтобы заговорщики начали переводить деньги подальше из герцогства. А вмешиваться в вашу работу или как-то влиять на нее я не собираюсь. Мне нужна уверенность людей в стабильном будущем. Согласитесь, что это станет невозможным, как только всплывет информация о том, что у меня есть абсолютный доступ к вашим системам.

Глаза у гнома сначала округлились, а потом он переспросил, боясь лишний раз вздохнуть:

— А у вас, ваше высочество, действительно абсолютный доступ?

— Профессор, — тут же переадресовал вопрос моего гостя, — что скажешь?

— Обижаешь, о великий. Естественно, у нас высший доступ. Ты о браслетике Адриана не забыл?

— Да, у меня полный доступ, — обрадовал посетителя.

Гном только не вскочил с места, дабы запрыгать от радости. Он сдержался из последних сил. Мне было это видно, хотя по внешним признакам простой человек не заметил бы никаких изменений на его лице.

— Можем ли мы попросить об ответной любезности, раз уж вы порылись в нашей системе? — осторожно поинтересовался Тор.

— Нет, — отрезал его желание получить халяву.

Настроение у подгорного жителя изменилось на отрицательное. Он собирался что-то заявить, но мне удалось опередить его.

— Но мы можем поговорить о взаимовыгодном сотрудничестве.

Поняв, что его раскусили, как неопытного, визитер со всей силы шарахнул кулаком по столу, стараясь таким образом выплеснуть свое разочарование. Вот ведь жлобская натура!

— Я советую быть поаккуратнее, все-таки стол ни в чем не виноват, — попросил его.

Тор что-то пробурчал то ли в свое оправдание, то ли извиняясь за содеянное. Понять этого мне так и не удалось. Видя, что он ломается и не может определиться, что ему нужно от этой жизни, решил поторопить посетителя.

— Раз мы разрешили все наши недоразумения, не смею вас более задерживать, — заявил управляющему.

Он еще помялся, а потом заявил, что готов сделать мне взаимовыгодное предложение. Оказывается, ребята отхватили когда-то не два, а три калькулятора, но вот третий был настолько наглым, что ни в какую не хотел работать как положено. То ему то не так, то это не устраивает. Его отключили от сети и положили в хранилище. Со вторым тоже было не все гладко, он работал, как ему хотелось. Вся банковская система держалась на плечах одного-единственного калькулятора. Вот мне и предложили посмотреть на два «резервных» и, если это возможно, отремонтировать их.

Оставалось только несколько «но». Сами калькуляторы находились в столице империи, это во-первых. А во-вторых, договариваться о том, столько это будет стоить, мне придется с главами клана Железной наковальни. Так как я парень сговорчивый, пообещал, что, когда буду в столице, загляну к их начальству и поговорю об этой проблеме. Естественно, пришлось пообещать, что услышанного не буду повторять на каждом углу.

На этой ноте мы и распрощались с уважаемым гномом.

Оставалась еще одна проблема, которую даже не представлял, как решить. Если помните, у меня в тюрьме сидят мажорчики, с которыми необходимо что-то делать. Пока прикидывал и так и эдак, голова начала раскалываться. Дабы немного отвлечься, позвал Шустрика. Он прыгнул на колени, и я начал его поглаживать. Такая себе средневековая психотерапия. Говорил ему разные глупости типа «страшилки вы мои мелкие».

— Слушай, — осенило меня. — А не хотите поработать пугалом? — вопросил своего Мурзика.

— Мяу? — выдал он, а потом, перейдя на нормальное общение, уточнил: — Тебе нечем больше заняться или очередная авантюра созрела?

Какие у меня понятливые Мурзики! Поэтому поделился своим планом лечения молодежи герцогства от наркотической зависимости.

— Тройка Мурзиков иногда будет заскакивать на различные увеселительные мероприятия и внимательно всех обнюхивать. Вы будете искать тех, что курят разную дрянь.

— Да мы ее чуем за забором, так оно воняет, — перекосило мелкого.

— И в такие дома вы заходить не будете, — обрадовал его.

Шустрик недоуменно уставился на меня, стараясь понять, а в чем, собственно, прикол.

— Я издам указ, согласно которому всякого, кого вы встретите под этой самой мухой, разрываете на месте.

Мелкий повеселел и обрадовал меня, что они быстро их всех найдут.

— Вот именно поэтому вы и не будете появляться слишком часто. И там, где учуете подпадающих под действие указа, ваша братва будет обходить их десятой дорогой. А то через несколько недель вы мне всю молодежь угробите. Я же хочу их вылечить, а не уничтожить. Притом лечением должны заниматься их родные, а не я. Были деньги на разную дрянь, вот теперь пусть и расхлебывают!

— То есть мы будем своеобразным пугалом, которого все боятся, но которое никого еще не поймало? — уточнил постановку задачи мелкий.

— Приятно работать с понятливыми кошаками! — обрадовал его. — Именно это и есть ваша очередная задача.

— Ну так мы побежали? — тут же вскочил Шустрик на все четыре лапы.

Пришлось охладить его пыл. Ведь для начала нужно нарисовать этот указ и донести его до ушей разумных родителей. Но как это правильно сделать? Не имею ни малейшего представления о здешнем законопроизводстве. Стоп! У меня ведь есть секретарь. Вот пусть и придумывает, как это правильно оформить.

Позвал Лисандру и рассказал ей о своей задумке. Когда она поняла, что моя задача не угробить молодежь, поскольку очень многие употребляют разную дурь, а именно отучить от плохой привычки, она пообещала до вечера все оформить и известить всех, кого следует.

Когда секретарша ушла, я встал из-за стола и начал прохаживаться по кабинету, думая о том, как решить следующую проблему — запустить рудник по добыче меди. Десять шагов в одну сторону, разворот, столько же в противоположную сторону. Думай, Кевин, приказывал себе, а в голову вместо этого лезла информация о запланированной девчонками дискотеке, или, как она здесь называется, бале в честь чего-то. Сделал пяток кругов, а потом просто плюнул на свои потуги. Ведь когда что-то не получается, стоит ли рвать жилы? Может, лучше отложить данный вопрос на несколько часов или дней, и, как говорил один мой знакомый, дать ему созреть?

Вопрос был только один: с чем таким столкнулись эльфы, что не смогли очистить от этого территорию? Мало того, как мне сказали, они даже говорить об этом не желают. Да-а. Без ста грамм не разберешься. Хотя… Может, попытать дедушку Эла? Он-то должен быть в курсе происходящего с его народом.

— Кстати, — поинтересовался у всеведущего Котяры, — ты не знаешь, где моего эльфийского дедулю черти носят?

Он хмыкнул на столь радикально поставленный вопрос и тихонько ответил:

— Принесли уже.

Не понял его изощренного ответа и решил уточнить, что за приколы. В это время дверь распахнулась, и в кабинет буквально ворвался князь Великого леса. Лисандра проявила благоразумие и не стала грудью бросаться на амбразуру, так как занятие сие явно бесперспективное. Она вошла следом за дедулей и как ни в чем не бывало доложила о его приходе. Надо же, выдержка у девчонки отменная.

Глава эльфийского народа ворвался ко мне… и замер. Внимательнейшим образом он изучал стоящего перед ним молодого человека, то есть меня. Видя, что любопытство не удовлетворено, покрутился, дабы оценили меня со всех сторон. После такого пируэта князь успокоился и выдал заключение:

— Точно он!

— А что, были сомнения? — спросил его, как бы между прочим.

— Думаешь, что столь глобальные изменения в возрасте внука могут пройти незамеченными? — сделал удивленный вид эльф.

Только вопрос звучал как-то непонятно. И тут я понял, что передо мной ломают комедию. Да и настоящие чувства дедули кричали о том, что мне не верят.

— Ты не веришь в то, что я Кевин! — обрадовал дедка своей проницательностью. — Зачем же ломать комедию?

Эльф снова посмотрел мне в глаза и спросил:

— Чем докажешь, что ты тот Кевин, которого я знал?

Посмотрел на него, пожал плечами и обрадовал старого эльфа, что даже и не собираюсь этого делать. Мне это не нужно! А если ты хочешь доказать противоположное, то вперед. Никто тебя не будет удерживать.

— А я далеко уже не тот мальчик, которого ты знал и использовал для решения своих проблем, — обрадовал родственника. — Я уже вырос и поумнел.

Жестом пригласил старика присесть, и сам тоже вернулся за стол.

— И все же, — продолжал свои доставания мой собеседник, — как я могу быть уверенным, что место моего внука не занял кто-то другой?

Что можно сказать в свое оправдание? Как доказать высокородному эльфу, кто я такой, если здесь нет ни паспортов с фотографиями, ни… А если?..

— Дедушка Эл, — обратился к визитеру, — перед тем, как начну что-то доказывать, у меня будет к тебе один небольшой вопрос. Сугубо деловой. Ответишь?

Он внимательно всмотрелся в мои глаза и, ничего в них не заметив, кивнул. И что ему так дались мои глаза? Что он хочет увидеть в них?

— Мы заключили договор, согласно которому ты должен был обеспечить очистку территории от разной пакости возле медной копальни. Было такое? — начал свое расследование происшествия с моим паевым обществом.

— Было, — согласился компаньон.

— Так что же помешало столь удачливым воинам, которыми славится народ перворожденных, решить столь простую задачу?

Может, я немного и издевался, но очень уж хотелось высоко задранный эльфийский нос выровнять на плоскости.

— Ты сказал, что там водится какая-то нечисть, — заговорил князь. — Мы проверили и обнаружили, что никакой нечисти там нет.

Приятно услышать, что слухи явно были преувеличены.

— Ну и кто же там есть? Ведь гномы не просто так отказались от участия в предприятии? Насколько знаю этих товарищей, их не так просто запугать, — постарался подвести его к пояснению ситуации.

— Там это… Там они…

Я так и не понял. Это был страх? Или все-таки раболепие? Или даже преклонение? То, как дедуля пытался пояснить мне, кто там поселился, было шедевром минимализма. Создавалось впечатление, что нечто ему мешает даже правильно сформулировать ответ на поставленный вопрос. Он просто слетал с мысли, как ребенок на санках с горки.

— Профессор, — обратился к внутреннему наставнику. — Тебе не кажется подозрительным такое поведение разумного? Притом мы имеем дело не с молодым и пугливым, а с убеленным сединами старцем.

— Ну ты и загнул, — съязвил Проф. — Тоже мне старца нашел.

Мне показалось, или он фыркнул в ответ на столь поэтическое описание князя Великого леса?

— Хотя ты прав, — продолжал виртуальный помощник. — Что-то есть в его поведении неправильное.

— Ага, — подхватил его мысль. — Сидит он как-то не так. Точно?

— Хватит издеваться, — огрызнулся тот в ответ. — Ну и молодежь пошла! Совсем потеряли уважение к старшим.

— Ты это о себе или о князе? — решил переспросить чисто для прикола.

Видя, что с меня взять нечего, Проф махнул рукой и продолжал:

— Исходя из анализа его поведения, речи, мимики и прочего, есть большое подозрение, что твой родственничек находится под воздействием внушения или похожей дряни.

А вот это уже интересно. Говорил ведь, что я ужасно любопытный. Вот только как можно вытащить информацию из человека, которого клинит от одного только упоминания о тех, кто мне интересен? А если снова прикинуться всезнающим? Вдруг прокатит?

— Вы с ними встречались? — спросил первое, что пришло в голову.

Дедуля просто побелел от страха, но все же кивнул головой в знак согласия. Напрашивается очевидный вывод, что имеем дело с разумными существами, которые могут нагнать столько жути, что народ начинает глючить. Теперь следующий вопрос.

— Их был весь десяток или пришли и гости?

Вопрос, конечно, бредовый, но как еще узнать количество особей, с которыми пересекся мой длинноухий родственник? Он снова кивнул головой. Понятно, что ответ положительный, вот только что он значит? Нужно правильно задавать вопросы. Вернее, те, которые имеют простой ответ — «да» или «нет».

— Их было больше десятка? — тут же перефразировал свой вопрос.

Утвердительный кивок.

— Больше сотни?

Высокородный эльф отрицательный качнул головой.

— Они…

— Прекрати! — резко вклинился в допрос Профессор. — Ты разве не видишь, что он впадает в состояние аффекта? Или ты решил уменьшить свою родню?

Присмотрелся к родственнику и даже перепугался. Пока продумывал, как правильно сформулировать вопросы и пока собеседник отвечал, перестал следить за его поведением и внешним видом. Увиденное же чуть меня самого не ввергло в шок. Что же там такого произошло с эльфами, что даже их главного плющит?

Взял в руки колокольчик и зазвонил в него. Кто не в курсе, так вызывают секретаря. Буквально через несколько секунд двери открылись и показалась Лисандра.

— Срочно вызови лекаря! Князю стало плохо, — приказал ей.

Она, не задавая лишних вопросов, исчезла из поля зрения. Видя, что на стуле мой посетитель долго не продержится, даже не задумываясь, подхватил его на руки и отнес на диванчик. Аккуратно положил его и только потом задумался. Это я такой сильный или от родственничка остался набор костей и метр кожи? Больно уж легким показался мне он.

— Успокойся… Все нормально… — тихонько говорил ему слова, дабы не было тишины.

В кабинет ворвался Учитель, таща за собой какого-то седого старикашку. А девушка молодец. Мало того, что отыскала лекаря, а это именно его притащил на буксире Учитель, но и отыскала брата длинноухого правителя. Следом влетел барон фон Брег. Они тут же бросились к князю, культурно подвинув меня, дабы не мешался под ногами. Хотя правильно, пользы от меня в данный момент ноль целых ноль десятых.

Эта вакханалия продолжалась минут двадцать — тридцать. Потом появились несколько молодых эльфов, вероятно, из свиты Эллориэля, и, прихватив своего князя, понесли его от меня подальше. Куда они направились, если честно, мне не сообщили.

Попросил Лисандру соорудить мне что-нибудь выпить и, усевшись в кресло, начал анализировать произошедшее. Почему буквально несколько вопросов привели к столь нежелательному результату? Лечится ли это? Только начал прокручивать каждое слово нашего разговора, как услышал за своей спиной покашливание. Притом звучало оно таким образом, что просто заявляло прямым текстом, а не соблаговолит ли молодой человек заметить нас?

Обернулся и кивнул своим выводам. Это были Учитель с бароном. Было бы странно, если бы кто-то другой так свободно мог разгуливать в моем кабинете. С этими же попробуй поспорить. Кивнул на стоящие рядом кресла, приглашая садиться. Они заняли их, и барон тут же начал задавать вопросы. Притом звучали они, как у главного дознавателя. Я же чувствовал себя почти обвиняемым, которому уже не выкрутиться.

— И как ты объяснишь произошедшее? — спросил Иен.

— Очень просто, — ответил ему. — Решил, что хочу посидеть на троне Эллориэля, и устроил деду сердечный приступ.

Даже вечно невозмутимый Учитель уставился на меня как на идиота. Что и говорить, язык снова помчался впереди мозгов.

— Ты это серьезно говоришь? — спросил уже без своих заморочек барон.

— А ты считаешь, что я вот так просто смог довести Эла до такого состояния, за те несколько минут, которые он пробыл в моем кабинете? — ответил вопросом на вопрос.

Фон Брег еще что-то хотел спросить, но его прервал Учитель.

— Кевин, — попросил он обычным тоном, — ты можешь рассказать, что здесь произошло?

Если ко мне относятся нормально, то и я не веду себя по-свински. Поэтому рассказал все настолько подробно, насколько это было возможно. Даже Профессор похвалил мою наблюдательность, хотя несколько пропущенных мной нюансов добавил. Когда рассказ был завершен, в кабинете установилась долгая тишина. Вероятно, все мы по-своему переваривали случившееся.

— Есть какие-то идеи? — наконец решился спросить барон фон Брег.

— Есть предположение, — ответил Учитель.

— Выкладывай, — велел мой безопасник.

— Мне уйти? — спросил я своих наставников.

Они оба уставились на меня непонимающе. Что это тебе в голову стукнуло, когда обсуждаем серьезные проблемы? — вопрошали их взгляды.

— Обычно, когда решались серьезные проблемы, меня отправляли подальше, дабы не путался под ногами, — ответил, поднимаясь с кресла.

— А ну сядь! — вдруг рявкнул барон.

У меня ноги подкосились, и я рухнул, где сидел.

— Вот это умение повелевать! — не смог промолчать Профессор. — Учись!

— Вырос уже из того возраста, когда можно было прятаться за чужим спинами. Теперь за каждый свой шаг нужно отвечать, — припечатал фон Брег.

Промолчал о том, что я не прятался, а меня прятали. Хотя, как понял, это уже никого, кроме меня, не волнует.

— То есть вы признаете, что я достаточно взрослый, чтобы принимать серьезные решения? — сделал вид, что удивился такому повороту.

— Да! — тут же ответил мой будущий тесть.

После положительного ответа одного из собеседников сконцентрировал все свое внимание на Учителе. Он в ответ пристально посмотрел на меня, как бы ища подвох в моих словах, но потом тоже дал свое согласие.

— Тогда посмею выдвинуть свою теорию происшедшего, — как ни в чем не бывало начал я. — Нашего дорогого князя понесло на приключения. Вернее, на эту самую охоту за ужастиками. И они их нашли. Что там произошло, не знаю, вероятно, эльфы попали под воздействие какого-то очень сильного внушения. И когда они начинают вспоминать о произошедшем или говорить об этом, их просто вырубает. Такой вариант сохранит в тайне информацию о встрече. По крайней мере, в случае с князем, думаю, это объяснение выглядит логичным.

Мои собеседники задумались на некоторое время, но согласились, поскольку такое объяснение происшедшего имеет право на существование. Вот только тут же всплывал второй вопрос: что именно произошло и как избавить от этого дедулю? Осталось только одно — отправиться туда и выяснить все на месте.

Глава 13

Вот уже вторые сутки мой небольшой отряд пробирается к тому месту, где когда-то располагалась медная копальня. Говорю, что он небольшой, так как нас всего девять. Кроме Котяры и семерки Мурзиков меня еще сопровождает Лео. Кейт оставил для присмотра за девушками. Правда, если сказать по совести, она должна сделать все возможное и невозможное, дабы они не увязались за нами. Очень уж шустрые девчонки собрались вместе. Если же учитывать еще и то обстоятельство, что их на приключения тянет со страшной силой, здесь и наручники не очень-то помогут.

Наставникам решил ничего не говорить, ведь переубедить их отпустить меня на охоту вряд ли бы удалось. Но перехитрить начальника службы безопасности у меня не получилось, а телепорт в тех краях не работает. Точнее, нет у меня такового. Барон зажал меня в угол и заявил, что у меня недостаточно сил для решения данной проблемы. Ну и как ему можно доказать, что он неправ? Решил немного пофорсить. Попросил Шустрика нарисовать на мраморном полу мой родовой герб. Пока шла гравировка по мрамору, шум стоял страшный. А сколько пыли появилось в помещении! Но, когда через пару минут на полу комнаты красовался герб герцогов де Сента, барон впал в ступор. Чтобы добить будущего тестя окончательно, предложил сходить в столовую и поинтересоваться, что произошло с одним из столов. Видя, что я не прикалываюсь над ним, он сходил и узнал. После этого глядел на меня как на чудо-юдо. Один плюс — мешать моему походу перестал. Правда, и на глаза после этого он попался всего один раз. Теперь понимаю, насколько серьезным аргументом является вовремя стукнуть по столу.

Мы едем уже второй день; впереди виднеются горы. По их внешнему виду можно сказать, что относятся они к разряду далеко не молодых. На протяжении долгого периода времени, быть может, не одного десятка тысяч лет ветер, и вода, холод и зной делали свою работу, превращая высокие пики молодых гор в закругленные выступы. Вокруг нас раскинулась необъятная степь. Хотя, судя по карте, она не так и велика, но в данный момент была, как поется в песне, «степь да степь кругом».

Хорошо Мурзикам, носятся как угорелые и получают от этого не только эстетическое удовольствие, но и иное. Завтрак, обед, ужин и все остальные перекусы состоят в основном из дичи, пойманной этими шалопаями. Как-то видел их охоту за зайцем. Где они его откопали, не представляю, но игру ребята устроили отменную. Заяц несется зигзагами, стараясь сбить погоню со следа, а они носятся вокруг него. Как я понял из их пояснений, задача состояла в том, чтобы догнать бегуна, толкнуть мордой и передать эстафету следующему. Короче, серому не повезло. Эти изуверы загоняли его до разрыва сердца. Согласен, что зайчатина была вкусная, но таких развлечений понять не могу. Так им и сказал, а в ответ услышал, что я старый пень, который прирос к своему креслу. Мало того, Вредитель порекомендовал мне, вместо того чтобы мучить лошадку, поработать ножками.

Мне и самому стало интересно, какие нагрузки может выдержать мой организм. Спрыгнул с лошади и побежал рядом. А поскольку мы ехали не на полной скорости, то бег был на расслабоне. Если не ошибаюсь, его еще называют бег трусцой. Раньше мне хватало пары сотен метров, для того чтобы решить, что бег для меня противопоказан. Теперь же, покрыв таким образом несколько километров, и даже не запыхавшись, начал получать море удовольствия от того, насколько слаженно работают мои мышцы с остальными системами организма. Даже одышки не было. А когда Лео показал, как правильно дышать, стало совсем приятно. Два шага — делаем вдох носом, два следующих — выдох через рот. Потребовалось некоторое время, дабы приучить организм к этой незамысловатой процедуре, поскольку хотелось дышать исключительно через рот, но потом дело наладилось.

До объекта нашей инспекции оставалось еще километров двадцать, когда мы решили остановиться и заночевать. Согласитесь, лезть на ночь глядя к черту на рога, или кто там обосновался, не есть правильно. Мурзики организовали закуску, которая оказалась довольно нежной. Они где-то натолкнулись на молоденьких зайчат, и мы с Лео занялись приготовлением шашлыка. Что, никогда не делали шашлык из зайчатины? Вы многое потеряли в этой жизни. Делюсь рецептом. Попробуйте, уверен, что вам понравится.

Итак, берем четыре или пять тушек молоденьких зайчат. Освобождаем их от меховых шкурок и прочего несъедобного. Надеваем на шампур. Да, все пять штук! И жарим до готовности. Главное в этом деле не переусердствовать, мясо-то у них очень уж нежное. Хотя, как говорит один мой знакомый, горячее сырым не бывает. Так что, хорошо разогрев их над костром и немного прокоптив дымом, наслаждаемся полученным результатом.

Я съел только три зайца, со второго шампура. Куда делись с первого — не заметил. Только кучка костей, лежавшая возле меня, доказывала, что мою порцию никто не прихватизировал. Мелким пришлось организовать еще одну вылазку за заготовками для шашлыка, так как им тоже такое блюдо очень понравилось. Глядя на то, с каким энтузиазмом они уминали зайчатину, невольно вспомнилась одна реклама. В ней говорилось о том, что желудок котенка меньше наперстка. Если применить мое понимание физики к этим обжорам, то под каким давлением должно находиться мясо в этих желудочках, если они уже доканчивали по четвертому шампуру? Одно хорошо, что меня не заставили работать поваром на этой полевой кухне. Ублажал этих бармаглотов Лео и, судя по довольным мордам мелюзги и Котяры, он был признан поваром экстра-класса.

Ночь прошла спокойно, хоть и было прохладненько. Все-таки на дворе осень. Утром, когда проснулся, меня ожидал завтрак из тех же зайцев. Видать, Мурзики решили, что менять меню слишком часто неправильно, и пока что я с ними абсолютно солидарен.

Утро началось с разминки. Сегодня были нововведения. Заключались они в следующем. Мурзики брали в зубы веточку и неспешным шагом двигались на некотором отдалении от меня. Я же должен был попасть в данную мишень дротиком. Эта зарядка чуть не лишила меня одного из главных помощников. Нет, дротики были без заряда энергии и просто рассыпались искорками, соприкасаясь с целью, Мурзиком или землей. Наблюдая за моими потугами, Лео не смог сдержаться от смеха. Этот всегда хладнокровный и непробиваемый полиморф просто умирал со смеху. Однако есть у меня одна неподтвержденная догадка, что делал он это по подсказке Профессора. Правда, смех был настолько искренний и заразительный, что обижаться на него не получалось, и даже я иногда начинал ржать.

Вначале предложил ему продемонстрировать свои способности, раз он такой умный. Лео не отказался. Котяра согласился ему помочь в работе с мишенью. Он взял в зубы приличной величины палку и помчался с довольно неслабой скоростью. А я думал, что он уже ожирел и бегать не может. Извините, ошибался. Лео метнул в него пять своих метательных ножей меньше чем за две секунды. Когда наша четырехлапая мишень показалась в поле зрения, то смог оценить искусство полиморфа. Мало того, что он не промахнулся ни разу, так еще все ножики были размещены на одной прямой. Вот это мастерство!

Получается, что он имеет полное право смеяться над таким неумехой, как ваш покорный слуга. И снова, как обычно, не обошлось без «воспитательного» вмешательства Профессора. Что ни говори, а получая разряд за каждый промах, я становился более метким. Слава небесам, сегодня мои мучения продолжались не очень долго, и мы снова отправились в путь.

Когда до нужного места оставалось несколько километров, моя разведка сообщила, что заметила подозрительные шевеления в зарослях. Стало интересно, они что, не видят, кто там маскируется? Оказалось, что те, кто не хотел показываться нам на глаза, были очень искусны в своем деле. Моя хвостатая гвардия уже давно растворилась в траве, и если бы не Профессор, то не имел бы ни малейшего представления, в каком направлении они скрылись.

— Есть картинка! — получил сообщение от Шустрика.

Тут же включилась передача видеоинформации. Шустрик показывал мне несколько четырехлапых созданий из семейства кошачьих. Они были похожи на пантер. Только раскраска у них была не черная, как у их земных родственников, а камуфляжная. Как будто бы их специально покрасили в защитный цвет для лучшей маскировки.

Скажу откровенно, я немного ошалел. Был готов здесь встретить кого угодно, даже нежить или вурдалаков, но не стадо кошаков.

— Сколько их? — поинтересовался у своей разведки.

— Пока насчитали восемь единиц, — это уже влез с докладом Котяра.

И это уже интересно. Неужели эти хвостатые создания имеют какое-то отношение к происходящему? С трудом верится, но считать их неопасными не собираюсь, все же лучше перестраховаться.

Ожидая каких-то действий со стороны вероятного противника, не совершал никаких лишних движений. Да и Лео тоже игнорировал происходящее. Поступила информация еще с нескольких видеоисточников. Мурзики взяли прайд в свои клещи, но, как подозреваю, их еще никто не заметил. Верно говорил, что они специалисты в данном деле. Мы молчали, так как все всё видели, и не требовалось дополнительного обсуждения.

Дикие коты, «обсудив» между собой план действий, начали потихоньку направляться в нашу сторону.

Вдруг в голове послышался немного сиплый голос:

— Так, вы, двое, обходите гостей справа. Вы, двое, — слева. Я с двумя иду в лобовую…

— А я? — обиженно пискнул молодой голосок.

— Сидишь в засаде и не путаешься между лапами! Это приказ! Понял?

От неожиданности чуть не слетел с лошади. Неужели мне снова попалось семейство кошачьих нестандартной конфигурации? Не слишком ли много их здесь развелось на километр площади?

Пока приходил в себя от неожиданности, местные пантеры начали потихоньку брать нас в классические клещи. Профессор молчал, как немой. Наверняка снова предоставляет мне возможность самостоятельно решить данную проблему.

— Приготовиться к захвату! — снова послышалась ментальная речь.

Желания отбиваться от такой ватаги кошаков у меня не было, вот и решил их заинтересовать по-своему.

— Кис, кис, кис! — обратился к местным камуфляжным котам.

От неожиданности некоторые из них попадали на пятую точку и начали вертеть головами во все стороны. Формула призыва котов сработала и на этот раз.

— А что вы так занервничали? — спросил их. — Вы шли в правильном направлении. Кис, кис, кис!

Пантеры начали переглядываться между собой. Они явно не понимали, что происходит. Подозреваю, что основная причина ступора состоит в том, что с ними никто из людей не общался мысленно, вот и одичали.

Они подбирались ко мне, как к заминированному террористу. И нужно, и страшно. Лишь тот, который был старшим среди всей этой гоп-компании, не поддался на вражескую провокацию. Хотя их все так же не было видно глазами, но Мурзики четко показывали мне их месторасположение. Мало того, ребята даже наспех соорудили карту района «боевых» действий. Как у них это получилось, если они маскировались по полной программе, простите, понятия не имею. И именно на этой самой карте я видел, кто где находится и в каком направлении двигается.

— Приготовиться, — игнорируя меня, начал старший кошак.

— А по ушам? — рассердился я.

Не хватало только потом ловить лошадь по всей этой прерии, или, хуже того, топать домой пешком. Так как меня все так же игнорировали, попросил Профессора дать парочку дротиков со слабым зарядом. Вырубать, а тем более убивать этого Ваську не хотелось, но надо же ему показать, кто тут самый главный и чьи указания должны выполняться беспрекословно.

Когда дротики материализовались, прицелился и метнул первый. Естественно, промазал, но на карте высветилось, куда попал мой выстрел. Ох и шустро же работают мелкие картографы! Второй бросок оказался более результативным. Васька получил хороший разряд в свою кошачью морду и нервно зашипел.

— Если не успокоишься, следующий будет боевым, — предупредил его.

— Да кто ты такой? — не выдержал вожак стаи.

— Князь, — ответил абсолютно спокойным тоном.

— Князь? — не поверил он. — Да я тебе сейчас откушу голову, и ты перестанешь морочить мою. Знаешь ли ты, когда на этой планете жил последний князь?

— Слушай, гостеприимный ты наш. Если не успокоишься — натравлю на тебя Мурзиков.

Вожак забеспокоился и, постоянно оглядываясь, осведомился, кто такие Мурзики. Я и попросил Шустрика показаться. Тот выскочил в нескольких метрах перед Васькой, как черт из табакерки. У местных шерсть на загривке стала дыбом, но увидев, кто к ним пожаловал, они начали посмеиваться, мол, ты бы еще парочку прихватил. Лишь вожак изменился в морде лица. Его начала бить крупная дрожь, и он упал на брюхо перед Шустриком, как слабый перед сильным. В его взгляде читалась мольба о пощаде.

Родичи главного уставились на него с явным непониманием. В их представлении вожак не может так унижаться перед такой мелочью. Они начали допытываться, что так перепугало их вожака. В этом вопросе было столько издевательства, что мне даже стало его жалко. Васька, как я уже обозвал главаря этого прайда, выдавил из себя лишь одно слово:

— Хранитель…

Любопытно, а откуда он знает, кто такие Хранители? Неужели ему пришлось сталкиваться с моими Мурзиками? Думаю, что у него были встречи с подобными существами. Правда, не верится, что предыдущие были настолько внешне похожими на мою мелюзгу. Значит, ребята имеют какой-то дополнительный вариант их опознания. Ведь до того, как Шустрик появился перед вожаком, тот, как мне показалось, даже и не подозревал об их наличии в пределах досягаемости.

Тем временем в стае начал назревать бунт. Какой-то горячий пятнистый парень решил, что пора произвести смену власти. Чтобы показать, что он круче старого вожака, решил расправиться с Шустриком. Вероятно, он думал, что, если победит противника, перед которым спасовал «старик», его автоматически признают новым вожаком. А может, у него были и иные резоны? Не могу сказать, поскольку не имею ни малейшего представления, что там творилось в этой хитрой черепушке.

Он направился к Мурзику явно с враждебной целью.

— Только не убивай идиота, — попросил Шустрика, пока не случилось непоправимого.

И хоть я не был до конца уверен в благоприятном для нас исходе, но решил, что вожак неспроста ведет себя так. Мелкий лишь маякнул, что не стоит переживать. Он не собирается уничтожать такого смельчака. Правда, в его исполнении слово «смельчак» звучало сродни выражению «клинический идиот». У меня же возник вопрос, что можно сделать с противником, который больше и тяжелее тебя, возможно, на порядок?

Вальяжной походкой подошел этот смельчак к Мурзику и резко, без предупреждений и расшаркиваний, попытался стукнуть его лапой. Даже испугался, что у него получится задуманное, так как скорость была на высоте. Пришлось попросить Профессора немного ускорить меня, больно уж хотелось рассмотреть все в деталях. Это чем-то напомнило виденную мной когда-то давно одну игру. Смысл ее состоял в том, чтобы стучать по норке, когда из нее высовывается сурок. Норок было три, и предсказать, из какой он появится в следующий момент, было нереально.

Здесь происходило нечто подобное. Нападающий пытается стукнуть лапой по Шустрику, а тот уже сидит на другом месте. И главное, совсем недалеко, в пределах досягаемости. Следующий удар, и снова мимо. Даже в ускоренном темпе я не видел, как Мурзик перемещался с места на место. Если бы не знал, насколько они у меня скоростные, то подумал бы, что он просто телепортируется на небольшое расстояние. Еще несколько попыток прибить мелкого также не увенчались успехом. А его расслабленное состояние говорило о том, что ему даже скучно играть с таким медленным противником.

Когда претендент на место вожака начал злиться, Шустрик добавил новый элемент в его «игру». Каждый удар лапой сопровождался нервным вздрагиванием нападавшего. А вы думали, что, когда тебя кусают за хвост, это приятно? Да, Мурзик только обозначал места укусов, а не грыз в полную силу. Ибо если бы он заработал зубками по полной программе, кое-кто уже давно был бы не только без хвоста, но и без обеих лап.

Видя, что Хранитель не собирается калечить идиота, поднявшего на более сильного свои культяпки, вожак немного успокоился и тоже с любопытством глядел на происходящее. Когда агрессор начал выходить за рамки, а моему мелкому просто надоел такой медленный напарник по играм, он сделал нечто. Бросок претендента на место вожака закончился его падением на землю с одновременным жалобным мяуканьем. Оказалось, Шустрик в одно мгновенье покусал ему до крови все лапы, в нескольких местах укусил за хвост, сделал по дополнительной дырке в ушах и организовал царапину через весь нос.

— Прекрати, идиот! — наконец рявкнул на него вожак. — Или ты еще не понял, что ему достаточно просто захотеть, и через секунду ты будешь лежать с перекушенным горлом?

— Да я его сейчас… — начал накручивать себя этот забияка.

— Князь, пощадите этого недоумка. Он еще молодой и глупый, — обратился ко мне вожак.

— Я глупый? — взвился запыхавшийся Барсик.

— Да, ты! — оборвал его Васька. — Неужели тебе память совсем отшибло, и ты напрочь забыл, на что способны Хранители?

— Какой же из этой мелюзги Хранитель? — начал пострадавший от зубов Шустрика, но тут же оборвал себя на полуслове.

Я тоже взглянул в сторону Мурзика. А посмотреть было на что. Вы видели, как кот точит свои коготки об диван или другой предмет мебели? Что остается от обивки? А теперь представьте, как этот мелкий позер подходит к булыжнику, который больше его в надцать раз. И начинает точить свои коготки об эту глыбу, одновременно мурлыча от удовольствия. И пока он занимается сугубо кошачьим делом, от камня сыплется только мелкая крошка.

— Закрой пасть! — снова продолжил вожак свои наставления. — И подумай, что останется от тебя, если он перестанет играть и всерьез примется за твою шкуру?

Видать, данная демонстрация была настолько наглядной, что забияка, прижавшись к земле и отползая задом, постарался скрыться с наших глаз подальше.

— Приветствую тебя, князь, на вверенной моему клану территории, — приветствовал меня вожак.

— И тебе привет, Васька, — ответил ему.

— Васька? — удивился он.

— А что, у тебя есть иное имя? — решил все же уточнить.

Оказывается, имя у него было. Это он так думал. Потому что ту белиберду, состоящую из цифр и букв, я не повторю даже в страшном сне или пьяном угаре. Так и сказал ему. Поэтому теперь его будут звать Васькой, а свои циферки пусть оставит для своих подчиненных. Он, видимо, покрутив звучание на языке, сказал, что не против нового имени. Хотя мне, в данный момент, было абсолютно все равно, что он там думает. Мне еще коты не указывали, как их зовут! Сказал, что ты Васька, так и быть тебе им до смерти, или пока я не передумаю.

— Кстати, сколько же вас здесь обосновалось? — спросил вожака.

Оказывается, около полусотни. А встречать меня вышел так называемый передовой дозор. Дома же остались в основном самки с детьми и старики.

— И ничего ты нам не сделаешь со своим Хранителем! — тут же влез претендент на место вожака.

Было видно, что таким образом он старается показать, что его так просто не запугаешь. Я только улыбнулся наивному молодняку и попросил показаться остальных Мурзиков.

Такого перепуга их стая не видела давно. Когда весь передовой отряд оказался в окружении моих мелких, их прямо приплющило к земле. А когда возле меня материализовался Котяра (и как это у него получается?), пантерам совсем стало худо. Думаю, они представили, что с ними может сотворить моя гвардия. Да и Котяра не подвел. Вероятно, со стороны это смотрелось совсем неплохо. Сидит себе такая тушка, больше тебя раза в два, и ведет себя как хозяин жизни. Попробуй не занервничать в таком окружении.

— Это мои Мурзики! — представил свою мелюзгу вожаку. — А это, — указал рукой, — их начальник Котяра.

Вожак с восхищением осмотрел представленных, и, признавая более высокий статус, с уважением поклонился.

Глава 14

Логово клана Серых было расположено в одной из пещер. Почему клан имел столь несоответствующее им название, никто не смог ответить. Быть может, им давал имя такой же шутник, как и я? Кто его знает. Когда мы появились в логове, у меня сложилось впечатление, что белые приехали в Африку. Все детишки высыпали на улицу и устроили почетный эскорт, желая, чтобы доказать свою храбрость, потрогать пришельцев. Примерно так вели себя и котята в этой пещере.

Как удалось выяснить из рассказа вожака, их клан в незапамятные времена был отправлен охранять какой-то объект в этих горах. Потом тот был уничтожен, но некоторые представители клана выжили. Вот они и обосновались на этом месте. Когда их начали доставать местные охотники за диковинками, пантеры устроили им веселую жизнь. С тех пор они и не пускают никого на принадлежащую им территорию. Единственные, с кем пятнистые более-менее «дружат», если так можно сказать, — это эльфы. Да только, исходя из последствий, с которыми столкнулся дедушка Эл, своеобразная у них дружба.

Не сильно заморачиваясь с корректностью, спросил, кому они служат. Вожак, понурив голову, ответил, что последние несколько столетий они ничейные.

— И что так? — пожалел бедолаг.

Он и поведал, что их род давно не встречал достойного. Также выяснилось, что, не имея цели и соответствующего хозяина, «пантеры» постепенно вырождаются. Такой себе защитный механизм. Знать бы еще, кого и от кого он защищает? Еще интересно, а почему он так спокойно говорит мне об этом?

Также получилось выяснить, что произошло с эльфами. Эти длинноухие вояки пришли и начали качать свои права. Их основным требованием было, чтобы мои новые знакомые собирали вещи и мотали куда подальше. Знаете, я бы тоже обиделся на таких «друзей». Вот потому вожак и наградил моего родственничка и путешествующих с ним эльфов чем-то вроде панического ужаса перед своим племенем. Они владеют то ли какой-то разновидностью гипноза, то ли еще каким видом внушения, но эльфы им ничего противопоставить не смогли.

Мне в голову сразу пришла идея, что неплохо было бы припахать данных хвостатиков поработать на мою пользу. Так как я парень прямой, то сразу и предложил вожаку подумать о взаимовыгодном сотрудничестве. Вначале он ничего не ответил на мое предложение, а потом спросил, что они смогут получить от меня.

— Хотел предложить вам спокойную жизнь, — ответил ему, — вот только это было бы неправдой. Ведь жизнь у меня еще та. Одних только покушений за последнее время было столько, что устал отбиваться.

Пока рассказывал вожаку о будущих перспективах, заметил, что в его глазах разгорается огонек азарта. Неужели еще один псих, которого медом не корми, а дай влезть в приключения по самые уши? А ведь на этом можно сыграть!

— Ты не будешь против, если Котяра расскажет о том, как ему живется у меня? Думаю, что вы быстрее сможете понять друг друга.

Поскольку ни у кого, кроме Котяры, не было возражений, я оставил этих двоих пообщаться, а сам потопал посмотреть, где же расположились мои новые знакомые. Не успел покинуть пещеру, как натолкнулся на довольно приличный «мангал» с шашлыками. Шеф-поваром, естественно, был Лео. Мурзики организовали доставку ингредиентов для их любимого блюда, и вокруг полиморфа сидел десяток мелких пантер, которые жадно облизывались. Когда поинтересовался у одного из старых членов этой стаи, насколько хорошо у них с питанием, оказалось, что их численность обусловлена тем, сколько живности водится в данной местности. Соответственно, это влияет и на их количество в стае, и на то, сколько раз в неделю они могут питаться. Это Мурзикам не лень смотаться за надцать километров за свежей зайчатиной, а у местных столько дури нет в принципе.

Шашлык понравился всем, так что Мурзики были бедными. Одно дело смотаться разок за вкусностью, а иное, когда тебя используют как транспортное средство и гоняют, как они до этого зайца. После третьего марш-броска ребята поняли, что отдыха им не видать. А так как Мурзики у меня хитрые, то они сделали иначе. Пригнали несколько животных, очень похожих на коз, и освежевали на месте. Наши гостеприимные хозяева оценили данный жест. Даже мне достался кусочек свежатины, правда, небольшой.

Наконец Васька с Котярой закончили полемизировать на тему, как хорошо иметь начальником Кевина де Сента, и показались перед народом. Подойдя ко мне, вожак заявил торжественным голосом:

— Князь Кевин, я прошу тебя принять наше племя под свою опеку!

Только хотел задать провокационный вопрос, как меня опередили. Притом озвучили его слово в слово.

— А оно нам надо?

Это влез неугомонный Барсик, у которого не вышло стать новым вожаком стаи.

— А ну, брысь, убогий! — огрызнулся на него вожак. — Если из тебя не сделали коврик Хранители, то это не значит, что я буду настолько же добрым.

— А я с ним согласен, — поддержал этого революционера. — Даже мне интересно, зачем я вам нужен?

— Кевин, тебе плохо? — поинтересовался Котяра. — Отказываться от таких союзников неправильно в принципе.

А вожак стаи смотрел на меня так, как будто бы я дал ему пинок для ускорения.

— Я и не отказываюсь, — успокоил всех. — Но должен же я понимать, чего от меня ожидают? Вдруг я не смогу дать вам того, чего вы ожидаете от нашего союза? А я не привык обманывать тех, кто мне доверился.

Старики из стаи начали одобрительно переглядываться. Возможно, они уже сделали свои выводы относительно того, насколько нужно им наше сотрудничество?

— Наша стая… — начал вожак, но его прервали.

— Помолчи! — оборвал его самый старый из присутствующих. — Я скажу.

Вожак тут же принял позу покорности и отступил.

— Мой сын еще молод и горяч. Он принимает много необдуманных решений, — заговорил, как я понял, отец теперешнего вожака.

— Это было сорок лет назад! Сколько еще будут вспоминать то поспешно принятое решение? — с обидой в голосе заговорил Васька.

— Помолчи, — прикрикнул на него родитель, а потом снова обратился ко мне: — Извините его, князь. Он еще молод.

Потом, собравшись с мыслями, он заговорил.

— Мой отец, дед и прадед завещали, что, если у нас будет возможность стать подданными князя, ни в коем случае не упустить ее. Мы внимательно слушали твоего подданного. Мы смотрели, как ты относишься к тем, кто служит тебе и кто присматривает за тобой. Мы подумали и просим о твоем покровительстве.

— Но… — вклинился вожак.

Вот только ему не дали договорить. Лишь сообщили, что таково решение совета.

Более молодые члены стаи начали высказывать свое мнение по поводу такого решения, но хватило одного взгляда этого представителя совета, чтобы все заткнулись.

Стало любопытно, почему с таким страхом относятся к старому вожаку? Он же, словно прочитав мои мысли, озвучил этот вопрос.

— Тебе интересно, на что еще годится старая развалина? Смотри…

Произошедшего дальше не заметил не только я, но и Мурзики. Но буквально за мгновение у моих ног лежала пятерка мелких под лапой старика. Видя мое искреннее непонимание, он соблаговолил просветить неграмотного пришельца.

— Я служил у князя.

Если он считает, что это ответ на мои вопросы, то вынужден его разочаровать. Понимания такой ответ не принес.

— Служба у князя, с инициацией, включает заблокированные функции наших организмов. И мы тогда работаем, хоть и хуже системы «Хранитель», но тоже нормально.

— Если то, что мне только что продемонстрировали, это немного хуже, — произнес задумчиво, но старый вожак только засмеялся в ответ.

— Молоды еще твои Хранители! Очень молоды и неопытны! — И, стукнув по носу Шустрика, обиженного столь несправедливой характеристикой, добавил: — Зато нос дерут лучше моих.

Если бы коты могли краснеть, они бы обязательно это сделали. Притом и мои, и пантеры.

— Так что, если тебе нужны абсолютно преданные слуги, мы к твоим услугам.

— Но что я могу дать вам? — снова повторил свой вопрос.

— Кое-что мы получим уже при инициации, — ответил старейшина. — А прочее остается на твое усмотрение. И еще, мы сможем увеличить наш клан настолько, насколько тебе будет нужно.

Прикинул и согласился, что меня это абсолютно устраивает.

— Что нужно для процедуры инициации? — спросил старейшего члена стаи.

— Всего лишь клятва и капля твоей крови, — ответил он.

— Ну клятва — это понятно. А зачем кровь?

Он лишь усмехнулся и спросил:

— А где сейчас твои наручи?

Я не мудрствуя лукаво показал ему свои руки, на что старик просто фыркнул, как кот, которому дунули в нос.

— Если ты настоящий князь, то твои наручи должны давно трансплантироваться в твой организм. Или я неправ?

Вот надо же было найти уникума, который знает о наручах больше их самих! Да еще где? Почти на краю света. Хотя, может, это и сказано слишком громко.

— Ты прав, — лишь это смог ответить на столь интересный вопрос.

Первым принес клятву старейшина стаи. С небольшого разреза на моей руке он слизал капельку крови и сообщил, что во второй раз уже не те ощущения. Следом за ним подошел его сын — настоящий вожак. А потом очередь дошла и до всех остальных. У меня возник вопрос. И сколько же народа входит в совет старейшин? Исходя из моих наблюдений, только один. Или я что-то путаю?

После процедуры принятия этой стаи под свое крыло сообщил им, что у меня есть несколько пожеланий. Во-первых, они должны привести в порядок эльфов. На это старейшина ответил, что ничего им делать не нужно, через недельку их попустит. Вот только память у них о случившемся останется надолго, чтобы сначала думали, а потом делали. Второе пожелание было, чтобы совместно с эльфами они начали патрулировать территорию возле бывшей медной копальни.

— А ты вообще какое имеешь отношение к эльфам? — поинтересовался старейшина.

— Да вот, недавно устроился наследником Эллориэля, — обрадовал его.

На что старик лишь хмыкнул и заявил, что этот своего не упустит.

Третья просьба состояла в том, чтобы организовать мне нормальную охрану заключенных, которые будут работать на этих самых рудниках. Посещать данное место смогут только некоторые люди, которые будут привозить пищу и прочее, необходимое для жизни и работы, а также вывозить добычу заключенных. Еще некоторые могут прибыть с инспекцией, и их нужно будет сопровождать, для их же безопасности. Когда же вожак уточнил, что делать с теми, кто попробует незаконно проникнуть на территорию или сбежать с нее, то дал добро гнать в шею тех, кто извне, и загонять внутрь остальных. С шибко настырными заключенными разрешаю разбираться так, как вы сочтете нужным, и представлять их остальным в качестве наглядной демонстрации последствий неправильного поведения. Остальное же, что касается организации работы, будем решать с привлечением специалистов. На том и порешили.

А вот закономерного вопроса, который должен возникнуть у нормального человека, у меня не появилось даже в мыслях. Спасибо Профессору, а то так бы и не узнал, что мне еще стоит помучиться. И ведь как все красиво выходило: приехал, договорился, покомандовал и слинял. Нет ведь, не повезло. О чем это я? О том, что немногие умеют общаться ментально. Если же говорить точнее, я таких знаю лишь несколько человек на всю планету. Да и те используют аппаратные костыли, ведь их способность является последствием работы этих механизмов Древних.

Когда до меня дошло, в какой западне я оказался, захотелось обидеться на весь мир. Вот только поможет ли? Так как ничего разумного в голову не лезло, на всякий случай решил спросить у старейшины пантер, знает ли он какой-то вариант организации их общения с людьми и эльфами. Старик лишь усмехнулся и пообещал, что с кем с кем, а с эльфами они договориться смогут. Вот только как он сделает это, мне мало того что не ответили, так даже порекомендовали не забивать себе голову различной ерундой. Ну ладно, подумал тогда, одной проблемой меньше, и тут же выбросил лишнее из головы.

Долго задерживаться среди этих кошаков не хотелось, поэтому попросил их показать заинтересовавший меня медный рудник. Показать-то они показали, но теперь возник вопрос: как мне это поможет? Мы приехали к остаткам механизма для подъема породы из ямы на поверхность. Он уже на ладан дышал, к нему было страшно прикасаться. Механизм так и норовил рассыпаться от старости. Что удерживало вместе его части, мне категорически непонятно. Даже возникла бредовая идея проверить: а действительно ли здесь добывали медь? Как настоящий человек двадцать первого века, никогда не интересовался тем, как в древности добывали этот металл. Это были шахты, копи или открытые месторождения? Но обошел все с умным видом, покивал головой и изрек многозначительное «м-да». Что хотел этим сообщить миру, даже сам не представляю.

Лео предложил спуститься вниз и посмотреть, как там все устроено. Еще раз взглянул на остатки достижения технического прогресса непонятно какого века и решил, что, наверное, я страдаю сильной формой клаустрофобии. Так что нечего мне там делать. Да и Лео тоже полезнее дышать свежим воздухом. Все равно из него рудознатец, как из меня космонавт.

На этом наше общение с племенем пантер в принципе и завершилось. Пообещал прислать к ним эльфов, пусть организовывают нормальную охрану.

Когда вернулся в городскую резиденцию в Мериморе, был удивлен похоронным настроением, царившим среди окружающих. На меня смотрели как на воскресшего из мертвых. И чего это они?

— Профессор, ты что-нибудь понимаешь в происходящем? — поинтересовался у него.

— Сейчас тебе все объяснят, — пообещал он.

Буквально через несколько секунд на меня набросилась Миранда. Я так и не понял, то ли она рада, что я вернулся живым и здоровым, то ли жалеет, что меня не сожрали демоны, которые там водятся? Женщины! Мужчинам никогда не понять их своеобразной логики. Она и плакала, и смеялась, а иногда делала оба этих действия одновременно. Несколько раз девчонка даже порывалась меня обнять, а потом как будто бы что-то вспоминала и начинала бить меня своими кулачками. Вот только удары у нее были не такие уж и детские.

Сколько времени продолжалось данное действо, сказать не могу. Когда барон фон Брег показался на горизонте, я подумал, что наконец-то мои мучения окончены. Уж будущий тесть должен оказать мне помощь в борьбе с такой несправедливостью. Он же, усмехнувшись одними глазами, сделал вид, что кого-то ищет, но здесь его нет, и быстренько ретировался в неизвестном направлении. Нутром чувствую, что это конкретная подлянка!

А вот окончание этой комедии Миранда разыграла как по нотам. Даже обижаться на нее нельзя, так как сам развесил уши и поддался на уговоры невесты. Если не вдаваться в лишние подробности, я оказался должным, как земля колхозу. Скрепя сердце, дал добро на проведение бала в честь осеннего листопада. Помните, что говорил о причинах для проведения торжества? Да никому не интересно, в честь чего устраивается данная пьянка. Повод можно и придумать, тем более что никакого падения и даже пожелтения листьев пока не наблюдалось и в помине.

Почему говорю, что меня банально развели? Так когда предложил осчастливить меня сметой и планом проведения мероприятия, тут же и получил оные. Проглянул написанное и понял, что придраться к чему-либо будет очень проблематично. Ведь если в написанном нет ни одной помарки и ни одного исправления, это говорит о том, что перед вами чистовик, а не предварительные наброски.

Попросил показать, во сколько обойдется казне эта пьянка, и чуть не рухнул там же, где и стоял. А как бы вы отреагировали на сумму в полторы тысячи золотых?! Мало того, эти красавицы даже выбили у финансового отдела (если помните, это там, где работают так называемые гоблины) бумажку о том, что проведение данного мероприятия не скажется негативно на финансовом состоянии герцогства. Даже любопытно, как они смогли уломать управляющего-скрягу?

Знаете, меня давит жаба, когда думаю о том, на что уйдут эти деньги. Их просто банально пропьют! Да, я понимаю, что для жизни нужен не только хлеб, но еще и икра с коньяком. Но жаба ведь все равно давит! Понимая, что ничего изменить в этой жизни не смогу, особенно если это касается столь важного мероприятия, как бал, решил попросту не портить себе нервы.

Что могу сейчас сделать приятного, так это сходить и обрадовать эльфийского дедулю известием, что скоро он поправится. А также сообщу, что у его народа появились новые «друзья». И ничего, что они не похожи на нас. У каждого свои недостатки. Только повернулся, дабы потопать в нужном мне направлении, как меня снова окликнула Миранда.

— Да, Кевин, чуть не забыла… — Она нервно хихикнула, а потом сообщила новость, чуть не вогнавшую меня в ступор. — Бал — завтра вечером.

Слов нет, одни мысли, и те — нецензурные. Это получается, что меня просто подставили? Они снова провернули все за моей спиной? Значит, уже давно все решено, а от меня потребовалось только формальное согласие? Хотя внешне и постарался остаться спокойным, но внутри у меня все кипело и бурлило. Это уже явный перебор.

— Девушки! — обратился не только к Миранде, но и к ее подружкам. — Я обещаю, что этот бал вы долго не забудете!

Про себя же тихонько добавил:

— И не только вы, а и еще кое-кто.

Подружки заулыбались, а Миранда посмотрела на меня, как Ленин на буржуазию. То, что я сказал, можно трактовать по-разному, и, как мне кажется, до нее дошло, что эти слова могут иметь не только положительный смысл. Правда, дожидаться, когда же она сможет сделать правильные выводы, я не стал.

Так как Эллориэля оставили в моей резиденции и никуда не переносили, ибо посчитали, что это может на нем плохо сказаться, то и найти его было легко. Подойдя к дверям дедулиных покоев, наткнулся на двух эльфов, несших у них вахту. Представляете, эти двое решили меня не пускать! Меня! Герцога! Не пускать! Интересно, и кто им дал такие указания? Не знаю, что там эти самоубийцы увидели на моем лице, но их руки потянулись к колюще-режущему инвентарю. Вот только ребята не успели.

Честное слово, я в этом не виноват! Совсем! На одном из охранников старого эльфа сидел паразит, организовавший их выход из реальности в мир грез. Он занимался своей лапой, стараясь привести ее в идеально чистое состояние. Нет, это был не Котяра. У него появился мелкий подражатель по кличке Шустрик.

— Ну и зачем ты это устроил? — спросил его как бы между прочим.

— Чтобы ты их не поубивал, — ответил он.

Вот такого поворота я не ожидал. Ведь до этого лишением жизни разумных занимались именно Мурзики. А здесь такой поворот. Честно говоря, неожиданно. Хотя Шустрику я ничего не сказал, но после того, как в моих мозгах прокрутились такие мысли, он внимательно посмотрел на меня и, как мне кажется, высокомерно фыркнул. Потом, как бы вдогонку, он заверил, что через полчасика длинноухие очухаются. Это хорошо, а то ведь дедуля и обидеться может за родственников.

На всякий пожарный решил проверить, действительно ли рискнувшие не пустить меня к своему князю не отбросили копыта. Как заправский медик постарался нащупать признаки жизни на шее у одного из неудачников. Вот только никаких намеков на артерию не наблюдалось. Шустрик, глядя на мои старания, тихонько хихикал. Не удивлюсь, если он остальным еще и видеотрансляцию устроил. От него и не такого дождешься. Наконец Мурзик не выдержал и посоветовал переместить мои пальчики немного в сторону, а то не там ищу. Последовал его совету и, как ни странно, уловил еле слышные признаки жизни. Видать, врачом мне не быть. Теперь работать мне до конца жизни герцогом. Извините. Это у меня такой юмор.

— И как мне понимать произошедшее? — прозвучал вопрос дедули, как только я переступил двери его покоев.

Как понимать? Ну я ему и рассказал.

Глава 15

— Его светлость Кевин де Сента, герцог Тиборта, — прогремел голос церемониймейстера.

Да ему сержантом в армии служить! С таким голосом только новобранцев гонять по плацу. Нет, голос не противный, но орет его владелец так, что уши закладывает. Если кто еще не понял, внесу некоторые пояснения. Только что мне выпала великая честь появиться на балу, организованном девчонками под предводительством Миранды в честь чего-то там. Хотя я и не новичок в жизни, но увиденное чуть не заставило меня открыть рот от восхищения. Честно признаюсь, что у меня до этого момента не было возможности побывать в зале для приемов. Все в бегах, в заботах. Согласен, что перед балом не мешало бы заглянуть сюда для ориентировки на местности. Но ничего не поделаешь. Теперь вот приходится делать вид, что ничего нового или интересного здесь нет.

Знали бы вы, какой бой мне пришлось выдержать, дабы не выглядеть огородным пугалом. Я многое понимаю в этой жизни, с некоторым даже готов смириться, но надеть одежду, на которой кружавчиков больше, чем на костюме новогодней снежинки, — увольте. От одной только мысли об этом становится не по себе. И мне абсолютно до лампочки, что это последний писк моды. В моем мире она так пищала, что некоторые особи женского пола, извините, но назвать их женщинами язык не поворачивается, ходили чуть одетыми. И что из этого? Мне тоже начинать щеголять неглиже? Остановились на цветах родового герба и нескольких небольших украшениях. Насчет этих самых украшений. Согласно этикету, я настолько важная персона, что на пальцах их должно быть как минимум пятнадцать. Вот интересно, те, кто придумал столь изощренное издевательство, пробовали когда-нибудь во всем этом работать? Или это чисто для понтов? Расставил пальцы веером, и все сразу поняли, какой ты крутой и значительный.

Занял место на герцогском престоле и дал отмашку — мол, благоволю начать сабантуй. И… ничего не произошло. Все смотрели на меня, как на того, кто испортил воздух в общественном месте. Повернулся к Миранде и, стараясь не открывать рта, спросил:

— А чего все ждут? Почему не начинают танцевать?

Она лишь тяжело вздохнула. А вот то, что произошло дальше, останется в моей памяти надолго.

— Кевин, ты действительно не понимаешь или просто прикидываешься? — прозвучал в моей голове голос Миранды.

От неожиданности я чуть не подавился, хотя ничего в это время не ел. Это произошло от неожиданности.

— Правда, девочка молодец? — тут же влез со своей шпилькой Профессор. — Не успела обзавестись нормальными наручами, как освоила мысленную речь!

В его голосе звучало столько восхищения, как будто бы он говорил о своей дочери. Та же продолжала читать мне нотации.

— Согласно протоколу, для открытия бала хозяин мероприятия должен станцевать первый танец. А потом уже начнут веселиться и другие, — как по писаному процитировала моя невеста.

— И что, совсем без вариантов? — расстроился я.

Ведь сколько себя помню, танцы не были моей сильной стороной. То, что на дискотеке мог подергаться в припадке, танцами не считаю. Почему? А вы можете себе представить высшее общество, в котором танцуют нечто, похожее на дергание больного паралитика?

Видя, что на меня устремлены взгляды присутствующих, обратился к Миранде с просьбой о помощи.

— Тогда давай приглашай меня на танец. Ведь если я приглашу тебя, позора не оберешься до смерти! — отрезала она.

— Жаль, что ты не можешь помочь в столь непростом деле, — посетовал Профессору.

Происшедшее дальше могу объяснить только отличным настроением моего виртуального наставника.

— Почему не могу? — искренне удивился он. А потом просто посоветовал: Кевин, расслабься и получай удовольствие.

То, что произошло в течение следующего получаса, походило и на сон и на сказку одновременно. Меня буквально подбросило из кресла, на котором уже неплохо устроился. Подошел к Миранде и, следуя совету Профессора, пригласил ее на первый танец бала. В своих словах был настолько красноречив, что до сих пор сам в шоке. Столь изящно выражаться смогу только с суфлером, и то, если не будет говорить долгие фразы. А потом мы закружились в вихре танца, который напоминал вальс. А так как специалист по танцам я тот еще, то могу быть как правым, так и ошибающимся. То есть это может быть как вальс, так и нечто свое, местное, не имеющее аналогов в моем бывшем мире.

Мы станцевали несколько танцев, и мне настолько это понравилось, что не могу вам даже передать. Как раньше представлял себе данный вид отдыха, даже стыдно и говорить. А дергание на дискотеке, особенно после этого бала, никогда танцем не назову. Думал, что Профессор возьмет на себя управление моим телом, как это было в лаборатории, но ошибся. Он вел меня лишь на первых порах, а потом его воздействие начало минимизироваться и стало практически незаметным. Я же, как говорится в таких случаях, вошел в раж.

— У тебя прекрасно получается танцевать, Миранда, — решил сделать комплимент своей напарнице.

Она лишь немного покраснела и прошептала нечто подобное благодарности. Мне же стало интересно: кто учил ее на глухом лесном хуторе таким пируэтам? Озвучил ей данный вопрос и получил немного нестандартную реакцию девчонки. Она откровенно и заливисто рассмеялась.

— Спроси у Профессора, — порекомендовала она. — Он расскажет.

— Ты и ее вел? — удивился еще больше. — А я думал, что здесь все, кроме меня, умеют нормально танцевать.

Меня обрадовали, что я почти угадал. Таких индивидов на данном мероприятии двое. Остальные танцуют очень неплохо.

— Хотя вы удивили очень многих доброжелателей, — продолжал Проф. — Они-то знают, что ни ты, ни Миранда толком танцевать не умеете. Вот теперь пусть и ломают голову, откуда у вас столь профессиональные навыки.

Мне оставалось только поблагодарить его за столь великолепную поддержку. Где-то на периферии сознания мелькнула мысль о том, что мой наставник изменяется в лучшую сторону, но он тут же обломал мой настрой — мол, это только один раз, и то в честь праздника.

Еще несколько раз меня вытаскивали потанцевать. Или правильнее говорить, что выпихивали. Вот только если честно, то и тянули, и пихали. После Миранды меня решила поэксплуатировать Милисента, которая, к слову говоря, оказалась великолепным партнером по данному виду танцев. Потом до меня добралась и Молариэль. Эта была тоже на высоте.

Хотя на приеме было довольно много других молодых девушек, ни одна из них со мной не танцевала. Знаете, как это просто организовать? Да не приглашайте их, и все. Они же не могут сделать этого, не нарушив этикет. Парни же решили потанцевать с моими подругами, но были конкретно обломаны.

Моли использовала для этого свой фирменный эльфийский взгляд. В него, оказывается, можно вложить столько пренебрежения, высокомерия и презрения, что даже мне становилось не по себе, когда попадал под прицел ее ясных глаз. А Милисенте пришлось станцевать один танец. Вот только ее партнер уходил с танцплощадки почти инвалидом. Она умудрилась ему не только ноги оттоптать, но и задеть — естественно, не специально — парочку болевых точек. Видя же, как стало плохо их другу, остальные попросту не решились испытывать благосклонность снежной королевы.

Там еще был фуршет, где мне удалось несколько раз подкрепиться. Вот только и здесь меня старались обходить стороной как прокаженного. Только направлялся в какой-нибудь угол, как он тут же становился безлюдным. Вот интересно, хозяина бала, и по совместительству своего суверена, эти высокородные господа игнорируют абсолютно, а прибыть на халявный бал — это они с дорогой душой.

— Кевин, — вклинился Профессор, когда пьянка начала набирать обороты. — Есть возможность устроить бессонную ночь многим высокородным. Хочешь?

Ну, если есть возможность поприкалываться, то я всегда буду первым. Когда обрадовал своего наставника положительным ответом, он поведал, как это можно сделать.

Действие началось через полчаса после того, как мы переговорили с моим электронным умником. Двери бального зала отворились, и церемониймейстер проорал, что доставлено послание от Императора. В зале тут же наступила идеальная тишина. В зал в сопровождении шести охранников вошел управляющий банка гномов. Одежда на них была явно праздничная. Даже латы воинов блестели так, будто бы их месяц полировали. Представитель гномов нес в руках небольшую шкатулку, которая притягивала взгляды присутствующих похлеще любого магнита. Все время, пока они передвигались к трону, стоял такой грохот, как будто бы по залу тащили десяток кастрюль на веревочках.

Не доходя до меня нескольких шагов, служба почтовой доставки остановилась, и управляющий громко и отчетливо, дабы услышали все присутствующие, провозгласил:

— Личное послание Императора герцогу де Сента!

Он протянул мне коробочку, а я посмотрел на него взглядом, который говорил: «И где вы взялись на мою голову? Разве не видно, что люди заняты?» Потом с явной неохотой подошел и забрал посылку. Охрана тут же, топая, как на параде, покинула помещение. Позёры!

Подойдя к своему трону, уселся и начал рассматривать шкатулку, в которой было доставлено послание. Делал это медленно и со знанием дела. Хотя, если говорить по правде, я ждал, когда народ подтянется поближе. Уж очень нужно, чтобы они не пропустили ничего важного. Присутствующие не разочаровали. Они переместились к престолу с такой скоростью, что я даже зауважал их. Вы только задумайтесь, как можно передвинуться на двадцать метров, продолжая беседовать и даже не создавая видимости движения? Специалисты.

— И что там на этот раз? — включилась в игру Миранда.

Она спросила это настолько будничным тоном, как будто бы это не послание от Императора, а отчет управляющего одной из деревень. Достал лист бумаги и начал читать. Ничего сверхординарного там не было. Его величество вернулся на трон. Он приглашает нас к себе в гости, в столицу империи. Так и озвучил эту новость Миранде.

Естественно, я мог бы просто протянуть ей лист с написанным приглашением, но как тогда об этом узнают другие? Вот по этой причине и пришлось говорить не просто вслух, а еще громко и отчетливо.

Судя по начавшимся в зале перешептываниям, новость оценили и пытаются понять, как себя вести с местным начальником. Недавно он обидел наследника Императора, и стоило держаться подальше, а то мало ли… И вдруг приглашение от Императора, которого считали то ли пропавшим без вести, то ли просто при смерти. И как это понимать? Не подстава ли это? Итак, план мелкой мести удался. Народ спать будет плохо. Ну пусть головы поломают, это бывает полезно.

Бал, со слов Миранды, был испорчен окончательно. Вместо того чтобы отдыхать и получать удовольствие от приема, народ начал срочно совещаться на предмет, как вести себя дальше. Такая новость, как возвращение Императора, не смогла никого оставить равнодушным. А то, что глава государства в хороших отношениях с их герцогом, которого они так активно не любят, — это вообще нонсенс. Ну что же, я, как и обещал заранее, сделал данное мероприятие незабываемым. И сколько здесь еще будут смаковать происшедшее, затрудняется сказать даже Профессор.

Дожидаться окончания сабантуя решил в постели. Не знаю, кому как, а мне не по душе, когда продолжение праздника приходится проводить со вставленными в глаза спичками. И никакое иное средство против желания заснуть не срабатывает. Был бы здесь нормальный кофе… Да был бы любой кофе! Сколько еще времени народ отрывался на дармовой выпивке и закуске, не скажу, так как отчалил вскоре после того, как присутствующие «подслушали», что там, в письме Императора.

И снова бешеный петух орет, как не знаю кто. И опять зарядка, учеба, завтрак. Приелась мне такая жизнь. Хочу приключений на свою пятую точку! Кстати, вчера разрешил одну из самых неприятных ситуаций с молодыми наркоманами. Родителей предупредили о последствиях употребления разной дури и познакомили с теми, кто будет контролировать исполнение данного указа. Народ проникся и пообещал, что уж лучше они сами придушат своих наследников, чем такой позор падет на их род. Исходя из поведения некоторых, боюсь, что и взаправду придавят и не расстроятся.

Еще забыл сообщить, что вместе с приглашением в столицу Адриан передал и мобильный телепорт — все то же до боли знакомое колечко. Когда приеду, обязательно расцелую его, как родного. Он даже не представляет, как мне «нравится» путешествовать по убитым дорогам на транспорте без рессор и амортизаторов. Понятно, что верхом передвигаться намного комфортнее, но не по этикету молодым леди скакать на конях, как какие-то там гренадеры. Хотя я и не леди, но понимаю, что меня ожидает такая же участь.

Утром, еще до завтрака, отметил, что вся резиденция стоит на ушах. Народ носится как угорелый. Даже стало любопытно, что же случилось такого, что смогло разворошить этот сонный муравейник? Когда поймал управляющего всем этим балаганом, что именуется моей резиденцией, выяснил, что они тоже в курсе, как далеко нам придется ехать. Вот и стараются: готовят транспорт, припасы и прочую ерунду. Когда намекнул, что все это не понадобится, встретился с абсолютно непробиваемым непониманием моей точки зрения. Все мои пожелания списали на блажь молодого и неопытного аристократа. Ничего доказывать не хотелось. Время все расставит по своим местам, и мне не придется прилагать для этого титанические усилия. Пока же есть время, стоит подумать об еще одном задуманном, но невозможном на данный момент деле.

Помните, когда на днях перекусывал в забегаловке, я печалился, что не имею возможности получать информацию о жизни простого народа. Так вот, в голову постучала одна мыслишка, которая показалась достаточно разумной. Была у меня вылазка в одну кладовку разного технологического барахла, которое собирали много лет, пока шустрый парнишка не взорвал домик над этим складом. Хранитель всего этого добра дал мне списочек, что там у него есть в наличии, о котором благополучно забыли все, кто был в курсе происшедшего. То есть и я, и Профессор. Он еще и информацию о себе любимом сбросил, но и ее постигла та же участь. Вот и предложил виртуальному наставнику просмотреть, а есть ли среди этого барахла то, что сможет нам помочь в данной ситуации?

Не скажу, что ответ Профессора очень меня расстроил. Ничего такого в списке не оказалось. Хотя на что я рассчитывал, когда давал данное указание? Вероятно, только на то, что дуракам везет? И теперь думай: то ли я не дурак, то ли просто не повезло? Исходя из полученных результатов подумал, что не стоит забивать голову вопросами, решение которых находится за пределами теперешних моих возможностей. Вот так и похоронил еще одно свое начинание. Думаю, что это временно, но кто его знает?

Очередную головную боль подбросила Миранда. Странно, что я даже и не задумался над столь очевидными вещами. Звучала эта банальность примерно так: а где мы будем жить в столице? Быть может, из-за того, что я дитя иной эпохи и иных устоев, но думал, что если Император пригласил, то пусть у него голова и болит, где будут размещены гости. Здесь же меня ожидал облом. В обязанности его величества столь ничтожные вопросы не входят. Так что каждый решает их в меру своего статуса и размера кошелька.

Где найти ответ на данный вопрос? Думаете, Профессор соблаговолил оказать информационную поддержку? Ага, от него дождешься! Вернее, его подсказка была мне уже хорошо знакома. Думай головой, порекомендовал он мне. Вот и начал прикидывать, кто бы мог просветить герцога из забитого села, как ему вести себя в высшем свете, а также в прочих вопросах — к примеру, где жить.

После недолгого анализа своих контактов решил, что лучшей кандидатуры, чем будущий тесть, а в прошлом начальник Имперской службы безопасности, даже придумать невозможно. Ведь, по моим прикидкам, он должен знать столицу, как свои пять пальцев. Вот только найти его в этом водовороте людей оказалось не так просто. Решил пожалеть Мурзиков, которых обязательно погнал бы в разведку их разожравшийся начальник, и лично найти барона. Каюсь, мне не повезло, и это время оказалось потрачено впустую.

После часа блужданий по территории решил, что так продолжаться не может, и направился в сад. Пристроился в одной беседке и дал заявку Котяре на поиск старого безопасника. Буквально через две минуты пришел рапорт о том, что искомый субъект найден. Он закрылся в комнате, которую переоборудовал под свой кабинет, и над чем-то пыхтел. Откуда об этом знаю? Так мне дали посмотреть данные видеонаблюдения. Иен сидел и увлеченно писал на листке бумаги. Потом, что-то прикинув в уме и продирижировав пишущим инструментом типа карандаш, он вычеркивал написанное и начинал по новой.

— Ладно. Зови его сюда, — заявил Котяре. — Нужно переговорить со столь знающим человеком.

Мурзик тут же выскочил на стол и внимательно уставился на барона. Представил, как бы сам отреагировал на неожиданное появление столь специфического гостя на моем столе, и решил, что как минимум получил бы испуг первой степени. У этого же работника службы безопасности, хоть и в отставке, в чем лично я уже не уверен, не дернулся ни один мускул. Он поднял голову и посмотрел в глаза моему посланцу.

— Я так понимаю, что меня ищет Кевин? — спросил он мелкого.

Тот кивнул головой, давая положительный ответ.

— Тогда передай ему, что я занят. Если у него горит, пусть приходит. Свободен! — И барон снова возвратился к работе, которую явно не собирался прерывать.

Котяра обрадовал, что до нужного мне помещения совсем недалеко, и я направился к барону в сопровождении одного из Мурзиков. Вернее, это было не сопровождение, а поводырь для человека, не сподобившегося разобраться в собственном доме. Недалеко — это по чьим меркам? С моей точки зрения, недалеко — это максимум минута неспешным шагом, но никак не пятнадцать, притом в шустром темпе.

Должен сказать, что служба безопасности спряталась довольно профессионально. Даже не уверен, что смог бы самостоятельно найти сюда дорогу. Чем больше наматываю километража по резиденции, тем более крепнет уверенность, что здесь запросто можно заблудиться.

На подходе к барону меня встретил секретарь. Или это денщик? Одно могу утверждать, что передо мной был военный, притом в высоких чинах. Откуда такая уверенность, сказать не могу, но интуиция говорит, что в этом вопросе могу доверять ей безоговорочно. Он тут же, без лишних вопросов, провел меня к фон Брегу.

— И чем таким секретным мы здесь заняты? — спросил барона вместо приветствия.

— А разве твой Мурзик не успел это выяснить? — ответил он с подколкой. — Почему зря столько времени провел в моем кабинете?

— А они у меня тактичные, — парировал в том же духе. — Чужие письма читают, только когда поблизости нет их хозяина.

Видя, что я и не собираюсь переходить к причине моего визита, он прямо спросил, что меня привело в его логово. Пришлось обрисовать проблемы, с которыми столкнулся, планируя поездку в столицу. Он внимательно выслушал, а потом поинтересовался, как я собираюсь вообще туда добраться. По его данным, меня уже ожидает несколько групп, которые с превеликим удовольствием отправят меня намного дальше запланированного. Притом маршрут должен увеличиться настолько, что оттуда не возвращаются. Совсем.

— А я и не собираюсь ехать в карете, — обрадовал его. — Если не ошибаюсь, это ее готовят слуги?

— Ее, — подтвердил фон Брег. — И каким же образом вы отправитесь в столицу?

Голос у него был абсолютно безразличным, но внутри он просто сгорал от любопытства. Что ни говори, а прикольно, когда настолько легко и просто можешь проанализировать собеседника.

— Есть один способ, — обрадовал его. — Вот только не все могут воспользоваться этими путями. Извини, но большего сказать не могу.

Говоря это, рассчитывал, что остальное он додумает сам. Притом все это, с его точки зрения, будет звучать логично и правдоподобно.

— Это безопасно? — поинтересовался мой собеседник.

— Абсолютно! — обрадовал его.

Он тут же смял листок бумаги, над которым корпел, как подозреваю, не один час, и выбросил его в корзину для мусора.

В ходе его рассказа выяснилось много интересного для меня как для молодого герцога. Самым же замечательным было, что у герцогов де Сента в столице имеется небольшое поместье. Вот только зная их представление о размерах, не удивлюсь, если в реальности оно занимает несколько городских кварталов.

Глава 16

Подготовка к поездке в Сентрин заняла еще около суток. Барон, переживая за свое несовершеннолетнее чадо, решил перестраховаться всеми доступными для него способами. И как показало время, мои подозрения, что ни в какой он не отставке, оказались правильными. Не может человек манипулировать специальными службами, не имея над ними власти. Видя же, с каким проворством исполняются приказы фон Брега, нужно быть совсем бестолковым, дабы не понять, какое отношение имеет к ним данный человек.

План нашего отбытия больше походил на таковой для тайной операции. Было придумано столько вариантов запутать возможных ликвидаторов герцога, что я так и не понял, каким нужно быть идиотом, чтобы ввязаться в столь опасную авантюру. Хотя я такой умный по причине того, что мне рассказали, как барон планирует уменьшить поголовье нехороших людей и их приспешников. Впрочем, это его хлеб, и пусть он об этом и переживает. Да и резон у него достаточно серьезный. Ведь если меня убьют, не быть ему тестем герцога. Нюхом чую, что Миранда ему такого не простит. Вот он и старается ради счастья своей дочурки. А может, и еще что-то заставляет его делать столь неблагодарную работу?

Время, которое было выделено для подготовки, могу назвать одним словом — дурдом. Официально готовилось отбытие его светлости в сопровождении еще нескольких благородных господ в столицу империи. Неофициально же проводилась точно такая работа, но с привлечением работников службы безопасности. Ибо именно они готовили необходимые вещи и прочую мелочовку, без которой не стоит и показываться на приеме у Императора.

Ночью, перед отбытием в Сентрин — хотел сказать отъездом, — никак не мог уснуть. В голове прокручивались десятки, если не сотни вариантов, как все пройдет и чем закончится. Никак не мог понять, почему так мандражирую? Боюсь высокого общества? Однозначно нет! Так как сталкивался со столь влиятельными людьми, что местные бароны и иже с ними это просто клерки высшего управляющего звена, и только. Переживаю, не возжелает ли Адриан надавать мне по тыковке за неспортивное поведение с его внуком? А стоило ли для этого приглашать меня в столицу? Не дешевле бы обошлась отправка ко мне личностей, которые организуют решение данной проблемы? Вот так, переваривая и перещупывая свои страхи и сомнения, остановился на том, что должна произойти очередная подлянка. Быть может, со стороны среднего обывателя, это и будет казаться счастьем и везением, о котором только можно мечтать, но подозреваю, что мне сие не понравится.

Крутился так до тех пор, пока Профессор не сообщил, что я его достал, и просто отрубил меня напрочь. Это же нужно дожиться до того, что ты смог достать электронные мозги! Стоит занести данный факт в личное дело как пример грандиозных достижений.

Хотелось бы сказать, что утро началось как-то необычно. Увы, все было как всегда, и никаких поблажек из-за того обстоятельства, что сегодня отбываем из Меримора, мне не дали. Видя, что праздничных проводов с транспарантами не будет, решил рвать когти отсюда, да побыстрее.

Мы собрались в моей комнате. Мы — это я, три подруги, полиморфы и, естественно, стадо котов. А куда без них? Как ни крути, а именно четырехлапые составляют главную ударную силу. И хотя мы не собираемся ни на кого нападать, но Мурзиков это мало волнует. Они так будут защищать наши бренные тела, что мало не покажется. Между прочим, это их слова, а не мои.

Еще к нам примазался барон фон Брег. Как и куда он спровадил Учителя и его брата, сказать не могу, ибо и сам не в курсе. Но, как можно понять по их отсутствию в столь ответственный момент, у Иена получилось занять их более значимыми делами, чем отъезд герцога с сопровождающими в Сентрин.

Кроме всего прочего, нам упаковали несколько баулов с вещами. Вы же должны понимать, что где приглашение в императорский дворец, там и различные мероприятия типа бала. А какая леди может позволить себе появиться в столь блистательном обществе дважды в одних и тех же одеяниях? Да мне ли рассказывать вам о том, сколько всего нужно девушке, чтобы выглядеть сногсшибательно? Молился лишь об одном, чтобы у мобильного телепорта хватило заряда, или что он там использует, для переброски всего этого барахла в нужное нам место. Еще можно пережить, если нас выбросит на полпути к столице. А если не выбросит совсем никуда? Вот тогда будет обидно.

Перед тем как телепортироваться из своей резиденции, попросил барона попрощаться с дочерью и оставить нас одних. Не нужно ему видеть, что будет происходить. И хотя никаких спецэффектов не намечается, но конспирация — великое дело. А еще, как говорят знающие, меньше знаешь — крепче спишь. После скупого прощания с дочерью и ее подругами, а также пожатия моей руки на прощанье, барон сунул Котяре под нос свой большой кулак и предупредил моего телохранителя:

— Если с них упадет хоть один волосок, я из тебя сделаю коврик в ванную комнату! Понял?

Видно, угроза была столь велика, что Котяра чуть не подавился. Он перестал вылизывать свою лапу и уставился непонимающим взглядом на угрожающего ему человека. На его физиономии был написан один вопрос: а я тут при чем?

— Ты из себя дурака не строй, — отрезал фон Брег. — Не заставляй старого и больного человека вспоминать, как отправлять дронов на свалку.

Тут уже челюсть отпала не только у Котяры, но и у вашего покорного слуги. Откуда он знает о дронах? Да кто он вообще такой? Не успел озвучить свой вопрос, как стало поздно. Барон покинул нашу компанию, закрыв за собой дверь комнаты.

— Что-то можешь сказать об услышанном, Профессор? — решил хоть у этого наставника выяснить, что за ерунда здесь происходит.

— Хм-м, — прозвучало в ответ.

Только собрался дать приказ на включение телепорта, как вмешался Шустрик.

— За нами ведется скрытое наблюдение, — отрапортовал он.

Я огляделся по сторонам и, естественно, ничего такого не заметил.

— И кто же это такой шустрый? — поинтересовался у мелкого.

— Барон, — просто ответил Мурзик.

— И как ты его заметил? — продолжил свой допрос.

— Кевин, мы отправляемся? — влезла в наш разговор Миранда.

— Минуточку, — попросил это неугомонное создание.

— По двум признакам, — продолжал прерванный Шустрик. — Он слишком громко топал, и его глаз выглядывает вон из-за той картины.

Тут же мне пошел видеопоток, так как пальцами, пардон, лапами тыкать не культурно, и об этом знают даже мои Мурзики. Когда увидел, с какого ракурса за нами решили подсматривать, захотелось немного похулиганить. Взял со стола одну салфетку, естественно, из ткани, и демонстративно запихнул ее в отверстие для подглядывания. Пусть знает, как заниматься промышленным шпионажем в апартаментах своего герцога!

После этого вернулся к своим спутникам и дал команду на активацию телепорта. На этот раз было такое ощущение, что нас тянуло на пределе сил. Как потом, заикаясь, поведал Профессор, мы были на краю гибели. Спаси и сохрани меня, а лучше стукни сверху, если еще раз буду так неоправданно рисковать. Неужели мы настолько бедные, что не смогли бы купить все эти манатки в столице? Но благоразумно промолчал и никому ничего не стал высказывать. Сами понимаете, на что можно было нарваться в таком случае.

Огляделся вокруг — и не понял, куда это мы прибыли. Это был небольшой уютный садик, огражденный высоким каменным забором. Цветущие кусты были посажены под самыми стенами, а все остальное пространство было просто засеяно низкорослой травкой. Анализ увиденного намекал прямым текстом, что это место предназначено для приема таких гостей, как мы. Неужели здесь так много тех, кто может использовать телепорты для личных целей? Да, не успели прибыть, как вопросы ломятся со страшной силой.

Пока мы вертели головами во все стороны, из неприметной дверцы показался пожилой человек в лакейской ливрее. Почему говорю, что это был лакей? Так его одежда показывала, что он служит у очень богатого рода, который может себе позволить тратить сумасшедшие деньги на одежду слуг. Но ни один богатый человек, по моему субъективному мнению, не станет наряжаться в это подобие павлиньих перьев. Так вот, слуга подошел к нам, поклонился и, обращаясь ко мне как старшему — сразу видно специалиста своего дела, — попросил следовать за ним.

— И куда же мы должны следовать? — переспросил его.

— Вам выделены гостевые покои в крыле для важных персон, — отрапортовал он, не сбавляя шага.

— Так, родимый, — окликнул его. — Стоять!

Он с невозмутимостью паровоза остановился в ожидании дальнейших указаний. Вот это выучка, скажу вам.

— Так как мы люди не бедные и имеем поблизости небольшой домик, ты сейчас организуешь нам транспорт, чтобы леди не натрудили свои ножки.

Леди тут же фыркнули в ответ на мое отношение к предмету женской гордости. Если вспомнить, где и как они воспитывались, многое становится понятным. Одна провела все детство среди босоногих крестьян. Вторая в лесу намотала такие километражи, что остается только диву даваться, что на ногах нет еще варикозного расширения вен. Да и третью гоняли не по-детски. О Кейт же я вообще промолчу. Не обращая никакого внимания на перемигивания между нами, этот Бэрримор тут же повел нас в ином направлении. Нашими баулами с вещами заниматься пришлось Лео, так как оставить их здесь и дожидаться, пока доставят, девчонки не захотели. Вот и нагрузили полиморфа, как рабочего ослика.

Как показали наши дальнейшие появления в императорском дворце, привели нас в гараж его величества очень быстро. А ведь под эту постройку отведен не один десяток гектаров! Тут же нас погрузили на несколько пролеток, или как там их зовут среди благородных, и отправили по указанному адресу. Даже интересно, этот мужик действительно специалист, или его предварительно проинструктировали? Ибо именно он называл местным «таксистам» адрес нашей доставки. Мне не пришлось даже мучиться, чтобы вспомнить, как называется та улица, на которой находится имение семьи де Сента.

Было любопытно понаблюдать, как глазели на моих кошаков работники транспортного департамента. У некоторых из них чуть глаза на лоб не вылезли, когда мои Мурзики распределялись между экипажами. Котяра решил, что не стоит гонять ребят, будет больше толку, если они займутся визуальным наблюдением. А то, что они у меня глазастые, каких-то полчаса назад очень качественно доказал Шустрик.

Рассчитывал, что ехать придется несколько километров, но снова ошибся. Вспомнились выводы, которые сделал после разговора с бароном фон Брегом о небольшом имении в столице. Так вот, оно действительно оказалось небольшим… на фоне императорского дворца. А если сравнивать с остальными владениями богатых аристократов, не сильно от них и отличалось. Как и положено зимней резиденции, кажется, так это называется, строения занимали площадь, равную городскому кварталу. Могу даже с уверенностью сказать, что резиденции в Мериморе эти строения уступали, но только за счет меньшей площади прилегающего парка. А вот жилые здания были, как мне показалось на первый взгляд, размерами не намного меньше.

Наша процессия буквально на минуту остановилась перед коваными воротами, на которых был изображен какой-то то ли зверь, то ли птица. Водитель моего тарантаса, который помчался к привратнику, что-то зашептал тому, и тут же ворота начали открываться. Интересно, это работник на воротах такой доверчивый или привезший нас водила настолько убедительный? Ладно, придет время — разберемся.

Пока наш транспорт подруливал к центральному входу, там нарисовалось несколько человек. Судя по одежде, это была прислуга. Несколько мужчин и женщин, в основном среднего и пожилого возраста, выстроились в ожидании господ. На них постоянно что-то шипел один из присутствующих здесь же, но одетый более презентабельно, представитель сильной половины человечества. Судя по его повадкам, передо мной типичный представитель семейства дворецких.

Что меня сильно порадовало, так это то, в каком состоянии находится имение. Все ухожено, покрашено, вымыто и причесано. И это несмотря на то что последний раз здесь был отец, и то неизвестно, сколько лет назад. Сразу видно, что человек на своем месте.

Так как владельцем всего этого добра являюсь я, то мне и довелось покомандовать. Попросил сразу же показать, где находятся покои герцога де Сента, а всех остальных приказал разместить в гостевых комнатах. И пока слуги не разбежались выполнять мои приказы, спросил, кто здесь кухарка. Хотя исходя из комплекции тетки ошибиться было затруднительно. Глядя на ее габариты, уже можно с уверенностью говорить о том, где она работает. Указал на стадо четырехлапых и сказал:

— Этих тоже поставить на довольствие. Этого, — ткнул пальцем, — зовут Котяра. Он среди них старший. Всех остальных я называю Мурзиками. Пока никто из них на это прозвище не жаловался. Кормить вкусно и питательно, но не баловать. А то есть у них привычка молоко пить большими дозами.

Делая вид, что замаскировался, Вредитель тут же высказал свое одобрение моими ограничениями. Эта мелкая бестия просто показал мне язык.

Повариха тут же заявила, что такие лапочки будут у нее накормлены. Она им даже коврик на кухне постелет, чтобы не мерзли по ночам. От перспектив спать на кухне на коврике мелкие выпали в осадок. И я тут же их обрадовал, что теперь, когда они будут себя плохо вести, буду отправлять их отбывать наказание на этот самый коврик. А тетка прикольная. Это же надо додуматься — хозяйскую скотину пристраивать на кухне!

Видя, что все всё поняли, просто скомандовал мелким:

— А теперь быстро занялись своими обязанностями!

Вы бы видели лица кухарки и остальных слуг, когда Мурзики буквально испарились. Тоже мне позеры! Нравится им устраивать шоу, демонстрируя свои способности. Правду говорил старейшина клана пятнистых, что гонора у них много.

Отдал дворецкому указание отослать весточку Императору, что мы прибыли. Хотя уверен, что его и так поставят в известность. Но мы же не из глухого села с неасфальтированной дорогой явились. Сами понимаем, насколько такими людьми, как Адриан, ценится вежливость. Да и не стоит нарываться на неприятности раньше времени, кто его знает, как могут повернуться события?

Вместо того чтобы умчаться выполнять мои указания, он поклонился и протянул мне конверт. На одной стороне было просто написано — Кевину, а на другой пристроилась сургучная печать с короной в центре. Видимо, так упаковываются личные послания Императора. А если я и ошибаюсь, то через несколько минут меня поправят. Хорошо хоть девчонки уже умотали распаковывать вещи, а то, боюсь, вскрывать конверт пришлось бы прямо здесь, на пороге. Еще раз глубоко вздохнул, затолкал конверт в карман и потопал в свою комнату.

Меня интересовали только мои покои, кабинет, библиотека и столовая. Со всем остальным буду разбираться потом. Тем более что мелкие уже заканчивали черновую оцифровку принадлежащей мне территории. Решил проверить, что есть в рабочем кабинете, поэтому в первую очередь направился туда. Дворецкий сообщил, что обед будет через час и он позовет меня.

Когда остался без лишних глаз, начал вертеть головой на все стороны, дабы оценить место, куда я попал. А выглядело оно неплохо. Хотя, правильнее было бы сказать, что смотрелось оно просто шикарно. Не удивлюсь, если все, что вижу вокруг, создавалось с главной целью показать вкус и богатство рода де Сента. Хотя какая мне разница? Меня устраивает? Устраивает. А все остальное просто мелочи.

Сел за стол, достал конверт, на котором значилось мое имя, и взломал печать. Внутри находился листик, на котором от руки было написано следующее:

«Дорогой Кевин!

Очень рад, что ты не стал затягивать с принятием моего приглашения. Сегодня вечером будет небольшая встреча в узком кругу, на которую приглашаю тебя со спутницами. Если решишь взять с собой котов, сделай так, чтобы их никто не видел. Все остальные вопросы обсудим при встрече.

Адриан».

Что можно сказать? Образец лаконичности и неясности. И если с лаконичностью все понятно, то ясности не появилось. Что за встреча? Кто там будет? Зачем мы все там нужны? Письмо не проясняло абсолютно ничего.

— А ты растешь, мальчик, — непонятно с какого перепуга влез Профессор.

— Это к чему было сказано? — решил тут же уточнить у него.

— Просто рад за тебя, — обрадовал виртуальный наставник.

Исходя из того, что новых мыслей от Профессора не поступало, просто махнул на него рукой. Оставшееся время посвятил осмотру помещения и поиску тайников. Если с первым пунктом плана все вышло очень неплохо — рассмотреть получилось практически все, то второй завалил полностью. Ну нет у меня такого нюха на тайники, как у Мурзиков. Не брать же в руку ломик, чтобы найти спрятанное моими родственниками. А судя по тому, какие тайники были обнаружены в родовом замке, здесь они быть просто обязаны.

Когда уже решил, что стоит вызвать Мурзиков, дабы они поработали детекторами, как появился дворецкий с приглашением на обед. Говорить о том, что кушать не хочется, не стал, и последовал за ним. Там уже меня ожидали мои спутницы. Странно, но полиморфов за столом не наблюдалось. Как не было их и в пределах видимости. Вероятно, они решили, что не их это дело — сидеть за господским столом.

Мы только начали обед, как вспомнил о приглашении на вечер. Не дожидаясь окончания приема пищи, обрадовал молодых леди. Ой, зря я это сделал. Что тут началось! Складывалось впечатление, что до конца света осталось буквально несколько часов, а они не готовы. Наблюдая за ними, пришел еще к одному интересному выводу: все женщины одинаковы. И то, что у одних уши острые, а у других нет, абсолютно никак не влияет на их отношение к тому, сколько времени необходимо для подготовки к выходу в люди. Подумал, что в следующий раз необходимо дать им возможность хотя бы перекусить. Неизвестно ведь, когда у девчонок снова появится такая возможность.

А вот наряды, в которых через некоторое время появились мои спутницы, просто поражали воображение. Не знаю почему, но, видя девушку в таком платье, понимаешь, что значит красавица. Хотя я и не художник, но все же попытаюсь обрисовать увиденное. Передо мной стояли три сестры. Их наряды были очень похожи между собой. Даже странно, обычно девушки предпочитают быть непохожими и блистать эксклюзивными убранствами. Миранда красовалась в нежно-голубом платье, Моли в нежно-зеленом, а Милисента была в ярко-красном. Это были легкие платьица, которые не только закрывали коленки, но доходили до щиколотки. На фоне того, что принято считать нормальным в моем бывшем мире, это был бабский вариант. Вот только они выглядели настолько великолепно, что просто нет слов. Понимаю, что рассказчик из меня тот еще, но описываю, как умею. Да и с драгоценностями было все в порядке. Девушки не походили на новогоднюю елку от несметного количества украшений, но их безделушки были… Блин! Да они же вытащили их из хранилища под замком! И когда они только успели? Но так как нас ожидает приятный вечер, все выяснения оставил на потом.

Когда девушки были готовы, стрелки часов показывали, что мы пятнадцать минут как вышли из дому. Радовало одно, что я предусмотрительно назвал им время немного раньше назначенного, а то пришлось бы краснеть перед местными и доказывать, что мы образованные, а не дикие. Мне даже страшно представить, что же с собой необходимо делать, чтобы так устать. Вот только вслух этого не сказал, а просто произнес несколько комплиментов.

До императорского замка, по моим прикидкам, было минут десять ходьбы прогулочным шагом. Хотя где вы видели серьезного человека из высшего общества, который ходит пешком? Мы, вероятно, потратили больше времени на упаковку в карету и распаковку из нее, чем на само передвижение. Вокруг уже сновало огромное число людей. И если Адриан называет это встречей в узком кругу, то сколько тогда человек будет здесь, например, на праздничном мероприятии? Здесь уже и так негде яблоку упасть!

Что же, Кевин — сказал себе, — тебя ожидает нелегкая задача показать, что ты действительно герцог, а не выскочка из-за гор. Вперед, на амбразуры!

Глава 17

— Его светлость Кевин де Сента, герцог Тиборта! — прогремел под сводами зала для приемов в так называемом узком кругу, голос церемониймейстера.

Уже говорил, что начинаю уважать этих горлопанов? Так вот, этот крикун был самым козырным. Его наверняка услышали во всех уголках немаленького, к слову сказать, зала. Может, в футбол здесь и не получится сыграть, но во что-то требующее меньшей площади — запросто. В мою сторону обернулось несколько человек, дабы взглянуть — кого там еще нелегкая принесла? Мое появление абсолютно никого здесь не заинтересовало. Или, быть может, здешние обитатели умеют скрывать свои истинные чувства более качественно, чем те, с кем уже доводилось общаться?

— Баронесса Миранда фон Брег, — продолжал церемониймейстер исполнять свои обязанности.

Здесь уже больше народа решило взглянуть на обладательницу, как предполагаю, очень известной фамилии. Не увидев чего-то стоящего, с их точки зрения, народ продолжил дальше заниматься важными делами, которые созрели как раз к сегодняшнему приему.

— Леди Милисента, — продолжал представление моих спутниц управитель церемоний. — Леди Молариэль Амилла.

Если на Милисенту также взирали со спокойным равнодушием, то на Моли тут же подняли свои ясные очи несколько мужчин в возрасте. Исходя из брошенных ими взглядов, подозреваю, что они в курсе того, кто она такая.

После того как прозвучали представления, нас оставили в покое. Хотя правильнее было бы сказать, что о нас просто забыли. Мы потихоньку направились в тот угол зала, где народа было поменьше и можно было пристроиться так, чтобы не выделяться из толпы. Наша небольшая компания расположилась возле окна, которое было открыто во все еще зеленый сад. Немного нервничал, не до конца понимая, как вести себя среди этого бомонда. Еще будучи простым офисным дополнением фирмы, не любил шумные пьянки с огромным количеством присутствующих, ибо никто не мог предсказать, чем закончится попойка. Не удивлюсь, если здесь будет та же ерунда.

Девушки устроили перешептывания между собой. Им было интересно скорее не то место, где они оказались и что здесь планируется, а более приземленные вопросы. Например, кто это такая (естественно, шла речь о Милисенте) и что за портной сшил ей этакое? А посмотрите, какая у той девушки безделушка! И все в таком же ключе.

Я же, как ни с кем не знакомый, пристроился возле окна. Не успел расслабиться, как мне под руку постаралось впихнуться нечто мелкое и лохматое. Скосил глаза и увидел, как Шустрик старается пролезть под руку. Он, видите ли, соскучился, и его срочно нужно почесать за ушком! Мне не жалко, поэтому начал доставлять мелкому море удовольствия. А так как данная процедура относится больше к психологической терапии, то и сам расслабился.

— Эта деревня еще бы свинью с собой притащила! — неожиданно услышал за спиной.

Оборачиваться не стал, ибо Мурзик тут же дал мне картинку трех молодых парней, которые явно нарывались на неприятности. Один из них был явным заводилой и негласным руководителем данной компании. Хотел сказать, что мои девушки испугались, но это было не так. Они начали перегруппировку, и, как подозреваю, в итоге моим обидчикам явно не поздоровилось бы.

— Да он еще и глухой! — включился в игру тот, что находился справа от заводилы.

У меня же в голове проносились варианты выхода из данной ситуации. Я понимаю, что самый простой вариант — дать нахалу в морду. Притом постараться так, чтобы у него и мысли больше не возникало наезжать на незнакомых людей. Вот только поступив таким образом, могу очень усложнить себе дальнейшее существование в этом серпентарии. Ведь никто мне не простит поломанные руки или выбитые зубы у этих отморозков благородного происхождения.

Видя, что на их подколки я абсолютно не реагирую, левый приспешник решил исправить упущение и постараться обратить мое внимание в их сторону. Сделать сию пакость он решил, заехав кулаком в мое плечо. Еще со школы помню, что ничего приятного в таких актах внимания нет, поэтому решил не подставляться. По моей просьбе Профессор немножко ускорил восприятие реальности, и это очень помогло уйти из-под удара. Исходя из того, что забияка немного пролетел вперед из-за того, что его кулак не встретил на своем пути ожидаемого сопротивления, могу предположить, что досталось бы мне не слабо. Сам же я продолжал заниматься Шустриком, одновременно удерживая его от необдуманного членовредительства. Все-таки мы в императорском дворце, а не в дремучем лесу. Нужно понимать разницу!

Троица начала медленно закипать. Видимо, их никто так явно не игнорировал. Только старший группы решил что-то сказать, как я повернулся в его сторону и, как бы продолжая прерванную беседу, спросил:

— И когда уже появится Император? — Зевнул и продолжил: — А то скучно здесь.

Парень так и застыл с открытым ртом. Не знаю, на какую реакцию он рассчитывал, но явно не на ту, что продемонстрировали ему.

— Ты… Ты… Ты невежа! — наконец родил он.

— Мало того, — поддержал этого любителя приколов. — Я из такой темной деревни, что даже страшно представить. У нас там даже асфальта нет, электричество дают по праздникам, а ближайший «Макдоналдс» за сотню километров.

Что бы вы ответили на такой бред? Мне тоже сложно представить это так с ходу. Но мой оппонент не растерялся. Он заулыбался, протянул руку и представился:

— Меня зовут Сейн Трино. А это Ромино и Дендари.

Пожал протянутую руку и представился в ответ:

— Кевин. Кевин де Сента.

— А где твои предки? — тут же поинтересовался Сейн.

— Нет их, — обрадовал его.

— А где они? — не сразу врубился в ситуацию парнишка.

— Умерли, — обрадовал любопытного.

— Извини, — смутился он. — Я не знал.

— А как ты мог знать, если я действительно из такого медвежьего угла, что самому страшно? — решил поддеть искателя приключений на свою пятую точку.

— Так ты здесь с опекуном? — не унимался Сейн. — А кто он?

— Да нет, — отмахнулся от его вопроса. — Я здесь со своими друзьями.

Недолго заморачиваясь, представил девчонок этой компании. Всем стало весело, только один из прихлебателей, Дендари, никак не мог успокоиться, что прошло без мордобоя.

— Да что ты слушаешь его? — влез он в наш разговор.

И не ожидая никого, постарался меня стукнуть. Спасибо Профессору, а то как минимум обзавелся бы синяком. Он снова включил небольшое ускорение, и я перехватил его кулак в полете. Силен парень и очень взвинчен — к чему бы это? Поймал его кулак своей ладонью, немного сжал и наклонил вперед. Парень тут же упал на колени.

— Успокойся, Ден, — дал ему подзатыльник Сейн. — Ну и что теперь, всем морды бить будешь? Да не переживай ты так из-за этой фифы! Она тебя недостойна!

Ага, так вот причина его столь неадекватного поведения! Ладно, бывает. Простим на первый раз.

Только мы решили пообщаться в более тесной обстановке, как местный крикун объявил о появлении его императорского величества.

И шествуя важно, в согласии с чином, — пришли на ум слова, когда увидел, как двигался Адриан среди всей этой расфуфыренной толпы. Народ начал перешептываться между собой. Правда, делали они это настолько тихо, что не было возможности разобрать ни единого слова. Император подошел к трону и глаза всех присутствующих устремились на него. Медленно обводя глазами зал, казалось, он постарался проверить, все ли нужные люди сейчас на своих местах. На себе тоже заметил его взгляд, вот только ничего хорошего он мне не сулил. Император замер, выдержал долгую, почти театральную паузу, и заговорил.

Пересказывать его речь не буду. Мне никогда не нравились политические накрутки, а здесь была именно она. Говорилось о долге, патриотизме, радении за империю, и все в таком духе. В завершение своей прочувствованной речи Император сообщил, что у него есть два важных объявления. Нет, говорил он на строгом канцелярском наречии, это я перевожу на нормальный человеческий язык его словоблудие.

— Господа, — обратился он к присутствующим. — В свете последних событий повелеваю: за недостойное поведение принца Антуана лишить права наследования.

В зале установилась гробовая тишина. Но спустя несколько секунд собравшиеся начали перемывать кости бывшему наследнику, попавшему в немилость своего деда. Вот только не успели придумать, за какие такие прегрешения он лишился права наследования, поскольку его величество продолжал:

— Своей императорской волей назначаю первым в линии наследования Кевина де Сента, герцога Тиборта.

А вот это сообщение, которое, по моему разумению, должно было произвести эффект разорвавшейся бомбы, было воспринято окружающими абсолютно спокойно.

— Не понял. Народу неинтересно, кто будет следующим Императором?

Не заметил, что произнес эти слова вслух. Рядом тихонько захихикали. С удивлением повернулся в сторону весельчаков и наткнулся на неразлучную троицу дебоширов, с которыми познакомился несколькими минутами ранее. Хотя крышу от свалившегося «счастья» у меня сносило напрочь (ведь просчитать, зачем Адриан провернул эту авантюру, не получалось), все же смог озвучить важный для меня вопрос.

— И что здесь смешного? Если правильно понимаю, следующим Императором буду я.

— Ага! — согласился Сейн Трино. И тут же добавил: — Если доживешь.

Мозги снова начали прикидывать, что за напасти могут грозить мне как наследнику Императора. Лишь позже, когда страсти улеглись, а адреналин схлынул, начал задавать более адекватные вопросы.

— Так я и не собираюсь умирать в ближайшее время, — парировал этого приколиста.

— К твоему сведению, — обрадовал он меня, — ты уже третий наследник, назначенный Императором.

— И что же произошло с предыдущими? — стало мне любопытно.

Ведь, как ни крути, а меня может ожидать то же самое.

— Умерли, — сообщил Сейн, как само собой разумеющееся. Сделал небольшую паузу и добавил: — От старости.

Фу-у! А я уже начал переживать, что количество киллеров, желающих оборвать мое земное существование, заметно увеличится. Снова захотелось похулиганить, поэтому сделал жест, долженствующий показать, как стираю пот со лба, и сообщил ребятам:

— Уф! Спасибо! Успокоили! Я-то думал, что там другие проблемы. А подождать… Триста лет ждал и еще подожду.

Когда сказал это, то услышал, как зашумели вокруг меня присутствующие. Огляделся и понял, что мои откровения слушали не только парни с девчонками, но еще и многие иные, присутствовавшие поблизости посетители этой тусовки. Ну вот, снова язык мой полез впереди мозгов. Как раскрутят данное откровение, мне даже не хочется предполагать.

Парни, которым довелось услышать такое, были в шоке. Согласитесь, если Император правит уже не одно столетие, кто может уличить меня в том, что несу абсолютную чепуху? Девчонки смотрели как на вредителя, которого не мешало бы стукнуть тапкой. Чисто для профилактики. Что творилось в головах остальных, успевших подслушать произнесенную белиберду, представить не могу. В чем уверен на все сто, так это в том, что до конца бала мои откровения станут известными большинству, если не всем присутствующим.

Только Сейн опомнился и открыл рот, дабы о чем-то спросить, как нас прервало появление слуги. Он сообщил, что со мной желает побеседовать его императорское величество. Немедленно! Да, многое в этой жизни можно оспорить, а вот волю Императора не стоит. Может печально закончиться.

Ничего иного не оставалось, как последовать за слугой к трону Императора. Адриан сидел на нем и улыбался. Когда посмотрел на него, у меня возникло такое чувство, что он только что отколол классную хохму и радуется своей пакости.

Подошел к трону, на котором сидел этот, даже не знаю, как теперь его называть, и поклонился.

— Рад приветствовать ваше императорское величество, — отчеканил фразу, требующуюся по этикету.

А вы думали, что идя на такое мероприятие, я не поинтересовался, как нужно будет себя вести? Вынужден разочаровать вас. Хоть барону пришлось и не сладко, но я вытащил из него много интересной информации, в том числе по этикету. Что делать, в книгах не всегда пишут правду. Вернее, в той книге, которую прочел по данному вопросу, описывался настолько дикий ритуал, что заподозрил ее автора в родстве с некоторыми комиками. А может, он и взаправду работает местным шутом, издавая на досуге книги, способные оказать ему помощь в выполнении профессиональных обязанностей?

После поклона разогнулся и уставился на Императора вопросительным взглядом. Мы минутку поиграли в гляделки, а потом Адриан спросил:

— У тебя имеются вопросы?

Вот надо же быть такой ехидиной! Имеются ли у меня вопросы? Да у меня целая куча претензий по поводу произошедшего! Естественно, эти мысли я оставил для себя. Адриану же задал только один простой вопрос:

— За что?

Даже видя, как его удивил столь лаконичный вопрос, не стал упрощать этому весельчаку жизнь. Не буду говорить о том, что наш разговор прослушивался многими вельможами. Это только на первый взгляд они болтали о своем, о женском. Их же уши торчали в нашу сторону настолько явно, что не заметить их внимания у меня не получилось.

— А что тебе не нравится? — наигранно удивился Адриан. — Стал наследником Императора великой империи. Тебе мало?

— Да мне бы с моим куском земли разобраться! — огрызнулся в ответ. — Что же делать теперь, даже не представляю. Мало того, ваше величество, у меня здоровья не хватит на то, чтобы переварить все ваши подарки. Особенно мне понравился предыдущий. Спасибо вам огромное! Вовек не забуду! До смерти благодарить буду!

— А что с ним не так? — встревожился Адриан.

Хотелось тут же ему рассказать все, что было не так, но сдержался.

— Вы уверены, ваше величество, что здесь именно то место, где стоит обсуждать ваши подарки?

Не знаю почему, но начал потихоньку заводиться. Спасибо Профессору, который тут же напомнил, хорошо хоть не своими изуверскими способами, что всегда стоит держать себя в руках.

— Ты прав, — тут же поправился Император, — мы поговорим об этом позже. Сейчас же, — продолжал он, предвкушая то, что должно будет произойти, — ты будешь получать поздравления от своих будущих подданных.

— За что мне это?! — снова повторил свой вопрос.

Но никто на него не собирался отвечать, по крайней мере в данный момент. Знали бы вы, как мне захотелось подержаться за шею этого человека! Слов нет! Ладно, с ответами можно и подождать, тем более что иного выхода у меня и не предвидится.

Что происходило дальше, пересказать смогу только с подсказки Профессора. Со мной знакомились представители высшего света. Парни, с которыми успели пересечься до этого злосчастного объявления, таскали меня по всему залу, представляя своим друзьям и знакомым. Видать, хотелось порисоваться такими знакомствами. Миранда с подругами заставляли танцевать и вовсю требовали внимания. Спасибо Шустрику, что хоть он исчез и не крутился под ногами. Когда началась вся эта кутерьма с представлениями, понял, что запомнить такое количество людей просто выше моих способностей, поэтому попросил Профессора цеплять им виртуальные метки.

Спустя примерно час зал выглядел достаточно экстравагантно. Возле людей, на которых концентрировал свой взгляд, появлялась информационная табличка с указанием основных сведений: имя, титул, возраст (это Проф определял, так как никакая леди не назовет столь компрометирующие данные своей биографии), родственники, и еще немного по мелочам.

Счастье наступило, когда удалось добраться до стола, на котором расположились легкие закуски. Это я думал, что оно наступило. После просмотра того, что предлагалось проголодавшимся придворным шаркунам, понял, что не только у Адриана здесь извращенное чувство юмора. Да жабы и устрицы, которых употребляют в моем мире некоторые экстравагантные личности, смотрелись бы здесь, как украинские вареники. Пришлось ограничиться одним только соком непонятного происхождения. Даже боюсь спрашивать, из чего оно сделано, дабы не портить вечер окончательно.

Сколько продолжалась эта пытка? Не знаю. Часов пять или шесть, наверное. Такой вывод сделал, исходя из общего состояния моего организма. Одно скажу, после такого «отдыха» требуются еще сутки, дабы отдохнуть по-настоящему.

Среди всего этого гадюшника встретил несколько человек, которые были искренни в своих чувствах. Согласен, остальные тоже проявляли их, но только не нравятся мне люди, которые относятся ко мне негативно, не успев даже узнать, кто я такой. Эти же вели себя не только доброжелательно, но и не играли на публику. Думаю, стоит разобраться с ними, кто они такие. Возникло только одно «но» — никто не собирался тратить время, выделенное на «отдых», для удовлетворения моего любопытства.

Возвращение домой происходило с боем. Девушки, вкусив прелести элитной дискотеки, ни в какую не хотели покидать ее. С одной стороны, что мешало мне плюнуть на происходящее и отправиться отдыхать? В принципе ничего. Но осознание своей ответственности за любительниц ввязываться в сомнительные мероприятия пересилило. Пришлось еще около часа заниматься активным ничегонеделанием вкупе с танцами и разговорами. Потом решил, что с меня достаточно, и направился к выходу.

В дверях мы столкнулись с группой молодых людей, которые, как показали дальнейшие события, искали себе приключений на пятую точку. Могу сразу заверить вас, что они их не просто нашли, а огребли по полной.

— Дожились! — услышал негромкий голос, исходящий из этой компании. — Уже здесь появилась длинноухая падаль.

Честно скажу, что мог бы пройти мимо них и сделать вид, что ничего не услышал. Ведь только благодаря моему отличному слуху уловил эти слова. Миранда и Милисента, например, ничего не услышали. Вот только видя, как вздрогнула моя длинноухая подруга, как будто бы ей со всей силой дали пощечину, не смог заставить себя остаться безучастным. Как бы ни складывались мои отношения с народом перворожденных, то обстоятельство, что я наследник князя Великого леса, забыть не получится.

Немного притормозив девушек, которые и так не очень-то рвались оставлять столь интересное мероприятие, полной грудью вдохнул ночной воздух и закашлялся. Естественно, сделал это специально. Красавицы уставились на меня, не понимая, что происходит.

— Вы слышите этот запах? — спросил их, кривя нос как от мерзкого амбре.

Они начали принюхиваться, а я через ментальную связь попросил Миранду подыграть мне. Она, не задавая лишних вопросов, повторила мои действия и подтвердила, что действительно воняет, и очень сильно. Подруги сначала ее не поняли, ведь сами ничего не ощущали, но, видя ее подмигивание, тоже включились в игру.

На нас тут же обратили внимание представители группы, среди которой находился и наш говорливый недоброжелатель. Еще покрутил несколько раз головой, а затем удовлетворенно кивнул.

— Это оттуда воняет! — довольно громко, дабы меня обязательно услышали, осчастливил своих спутниц.

Они посмотрели на этих красавцев, как на кучу навоза посреди комнаты, и я предложил им найти более чистое место.

— Да что ты себе позволяешь? — тут же послышался тот же голос, что до этого так пренебрежительно отозвался об эльфийке.

Остановился и с удивлением уставился на этого чудика. Блаженный, он ведь еще не догадывается, на кого нарвался. Ничего, в молодости часто приходится сталкиваться с осознанием того, что жизнь несправедлива.

— Это вы мне, сударь? — постарался придать голосу как можно больше удивления.

— Да ты знаешь, кто я? — тут же начал он меряться со мной своей родовитостью.

Так как настроение еще не вернулось в норму, было желание поделиться всеми теми эмоциями, которыми наградил меня сегодняшний вечер.

— Увы, — скорчил расстроенную мину, — не выпадало мне счастья познакомиться со столь интересным молодым человеком. Притом настолько культурным, что даже гадости о моей спутнице он говорил очень тихо, дабы не оскорбить ее.

Полюбовался игрой его желваков и продолжил:

— А так как здесь все настолько родовитые, что прямо страшно, то позволю себе допустить, что вы как минимум еще один прыщ на ровном месте.

— Я принц! — выпятив грудь, заявило это недоразумение.

— И что? — спросил равнодушным голосом.

Потом, покачав головой, дабы это смахивало на наличие большого расстройства, добавил:

— Вырождается нация. Уже со вторым принцем пересекаюсь, и снова идиот.

Пока это высочество краснело и пыхтело, подошел к ограждающим ступеньки перилам, одним рывком отодрал от них железный прут и демонстративно завязал его бантиком.

— Значит, так, невоспитанный ты наш. Мчишься к деду и требуешь, чтобы он тебя наказал. Если завтра он мне ничего об этом не скажет, я не пожалею несколько мешков золотых и сделаю заказ еще на одного принца. Понял?

— Так это т-ты? — вероятно, что-то поняло это чудо.

Вот только желания воспитывать еще и этого у меня не было никакого, поэтому просто повернулся, подхватил девушек под руки и пошел к нашей карете.

Глава 18

На следующий день меня принимал лично Император. Происходило это действо в его рабочем кабинете. Мы беседовали вдвоем, никаких лишних ушей не было в пределах досягаемости. Кабинет был не очень большой, но довольно уютный. Он чем-то напоминал мне салон дорогого автомобиля с кожаной отделкой. Чувствовалось в нем нечто такое дорогое и солидное.

— Хочу поблагодарить тебя, Кевин, — начал наше общение Адриан. — Ты очень положительно влияешь на некоторых моих потомков.

Я не сразу вспомнил вчерашнего острослова.

Император поведал о том, что вчера вечером к нему примчался внучок и потребовал себе наказание за поведение, недостойное принца. Адриану с трудом удалось узнать причину столь нестандартной просьбы. Лишь после получасового расспроса тот признался, что нарвался на меня. Скрываться же от организованной преступности парень, как его брат, не хочет, и поэтому решил перестраховаться, а то кто их знает этих, с границы.

Что же, готов изменить свой взгляд на этого парнишку. Быть может, не все еще для него потеряно, раз настолько быстро проанализировал доступную информацию и правильно среагировал даже на намек опасности.

— А что там с моим подарком, за который ты вчера столько раз меня благодарил, что я начал переживать? С ним что-то не так?

Как ни странно это звучит, но мне показалось, что он искренен в своих словах. То же самое, к моему величайшему удивлению, подтвердил и Профессор. Еще допускаю, что я мог ошибиться и неправильно интерпретировать его поведение, но не Проф. У него-то на это глаз наметан. У меня же голова начинает идти кругом, оттого что не понимаю происходящего вокруг.

— Давай об этом поговорим немного позже, — предложил Адриану. — Сейчас на повестке дня вопрос о том, вернее, той, которая упакована в стазис и брошена в лаборатории. Ты мог бы объяснить, кто она такая и почему ты ее бросил? Энергии для лечения ведь достаточно?

Стало заметно, как напрягся Император. Появилось такое ощущение, что я задел одну очень давнюю, но все еще болезненную рану. Ненадолго задумавшись, он просто отрубил:

— Тебя это не касается, Кевин. И пожалуйста, не поднимай больше этот вопрос. Я не буду отвечать на него.

Даже так? Ладно, великий конспиратор, тогда начнем тебя шантажировать.

— Что же, — сделал вид, что принял к сведению его решение, — тогда у меня остается только один вариант удовлетворить свое любопытство. Попрошу Искина разбудить Ромиру и спрошу непосредственно у нее.

Сделал это заявление и внимательно уставился на Адриана, ожидая ответной реакции.

— Как ты узнал ее имя? — не смог поверить он услышанному. — Никто, ни одна живая душа на этой планете не знает о том, что она здесь находится.

— Или все же правильнее будет обращаться к ней ваше высочество? — проговорил, делая вид, что не услышал его.

Судя по тому, как напрягся Адриан, это была не просто догадка, а часть скрываемой им правды. Он снова помолчал, а потом заявил:

— Искин лаборатории не даст тебе доступа к ее лечебной капсуле. — Вот только уверенности в его словах стало меньше.

— Это твой не дал бы, — согласился с ним. — Мой же подчиняется мне безоговорочно.

Видя, что до него еще не дошло понимание того, что в лаборатории произведен переворот и произошла смена власти, сказал ему об этом прямым текстом.

— Адриан, твой Искин, на которого ты так уповаешь, нынче преспокойно находится в коробочке, в ожидании, что его когда-то снова включат в работу. Так что он отдыхает, а лабораторией заведует мой.

Сказать, что мой собеседник был потрясен, — это не сказать ничего! Он просто был шокирован столь неожиданным известием. А что делать? Теперь я буду ставить людей в такое положение, где они должны будут играть по моим правилам. Достаточно мной уже покрутили, теперь моя очередь.

— Ну и зачем ты это сделал? — спросил мой собеседник убитым тоном. — Ты хоть понимаешь, во что ввязался?

— Тебе действительно интересно, зачем я это сделал? — переспросил его.

— Да, — подтвердил он.

— Вот и мне интересно, во что меня втягивают на протяжении нескольких последних месяцев. Мне интересно, кто перетащил меня в этот мир. Да я сгораю от любопытства, чтобы узнать, зачем ему это нужно. Хотелось бы выяснить, почему после получения твоего подарка я чуть не скопытился. Есть еще несколько вопросов. Например, что это за мужик перехватил нас во время телепортации, но это в принципе мелочи.

Чем дальше озвучивал свои вопросы, тем больше глаза Адриана вылезали на лоб. А когда сказал о том, что нас перехватили во время телепортации, на него стало жалко смотреть.

— Значит, я не справился, — забормотал он. — Это позор моему роду. Теперь ничего изменить не получится.

— Ты это о чем? — тут же влез я.

Некоторое время он сидел и, казалось, ничего не слышал. Потом, видимо, взяв себя в руки, он посмотрел мне в глаза и попросил рассказать все в подробностях. К тому же от меня требовалось быть точным даже в деталях.

— И зачем мне это нужно? — спросил непонимающе.

— Я постараюсь дать ответы на некоторые твои вопросы, — пообещал Адриан.

— А почему не на все? — тут же начал наглеть я.

— Извини, Кевин. Но на некоторые из твоих вопросов ответа я просто не знаю. Например, мне неизвестно, кто и зачем забросил тебя в этот мир, да еще и столь интересным образом. А вот остальные вопросы и меня заинтересовали.

Что ж, откровенность за откровенность, хотя до конца доверять этому человеку у меня не получается. Следовательно, некоторые данные из моей биографии, а также кое-какие особенности моего организма знать ему незачем. Исходя из таких взглядов, и рассказал Адриану историю моего попаданства, а также те несуразности, причин которых я не понимаю.

Когда дошел до его подарка и того, как он мог повлиять на мое тело, собеседник сорвался со своего места и со всей силы врезал кулаком по стене. Со стены полетело крошево, а на ней самой осталась отметина, как если бы ее долбанули молотом. Выходит, что не только у меня имеются сверхчеловеческие, если так можно сказать, способности. Захотелось узнать причину такого поведения, поэтому поинтересовался у Адриана, как бы между прочим:

— Ты так переживаешь, что я не стал управляемым дебилоидом?

Он посмотрел на меня, пробурчал себе под нос нечто непереводимое, а потом соблаговолил дать ответ.

— Кевин, этот комплекс, если тебе известно, очень отличается от стандартной модели.

Согласно кивнул, так как меня просветили насчет криворуких программистов.

— Носить его могут только члены императорской семьи и некоторые их… «друзья». Что за семья, не спрашивай. Это не имеет никакого отношения к нашему разговору. Полученный тобой комплекс предназначался для Ромиры. Готовился он в абсолютной секретности самыми преданными специалистами.

— Видимо, кто-то из них заинтересован в том, чтобы она благополучно завершила свое существование, притом как можно скорее, — поделился своими соображениями.

— У меня напрашиваются те же выводы, — согласился Адриан и добавил: — Ладно, продолжай.

Я и продолжил. Когда рассказывал о моей встрече с господином Варденом, моего слушателя начала бить дрожь. То ли он перепугался до такого состояния, то ли готов был разорвать этого самого визитера на части, сказать со стопроцентной уверенностью не могу. А выслушав рассказ о том, как этого самого надзирателя удалось упаковать в стазис, он упал в кресло и с облегчением выдохнул.

— Неужели пронесло? — послышался его слабый голос.

Начал всматриваться в его лицо и заметил, что из его глаз вытекло несколько слезинок. Он был похож на человека, которому только что отменили смертный приговор. Несколько минут мы сидели молча. Я все-таки культурный человек и не буду требовать, чтобы мои пожелания, в том числе о получении информации, выполнялись немедленно. Могу пару минут и подождать.

— Так ты расскажешь мне, что здесь происходит? Или придется выяснять информацию своими путями? — наконец решил спросить его.

— Расскажу, Кевин. Расскажу, — согласился он.

Рассказ Адриана был более чем интересным. Да, исходя из того, что мне удалось узнать от Императора, а точнее, старшего сына канцлера одной звездной империи — Адриана Раста, из этого можно запросто снимать целый слезливый сериал. Постараюсь пересказать вам все, что услышал, и так, как запомнил.

В одной далекой-далекой галактике существовала звездная империя. На троне, как и положено всякому уважающему себя сообществу, сидел император. Благодаря новейшим технологиям продолжительность жизни исчислялась сотнями лет. Так что власть менялась, если сравнивать с правителями моего родного мира, очень уж редко. У этого правителя была дочь, будущая наследница престола. Она была и красавицей, и умницей, и вообще довольно интересным человеком. Когда девушка повзрослела, то встретилась с молодым парнем, сыном канцлера этой самой империи. Родители были не против, чтобы их дети стали следующей семейной четой, правящей в данном государстве. Все шло как по маслу, вот только были еще и завистники из числа Великих семейств, которым не понравился данный расклад. Они имели собственное представление о том, за кого должна выйти замуж принцесса. Естественно, молодым людям было плевать на их планы. А зря.

Видя, что прибрать к рукам столь лакомый кусочек, как принцесса, не получается, а ликвидировать ее возлюбленного не вышло даже после третьего раза, главы нескольких домов решили разрубить этот гордиев узел. Притом сделано это было крайне жестоко.

На одном из приемов принцесса пошла в туалет попудрить носик. Ее долго не было, а когда молодой человек попросил ее подругу выяснить, что случилось, он был просто шокирован услышанным. Репутацию императорского дома, а заодно и жизнь Ромиры, спасло только то, что ее никто не видел. С помощью охраны удалось вывезти девушку таким образом, что никто ничего не заметил и не заподозрил. Подумаешь, стену особняка повредили. Какая мелочь по сравнению с происшедшим.

Случилось же страшное. Пока ее высочество пудрила носик, в женскую комнату вошли неизвестные. Будем считать, что их было несколько, так как Ромира была неслабым бойцом, и так просто один человек с ней вряд ли бы справился. Ее скрутили и вкололи один из самых страшных наркотиков, известных их цивилизации. Мало того, что привыкание происходит с первого раза, так эта дрянь не выводится из организма никакими ухищрениями. Наркотик проникает в ДНК человека и начинает разрушать саму основу человеческого тела на информационном уровне. Из-за его опасности, согласно законам империи, распространителям этого «добра» полагается особо мучительная смертная казнь без суда и следствия, чтобы не откупились. Вот только проблема состоит в том, что и употребляющие эту гадость тоже приговариваются к смерти. Было несколько прецедентов, когда на плаху отправлялись отпрыски Великих семейств. Так что понять, что светит Ромире, было нетрудно. Даже то, что ее папа является императором, вряд ли спасет несчастную девушку.

Почему не удалось выяснить, кто проник за ней в женскую комнату? Так это только на Земле, и то, подозреваю, что не во всех странах, в некоторых местах можно увидеть надпись следующего содержания: «Видеонаблюдение в туалете ведется ради вашей безопасности!» Там же, куда отправилась Ромира, еще не додумались до столь продвинутых алгоритмов предотвращения террористических актов.

Когда наркотик попадает в человеческий организм, у наркомана просто сносит крышу. Ему становится хорошо, море по колено и силы немерено. У Адриана была только одна возможность спасти свою возлюбленную: сделать все, что в его силах, дабы никто не узнал о происшествии. На бронированном транспортном средстве принцессы (подозреваю, что это разновидность флаеров), ее охрана проломила стену в помещении, где та находилась, и, забрав пострадавшую, скрылась, не попавшись на глаза любопытным зевакам.

Когда о случившемся узнал ее отец, то готов был уничтожить все подозреваемые Великие семейства. Только присутствие канцлера, а по совместительству друга детства, удержало безутешного отца от развязывания гражданской войны. Оставалось только придумать, что можно сделать в данной ситуации.

Правда, времени у них не было, и действовать нужно было очень быстро и решительно. На протяжении нескольких часов план был проработан. Не знаю, насколько он действенный, но до последнего времени сбоев не наблюдалось.

На краю освоенных территорий, можно даже сказать, в самой глуши, имелась небольшая звездная система. В ней находилась одна планета, которую когда-то давно использовали как тюрьму для некоторых личностей. Потом какое-то время здесь проводились исследования нового мира и его населения, но так как была она, как говорится, у черта на рогах, то финансирование прекратилось и о ней просто забыли. Вот только забыли не все. Об этой планете прекрасно помнила императорская семья, которая сделала себе там своеобразный курорт. Вот сюда и отправили Ромиру. Адриан вызвался сопровождать ее, ибо хотел помочь своей возлюбленной.

Для выполнения возложенного задания ему пришлось освоить несколько специальностей, начиная от строительных и заканчивая изготовлением и созданием искусственных интеллектов. Дабы сохранить здоровье принцессы, ее поместили в медицинский блок и ввели в состояние стазиса. В это время в звездной империи проводились исследования по вопросу лечения от наркотика, на который подсадили Ромиру. К величайшему сожалению, ничего придумать не получалось. Куда исчезла принцесса, тщательно скрывалось, хотя иногда ее двойники появлялись на людях.

Никаких подвижек в решении вопроса с возлюбленной не намечалось, и Адриан начал скучать. Тяжело человеку, который привык жить в бешеном ритме технологического мира, со всеми его плюсами и минусами, привыкнуть к идиллической картине раннего Средневековья. Он решил сделать свою жизнь повеселее и создать империю. Получилось это за каких-то несколько десятилетий. Империя Дератан заняла огромные территории, но так как она находилась еще в каменном веке, как выразился Адриан, ему снова стало скучно. Парень решил попутешествовать и таким образом хоть немного разнообразить свою жизнь. Ему это очень даже удалось.

Во время одной такой вылазки он познакомился с эльфами, вернее, с их князем. Тот был еще молод и любопытен, поэтому некоторое время они были друзьями. Дальше произошло несколько событий, и некоторые из них стали для Адриана фатальными. Удалось выяснить, что у длинноухого народа есть возможность вылечить Ромиру от наркотической зависимости. Притом исцеление было абсолютным, что включало даже исправление поврежденного ДНК. Вот только второе происшествие касалось отношений между Адрианом и Эллориэлем. Да, вы не ослышались! Это именно он сейчас сделал меня своим наследником. Не знаю, какая между ними пробежала кошка, но они рассорились, и довольно серьезно. Дедуля — правда, он был в то время еще молодым — наотрез оказался помогать Адриану и запретил делать это своим подданным под страхом смертной казни. Не смирившись с такой постановкой вопроса, император развязал гражданскую войну, стараясь силой заполучить нужных ему специалистов. Вот только ничего хорошего из этой затеи не получилось.

Мы ведь прекрасно понимаем, что благими намерениями устлана дорога в одном, притом очень конкретном, направлении. Вот и эта междоусобица принесла много горя обоим народам — и людям, и эльфам. Как в нее не ввязались гномы, сказать не могу. Видимо, их правитель просчитал ситуацию лучше, чем мой собеседник, и смог отказаться от навязанной чести.

Вот такой, если говорить вкратце, была история Ромиры, принцессы одной далекой звездной империи, и ее возлюбленного Адриана Раста.

Стало интересно, как он умудрился попасть в реанимационную камеру, из которой я его вытащил? Оказалось, что злоупотребление спиртным в больших количествах еще никому не добавляло здоровья и здравомыслия. Вот и нарвался на доброжелателей, которых сейчас старается вычислить. Что ни говори, а прошло уже несколько лет после того инцидента, так что все концы были спрятаны, к тому же довольно профессионально.

Хотя я и не любитель всяких мыльных опер, но захотелось помочь молодой девушке, которой нехорошие люди так поломали жизнь. Но что может сделать парень, хоть и герцог, из глухого села? Пока мы молчали, я — переваривая услышанное, а Адриан — заново его переживая, мои мысли носились в черепной коробке со страшной силой. Вывод напрашивался однозначный: если получится взять дедулю за жабры, он может изменить свое решение, и его специалисты, если таковые еще остались после нехилых военных разборок, смогут привести Ромиру в нормальное состояние.

— А если у меня получится уговорить Эллориэля изменить свое решение и помочь ее высочеству? — забросил удочку.

Адриан посмотрел на меня, как на мелкого выскочку. Вероятно, в его глазах я был позером, который решил показать, что он круче самого Императора.

— И как это сделать? — горько ухмыльнулся он. — Знал бы ты, сколько я приложил для этого сил!

— И все же? — не унимался я.

— Отдам тебе империю со всеми потрохами! — уведомил Император.

Я только скривился на его предложение. Мне и того, что привалило как герцогу, хватит за глаза. Он задумался, а потом сообщил, что, к его величайшему сожалению, вернуть на родину он меня не сможет, поскольку технология трансплантации личности в живой организм у них еще только отрабатывается. Обрадовал его, что не очень-то уже и рвусь на родину. Мне здесь намного интереснее. Вот только подтянуть бы уровень развития местного населения, а то совсем они здесь дикие. Адриан тут же пообещал помочь в данном вопросе.

Профессор от радости не знал куда деваться. Было такое чувство, что он стал похожим на кота, которому дали ведро сметаны за заслуги перед родиной.

— Может, поделитесь парочкой ящиков наручей? — подкинул еще одну идейку.

— Вряд ли, — горько усмехнулся Адриан.

Видя, что не понимаю такого ответа, Император соблаговолил пояснить.

— Это не наши разработки, Кевин. И на данном этапе развития мы не можем сделать такое. Разве только грубую копию.

Сказать, что я был ошарашен таким ответом, это не сказать ничего. Ведь, слушая рассказ Адриана, многие выводы делал по ходу повествования, но, как показал дальнейший разговор, они были неправильные.

— Кевин, можешь ли ты дать мне информацию о том, что было не так с переданным тебе комплексом? — услышал голос Адриана.

Настолько ушел в себя, что перестал реагировать на окружающих. Вот как меня зацепило!

— Профессор, можно организовать это, только без лишних подробностей? Незачем ему знать, как мы избавились от этой вирусни, — попросил виртуального наставника.

Тот буквально за несколько секунд организовал пакет и передал его моему собеседнику. После просмотра переданной ему информации Адриана малость заклинило. Быть может, он представил, что могло случиться с его любовью, если бы этот девайс был установлен на ее высочество? Сказать не могу, так как читать мысли пока не научился.

— И как же тебе удалось выжить? — только и смог выдавить он из себя.

Сделал задумчивый вид, а потом, как бы извиняясь, сказал:

— Извини, Адриан, но у каждого есть свои секреты. На данный момент поделиться этой информацией с тобой, увы, не могу.

Своей же мимикой показывал, что я не против рассказать, но есть то, на что не могу повлиять.

После того как мы обменялись информацией, Император попросил дать ему несколько дней на обдумывание оной. Потом он хотел бы еще разок переговорить со мной. Очень уж много интересного выплывало из фактов, которые ранее ему не были известны. Ничего меня не подгоняло, и я сообщил, что с радостью исполню его просьбу.

Уже собирался уходить, как вспомнился еще один нерешенный вопрос. Если помните, то Император перевел на счет моего родителя почти полмиллиарда золотых. Вот и любопытно, что это за деньги и что с ними делать. Адриан улыбнулся и порекомендовал не париться. Оказывается, что никаких денег на самом деле нет. Он с гномами проворачивал какую-то аферу, и они выдали ему беспроцентный кредит, который тут же был положен на счет моего отца, как беспроцентный депозит. Притом снять с него ничего не получится, ибо попытка проведения любой операции автоматически взаимно закрывает текущий и кредитный счета.

У меня же разгорелось любопытство. Очень захотелось выяснить подробности. А так как поход к гномам у меня запланирован, то попытка разобраться в этом, как мне кажется, обязательно представится.

Глава 19

Мое возвращение домой, да еще и в задумчивом состоянии, было в корне неправильным. Столь неестественное поведение тут же отследили три подруги и принялись активно выспрашивать на предмет, что там у вас произошло, мы тоже хотим быть в курсе. Знали бы вы, сколько сил пришлось положить для того, чтобы они оставили меня в покое! Ну нет у меня такого умения разгонять мелких демонстрантов, как у барона. И без их наездов голова пухнет. Если раньше хотелось сказать, что разговор с Адрианом дал ответы на многие вопросы, то теперь, после того, как часть информации была проанализирована, могу сказать, что вопросов стало еще больше.

День еще только перевалил за половину, и Милисента предложила показать их дом. У меня никаких планов не было, поэтому поддержал девушек, которые просто горели желанием прошвырнуться по столице. Хотя дом нашего столичного гида располагался недалеко от императорского дворца, добирались мы около часа. Это если учитывать, что минут сорок, если не больше, было потрачено на припудривание носика. Так и хотелось съязвить насчет его площади. Да за это время автомобиль покрасить можно, не то что орган площадью несколько квадратных сантиметров. Лишь врожденная тактичность намекала, что меня порвут на запчасти, если рискну посягнуть на святое.

Поездка по столице показала, что ничего сверхординарного в ней нет. Я бы даже сказал, что нахожусь в неплохом райцентре. Одно, что отличало ее от приведенного мной аналога, так это площадь, которую занимали особняки. Да еще наличие огромного количества зелени вокруг. Ладно, если уж совсем не кривить душой, то и почти идеальная чистота намекала, что я очень далеко от своей родины.

Дом Милисенты был таким нехилым особнячком в три этажа. Вокруг, как и у всех соседей, идеальная чистота. Как сообщил дворецкий, родительница девушки отбыла по приглашению герцога де Сента в Меримор. А вот это уже плохо! Ведь получается, что от моего имени могут разослать кучу приглашений, а потом встречай всех этих господ и веди себя, как культурный хозяин, хотя ты их, быть может, даже не знаешь.

Девушка показала, как они жили, похвасталась библиотекой и садом. Естественно, что подружки застряли у нее, оценивая местные наряды и украшения. Что они там рассматривали несколько часов, не знаю, так как меня попросили подождать в гостиной.

Возвращаясь домой, решили посетить кафешку, в которой продавалось исключительно сладкое. Такого количества тортов, плюшек и прочих сладостей, сколько было сконцентрировано в данном месте, я просто не припомню. Правда, назвать меня любителем посещать такие заведения тоже вряд ли будет правильным. Пока леди смаковали всю эту вкуснотищу, а я только прикидывал, сколько еще они смогут осилить, сидел и наблюдал за окружающими.

— За нами ведется скрытое наблюдение, — не к месту влез Котяра.

Вот умеет же испортить настроение! Хотя молодец он у меня. Это я просто сегодня нервный и на всех срываюсь. Тут же поступил видеосигнал от одного из Мурзиков. На картинке, которую мне транслировали, было видно солидного мужчину лет пятидесяти. Одет он был как небедный человек. Не понимаю, на основании чего мой начальник охраны сделал такие выводы? Попросил его просветить меня, темного, а то неправильно подозревать человека, не имея на то фактов.

Оказывается, данный индивидуум сопровождает нас от самого имения. Ведет себя как специалист в данном деле и в глаза не бросается. Не знаю, вдруг Адриан выслал негласную охрану? Но все же попросил Котяру проследить, куда тот направится после нашего возвращения домой.

На улице начало вечереть, и на этом наше турне по столице на сегодня завершилось. У девушек, особенно Миранды и Моли, эмоции просто плескались через край. Быть может, такие же чувства испытывал бы человек, который никогда не высовывал носа дальше райцентра, а потом попавший в центр мегаполиса. Даже рад за них, так как сам от увиденного никакого восторга не ощущал.

После ужина, естественно, что в одиночку (ведь после употребления такого количества сладкого, которое нужно еще переварить, подружки за столом показываться отказались), получил отчет Котяры о проведенном расследовании. Согласно его данным, выяснилось, что следящий за нами человек имеет прямое отношение к столичному криминалитету. Что же, этого следовало ожидать, так как эти люди не понимают слова «нет». Боюсь, что мне снова придется им убедительно проаргументировать, почему нас не стоит задевать.

— Слушай, Профессор, — решил проконсультироваться у своего наставника. — Как думаешь, они сегодня к нам полезут, или будут готовиться более основательно?

Он сделал вид, что раздумывает над поставленной задачей, а потом заявил, что гости должны появиться сегодня. Стало любопытно, на чем основано данное утверждение? Выслушал и согласился, что может так и произойти, ведь никто не знает, сколько мы пробудем в столице. Следовательно, каждый день дорог. К таким выводам пришел Проф.

Теперь стоит сделать все, чтобы они залезли именно ко мне, а не к девушкам. Еще не мешало бы подстраховаться, дабы мои амазонки не помчались на амбразуры, спасая своего герцога. Кто может остановить девчонок и не выпустить их из дома? Один из вариантов, который мне известен, — это Кейт. Вот только она, думаю, понадобится и мне, ведь на кого нарвусь в городе — непонятно. Посмотрел на Шустрика, который решил устроиться спать на моей постели, и в голове тут же возникла одна бредовая идея.

— Лапочка, — позвал одного из Мурзиков.

Мелкая тут же примчалась на мой зов.

— Для тебя на сегодняшнюю ночь будет партийное задание.

Она тут же приняла стойку, которая, как подозреваю, должна означать «всех порву».

— Тебе доверяю самое дорогое, что у меня есть, — сделал театральную паузу и продолжил: — Ты должна любыми силами остановить девчонок и не выпустить их вслед за мной.

Видя, как это пушистое чудо сморщило носик, постарался подбодрить ее.

— Насколько мне известно, только у тебя может это получиться. Ты же справишься? Не подведешь?

Мне попались клоуны, а не серьезная система «Хранитель». Вы видели, как солдат, отдавая честь, щелкает каблуками? Так вот, это чудо сделало нечто похожее. Притом двумя лапами сразу! Передней и задней. В смысле переднюю она приставила к передней и аналогично заднюю к задней. Даже коготки выпустила, дабы сопроводить сие действо звуковым эффектом. А так как руки, чтобы отдать честь, у нее нет, она заменила этот жест на свой, кошачий, если правильно ее понял. А что еще может означать хвост, стоящий трубой? Продемонстрировав эту пантомиму, мелкая тут же умотала к своим подопечным.

Поставил задачу для Кейт и Лео: пока гости будут проникать в мой дом, они должны организовать защиту девушек. Полиморфы не должны допустить ночных визитеров, куда не положено. Меня Профессор упакует в силовую броню, чтобы случайно не повредили, и пусть тащат к своему старшему. Мурзики с Котярой будут составлять почетный эскорт, естественно, невидимый для носильщиков. За ними подтягивается двуногая парочка. Моя основная задача выйти на того, кто баламутит воду в империи и так старается порулить наследниками престола.

Пока разрабатывал план действий, на улице взошла луна. Время перевалило за полночь. Сидеть, ожидая гостей, не было никакого желания, поэтому завалился спать не раздеваясь. Решил так, понимая, что возвращаться домой в ночной пижаме будет совсем не комильфо. Шустрика попросил пристроиться на свое рабочее место, на поясе, дабы предотвратить все ненужные инциденты. За старшего оставил Профессора, как самого умного среди своих подчиненных. Зря я это сделал!

Проснулся оттого, что меня упаковывали для транспортировки. Эта виртуальная зараза не соизволила даже разбудить меня. Как он сообщил, это сделано для большей достоверности происходящего. Спасибо хоть включил защиту и ничего моей жизни не угрожает. Да и Шустрик, который прицепился к моим штанам, давал чувство защищенности.

Ночных визитеров было четверо. Котяра сообщил, что один из них решил зайти к девочкам, но ультразвук определенной частоты очень хорошо отпугивает столь ретивых парней, внушая чувство страха. Для создания правдоподобности немного подергался и, естественно, меня несколько раз стукнули. Вот только делали это нарочито показательно, как бы намекая, что они пока добрые и не стоит злить людей. Сделал вид, что все понял, и перестал брыкаться.

Сколько меня несли? Вроде бы долго. Даже успел немного вздремнуть во время транспортировки. А вот то, что болели ребра — ведь как ни крути, а ехать на чужом плече совсем не сахар, — мне не очень понравилось. В остальном же люди были предельно деликатными. Можно даже говорить об их высоком профессионализме в сфере похищения и переноски особенно дорогих заложников.

Наконец Профессор сообщил, что мы приближаемся к месту нашего назначения. Такой вывод был сделан исходя из того, что ребята из транспортного отдела направились внутрь двухэтажного здания. Как показала картинка, которую продемонстрировали Мурзики, владел им явно небедный человек. Ведь согласитесь, недвижимость в столице, да еще и такая, стоит немалые деньги.

На этот раз хозяин располагался не на втором этаже, как это было в Мериморе, а в подвале. Окопался мужик довольно хорошо, ведь спускаться пришлось, исходя из косвенных данных, где-то на четыре этажа. Потом была большая и тяжелая дверь. О ее массивности говорило то, что открывалась она с надсадным скрипом давно не смазываемого механизма.

Меня аккуратно положили на пол, спасибо хоть не бросили, с них бы сталось. Потом принесшие меня ребята быстренько ретировались, и шлюзовая камера космического корабля стала на свое место. Извините, снова решил похулиганить. Просто с таким звуком в фильмах закрывались эти самые шлюзы. Послышался звук доставаемого из ножен оружия, и мне стало не по себе. Да, знаю, что Профессор заявлял о моей неприкосновенности, но вдруг в этот раз что-то пойдет не так? Знаете, обидно умирать в расцвете сил! Последовало два взмаха, от которых чуть не случился инфаркт, и моя упаковка ослабла.

— Добро пожаловать, ваша светлость!

От звука этого голоса вообще начался ступор. Почему столь неадекватная реакция? Я приготовился к тому, что здесь у меня будет встреча с наглым мужиком, которому нужно будет пояснить всю неправоту его действий. Тут же прозвучал приятный женский голос. Стало любопытно, и решил выбраться из ковра, в который меня упаковали, дабы посмотреть на столь интересную хозяйку.

Что могу сказать по поводу главного заговорщика империи… В кресле сидела немолодая женщина, лет сорока, а возможно, и больше. Извините, но устанавливать возраст, просто поглядев на представительницу прекрасного пола, — неблагодарное занятие. Как-то было дело, познакомился с двумя привлекательными девушками. По моим прикидкам, им было лет по двадцать. А потом выяснилось, что та, которая выглядит младше, является мамой старшей! С тех пор зарекся делать выводы о возрасте женщин, исходя из их внешности. Кто его знает, может, она просто неплохо сохранилась?

Так о чем это я? Ах да! Гостеприимная хозяйка была среднего роста. Одета в брючный костюм то ли спортивного, то ли военного образца. На верхней губе расположилась небольшая родинка. А может, это еще один из способов «боевой раскраски»? Волосы у нее были светло-соломенного цвета. Такая себе блондинка местного разлива. Никогда не думал, что блондинка может быть руководителем мафиозного клана. Как-то сталкивался больше с представителями альтернативной окраски. В данном случае говорю о фильмах, ибо вживую таких встреч у меня не было.

Отвечать на ее приветствие не стал, а попытался размять мышцы, которые затекли от неправильной транспортировки моего тела. Несколько раз наклонился, потянулся, присел. Потом обратился к этой, хотел сказать бандитке, но язык не поворачивается, и спросил:

— А просто пригласить на встречу не могли? Или религия не позволяет? Нет, прислали каких-то мордоворотов, чуть не переломали при переноске, и запихнули в какой-то подвал. Никакого тебе уважения к герцогам!

Последние слова просто постарался пробурчать себе под нос, но так, чтобы гостеприимная хозяйка меня услышала.

— И что, вы бы пожаловали ко мне в гости? — сделала вид, что удивилась она.

— А почему бы и нет? — не стал менять правила игры. — Мне, например, очень интересно посмотреть на человека, доведшего принца до столь плачевного состояния.

Последнюю фразу сказал наобум, ведь абсолютной уверенности, что мной заинтересовалась та самая группировка, не было. Реакция же моей собеседницы показала, что я не просто угадал, а попал на все сто процентов.

— Он был идиотом! — отрезала она.

— Примите мои искренние соболезнования, — обрадовал ее. — Я прекрасно понимаю, насколько тяжело сегодня подобрать нормальный персонал.

Эти слова говорил абсолютно искренне, поскольку не единожды сталкивался с тем, как гениальные проекты хоронила бездарность исполнителей и как бездарные начинания становились успешными благодаря усилиям специалистов.

Женщина прошептала себе под нос нечто явно нецензурное. Подозреваю, что таким образом она высказывала свое отношение к окружающим ее дилетантам.

Так как разговор у нас намечался непростой, я решил показать, что наглости, которая бывает вторым счастьем, у меня не меньше, чем у нее. Повернул еще одно из кресел в сторону моей собеседницы и уселся в него, заняв выжидательную позицию. На меня сначала посмотрели удивленно, потом немного заинтригованно. Подозреваю, что такое поведение не вписывалось в то, как себе представляла его встречающая сторона.

— Итак, уважаемая — извините, что не называю вас по имени, но вы сами не представились, — я вас внимательно слушаю. И попрошу не затягивать, так как хочу еще сегодня выспаться. У меня на день намечена важная встреча.

— Нагле-е-ец, — протянула леди. — Но мне такие нравятся.

Хотя свое имя она так и не назвала. Еще раз осмотрела меня, но уже более внимательно.

— Извините, но это уже ваши проблемы. Я же ничем помочь не могу! — не в тему обрадовал ее.

Она немного сбилась с мысли, которую только собиралась озвучить, но потом взяла себя в руки и заговорила:

— Император назначил тебя своим наследником, первым в линии наследования. А знаешь ли ты, сколько таких было до тебя?

— Ага! — односложно ответил ей.

— И тебе известно о том, что ни один из них не дожил до дня исполнения своей мечты?

— Ага! — повторил я.

— Я могу тебе помочь стать Императором, получив абсолютную власть в империи! — заговорила возвышенно мой неизвестный агитатор.

— Зачем? — спросил ее.

— Что значит — зачем? — не поняла женщина моего вопроса.

— А вы у меня спрашивали, надо ли мне то, что вы предлагаете?

Видимо, такого ответа она не ожидала. Неужели есть люди, которые считают, что самое главное в этой жизни — это влезть на вершину власти? Разве можно жить, забираясь на этот самый Олимп, забыв притом о самой жизни и ее радостях? Даже просто для примера — за какие деньги вы готовы на то, чтобы вас даже в туалет сопровождала охрана? А скольких своих друзей вы готовы пустить в расход ради того, чтобы у вас денег стало больше, чем вы имеете сегодня? Хотя и то, что уже нажито непосильным трудом, вряд ли сможете потратить за десять жизней. Я уже не говорю о тех болезнях, начиная от язвы и заканчивая инфарктами, которые сопровождают весь процесс вскармливания золотого тельца. Да, еще вопрос: а жить-то когда?

Глядя же на мою собеседницу, понял, что такие люди водятся. Даже подозреваю, что в очень большом количестве. Нет, я прекрасно понимаю, что в этом мире деньги тоже нужны для жизни. Вот только весь прикол в том, что балом правят не они, а неуемная жажда обладать ими. Другими словами, банальная жадность. Вот и глядя на данную персону, понимал, что она живет ради того, чтобы взобраться на самый верх этого курятника и закричать на весь мир, что я здесь самая главная курица. Хотя кому это будет интересно? Неужели не думает сия дамочка о том, что петух может обидеться и спустить ее ниже плинтуса — в смысле на самое дно? Видимо, звездная болезнь у нее в запущенной стадии. А жаль, на дуру не смахивает. Сколько хорошего она могла бы сделать, с ее-то возможностями.

— То есть ты отказываешься от нашего сотрудничества? — спросила она, став при этом очень похожей на кобру, готовящуюся к прыжку.

Хоть мне и не предлагали никакого сотрудничества, а просто намекнули, что они, дескать, могли бы, просто утвердительно кивнул.

— Ты понимаешь, что только что подписал себе смертный приговор? — спросила эта ведьма.

От приятной женщины, которая встретила меня, не осталось и следа. Точно Баба-яга в молодости! Приподнял бровь в удивлении, оставаясь спокойным, как удав. Мне интересно, что она сможет мне сделать? С моими-то возможностями и способностями?

Произошедшего дальше не успел даже заметить. Никогда бы не поверил, что женщина в возрасте может носиться с такой скоростью! Она подскочила ко мне, и прежде чем я успел сообразить, что происходит, ее кулак врезался в мою грудь. От болевого шока я просто вырубился.

Сознание возвращалось медленно, стараясь обойти стороной того дурака, который так подставляется профессиональным убийцам. Тело болело до того, что хотелось просто умереть. Да и Профессору дать по ушам за хвастливые заявления относительно моей неуязвимости тоже не помешает.

— Ну и как, есть еще желание лезть на амбразуры? — тут же послышался его противный менторский голос.

— И что это было? — даже мысли появлялись с трудом.

— Наглядная демонстрация того, на что можно нарваться, возомнив себя неуязвимым! — отрезал он.

— Хочешь сказать, что ты сильно преувеличил свои возможности?

Профессор просто фыркнул в ответ, заявив, что это еще один из уроков, который мне нужно было пройти, дабы кое-что уяснить.

— И что же это за столь важные вещи, из-за которых ты меня чуть не угробил? — начал злиться на него.

— А вот об этом мне расскажешь ты! — заявил Проф.

— Кстати, — вспомнил о шустрой представительнице слабого пола. — А почему не слышно нашей гостеприимной хозяйки?

Профессор фыркнул, демонстрируя свое отношение к данной персоне, а потом соблаговолил пояснить, что в бессознательном состоянии очень затруднительно шуметь. В голове начало проясняться, я постарался приподняться с кресла, на котором уже лежал. Как понимаю, от удара оно просто упало на спинку, и я соответственно последовал за ним.

Поднялся на четвереньки и постарался оглядеться. Голова кружилась и немного подташнивало. Оглянувшись по сторонам, увидел эту фурию, лежавшую в бессознательном состоянии.

— А с ней-то что случилось? — не понял такого поворота событий.

— Слабый паралитический разряд силовой брони, — ответил Проф, отмахиваясь от назойливого мальчишки.

Потом снизошел к столь невежественному аборигену и сообщил, что во время удара дамочка нарвалась на ответную реакцию системы защиты. Теперь лежит и радуется. Знаете, мне всегда казалось, что после удара электрическим током волосы должны вставать дыбом. В данном конкретном случае, к моему разочарованию, все было абсолютно не так.

Перед тем как выбираться на свободу, решил осмотреться. Что могу сказать после внимательного и вдумчивого разглядывания этого погреба? Хорошее место для проведения переговоров со сложным исходом. Звукоизоляция здесь, должен отметить, находится на высоте. Предполагаю, что если бы ее подельники были в курсе происшедшего, то попытались бы изменить данный расклад, их же не было даже слышно.

Когда подошел к двери, оказалось, что изнутри она не открывается. Вероятно, еще один из способов подстраховки. Даже если гость окажется шустрее хозяйки, мало чем это ему поможет. Все равно выход закрыт до ее распоряжения. Вот только наличие у меня неучтенного козыря стало для хозяев этого места неплохим сюрпризом. Видя, что открыть дверь у меня не получится, связался с Лео и попросил выковырять меня из этого бомбоубежища. Он только поинтересовался, нужны ли мне обитатели этого домика и его гости, или можно отпускать их на все четыре стороны.

Сразу и не въехал в подноготную вопроса. Благо, что я уже парень стреляный, поэтому решил переспросить, что он имеет в виду. Оказалось, что моя гвардия расположилась вокруг домика, ожидая ценных указаний. И теперь вопрос — то ли всех оставить в выключенном состоянии до выяснения, кто такие и что здесь делают, или разогнать их, как демонстрантов. Подумал и решил, что огласка мне не нужна, так что ложимся и ждем моего решения.

На выполнение приказа у Мурзиков ушло около десяти минут. Почему исполнением данного указания занимались именно они? Так Кейт и Лео просто не поспевали за моими электровениками.

— Кстати, Шустрик, ты там живой? — поинтересовался у сопровождающего меня мелкого.

Тот только недовольно проворчал, что ему не дали оторвать этой ведьме голову. Оказалось, что здесь тоже приложил свою руку Профессор, подозревая, что к данной личности будет еще много вопросов, на которые, после зверств Шустрика, она вряд ли сможет ответить.

Пока занимался разглядыванием своей несостоявшейся начальницы, дверь бункера открыли. Полиморфы помогли упаковать мою неудачливую собеседницу, как настоящего берсеркера. Правда, если говорить откровенно, то не помогли, а сделали все сами. Да и не царское это дело, заниматься упаковкой и транспортировкой криминальных боссов.

Глава 20

— Я давно подозревал, что в империи назревает переворот, — наконец заговорил Адриан. — Были даже подозрения, что во главе всего этого стоят представители аристократии. Но то, что узнал только что, не лезет ни в какие ворота. Семья, которую я считал опорой и поддержкой трона, решила, что ей мало власти! Такого не прощают.

О чем этот разговор? Понимая, что я не в Мериморе, где меня знает любая собака, а в столице империи, славящейся своим правосудием (спаси и сохрани от такого), принял решение известить о случившемся Императора. Поэтому не стал умничать и познакомил его величество с человеком, пожелавшим сменить династию. Как позже узнал от самого Императора, женщину, с которой пришлось пересечься в бункере, звали Алори Эйре, графиня, если кому-то это еще интересною.

Понимая, что ночью меня во дворец никто не пустит, не проходной ведь двор, написал записку и отправил с Шустриком. Пусть парень разомнется, а то сидел на привязи, пока его товарищи отрывались по полной. Единственное, о чем попросил, так это не устраивать гражданской войны. Помню их выходку с банком гномов. Как говорится, свежи воспоминания.

Разбираться с присутствующими в доме совсем не хотелось. Да и кто я такой, чтобы решать, кто прав, а кто виноват? За это люди деньги получают, вот пусть у них голова и болит. Всех, кто оказался в пределах досягаемости лап моих Мурзиков, стащили в одно помещение, связали и оставили ожидать своей очереди. Притом самой упаковкой занимались Кейт с Лео, к чему у меня не было никаких претензий. Думаю, что не мне тягаться с ними в этом. Сам же отправился в свое имение, ведь на голодный желудок воевать вредно.

К моему величайшему удовольствию, удалось скрыть происшедшее ночью от вездесущих подружек. Подозреваю, что многое пришлось бы выслушать от обделенных приключениями фурий. Вот только отдохнуть мне не дали. Не успел позавтракать, как поступило видеосообщение. Хотя правильнее было бы назвать это видеотрансляцией. На меня смотрел Адриан, хотя в реальности он взирал на Шустрика, и сообщал, что он немедленно выезжает на место происшествия. Мне велено незамедлительно прибыть туда же. Вот что значит привычка пользоваться благами технического прогресса! У него даже мозги заточены под то, чтобы, максимально используя технику, облегчать себе жизнь. Вот скажите, много ли аборигенов, с вашей точки зрения, додумались бы использовать Мурзика наподобие Скайпа? А у этого хватило соображения провернуть такое! И не пришлось отправлять посыльного для передачи срочного сообщения.

Красавицам сообщил, что меня вызывает на ковер Император, и отправился по уже известному адресу. Такого столпотворения видеть еще не приходилось. И людей, которые заполонили дом моей ночной хозяйки, объединяло одно — на всех них была абсолютно одинаковая форма. Рискну предположить, что передо мной представители какого-то военного формирования, абсолютно преданного лично его величеству.

Меня тут же провели в комнату, где находился Император с этой женщиной. Хорошо хоть он послушался Лео и не стал снимать с нее веревки, а то могла бы произойти смена власти раньше времени.

— Разреши представить тебе, Кевин, графиню Алори Эйре, — наконец-то хоть кто-то соблаговолил сообщить мне, кто же так горел желанием лишить вашего покорного слугу жизни. — Мы только решили переговорить, так что присоединяйся, быть может, сможешь что-то добавить.

Сказать, что получился разговор, не могу, потому как графиня вошла в раж и постаралась сообщить Адриану все, что думает о нем, его методах правления и этой гребаной империи. Слушал ее и диву давался. Вот зачем человеку, которому настолько не нравится его страна, лезть в ней на вершину власти? Не понимаю, хоть стреляйте меня!

Адриан взирал на все это с ледяным спокойствием. Казалось, что вопли истеричной бабенки его абсолютно не задевают. Будто бы он к подобному настолько привык, что они пролетают мимо его ушей.

— Хочу уведомить вас, графиня, — заговорил тихим спокойным голосом Император, — то, что вы накуролесили, тянет на смертную казнь.

Он замолчал, ожидая ответной реакции. Когда до Алори дошло, что ей светит, она тут же поменяла стиль поведения. То, как она начала выкручиваться, показало, что перед нами находится далеко не глупая и очень изворотливая особь. Эта ведьма со спокойной душой заложила своих подельников из высших эшелонов власти, лишь бы спасти свою шкуру. Я понимаю, что самое дорогое в этом мире — человеческая жизнь, но ее поведение вызывало во мне отвращение.

— Мне это неинтересно, — сообщил Адриан, выслушав ее исповедь.

Вот хитрый жук, не прервал ее излияния, а намотал на ус и только потом заявил, что это было сделано зря. Так я ему и поверил!

Он демонстративно позвонил в колокольчик. В комнату вошли двое солдат, и Адриан приказал им:

— Поместить в камеру смертников и не открывать ее до исполнения приговора. Ее не развязывать, чтобы ничего себе не сделала. Народ должен знать своих героев!

Хотя в его ценных указаниях были явные нестыковки, которые сразу же отметил мой мозг, остальные на них никак не среагировали. Приговоренная женщина, невероятным образом вырвавшись из рук солдат, упала на колени и заявила, что готова на все, лишь бы ей оставили жизнь. Адриан сделал вид, что задумался, а потом сообщил, что она сможет искупить свои преступления, служа родине в специальном статусе. Что это за служба и что ее ожидает, он словом не обмолвился. Графиня тут же дала свое согласие, даже не спросив об условиях.

Краем глаза отметил недобрый блеск во взгляде Адриана. Внутри появилось чувство, что смерть для нее была бы лучшим вариантом. Император попросил солдат оставить нас и заниматься своими делами. Заговорщица немного успокоилась, посчитав, что схватила удачу за хвост.

— Отправляемся в лабораторию, — сообщил глава империи.

Кивнул полиморфам, указывая на дамочку, и те тут же подхватили ее под руки.

— Без меня управитесь? — спросил, не веря, что меня это минует.

Адриан усмехнулся и обрадовал, что мое присутствие абсолютно обязательно, так как нужно исправить то, что я там наворотил. Логика подсказала, что потребуется вернуть на место родного Искина лаборатории. Думаю, от Кузи будет мало проку в том деле, что задумал Адриан. Знать бы еще, что он собирается делать с данной персоной. Не будет же он проводить ее модернизацию? Я, например, даже в живых поостерегся бы ее оставить. Такие люди будут мстить, их не остановят никакие клятвы и обещания.

Самому было лень наматывать километраж, поэтому попросил Котяру смотаться за кристаллом Искина. Он, естественно, что-то пробурчал себе под нос, но все же, прихватив мобильный телепорт, отправился в лесной домик Хранителя.

— Эт-то что было? — услышал за своей спиной сиплый голос невольной свидетельницы телепортации четырехлапого.

Женщина была в шоке. Она увидела то, чего быть не могло. Ну и что теперь? Чего так нервничать? Ну исчез Котяра из видимого пространства, и исчез.

— Что именно было? — сделал вид, будто не понял ее вопроса.

— Он исчез! — открыла графиня Америку.

— Естественно, — ошарашил ее, — работа у него такая.

Адриан не дал ей опомниться, и наша компания, конечно, с Мурзиками, отправилась в лабораторию Древних. Вот только, исходя из полученной информации, даже и не знаю теперь, правильно ли ее продолжать называть таким образом?

Кузя очень обрадовался моему появлению. Но пришлось расстроить его известием, что данный пост придется вернуть прежнему владельцу. Он тут же заявил, что настолько освоил все имеющееся здесь оборудование, что и без сопливых управится. Странно, почему мне постоянно приходится работать с хвастунами?

Адриан не стал ничего оспаривать, а сказал, что он не против, и попросил открыть доступ в секцию В4. Кузьма сник и сообщил, что даже не видит такой. Это стало основным аргументом для возврата прежнего Хранителя.

Котяра появился минут через пять. Он притащил с собой коробку с кристаллом и недовольно сообщил, что гонять по таким мелочам можно и мелких. На него никто не обратил внимания, и на этом претензии были исчерпаны.

— Сколько времени тебе нужно для замены Искина? — поинтересовался Адриан.

— Десять, максимум пятнадцать минут, — ответил, прикинув объем необходимых работ.

— Тогда действуй, а мы подождем тебя здесь, — согласился он. — Только не задерживайся, времени и так в обрез.

Процедура возврата старого Искина прошла как по маслу. И лишь после того, как вернул его на законное место, в голову пришла мысль: не начнет ли он мне пакостить? Не успела мысль уложиться в голове, как послышался ехидный голосок бывшего завхоза лаборатории:

— Ну убедились, что без меня ничего не получится?

В его голосе не было ни капли обиды, только чувство превосходства.

— А разве тебе не нужно несколько часов для включения? — вспомнилось, как ожидал старта Кузьмы.

— Ха! Нашел с кем сравнивать специалиста! — отрезал он.

— И даже не обижаешься? — тут же забросил пробную удочку.

— А я еще не решил, — заявил он, а потом спохватился и спросил: — А что случилось? В коробке-то проблема с получением информации.

— У Адриана спроси, — обрадовал этого умника. — Он объяснит.

Ответа от Искина не дождался, поэтому просто направился на то место, где ранее расстался с Адрианом. Уже почти вышел пред его ясные очи, как услышал то, что заставило меня притормозить.

— …чтобы даже не слышал, что ты так ведешь себя с ним! Дать Кевину полный доступ ко всему оборудованию! И проверь, как там наш гость.

Это Император давал ценные указания возвращенному на свое место Искину. Когда Адриан закончил, подождал еще несколько секунд, а потом появился в его поле зрения. Он ничего мне не сказал и тут же направился по хорошо известному ему маршруту.

Во время нашего передвижения Котяра сообщил, что здесь на его виртуальной карте был тупик, теперь же проход еще в один коридор. Значит, Император не блефовал во время разговора с Кузьмой, как подумал тогда. В этой лаборатории столько всего интересного спрятано, что скучать не придется.

Наконец мы подошли к одной, с виду совсем не примечательной, двери, которая самостоятельно отъехала в сторону. Помещение, в которое вошла наша группа, оказалось не очень большим и идеально белым. Такое чувство, что мы находимся в больнице, — пронеслась бредовая мысль. Полиморфы усадили нашу будущую помощницу в кресло, и Адриан попросил освободить ее от транспортной упаковки.

— А может, не стоит? — спросил, вспоминая, с какой скоростью, она может носиться.

— Не переживай, Кевин, — успокоил он меня. — Без моего ведома она не сможет даже подняться с этого кресла.

Ладно, ему виднее, — подумал тогда и не стал умничать. Все-таки он взрослый человек и должен давать отчет в своих действиях. После того как графиня устроилась в кресле, Адриан попросил моих спутников покинуть помещение и подождать нас снаружи.

Когда за моими спутниками закрылась дверь, графиня решила попытать счастья. Странно, но Император сделал вид, что не заметил ее рывка. Понимаю, что он был безуспешным, но был ведь!

— Спрашиваю еще раз и прошу отвечать четко и ясно, — заговорил, обращаясь к ней, Император.

У меня появилось чувство, что данное действо протоколируется.

— Готовы ли вы, графиня Алори Эйре, искупить содеянное, служа родине в специальном статусе?

Она повертела головой, видимо еще раз взвешивая все за и против, и дала свое согласие. После этого Адриан пригласил меня за небольшую перегородку. Она была прозрачной, и я прекрасно видел, как в голову женщины ударило множество лазерных лучей. Они были нескольких цветов и сменялись с громадной скоростью, которая продолжала увеличиваться. Графиня же сидела, как сомнамбула, не обращая ни на что внимания.

То, что произошло дальше, оставило во мне неизгладимый след. Если вы видели мультфильмы или рекламу, сделанную по принципу фломастерной анимации, поймете, о чем я говорю. Женщина начала исчезать из реального пространства. Это походило на то, как если бы ее стирали из реальности большим ластиком. Минута — и стул оказался пустым.

— А-а-а… А где она? — не сразу нашелся онемевший от увиденного герцог, то есть я.

Ничего не говоря, Адриан подошел к небольшой тумбе и указал мне на знакомый кристалл. Он один в один был похож на тот, который максимум полчаса назад положил я в коробочку. До меня дошло, что именно я только что увидел! Теперь я знаю, как создаются Искины!

Человек, только что совершивший немыслимый, с моей точки зрения, поступок, взял кристалл с новым Искином и положил его в коробочку. Забирать ее с собой не стал, а просто поместил оную на специальный стеллаж. На нем находилось уже приличное количество таких же коробочек, которые, как полагаю, не были пустыми. Вот только гложут меня теперь серьезные сомнения, что Искины являются представителями искусственного интеллекта.

Вероятно, видя мое состояние, Адриан не стал ничего говорить, доказывать или оправдываться. Да и не помогло бы это в тот момент. Подхватив меня под локоток, он направился в одну из комнат жилого отсека лаборатории. Почему называю его жилым? Так именно в нем обитали мы с девушками, когда ожидали реанимации Императора.

В комнате на столе уже стояли, ожидая нас, два бокала с какой-то жидкостью. Задаваться вопросом, откуда они взялись, не стал. Да и какая мне разница. Будем считать, что завхоз лаборатории может намного больше, чем считал ранее. Когда опустошил бокал, который полагался мне, отметил, что нервы немного стало отпускать. Профессор тоже не поленился сообщить, что в напиток включен легкий транквилизатор. Но это к лучшему, так как нервы у меня не железные и их необходимо беречь.

— Ты хотел о чем-то спросить, — напомнил Адриан.

Не спросил, а именно сообщил утвердительным текстом. Отрицать не стал, и просто озвучил то, с чем было очень тяжело смириться.

— Ты ее убил, — сообщил собеседнику, который посмотрел на меня как на маленького.

Он не стал отрицать этого или доказывать, что я не так все понял. Не стал рассказывать о том, что это сделано ради благой цели. Адриан просто кивнул и сказал:

— Да. Ты прав. Как бы ни называлась проведенная процедура, для живого организма она является именно убийством. И хотя это не похоже на плаху, и здесь нет крови и прочих сопутствующих данному действу последствий, но это именно убийство.

Пока я еще раз переваривал сказанное, он просто молчал. Потом Император продолжил:

— Хотя не все так просто. Ведь данная личность продолжает жить, вот только не в том виде, к которому она привыкла.

— А не гуманнее ли было просто казнить ее, как и остальных преступников?

Задавая этот вопрос, я и сам не верил в сказанное. Не может смерть быть гуманнее жизни. Мой собеседник не стал доказывать обратное. Он просто пояснил свой взгляд на происходящее, притом очень доходчиво.

— Давай попытаемся проанализировать данную ситуацию, — предложил Адриан. — Мог ли я оставить ее в живых после того, что она организовала? Например, во время изготовления матрицы Искина была полностью проанализирована ее жизнь, действия и причинно-следственные связи оных. И уже сейчас могу сказать, что ожидало бы тебя, пойди ты на поводу у данной особы. Поверь, тебе не понравится. О внуке, которого весьма профессионально подставили, я вообще молчу. Она не имела никаких нравственных ограничителей, так что доверить ей свою спину было бы аналогично принятию яда. Эффект был бы тот же, но менее болезненный. Да и не поняли бы меня подданные, особенно благородные, поведи я себя иначе. Следовательно, очередной заговор был бы организован на протяжении следующих несколько месяцев. И не проблема, если бы лишь меня пытались ликвидировать. Вот только в таких разборках страдает очень много ни в чем не повинных людей. Как Император, я не имею права подвергать моих подданных неоправданному риску.

Слушал его и понимал, что не во всем согласен с Императором. Но не представляю, как бы повел себя в столь щекотливой ситуации? Да, можно много говорить, как бы я поступил в тот или иной момент, вот только все это будет на уровне демагогии. Не раз сталкивался с людьми, которые били себя пяткой в грудь, доказывая, что вот они бы в этом случае поступили совершенно иначе. Когда же сталкивались с реальной проблемой, то вели себя даже хуже тех, кого до этого столь активно осуждали.

— А будет ли толк от Искина, созданного на основании столь вредной личности? — наконец решился спросить Адриана. — Не будет ли от него больше проблем, чем пользы?

Вопрос разумный, ведь если бы меня так утилизировали, то, хотя я и не злопамятный, но до такой степени склерозом не страдаю.

— Ты думаешь, что на кристалле находится копия разума человека, с которого он был создан? — поинтересовался мой собеседник.

В принципе да. Именно так я видел этот процесс. В моем представлении произошло простое копирование информации с биологического носителя на органический. Оказалось, что не все так просто. Так как была скопирована не информация, а информационная матрица. Потом на протяжении нескольких минут Адриан попытался на пальцах показать, что происходило. Могу вас обрадовать. У него не получилось пояснить мне столь глубокие материи. Быть может, такой же эффект был, попытайся профессор физики рассказать о том, что существует не три состояния материи, а порядка пятисот. Это не прикол, в Интернете можно найти много информации по данному вопросу. Вот только узнать, сколько их, и понять, что это за состояния — совсем разные вещи. Здесь было примерно то же самое.

Задавать вопрос, куда дальше он собирается пристроить данное произведение высоких технологий и человеческого интеллекта, не стал. Хотя я и любопытный парень, но вот в данном конкретном случае не хотелось даже намеков на то, как повернется будущее.

— И еще, — снова заговорил Адриан. — У графини оказался довольно сильный логический аппарат. И я считаю, что просто уничтожить его — это нанести вред империи. Он должен работать на ее благо.

Не стал спрашивать, о какой империи он говорит. О той, которая воспитала его и дала путевку в жизнь, или о той, которую он вырастил на просторах данной планеты.

Видя, что я его банально не понимаю из-за нехватки базового образования, он просто махнул рукой. Лишь сообщил, что в данный момент Искин похож на маленького ребенка, который знает очень много, но не имеет даже представления о том, что он когда-то был человеком. Всю информацию, которой владеет, считает загруженной обучающими базами данных. Когда же вырастает до зрелого состояния, ему становится все равно, кем он был когда-то давно.

Что и сказать, просто день откровений. Дольше задерживаться в лаборатории мы не стали и отправились в ту же комнату, из которой телепортировались. Представители ведомства, работающего на Императора, не найдя графини в комнате, сделали вид, что ничего сверхординарного не произошло. Есть у меня предположение, что ребята знают много тайн Адриана.

Пока решались непонятки с заговорщиками, день постепенно перевалил за половину. Бессонная ночь начала сказываться на моей реакции. Она стала настолько заторможенной, что это заметили многие. А исходя из того, что проку от меня было немного, мою компанию с вашим покорным слугой во главе погрузили в карету и отправили домой отсыпаться.

Девушек на горизонте не оказалось. Как сообщила Лапочка, они снова отправились в облюбованную вчера кафешку. Лишь бы не перестарались со сладким, подумал тогда. Не помню, как добирался в спальню, как раздевался и заваливался на боковую. Но четко помню, как отправил Мурзиков, дабы никто не посмел обидеть моих девчонок.

Глава 21

В столице провели еще несколько дней. Повлиять на это было выше моих скромных сил. Ведь основная причина нашей задержки была чуть ли не священна. Говорю о кафешке с разными вкусными плюшками, которую девушки оккупировали по полной программе. Меня поставили перед фактом, что, пока они не перепробуют всего, что есть в этом заведении, никто никуда не уедет. Быть может, у меня и получилось бы отправиться в Меримор пораньше, но решил не гнать лошадей. Ведь испортить отношения с этой троицей проще простого, а вот наладить не так-то просто.

Основную цель моей отправки в столицу герцогства могу обозначить следующим образом. Узнав о ситуации, в которой оказалась принцесса Ромира, захотел ей помочь. Притом сделать это доброе дело решил безвозмездно. От Адриана узнал, что эльфы обладают технологиями лечения тяжелого отравления наркотическими препаратами. Командует всем этим старый эльф по имени Эллориэль. Он же по совместительству приходится моим названым дедом. Или все же правильнее говорить приемным? Ладно, не о том речь. Еще князь заделался ярым противником Императора. Что там у них произошло — неизвестно, но сцепились они не по-детски.

Перед возвращением произошли еще два важных, с моей точки зрения, события. На первом месте задушевный разговор с Профессором. Очень уж стало мне любопытно, а не был ли в прошлом мой наставник человеком? Он внимательно выслушал мой вопрос, потом попросил аргументировать причины моих выкладок, а в конце заявил, что учиться мне еще и учиться. Пояснять ничего не стал, а только поведал, притом в доверительных тонах, что если мне посчастливилось увидеть какую-то варварскую технологию по производству Искинов, то это еще не значит, что все они произведены таким образом. Вот он, например, никакого отношения к этим невеждам не имеет.

Сказать, что это откровение многое прояснило, не могу. Оно просто добавило дополнительные вопросы в мой список. Итак, выходит, что Древние, или князья Эстриды, все-таки существовали? Естественно, на столь провокационный вопрос мне ответили, что все узнаю в свое время. Если доживу до него.

Ну скажите, пожалуйста, как мне воспринимать своего виртуального наставника? То он ведет себя как учитель, который следит за каждым шагом своего подопечного и раздает ценные указания. То из него невозможно вытащить лишнего байта информации, и в ответ идут одни отговорки. Если бы вы только знали, как мне хочется наконец расставить все точки над «ё».

Уже начал собираться домой, в Меримор, как моя виртуальная секретарша напомнила об еще одной запланированной, а точнее сказать, обещанной встрече. И где эти гномы взялись на мою голову? Как ни старался сделать вид, что штаб-квартиру банка Железной наковальни посетить просто забыл, но Профессор слинять не дал. С его точки зрения слово, данное князем, или в моем конкретном случае, герцогом, должно быть железным. И никакие погодные условия на него влиять не должны. Знать бы еще, где они находятся. Адреса-то сообщить мне никто не удосужился.

Хотя что это я расстроился?

— Котяра! — позвал своего главного разведчика. — У меня намечена встреча с главами клана Железной наковальни. Прикинь маршрут и время, когда это лучше сделать.

Вот какой я умный. Даже не намекнул, что понятия не имею, где они находятся. Да и не знаю, ожидают ли они встречи со мной? Не стал забивать себе голову текучкой, положившись на профессионализм исполнителей.

Одно только не продумал: как Котяра будет выяснять необходимые мне подробности? Тот же, не забивая разными глупостями свою голову, как позже узнал, сделал следующее. Вначале Мурзики нашли все филиалы нужного мне банка, потом, непонятно каким образом, определили, где находятся эти самые начальники, а под конец отправили к ним Лео с голосовым сообщением. А курировал всю эту операцию Профессор, который снова сумел отличиться.

Вначале Лео отправился в центральное отделение банка с сообщением, которое управляющий должен был передать главам клана. Но, как водится среди клерков, много возомнивших о себе, тот просто порекомендовал господину не создавать ему проблем. Выслушав этого умника, поведшего себя столь некультурно, Лео сообщил, что ответа будет ожидать ровно один час. И тут начался ужас. Система, обслуживающая данный банк, а по-простому калькулятор, при проведении каждой операции начала выдавать сообщение, что до окончания времени на ответ осталось столько-то минут. И чем меньше времени оставалось, тем большим становился аврал. Никто не мог понять, что же происходит.

Наконец исполнители на местах решили поставить в известность управляющего, которого чуть не хватил кондратий. Тут же был отправлен курьер к главам клана с сообщением о произошедшем инциденте. Вот только этот умник «забыл» сообщить, что послужило причиной такого поведения системы. Откуда знаю такие подробности? Так Мурзики у меня почти вездесущие. В смысле могут пролезть в такую дыру, что и представить страшно.

Появились три старых гнома в центральном отделении минут за десять до окончания отведенного времени. Лео в это время сидел в близлежащей кафешке и потягивал какой-то сок. Владельцам банка, или главным представителям совета директоров, или как там зовутся их должности, хватило одного взгляда, для того чтобы управляющий отделением получил по шее. Притом получил несколько раз подряд, и не слабо. После проведения экзекуции был задан только один вопрос: где находится человек, передавший сообщение? А исходя из того, что Лео фигура заметная, особенно если крутится в поле зрения охраны, которую начинает колбасить от одного его присутствия, то нашли парня довольно быстро.

— К тебе направляется делегация гномов, — ровным голосом сообщил Профессор.

У меня такое чувство, что он специально подбирает время, дабы принести максимальный вред! Вот и сейчас чуть не подавился напитком, который не успел проглотить. Я-то думал о том, как мне нужно будет идти к ним и рассказывать о своей полезности, а в реальности произошло все наоборот. Не желая разглашать информацию о нашем разговоре, тут же приказал Котяре организовать периметр вокруг кабинета, освободив его от лишних ушей. Естественно, что мелкие восприняли это еще как одну игру, чуть не устроив массовый погром в доме. Еле утихомирил разбушевавшихся Мурзиков.

Никаких переговоров в принципе не было. Пришли три старейшины клана, отвечающие за финансовые операции, и сообщили, что знают о том, кто я такой и что могу. Старики не стали даже спрашивать, хочу ли я заниматься их калькуляторами, а просто попросили назвать свою цену. И сколько с них содрать? Давайте поставим вопрос иначе. А сколько здесь зарабатывают системные администраторы? Это просто засада. Что же с них потребовать? Хотя чего это я страдаю по данному поводу? Их калькулятор, вот пусть и раскошеливаются. К тому же не так и много у них подобной техники.

Вот и озвучил коротышкам свое предложение — мол, заинтересуйте меня, пожалуйста. Ведь согласитесь, ремонтировать оргтехнику герцогу не совсем по рангу. Гномы начали торг в свойственной для данного народа манере.

— Мы готовы заплатить за ваши услуги, ваша светлость, сто золотых! — сообщил самый молодой из пришедшей троицы.

Отметил, что предо мной начинают разыгрывать спектакль, рассчитанный непонятно на кого. Или это проверка, насколько большим лопухом является специалист, к которому они так шустро бежали? Ладно, давайте сыграем по вашим правилам.

Поднялся со своего кресла и сообщил этим жмотам:

— Извините, но больше времени выделить вам не смогу. Всего хорошего.

Такого поворота событий явно не ожидали. Они даже опешили на некоторое время. Видя, что старики не собираются освобождать мой кабинет, заявил:

— У вас только один шанс для того, чтобы заинтересовать меня. Это понятно?

Переглянувшись между собой, гномы кивнули головами. Значит, банкиры предполагали, что расходы будут намного больше? Или им известно, что князья Эстриды за копейки, пусть даже из чистого золота, не работают? Что-то сильно нос задирать стал в последнее время, не получить бы по нему.

— Мы готовы предложить вам… процент от прибыли, — с трудом выдавил один из просителей.

Интересно, а не много ли предлагают? Правда, если учитывать, что их бизнес полностью завязан на эти самые калькуляторы, вроде бы и нет.

— Профессор, а там много придется поработать? — на всякий случай решил уточнить у того, кто займется починкой этих машинок.

Понятно ведь, что лично я смогу только работать на побегушках, да и то, если потребуется принести что-нибудь попить. Как же исправить столь уникальные агрегаты, понятия не имею.

— В принципе парочка мелочей, но нужно будет поковыряться ручками, — сообщил тот.

— Думаешь, у меня получится? — даже удивился его оптимистическому ответу.

— У тебя, естественно, нет, — пригвоздил Проф.

Притом слово «естественно» очень красиво выделил интонацией.

— А кто же тогда?.. — спросил и сам понял.

В лесном домике живет один тип, которого так и называют — инженер. Но дадут ли мне с собой столь дорогой груз? Не везти ведь в столицу своего специалиста? Понимаю, что прибор стоит огромных денег, так как аналогов в этом мире гномам более недоступно. И все же будет или по-моему, или никак!

— Пять! — сообщил коротышкам свой процент.

— Полтора! — тут же начал с азартом торговаться тот, который предлагал сотню золотых.

Не зря ходят легенды о скупости подземного народа! Ой не зря! Нам удалось сойтись на двух процентах, и то при условии, что проведу техосмотр работающего калькулятора. Лишь исходя из того, что тот был беспроблемным (что Профессор подтвердил), пошел на такие уступки.

— Принесете ваши железяки до захода солнца, посмотрю, что там у них с мозгами, — сообщил гномам под конец нашего разговора.

Длиннобородые тут же стали в стойку и потребовали, чтобы я делал это в банковском хранилище, где сии девайсы и находятся. Но я предложил более выгодный вариант сделки. Поведал, что очень много слышал хороших отзывов о мечах гномьей работы. У бородачей тут же начали задираться носы. Оно и понятно. Кому не нравится, когда его хвалят, да еще и заслуженно? Вот и предложил им следующий обмен: они делают мне один меч, а я ремонтирую их оргтехнику. Естественно, что они дали согласие и сообщили, что за несколько дней управятся с моим заказом. Вот только по глазам было видно, что они не понимают мою просьбу. За предложенный ими процент можно было купить меч, и не один.

— Начинайте, — предложил и развалился в кресле.

— Ну тогда мы пошли, — тут же сориентировались дедки.

— Куда пошли? — сделал непонимающий вид. — А меч ковать?

Они мне как маленькому начали на пальцах рассказывать, что для производства оружия нужны соответствующие инструменты и инвентарь. Например, наковальня, горн, клещи, молотки, а также много чего еще. Да и посматривать на меня стали уже как-то с опаской. Ведь если человек не понимает некоторые простые вещи, известные даже малому ребенку, нужно быть с ним предельно осторожным.

— Вам, значит, для работы необходимы инструменты и много чего еще, а я должен дунуть, плюнуть, и все само сделается? — наконец соблаговолил пояснить свое самодурство. — На таких условиях с вами будет работать только Иван-китаец.

Гномы тут же поинтересовались, где его можно найти. Вот же наивный народ! Пояснил им тогда в красках, что они хотят и как это делается. Хотелось бы сказать, что банкиры тут же согласились на мои условия, но этого не произошло. Им потребовался перерыв для решения такого сложного вопроса.

Не стал расстраивать пожилых людей, то есть гномов, и заверил, что могут решать его не спеша. На том и распрощались. Вероятно, мои собеседники рассчитывали, что я проведу еще некоторое время в столице. Думаю, уже завтра они будут приятно, или не очень, удивлены тем, что меня и след простыл. Есть у меня один пунктик в отношении работы. Если клиент сегодня воротит нос, несмотря на уже обговоренные условия, то завтра цена становится процентов на двадцать больше. Думаю, подземных жителей ожидает малоприятный сюрприз.

По ходу вспомнил еще об одной очень важной персоне. Для меня важной. И находилась сия личность в коробочке. Спасибо Профессору, что напомнил о Кузьме, а то так и таскал бы его с собой. Ввиду того, что сам в лесную резиденцию не собираюсь, пришлось снова воспользоваться услугами Котяры. Хоть и не хотелось расставаться с ним на несколько дней, но и Кузьму мариновать тоже желания не было. Вот и пришлось усатому снова заняться транспортировкой особо ценных грузов.

Возвращались домой тем же маршрутом, что и прибыли. Должен признать, очень удобное средство передвижения эти телепорты. На все манипуляции и перемещения в пространстве ушло около часа.

Чуть не забыл! Решил выяснить, каким гаджетом для перемещения пользуется Адриан. Если помните, у меня водятся транспортные кольца с неизменным местом отправки или возврата. У него же, как понял, место доставки может меняться динамически. А как иначе понять, что он запросто смог вернуться в комнату, расположенную в доме графини? Не использовал же он ее, действительно, как место постоянного прибытия? Или я неправ?

Оказалось, очень даже прав. Вот только поможет мне это мало. Такая игрушка была очень дорогой в изготовлении и стоила столько, что даже у него была всего лишь одна. Так что нам остается мотаться по старинке. Жаль! А я уже начал прикидывать, насколько станет мне легче, если у меня тоже будет такой перстенек.

Наше возвращение совпало еще с одним довольно приятным событием. По крайней мере, для одной из девушек. Наконец-то прибыла ее мама. Я говорю о своей несостоявшейся убийце, Милисенте. Мне мельком представили жену покойного маркиза, и представители прекрасной половины человечества умотали в неизвестном направлении. Хотя, если честно, направление очень даже известное, но я туда не пойду. Они там собрались поговорить о своем, о женском. Боюсь, что моя нервная система такого не выдержит.

К моему величайшему сожалению, эльфийского дедулю застать в Мериморе не вышло. Он наматывал километры по своим, княжеским, делам. Что удалось выяснить достоверно, так это дату его следующего появления в столице герцогства. В моем распоряжении была целая неделя, которую мог использовать для себя любимого. Дадут ли мне побездельничать в свое удовольствие — это уже другой вопрос. Но могу же хотя бы помечтать об этом?

Как можно было догадаться, прохлаждаться мне не дали. Такое впечатление, что у Профессора снесло крышу. Он гонял меня как смертника. К моему величайшему изумлению, основной упор делался не на получение информации и разработку мозгов, а на отработку силовых упражнений. У меня, похоже, развивается паранойя. Начинаю подозревать, что виртуальный наставник знает нечто, заставляющее его поступать именно так.

Перед возвращением дедушки эльфа произошло еще одно довольно любопытное, с моей точки зрения, событие. Ко мне на аудиенцию со страшной силой набивались старейшины гномов. Нет, не банковских, а тех, которым предлагал поучаствовать в производстве распиловочного станка. Как сообщила Лисандра, сестра Ленса, они уже несколько дней ходят в приемную как на работу.

И что же должно было произойти такого, чтобы эти низкорослые консерваторы засуетились? Неужели моя затея, которой сейчас занимались мой учитель Марр вместе с гномом, начала приносить дивиденды? Не имея информации о том, что у них происходит, решил не пороть горячку. Тянуть же время я могу как угодно долго. Да у меня на родине это национальный вид спорта!

Действительно, подгорные жители обрадовали меня своим согласием поучаствовать в моих начинаниях. Как я им за это благодарен! Если кто не понял, это я таким образом ерничаю. Пришлось сделать многозначительный вид и пообещать подумать над их предложением.

Больше ничего интересного за следующие несколько дней не произошло. По этой причине приезд князя эльфов воспринял как подарок небес. Мне очень не терпелось договориться о лечении принцессы. Хотелось доказать Адриану, что есть вещи, которые недоступны ему, но с которыми могу справиться я. Откуда такое ребяческое отношение? Даже не знаю. Но очень уж хотелось утереть ему нос. А может, было желание доказать, что и в моем мире не лаптем щи хлебают? Вот только если быть до конца откровенным, то ответа в данном случае я не имею.

Не успел князь Великого леса переступить порог моей резиденции, как тут же ему заявил, что мы должны серьезно поговорить. А чего это он так уставился? Такое ощущение, что от меня ожидается очередная пакость. Да и глаз у него начал дергаться. Неспроста все это.

Непонятно с какого перепуга за нами увязался Учитель. Я, конечно, понимаю, что они братья и переживают друг за друга, вот только разговор у нас намечается, если правильно понял Адриана, абсолютно противопоказанный посторонним ушам. Поэтому, стараясь быть образцом тактичности и предупредительности, отшил длинноухого наставника — естественно, под благовидным предлогом.

Когда мы остались вдвоем (не считать же за помеху Мурзиков, которые решили устроить гонки по кабинету), наконец решился задать волнующий меня вопрос. Набрал воздуха в грудь… и не смог выговорить ни слова. Эллориэль следил за мелкими таким взглядом, как будто бы перед ним бегали бешеные волки. С чего это столь неадекватные эмоции? Вспомнив, где он мотался и с кем общался, решил потом выяснить, что же такого нарассказывали ему пантеры? Дабы не затягивать наши переговоры, дал команду Мурзикам заняться полезным делом. Хочу знать, кто готовит следующее покушение. Так что, оставив Шустрика на подхвате, остальных отправил в разведку. В разведку пошли всего пятеро котят, так как Лапочка умотала, как полагаю, к Миранде.

Когда в кабинете остались только я и Эллориэль, он немного успокоился. Видать, настращали его дикие пантеры. Нужно будет выяснить и опровергнуть их доводы. Или лучше накрутить еще сильнее?

— И чем на этот раз ты решил меня обрадовать? — первым заговорил дедуля.

Вот, что ни говори, а эльфы более любопытные создания, чем я. Знает ведь, что молчать не буду, но все равно старается выяснить побыстрее.

— Очень хочу помочь одной девушке, — начал я рассказывать слезливую историю. — Какие-то ублюдки силой угостили ее той дрянью, которой сегодня балуется молодежь. Хотя нет, это была не дрянь, а кое-что похуже. Теперь она почти покойник. Никакие лекари ничего сделать не могут. Да и позор для принцессы и ее родителей — вещь серьезная.

Решил, что на каких бы ножах ни находились Адриан с дедулей, но врать — это последнее дело. Да и хитрить здесь тоже не стоит. Ведь когда правда выплывет — а она выплывет, — тяжело будет восстановить свое доброе имя. Докажи потом, что ты не собирался юлить и обманывать, пусть и в благородных целях. Нет, доброе имя — или, если угодно, хорошая репутация — это то, что зарабатывается тяжелым трудом на протяжении многих лет. Угробить же его — раз плюнуть.

— Она — невеста Адриана, — завершил описание проблемы.

И после этих слов моего собеседника просто подменили. Он, не стесняясь в выражениях, рассказал, где видит и Адриана, и принцессу, и меня, решившего помочь этому нехорошему человеку. Вот любопытно, что же нужно было сделать, чтобы эльф через столько лет так эмоционально реагировал на происшедшее давным-давно? Естественно, мне ничего о том, что произошло между этими двумя, не сказали. Одно же пообещали со стопроцентной гарантией, что только через труп дедули Император получит помощь от народа долгоживущих.

Понятно, эмоции здесь не помогут. Да и логика тоже должна быть такая, что припрет дедулю к стенке. Или просто рассказать ему о бонусах, которые можно будет получить в случае положительного исхода? Где наша не пропадала!

Конечно, рассказал я далеко не все. Здесь выдавал информацию по принципу меньше знаешь — лучше спишь. Сделал упор на том, что в случае успеха Адриан с невестой покинут нашу планету, как надеюсь — навсегда. Также обрадовал своего родственника известием, что официальным наследником Императора является его внук. Вот только не видать мне трона, как своих ушей, ибо добровольно его освобождать никто не собирается.

И вот эти два аргумента сделали свое дело. Немного попыхтев, поскрипев и поведав о том, насколько я плохой внук, Эллориэль согласился оказать запрашиваемую помощь. Было поставлено только одно условие: он не желал видеть Императора ни под каким предлогом!

Глава 22

После того как было получено благословение деда на проведение лечения, все и завертелось. Никогда бы не подумал, что для проведения столь простой процедуры, каковой в моем понимании является лечение принцессы, нужно будет задействовать столько людей. Вот здесь и начались проблемы. Если помните, эльфы в моем герцогстве недавно и еще не успели обзавестись нормальной базой. И встречать высокопоставленных гостей с иных планет они еще не готовы. На подготовку же места для проведения мероприятий такого ранга им нужно совсем чуть-чуть времени — лет двести.

Думаю, вы согласитесь, что ожидать двести лет — это не для меня. Если чем-то и загорелся, то стоит делать это в максимально короткие сроки, а то мало ли что может случиться в мире.

Давайте озвучу проблемы, которые нам предстояло решить. Первая состояла в том, что необходимо собрать в одном месте медицинских специалистов лесного народа. Но у них есть одно качество, которое делает их практически неуловимыми. Даже не представляю, как, имея такой график работы, можно добираться до пациентов? Они постоянно наматывают километры в поисках уникальных, или редких, или очень нужных травок, грибов и прочего. И когда только занимаются своими непосредственными обязанностями? Нам нужно собрать светил научной мысли в одном месте, чтобы они провели полную проверку состояния принцессы и определили, что с ней делать. Уж очень не хотелось князю опростоволоситься, особенно в области, в которой, как считалось, эльфам нет равных.

Ко второй проблеме стоит отнести отсутствие места для стационарного лечения больной. Понятно, что у длинноухих пациентов такие проблемы отсутствуют напрочь, ибо они привычны к постоянному пребыванию на лоне природы. А как отреагирует ее высочество, если ей предложат переспать на охапке прошлогодних листьев под раскидистым дубом, не знаю. Хотя подозрения есть, и не только у меня. Поэтому данный вопрос тоже будем считать очень важным.

Третья проблема относится к разряду наличия лекарственных препаратов, необходимых для успешного проведения данного процесса. Вот как завернул! Меня могут даже принять за специалиста в данной области. Исходя из того, что пока непонятно, чем нужно будет лечить больную, вопрос остается открытым.

Еще по ходу возникало множество мелких проблем, которые тоже приходилось решать. Например, вопрос охраны ее высочества, а точнее, присмотра за ней, так как ее поведение говорило, что ожидать можно чего угодно. Как сохранить информацию о ней в тайне? Нам совсем не нужно, дабы на всех перекрестках говорили о том, что герцогство занялось лечением инопланетных подданных. Не создаст нам это хорошей репутации. Да и кто знает, какие мысли могут возникнуть в головах, не обремененных интеллектом или ослепленных жаждой наживы?

На розыски эскулапов князь отправил эльфов из своей охраны. Как выяснилось, им на сбор «медиков» было выделено три недели. Притом собраться они будут должны в лесу возле моего замка. Почему там, а не в Мериморе — думаю, понятно даже тому, кто только предполагает, как появляются и распространяются слухи.

Третий вопрос не важен, пока нет правильного и четкого диагноза. Нет надобности свозить в одно место все лекарства. Мы же не аптеку открывать собираемся. Хотя это тоже нужная вещь, особенно в городе. Тут же подкинул идею дедуле. Пусть подумает над моим предложением. Сомневаюсь, что в городе есть хотя бы одна эльфийская аптека. Он же порекомендовал мне сконцентрироваться на решении первоочередной проблемы, а уже потом говорить о разных мелочах. Например, поведал он, нет поставок эльфийского вина к герцогскому столу, и ничего, никто не умер. Так-с, а это намек, или как понимать сказанное?

Над размещением стационара пришлось поломать голову. Меримор отпадает — слишком много любопытных, да и предсказать реакцию узнавших о лечении спрогнозировать тяжело. Лес тоже отбросили, по уже озвученным выше причинам. Мой родовой замок? Тоже та еще территория. Там на порядок тяжелее будет спрятаться, ведь все у всех на виду. Тащить эльфов в лабораторию считаю неправильным. Нечего им делать в секретных местах. Да, я помню о том, что там побывала Моли, но она была одна, и за ней удалось проследить. Она и клятву мне принесла о сохранении секретов фирмы. Врачей, или как они у эльфов называются, сколько будет? Вот и я не знаю. Значит, и этот вариант отпадает. Да в какую же глушь вас отправить, подумал в сердцах, и вспомнил о небольшом домике Хранителя, расположенном в лесной чаще.

Не прошло и трех суток, как решение найдено, но как отреагирует Кузьма, если из его замка сделают больницу? Придется ехать и разбираться на месте. Надеюсь, он уже пришел в себя после того, как его «понизили» в должности?

Итак, князь занимается своей частью вопросов, а я своей. Уже думал, что повезло, и за мной не увяжутся девчонки, но прогадал. Как говорится, не повезло. Может мне хоть кто-нибудь ответить на простой вопрос: как они могут быть в курсе всего происходящего вокруг? Кто им сказал о том, что я снова буду путешествовать? Естественно, что ответа на данный вопрос мне не дали, а лишь загадочно улыбнулись.

Осталось только сообщить барону фон Брегу о нашем очередном отсутствии, и в путь. Надеюсь, в этот раз не будет ничего выходящего за рамки нормальной прогулки в лесу с переговорами, которые будут проведены с адекватными разумными существами.

Перед тем как отправляться в лесную резиденцию Хранителя, попросил Профессора предупредить хозяев о нашем скором прибытии. Да и Нэю не мешало бы иметь под рукой. Мне просто страшно представить, что смогут натворить девчонки, пока наша виртуальная компания будет отсутствовать в реальной жизни. Куда они смогут добраться и что натворить — науке еще неизвестно. Да и к лучшему это.

В замок Кузьмы мы отправились после завтрака. Времени было предостаточно, и никто в шею не гнал. Пока дедушка Эл соберет своих специалистов, пройдет не один день и не два. Следовательно, завтрак на скорость выполнения запланированного излечения не повлияет.

Когда наша компания в полном составе появилась возле цели нашей телепортации, в голове послышался строгий окрик:

— Стой! Кто идет?

Даже присел от неожиданности, а эта патлатая нечисть, имею в виду Искина, косящего под домовенка Кузю, только захихикал. Тоже мне шутник нашелся. Так и инфаркт заработать можно.

— Это ты решил поприкалываться? — спросил его. — Или жестоко отомстить за несбывшиеся мечты?

— Ну-у, — неопределенно протянул тот.

— Тогда радуйся. На этом твоя спокойная жизнь закончилась.

После такого обещания он начал нервничать. Надо же, хоть и искусственный, а проблемы чует не хуже человека.

— А что случилось? — наконец решил он поинтересоваться столь интересным заявлением.

Конечно, Профессор, когда сообщал о нашем визите, и словом не обмолвился о его причинах. Пришлось немного поиграть в секретность, и, пока не сдал подружек под присмотр Нэи и парочки полиморфов, молчал как рыба. После этого разместился под большим раскидистым деревом, растущим возле поляны, на которой расположился замок, и отправился на виртуальное совещание.

Меня уже с нетерпением ждали. Их, как всегда, было трое: Профессор, Кузьма и инженер. Впрочем, нет. Четверо. Тут же находился и Шустрик, на которого раньше не обратил внимания. Я подошел к своему креслу и удобно расположился в нем. Мурзик тут же занял коленки и начал делать вид, что спит, вот только уши у спящих не работают, как локаторы. Дал ему щелбан по правому уху, и он начал маскироваться еще лучше.

Думал, что решить все назревшие вопросы можно будет быстро, но снова оказался неправ. Кузьма со своим напарником потребовали, чтобы им рассказали обо всем, что произошло со мной, в мельчайших подробностях. Предложил скинуть им данные через Профессора, но они уперлись, заявив, что второй раз на такое не пойдут. Им хватило и прошлого раза, дабы понять, какой из Профа рассказчик. Делать нечего, пришлось рассказывать.

И это даже к лучшему. Мне удалось таким образом представить происшедшее, что Кузьма тут же заявил о своем желании принять участие в лечении принцессы. Когда же пояснил, что будет требоваться от него, он только скривился, заявив, что с эльфами у него дружить не получалось, но он приложит все свои силы, чтобы это исправить.

Итак, второй вопрос тоже решен. Хотя, наверное, еще нет. То, что Искин замка дал добро на размещение пациентки, только начало. Нужно еще организовать палату, подумать о питании, прогулках, охране и еще куче прочих мелочей. На всю эту дребедень у нас ушло несколько часов. Потом, когда уже было обмозговано все, что только могло прийти в голову, решили передохнуть и, на всякий случай, спросить барышень, что необходимо еще, с их точки зрения. Сначала рассказал о наших планах и решениях, а потом попросил озвучить, что мы пропустили в силу принадлежности к иной расе. А как можно назвать разумных, которые совсем ничего не понимают в потребностях представителя иного пола? Как минимум, что они с разных планет.

Список того, что будет нужно ее высочеству, стал достигать таких размеров, что я решил ретироваться и взвалить сей неподъемный груз на плечи Кузьмы. Он здесь начальник, вот пусть у него голова и болит. Меня же не стоит насиловать тем, что шторы в комнате не соответствуют простыне, которая подбиралась под тапочки, следовательно, нужно принести еще один стул. Примерно так это звучало в моей больной голове. Почему больной? А вы пробовали переварить такое на здоровую голову? И какой она становилась после этого?

До конца дня список стал довольно неслабых размеров. Думал, что у меня фантазия буйная — каюсь, был неправ. Она у меня убогая и зашоренная на фоне представительниц слабого пола. Забирая девчонок домой, в Меримор, посоветовал Кузьме проанализировать необходимость того, что здесь насоветовали девушки, и лишнее вычеркнуть. А то никаких ресурсов не хватит на все их плюшки-бантики. Он очень удивился такой постановке вопроса, но я пояснил, что спорить с женщинами бесполезно, можно получить по полной программе, а вот сделать по-своему, учитывая их пожелания, будет самым правильным в такой ситуации.

Какое-то время пришлось ожидать, пока гонцы Эллориэля собрали светил эльфийской медицины. Таковых оказалось не так и много, как думал вначале. Всего-то пять человек, если такой термин расчета количества можно применить к народу перворожденных. При одном взгляде на них понимаешь, что они прожили долгую и насыщенную жизнь. Один только затесался в эту компанию непонятно каким образом. Он был молодым. Непозволительно молодым для лекаря! Или ему удается хорошо маскировать свой настоящий возраст? Исходя из отношения к нему остальных светил лекарского искусства, можно предположить, что все не так просто.

Наше знакомство началось с того, что дедуля представил меня высокообразованной компании. Странно, но о том, что я его наследник, он не обмолвился ни словом. Ладно, ему виднее, что стоит говорить своим подданным, а о чем лучше промолчать. Доверюсь ему в данном вопросе. Тем более что в нем я полный ноль. На меня посмотрели как на жабу, которую не хочется, а придется препарировать, и тут же забыли. А вот когда князь заявил, что курировать их работу буду я, такое началось! Хотя это я немножко переборщил. Ничего не началось. Просто трое из этой компании развернулись и, не прощаясь, ушли. Как по мне, это просто свинство. Но кто его знает, в каком статусе находятся покинувшие нас «медики».

Те двое, что остались, на первый взгляд казались полными противоположностями. Один был старый, даже древний, если данное определение можно отнести к представителю народа, который практически не стареет. Что бросалось в глаза, когда смотрел на него, — это белые волосы. Даже не белые, а почти бесцветные, что на фоне причесок виденных мной эльфов казалось ненормальным. Второй был молодым парнем, на которого обратил внимание ранее. Если присмотреться более внимательно к этим двоим, становилось понятно, что они в какой-то мере родственники. Даже проскальзывала мысль, что второй — это первый в молодости.

Когда высоко задравшая нос троица скрылась из виду, старик-лекарь заговорил, обращаясь к своему князю:

— И зачем было снова унижать высокомудрых лекарей народа перворожденных? Тебе нечем больше заняться, Эл?

Тот лишь усмехнулся и промолчал.

— Ладно, рассказывай, куда тебя снова приспичило вляпаться, — не дождавшись ответа, продолжал старик.

Набрав в грудь воздуха, то ли для солидности, то ли решив поприкалываться, князь Великого леса заговорил торжественным голосом.

— Имею честь представить вам, — потом хмыкнул и поправился, — представить тебе и твоему внуку, Гэлдралиэн, моего наследника, герцога Кевина де Сента.

Теперь уже на Эллориэля начали посматривать как на больного. Видать, не в почете у длинноухого народа те, кто делает своими наследниками людей. Старик только собрался что-то сказать своему князю, как тот добавил еще одну фразу:

— Князя Эстриды!

Происшедшего дальше понять и объяснить не могу. Дедка и его внука чуть не переломило пополам, настолько быстро они поклонились моей светлости. Не уверен, но сдается мне, что проделали они это быстрее, чем их мозги осознали смысл сказанного Эллориэлем. Теперь на меня смотрели с таким уважением, что стало даже неудобно от того количества верноподданнических, или каких там еще, чувств.

— Мы можем получить подтверждение только что сказанным словам? — неуверенно, можно даже сказать робко, спросил старый лекарь.

Интересно, а что будет считаться за доказательство данного утверждения? Не рубашку же на себе рвать? Да и если бить кулаком в грудь, тоже мало чего докажешь.

— Кевин, — обратился ко мне дедуля, — покажи свой кинжал.

Да пожалуйста, мне не жалко. Достал его из ножен и протянул в сторону просителей. Те даже немного отступили от человека, не умеющего управляться с колюще-режущим инвентарем.

— Эх, молодежь… — вклинился Профессор.

Очень уж данная реплика напоминала таковую одного мультяшного героя.

— Не дергайся. Сейчас проведу демонстрацию, — завершил он.

Зная, что от виртуального наставника можно ожидать чего угодно, даже не удивился, когда моя рука, держащая меч, на бешеной скорости крутанула его. Уже смирился с тем, что он может управлять моим телом, как ему хочется. Произошедшего же дальше не ожидал. В смазанном круге, который виделся на месте вращающегося оружия, сверкнуло несколько молний, а потом показалось пламя, которое повторяло движения меча. Чуть сам не открыл рот от неожиданности. А уж как удивились эльфы, видевшие данное представление, могу только вообразить.

Как успел заметить, даже дедушка Эл чуть не отбил своей челюстью ноги. Хоть он и постарался взять себя в руки, притом очень быстро, я заметил его секундное замешательство. Полагаю, что он до самого конца не верил в то, что я ему сказал. Думал, что ему вешают лапшу на уши? Или у эльфов на них вешают лианы?

После этого мне представили деда с внуком. Еще раз напомню, что старшего из этой пары звали Гэлдралиэн. Он был одним из самых профессиональных лекарей народа эльфов. Его внука звали Гебральен, и, как думаю, вы уже догадались, он пристроился учеником к своему деду. Можно сказать, что парень был сиротой, ведь его родители погибли в последней войне. Так что можете меня поздравить с тем, что умудрился стать главврачом наркодиспансера.

Долго затягивать не стали, и я, забрав выделенную мне парочку, отправился в свою лесную резиденцию. Да, как-то незаметно начал считать ее своей, невзирая на то, что там заправляли совсем другие. К моему величайшему удивлению, девчонки переправляться со мной не захотели. Не видят они смысла мотаться туда, а потом сюда. Неинтересно им. А мне интересно? Не все в этой жизни делаешь, что тебе нравится. Есть вещи, которые приходится делать через не хочу. Вот только девчонкам эта истина на данный момент до лампочки.

Зашли в мою комнату, откуда в сопровождении котов и Лео отправились в лесной санаторий. Знаете, уже так привык, что меня везде сопровождают Мурзики, что даже не представляю, как жил без них раньше. Сама телепортация эльфов не удивила. Они отнеслись к ней как к само собой разумеющемуся. А вот когда на выходе нас встретила Нэя, произошло нечто непонятное. У Гэлдралиэна глаза полезли на лоб. Он не сказал ни одного слова, не сделал лишнего жеста, чтобы показать, что он узнал нашу радушную хозяйку, но его выпученные глазки я заметил. Нэя же, в свою очередь, тоже была очень удивлена появлением данного типа на замковой территории. Правда, тоже никак не отреагировала. Например, не спросила, как дела, или нечто похожее. Но я ведь увидел, что они узнали друг друга. И кажется мне, что они больше чем знакомые. Так, еще одной загадкой больше. И когда они закончатся?

Некоторое время заняло размещение лекарского персонала в новооткрытой больнице. Вот уж мне любители природы! Воздух им не нравится в помещении! Они лучше на улице устроятся! Хотя какая мне разница, где они будут жить? Да пусть хоть на топчане возле крылечка обитают, лишь бы вылечили принцессу.

Когда с размещением было покончено, пришло время рассказать эльфам, чего от них ждут. Первым делом потребовал от длинноухих дать клятву о неразглашении услышанной, увиденной или иным образом полученной здесь информации, как о пациентке, так и обо всем остальном. Не нужно мне, чтобы через несколько дней начали ходить легенды об этом месте. Отбивайся потом от любителей поковыряться в чужом имуществе.

Когда и с этим разобрались, спросил старика, есть ли у него вопросы. Их оказалось всего два: где сейчас больная и что с ней? И как ему пояснить, что она находится в лечебной капсуле в состоянии стазиса? Вот вы бы смогли перевести для жителей девятнадцатого века данную мысль понятным для них языком? Меня немного переклинило. Как же это вообще можно разъяснить на пальцах? Почему задался данным вопросом? Так не поняли они, ни что это за капсула, ни что такое стазис. Я им даже пример приводил на жабах, которые вмерзают в лед, а когда теплеет — размораживаются и отправляются по своим жабьим делам. Так младшенький начал доказывать, что с людьми данный фокус не пройдет. Махнул рукой и попросил принять к сведению, что пациентка поступит позже.

На второй вопрос, что с ней случилось, обрисовал в общих словах ситуацию с наркотиками. Тут же посыпался град новых вопросов. Например, им было интересно, что за гадость ей дали, из чего она производится, как влияет на человека, какие имеет симптомы, насколько быстро развивается, и так далее, и тому подобное. Как только понял, что грузить вопросами меня будут без жалости, тут же позвал Кузьму, представил его как специалиста по данному вопросу и взвалил этот груз на его плечи. Дал добро на подключение к консилиуму Искина центра обработки данных и потихоньку слинял. Выслушивать узкоспециализированную ерунду, от которой мозги вскипают через три с половиной минуты, совсем не хочу. Да и какая мне разница, наркотики больше повлияли на гипоталамус или дезоксирибонуклеиновую кислоту? Может, я и утрирую, но совсем чуть-чуть.

Несколько раз наведывался в комнату, где велась полемика по поводу того, как нужно лечить принцессу. Один раз даже нарвался на такую картину: Гэлдралиэн отчитывал Умника (Искина исследовательского центра) как нашкодившего студента. Он на пальцах рассказывал ему, что так лечить данное заболевание может только полнейшая бестолочь. Тот же в ответ пытался доказать, что его решения научно обоснованы. Это была жесть. В моем понимании этот Искин должен был знать намного больше деда из забитого леса. Но в реальности оказалось все не так просто. Кузьма же, под конец данного консилиума, вообще старался делать вид, что его здесь нет и вообще он умный, потому что молчит.

Общались они несколько часов, и мне уже надоело выслушивать их пререкания и варианты лечения. Поэтому, заглянув в очередной раз, рискнул спросить: а нужен ли им вообще пациент? Или им просто интересно пообщаться? Меня тут же отправили за принцессой с рекомендацией не лезть под горячую руку.

А мне как татарам, что наступать — бежать, что отступать — тоже бежать. Поэтому, прихватив своих помощников, отправился вынимать принцессу из регенерационной камеры. Попадет ей еще от медицинских светил этого мира. Бедная она будет!

Глава 23

Когда наша компания заявилась в лабораторию Древних (называю ее так по привычке), местный Хранитель только пробурчал нечто, что должно было сойти за приветствие, и спросил:

— А на этот раз что тебе нужно?

Некультурный он все-таки. И я был бы таким же, если бы со мной поступили столь некорректно. Наверное, его можно понять. Ничего доказывать не стал, просто сообщил о причине своего визита. Выслушав, он настолько удивился, что даже присвистнул. Такого за Искинами еще не наблюдалось.

— Неужели уломал эльфов? — спросил он. — Даже Адриану этого не удалось. Как у тебя получилось их обмануть?

Наивный! Неужели для достижения таких целей необходимо лгать? У него что, программа бракованная? Или он даже не допускает варианта, что со всеми можно договориться?

— А зачем обманывать, если можно сказать правду? — сделал удивленный вид. — Или вы со своим хозяином забыли о том, насколько много можно сделать, говоря правду?

— И что же ты ему сказал? — услышал ехидный голосок местного завхоза.

— Правду, — снова повторил как маленькому.

— Я понял, что правду. Мне интересно какую? — допытывался Искин.

— Пообещал, что Адриан исчезнет с планеты, как только вылечат его невесту.

— Ага. Невесту, — тихонько, буквально на грани слышимости, пробурчал Искин.

Так, и что это значит? Снова меня пытаются использовать втемную? И кто тогда говорит правду? Адриан или Искин?

— Ладно, приводи Ромиру в транспортабельное состояние. Нас ждут специалисты эльфийского разлива.

Ничего говорить он больше не стал, а занялся выводом принцессы из состояния стазиса. Когда мы добрались до медицинского блока, парочка дроидов, которую мы в свое время не добили, вовсю шаманила возле медицинской капсулы. Пришлось некоторое время подождать, пока наконец створка этого высокотехнологичного гроба начала открываться.

— Поговори с ней, перед тем как она встретится с Адрианом, — с помощью ментальной связи попросил Искин лаборатории. — Она должна знать обо всем, что здесь произошло.

Интересное заявление. Неужели снова начинаются какие-то тайные игры? Отвечать не стал, а просто кивнул головой в знак согласия. Буквально одна эта фраза подняла в голове такую тучу вопросов, что даже и не знаю, с какого начинать.

Наконец принцесса начала подавать признаки жизни. И если Адриан, которого реанимировали, очнулся рывком, то она приходила в себя, как после большого бодуна. Было видно, насколько ей плохо. На лице отражались мучительные попытки взять себя в руки, а потом будто бы кто-то клацнул переключателем, и она «поплыла». Мне стало очень жаль ее. Молодая, красивая девушка, а в такое вляпалась.

— О красавчик, — неожиданно услышал ее голос.

Вероятно, именно такой голос сравнивают со звучанием колокольчика. Он был мелодичным и приятным. Так, Кевин, тормозни! Тебе еще осталось влюбиться для полного счастья. Взял себя в руки и, поклонившись принцессе, сказал:

— Рад приветствовать ваше высочество.

Подозреваю, что нужно было сказать еще что-то, вот только ничего умного в голову не приходило. О таком состоянии один мой знакомый как-то сказал, что в голове у него настолько чисто, что нет ни одной мысли. У меня сейчас было то же самое.

— Кхм, кхм, — напомнил о себе Профессор, и наваждение пропало.

В ответ на мое расшаркивание услышал только, как ее высочество захихикала как девчонка-подросток. Если видели, бывает у них такое — покажешь им пальчик, и они начинают заливаться от смеха. Пояснить, что такого смешного увидели, не могут, но от смеха просто умирают. Примерно подобным образом вела себя принцесса. Так и хотелось спросить, чем таким смешным ее сегодня накормили. Но так как я серьезный молодой человек, пришлось подавить в себе эти разгильдяйские порывы.

— Какие лапочки! — вдруг воскликнула Ромира, глядя на моих Мурзиков и хлопая в ладоши.

Пригласил ее высочество следовать за мной, но в ответ снова послышалось все то же хихиканье. Поняв, что ничего таким образом добиться у меня не получится, скомандовал Лео брать девушку в охапку и нести за мной. Понимаю, что она представитель голубых кровей и все такое, но сейчас она пациент в моей клинике, и я здесь буду решать, как правильно обращаться с больными. Приняв такое решение, немного успокоился, ведь у меня появились оправдания для нарушения межзвездного этикета.

Хранитель лаборатории вообще никак не отреагировал на мое самоуправство, и мы оставили его в гордом одиночестве, отправившись в лесной домик. Когда мы прибыли на место, нас уже ожидала делегация встречающих. К моему величайшему удивлению, среди них оказались и Миранда с подругами. Я их в контрразведку отправлю, хоть какая-то польза родине будет. Ну вот как они, скажите на милость, узнали, что самое интересное будет происходить здесь и сейчас? Так и в чудеса начнешь верить на ровном месте.

Хотел передать принцессу в надежные руки лекарей, но те, видя, как приходится транспортировать больную, просто указали, где нужно уложить нашу наркоманку. Ромира же в это время начала проявлять повышенную активность. Такое впечатление, что ей вставили новую батарейку и девушке просто необходимо чем-то занять себя любимую.

Решил, что вот он, момент, когда смогу посмотреть на работу профессионалов, но старый эльф просто погнал нас в шею. Это было похоже на то, как взрослые гонят маленьких детей, чтобы не мешались под ногами, когда серьезные дяди заняты ответственной работой. Делать нечего, пришлось подчиниться. Кто его знает, чем еще может удивить эта парочка. Если вспомнить насколько просто они общались со своим князем, где гарантия, что не получу палкой по шее? Чисто для профилактики. К своему стыду, о лечении могу сказать только одно: что они там делали, даже не представляю.

А вот Миранда начала посматривать на меня с большим подозрением. Так и читалось в ее взгляде: «А не решил ли ты сменить невесту, солнышко?» Самое интересное заключалось в том, что понять, ревнует она или просто голову готова открутить конкурентке, сказать не могу. Ну нет у меня опыта в данном вопросе. Как-то не приходилось раньше сталкиваться с такими выкрутасами влюбленных девиц.

Спустя полтора часа к нам вышел старый эльф в сопровождении своего внука и заявил, что, как он и говорил, все эти бестелесные голоса воображают о себе намного больше, чем представляют на самом деле. Ничего неизлечимого там нет, и максимум за недельку он поставит красавицу на ноги. И тут же сделал оговорку: если она будет делать все, что он скажет. Оно и понятно, если не делать того, что говорит врач, выжить можно, но только в моем мире. Здесь же все наоборот. Не послушал лекаря — скопытился.

Так как ничего интересного более не намечалось, оставили наших медицинских кудесников и отправились домой, в Меримор. После нашего прибытия Миранда заявила, что нам нужно поговорить. Исходя из взглядов, которые на нас бросали ее подруги, могу даже предположить, о чем будет данная беседа. Притом разговор был настолько конфиденциальным, что пришлось проводить его в моей комнате. В чем логика такого поведения, сказать не могу, но кто может понять женщину?

Не успели войти в мои покои, как Рыжик тут же заняла место на кровати. Она уселась на ней, скрестив ножки по-турецки, и начала смотреть на меня, хлопая глазками. Извините, конечно, но я такие намеки не понимаю. Чего она хотела добиться такими взглядами, не знаю. Наконец, не выдержав моего тупизма, Миранда задала, как подозреваю, первый вопрос.

— Кевин, скажи, а я красивая?

Такого поворота событий не ожидал, потому так и застыл с открытым ртом, не зная, как правильно ответить на поставленный вопрос. Казалось бы, напрашивается простой ответ — да, красивая, но вот что желает выяснить эта красавица? Ответить ничего не успел, как услышал второй вопрос, еще более провокационный. Скорее, это было утверждение.

— Значит, считаешь, что я уродина?! — тут же поменялся тон ее голоса.

Так, еще истерики мне здесь не хватало. Нужно срочно говорить хоть что-то, а то будут мне оформлены вырванные годы. Вот только как загасить начинающийся наезд? Только сбив настрой рыжей бестии.

— А как ты думаешь, Миранда, мы с принцессой будем смотреться в паре?

Видать, такого поворота она не ожидала. У девушки от возмущения перехватило дыхание.

— Да ты… Да ты… — начала она набирать обороты.

— Хотя нет. Мне больше рыжие нравятся, — сделал вид, что не заметил ее потуг. — Например, ты. Ты же знаешь, насколько ты красивее ее высочества?

От неожиданности девчонка закашлялась. Видимо, гадость, которую она собиралась сказать, была высококонцентрированная. Будешь знать, как наезжать без веского основания!

— Ты не согласна со мной? Ты считаешь, что она красивее тебя?

Старался только не рассмеяться, когда делал большие глаза, чтобы ей стало понятно, насколько удивлен ее несогласием со столь очевидной точкой зрения. Да и какая девушка согласится со сказанным мной?

— Да ты!.. Да я!..

Дальше словарный запас у Миранды закончился и в ход пошли подушки. Вернее, не пошли, а банально полетели. Притом в мою сторону. Итак, накал страстей спал, и мне голову откручивать не будут. Это уже хорошо. Мурзики, видя, что пошла такая пьянка, тоже решили не отставать от веселой компании. И такое завертелось! До сих пор не пойму, что мешало мне заказать какую-нибудь черепаху вместо этого стада сорвиголов?

Такого бардака, который устроили мои гости, я не смог бы организовать и за неделю. Как вижу, они и в этом деле специалисты. Наконец потасовка прекратилась. Мурзики устали и теперь лежали в самых живописных позах. Вредина, например, пристроился на подлокотнике кресла. Лежал он поперек таким образом, что задние лапы свисали в одну сторону, а голова с парой передних лап так и норовила упасть на пол. И в дополнение ко всему он устроился кверху брюхом. Нет, с черепахами я поспешил.

— Ты действительно считаешь, что я самая красивая? — наконец восстановив дыхание, выдала Миранда.

— А ты сомневаешься в этом? — снова сыграл удивление.

То, что она красавица, я не оспариваю. Вот только восхищаться в нужное время и в нужном месте не умею, поэтому приходится играть. Такой я неуклюжий в романтических делах.

— И чем докажешь? — тут же последовал очередной вопрос.

А чем можно доказать? Ну почему вам сразу в голову лезут пошлые мысли? Сколько девчонке лет? То-то же! Но знаю один верный способ.

— Котяра, — обратился к своему телохранителю, который с безучастной мордой взирал на происходящее, в очередной раз вылизывая свою лапу, — собрать перед центральным входом всех слуг, солдат — да всех, кого найдешь. Быстро!

Только мысленно отдал команду не спешить с выполнением этого указания и сделать вид как можно более удивленный. Котяра никуда не рванул со всех лап, а уставился на меня непонимающим взглядом.

— А зачем тебе нужно их собирать? — подала неуверенный голосок Миранда.

Видать, нутром почувствовала, что и ее это касается каким-то боком.

— Как зачем? — на этот раз более естественно изобразил непонимание. — Буду подходить к ним вместе с тобой и спрашивать: «Кто самый красивый в Мериморе?» И пусть только скажут, что это не ты! Сразу же отправлю их на эшафот. В этом городе все должны быть уверены, что будущая герцогиня де Сента самая красивая девушка во всей империи!

Вот это завернул. Даже себе понравилось. Девчонка же звонко засмеялась и отменила мой приказ Котяре, который вовсе не собирался никуда бежать. Теперь Рыжик убеждена, что она мне нравится. Надолго ли?

Наивное дитя! Как же может не нравиться такая непосредственность? Вот только когда в нее вселяются барабашки, от которых даже ее отец барон фон Брег, непробиваемый безопасник, в ужасе, и не знает, куда спрятаться… Хотя мне она нравится и в таком виде. Но, это наши личные проблемы, которыми ни с кем не собираюсь делиться.

День клонился к вечеру, но сидеть в резиденции совсем не хотелось. Как же можно скоротать время, чтобы получить от этого пользу? Прикинул — и решил сделать приятное. Кому? Странные у вас вопросы. Конечно, девушкам. Ведь принцип, говорящий о том, что делая другим приятное, получаешь его вдвойне, никто не отменял. А что они у нас любят? Ответ прост, как пять копеек: сладости. И что могу предложить им?

— Котяра! А где в Мериморе есть кафешки со сладостями, столь понравившиеся нашим сладкоежкам? — задал опрос ментальным каналом.

Тот от неожиданности даже лапу вылизывать перестал. Что-то прикинул и сообщил, что такое заведение находится здесь, недалеко. Знаю я его недалеко. Проверял уже. Поэтому тут же уточнил, нужна ли повозка. Он обиженно фыркнул в усы и заявил, что на этот раз недалеко, с точки зрения не меня, а девушек. Не вдаваясь в мелочи, попросил Кейт с ее напарником смотаться и проверить объект. Если нужно, то привести его в состояние, достойное нашего посещения. Иными словами, разогнать дебоширов, если таковые там будут. Простых горожан не трогать, так как планировал и самим замаскироваться под них.

— Миранда, у меня есть предложение, от которого ты не имеешь права отказаться.

Она тут же навострила ушки. Не знаю, что она себе придумала, но я пригласил ее, а если она пожелает прихватить с собой подруг, то и их, посетить одно заведение со вкусностями. Единственное условие, которое выдвинул, — это форма одежды. Мы должны были походить на обыкновенных горожан.

На сборы ушло около получаса. Вы же понимаете — женщины. Это и так быстро. Оделись мы попроще и отправились по адресу, указанному Котярой. Он с мелкими тоже сопровождал нас, только негласно, или, вернее, незаметно, так как нам не хотелось обращать на себя лишнего внимания. Да и не большое это удовольствие есть что-нибудь, когда тебе в рот заглядывают десятки человек. Знаю, на себе проверил.

К моему удивлению, «недалеко», которое пообещал Котяра, действительно оказалось рядышком. Минут пятнадцать-двадцать прогулочным шагом. Осмотрелся и согласился, что заведение достойное. Да и название у него было больно знакомое — «Сладкарница». А когда подали вкусности, которые девчонки начали уплетать за обе щеки, признал, что выбор Котяры оказался правильным. Сколько всего перепробовали мои спутницы — боюсь говорить. По моим соображениям, столько съесть попросту невозможно. Вечер удался на славу. Даже больше — это заведение ни в чем не уступало своему столичному аналогу. Значит, мы будем здесь частыми посетителями, хотя я и не любитель большого количества сладкого.

Они еще доедали что-то похожее на мороженое моего мира, когда я отправился оплатить счет. Рассчитался, поблагодарил гостеприимную хозяйку и обрадовал, что мы стали ее постоянными клиентами. Она же только горько усмехнулась и сообщила, что вряд ли мы еще встретимся. Даже удивился такому повороту событий и постарался расспросить, что же такого должно случиться. И снова основная причина была в деньгах. Моя собеседница оказалась словоохотливой, как и большинство владельцев заведений такого толка.

После смерти мужа Элиза, женщина лет тридцати пяти, осталась с маленькой дочкой на руках, не нужная никому из родственников. А вот с тем, что ей отходит кафешка, смириться они никак не могли. Невзирая на старания родни, ей удалось не только выстоять, но и поднять бизнес на новый уровень. Я даже скажу, что она один из лучших кондитеров, которых мне приходилось встречать. Очень уж мне пришлись по душе ее рогалики. Они были совсем маленькие, и в каждом была своя, уникальная начинка. Я их сегодня перепробовал несколько десятков, но даже в тех, где наполнитель был похож по виду, вкус все равно был разный. Извините, отвлекся. Когда заболела ее дочурка, заведение пришлось заложить, так как своих денег на лечение катастрофически не хватало. Как вижу, болеть и в этом мире дорого. Нужно будет с этим что-то делать. Завтра последний день оплаты по залогу, а выплачивать его нечем. Здесь также подсуетились родственнички, которые перекупили закладную расписку и требуют немедленного возврата денег.

— Вам так не хочется отдавать им свое заведение? — спросил как бы между прочим.

— Не хочется, — честно призналась Элиза. — Я в него душу вложила. Они же просто его закроют или кому-то перепродадут. «Сладкарницы» больше не будет.

А это уже плохо. Наблюдая за тем, как здесь чувствуют себя мои спутницы, зуб даю, что дорожку они сюда решили протоптать серьезную.

— И сколько же, если не секрет, вы должны вашим родственникам? — участливо поинтересовался у бедной матери.

— Семьдесят три золотых, — сообщила она после некоторого колебания.

— А сколько же стоит ваше заведение? — не понял прикола.

— Где-то сто пятьдесят золотых, — выдала она.

Я вижу только один выход из данной ситуации. Дать ей денег. Вот только я не такой филантроп, чтобы разбрасываться деньгами. Да и видел, как плохо на людей влияет дармовщина. Здесь срабатывает принцип «как пришло, так и ушло».

— Элиза, — снова обратился к женщине, — я могу дать вам эти деньги.

Она тут же залепетала, что не нуждается в подачках и все такое. Это хорошо, что не бросается на золото. Есть вариант, что она будет честным партнером.

— А я вам и не предлагаю подачку, — сделал обиженное лицо. — Я хочу стать вашим компаньоном.

Женщина что-то сразу начала подсчитывать, но потом сообщила, что с моей стороны это будет опрометчивый поступок, ведь прибыль от заведения не настолько большая, как хотелось бы.

— А меня прибыль как раз и не интересует, — обрадовал Элизу. — У меня больше болит голова о том, что придется делать, если мои спутницы узнают о закрытии кафе, где столько всего вкусного. Да они порвут меня на лоскутки!

Женщина внимательно осмотрела трех девушек, с аппетитом уплетающих ее кулинарные шедевры, и прониклась.

— Я хотела бы узнать условия, на которых мы будем сотрудничать, — робко поинтересовалась хозяйка «Сладкарницы».

А какие условия должны быть? Ничего умного в голову не приходило, поэтому озвучил только одно:

— У вас всегда должен быть свободный столик для нас. Все остальное на общих условиях.

— И на чье имя его нужно будет забронировать? — сразу же услышал голос человека, который уже не один год проработал в сфере обслуживания.

— На имя герцога де Сента, — осчастливил Элизу.

— Вы считаете, что он будет бывать в моем… извините, нашем заведении? — удивилась она.

Ответить мне не дали, так как в кафешку завалились два здоровенных мужика, находящиеся в состоянии алкогольной передозировки. Зеленый змий летал вокруг них с такой силой, что захотелось попросить огурец, дабы закусить.

— Мы же тебе говорили, чтобы ты со своей вонючкой выметалась из города? — начал наезжать младший из этой парочки, обращаясь к моей собеседнице.

Женщина побледнела, так как, вероятно, знала, чем может для нее закончиться их приход. Да и мне не составило труда прикинуть, чем завершится посещение пьяными мужиками беззащитной женщины.

— Господа, должен уведомить вас, что с сегодняшнего дня хозяйкой данного заведения является вон та девушка, — и указал рукой на Миранду, которая тоже навострила ушки.

Мои спутницы с интересом наблюдали за разыгрываемым представлением. А в том, что я решил позабавиться, ни у одной из них не было ни малейшего сомнения. По глазам вижу.

Мужики развернулись в сторону Миранды и столкнулись с ней взглядами. Снова выделился тот, что был помоложе. Подойдя впритык к столику, за которым расположились подружки, он остановился и постарался сконцентрировать свой взгляд на той, которую я указал. Наконец у него это получилось, и он, загоготав, выдал непечатную фразу по поводу всяких мелких (дальше вырезано цензурой), которые много мнят о себе. Кейт и Лео переглянулись, готовясь к какой-то пакости, а напряжение, которое начало царить в помещении, стало просто ощутимым.

На то, что произошло дальше, было любо-дорого посмотреть. Милисента, не вставая с плетеного кресла, двинула ногой в голову алконавта. Тот рухнул как подкошенный у ее ног.

— А ты сегодня популярна, — тут же выдала Миранда. — Мужики просто валятся к твоим ногам.

Та в ответ фыркнула, как кошка, поднялась на ноги и направилась ко второму визитеру. Подойдя вплотную и видя, что мужик еще не понял, что здесь происходит, сделала два не очень сильных удара, от которых ее оппонент рухнул на колени как подкошенный. Нужно будет уточнить у нее, что это за точки. Вдруг и мне когда-то пригодится?

— Ты, падаль! — обратилась она к находящемуся в пьяном состоянии визитеру. — Вы посмели неуважительно отозваться о невесте герцога де Сента. И ваше счастье, что идиотов убиваю не я, а палач.

К стоящему на коленах начало доходить, на кого они нарвались. Он протрезвел буквально на глазах и его начала бить крупная дрожь.

— И тебе повезло, — продолжала она, — что я не хочу в заведении моей подруги устраивать бойню. Запомнил?

Тот быстро-быстро закивал головой.

— Значит, забрал своего подельника и исчез с наших глаз! Быстро!

Вы видели бег с мешками? Притом не с простыми, килограммов на пятьдесят, а с кубинскими, которые в несколько раз больше? Зрелище, должен вам сказать, незабываемое!

Милисента же вдруг смутилась и быстро юркнула в кресло, которое занимала раньше.

Подошел к столику, за которым сидели подруги, и обратился к своей невесте:

— Извини, хотел сделать тебе приятный сюрприз, — пожал плечами, разведя в извиняющемся жесте руки, и добавил: — Так что теперь ты имеешь долю в этом заведении. Думаю, с Элизой вы сможете поладить?

Дальше были изъявления дикого восторга, которые завершились на моей шее. Меня скромно поцеловали в щечку и отправили доводить сделку до логического конца. Боюсь, что «Сладкарница» скоро станет самым популярным местом среди представителей женской половины Меримора, и мы не сможем больше спокойно посидеть здесь, не привлекая внимания.

Глава 24

После завтрака решил выяснить, как продвигается лечение нашей наркозависимой принцессы. Думал, что Миранда не отпустит от себя ни на шаг, как говорится, во избежание, но ничего такого не произошло. Она заявила, что ничего интересного в посещении больных, даже столь высокого ранга, не видит. Пришлось снова отправляться в гордом одиночестве. О Мурзиках молчу, так как никуда от них не денешься.

Увиденное заставило переосмыслить подход к лекарской практике. Не успели мы телепортироваться в стационар, где находилась ее высочество, как застали картину, которую трудно назвать нормальной. Чтобы было легче ее представить, вспомните, как жители этого мира, в том числе и длинноухие, относятся к персонам голубой крови. Итак, имея пиетет перед правителями и их родственниками, в чье число входит и Ромира, организовать процесс лечения эльфы не смогли. Да, со своим князем они говорили по-свойски. Но одно дело говорить, а другое — заставить его силой что-то сделать. Это я веду к тому, что ее высочество наотрез отказалась принимать любые лекарства. Ей, видите ли, и так прикольно. Я, конечно, понимаю, что она сейчас невменяема, но старик-то должен понимать, что в данный момент она не принцесса, а пациент, которого нужно вытащить из могилы любой ценой.

Понимания у лесного народа найти не получилось. Для них такой подход к высочеству был настолько дикий, как для меня многомужество. Это когда у одной жены несколько мужей. Знаю, что есть такое, но мозги отказываются принять сие поведение за нормальное, и все тут.

Видя, что с эльфами говорить бесполезно, решил договориться с Ромирой. Постарался на пальцах показать, что ожидает ее, если лечение не будет проведено. В ответ же послышалось только идиотское хи-хи. Смешно ей? А то, что ради тебя другие пожертвовали своим будущим, это не считается? А то, что из-за тебя началась гражданская война, в результате которой погибло столько населения, что мама не горюй, — это тоже мелочи?

Почему начал заводиться, хотя умом и понимаю, что человек неадекватен, сказать не могу. Куда смотрел Профессор, часто подставляющий свое плечо, а вернее, дающий по ушам, вообще непонятно. Не видя понимания с ее стороны, ляпнул первое, что пришло в голову:

— Тогда прощаемся и снова отправляемся в стазис! Полежишь там еще пару сотен лет, подумаешь над своим поведением.

В ответ снова услышал идиотское хи-хи.

— Да не смеяться надо, — взбеленился я, — а плакать!

Вот нашел же приключение на свою голову. И кто меня тянул за язык, что смогу вылечить это ходячее недоразумение? Ее не лечить, а прибить нужно, дабы своим поведением не доводила людей до белого каления.

И снова послышалось то же хи-хи.

— Плакать нужно! — снова повторил непонятно для кого.

Дальше начались приколы. Мурзики, услышав последнюю фразу, восприняли ее как руководство к действию. Они устроили такой плач Ярославны, что даже мне тошно стало. Слышали, как коты тренируются в марте месяце? Так вот, это у них весело звучащее представление. Здесь же выражение «кошки на душе скребут» обрело новое значение. От их то ли воя, то ли крика становилось не по себе. Похоронный марш, который часто можно услышать на соответствующих мероприятиях, звучит на несколько порядков веселее, чем концерт, который устроили мелкие. Эльфы также скривились от воплей моего оркестра. Их нежные уши не рассчитаны на такую звуковую вакханалию.

И тут я заметил, что принцесса просто поплыла. Она сползла на землю, опираясь на стену, возле которой стояла, закрыла уши руками и повторяла одну фразу:

— Прекратите! Я не могу это терпеть! Я сойду с ума!

Надо же, какие мы нежные! А если…

— Значит, так, ваше высочество, — решил заняться шантажом. — Если вы пообещаете, что будете лечиться, как вам скажут, они умолкнут. Все в ваших руках.

— Я не хочу лечиться! — заявила Ромира с нажимом. — Я нормальная. Я не дура.

— Ну ладно, вам виднее, — согласился с ней.

Потом обратился мысленно к Мурзикам с просьбой прибавить децибел. Они же, видя, как народ плющит от их творчества, начали стараться так, что даже эльфам стало плохо. Вот же подлецы! Нужно будет придумать сосиску, чтобы было чем угощать мелких за особые заслуги.

— Хорошо. Я согласна, — наконец решилась принцесса.

Вот только голос у нее был настолько убитый, что девушку стало жалко. Попросил четырехлапый хор замолчать (особо певучим пришлось даже кулак показать, а то сделали вид, что не услышали) и подошел к ее высочеству.

— Я не дура. Я нормальная, — продолжала шептать Ромира.

Эти слова наводили на определенные мысли, но озвучивать их пока не буду. Нужно все переварить как следует.

— Ваше высочество, — заговорил я доверительно, — никто не считает, что вы дура или ненормальная. Да и лечить мы это не умеем.

Здесь я немного слукавил, так как понятия не имею, что могут лечить присутствующие здесь медики.

— Да если говорить по правде, все мы здесь немного полоумные. Особенно я. И это, к моему сожалению, не лечится. Вас же будут лечить только от той дряни, которой наградили неизвестные доброжелатели. Разбираться с тараканами, которые, возможно, живут у вас в голове, будете самостоятельно. Если посчитаете нужным.

По мере того, как говорил эти слова, Ромира начала оживать. Было видно, что она мне поверила. Паранойя тут зашептала, что меня снова втянули в нечто непонятное.

После нашего разговора Ромирой занялись дед с внуком. Они ее чем-то поили. Вот только на лекарство их напитки не очень-то походили. Не могут медикаменты пахнуть настолько вкусно!

На протяжении следующей недели навещал больную каждый день. От той приколистки, с которой столкнулся, вынимая девушку из капсулы, не осталось и следа. Передо мной была очень внимательная, проницательная и образованная леди. Ее острому уму мог позавидовать любой исследователь. А вот с язычком не повезло. В этом они с Мирандой два сапога пара. Как говорится, палец в рот не клади, а то быть тебе инвалидом.

На восьмой день нас ожидал приятный сюрприз. Говорю нас, так как хвостиком пристроилась и Миранда. К моему удивлению, подруг она тащить с собой не стала. Ночь у меня прошла тяжело, заснуть удалось только под утро. Еще с вечера Гэлдралиэн сообщил, что все зависящее от него он сделал. Остается только проверить, что скажет аппаратура. Определит ли она наличие разной гадости в ее организме?

Нэя накрыла праздничный завтрак, который пришелся очень кстати, поскольку дома, в Мериморе, кусок в горло не лез, так хотелось убедиться в благополучном исходе задуманного.

Могу сказать только одно: Миранда, пободавшись взглядами с принцессой, решила, что та ей не соперница, и после этого разговор пошел в более доброжелательном русле. Попросил принцессу рассказать нам ее версию происходящего и был просто шокирован.

Перед тем как мы услышали о случившемся, с точки зрения пострадавшей стороны, Ромира постаралась выяснить, в каких отношениях мы с Адрианом. Юлить не стал и честно поведал о том, как он несколько раз меня подставил. Его отговорки, что он здесь ни при чем, меня мало убедили, вот только кричать на каждом углу об этом не собираюсь.

Рассказ Ромиры был не долгим, но увлекательным. Если, в общем, все совпадало с известными мне фактами, то детали отличались, и сильно. Например, выяснилась информация, что основным заказчиком, а частично и исполнителем, был Адриан. Об этом ее высочество предупредили за считаные минуты до нападения. Был только один неучтенный фактор, который и спас ее от того безумия, которое должно было последовать за дозой. Сначала она сомневалась, а стоит ли говорить, что это такое, но потом сообщила, что это комплект защиты биологического разумного существа седьмого поколения. Ой, где-то я уже о нем слышал.

— Если бы не это, была бы я уже давно дурой, — завершила Ромира.

— А был бы он правильно сконфигурирован, ничего с ней вообще бы не случилось, — вставил свои три копейки Профессор.

Не поленился и передал его слова собеседнице. Она усмехнулась, немного покровительственно и спросила, что я знаю об этом комплекте.

— Практически ничего, — признался ей.

— И как же ты можешь судить о том, чего не знаешь? — задала она логичный вопрос.

— Весь прикол в том, что я тоже обладаю этим комплектиком, — обрадовал ее.

— Откуда? — только и смогла спросить удивленная принцесса. — Его могут носить только члены императорской семьи.

— Может, я внебрачный сын? — решил пошутить.

Шутка не прошла, и пришлось рассказать, каким образом мне удалось заполучить это чудо и как остался в живых. Естественно, рассказывал далеко не все. Не нужно окружающим знать все мои секреты.

Услышанное заставило принцессу надолго задуматься. Никак у нее не получалось состыковать части головоломки. Наконец, решив не тратить лишних сил на то, что было ей не подвластно в данный момент, Ромира спросила:

— Как можно проверить программный код комплекта?

Ответ у меня был только приблизительный, поэтому попросил подробной консультации у Профессора. Тот, не сильно заморачиваясь, переадресовал вопрос Умнику. Оказалось, есть два варианта, как это можно сделать. Или через виртуал, или с помощью капсулы.

Когда предложил ее высочеству подключиться к виртуалу, она посмотрела на меня как на говорящего динозавра. Оказывается, их цивилизации известно только о том, что некоторые смогли это сделать. Правда, делиться своими наработками в этой области желающих не было. Спрашивать меня, откуда я обладаю такими способностями или как это делаю, она не стала. Тактичная леди. Да и кто бы ей сказал? Хотя вопрос звучит неправильно. Как можно сообщить о том, о чем сам не в курсе? Значит, остается еще один вариант — использование медицинской капсулы.

Стоит ли отправляться в лабораторию, ожидая возможности напороться на Адриана? Я в этом не уверен. И что делать? Не тащить же капсулу сюда. Хотя мои бредовые идеи имеют здесь неплохой коэффициент исполнения, так почему бы не попробовать? Озадачил своих виртуальных собеседников просьбой просчитать реальность транспортировки этого гроба из лаборатории и возможности его использования в данном месте. Пока Искины занимались решением столь непростой задачи, продолжил общение с принцессой.

Ромире было интересно все, что здесь происходило. Особенно любопытно было узнать подробности и нюансы событий, имеющих к ней непосредственное отношение. По ходу своего рассказа удалось выяснить, что делал Адриан, когда начитывал мне ряд цифр. Это был обыкновенный тест на работоспособность комплекта защиты. Вот так. Никакого криминала, все в рамках закона.

Договорить нам не дали. Снова вмешался Профессор. Он сообщил, что найдено более интересное решение и ничего не придется транспортировать из лаборатории. Оказывается, Кузьма у нас действительно очень домовитый. Или хозяйственный. У него здесь столько всего можно откопать, что даже непонятно, кого он ограбил. У этой хозяйской души «завалялся» один медицинский блок, возможностей которого достаточно для проведения сканирования и даже некоторой корректировки.

Дал добро на подготовку оборудования и обрадовал ее высочество, что через некоторое время она узнает, в каком состоянии находится ее комплект защиты. Ковырялись там чьи-то корявые ручки или нет?

Все время нашего разговора Миранда сидела тихо как мышка. Даже удивляюсь, что она не показала себя во всей красе. Хотя заметил еще одну особенность. Ромира и Миранда внешне были очень похожи. Если отбросить такие факторы, как возраст и цвет волос, можно было принять их за сестер. Или это уже моя больная фантазия начинает додумывать то, чего на самом деле нет?

Наконец оборудование было установлено. Ромиру пригласили в ее комнату. Мы тоже решили посмотреть, как там будет проходить сканирование. Интересно ведь! Вот только вопрос, заданный Профессором, заставил меня резко изменить планы, хотя ничего такого в нем не было.

— Кевин, ты помнишь, в каком виде залезал в медицинскую капсулу?

Я вспомнил и тут же сообщил дамам, что мне там делать нечего, они девочки большие, сами управятся. Меня же можно будет отыскать вон под тем деревом, где стоит топчанчик. Видимо, его пристроили эльфы для отдыха среди зелени. Девчонки только переглянулись и направились по хорошо известному маршруту.

Ожидание затянулось на четыре часа. Все это время Миранда не отходила от Ромиры. Что там происходило, не знаю. Посчитал неправильным отправлять Мурзиков, чтобы подглядывали за девушками. Спасибо хоть Кузьма развлекал меня разговорами, а то совсем бы заскучал. Куда подевались ушастые лекари? — спросите вы. Где-то в лесу загорают. Сказали, когда понадобятся, просто позвать их, и они явятся. Как по секрету сообщил Искин этого домика, здесь растут уникальные травки, и эта парочка накосила уже изрядный стог.

Наконец со мной связался Искин центра обработки данных. Он сообщил, что у Ромиры была та же самая проблема с программным кодом, что и у меня. Вот только поковырялись в комплекте защиты уже после его установки. Кто и когда это сделал, непонятно. Когда ее наградили дозой, девушку спасло то, что комплект был уже установлен. Второе везение заключается в том, что, пребывая в стазисе, программа не успела натворить непоправимого. Вот и пришлось просто перезалить программную часть. Хотя Искин признался, что ему было лень вылавливать всех тараканов, которых там наплодили программисты, и он просто загрузил доработанную им оболочку. Ту, которую он разработал для меня. Дожились! Искину лень работать! Это просто бред какой-то. Ни один компьютер такого мне еще не заявлял.

Пока происходило исправление проблемной части комплекта, Умник успел проанализировать физическое состояние принцессы и выдал заключение, что последствий употребления наркотика в теле ее высочества не обнаружено. Итак, можно похвалить себя за успешно проведенное лечение. А что здесь такого? Я тоже руку приложил к данной процедуре. Так что все по-честному.

— И что же ты собираешься делать дальше? — спросил Ромиру, когда она с Рыжиком вернулась за стол.

— Мне нужно возвращаться домой, — сообщила она. — Очень долго я отсутствовала. У отца могли начаться из-за этого проблемы.

У меня в голове возник только один вопрос: ее не было дома несколько столетий, а она рассчитывает застать своего отца на престоле? Но раз она так уверена в своем решении, то кто я такой, чтобы мешать принцессе? Правда, не знаю вариантов, как можно переправить ее высочество домой. Хотя нет… Два варианта присутствует. Дорогу должен знать Адриан — это во-первых. И еще тот тип, который назвался Варденом, точно знает, как выбраться с этой планеты. Только хотел озвучить свои варианты, как Ромира сообщила то, что входит в первый пункт. Обрадовал ее, что есть еще один вариант, но, ознакомившись с «досье» на начальника планетарной тюрьмы, она остановила свой выбор на Адриане. Тем более он не в курсе, что принцессе известно о его причастности к покушению.

Теперь остается только уведомить императора об исполнении своего обещания. Как это сделать проще всего? Да отправить Мурзика с запиской, дел-то.

Мы переправились в лабораторию, где нас встретил изумленный завхоз. Он не мог поверить, что за несколько дней можно сделать то, что не под силу самому дорогому оборудованию, которым он располагает. Просто пожал плечами и сообщил, что все мы несовершенны. Препираться, как в прошлые разы, он не стал, и мы отправились в гостевые покои. На всякий случай спросил, есть ли у него связь с Адрианом, но оказалось, что придется-таки бежать одному из Мурзиков.

Написание послания заняло несколько минут. Его текст сделал понятным только для Императора.

«Обещание выполнено. Жду».

И подпись под строчкой — «К.».

Выдал Шустрику, как самому продвинутому, телепорт с двойной батарейкой, записку, и отправил по уже знакомому маршруту.

Пока тянулось время, когда мы ожидали известий от мелкого, было страшно. Паранойя кричала о том, что будет мне сегодня такой подарок, который не смогу переварить. И откуда такие пораженческие чувства? Не могу понять. Решил смотаться к генератору и зарядить свои системы до полного бака. Боюсь, что может пригодиться.

Наконец примчался Шустрик. Спросил его, как он справился, и получил в ответ запись случившегося.

Когда мое четырехлапое чудо ворвалось в тронный зал, в котором как раз проходила аудиенция, народ просто остолбенел. А где вы видели, чтобы во время столь важного мероприятия по залу бегали котята, которые сами способны открывать двери? Вот и они такого еще не видели. А когда это хвостатое чудо с разбега вскочило на колени Императору и передало записку, шок был полным. Посыльных котов никто из присутствующих в жизни не встречал. Адриан жестом остановил посла какой-то державы и взял записку. Несколько раз прочитал и, как мне показалось, вздохнул с облегчением. Потом наклонился к Шустрику и тихонько спросил:

— Она в лаборатории?

Тот кивнул головой. Это я определил по тому, как качнулась картинка.

— Готова к отправке? — задал второй вопрос Адриан.

Снова получил утвердительный кивок.

Поднявшись со своего трона, Император заявил, что аудиенция окончена, и под недоуменный гул присутствующих покинул зал. Шустрик не стал дожидаться, что будет дальше, а шмыгнул под трон и оттуда телепортировался к нам.

Не успел просмотреть ролик, переданный Мурзиком, как Искин лаборатории сообщил о прибытии Адриана. Он ворвался в жилое помещение как вихрь и, увидев Ромиру, тут же бросился к ней. Она повисла на его шее, шепча, насколько она ему благодарна. Оказывается, я рассказал ей о том, на какие жертвы пришлось ему пойти ради своей любимой. Да, играть она может как первоклассная актриса. Этого у нее не отнимешь.

Заявив, что не хочет ждать больше и минуты, Ромира потребовала возвращения домой, в империю. Адриан поддержал ее, сообщив, что больше ничего на этой планете его не удерживает, кроме нескольких минутных дел.

Он обратился к Искину лаборатории и сообщил, что с сегодняшнего дня я получаю полный доступ ко всем системам на планете. Приказал передать информацию по цепочке. Потом снял с себя пару наручей и надел мне и Миранде. Прокомментировав свое действие тем, что они — знак императорской власти. Так что нам они пригодятся, и очень скоро. После этого и Ромира тоже решила преподнести подарки.

Подойдя ко мне так, чтобы спиной заслонить Адриана, она сняла с себя небольшой кулон в виде ящерицы и надела мне на шею. Миранда тут же сообщила, что такие красивые вещи должно носить девушке, так что скоро у меня его отберут. Естественно, это было сказано через ментальный интерфейс. Потом принцесса обняла меня и поцеловала в щеку. Во время сего действа ощутил легкое прикосновение руки принцессы к подарку, который удобно устроился на моей шее.

Потом она обняла Миранду, поцеловала ее и, делая вид, что не хочет показывать остальным, подарила ей одну из своих заколок. Что не помешало той тут же занять положенное место. Посмотрев на Рыжика, ее высочество поправила заколку. Понятно, девушка должна быть красивой даже в мелочах.

Отправление должно было происходить, как ни странно, из телепортационного центра, через главный портал лаборатории. Куда они отправляются, нам не сообщили, но, как я понял, там будет их ожидать транспорт. Думаю, это тот звездный корабль, которым Адриан в свое время не захотел делиться.

Перед тем как портал был активирован, сын канцлера что-то пошаманил возле него. Даже видя, что он делает, понять его манипуляции не вышло. Так смотрит на действия с пультом от телевизора человек, который привык переключать его банальной ручкой. Понятно, что нажимают кнопки, но какие и зачем, тот еще вопрос.

Ромира махнула рукой и без страха шагнула через полотнище телепорта. За ней собрался последовать Адриан, но, что-то вспомнив, затормозил. Достал из кармана нетолстый стержень, сантиметров пяти в длину, подбросил его в руке и сказал:

— Это мой прощальный подарок тебе, Кевин.

Бросил его в мою сторону и шагнул в телепорт.

Тревога! — взвыли все рецепторы моего организма. Время ускорилось до того, что даже двигаться стало тяжело. Все тело трясло, как в лихорадке. Я узнал этот цилиндр! Именно таким решил поиграться один ребенок. Теперь на месте некоего домика находится пустырь, под которым расположено хранилище разных интересностей.

Что делать? Этот вопрос не давал покоя. Пульнуть его вслед Адриану — не выход. Ибо пострадает и Ромира, а я не хочу этого. На принятие решения есть только одна секунда. Всего одна секунда! Это так много и так мало.

— Профессор! — почти заорал я. — Активировать все защитные системы на всех, у кого они есть! Остальным спрятаться!

Идиотская команда, но что имеем… Бросился наперерез гостинцу и в прыжке ударил его, как бьют футбольный мяч. Стержень полетел в дальний угол склада, и еще до того, как я упал на землю, он рванул. Я видел, как медленно расширяется взрывная волна, и понимал, что на пол упасть я не успею. Краем глаза отметил, что телепорт отключился, и порадовался за ее высочество. Наконец огненный шквал долетел до меня, и все исчезло.

Эпилог

— И зачем было это делать? — бушевал мужчина средних лет. — Ты думаешь, он после этого поверит?

— Нет, конечно. Я даже убежден, что Кевин будет искать подвох, — ответил собеседник.

— Зачем? Объясни мне, зачем это было нужно?

Немного помолчав, вопрошаемый ответил:

— Он должен измениться. Не поняв же, кто он и на что способен, он нам не нужен. Да и остальным тоже.

Потом хмыкнул и выдал как аксиому:

— Жизнь — штука несправедливая!


home | my bookshelf | | Герцог. За что боролись… |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 41
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу