Book: Во тьме Эдема



Во тьме Эдема

Крис Бекетт

Во тьме Эдема

© Copyright © Chris Beckett, 2012

© Ю.В. Полещук, перевод на русский язык, 2015

© ООО «Издательство АСТ», 2016

1

Джон Красносвет

Тук-тук-тук. Старый Роджер колотил палкой по бревну нашей группы, чтобы мы проснулись и вылезли из шалашей.

— Вставайте, новошерстки ленивые! Пошевеливайтесь, или бездну затянет раньше, чем мы успеем добраться до места, и вся дичь уйдет обратно во Мрак!

«Пф-ф-ф, пф-ф-ф, пф-ф-ф», — пыхтели деревья вокруг, без остановки качая из-под земли горячую смолу. «Хм-м-м-м», — гудел лес. Со стороны Пекэмвей доносился стук топоров: Мышекрылы проснулись часа на два раньше нас и уже вовсю рубили дерево.

— Ну вот, — пробормотал мой двоюродный брат Джерри, деливший со мной шалаш. — Я только заснул!

Его младший брат Джефф приподнялся на локте. Он ничего не сказал, но с интересом следил большими глазами, как мы с Джерри откинули спальные шкуры, повязали пояса, взяли накидки и копья.

— Вылезайте, лентяи! — Дэвид задыхался от раздражения. — Вылезайте быстро-пребыстро, пока я вас за шкирку не вытащил!

Мы с Джерри выползли из шалаша. Небо было как черное стекло. Прямо над нами маячил Звездоворот, яркий, точно белый огонек перед глазами, а воздух был прохладным-прохладным, как всегда в безоблачную погоду, когда видны звезды. Большинство взрослых из охотничьего отряда уже собрались, вооруженные копьями, луками и стрелами: Дэвид, Мет, Старый Роджер, Люси Лу… На поляне горько пахло гарью; в свете костров и деревьев клубился дым. Вожак нашей группы, Белла, вместе с мамой Джерри, моей доброй уродливой тетушкой Сью, жарили на завтрак летучих мышей. Тетя и Белла на охоту не шли, но встали пораньше, чтобы собрать нас в дорогу.

— Ешьте, дети, — проговорила Сью, протягивая нам с Джерри по половинке летучей мыши: одно крыло, одна нога, одна крошечная сморщенная ручка.

Фу! Мышь! Мы с Джерри, кривясь, жевали жесткое мясо. Оно было горьким-прегорьким, несмотря на то что Сью подсластила его обжаренной пеньковицей. Но оттого-то и собрался охотничий отряд. Мы получили на завтрак летучую мышь, потому что в лесу вокруг обиталища Семьи нашей группе не удалось поймать дичи получше, и теперь мы попытаем счастья в другом месте, далеко отсюда, в отрогах Пекэм-хиллс, куда время от времени спускаются шерстяки из Снежного Мрака.

— Мы не станем их караулить на Холодной тропе, — заявил Роджер. — Мы обогнем гору по Обезьяньей тропе и выйдем на Холодную у верхней границы леса.

Хлоп! Дэвид огрел меня по заднице концом своего длинного тяжелого копья и захохотал.

— Подъем, малыш Джонни!

Я взглянул в его лицо, похожее на морду летучей мыши, — одно из самых уродливых в Семье (на месте носа у Дэвида тянулась огромная рваная дыра, точно второй рот), — но не нашел, что ответить. Шутки у Дэвида были дурацкие: ударить ни с того ни с сего и рассмеяться, как будто это всего лишь игра. Но тут на нашу поляну по утоптанной тропинке, которая вела к Большому озеру и связывала две наши группы, вышли новошерстки Иглодревов с копьями и луками.

— Привет, Красные Огни! — закричали они. — Вы что, еще не готовы?

Белла договорилась с их вожаком Лиз, что кто-то из их новошерстков отправится с нами и получит долю добычи. Группа Иглодревов в Семье была ближе всех к нам, Красным Огням, мы ложились спать и вставали в одно и то же время, а значит, нам было проще что-то делать вместе с ними, чем, скажем, с Лондонцами, которые ужинали ровно тогда, когда мы просыпались.

Я заметил среди пришедших Тину: Тина Иглодрев, обрезавшая волосы устричной раковиной, чтобы они торчали, как иголочки.

— Ну что, все готовы? — крикнула Белла. — Все взяли копья? У всех есть теплые накидки? Вот и хорошо. Тогда в путь. Принесите нам мяса, а мы уж тут пока сами обо всем позаботимся.

* * *

Мы шагали по тропинке, которая вела через рощу мерцающих звездоцветов к Мышекрылам. На полянке целая орава Мышекрылов — и взрослые, и новошерстки — топорами из черного стекла рубили огромный древосвет в красном отсвете его цветов. Мы прошли краем их поляны к Семейной Изгороди, растащили ветви у калитки и вышли в редколесье. Теперь уж нам не попадутся навстречу ни шалаши, ни лагерные костры: ничего, кроме светящихся деревьев.

«Пф-ф-ф, пф-ф-ф, пф-ф-ф», — пыхтели деревья. «Хм-м-м-м», — гудел лес.

Чтобы окончательно проснуться, мы старались держаться в свете древесных огней, а заодно сбивали птиц, летучих мышей и фрукты, которые попадались нам по пути. Наконец мы сделали привал у огромного валуна под названием Ком Лавы. Старый Роджер раздал каждому из нас по печенью из молотых зерен звездоцветов, чтобы мы хоть немного заморили червячка. Поев, мы уселись, привалившись спиной к валуну, чтобы не бояться, что сзади к нам могут неожиданно подкрасться леопарды. Вокруг росло множество желтых деревосветов (там, где обитает Семья, таких почти нет) и сновали желтые звери под названием «прыгуны»: они появлялись из леса, прыгая на задних ногах, замирали на месте, сцепив все четыре передние лапы и глядели на нас огромными глазами-блюдцами, издавая свое вечное «пип-пип-пип». Но в пищу эти звери не годились, да и шкуры у них были дрянные, поэтому мы швыряли в прыгунов камнями, чтобы те убрались прочь и дали нам спокойно поспать.

Когда мы проснулись, было по-прежнему ясно, а в небе все так же ярко-преярко сиял Звездоворот. Мы снова тронулись в путь. Мы шагали под красными и белыми древосветами (обычно их называют просто — красносвет, белосвет, желтосвет и так далее) и иглодревами; вокруг порхали сверкающие махавоны, на которых охотились летучие мыши; деревья, как обычно, пыхтели — «пф-ф-ф, пф-ф-ф», — и все звуки сливались в мерный гул — «хммммммммммммммммм», — не смолкавший в ушах ни на минуту.

Спустя несколько миль мы подошли к прудику, полному светящихся волнистых водорослей. Новошерстки дружно скинули накидки и нырнули в теплую воду за краборыбами и устрицами. Все парни глазели на Тину Иглодрев и думали о том, до чего же она хороша: гладкая кожа, длинные ноги — так и хочется с нею переспать. Но Тина, вынырнув, подплыла прямо ко мне и протянула умирающую устрицу, которая все еще испускала яркий розовый свет.

— Знаешь, что говорят об устрицах? — спросила Тина.

Клянусь шеей Тома, она была хорошенькая-прехорошенькая, самая красивая из всей Семьи. И ей это было отлично-преотлично известно.

Еще через пару часов мы дошли до того места, где над лесом Долины Круга возвышаются горы Пекэм-хиллс, и стали карабкаться по Обезьяньей тропе, которая на самом деле никакая не тропа, а просто известный нам проход среди деревьев, покрывавших склоны гор. Здесь росли красносветы и белосветы, обжигающе-горячие иглодревы, под которыми мерцали звездоцветы, как и повсюду в лесу. Между деревьями вились ручьи, текущие из мрака и льдов наверху к Большому озеру, — холодные-прехолодные, но уже яркие, светящиеся и живые. С дерева на дерево перепрыгивали зверьки под названием «обезьяны» — мелкие, тощие, с шестью длинными руками, каждая из которых оканчивалась ладонью. Красавчик Лис сбил одну из них стрелой и был рад-радехонек, хотя там и есть-то нечего — жилы да кости, а мяса на один укус: обезьяны шустрые и в них трудно попасть из-за больших пятен на шкуре, которые то загораются, то гаснут, когда эти твари качаются на ветках древосветов.

Чем выше мы забирались, тем больше холодало. Звездоцветы пропали, деревья стали меньше, уже не видно было обезьян; только шерстяки мелькали там и сям среди стволов. Наконец деревья закончились; мы пересекли верхнюю границу леса и очутились на голой земле. Еще через некоторое время, когда позади остались даже кустарники, нашему глазу открылась вся растянувшаяся внизу Долина Круга, весь Эдем, который мы знали, залитый светом тысячи тысяч огней — от Пекэм-хиллс до Темной тени далеких Синих гор, от Скалистых гор, протянувшихся по левую руку от нас, с тлеющим вулканом Маунт-Снеллинс посредине, до густой черноты справа, где спрятались Альпы. И надо всем этим по-прежнему сияла огромная воронка Звездоворота.

Разумеется, наверху не росло деревьев, чьи светоцветы освещали бы нам путь, а стволы прогревали воздух, так что тут было темным-темно: трудно было хоть что-то разглядеть в мерцании звезд и далеком отблеске леса. А еще здесь было холодно-прехолодно. Особенно мерзли ноги. Но мы, новошерстки, подначивали друг друга добежать до самого снега. Лед обжигал, до того он был холодный, и большинство ребят, пройдя десять-двадцать шагов, с воплями неслись вниз. Но я заставил Джерри дойти со мной до гребня холма, а потом, не обращая внимания на крики Старого Роджера, который звал нас обратно, спуститься с другой стороны, так чтобы остальные нас не видели.

— Мы всем доказали, какие мы крутые, — дрожа, проговорил Джерри. На нас были только набедренные повязки да накидки из шкур, а ноги горели так, словно с них содрали кожу. — Может, хватит уже, а, Джон? Вернемся?

Мой двоюродный брат Джерри был на беремя моложе меня, — это значит, его папаша переспал с его мамашей примерно тогда, когда я появился на свет, — и очень меня любил, восхищался мной и выполнял все мои просьбы.

— Постой. Подожди минутку. Молчи и слушай.

— Что слушать?

— Тишину, идиот.

Не было слышно ни гудения леса, ни пыхтения деревьев, качающих смолу, ни уханья звездных птиц вдалеке, ни хлопанья крыльев и стрекота махавонов, ни летучих мышей, со свистом рассекающих воздух. Вообще ни звука, кроме тихого журчания воды, пробивавшейся из-под снега сотнями маленьких ручейков. Вокруг было черным-черно. Никакого света деревьев. Только Звездоворот сиял над головой.

Мы с трудом могли разглядеть лица друг друга. И я задумался о планете под названием «Земля», откуда давным-давно, в самом начале, прилетели Томми и Анджела с Тремя Спутниками и куда в один прекрасный день мы все вернемся, если, конечно, будем ждать в правильном месте и вести себя хорошо-хорошо-хорошо. На Земле не найти ни древосветов, ни блестящих махавонов, ни сияющих цветов, но зато там есть большой-пребольшой источник света, которого у нас нет. Это гигантская звезда. Она такая яркая, что если на нее смотреть, она выжжет тебе глаза.

— Когда рассказывают о Земле, — сказал я Джерри, — постоянно вспоминают про ту огромную яркую звезду и чудесный свет, который она испускает. Но ведь Земля постоянно крутится, разве не так? А значит, половину времени она повернута к той звезде обратной стороной и погружена во мрак. А ведь там же нет древосветов и всякого такого — только свет, который сделали сами люди.

— Ты о чем? — процедил Джерри, стуча зубами от холода. — И почему бы нам не вернуться, раз тебе так хочется поговорить?

— Я думаю про ту темноту. Ее называют «ночь», помнишь? Мне кажется, ночь — это так, как сейчас. Как у нас здесь, в Снежном Мраке: земляне бы сказали, что сейчас ночь.

— Э-ге-гей, Джон! — окликнул нас Старый Роджер с другой стороны холма. — Джерри! Э-ге-гей!

Он боялся, что с нами что-нибудь случится — замерзнем насмерть или потеряемся.

— Лучше давай вернемся, — предложил Джерри.

— Ничего, пусть немного понервничает.

— Но я очень-очень замерз.

— Ну подожди минутку.

— Ладно, минутку подожду, — согласился Джерри, — но не больше.

И мой брат в самом деле принялся отсчитывать минуту у себя на пульсе, дурачок. Досчитав до шестидесяти, вскочил, и мы стали карабкаться обратно по гребню горы. Джерри сломя голову помчался к остальным, я же задержался на секунду, — отчасти для того, чтобы показать, что я сам себе хозяин и не побегу бегом ни к Роджеру, ни к кому бы то ни было, а отчасти для того, чтобы еще раз окинуть взглядом окрестности: сияющий лес, окруженный мраком, а над ним — яркие-преяркие звезды. «Там, внизу, наш дом, — размышлял я, — весь наш мир». Так странно было наблюдать его извне. Простиравшийся внизу лес казался большим-пребольшим и в то же время маленьким-премаленьким: светящееся пространство, над которым мерцали звезды, а на горах, окружавших со всех сторон чащу, лежал мрак.

Джерри между тем в красках расписывал остальным, как сильно у него замерзли ступни, просил, чтобы их потрогали, растерли, а его посадили к себе на закорки и несли, пока он не согреется, — словом, прыгал и скакал вокруг нас, как идиот. В этом весь Джерри. «Я всего лишь дурачок, я никому не причиню вреда», — как бы говорил он людям. Но я не таков. «Я отнюдь не дурак, — демонстрировал я всем своим видом, — и не поручусь, что не причиню вам вреда». Я притворился, будто совершенно не чувствую холода, и вскоре мои ноги так онемели, что я и правда уже ничего не ощущал. Я заметил, что Тина с улыбкой смотрит на меня, и улыбнулся в ответ.

Мы стали спускаться — прочь от снегов, к верхней границе леса, куда пробивался свет от деревьев. Старый Роджер охал и причитал, что новошерстки нынче совсем распустились, никого не уважают, не то что в его время.

— Старый дурак боялся, что ему придется вернуться к Семье и признаться вашим мамам, что он вас потерял, — пояснила Тина. — Испугался, что ему тогда не поздоровится. И больше не с кем будет переспать.

— Можно подумать, с ним до этого хоть кто-то ложился, — усмехнулся темноглазый Лис. Мама как-то призналась, пожав плечами, что, возможно, Лис — мой отец. (Правда, потом она заявила, что с тем же успехом это мог быть Старый Роджер — видимо, раньше он не был таким уродом, — или красавчик-новошерсток из Лондонцев, с которым мама тоже как-то переспала. Мне, конечно, хотелось бы знать наверняка, но у нас многие не знают своих отцов.)

Мы подошли к Холодной тропе, сбегавшей вниз возле ручья, который нес талые воды из большой снежной глыбы. Эту тропу протоптали шерстяки, и мы выбрались на нее в надежде их встретить. Но шерстяков не было видно, зато мы нашли множество свежих следов, спускавшихся по снегу и грязи у ручья в лес. Шерстяки уже прошли. Бездна выманила их из мест обитания, отвлекла от привычных занятий.

— Я как-то видел на этом самом месте большущее-пребольшущее стадо шерстяков, — вспомнил Роджер. — Они спускались по тропе от снежной глыбы. Бремен десять-пятнадцать тому назад. Голов десять-двенадцать плелись друг за другом из Снежного Мрака, и…

Я уже не слушал. Роджер рассказывал, а я вглядывался в темноту и думал о том, что никто ничего не знает о Снежном Мраке. Только то, что он расположен высоко-превысоко, там черным-черно и холодно-холодно-прехолодно, и что там образуются все ручьи и огромные снежные глыбы (Старейшины называют их «глей-черы»), и что он окружает весь наш мир.

Но тут я заметил огонек в небе: тусклое белое пятнышко, маячившее высоко во мраке.

— Смотрите! Вон там, наверху!

Обычно, когда видишь что-то странное, хватает секунды-другой, чтобы понять или хотя бы предположить, что же перед тобой. Но сейчас я никак не мог отгадать. Я представления не имел, что же это может быть. В небе ведь всего один источник света: Звездоворот. А на земле — другой: свет живых существ, деревьев, растений, животных да костров, которые мы сами разводим. Единственный свет, который я видел кроме этих двух, — огонь вулканов вроде Маунт-Снеллинса, но он красный-красный, а вовсе не такой тускло-белый.

Глупость, конечно, но на мгновение я решил, что это Посадочный Апарат, одна из тех небесных лодок со светильниками, на котором Томми, Анджела и Три Спутника спустились в Эдем с космического корабля «Непокорный».

Нам же все время твердят, что когда-нибудь это случится. Три Спутника отправились обратно на Землю за подмогой. Мы, конечно, догадывались, что им что-то помешало, иначе земляне давно прилетели бы, но ведь у них была штуковина под названием Ради-Бо, которая передает крик по воздуху, и еще одна, которая называлась Компьютер: этот все запоминал. И в один прекрасный день земляне найдут «Непокорного» или услышат это Ради-Бо, построят новый звездолет и прилетят за нами, — мимо Звездоворота, юркнут в Небесную Дыру и заберут нас обратно, к яркому свету огромной-преогромной звезды.

И на одно пугающе-блаженное мгновение я решил, что это наконец случилось.

Но тут раздался голос Роджера.

— Ага, — проговорил он. — Это они. Шерстяки, точно.

Шерстяки?

Ну разумеется! Кто же еще! Теперь-то все разъяснилось. Тот блеклый огонек светился вовсе не в небе, а высоко в горах, в Снежном Мраке, и это были всего-навсего шерстяки. Клянусь именами Майкла, я радовался, что не высказал своей догадки вслух. Мы же должны были высматривать шерстяков, а я принял их за пришельцев с проклятой Земли!

Я чувствовал себя полным идиотом, но в глубине души мне было грустно-прегрустно, потому что на несколько секунд я действительно поверил, что мы наконец-то вернемся на эту планету, полную света и людей; они знают ответы на все трудные-претрудные вопросы, которые даже не догадываемся, как решить, и видят то, что от нас скрыто, как от слепых…

Нет, конечно же, нет. Ничего не изменилось. Все, что у нас есть, — только Эдем и мы сами, пять сотен человек в целом свете, с копьями из черного стекла, лодками из бревен и шалашами из коры.



Досадно. Грустно-прегрустно. Но все равно дух захватывает при мысли о том, до чего же огромны горы. Оттуда, где обитает Семья, можно разглядеть их тень в свете звезд и понять, что они высокие-превысокие, хотя самих гор не видно — только нижние склоны, где еще растут деревья и светятся огоньки, — и непонятно, где кончаются горы и начинаются облака. Мне доводилось бывать лишь на нижних холмах, и я представлял себе, что Снежный Мрак за ними, наверно, раза в два-три выше той вершины, до которой добежали мы с Джерри. Теперь же я понял, что он выше раз в десять-двенадцать.

И там, наверху, — так высоко, так далеко, в месте, таком непохожем на то, где мы были сейчас, что оно скорее напоминало сон, чем пространство из реального мира, — гуськом по склону тянулись шерстяки, и мягкие белые огоньки у них на лбу освещали снега, лежавшие вокруг. На мгновение снег вспыхивал белым, потом серел, а за спинами шерстяков снова погружался в черноту. И хотя шерстяки довольно крупные, раза в два-три больше человека, отсюда они казались крохотными, как муравьишки, и одинокими — затерянными там, наверху, в лужице света. Они скорее походили на мошек, которые живут у летучих мышей за ушами.

И в голове моей мелькнула мысль, что существуют другие миры, куда мы можем попасть. Они не прячутся в Звездовороте, за ними не надо лететь сквозь Небесную Дыру: они здесь, в Эдеме. Это места, где обитают и откуда приходят шерстяки.

— Так вот, в тот раз, о котором я вам рассказываю, их было голов двенадцать-тринадцать, — зудел Старый Роджер. — Спустились сюда, и мы успели прикончить четверых или пятерых, пока остальные не убежали обратно в горы, где мы уже не могли их поймать. Знаете старого Джеффо Лондона, бедолагу с одной ногой, который делает лодки? Так вот тогда у него еще было две ноги. Он вошел в раж, погнался за шерстяками и заблудился во Мраке. Мы его ждали, сколько могли, но скоро сами замерзли и чуть-чуть спустились, чтобы подождать его там. Никто уже не чаял, что он вернется. Мы были готовы двинуть с добычей в обратный путь, как вдруг явился Джеффо! Пришел, ковыляя, с этими белыми ожогами на ступнях и ногах. Потом они почернели — черный ожог, который почему-то называют тропической гангреной (хотя при чем тут тропики, если человек ногу отморозил?), — вот потому-то у Джеффо всего одна нога. Другую пришлось отрезать, отпилить стеклянным ножом. Клянусь членом Гарри! Слышали бы вы, как он орал. Мы же, признаться, были рады, что возвращаемся с добычей. И когда мы вернулись, в Семье только о нас и говорили. Мы были счастливы. Каждая мечтала с нами переспать. Помню, я…

— Точно, Роджер, — перебил Дэвид. Он не любил, когда шутили на эту тему. — Все это, конечно, очень интересно, но та стая не спускается, разве не так?

Старый Роджер вперился в Снежный Мрак и притворился, будто что-то разглядывает. В его возрасте люди начинают слепнуть: ему было около восьмидесяти бремен. Он не хотел, чтобы мы догадались, что на самом деле он ничего не видит, — а то вдруг еще решим, что он больше не может быть главным охотником нашей группы (хотя, если честно, он и так уже не мог им быть). Так что Роджер в жизни бы не признался, что у него перед глазами все плывет.

— Кажется, нет, — пробормотал он, — хотя… кто их знает, этих шерстяков.

Что за бред, подумал я. Как можно было допустить, чтобы отряд возглавил этот старикан? С пищей в нашей группе, да и во всей Семье становится все хуже. Не совсем плохо, но иногда мы все же голодаем. И кого же отправили с нами за шерстяками? Этого старого слепого дурака!

— Они уходят, — отрезал Дэвид. — Так что лучше давайте спустимся и попытаемся поймать тех, которые спустились раньше.

— А с чего ты взял, что те внизу и эти наверху — не одна и та же стая? — спросил Мет. Крупный, высокий парень, он не блистал умом и рот открывал нечасто. — Может, они были внизу, а теперь возвращаются в горы?

— Посмотри на следы, — ответил Дэвид и сильно ткнул Мета кулаком в плечо. — Разуй глаза. Ты что, не видишь, что следы ведут вниз, а не вверх? Глянь, куда смотрят отпечатки когтей, Эйнштейн. А это значит, что шерстяки еще внизу, правильно? И наверняка проторчат там до тех пор, пока Звездоворот не скроется из виду.

— Так, может, подождем здесь, пока они не поднимутся? — предложил Мет.

Дурацкое предложение. На нас были только повязки да накидки; босые ноги мерзли.

— Прекрасно, — бросил Дэвид и взглянул на Мета с этой своей ухмылочкой, которая и улыбкой-то не была. В уродливой дыре на его лице свистел ветер, а настоящий рот тянулся до того места, где у нормальных людей нос, а у Дэвида вместо этого зияла какая-то красная язва. — Оставайся наверху, если тебе угодно, а мне что-то не хочется заработать тропическую гангрену.

Слова Дэвида так и сочились сарказмом. Но иначе, как насмешками и тумаками, проявлять дружелюбие он не умел.

— Все, кто хочет замерзнуть наверху вместе с Метом, оставайтесь тут, — продолжал Дэвид. — А мы уйдем из этой холодрыги к шерстякам.

Было холодно-прехолодно. Даже если прислониться спиной к стволу дерева, оно не согрело бы, потому что здесь, наверху, деревья были низкие и не давали тепла, как большие красные и белые древосветы внизу, в долине. Но мне все же казалось, что идея Мета не так уж и глупа. Найди мы способ остаться здесь подольше, поймали бы куда больше шерстяков, потому что между безднами они всегда спускаются из Мрака и бродят вверх-вниз по этим тропам. Так почему бы не придумать, как нам согреться тут, наверху? Почему бы не захватить с собой побольше накидок или не сшить такие накидки, чтобы в них можно было завернуться целиком? Почему бы не сделать обмотки для ног? С чего мы вообще решили, что во Мраке такой лютый мороз, что нечего и пытаться найти дорогу?

Но пока что дело обстояло так. Мы спустились по тропинке вдоль ручья, и вскоре нас опять окружили высокие деревья. Куда ни глянь, повсюду светили огни — красные, белые, голубые, — а щель между холмами разрослась в Долину Холодной тропы. Она была невелика: ее можно было пересечь за час и дойти до узкого прохода, который вел в Долину Круга, где мы и жили.

— Интересно, куда уходят шерстяки, — проговорил я. — Вдруг за холмами есть другой лес?

— Другой лес? — фыркнул Лис. — Не болтай ерунды. Второго такого места, как Долина Круга, нет и быть не может.

— Неправда! Когда Томми, Анджела и Три Спутника впервые увидели Эдем, он был весь в огнях…

— За холмами живут Обитатели Сумрака, — перебила меня Люси Лу. Говорила она громко, медленно и печально.

Круглолицая, бледная, с вечно слезящимися глазами, Люси Лу обычно бродила в Семье от группы к группе и предлагала людям пообщаться с тенями их предков в обмен на куски черного стекла, старые шкуры и какую-нибудь еду.

— Полная фигня, — отрезала Тина. — Никаких Обитателей Сумрака не существует.

Я был с ней согласен. Мне жаль было тратить время на россказни о том, что кто-то видел краем глаза или во сне. Клянусь членом Гарри, мне и так есть чем заняться! Полным-полно насущных забот, которые требуют внимания.

— Если бы вы могли их видеть, как вижу их я, вы бы так не говорили, — мечтательно проговорила Люси Лу, словно она только наполовину была в нашем мире, а наполовину — в мире теней, доступном лишь ей одной.

— Некоторые говорят, будто небо — огромный плоский камень, — перебил Джерри. — А Звездоворот растет под ним, как камнецветы в пещерах. Края этого камня опираются на Снежный Мрак, который держит всю эту тяжесть.

— Это же полная чушь, — рассмеялась своим гортанным смехом Тина. — Полнейшая, паренек. Да никто так не говорит, кроме тебя. Ты все это сам только что выдумал. Чтобы выпендриться, как твой кумир Джон.

— А вот и нет! Неправда! — рассмеялся Джерри.

Он был рад, что ему удалось переменить тему и прекратить наш спор с Люси Лу и Лисом.

— Выдумал, еще как выдумал, — не унималась Тина. — В жизни не слышала ничего глупее!

— Да уж. Смотри не ляпни такого при Старейшинах, — поддакнул Старый Роджер. — Им это не понравится. Как бы Томми, Анджела и Три Спутника пролетели сквозь Звездоворот, если бы он был вроде камнецветов в скалах?

— Значит, Джерри нельзя иметь свое мнение? — поинтересовался я. — А Старейшинам можно сочинять все, что вздумается, да еще и убеждать нас, будто это правда?

— Прикуси язык! — рявкнул Дэвид. — Думай, что говоришь.

— Ох уж эти новошерстки! — пожаловался Старый Роджер. — Вот когда я был молодой, мы относились к Старейшинам с уважением. Мы бы никогда не сказали, что Истинная история — выдумка.

Я и не сомневался в ее достоверности. Я был уверен, что Томми, Анджела и Три Спутника действительно спустились с небес. В конце концов, у нас были Памятки, Модели Земли, старые документы и рисунки, нацарапанные на деревьях. У нас были все причины верить в их подлинность. Я просто не люблю, когда кто-то присваивает историю и перекраивает на свой лад.

* * *

Вскоре Старый Роджер поделил нас на пары и велел разойтись по Долине Холодной тропы в поисках шерстяков. Я оказался в паре с Джерри. Нас послали к узкому проходу под названием «Горловина», который, собственно, и вел в Долину Круга.

— Запомните, до Горловины, но не дальше, — напутствовал нас Старый Роджер. — Если шерстяки попытаются от нас убежать, вы их заметите и сможете перехватить.

Мы вышли к Горловине, присели на корточки, держа копья наизготовку, и стали ждать шерстяков. Над нами на вершине холма, по правую руку от Горловины, если смотреть в сторону Семьи, было местечко, куда я однажды забрался. Я указал на него Джерри.

— Вон там есть пять-шесть хороших сухих пещер, — сообщил я, — а перед ними — небольшая полянка, на которой можно сидеть и смотреть на лес. А чуть ниже — пруд, футов десять-двенадцать в длину, теплый-претеплый от корней иглодревов.

Джерри посмотрел, куда я указывал, и пожал плечами.

— Прекрасное место для Семьи, — продолжал я. — Куда лучше того, где мы живем сейчас. Там есть все, что нужно: пруд, пещеры. Рядом бродят шерстяки. Да и черное стекло, если поискать, найдется.

Джерри рассмеялся.

— Иногда ты говоришь странные-престранные вещи, Джон. Что еще за «прекрасное место для Семьи»? Семья — сама по себе место!

— Не только место, а еще и группа людей, — не сдавался я. — А люди могут переходить с места на место, разве не так? Ну, или, по крайней мере, некоторые из них. Люди и место — не одно и то же. Семья может переехать, и это место как раз очень хорошо подошло бы.

— Но мы должны оставаться возле Круга! — возразил Джерри. — Иначе Земля не найдет нас, когда прилетит за нами! Знаешь что, Джон, ты…

Тут Джерри осекся и рассмеялся, как будто догадавшись, что я шучу и на минуту мне удалось его одурачить.

А я и сам не знал, шучу или нет.

— Пошли в лес, — предложил я.

Джерри пожал плечами. Он был готов выполнить любое мое желание. Таким, как он, вечно нужен кто-то, кто говорил бы ему, что делать и кем быть.

— Но нам же было велено оставаться в Долине Холодной тропы, — напомнил он.

— Ну да, но мы всего лишь зайдем чуть дальше.

* * *

Не успели мы пробраться сквозь Горловину в лес Долины Круга, как наткнулись на леопарда.

Мы очутились на поляне, которые частенько попадаются в рощах белосветов, там, где старые деревья умерли и раскрошились, а новые еще не вышли из Подземного мира. Повсюду вокруг нас высились белосветы и иглодревы, сияли их белые и голубые цветы, на которых кормились махавоны, а под деревьями мигали звездоцветы. Но на самой поляне, на открытом пространстве, росла лишь горстка крошечных звездоцветов. Над нами виднелся Звездоворот: ни ветки, ни огни не скрывали его.

Я встал на колени, чтобы напиться из ручья, как вдруг увидел леопарда.

— Джерри, смотри! — прошептал я и вскочил на ноги.

— Куда?

Пучок звездоцветов под деревом на мгновение вспыхнул и потух. Потом то же самое повторилось под другим деревом, слева от первого: цветы загорелись и погасли. И снова, чуть подальше.

— Сиськи Джелы! — воскликнул Джерри. — Скорее на дерево!

Я не сдвинулся с места. Еще один пучок цветов вспыхнул и погас. А Звездоворот меж тем светил с небес, вокруг порхали мерцающие махавоны, деревья пыхтели — «пф-ф-ф, пф-ф-ф, пф-ф-ф» — и, как обычно, гудел лес.

Загорелись и погасли цветы, и на этот раз мы увидели черную тень самого леопарда, почти неразличимого за яркими мигающими звездоцветами: когда леопард двигался, огоньки у него на шкуре скользили от головы к хвосту и казалось, будто они стоят на месте. Зверь кружил вокруг нас, как все леопарды, снова и снова обходил нас кругами: воплощение мрака и безмолвия, он плыл среди цветов, переливавшихся рябью на его шкуре.

— Мы успеем добежать до того белосвета, — прошептал Джерри. — Он нас не догонит.

Мы оба следили за черной тенью, скользившей меж деревьями, и медленно поворачивались, чтобы оставаться лицом к леопарду. (Странно, должно быть, мы выглядели, стоя вот так бок о бок и дружно поворачиваясь.) Я украдкой взглянул на дерево, о котором говорил Джерри, и понял, что он прав. Мы без труда можем туда добежать, если, конечно, по пути не споткнемся обо что-нибудь. Разумеется, как только леопард заметит, что мы кинулись бежать, он тут же перестанет ходить кругами и бросится на нас, но если правильно выбрать момент, мы добежим до дерева, залезем наверх и укроемся в ветвях, прежде чем нас настигнет эта тварь. А потом остается только звать на помощь и ждать, когда прибегут Старый Роджер, Дэвид, Лис и остальные с копьями, луками и стрелами, и леопард скроется в лесу. Взрослые отчитают нас за то, что мы ушли из Долины Холодной тропы, но нам будет что рассказать в свое оправдание, так что они не очень рассердятся, в особенности если мы чуть приукрасим: как мы подтянулись на ветке и в эту секунду леопард щелкнул зубами у самых наших пяток, как он вперил в нас холодный взгляд… в общем, станем нести чепуху, которую обычно сочиняют для красного словца.

И тут я подумал, что такая история, конечно, занимательна и хороша, но выставит нас не в лучшем свете. Бденек-другой люди посмакуют подробности, но не станут думать лучше ни о Джерри, ни обо мне. Ведь мы не сделали ничего особенного: заметив леопарда, высмотрели дерево, убежали и спрятались. Это каждый может.

— Беги, если хочешь, — прошептал я. Мы по-прежнему медленно поворачивались на месте, чтобы не спускать глаз со зверя, который кружил вокруг нас, — беги, Джерри.

— Что? А ты…

Но Джерри был слишком напуган, чтобы спорить: он что было духу помчался через поляну к дереву.

Тут я заметил, что леопард замер. Я увидел, как он обернулся. Увидел, как сверкнули его глаза: зверь приготовился погнаться за Джерри.

— Сюда! — завопил я. — Я здесь!

Леопард обернулся и посмотрел на меня. Джерри уже забрался на нижние ветки дерева и стал карабкаться наверх. Леопард начал медленно подкрадываться ко мне, потом замер и уставился мне в лицо. Теперь, когда зверь остановился, пятна у него на боках перестали двигаться и только мерцали, как настоящие звездоцветы. Шкура под ними была черная-пречерная. Не такая черная, как темные волосы, и не такая черная, как перья звездной птицы, и не такая черная, как обугленная палка. Все это не настолько черно. На коже леопарда нет ни меха, ни шерсти, ни перьев, ни чешуи. Она не отражает свет. Не имеет ни оттенков, ни очертаний. Она черным-черна, как небо за Звездоворотом. Она черным-черна, как щель, что уходит далеко в глубину, вроде Дыры в небе.

Мне хотелось плакать, хотелось крикнуть, что я совершил ошибку и больше не играю. Я ужасно жалел, что не убежал, как Джерри, как поступил бы на моем месте любой другой новошерсток, да и взрослый тоже, если, конечно, рядом нет других охотников с крепкими копьями с хорошими наконечниками из черного стекла. У меня же с собой было всего-навсего детское копье для охоты на шерстяков: древко из ветки красносвета и дрянной шип иглодрева вместо наконечника, приклеенный расплавленной смолой.

Но что толку плакать и кричать? Даже бояться уже бессмысленно. Леопарду не скажешь, мол, сдаюсь, хватит с меня, как друзьям при игре в прятки. Зверюга не ответит тебе: «Хорошо, тогда больше не играем». Я сделал выбор, и теперь мне оставалось лишь расхлебывать его последствия.

Поэтому я встал наизготовку и, перехватив поудобнее копье, принялся следить за леопардом, дожидаясь, когда он бросится на меня. Я запретил себе что-либо чувствовать. Чувства сейчас были совершенно бесполезны, поэтому я усилием воли заставил себя не чувствовать вообще ничего. У меня это прекрасно получалось.

— Помогите! — заорал Джерри с вершины дерева. — Ради Джелы, скорее сюда, помогите нам! Здесь леопард! Здесь большой-пребольшой леопард, он сейчас сожрет Джона!

— Заткнись, идиот, — прошипел я. — Ты меня отвлекаешь! Из-за тебя меня точно сожрут.

Леопард наблюдал за мной. Глаза у него круглые, плоские и большие, размером с ладонь, и они не двигаются, как у нас. Леопарды не умеют смотреть, не поворачивая головы. Но если зверь подойдет так же близко, как ко мне тогда, можно разглядеть, как в его глазах что-то движется, мерцают какие-то блуждающие огоньки. Как будто ухитрился заглянуть в его черную голову и видишь там мысли. Видишь, но не понимаешь. Только знаешь, что они там есть.



И тут леопард запел.

Глядя прямо мне в глаза своими пустыми блестящими плошками, зверь раскрыл пасть, и оттуда полилась нежнейшая печальная песня, которую поют все леопарды своим грустным голосом, так похожим на женский. Разумеется, все его слышали: это одинокое «ооооо-иииии-ааааа» в глухой чаще, которое до того напоминает звуки человеческого голоса, что поневоле засомневаешься, а леопард ли это. Кто из нас не просыпался среди ночи от этого напева? И думал про себя: «Клянусь сердцем Джелы, какое счастье, что я дома, в Семье, и вокруг меня полно народа». А потом лежишь, слушая мирные и такие привычные звуки других групп Семьи, у которых день в самом разгаре: они готовят мясо, скоблят шкуры, строят шалаши из коры и веток, рубят деревья каменными топорами, болтают, смеются, спорят и что-то кричат друг другу.

И от этого негромкого гомона людской возни голос леопарда в чаще кажется нездешним, как из другого мира, такого далекого, что и тревожиться не стоит. В конце концов, это всего лишь зверь, обычное животное за изгородью, которое охотится на добычу и, в сущности, ничем не отличается от летучей мыши, древесной лисицы или трубочника. Подумав об этом, со вздохом переворачиваешься на другой бок, кутаешься поудобнее в спальные шкуры и понемногу засыпаешь. От далекого зова леопарда становится лишь уютнее: он — где-то там, в чаще, а ты — в безопасности за изгородью. Точно так же себя чувствуешь, когда лежишь в сухом и теплом шалаше и слушаешь, как дождь стучит по крыше из коры.

Но сейчас леопард был не где-то там, в чаще, а прямо здесь, передо мной. И пел он не какому-нибудь каменяку или прыгуну, которого загнал в угол, а мне. Он мурлыкал мне колыбельную, пел жалобную песнь о минувшем, песнь любви, что медленно замирает, умолкает, обрывается, эхом отдается вдалеке и становится всё тише, тише, тише, пока наконец не растает, не улетит прочь, не позабудется навеки…

Вдруг леопард одним махом преодолел разделявшие нас ярды и очутился нос к носу со мной. Пасть его была широко раскрыта, глаза сверкали, он приготовился убивать. Мирная песнь замедлилась и потухла, как пятна на его шкуре. Я стряхнул с себя сон. Поднял копье. Я ждал момента, зная, что у меня всего одна попытка, единственный шанс. Я поднял копье, приготовился, велел себе держаться и ждать. Рано… рано… рано…

Пора!

Клянусь именами Майкла, момент был выбран верно! Я все правильно рассчитал. Я воткнул копье леопарду в пасть, и оно вонзилось прямо в его огромную горячую глотку.

Бац — обратный конец копья ткнул меня в грудь, и я упал. Бульк — из горла леопарда ударила тугая струя черно-зеленой крови и залила меня с головы до ног. Огромная черная тварь рухнула на землю и забилась в агонии, пытаясь когтями выдрать жесткую палку, которая застряла в горле и не давала дышать. Я поспешно откатился в сторону, чтобы не попасть под удар лап. «Ааааарг-ааарг-ааарг», — задыхался леопард, пытаясь выбить копье, — «ааарг-ааарг-ааарг». Зверь захлебывался собственной кровью. Вскоре он перестал рычать. Только в горле у него негромко булькало и лапы подергивались. Наконец он затих.

— Клянусь членом Тома, Джон, ты его убил!

Джерри спрыгнул с дерева и подбежал ко мне.

Я поднялся на ноги. Голова кружилась, я не знал, что делать, что думать, что говорить.

— Люси Лу говорит, что леопарды — это мертвые женщины, — произнес я наконец смешным звенящим голоском. — Ну эти, Обитатели Сумрака. Она утверждает, будто их голоса поэтому такие мелодичные, а песни грустные-прегрустные. Бред, конечно. Разве от Люси Лу услышишь что-нибудь путное? Ну то есть…

— Джон, что ты лопочешь? Ты что, совсем дурак? Ты его убил, посмотри! Сам, в одиночку! Клянусь шеей Тома, ты в одиночку прикончил леопарда!

Меня всего трясло. Наверно, проведи я битый час нагишом в Снежном Мраке, и то бы так не дрожал.

— Хочешь хохму? — не унимался я. — Когда мы увидели шерстяков там, наверху, в снегах, я на мгновение подумал, что это Посадочный Апарат с Земли. Ха! Надо ж было так ошибиться!

Джерри рассмеялся.

— Клянусь членом Тома, Джон, ты только что убил леопарда!

— Но ведь в один прекрасный день они прилетят, правда? Говорят, что звездолет сломался, когда Анджела и Майкл погнались за ним на Полицейском Апарате и попытались перехватить беглецов. Вроде бы корабль дал течь. Но даже если звездолет на обратном пути вышел из строя и Три Спутника погибли, люди на Земле все равно рано или поздно его найдут, верно ведь? Ведь на нем был Компьютер и Ради-Бо. Ну да, они покинули Эдем двести бремен тому назад. Но ведь новый звездолет наверняка строить очень долго! Вон Старый Джеффо пол-бремени мастерит одну-единственную вшивую лодчонку, чтобы рыбачить на Большом озере.

Джерри встряхнул меня за плечи.

— Сиськи Джелы, кончай уже нести чушь про звездолеты! Ты убил леопарда! В одиночку! Детским копьем!

Я испытывал странное-престранное чувство. Леопард еще вздрагивал у моих ног, я был весь залит его черной кровью и дрожал, как лист на ветру. Но на глаза мне навернулись слезы при мысли о Трех Спутниках, оставивших Томми с Анджелой в Эдеме, чтобы попытаться вернуться на Землю: о Диксоне, который и придумал угнать звездолет, о Мехмете, который больше всего нравился Анджеле, потому что был самым добрым, и о благородном Майкле, давшем названия растениям и животным. Как мне хотелось знать, что с ними сталось после того, как они подняли в воздух неисправную небесную лодку и взяли курс на Землю!

И как жаль, что мы не знаем, когда же за нами прилетят с Земли.

2

Тина Иглодрев

Джон был интересным. То есть он, конечно, был симпатичным и нравился мне еще и поэтому, но больше всего меня привлекало то, как он себя ведет. На охоте он постоянно старался выделиться из толпы, показать, что он не такой, как остальные парни-новошерстки. Поднялся на покрытую льдом вершину. Рассердил Старого Роджера и Дэвида замечаниями про Истинную историю. Когда Джерри пытался всех рассмешить россказнями о том, как у него замерзли ноги, Джон оставался спокойным и невозмутимым. Да, я дала ему устрицу, и он был польщен, но не придал этому большого значения, как поступили бы на его месте другие мальчишки. Он не стал раздувать из этого историю и рассказывать всем, когда и как мы с ним переспим. А потом, пока остальные охотились на шерстяков, в одиночку убил леопарда, чего до сих пор еще никто никогда не делал, по крайней мере, если был выбор. А его брат Джерри рассказывал всем, что у Джона такой выбор был. У него было полно времени, чтобы убежать и забраться на дерево, но он решил остаться и попытать счастья.

Так почему же он так поступил? Легко могу себе представить, что какой-нибудь глупый мальчишка сделал бы это, просто чтобы доказать, что ему не слабо, или потому что друзья дразнили его слабаком. Но Джона нельзя было взять на «слабо», да и слабаком его никто не считал. У него явно было что-то другое на уме. Я еще не вычислила, что именно, но понимала: Джон, как хороший шахматист, не просто действовал по ситуации, а думал на четыре-пять ходов вперед, планируя, чего хочет добиться.

В каком-то смысле я и сама такая. Я умею правильно выбрать момент. Поэтому я не расспрашивала Джона, зачем он убил леопарда, как бы мне ни хотелось докопаться до истинных причин, не охала и не ахала над ним, как остальные, а шла себе позади большую часть пути, пока Джон рассказывал всем желающим историю про леопарда снова, снова и снова. Я лишь улыбалась тайком, пока мы шагали обратно к Кому Лавы и к Семье, предвкушая, как разгадаю его замыслы.

* * *

Семья делилась на восемь групп. Все они ютились среди больших старых валунов, торчащих из земли между Большим и Длинным озерами и вверх до Глубокого озера. У каждой группы была своя поляна с шалашами из коры и костром, в котором всегда тлели уголья (чтобы разжечь новый, добыв огонь трением из палочек или от искр черного стекла, надо было потратить полдня, поэтому обычно пламя старались поддерживать). Внешними границами Семьи служили озера или скалы, или же, если не было естественных преград, изгороди из веток, сваленных в кучу, и камней — для защиты от леопардов и других крупных животных. Первыми со стороны Пекэма внутри изгороди были Мышекрылы, поэтому мы вышли к их группе.

Старый Роджер Красносвет и высокий туповатый Мет растащили ветки, которые заменяли Мышекрылам ворота.

— Мы добыли леопарда! — закричал Старый Роджер. — Сын Джейд убил леопарда!

— Это сделал Джон, — восторженно подхватил Джерри, — мой двоюродный брат Джон!

Взрослые большинства групп недавно решили, что Семье нужно больше деревьев со съедобными плодами, чтобы решить проблему с едой. Они договорились срубить деревья, плоды которых не годились в пищу, вроде красносветов. И когда мы шесть дней назад отправились на охоту, Мышекрылы вовсю валили высокий древосвет, и занимались этим, пока нас не было, — четыре дня рубили ствол каменными топорами. Наконец часа за два-три до нашего возвращения им удалось с помощью веревок его повалить, и когда мы вошли в ворота, на поляне лежало огромное дерево, а вокруг него валялись обломки топоров. (Скоро кому-то придется сходить в Синие горы за черным стеклом.) Земля еще была теплой и липкой от смолы.

Раскаленная смола, брызнувшая из дерева, попала на малыша, который, как назло, оказался неподалеку. Бедняга получил сильные ожоги. Очень-очень сильные. Если выживет, шрамы останутся навсегда. Сейчас ребенок ревмя ревел в шалаше, а его мама всхлипывала рядом. Для них обоих жизнь была безнадежно испорчена, все пошло прахом в одно-единственное дурацкое мгновение. Остальные же Мышекрылы любовались делом своих рук. Расхаживали вокруг огромного поваленного дерева, постукивали по стволу палками и обсуждали, до чего трудно им пришлось, и сколько коры они с него обдерут, и сколько нарубят дров. Детишкам же не терпелось поживиться пеньковицей. И все, как один, старались не обращать внимания на крики ребенка в шалаше.

— Мальчишка убил леопарда! — снова проорал Старый Роджер. — Сопливый новошерсток. Джон, сын Джейд.

Джон и Джерри несли привязанного к двум веткам мертвого зверя. Я шагала за ними с уродливым старым Дэвидом и смазливым легкомысленным Лисом. Остальные волокли крупного шерстяка, которого мы вчетвером загнали и прикончили примерно тогда же, когда Джон убил леопарда. Мы раздобыли много мяса, а еще шкуру и кости, из которых можно изготовить накидки и орудия, и в другое время нами бы дружно восхищались, но сейчас все внимание было приковано к леопарду. Люди подбегали пощупать его диковинную черную шкуру, гладкую-прегладкую, как будто трогаешь воздух. Всем хотелось заглянуть в его мертвые глаза. Провести рукой по складкам на боках, где когда-то, пока леопард был еще жив, сверкали и переливались пятна-звездоцветы.

— Посмотрите, какие у него большие черные зубы, — удивлялись Мышекрылы и тянули руки, чтобы потрогать пасть леопарда.

— Осторожно, — осадил их Старый Роджер, хотя зубы леопарда не то чтобы очень хрупкие. — Не забывайте, они принадлежат Красным Огням. Мы не хотим, чтобы нам испортили хорошие ножи.

— Я видел, как он его убил! — не унимался Джерри. — Я сидел на дереве и все видел! Джон тоже мог залезть на дерево, но мой брат не такой. Он смело вступил в схватку с леопардом и убил его простым детским копьем! Вы только представьте себе! Обычным копьем с наконечником из шипа!

С этими словами Джерри с гордостью оглядел потрясенных Мышекрылов и новоприбывших из других групп: Рыбозеров, Иглодревов, Бруклинцев. Он был на седьмом небе от счастья: никогда еще его не слушали с таким вниманием. (Джерри был заурядным парнишкой и не блистал ни умом, ни чувством юмора. У него и собственного мнения-то не было. До сегодняшнего дня я его почти не замечала.)

— Он убил его одним ударом, — рассказывал всем Джерри. — Одним-единственным ударом.

— Ну если бы это было не так, он бы сейчас с нами не разговаривал, — ухмыльнулся парень из Мышекрылов, наш с Джоном ровесник. — Вряд ли леопард стоял бы и ждал второй попытки.

Парня звали Мехмет. Как и многих в Семье, его назвали в честь Мехмета Харибея, одного из Трех Спутников. Но Мехмет Харибей, если верить Истинной истории, был добр и дружелюбен; Мехмет же Мышекрыл дружелюбием не отличался. У него было узкое смышленое лицо и остроконечная светлая бородка, и он был той еще язвой: ему нравилось подмечать чужие недостатки.

Я и сама бываю зла на язык, когда мне того хочется, и прекрасно умею ставить нахалов на место, но Джерри совершенно не знал, как себя с ними вести. Я заметила, что он покосился на Мехмета, нахмурился, но, так и не догадавшись, к чему тот клонит, пожал плечами и продолжил рассказ.

— Здоровенный леопард, — восторженно закричал Джерри, отворачиваясь от Мехмета. — Джон сказал, что поделится со мной его сердцами. Взрослый леопард, не детеныш какой-нибудь. Он ему пел и все такое. Пел, как женщина, даже когда уже бежал на него. Вы бы это слышали! Пел нежным женским голоском, а сам мчался к Джону, раскрыв пасть. Взрослый леопард. Вы когда-нибудь видели такого огромного зверя? Самый большой на свете. Джон обещал, что даст мне одно из его сердец, потому что я был там, когда появился леопард.

Мы пересекли поляну Мышекрылов и оказались у Красных Огней; территория Иглодревов была сразу за ними. Красные Огни налили в сушеную скорлупу из-под плодов белосвета немного фруктового пива и передавали по кругу, чтобы мы все отпраздновали двойную удачу на охоте.

— Джон, ты идиот, — вздохнула Джейд, мать Джона, с улыбкой, которая, по идее, должна сводить мужчин с ума. — Почему ты не залез на дерево, как любой нормальный человек на твоем месте?

Я смотрела на нее и удивлялась, почему мужчины не замечают ее внутренней пустоты. Казалось, будто Джейд лишь притворяется человеком, движется, чтобы выглядеть живой, но внутри ее красивого тела было мертвым-мертво.

— Джейд, Джейд, — рассмеялась ее сестра Сью. — Твой единственный сын в одиночку убил леопарда, и это все, что ты можешь сказать?

Сью Красносвет была мамой Джерри. Лицо ее напоминало морду летучей мыши, как у Дэвида и у моей сестрички Джейн. Она была настолько же уродлива, насколько мать Джона — красива, но зато отличалась великодушием и добротой, и все это знали — не только Красные Огни, а вообще все с нашей стороны Семьи.

— Он просто идиот, — отрезала Джейд.

Я посмотрела на Джона. Лицо его оставалось спокойным-преспокойным, но Джерри обиделся за брата.

— Твой сын Джон — умник-разумник, — обрушился он на Джейд. — Он самый настоящий молодчина. Много ты знаешь парней двадцати бремен от роду…

— Надо говорить «лет», — поправил его Старый Роджер. — Надо говорить «пятнадцати лет», а не «двадцати бремен». Вспомни, чему учат Старейшины: мир появился не из женской утробы.

— Много ты знаешь парней пятнадцати лет от роду, — продолжал Джерри, — которые в одиночку бы убили леопарда?

— Он смелый мальчик, — поддакнул Роджер, — хотя и грубит старшим.

— Он чертовски везучий, — угрюмо добавил Дэвид и поджал уродливые губы, тянувшиеся там, где у нормальных людей нос.

Вокруг толпилась малышня с игрушечными копьями, вырезанными из веток белосвета.

— Джон, а как ты его убил? Как это было?

Детишки были не только из Красных Огней, но и из моей группы, Иглодревов, а также из Бруклинцев и даже Лондонцев и Синегорцев, то есть с другой стороны Семьи. Подтягивались и взрослые.

— Я слышал, ты воткнул ему копье прямо в глотку, — проговорил старик из Рыбозеров по имени Том. Лицо его тоже напоминало морду летучей мыши, да вдобавок вместо ступней были клешни, так что бедолага даже охотиться не мог. Зато он мастерски вырезал из дерева и камня разные штуки — копья, пилы, топоры, ножи, лодки, — и очень любил поболтать про охоту. Ему нравилось показывать, что он в этом разбирается.

— Так оно, конечно, лучше всего, — продолжал Том. — Раз — и готово. Хоть это ох как непросто.

— Еще бы, — поддакнул Джерри. — Это трудно-претрудно. У Джона была только…

— Не так уж это и трудно, — перебил Джон. — Просто кажется трудным, потому что опасно. Все равно что балансировать на ветке у верхушки дерева. Если разобраться, ничуть не сложнее, чем балансировать на ветке у самой земли: это любой сможет. Вся разница в том, что если оступишься — тебе конец, потому и кажется, будто это труднее.

Я улыбнулась. Мне понравилось то, что сказал Джон, и то, что сказал он это не для того, чтобы казаться скромным, а потому что его взбесила мелочность Семьи: ему было противно, когда восхищаются такой ерундой, как убийство какого-то жалкого леопарда. Но Джерри смотрел на него с досадой. Почему Джон злится, что вокруг него все суетятся? Почему ему не нравится, что все его хвалят? Бедняга Джерри, никто его никогда не замечал, так что ему было невдомек, почему да отчего.

— У Джона была всего секунда, чтобы попасть, куда нужно, — повторил он. — Чуть раньше, чуть позже — и ему была бы крышка.

После того как у леопарда вырезали оба гигантских сердца, взрослые связали его передние лапы веревкой из волнистых водорослей и подвесили тушу на дереве встреч посредине группы Красных Огней, чтобы всем было видно. Потом с леопарда снимут шкуру, выдернут длинные черные зубы и когти для ножей, кишки высушат на веревки, а из отполированных костей сделают копалки, крючки, ножи и наконечники копий (кость лучше древесных игл, хотя и не так прочна, как черное стекло). И, разумеется, кто-нибудь непременно съест глаза леопарда: кто-то из стариков, которые боятся надвигающейся темноты, — говорят, от глаз леопарда слепота отступает, хотя на вкус они тухлятина тухлятиной. Остальное мясо горькое-прегорькое, аж до тошноты, так что когда Красные Огни заберут себе кости, шкуру, кишки и прочее, что может пригодиться в хозяйстве, останки леопарда отволокут прочь из Семьи и бросят далеко в лесу на съедение древесным лисицам и звездным птицам.

Ну а что до крупного шерстяка, которого мы поймали примерно тогда же, когда Джон и Джерри встретили леопарда, то, как я и говорила, в любое другое время народ бы радовался вовсю. В конце концов мы запасли мяса на много дней вперед. Из большой шкуры можно сделать уйму накидок, копыта расплавить на клей, который ничуть не хуже смолы, а из зубов смастерить зерномолки (причем самые лучшие: в отличие от каменных, они не оставляют в муке песка). В любое другое время нас бы тоже хвалили, поздравляли с добычей, расспрашивали, кто как себя показал на охоте, но сейчас никому не было до нас дела. Красные Огни без лишних слов принялись свежевать зверя, отрезали вкусный огонек с его головы и разрубили тушу на порции — доля Красных Огней и доля, причитавшаяся нам, Иглодревам (нам — одну ногу, им — пять: таков был уговор). Но, сдирая с шерстяка шкуру, Огни судачили только про леопарда, чье бесполезное мясо висело наверху на дереве.

— Как же тебе это удалось, Джон?

— Ты не боялся?

— Что ты почувствовал?

— Молодец, Джон, — похвалила Белла, вожак группы Красных Огней. Она только что вернулась с собрания у Звездоцветов. — Молодчина. Нам это зачтется на следущей Гадафщине. Охотник ты наш. Это возвысит группу Красных Огней среди других групп.

Белла была умна и вынослива, но всегда казалась немного утомленной. Люди со всей Семьи шли к ней со своими проблемами и спорами. Многие называли ее лучшим вожаком группы во всей Семье. Она трудилась бдни напролет, в отличие от нашей ленивой старой Лиз Иглодрев: решала вопросы, контролировала работу и держала в уме уйму скучных вещей, о которых почти никто даже не задумывался.

И Джон был с ней очень-очень близок, насколько я слышала. Хотя доходили до меня и другие, куда более странные слухи.

* * *

Тут заговорила Люси Лу.

— В леопарде жила тень бабушки Джона, — сообщила Люси своим певучим голоском, так словно в этом не могло быть никаких сомнений, стоило лишь взглянуть на мир с ее мудрой-премудрой точки зрения. — Она хотела, чтобы Джон убил леопарда, в теле которого она была заперта, как в ловушке, и выпустил ее обратно в Звездоворот.

Люси терпеть не могла, когда кто-то, кроме нее, оказывался в центре внимания. Ей всегда хотелось оставаться единственной, кто лучше всех знает, что происходит.

— Мне казалось, ты говорила, будто Обитатели Сумрака живут на том конце Снежного Мрака, — пробормотал Джон.

Едва ли Люси Лу его услышала, но я рассмеялась, и Джон, обернувшись, улыбнулся мне.

— Теперь она упокоилась с миром, — звенела Люси Лу. — Ей теперь хорошо. Ей больше никогда не придется…

Но тут с Поляны Круга прибежал парнишка из Лондонцев по имени Майк.

— Где Джон? Его хотят видеть Старейшины. Им рассказали про леопарда.

Бедный Джон. Похоже, в ближайшее время его в покое не оставят. Я допила пиво, взяла мясо и направилась на поляну Иглодревов.

— Не волнуйся, — сказала я на прощание Джону. — Через день-другой шумиха уляжется, и тогда, может, встретимся у Глубокого озера?

3

Джон Красносвет

В общем, мы спустили с дерева этого чертового леопарда и отправились к Старейшинам — все сорок с лишним членов группы Красных Огней. По дороге к нам присоединялись люди из других групп. Народ, который вообще-то сейчас должен был спать, выходил из шалашей, чтобы взглянуть на нас. Даже рыбаки на лодках на Длинном озере махали нам, когда мы проходили мимо.

— Это мой двоюродный брат! — выкрикивал Джерри. — Ему всего пятнадцать лет, а он убил здоровенного леопарда. Я видел это своими глазами.

Он был рад-радехонек, что все мною так гордятся. Улыбался не переставая и то и дело оборачивался ко мне, чтобы посмотреть, улыбаюсь ли я.

Мне не хотелось его расстраивать, так что я изо всех сил старался казаться довольным, но на самом деле мне все это ужасно надоело. Я устал от крохотного мирка, в котором мы обитаем, где какой-то мальчишка, убивший одного-единственного зверя, занимал умы на много-много дней вперед. Да, я рисковал, конечно, но не такая уж это опасность, если стараться сохранять спокойствие и сосредоточиться на том, что делаешь. В конце концов, пасть у леопарда немаленькая: не промахнешься.

«Вы прячетесь на деревьях, как Джерри, — мысленно отвечал я всем этим улыбающимся людям, — и в этом главная беда нашей чертовой Семьи. Вы жрете, пьете, спите друг с другом, ссоритесь, смеетесь, не задумываясь о том, чего хотите от жизни и кем хотите стать. Когда приходит беда, вы залезаете на дерево и ждете, пока леопард уйдет, чтобы потом бдни напролет хихикать да судачить о том, до чего он был огромный и страшный, чуть ногу вам не откусил, и как такой-то швырнул в него куском коры, а как-бишь-его-там обозвал нехорошим словом. Сиськи Джелы! Посмотрите на себя!»

А между тем в Долине Круга становилось все меньше дичи. Так что не было никакого толку прятаться на дереве и хихикать. Надо было что-то делать, иначе в один прекрасный день Семья начнет голодать. И это если не случится нового камнепада на Проходном водопаде: тогда мы вообще все утонем.

Сказать по правде, я не боялся ни потопа, ни голода. Мои мозги оголодают задолго до этого, и я попросту сдохну от скуки, если что-нибудь не придумаю — что-нибудь особенное, значительное, поинтереснее всей этой рутины.

Вот о чем я думал. Но Джерри, любивший меня всем сердцем, не догадывался, что творится у меня в душе. Он был очень-очень счастлив. Я делал вид, будто улыбаюсь, и ему этого было довольно. Впрочем, как и всем остальным.

Ну или почти всем. Тина все понимала, да и Джейд могла бы догадаться, что я притворяюсь, и не потому, что мы с ней близки — чего нет, того нет, — а просто мы похожи. Я такой же неугомонный, как она. Беспокойный, пустой внутри, жаждущий чего-то большего.

Был и еще один человек, который понимал, что у меня на уме. Клешненогий Джефф, младший брат Джерри. Он спал с нами в одном шалаше. Бремен четырнадцати-пятнадцати от роду, еще даже не новошерсток, странный мальчишка с добрым лицом и огромными глазищами, как у Джерри; но в его взгляде прятался совсем другой мир. Он ковылял за нами с той самой минуты, как я пришел на поляну Красных Огней, но только когда мы почти добрались до Поляны Круга и остановились на краю, ему наконец удалось меня догнать, чтобы поговорить со мной.

— Тебе грустно, да, Джон? — спросил мальчик.

Я лишь пожал плечами и стал ждать, пока меня позовут к Старейшинам. Вместе со мной стояла и ждала добрая половина Семьи.

* * *

Они сидели рядышком на краю Поляны Круга, привалившись спиной к старому белосвету, — Джела, Митч и Ступ, похожие на три пустых кожаных мешка. Чтобы Старейшины не обожглись, ствол обмотали шкурой шерстяка и обложили несколькими слоями коры. Как обычно, вокруг этой троицы суетились женщины: подавали то еду, то накидки, то миски с водой.

Возле Старейшин лежало выдолбленное изнутри бревно, в котором они хранили Памятки: кто-то открыл его и достал Модели Небесных Лодок, которые якобы сделал сам Томми Шнайдер, наш общий отец: огромный звездолет «Непокорный», маленький Посадочный Апарат и Полицейский Апарат, на котором Анджела и Майкл погнались за «Непокорным», когда Томми, Диксон и Мехмет попытались угнать его. Сейчас три Модели лежали у ног Старейшин, темные и блестящие от шерстячьего жира, которым их натирали из поколения в поколение, чтобы старое дерево не трескалось и не рассыхалось.

Но Модели надоели Старейшинам, и сейчас они о чем-то спорили, а Каролина Бруклин, Глава Семьи, высокая седая старуха, сидела рядом с ними на корточках и старалась их успокоить.

— Очередная Гадафщина наступает через триста шестьдесят пять дней после предыдущей, — утверждал старый Митч.

— Без тебя знаю, старый дурак, — огрызалась дряхлая Джела. — Всем это прекрасно известно. Я о другом — если, конечно, ты вообще меня слушаешь: ты неправильно считаешь дни.

— Я уверена, мы сможем договориться, — мурлыкала Каролина.

— Все я правильно считаю, старая ты засоня, — не сдавался Митч. — Это твой счет отстает, потому что твое жирное сердце бьется слишком медленно и ты все время дрыхнешь.

— Она-то отстает, — поддакнул согбенный Ступ, — но и ты тоже, Митч. Причем на много-много дней.

— Неправда, — возразил Митч, — это у тебя сердце бьется слишком быстро. И всю жизнь так. И вообще, я самый старый из Старейшин, и вы должны меня слушаться. Мне сто двадцать лет, я ближе всех к началу, а это значит, что мои бдни — настоящие дни, такие же, как на Земле.

— Не пори чепухи, — фыркнула толстуха Джела, — ты чокнутый старый…

Тут Каролина взяла Джелу за руку.

— А вот и он, — произнесла Глава Семьи тем особенным тоном, которым все разговаривают со Старейшинами: почтительно, но при этом снисходительно, как с маленькими детьми. — Вот и он: юный Джон Красносвет, который убил леопарда. А с ним, похоже, большая часть группы Красносветов и многие другие.

Трое Старейшин уставились на нас слепыми-преслепыми глазами. Трудно дожить до возраста Старого Роджера и не потерять зрение, а он был бремен на сорок-пятьдесят моложе любого из этой троицы.

— Здравствуйте, Старейшины, — поздоровался я.

Каролина жестом велела мне подойти.

— И леопарда захватите, — добавила она. — Поднесите его поближе. Ничего себе! Вы только посмотрите!

Я неохотно опустился на корточки перед тремя Старейшинами. Они протянули ко мне тощие трясущиеся руки. Я подполз поближе, зная, что от меня требуется, и направил их костлявые старые ладони, чтобы троица могла ощупать мое лицо, волосы, плечи. Они тыкали в меня пальцами и щипали так, словно я был не человеком, а какой-то вещью.

— Говоришь, Джон Красносвет? — уточнил Ступ. — Чей ты, мальчик? Кто твоя бабушка?

— Да, малыш, выкладывай. Кто ты? — недовольно поддакнул старый Митч.

— Мать моей матери звали Звездой.

— Никогда о ней не слышала, — заметила Джела, которую назвали в честь первой Джелы, Анджелы, нашей общей праматери. — А ее мать как звали?

— Мать Звезды звали Хелен.

Я перевел взгляд на Модели, которые лежали у ног Старейшин. «Непокорный» — трубка, утыканная длинными шипами. Настоящий был куда длинней Большого озера, сто пятьдесят с лишним ярдов, и настолько широкий, что в него помещался Посадочный Апарат. Когда «Непокорный» взлетал с Земли, эти длинные шипы загорались багровым пламенем, а потом Единая Сила открывала Дыру в небе и пропускала «Непокорного» с одного конца Звездоворота на другой. Все равно что перепрыгнуть Большое озеро, не коснувшись воды.

— Хелен Красносвет? — хрипло захихикал Ступ. — Как же, помню эту нахалку. Пару раз мы с ней переспали. Отлично позабавились. Она еще жива?

— Нет, Старейшины. Сгорела от рака четыре-пять бремен… То есть четыре-пять лет назад.

— Четыре-пять бремен не то же самое, что четыре-пять лет, — пробормотал старый Митч и залепил мне слабую пощечину. Больно не было, но я готов побиться об заклад, что у старого хрыча просто не хватило сил. — Считать надо в годах, как подобает всем истинным детям Земли. Не забывай об этом, молодой человек.

— Так где же леопард? — спросил Ступ, и все трое убрали от меня руки и жадно уставились невидящими глазами в пространство.

— Пусть мальчишка пока почтит память предков, — велели Старейшины, как будто меня тут не было. — Пусть поприветствует Круг, а мы пока займемся леопардом.

Я вышел на середину поляны, где был выложен Круг Камней: тридцать шесть круглых белых булыжников величиной с голову младенца составляли кольцо диаметром тридцать футов — как обозначение места, куда в свое время приземлился Посадочный Апарат. Пять камней в центре Круга символизировали Томми с Анджелой, наших общих предков, и Трех Спутников, которые попытались вернуться на Землю. К Кругу было запрещено подходить ближе чем на два ярда. Некоторые даже говорили, что тот, кто тронет камни или зайдет внутрь Круга против воли Совета и Старейшин, в тот же день умрет во сне. Я в это не верил, но правила помнил, поэтому остановился в трех ярдах от Круга и, как требовалось, чуть-чуть наклонил голову в сторону пяти камней посередине.

Эти камни были центром мира. Все знали, что мы должны оставаться здесь, в Семье, в группах, скученных возле Круга, потому что именно тут нас будут искать земляне, когда прилетят за нами.

Когда же я, засвидетельствовав почтение камням, направился прочь, мне в голову вдруг пришла мысль: «Если они пересекут небо и найдут дорогу сквозь Звездоворот, — сказал я себе, — то наверняка поищут нас и чуть дальше, если не обнаружат здесь».

Я испугался этой мысли, как ребенок, который забрел в дебри и на мгновение забыл, как идти обратно.

* * *

В конце дня мы с остальными Красными Огнями плотно поужинали у себя в группе, и когда я наконец улегся в шалаше с Джерри и Джеффом, сон долго не шел ко мне. Сердце леопарда тяжелым-претяжелым камнем лежало в моем желудке. Эхо жизни убитого зверя раскатами звучало у меня в мозгу, дразня обманчивым напевом, как чернота, мелькавшая за немигающими огоньками моих собственных мыслей. Каждые пару минут зверь снова вставал передо мной, готовый к прыжку. И каждые пару минут я снова бросал в него копье.

4

Митч Лондон

Когда этот парнишка, Джон, убрался восвояси со своим леопардом, Ступ и Джела тут же заснули, старые засони. Ни дать ни взять, живые трупы. Я же был не в духе и никак не мог успокоиться. Этот новошерсток, Красносвет, вывел меня из терпения. Он притворялся, будто уважает нас, поскольку мы Старейшины, да и Каролина и прочие следят, чтобы все выказывали нам почтение, но мы ему не нравились, и гаденыш дал это понять яснее ясного.

Считается, что молодым мы должны быть интересны. Что все они хотят узнать то, что известно лишь Старейшинам. Но этим глупым соплякам ничего не надо. Им дела нет до того, что хранится в наших старых слепых морщинистых головах, — даже до истории собственной Семьи.

Чертов Красносвет. Но он уже ушел, и я не мог на него наорать, поэтому я сорвался на женщин и закричал, чтобы они убрали звездолет и Апараты.

— Если оставить их тут, кто-нибудь непременно на них наступит и сломает. Я вам тысячу раз говорил.

— Как скажешь, Митч, дорогой, мы сейчас все уберем, — сюсюкали они, точно с малым ребенком, а не с самым старым членом Семьи. — Джела и Ступ уже спят. Может, тебе тоже подремать?

— Что-то не хочется.

— А чего тебе хочется, милый? Что же нам с тобой делать?

— Достаньте мне Модели Земли, — велел я. — Хочу убедиться, что за ними ухаживают как надо. А то в прошлый раз какой-то идиот оставил их под дождем.

— Они уже высохли. Мы нашли для них чудесное новое бревнышко, помнишь? Прекрасное, сухое бревно. А на конец бревна Джеффо Лондон смастерил отличную крышку и промазал жиром.

— Этот одноногий придурок? Он, поди, и сломал Модели, когда запихивал их своими неуклюжими руками обратно в бревно.

— О, да мы не в духе! А, Митч?

Женщины принесли Дом и сунули мне в руки, чтобы я ощупал его забавные углы и гладкие липкие стены, дверь и дырочки, которые Томми называли «ох-на». Я поднес дом к носу и вдохнул запах пота и сала, не выветрившийся с тех давних пор, когда никого из ныне живущих еще на свете не было.

Правда, сейчас я уже почти ничего не чувствовал. Я потерял не только зрение. У меня отказали вообще все чувства.

— Цел-целехонек, — я отдал Дом обратно женщинам. — Смотрите, не уроните, как та идиотка несколько лет назад. Помните, этот Дом еще Томми сделал, до того как ослеп, так что обращайтесь с моделью бережно. Анджела помогала Томми резать кору, полировать и клеить. Этот Дом старше меня. Его смастерили еще до моего рождения.

— Старше тебя, Митч? — щебетали женщины, словно я был младенцем. — Вот это да! Сколько же ему лет?

— А теперь дайте Самолет. Да пошевеливайтесь!

Я ощупал длинные плоские крылья Самолета и два жестких двигателя под ними.

— Аккуратнее с двигателями, — велел я, протягивая Самолет обратно. — Их постоянно отламывают всякие недотепы косорукие, которые не умеют правильно обращаться со старинными вещами.

— Не волнуйся, Митч, мы будем осторожны-преосторожны. Вот тебе Машина. Держишь? Не уронишь?

— Разумеется, держу. Ради имен Майкла, хватит уже надо мной квохтать.

Машина мне нравилась больше всего, причем с самого детства. Потому что у нее вращались колеса. Мне нравилось брать Машину в руки и катать ее по ладони. И рычать при этом: «Брррм-брррм-бррррм».

— Расскажи нам, что говорил Томми, когда играл с Машиной, и какой звук при этом издавал.

— Я слишком стар для дурацких детских игр.

— Ну Митч, ну пожалуйста! Тебе же самому нравится рассказывать. Покажи нам, как Машина ездила по земле. А потом, глядишь, и в сон потянет.

— Ну хорошо, только отстаньте. Дайте мне сюда Дом.

Я взял Дом и поставил его перед собой. Перед Домом колесами на землю положил Машину. Ощупал ее, покатал туда-сюда, чтобы почувствовать, как плавно движется она на колесах. Томми с Анджелой вырезали их из коры, обточили, отполировали о камень и приклеили на концы двух прямых палочек.

— Ну… — начал я, но тут у меня запершило в горле, и я согнулся пополам от кашля.

— Ну… — повторил я.

— Митч, — перебила одна из женщин, — кругляшки…

Я и ухом не повел.

— Как я и говорил, про эту машину мне рассказывал сам Томми. Он тогда уже состарился, ослеп, совсем как я сейчас, и очень тосковал, потому что Анджела умерла, а он винил себя в ее смерти, и все его дети тоже винили его. В конце концов он покончил с собой. Но иногда ему нравилось болтать с нами, малышней. Наверно, потому, что мы были добрее к нему, чем взрослые. И он нам рассказывал… Он нам рассказывал…

Я осекся и закашлялся.

— Митч, — снова подала голос эта надоеда, — я хотела…

— Сиськи Джелы, хватит меня перебивать!

Женщина заткнулась.

— Томми мне рассказывал, что на Земле, если им было нужно куда-то, они не ходили пешком, как мы тут.

Я замолчал, стараясь вспомнить, что именно говорил Томми, но вместо этого вспомнил кое-что другое. А именно, что я был первым ребенком в Семье, чье лицо напоминало морду летучей мыши, и другие дети дразнили меня, но Томми меня любил. Он объяснил, что у его тетушки на Земле было точно такое же лицо, и мне не из-за чего расстраиваться. Дескать, это всего-навсего «заячья губа». Слово мне понравилось, но когда я рассказал об этом остальным детям, они подняли меня на смех: мол, неизвестно, что такое «заяц», а у меня рыло как у летучей мыши.

При мысли об этом мне стало грустно-прегрустно.

— На Земле, — продолжил я немного погодя, — шалаши строят не из коры, как мы. Стены у их шалашей огромные, как скалы, в пять-шесть раз выше человеческого роста, а то и больше. — Я потрогал жирную крышу Дома. — А внутри шалашей устроены другие шалаши, они называются «комнаты». Некоторые комнаты находятся одна над другой, а между ними — твердая земля, которую называют «пол». В комнатах стоят тили-визоры: они показывают движущиеся картинки событий, которые происходят где-то далеко. А чтобы приготовить мясо, не надо даже разжигать костер. У землян есть жесткие коробки из белого металла; внутри они всегда горячие из-за искричества, так что можно просто засунуть пищу внутрь, и она испечется.

А если землянам куда-то нужно, то они не идут пешком, как мы. Когда-то давным-давно люди на Земле ездили на спинах животных, которые назывались «лошади»: они позволяли на себе кататься. Эти звери были большие, как шерстяки, с острыми зубами. Но лошадей было мало, и во времена Томми люди уже в основном ездили на машинах вроде этой. Забираешься внутрь, как в шалаш, и она едет сама на колесах, как живая.

Я пощупал землю перед собой, чтобы найти Дом, и отыскал дверь. Потом я поставил два пальца на землю и зашагал, как человечек, от Дома к Машине. Так делал Томми, когда я был ребенком.

— Шаг, другой! — напевал я, совсем как Томми когда-то.

Я дошел до Машины.

— Митч, — снова заговорила та женщина, — этот кругляшок…

— Да заткнешься ты или нет, когда я рассказываю историю! — взорвался я.

Я сильно-пресильно рассердился. Когда я положил руку на Машину, сердце у меня колотилось так быстро, будто сейчас лопнет, и тут я вдруг почуял неладное. Машина должна плавно катиться вперед, не раскачиваясь из стороны в сторону.

— Что стряслось?

— Отвалился кругляшок. Одно из колесков, как ты их называешь. Наверно, ты слишком сильно на него нажал, когда кашлял.

— Что? Отлетело колесо?

— Да. Но ты не волнуйся. Мы его приклеим обратно. Вскипятим смолы и приклеим.

— Почему вы мне раньше не сказали, что отломилось колесо? И почему вы не забрали у меня машину, когда я закашлялся?

Все ломается, правда? Все выходит из строя.

Сердце у меня больно-пребольно колотилось, и слезы текли по лицу.

5

Джон Красносвет

Когда я проснулся, Джерри с Джеффом еще крепко спали, как и вся остальная группа. Я откинул шкуру шерстяка, которой накрывался ночью, и выполз наружу. «Пф-ф-ф», — пыхтел старый древосвет, возле которого притулился наш шалаш. Дерево качало смолу в горячий-прегорячий Подземный мир, а потом обратно, наверх. «Хм-м-м-м», — гудел лес тысячами тысяч светящихся деревьев, раскинувшихся от Пэкем-хиллс до Синих гор, от Скалистых гор до Альп. Все в группе, кроме меня, еще спали, только Дэвид стоял в дозоре: он что-то пробурчал себе под нос и ушел прочь с поляны. Я направился к продуктовому бревну, расположенному посередине группы, возле тлеющих угольев костра, снял плоский камень, накрывавший бревно сверху, нашарил горсть сушеных звездоцветов и кость. «А-а-а-а! А-а-а-а!» — закричала в лесу звездная птица.

В Синем краю просыпалась группа Звездоцветов. Лондонцы, жившие посередине между нами, вернулись из леса и принялись готовить ужин. Вскоре над Семьей поплыл дымный запах жареного каменячьего мяса.

Я оторвал зубами от кости кусок зеленого шерстячьего жира и принялся жевать. С прошлого дня потеплело. Бездна заканчивалась. Облако затягивало небо, точно огромная темная шкура; лишь вдалеке, над Альпами, еще чуть-чуть виднелся Звездоворот. Я окинул взглядом полянку, на которой посреди белых и красных древосветов ютилась наша группа: двадцать крохотных шалашей из веток, обложенных корой, льнули к стволам. Я смотрел на тлеющие уголья, которым мы никогда не давали погаснуть, на махавонов, порхавших вокруг звездоцветов, на Старого Роджера, который сопел и храпел на шкуре прямо на открытом воздухе, поскольку не любил шалаши. На поляне кучками лежали кости, из которых предстояло изготовить инструменты, черное стекло (Старейшины называют его обсидяном), копья, топоры, охапки хвороста и дров для костра. С краю виднелась наша старая общая лодка, на которой мы некогда рыбачили на Длинном и Большом озерах, но сейчас уже не спускали ее на воду, поскольку шкура с одного конца отошла и надо было ее приклеить. Все это выглядело мелким и скучным после того, что я увидел в свете шерстячьих огней. Вся Семья казалась ничтожной, глупой и унылой.

Наши взрослые решили, что в качестве вознаграждения за леопарда я могу бденек отдохнуть от работы. Остальные новошерстки и все мужчины, как обычно, отправятся на поиски пищи, я же на целый день предоставлен сам себе. «Как же мне распорядиться этим временем?» — думал я, жуя мясо. Мне хотелось снова пойти в лес и добраться до края Мрака. Или отправиться к Проходному водопаду — узкой щели между Синими и Скалистыми горами, где Главная река сбрасывает воду из всех ручьев Долины Круга вниз, в неизвестное. Мне вздумалось взглянуть на водопад, поскольку, кроме Снежного Мрака, это был единственный выход из Долины Круга. Ровесники Старого Роджера помнили те времена, когда щель была шире и можно было спуститься вниз и выяснить, что же там такое. Но, пока было можно, никто этого не сделал, а потом случился большой камнепад. Со Скалистых гор скользнула вниз огромная плоская плита, и теперь между двумя утесами падали тонны воды, так что никакой это уже не проход.

Но у меня был всего один день, а этого слишком мало, чтобы добраться до Проходного водопада, да и вообще куда бы то ни было на краю Долины. К тому же у меня сильно-пресильно болела грудь после удара концом копья, на ней расплывался синяк, так что в конце концов я решил остаться за Семейной изгородью.

Я прошел через поляну Иглодревов к Мышекрылам. Они просыпались как раз перед нами и уже копошились вокруг поваленного дерева — топорами черного стекла рубили ветки. Над свежим срубом пня порхали светящиеся махавоны.

— Эй, Джон, — замерев с топором в руке, окликнул меня Мехмет Мышекрыл, странный смышленый паренек с худым лицом и бородкой клинышком. — Идешь за очередным леопардом?

— Пожалуй, отдохну бденек-другой. Устрою передышку. Оставлю парочку леопардов вам.

— Вкусная пеньковица? — спросил я у клешненогого малыша, который крутился возле дерева.

Мальчишка постучал палкой по пеньку, отгоняя махавонов. Они вспорхнули, трепеща блестящими крылышками.

— Попробуй, — предложил малыш, обрадовавшись случаю угостить большого парня, который убил леопарда, — и сам скажи.

Я заглянул внутрь пня. С последним спазмом смола покинула мягкие древесные жилы, и они, как обычно, ссохлись, лишившись жидкости. Внутри не осталось ничего, кроме воздуха, — горячего, влажного, сладкого до тошноты воздуха, поднимающегося из глубины. Жар овеял мое лицо. Я подобрал камешек, бросил внутрь и прижался ухом к отверстию, чтобы послушать, как он с грохотом падает все ниже, ниже, ниже, в огнедышащие пещеры Подземного мира, откуда берет начало любая жизнь, кроме нашей.

— Ты не хочешь пеньковицы? — спросил мальчишка и вновь треснул палкой по пеньку, чтобы на него не садились махавоны.

Я посмотрел внутрь. Там образовалось несколько кристаллов сахара, уже засиженных махавонами. Местами виднелся мышиный помет с частичками махавоньих крыльев. Выглядела пеньковица малоаппетитно, не то что в пеньках старых деревьев, которые не были срублены, а упали сами. Но я все-таки взял пару кристаллов, вытер их от мышиного помета об собственную накидку и засунул за щеку.

В одном из шалашей раздался плач. Это ревел тот малыш, которого обварило смолой. Прежде он ненадолго затих — наверно, устал настолько, что заснул, невзирая на боль, — но сейчас снова закричал, и я заметил, как морщатся Мышекрылы. Они смертельно устали от его воплей. Они были сыты по горло. Клешненогий мальчишка потерянно колотил по пеньку палкой. Взрослые и новошерстки опустили топоры, обреченно посмотрели на шалаш и принялись еще усерднее рубить дерево. Чем сильнее они стучали, тем меньше были слышны стоны ребенка.

Поскольку мне не было никакой нужды торчать у Мышекрылов, я пошел дальше. Но в Семье негде было спрятаться от криков малыша: их было слышно отовсюду. Даже в Синем краю, в самом дальнем от Мышекрылов конце Семьи, люди судачили о случившейся беде:

— Кажется, мальчишку Полом звать, бремен двенадцать ему. Ожог на пол-лица и всю грудь. Кругом липкая горячая смола, а у этих недоумков Мышекрылов даже горшка воды не нашлось, чтобы умыть малыша! Когда рубишь дерево, надо, чтобы рядом всегда была холодная вода.

— И кутаться в шкуры, и следить, чтобы дети не вертелись под ногами.

— Пол его звать. Очень сильный ожог. Что-то Мышекрылы последнее время совсем страх потеряли. Распоясались совсем. Жаль, конечно, но за что боролись, на то и напоролись. Мальчишка-то ни при чем. Это все взрослые виноваты.

— Тут дерево падает, а дети бегают без присмотра! Как так, я вас спрашиваю? Ну да это Мышекрылы, что с них взять. Жаль ребенка, пострадал ни за что. Его Полом звать, кажется.

Вот вам наша семейка. Никуда в ней не скрыться от чужих перетолков и мнений обо всем на свете. Клянусь сиськами Джелы, какая бы мелочь ни случилась, об этом тут же становилось известно всем, и Семья принималась судить-рядить, думать да гадать, тыкать пальцем, любопытствовать и цокать языком. Каждый решал, кому верить, кого жалеть, кого винить, как будто не было ничего важнее этих трех банальных вопросов. Я уже пожалел, что не отправился с остальными на поиски пищи и целый день вынужден маяться без дела. Тогда я бы хоть вырвался из Семьи.

Но я все-таки извлек из этого пользу. В Синем краю мне перепало несколько жареных птиц от тамошних маломамок: я им рассказал про леопарда. У Бруклинцев мне отсыпали сушеных фруктов. Я искупался в Большом озере, и чьи-то дети подошли и показали мне свои игрушечные кораблики из сушеной фруктовой кожуры, смазанной шерстячьим жиром.

У Лондонцев все спали в шалашах, кроме дозорного, высокого туповатого парня по имени Пит, примерно на беремя старше меня. Развалившись на лежаке из коры, устроенном возле пня, Пит жевал веточку иглодрева.

— Джон, как делишки?

— Нормально.

— Слышал, ты леопарда убил.

— Ага, на Холодной тропе.

— Ничего себе, далеко.

— Точно.

— Дальше разве что Проходной водопад.

— Нет, он ближе, но ведь есть еще и то, что под ним. И то, что за Мраком.

— Под водопадом? Никогда об этом не слышал. А ты уверен…

Пит осекся и расплылся в улыбке.

— Под водопадом! Клянусь именами Майкла, ты меня дуришь! Нет ничего под водопадом! А ведь я тебе почти поверил.

— Ну почему же. Разумеется, под ним что-то есть. Иначе куда, по-твоему, вода девается? Когда-то туда даже можно было забраться, пока со Скалистых гор не упала та огромная плита и не образовалось озеро.

Пит вздрогнул.

— Да кому придет в голову туда лезть? Мало ли что там. В Долине Круга и так есть все, что нам нужно.

Услышав наш разговор, из шалаша высунулась женщина — толстая, грудастая, взрослая, на вид раза в два-три старше меня. В шалаше спали пять-шесть ее детей.

— Ты ведь Джон? Тот, который убил леопарда?

Женщина с улыбкой вылезла из шалаша. Накидки на ней не было.

— Я Марта, — сказала она. — Хочешь немножко поскользить?

Пит деликатно отвернулся и замурлыкал себе под нос какой-то мотивчик.

— Пойдем вон туда, в звездоцветы, — Марта указала на россыпь ярких цветов возле ручья.

Многие женщины верят, что если переспать с молодым и здоровым парнем, то детишки родятся нормальными, без клешней и мышиных рыл. А мы, парни, в общем, и не возражаем.

— Ладно, — ответил я.

Мы пошли в звездоцветы, и Марта встала на четвереньки, чтобы я был сзади. Она занималась этим не ради удовольствия. Она не двигалась, не стонала, лишь легонько вздыхала из вежливости. И все это время мы слышали, как ребенок у Мышекрылов кричит и плачет от боли.

— Мальчишку вроде Полом зовут, — проговорила Марта. Я рывками входил и выходил из нее. — Его сильно обварило смолой, когда валили старый древосвет.

Марта задумалась. Я продолжал двигаться.

— У нас, Лондонцев, такого бы точно не случилось. Мы за своими детьми следим. Если бы мы валили дерево, ни одного малыша и близко бы не подпустили. И у нас всегда наготове горшок с водой, на всякий случай.

— Следите за малышами? Это наверняка… — пробормотал я и, вздрогнув, кончил в Марту. Она перевернулась и легла на спину в звездоцветы, подняв колени к груди и прикрывшись рукой, чтобы не вытекло семя, от которого, как она надеялась, родится еще один воспитанный лондонский малыш с ровными губками и нормальными ступнями и проживет всю жизнь на полянке под названием «Лондон», среди шалашей из коры и той горстки людей, которым нравится думать, что они отличаются от прочих членов Семьи.

Впрочем, отличия и правда были, думал я, стоя на коленях возле Марты, но глядя в другую сторону, на полянку Мышекрылов в дальнем конце Семьи. Я размышлял о группах, которые живут между ними и Лондонцами. Взять хотя бы имена. Синегорцев так зовут потому, что они селятся с Синего края, что возле Синих гор. Красных Огней — из-за кущи красносветов у нас на поляне (которые мы мало-помалу срубаем и заменяем на белосветы, посыпая пни их семенами). Лондонцы и Бруклинцы гордились тем, что их имена родом из-за Звездоворота, с самой Земли. На Земле живет большая Семья, в которой много-много групп. Группа Анджелы называлась «Лондон», и у тамошних обитателей были черные лица, как у нее самой. Группа Томми называлась «Бруклин», хотя некоторые звали их Удеями. (Что же до Трех Спутников, которые отправились на «Непокорном» сквозь Звездоворот, оставив Томми и Анджелу в Эдеме, то неизвестно, к какой группе принадлежали Диксон и Майкл, но группа Мехмета вроде бы называлась Турками, хотя фамилия у него — Харибей. Почему так — не знаю.)

Так что, конечно, Лондонцы отличались от Синегорцев, Синегорцы — от Мышекрылов, Мышекрылы — от Красных Огней. Каждая группа засыпала и просыпалась в свое определенное время, по-своему вела дела и решала вопросы, гордилась своими маленькими особенностями (как Лондонцы и Бруклинцы — тем, что их имена родом с Земли), в каждой группе были свои слабаки и силачи, добряки и эгоисты, мышерылы и клешненоги. Но мне все же казалось, что разница мала и ничтожна-ничтожна-преничтожна. На самом деле мы все похожи. Живем чуть не друг на дружке, во все суем нос и знаем, что у кого в голове. Мы неотделимы друг от друга. Как нам постоянно твердят Старейшины, мы все едины. И это правда: одна Семья, все вместе, двоюродные братья и сестры, все из одной утробы и от одного-единственного члена.

— Хочешь молока? — предложила Марта, приподняв грудь ладонями.

— Ага, давай, — согласился я и наклонился к Марте. Она держала грудь, пока я, стоя на коленях, сосал теплую сладкую жидкость.

— Так-то лучше, — проговорила Марта чуть погодя. — А то они уже болели.

Она потрепала меня по волосам, но без особой нежности.

— У меня недавно малыш умер, — пояснила она. — Спячек двадцать-тридцать назад. Маленький мышерыльчик. Страшненький, бедняжка, как летучая мышь. Личико будто расколото пополам сверху донизу. Как я ни старалась, он не мог сосать. В конце концов он просто…

Я почувствовал, как Марта трясется от рыданий. Вот почему она не спала. Она не могла заснуть. Не могла думать ни о чем, кроме мертвого младенца. Всем мамам тяжко, когда умирает ребенок. Они не могут думать ни о чем, кроме пустоты, которую оставил малыш. Марта Лондон не знала, как убить время. Не знала, как забыть о новорожденном.

— Всего у меня родилось десять детей, — продолжала она. — И все, кроме двух, — с мышиными рыльцами. Конечно, я все равно их люблю, но…

Она отпустила грудь, которую держала, и приподняла другую.

— Из моих детей выжили только трое, — сказала Марта. — Три девочки. Остальные все умерли. Все мои сыновья умерли. Последние три — еще в младенчестве.

Я сел.

— Ну, может, теперь тебе повезет.

Она кивнула, лежа среди мерцающих звездоцветов. На ее чумазом лице виднелись разводы от слез. Цветы сияли так ярко, что их стебли отбрасывали на тело Марты отблески, — светящиеся полоски и пятна, которые постоянно двигались, меняли форму. Одну ладонь Марта по-прежнему держала у себя между ног, чтобы мое счастливое семя не вытекло.

— Если спустя беремя я рожу мальчика, — сказала она, — то назову его в твою честь.

* * *

Совокупления со старомамками — забавная штука. Как вспомнишь, так встает. Представляешь себе, как твой член входит и выходит из нее, и хочешь еще. А когда при тебе другие пацаны хвастаются, что взрослая женщина предложила им переспать, начинаешь нервничать: вдруг у них это происходит чаще или лучше, чем у тебя? А мышерылы, с которыми мамки не хотят спать, слушают нас и думают: «Так нечестно. Ну почему они меня не зовут?» (Но они в жизни не признаются, потому что мы, парни с гладкими лицами, поднимем их на смех и ответим: «Потому что ты урод, Эйнштейн. Страшный-престрашный. Вспомни, как тебя называют. У тебя морда как у летучей мыши».)

Но сразу после этого испытываешь опустошение, как будто вместе с семенем из тебя ушла искра и ничто уже не имеет смысла. Вот так на самом деле чувствуешь себя потом, но это чувство быстро проходит, и поскольку о нем неприятно ни говорить, ни вспоминать, то ты его стараешься поскорее выкинуть из головы, забываешь обо всем до следующего раза и ни с кем не обсуждаешь.

Мне не хотелось идти через Поляну Круга, чтобы, не дай бог, не напороться на Старейшин, поэтому я двинул вдоль ручья Диксона, там, где он течет к Слиянию Ручьев и бревенчатому мосту. Единственная неприятность, которая меня там подстерегала, была в том, что ниже по ручью строил лодки одноногий Джеффо Лондон, а он ужасный зануда, от которого не так-то просто отделаться.

— Эй! Кто там? Ты случайно не Джон Красносвет, который убил леопарда?

Черт. Я так надеялся, что Джеффо будет плавать где-нибудь по ручью на одной из своих лодок, а он оказался на берегу. Сидел на бревнышке под белосветом и мастерил очередную посудину. Джеффо был здоровенным детиной бремен шестидесяти, с добрым слабым лицом, без зубов и одной ноги ниже колена. Он делал лодку из куска красносвета длиной ярда в три. Лондон уже выскреб оттуда старые засохшие жилы, пилой черного стекла отпилил концы бревна и отполировал их шершавым камнем. У него был устроен специальный костер, чтобы варить клей из смолы. Посредине зияла глубокая яма с горячей липкой смолой, а вокруг нее — ров с раскаленными углями. Джеффо ложкой из коры зачерпывал раствор и обмазывал им куски шерстячьей шкуры, натянутые с концов бревна. После того как Лондон в первый раз промазывал шкуру, она высыхала и становилась жесткой-прежесткой; сейчас он наносил второй слой клея, чтобы соединить несколько шкур между собой.

— Давно ты уже с ней возишься?

— дней двадцать по меньшей мере.

— А сколько всего лодок сделал?

— Тридцать-сорок. Ты же понимаешь, их надолго не хватает. Сколько клея ни мажь, рано или поздно концы отходят, люди прибегают ко мне и просят: «Джеффо! Приклей обратно!» А я отвечаю: «Не могу, нужны мягкие шкуры, такие, чтобы тянулись, а если дерево на концах подмокло, то и новое бревно». Тогда они говорят: «Джеффо, сделай новую лодку!»

— Тебе не надоедает?

— Ну, если надоест, я всегда могу уплыть порыбачить. Покататься на лодке для меня — все равно что сходить погулять. Я по воде двигаюсь так же быстро, как вы — пешком по суше. Даже быстрее. Никто не догонит старого Джеффо на лодке. Да и нравится мне их мастерить. Хорошее это дело. Нас ведь этому еще Томми с Джелой научили. Сказали, мол, стройте лодки, и в один прекрасный день вы поймете, как сделать судно вроде того, на котором мы с Тремя Спутниками добрались сюда. И тогда сможете вернуться на Землю.

«Клянусь членом Тома и Гарри, — подумал я, — в этом-то и есть наша беда! Потому-то у нас все и наперекосяк. Мы живем так, словно Эдем — не наша родина, а просто лагерь, где мы устроили привал, как охотники, когда на несколько дней остаются в лесу. И только и ждем, когда можно будет вернуться домой».

— А тебе не кажется, что для того, чтобы вернуться на Землю, нужно что-то получше старого бревна с приклеенными к нему шкурами, а, Джеффо? — заметил я вслух. — Ну сам подумай. Все, кто умеет летать, легче твоих лодок. Летучие мыши, махавоны, птицы — все они почти ничего не весят. А твою лодку на воду вдвоем-втроем спускают.

— По-твоему, Посадочный Апарат похож на махавона? Вспомни, он же огромный, как Круг Камней, — фыркнул Джеффо. — И сделан из металла, а это тяжелее камня. Нет, просто они нашли способ сделать так, чтобы тяжелые предметы летали, как плавают по воде.

Пожалуй, это правда. Земляне придумали какой-то способ заставить тяжелые предметы летать. Но что это за способ? Я об этом знал не больше, чем Джеффо или любой другой. Я ничем не отличался от остальных. Нам было известно так мало, а землянам — так много. Мы многого не понимали. Что же странного в том, что мы так мечтали о Земле? Неудивительно, что мы с нетерпением ждали того дня, когда земляне наконец прилетят. И вполне естественно, что Джеффо верит, будто в один прекрасный день сделает небесную лодку из старого бревна и тогда нам не придется ждать землян. Что ж тут такого, что вся Семья дает Люси Лу, у которой вечно глаза на мокром месте, черное стекло и шкуры за россказни о том, как наши тени улетят на светлую-пресветлую Землю, когда испустят последний вздох наши тяжелые старые тела.

— А правду говорят, что ты однажды заблудился в Снежном Мраке? — поинтересовался я. — Пару дней назад мы дошли до его края, там, на Холодной тропе, и Старый Роджер рассказал нам эту историю. Но я не понял, как ты умудрился там потеряться?

Джеффо отвернулся, и я было подумал, что он не хочет отвечать.

— Да меня чертовы шерстяки завели, — признался он наконец. — Я все шел и за шел за огнями у них во лбу, а потом вдруг потерял их из виду. Кругом темным-темно, хоть глаз выколи. То есть вообще ничего не видно. Даже поднеси я собственную руку к глазам, и то не смог бы ее разглядеть. Клянусь шеей Тома, там было холодно-прехолодно. Ни зги не видать, не за что ухватиться, только стужа, и все. Ужасное место. Говорят, весь Эдем был такой, пока из Подземного мира не появилась жизнь, а с неба не спустились мы. Повсюду только темнота, лед и камни. Если это и правда так, тогда об этом и думать не стоит. Хуже просто некуда.

Лондон покачал головой.

— В общем, не знаю, где я очутился. Не знаю, почему не слышал, как остальные меня звали. Разумеется, я тоже кричал, но до меня доносилось только эхо сверху, с гор. Эхо, и снова эхо — уже от того эха, и эхо эха того эха, так что я понял: наверху тоже лед и камни, еще выше и холоднее, и… и….

Фу. Голос у него задрожал, словно Джеффо сейчас расплачется, как ребенок, если продолжит рассказ, и я перебил его:

— Тогда нам нечего и надеяться, что мы выживем, пролетев на корабле сквозь Звездоворот. Ведь если даже над лесом так темно и холодно, то как же тогда среди звезд?

Джеффо с возмущением посмотрел на меня.

— Ну у них же это как-то получилось! У Томми, Анджелы и Спутников. Им-то это как-то удалось? Им было известно множество вещей, которых у нас нет: металл, пластик и иск… — на этом слове он запнулся, — искричество. Они умели летать, знали, как согреться. И если мы будем продолжать строить лодки, мы тоже научимся.

Так сказал Джеффо. Правда, во время этой тирады он сердито размазывал клей по шкуре на конце бревна, точно так же, как проделывал с любой другой лодкой, выходившей из-под его рук. Он не пытался найти что-то новое, никогда не пробовал, ни разу за все время, что смастерил тридцать-сорок лодок.

— А ногу ты как потерял? — спросил я.

— Эти ублюдки отрезали ее стеклянным ножом. Разве Роджер тебе не рассказал? Что-то ты задаешь слишком много вопросов, молодой человек. И очень невежливых вопросов! Неужели непонятно, что я не хочу об этом говорить? Не люблю об этом вспоминать. А ты бы на моем месте любил? Иди-ка ты, Джон, куда шел, и дай мне спокойно доделать лодку.

Я еле заметно улыбнулся, довольный тем, что придумал, как отделаться от старого зануды, и отправился через Бруклинцев и Иглодревов обратно к Красным Огням. Охотники и собиратели как раз вернулись из леса с добычей — старой жилистой звездной птицей и парой мешков фруктов. Этого было мало, слишком мало для сорока с лишним человек. Если бы у нас не оставалось еще трех ног шерстяка, мы бы все легли спать голодными.

6

Тина Иглодрев

В конце дня, спустя две спячки после того, как Джон Красносвет убил леопарда, мы с ним шагали вдоль ручья Диксона. Мы вскарабкались на скалы за изгородью Лондонцев и Синегорцев, так что Глубокое озеро со светящимися волнистыми водорослями, водносветами и яркими устричными отмелями осталось внизу, под нами.

— Такое ощущение, будто там внизу еще один лес, правда? — заметила я. — Еще одна маленькая Долина Круга, окруженная скалами, со своим Снежным Мраком. Разница только в том, что этот лес — под водой.

С нижнего края озера был даже узенький водопадик — там, где вода из Глубокого спадала в Большое озеро, так же, как все реки и ручьи Долины Круга стекали вниз сквозь узкую щель Проходного водопада.

— Ага, — фыркнул Джон. — И если в Проходной водопад свалится еще одна плита, то весь лес Долины Круга тоже окажется под водой.

Люди нечасто ходят к Глубокому озеру. Вот и сейчас тут никого не было. Мы спустились к воде, сняли накидки и нырнули. Вода была прозрачная, как воздух, и теплая-претеплая, как мамино молоко. Ручей, который наполняет Глубокое озеро, вытекает из снежной глыбы Диксона высоко в Синих горах, и поэтому вода в нем ледяная, но корни деревьев и водносветы ее согревают.

— А ты не робкого десятка, — бросила я, когда мы вынырнули у берега. — В одиночку убил леопарда.

Схватившись за корни деревьев, мы стояли лицом друг к другу, близко-близко, по плечи в теплой-претеплой воде.

— Мне все об этом говорят, — усмехнулся Джон, — но в твоих устах это звучит как вопрос.

Я кивнула. Это и был вопрос. Я пыталась разгадать Джона. Выглядел он прекрасно, спору нет, настоящий красавчик, и яснее ясного, почему его так любят старомамки, охочие до детородного семени. Еще он был умен и сообразителен, и остальные парни его уважали. А теперь он к тому же прославился на всю Семью: о нем узнали все. Все это отлично-преотлично, но я пока так и не поняла его до конца. И никто не понимал. Было в Джоне что-то такое, что он скрывал.

— Знаешь, — призналась я, — мне кажется, раз в жизни любой способен на отчаянный поступок. Каждый может быть смелым, но только в чем-то одном.

Джон пожал плечами.

— Пожалуй, ты права. Но один отчаянный поступок ничего не значит. Иногда люди ведут себя храбро только потому, что у них нет времени что-то придумать.

— У тебя было так же?

Джон задумался.

— У меня действительно было не так много времени, когда леопард кружил вокруг нас. Но я знал, что у меня есть выбор и никто меня не осудит, если я убегу. Так что, пожалуй, я остался стоять не потому, что не успел придумать ничего получше.

— Тогда почему? Это всего-навсего леопард. Его же даже есть нельзя.

— Я сделал это, потому что… Знаешь, я никогда не понимал, что мною движет в такие минуты. Думаю, этого никто не понимает. Я вдруг осознал, что выбираю не только то, как мне быть, но и каким быть. Вот так все и решилось. И отныне я всегда буду принимать решения, исходя из этого.

— Ты имеешь в виду, всегда будешь лезть на рожон?

Джон фыркнул.

— Нет, конечно. Это полный идиотизм. Мне бы тут же пришел конец. Я имею в виду, что всегда буду думать о том, чего хочу добиться и кем стать, а не только о том, что нужно сию минуту.

Я улыбнулась и поцеловала его. Мне понравились его слова. Я и сама считала так же. Леопардов я не убивала и не собиралась, но когда я что-то делаю, всегда стараюсь убедиться, что поступаю так, не потому что проще и не для того, чтобы никого не обидеть.

— Хороший план, — похвалила я Джона. — Я и сама такая.

— Правда? В чем же?

— Ну я же Иглодрев, и я обрезала волосы, чтобы они торчали иголками, и я вся колючая-колючая-преколючая. Говорю что думаю, не позволяю никому диктовать, что мне делать. И даже если мне страшно, все равно думаю: «А может, все-таки попробовать?»

Джон с улыбкой кивнул, и я снова быстро поцеловала его и отстранилась.

— Ну что ж, мистер Убийца Леопардов, — проговорила я, — посмотрим, насколько долго ты умеешь задерживать дыхание. Спорим, я наберу больше устриц, чем ты.

Я нырнула в светящуюся воду, по которой бежала мелкая рябь, и стала осматривать рифы на глубине шесть-семь футов: там к скалам лепились устрицы, открывавшие и закрывавшие блестящие розовые рты. Набрав горсть с трех разных рифов, я вынырнула на поверхность, бросила устриц на каменистый берег, и тут рядом со мной выплыл Джон.

— Ха-ха! У меня больше… — выдохнул он, но я, не дослушав его, нырнула обратно в глубину сквозь большой сверкающий косяк рыбок.

Мы выловили и сложили на берегу целую кучу устриц, а потом улеглись на мягкую землю под плакучими желтосветами и принялись открывать раковины. Устрицы пыхтели и шипели, умирая, и мы доставали блестящее мясо, кормили друг друга, устраивали шуточные потасовки за самый лакомый кусочек, пили сок друг у друга с губ и языков.

— Хочешь со мной переспать, мистер Убийца Леопардов? Хочешь скользнуть в меня? — прошептала я, поцеловала Джона и положила руку ему на член. — Только давай через черный ход, я не хочу забеременеть. Не улыбается мне стать маломамкой и сидеть день-деньской в Семье в окружении слепых стариков, клешненогих и малышни.

Я была уверена, что он согласится, но ошибалась.

— Давай не сейчас, — ответил Джон. — Как-нибудь в другой раз.

Я очень-очень удивилась. Ну и обиделась, конечно. Что он себе позволяет? Зачем тогда мы сюда пришли? Мало кто из парней в Семье отказался бы со мной переспать, тем более когда я сама предложила, да и мужчины тоже, судя по тому, как они на меня смотрят, хотя правила Семьи и запрещают взрослым заниматься этим с новошерстками.

— Ты просто слишком часто спишь со старомамками, — бросила я. — Типа этой Марты Лондон, с которой ты пошел в свой выходной. Старой Мартой, у которой недавно умер ребенок. Видимо, она и такие, как она, тебя окончательно вымотали.

Джон, похоже, удивился, что мне все известно. Вот дурак. Да в Семье шагу нельзя ступить, чтобы об этом никто не узнал, не высказал свое мнение, не принялся судить-рядить и решать, как же с этим быть. Про Джона и Марту Лондон мне рассказало человек пять. Разумеется, радости мне это не доставило. Ну да, все парни спят со старомамками при каждом удобном случае, но ведь я ему намекнула, что хочу его, разве нет? Можно было рассчитывать, что уж день-другой он потерпит, побережет себя для меня.

— Это тут ни при чем, — возразил Джон. — Это другое. Это ради Семьи. Просто…

Он осекся и задумался. Причем настолько углубился в свои мысли, что, казалось, совершенно забыл про меня. А когда снова заговорил, было непонятно, догадался ли он, почему это меня так задело.

— Ну да, — сказал Джон. — Может, и не стоит идти со старомамками каждый раз, когда они зовут. Вот об этом я и говорил: мы поступаем так, а не иначе, потому что так проще, мы не…

— Да-да, конечно, но как насчет моего предложения?

— Ну я…

— Ты меня не хочешь?

Джон рассмеялся.

— Ты прекрасно знаешь, что хочу. Ты же только что трогала мой член! Когда мы сюда шли, он едва не выпрыгивал у меня из-под повязки. А сейчас я хочу поесть устриц и поболтать. Что тут странного? Мне столько нужно тебе рассказать. Мало кто в Семье понял бы, что я вообще имею в виду. Разумеется, мы можем и переспать, но это слишком просто. Это такая очевидная штука, и было бы интереснее, если бы…

— Хорошо, давай поболтаем, — согласилась я. — Давай поговорим о том, что, как тебе кажется, пойму только я.

Джон раскрыл очередную устрицу, вырвал шипящее розовое мясо и зашвырнул пустую ракушку обратно в воду.

— Взять хотя бы леопарда: ты поняла, почему я его убил. Я часто об этом думаю. И о том, в чем Семья не права. Каждый раз, как перед нами встает выбор, мы убегаем и прячемся на дереве. Это настолько вошло у нас в привычку, что стало второй натурой: мы вечно прячемся от всего, что нас пугает, и ждем, пока кто-нибудь придет к нам на помощь.

— И как бы мы себя вели, будь мы другими?

— Ну… — Джон замялся, словно не мог решить, что сказать. — Думаю, мы бы не кучковались возле Круга Камней, дожидаясь, пока за нами прилетят с Земли и заберут нас к себе.

— Значит, ты не веришь, что земляне прилетят?

Джон впился в меня взглядом.

— Я этого не говорил. Разумеется, верю. Когда-нибудь они прилетят. Я лишь хочу сказать, что не стоит всю жизнь сидеть сиднем на одной поляне, ждать и мечтать, как мы вернемся на Землю. Нас учат быть хорошими-прехорошими, чтобы мы понравились землянам, когда они наконец прилетят, и они захотели бы забрать нас с собой. Но мы бы им понравились куда больше, если бы жили, как они. Открывали мир, пробовали новое, меняли жизнь к лучшему. Чем может понравиться Семья, которая ютится в лесу да грезит наяву и не сдвинется с места, даже если будет голодать или тонуть?

Я рассмеялась.

— Ничем, — согласилась я.

— К тому же, — продолжал Джон, — нет никакого основания верить, что земляне скоро прилетят. Ну да, мы знаем, что Три Спутника вернулись на «Непокорный», и полагаем, будто им удалось пролететь на нем сквозь Дыру в небе. Но ведь мы помним, что «Непокорный» сломался? Еще когда Анджела и Майкл гнались за ним на Полицейском Апарате. Истинная история утверждает, что Три Спутника понимали: шансы «Непокорного» вернуться на Землю целым и невредимым невелики, а значит, им едва ли удастся выжить. Разве Томми с Анджелой не поэтому остались в Эдеме? Чтобы хоть кто-то остался в живых?

Я кивнула.

— Прошло уже две сотни бремен, значит, что-то все-таки случилось, иначе бы они давно починили «Непокорного» и прилетели за нами. Но даже если Три Спутника погибли и починить «Непокорного» невозможно, корабль все равно мог вернуться на Землю. Ну, как лодку прибивает течением к берегу. И…

— …и земляне узнали бы о случившемся благодаря Ради-Бо и Компьютеру. Да, я это все слышала. Однако новый звездолет так быстро не построишь. Говорят, первый делали тысячи лет.

— «Лет», — передразнила я Джона. — Так только старики говорят!

Джон пожал плечами.

— Хорошо, пусть будет «бремен». Так что едва ли нам стоит жить надеждой на возвращение, кучковаться на поляне и изо дня в день делать одно и то же.

— Но ведь в Истинной истории сказано, что земляне прилетят к Кругу Камней, и если нас там не окажется, то они нас не найдут.

— Да, — согласился Джон. — Я это помню.

Он снова задумался. Дважды порывался заговорить и умолкал.

— Я уверен, — произнес он наконец еле слышно, так словно ему не хотелось этого говорить, — если уж они прилетят на космическом корабле сквозь Звездоворот, то непременно найдут нас, даже если мы будем в нескольких милях от Круга. Разве не стоит попробовать? Что толку ждать на одном месте, если, к примеру, у нас кончится пища и мы начнем голодать? Чтобы земляне нашли вместо нас груду костей?

Я поцеловала его.

— Может, все-таки переспим?

— Не сейчас. Давай в другой раз. Слишком много всего в голове крутится.

На этот раз я даже не обиделась. Мне нравилось, что Джон до этого додумался. У большинства парней в Семье на уме только одно: как бы с кем переспать. А уж если бы они лежали со мной на берегу Глубокого озера, да еще и без повязок, и никого бы рядом не было, и я сама предложила переспать… Пожалуй, никто бы не отказался. Разумеется, кроме тех, которые предпочитали мальчиков.

— Было бы легче, — заметила я, — если бы мы знали наверняка, что земляне никогда не прилетят. А то мы как мать, у которой ребенок пропал в лесу. Она ни о чем другом думать не может, пока не найдут его кости.

Джон задумался.

— Но если бы мы знали это наверняка, нам было бы одиноко-преодиноко, — заметил он. — И грустно-прегрустно.

7

Джон Красносвет

Старая Люси Лу говорит, что внутри каждого живого существа прячется тень и ждет, когда можно будет выбраться наружу. Бред, конечно, но в каком-то смысле у многих так и есть. Взять хотя бы Джерри: он смеется, кричит, дурачится, но из глаз у него выглядывает тень, ничуть не похожая на то лицо, которое он показывает миру. Пуганая-перепуганая тень, которая боится, что ее бросят одну или поднимут на смех, да даже просто увидят. Или Белла: умная, рассудительная, но наполовину тень. Даже больше чем наполовину. Тень настолько захватила ее, что едва ли Белла знает собственное тело.

А вот Тина совсем другая. Ее лицо и тело не служили убежищем для тени, они принадлежали только ей, и Тина понимала это. Потому-то мужчины и парни не сводили с нее глаз. Было ясно как день: красота Тины — это и есть сама Тина. Вся, целиком.

Когда мы шли к Глубокому озеру, мне безумно-безумно хотелось с ней переспать. И в конце дня, забравшись в крошечный шалаш, где мы жили с Джерри и Джеффом, я долго не мог заснуть, думая о том, как сильно ее хочу. Я спрашивал себя, почему же не переспал с Тиной, когда мог, и понимал, что причина куда сложнее, чем та, о которой я рассказал ей. Но что это такое, я и сам не знал.

А когда наконец заснул, то увидел сон из тех, что снятся каждому в Семье: о землянах, которые прилетели за нами сквозь Звездоворот на сияющем Апарате, чтобы забрать нас домой. Я же в эту минуту был далеко. Издалека я видел, как Апарат спускается с неба, и побежал туда, но постоянно на что-то натыкался, никак не мог подобраться ближе и вскоре понял, что он вот-вот поднимется в воздух, улетит на Землю без меня и никогда уже не вернется.

* * *

На следующий день Белла отправила меня с остальными на поиски пищи. Настоящей охотой это не назовешь: пришлось бродить возле самой Семейной изгороди, потому что со мной были большой Мет, Джерри и Джефф, который из-за своих ступней-клешней не может далеко ходить. Возле изгороди, конечно, много не наберешь, потому что там все пасутся, но нам в каком-то смысле повезло: Мет практически сразу заметил хвост трубочника, юркнувшего в воздушную жилу белосвета.

Трубочник оказался серым, толщиной в руку и в две-три руки длиной, с тридцатью-сорока парами крошечных клешней, блестящими глазами и безобразным ртом с острыми хищными черными зубками. Когда ищешь пеньковицу в обрубках деревьев и воздушных жилах, надо держать ухо востро, чтобы не напороться на такого трубочника. Малышне иногда так не терпится поживиться сладостями, что они забывают проверить, нет ли трубочников, а те нападают и кусают детей за голову. В Семье есть несколько детишек со шрамами на лице, а то и вовсе без глаз или без носа. Поэтому взрослые нас учили, что нужно убивать всех трубочников, которых только увидишь возле Семьи. А недавно мы стали их есть. Когда удаляешь кости и панцирь, остается прилично мяса, хотя оно, конечно, отдает грязью и у некоторых от него болит живот.

В общем, заметив, как трубочник юркнул в жилу, мы отступили, выждали, чтобы он там развернулся, а сами тем временем приготовили крепкую веревку из волнистой водоросли, которую захватили с собой, и завязали на конце петлю. У меня с собой была хорошая дубинка. Я ее сделал из ветки белосвета, а с широкого конца засунул два булыжника и заклеил клеем из шерстячьих копыт. Дубинку я передал Мету — высокому, неуклюжему тугодуму.

— А ты разве сам не хочешь, Джон? — удивился Мет, словно теперь, после леопарда, я имею полное право убивать любых зверей, каких мне вздумается.

Таким, как Мет, нужно, чтобы кто-то диктовал, как им быть и что думать.

— Нет. Ты его увидел, ты и убивай.

Когда показался трубочник, махавоны разлетелись, но память у них короткая, так что, едва тот скрылся из виду, они снова облепили пеньковицу. Вскоре появилась и летучая мышь, черная, как смоль, как леопардова шерсть. Мышь порхала и пикировала, точно клочок темноты в светящемся лесу, хватая выползавших из пня махавонов.

Глупая мышь не догадывалась, что ее ждет. Цап! Трубочник высунул голову из пня, одним махом поймал мышь и проглотил — только косточки хрустнули. Да еще прихватил с мышью парочку махавонов. Послышалось цоканье, и трубочник юркнул обратно в воздушную жилу.

Я посмотрел на Мета. Он бы, конечно, предпочел, чтобы я руководил, но по моему лицу понял, что придется отдуваться самому.

— Ну… Джерри, Джефф, веревка готова? — спросил он.

Все трое тихонько подкрались к пню. Джерри с Джеффом расположились по бокам, свесив петлю над дырой. Мет встал перед ними с дубинкой наготове.

Появилась еще одна летучая мышь и стала спускаться, описывая круги над пнем. Ее крылья со свистом рассекали воздух; врезавшись в стаю махавонов, мышь схватила крошечными лапками самого большого — толстого синего — и снова взмыла ввысь сквозь сияющие ветки, все выше, выше, выше, на лету пожирая добычу. Вверх, вверх, вверх, потом по кругу и снова вниз, все ниже и ниже, до самой воздушной жилы.

— Давай! — крикнул Мет, завидев, что трубочник высунул голову. Джефф и Джерри затянули петлю. Мет махнул дубинкой. Послышался шлепок. Мышь, запищав, порскнула прочь.

В такой момент три вещи могут пойти наперекосяк. Во-первых, трубочник испугается, быстренько спрячется, и тогда его уже не поймать. Во-вторых, если ему дать по башке, но не затянуть петлю, он провалится обратно по воздушной жиле в Подземный мир и либо сгниет, либо его съедят тамошние обитатели. В-третьих, если затянуть петлю, а дубинкой не оглушить, трубочник начнет метаться, как бешеный, и тогда останется только изо всех сил держать веревку и молиться, чтобы она не порвалась, иначе он тебя тяпнет, а зубы у него очень острые. Но сейчас ребята все сделали правильно. Затянули петлю на шее трубочника и оглушили его дубинкой — если не насмерть, то до полусмерти точно. Когда Джерри с Джеффом вытянули его из жилы, трубочник еще дергался, махал лапами, щелкал и стриг клешнями воздух.

— Попался! — радостно завопил Мет и еще раз врезал трубочнику дубинкой.

Подбежал Джерри и наступил на добычу. Мет снова ударил зверя.

Джефф же был странным ребенком. До этой минуты он принимал живое участие в охоте, а сейчас замер поодаль и наблюдал за происходящим как бы со стороны.

— Мы здесь, — проговорил Джефф. — Все по-настоящему. Мы и правда здесь.

— Ну ты и придурок! — крикнул Мет и еще раз ударил подрагивавшего трубочника дубинкой. — Конечно, здесь, где же еще?

Джерри озадаченно посмотрел на Джеффа. С одной стороны, он всегда его защищал, заботился о нем, а с другой — очень его уважал, хотя Джефф был младше. Джерри понимал, что его брат особенный, не такой, как все, тогда как он сам — обычный парень.

Джефф присел на корточки возле трубочника, осторожно, как младенца, погладил его по разбитой голове, провел пальцами по горячему, покрытому чешуей тельцу.

— Бедненький. Бедный трубочник.

— Что ты несешь? — фыркнул Мет и посмотрел на нас с Джерри, словно приглашая посмеяться вместе с ним. Но мы не смеялись.

— Это же просто трубочник! — сказал Мет.

— Интересно, каково это — быть трубочником? — поинтересовался Джефф.

— В смысле — «каково быть трубочником»? — удивленно воскликнул Мет и снова взглянул на нас с Джерри. Неужели мы не понимаем, что это смешно?

— Ну, например, о чем он думает, — пояснил Джефф.

Ребятишки вроде Джеффа — я имею в виду, с клешнями вместо ступней и с мышиными рыльцами, те, кого остальные дети не берут в игру, — ведут себя по-разному. Большинство отчаянно старается понравиться и подружиться со сверстниками. Другие вырастают хулиганами, норовят всеми помыкать, как Дэвид Красносвет. А меньшинство держится в стороне и думает о своем. Джефф как раз из таких. Он был умный-преумный, гораздо смышленее Джерри. В голове у него крутилось куда больше мыслей. У него был свой взгляд, своя точка зрения, которую он не стал бы скрывать, чтобы кому-то польстить. Мне в нем это очень нравилось. Я тоже в каком-то смысле держался в стороне. Не из-за клешней и прочего, а просто потому, что чувствовал себя другим. Совсем-совсем другим. Так что в некотором роде мы с Джеффом были духовно близки. Кое в чем мы были похожи, хотя Джефф был тихим и спокойным, и во многом мы все же отличались.

Мет свернул дохлого трубочника в клубок и обвязал веревкой. Джерри с Джеффом засунули руки в воздушную жилу и вытащили всю пеньковицу, до которой смогли дотянуться. Когда мы вернулись в Семью, оказалось, что наш трубочник — лучшая добыча за сегодня, и все принялись нахваливать Мета, мол, отличный охотник. А ведь было время — и не то что несколько поколений назад, а еще когда я был маленьким, — люди убивали трубочников и бросали в лесу на съеденье древесным лисицам и звездным птицам: считалось, что такое дрянное мясо не стоит даже тащить домой.

* * *

Мы с группой поели, потом Старый Роджер обыграл меня в шахматы, а после этого я снова отправился к Иглодревам, чтобы увидеть Тину.

— А вы двое, похоже, подружились, — говорили при виде меня Иглодревы и переглядывались понимающе, как будто чтобы понять, что парень с девушкой нравятся друг другу, нужно быть семи пядей во лбу, хотя в этом нет ничего особенного.

Мы с Тиной прошли мимо Бруклинцев, Лондонцев и Синегорцев, и все они таращились на нас, переглядываясь, как будто хотели сказать: «Видали?» Мы направились за скалы, к Глубокому озеру, которое сияло внизу, в укромном месте, в окружении камней и светящихся деревьев, как мир внутри мира внутри другого мира. Мы спустились на берег, туда, где были в прошлый раз. Над водой порхала летучая мышь диковинной переливчатой окраски — то взмывала вверх, то снова спускалась. В зарослях кувшинок угнездилась пара уточек; птицы трещали и ворковали друг с другом, разглаживали лапками перья. На головах у уток сверкали крошечные зеленые огоньки. В чаще леса у Синих гор кричала звездная птица-самочка: «Аааа! Ааааа! Ааааа!»

Вдруг прямо возле нас раздалось уханье самца в ответ: «Хуум! Хуум! Хуум!» От неожиданности мы даже подскочили, потому что не заметили птицу на дереве в ярком свете белых огней. Птица хлопала золотистыми крыльями и трясла синим хвостом, так что разноцветные звезды мерцали. Наклонив голову, она скосила на нас черный плоский глаз, внутри которого, словно тайные мысли, мигали огоньки, открыла и закрыла черный крючковатый клюв, как будто хотела что-то сказать, но передумала. Из-под крыльев показались чешуйчатые лапы: птица свела кончики пальцев, и послышалось щелканье длинных черных когтей.

Тина развязала набедренную повязку и бросилась в теплую воду. Звездная птица, со свистом разрезая воздух, пролетела над озером и скрылась в лесу. До нас донесся шум ее крыльев, стук веток белосветов и несколько громких криков: «Раа! Раа! Раа!» Я нырнул за Тиной. Мы не стали возиться с устрицами — ведь все, что лежали поближе, мы собрали еще в прошлый раз. Вместо этого мы принялись соревноваться, кто быстрее доплывет до того берега и обратно, рассекая длинные узкие полосы водносветов или проплывая под ними, если заросли оказывались слишком густыми. Под водой казалось, будто мы летим над скалами, уходящими в глубину, над сияющими водяными огнями и волнистыми водорослями, над зелеными и красными тигровыми рыбами, над крошечными синими рыбками, которые плескались на мелководье. Все ниже и ниже, отмель за отмелью: Глубокое озеро не чета Большому и Длинному, где, нырнув, достаешь до дна. В Глубоком озере дна не видно.

— Ты придумал, о чем мы сегодня будем говорить? — спросила Тина, когда мы вылезли на берег, и отсыпала мне орехов с водносветов.

— Мы здесь, — ответил я, прожевав орех. — Так говорит Джефф. Слышала? Мы здесь. Мы и правда здесь.

Тина не рассмеялась, как Мет. Она прищурилась, пытаясь понять, что я хочу сказать, и наконец кивнула:

— Ага, — ответила она. — Слышала, конечно. Мы здесь. Ну и?

— Почти никто даже не задумывается об этом. Они хлопочут по хозяйству, едят, сплетничают, жалуются на жизнь, снова что-то жуют, потом с кем-нибудь переспят, а тут и на боковую пора… и никогда не задумываются о том, где они живут и где могли бы быть.

— Ну почему же. Мне кажется, они как раз только и делают, что мечтают о том, где могли бы быть.

— В смысле, на Земле? Да, они хотели бы пожить бок о бок с Обитателями Сумрака. Они хотели бы, чтобы с неба спустился корабль и увез их прочь от всех наших бед. Ты это имела в виду?

— Да. Именно так.

— Это все равно что вообще не думать о том, где они и где хотели бы оказаться, — возразил я. — Потому что в таком случае им не надо ничего делать.

— А тебе разве не хотелось бы попасть на Землю? — нахмурилась Тина. — Чтобы с небес лился свет, ну и так далее?

Как же мы мечтаем об этом свете. Всю свою жизнь мы тоскуем по нему.

— Конечно, хотел бы, — ответил я. — Но что толку об этом говорить? Я же не на Земле, верно? И, может, никогда туда не попаду. Я в Эдеме. Мы все в Эдеме. И это все, что у нас есть.

Я обвел рукой, указывая на вид, который открывался нашим глазам: порхавшая над самой поверхностью крохотная переливчатая летучая мышь, касаясь воды кончиками пальцев, оставляла на озерной глади искристый след; ветвь белосвета нависала над собственным отражением; блестящие рыбки сновали в сплетении корней у самого берега.

«Хуум! Хуум!» — закричала звездная птица в чаще.

«Ааа! Ааа!» — откликнулась другая.

— Ну да, — согласилась Тина. — Это все, что у нас есть.

Она отстранилась и посмотрела мне в глаза.

Сейчас все было иначе, чем в прошлый раз. Иногда парни и девушки решают переспать, просто чтобы не разговаривать и не думать о том, что происходит. Все равно что уснуть или набить рот едой. Или спрятаться на дереве от леопарда. Поэтому раньше мне не хотелось спать с Тиной. Но сейчас все было иначе. Это не то же самое, что сбежать от леопарда на дерево. Это как встретить его без страха. Я наклонился, чтобы поцеловать ее в нежные, жестокие, насмешливые губы. Я потянулся к Тине. Она придвинулась ко мне. Я…

«Гааааааар! Гааааааааар! Гааааааааар!»

Донесшееся из Семьи гудение эхом отразилось от скал. «Гааааааар! Гааааааааар! Гааааааааар!» Омерзительная какофония: звуки не сочетались друг с другом. «Гааааааар! Гааааааааар! Гааааааааар!» — раздавалось с поляны Круга. «Гааааааар! Гааааааааар! Гааааааааар!»

— Сиськи Джелы! — прошипела Тина, приподнялась и села.

Мы много раз слышали этот призыв. Так звучал сигнал всей Семье собраться на поляне. Это была Гадафщина. Видимо, старейшины наконец договорились о днях и годах, решили, что пора настала (с прошлой Гадафщины минуло ровно триста шестьдесят пять дней), и велели Каролине и остальным членам Совета достать рога, сделанные из полых веток, и созвать всех новошерстков и юношей, которых только смогут найти, чтобы те протрубили сбор.

«Гааааааар! Гааааааааар! Гааааааааар!»

Звук противный, но слышен хорошо. Зов разносился по долине, брюзгливый, как сами Старейшины. Он долетит и до охотников на шерстяков в снегах на Холодной тропе. И до тех, кто выкапывает черное стекло у Проходного водопада. И до тех, кто ищет пеньковицу наверху, у снежной глыбы Диксона. И все они поймут, что это значит.

«Гааааааар! Гааааааааар! Гааааааааар!»

— Нам не обязательно бежать туда со всех ног, — заметила Тина.

— Да мы вообще можем не ходить, — согласился я.

Она посмотрела на меня.

— Ты прав. Что они нам сделают?

— Ровным счетом ничего. Ну, ничего особенного.

Тина печально улыбнулась.

— Да. Но если мы не пойдем, то не сможем думать ни о чем другом, верно? Только о том, что нас позвали на Гадафщину, а мы не явились.

Я кивнул. Семья была внутри нас, не только во внешнем мире. Если мы не сделаем того, о чем просят, Семье даже не придется нас упрекать: чувство вины будет грызть нас внутри, в нашей собственной шкуре. Не захочется ни целоваться, ни ласкать друг друга. Я почувствовал, как съежился мой член при мысли об этом.

Мы встали и полезли на скалу — прочь с Глубокого озера, обратно к Семье.

* * *

У Лондонцев день только начался. Синегорцы видели десятый сон. У Бруклинцев в группе остались только маломамки, старики, клешненогие и малышня: все прочие отправились в Альпы на большую охоту за травняками. Но какая разница, спишь ты или нет, в Семье ты или за изгородью. Сейчас все стекались к поляне Круга.

На обратном пути, проходя по Семье, мы видели стариков, маломамок, детишек, новошерстков, тех, кто спал, тех, кто ел, тех, у кого день только начинался; все они спешили на поляну. И пусть в чаще леса мы не могли разглядеть остальных, но точно знали: охотники и собиратели бросили все дела и возвращаются домой, даже если дорога займет пару дней. Все обитатели Эдема, все люди во всем мире устремились к Поляне Круга. Уж так оно повелось: будь ты хоть в лесу, хоть в горах, хоть у Проходного водопада, где вода с ревом рушится в темноту, — где бы ты ни был, кто бы ты ни был, ты все равно в Семье.

У ручья Диксона, миновав жилище старого Джеффо с его бревнами, шкурами и ямой с клеем, мы нагнали Джерри с Джеффом.

Джерри, как всегда, впился в меня взглядом, чтобы узнать, в каком я настроении, и подстроиться под него.

— Чертова Гадафщина! — бросил он, догадавшись, что я злюсь, и запустил палкой в низко летевшую мышь.

Удар оказался метким. Джерри сломал мыши крыло. Она рухнула на землю, корчась от боли, вереща и протягивая к нам крошечные голые ручки, словно просила пощады.

— Попалась! — пробормотал Джерри, наступил на мышь и раздавил ее.

Джефф покосился на крошечный трупик, — мышь оказалась серебристокрылая, несъедобная, — потом посмотрел на брата, перевел взгляд на меня, на Тину и снова уставился на Джерри.

«Гааааааар! Гааааааааар! Гааааааааар!» — трубили рога, требуя нашего присутствия и послушания.

8

Тина Иглодрев

Вскоре все, кто был в Семье или неподалеку, когда затрубили рога, собрались на Поляне Круга. Охотники и собиратели, забравшиеся чуть дальше, еще были в пути. Остальные подтянутся через день-другой.

В центре Круга стояли Каролина Бруклин, Глава Семьи, а также Старейшины и их помощники. Прочие расположились между Кругом и краем поляны. Все группы с вожаками во главе кучковались отдельно друг от друга. Вожаки — старая толстая Лиз Иглодрев, худая усталая Белла Красносвет, слепой Том Бруклин — по очереди подходили к Каролине и сообщали, сколько человек из группы уже здесь, а сколько еще охотятся или заняты поисками пищи и пока не вернулись. Некая Джейн Лондон, она же Секретарь-Ша, сидела возле Круга с куском белой коры, слушала и записывала. Потом все ждали, пока они сложат цифры разных групп и подсчитают общее число человек в Семье. Длилось все это ужасно долго, как всегда в Гадафщину.

— Клянусь членом Гарри, — сказала я сестре (ее тоже звали Джейн), — неужели так трудно сложить цифры восьми групп?

Народ меж тем переговаривался вполголоса и слонялся от края Круга к группам и обратно. То и дело раздавался детский плач. Стонал обожженный малыш из группы Мышекрылов. Новошерстки переглядывались и перебрасывались всякой мелочью, какая подвернется под руку.

Наконец все вожаки групп вместе с Каролиной и Старейшинами собрались в Круге. Каролина воздела руки к небу и закричала, требуя внимания:

— В Семье двести двадцать шесть женщин, — объявила она, — сто пятьдесят шесть мужчин…

Говорят, девочек и мальчиков рождается поровну, но мальчишки гораздо чаще погибают в младенчестве. Поэтому женщин всегда больше, хотя они, случается, умирают в родах.

— …и сто пятьдесят детей моложе пятнадцати лет, — продолжала Каролина. — Всего в Семье пятьсот тридцать два человека, и шестнадцать из них еще не вернулись.

— Пятьсот тридцать два! — дрожащим голосом повторил Митч, опиравшийся на руку Каролины. Он походил на скелет, обтянутый желтой кожей, с редкими растрепанными седыми волосами и жидкой клочковатой бородкой. Рядом с ним стояли маленький сморщенный Ступ и толстуха Джела. Всю троицу поддерживали две женщины, которые вечно хлопотали возле Старейшин.

— До чего разрослась Семья, — заметил Митч. — Когда я был маленький, нас было от силы человек тридцать.

— Ты только представь себе, — прошептала я Джейн. — Всего тридцать человек в целом свете. Как они жили-то? Пятьсот тридцать два — и то мало.

Теперь, когда подсчеты завершились, незачем было держаться отдельными группами, так что я, наскоро попрощавшись с сестрой, стала пробираться через толпу к Джону.

— Сто шестьдесят три года прошло, — задыхаясь, прогудела толстуха Джела, — сто шестьдесят три года с тех пор, как Томми с Анджелой прилетели в Эдем.

— Они прилетели на небесной лодке, — подхватил маленький Ступ, после того как Митч в раздражении ткнул его в бок костлявым пальцем. — Сперва на звездолете «Непокорный», чудесной небесной лодке, которая могла путешествовать от звезды к звезде, а потом на Посадочном Апарате спустились с него на землю.

— Помните! — дрожащим голосом воскликнул Митч. У него было мышиное рыло, правда, не от подбородка до носа, как у остальных, а просто рваная верхняя губа, поэтому «помните» у него выходило как «понните». Митч хотел продолжить, но закашлялся, глаза его покраснели больше прежнего, налились слезами, и старик умолк.

Я меж тем добралась до Джона. Он стоял вместе с двоюродным братом, Джерри. Я стиснула его ладонь, чувствуя, что взрослые смотрят на нас. Я догадывалась, о чем они думают: «Нельзя так себя вести на Гадафщине!»

— Они прилетели на круглом Посадочном Апарате, — подхватила старая слепая Джела. Глаза навыкате придавали ей такой вид, как будто она только что нечаянно проглотила жирного махавона. — И этот Круг обозначает место, где они приземлились.

Направляя руки слепых Старейшин, чтобы те обмели каждый камень пучком веток, помощницы медленно обвели всю троицу вокруг тридцати шести белых камней, которые якобы обозначали след Посадочного Апарата.

Клянусь именами Майкла, длилось это долго, очень долго! В толпе слышались шепот и бормотание. Заплакал какой-то малыш, и на него зашикали, чтобы он замолчал. Другой малыш во всеуслышание заявил, что хочет писать. Джерри, двоюродный брат Джона, громко пукнул, и новошерстки с малышней расхохотались. Даже кое-кто из взрослых с трудом подавил улыбку. Гадафщина только началась, а всем уже надоело. Даже нашим бабушкам и их мужчинам было скучно, хотя они и напускали на себя почтительный вид.

Старейшины же все плелись вокруг тридцати шести камней — медленно-медленно-премедленно. Люди перешептывались. Морщились, почуяв запах газов, которые выпустил Джерри. Зевали. В конце концов, когда затрубили рога, Синегорцы десятый сон видели, а Красные Огни с Иглодревами как раз собирались ложиться спать.

Наконец Старейшины вернулись на середину, и Джела пихнула в бок Ступа. Тот рассердился было, но потом вспомнил, что от него требуется.

— Пятеро человек спустились в Посадочном Апарате, — проговорил Ступ, — и трое из них потом вернулись на нем на «Непокорного», чтобы попытаться долететь до Земли. Это были Три Спутника.

Ступ остановился и взглянул на нас с таким видом, как будто у него заклинило мозг. Мы ждали.

— «Непокорный» получил повреждения… — наконец выдавил он еле слышно своим фальцетом, — и Спутники понимали, что он может окончательно выйти из строя. Но в нем была штуковина под названием Компьютер, которая все помнит, совсем как человек, и еще одна, она называлась Ради-Бо и умела посылать сигналы в космос, так что даже если Спутники погибли, Земля обо всем узнала. И… и сейчас…

Он снова запнулся, как будто в его ссохшейся головенке вдруг кончились мысли.

— И сейчас, быть может, земляне как раз достраивают новую небесную лодку вроде «Непокорного», чтобы прилететь за нами. Поэтому… поэтому…

— Поэтому мы должны оставаться здесь, жить дружной Семьей и терпеливо ждать, — ничуть не терпеливо закончила Джела, — чтобы мы им понравились и они захотели забрать нас домой, на Землю.

— Небесную лодку строить долго-предолго, — прохрипел старый Ступ и поднял руку, чтобы Джела замолчала. — «Непокорный» был длиной с Большое озеро, не забывайте об этом. И сделан… — он прервался, чтобы откашляться, — сделан… сделан не из дерева, а из металла, а металл так быстро не найдешь.

— Вспомните, сколько мы искали металл в Эдеме, — отдуваясь, проговорила Джела, — и так ничего и не нашли.

— Понните! — Митч задохнулся и зашелся в кашле.

Над поляной порхала стайка переливчатых летучих мышей. Семья годами подрезала деревья, чтобы те давали больше цветов и света, поэтому в кронах водилось множество махавонов и мышам было чем поживиться.

Джон посмотрел на меня, и я скривила рот в улыбке. Джон казался таким живым-живым и юным-юным-преюным, в особенности по сравнению с ветхой нудной Гадафщиной, на которой раз за разом переливают из пустого в порожнее одно и то же старье.

— Понните, что Томми с Анджелой остались в Эдеме, — проговорил Митч, когда ему наконец удалось откашляться, — родили четырех дочерей — Сьюзи, Клэр, Люси, Кэндис — и сына Гарри. Но Кэндис укусил трубочник, и она умерла, не дожив до шести лет.

— Гарри спал со своими сестрами, — добавил Ступ, — и…

— Но Томми говорил, что мы должны помнить: нельзя спать с сестрами, — перебила его Джела, — а также с дочерями и даже двоюродными сестрами, по крайней мере, если есть другие женщины.

— У Сьюзи родились две дочери, Кейт и Марта, обе выжили. Клэр родила трех дочерей: Тину, Кэнди и Джейд, — продолжил Митч.

— Люси родила трех дочерей: Люси-младшую, Джейн и Анджелу. Гарри был отцом их всех, так что он наш Второй Отец. Как и Томми, он наш общий предок.

Я зевнула, Джон тоже зевнул, а за ним и Джерри.

— Гарри пришлось спать и с этими девицами, — вещал Митч, — хотя они были его дочерями, и у них родились Дженни, Мэри и… и…

Его старое сморщенное рыло летучей мыши исказил страх. Митч забыл! Порвалась нить, связывавшая заветные воспоминания прошлых лет! Он не мог вспомнить следующее имя в списке.

Но тут Митч просиял. Ну конечно же, конечно!

— У них родились Дженни, Мэри и Митч…

Старый дурак. Забыть самого себя! Старики добродушно посмеялись над Митчем. Большинство молодых даже не улыбнулись.

Меня же почему-то разобрал смех. Он прозвучал громко и резко. Джон удивленно воззрился на меня и тоже расхохотался, за ним, разумеется, Джерри, а там и все остальные новошерстки, собравшиеся вокруг поляны.

Старый Митч услышал наш смех и повернулся к нам. В его слезящихся, широко раскрытых, слепых глазах читалось страдание.

— Вам, новошерсткам, смешно. Вы смеетесь над нашей памятью. Однако не забывайте, что я ваш прадед, и хотя я старый-престарый, мне сто двадцать лет, но я стою сейчас перед вами. И вот что я вам скажу…

Он закашлялся, захлебнулся слюной, и одной из помощниц пришлось похлопать его по спине, чтобы Митч смог продолжать.

— И вот что я вам скажу, — выдавил он, — когда я был молодой, вот как вы, я тоже знал одного старика. Отца моего отца, деда моей матери. Он стоял передо мной, как я сейчас перед вами. И — послушайте меня! — этот старик, мой дед, был тот самый Томми, прилетевший с Земли. Я видел его, трогал его, пришельца из другого мира, с других звезд!

Слезы досады текли по щекам Митча. Он понимал: что бы он ни сказал, как бы ни угрожал нам, но скоро он умрет, а за ним и наши деды, и родители. И вот тогда уже мы будем решать, помнить нам Истинную Историю или забыть навсегда.

— Я видел и трогал Томми, — едва не рыдал старый Митч. — Подумайте об этом, прежде чем смеяться надо мной! Подумайте об этом!

На него было до того больно смотреть, что я отвернулась. Кое-кто из молодежи вокруг меня плакал от стыда за то, что они смеялись над Митчем. Мне тоже стало стыдно, но одновременно я злилась на себя за то, что позволила старому хрычу себя разжалобить. Клянусь сиськами Джелы, уж он-то и остальные двое никогда не щадили ничьих чувств! Они грубо разговаривали с детьми. Называли нас невеждами. Пихали и толкали, как будто мы вещи.

— У них родились Дженни, Мэри, Митч и… — напомнила Джела. Она тоже соскучилась и устала, и когда Митч не ответил, продолжила за него: —…Ступ, Лу и Джела, и… — Она перечислила остальных из двадцати четырех братьев и сестер своего поколения. — …и Питер, — задыхаясь, договорила она. — Мы стали родоначальниками первых семи групп в Семье и построили большую изгородь. И мы — последние, кто знал Томми, который прилетел с Земли, поэтому вы должны запомнить нас.

Наконец-то Старейшины закончили. Помощницы усадили их на землю, подложив под спину старикам покрытые шкурами бревна, и начались отчеты разных групп. Вожаки один за другим рассказывали обо всем, что случилось у них в группе за год, прошедший со дня сто шестьдесят второй Гадафщины: сколько детей появилось на свет, сколько человек умерло, сколько девушек забеременело, сколько было больших охот. Тоска зеленая. Одни только чертовы Мышекрылы минут двадцать распинались, как срубили красносвет и напихали в жилы семян белосвета в надежде, что он вырастет на месте красного.

— Ну и ну! — прошептала я Джону. — Ничего себе! Кто бы мог подумать!

Джон улыбнулся. Заметив это, Джерри тоже расплылся в улыбке.

Из леса вышли двое охотников из группы Лондонцев, а значит, теперь не хватало только четырнадцати человек. Четырнадцать Бруклинцев еще не вернулись с охоты в Альпах.

— А теперь поговорим про Грамму для Совета, — объявила Каролина, выслушав последний отчет.

Вожаки принялись предлагать вопросы, которые хотели бы обсудить: в Большом озере становится все меньше рыбы, в полумиле от Мышекрылов видели леопарда, Синегорцы и Звездоцветы поспорили из-за деревьев, Лондонцы просят Синегорцев подвинуться дальше в сторону Синих гор, а то Лондонцам совсем тесно…

— Мы поможем вам перенести изгородь, — пообещала Джули, вожак Лондонцев. — Вам не придется все делать самим. Но наша группа растет.

— Это ты постарался, да, Джон? — прошептала я. — Благодаря тебе Лондонцев станет больше. Благодаря тебе и этой Марте.

Джон скорчил гримасу и показал мне язык. Я рассмеялась.

— Мы поможем разобрать изгородь и передвинуть ее подальше, — повторила Джули.

— Нет уж, — возразила Сьюзен, вожак Синегорцев, круглая, плотная и непробиваемая, как Ком Лавы, — мы в поте лица обживали поляну, строили шалаши, чтобы группе было удобно. С чего это мы должны отдавать ее вам?

— Я все понимаю, но мы тоже не виноваты, что оказались в середине Семьи. И другого леса у нас нет, перебраться нам некуда.

— Так разделите группу на две части, и пусть новая поселится за Синегорцами. Мы, между прочим, тоже на сто сороковой Гадафщине создали группу Звездоцветов.

Тут Каролина остановила спор.

— Это обсудим на Совете. А сейчас мы просто говорим про Грамму. Что еще в нее нужно включить?

Неподалеку от нас с Джоном какие-то малыши подняли возню, принялись гоняться друг за другом, шныряя среди ног взрослых.

— Мяса стало мало, — пожаловался старый слепой Том Бруклин, единственный вожак-мужчина. — Не хватает мяса, фруктов, семян, пеньковицы.

— И как нам быть? — спросила Каролина. — Что ты предлагаешь обсудить?

— Помнится, на сто сорок пятой Гадафщине мы нашли хорошее решение, — ответил Том, — закрыли Школу.

Том имел в виду, что до сто сорок пятой Гадафщины детишки от шести до двенадцати лет учились в Школе. Каждый день они собирались на Поляне Круга, а кто-то из взрослых, так называемый Учитель, рассказывал им про письмо, счет, всякие земные штуки, которых у нас нет, и так далее. Но на сто сорок пятой Гадафщине было решено, что мы не можем себе позволить освободить детей от охоты и собирательства. Так что теперь большинство молодежи не умеет писать, а что до нашей истории, то Семья полагается на память и пересказы на Гадафщинах. Когда решили закрыть Школу, на Совете вроде бы вспыхнул жестокий спор, какого еще не бывало.

— После этого мы стали добывать больше пищи, — напомнил Том Бруклин, — потому что дети нам помогали и не нужно было отрывать от дел никого из взрослых, чтобы учить младших грамоте. Жить стало полегче.

— И от чего же нам отказаться сейчас? — спросила Каролина.

— Вот это и нужно обсудить.

И тут, клянусь членом Гарри, в разговор вмешался Джон!

— Дело не в том, чтобы отказаться от чего-то еще, — крикнул он.

Разумеется, все, как один, уставились на него, вся Семья. Даже детишки, вертевшиеся под ногами, остановились и подняли глаза на Джона, поскольку каждый член Семьи, мало-мальски научившийся говорить, знал: когда говорят про Грамму, выступать позволено только вожакам. Ну да, может, бывало, что раз-другой вожак просил какого-нибудь взрослого из группы высказать свое мнение, однако ни один ребенок, ни один новошерсток сроду не сказал на Гадафщине ни слова, да их никто и не спрашивал! И никому, ни новошерстку, ни взрослому, не пришло бы в голову что-то выкрикнуть!

Так что теперь все глазели на Джона, но по-разному. Джейд, его мать, смотрела озадаченно, словно не знала, что и подумать. Джерри взирал на брата с восхищением, как на героя. Дэвид Красносвет, этот урод с мышиным рылом, вылупился на Джона как на кусок шерстячьего дерьма. Белла Красносвет, стоявшая вместе с остальными вожаками возле Круга, глядела смущенно и вместе с тем гордо.

Пожалуй, я чувствовала то же. Смущение, но и гордость.

— Дело не в том, чтобы отказаться от чего-то еще, — повторил Джон. — Нам уже все равно не от чего отказываться. Мы и так каждый день выходим на охоту или на поиски пищи, разве нет? Чем еще мы можем пожертвовать? Сном?

Каролина бросила на Беллу Красносвет взгляд, в котором читалось: «Ваш молодчик, вы и разбирайтесь».

— Мне кажется, Джон хочет сказать… — начала Белла.

— Нам надо придумать, как перебраться через Снежный Мрак, — перебил Джон. — Найти новые места обитания.

Член Тома и Гарри, тут меня осенило! Джон не из тех, кто совершает один геройский поступок и на этом успокаивается.

— Через Снежный Мрак? — воскликнула Каролина. — Через Снежный Мрак? Всем известно, что это невозможно!

И она решительно отвернулась от Джона со словами:

— Ну ладно, хватит попусту тратить время. Переходим к…

Но Джон еще не закончил!

— Откуда мы знаем, что это невозможно? — выкрикнул он. — Откуда нам это знать? Мы же никогда не пытались! По крайней мере, давно. Поговорите на Совете о том, что нам стоит попробовать как-то пробраться через Снежный Мрак. Или спуститься по Проходному водопаду. Или поискать какой-то другой выход.

— Мы не будем об этом говорить! — отрезала Каролина. — Во-первых, ты всего лишь мальчишка-новошерсток и не можешь указывать нам, во-вторых, это глупость. Мы же только что вспоминали, как пришлось отказаться от Школы, чтобы освободить время для охоты и собирательства, и обсуждали, что дичи опять не хватает. Неужели ты думаешь, что мы станем отправлять кого-то на поиски пути через Снежный Мрак, когда все взрослые, новошерстки и дети постарше должны добывать пропитание? Это безумие.

— Безумие — даже не попытаться, — возразил Джон. — Со временем людей будет все больше, а еды все меньше. Нам надо отыскать новые охотничьи угодья.

Теперь уже всем было неловко. Некоторые закричали Джону, чтобы он замолчал:

— Хватит уже, нам нужно обсудить Грамму!

— Заткнись, новошерсток! Тебе слова не давали!

Но Джон все равно продолжал:

— Если мы не станем пытаться перейти через горы, тогда почему бы нам не углубиться в лес? Скажем, послать одну группу в долину Холодной тропы. А другую — к снежной глыбе Диксона.

Терпение Каролины лопнуло.

— Хватит! — отрезала она. — Замолчи уже. Здесь собралась вся Семья, вся, до единого человека, и какой-то глупый новошерсток не смеет нам указывать, что обсуждать.

С видимым усилием и поддержкой двух помощниц на ноги поднялся старый Митч.

— Что говорит этот новошерсток? — поинтересовался он.

— Говорит, что нам надо расселить группы по разным концам долины, — пояснила Белла, — чтобы было проще добывать пищу.

— Нет! — выкрикнул слепой Митч в окружавший его кромешный мрак. — Нет, нет, нет, нет!

Ступ и Джела тоже поднялись, пошатываясь, с помощью хлопотавших вокруг них женщин.

— Мы должны оставаться здесь, — прокричал Ступ и задохнулся. — Они будут искать нас здесь! Они прилетят за нами сюда! И мы должны держаться вместе, быть одной семьей, как учила Анджела. Одной Семьей, которая все делает дружно.

— Не волнуйся, — Каролина положила руку на плечо Ступа. — Мы ни за что не позволим разбить Семью. У нас один отец и одна мать. Мы всегда были одной Семьей и всегда ею будем. Если мы разделимся, быть беде, группа пойдет на группу, так говорила Анджела. Но этому не бывать, и кончено! Без разговоров. Без споров. Мы все остаемся здесь.

Сквозь толпу Красных Огней к Джону пробирался Дэвид.

— Но Семья не может расти до бесконечности, — заорал Джон, — и…

Дэвид схватил его за плечо.

— Цыц! — рявкнул он.

Каролина притворилась, будто не услышала.

— Так что еще мы включим в Грамму? — бодро спросила она.

9

Джон Красносвет

Грамму определили, и первый день Гадафщины подошел к концу. Можно было вернуться в группу, поесть и отдохнуть. На следующий день Совет соберется и станет обсуждать Грамму, потом мы снова ляжем спать, и наступит последний день, когда нас всех снова позовут и расскажут, что решил Совет. После этого Старейшины покажут нам Земные штуки, и будет Представление.

Я хотел улизнуть с Тиной, но Дэвид стоял у меня над душой.

— Нет, сопляк, ты вернешься со мной в группу. Белла хочет с тобой поговорить.

— О чем? — спросила Тина. — Будет ругать Джона за то, что он сказал правду?

Дэвид повернул к ней сердитое красное лицо.

— Не лезь в дела Красных Огней, Тина Иглодрев.

Я пожал плечами, скроил Тине гримасу и пошел за Дэвидом в группу Красных Огней. Взрослые уже ворошили угли костра и подкладывали в огонь ветки, чтобы готовить пищу. Когда я появился на нашей поляне, все уставились на меня. Кто-то замер с дровами в руках на полдороге между кучей хвороста и костром. Кто-то вылез из шалаша.

— Мне стыдно за тебя, Джон, — начал Старый Роджер. — Теперь все будут говорить, что Красные Огни дурно воспитывают своих новошерстков.

Люси Лу добавила, что я осрамил не только живых членов группы, но и тех, кто умер.

— Обитатели Сумрака льют слезы, — пропела она, — и умоляют меня позаботиться о том, чтобы Семья никогда не разделилась.

Белла вылезла из шалаша.

— Ты вел себя грубо-прегрубо, Джон. И по отношению к Семье, и по отношению ко мне. Что подумают люди? Член моей группы позволяет себе такие выходки, а меня даже не предупредил о том, что собирается выступить? Если ты хочешь что-то обсудить, сперва надо согласовать это со мной. Мы все знали, что близится Гадафщина. А ты выставил меня полной дурой.

Все смотрели на нас с Беллой. Как я отреагирую? Что она мне теперь сделает?

— Прости меня, — пробормотал я. — Мне показалось, об этом нужно сказать. Я об этом раньше и не думал. Просто пришло в голову.

Мне нравилась Белла. Мы с ней были очень-очень близки. Я ее уважал. Причем не только как нашего вожака, но и как одного из умнейших людей в Семье.

Белла кивнула. Мне показалось, что она даже еле заметно улыбнулась.

— Ладно, Джон. Я устала и проголодалась. Как и мы все. Так что сейчас мы поедим, а потом ты придешь ко мне в шалаш. Нам надо с тобой серьезно поговорить. Я хочу знать, о чем ты думаешь, и мне нужно, чтобы ты дал слово, что больше не выставишь меня на посмешище. Ну да об этом после.

Тем временем Лис и Люси Лу, отвечавшие сегодня за готовку, раздали всем копченую рыбу, плоды белосвета, молотые звездоцветы и ломтики грязного мяса трубочника, которые не так-то легко разжевать. Мы уселись вокруг костра и принялись за еду. (Когда люди едят, речь их звучит иначе. Интонация повышается и понижается по-другому. Мягче, спокойнее.) Обычно не услышишь такого, чтобы с разных концов Семьи доносились голоса, потому что одна группа в это время спит, другая встает, а третья возвращается с охоты. Такое бывает только в Гадафщину.

Где-то вдали, за Пекэмвей, запел своей жертве леопард.

— Что ты скажешь Белле? — спросил Джерри. — Пошлешь ее на фиг, или как?

Я взглянул на него, хотел что-то ответить, но заслушался одинокой смертоносной песней леопарда, поражаясь, до чего странно она звучит на фоне привычных негромких семейных разговоров и звуков ужина. Я все думал, думал, думал о Семье, о том, как у нас обстоят дела, и ничего не сказал Джерри: забыл, о чем он меня спрашивал. Если честно, я вообще забыл, что он здесь.

* * *

Шалаш Беллы был просторнее и выше остальных: в нем можно было проводить собрания. В дальнем правом углу напротив входа лежал ворох спальных шкур, вдоль стен — стопки шкур для посетителей, чтобы, приходя к Белле, можно было посидеть и поговорить. Шалаш построили у теплого ствола огромного белосвета; одну из веток оттянули вниз, привязали веревками к камням, так что она оказалась внутри шалаша, и там теперь всегда светили два-три светоцвета. А если Белле свет был не нужен, она завешивала их шкурами.

Когда я пришел, Белла сидела на корточках на спальных шкурах — тощая, костлявая, с узкими бедрами, маленькой грудью и умным, усталым и хмурым лицом.

— Ты глупый мальчишка, Джон Красносвет, — сказала она мне, — и мне придется на тебя накричать.

Я кивнул.

— Никогда, слышишь, никогда больше не выскакивай со своими замечаниями на собрании! — заорала она. — Ты меня понял, Джон? Ты все понял? Ты опозорил меня, ты опозорил всех Красных Огней, ты опозорил себя. И ничего не добился! Вообще ничего. Ты что, правда думал, что Совет переменит мнение из-за какого-то глупого новошерстка только потому, что ему посчастливилось убить одного-единственного леопарда на Холодной тропе? Ты кем себя возомнил, пупом земли? Неужели ты считаешь себя умнее вожака группы или Главы Семьи? А мне вот так не кажется! И не думай, будто я не знаю, что это вы с Тиной Иглодрев подняли на смех Митча, когда он забыл назвать самого себя! Не надейся, что я этого не заметила!

Забавно. Белла кричала на меня, но казалось, будто она разыгрывает историю из тех, которые обычно ставят к Гадафщине. Вроде «Кольца Анджелы» — о том, как Анджела потеряла кольцо, которое ей подарили папа с мамой, стала плакать, кричать, обозвала Томми говнюком, сказала, что ненавидит его, Эдем и детей и лучше бы она умерла. Или «Гитлер и Иисус»: там Гитлер кричит Иисусу, что уничтожит его и всю его группу, Удеев, растопчет их, как трубочников («Только через мой труп!» — отвечает Иисус, а Гитлер ему на это: «Именно что через твой труп, идиот, потому что я приколочу тебя к раскаленному иглодреву, и твоя кожа сгорит!») Когда показывают такие истории, видно, что все это понарошку. Люди кричат, а глаза у них не злые, хотя изо рта льются ругательства. Вот и сейчас происходило что-то в этом духе. Мы с Беллой как будто разыгрывали пьесу, и даже лицом не нужно было ничего изображать, только голосом, потому что играли мы не для себя, а для остальных членов группы, которые слушали снаружи у шалаша, но не видели нас.

— Джон, больше никогда не выскакивай с бухты-барахты, договорились?

— Прости, что я тебя опозорил.

— И если ты хочешь что-то обсудить на Гадафщине, сперва скажи об этом мне, а не всей Семье без моего ведома, хорошо?

— Да, Белла.

Она внимательно посмотрела мне в глаза, натянуто улыбнулась, немного расслабилась (насколько она вообще позволяла себе расслабляться) и кивнула, словно говоря: ну ладно, пьеса закончена.

— Так почему ты это сделал? — спросила Белла обычным голосом, негромко, чтобы снаружи никто не услышал ее слов (если, конечно, не подойти к шалашу и не приложить ухо к коре, но на это в присутствии всей группы никто бы не осмелился). — Если ты хотел об этом поговорить, почему сперва не обсудил со мной?

— Мне это пришло в голову именно в тот момент. Правда. Меня осенило, когда Том вспомнил, как мы отказались от Школы, а теперь нужно пожертвовать чем-то еще. Клянусь сиськами Джелы, я подумал: какой в этом смысл? Неужели непонятно: нам просто мало места в долине?

Белла пристально посмотрела на меня и кивнула.

— Если честно, я согласна с тобой, Джон, — призналась она. — Что-то надо решать, и пора подготовить Семью к этому. Но мало заявить об этом во всеуслышание на Гадафщине. Надо беседовать с людьми, уговаривать их, идти к ним навстречу, делать все постепенно. Для того и существует Совет.

— И кто еще из членов Совета, кроме тебя, согласен со мной?

Белла задумалась.

— Никто. Пока никто. Но я с ними работаю. Стараюсь внушить мысль, что нам неплохо бы расселиться чуть шире.

— Дело не в том, чтобы расселиться шире. Нам надо как-то перейти через Снежный Мрак.

Белла покачала головой.

— Перебраться через Снежный Мрак? Едва ли. Я там не была уже несколько бремен, но прекрасно помню, как там и что. Джон, ты думаешь, что был там, но ты еще ничего не видел. Ты не поднимался дальше верха Холодной тропы, а это только-только начало Снежного Мрака. Самое начало. Там настолько холодно-прехолодно и темно-претемно, что едва ли у нас получится его преодолеть.

— Значит, тогда надо спуститься по Проходному водопаду.

— Ну Джон! Ты хотя бы представляешь себе, что это такое? Может, до обвала это было осуществимо, но сейчас осталось одно-единственное отверстие — то, по которому между высоких скал падает вода из Озера Водопада, вниз, вниз, вниз, в темноту. Только подумай, сколько она весит. Вся вода из Большого озера, вся вода со всех снежных глыб, которая стекает из Снежного Мрака в долину.

— А что если в один прекрасный день случится новый камнепад и завалит эту дыру? Тогда вся Долина Круга превратится в одно большое озеро. Что мы тогда будем делать?

— Ну, будем надеяться, что этого не случится.

— Что толку надеяться? Почему бы не попытаться найти выход?

— Через Снежный Мрак перебраться невозможно.

— Значит, Томми с Анджелой и Тремя Спутниками смогли взлететь с Земли, пересечь Звездоворот и спуститься в Эдем, а мы не можем покорить какие-то паршивые горы?

Белла рассмеялась.

— Джон, дружочек, нельзя получить все и сразу. Семья пока не готова даже расселиться в Долине Круга, что уж говорить о Снежном Мраке. Давай начнем с малого, идет?

— И долго еще ждать?

— Не знаю. Может, через две-три Гадафщины мы поговорим о том, чтобы поселить новую группу ниже по реке или возле Кома Лавы. Сейчас этого даже в Грамме нет. В таких делах надо запастись терпением.

— Пока мы будем терпеть, нам станет нечего есть, и начнется голод.

Белла улыбнулась.

— Ну, до этого, думаю, еще далеко. Дай людям время. И помни, что никто не хочет нарушать то, чему учила нас Мать Анджела: ждать здесь и заботиться друг о друге, пока не прилетят земляне.

Я вспомнил свой сон — тот, который время от времени снится всем нам, — про то, как с неба спускается Апарат, а я далеко.

— Да, но она не хотела, чтобы мы голодали, — не сдавался я, отгоняя собственный страх.

— Милый Джон, я тебя очень люблю. И пусть это прозвучит странно после того, как я на тебя накричала, но я горжусь тобой. Иди-ка сюда. Сядь рядом со мной.

Я подошел и опустился рядом с Беллой на спальные шкуры. Мне было неловко-неловко, потому что я знал, что сейчас будет. Она поцеловала меня в щеку, погладила меня, взяла за руку и положила мою ладонь себе между ног. Я ведь уже рассказывал, как бывало в Прежней Семье. Женщины предлагали молодым парням переспать, и никто ничего не имел против. Но Белла не Марта Лондон. У нее никогда не было детей, да она их и не хотела. Она занималась этим не ради детей. Если честно, ей даже не нужно было всего этого: ей просто хотелось, чтобы ее там поласкали пальцами.

Другое отличие было в том, что Белла делала это только со мной, парнем из собственной группы. Это было не принято: женщины не спали с парнями, которых растили с детства. Да, им можно было заниматься этим с кем угодно, но все же обычно такого не случалось. Женщины растили мальчишек, женщины спали с мальчишками, но не с одними и теми же.

— Я устала и на нервах, родной, — проговорила Белла, — а завтра у меня будет такой тяжелый день в Совете.

Да, я любил Беллу. Она была добра ко мне. Из всех взрослых в Семье она единственная понимала меня по-настоящему. Я восхищался ею. Она была умна, одна из самых светлых голов в Семье. Но мне не нравилось спать с нею, я мечтал это прекратить — просто не знал, как отвертеться. Поэтому выполнил все, что от меня требовалось: Белла направляла мою руку, прижимала там, где ей хотелось, иногда так сильно, что мне становилось больно. Она закрыла глаза и скривилась, словно для нее это была трудная-претрудная работа, а вовсе не удовольствие.

Признаться, для меня это тоже был тяжкий-претяжкий труд, и не только в этот раз, а всегда. Казалось, будто тело Беллы заперто в каком-то крохотном укромном местечке внутри ее тени, — ее живое счастливое тело, давным-давно потерянное, придавленное грузом забот, — и ей необходимо было, чтобы я хоть на миг его освободил, выпустил погулять, снял накопившееся напряжение, чтобы она смогла расслабиться и заснуть. Это и был тяжкий труд.

Наконец Белла еле слышно вздохнула, изо всех сил прижала мою руку к себе, потом отпустила, и я понял, что она кончила.

— Спасибо, Джон, а теперь мне надо поспать.

Я не был доволен. Я не был спокоен. Но все же я чмокнул Беллу в щеку и вылез из шалаша в группу. Те, кто слушал снаружи, как Белла кричала на меня, переключились на другие дела: кто-то поправлял шалаш, кто-то скоблил шкуру, кто-то играл в шахматы. Как будто они старались занять себя чем угодно, чтобы не слушать, изо всех сил пытались не замечать, что выволочка, которую устроила мне Белла, странным образом превратилась во что-то совсем другое. Никто не сказал ни слова. Джейд, моя мать, так сосредоточенно скребла шкуру, словно злилась на нее за что-то. Только моя тетя Сью и ее сыновья, Джерри и Джефф, смотрели на меня с любовью. Джерри встал и с тревожным-тревожным видом направился ко мне, но я отмахнулся: мол, хочу побыть один.

Дэвид злобно уставился на меня: его глаза на ободранном мышином рыле, казалось, полыхали холодным огнем. Смоляным клеем и шерстячьими жилами он крепил к своему охотничьему копью новый наконечник из черного стекла. Мне показалось, Дэвид догадался, чем мы с Беллой только что занимались, и ненавидел меня за это. Он смерил меня свирепым взглядом, отвернулся и сплюнул. Я опозорил Беллу и всю нашу группу перед всей Семьей, и все-таки Белла пригласила меня к себе в шалаш и переспала со мной (по крайней мере, так думал Дэвид). Он же выполнял все ее просьбы, но она никогда его не звала и вообще к себе не подпускала. Бесполезно уверять Дэвида, будто мне не нравилось то, что Белла проделывала со мной. Без толку. Он был мышерылом, а все мышерылы бесились из-за того, что старомамки спали с кем угодно, только не с ними.

* * *

Я отправился к Иглодревам, но и там меня встретили холодно. Не верилось, что всего несколько дней назад все носились со мной и наперебой хвалили за то, что я убил леопарда. Сейчас же при виде меня они морщились, как будто от меня все беды, и цедили: «Нет, Джон, Тина не выйдет погулять, она разговаривает с Лиз. (Лиз была вожаком Иглодревов: толстая, вспыльчивая, самодовольная баба, полное ничтожество в сравнении с нашей Беллой.) Лиз хочет, чтобы до конца Гадафщины все наши новошерстки оставались в группе».

В общем, я прошел краем Бруклинцев к Стечению Ручьев, стараясь не попадаться никому на глаза. С ветки на меня смотрела маленькая переливчатая летучая мышь, обмахиваясь расправленными крыльями, чтобы охладиться, и потирая сморщенное рыльце маленькими черными лапками.

Иногда я ненавидел Эдем. Ни я, ни моя мать, ни бабка не знали ничего другого, но я безумно тосковал по яркому свету Земли — заливающему все свету, ослепительному, как внутри белого светоцвета, — и созданиям, которые жили там — с красной кровью, четырьмя конечностями и одним сердцем, как у нас, в отличие от тварей эдемских с их зелено-черной кровью, двумя сердцами и шестью лапами — что у летучих мышей, что у леопардов, что у птиц, что у шерстяков. Иногда мне казалось, что если я проглочу еще хоть кусочек зеленоватого эдемского мяса, меня вырвет собственными кишками. И все же я никогда не пробовал ничего другого, да и не попробую, если, конечно, не доведется отведать человечины. А такого в Эдеме сроду не бывало.

Я перешел Слиянье Ручьев по бревенчатому мосту (мысленно умоляя тени Томми и Анджелы, чтобы на тропинке у Ручья Диксона мне не встретился этот старый зануда, одноногий Джеффо), направился к Глубокому озеру, спустился по скалам и нырнул в теплую-претеплую воду, к ярким каньонам волнистых водорослей и крохотных светящихся рыбок, которые бросились от меня врассыпную.

Взрослые учат, что мужчины не должны спать со своими сестрами, матерями, дочерьми, — дескать, это дурно-предурно, — а потом рассказывают, что Гарри именно так и поступал: спал со своими сестрами, потом с их дочерьми, — и хвалят его за это, мол, мы все должны быть ему благодарны, потому что иначе бы нас на свете не было. Между прочим, мы все тут братья и сестры. У каждого из нас, у всех до единого, один и тот же отец и мать, Томми и Анджела, так что с кем ни спи, а все равно это дурно. Пусть Белла мне не мать, но она моя родственница, как и все остальные женщины в Семье. И отчасти даже все-таки мать, потому что она меня растила. Она мне рассказывала разные истории. Выслушивала меня. Она была мне больше матерью, чем Джейд, которой вовсе не хотелось заводить ребенка. (Ей не улыбалось торчать в группе с малышней, старичьем и клешненогими.) Так что для меня спать с Беллой — вдвойне дурно, как и позволять ей пользоваться мною. Дурно-предурно, пусть даже мы с ней не переспали в полном смысле слова.

Вот о чем я думал, плавая туда-сюда по Глубокому озеру. Я греб изо всех сил, стараясь вымотаться, чтобы вода омыла мою кожу и очистила меня. «Это плохо, это плохо, это плохо. Я плохой, я плохой, я плохой». Наконец я вылез из воды на берег, где мы сидели с Тиной. Я сорвал с дерева белый светоцвет и покрутил в руках: сияющий белый шар с одним-единственным маленьким отверстием, чтобы махавоны могли забраться внутрь. Я поднес светоцвет к лицу и заглянул в него. Внутри цветка ползала крошечная мушка, залитая со всех сторон прекрасным, ярким белым светом. Там не было темноты. Мушке не было нужды смотреть ни в черное небо над головой, ни на темные стволы деревьев. Она не видела ничего, кроме света. При мысли об этом у меня на глаза навернулись слезы.

Тут меня охватило странное чувство, как будто все это уже было, давным-давно, но на этом самом месте. Кто-то сидел у Глубокого озера, смотрел в светоцвет и плакал. И это был не кто иной, как сама Джела. Нет, не эта дура Джела, одна из Старейшин, а первая Джела. Анджела Янг, моя прапрабабка, наша общая мать. Она пришла сюда и сидела тут одна-одинешенька, чтобы Томми и дети ее не нашли. Она сорвала светоцвет и глядела в него, вспоминая свой далекий мир, залитый ослепительным светом, и людей, живущих в нем. Она плакала, плакала, плакала, пока не кончились слезы; тогда она смяла светоцвет и швырнула в озеро.

Говорят, Томми с Анджелой не ладили. Вроде бы он сердился, если что-то выходило не по его. А Анджела ненавидела Томми за то, что он с ней сделал: это ведь из-за него она попала в Эдем, из-за него и его друзей, Мехмета и Диксона. Она никогда не прилетела бы сюда по доброй воле и никогда не связала бы жизнь с таким, как он.

— Понятно, почему она плакала, — сказал я себе.

Но тут я подумал: «Шея Тома, ну что за чушь? Я стал как идиотка Люси Лу. Разговариваю с тенями, общаюсь с умершими. Откуда мне знать, что чувствовала Анджела? Откуда мне знать, что она сюда приходила? Я, как остальные, грежу наяву, тешу себя глупыми байками, притворяясь, что это правда, тоскую по дурацкой Земле и жалею себя, потому что не могу получить все, что хочу».

Я смял светоцвет и бросил в воду, совсем как Анджела.

— Член Тома и Гарри! — умывшись, произнес я вслух. — Мы в Эдеме. Быть может, за нами никогда не прилетят с Земли и не заберут нас домой. Да и какое «домой»: мы же там никогда не были!

— Ты теперь разговариваешь сам с собой? — спросила Тина.

Она сползла вниз по скалам, тихо-тихо, как древесная лисица. Не знаю, сколько она пробыла здесь и что видела.

— Хочешь, поищем устриц?

— Ага, хорошо, но только давай все остальное не сейчас, а то я не в настроении. Переспим как-нибудь в другой раз.

— Почему?

— Не хочу, и все тут.

— Я искала тебя у Красных Огней. Джерри мне сказал, что Белла позвала тебя к себе в шалаш, и все подумали…

— Не будем об этом, ладно?

На минуту мне показалось, что Тина вот-вот вспылит, но что-то в моем лице заставило ее сдержаться. Она кивнула, пожала плечами и натянуто улыбнулась.

10

Джерри Красносвет

Мне было грустно-прегрустно. И страшно. И жалко-прежалко Джона. Беллу я тоже жалел немного, жалел и злился на нее.

Больше всего я люблю, когда все ладят друг с другом. Мне нравилось, когда все хвалили Джона. Когда при встрече люди из других групп говорили мне, что Джон храбрый-прехрабрый или что Белла — лучший вожак в Семье. И мне было больно, что Джон с Беллой всех расстроили и разозлили. Пожалуй, еще больнее, чем если бы все разозлились и расстроились из-за меня. Но я не винил ни Джона, ни Беллу. Я знал, что те, кто сильнее меня, не заботятся о чужом мнении. Я понимал, что у них могут быть другие причины делать то, что им важно, даже важнее того, чтобы всем нравиться, важнее доброты. Если честно, поэтому я ими и восхищался: в них было то, чего нет во мне, — сила воли. Поэтому я на них и не обижался, только мечтал, чтобы все снова стали восхищаться Джоном так же, как я, и хвалили Беллу как лучшего вожака в Семье, а не перешептывались и не шипели.

Чего я еще терпеть не мог, так это секретов. И когда люди не говорят, что думают. Клянусь сердцем Джелы, и так-то непросто разобраться, что к чему!

— Почему все молчат? — шепотом спросил я у Лиса, когда Джон сидел в шалаше у Беллы, а все вдруг затихли.

Лис подмигнул, взъерошил мне волосы, как будто я мальчишка-несмышленыш, встал и отошел от меня.

Я отправился к маме.

— Джон сейчас там спит с Беллой? — спросил я. — Почему все замолчали?

Сью сжала мою руку, но ничего не ответила.

Даже Джефф не захотел со мной поговорить.

И Джон, когда наконец вылез из шалаша Беллы, тоже отмахнулся от меня, ушел прочь из группы и вернулся только спустя четыре-пять часов, когда все уже спали или пытались заснуть.

— Что с тобой, Джон? — прошептал я, когда он забрался в шалаш, который делил со мной и Джеффом.

Но Джон ничего не ответил, залез под спальную шкуру и затих.

Я же глаз не сомкнул до следующего дня. В Гадафщину и так приходится непросто: спячки и бдни идут наперекосяк, а сейчас еще труднее — все встало с ног на голову. Кругом творилось что-то странное-странное. Только что Джона превозносили до небес — и вот уже вся Семья на него злится. Беллу называли лучшим вожаком, а сейчас даже ее собственная группа думала о ней такие жуткие-прежуткие мерзости, что и вслух не сказать.

При этом что Джон, что Белла, похоже, понимали, на что шли. Они сознательно поступили так: они отлично знали, что все рассердятся. Джон с Беллой поступили как два хитрых-прехитрых шахматиста, которые неожиданно жертвуют королевой: все недоумевают, почему они так поступили, но догадываются, что не случайно, а по какой-то причине, которая обнаружится через три-четыре хода.

— Ты выступишь еще раз? — спросил я шепотом. — Когда Семья снова соберется на Поляне Круга, ты попробуешь еще раз?

Джон ничего не ответил, а Джефф прошипел мне со своего края шалаша:

— Оставь его в покое. Дай ему поспать.

* * *

«Гааааааар! Гааааааааар! Гааааааааар!»

Когда внезапно затрубили рога, объявляя второй день Гадафщины, у меня сна не было ни в одном глазу.

«Гааааааар! Гааааааааар! Гааааааааар!»

Ненавижу этот звук. Он для меня все равно что прочие семейные гадости, вроде секретов, слухов и всего того, о чем обычно так охотно сплетничают люди, да еще такими словами, что сразу и не поймешь, в чем смысл, и приходится догадываться.

«Гааааааар! Гааааааааар! Гааааааааар!»

Джон сел, потер обеими руками бородку и зевнул. Вид у него был усталый-преусталый.

«Гааааааар! Гааааааааар! Гааааааааар!»

Джефф тоже сел, потер свои искривленные ступни и, прищурясь, посмотрел на Джона. Мой братишка тоже был из таких: вел свою игру и не заботился о том, что подумают другие, поэтому, пожалуй, понимал Джона лучше меня. Они оба походили на шахматистов, а я и мне подобные, скорее, были фигурами на доске.

«Гааааааар! Гааааааааар! Гааааааааар!»

Нам не нужно было идти на Поляну Круга, потому что на второй день Гадафщины Совет обычно обсуждал Грамму без посторонних, но рога трубили, чтобы вся Семья знала: пора вставать и приниматься за дело, и до конца Гадафщины нельзя возвращаться к привычным дням и спячкам.

Мы выползли из шалаша — сперва Джон, за ним я, потом Джефф. Старый Роджер, Белла и моя мама Сью жарили на завтрак всей группе стебли звездоцветов и вяленую рыбу.

— Доброе утро, Джон! — крикнула Белла, и я заметил, что она ловит его взгляд, чтобы понять, о чем он думает.

Но Джон взял еду, которую дала ему Белла, стараясь не встречаться с ней глазами.

— Доброе утро, сынок, — проворковала моя мама Сью и протянула мне еду. — Что-то у тебя усталый вид. Сегодня все новошерстки пойдут искать пищу. Только не уходите дальше часа пути. С тобой опять будут Джон с Метом, а еще Кэндис и Дженни. Джеффу нужно отдохнуть бденек, чтобы ноги не болели, так что мы ему найдем занятие в группе.

«Гааааааар! Гааааааааар! Гааааааааар!»

* * *

Мы с Джоном, Метом, Кэндис и Дженни, прихватив копья, веревки, мешки и дубинку с каменным наконечником, отправились в сторону Кома Лавы на поиски пищи. Я не спускал глаз с Джона, стараясь понять, что творится у него на душе, но без толку: лицо его было спокойным-преспокойным, как маска.

Из-за Гадафщины все держались неподалеку от Семьи и бодрствовали в одно и то же время, и, разумеется, мы то и дело натыкались на взрослых, новошерстков и детишек из других групп. Все искали пищу и спугивали чужую добычу. Потому-то обычно у групп разный режим, чтобы не путаться друг у друга под ногами. Сейчас же все выбрались в лес: Синегорцы, Мышекрылы, Лондонцы, Звездоцветы… все группы вместе, даже те, чьи бдни и спячки не совпадали с нашими. Завидев Джона, соседи наперебой отпускали замечания.

— Сопливый грубиян! — рявкнул Том Рыбозер, детина бремен сорока-пятидесяти, с мышиным рылом и клешнями вместо ступней. — Добился своего, испортил всем Гадафщину! О чем ты только думал?

Том и еще двое мужчин из Рыбозеров развесили на деревьях старую рваную рыбацкую сеть, сплетенную из волнистых водорослей. Еще двое, сидевшие на древосвете, привязали нитки к ножкам махавонов и дергали их, чтобы заманить в сеть летучих мышей.

— Вот-вот, — поддакнул с дерева один из Рыбозеров, — если тебя, Джон Красносвет, так уж тянет хамить взрослым, в следующий раз делай это в собственной группе, а нас оставь в покое. — С этими словами он нагнулся над светоцветом, так что свет снизу бил ему прямо в лицо, и плюнул. Джону пришлось отскочить в сторону, чтобы плевок не попал ему на голову.

Я вышел из себя.

— Член Тома! Ты бы лучше…

Но Джон положил руку мне на плечо и покачал головой, чтобы я не связывался с этими дураками. Мол, хватит склок.

— Знаешь что, Джон, — заявила Дженни, когда мы углубились в чащу. — Ты, конечно, полный идиот и взбесил Каролину, но даже тебе не удалось сделать Гадафщину хуже, чем она есть.

И Дженни рассмеялась. У нее, как и у моей мамы, было мышиное рыло, она была страшная-престрашная, но всегда веселая и жизнерадостная.

Впереди мы заметили двух старомамок из группы Синегорцев, которые, стоя на коленях у прудика и уставив тощие задницы в небо, выуживали из воды прудовиков.

— Продолжай в том же духе, Джон Красносвет, и ты разобьешь сердца Старейшин, — заметила одна из старомамок по имени Люси.

— А ты побольше заботься о том, как бы не огорчить старого Митча, и мы будем голодать, — огрызнулся Джон. — Правда, это его тоже расстроит, тебе не кажется?

— Да что ты в этом понимаешь, глупый новошерсток? — отрезала Люси Синегорка. — Слышал бы ты себя со стороны. Это же полный бред!

— Ничего не бред, — горячо возразил я. — Не забывай, что ты говоришь о моем брате Джоне, который в одиночку справился с леопардом. Он сильный, и ловкий, и уж куда-куда умнее тебя.

Вторая старомамка, Мэри, лишь злорадно расхохоталась на это.

— Нет, вы только посмотрите на него! — заявила она. — Клянусь членом Гарри, твой драгоценный братец — обычный новошерсток, у которого еще даже борода толком не выросла. И ты думаешь, из-за того, что ему повезло убить одного-единственного леопарда, он умнее Каролины и Совета с их многобременным опытом?

Наша Дженни рассмеялась.

— Зря воздух сотрясаете, милочки, — сказала она Синегоркам. — Даже если Джон назовет черное белым, а верх — низом, Джерри все равно будет его защищать.

— Ну и дурак, — отрезала Мэри Синегорка. — И кстати, правда, что я слышала про Джона и Бе…

— Так что ты предлагаешь? Как нам прокормиться, когда нас станет в два-три раза больше? — перебил ее Джон.

— Как я уже говорила, — упрямо повторила Мэри Синегорка, — пусть это решают Каролина и Совет. Не твоего ума дело. А теперь, уж извините, но мы заняты: добываем пропитание для группы.

— Да я уж вижу, — усмехнулся Джон. — Прудовики. Скажи честно, неужели в детстве ты могла себе представить, что когда-нибудь нам придется жрать улиток?

— Тебя не касается, что я думала в детстве, сопляк!

— Да нет, — вмешался я, — Джон хотел сказать…

— Брось, Джерри, хватит, — проговорил Джон усталым-усталым голосом и зашагал прочь, не дожидаясь никого из нас.

— Так мы будем искать пищу или как? — поинтересовалась Кэндис. Она была хорошенькая-прехорошенькая, но вечно всех высмеивала, и я побаивался ее острого язычка. — Или подождем, пока Джон не устроит здесь персональную Гадафщину?

— Вот-вот, — поддакнул Мет. — Мне тоже не нравится, что на нас все ругаются. Между прочим, это не мы вылезли со своим мнением на Поляне Круга. Мы тут вообще ни при чем.

* * *

Мне было жаль Джона: все на него ополчились. Я не мог забыть, как он выглядел вчера вечером, когда вышел из шалаша Беллы: одинокий-преодинокий, да еще и отмахнулся от меня, чтобы я оставил его в покое.

Но не все злились на моего брата. Нам встретилась группа новошерстков из Бруклинцев — Майк, Диксон, Джела и Клэр, и вот они-то как раз поддерживали Джона.

— Молодчина, Джон. Почему бы нам, новошерсткам, не высказать свое мнение, если мы этого хотим? — заметил Майк Бруклин. — Мы охотимся и добываем пищу наравне со взрослыми, помогаем ухаживать за детьми и стариками, так почему у нас нет права голоса?

— Да, Джон, ты все правильно сказал, — согласился Дикс Бруклин. — Старейшинам легко говорить, мол, пусть все остается, как было, но они же скоро умрут. И нам надо думать о том, что будет, когда мы вырастем и Семья увеличится.

— А сколько нас будет, когда мы станем взрослыми? — спросила Джела Бруклин, и вовсе не в насмешку над Джоном, а потому, что действительно хотела это знать.

Я надулся от гордости за брата.

— В смысле, когда у нас будут дети и у наших детей тоже родятся дети? — уточнил Джон. — Нас будет несколько тысяч. Сама подумай. Изначально, сто шестьдесят три года тому назад, было всего двое, а сейчас нас пятьсот тридцать два. То есть — сколько это бишь? — в двести с лишним раз больше. А еще через сто шестьдесят лет…

— Что? Нас будет в двести с лишним раз больше, чем теперь? — Джела нервно рассмеялась. — Клянусь шеей Тома, я даже цифр таких не знаю!

— Еще как будет, — заверил Джон. — Вот только большинство умрет от голода.

Он был, пожалуй, единственным новошерстком из всех, кого я знал, который задумывался о чем-то помимо того, что происходило прямо сейчас. Именно это мне в нем и нравилось, поэтому-то я и поддерживал Джона, но это меня и пугало — и в нем, и в таких, как он. Брат готов был рискнуть и сделать что-то, из-за чего на него все ополчатся, если считал, что в перспективе выйдет толк. У меня бы на это духу не хватило.

Но зато я умел оставаться верным, несмотря ни на что.

11

Джон Красносвет

Попрощавшись с бруклинскими новошерстками, мы разделились и принялись активно искать пищу. Правда, толком ничего не нашли: вся Семья крутилась поблизости, так что раздобыли мы лишь несколько паршивых летучих мышей да грязные ошметки пеньковицы. Но через четыре-пять часов Кэндис заметила маленького каменяка, который пасся в звездоцветах. Ей хватило ума не гнаться за ним, поскольку, едва завидев нас, зверь умчался бы прочь, и мы бы его уже не догнали: у него-то шесть ног, а у нас всего две, так что бегает каменяк раза в два-три быстрее нас. Кэндис прокралась к остальным и жестами показала, где каменяк, чтобы мы его окружили. Я медленно полз сквозь мерцающие звездоцветы, как вдруг наткнулся рукой на что-то, что принял сперва за камешек странной формы. Присмотревшись, я сразу понял, что это вовсе не камень. Это было кольцо, вроде тех, что вырезают из дерева, полируют шерстячьим жиром и носят на пальце.

Однако это кольцо было не из дерева. Оно было твердым и гладким и, как вода, отражало свет цветов. Я сразу же понял, что оно из металла — твердого, гладкого и блестящего вещества с Земли. (Говорили, будто в Эдеме оно тоже есть, где-то в камнях, каким-то образом с ними смешано, но никто не знал, где его искать.) А если кольцо из металла, значит, принадлежало кому-то из Первой Пятерки — Анджеле, Томми или одному из Трех Спутников.

Тут мне пришла мысль, от которой по спине пробежал холодок и закружилась голова.

Клянусь членом Тома! Да это же то самое кольцо, Потерянное Кольцо, кольцо Анджелы, про которое ставят пьесы! Это и правда оно!

То это кольцо или нет, но это Памятка, и заикнись я о нем хоть единой живой душе, меня тут же заставят отдать его Старейшинам, а те положат его на хранение к остальным Памяткам: Ботинкам, Поясу, Рюкзаку, моделям Небесных Лодок и Земли, пластмассовой Клавиатуре, состоящей из нескольких рядов квадратиков с буквами, и мертвому прямоугольнику, который когда-то показывал картинки, что умели двигаться и говорить…

Бух! В меня врезался каменяк, да так сильно, что от удара перехватило дыхание. Я рухнул на спину и угодил прямо в гигантский муравейник.

Все расхохотались.

— Надо же, леопарда убил, — поддразнила Джейн, — а каменяка, который несется прямо на него, не заметил.

— Джон, ты идиот, — обругала меня Кэндис. — Упустить такую добычу! Во имя Гарри, о чем ты только думал?

Я поднялся и торопливо стряхнул с себя разозленных муравьев: их тельца полыхали красным, предупреждая о том, что муравьи сейчас укусят. Я чувствовал себя полным дураком, но запросто мог бы все объяснить и успокоить всех, даже сердитую Кэндис, если бы только показал кольцо. Такая находка для Семьи дороже десяти каменяков. Каждый согласился бы со мной, что, найди он кольцо, и думать забыл бы об охоте.

Я был бы рад показать ребятам кольцо. Мне совсем не улыбалось, что меня сочтут витающим в облаках мечтателем или разиней, который на охоте только мух ловит. Я не хотел, чтобы обо мне так думали, к тому же это неправда. Но надо думать о том, чего ты хочешь добиться в будущем, а не стараться облегчить себе жизнь — таково мое правило, мое правило леопарда. Поэтому я решил, что лучше до поры до времени никому не показывать кольцо. Я зажал его в кулаке — оно было прохладное и гладкое на ощупь, — улыбнулся, пожал плечами и ничего не ответил. У меня к поясу был пришит небольшой карманчик, где я хранил всякую полезную мелочовку — куски черного стекла и пеньковицы, зерна белых светоцветов. Туда-то я и спрятал кольцо, пока никто не видит, и словом не обмолвился о находке. Мы отправились дальше.

— Ты какой-то странный с тех пор, как поймал леопарда, — заметила Кэндис. — Выскочил на Гадафщине с предложением пересечь Снежный Мрак. Зачем это вообще было нужно? И не надо мне рассказывать про нехватку пищи, Проходной водопад и прочий бред. Это не нам решать, и тебе это прекрасно известно. По-моему, тебе просто захотелось внимания.

— Я бы сказала, что он стал странным после того, как переспал с этой Тиной Иглодрев, — добавила Дженни.

Мет уставился на меня. Джерри тоже. Неужели я не дам отпор этим нахалкам? Но я ничего не ответил. Мы шли дальше и вскоре наткнулись на Дэвида, который охотился вместе с Лисом. Дэвид светился от удовольствия: он только что убил каменяка своим длинным копьем с наконечником из черного стекла.

— Эй, это же мой каменяк! — воскликнула Кэндис. — Это я его нашла, и мы бы его поймали, если бы Джон не хлопал ушами.

Дэвид разразился хохотом и повторил старую пословицу:

— Добыча не твоя, если в ней нет твоего копья.

Он перевел взгляд на меня.

— Что, Джон, прохлопал зверя? А все потому, что слишком много по бабам бегаешь. Переспал с Мартой Лондон, с Тиной Иглодрев, даже Беллу Красносвет — и ту умудрился огулять! Этот сопляк вообразил, что может любую поймать на удочку. Мы будем звать тебя Джон Удей. Все равно ты больше ни на что не годишься.

Его лицо, и без того уродливое, как мышиное рыло, исказилось от ненависти и зависти. Я вспомнил, как Дэвид посмотрел на меня, когда я вылез из шалаша Беллы, и подумал: будь у него возможность безнаказанно проткнуть меня копьем, как каменяка, он бы наверняка меня прикончил. И рука бы не дрогнула.

История учит, что на Земле такое случалось. Люди убивали друг друга, как мы — каменяков и трубочников. Иногда группа нападала на группу, как Гитлер с Вошистами — на Удеев. Говорят, все это творилось потому, что Семья на Земле разделилась на части, группы расселились порознь и стали вести себя так, словно каждая из них — отдельная Семья. Рассказывают даже, что некогда Белые охотились на Лондонцев — кожа у тех была черной, как у Анджелы, — связывали их веревками и торговали ими, как у нас в Семье группы продают друг другу черное стекло, звериные шкуры и зубы леопарда. (Все это — «история», предмет, который дети учили в Школе, пока ту не отменили.)

Заметив выражение лица Дэвида и догадавшись, что он хочет со мной сделать, я вдруг увидел, что с нами будет, если Семья распадется. Мне представилось огромное старое дерево, которое некогда давало тепло, свет, кору для шалашей, приносило плоды, но вот его срубили, и на изломе струя обжигающей смолы из Подземного мира хлещет прямо в небо.

— Запускаешь свое удилище в женщин, которым и вовсе не следовало связываться с глупым мальчишкой, не имеющего ничего, кроме смазливой мордашки, — не унимался Дэвид. — И этот сопляк еще пытается разбить Семью! Больше Джон ни на что не годится. Предлагает всякий бред, который мы должны выслушивать лишь потому, что на его копье наскочил бедолага-леопард.

Дэвид скривился в ухмылке.

— Скажи честно, малыш Джонни, ты ведь ничего такого не планировал? Ты и не думал убивать леопарда. Ты просто так перетрусил, что застыл на месте.

Джерри тут же бросился меня защищать.

— Чушь! Джон запросто мог убежать, как я, но он…

«Гааааааар! Гааааааааар! Гааааааааар!»

Дэвид умолк. Мы все прекратили разыгрывать эту дурную пьесу и прислушались к рогам, трубившим на Поляне Круга. Они не звали нас домой, просто извещали о том, что Совет закончил обсуждать Грамму и нам тоже пора закругляться, возвращаться в группы, есть и спать.

— Учти, я буду следить за тобой, — предупредил меня на прощание Дэвид, — и чтобы без фокусов на Гадафщине.

Он, как и все мышерылы, всегда брызгал слюной, когда говорил, но сейчас это было заметно сильнее обычного. Его речь сочилась такой ненавистью и злобой, что, казалось, Дэвид плюется ядом. Мне приходилось вытирать его слова с лица.

— И не думай, что тебе все сойдет с рук только потому, что ты — любимчик Беллы и спишь с ней. Ничего подобного. Пусть она — вожак нашей группы, но это не значит, что остальные должны ей в рот смотреть, не говоря уже обо всей Семье. В один прекрасный день она поймет, кто ты есть. Конечно, от любви люди глупеют и размякают, но это ненадолго, малыш Джонни. Скоро этому наступит конец.

Идиот Мет широко разинул рот. У Джерри в глазах стояли слезы. Кэндис нахмурилась. Дженни, казалось, пыталась найти в словах Дэвида что-то забавное, но не могла.

Дэвид вытащил из убитого каменяка копье и перехватил его левой рукой. Правой он взял зверя за заднюю ногу и одним движением взвалил еще теплую тушу к себе на мускулистое плечо.

— А сейчас, вы уж простите, мне пора, — процедил Дэвид на прощанье. — Надо отнести домой добычу.

— Похоже, тебе нашелся достойный противник, мистер Убийца Леопардов! — заметила Дженни, когда Дэвид скрылся из виду и не мог нас услышать.

Я пожал плечами. Дэвид пугал меня, что правда, то правда. Я боялся, что вся Семья ополчится против меня, а Белла уже не сможет меня защитить. Но Дэвид не сказал мне ничего нового, чего бы я сам не знал.

— Посмотрим, — ответил я, — игра еще не окончена.

* * *

Мы вернулись со своей жалкой добычей к Красным Огням и получили свою скромную порцию каменяка, пойманного Дэвидом. Тот лишь ухмыльнулся, когда мы выложили на траву несколько жалких летучих мышей и замурзанную пеньковицу.

Белла держалась напряженно и отстраненно. До общего сбора на Гадафщине ей нельзя было рассказывать нам, о чем говорили на Совете, но причина ее холодности явно заключалась не только в этом. Она избегала встречаться со мной глазами и рано улизнула к себе, велев нам в эту спячку никуда не разбредаться и оставаться в группе.

Но я ушел к групповой выгребной яме, которую мы выкопали в зарослях звездоцветов, достал кольцо из кармашка на повязке и поднес его к цветку.

На ощупь оно было гладким-прегладким, но не везде. Снаружи вдоль всего кольца тянулась волнистая линия, и металл по обе ее стороны был разного цвета, а внутри, клянусь сердцем Джелы, я разглядел мелкую-мелкую надпись. Мало кто из новошерстков умел читать, но Белла объяснила мне, какая буква обозначает какой звук, и научила складывать их в слова. Я мог прочесть множество старых имен и слов, нацарапанных на деревьях по всей Семье. И, разумеется, я прочел имя внутри кольца, написанное маленькими-премаленькими буквами с такой аккуратностью, какая и не снилась обитателям Эдема, которые писали на клочках коры, камнях и стволах деревьев. Да и никто старше тридцати-сорока бремен сроду бы не прочел его своими слепнущими глазами. Это было самое известное имя в Семье: «Анджеле, — гласила надпись, — с любовью от мамы и папы».

Анджел в Семье хватало — и Джел, и Энджи, как их обычно звали, — но это могла быть только та самая Анджела, которая прилетела в Эдем давным-давно, в начале времен. Это было ее кольцо. То самое, из истории, — кольцо, которое Анджеле еще на Земле подарили родители и которое она потеряла, собирая пеньковицу, да так и не смогла найти.

Меня снова пробрала дрожь, пронизавшая все тело и мозг, как бывает, когда спишь с женщиной и кончаешь. В такие минуты сомневаешься: вдруг ты что-то напутал и все это лишь сон или выдумка, которую ты принял за реальность. До того странно-престранно было держать в руках то самое кольцо и знать наверняка, что эта часть Истинной Истории — чистая правда. Так необычно осознавать свою связь с нею, чувствовать себя в некотором роде ее завершением, потомком Анджелы, который наконец-то нашел ее кольцо. И еще диковинней — от того, что незадолго до этого, когда я сидел на берегу Глубокого озера, мне почудилось, будто наша мать Анджела тоже туда приходила.

Клянусь именами Майкла! Люси Лу была бы счастлива, найди она это кольцо. Она бы нам все уши прожужжала своими байками! Казалось, будто тень Анджелы и впрямь бродит где-то поблизости, следует за мной по пятам. И ни за что не отпустит.

Сидя на корточках в звездоцветах и притворившись, будто испражняюсь, я вспоминал всю историю. Как Джела потеряла кольцо. Как позвала на помощь Томми и детей. Тогда во всем мире не было других людей, кроме Томми, Джелы и их деток. Джела закричала, чтобы они пришли и помогли ей, все кричала и кричала, как будто ненавидела их, и требовала, чтобы они часами ползали в лесу по земле, день за бднем, и искали кольцо, которое ей подарили мама с папой.

— Это всего лишь кольцо, — заметил Томми. — Самая обычная вещь. Как камень или палка. У тебя есть мы, дорогая. У тебя есть я и дети.

— Не нужны мне твои чертовы дети, — отрезала Анджела, — и ты, жалкий никчемный эгоист, мне даром не нужен! Я хочу к маме. Я хочу к папе. Я хочу вернуться в свой дом, который ты у меня отнял!

И она плакала, плакала, плакала целых девять дней и спячек подряд, а дети зажимали уши и гудели, мычали, издавали всякие дурацкие звуки, лишь бы не слышать жестоких слов, которые говорила Анджела, и отогнать грустные-прегрустные мысли. История утверждает, что до того дня их мать была сердечной, доброй и сильной. А после не улыбалась целое бремя и никогда больше не взглянула на Томми с любовью, никогда-преникогда.

Я услышал чьи-то шаги: к яме ковылял Старый Роджер. Этот будет кряхтеть, брызгать и пердеть в отхожем месте добрых полчаса. Я убрал кольцо в карман и двинулся прочь.

12

Тина Иглодрев

Наступил третий день Гадафщины, и мы все снова собрались на Поляне Круга. Все на свете втиснулись между Кругом и деревьями (на этот раз действительно все, потому что охотники уже вернулись). Над головами у нас порхали летучие мыши, а вокруг гудел лес. Я стояла рядом со своей сестрой Джейн: чертова Лиз, вожак нашей группы, заставила меня на этот раз остаться с Иглодревами. Джон держался вместе с Красными Огнями, так что я могла только помахать ему издали. Вид у него был усталый-преусталый. Конечно, мы все утомились, но Джон выглядел совершенно измученным.

Совет собрался в центре Круга, шесть-семь помощников помогли Старейшинам усесться, прислонясь спиной к покрытым шкурами бревнам, и Гадафщина снова началась. Сперва нам показали Памятки, чтобы еще раз напомнить, что мы — одна Семья и прилетели сюда с Земли. Достали Ботинки, Пояс, Рюкзак, Клавиатуру, и помощники обошли с ними группы, чтобы все могли на них посмотреть, пощупать странный материал, из которого сделаны вещи: неизвестно, где его искать и как добывать (за исключением, пожалуй, Ботинок — они вроде бы сшиты из какой-то кожи). Дети были в восторге. Малышам непременно хотелось потрогать Клавиатуру, нажать на маленькие квадратики с буковками. Старейшинам разрешалось доставать Памятки из пустого бревна, когда заблагорассудится, Семье же их демонстрировали раз в год, на Гадафщину, поэтому детишкам все эти вещи, которые они так давно не видели, казались сказочным сном. Они не верили своим глазам.

Впрочем, радовались не только дети. Некоторые взрослые при виде Памяток плакали, тянулись их потрогать, у кого-то даже от волнения и надежды дрожали руки: многие верили, что вещи с Земли прогоняют страдания и боль и приносят сны о мире, полном яркого-преяркого света, как внутри у светоцвета. А эта чокнутая провидица из Красных Огней, Люси Лу, и вовсе впала в транс.

— Я чувствую их! — завопила она. Врала, конечно. — Они вокруг нас!

Но помощники быстренько собрали Памятки, упрятали обратно в бревно и закрыли крышкой. Глава Семьи, Каролина, вышла вперед и, меряя шагами поляну перед Советом и Старейшинами, стала рассказывать про Грамму и решения Совета, а маленькая Джейн Лондон, Секретарь-Ша, семенила за ней с заметками, которые во время собрания нацарапала на куске коры.

За ними выстроились в ряд все вожаки групп: наша Лиз (жирная, уродливая властная старуха), старый слепой Том Бруклин, сентиментальная дурочка Цветка Мышекрыл, которая считает себя молодой и красивой, а сама старая, морщинистая и высохшая. И Мэри Звездоцвет, которая, когда кто-то говорит, принимается вздыхать с таким видом, словно человек сморозил несусветную глупость, и она диву дается, удастся ли такое вообще загладить. И Джули Лондон с суровым, хитрым и нахальным выражением лица. И Кэнди Рыбозер, которая всегда говорит шепотом, и чтобы услышать ее, всем вокруг приходится молчать. И Сьюзен Синегорка, не слишком смекалистая для вожака, но упрямая и твердая, как скала. Вид у Сьюзен был не особо довольный, и я догадалась, что она, видимо, проиграла битву за переселение Лондонцев. Но сильнее всех выделялась Белла Красносвет. Она стояла в самом конце, за Лиз, но между нею и Лиз был промежуток раза в два больше, чем между прочими вожаками.

— Лондонцам дозволяется передвинуться на десять ярдов к Синему краю, — объявила Каролина, — при условии что они перенесут изгородь Синегорцев на десять ярдов дальше и помогут им выстроить новые шалаши.

Секретарь-Ша поморщилась и указала ей на закорючки на одном из кусков коры. Каролина нахмурила брови, но тут же исправилась:

— Лондонцам дозволяется передвинуться на двенадцать ярдов, при условии что они перенесут изгородь Синегорцев на двенадцать ярдов, — проговорила она.

Каролина бросила взгляд в записи, припоминая, что дальше.

— Всем группам, — продолжала она, — разрешено рыбачить на Большом озере только бднем. На группу полагается одна лодка и одна сеть длиной не более четырех ярдов, чтобы не ловить лишнего.

В толпе послышалось ворчание: те, кто считал себя рыбаками, были недовольны. (Идиоты несчастные. Неужели будет лучше, если они выловят вообще всю рыбу и на этом рыбалка закончится?) Каролина снова заглянула в записи.

— Маломамки, — сказала она, — должны охотиться и искать пищу наравне со всеми, как только их детям исполнится три цикла. За младенцами присмотрят старики и клешненогие.

Маломамки и клешненогие завздыхали, но Каролина продолжала.

Я терпеливо слушала. Ничего особенного я не ждала, но было интересно, рассмотрели ли они предложение Джона о том, чтобы Семья расселилась, вместо того чтобы кучковаться вокруг Круга камней. Но нет, ни намека. И когда с утвержденной Граммой было покончено, Каролина заявила:

— Мы говорили только о том, что заранее договорились включить в Грамму. Мы не обсуждали вопросы, которые возникли с бухты-барахты. Мы решили, что Семья должна оставаться вместе, здесь, жить бок о бок вокруг этих камней, обозначающих место, куда Томми, Анджела и Три Спутника приземлились, пролетев сквозь Звездоворот, и откуда Спутники отправились обратно на Землю. Семью разбивать нельзя. Мы должны оставаться единым целым и жить на том самом месте, где нас будут искать наши братья и сестры с Земли, а мы все знаем, что в один прекрасный день они непременно за нами прилетят. Мы должны трудиться вместе и жить дружно, чтобы быть достойными возвращения на истинную родину, пусть даже мы столько забыли и так сильно отличаемся от тех, какими были когда-то.

Каролина оглянулась на группу Красных Огней, поискала глазами Джона и уперла в него пристальный взгляд.

— Надеюсь, вы все меня поняли, — произнесла она. — Это решение Совета и мое лично, и вся Семья обязана с ним согласиться. А значит, все присутствующие.

Я заметила, что Джон покосился на Беллу Красносвет, но та стояла потупясь, как будто на земле у нее под ногами лежало что-то очень интересное.

Я видела, что Джон сильно-пресильно рассердился. Было заметно, что в нем происходит внутренняя борьба.

Каролина обвела нас всех взглядом, оценивая, поняли ли мы ее слова.

— И это конец… — проговорила она.

Но Джон ее перебил. Словно ударила в небо смола из срубленного дерева.

— Подумайте об этом! — выкрикнул он. — Обсудите. Для этого не надо быть Эйнштейном.

Все, кто был на поляне, разом застонали. Опять! Только не это. Нет сил больше слушать этого малолетнего грубияна. Страшила Дэвид Красносвет протискивался сквозь толпу Красный Огней к Джону.

— Когда-то нас было всего двое, а теперь пятьсот тридцать два, — не унимался Джон. — Сколько же в Семье будет человек в следующую…

Хлоп! Дэвид своей большой тяжелой рукой залепил Джону подзатыльник.

— Не трогай его! — завопила я.

— Отстань от него, Дэвид! — выкрикнул преданный Джерри и попытался оттолкнуть Дэвида, но тот стряхнул его, как муравьишку, схватил Джона за волосы и замер как вкопанный.

В толпе на Поляне Круга поднялось волнение. Каждый реагировал по-своему: кто-то смеялся, кто-то вздыхал, кто-то улыбался, но большинство что-то сердито кричало — не из-за того, что сделал Дэвид, а из-за Джона, возмутителя спокойствия.

Я видела, как Дэвид наклонился, что-то прошипел Джону на ухо, очевидно, пригрозил ему карой, если тот снова откроет рот, потом покрепче схватил парня за волосы и слегка приподнял, так что тот повис в воздухе.

— И это конец Граммы, — проговорила Каролина со свойственным ей упорством, как будто ничего не случилось, ее никто не перебивал, и она всего-навсего продолжала то, что хотела сказать. — Переходим к Законам, которые Гарри, наш второй отец, и три его сестры вырезали на деревьях на Поляне Круга.

Секретарь-Ша протянула Каролине куски коры с переписанными на них законами и отошла сквозь группу Лондонцев на самый край поляны, чтобы, когда Каролина станет обходить Круг изнутри, шагать за ней, но по большому кругу, и указывать на вырезанные на деревьях надписи, которые Глава Семьи будет зачитывать вслух.

— Нельзя убивать никого, кроме животных, которых собираетесь съесть, и опасных животных, — читала Каролина. — Нельзя причинять вред Семье.

Глава Семьи остановилась и оглядела нас.

— Это значит, нельзя пытаться расколоть Семью, — пояснила она и продолжала. — Нельзя спать с детьми и с теми, кто этого не хочет.

Взрослые мужчины не должны спать с юными девушками.

Нельзя красть.

«Нельзя пропускать Гадафщины и Эскренные собрания.

«Нельзя проявлять неуважение к Старшим.

— Это значит, — снова пояснила Каролина, — не только к Старейшинам, но и к вожакам групп, Главе Семьи и всем взрослым.

Она взглянула на Джона и продолжила читать.

— Надо заботиться о клешненогих.

Нельзя загрязнять ручьи и озера.

Надо ждать, когда прилетят с Земли, хранить обычаи землян, чтобы они забрали вас домой.

А ведь Джон по-своему прав, думала я, — что есть, то есть. Конечно, нам всем хотелось вернуться на Землю, но зачем нужно торчать на одном месте, дожидаясь, пока за нами прилетят?

Разве сидеть сиднем — в обычаях землян? Ведь это они построили лодку, чтобы путешествовать меж звезд.

13

Джон Красносвет

— Я слежу за тобой, Джон, так что держи язык за зубами, — прорычал Дэвид и толкнул меня с такой силой, что я чуть не упал.

Я едва удержался, чтобы не потереть затылок, — Дэвид мне чуть все волосы не вырвал, — но притворился, будто мне ни капельки не больно. И на стоявшего рядом Джерри, который не спускал с меня испуганного взгляда, тоже не обращал внимания. Клянусь сиськами Джелы, я ни за что на свете не признаюсь ни ему, ни Дэвиду, ни кому бы то ни было еще, что Дэвид меня обидел или причинил мне боль. Я выпрямился и, как ни в чем не бывало, стал смотреть на то, что происходило внутри Круга. Раз уж Каролина затеяла эту игру — пожалуйста, я тоже могу делать вид, будто ничего не случилось.

Помощницы подняли Митча, Ступа и Джелу на ноги. Мы перешли к той части Гадафщины, которая называлась «Рассказы про Землю»: трое слепых стариков рассказывали нам обо всяких вещах, которых в глаза не видели и не понимали, а мы должны были стоять и слушать.

Тощий старый Митч вещал о том, как Земля вращается, точно волчок, так что во всякую минуту одна ее половина целиком освещена большой-пребольшой звездой, а другая — погружена во мрак. Седая дряблая Джела поведала, как люди находят в земле металл и делают из него ножи, которые не разбиваются, в отличие от ножей из черного стекла.

— Еще они открыли так называемую Единую Силу, — добавила Джела, — с помощью которой можно летать к звездам.

— Они открыли и другую силу, которая в сто раз лучше, — взволнованно перебил ее крошечный Ступ, вращая слепыми глазами. Его толстые обвислые щеки тряслись. — Силу, которая многие мили бежит по веревкам и дает свет и тепло, и от нее работают машины под названием тили-визоры: они показывают картинки, которые могут двигаться и говорить. А называется эта сила ис… — Ступ запнулся, точь-в-точь как старый одноногий Джеффо тогда у ручья Диксона. — Она называется ис… иск… искричество.

«Ис… иск… искричество…» — передразнил его шепотом Джерри и покосился на меня — смешно ли получилось.

— Не забывайте про Единую Силу, — вклинилась Джела, недовольная, что Ступ ее перебил. Ее слепые глаза выскакивали из орбит. — Благодаря ей мы здесь, и она же поможет нам вернуться на родину. И не только это, — тараторила она, торопясь договорить, пока другие ее не перебили, — еще у них были животные под названием «лошади»: на них можно было ездить. Представьте себе! Ездить на животных!

— И машины, — добавил Митч и зашелся в кашле, так что помощницам пришлось постучать его по спине.

Помощницы достали Модели Земли, и Старейшины, то и дело кашляя и с трудом переводя дыхание, рассказали нам про «дома» (это такие шалаши размером с гору), «дороги» (тропинки, выложенные твердым блестящим металлом), «поезда», «самолеты» и «канализацию».

— Канализация — это вроде как ручей под каждым шалашом, — пояснил Ступ. — Она смывает все дерьмо и ссаки и уносит прочь, в озеро размером с наше Большое, прикрытое каменной крышей.

— А самолеты — это что-то вроде металлических птиц, — добавил Митч.

— Поезда — это длинные узкие шалаши, которые скользят по гладкой металлической тропинке, — проговорила Джела, — так что засыпаешь на одном краю леса, а просыпаешься на другом.

Было заметно, что Старейшины начинают выдыхаться, и вожаки групп принялись им подсказывать.

— Расскажите про боницы, в которых лечат, — прошептала Мэри Звездоцвет.

— И про клонов с большими ногами и красными носами, — пробормотала Сьюзен Синегорка.

— И про деньги, — напомнил Том Бруклин.

— Да! — просияла старуха Джела. — Деньги — это цифры, которые держат в голове.

— На них можно купить все, что хочешь, — добавил Митч.

Купить что-то на цифры, которые кто-то держит в голове? Никто не понимал, что это значит, но Старейшины рассказывали про деньги на каждой Гадафщине, как будто в один прекрасный день кто-нибудь вскочит и закричит: «Ну конечно же, как я раньше не догадался! Наконец-то я понял, в чем тут суть! Теперь я знаю, как оно работает!»

Что толку повторять слова, смысла которых не понимаешь? Все равно что слепые, которые притворяются зрячими.

Правда, говорят, что даже Томми с Анджелой не знали, как действует искричество и как запустить Единую Силу. Не догадывались, где искать металл и как добыть его из камня. Знали только, что для этого камень нужно нагреть на огне.

* * *

Дети проголодались, принялись капризничать и плакать. Новошерстки хихикали, перешептывались и щипались. Даже Старейшины, начавшие рассказ с таким воодушевлением, что даже перебивали друг друга — до того им не терпелось высказаться, — слишком устали, чтобы продолжать. Они вдруг показались такими дряхлыми, бледными и высушенными, как будто вот-вот умрут прямо у нас на глазах внутри своего драгоценного Круга Камней. Помощницы отвели их обратно, усадили, накрыли шкурами и дали попить. После этого Каролина, Старейшины и члены Совета уступили место на поляне Большой Небесной Лодке. Все оживились, захлопали и засмеялись.

Наступило время Пьесы, и на этот раз пришел черед Бруклинцев ее ставить. Несколько членов группы вынесли огромную нелепую деревянную штуковину, которая изображала космический корабль «Непокорный». Что-то вроде лодки, в три раза длиннее обычной и чуть кривоватой. Из нее вверх торчали шесты: на них крепилась шаткая крыша из коры, наподобие тех, какими кроют шалаши, а сбоку были палки, держась за которые, люди несли конструкцию. Внутри пряталась лодка поменьше: она изображала Посадочный Апарат. А в нем спереди и сзади ютились Трое Нарушителей. Они смеялись и махали нам.

Разумеется, по сравнению с настоящим «Непокорным» эта Большая Небесная Лодка была крохотной-прекрохотной. «Непокорный» был длиннее Большого озера и такой огромный, что если бы он приземлился, то уже никогда бы не взлетел. (Даже Посадочный Апарат был размером с Круг Камней, а ведь он помещался внутри «Непокорного».) И все равно наша дурацкая Небесная Лодка казалась до смешного большой по сравнению с деревянными лодчонками, на которых мы рыбачили на Большом и Длинном озерах, а наверху к ней крепилось столько всякой всячины, что на воде она как пить дать перевернулась бы. Да и из-за этого изгиба посредине на нй все равно невозможно было бы плыть прямо.

Разумеется, никто и никогда не спускал Большую Небесную Лодку на воду. Каждую Гадафщину несколько человек выносили ее на Поляну Круга, держа за три толстые ветки, просунутые в дыры по бокам. Эти трое улыбающихся Бруклинцев изображали Томми Шнайдера, нашего первого отца, из чресел которого все мы вышли, и двух его товарищей, Диксона Торли и Мехмета Харибея. Они так спокойно и радостно договаривались подняться в небо и пролететь сквозь Звездоворот, как будто собирались всего-навсего порыбачить на Большом озере. Лицо Томми было вымазано белым древесным пеплом, смешанным с шерстячьим жиром, чтобы показать, что у него была белая кожа.

— Полетели дальше, — предложил Диксон, когда они приблизились к Кругу Камней.

— Не надо, — возразил Томми. — Земной Семье это не понравится.

— Точно, — поддакнул Мехмет, — тем более что эта Небесная Лодка не наша, а общая, не забывайте об этом.

Говорят, что «Непокорного» строили сотни тысяч человек, а потом по частям поднимали в небо и там собирали. Тысячи людей по всей Земле искали в камнях металл, пластик и все необходимое и еще тысячи извлекали все это оттуда и везли куда нужно. Вся Земля участвовала в этой работе, которая заняла сотни или даже тысячи бремен.

— Мы же не сами его сделали, — пояснил Мехмет.

— Ты прав, — согласился Томми с серьезным-пресерьезным видом, но не выдержал и с широкой улыбкой оглядел всех собравшихся на поляне: перед собой, сзади, слева, справа.

— Лететь или нет? Что скажете, дети? — выкрикнул он. — Лететь нам дальше?

— Нет! Нет! Не летите! — завопили все дети Семьи, хохоча и повизгивая от удовольствия.

— Но почему? — удивился Диксон. — Никому ведь от этого хуже не будет. Мне кажется, этого хочет от нас Иисус. Мы должны пролететь сквозь Звездоворот и отыскать новые миры. Так вперед же!

— Нет! Не надо! — дружно завопили все вокруг.

Томми лишь рассмеялся, приложил руку к уху и пожал плечами, как будто ничего не услышал.

— Хорошо, — согласился он. — Ты меня уговорил. Давай попробуем.

— Давай, — кивнул Мехмет. — Вот только перед земной Семьей неудобно.

— Ничего, переживут, — уверил его Диксон, и они отправились в путь на своем гигантском корабле прямо к краю Круга Камней.

Диковато смотрелась эта дурацкая громадина рядом с Кругом, куда никому из нас нельзя было и шагу ступить.

Тут на поляну вышла Президент, Глава Земной Семьи, в особой президентской накидке, на которой в синем квадрате, выкрашенном соком звездоцветов, были нарисованы пеплом четыре большие белые звезды.

— А ну-ка вернитесь! — окликнула она беглецов. — Не смейте этого делать! Нам сейчас и так непросто. Каждый раз, как кто-то поднимает в воздух небесный корабль и летит к звездам, всей Семье приходится трудиться не покладая рук, чтобы обеспечить его припасами и запустить Единую Силу. У нас сейчас нет на это времени. И без того дел полно.

Мехмет посмотрел на Томми. Томми бросил взгляд на Диксона.

— Ну хотя бы разок, — умоляюще проговорил Диксон. — Я клянусь вам, именно этого хочет от нас Иисус.

Томми и Мехмет переглянулись.

— Ну ладно, но только один раз, — согласились они и направились дальше, к самому Кругу, не обращая внимания на Президента, которая вопила уморительным высоким голоском: «Стойте! Стойте! Стойте!» На поляне послышались смешки.

Тут появилась Маленькая Небесная Лодка, изображавшая Полицейский Апарат. У нее тоже были крыша из коры и крепления из веток, но выглядела она куда более хлипко и нелепо, чем Большая Небесная Лодка, потому что должна была по ходу пьесы разлететься на куски. Настоящий Полицейский Апарат был величиной с Посадочный Апарат и патрулировал небо над Землей в поисках нарушителей порядка. (Там в небе больше лодок, чем на сотне Больших озер, и в некоторых из них летали злоумышленники, которые, например, сбрасывали на Землю всякую гадость.)

В Маленьком Корабле сидели наша мать Анджела и Майкл Именователь. Их называли «Орбитальной Полицией». Лицо Анджелы для сходства с настоящей Анджелой было вымазано темной смесью из глины и шерстячьего жира.

— Догоните этих засранцев, — велела Президент, — и верните их на Землю, пока они не угробили наш корабль в Звездовороте. Они сами не знают, что делают, — и к тому же нарушают волю Семьи.

Анджела и Майкл как Орбитальные Полицейские обязаны были ловить всех, кто шел против воли Семьи и Президента. Они погнались за Большой Небесной Лодкой «Непокорный», причем Анджела и Майкл дружно кричали:

— Эй! Вернитесь! Стойте! Это не ваша лодка, не смейте ее угонять!

Анджела оглядела всех, кто был на поляне. Посмотрела налево, направо, прямо, назад, подняла брови и протянула к нам руки ладонями вверх, словно вопрошая: «Неужели вы нам даже не поможете?»

Дети прекрасно знали, что так их приглашают поучаствовать в спектакле.

— Стойте! Не надо! — радостно завопили они Трем Нарушителям на Большой Небесной Лодке. Малыши корчили страшные гримасы, как будто действительно разозлились и верили, что могут изменить историю.

— Стойте! — кричали они. — Вернитесь!

Но пилоты Большой Лодки не обращали ни малейшего внимания ни на них, ни на Майкла с Анджелой, пока те не подлетели совсем близко. Тут наконец Диксон оглянулся на них.

— Прочь отсюда, или вам не поздоровится! — заорал он. — У нас тут Единая Сила. Мы ее уже запустили. Мы проделали Дыру в Небе и летим к звездам. Вам нас не остановить! Так что отвалите!

— Мы от вас не отстанем, — предупредила Анджела. — Мы не оставим вас в покое, мы помешаем вам — или погибнем, пытаясь вас остановить. Так что лучше вам вернуться! Мы никуда вас не отпустим!

* * *

«Как жаль, что Нарушители на Большой Небесной Лодке ее не послушались», — казалось, думали все. Если бы они выполнили приказ Анджелы, подчинились Законам Земли, послушались Президента, нас бы сейчас не было в Эдеме. Не стояли бы мы на этой поляне, одетые в шкуры, не гадали бы, как добыть металл и искричество и построить небесную лодку. Мы жили бы на Земле под этой огромной звездой, в мире, полном света, чудесного белого света, чистого и яркого, как внутри белого звездоцвета, и мы знали бы, что такое металл, искричество и прочее. Тили-визоры, компьютеры, — все это было бы у нас, и нам бы даже не пришлось ничего выдумывать.

«Но ведь тогда бы нас на свете не было? — подумал я. — Томми с Анджелой сроду бы не сошлись: она ни за что не стала бы с ним спать, если бы могла выбрать другого мужчину, как на Земле. А значит, никто из этих пятисот тридцати двух человек не родился бы — ни на Земле, ни в Эдеме, вообще нигде».

Странная штука. Мы постоянно убиваемся из-за того, что все сложилось так, как сложилось. Но сложись все иначе, некому было бы убиваться.

* * *

Вскоре «Непокорный» завертелся волчком, как бревно в воде на вершине Проходного водопада.

— Ой-ой-ой! — хором запричитали Диксон, Мехмет и Томми.

На длинных металлических шипах, торчавших из блестящих боков корабля, полыхало багровое пламя. Каждый шип был длиной с большое дерево. «Непокорный» балансировал на краю Дыры в Небе, как бревно на краю водопада. Единая Сила притягивала корабль к себе, та самая Единая Сила, которая проделала дыру. Корабль кренился все сильнее и сильнее, вот-вот опрокинется….

Маленький Апарат подбирался ближе, ближе, пока не очутился бок о бок с «Непокорным» и тоже принялся вращаться и крениться: его затягивало в небесную дыру.

— Нет! Нет! — кричали Анджела и Майкл, двое орбитальных полицейских.

— Валите отсюда, придурки, — заорал на них Мехмет с «Непокорного». — Летите прочь, пока в дыру не затянуло!

— Валите отсюда! — вторили ему Диксон и Томми.

— Слишком поздно! — прокричал в ответ Майкл. — Смола отошла. У нас шкура на корме отклеилась. Больше не можем грести. Помогите нам!

— Помогите нам! — умоляла Анджела. — Мы тонем!

— И кто же в этом виноват? — хором спросили Томми, Мехмет и Диксон, оглядев собравшуюся на поляне Семью так, будто ожидали, что мы ответим: Майкл с Анджелой сами виноваты, что погнались за ними.

— Вы! Вы! Вы! — заорали дети, новошерстки, да и большинство взрослых.

— Скорее! Сюда! Помогите нам! — кричали во все горло Майкл с Анджелой, как будто у них не было времени на разговоры.

Томми, Мехмет и Диксон переглянулись.

— Скорее! Скорее! Помогите им! — хором грянула вся Семья, стоявшая под белосветами.

— Да, — согласился Мехмет, — пожалуй, мы и правда виноваты, надо им помочь. Быстрее, Диксон. Давай попытаемся втащить их в Корабль, пока мы не улетели в дыру.

Этот момент сложен для тех, кто держит корабль: им приходится обходить друг друга, ныряя под ветками. Полицейский Апарат кренится, прижимается к «Непокорному», Диксон, Мехмет и Томми втаскивают Анджелу с Майклом к себе, а потом Большая Небесная Лодка с пятью пассажирами на борту движется меж камней к запретному Кругу, чтобы показать, что она якобы провалилась в Небесную Дыру.

И вовремя. Очень вовремя. Помощники, державшие Маленькую Небесную Лодку, разорвали его на куски и разбросали по поляне, как будто Полицейский Апарат сгорел в багровом пламени Единой Силы.

А «Непокорный» меж тем очутился во мраке за Звездоворотом. Земля и Солнце остались далеко за звездами. И тут астронавты нашли Эдем, новый мир вдали от всех звезд, совершенно непохожий на Землю.

— Тут нет Солнца, как у нас на Земле, — заметила Анджела, выглянув наружу. — Но при этом, куда ни глянь, все вокруг сияет.

Остальные тоже высунули головы из корабля и посмотрели кто куда.

— И правда, все сияет, — согласились они удивленно-удивленно, потому что на Земле нет светящихся лесов, и раньше люди думали, что свет бывает лишь от звезд и Солнца.

— Давайте спустимся и все осмотрим, — предложил Томми.

Внутри Большой Небесной Лодки пряталась маленькая, Посадочный Апарат. С помощью тех же Бруклинцев, которые прежде таскали Полицейский Апарат, пока тот не развалился на куски, астронавты достали маленькую лодку и забрались внутрь. (Настоящий Посадочный Апарат был круглый, но мы не умеем делать лодки такой формы, поэтому наш был длинный и узкий.) На ней они спустились с небес прямо в самую середину Круга Камней.

На поляну вышли Томми, Диксон, Мехмет и Анджела. А Майкл разболелся, и ему пришлось помочь спуститься.

— Идиоты чертовы, — в сердцах сказала Анджела, — посмотрите, что вы сделали с Майклом. Посмотрите, что вы сделали с нашей лодкой. И куда вы нас притащили? А ну-ка сейчас же верните нас на Землю. Я хочу снова увидеть свою группу. Я хочу увидеть маму, папу и друзей. Я не хочу блуждать в этой темноте.

Вид у Томми был пристыженный. Впрочем, как и у Диксона с Мехметом. Трое Нарушителей стояли в ряд, потупив головы, точно нашкодившие дети.

Некоторые из малышей рассмеялись.

— Плохие дядьки! — закричали они. — Плохие-плохие дядьки!

— Боюсь, наша лодка тоже получила повреждения, — заметил Мехмет. — Нам очень-очень жаль. Она сломана. Наверно, дала течь. Мы постараемся ее починить, но на обратном пути можем утонуть.

— Идиоты чертовы, — повторила Анджела.

Томми, Диксон и Мехмет вернулись в Посадочный Апарат, поднялись на нем на «Непокорного» и уселись возле него на корточки с горшочками с клеем и шкурами, чтобы заделать брешь. А пока они там трудились, Анджела с Майклом (которому стало лучше) бродили по Эдему и осматривались.

Разумеется, на самом деле они ходили между нами, среди толпы, вдоль края поляны и обратно к Кругу.

* * *

Следующая часть истории называлась «Майкл дает имена», и дети ее просто обожали.

— Где мы вообще? — спросила Анджела. — Как думаешь, как это место называется?

— Не знаю, — ответил Майкл. — Дай подумать. Пожалуй, назовем его…

Он замолчал.

— Это Эдем! — завопили хором все дети на поляне, потому что это же каждый дурак знает!

Майкл нахмурился, как будто что-то услышал, но толком не понял, что именно, и приложил руку к уху.

— Наверно, — проговорил он, — мы назовем его…

— Эдем! — закричали дети еще громче.

— Не знаю, — продолжал Майкл, — вертится на языке, а имя придумать не могу.

— Э-дем! — зашлась в крике малышня.

Майкл улыбнулся.

— Э-дем, — медленно произнес он, — пожалуй, назовем его Эдем.

Дети радостно завизжали.

— Смотри-ка, — сказала Анджела, — а это что такое?

Она указала на белосвет.

— Это дерево! — со смехом прокричали дети. Как можно не знать, что такое дерево?

Наверно, всем было приятно осознавать, что Анджела и ее спутники слыхом не слыхали о том, что нам прекрасно известно. В особенности после того, как мы выслушали весь длинный-предлинный список земных вещей, которых не понимали. После этого как-то успокаивало, что наши предки не знали, что такое дерево, точь-в-точь как мы понятия не имели о металле, тили-визорах, лошадях и Единой Силе.

— Назовем это…

Майкл замялся. Дети рассмеялись. Они обожали эту игру. Пожалуй, я тоже. Мне все это нравилось, но и раздражало, потому что обманывало нас, заставляло нас чувствовать себя ничтожными, глупыми и беспомощными.

— Пусть будет…

— Дерево! — вопили дети.

Взрослые тоже улыбались и смеялись; многие вместе с детьми приняли участие в игре. Все сильно-пресильно устали из-за переноса дней, длинного списка Земных Вещей, Граммы, Законов и прочего, но сейчас приободрились и развеселились.

— Пусть… будет… дерево! — воскликнул наконец Майкл (на самом деле — тощий коротышка бремен сорока или около того по имени Люк Бруклин; в Семье он в основном славился умением добывать и обрабатывать черное стекло).

Все радостно загалдели.

— А это что такое? — указывая на маленькую переливчатую летучую мышь, порхавшую у нас над головами, спросил Томми с Большого Корабля, который он якобы чинил. (Предполагалось, что он сейчас в небе, но, похоже, никто не возражал!)

— Где? — удивился Майкл, посмотрев, куда указывал Томми. Мышь улетела.

— Вот это! — Томми указал на другую мышь.

— Да где? — снова не понял Майкл.

— Вон там! — пояснил Томми, тыча пальцем в мышь.

— Ах, это, — протянул Майкл. — Понятия не имею. Не представляю, что это такое. Никогда не видел ничего подобного. Даже не знаю, что сказать.

— Это летучая мышь! — закричали дети.

Майкл нахмурился и потер лицо. Вроде бы он что-то услышал, но не очень хорошо.

— Это летучая мышь! — повторили дети хором.

Майкл приложил руку к уху.

— Это летучая мышь! — завопили они в третий раз.

Майкл поморщился, как будто снова не расслышал, и поскреб в затылке.

Его назвали Именователем, потому что это он придумал, как называть животных и растения в Эдеме, и выяснил все про них: и что они появились из Подземного мира, когда все вокруг было покрыто льдом, и что сушеные звездоцветы питают нашу кожу, как на Земле — Солнце. Но по Пьесе он не выбирал имена сам: он просто расслышал, как мы ему подсказываем, взял эти имена, раздал всему на свете и отправил их обратно в будущее, и постепенно, через долгие пять-шесть поколений, эти имена дошли до нас.

— Это ле-ту-ча-я мышь! — закричали дети еще громче.

Майкл кивнул и улыбнулся.

— Я думаю, мы будем называть это летучей мышью! — решил он наконец, и все захлопали.

Потом все то же повторилось с махавонами, птицами и со всем, что попадалось Люку Бруклину на глаза, пока наконец Диксон не прекратил эту игру, окликнув с неба:

— Майкл! Джела! Мы сделали, что могли, но у нас нет ни металла, ни искричества, — сообщил он. — Признаться, выглядит это неважно. Рискнете лететь с нами или останетесь тут?

— Я возвращаюсь, — ответил Майкл. — Я скучаю по Земле, да и тут я уже все назвал, так что моя задача выполнена.

Остальные трое возвращаются с «Непокорного» (на этот раз безо всякого Посадочного Апарата: просто идут). Майкл подходит к ним, оставив Анджелу одну.

— Я тоже скучаю по Земле, — признается Анджела. — Очень скучаю. Я скучаю по Солнцу, по всем, кого люблю. Но лучше жить здесь, чем умереть в небе. И если один из вас останется со мной, тогда, если за нами никто в ближайшее время не прилетит, мы родим детей и создадим новую Семью здесь, в Эдеме, и будем ждать, пока Земля не найдет нас. Кто знает, как долго это продлится?

Разумеется, перед нами стояла не Анджела, а совсем другая женщина, с лицом, вымазанным жиром и глиной, — Сьюзи Бруклин, рыжая кубышка. Актриса из нее была никакая. У нее никак не получалось вкладывать смысл в то, что она произносит: было слышно, что она лишь повторяет то, чему ее научили. И все равно было грустно-прегрустно видеть, как Анджела лицом к лицу с этими четырьмя мужиками решает не возвращаться на Землю.

— Давай! Завали ее! — выкрикнул какой-то мужчина из группы Звездоцветов, и некоторые рассмеялись, включая саму Анджелу, закрывшую рот рукой, чтобы перестать хихикать.

— Я останусь с тобой, — решил Томми. — Мы привезли тебя сюда против твоей воли и обязаны дать тебе то, что ты хочешь. Мы твои должники.

Если верить истории, из тех четверых Анджеле больше всего нравился Мехмет, а Томми ее раздражал. Но Мехмет, в отличие от Томми, не предложил остаться с ней.

— Вставь ей! — выкрикнул снова тот же голос.

На этот раз засмеялись немногие, но самому Томми (на самом деле — Джону Бруклину, высоченному тощему чернокожему детине с курчавыми темными волосами, якобы знавшему лучшие рыбные места на Длинном озере) это показалось смешным. Он ухмыльнулся и поднял вверх оба больших пальца, забыв, что играет роль. Анджела тоже захихикала, и ей снова пришлось сделать над собой усилие, чтобы принять прежний скорбный вид.

— Этого мало, — ответила она, но, тем не менее, протянула руку. Томми покинул трех своих товарищей, подошел к Анджеле и взял ее за руку. Остальные трое попрощались, забрались в Посадочный Апарат и вернулись на висевшую в небе Большую Небесную Лодку «Непокорный». С огромным трудом Посадочный Апарат с астронавтами на борту удалось-таки запрятать в «Непокорного» и вынести из Круга.

Эти трое — Майкл, Мехмет и Диксон, которые вернулись на Корабль, — и были Тремя Спутниками (но не Тремя Нарушителями, потому что с ними теперь был Майкл, а не Томми). Разумеется, мы не знали, что с ними сталось. Долетели ли они до Земли? Утонули ли? А если утонули, вернулся ли корабль на Землю без них, как пустую лодку волной прибивает к берегу? Мы все надеялись, что хотя бы так и случилось, ну или корабль принесло куда-нибудь поближе к Земле, чтобы ее обитатели услышали Ради-Бо. Ведь не может такая махина, как «Непокорный», взять и затеряться!

— Корабль разваливается на части, — прокричал Мехмет с «Непокорного», когда тот выносили с поляны, — наверно, чтобы вас забрать, нужно будет построить новый.

— Ага, — поддакнул Диксон. — Чтобы добыть из-под земли металл и пластик, понадобится много времени. Вы должны терпеливо-терпеливо ждать.

— Но мы будем помнить про вас, — заключил Майкл на прощанье, и корабль скрылся за деревьями. — И Земля про вас тоже не забудет.

* * *

— И зачем вы только привезли меня сюда, — причитала рыжая толстуха Сьюзи Бруклин.

Она знала, что это важный момент, и изо все сил старалась добавить в голос Анджелиной грусти и злобы.

— Мне жаль, что так вышло, — признался Джон Бруклин.

— Хочу домой, на Землю, — хныкала Сьюзи.

— В один прекрасный день они вернутся за нами, — равнодушно тараторил Джон. — Или вместо них прилетит кто-то другой. Вот увидишь. Земля — наш дом. Нашим глазам нежен…

Поняв, что оговорился, Джон скорчил гримасу и поправился:

— Наши глазам нужен яркий свет. И нашим сердцам. Мы не… Мы здесь не навсегда. Если уж им однажды удалось проделать Дыру в Небе, то получится и во второй раз.

Сьюзи Бруклин кивнула.

— Мы выложим Круг Камней, чтобы обозначить место, куда приземлился Посадочный Апарат, — продолжила она. — Так мы запомним, где ждать. Мы будем охотиться в лесу вокруг поляны и ловить рыбу в озерах. И скажем нашим детям и детям наших детей, что они должны всегда оставаться здесь и терпеливо ждать, и в один прекрасный день земляне прилетят за нами.

— Ты права, Джела, дорогая, — согласился Джон Бруклин. — Не волнуйся. Земля непременно найдет нас, иначе и быть не может. В один прекрасный день они прилетят и заберут нас домой.

В один прекрасный день они прилетят и заберут нас домой.

Клянусь членом Тома и Гарри, у всех на поляне в глазах стояли слезы.

14

Каролина Бруклин

Вот и закончилась очередная Гадафщина. Люди расходились с поляны по своим группам, чтобы поесть и лечь спать. Я же проверила, все ли хорошо у Старейшин, и поблагодарила вожаков: Лиз, Цветку, Кэнди, Сьюзен, Тома, Мэри, Джули и Беллу (с ней творилось что-то странное, но об этом в другой день). Люди постарше подходили и благодарили меня за труд, но большинство побежало со всех ног к групповым кострам и шалашам. За последние бдни я им порядком надоела. И я, и Законы, и вообще все.

А я и не возражала. Если честно, они мне тоже надоели. Я сильно-пресильно устала. Актерам в Пьесе нужно было играть роль меньше часа, а мне — три дня подряд, причем так, чтобы никто и не подумал, будто я притворяюсь. Ни тебе хихикнуть, ни моргнуть, ни забыть слова. Вся остальная Семья понятия не имела, до чего это утомительно, — кроме разве что нескольких вожаков, настоящих, тех, кто понимал: дело не в том, чтобы упиваться собственной важностью. Нет, конечно, я была вовсе не против играть роль Главы Семьи. Я ее играю так долго, что в каком-то смысле она стала реальнее, чем настоящая Каролина Бруклин. В конце концов, даже обычному человеку приходится играть роли, просто все время разные, а не одну и ту же. Сейчас ты сильный, потом слабый. А мне нравилось придерживаться чего-то одного. Я люблю быть в центре внимания, и то, что все крутится вокруг меня, очень поддерживает меня в Гадафищну, но все равно от этого устаешь.

— Да, Том, возвращайся к группе, — сказала я Тому Бруклину, — я вернусь, когда все разойдутся с поляны. Бруклинцы молодцы, устроили отличное представление. И лодка не упала, как в прошлый раз, и текст никто не забыл. Я вами горжусь.

— Обидно, что Сьюзи так плохо сыграла. Могла бы вложить в роль Анджелы всю душу. На репетиции было куда лучше.

— Не расстраивайся, она сыграла хорошо. Мэри, ты тоже уходишь? Мне кажется, Гадафщина удалась, хотя теперь придется потрудиться. И ты уходишь, Сьюзен? Жаль, что вам не удалось договориться с Лондонцами так, как вам хотелось, но я непременно прослежу, чтобы они выполнили обещания и помогли вам устроиться на новом месте.

— На Совете мы говорили про десять ярдов. А Секретарь-Ша почему-то записала двенадцать.

— Ну ведь она же была с нами. Я уверена, что она все записала правильно. Не волнуйся, Сьюзен, я обещаю, что мы заставим Лондонцев помочь вам. Через несколько дней все устроится.

До чего же трудно сохранять мир в Семье. Кто-то вечно чем-то недоволен, кого-то приходится успокаивать. Вот чего не понимал этот глупый мальчишка Джон Красносвет. Сломать все может любой дурак. И двух минут хватит, чтобы спустить на Большое озеро лодку старого Джеффо, камнем отбить края и утопить ее. А вот чтобы построить новую, нужно трудиться бдни напролет, а потом — постоянно ухаживать за лодкой, чтобы она держалась на плаву: смазывать жиром, проверять, не протекают ли шкуры, не намок ли где клей, не отошел ли.

Разумеется, иногда приходится что-то менять. Неужели этот мальчишка, Красносвет, вообразил, будто кроме него этого никто не замечает? Разумеется, это не так. Лондонцам нужно больше места. Пришлось изменить правила рыбалки на Большом озере. Но Джон не знает: чтобы жизнь шла своим чередом, приходится трудиться, трудиться и еще раз трудиться день за бднем. Глупый нахальный сопляк.

— Да, Цветочка, возвращайся к Мышекрылам. Я тоже скоро ухожу. Мне кажется, Гадафщина удалась, хотя нам придется обсудить поведение этого мальчишки из группы Красных Огней.

Я заметила, что он все еще на Поляне. Красные Огни понемногу расходились, а Джон стоял один, как будто тоже был Главой Семьи и, как я, обязан оставаться на поляне до последнего. Я хотела подойти к нему, поговорить или, может, прогнать прочь, но решила, что от этого Джон только сильнее загордится. Всему свое время: он и сам уйдет. Вот высплюсь и тогда придумаю, как быть с ним и с Красными Огнями: Белла, между прочим, ускользнула, не попрощавшись.

— Пожалуй, я пойду, — сказала Лиз Иглодрев, — вернусь к группе, посмотрю, все ли в порядке.

— Да, Лиз, иди. Спасибо за работу на Совете. Я тоже сейчас пойду.

— Можно убрать кору? — спросила кроха Джейн Лондон.

— Конечно, Джейн, убирай. Она мне больше не нужна. Возвращайся к Лондонцам, отдохни.

Признаться, Джейн меня очень раздражала тем, что постоянно поправляла и совала под нос свою кору. Я точно знала: иногда она записывает не то, что мы говорим, а то, что, как ей кажется, мы хотим сказать. Сьюзен Синегорка была права: на самом деле мы разрешили Лондонцам расширить территорию на десять ярдов, а не на двенадцать, как записала Джейн. Надо будет поговорить с ней об этом. Нельзя допускать, чтобы Секретарь-Ша использовала должность в интересах собственной группы, то есть Лондонцев. Одной проблемой больше, и на следующий день надо будет ее решить.

— Каролина, я ухожу, — предупредил меня Том Бруклин, — увидимся в группе?

— Да, я скоро буду.

Я подняла глаза и увидела, что Джон Красносвет по-прежнему здесь. Двое его друзей остановились поболтать с ним, но вскоре направились прочь, а он все стоял, потягиваясь, почесываясь и оглядываясь, как будто ему некуда было спешить.

У меня появилось дурное предчувствие. Каждую Гадафщину я уставала, и мне было немного тоскливо (наверно, так грустят актеры после Представления, когда уже не надо изображать Майкла Именователя и Томми Шнайдера и можно снова стать самими собой). Но на этот раз на душе у меня было паршиво, как будто к нам подкралось что-то новое и никуда уже не денется.

«Он всего-навсего глупый новошерсток, — сказала я себе. — Не стоит волноваться. Просто глупый новошерсток, который изо всех сил пытается привлечь к себе внимание. Ничего страшного. Я просто устала, вот и беспокоюсь».

Тут ко мне подошла Клэр, старомамка из Звездоцветов.

— Замечательная получилась Гадафщина, спасибо тебе за все. Ну и намучилась ты с этим нахальным сопляком из Красных Огней!

Она пристально посмотрела на Джона. Сейчас он стоял к нам спиной, но так и не сдвинулся с места.

— Ох уж эти нынешние новошерстки! — продолжала Клэр. — Убил леопарда — и вот вам пожалуйста: уже ставит себя выше Совета и Главы Семьи.

— Что с них взять! Все мы когда-то были молоды.

— Нет уж, такими мы точно не были. Спасибо тебе еще раз. Пойду проверю, как там наши сорванцы, угомонились или нет.

Клэр ушла. Джон оглянулся на меня и тут же отвернулся.

Как бы я ни уговаривала себя, что я просто устала и оттого преувеличиваю, все-таки меня не покидало чувство, будто в Семье зреет раздор, какого мы еще не знали. Причем меня о нем явно предупреждали, вот только кто и когда?

И тут я вдруг вспомнила. Это была Тайная История.

* * *

Истинная История, которую мы повторяем каждую Гадафщину, — это лишь часть того, что передали нам предки. Кое о чем Анджела рассказала только двум своим дочерям, Сьюзи и Клэр, которых считала самыми зрелыми и разумными, и завещала раскрывать секрет только тем из дочерей, в ком они уверены. Та, первая Клэр, которая основала группу Бруклинцев, была бабкой моей матери. Слова Анджелы дошли через нее и мою мать ко мне.

Одной из многих тайн, которые ей поведала Анджела, было вот что: «Опасайся мужчин, которые любят, чтобы все крутилось вокруг них. Такие будут всегда, и стоит одному привлечь к себе внимание, как найдется тот, кто захочет с ним побороться».

Мама рассказывала, что Томми Шнайдер, наш общий отец, был одним из таких. И Диксон Торли, один из Трех Спутников, — тоже. «Диксону нравилось думать, что он выполняет волю Иисуса, — говорила Анджела. — Можно подумать, это Иисус велел ему выпендриваться». Поэтому Диксон с Томми и не вернулись на Землю по приказу Президента. Им непременно надо было захватить «Непокорного» и улететь на нем сквозь Звездоворот, как будто они умнее всей земной Семьи.

Да, подумала я, Джон Красносвет из той же породы. Он полагает, будто пытается найти выход на случай, если вдруг закончится еда или камни завалят Проходной водопад, но на самом деле он не поэтому выскочил на Гадафщине со своими замечаниями. Ему всего лишь хотелось доказать, что главный здесь он и никто другой. Прежде у нас никогда не случалось ничего подобного, но я уже поняла: раз Джон начал эту игру, Дэвид Красносвет непременно ее подхватит. Он тоже был из тех, о ком предупреждала нас Анджела. За ним тоже глаз да глаз нужен. Придется мне придумать, как все это прекратить.

Я вздохнула. Каждая Гадафщина подбрасывала нам с Советом прорву трудной работы, но, клянусь сердцем Джелы, на этот раз придется напрячь все силы.

Я снова взглянула на Джона. Слава матери Джеле, он наконец собрался уходить. И вовремя! Почти все уже покинули поляну, и Джон тоже направился прочь, куда-то в сторону Слияния Ручьев.

Мне не хотелось уходить, пока он торчал на поляне, но теперь я с чистым сердцем могла вернуться в группу. К Бруклинцам, куску мяса и долгому-предолгому сну.

На следующий день я буду отдыхать, а вся группа станет за мной ухаживать. И кто знает: может, окажется, что все куда проще, чем я думала?

15

Джон Красносвет

У меня не шло из головы, как Майкл давал имена животным и растениям, а дети кричали ему подсказки. Я видел Пьесу много раз, но сейчас прокручивал ее в уме снова и снова. Семья торопилась прочь с поляны, а я все стоял и думал, пытаясь понять, что же мне делать дальше.

Сперва в шалаши на краю поляны Лондонцев отвели седых, шатающихся от усталости Старейшин. Потом начали расходиться все остальные: каждая группа забирала стариков, клешненогих и малышей и возвращалась к своим кострам и шалашам. Тем временем ушли один за другим и члены Совета, все, кроме Каролины. Секретарь-Ша, запихнув под мышку куски исписанной коры, торопилась спрятать их в тайном месте, о котором не должен был знать никто, кроме членов Совета.

Я же не двигался с места. Каролина тоже по-прежнему стояла в центре Круга, кивая и улыбаясь всем, кто к ней подходил или смотрел на нее. Время от времени, когда никого больше не было рядом, она поглядывала на меня, и я подумал: вдруг она захочет поговорить со мной о том, что я натворил? Но Каролина, поймав мой взгляд, тут же отводила глаза. Она не собиралась воспитывать трудных новошерстков: это дело вожаков группы. И я понял, что она ждет, когда я уйду.

Что ж, уйду, когда сочту нужным. Мне есть о чем подумать.

* * *

Когда Майкл раздавал имена растениям и животным, слышал ли он, как мы их ему подсказываем? Возможно ли такое? Если да, то я тоже могу услышать голоса из нашего будущего, которые подскажут мне, что делать, потому что у меня есть цель. И цель эта по-настоящему великая, великая-превеликая. Как у Диксона, который отказался подчиниться Президенту, как у Томми с Анджелой, которые переспали, чтобы мы появились на свет. И если мне удастся достичь цели, мой поступок станет историей из тех, о которых помнят долго и говорят не цикл-другой, а несколько поколений подряд.

Но что сказали бы мне люди будущего, если бы смотрели пьесу про эту историю? Вот что я пытался понять. Кричали бы они: «Давай! Вперед! Ты спасешь нас от голода, а долину от затопления!» — или наоборот: «Не надо, ты все испортишь! Из-за тебя мы никогда не попадем на Землю!»?

Поляна стремительно пустела. Всем не терпелось поскорее покинуть этот клочок земли между деревьями и Кругом Камней. Кому-то хотелось поесть и уложить малышей, большинство же мечтало просто завалиться спать в своем шалаше под крышей из коры. У меня тоже глаза слипались. Я смертельно устал и чувствовал себя совершенно разбитым. И ужасно боялся того, что неминуемо начнется, если я останусь бодрствовать, — в смысле, буду осознавать, что делаю, как тогда, когда вступил в схватку с леопардом.

— Эй, Джон, что ты делаешь? — окликнул меня Джерри.

Рядом с ним стоял малыш Джефф. Он разглядывал меня большими умными глазами, как будто уже догадался, что у меня на уме.

Я огляделся, нет ли поблизости Дэвида, но того и след простыл. Наверно, решил, что раз Гадафщина кончилась, то я уже ничего не натворю. При мысли об этом я улыбнулся. Плохо же он меня знает.

— Возвращайтесь в группу, — сказал я братьям. — Я ненадолго встречусь с Тиной, а потом приду.

Потом ко мне подошла сама Тина.

— Клянусь членом Тома, Джон, да ты никак прирос к месту? — рассмеялась она. Похоже, ей понравилась моя дерзость на Гадафщине. — Может, перед сном прогуляемся к Глубокому озеру? Искупаемся. Освежим голову.

Я кивнул.

— Хорошая мысль, — согласился я, — но сперва мне тут надо кое-что сделать. Ты иди к Глубокому озеру, а я подойду позже, если, конечно, ты меня дождешься.

— И что же тебе нужно сделать?

— Я… потом тебе все расскажу.

— Это как-то связано с Беллой или Мартой Лондон?

— Нет-нет, что ты, ничего подобного. Я тебе потом расскажу, и ты сама все поймешь.

Тина, прищурясь, окинула меня пристальным взглядом, пожала плечами, кивнула и неохотно направилась прочь.

Я заметил, что Каролина снова смотрит на меня. Все члены Совета уже ушли, и почти вся Семья тоже разошлась, а она все стояла. Я притворился, будто ухожу, и направился в сторону Слияния Ручьев, но очень медленно, так что все меня обгоняли. Когда рядом больше никого не осталось, я вернулся на Поляну Круга.

Разумеется, Каролина ушла, как и все прочие. Теперь на поляне не осталось никого, кроме меня.

* * *

Ничто так не радует глаз, как то, что вот-вот исчезнет, пусть даже ты сам к этому приложишь руку.

До чего же красива поляна в ослепительном сиянии белых светоцветов, за которыми тут ухаживают с начала времен, и в ярком свечении Главного ручья, бегущего вдоль ее края! Разумеется, есть в лесу и другие красивые просеки, но Поляну Круга выделяют из прочих белые камни, выложенные посередине. Именно они отличали ее от лужаек и прогалин в лесу между Альпами и Скалистыми горами, между Синими горами и Пекэм-хиллс. Этот белый круг придавал поляне загадочности и древности. И делал ее нашей.

Я медлил, теребя в кармашке на краю набедренной повязки кольцо Анджелы, как будто верил, что она подскажет мне, как быть. Но Анджела молчала. Я слышал лишь голоса, доносившиеся до меня из далекого будущего:

— Нет-нет-нет, не делай этого! — умоляли одни. — Анджела велела нам оставаться возле Круга. Ты же знаешь! Она сама выложила этот Круг! Она и Томми. Они сделали его, чтобы показать нам, где нужно ждать, когда за нами прилетят с Земли!

— Давай, Джон, вперед! — подзадоривали другие. — Анджела хотела, чтобы в Эдеме была жизнь. Иначе она никогда не осталась бы тут и не переспала с Томми.

Голоса ничем не могли мне помочь. Толку от них не было никакого. Придется решать самому. Во рту у меня пересохло, ладони были холодными и липкими от пота, но я огляделся вокруг еще раз, чтобы удостовериться, что меня никто не видит, подошел к одному из камней и поднял его.

Никто еще не трогал эти камни с тех самых пор, как Анджела и Томми своими руками выложили круг. По крайней мере, я никогда о таком не слышал. Камень был самый обычный, холодный на ощупь, как все прочие камни, и такой же тяжелый, но мне казалось, что он того и гляди взорвется у меня в руках и опалит мне кожу. Я боялся, что он завизжит, как живой, и станет звать на помощь Совет, Старейшин и Семью. В глубине души я даже опасался, что упаду замертво.

Но, разумеется, ничего такого не случилось. Это же всего-навсего камень. Он не живой и не мертвый. Камень как камень. Я отволок его к Главному ручью, швырнул в воду — и не смог отличить от прочих камней, лежавших на дне посреди светящихся водорослей. Это был всего лишь камень, и рыбы плавали над ним, как над остальным камнями, волоча за собой тоненькие лапки без костей. Я принес еще один камень, потом еще один. Потом взял сразу два, потом еще два. К тому времени я совершенно отупел. Я ничего не чувствовал. Не думал о том, чем все это кончится. Не замечал ничего вокруг. Как тогда с леопардом. Я будто исполнял долг, который сам же себе и назначил.

Вдруг на полпути между остатками Круга и ручьем меня окликнул чей-то голос, настоящий живой голос, и у меня замерло сердце.

— Эй, Джон, ты ломаешь Круг!

Это был не Дэвид, не Каролина, вообще не кто-то из взрослых, а всего-навсего малыш Джефф. Прихрамывая, он вышел на поляну.

— Уходи, Джефф. Не лезь в это.

— А ты подумал, что будет со Старейшинами? Они же этого не перенесут!

До сих пор я старательно отгонял все ощущения, как тогда с леопардом, но сейчас на мгновение чувства вдруг вернулись ко мне. Я представил себе, как сильно Митч любит эту диковинную поляну, которую обустроили его дед с бабкой и которую он знал всю жизнь. Я осознал, что все испортил. Я уничтожил мирное средоточие Семьи. Даже если я сейчас перестану, ничего уже не вернуть. Все разрушено навсегда.

Я посмотрел на Джеффа. Он заметил ужас в моих глазах, и это чувство отразилось в его взгляде.

— Разве ты не веришь, что Анджела велела нам тут ждать землян? — спросил он у меня. — Или ты считаешь, что она была не права?

Немногие в Семье способны задать такие вопросы, не дав понять, что ожидают услышать в ответ, но Джеффу и правда было важно мое мнение. Он не спускал с меня глаз, ожидая, что я скажу.

— Я думаю, Анджела знала много чего, — наконец проговорил я, — но она не знала, как долго нам придется ждать землян.

Джефф ничего не ответил. Он стоял и молча разглядывал меня.

— Это надо было сделать, — продолжал я. — Мне это не нравится, но это необходимо. Мы должны освободиться.

Джефф так ничего и не сказал, но спустя несколько секунд медленно протянул руку, потрогал один из камней, которые я держал, и кивнул, как будто решил разделить мою участь.

— Ладно, пойду обратно к Красным Огням, — ответил Джефф.

— Ага, — согласился я. — Так будет лучше.

Я подождал, пока он уйдет, отправился к ручью и выбросил в него камни. Потом сходил еще за двумя, потом еще за двумя. Напоследок выбросил те пять камней, которые лежали в середине. Управился я быстро. Больше на Поляне Круга не было круга. Она была совершенно пуста. И… мертва.

Я тоже почувствовал опустошение. Казалось, я умер. Я не мог отыскать в душе ни единого чувства, как ни старался. Я знал, что уничтожил Круг не просто так, но никак не мог вспомнить, что же мною двигало. Я лишь понимал, что теперь случится нечто невероятное, но мне было совершенно безразлично, что именно. Как будто я сам обратился в камень.

В одиночку я дошел до Ручья Диксона (даже старый Джеффо не попался мне навстречу: он спал у себя в шалаше) и вскарабкался на скалы у Глубокого озера, где ждала меня Тина.

Она сидела на корточках на берегу и ела орехи. Завидев меня, встала.

— Ты чего так долго? Чем ты там…

Но, взглянув на меня, Тина изменилась в лице.

— Сердце Джелы! Что с тобой? Что ты натворил?

Я ничего не ответил. Я повалил ее на землю, сорвал с нее повязку, прижался губами к ее губам…

— Осторожнее, Джон, я не хочу детей…

Я вломился в Тину, я погружался в нее снова и снова и вскоре почувствовал, что вот-вот кончу. Я изверг семя ей на живот, и, так ничего и не сказав, бросился в озеро и долго плыл под теплой и светлой водой, не выныривая на поверхность, как будто мог смыть все, что случилось, вместе с грязью, — как будто от этого Круг восстановится, или же все смирятся с его утратой.

Тина не стала купаться. Она ждала на берегу, а когда я начал вылезать, пнула меня, да так, что я свалился обратно в воду. И не в шутку, а всерьез, в полную силу.

— А теперь рассказывай, что ты натворил.

Мне не хотелось об этом говорить, но я знал, что придется.

— Я его уничтожил. Я уничтожил Круг Камней.

— Ты… что ты сделал? Ты шутишь? Ну скажи, что ты пошутил!

Но, разумеется, по выражению моего лица и по всему, что произошло, Тина догадалась, что я не шучу.

— Клянусь шеей Тома, Джон, ты идиот! Идиот чертов! Кем ты себя возомнил?

Тина схватила повязку и стала карабкаться вверх по камням, прочь от меня.

— Тина, подожди!

— Отвали! Ты сам во всем виноват, тебе и расхлебывать. Не впутывай меня в это! Я возвращаюсь к Иглодревам. Не ходи за мной. Я серьезно, Джон. Я не шучу.

Я понял, что она и в самом деле не шутит. Признаться, такого я не ожидал. Я полагал, Тина разделяет мои мысли. Я надеялся, что мой поступок вызовет у нее восхищение, как тогда на Гадафщине. Я думал, что буду выглядеть в ее глазах сильным и смелым.

Я слушал, как она взбирается по камням, чтобы вернуться к спящей Семье, где вскоре, может, через час, может, через два, три, четыре часа кто-нибудь непременно проснется, пройдет по Поляне Круга и увидит, что я натворил.

Я знал, что я один в целом свете. Мне было куда более одиноко, чем Анджеле много-много бремен назад, когда она сидела на берегу озера и плакала.

Я выудил кольцо Анджелы из кармашка на повязке. Конечно же, на самом деле я не верил, будто Анджела придет ко мне или даст какой-нибудь знак. Я же не Люси Лу. Но я все-таки надеялся, что хотя бы смогу представить ее себе, как прежде.

Однако не получилось. Да и с чего бы Анджеле являться мне? Почему она должна мне помогать, если это они с Томми выложили Круг и начали отмечать Гадафщины? Они же не хотели, чтобы все это закончилось. А значит, традиция должна была продолжаться. Тем более что Анджела ясно велела нам оставаться возле камней и там ждать землян.

Я спрятал кольцо. Какое-то время я раскачивался на корточках туда-сюда, словно мать, у которой недавно умер ребенок, и она не знает, как это пережить, лишь качается, качается, качается в одном и том же ритме, стараясь забыться.

* * *

Наконец я успокоился и решил все обдумать.

— Я не ошибся, — сказал я себе. — Я поступил так не с бухты-барахты. Я все обдумал. Я понимал, что творю. Я знал, что последствия будут ужасны — как для меня, так и для всех остальных. Но я сделал то, что нужно было сделать.

Я не видел Анджелы, не чувствовал ее присутствия, но отчасти мог себе представить, что сказали бы люди из будущего, наблюдая за этой сценой. Они бы назвали ее «Джон остался совсем один». А те, что до нее — «Джон разрушает Круг Камней» и «Тина бросает Джона».

Я представил, как они столпились вокруг меня, эти люди из будущего, смотрят и что-то кричат. Я не мог разобрать ни слова. Может, они благодарили меня за то, что я сделал. Может, ругали за ошибку. Но в каком-то смысле это было неважно, точно так же, как неважно, правильно или неправильно поступили Диксон, Мехмет и Томми, Трое Нарушителей, когда ослушались приказа Президента и вместо того чтобы вернуться на Землю, улетели сквозь Дыру в Небе.

— Нет! Не надо! — кричали мы им каждую Гадафщину. Но не прими они такое решение, никого из нас бы на свете не было. Некому было бы кричать. Скорее всего, ни один человек никогда не услышал бы об этой темной планете под названием «Эдем».

Значит, на самом деле мы кричали это понарошку? Ведь всерьез кричать такое можно лишь в мрачные-премрачные минуты, о которых обычно не говорят: когда кажется, что жизнь не имеет смысла.

* * *

Тут я услышал, как в Семье закричали. Крик был еле слышный. Слов я не разобрал.

Потом раздался еще один крик, и еще один, и затрубили рога. Не протяжно, как раньше, а отрывисто: «Гар! Гар! Гар! Гар! Гар!» Так обычно сзывали на Эскренные собрания. Наверно, все проснулись и перепугались. Что случилось? Какая беда стряслась? Все переглядываются: вдруг кто-нибудь что-то знает? Что все это значит? По какому печальному поводу нужно снова собирать всю Семью, когда никто еще толком не отоспался после трех дней Гадафщины?

Я встал. Над самой водой порхала парочка переливчатых летучих мышей: темные тени плавно и быстро скользили по яркой глади озера, одна чуть впереди и сбоку, вторая сзади. Рыская в кувшинках в поисках рыбы, мыши кончиками пальцев касались воды, и по поверхности расходились круги. Завидев рыбку, они — цап-царап! — хватали ее в мгновение ока, плавно взмывали ввысь, садились на дерево или на скалу и там делили добычу, разрывая рыбу острыми зубами и цепкими лапами.

Если бы я не уничтожил Круг, то сидел бы сейчас здесь с Тиной, смотрел себе на мышей и ни о чем не беспокоился. Жизнь была бы проста. В конце концов, Семья пока что не голодает. И еще долго не будет голодать. По крайней мере, целое поколение.

Но тут как с леопардом. Я принял решение, понимая, что оно мне еще аукнется, пошел на риск, и отступать поздно. Придется вступить в схватку с леопардом.

Я полез наверх по камням, чтобы вернуться к Семье.

16

Тина Иглодрев

Загвоздка с Джоном была в том, что все считали его храбрецом, и он сам тоже в это верил. Я не говорю, что он этим хвастался, вовсе нет, но таким уж он считал себя: смельчаком, который смотрит в лицо опасности, никогда не отступает и не бежит.

И в каком-то смысле он действительно был храбрым-прехрабрым. Он совершал поступки, на которые никто другой не отважился бы: убил леопарда, выбросил камни в ручей. Ни у кого в Семье не хватило бы на это духу. Ну, может, некоторые бы не испугались вступить в схватку с леопардом, но только не по своей воле и непременно с крепким копьем из черного стекла, и уж никак не в двадцать бремен от роду. Но вот камни бы точно никто-никто больше не стал трогать. Никому бы это даже в голову не пришло.

Так что в чем-то Джон был очень смелым, а вот в другом, в том, что большинство делает каждый день, даже не задумываясь, он бы точно пошел на попятный. Но никто не догадывался, что он просто боится. И все же так оно и было.

Начнем с того, что у Джона не было по-настоящему близких друзей. Он симпатичный, умный-преумный, сильный парень, боец, лидер, — словом, его с радостью принимали в компанию, никто не возражал. И если спросить Джона, кто его друзья, он мог перечислить кучу народа, да и они бы на вопрос о Джоне ответили: «Да, конечно, мы с ним дружим, он славный малый». Но у Джона не было таких приятелей, с которыми бы он проводил больше времени, чем с остальными, кроме разве что его брата Джерри. Но тот скорее был его тенью. Джон много общался с Джерри, потому что тот ничего от него не требовал. Джерри был ему не ровня.

Именно потому Джон и не захотел переспать со мной тогда, в первый вечер у Глубокого озера. Я думаю, он просто испугался. Хотя, казалось бы: раз ты спишь с любыми старомамками из Семьи, с той же Мартой Лондон, так почему бы не со мной? Наверно, тут та же проблема: мы с ним — ровня, и это его пугало.

Я не хочу сказать, что Джон не любит равных себе. Я только заметила, что он их побаивается. Старомамкам от него ничего не нужно, кроме семени. Он может согласиться или отказать: это ничего не изменит. Но если ситуация выходит из-под контроля, ему становится страшно. Вот чего он боится.

Так что в этом смысле много кто был смелее Джона. Я бы даже сказала, большинство. Я тоже люблю, когда все по-моему. И все это знают. Мне нравится получать то, что я хочу. Но если не выходит, я переключаюсь на что-то другое, и все. Я этого не боюсь. У меня нет этого страха, из-за которого Джон никого к себе близко не подпускает, — страха потерять контроль.

Вот, к примеру, сейчас он в одиночку решил навсегда изменить историю Эдема. А мне об этом ни словом не обмолвился. Вообще никому ничего не сказал. Побросал камни в ручей, а я, как идиотка, ждала его, даже не догадываясь, чем он там занимается и почему так долго, а потом, как ни в чем не бывало, явился на озеро и думал, что я просто смирюсь с тем, что он натворил. Он рассчитывал, что я в него поверю. Надеялся, что я его поддержу, приму его сторону, хотя сам-то ни капельки мне не доверял, раз не рассказал, что задумал. Ему не приходило в голову, что другие ничем не хуже него. Он просто об этом не задумывался. Не понимал, что у людей есть собственные планы, мысли, надежды.

Я ужасно на него разозлилась. Клянусь именами Майкла, я не меньше Джона ненавидела Гадафщины. Я терпеть не могла Старейшин с их воспоминаниями. Я бы ничуть не расстроилась, если бы мне больше никогда не довелось услышать, как они распинаются про Томми, Анджелу, искричество и эту дурацкую Большую Небесную Лодку «Непокорный». Я была согласна с Джоном в том, что нет никакого толку постоянно вспоминать про Землю. И если бы он обсудил свой замысел со мной, может, я бы даже с ним согласилась. Но тихой сапой разрушить Семью, а потом явиться ко мне и ждать, что я смирюсь и поддержу его, когда все обнаружится? Сердце Джелы! Рассчитывать, что я разделю с ним позор и вину за то, о чем даже не подозревала? Вот уж дудки!

Я вернулась к Иглодревам, стараясь не попадаться на глаза дозорному (в ту спячку дежурил парень по имени Рог, который вечно меня домогался), и прокралась в шалаш.

— Про тебя все говорили, — сообщила моя сестра Джейн, — сказали, что ты…

— Замолчи, ладно?

Вскоре затрубили рога. «Гар! Гар! Гар!»

* * *

У какой-то женщины из группы Синегорцев прихватило сердце, и она и ее дочери не пришли на Эскренное. Двум парням из Бруклинцев не спалось, они ушли на охоту и вернулись к самому концу собрания. Несколько новошерстков ушли в лес перепихнуться (я думала, мы с Джоном договоривались встретиться на Глубоком озере за тем же самым). Все остальные же собрались на Поляне Круга, как будто Гадафщина началась заново.

Вот только теперь это уже не была Поляна Круга, потому что Круга-то больше и не было. Жуткое зрелище, если честно. Как будто встретил в лесу знакомого, окликнул, тот обернулся — и оказалось, что у него выпали зубы и язык, а посередине лица зияет огромная дыра. Казалось, люди боятся приближаться к пустому пространству, где раньше был Круг. На Гадафщины и Эскренные все привыкли выстраиваться вдоль края поляны, поодаль от камней, а сейчас и вовсе отступили к самым древосветам и толпились под ними, тесно прижавшись друг к другу, лишь бы подальше от места, где лежали камни. От этого пустота посредине поляны выглядела еще внушительнее и страшнее.

А еще в тот день была мудь. Несколько часов назад на лес опустилось облако, окутало верхушки деревьев, так что растущие там фонарики-светоцветы превратились в расплывчатые капли света. Накрапывал мелкий дождик — не ливень, как бывает в горах по краям долины, а равнинная изморось, похожая на сырой туман. Было жарко и душно. Кожа блестела от дождя и пота. Казалось, будто нет ни неба, ни деревьев, и этот мрачный пятачок посреди леса, эта поляна с дырой посредине осталась совсем одна на свете — тесная пещерка без воздуха, окруженная пустотой. Не было видно ни летучих мышей, ни махавонов, потому что в мудь они не летают, а прячутся где-нибудь, чтобы не намочить крылья, и ждут, пока облако рассеется.

Лица у всех были серые от усталости. С Гадафщины все расходились с тяжелым сердцем, но хотя бы надеялись выспаться. А теперь еще и это! Многие женщины плакали, впрочем, кое-кто из мужчин тоже. Остальные стояли с каменным видом. Им нужно было на кого-то наорать, найти виновного в том, что случилось.

Старейшины устроились не в центре поляны, как на Гадафщине. Им это было не под силу. Помощники расчистили для них местечко сбоку просеки, уложили туда бревна, покрытые шкурами, и усадили стариков. Казалось, Ступ вот-вот испустит дух.

Каролина и Совет стояли на опустевшем месте посередине поляны, далеко от нас. Строгая седая Каролина была в бешенстве. Ярость бурлила у нее в душе, как смола в стволе подрубленного дерева, которое уже готово упасть и только ждет последнего толчка; тогда смола ударит в небо, обожжет и покалечит всех, кто окажется рядом. Вокруг Каролины столпились члены Совета; была там и коротышка Джейн, чертова Секретарь-Ша. Все кипели гневом, как и Каролина, — все, кроме Беллы Красносвет: вид у нее был совершенно больной, того и гляди хлопнется в обморок.

* * *

Наконец пришел Джон — бедняга, один-одинешенек. Появился откуда-то со стороны Лондонцев. По поляне пронесся общий вздох, и те, кто стояли в той стороне, отпрянули, пропуская Джона, как будто боялись к нему прикоснуться, чтобы не подцепить какую-нибудь гадость.

Повисло зловещее молчание. Казалось, даже дети понимали, что сейчас нельзя плакать. Джон на негнущихся ногах, с прямой-прямой спиной и гордо поднятой головой вышел на середину поляны, готовый принять свою участь, какой бы та ни была. Но он был бледен и не смотрел по сторонам, а только прямо перед собой. (Наверно, с таким вот видом Джон стоял перед леопардом.) Не дойдя трех-четырех шагов до Каролины, он остановился.

Ему было всего двадцать бремен. Пятнадцать лет, если по старому счету.

— Это ведь твоих рук дело? — уточнила Каролина.

Три-четыре секунды стояла гробовая тишина.

— Да, это сделал я, — тихо проговорил Джон. — Потому что…

— Я не желаю знать, почему ты это сделал.

— Я сделал это, потому что…

— Я не желаю об этом слышать, ты меня понял?

— Я сделал это, потому что я…

Тут Каролина шагнула к Джону и что было сил залепила ему пощечину, да так, что он чуть не упал. Было заметно, что Каролина даже руку себе отшибла.

— Эти камни сложили твои предки, прапрадед и прапрабабка, — прошипела Каролина ему в лицо, — чтобы обозначить особое место, в котором наша Семья ступила на эту планету и где мы должны ждать, пока за нами прилетят с Земли. Мы чтили эти камни, берегли и ухаживали за ними на протяжение шести поколений. Это особые камни, которые выбрали Томми и Анджела и своими руками положили на то самое месте, где они с тех пор и лежали до этого дня. А ты, в двадцать бремен от роду, наглый трусливый сопляк, — на этих словах ее голос сорвался в придушенный визг, — вообразил себя умнее всех живых и тех, кто когда-либо жил.

— Не ругай его слишком сильно, Каролина, — пробормотала у нее за спиной Белла. — Не забывай, он всего лишь ребенок.

— Всего лишь ребенок? — выкрикнул Дэвид Красносвет и вышел из толпы на середину поляны.

Ох, до чего ж он был страшен! Злобный уродец с короткими толстыми руками и ногами, с красным, вечно трясущимся слюнявым мышиным рылом. И ведь не все мышерылы такие, как Дэвид. У моей родной сестры Джейн тоже лицо, как рыльце у летучей мыши, но добрее человека не сыскать. Дэвид же был жестоким, суровым и черствым, а из-за мышиного рыла казался еще более жестоким, суровым и черствым.

— Ты сказала «всего лишь ребенок», Белла? — брызгая слюной, повторил он. — Но это же не помешало тебе переспать с ним у себя в шалаше, не так ли? Это не помешало тебе перепихнуться с ним в тот самый день, когда он оскорбил Совет перед всей Семьей. Мы-то думали, ты позвала его к себе, чтобы устроить ему выволочку, но нет, ты с ним спала, и вся группа это слышала. Мы все поняли, что происходит. Мы слышали, как вы замолчали. Как ты задышала чаще. Как ты вздохнула. Какой из тебя после этого вожак группы?

— Это правда? — спросила Каролина, обернувшись к Белле.

Та потупилась.

— Мы не спали, но… ласкали друг друга. Я отругала Джона, но я хотела, чтобы он чувствовал, что мы его любим, и его забота…

— Что за чушь! — отрезала Каролина. Никогда прежде Глава Семьи не разговаривала с вожаком группы в таком тоне. — В жизни не слышала такой чепухи. Придется нам выбрать Красным Огням другого вожака, поскольку ты явно не справляешься с обязанностями. Но об этом после. Сейчас же… — она повернулась к Джону. — Сейчас же, на Эскренном, нам надо решить вот что. Как нам быть с этим глупым, нахальным, эгоистичным трусливым сопляком, осквернившим память Матери Анджелы, Отца Томми и Трех Спутников? Как нам поступить с малолетним идиотом, который сознательно уничтожил то, что было дорого каждому из нас?

— Повесить его на иглодреве, как шерстячью шкуру, — вмешался Дэвид. — Проткнуть его насквозь и сжечь, как Гитлер — Иисуса.

Дэвид отрывисто рассмеялся.

— Иисус же вроде как был вожаком удеев, — продолжал он, — так что мысль подходящая: ведь наш Джонни только и знает, что закидывать свою удочку куда ни попадя.

Послышалось несколько холодных смешков, но Каролина их тут же оборвала.

— Нам сейчас не до шуток, — отрезала она.

— Я не шучу, — настаивал Дэвид. — Прибьем его к дереву.

Он так и стоял посреди поляны, сложив на груди мускулистые руки и широко расставив короткие толстые ноги. Дэвид не был вожаком группы. Он имел не больше права высказать свое мнение, чем Джон, за исключением того, что был взрослым. Но он не отошел к краю поляны, к остальным, и Каролина не прогнала его. Просто отвернулась, как будто не хотела затевать очередную ссору.

И тут я подумала — ну, не то что бы подумала, но такая мысль промелькнула у меня в голове, — что до сих пор в Эдеме всем заправляли и принимали решения женщины. Теперь, похоже, наступает время мужчин. Будут хорошие, будут и плохие, как Дэвид. Но все же отныне главными станут они. Что-то изменилось, и ничего уже не будет, как прежде.

— Нам надо это обсудить, — заявила Каролина. — Давайте решим, кто выступит первым.

— Может, его мать? — пробормотала Кэнди Рыбозер.

— Хорошо, — согласилась Каролина, оглядела окружавшую ее толпу и тех, кто стоял по краям этого облачка, душного, как пещера. — Его мать. Джейд Красносвет. Где ты, Джейд?

В группе Красносветов послышался шорох, и сразу стало ясно, кто из них Джейд: она единственная, кто не отвернулся.

— Я тут, — проблеяла она еле слышно.

И вот ведь какая странная штука. Джейд была не просто хорошенькой, а настоящей красавицей. Она умела себя подать, у нее была правильная осанка, легкая походка, она знала, как внушить ревность, желание, любовь. Когда мужчины — впрочем, и женщины, — подходили к ней или заговаривали с нею, она могла с легкостью от них отделаться, высмеять их или же зажечь в их сердцах страсть одной лишь своей грацией и красотой. Но сейчас она растерялась, не понимала, как держаться, что говорить. Джейд напомнила мне плод белосвета, который кажется спелым и прекрасным, но стоит его повернуть — и увидишь, что муравьи проделали в нем дыру, забрались внутрь и сожрали все подчистую, как бы грубо это сравнение ни звучало.

— Ну, эээ, Джон не так уж и плох… — начала она.

Такое ощущение, будто она говорила о каком-то малознакомом человеке.

Я оглянулась на Джона. Он смотрел на Джейд. Лицо его оставалось непроницаемым, но взгляд был тяжелый, и глаза блестели, причем не от слез и не от стыда, а от какого-то совсем другого чувства, хотя я так и не поняла, какого именно.

— …но, конечно, поступил он дурно, — запинаясь, закончила Джейд и скривилась, как будто она тут вообще ни при чем. Больше она не вымолвила ни слова.

— Можно я скажу? — спросила Белла Красносвет.

Каролина повернулась к ней.

— Говори, — холодно бросила она.

— Я не знала, что он задумал. Мы с ним этого не обсуждали, — произнесла Белла, — но Джон — очень пылкий мальчик. Он горячо переживает за будущее Семьи. Я не до конца понимаю, почему он так поступил, но, вероятно, он хотел нам помочь.

— Помочь? — переспросила Каролина. — Помочь?

Она скептически оглядела нас, ожидая, как мы отреагируем. Кто-то рассмеялся, кто-то закричал: «Как тебе не стыдно, Белла? Позор!» Этого-то и ждала Каролина.

— Я, наверно, старею, — проговорила она, — и не понимаю самых простых вещей. Но взять и втихомолку уничтожить нечто важное и ценное для всех — какая же это помощь?

Ответа Каролина и не ждала.

— Кто еще хочет высказаться?

— Пусть вернет Круг на место! — закричала глупая толстуха Джела Синегорка.

— Но он уже никогда не станет прежним! — возразила Каролина. — Сами посудите. Мы, конечно, можем выложить новый круг. Измерим веревкой, сделаем все так, что и не отличишь от прежнего. И я полагаю, что так мы и сделаем. Но это будут уже не те камни, которые Томми с Анджелой выбрали и уложили на место своими собственными руками.

Джела Синегорка расплакалась, как будто это ее ругали.

— И я скажу вам еще кое-что, — продолжала Каролина. — Если и когда мы восстановим Круг, этого негодного мальчишку мы даже близко к нему не подпустим.

— Дэвид прав! — выкрикнул Гарри, высокий черный угрюмый детина из Звездоцветов. — Прибейте его к дереву, как Гитлер — Иисуса. Так мы отомстим за оскорбление, которое он нанес Матери Анджеле. Или нам всем придется нести на себе это бремя.

— Вот-вот, — поддакнула толстая коротышка Люси Рыбозер. — Если он не поплатится за свой поступок, нам всем несдобровать. И нам, и нашим детям, и детям наших детей.

— Точно, — важно согласилась Джули, вожак Лондонцев и член Совета, — это истинная правда. Он опозорил нас всех, не только себя.

— Анджела плачет! — возопила придурочная слезливая Люси Лу из группы Красных Огней. — Анджела умоляет нас о помощи!

Член Гарри, подумала я, а ведь это и правда может случиться. Им ничего не стоит прибить Джона к дереву, как Иисуса.

Но Кэнди, вожак Рыбозеров, прошептала:

— Вспомните Законы, вспомните Законы на деревьях. Мы не должны никого убивать.

Каролина кивнула.

— Кто еще из близких Джона хочет высказаться? Кажется, у него нет ни братьев, ни сестер? А двоюродные?

Тут встал Джерри. Бедняга. Бледный-бледный, в лице ни кровинки, и все равно рвется защищать своего кумира Джона.

— Джон храбрый, не забывайте об этом. Он способен на то, что другим не под силу. Вспомните, как он убил леопарда!

У Джерри выступили слезы. Каким прекрасным все казалось ему тогда, когда он был единственным, кто видел, как Джон убил леопарда. Как радовался он за брата, когда вся Семья его нахваливала.

— Он смелее многих в Семье, — продолжал Джерри. — Может, он самый смелый из всех нас.

Джерри оглянулся на младшего братишку, странного клешненогого Джеффа, который хоть и родился позже него, но в каком-то смысле был гораздо старше. Наверно, Джерри надеялся, что Джефф придумает более убедительные доводы в защиту Джона. И Джефф заговорил, но сказал лишь свою излюбленную фразу, которую то и дело повторял невпопад и безо всякой причины.

— Мы здесь, — произнес он. — Мы и правда здесь.

В толпе послышался смех. Кто-то крикнул Джеффу, мол, нечего пороть чепуху, заткнись.

— Он хотел сказать, что это не сон, — попытался объяснить Джерри, — и не выдумка.

— Да что ты говоришь! — съязвил кто-то. — Никогда бы не подумал.

Но это все же был сон: пустая поляна и туман, спрятавший нас от леса и неба. Как в кошмаре. Или же все остальное — сон, а это — реальность: Семья, наша несчастная, жалкая, одинокая Семья, в которой полно дураков, озлобившихся, разочарованных людей, мрачных типов и невежд, которым даже думать лень.

— Почему бы вам не выслушать Джона? — выкрикнула я.

Дэвид обернулся ко мне. Он по-прежнему в одиночку стоял посреди поляны, отдельно от Совета и Каролины, так словно он — еще один глава семьи. Злобный негодяй. Я частенько замечала, как он украдкой поглядывает на меня с вожделением, прекрасно понимая, что я в жизни его к себе не подпущу. Теперь же он почувствовал свою силу.

— Ого! Я-то думал, когда же эта шлюшка подаст голос?

— Белла права, — продолжала я. — У Джона явно была какая-то причина, и вы должны его выслушать.

Каролина нахмурилась.

— И мы должны выслушивать его бредни лишь потому, что он провинился перед нами?

Но видно было, что она колебалась, и в толпе раздались голоса:

— Да, пусть скажет!

— Так будет честно.

Каролина кивнула.

— Ладно, Джон. У тебя две минуты.

Она оглянулась на Секретарь-Шу. Та кивнула, отложила кору, на которой писала, и прижала пальцы к запястью, чтобы отсчитать сто двадцать ударов пульса.

— Вы говорите, я оскорбил Мать Анджелу, — начал Джон. — Но это не так. Да, она желала нам всем добра. Но мы все знаем, что иногда она чувствовала себя здесь как в ловушке, она тут задыхалась и мечтала вырваться отсюда. Помните историю про Кольцо Анджелы? Как она плакала девять спячек и дней напролет? Как она кричала, что ненавидит Эдем и даже своих собственных…

— Ты призываешь Анджелу себе на защиту? — в ярости перебила Каролина. — Да как ты смеешь? Если Анджела плакала девять дней и спячек, когда потеряла кольцо, то представь, как она плачет сейчас!

— Анджела плачет, — подхватила Люси Лу своим фальшивым мечтательным голоском. — Рыдает, как никогда в жизни.

— Вы же обещали дать ему две минуты! — завопила я.

— Я вот что хочу сказать, — продолжал Джон. — Анджела велела нам ждать возле камней, потому что не знала, сколько времени пройдет, пока за нами прилетят с Земли. Едва ли она хотела, чтобы мы все время торчали тут, голодали, утомились, надоели друг другу до смерти и прокляли все на свете. Она была бы только рада, если бы мы открывали новые места, новые горы и долины, расселились по планете, исследовали ее и радовались жизни. Поэтому…

— Две минуты истекли! — оборвала Каролина, хотя я видела, что Секретарь-Ша еще считает. — Ты сказал, что хотел, и Совет услышал все, что нужно. Теперь мы посовещаемся и примем решение. Но без тебя, Белла: ты иди в группу.

И Белле, к собственному позору, пришлось пересечь поляну и вернуться к Красным Огням. Она села на корточки, как самый обычный человек, и стала ждать вместе со всеми, а Совет тем временем сбился в кучу и шепотом принялся обсуждать, что делать с Джоном. Казалось, мы столпились под деревьями и смотрим какую-то пьесу. Посередине расположился Совет, неподалеку от него, ни на кого не глядя, стоял Джон, один-одинешенек, с бледным непроницаемым лицом, а чуть подальше маячил Дэвид. Сложив руки на груди и широко расставив ноги, он обводил толпу тяжелым взглядом, словно оценивал, кто из нас за него, а кто — против.

Наконец члены Совета расступились, и Каролина вышла вперед.

— Мы приняли решение, — сообщила она. — Причем единогласно. Джон Красносвет не может оставаться в Семье. Он должен уйти в течение двух часов. После этого он навсегда перестанет быть членом Семьи. Наши законы не будут распространяться на него, и если мы заметим его поблизости, то поступим с ним, как с хищным зверем. Как с трубочником или древесной лисицей.

Каролина оглядела толпу, выискивая глазами тех, кто, как ей было известно, любил Джона — Джерри, Джеффа, Беллу, Джейд, меня.

— Слушайте меня внимательно. Группа Красных Огней может дать ему с собой все, что считает нужным, но после того как он уйдет, никто больше не имеет права делиться с ним чем-нибудь: ни пищей, ни черным стеклом, ни шкурами, ничем. Никто не должен разговаривать с ним, искать его, водиться с ним. Тот, кто нарушит этот запрет, будет изгнан из Семьи.

Каролина решительно встряхнула головой и покосилась на Джона.

— Таково наше решение насчет Джона Красносвета. На этом Эскренное закончено.

17

Сью Красносвет

Сквозь туман мы возвращались на поляну Красносветов. Жуткое время — не спячка, не день, не сон и не явь. Казалось, оно никогда не кончится, а будет тянуться, падать глубже, глубже, пока не поглотит все счастливые воспоминания, все радостные минуты, не оставив ничего, кроме мглистой пустоты. Мы отчаялись и выбились из сил. По нашим лицам стекали пот с дождем, но мы слишком устали, чтобы их вытирать. Из всех Красных Огней, казалось, только Дэвид не разделял нашего горя, точно так же, как прежде не разделял и веселья. Мы плелись, понурив плечи, а он, как ни в чем не бывало, с довольным видом, чуть ли не с улыбкой, бодро вышагивал рядом. Но даже ему хватило ума держать язык за зубами. Никто не проронил ни слова, хотя многие молча плакали, в том числе и я. Похоже, даже самые маленькие догадались, что уютный привычный мирок раскололся надвое. Некоторые дети ревели, у других уже не было слез.

И не было вожака, чтобы нас вести. Обычно Белла разбиралась с любой проблемой, с которой сталкивалась наша группа, и объясняла нам, что делать: «Вот на это нужно обратить внимание, вот это сделать в первую очередь, вот на эти вопросы ответить…» — теперь же она молча, ни на кого не глядя, шла среди нас. Старый Роджер заламывал руки. Лис и другие молодые мужчины и женщины шагали группкой, отдельно от остальных.

Джон был в оцепенении. Моя сестра Джейд шла за ним, чуть поодаль, и, как всегда, понятия не имела, что сказать сыну и что она вообще должна делать как его мать. Джерри шел рядом с Джоном, плакал и забрасывал его вопросами:

— Что ты будешь делать? Куда пойдешь? Я не хочу, чтобы ты уходил. Ты что-нибудь придумал?

А мой младший сынок Джефф, самый умный и чуткий из нас, ковылял рядом со мной и за всем этим наблюдал.

* * *

Мы разбежались по шалашам и принялись шарить по мешкам и колодам в поисках припасов, которые хотели дать Джону с собой: черное стекло, наконечники копий, веревки, шкуры, сети, сушеное мясо. Кроме меня, некому было этим заняться, поэтому я лезла из кожи вон, чтобы ничего не забыть, и присматривала за Джерри, чтобы он не донимал Джона расспросами: мальчику нужно было все обдумать.

— Оставь его, Джерри. Он знает, что ты его любишь, но сейчас ему просто не до тебя… Роджер, не жмись, ради Джелы, дай ему пару хороших наконечников… Том, поищи, пожалуйста, Джону с собой еще веревку… Дженни, дорогая, я понимаю, что ты расстроена, но не могла бы ты завернуть это мясо в чистый кусок шкуры?

А моя красавица-сестра Джейд тем временем беспомощно стояла и наблюдала, как мы собираем ее сыну вещи, а он увязывает их в узел, — словно ждала, пока ей подскажут, как должна себя вести мать.

Мы попрощались с Джоном. Джерри обнял его. И Джефф тоже. И старый Роджер. Я обняла Джона, наказала беречь себя, терпеливо ждать и больше не огорчать Семью. А мы тем временем, пообещала я, уговорим Совет изменить решение и позволить ему вернуться. В конце концов, это же Совет все время твердит нам, что мы должны сохранить Семью.

— Это не навсегда, — уверяла я Джона, — ты всех ужасно расстроил, но когда все успокоятся, мы снова все обсудим и постараемся найти выход из положения.

Джон ничего не ответил. Он вообще не проронил ни слова. Взвалил на плечо узел с вещами, подхватил кору с тлеющими угольками, повернулся, кивнул нам и пошел прочь по тропинке между полянами Мышекрылов и Рыбозеров в чащу леса. (Джон не хотел идти мимо чужих групп.)

— Береги себя, — крикнула я ему вслед. — Не падай духом. Мы что-нибудь придумаем.

Он остановился, обернулся в последний раз, поднял руку, еле заметно махнул нам и зашагал дальше.

Вдруг раздался вопль Беллы.

Все это время, пока мы собирали вещи для Джона, она пряталась у себя в шалаше, и никто не заметил, как она вышла.

— Джон! — кричала она. — Джон! Подожди меня!

Она догнала его и, всхлипывая, вцепилась в его руку, умоляя взять ее с собой.

— Не бросай меня, мальчик мой любимый! Не бросай меня!

Никто никогда не видел ее такой. Никто не ожидал такого от Беллы. Не только Красные Огни, но и вся Семья привыкла полагаться на нее: когда другие теряли голову, Белла оставалась спокойной, рассудительной и контролировала ситуацию.

— Джон, миленький, я не хочу тебя терять! — причитала она, заливаясь слезами. — Я хочу заботиться о тебе, маленький мой. Это я во всем виновата.

Джон молчал. Он был бледен, задумчив, и, хотя не отталкивал Беллу, которая покрывала его поцелуями, но и не повернулся к ней: лицо его по-прежнему было обращено к тропинке перед ним, как будто Джон только и ждал, когда досадная помеха исчезнет и можно будет продолжить путь.

— Джон, родной мой, — Белла провела рукой по его груди и животу, как будто они были любовниками и собирались переспать, — мой ненаглядный. Я тебя люблю. Я люблю тебя больше, чем если бы ты был моим собственным сыном. Больше, чем если бы ты был моим мужчиной. Позволь мне пойти с тобой, милый. Я буду ухаживать за тобой. Позволь мне пойти с тобой, заботиться о тебе, согревать тебя.

Никто из нас не знал, что делать и что думать. Белла никогда раньше так не говорила. Она всегда была умница-разумница. Она всегда была сдержанна и рассудительна. Я подошла к ней, взяла за руку и попыталась оторвать ее от Джона, но Белла со злостью меня оттолкнула.

— Ну позволь же мне пойти с тобой и заботиться о тебе, — умоляла она. — Пожалуйста, Джон, пожалуйста, любимый мой. Ну пожалуйста!

Она снова набросилась на него с поцелуями и погладила его по набедренной повязке, как будто хотела, чтобы у него встал член.

Джон вздрогнул и оттолкнул ее руку.

— Нет, Белла, — вмешалась я. — Так нечестно. Так ты ему не поможешь. Подумай о Джоне, о том положении, в котором он оказался.

— Я-то как раз думаю о нем. Никто не думает о нем больше меня. И он это знает. Я люблю его больше, чем его родная мать. Разве Джейд, этот леопард в женском обличье со сладкими пустыми песнями, что-нибудь сделала для мальчика?

— Оставь меня, Белла, хорошо? — пробормотал Джон. — Мне этого не нужно. Отстань от меня.

Он повторил это раза два-три, и я поддержала его, как могла.

— Ему пора идти, — увещевала я Беллу. — Оставь его. Он знает, что ты его любишь. Он все понимает.

— Да, Белла, мальчик сам разберется, — пришел ко мне на помощь Старый Роджер.

— Отстань от него, Белла! — крикнула Джейд, подоспевшая за Роджером.

— Я не хочу, — повторил Джон, взглянув на Беллу и снова переведя взгляд на убегавшую вдаль тропинку между древосветов.

— Ты не…

И тут Белла все поняла. Она отпустила Джона. Отпрянула. По ее лицу мелькнула тень, как будто она увидела Обитателей Сумрака. Белла испустила дикий вопль, который, должно быть, слышала вся Семья до самых Синих гор, бросилась на землю, мокрую от измороси, точно от слез, и скорчилась в грязи, перемазавшись с головы до ног.

Никто из Красных Огней не знал, как с ней быть. Но мы понимали, что сейчас нужно уделить внимание Джону, потому что это ему, а не кому-нибудь, приходится уходить. Так что мы, не обращая внимания на нашего бывшего вожака, прощались с Джоном.

— Не волнуйся, Джон. Мы все уладим. Сейчас иди, но помни, что мы постараемся вернуть тебя как можно быстрее.

Джон кивнул, прижал к груди кору с угольками и, не сказав никому ни слова, зашагал прочь.

А Джейд, которая должна была бы больше прочих убиваться из-за разлуки с сыном, подошла к Белле, опустилась рядом с ней на корточки и принялась ее успокаивать. Наконец-то она нашла себе занятие.

* * *

Когда Джон скрылся из виду, все, кроме Джейд и Беллы, вернулись на поляну к своим шалашам. Возле костра на бревне сидел Дэвид и прилаживал наконечник из зуба леопарда к древку копья, обмотанному полосками сушеных шерстячьих кишок. Дэвид старательно делал вид, будто очень занят. Я заметила, что верзила Мет подошел к Дэвиду и пристроился рядом с ним. А возле них, закатив глаза к сизо-черному туманному небу, примостилась Люси Лу.

— Придется нам выбрать нового вожака, — сказала я. — Чтобы он помог разобраться в этой путанице.

Дэвид фыркнул.

— И желательно такого, который не спал бы с новошерстками из собственной группы.

— Мама, я хочу пойти с ним, — всхлипнул Джерри. — Джон не просто мой брат, он мой лучший друг. Нельзя его бросать одного в лесу.

— Этим ты ему не поможешь, — возразила я. — Это только подтвердит, что Джон дурно влияет на новошерстков. Оставь его, а мы пока придумаем, как уговорить Семью его вернуть, когда страсти улягутся.

Дэвид поднял на нас глаза.

— Чего-чего? Вернуть Джона? Вы рехнулись, что ли? Он уничтожил Круг, оскорбил Семью, опозорил всю группу, и вы думаете, что мы вот так просто позволим ему вернуться? Дескать, поругали, и хватит?

— Даже мать Анджела говорит мне, что его надо было прогнать, — вдруг воскликнула Люси Лу глухим голосом, словно откуда-то из далекой пещеры. — Он должен был уйти, а теперь, когда он ушел, она поможет нам восстановить Круг, и все будет по-старому. Ах, милая, добрая Анджела, наша родная мамочка! Она говорит мне, что, если Совет попросит, она лично направит мою руку, и я найду те самые камни, которые негодник Джон выбросил в ручей, и уложу их на прежнее место.

18

Джон Красносвет

Я шел, шел и шел — мимо Кома Лавы, где обитали забавные пугливые прыгуны: увидев меня, они шевелили щупальцами и заламывали лапки. Мимо озерца, где Тина тогда протянула мне розовую устрицу. Узел, который собрали мне с собой Красные Огни, был тяжелый-претяжелый, кора с углями обжигала, а идти в липком тумане было трудно, но все равно шагать было легче, чем остановиться, как бы сильно я ни устал, потому что, пока я шел, был ритм, а стоило ему исчезнуть, как я тут же начинал думать о том, что натворил и как быть дальше.

Я шел без передышки целый день и спячку, до самого места на склоне возле узкого прохода в Долину Холодной тропы, где были пещеры и теплое озеро. Я вскарабкался по косогору, забрался в одну из пещер, расстелил спальные шкуры под светящимися камнецветами, улегся и моментально отключился. За долгий-предолгий переход я совершенно выбился из сил, и даже мои тревоги не помешали мне уснуть и проспать дольше обычного.

Но пробуждение выдалось нелегким. Казалось, мне на грудь давит холодный камень. Я был абсолютно один. Все люди на свете в добром бдне пути от меня, и мне навсегда запрещено с ними разговаривать. Я отрезан от Семьи, как Семья — от Земли.

«Что, если они прилетят сейчас? — подумал я. — Если этот Посадочный Апарат наконец спустится с неба, а меня нет в Семье?»

Страшно подумать, что ты остался один в целом мире. Я старался никогда ни на кого не рассчитывать. Всегда держался особняком. «Нет никакого смысла болтать попусту», — думал я. «Что толку рассказывать людям о своих проблемах и ждать, что они тебе помогут? Незачем делиться с ними каждой мыслью, которая приходит в голову». Теперь же мне было яснее ясного, что люди все-таки нужны. Человек необходим человеку, как воздух. Мне вдруг стало так одиноко, что я начал задыхаться.

Я вспомнил все, что случилось, и меня охватила жуть: казалось, этому конца не будет. Снова и снова я стоял перед всей Семьей. Снова и снова признавался Тине в том, что сделал, и видел холодную ярость в ее глазах. Снова и снова уходил прочь от Красных Огней, и Белла рыдала, а остальные старательно делали вид, будто все в порядке. Снова и снова слышал ее душераздирающий прощальный вопль.

А ведь я еще даже не был взрослым. Я всего лишь новошерсток двадцати бремен от роду и запросто мог бы разреветься, как ребенок. Но тут я подумал: «Нет, это как тогда с леопардом».

Я начал разговаривать сам с собой, чтобы успокоиться и сосредоточиться.

— Соберись, Джон Красносвет, — сказал я. — Вы сто шестьдесят три года ждали, пока земляне вернутся, так с чего ты взял, что это случится именно сейчас? И даже если они прилетят, я и отсюда замечу Посадочный Апарат, он ведь наверняка весь светится. Да и без меня никто никуда не улетит. Сью им не даст. И Джерри, и Джефф, и Белла, и Старый Роджер, и Дженни, и Тина…

От перечисления имен тех, кто ни за что не полетит на Землю без меня, стало гораздо легче.

— И Джейд, — запоздало добавил я.

Я полез в кармашек, пришитый с нижнего края набедренной повязки, выудил металлическое кольцо, повертел его в руках, надел на палец, снял и поднес к белому светоцвету, чтобы перечитать надпись мелкими буквами: «Анджеле с любовью от мамы и папы». Я представил, как Анджела Янг сидела на берегу Глубокого озера одна-одинешенька, а потом скомкала белый светоцвет и швырнула в воду: добрая, сильная, одинокая Анджела, наша общая мать, которая вовсе не хотела лететь в Эдем.

Я прижал кольцо к губам, и на глазах у меня выступили слезы. Я быстро их вытер.

— Член Тома, соберись уже, — велел я себе. — В крайнем случае, если станет совсем туго, за это кольцо меня примут обратно в Семью. Скажу им, будто только что нашел его в лесу и принес им в подарок, чтобы загладить вину за Круг. Да меня станут превозносить до небес!

Я стиснул кольцо в кулаке.

— Но пока что я не дошел до ручки. До этого еще далеко. Так не будет продолжаться вечно. Я не останусь один на всю жизнь. Так или иначе я соберу вокруг себя людей и все изменю, как и хотел.

Я энергично кивнул и спрятал кольцо обратно в кармашек.

— Так что будем делать? — спросил я себя.

Я поймал себя на том, что говорю совсем как Каролина на собрании Совета, и улыбнулся.

— Что дальше? — продолжал я. — Что у нас в Грамме?

Я встал и потянулся. Небо по-прежнему было беззвездным и сизо-черным. Слева от меня маячил узкий проход в Долину Холодной тропы с холмами на той стороне. Передо мной простирался лес Круга, наполовину затянутый туманом, но весь в огнях до самых Синих гор, и, как всегда, гудевший протяжно: «Хммммммммм».

— Первым делом искупаюсь в озере, — решил я, — потом спрячу припасы и пойду на охоту. Наберу фруктов, звездоцветов, может, раздобуду свежего мяса. Пока что займусь этим, потом поем, и уже тогда подумаю, что делать дальше. Как пересечь Снежный Мрак. Как утеплиться. Где добыть свет. И как найти дорогу.

19

Тина Иглодрев

Противная Люси Лу Красносвет, с этим ее фальшивым дрожащим голоском и слезящимися глазами, слонялась от группы к группе и твердила, будто Анджела, наша общая мать, разговаривала с ней и пообещала, что поможет найти на дне ручья камни Круга и вернуть на прежнее место. Совет сделал вид, будто хорошенько обдумал ее слова, и вскоре вожаки сообщили группам, что решили принять предложение Люси Лу: дескать, пусть ищет. Старейшины, видимо, тоже согласились, хотя и неизвестно, как Совету удалось их понять: они только тряслись, причитали и лили слезы на Поляне Круга, а старый Ступ лишь ловил ртом воздух.

В общем, Совет созвал несколько новошерстков, по одному из каждой группы, и дал им веревку длиной с прежний Круг, а Люси Лу устроила целое представление: опускала руку в воду, трогала камень за камнем, снова и снова качала головой, дрожала, закатывала глаза и стонала, почуяв, что якобы нащупала «тот самый» камень из Круга. Когда все закончилось, Семья сделала вид, будто Круг восстановили, как прежде, но на самом деле никто в это не поверил. Новый Круг выглядел иначе, и я совершенно точно могу сказать, что камни были другие, потому что еще ребенком заметила на одном из камней Круга с того боку, который смотрел на Синие горы, черную полоску, бежавшую поперек камня: она как будто делила его пополам. Теперь же все камни были белоснежные.

Круг был фальшивый, и в Семье во всем ощущалась фальшь. Мы ходили на поиски пищи, мы ели вокруг костра, мы делали вид, что все как всегда, но в глубине души все понимали: ничего уже не будет, как прежде, сколько бы Люси Лу ни закатывала глаза и ни уверяла нас в обратном своим заунывным голосом.

— Мать Анджела говорит, что мы молодцы. Мы очистились от зла, и Семья снова стала единой! Даже лучше прежнего.

Это Джон-то зло? Меня так и подмывало дать этой притворщице в глаз. Да, Джон — придурок и эгоист. Но он совершил поступок, на который Люси Лу никогда бы не отважилась. Ей даже мозгов не хватит понять, до чего храбро он поступил. Все, на что она способна, — это в погоне за собственной выгодой объединиться против Джона с такими, как Каролина, члены Совета и Дэвид, и призвать себе на помощь дух нашей дорогой Матери Анджелы. И таких, как Люси Лу, много. Они задумываются не о том, что правда, а что нет, а только о том, что сказать, чтобы оказаться в выигрыше.

— Я думала, Анджела — наша общая мать, — бросила я. — Она столько же твоя, сколько и Джона.

— Ах, Тина, Тина, Тина Иглодрев, — разохалась Люси Лу, закатив слезящиеся глаза. — Наша добрая Мать советует тебе быть осторожнее, иначе ты станешь следующей. Негодник Джон отравил тебя своим семенем, своим ядом, и Мать Анджела оплакивает вред, который он тебе причинил. Ты даже не подозреваешь, моя милая, как сильно он тебя испортил!

Говоря это, Люси Лу не глядела на меня. Она таращилась в небо, чтобы мы поверили, будто она видит там Анджелу, которая смотрит на нее, но то и дело косилась на нашего вожака Лиз и прочих сидевших вокруг костра Иглодревов, оценивая, произвел ли ее спектакль нужное впечатление или надо переменить тему.

Я сплюнула на землю и пошла прочь. Я скучала по Джону и беспокоилась о нем. Не хотелось думать, как он там один. Наверно, случившееся сильно уязвило его гордость. Мне даже было немного стыдно за то, что я не пошла с ним, как будто бросила его в беде. И в то же время я злилась на себя за это чувство, потому что Джон так решил по доброй воле и сам виноват, что я не с ним.

Моя младшая сестра Джейн догнала меня и взяла за руку. Мы пошли на Большое озеро и уселись бок о бок на берегу.

— Не переживай, — успокоила меня Джейн, — никто из нас не верит в то, что говорит Люси Лу.

По озеру в туманном сиянии медленно скользили лодки, тянувшие за собой сети.

— Верить, может, никто и не верит, но сомневаются, иначе она бы давно прикусила язык.

Фьюить! Одна-единственная переливчатая летучая мышка вылетела на охоту, несмотря на туман, и порхала над самой водой, оставляя правой лапой след на поверхности, но, так ничего и не поймав, вернулась в лес.

— Почему я вообще должна переживать из-за этого придурка Джона? — вспылила я. — Он со мной не посоветовался. Вообще ничего мне не сказал. Так с чего мне мучиться чувством вины, что я не с ним, что меня не прогнали из Семьи и я не разделила с ним наказание за то, что он натворил?

Со стороны Синих гор донесся вопль — протяжный, низкий, как кричат люди, когда кто-то умер.

— Сердце Джелы! — я вскочила на ноги. — Только не Джон! Это ведь не Джон?

* * *

Группу Звездоцветов на охоте подстерегала неприятная неожиданность. Они обнаружили висевший на дереве труп, наполовину объеденный звездными птицами. Правда, это оказался не Джон, а Белла Красносвет. Она покончила с собой тем же способом, что и Томми, наш общий отец, когда стал старым-престарым и слепым и больше не хотел жить.

Но не успели мы набрать камней на ее похороны, как умер еще один член Семьи. Старый Ступ не смог втянуть в себя воздух, рухнул навзничь и умер, посинев и выпучив глаза, как птица-лягушка. Его завернули в шкуры и уложили рядом с Беллой на Кладбище в лесу на дальнем конце Большого озера. Вся Семья прошла мимо них и положила камни, которые мы принесли с собой, — сперва вокруг тел, потом на них, — пока не завалили окончательно. Затем Каролина взяла два больших плоских камня, на которых Секретарь-Ша нацарапала имена умерших, и водрузила на два свежих кургана, втиснутых среди сотен других, с двумя первыми — «Томми Шнайдер, астронавт» и «Анджела Янг, орбитальный полицейский» — посредине.

«Белла Красносвет, вожак группы», — написала Секретарь-Ша, — «Ступ Лондон, Старейшина». Сейчас же она медленно стучала в большой погребальный барабан (такова была еще одна ее почетная обязанность), а четверо или пятеро других трубили в рога, выдувая особый траурный сигнал, который сперва звучит громко, а потом опадает: «ГАААААААААаааааааррр! ГАААААААААаааааааррр!»

«Бум-бум-бум», — Секретарь-Ша постучала в большой барабан и прижала ладони к тугой шкуре, чтобы звук затих. Встала Каролина, произнесла Погребальную Речь о том, какие замечательные люди были усопшие, несмотря на все их ошибки, и добавила, что отныне прах Беллы и Ступа будет покоиться с миром до тех пор, пока за нами не прилетят с Земли.

— И тогда наконец их заберут домой, на Землю, — вещала Каролина, — и погребут под ярким-ярким Солнцем в том мире, для которого все мы созданы.

Она замолчала и обвела нас глазами. Нас по-прежнему окружал туман, и по лицам стекал пот.

— Мы все должны помнить, — продолжала Каролина, — что даже если умрем в Эдеме, прежде чем за нами прилетят с Земли, мы все равно туда вернемся, если, конечно, будем делать, что велит Семья, и жить дружно возле Круга Камней.

На этом похороны завершились, и все мы устремились мимо курганов прочь из этого жуткого места, где стоит гнилой, отдающий плесенью запах смерти, пробивающийся сквозь щели между камней.

* * *

На обратном пути я догнала Джерри Красносвета и его странного младшего братца Джеффа. На Джерри было больно смотреть. После ухода Джона он потерял сон и аппетит.

— Я так больше не могу, — пробормотал он. — Я пойду за ним. Я знаю, где он. Наверняка он ушел в сторону Холодной тропы. Там есть местечко в долине, если идти от прохода в сторону Альп, неподалеку от той поляны, где Джон убил леопарда. Он мне как-то сказал, вот, мол, неплохо бы здесь поселиться. И каждый раз, как мы туда ходили, рассуждал про Холодную тропу. Дескать, шерстяки шастают по ней в долину и обратно во Мрак, и уж если они могут его пересечь, то получится и у нас.

— Если ты пойдешь за ним, тебя тоже выгонят из Семьи, — заметила я.

— А мне все равно, — вскипел Джерри, — я…

Он осекся: со стороны Пекэмвей донесся знакомый звук, похожий на женское пение. Как будто красивые-красивые женские голоса поют печальную-печальную песню. Разумеется, это были леопарды, и не один, а сразу двое или трое. Обычно они охотятся поодиночке, но время от времени, когда добычи много, сбиваются в небольшие стаи. А Пекэмвей — в той же стороне, что и Холодная тропа…

Тут к нам подошел Дэвид Красносвет. За ним шагали двое новошерстков. У всех троих в руках были копья с наконечниками из черного стекла.

— Похоже, леопарды нашли, чем поживиться, — злобно оскалился Дэвид, точно летучая мышь. — Интересно, кто бы это мог быть? Уж не наш ли старый дружок Джонни Удей? Как думаете? С одним леопардом он справился — так уж и быть, поверим в это, — но что он сделает сразу с тремя?

Новошерстки громко расхохотались.

— Да уж, это даже для Джона многовато, — заметил один из них. — Пойдет наш Джонни Удей на ужин леопарду.

Это сказал Мет Красносвет, здоровенный пустоголовый парень, которого я часто видела в лесу с Джоном и прочими новошерстками Красных Огней на охоте или за поиском пищи.

— Ты кусок дерьма, Мет! — прошипел Джерри. — Ты ведь дружил с Джоном. Всего несколько дней назад он уступил тебе трубочника, а ведь он сам мог его убить и прославиться!

Было видно, что Мету неловко, но он все равно рассмеялся так же громко, как прежде.

— Тоже мне, слава: трубочника укокошить! — съехидничал он. — Ну ты даешь. Что толку от паршивого трубочника?

— Джон бы тебе уступил даже шерстяка, — вспыхнул Джерри, — и ты сам это знаешь.

— Да ну? Можно подумать, он уступил тебе леопарда! — усмехнулся Мет.

— Он отдал мне одно из его сердец!

— Ну правильно, кто ж осилит сразу два?

— Какие же вы говнюки, — бросила я в сердцах Дэвиду и двум его прихвостням. — Джон лучше вас всех, вместе взятых! У вас просто не хватает смелости признаться в этом. Вы только о своей заднице и думаете!

Они снова загоготали, как дикие, и все это время леопарды знай себе тянули свою прекрасную убаюкивающую песню. И конечно, мы все понимали, что там действительно может оказаться Джон. Что, если эти твари загнали его в ловушку? Обступили со всех сторон, и он не знает, в кого первого кинуть копье?

— О своей заднице, говоришь? — Дэвид, ухмыляясь, смерил меня пристальным взглядом. — Приятно слышать, в особенности от такой глупой потаскушки, как ты, которая всем дает в задницу. Ничего, Тина Иглодрев, в один прекрасный день ты у меня запоешь по-другому. Недолго тебе ждать осталось. Совсем недолго.

Я посмотрела ему в глаза и прочла в них все, что Дэвид не высказал вслух. Он был уверен, что скоро придет время, когда мне придется называть его так, как он велит, и обращаться с ним так, как он прикажет: настанет день, когда он проделает со мной все, что ему заблагорассудится, и тогда, когда захочет, причем в любую дырку.

Я понимала, что грядет время мужчин. И если прежде Семьей управляли женщины, то теперь все изменилось и в новом, расколотом, мире главными станут мужчины.

И вот тут-то я наконец все для себя решила. Я поняла, что больше не хочу быть частью Семьи — этой Семьи, где такие, как Дэвид, вот-вот одержат верх.

— Пошли искать Джона, — сказала я Джерри, когда Дэвид и два его спутника скрылись из виду.

Я предложила это Джерри, но не Джеффу. С Джеффом мне всегда было как-то неловко, к тому же он клешненогий и едва ли выдержит такой поход.

Джерри воззрился на меня с такой благодарностью, как будто я спасла ему жизнь. С тех самых пор, как прогнали Джона, Джерри мечтал пойти за ним. Он ни о чем другом говорить не мог, но он из тех, кто ни за что не отважится на поступок: ему нужен вожак, тот, кто даст команду и покажет путь. Джерри просиял и рассмеялся от радости.

— Клянусь членом Гарри, я только об этом и думаю! — признался он и виновато покосился на братишку. — Придется тебе рассказать обо всем маме, — добавил он. — Скажи ей, что я ее люблю и что ничего со мной не случится.

Джеффи поднял на него большие наивные глаза.

— Но я иду с вами.

* * *

Мы с Джерри, пожалуй, преодолели бы это расстояние за один долгий-долгий переход, но поскольку его младший брат увязался за нами, дорога заняла три дня, причем каждый час мы останавливались, чтобы дать Джеффу отдохнуть. Под конец каждого дня мы тащили его с двух сторон под руки или по очереди с Джерри несли на спине.

У нас не было с собой ни охотничьего снаряжения, ни мешков, ни веревок, ни луков, — ничего, только простые копья с наконечниками из шипов иглодрева, которые мы захватили на похороны Ступа и Беллы, так что питались мы всю дорогу фруктами и пеньковицей, да один раз поймали земляную крысу. (Она проделала ход в муравейнике, и я велела Джерри рыть с другой стороны, куда и направлялась крыса, но мы вспугнули ее, и она кинулась обратно, вся в сверкающих красных муравьях. Тут-то я и проткнула ее копьем.) Нам даже не удалось толком ее приготовить: запихнули в дупло иглодрева и там запекли, как делают охотники, когда не хотят брать с собой в лес угли.

Почти всю дорогу по земле стелился туман. Иногда он чуть-чуть рассеивался, и можно было что-то разглядеть под деревьями на двадцать-тридцать шагов вперед. Но чаще казалось, будто мы заперты в крохотном мире размером в пару-тройку ярдов, где нет никого и ничего, кроме нас, нескольких деревьев да случайного звездоцвета, и сверху тоже ничего, кроме светящегося тумана, липкого и жаркого-прежаркого, так что идти и нести Джеффа было трудно-претрудно.

Один раз до нас из лагеря, как из другого мира, долетел звук рога: «Гар-гар-гааааар, гар-гар-гааааааааар». Два коротких, один длинный: особый сигнал путникам вернуться домой, когда нет ни Эскренного, ни Гадафщины. Это нам троим приказывали возвращаться. В конце того дня, пытаясь заснуть, мы снова услышали этот сигнал. И пару раз заметили в чаще охотников, которые искали нас и бормотали себе под нос:

— Чертовы новошерстки. И чего мы за ними гонимся, пусть себе уходят.

— Кто знает, может, их уже леопарды задрали.

Мы затихли и ждали, не шелохнувшись, пока они скроются из виду.

На третий день туман рассеялся, и мы неожиданно увидели бездну прямо у себя над головой. В черном-пречерном небе сиял Звездоворот, ветер был холодный и колючий, впереди блестели огоньки лесов, покрывавших склоны Пекэм-хиллс, а над ними в свете звезд маячила огромная тень Снежного Мрака.

— Вы хоть понимаете, что мы наделали? — спросила я мальчишек. — Вы подумали об этом? Мы ушли от наших матерей, братьев и сестер. Покинули друзей, тетушек, дядюшек. И может, никогда больше их не увидим.

Я остановилась и оглянулась на лес, через который мы прошли, хотя в темноте не было видно ничего, кроме веток, огоньков, звездоцветов и махавонов.

— Мы оставили позади жаркие костры наших групп, — продолжала я, — стариков, играющих в шахматы, детей, пинающих мяч, и взрослых, которые разыгрывают старые пьесы вроде «Гитлера и Иисуса», «Кольца Анджелы» и «Крупной ссоры». Оставили лодки рыбаков на Большом озере и одноногого Джеффо, который на берегу ручья Диксона варит клей из смолы красносвета. Мы ушли из Семьи, быть может, навсегда. Только представьте себе. Что, если мы больше никогда не ляжем спать в наших шалашах, не услышим, как другие группы просыпаются и возвращаются домой? И никогда уже не разделим пищу с родными и друзьями у костра?

Джефф остановился. Его искривленные ступни растрескались от ходьбы, а по лицу тек пот, несмотря на то что началась бездна и повеяло прохладой. Скорее всего, Джефф вспотел от боли, но мне показалось, что его еще и лихорадит.

Он оглянулся по сторонам. Над нами мерцал Звездоворот, такой яркий-преяркий, что отблеск его сияния лежал на ветвях и на земле, перекрывая свет цветов. Вокруг нас на все голоса раскричались птицы: они клекотали, пищали, ухали, чирикали, как бывает всегда, когда рассеивается туман. Повсюду порхали махавоны, и летучие мыши большими стаями спускались с гор и гонялись за добычей. Казалось, Звездоворот выманил их из укрытий, словно жизнь их тоже была подчинена ему, как и наша.

— Мы здесь! — проговорил Джефф. — Это происходит на самом деле. Мы правда здесь!

— Ну и чудак же ты, — я дала Джеффу подзатыльник, не сильно, но так, чтобы он понял, до чего меня раздражает. — К чему ты постоянно повторяешь этот бред? Неужели сам не понимаешь, как дико это звучит?

Джефф пожал плечами и потер голову.

— Повторяю, чтобы напомнить себе об этом, — ответил он и, хромая, побрел вперед. — Иначе забуду.

Мы пошли дальше — медленно-медленно. Через два-три часа мы наконец добрались до прохода в Долину Холодной тропы, где Ручей Холодной тропы течет меж двух горных отрогов в Долину Круга.

Мы с Джерри волокли на себе Джеффа, но Джерри вдруг сбросил его руку и помчался вперед к подножью левого отрога.

— Джон! — закричал он. — Эй, Джон! Джон! Это я. Это Джерри. Джерри, Тина и Джефф!

— Джерри, — бросила я в сердцах, — ради члена Тома, вернись и помоги мне нести Джеффа. Не могу же я одна его тащить.

20

Джон Красносвет

— Не так уж и трудно будет смастерить обмотки для рук, ног и тела, чтобы не замерзнуть наверху, — сказал я себе.

Всем известно, что если завернуться в шерстячью шкуру, то будет тепло даже в самую глубокую-преглубокую бездну. Но при ходьбе шкуры сползают и спадают. Так что мне надо всего лишь придумать, как их закрепить на руках, ногах и туловище, чтобы обмотки держались. В конце концов, шкуры можно разрезать и сшить нитями из волнистых водорослей или сушеных кишок: на старых рисунках, выцарапанных на деревьях вокруг Поляны Круга, Томми с Анджелой изображены в похожих накидках, которые, наверно, тоже резали, потому что шкуры сидят плотно.

Я нацарапал на куске коры несколько моделей. Я придумал, что можно вырезать два Т-образных куска шкуры для груди и спины и сшить их вместе, оставив наверху дырку для головы. Еще можно вырезать два квадратных куска и сшить, оставив отверстия для рук и ног, а потом еще приделать трубки для рук. А для головы можно смастерить что-нибудь вроде тех масок, которые взрослые надевают, когда разыгрывают для детей истории про животных: кусок шкуры с дырками для рта и глаз. А если пришить его к горловине накидки, то будет еще теплее.

Куда сложнее придумать, как изготовить обмотки для ног. Ноги не обернешь шкурами, потому что на снегу они промокнут. Да и от ходьбы шкура быстро протрется и треснет. Надо сделать так, чтобы обмотки не пропускали воду, а снизу были очень прочными и жесткими.

С водой разобраться не так уж и трудно, думал я. Крышки для колод, где хранится всякая всячина, обычно промазывают жиром. Воняет, конечно, ого-го как, но зато в дождь не пропускает влагу. Точно так же обрабатывают края лодок: промазывают высушенные шкуры шерстячьим жиром, чтобы вода не размыла клей.

— Можно изготовить обмотки из шкуры: внутри будет шерсть, а снаружи промажем жиром, — рассуждал я. — Или даже возьмем два слоя шкур. А чтобы держались, можно их сшить или обмотать смазанной жиром веревкой, вот как наконечник копья приматывают кишкой к древку.

Но как же сделать твердой подошву? Я вспомнил Ботинки, которые вместе с остальными Памятками показывали нам каждую Гадафщину. Сверху они были сделаны из какой-то кожи (правда, совсем непохожей на шерстячью), а вот снизу был толстый плоский слой пластика, чтобы кожа не снашивалась. Я подумал было вырезать подошвы из коры и прикрепить к шкуре, но сообразил, что через некоторое время кора потрескается или намокнет в снегу, размякнет и раскрошится. Тут мне на ум пришло, что старый Джеффо обтягивал края лодок гладкими каменячьими шкурами, промазанными клеем из смолы красносвета, и так несколько слоев, а сверху покрывал жиром. Шкуры высыхали и твердели, хоть стучи по ним, как по бревну, из которого была сделана основная часть лодки.

— Можно обмотки сверху обработать жиром, — размышлял я, — а снизу промазать несколько шерстячьих шкур клеем из смолы красносвета, пока они не затвердеют, как края лодок Джеффо, а поверх клея еще нанести слой жира.

Ни о чем другом я думать не мог. Я так углубился в свои мысли, что позабыл, где я, что случилось и что я остался один. Меня занимало лишь то, как смастерить твердую подошву для обмоток.

Я мысленно ощупал кожаные края деревянных лодок. Они были твердые-претвердые, но со временем отставали, и тогда их уже нельзя было снова растянуть и приклеить обратно: кожа становилась слишком жесткой, так что ее просто выбрасывали. Помню, в детстве я играл с такими выброшенными краями лодок. Они были твердые и хрупкие: конечно, не как черное стекло, потому что все-таки немного гнулись, но если согнуть слишком сильно, трескались.

— Член Гарри, — пробормотал я. — Это плохо.

Подошва должна быть прочной. Я походил туда-сюда, глядя на свои ступни, и заметил, что они сгибаются, когда я делаю шаг. И если подошва не будет так же гнуться, ходить в таких обмотках будет неудобно и они быстро потрескаются. Я вспомнил, что низ Ботинок был не только твердый, но и гибкий. Это-то мне и нужно. Но он был сделан из пластика, который добывают на Земле. Что мне взять вместо него?

Я подумал, не заменить ли клей из смолы красносвета клеем из шерстячьих копыт: он не такой хрупкий, поэтому им обычно крепят обвязки из кишок на концах лучших копий. В отличие от клея из смолы, он не отстает от черного стекла, если копье ударит во что-то твердое, например, в дерево. Но клей из шерстячьих копыт не так-то просто добыть: чтобы получить даже малую толику клея, нужно сварить множество копыт, тогда как смолу красносвета найти проще простого — по сухим потекам на стволах. Еще можно сделать на дереве зарубку, и смола потечет. (Тут до меня дошло. Шея Тома! Какой бы клей я ни взял, мне понадобится яма, чтобы его варить, такая же, как у Джеффо на берегу ручья Диксона.) Кстати, клей из шерстячьих копыт тоже хрупкий: ведь даже лучшие копья ломаются.

Я встал и принялся расхаживать по своему маленькому лагерю. Мысли не давали мне покоя. Туман рассеялся, и показалась бездна. В небе над Долиной Круга маячил Звездоворот, ухали и пищали птицы, мыши стаями летели с гор, я же совсем не замечал перемены, только машинально накинул на плечи шерстячью шкуру, чтобы согреться. Красные Огни дали мне с собой шахматные фигуры (черные были из черного стекла, белые — из высушенного иглодрева), и я нарисовал на земле доску, чтобы поиграть. Присел на корточки, сделал несколько ходов, но потом вскочил, снова принялся мерить полянку шагами и думать, думать.

Я вспомнил про куски кожи, по которым вырезали всякие модели: со временем кожа дубела, но ее можно было размягчить, намочив или смазав жиром. Интересно, если смешать жир с клеем, получится ли такой же прочный и гибкий материал, как пластик, из которого изготовлены подошвы Ботинок?

— Мне нужна яма для варки клея. Мне нужно много смолы красносвета. И шерстячьи копыта. И еще шкуры. И жир.

Чтобы собрать все перечисленное, у меня уйдет десять-двадцать дней.

— Сначала выкопаю яму, — решил я. — Сделаю глубокую яму, обмажу глиной, а вокруг нее выкопаю ров для костра.

Я подумал, а не поймать ли сперва шерстяка. Так я добуду и шкуру, и жир, и копыта, и мясо.

Тут до меня наконец дошло, что бездна в самом разгаре и в небе сияет Звездоворот. Я так углубился в свои мысли, что заметил лишь, как похолодало.

— Точно, надо поймать шерстяка, — сказал я себе, — с этого и начнем. Сейчас бездна, а значит, шерстяки спустятся с гор. Пойду-ка я в Долину Холодной тропы и поищу их.

Я отправился за копьем. Красные Огни дали мне с собой отличное копье. Захватил на всякий случай и запасное. Странная штука. Отвлекшись от мыслей о подошве и клее, я вспомнил о том, о чем все это время как-то не думал. А именно о звуке, который слышал, когда собирал в лесу звездоцветы: стук барабана и трубный зов, сперва громкий, потом тихий. Это были похороны. Слышал я пару-тройку раз и другой сигнал рога: два коротких, один длинный. Так Семья зовет путников обратно. Я же все пропустил мимо ушей. Не обратил внимания. Даже не задумался, кто же умер, кому приказывают вернуться и почему.

— Что бы это значило? — гадал я. — И почему я ничего не заметил? Почему меня это не волнует?

А меня, похоже, это действительно не волновало. Я мерил шагами поляну, похлопывая по руке древком копья, и думал о том, что еще нужно поискать в лесу Долины Холодной Тропы во время охоты на шерстяков. Не сказать чтобы я был спокоен, но ничто меня не тревожило. Хотя и мира в душе не было.

— Глина, — бормотал я. — Для ямы с клеем нужна мягкая глина. И еще, наверно…

Тут я услышал, как меня кто-то зовет по имени.

— Джон! Эй, Джон! Джон! Это я.

Я по голосу догадался, что это Джерри, но, как ни странно, ничуть не обрадовался.

«Член Гарри, только не Джерри, — вот первое, что пришло мне в голову. — Не хватало еще и с ним возиться».

— Джон! Это Джерри, Тина и Джефф!

Последние бдни я старательно отгонял любые чувства, отключал, чтобы не мешали. Но сейчас у меня в душе затеплились радость и благодарность. Я едва не бросился навстречу друзьям, но передумал.

— Нет, — пробормотал я. — Нет. Так не пойдет.

Надо, чтобы они пришли ко мне, а не я к ним. Я не хотел быть им ничем обязанным, в особенности теперь, когда у меня такие планы.

Я приложил ладони ко рту и прокричал:

— Привет! Я наверху, возле пещер.

Я положил копья на место и опустился на корточки возле шахматной доски.

21

Тина Иглодрев

На склоне скалистого отрога слева от прохода в Долину Холодной тропы Джон устроил себе маленький лагерь. У входа в пещеру были прислонены к скале два копья, причем одно из них настоящее, охотничье, с наконечником из черного стекла. Внутри пещеры были аккуратно сложены шкуры, мешки, повязки; с потолка на веревках свисали четыре каменячьи ноги. Джон развел костерок, начертил на земле шахматную доску и — сиськи Джелы! — когда мы вскарабкались к нему, сидел и играл в шахматы сам с собой.

«Член Тома, — подумала я, — ну и притворщик». Все эти бдни он был один и наверняка думал, что останется один до конца жизни. Любой бы в такой ситуации обрадовался друзьям. И вышел бы к нам навстречу. Любой другой, если уж на то пошло, задумался бы: может, нам нужно помочь с Джеффом. Но только не Джон. Он все тщательно продумал и решил ждать нас наверху: хотел, чтобы мы застали его за игрой в шахматы с самим собой, как будто он отдыхал после рабочего дня.

Джефф замер как вкопанный и во все глаза уставился на Джона. Джерри же, сбросив руку братишки, побежал к Джону, обнял его и со слезами на глазах расцеловал. Я тоже отпустила Джеффа, но не спешила подойти к Джону, ждала, пока он обратит на меня внимание. Без толку. После всего, на что мы ради него пошли и что потеряли, такая сдержанность выглядела по меньшей мере некрасиво.

— Кажется, пару дней тому назад я слышал погребальный сигнал, — вот первое, что он нам сказал. — Мне не показалось? Кто-то умер?

Джерри оглянулся на меня, не собираюсь ли я ответить, но я лишь пожала плечами, мол, давай сам. Хватит и того, что Джон вечно бросает на меня все самое трудное. Джерри я этого не позволю.

— Старый Ступ помер, — сказал Джерри. — И… — он снова оглянулся на меня, словно ждал, что я хоть как-то смягчу удар. — И еще кое-кто. В общем… Белла тоже умерла.

Джон отвернулся от нас троих и устремил взгляд в сторону Долины Круга. Лицо его оставалось невозмутимым, но было видно, что он весь напрягся.

— Белла? Наша Белла? Не может быть. Белла Красносвет?

— Да, она, — подтвердил Джерри и снова оглянулся на меня, надеясь на поддержку.

— Она покончила с собой, — добавила я. — Повесилась, как Томми.

— Да, но…

Джон снова присел на корточки над шахматной доской и впился взглядом в фигуры, как будто обдумывал следующий ход.

— Если бы я разрешил ей пойти со мной, этого не случилось бы, — наконец проговорил он.

— Так-то оно так, — возразил Джерри, — но…

— Этого не случилось бы, если бы я не заговорил на Гадафщине и не разрушил Круг, — перебил Джон. — Белла по-прежнему была бы вожаком. Она по-прежнему руководила бы нами и была бы лучшим вожаком в Семье.

— Если бы она к тебе не приставала, этого бы точно не случилось, — вмешалась я. — Может, Белла и была хорошим вожаком, но ни один вожак в семье не стал бы спать с новошерстком, которого вырастил. Даже самый худший из вожаков так не поступил бы.

— Я с ней не спал, — ответил Джон. — Она всего лишь…

Он осекся.

— Ей хоть что-нибудь написали на камне? — спросил он чуть погодя.

— Да. Написали: «Белла Красносвет, вожак группы», — ответил Джерри.

Джон кивнул и стер доску, нарисованную на земле, закончив партию, которую играл сам с собой.

— Есть хотите? Я день назад поймал каменячонка, и еще осталась пара ног. Сейчас подброшу дров в костер и накормлю вас.

Мы поели, и Джерри с Джеффом отправились спать в пещеру в двадцати ярдах от поляны, а мы с Джоном пошли в пещеру, где он спал и держал свои вещи. Стены и потолок испещряли камнецветы, сиявшие красным, синим, зеленым и желтым светом, поэтому внутри было светло-светло, светлее, чем снаружи, в чаще, и в этом свете лицо Джона, казалось, приобрело совсем другое выражение. Я хотела было высказать ему все, что думаю о том, как он со мной обращается, но вид у него был такой усталый-преусталый, измученный и жалкий, что у меня духу не хватило его упрекать в чем бы то ни было, хотя сама-то я, пожалуй, выглядела не лучше.

А вот у Джона хватило совести меня отчитать.

— Зря вы притащили Джеффа, — бросил он. — Как мы с ним пойдем через Снежный Мрак?

— В каком смысле «зря вы притащили Джеффа»? А что, мы так не договаривались? У тебя были другие планы?

Джон поднял на меня глаза. Потер лицо руками. Я поняла, что мы можем ссориться и дальше или же просто замять разговор. Ругаться у меня сил не было, поэтому я, чтобы это прекратить, взяла Джона за руку. Он рывком притянул меня к себе, мы стали жадно целоваться, гладить друг друга, сорвали с себя повязки и повалились на спальные шкуры, которые Джон разложил на песчаном полу. Мы засовывали друг в друга языки и все остальное, лизали друг друга, Джон входил в меня так сильно и быстро, словно от этого зависела его жизнь, а я прижимала его к себе, чтобы он двигался еще быстрее. Мы катались по полу, рывками меняли положения, сплетаясь в самых невероятных позах, которые только могли придумать. В каком-то смысле так мы становились ближе, но все же настоящей близости в этом не было: тут каждый за себя. Пожалуй, для нас это был способ почувствовать себя живыми в этом мире и в то же время отгородиться от всего на свете.

Я не хотела детей, Джон тоже, но ему так сильно хотелось войти в кого-нибудь, чтобы спастись от одиночества, а я так отчаянно нуждалась в том, чтобы кто-то заполнил мою пустоту, что мы позабыли обо всем. Он дважды кончил в меня: первый раз негромко застонал, а во второй закричал, как от боли. Вскоре Джон крепко-крепко заснул. Наверно, с тех пор, как его выгнали из Семьи, ему не спалось, сколько бы Джон ни напускал на себя невозмутимый вид, когда мы пришли, как бы ему ни хотелось казаться спокойным.

Если уж на то пошло, я тоже в последнее время спала плохо, но сейчас никак не могла заснуть. Я долго лежала, разглядывая светящиеся мягкие бугорки камнецветов, вокруг которых порхали пещерные махавоны, слушала, как Джон дышит и как постанывает во сне, и думала, что будет дальше.

«Глаза Джелы, — думала я, — конечно, в Семье было чудовищно: она маленькая, я там задыхалась, — но до чего же я докатилась! Теперь я почти одна в целом свете: кроме меня, здесь только трое мальчишек, один холодный и чужой, второй просто тряпка, а третий чудак. Из огня да в полымя. Впрочем, чему удивляться: если не думать, то дела пойдут наперекосяк, — сказала я себе. — Ты только посмотри, что натворила. Мало у тебя проблем было? Так ты еще ушла к человеку, который настроил против себя всю Семью, не говоря уже о том, что он — причина всех бед. А сколько еще он принесет неприятностей! И ты сама понимаешь, что именно так и будет, потому что он не умеет спокойно жить, ему непременно надо настоять на своем».

Но тут я вспомнила злобного Дэвида, равнодушную Каролину, которая отказалась даже выслушать объяснения Джона, надменную дуру Лиз Иглодрев и противную Секретарь-Шу и подумала: «Я ненавижу весь этот мир. Ненавижу Эдем, эту жалкую темную планетку, ловушку, откуда нам в жизни не выбраться. Нам здесь не место, вот в чем беда: мы не созданы для этого мира. Мы должны были жить там, где свет».

Тут Джон захрапел, и я больше не смогла оставаться в этой паршивой пещерке ни на минуту.

* * *

Снаружи было посвежее, но, разумеется, не так светло, как на Земле. Стояла тьма, как всегда в Эдеме, и было чернее, чем в пещере: лишь звезды да огни на деревьях мерцали вдалеке. Совсем как в пещере, подумала я. Та же пещера, только снаружи, и звезды вместо камнецветов. Вот такой он, наш Эдем. Мы заперты в темной тесной пещерке без выхода. И пусть я никогда не знала ничего другого (да уже и не узнаю, наверно), но я тосковала по тому, иному миру, залитому ослепительным светом. И не просто тосковала — эх, дескать, живут же люди… Я мечтала о нем, как слепой мечтает прозреть. Мне его не хватало, как воздуха, когда задыхаешься. Я еле удержалась, чтобы не закричать.

— Где же ты, Земля? Почему так долго? — пробормотала я. — Когда же ты наконец прилетишь за нами?

— Эй, Тина, что с тобой?

На камне сидел Джефф и смотрел на лес Долины Холодной тропы, окруженный черными тенями гор. В чаще перекликались две звездные птицы. «Хуум! Хуум! Хуум!» — неслось издалека, а рядом с нами раздавалось: «Аааа! Аааа! Аааа!» Ниже по склону две-три обезьяны гонялись друг за другом по деревьям, забавно щелкая и сверкая яркими пятнистыми шкурами.

— Почему ты не спишь? — спросила я Джеффа, как будто он что-то натворил.

Джефф посмотрел на меня большими круглыми глазами.

— Ноги болят, — пояснил он. — Так болят, что уснуть не могу.

Он не плакал, вообще никак не обнаруживал, что ему больно (Джефф не таков). Но когда поднял скрюченную ступню и показал мне, я увидела, что она вся изранена и в крови.

— Имена Майкла! Это, наверно, больно.

Я огляделась в поисках воды. Ручьи в горах обычно студеные, потому что текут из Снежного Мрака, но мне удалось найти небольшую запруду неподалеку от пещер, которую прогревали корни иглодрева. Вода попадала сюда из Мрака холодной, а вытекала теплой-претеплой и впадала отсюда в ручей Холодной Тропы. Я отвела Джеффа к этому озерцу, помогла ему искупаться и смыть с себя всю грязь. Потом размяла несколько звездоцветов (говорят, они помогают от ран) и намазала получившейся пастой скрюченные разбитые ступни Джеффа.

Не сказать чтобы мне нравилось ухаживать за больными. В детстве я никогда не играла в дочки-матери. Не рвалась присматривать за малышами в группе, как другие девчонки. Не мечтала о детях. Я просто обрадовалась, что можно себя чем-нибудь занять. Обработав, как умела, раны Джеффа, я обняла его, мы легли рядышком на берег и вскоре, убаюканные журчанием воды и прочими лесными звуками, крепко заснули.

* * *

— Вы чего здесь?

Я едва не вскочила от ужаса. Над нами кто-то стоял.

Тут я увидела, что это Джон.

— А, это ты…

Джефф еще спал. Я высвободила из-под него затекшую руку, потерла ее, разгоняя кровь, и села. Не знаю, сколько мы спали, но бездна затянулась, и небо снова стало сизо-черным, как обычно. Теперь Звездоворот не покажется до следующей бездны. Просыпаться не хотелось. Мне снился чудесный сон, какой бывает у всех в Эдеме: Земля, где нет темноты, а только свет, свет, свет.

— Я не хочу, чтобы в моей новой семье женщины спали с маленькими мальчиками.

Что? Клянусь глазами Джелы, каждое его слово было неправдой, так что я даже не знала, что и сказать!

— Ты идиот, что ли? Я с ним не спала! Клянусь Джелой, он же еще ребенок! У него болели ноги, я помогла ему обработать раны, и мы заснули… И, между прочим, я тоже еще ребенок. Я новошерсток, как и ты, а не женщина. И кстати, какая еще «моя новая семья»? Новая семья? Твоя?

Джон открыл рот, чтобы мне ответить, но я еще не закончила.

— И какое тебе дело до того, кто с кем спит? Ты же меня не спрашивал, когда путался с Мартой Лондон и с…

Я хотела сказать, «с Беллой», но вовремя остановилась.

— Надо установить новые правила, — заявил Джон. — Новые правила для всей семьи, кто с кем может спать. На Земле все было иначе. Не так, как сейчас в Семье.

— Давай обсудим, — предложила я.

Джон кивнул.

— Что же до новой семьи, — продолжал он, — то у нас нет другого выхода, разве не так? Не можем же мы вернуться в старую Семью.

Джон слегка успокоился и присел на корточки.

— Больше не спите здесь. Пару дней назад неподалеку отсюда бродили три леопарда.

— Знаю. Мы их слышали. Дэвид еще сказал, что они, наверно, тебя сожрут.

— Размечтался.

Джон потрогал наконечник копья, как делают взрослые охотники, проверяя, не затупился ли.

— Нам надо создать новую семью, придумать, как пересечь Снежный Мрак, и найти новые места обитания, — заявил он.

Я задумалась.

— Думаю, кто-то из новошерстков непременно захочет к нам присоединиться. Можно вернуться в лес, подстеречь их там одних и уговорить пойти с нами.

Джон кивнул.

— Да, так и сделаем. Наверняка много кто согласится. Вот только чем больше народу уйдет к нам, тем быстрее Совет разозлился и решит с нами разделаться.

— И как им это удастся? Да и что они нам сделают?

— Они могут нас убить.

— Убить? Не спорю, кое-кто был бы только рад нашей смерти, но раньше в Эдеме никто и никогда никого не убивал.

— Теперь все иначе, — возразил Джон, из-за которого, собственно, все и изменилось, нравилось ли нам это или нет. — Все изменилось, и так, как раньше, уже не будет.

В пещере проснулся Джерри.

— Джефф! — позвал он. — Тина! Джон!

— Мы здесь! — откликнулся Джон и снова повернулся ко мне.

— Я тут думаю о том, как пройти сквозь Снежный Мрак, — сообщил он. — Нам понадобится много шкур и шерстячьих копыт. Но весь запас здесь держать нельзя. Мы спрячем их в разных местах. Рано или поздно Семья станет нас искать и придет сюда. Не хотим же мы, чтобы они забрали наши припасы. Нам нужно много шкур, а еще нужно придумать одежду вроде земной, чтобы не замерзнуть во Мраке. Едва ли это так сложно. Труднее всего найти, чем обмотать ноги, чтобы не промокли в снегу. Я придумываю, как сделать обмотки для ног, чтобы сверху они были покрыты жиром и не пропускали воду, а снизу была твердая подошва, чтобы обмотки не снашивались.

Джон умолк и посмотрел на Джеффа.

— А вот он едва ли дойдет. Зачем вы вообще его притащили? Клешненогим такой путь не под силу.

Джефф широко распахнул большие наивные глаза.

— А если на лошади? — спросил он.

Похоже, он недавно проснулся и какое-то время лежал молча, с закрытыми глазами.

Джон фыркнул.

— Какой еще лошади? Что ты несешь?

— Помните, на Земле были звери, которых называли лошадями? На них можно было ездить куда угодно.

— Да, Джефф, — произнесла я снисходительно, как взрослый разговаривает с ребенком, который действует ему на нервы, — мы все это помним, дорогой, но мы же не на Земле. В Эдеме нет лошадей.

Джефф сел.

— Мне кажется, это не какой-то отдельный вид животных, — не сдавался он. — Наверно, они брали детенышей, приручали, и получались лошади. Мы можем попробовать объездить шерстяков.

— Все это, конечно, хорошо, — возразил Джон, — но земные звери отличаются от эдемских. У них глаза, как у нас: в эти глаза можно заглянуть и увидеть, что животное чувствует. Потому что у них есть чувства. И одно сердце, как у нас, красная кровь и четыре конечности. Те звери почти как люди. Их можно понять. И чему-то научить.

Некоторое время мы все молчали. Смешно. Сперва я подумала, что Джефф, как всегда, чудит, но, поразмыслив, пришла к выводу, что его предложение не такое уж дикое-предикое, как мне сперва показалось.

— Давайте поймаем шерстячонка и попробуем, — предложила я. — Почему бы и нет? Попытка не пытка.

— Мы поедем верхом на шерстяках, а огни у них на лбу будут освещать нам путь, — поддакнул Джефф.

— Да и дорогу они знают, — согласилась я. — Помнишь тех, которых мы видели, когда были тут со Старым Роджером, а, Джон? Там, наверху, у Мрака? Они ведь явно куда-то шли. Не просто паслись. И освещали себе путь огнями.

Я посмотрела на Джона.

— А ты чем думал освещать дорогу? Ни один факел так долго не горит. Если сломать ветку древосвета, ее хватит на полчаса от силы.

Джон ничего не ответил.

— Так что ты придумал? — не унималась я. — Неужели рассчитывал, что мы ощупью побредем через Мрак?

— Я еще об этом не думал, — бросил Джон.

Я улыбнулась: несмотря на все свои взрослые планы, он еще мальчишка — покраснел и огрызается, потому что его раскритиковали.

К нам подошел Джерри. В руке он держал копье, наконечник которого был сделан из иглодрева.

— В чем дело? О чем вы?

— Джефф предлагает поймать шерстячонка, приручить и на нем, как на лошади, поехать через Мрак, — пояснила я.

Джерри кивнул, опустился на колени у ручья, зачерпнул пригоршню воды, напился, вернулся к нам и присел на корточки.

— Лошадь, говоришь? Ты ведь часто об этом думал, да, Джефф? Найти животное, которое станет нашим помощником.

Джерри с гордостью посмотрел на меня.

— Чего только не придумает мой братишка! Вот ведь умник-разумник.

Я рассмеялась и поймала себя на том, что мне начинают нравиться эти два чудака.

— Вот и отлично, — ответила я. — Нам это пригодится. Клянусь членом Тома, нам придется пошевелить мозгами.

Я оглянулась на Джона, но он, позабыв про нас, углубился в свои мысли.

— Между прочим, у животных в Эдеме есть чувства, — заметил Джефф. — И у леопарда, и у шерстяка, и у летучей мыши, и у трубочника. Они все понимают.

— Он всегда так говорит, — поддакнул Джерри, как будто одного слова его братишки было достаточно, чтобы все это стало правдой.

Джон очнулся от оцепенения.

— Ладно, — проговорил он, — у нас много дел. Надо раздобыть как можно больше шкур и мяса. Попытаться поймать живьем шерстячонка…

— Давайте сделаем изгородь, и тогда он не убежит, — перебил Джефф.

— Хорошо, Джефф, начинай строить изгородь или подумай, как это лучше сделать. Все равно ты не сможешь пойти с нами на охоту, даже если ноги заживут. Джерри останется здесь и поможет тебе. Мы с Тиной двинемся к Холодной тропе и поищем шерстяков: вдруг они еще внизу. Мы ненадолго, максимум на день. А через день-другой отправимся к Семье и постараемся разыскать кого-нибудь из новошерстков.

Джон не оставил нам выбора, не спросил, чего бы нам хотелось. И хотя я его не боялась, могла с ним поспорить, когда нужно, и настоять на своем, но каждый раз ругаться — слишком утомительно.

— А в ближайшее время, — продолжал Джон, — мы придумаем правила новой семьи.

Новая семья! Посмотрите на нас! Три новошерстка и клешненогий мальчишка сидят у запруды возле пещер. Но в глазах Джона мы уже стали новой семьей.

Пожалуй, именно это и делало Джона таким сильным. Он думал, что если очень сильно чего-то захотеть, то все непременно получится, и так в это верил, что иногда действительно выходило по его.

— Значит, это наше первое семейное собрание? — уточнила я. — Наше первое Эскренное?

Джерри хихикнул и указал на двух серебристых летучих мышей, которые наблюдали за нами с ветки дерева, скрестив на груди тощие лапки и помахивая крыльями. Казалось, мыши внимательно слушают нас, нахмурив морщинистые рыльца.

22

Джон Красносвет

Кое в чем Белла ошибалась, но все равно она была лучшим вожаком в Семье. Она заботилась обо мне, она меня воспитала, я любил ее. И я же стал причиной ее гибели.

Я никак не мог с этим смириться. Не сделай я того, что сделал, она не потеряла бы влияние в Семье и не поступила бы, как Томми. Положение в Семье и в группе Красных Огней значило для нее всё, как для любого вожака. Она пожертвовала всем, чтобы стать вожаком и членом Совета. Без этого жизнь потеряла для нее всякий смысл: без работы от Беллы оставалась лишь тень.

Первые несколько дней после того, как я обо всем узнал, меня самого подмывало последовать за Томми. Разумеется, я бы никогда так не сделал. Это значило бы поддаться порыву, чувствам, не думая о будущем, а я все-таки старался принимать решения, руководствуясь разумом. Но все равно каждую свободную минуту, когда не был занят делом, каждую паузу, которую нужно было чем-то заполнить, я снова и снова вспоминал про Беллу. Ба-бах! Белла умерла, Белла покончила с собой, и во всем виноват я.

Конечно, другим я старался этого не показывать. Ничто не должно помешать мне выполнить задуманное. Теперь, когда Беллы нет на свете, я просто обязан довести начатое до конца. И если мой план стал причиной ее смерти, значит, нужно сделать так, чтобы он сработал, иначе окажется, что Белла погибла ни за что.

Я нащупал в кармашке на краю повязки кольцо Джелы. Оно напомнило мне о том, что от беды никуда не деться. Люди умирают, теряют вещи и не могут найти, как бы сильно им того ни хотелось. Так было с Джелой, так было с Томми и со всеми, не только со мной. Анджела ведь лишилась не только Земли, мамы с папой и друзей. Она утратила не только кольцо. Пару бремен спустя после кольца она потеряла дочь Кэндис. Малышку укусил трубочник, когда она искала пеньковицу, и эта рана оказалась смертельной.

А Томми потерял Джелу, а потом… Ну, и так далее. Таков порядок вещей.

* * *

Мы с Тиной отправились в Долину Холодной тропы, к тому месту, где Холодная тропа выходит из Мрака. У меня с собой было два копья — с наконечником из черного стекла и с иглой, а у Тины — два с иглой. Еще мы захватили с собой кожаный мешок, который мне дали Красные Огни, и моток толстой веревки из волнистых водорослей. Я был рад, что Тина со мной. Она сильная, ловкая и никому спуску не даст, даже мне.

Я боялся, что мы не найдем шерстяков, потому что бездна длилась недолго и закончилась, пока мы спали. (Больше я такого не допущу, пообещал я себе: что толку жить возле Холодной тропы, если в бездну не идешь охотиться на шерстяков?) Но иногда шерстяки и после бездны задерживаются в лесу на бденек-другой. Так и оказалось. Поймав пару птиц и летучих мышей, на камнях у ручья мы заметили трех упитанных шерстяков. Я залег в засаду перед ними, а Тина обогнула зверей и зашла к ним сзади, со стороны камней. Шерстяков было трое: два взрослых и один новошерсток, но уже довольно большой. Они пили воду и жевали волнистые водоросли (шерстяки иногда любят ими лакомиться). Задними ногами звери стояли на берегу, средними — в ручье, а передними, как руками, рвали светящиеся водоросли. Шерстяки никуда не спешили, и огни у них на лбу не сияли вовсю, как обычно во Мраке, а слабо мерцали.

Момент был выбран как нельзя лучше: густой запах грязных водорослей не даст шерстякам учуять нас раньше времени. Время от времени звери поднимали большие тяжелые головы и таращились в чащу круглыми плоскими глазами, как у всей живности в Эдеме, но я лежал тихо, поглядывая на них поверх камней, и шерстяки меня не замечали.

Приготовившись к нападению, Тина прокричала звездной птицей: «Ааа! Ааа! Ааа!» Шерстяки снова подняли головы, оглянулись и тут же снова принялись жевать водоросли. Я пополз вперед. Веревку и мешок я оставил позади, на камне, так что с собой у меня было лишь доброе охотничье копье, которое я сжимал в правой руке, да копье с иглой в левой.

Когда я был ярдах в десяти от ручья, шерстяки снова подняли головы от воды. Они поняли, что что-то происходит, и бросили водоросли в воду, готовясь убежать.

Я прокричал звездной птицей: «Хуум! Хуум! Хуум!» — чтобы Тина поняла, что я близко. Шерстяки пошевелили четырьмя щупальцами, которые растут у них вокруг рта, на самом конце вытянутого изогнутого рыльца. Один из шерстяков негромко зарычал, и огни у них во лбу загорелись ярче. Звери попятились влево.

Сзади выпрыгнула Тина и, крича во все горло, кинулась на шерстяков. Те развернулись и рванули ко мне. Я не показывался до последнего, а когда они были практически надо мной, бросил копье в первого из них и попал ему в плечо, да так глубоко, что сразу понял: добивать не придется. Поэтому второе копье я метнул в следующего шерстяка, новошерстка. Копье попало ему в морду, толком не задело, но шерстячонок перепугался, развернулся и бросился в другую сторону, а значит, Тина, которая уже перепрыгнула через ручей, могла его добить своим копьем в бок.

Третьему шерстяку удалось сбежать. Мы подбежали к двум раненым, которые бились в агонии, и Тина прикончила их оставшимся копьем. Потом опустилась на колени и обмакнула пальцы в зелено-черную кровь.

Сиськи Джелы, да этого мяса с лишком хватило бы, чтобы прокормить две группы, а нас всего четверо!

— Имена Майкла! — рассмеялся я. — И как мы все это дотащим обратно в пещеру?

Тина выпрямилась, слизывая кровь с пальцев, и тоже рассмеялась. На душе у меня было легко. Впервые с тех пор, как меня выгнали из Семьи, я поверил, что все получится.

— Один из нас останется здесь и будет караулить мясо от древесных лисиц и звездных птиц. Второй сбегает за Джерри, и тогда мы в два захода отнесем шерстяков к пещерам. Ты только посмотри, сколько мяса, сколько шерсти! А мы ведь и охотились-то всего пару часов!

— Вот только шерстячонка не поймали, — добавил я.

— Ну да. Думаешь, это вообще возможно?

— А почему нет? Попытаться стоит, как ты и говорила. Ведь если бы сейчас нам попался шерстячонок, мы ведь наверняка его поймали бы. Один бы заколол его мать, а второй бросился бы на детеныша и прижал к земле. Мы бы связали ему ноги, чтобы он не убежал. Вряд ли шерстячонок сильнее нас.

Тина наклонилась и провела рукой по шерсти старого шерстяка.

— Этих шкур хватит нам на накидки, и даже останется на пропитанные жиром обмотки для ног, про которые ты говорил.

— Запросто. Если уж этой шерсти хватило, чтобы согреться, двум большим шерстякам, то и нам всем хватит.

— Попробуй кровь, — предложила Тина. — Когда убиваешь дичь, надо непременно попробовать ее кровь.

Она обмакнула пальцы в рану и дала мне их облизать. Губы ее были перепачканы темной шерстячьей кровью.

— Видела бы ты свое лицо, — рассмеялся я, слизывая сладковатую жижицу.

— А ты свое!

Тина притянула меня к себе и поцеловала.

Мне тоже хотелось ее поцеловать, но едва наши губы соприкоснулись, как я тут же вспомнил про Беллу. Я представил, как она привязывает к ветке веревку из водорослей и набрасывает петлю себе на шею, одна-одинешенька в целом лесу, думая, что мне на нее наплевать. Представил, как Белла проверяет веревку, — не порвется ли, — и готовится к прыжку, зная, что ей предстоит несколько жутких мгновений, пока она не задохнется, и ничего, ничего, ничего уже больше не будет.

Я застыл. Наверно, целоваться со мной сейчас было все равно что целовать камень.

— Что с тобой?

Я ничего не сказал. Не люблю говорить о таком. Не хочу, чтобы Тина подумала, будто она мне мешает.

— Хватит валять дурака, — ответил я, стараясь стряхнуть с души холодный тяжелый камень, придавивший меня, когда я узнал о смерти Беллы, — не камень, а целая ледяная глыба. — Птицы с лисицами, того и гляди, захотят поживиться нашими шерстяками. Я присмотрю за добычей, а ты беги за Джерри. Необязательно до самых пещер: даже если ты заберешься на дерево неподалеку отсюда и крикнешь ему, он тебя обязательно услышит.

Тина посмотрела на меня и пожала плечами.

— Нам нужна глина, — напомнил я себе вслух, когда она ушла. — Чтобы вымазать изнутри яму для варки клея.

23

Тина Иглодрев

Спустя шесть-семь дней после охоты на шерстяков мы с Джерри отправились к Кому Лавы в надежде встретить кого-нибудь из Семьи. Джон придумывал, как изготовить накидки, которые не дадут замерзнуть в Снежном Мраке: обложился шкурами, вооружился ножом из зуба леопарда, веревкой из сушеных волнистых водорослей, а еще бечевками из шерстячьих кишок и жил, — и на несколько дней с головой ушел в это занятие, как только он умеет. Холодный, сосредоточенный, погруженный в свои мысли, Джон не замечал ничего вокруг, так что мы были рады смыться от него подальше.

Джефф остался помогать Джону. У него были проворные пальцы, соображал он хорошо, да и все равно не мог долго ходить.

По дороге к Кому мы с Джерри поймали несколько летучих мышей и нарвали фруктов. Мы захватили с собой угли в куске коры и развели костерок, чтобы испечь фрукты и мышей. Из чащи показались прыгуны и уставились на нас. Смешные желтые зверьки заламывали все четыре лапы, словно хотели что-то сказать, но не осмеливались. Прыгуны шевелили длинными щупальцами, нюхая воздух, и пищали. Джерри бросил им кожуру от фруктов. Зверьки выпрыгнули из леса, схватили кожуру и тут же улепетнули на безопасное расстояние. Там они принялись жевать обрезки, не спуская с нас больших плоских глаз.

— Не жалеешь, что ушел к Джону? — поинтересовалась я.

Джерри посмотрел на меня, и я обратила внимание, что глаза у него такие же большие и круглые, как у брата. Просто у Джерри это почему-то не так заметно, как у Джеффа. Наверно, потому что во взгляде Джеффа светился его чудной пытливый ум, а Джерри был заурядным новошерстком, у которого и своего мнения-то нет.

— Ни капельки, — ответил он. — Джон лучший. Он всегда знает, что делает.

— Но разве ты не скучаешь по группе, по друзьям? По…

— Да, но ведь у Джона важный план, — перебил меня Джерри, чтобы я не успела сказать «по маме». — Ради этого стоило бросить Семью.

У Джерри задрожали губы. Казалось, он вот-вот расплачется.

— С чего ты взял, что план Джона так уж важен?

— Ну ведь он…

Джерри смешался. Он не привык раздумывать о том, почему да отчего. Обычно за него думали другие.

— Семье скоро не будет хватать еды, — наконец вспомнил он, — а людей будет все больше. Так сказал Джон.

Я рассмеялась.

— А если бы Джон сказал тебе голым пойти в Снежный Мрак, ты бы пошел?

— Пошел бы! — воскликнул Джерри. — Ради Джона я готов на что угодно.

— Если это не угрожает Джеффу.

— Я никогда не обижу Джеффа, но…

Джерри осекся. До нас донеслись чьи-то голоса. Прыгуны их тоже услышали. Они не повернули головы, потому что мы были ближе, чем новые незваные гости, и звери не хотели упускать нас из виду, но щупальца у них подрагивали. Не знаю, нюхают они ими или нет, но прыгуны явно старались понять, откуда звуки и кто их издает.

Судя по голосам, люди шли в нашу сторону.

— Скорей сюда! — шепнула я Джерри.

Мы юркнули в ближайшие заросли звездоцветов.

— Дымом пахнет, — произнес глубокий мужской голос.

По голосу я узнала Диксона Синегорца, высокого жирного детину, с которым мы никогда толком и словом не перемолвились, но он был из тех выскочек, которые вечно всюду суют свой нос, говорят громко и обо всем имеют собственное мнение. Те из Синегорцев, с кем я общалась, рассказывали, что Диксон — обжора и всегда берет больше еды, чем ему положено.

— Точно, смотри, вон костер. Интересно, кто его разжег? — добавил Диксон.

— Наверно, Джон Красносвет, — ответил его спутник.

— Имена Майкла! — испуганно воскликнул третий.

— Что — имена Майкла? — усмехнулся Диксон. — Неужели ты боишься сопливого новошерстка и трех его друзей?

— Нет, но…

— Джон Красносвет! — заорал во всю глотку Диксон. — Если ты здесь, то вали подобру-поздорову из нашей долины, пока мы тебя не пришибли дубинками, как трубочника, и не придушили веревкой! Говоришь, собираешься пройти сквозь Снежный Мрак? Так мы тебя не задерживаем! А за нас не переживай. Или нырни в Проходной водопад, тебе же так этого хотелось! И ты тоже, Тина Иглодрев! И ты проваливай! И не надейся, что твои волосы-колючки и твои крошечные сиськи тебя спасут!

А ведь всего лишь несколько дней назад мы с ними были одной Семьей. И если встречались в лесу, они всегда останавливались с нами поболтать, рассказывали, где можно найти пеньковицу, расспрашивали, как дела в группе. Даже если мы не испытывали друг к другу симпатии, это не имело никакого значения. Все равно мы родственники.

— Затушите костер, — велел Диксон спутникам. — Вдруг у них больше нет углей, и теперь им придется жрать мясо сырым.

Мы услышали шуршание: троица разворошила костер ветками. Раздался вопль: кто-то наступил на горящий уголек.

— Я слышал, Красные Огни дали Джону с собой шкуры, веревки и черное стекло, — заметил кто-то. — Давайте поищем, вдруг он это спрятал где-то здесь, тогда мы все заберем.

Кажется, этот голос я тоже узнала. Мальчишку звали Гарри Синегорец: тощий новошерсток с блуждающим нервным взглядом. Вечно перескакивает с пятого на десятое, когда говорит, как будто никак не может сосредоточиться на чем-то одном. Он был всего на три-четыре бремени старше нас с Джоном. Как-то раз предложил мне переспать. Признался, что только обо мне и думает.

— Сходи посмотри, — ответил Диксон Синегорец. — Может, чего и найдешь.

— Джерри и Джефф Красносвет! — снова заорал он. — Вы здесь, идиоты малолетние? Ваша мама сходит с ума, волнуется за вас! Мы ее недавно встретили, она рыщет по лесу, ищет вас. Возвращайтесь в Семью, и, быть может, вас еще простят!

Я покосилась на Джерри. В свете звездоцветов было заметно, как он побледнел, но не шелохнулся и не посмотрел на меня.

— Ничего тут нет, — заявил Гарри Синегорец.

— Тогда пошли дальше, — проворчал Диксон. — Где жгли костер, там хорошей охоты не будет.

Мы лежали в звездоцветах, пока их голоса не смолкли, и послышался глухой стук: вернулись прыгуны. Мы опасливо высунули головы, а потом выпрямились в полный рост.

Прыгуны запищали.

«Хммм, хммм, хммм», — гудели деревья, как обычно, качая из подземного мира горячую смолу. И неважно, смеялись ли мы, плакали, спали или умирали. Любили друг друга или ненавидели.

— Так вот вы где! — прорычал Диксон Синегорец.

Оказывается, они присели на корточки неподалеку от нас и ждали, пока мы покажемся. Диксон, Гарри и еще двое парней из группы Синегорцев. Член Тома! Они нас перехитрили. Наверно, Диксон, когда говорил, жестами им показал, что надо остаться.

Мы во весь дух помчались прочь, перепрыгивая через ручейки, ныряя под низкорастущие ветки. Прыгуны бросились от нас врассыпную. «Пииип! Пиииип!» Две-три лисицы, рвавшие гнилую шерстячью тушу, с визгом взлетели на дерево.

Думаю, Гарри и другие парни могли догнать нас с Джерри. Но, видимо, они не знали, что делать, если поймают нас, да и знать не хотели, поэтому и не обгоняли жирдяя Диксона, а тот скоро запыхался, и мы оставили их позади, но на всякий случай бежали еще какое-то время, не сбавляя скорости, и у самых Крысиных скал столкнулись нос к носу с группой женщин.

— Джерри!

Все они были из группы Красных Огней. Там была Сью, мама Джерри, и Джейд, мать Джона, их сестра Энджи и две девочки-новошерстка, Дженни и Кэндис.

Сью Красносвет залилась слезами. Бедняжка не знала, то ли ругать Джерри, то ли обнимать, и решила совместить то и другое:

— Сыночек, ты здоров? — спросила Сью, когда наконец перестала всхлипывать и к ней вернулся дар речи. — А где Джефф? Он не заболел? Как его ножки? Я так за вас волновалась. Как ты мог так со мной поступить? Как ты мог так меня обидеть, эгоист ты эдакий? Ты точно здоров, маленький мой? Да как ты посмел уйти, даже не попрощавшись?

И так далее, и тому подобное. Энджи улыбалась, а Джейд явно чувствовала себя неловко. Мы же с новошерстками предпочли держаться в стороне. Мне нравилась Дженни Красносвет, жизнерадостная смешливая девчонка, коротышка с мышиным рыльцем. Дженни понимала, что лицом не вышла, и поэтому брала веселым нравом и добротой. Кэндис тоже была ничего, но постоянно ждала, что все будут вокруг нее бегать, оказывать внимание, а когда этого не происходило, ужасно обижалась. А еще она совершенно не умела налаживать и поддерживать отношения: оставляла это таким, как Дженни.

— Ты можешь собой гордиться, — заявила она мне, — ты испортила нам жизнь. Ты превратила ее в кошмар!

Дженни кивнула.

— Даже не знаю, почему я вообще с тобой разговариваю, — добавила та. — Из-за Джона и вас троих в Семье ужас что творится. Новошерстков никуда одних не выпускают, только со взрослыми. Они все время следят за нами, боятся, что мы тоже сбежим. А вы будьте осторожны. Дэвид — ну, наш Дэвид, Красносвет, — обходит группы и внушает, что с вами четверыми надо пожестче, надо поймать Джона и вас и хорошенько проучить, чтобы другим неповадно было.

Пока Дженни это рассказывала, Кэндис отошла от нас к Энджи и Джейд.

— И как же он собрался нас проучить? — хмыкнула я. — Что он нам сделает? Прибьет к дереву, как Иисуса, как пригрозил на Эскренном? И ты в это веришь?

Вопрос был риторический, но Дженни приняла его всерьез.

— Не знаю, — подумав, призналась она. — Он толком ничего не говорит. Вообще следит за словами. Каролина сказала, что на Джона теперь законы не распространяются, но про вас троих она пока никаких приказов не отдавала. Да и про Джона многие говорят, что он еще ребенок, и леопарда тогда одолел, и если захочет вернуться, то надо его принять. В общем, точно не знаю, но…

Она оглянулась на остальных. Джерри плакал. Сью умоляла его привести Джеффа и вернуться домой. Энджи ее поддерживала. Джейд время от времени нерешительно подавала голос. Кэндис со скучающим видом стояла рядом с Джейд.

Дженни шагнула ближе ко мне.

— Но в Семье стало невыносимо, Тина, просто ужасно. Я прежде никогда не думала о том, что я там как в ловушке. Что я остаюсь в Семье только потому, что мне некуда пойти. Теперь же именно так я себя и чувствую и, как ни странно, не виню в этом ни тебя, ни Джона (в отличие от Кэндис), потому что, сдается мне, так было всегда. Мы просто этого не замечали. Потому что не знали ничего другого. Понимаешь, о чем я?

Она оглянулась на Кэндис. Та наблюдала за нами, но стояла достаточно далеко, чтобы услышать, о чем мы говорим.

— Теперь всем в Семье заправляет Дэвид Красносвет, — продолжала Дженни. — И эта придурочная Люси Лу, которая якобы слышит голоса Обитателей Сумрака. Мол, Отец Томми и Мать Анджела шепчут ей на ухо, что правильно, что нет. Причем почему-то всегда ровно то, что велит Дэвид!

— Так приходи к нам, — предложила я. — Не говори никому, только тем, кому по-настоящему доверяешь, но мы разбили лагерь у прохода в Долину Холодной тропы, на левом склоне, если стоять лицом к отрогам. Приходи и, если получится, приводи с собой других. Хотя, конечно, лучше не клешненогих. Мы и с Джеффом еще намучаемся…

Позади нас Сью закричала на Джерри:

— Эгоист! Дурак! Если тебе так хочется замерзнуть в Снежном Мраке, воля твоя, но губить Джеффа я тебе не позволю! Как он там пройдет с его ногами? Ему нипочем не одолеть этот путь! Ты не имеешь права тащить его с собой! Не смей! Я хочу увидеть сыночка. Я соскучилась по нему!

Джерри закрыл лицо ладонями. Он всхлипывал и дрожал. Ему было очень тяжело. Джерри любил маму, любил Джона и Джеффа. А сейчас трое самых близких его людей поссорились, и он не мог остаться верным кому-то одному, не предав остальных.

— Пойдем, Джерри, — приказала я и шагнула к лесу. — Нам пора.

В этом весь Джерри. Ему надо, чтобы кто-то решал за него.

Он посмотрел на меня. Потом на маму. Сью схватила его за руку. Джерри бросил на меня умоляющий взгляд, но я была непреклонна, так что Джерри вырвался, и мы побежали в чащу.

— Джерри! — закричала Сью. — Джерри! Если хочешь, уходи, но верни мне Джеффа!

— Не надо, мам, — пробормотал Джерри негромко — не для нее, она все равно бы не услышала, а скорее для себя. — Не начинай.

— Джерри! — вопила Сью. — Сынок! Вернись! Я тебя люблю! Пожалуйста, вернитесь к нам!

— Я тебя тоже люблю, — пробормотал Джерри, замедлил бег и обернулся было к маме, как будто действительно задумался, а не вернуться ли.

— Ради Джелы, беги! — попросила я. — И даже не думай возвращаться.

Может, это прозвучало грубо, но ведь у меня тоже были мама, сестры, тетушки, братья, и я тоже их бросила.

* * *

Вернувшись к Джону с Джеффом, мы быстро развеселились: они смастерили несколько обмоток для рук, ног и тела и даже маску на голову, с дырками для глаз и рта. Чтобы обмотки не промокали на снегу, ребята пропитали их жиром, а к обмоткам для ног специальным гибким клеем из топленых шерстячьих копыт и горячего жира приклеили подошвы из нескольких слоев гладкой каменячьей шкуры.

— Внутри свариться можно, — сообщил Джон, выглядывая сквозь щелочки для глаз, которые оставили на обмотке для головы. — Джефф поливал их водой, они не промокают.

Джон стянул с себя обмотки. Никогда прежде я не видела его таким взволнованным и счастливым.

— Померяй сама. Не поверишь, до чего в них тепло.

Джефф сидел на корточках у входа в пещеру и наблюдал за нами. Правда, в основном он смотрел на Джерри, как будто по встревоженному лицу брата мог прочесть, что там, внизу, он встретился с мамой. Причем Джерри даже не нужно было ничего говорить.

— Осторожнее, мы с Джеффом их несколько часов крепили, — предупредил Джон. — Но в следующий раз наверняка получится лучше и быстрее. Мы придумаем, как их быстро снимать, вот как головную повязку.

Я оделась и посмотрела в прорези для глаз на трех своих друзей.

— Фу, Джон, оно воняет, как шерстячья задница!

Джон расхохотался. Джерри за ним. Джефф впился в меня взглядом, как будто хотел что-то прочесть и по моему лицу, хотя видны были только глаза. Но наконец и он рассмеялся — весело, как ребенок.

* * *

Через каких-нибудь пару дней к нам из Семьи пришла Дженни Красносвет, с ней подруга, Люси Мышекрыл, и ее двоюродный брат Мехмет Мышекрыл. (Забавный парень этот Мехмет, с узким лицом и остроконечной бородкой. Вроде приветливый, но себе на уме, и смотрит так, будто ждет, когда ты выставишь себя на посмешище.) Люси же, клянусь сиськами Джелы, не умолкала ни на минуту, все говорила, говорила, говорила — наверно, от страха. Но я обрадовалась, что Дженни теперь с нами.

— Мы подумали, что тебе не помешает компания нормальных людей, — пошутила она, покосившись на Джона, заляпанного клеем, всего в обрывках веревок.

С ней не соскучишься, подумала я.

Через день пришли сразу четверо Бруклинцев: Майк, Диксон (мы звали его Дикс), Джела и Клэр, всё мои друзья еще с Семьи, в особенности высокая, уже взрослая Джела, с которой можно было и посмеяться, и поговорить по душам. Я ей доверяла. Дикс, ее младший брат, был веселый, добрый и красивый парнишка, с которым мы разок-другой обнимались и целовались.

А спустя несколько часов, когда все спали, а я дежурила, явилась моя мышерылая сестрица Джейн с нашим старшим братом-недотепой Гарри. Я услышала, как они крикнули мне от прохода в Долину: «Тина! Тина! Это мы!»

Я была рада-радешенька, что Джейн теперь с нами, но вот с Гарри могли возникнуть проблемы. Соображал он туго, часто путался и расстраивался, как ребенок, но поскольку роста и сил у него, как у взрослого, успокоить Гарри бывало не так-то просто.

— В Семье ужас что творится, — рассказала Джейн. — Кошмар-кошмар. Все спорят, обвиняют друг друга, говорят всякую жуть. Старая толстая Лиз мрачнее прежнего и все ворчит, что ее тоже хотят выгнать из вожаков, как Беллу Красносвет. Мама в истерике. Чертов Дэвид Красносвет и его прихвостни расхаживают с таким видом, будто это они главные в Семье, а не Каролина и не Совет. А какую все несут чушь! Хотела тебя предупредить, чтобы вы были осторожнее. Одни предлагают вернуть вас силой, другие — выгнать навсегда, но что-то я не слышала, чтобы хоть один сказал: давайте оставим их в покое.

— Почему же «вас»? — возразила я. — Ты теперь тоже здесь, так что речь и о тебе.

Джейн пожала плечами и скривила уродливое, но такое милое рыльце.

— Да я уж понимаю. Наверно, я сошла с ума.

Мы с Джоном принялись руководить. Собирали охотничьи отряды и раздавали поручения: одних посылали за глиной для посуды, других за черным стеклом, третьих — за волнистыми водорослями для веревок и ниток.

Мы понимали: в Семье уже знают, где мы, и рано или поздно об этом пронюхают и наши недоброжелатели, если еще не в курсе. Неизвестно, что они выкинут тогда, но Джон предложил спрятать ценные припасы, например, шерстячьи шкуры, в разных местах, чтобы их не смогли найти и украсть. Еще Джон настоял, что мы должны постоянно нести караул выше и ниже лагеря. Мы даже выкопали три костровые ямы в трех разных местах и следили, чтобы в них всегда тлели угли: если наш костер затопчут, мы разведем новый. Кому же охота тратить полдня на то, чтобы поджечь дрова?

24

Джон Красносвет

Дженни, Люси, Мехмет, Майк, Диксон, Джела, Клэр, Гарри, Джейн, Тина, Джерри, Джефф и я. Теперь нас было тринадцать, а ведь всего несколько дней тому назад я куковал здесь один-одинешенек. (Правда, мы бы прекрасно обошлись без Гарри, но с этим я уже ничего не мог поделать.) Новички быстро освоились на новом месте над проходом в Долину: болтали, смеялись, визжали, пищали, дурачились, как все новошерстки в Семье. Иногда мне казалось, что я здесь чужой, как раньше в Семье, потому что мне редко хочется дурачиться и визжать. Но в такие минуты я напоминал себе, кто их всех здесь собрал.

«Может, они воображают, будто пришли сюда ради Тины или друг ради друга, — говорил я себе. — Но если бы не я, никого бы тут в помине не было. Ни одного из них. Жили бы себе в Семье, и Круг был бы цел, и все бы шло ровно так же, как много-много-много бремен. Никому бы и в голову не пришло поселиться в другом месте. Так и ютились бы у Поляны Круга между Большим и Длинным озером и горами».

Иногда помогало. Удавалось стряхнуть с души тяжелый холодный камень смерти Беллы, выбраться из-под него и вспомнить, что нужно двигаться к цели. Если я не приму решение, его никто не примет. Так и будут спать, есть, играть, перепихиваться, пока им что-то не помешает. И пока этого не случится, им и в голову не придет побеспокоиться о нависшей угрозе и решить, как ее преодолеть.

Хотя, может, Тина и задумалась бы. И еще, пожалуй, Джела Бруклин, ну и Джефф, если бы верил, что кто-то прислушается к клешненогому мальчишке, у которого даже новая шерстка толком не выросла. А больше никто.

В конце дня мы почувствовали, что близится бездна. Я взял с собой семь человек, и мы отправились к началу Холодной тропы на поиски шерстяков. Взяли копья и веревки, я захватил все обмотки, которые смастерили мы с Джеффом. Джерри с Тиной тоже взяли теплые обмотки, которые изготовили с помощью Джеффа. Я решил, что мы с Джерри и Тиной отправимся наверх, к границе льдов. Джейн, Мехмет, Люси и Майк в простых набедренных повязках и накидках, с босыми ногами, станут караулить внизу тропы, а мы выгоним на них шерстяков.

Когда мы с Тиной и Джерри натянули вонючие обмотки, ребята посмеялись над нами, в особенности над повязками, закрывавшими лица. Но я видел, что наши обновки произвели на них глубокое впечатление. Ничего подобного в Семье не случалось с тех самых пор, как мы появились на свет. Давным-давно наши предки придумали, как делать копья с наконечниками из черного стекла, как плести веревки из волнистых водорослей и как приклеивать шкуры на концы бревен, чтобы получились лодки, но потом долгое время все шло своим чередом, словно мы позабыли, что можно что-то менять.

Мы с Тиной и Джерри, похожие в обмотках на диковинных зверей, поднялись по тропе. Для меня это была не просто охота на шерстяков, а первый шаг к переходу через Снежный Мрак. На дереве у Поляны Круга нацарапан рисунок, который называется «Астронавт». Его сделали или Томми с Джелой, или кто-то из Трех Спутников. На рисунке изображен человек в странной Небесной Накидке, в которой можно жить на такой высоте, где даже нет воздуха и нечем дышать. Это был один из тех, кто сумел выбраться с Земли. Вот и я, шагая с Тиной и Джерри по тропе в жестких, жарких и душных обмотках, чувствовал себя астронавтом, который совершает первые шаги в небо.

И обмотки помогли! Кое-где промокли, в особенности на ногах, так что над этим еще предстояло поработать. Но даже наверху, во льдах, нам было тепло-тепло, да и ноги, хоть и промокли, но не замерзли так, как если бы мы были босиком. И не болели, как тогда, когда мы ходили сюда со Старым Роджером.

Из Мрака вышли пятеро шерстяков: четверо взрослых и один детеныш, который плелся в хвосте. Огни у них во лбу ярко сияли. Мы сошли с тропы и вскарабкались по косогору, чтобы пропустить шерстяков. Думаю, обмотки сыграли свою роль: в них мы пахли шерстяками, а не людьми. Когда шерстяки прошли, мы стали красться за ними, время от времени покрикивая звездными птицами, чтобы наши товарищи приготовились. Шерстяки медленно трусили вниз по тропе, мы за ними. Свет их головных огней потускнел, поскольку шерстяки покинули Снежный Мрак и вышли в сияющий теплый лес.

Спустя час у подножия тропы мы снова прокричали звездной птицей: «Хуум! Хуум!»

«Ааа! Аааа!» — откликнулись наши товарищи.

Мы нашли местечко, где тропа превращалась в щель между скал, и притаились наверху.

«Ааа! Ааа!» — снова прокричали четверо наших друзей, а потом вместо птичьих мы услышали обычные крики и догадались, что шерстяки заметили людей, развернулись и теперь, скорее всего, несутся обратно к нам.

Первого шерстяка, показавшегося на тропинке между скал, подбил Джерри копьем из иглодрева. Удар был хорош: прямо под горло, в самую грудь. Копье вонзилось точнехонько в одно из сердец, и Джерри всего залило густой черной кровью.

Остальные шерстяки растерялись. Косогор был каменистый и крутой-крутой. Со своими шестью ногами шерстяки с легкостью могли на него вскарабкаться, но медленно, и сами это знали, оттого и замялись. Можно подумать, у них был выбор. Тут мы набросились на них сверху и сзади. Двоим удалось-таки забраться по косогору и сбежать, а еще одного мы закололи, когда он лез по камням. (Мехмет хвалился, будто это он убил шерстяка, но наверняка сказать трудно, потому что из туши торчало сразу несколько копий.)

Мы были рады-радешеньки.

— Не устрой мы тут засаду, нипочем бы их не поймали, — пояснил я ребятам. — Это я и пытался втолковать Каролине, помните? Во время коротких бездн шерстяки выходят в Долину и возвращаются обратно во Мрак так быстро, что никто из Семьи не успел бы сюда дойти.

Но то, что мы добыли двух взрослых шерстяков, было полдела. Самым лучшим и странным, о чем никто из нас слыхом не слыхал и в глаза не видел, было то, что мы поймали шерстячонка. Я прыгнул на него, пока Джерри возился с его мамашей, и прижал к земле.

«Иииииик! Иииииик! Иииииик!» Детеныш бился, как бешеный, пронзительно визжал, пинался когтистыми лапами и орал так, что уши лопались. Огонек у него во лбу мигал не переставая. Шерстячонок перепуганно шевелил щупальцами, открывал и закрывал большую круглую пасть и снова открывал, как будто ему не хватало воздуха. Он едва меня не сбросил, но тут подоспела Тина, а потом и Джейн с Мехметом. Люси и Майк достали веревку, которую мы захватили с собой, и обвязали шерстячонку вокруг шеи, но так, чтобы он не задохнулся, а другой опутали задние ноги. Я придумал натянуть ему на глаза мою головную повязку, чтобы шерстячонок ничего не видел. Люси, Майк и Мехмет держали зверька, который тянул веревку, визжал и пытался вырваться, а мы с Тиной и Джерри стаскивали с себя душные обмотки. Оказалось, что в моих шерстячонок своими когтями наделал прорех, а вдобавок на руке у меня зияла кровавая рана, которую я в горячке даже не заметил.

Мы по очереди несли туши двух шерстяков, привязанные за ноги к веткам, и волочили за собой шерстячонка, который то и дело спотыкался о камни, потому что из-за повязки на глазах ничего не видел. На обратном пути зверек так шумел, пищал, верещал и лягался, что мы даже не слышали криков наших друзей в лагере и узнали, что стряслась беда, только когда к нам по тропинке с горы сбежали двое: высокая рассудительная Джела и ее умная младшая сестричка Клэр.

* * *

У пещер оставалось шестеро, но Дикс, прихватив лук и стрелы, отправился в горы на поиски обезьян, так что в лагере было только пять человек, когда явились из Семьи: Дэвид Красносвет с придурочным верзилой Метом, с которым мы с Джерри когда-то дружили, старый жирдяй Диксон Синегорец и трое новошерстков. Они затоптали костер, прихватили все мясо и шкуры, которые смогли найти, и попытались утащить с собой Дженни, чтобы силой вернуть в Семью и группу Красных Огней.

— Гарри рассвирепел, — глубоким голосом рассказывала Джела, подруга Тины. — Видела бы ты своего братца! Он кинулся на них с дубиной. Так страшно кричал, что те двое выпустили Дженни и попятились, потому что поняли: он размозжит им башку, как трубочнику.

— Дженни побежала к нам, — продолжила тихоня Клэр. Обычно она вставляла меткое замечание и стушевывалась, вот как трубочник прячется в нору, но сейчас бедняжку всю трясло, так она испугалась и переволновалась. — Тогда мы схватили палки и копья и дружно заорали, как будто рядом леопард. Вот только силы были неравны: леопард-то обычно один, а нас много, а тут их шестеро, причем двое — взрослые мужчины, а нас только пятеро. Наш Дикс, Дикс Бруклин, бродил где-то в горах, то ли на летучих мышей охотился, то ли еще что, так что, если не считать Джеффа, Гарри среди нас был единственным парнем. Нам было страшно-престрашно.

— Ага, — поддакнула Джела. — Гарри удалось отпугнуть их дубиной, так что мы тоже вовсю размахивали копьями и орали, но они быстро смекнули, что перевес на их стороне. Видели бы вы их, когда они это поняли. Страх у них на лицах сменился мерзкими ухмылками. Они снова двинулись на нас, но тут с горы сбежал Дикс и кинулся на них, крича и размахивая копьем.

— Наверно, они подумали, что это вы возвращаетесь, — вставила Клэр, — потому что при виде него тут же похватали наши шкуры и все, что еще подвернулось под руку, и бросились бежать. Они явно не поняли, что с Диксом никого нет. Джефф стоял в стороне, но один из новошерстков Синегорцев, убегая, толкнул его на землю и ударил ногой…

— Что? — заорал Джерри. — Что с Джеффом?

— Жив-здоров, — поспешно заверила Клэр. — Даже почти не ушибся…

Она осеклась, потому что наконец заметила шерстячонка с повязкой на голове.

— Имена Майкла! Это еще что?

— Шерстяк, — пояснил Джерри. — Мы поймали шерстячонка. Подержи веревку, а я побегу к Джеффу.

И вот ведь какая странная штука. Все это время шерстячонок визжал и пищал — наверно, скучал по маме, хотя та была мертва и висела тут же на ветке, — но ни Клэр, ни Джела его как будто не видели, равно как мы не слышали криков в лагере. Я обратил внимание, что люди обычно не замечают того, чего не ожидают обнаружить, даже если оно у них под самым носом. Хорошо, что я это понял. В любой ситуации есть чему поучиться.

К нам по тропинке с топотом несся Гарри, брат Тины. Он был весь потный, красный, тяжело дышал и вращал глазами. У меня сердце упало. В Семье я лишь пару раз видел Гарри таким.

— Сиськи Джелы, — пробормотала Тина. — Теперь он долго не угомонится.

— Тина, Джон! — закричал Гарри, как ребенок. — Гарри прогнал их прочь дубинкой, Гарри молодец! Они пытались забрать Дженни, но я их прогнал!

— Умница, Гарри, — проворковала Тина. — Молодец. Хорошо-хорошо.

Поднявшись к пещерам, мы увидели, что Джерри прикладывает к ранам Джеффа мокрую шкуру. У моего двоюродного братишки были отбиты ребра, под глазом расплывался синяк, но стоило Джеффу увидеть шерстячонка, как он тут же вскочил и поковылял к нам. Джефф заменил малышу маму. Он не оставлял зверька ни на минуту. Даже вытащил шкуры из пещеры, где они спали с Джерри, и постелил их шерстячонку в пещере, которую братья огородили для наших будущих лошадей.

25

Тина Иглодрев

Дикс набрал углей в нашей запасной яме и снова развел костер. Парня мучило чувство вины за то, что его не оказалось в лагере, когда явился Дэвид Красносвет со своими прихвостнями, и Дикс без конца извинялся перед нами. Хотя, как по мне, хорошо, что его там не было. Не прибеги он в самый неожиданный момент, не спугнул бы Дэвидову шайку. Дикс — милый, славный, красивый парнишка, но богатырем его не назовешь; в общем, вид у него не устрашающий. И будь он в лагере, может, эти ублюдки так просто не ушли бы.

Ножом из леопардова зуба мы отрезали от туши мамы нашего шерстячонка ногу и запекли с плодами белых светоцветов, которые ребята собрали в наше отсутствие. Дженни поплакала. У нее тоже остались синяки от лап нападавших. Джела и Клэр прослезились, и Дикс, брат Джелы, снова принялся просить у нас прощения за то, что его не оказалось в лагере.

— Члены Тома и Гарри, — не вытерпела я, — Дикс, хватит уже! Ты же не должен был караулить лагерь! Нет ничего плохого в том, что ты отлучился на охоту, равно как и мы отправились за шерстяками.

— Кстати об охране, — подхватил Дикс. — Почему бы мне сейчас не отправиться в караул? Очередь Дженни, но, по-моему, ей надо отдохнуть. Так что вы поспите, а я пока подежурю.

(Разумеется, у нас не было групп, которые ложились спать и вставали в разное время, как в Семье. Мы были одной группой, а, значит, засыпали и просыпались более-менее одновременно.)

— Ладно, — согласилась я. — Гарри может пойти с тобой, правда, Гарри? Ты ведь все равно долго не успокоишься, братишка, несколько часов точно? Лучше отправляйся в караул: походишь туда-сюда, сбросишь напряжение.

Вскоре мы все, кроме Джеффа, улеглись и попытались заснуть. Правда, сон не шел: мы снова и снова прокручивали в голове случившееся, да еще этот чертов шерстячонок у себя в пещере орал как резаный.

Спустя пару часов Дикс и Гарри вернулись, чтобы разбудить нас с Джоном: пришел наш черед караулить. Джон спустился к подножию горы, чтобы сторожить тропинку, которая вела из чащи к нам в лагерь. Я же поднялась выше пещер, — наблюдать за долиной и следить, чтобы никто не подкрался к нам с тыла.

Охота и все прочее так меня вымотали, что приходилось все время двигаться, только бы не уснуть. И все равно я отключилась на ходу. Ненадолго — но, проснувшись, я тут же почуяла: что-то не так. Что-то изменилось.

Вот тут я встряхнулась по-настоящему. Плох тот караульный, который проспал все на свете. Как в пословице: «Поздно кричать: «Леопард!», когда он уже пробрался за изгородь».

Но что именно изменилось? Я так напряженно прислушивалась, что мне уже стало казаться, будто уши у меня топорщатся, как щупальца у шерстяка. Лес звучал иначе, но, вслушиваясь в каждый звук по отдельности, я не замечала ничего необычного: все так же перекликались птицы, что-то неразборчиво кричали летучие мыши, ручейки из Снежного Мрака журчали по камням, пыхтели растущие поблизости деревья да мерно гудела чаща. Словом, привычные звуки Эдема, которые были всегда, как светоцветы, сиявшие на деревьях внизу.

— Джон! — негромко позвала я. — Джон!

Я хотела спросить его, не заметил ли он чего необычного, но Джон был слишком далеко и не слышал меня, а громко кричать мне не хотелось. И тут до меня дошло, что не так. Звуков стало не больше, а меньше. Шерстячонок замолчал. Наконец-то он перестал визжать. «Может, умер», — подумала я, хотя не сказать чтобы меня это сильно заботило. Слава Джеле, что больше на нас никто не напал и я ничего не пропустила! А еще мне безумно хотелось завалиться на спальные шкуры и, наконец, заснуть, не слыша этих душераздирающих воплей шерстячонка.

Когда мое дежурство закончилось, я спустилась в лагерь, чтобы разбудить Джейн, которая должна была меня сменить. Проходя мимо пещеры шерстячонка, я решила взглянуть, почему он замолчал. Заметив, что Джеффа не видно, я решила, что он ушел спать в пещеру к Джерри, как обычно. Я заглянула за изгородь, чтобы проверить, как там шерстячонок. Он не умер. Он лежал на земле и спал. Огонек у него во лбу слабо мерцал. Но что самое удивительное — рядом с шерстячонком я увидела Джеффа! Тот положил руку на шерстяной бок малыша, как будто это Джерри: так они обычно спали с братом.

Одно дело — два брата на одной шкуре. И совсем другое — мальчишка с шерстячонком. Клешненогий малыш и зверек с глазами-плошками, которые никогда не закрывались, лежали себе рядышком как ни в чем не бывало! Это выглядело настолько дико, что я сходила и привела Джона, чтобы ему это показать. Я не помнила себя от удивления. Казалось, мне нужно, чтобы Джон подтвердил, что это не обман зрения.

— Похоже, у Джеффа все-таки появится лошадка, — прошептал Джон.

— Вот никогда бы не подумала, что так бывает, честное слово, — ответила я так же шепотом. — Хотя мне бы и в голову не пришло, что кто-то уничтожит Круг Камней или расколет Семью надвое.

Я обняла Джона за талию. В каком-то смысле я гордилась тем, чего ему удалось добиться, и восхищалась его силой. Но он не обнял меня. Этот тип, ради которого я бросила Семью, с тех пор, как мы с Джерри и Джеффом пришли сюда, ни разу меня не приласкал, за одним-единственным исключением.

Но зато сейчас рядом со мной были мои друзья, а не только Джон, безмозглый Джерри и чудик Джефф.

— Молодцы мы все-таки, что спрятали припасы, — проговорил немного погодя Джон. — Эти уроды унесли только несколько старых каменячьих шкур, а хорошие, шерстячьи, не нашли. Теперь они нам ох как понадобятся.

Снизу до нас долетели голоса.

— Джон! Тина! Джерри!

К нам пришли еще трое новошерстков из Семьи, сестра и два брата из группы Рыбозеров: Сьюзи, Джон и Дейв. Они тоже были мои друзья, особенно малышка Сьюзи, сообразительная и острая на язык.

* * *

На несколько часов шерстячонок, может, и замолчал, но на этом наши мучения не кончились. Вскоре пленник проснулся, увидел рядом Джеффа, завопил и забился с новой силой. Джефф пытался успокоить шерстячонка, хотя тот пинался и царапался, но в конце концов мальчишке пришлось убраться из-за изгороди и оставить маленького дикаря в покое. А тот знай себе верещал и лягался, день за бднем и спячку за спячкой.

«Ииииик! Иииииик! Иииииик!»

— Сиськи Джелы! — не выдержала Сьюзи Рыбозер. — Может, хватит его мучать? Давайте уже его съедим? От этого всем будет только лучше.

Но, разумеется, Джон не согласился, как и Джефф, хотя тот с ног до головы был в синяках и порезах, которые нанес ему шерстячонок своими острыми когтями и костистой башкой. Джон велел ребятам сходить к озеру, нарвать шерстячонку свежих волнистых водорослей и налить миску воды. Остальных послал за фруктами. Но зверек не съел ни крошки, только попил воды, и все. Малыш худел и слабел на глазах.

— Он все равно сдохнет, смирись уже с этим, — сказал Джеффу Мехмет Мышекрыл. — Так почему бы не съесть его сейчас, пока у него хоть немного мяса на костях осталось?

Но с тем же успехом можно было разговаривать с камнем.

* * *

«Гааааааар! Гааааааар! Гааааааар!»

Спустя два-три дня после того, как на нас напали Диксон Синегорец и Дэвид, я проснулась от трубного зова. Шерстячонок в тот раз молчал, и мы все завалились спать. Я лежала в пещере. В другом конце на шкурах спал Джон.

«Только не сейчас, — подумала я, — опять это чертово Эскренное!» Тут я, конечно, вспомнила, — да и все, наверно, вспомнили, — что мы уже не в Семье. Звук рога раздавался вдалеке, там, где нам больше не было места, и на собрание сзывали не нас, а оставшихся.

Забавно. Мы всегда ненавидели Эскренные и Гадафщины, вечно стонали и причитали, что опять надо туда идти. Сейчас же, когда вход на Эскренное был нам заказан, мы даже скучали по нему. Грустно чувствовать себя изгоем.

— Как думаешь, о чем они говорят? — спросила я Джона, заметив, что он тоже проснулся. — Что обсуждают?

— А что тут думать, — ответил он. На его хмуром лице лежали отблески светящихся камнецветов. — О нас, конечно. Решают, что с нами делать.

Джон пожал плечами.

— Теперь целый день будут судить-рядить, — продолжал он, — а потом, если до чего-нибудь договорятся, еще день и спячку будут идти сюда. Так что на некоторое время можно о них забыть.

«Гааааааар! Гааааааар! Гааааааар!»

— А что потом? — не унималась я. — Мы все знаем, что скажет Дэвид: «Прибить их к дереву, как Иисуса!» Разумеется, Каролина и Совет ни за что не согласятся. Но что тогда они решат? Ведь когда тебя выгнали, Каролина заявила, что теперь тебя можно убить, как дикого зверя. Да и сколько еще ей осталось править? Сколько времени пройдет, прежде чем власть перейдет к Дэвиду?

Джон встал.

— Думаю, не так уж и мало. Да и ни один человек не убил себе подобного с самого Начала. Изменить это даже у Дэвида не хватит духу. Ему ведь еще жить бок о бок с нашими мамами, тетями, дядьками, родичами из группы.

Джон повязал набедренную повязку, сгреб в охапку обмотки для снега и вышел, даже не удосужившись объяснить, куда идет и что намерен делать, как будто мы с ним совсем чужие.

«Гааааааар! Гааааааар! Гааааааар!»

Спать я уже не могла. Какой сон, когда эти рога трубят. Мне было одиноко в пещере, в которой мы с Джоном вроде бы жили вместе, а на деле — каждый сам по себе. Спустя некоторое время я тоже встала и вышла наружу. У костровой ямки сидел Мехмет Мышекрыл, гибкий жилистый парнишка со светлой остроконечной бородкой, и точил о камень наконечник из иглы.

— Не видел, куда пошел Джон? — спросила я у него.

Мехмет пожал плечами.

— Вон туда, в лес. Наверно, за шерстяками.

На уступе над пещерами что-то мурлыкал себе под нос Майк Бруклин, сторожевой. Внизу на тропе караулила Люси Мышекрыл.

— Да, Джон взял снежные обмотки, копье из черного стекла и кору с углями и пошел в лес, — подтвердила Люси. — А вы что, поссорились?

Она любопытно прищурилась. Люси была записной сплетницей: никто, как она, не умел выведать секрет, а потом разболтать его всем вокруг.

Но я ничего не ответила и полезла обратно на гору. За пещерой, где спали мы с Джоном, была огорожена пещерка для шерстячонка. Джефф кормил его с рук волнистыми водорослями.

— Джефф! Наконец-то он ест!

Мальчишка так увлекся, что не замечал ничего, кроме своего питомца. От звука моего голоса Джефф подскочил, обернулся, посмотрел на меня большими глазами и улыбнулся.

— Это происходит на самом деле, — прошептал он. — Мы и правда здесь!

Чуть дальше, в следующей пещере, спали Дикс и Майк Бруклин.

— Эй, Дикс, — позвала я негромко, — ты спишь?

«Гааааааар! Гааааааар! Гааааааар!» — снова затрубили рога у фальшивого Круга.

Дикс вылез из пещеры, и я немедленно обняла его. Мне хотелось хоть немного побыть не одной, а вдвоем с кем-то. Причем с кем-нибудь добрым.

26

Джон Красносвет

Последнее время я буквально разрывался на части. Семья все равно не оставит нас в покое. А значит, надо как можно скорее уходить, то есть найти путь сквозь Мрак. Потому-то мне так не терпелось туда попасть. Я ломал голову, как утеплить обмотки и чем осветить дорогу. А ведь приходилось держать ухо востро, чтобы не пропустить нападения Семьи. Надо было позаботиться о том, чтобы всех защитить, чтобы никто не оставался один. То есть мне нужно было все свое время проводить во Мраке, но при этом неусыпно следить за нашей маленькой группой у прохода в Долину.

Поэтому как только я понял, что раньше чем через три дня из Семьи к нам никто не пожалует, то отправился в Снежный Мрак. У меня не было времени обсуждать это с Тиной. Сообразив, что к чему, я тут же устремился во льды. Наверху я надел новые обмотки для ног, склеенные новым клеем, и зажег новый факел, который изготовил сам: набил сырую полую ветку шерстячьим жиром (чтобы жир горел, а дерево — нет), — и ушел во Мрак. Вскоре я не видел уже ничего, кроме рыжего кружка на снегу — отблеска от моего факела, да пара от собственного дыхания. Я не слышал ничего, кроме отражавшихся от скал звуков, которые сам же и издавал. Даже скал я не видел, только слышал эхо.

Факел затрещал; пришлось возвращаться. Когда я выбрался из льдов, ноги мои насквозь промокли, а ветка с жиром высохла и начала обугливаться. Но мне не терпелось надеть новые обмотки с другим раствором клея, зажечь очередной факел, на этот раз обмазанный сырой глиной, и попытаться еще раз. Ведь у нас оставалось так мало времени, чтобы найти путь.

Однако я понимал, что нужно вернуться к пещерам и приготовиться выслушать решение Семьи.

* * *

Оказалось, я зря торопился. Прошел день, спячка и еще полдня, прежде чем Семья дала о себе знать. Большинство ребят охотились, а мы с Тиной, Джеффом, Джелой и Клэр сидели перед пещерами, мололи зерна и шили обмотки из шерстячьих шкур, когда Майк, дозорный, прокричал сверху, что к нам направляются человек шесть-семь. Он заметил их в просвет между деревьями. Вскоре и Дикс крикнул снизу, что он тоже их только что видел.

Конечно, это могли оказаться и новошерстки, как раньше, но к нам обычно по столько сразу не приходили, так что, скорее всего, это все же был Дэвид со своими прихвостнями, причем наверняка с копьями и дубинками. Мы попрятали шкуры и прочее в тайники, а потом с Тиной и Джелой, прихватив копья и дубинки, двинулись вниз по тропе. Майк, Дикс и Джефф остались у пещер, а Клэр побежала рассказать остальным о том, что происходит.

Наши гости из Семьи, услышав, как мы перекликаемся, остановились и стали ждать на поляне у Горловины, где Ручей Холодной тропы из Долины Холодной тропы течет в лес Долины Круга. Оказалось, что это вовсе не Дэвид. На камне сидела Каролина собственной персоной, Глава Семьи, а сбоку от нее расположились слепой Том Бруклин и Кэнди Рыбозер. Джейн Лондон, Секретарь-Ша, притулилась у ног Каролины на корточках, а вокруг стояли трое парней из группы Лондонцев, с копьями черного стекла. «Хммммммммм», — гудел лес. Ручейки журчали и плескались по камням. И надо всей этой сценой, в дымке, но все такой же яркий, сиял Звездоворот.

Свою часть леса мы знали куда лучше, чем они. Мы залегли в зарослях звездоцветов под деревьями и принялись наблюдать, как на охоте. Гости нас не видели, но знали, что мы смотрим на них, и поэтому вели себя как ни в чем не бывало. Каролина болтала с вожаками групп, как будто они просто гуляли по лесу и остановились передохнуть. Секретарь-Ша время от времени вставляла замечание своим тихим мелодичным голоском. Трое парней заметно скучали и поигрывали копьями.

— Хорошо придумано, — прошептала Тина. — Ждут, пока мы сами к ним придем.

— Еще чего. Ни за что на свете.

— Да, ты прав. Может, просто выйдем на поляну, как будто мы тут охотились неподалеку?

Предложение Тины мне понравилось. Мы так и сделали. Появились из-за деревьев, не показывая, что удивлены, встретив тут гостей (это значило бы, что у нас плохая стража), но так, будто нам совершенно безразлично, здесь они или нет.

— Привет, Каролина, — крикнул я.

Мы уселись на берег ручья неподалеку от них и опустили ноги в воду, как охотники после долгого перехода.

Разумеется, они раскусили нашу игру, точно так же как и мы понимали, что они притворяются. Они знали, что мы знаем, и мы знали, что они знают. Если честно, то, что происходило, имело для них огромное значение, равно как и для нас. Мы с Семьей очень друг другу мешали, и нам было необходимо это обсудить. Но мы делали вид, будто все это пустяки: это была часть переговоров, причем важная часть. Так мы прощупывали почву.

И все же это ничуть не умаляло серьезности минуты: это было одно из тех событий, о которых люди будут долго помнить и ставить пьесы, вот как «Кольцо Анджелы» и «Смерть Томми», полет Трех Спутников и то, как я разрушил Круг. Момент был важный, и мы все — я, Тина, Каролина, Секретарь-Ша — участвовали в происходящем, а значит, обязаны были позаботиться о том, чтобы история получилась достойной.

— Мы хотели обсудить с вами кое-что, — крикнула Каролина.

— Пожалуйста, — откликнулась Тина, — только ножки остудим. Идите сюда.

Она покосилась на меня и еле заметно улыбнулась, как тогда, в Семье, в нашу первую встречу у Глубокого озера. На мгновение мне стало тоскливо, потому что я осознал: после всего что произошло (Круг, Белла и так далее), ничего уже не будет по-прежнему. Как будто, уничтожив Круг, я перестал быть самим собой и надел маску. А ведь когда-нибудь люди станут рассказывать о нас как о легенде. Какая-то женщина будет играть Каролину, какая-то девушка — Тину, а какой-нибудь парень — меня, вот как Джон Бруклин был Томми Шнайдером на Гадафщине, когда камни Круга еще лежали на своем месте. Но я видел, что наша встреча не просто войдет в историю. В эту минуту, когда события только разворачиваются, они уже в каком-то смысле стали историей, и я, как актер, играю свою роль. Я не веду себя непринужденно. Я играю самого себя.

Впрочем, сейчас об этом думать было некогда.

— А вы как были невоспитанными новошерстками, так ими и остались, — ответила Каролина и бросила усталый взгляд на спутников. — Ничуть не повзрослели.

Они встали и с утомленным видом поплелись к нам, как взрослые, которые никак не могут уложить расшалившихся малышей спать. Трое парней с копьями шагали в хвосте. Я их всех знал: Гарри, Нед, Рики.

— Молодец, Каролина, — пробормотала Тина, как будто мы наблюдали за шахматной партией. — Отличный ход. Выставила нас детьми.

Мы вынули ноги из ручья, стряхнули воду и тоже встали.

— Мы хотим сделать вам предложение, — сообщила Каролина. — Вы можете создать свою группу, группу Холодной Тропы, с собственным вожаком, и жить отдельно от всей Семьи, оставаясь ее частью. Вы по-прежнему должны будете посещать Гадафщины, Эскренные и подчиняться решениям и законам Семьи.

— А как же Дэвид Красносвет и его друзья? — поинтересовался я. — Они не против?

Ни тени раздражения не промелькнуло на лице Каролины.

— Они члены Семьи, а значит, подчиняются нашим решениям, — отрезала она.

— Уж мы об этом позаботимся, — добавил старый Том Бруклин, вращая слепыми глазами.

— Это все замечательно, — сказал я. — Но мы не группа, а семья. Отдельная самостоятельная семья.

Каролина фыркнула.

— Не говори глупостей, Джон, вы не можете создать собственную семью! Семья только одна. У нас общие отец и мать. Это данность.

— Члены Тома и Гарри! — вспылила Тина. — Это уж слишком! Ты же сама объявила, что Джон больше не член Семьи. И законы, мол, на него уже не распространяются. И что к нему теперь надо относиться как к дикому зверю, как к трубочнику или древесной лисице.

Я накрыл ладонью руку Тины, чтобы ее успокоить. Приятно, что она за меня вступилась, но сейчас ей лучше было помолчать, потому что она не замечала главного. Дело ведь не в том, кто прав, а кто нет. Мы встретились не для этого. Я не люблю Каролину, она меня терпеть не может, но наши эмоции тут ни при чем. Самое смешное, что мы с Каролиной это понимали, причем, пожалуй, единственные из всех. Мы оба знали, что встретились затем, чтобы из слов построить формы, пригодные для обитания ее и моей семьи. Ничего личного. Мы не ссорились — скорее, вместе работали, вот как Старый Роджер мастерит из куска черного стекла наконечник для копья или одноногий Джеффо Лондон распиливает бревно, чтобы сделать из него лодку.

— Мы обязуемся соблюдать законы, — пообещал я, — потому что они необходимы нам так же, как и вам. Но на собрания ходить не будем и ваши приказы выполнять не станем.

— Мы не можем этого допустить, — тихим голосом пробормотала Кэнди Рыбозер. — Иначе каждый новошерсток, которого за что-то накажут, побежит к вам или еще куда-нибудь и там создаст собственную семью.

— Да кому какое дело… — начала Клэр, но я ее перебил.

— Нет-нет, — сказал я. — В этом мы согласны с Каролиной. Мы тоже не хотим беспорядков.

Каролина фыркнула.

— Ну, знаешь ли…

— Поэтому давайте договоримся, — продолжал я, — заключим соглашение между двумя семьями, вот как в Семье, когда между двумя группами возникают разногласия.

Каролина оглянулась на вожаков в поисках поддержки.

— Хорошо, — согласилась она, — но это будет договор между Семьей и группой Холодной Тропы.

— Член Гарри! — не выдержала наша Джела. — О чем с вами договариваться, если вы…

Но я снова вмешался.

— Называйте нас как угодно, — предложил я. — Но мы не будем приходить на Гадафщины и Эскренные.

Каролина снова оглянулась на остальных. Кэнди Рыбозер пожала плечами. Том кивнул.

— Ладно, — согласилась Каролина. — Но тогда и не приближайтесь к нам. Ни шагу за Ком Лавы.

— Вот еще… — подала голос Тина, но я снова накрыл ее руку своей, чтобы успокоить. Я понимал, что нам с Семьей надо держаться друг от друга подальше, если мы хотим жить спокойно, поэтому сразу согласился.

— Договорились. Мы не будем заходить за Ком Лавы, но и вы тогда к нам ни ногой.

Каролина посмотрела на остальных. Никто не возражал. Она кивнула.

— И хватит сманивать наших новошерстков, — попросила она. — Перестаньте их приглашать, а если придут — гоните…

«Ииииииик! Ииииииик! Ииииииик!»

Гости подскочили. Каролина, Том, Кэнди, Секретарь-Ша и трое молодых Лондонцев аж подпрыгнули. За нами на горе завизжал шерстячонок. В глазах гостей зажглось любопытство, но они старательно притворялись безразличными. Мы четверо переглянулись с улыбкой.

— Это ведь тот шерстячонок, о котором нам рассказывали? — холодно поинтересовалась Каролина.

Видимо, кто-то из наших встретил в лесу кого-то из Семьи и все разболтал.

— Вы его поймали живьем и держите в пещере за изгородью, — продолжала Каролина.

Она изо всех сил напускала на себя равнодушный вид, но все равно не могла скрыть интереса.

— Зачем? — с удивленной улыбкой спросила она.

Раз уж она перестала притворяться, я тоже приподнял маску, потому что уж очень разозлился на Каролину за вопрос.

— Сиськи Джелы! Что толку на каждой Гадафщине вспоминать о Земных Вещах, если они нас ничему не учат? Мы пытаемся сделать из него лошадь, как на Земле. Я думал, это яснее ясного.

Каролина презрительно фыркнула.

— Лошадь! Клянусь Джелой, Джон, ты не хуже меня знаешь, что на Земле совсем другие звери! Они совсем как люди. У них глаза…

— Поживем-увидим. Мы решили попробовать. Кажется, ты просила нас не сманивать новошерстков?

— Джон, мы не можем на это согласиться! — вмешалась Тина.

Я снова стиснул ее руку, чтобы показать: я знаю, что делаю.

— Давайте поступим так, — предложил я Каролине. — В течение следующих пяти дней, только пяти дней, все, кто хочет, могут уйти к нам. Так вы избавитесь от возмутителей спокойствия. После этого, так уж и быть, больше никого не примем. Будем отсылать обратно.

Я специально не смотрел на Тину.

Каролина кивнула.

— И вот еще что, — проговорила она. — Если вы станете охотиться по ту сторону Кома Лавы, то у нас будет меньше шерстяков. Вы должны с нами делиться.

— Да весь остальной лес в вашем распоряжении! — возразила Джела. — Мы же не станем там охотиться, а значит, шерстяки все ваши.

Тут мне пришла в голову мысль.

— Хорошо, но нам от вас тоже кое-что нужно. Давайте договоримся, что раз в цикл мы посылаем вам одного освежеванного шерстяка (шкуры нам самим нужны), а вы взамен даете нам две пригоршни черного стекла или две шкуры.

— Это слишком много! — запротестовала Каролина.

Но в конце концов мы договорились. Раз в цикл мы должны передавать им у Кома Лавы одного освежеванного шерстяка, а они нам шкуры или стекло.

— Это пока мы тут, — добавил я. — Пока мы не пройдем сквозь Снежный Мрак и не найдем свой собственный лес.

— То есть пока не замерзнете насмерть в Снежном Мраке, ты хочешь сказать, — мрачно усмехнулась Каролина и впилась взглядом в Джелу, которая, как и она, была из группы Бруклинцев.

— Джела, я тебе удивляюсь. Я всегда считала тебя разумной девочкой. Я рассчитывала, что бремен через двадцать-тридцать ты возглавишь нашу группу. Неужели ты с братом и сестрой действительно хочешь погибнуть во Мраке?

Джела всегда казалась взрослой, даже в глубоком детстве, но сейчас понурила голову, как нашкодившая девчонка.

— Джон прав, нам нужны новые места для жизни, — пробормотала она, так что мы еле расслышали ее слова.

Каролина пожала плечами.

— Что ж, дело твое, но я в тебе разочаровалась, и твоя мать не переживет твоего ухода.

Все это время Секретарь-Ша леопардовым зубом царапала на куске коры условия договора, высунув от усердия язык:


ОНИ СОБЛЮДАЮТ ЗАКОНЫ

НЕ ХОД. НА ГАД. И ЭСКР.

НЕ ДАЛЬШЕ КОМА

5 дней ПОТОМ ПРОЧЬ

1 ОСВЖВНЙ ШЕРСТЯК РАЗ В ЦКЛ

МЫ 2 СТКЛ ИЛИ 2 ШКРЫ

— Распишись внизу, — попросила меня Каролина, — в знак согласия.

Я не смотрел на Тину. Я знал: ей не понравится, что я соглашаюсь на подобное, не обсудив сперва это ни с ней, ни с кем бы то ни было еще, и мне не хотелось, чтобы она от злости стала делать мне знаки, которые Каролина и ее спутники наверняка заметят. Пусть ей не нравится, что я в одиночку принимаю решения, но так будет всегда. Потому-то я и не вышел навстречу им с Джеффом и Джерри. Я хотел четко дать понять, что это они пришли ко мне, равно как и все остальные, кто остался у пещер. Если бы не я, никого из них там бы не было.

— Ладно, — согласился я, — но пусть Секретарь-Ша напишет это для нас еще на одном куске коры, и там распишешься ты.

— Ну что ты как ребенок! — взорвалась Каролина.

Но все равно не отказала. А поскольку победа досталась мне легко, я решил: пора показать, что мы взрослые.

— Хотите посмотреть на нашего шерстячонка? — предложил я. — Мы накормим вас мясом и фруктами перед обратной дорогой. Пойдемте. Джела, пожалуйста, сбегай и разведи костер.

Вот так мы заключили соглашение с Семьей. Я представил себе эту историю: «Джон договаривается с Каролиной».

27

Тина Иглодрев

— Это ненадолго, — сказала я Джону. — Каролине не удастся долго сдерживать Дэвида и его компашку. И не факт, что она сама намерена выполнять договор.

— Кто бы сомневался, — отрезал Джон. — Но все-таки на какое-то время спокойствие нам обеспечено.

Вид у него был утомленный. Усталый-преусталый.

— А нам нужно время, — продолжал он. — Как можно больше времени, чтобы подготовиться к переходу через Снежный Мрак.

Я взяла его за руку. Думала, он опять вырвется, но, как ни странно, этого не случилось. Джон стиснул мою ладонь, а позже, улегшись на шкуры под камнецветами, мы обнялись и перепихнулись, не как прежде, задыхаясь, в поту, жадно цепляясь друг за друга, как обычные новошерстки, а медленно и тихо, как взрослые, которые всю жизнь знакомы и дружат, иногда занимаются этим в зарослях звездоцветов: пообнимаются, переспят, поболтают и снова возвращаются к группам.

* * *

Насчет договора Джон был прав. Мы его выполняли (даже отправили домой нескольких новошерстков, которые заявились к нам после условленных пяти дней) и так выиграли время. Мы продержались циклов десять или около того, больше целого бремени. За это время мы поймали еще двух шерстячат, а первый наш питомец вырос, и мы приручили всех троих, как лошадей, чтобы перевозить на них поклажу. Шерстячата научились приходить на зов, а когда хотели есть, тыкались в нас мордочками с холодными сухими щупальцами.

Мы раздобыли еще шкур, сшили из них обмотки (теперь нас был двадцать один человек, в том числе те пять девчонок, которые пришли к нам в первые пять дней после соглашения: Марта и Люси Лондон, Джули, Энджи и Кэнди Синегорки). Некоторые из девушек забеременели, у Дженни и Клэр родились дети — первые за пределами Семьи. Джон частенько наведывался в Снежный Мрак, обычно с Джерри, иногда со мной или с кем-то другим, и оставался за границей снега и льдов на целый день и спячку, стараясь понять, что нам нужно, чтобы там выжить, как усовершенствовать обмотки для ног, как втыкать в снег копье, чтобы не поскальзываться, как связывать несколько человек веревками, чтобы, если кто-то упадет, другие его подняли. Обычно Джон, не успев вернуться к теплым деревьям, ярким светоцветам и дружеским разговорам, тут же собирался обратно, искал сухие обмотки, веревки, копья и снова отправлялся покорять льдистый Мрак.

Иногда мне казалось, что у Джона в голове все наоборот. Как будто в холоде, темноте и одиночестве ему спокойнее, чем с нами в тепле. Повседневная жизнь ему быстро надоедала: его тяготили болтовня и шутки, споры, дети и домашние заботы. (Говорят, Томми тоже был таким. Первый Томми, наш общий предок. Рассказывают, что он боялся собственной семьи и ему не терпелось подняться в небо, где за тонкими металлическими стенками небесной лодки было нечем дышать, некого обнять, вообще не было ничего теплого и родного.)

Вот и Джон постоянно уходил во Мрак. У остальных жизнь шла, как прежде в Семье, разве что теперь нас стало меньше, мы все были молоды и жили в горах возле прохода в Долину Холодной Тропы и, ложась спать, слышали только журчание ручейков и гул чащи, а не гомон других групп.

Но настал день, когда все круто изменилось.

* * *

Это случилось, когда мы с небольшой группой охотились в чаще неподалеку от прохода в Долину. Мы с Джоном, Джерри, Диксом, Гарри и Джеффом отправились в лес, захватив с собой старшего из трех наших шерстячат. Джон в тот день решил отдохнуть от Снежного Мрака, потому что мы решили: пора Джеффу объездить шерстячонка. Раньше он если и ездил верхом, то недолго и недалеко. Джону же хотелось знать, получится ли у Джеффа ехать на шерстячонке целый день. Ему очень-очень не терпелось это выяснить, потому что он понял: без шерстяков нам через Снежный Мрак не перейти. Нужно, чтобы они, как и предлагал Джефф, нас вели, освещали путь и везли припасы.

Так что отправились мы не совсем на охоту, а, скорее, просто на поиски пищи. Но спустя некоторое время заметили в чаще стайку из четырех-пяти каменяков. Мы не могли упустить такую возможность пополнить запасы мяса, но ни я, ни Джефф на своем шерстячонке не могли бежать и бить копьем. У меня рука была перевязана куском шерстячьей шкуры, потому что несколько дней тому назад я поскользнулась на льду и вывихнула руку. Джефф вообще не мог бегать, а шерстячонок прежде только медленно ходил с Джеффом на спине. Поэтому ребята устремились в сторону Скалистых гор за каменяками, а мы с Джеффом и шерстячонком поплелись за ними.

Я не возражала. Даже обрадовалась. Я шагала рядом с шерстячонком, который вез на спине Джеффа. Мы высматривали пеньковицу, рвали фрукты, которые висели достаточно низко, чтобы не нужно было лезть за ними на дерево. Джефф придумал своему питомцу имя. Назвал его Бурконем и относился к нему как к другу. Сейчас же, когда мы спокойно гуляли по лесу, Джефф то и дело фыркал, как шерстяк, будто пытался разговаривать со своим любимцем. Я же никак не могла привыкнуть к этим зверям. Мне не нравились их плоские-плоские глаза с зелеными огоньками. И эти щупальца вокруг пасти. Так что я шла молча, погрузившись в собственные мысли. Признаться, мне и с Джеффом было неловко, хотя глаза у него были большие и глубокие, а вовсе не плоские.

Джефф, похоже, тоже не горел желанием со мной разговаривать. Ехал себе на спине шерстячонка, обеими руками вцепившись в шерсть (они вместе были ростом с меня), смотрел по сторонам большими-пребольшими глазами да время от времени наклонялся и гладил зверька по теплому мягкому огоньку на лбу.

«Хрум-хрум», — отзывался на ласку шерстячонок, и Джефф повторял за ним: «Хрум-хрум».

Вдруг в воздухе просвистело копье с наконечником из черного стекла и с глухим стуком впилось в бок шерстячонку возле самой ноги Джеффа. Видимо, копье угодило прямо в одно из сердец, потому что из раны, точно горячая смола из срубленного дерева, ударила струя зелено-черной крови. Шерстячонок задрожал и рухнул замертво. Джефф кувырком слетел на землю.

— Молодчина, Мет, — послышался из-за деревьев трубный голос. — Отличный удар.

Голос принадлежал жирдяю Диксону Синегорцу. Это он и был, собственной персоной, у спуска в Долину, далеко-далеко за Комом Лавы, куда ему и прочим членам Семьи проход был заказан. С ним был Мет, юный приятель Дэвида Красного Огня, и еще один безмозглый новошерсток, Джон Синегорец. Все трое, смеясь, подбежали к нам, чтобы прикончить шерстячонка, бившегося в судорогах на земле.

— Вы что, сдурели? — заорала я. — Это наш шерстяк, а вас тут вообще быть не должно!

— Оставьте его! — завопил Джефф. — Не трогайте моего Бурконя!

Никогда прежде я не видела его таким злым. Обычно Джефф спокойный, как будто смотрит на Эдем издалека, откуда все видно как на ладони и все можно понять и простить.

— Бурконь, говоришь? — усмехнулся Диксон и вонзил копье глубже в дрожащий бок шерстячонка, вытащил и ударил еще раз. — Бурконь? С каких это пор у шерстяков появились имена?

Двое его прихвостней загоготали.

— Отстань от него! — крикнул Джефф, поднялся на ноги и попытался отпихнуть Диксона от шерстячонка.

Диксон помрачнел.

— А ну убери руки по-хорошему, клешненогий гаденыш.

Но Джефф не отстал. Тогда новошерстки схватили его и отшвырнули на землю. И все равно ему удалось оставить на волосатой спине Диксона три кровавых царапины.

— Мы заключили соглашение, — напомнила я им. — Так что проваливайте-ка вы отсюда за Ком Лавы. Мы договорились об этом с вашей Главой Семьи. И записали все условия.

— Сейчас я тобой займусь, дорогуша, — пообещал Диксон. — Вот только закончу с Джеффом.

И с этими словами тупым концом копья он ударил Джеффа. Новошерстки рассмеялись и тоже принялись пинать мальчика.

— Это происходит на самом деле! — Мет передразнил Джеффа. — Ты правда здесь!

— Глаза Джелы! Диксон, хватит! — заорала я. — Вы же его убьете!

Джефф скрючился на земле, закрыв руками окровавленное лицо.

— А кто сказал, что мы этого не хотим?

Пришел мой черед вцепиться в Диксона обеими руками — и здоровой, и больной, — и попытаться оттащить его от Джеффа.

Диксон повернулся ко мне.

— Придется нам и тебя проучить, — рявкнул он и взглянул на меня так, как некогда Дэвид Красносвет: будто я — сочный кусок мяса, а он голоден-голоден-голоден. Диксон расплылся в жестокой улыбке.

— Ладно вам, парни, — произнес он. — Бросьте уродца, он никуда не убежит. Давайте сперва разберемся с этой красавицей.

Они швырнули меня на землю, Диксон тут же залез сверху и сдавил меня своими жирными ляжками.

— Ну что, красотка Тина, — прошипел он. — Красавица-красавица-раскрасавица. Думаешь, ты тут самая главная, да? Ну как же! Стоит тебе улыбнуться, и парни голову теряют. А ты ими вертишь, как хочешь. Захотела — дала, не захотела — прогнала. Как тебе вздумается. Как твоя левая нога захочет. Что, разве не так?

— Отпусти! — вопила я.

— А теперь сила не на твоей стороне, поняла? Теперь старый толстый Диксон Синегорец тут главный!

Он оглянулся на парней.

— Ну что, вставить ей? Спать или не спать с красоткой Тиной? Что скажете, мужики? Выбор теперь за нами. Красотка Тина ведь больше не в Семье, а значит, и законы не имеют к ней отношения. Спать или не спать? Дай-ка подумаю. Как же все-таки быть?

Клянусь именами Майкла, я почувствовала, как твердеет его толстый член под набедренной повязкой.

— Вставь ей, Дикси, — бросил Мет.

— Ага, давай, — поддакнул Джон Синегорец. Его глазки-щелочки блестели ненавистью.

Диксон принялся срывать с меня повязку. Я орала как резаная, и вдруг — опа! — вернулись наши ребята: Джон, Джерри, мой Дикс, мой Гарри выбежали из леса, крича и размахивая дубинками и копьями.

— Сиськи Джелы! — ахнули Мет и Джон Синегорец и со всех ног помчались прочь, обратно в Семью, пока Диксон пытался подняться на ноги.

Диксон открыл рот. Ему уже было не до улыбок. Он понял, что остался один против трех рассерженных мальчишек и одного здоровенного злого мужика, моего брата Гарри (который, если дело доходило до драки, был силен, как взрослый, хотя в остальном — ребенок ребенком). Диксон неловко оглянулся на меня, словно искал у меня поддержки, и тоже побежал прочь, громко топая толстыми тяжелыми ногами.

— Стоять, скотина! — крикнул Джон, и они с Джерри и Гарри помчались вдогонку.

А мой Дикс, мой добрый Дикс, остановился и присел на корточки рядом со мной и Джеффом.

— Тина, Джефф, вы целы?

Джефф сел. Он был весь в крови и синяках, дрожал всем телом, но, в общем, не сильно пострадал. Мальчик подполз к своему Бурконю.

— Бедненький мой Бурконик, — бормотал он и негромко фыркал, как шерстячонок, — Бурконечка мой.

Шерстячонок был почти мертв. Он уже не двигался, лишь чуть-чуть вздрагивал, но Джефф все равно нежно гладил его шерстку и разговаривал со своим любимцем так, как, должно быть, со зверьком когда-то говорила мама: «Хрум-хрум-хрум».

А пока Джефф гладил Бурконя, Дикс обнял меня за плечи и тоже нежно поглаживал. Эти засранцы не причинили мне особого вреда — так, несколько синяков да царапин, да рука разболелась, как раньше, когда я только-только упала. А так ничего. Но со мной едва не случилось нечто ужасное, такое, чего мы прежде не знали. Поэтому меня трясло так, что зуб на зуб не попадал. Я положила голову Диксу на плечо. Он утешал меня, а Джефф — умирающего шерстячонка.

Вскоре вернулись Джон, Джерри и Гарри.

* * *

Увидев их, мы тут же поняли: произошло нечто из ряда вон. Они изменились. Совершенно изменились. Их трясло посильней, чем меня. Они дрожали всем телом, а искривленные лица опухли и пошли пятнами, так что было непонятно, то ли ребятам страшно, то ли стыдно, то ли они волнуются, то ли злятся. Ясно было только одно: случилось непоправимое.

— Что? — ужаснулась я. — Что такое? Сердце Джелы, что вы натворили?

— Что случилось? — спросил Дикс, аккуратно отпустил меня и вскочил на ноги.

Джон впился в него взглядом, как будто не ожидал его здесь увидеть.

— Ну… мы… — начал он и осекся.

— Ну вы что? Сердце Джелы, Джон, скажи нам!

— Мы… мы… мы их убили, — выпалил Джон.

Широко раскрытыми глазами он пристально посмотрел на меня, потом на Джеффа и снова на меня, как будто никак не мог остановить взгляд на ком-то одном.

— Что?! Убили? Быть такого не может! Это же… Как? Вы их убили? То есть вы… Что?… Как зверей? Всех трех? Как животных?

Мы были пятым поколением в Эдеме, пятым поколением после Отца Томми и Матери Анджелы. И никто и никогда прежде не убивал людей. Никто и никогда.

— Ну да, всех трех, — подтвердил Джон. — Диксон убегал, и я метнул в него копье.

— Потом… Потом Гарри убил Джона Синегорца, — отрывисто продолжал он. — Тот развернулся и пошел на нас с копьем, но… Гарри… Не успел Джон бросить копье, как Гарри накинулся на него с дубинкой и убил его. Проломил ему голову. А… а… Мет… Ну, Мета убил Джерри, правда, Джерри? Заколол копьем, как я — Диксона.

Дрожащей рукой Джон поднял копье с наконечником из черного стекла, как будто оно должно было все объяснить за него, потрогал наконечник и показал нам кровь на пальце. Не зелено-черную, как в Эдеме, не ту кровь, что берет начало в Подземном мире, не ту, что бьет струей, если заколоть шерстяка, или звездную птицу, или летучую мышь, а настоящую красную кровь родом с небес. Красную земную кровь.

— Мы здесь, — проговорил Джефф, словно все это время думал над словами, которые покойный Мет в насмешку бросил ему, и наконец решил с ним согласиться. — Мы и правда здесь.

28

Джон Красносвет

У нас не было рогов из полых веток, как в Семье, но мы сделали себе барабан, отпилив от бревна кругляк и обтянув его каменячьей шкурой. Едва добравшись в лагерь (Джерри и Дикс несли Джеффа, чтобы мы двигались быстрее, а мы с Гарри волочили дохлого Бурконя), мы достали барабан, и Гарри принялся со всей силы в него колотить.

БУХБУХБУХБУХБУХБУХБУХБУХБУХ…

Гарри был в исступлении. Таращил глаза, тяжело дышал, как будто ему не хватало воздуха, обливался потом и так лупил в барабан, что чуть шкуру на нем не порвал.

— Тише, Гарри. Хватит, не стучи, — попросил я. — Мы же не хотим, чтобы в Семье догадались, что случилась беда.

Впрочем, я и сам чувствовал себя не лучше Гарри. Каждые несколько секунд я снова слышал глухой звук, с которым мое копье вонзилось в спину Диксона Синегорца, хлюпанье крови и шипение, с которым воздух выходил из его легких. Я не мог забыть, как он перекатился на живот, когда я вытащил копье, и как забулькало у него в горле, когда я снова всадил копье прямо ему в пузо. Но, в отличие от Гарри, я понимал, что надо взять себя в руки, иначе нам всем конец.

— Диксона и остальных не хватятся еще день-другой, — объявил я ребятам, когда все вернулись к пещерам.

Здесь была высокая, взрослая Джела Бруклин, ее младшая сесра Клэр с ребенком на бедре, Майк, Сьюзи Рыбозер, мышерылая Дженни и Джейн, сестра Тины, а также Дейв Рыбозер и Джули Синегорка.

— Еще б день-другой, — повторил я. — Да и после не сразу узнают, что произошло. Поэтому мы были вынуждены прикончить всех трех, иначе кто-то из них прибежал бы к Дэвиду, и он послал бы за нами целый отряд. У нас не было выбора. Правда.

Я оглядел их ошеломленные лица — Джелы, Сьюзи, Джейн, Дейва, всех, — не посмеет ли кто мне возразить.

— Значит, — продолжал я, — у нас есть два дня, прежде чем их хватятся. К тому времени до трупов доберутся лисицы с леопардами, а потом звездные птицы, так что уже не различишь, как их убили, — копьем, дубинкой или еще как. От них останутся лишь кости.

— Да, но их друзья обо всем догадаются, — возразил Дикс. — Дэвид Красносвет и прочие.

Он обнимал Тину. Ее била крупная-крупная дрожь. Меня тоже трясло.

— Догадаются, а как же. Непременно поймут, что это наших рук дело, когда увидят, что Диксон, Мет и Джон Синегорец направлялись в нашу сторону и специально зашли за Ком Лавы, чтобы нас спровоцировать. Я уверен, что их подучил Дэвид. Может, рассчитывал, что мы за ними погонимся и окажемся в их части леса. Он давно нарывался на неприятности. Ему был нужен повод, чтобы прийти к Каролине и Семье и заявить, что мы не выполняем договор.

— Раз они поймут, что мы виноваты, — глубоким голосом медленно проговорила Джела, — значит, когда эти трое не вернутся, все равно придут к нам. А Семье скажут, мол, просто чтобы выяснить, что случилось.

— Разумеется. Поэтому у нас мало времени. Надо собираться и выходить.

— Куда? — удивился Дикс.

Сиськи Джелы, где он был все это время? Он что, не понял, ради чего вообще я все это затеял?

— В поход через горы, куда же еще. Через Снежный Мрак. Как мы и хотели. Забыли, что ли? Мы планировали это с тех самых пор, как пришли сюда.

Я оглядел их лица и понял, что Дикс не один такой. Член Тома и Гарри! Никто из них по-настоящему не верил, что это когда-нибудь произойдет. Ни один. Они надеялись, что это случится когда-нибудь в будущем, но не сейчас.

Но обсуждать и объяснять что-либо было слишком поздно. Придется им самим до всего доходить.

Я принялся перечислять то, что нам необходимо сделать.

— Джела, приготовь для всех обмотки. Майк, собери все наши шкуры, черное стекло и веревки. Дейв, нам понадобится все мясо, которое у нас есть, пеньковица и зерновое печенье. Клэр, захвати угли…

* * *

Через пару часов барабан созвал всех обратно. Теперь возле пещер был двадцать один человек плюс младенцы Клэр и Дженни, и мы устроили собрание, нечто вроде Эскренного, — последнее наше собрание в Долине Круга. Мрачное настало время. Никто и никогда не спорил со мной, стоит ли нам переходить через горы, но, видимо, в глубине души все надеялись, что этого никогда не случится. Ведь мы заключили с Семьей соглашение, записали его на коре и целых десять циклов жили спокойно. Семья передавала нам черное стекло и шкуры, как условились. У нас было достаточно мяса, чтобы выполнять свою часть договора. Видимо, ребята внушили себе, что это навсегда: будем жить своей собственной маленькой семьей у прохода в Долину Холодной тропы, а Старая Семья — как прежде, по ту сторону Кома Лавы, и время от времени будем ходить в гости к нашим мамам, друзьям и родственникам из группы, а они — к нам. Похоже, большинство решило, что переход через Снежный Мрак — всего лишь моя бредовая мечта. Некоторые так и вовсе о нем не задумывались.

— Откуда нам знать, что на той стороне вообще что-то есть? — усомнилась Люси Мышекрыл. — Что если Мрак не кончается? Мы ведь тогда все погибнем. Замерзнем насмерть.

— Кончается, и мы все это знаем, — возразил я. — Когда Томми, Джела и Три Спутника впервые увидели Эдем с небесного корабля, их поразило, что он весь залит светом. Помнишь? Весь залит светом, а не только какой-то один участок, а остальное в темноте. Их это удивило, потому что на Земле источник света — звезда в небе, а на самой планете огней нет. Потому-то они и обратили на это внимание, запомнили, рассказали детям, и эта история дошла до нас.

— Ну хорошо, допустим, за Мраком — еще один лес, — вмешалась Клэр Бруклин, кормившая грудью сына, — но не факт, что мы туда дойдем. Даже с обмотками, лошадьми-шерстяками и прочим у нас хватит сил идти через холод и темноту лишь несколько дней. И это у нас, у новошерстков, про своего Лисенка и Цветку, дочку Дженни, я вообще молчу.

Двадцать человек собрались в круг. Большинство сидели, кто-то стоял. Я мерил шагами середину. Мне не стоялось на месте. Иначе и быть не могло: ведь прошел всего час-другой, как я заколол копьем Диксона Синегорца.

— Это опасно, но мы должны попытаться, — проговорил я. — Через пару дней за нами придут Дэвид Красносвет со своими дружками из Семьи. Каролине и Совету больше не удастся их сдерживать. Они заявятся сюда с копьями и дубинками. Посмотрите, как они разукрасили Джеффа. Они пытались проделать с Тиной жуткую гадость. А ведь это случилось еще до того, как мы убили Диксона и остальных.

— Ну, вообще-то мы тут ни при чем, — отрезал Мехмет Мышекрыл со злой усмешкой. — Это сделал ты. Вы с Гарри и Джерри. Первые убийцы Эдема. Молодец, Джон. Так держать.

Его худое лицо приобрело холодное, жестокое выражение, и вдруг всю группу охватило мерзкое чувство, которое до этой минуты каждый скрывал. Двое-трое пробормотали что-то в знак согласия с Мехметом, в том числе и Анджела Синегорка, двоюродная сестра Джона Синегорца, который лежал мертвым в лесу, с дырой от копья Джерри в животе, и звездные птицы и древесные лисицы глодали его труп. «Почему мы должны замерзнуть в Снежном Мраке, — думали многие, — только из-за того, что Джон, Гарри и Джерри потеряли голову и прикончили трех человек, которые и так уже убегали?»

— Ты кое-что забыл, Мехмет, — ледяным тоном произнесла Тина. Она была вне себя от злости. — Ты забыл о том, что Диксон Синегорец и его негодяи дружки избили Джеффа и принялись за меня. Неужели ты думаешь, они оставили бы нас в покое, если бы мы…

Я взял Тину за руку, чтобы показать: не нужно меня защищать.

— Нет, отчего же, Мехмет прав, — спокойно проговорил я, хотя у меня сдавило горло. — Если хочешь, Мехмет, оставайся здесь или возвращайся в Семью. Вы все можете остаться или вернуться. Если хотите, забирайте ваши вещи и идите к Семье. Расскажите им, что Диксона и его друзей убили Джон, Гарри и Джерри, а вы тут ни при чем. Тем более что это правда. Истинная правда. Так что уходите, если хотите. Идите. Никто вас не держит. Вспомните, вы сами пришли ко мне, все до единого, по доброй воле. Я вас не заставлял и, уж конечно, не стану удерживать.

Сложив руки на груди, я ждал. Мехмет смущенно оглянулся, но не встретил поддержки.

— Нет-нет, — он пошел на попятный, — я лишь хотел сказать…

— Что ты хотел сказать?

— Ничего. Забудь.

Он делано улыбался, но за улыбкой прятался стыд, а за стыдом — злость. Я понял, что нажил себе врага, и лучше было бы, чтобы Мехмет ушел. Но если я его прогоню, будет только хуже. Намного хуже. Тогда весь план развалится на части.

— Я никого ни к чему не принуждаю, — повторил я. — Все поняли?

Повисло молчание.

Потом заговорила Люси Мышекрыл, пухлая коротышка с глазами навыкате, в которых вечно читалась тревога.

— Но если мы перейдем через Мрак, мы уже никогда не увидим наших мам, сестер и братьев. Ну, то есть ничего страшного, если мы не видим их каждый день, но сейчас мы можем, если захотим, встретиться с ними у Кома Лавы. А если мы перейдем через Мрак, этого уже никогда не будет. Мы их никогда больше не увидим, никогда-преникогда, и даже не сможем с ними попрощаться.

— Не сможете, — подтвердил я.

— Но это нечестно! — воскликнула Люси Лондон, и несколько человек что-то одобрительно пробормотали.

— Я вас ни к чему не принуждаю, — снова терпеливо повторил я. — Хотите, возвращайтесь в Семью. Или оставайтесь здесь, у прохода в Долину Холодной тропы, если решите, что сумеете жить в одиночку. Дело ваше.

— Ну да, вот только Семья сейчас нам явно не обрадуется, — возразила Люси Лондон. — Да и тут, если нас останется всего чуть, нам делать нечего. Нам будет одиноко. Так что ничего хорошего из этого не получится.

— Мать Анджела сказала бы, что нам не стоит идти через Мрак, — вмешалась Джули Синегорка. — Ну ладно, мы пришли сюда, не остались возле Круга, но мы по-прежнему в Долине Круга и увидим Апарат землян, если он спустится с небес. К тому же наши друзья из Семьи скажут, что мы здесь.

— Вот-вот, — поддакнула ее младшая сестра Кэнди. — А моя мама говорила, что Люси Лу во сне явились Первая Анджела, Первый Томми и Первый Гарри и сказали ей, что если мы перейдем через Мрак, то пропадем навсегда. Обитатели Сумрака больше не смогут за нами присматривать, и даже после смерти мы никогда не вернемся на Землю.

— Да ну? — язвительно фыркнула Джейн, сестра Тины. — Почему же тогда раньше Люси Лу уверяла, будто Обитатели Сумрака живут как раз за Снежным Мраком?

— Да не связывайся ты с ними, — бросила Тина. — Если уж дошло до посланий от Матери Джелы и Обитателей Сумрака, то черное объявят белым, белое — черным, правду — неправдой и наоборот.

— Ошибаешься, Тина! — крикнула Джули. — Ты ничего не понимаешь. Обитатели Сумрака действительно живут за Снежным Мраком, но не в этом смысле…

Тут вмешался Гарри.

— Они убили Бурконя! — брызгая слюной, завопил он, потный, краснолицый, с каждым словом громко-прегромко ударяя в барабан. — Они были плохие-плохие. Они убили Бурконя! Они чуть не убили сестру Гарри!

— Хватит, Гарри! — завопил Джерри, дрожа всем телом. — Заткнись уже!

И вот уже шестеро-семеро человек кричали одновременно:

— Гарри, заткнись!

— Бурконь — всего-навсего шерстяк!

— Если ты ничего не знаешь про Обитателей Сумрака, Тиночка, это вовсе не значит, что их нет. А я что хочу, то и говорю…

— Отстаньте вы от Гарри. Они убили Бурконя, лошадку Джеффа.

— Гарри, заткнись!

— Даже если тебе безразлично, что думают Обитатели Сумрака, то нам это важно!

— Сиськи Джелы, неужели ты не понимаешь, что у нас нет времени слушать этот бред!

— Они убили Бурконя…

— А ты мне не указывай, на что у нас есть время, а на что нет!

* * *

Когда шахматная партия заходит в тупик, нужно вводить в игру новые фигуры.

— А ну тихо все! — заорал я. — Замолчите, и я вам кое-что покажу!

29

Тина Иглодрев

Нам угрожала опасность. Три человека были мертвы. И убили их Гарри, Джерри и Джон. Всех троих била крупная-крупная дрожь: видимо, никак не могли привыкнуть к мысли о том, что сделали. И ведь наверняка будут еще убийства. Любой из нас через день-другой мог отправиться к праотцам. Так что наше собрание было, пожалуй, самым важным за всю историю Эдема, но все горланили вразнобой, причем какие-то глупости: одни вопили про Обитателей Сумрака, другие орали на Гарри, чтобы тот замолчал, третьи — про дохлого шерстячонка. А ведь нам надо было решить, что делать. Над нами нависла смертельная угроза, а мы ругались из-за каких-то пустяков.

Но Джон быстро всех утихомирил. Да так, что у нас дар речи пропал и захватило дыхание.

— Мне явилась Анджела, — сообщил он. — У Глубокого озера. Она хочет, чтобы ее дети расселились по всему Эдему, а не торчали на одном месте и тосковали по Земле. Она хочет, чтобы Эдем стал нашим домом, и не только эта долина, а весь Эдем, вот как на Земле люди живут повсюду. Сказала, что земляне разочаруются в нас, если мы будем сидеть сиднем.

Джон обвел взглядом наши потрясенные лица. Никто бы не поверил, что такое возможно. Уж от кого, от кого, а от Джона такое точно никто не ожидал услышать. Я боялась, что кто-нибудь рассмеется и все испортит. И ведь наверняка так бы оно и случилось, не скажи Джон еще более странную и неожиданную штуку.

— Если вы мне не верите, посмотрите на это. Джела дала мне знак.

Он порылся в кармашке на краю набедренной повязки, выудил оттуда что-то и показал нам, зажав между большим и указательным пальцами. Предмет был такой крошечный, что я не сразу его разглядела.

— Помните «Кольцо Джелы»? Историю про то, как она потеряла кольцо? Вот оно. Я нашел его вскоре после того, как мне явилась Джела.

Я задрожала всем телом. Кто-то заорал, кто-то засмеялся, как, должно быть, сделала бы сама Анджела, если бы кто-то вдруг нашел кольцо, когда она давным-давно смирилась с потерей. Кто-то ругался. Имена Майкла! Член Гарри! Шея Тома! Даже оба младенца прониклись общим настроением и расплакались: сперва Лисенок, сын Клэр, потом Цветка, дочка Дженни. И вы не поверите: за ними у себя в пещере закричали и два оставшихся шерстячонка (Джефф назвал их Неп и Белоконь), как будто тоже почувствовали всеобщее возбуждение. Тут все расхохотались, даже те, кто плакал, и те, кто всего пару часов назад пролил кровь братьев.

Джон обходил ребят, показывая каждому, какое кольцо крошечное и гладкое и что оно на самом деле из металла, а внутри — надпись с именем Анджелы, такая мелкая, что сделать ее могли только на Земле. Меня же охватила злость.

Джон ничуть не изменился! Снова поступил так, будто он — единственный на свете, кому дозволено что-то знать и принимать решения! Сперва, никого не спросив, уничтожил Круг, потом припрятал кольцо — и снова никому не слова. И он еще ждет, что мы пойдем за ним и поверим ему! А сам никому не верит.

Я так рассердилась, что позабыла о кольце. Мне хотелось накричать на Джона. Но я не могла себе этого позволить. Как бы я ни злилась, я понимала, что мы в опасности. И что все должны верить Джону и положиться на него, потому что он прав: надо уходить. Мы вынуждены рискнуть и перейти через Снежный Мрак.

Тут меня осенило. Я придумала, как отбить у Джона охоту все время поступать по-своему, причем так, чтобы ничего не испортить.

— Давайте разыграем пьесу! — предложила я. — Назовем ее «Потерянное кольцо Джелы». Ты, Дикс, будешь рассказчиком. Я — Анджелой. Гарри, ты будешь первым Гарри. Сьюзи Рыбозер и Люси Мышекрыл будут первыми Сьюзи и Люси. Клэр, ты будешь первой Клэр, а Кэнди сыграет Кэндис. А Джон будет Томми.

Сперва все растерялись. Слишком неожиданным оказалось мое предложение. Никто не понял, зачем это нужно, и всем хотелось вволю насмотреться на диковинку. Но в то же время все понимали, что событие этого требует: мы обязаны вспомнить историю прославленного кольца, которое им только что показали. Так уж нас воспитали. Каждую Гадафщину в Эдеме нас учили вспоминать о том, что было, чтобы связать прошлое с настоящим.

Я покосилась на Джона. Похоже, он рассердился не меньше, чем я несколько минут назад. Он чувствовал, что его облапошили, и злился сильно-пресильно. Ему ни на кой черт не сдалась эта пьеса, но в то же самое время он понимал, что придется смириться. Я не оставила ему выбора, точно так же, как он не оставил выбора мне.

Отлично! Так ему и надо. Пускай на своей шкуре поймет, каково это.

— Это история о том, как Анджела потеряла свое кольцо, — начал Дикс, добряк и симпатяга, который остановился, чтобы позаботиться обо мне и Джеффе, когда Джон и двое остальных помчались убивать.

— Джела не хотела лететь в Эдем. Томми, Диксон и Мехмет привезли ее сюда силой. И она решила остаться и создать с Томми семью, потому что лучше жить и ждать, когда за ними прилетят с Земли, чем подняться в небо и наверняка утонуть. Но ей было грустно-прегрустно. Она скучала по маме. И по отцу. Она скучала по своей группе, которая называлась «Лондон», точно как наша первая группа в Эдеме. Она скучала по Солнцу — большой звезде, которая заливает светом Землю. Ей не хватало родных и знакомых. В душе у нее поселилась грусть. Но она никому этого не показывала. Жила, как ни в чем не бывало. Заботилась о детях, изо всех сил старалась сделать их счастливыми. Даже думала о нас, своих потомках, и… и…

Дикс замялся, потому что сейчас по ходу повествования он должен был сказать: «Джела своими руками выложила Круг Камней», — но понимал, что лучше бы об этом больше не вспоминать (хотя все прекрасно знали, какой именно фрагмент он выпустил) и что эту часть пьесы придется поменять.

— …и придумала традиции и законы, — выкрутился Дикс, — которые мы по-прежнему соблюдаем. Даже старалась относиться к Томми с любовью, хотя ей никогда не нравились такие мужчины, как он, тем более что Томми частенько бывал не в настроении и даже разок-другой ее поколотил.

Дикс оглянулся и протянул руку к Джону, чтобы тот отдал ему кольцо. Я видела, что Джону жаль расставаться с кольцом, но выбора у него опять-таки не было, если, конечно, он не хотел испортить историю. Умница Дикс. Добрый, красивый и сообразительный парень.

— У Анджелы было кольцо… — тут Дикс запнулся, не справившись с обуревавшими его чувствами: он рассказывал о кольце, которое держал в руке, и проговорил неуверенным хриплым голосом, в котором слышались слезы: — У Джелы было кольцо, которое подарили ей мама с папой. (На Земле люди знают своих отцов, не то что у нас.) На кольце… на кольце была надпись, крошечная надпись, которая гласила: «Анджеле с любовью от мамы и папы».

Дикс протянул мне кольцо, и я догадалась, что это не только по ходу пьесы: он сделал это ради меня, потому что понял, как я рассердилась на Джона за то, что он скрыл от нас такую новость, и хотел меня порадовать. Ведь для пьесы-то кольцо не нужно. Обычно историю «Кольцо Анджелы» разыгрывали безо всякого кольца.

— Однажды, когда Анджела отправилась в лес на поиски пищи, кольцо соскользнуло с ее пальца, и она не смогла его найти. И тогда…

Пришел мой черед. Я была Анджелой. Я бросила кольцо на землю (краем глаза заметив, как вздрогнул Джон) и забегала туда-сюда по поляне, падала на колени, снова вскакивала на ноги, стонала, бормотала, даже пустила слезу.

— Томми! Томми! — заорала я в лицо Джону. — Я его потеряла! Я потеряла кольцо!

Джон скривился. Ему совсем не хотелось играть. Для него это была лишь пустая трата времени и лишние сложности, к тому же ему не хотелось выпускать из рук кольцо.

— Найдется, куда денется, — произнес он, даже не пытаясь играть Томми.

— Ты что, совсем идиот? Что значит «найдется», бестолочь ты этакая? Помоги мне его найти! Верни мне кольцо. Без него я никуда не пойду.

Я оглянулась на Гарри, Сьюзи, Люси, Клэр и Кэнди.

— А вы чего уставились, раззявы? Имена Майкла! Ну-ка быстро ищите кольцо! Сделайте хоть что-нибудь полезное в этой жизни!

Все принялись искать кольцо. Одни встали на колени, другие расхаживали туда-сюда. Клэр и Кэндис заплакали. Гарри трясся и бегал по поляне, как будто и правда поверил, что кольцо пропало.

— Я его найду, Джела, я найду его, — вопил он. — Я его найду!

— Да замолчите вы уже, плаксы чертовы, — прикрикнула я на них. — Заткнитесь! Я вас не хотела! Я и его никогда не хотела. Мне противно к нему прикасаться, не говоря уже о том, чтобы с ним спать и рожать от него детей… Я люблю маму с папой и своих друзей, которые остались на Земле, а не вас и не этот дурацкий темный-претемный Эдем! А это кольцо… это кольцо было единственной…

— Мам, ну чего ты, — перебила Клэр и расплакалась всерьез.

— Иди к черту! Видеть тебя не могу! Знаете что? Я вас всех видеть не могу…

И понеслось! Я разбушевалась не на шутку. Я визжала и орала так, что вся покраснела, и из глаз брызнули слезы. Я вспотела и вся дрожала. Пятеро моих так называемых детей рыдали (несмотря на то что один из них на самом деле был моим старшим братом), да и кое-кто из зрителей тоже не сдержал слез. Дети кричали, шерстячата в пещере вопили «Иииик! Иииииик!». Даже Джон испугался.

Как же, наверно, было страшно тогда, в первый раз, тем пятерым детям, много-много бремен назад, когда их мама, не помня себя от горя, напустилась на них. Ведь у них в целом свете не было никого, кроме нее и Томми. Должно быть, бедняги насмерть перепугались. Иначе эту историю не запомнили бы так надолго. Ведь столько всего за много поколений забылось, исчезло, как круги на воде от камня, брошенного в озеро. Что самое странное, в истории про кольцо Анджелы не было ни смысла, ни счастливого конца, вообще ничего поучительного. Больше всего она походила на крик боли, эхо которого раскатилось на многие поколения, хотя сама Анджела давным-давно умерла.

Так почему же мы по-прежнему играли эту пьесу? Я частенько задавалась этим вопросом, а теперь вот поняла. Потому что это здорово!

— А ты, Томми, — я повернулась к Джону, — ты нахал, эгоист и подлец. Ты разлучил меня с родителями и друзьями, ты увез меня с любимой Земли, не рассказав о том, что собираешься сделать, ты не оставил мне выбора, тебе плевать на мои чувства. А теперь ты даже не можешь найти кольцо! Я тебя ненавижу, ненавижу, ненавижу и всегда буду ненавидеть!

Но Джон опустился на колени, подобрал с земли кольцо и протянул мне.

— Вот оно, Джела, я его нашел. Я нашел твое кольцо спустя все это время.

Признаться, он меня ошарашил. Такого я не ожидала.

— Что ты имеешь в виду? Ты его так и не нашел, Томми. От тебя всю жизнь никакого проку не было!

— Я не Томми, — ответил Джон. — Я Джон. Джон Красносвет. Я твой прапраправнук, как и все эти ребята. Мы хотим, чтобы Эдем стал нашим домом, как когда-то он стал домом для тебя. Я нашел твое кольцо, Джела. Я закончил историю. Тебе больше незачем ее рассказывать.

— Тогда дай его сюда. Отдай мне кольцо.

Но на это у Джона тоже нашелся ответ.

— Нет, Джела. Ты умерла. Тебя похоронили под грудой камней, помнишь? Тебе больше не нужно кольцо. Но я его сберегу. Мы все будем его беречь. Мы пронесем его сквозь Снежный Мрак на ту сторону, куда ты и велела нам идти.

С этими словами Джон спрятал кольцо обратно в кармашек, подошел и обнял меня. Члены Тома и Гарри, находчивости ему было не занимать! Он умел владеть собой.

В глазах у меня стояли слезы, и я уже не знала, мои или Анджелы. Не понимала я и того, приятно ли мне, что Джон меня обнимает, или же я ненавижу его сильнее, чем когда-либо.

На этом история завершилась, решение было принято, и мы стали собираться, чтобы отправиться по Холодной Тропе в Снежный Мрак и покинуть эту долину навсегда.

30

Джон Красносвет

Даже умные и честные люди вроде Тины зачастую поступают наобум. Им хочется получать только хорошее, а как доходит до плохого, без которого не бывает хорошего, так они начинают ныть. Моя сила — в том, что я способен на поступок, и уж если что решил, то не сдаюсь и не опускаю руки. Это и есть то хорошее, что я даю людям, пусть им и не нравятся мои слабости.

Незадолго до нашего собрания я убил человека. Члена Семьи, которого знал с детства. Меня не мучило чувство вины, потому что я понимал: будь у Диксона возможность, он бы разделался со мной, равно как и с Тиной, и с ребятами. Но, клянусь глазами Джелы, я был ошарашен. И все собрание прокручивал в голове, снова и снова, как торчало мое копье из спины Диксона и как я ударил его в живот, вспоминал хлюпанье, с которым копье вонзилось в тело, шипение воздуха и кровь, с бульканьем текущую изо рта. Вся сцена заняла каких-нибудь пару секунд — вот я вытащил копье из спины Диксона, он перевернулся, посмотрел на меня, и я добил его ударом в живот, — ведь его дружки смылись, и Гарри с Джерри могла понадобиться моя помощь, — но даже этот короткий миг так крепко отпечатался у меня в памяти, что, казалось, повторяется на самом деле снова и снова.

В общем, я не мог не думать об этом, а к тому же мне приходилось держать в голове уйму нужных вещей, да еще как-то убедить ребят мне поверить, чтобы они признали мое старшинство, не спорили со мной и у нас появился бы шанс уцелеть. Я должен был позаботиться обо всем (а ведь человек не может заниматься всем и сразу!), а тут еще дура Тина со своей пьеской про кольцо. Член Тома! И я еще должен ей подыгрывать, как будто мало мне других дел.

Конечно, Тина сказала бы, что я сам виноват, раз никому не рассказал про кольцо раньше, но я ведь молчал нарочно. Я с самого начала понимал: если я его покажу ребятам, это, конечно, даст мне над ними власть, но ненадолго. Поэтому я приберегал кольцо до того момента, когда эта власть будет нужней всего, и не только мне, но и всем нам. Как тогда, когда на меня напал леопард. Я знал, что у меня всего одна попытка, и ждал лучшего момента, а не бросил в зверя копье при первой же возможности. И я оказался прав. Я правильно выбрал время, что бы там ни думала себе Тина. Я достал кольцо ровно тогда, когда оно было больше всего необходимо, — и выиграл!

Через пару часов после того, как я забрал у Тины кольцо, мы вышли на Холодную тропу. Двадцать один человек плюс двое грудных младенцев. Старший из шерстяков, Неп, шел впереди с Джеффом на спине. За ним шагали мы с Тиной, а за нами гуськом — все остальные. Замыкал шествие шерстячонок Белоконь. Все мы с головы до ног были укутаны в шкуры, так что виднелись только рот и глаза, и походили больше не на людей, а на диковинных двуногих шерстяков. На ногах у каждого из нас были промазанные клеем обмотки из шкур, которые я начал придумывать еще до того, как ко мне присоединились другие. Несколько твердых слоев кожи, на подошве — жирный клей. Все, кроме Джеффа на шерстяке, двух кормящих мам (Клэр и Дженни) и трех беременных (Сьюзи, Джелы и Джули), несли на спине поклажу: мотки веревки, запасные обувки, мешки с черным стеклом, связки шкур, словом, все припасы, о которых я позаботился и которые собирал последние десять циклов. Еще мы по очереди несли огромные плоские куски коры, отполированные и обмазанные жиром, которые я назвал «снежными лодками». Каждая из этих лодок была нагружена полезными вещами: мясом, шкурами, запасными накидками, а в одной из них на большом плоском камне высилась кучка углей. Волочь их посуху было трудно, но по снегу они должны были легко скользить, и тянуть их мог один человек. Лодки тоже придумал я.

— Без тебя ничего этого не было бы, — бросила Тина, оглянувшись на наш отряд.

— Именно, — отрезал я. — Не было бы. Это я собрал вас всех в Долине Холодной тропы. Я договорился с Каролиной, чтобы выиграть время. Я придумал, как смастерить теплые обмотки. Я изготовил снежные лодки, послал ребят срезать кору и приделать к ним веревки. Я снова и снова поднимался в Снежный Мрак, чтобы понять, как там выжить и что нам для этого понадобится, хотя ты вечно ныла, что я постоянно куда-то ухожу один. Вы сами пришли ко мне, потому что прекрасно знали: без меня ничего бы не получилось. Никто из вас на это не способен, даже ты, Тина, и уж точно не твой ненаглядный Диксон. Так почему в истории про Джелу я должен был играть Томми? Я и есть Джела. На мне все держится.

Тина пожала плечами.

— Мне так захотелось, и все тут. Мне надо было выпустить пар, иначе я бы чокнулась. Все люди такие, Джон. Ну, большинство. Хорошо это или плохо, но иногда нам надо выговориться. Не каждый способен, как ты, держать все в секрете. Иначе, клянусь глазами Джелы, было бы слишком тоскливо жить.

Мы дошли до места, где давным-давно были со Старым Роджером и где высоко во Мраке увидели тех шерстяков, которых я принял за небесные корабли с Земли. Мы отправились дальше и покинули Долину Холодной тропы и Долину Круга, где родились. На мгновение я испугался, что совершил ужасную ошибку, и нам действительно лучше было бы остаться у Круга Камней. Что, если земляне прилетят, а Семья им скажет, что мы сгинули в Снежном Мраке, и они вернутся на Землю без нас? Но я отогнал эту мысль. Если уж выбрал путь, то сворачивать с него нельзя.

Мы шли по снегу, надеясь, что обмотки на ногах не развалятся и не промокнут. Мы шагали вдоль Ручья Холодной тропы и наконец уперлись в снежную глыбу, от которой ручей брал свое начало (не такую большую-пребольшую, как Глыба Диксона в Синих горах, которая спускается до самого леса, но все же и не маленькую, примерно в четыре человеческих роста). Мы обвязались веревками, приготовили копья, чтобы опираться на них и не падать, и стали карабкаться по скользкой шерстячьей тропе сбоку от глыбы.

Гарри побежал, но поскользнулся и упал. Ребята засмеялись, им просто необходимо было сбросить напряжение, но Гарри ненавидел, когда над ним смеются.

— Тогда я останусь здесь, — заявил он. — А вы идите, если хотите. Если вы будете смеяться над Гарри, он с вами не пойдет.

И Гарри заревел. Он был самым старшим из нас, единственным, кого можно было назвать взрослым, но расплакался, как ребенок. Ребята смутились: такого не ожидал никто. И поделом им, надо быть терпимее. Они должны были учитывать, что Гарри в тот день убил человека. Он убил Джона Синегорца. И если даже мне тяжело об этом думать, то что уж говорить о Гарри: ему вообще думать трудно.

Тина вернулась к брату, успокоила его и повела вверх по тропе, а ко мне подошел Джерри. Ему хотелось поговорить о том, что случилось. Бедняга, из нас троих ему пришлось хуже всех. Я толком не общался с Диксоном Синегорцем, равно как и Гарри с Джоном. Но Джерри убил парня из собственной группы. Они вместе выросли. И теперь он ни о чем другом не мог говорить, а мне приходилось повторять ему, что у нас не было выбора и, не подоспей мы вовремя, они бы прикончили Джеффа. Да, они его убили бы, а с Тиной сотворили бы такую мерзость, которой и названия-то нет.

— И если бы им это сошло с рук, — втолковывал я Джеффу, — то потом неминуемо настал бы наш черед. Они перебили бы нас поодиночке или всех вместе. Ведь нас всего двадцать один человек, а в Старой Семье — пятьсот с лишним.

— Да, но мы с Метом когда-то вместе играли, — не унимался Джерри, — и как-то раз он обменял мне черное стекло, которое нашел, на большой кусок пеньковицы.

Или:

— А помнишь, как мы поймали трубочника? Которого ты ему уступил? Джефф тогда еще сказал, мол, интересно, каково это — быть трубочником. Мы ведь тогда с Метом дружили, разве нет? Мы дружили, мы были в одной группе.

— Да, Джерри, — отвечал я, — но он первым предал нашу дружбу, когда заколол Бурконя и избил Джеффа, а потом стоял и смеялся, когда Диксон пытался силой переспать с Тиной.

— Ты прав, — с видимым облегчением соглашался Джерри. — Он сам разрушил нашу дружбу.

Потом задумывался, опять хмурился и задавал очередной вопрос:

— А помнишь, как мы пришли сюда со Старым Роджером? И Мет был с нами. Мы тогда дружили.

И приходилось начинать все сначала.

Тем временем огни леса остались позади, и мы очутились в непроглядном Мраке. Видно было лишь то, на что падал свет от головного огня Непа, который шел впереди с Джеффом на спине. В обступавшей нас со всех сторон темноте проглядывали скалы, снег, лед и снова скрывались во мраке за спиной второго шерстячонка, Белоконя.

Джефф назвал свою лошадку Непом в честь «Непокорного» — Небесной Лодки, на которой Анджела, Томми и Три Спутника прилетели с Земли. Имя было выбрано удачно. Когда я в тот раз заметил во Мраке стадо шерстяков, я принял их за небесную лодку с Земли. Да и Неп с Белоконем были для нас в каком-то смысле такими лодками. Пусть мы путешествовали на них не сквозь Звездоворот, а через Снежный Мрак, но без них у нас ничего бы не получилось. Конечно, я придумывал, как осветить нам путь факелом из полых веток или сушеных водорослей, пропитанных жиром, как делают в Семье, когда нужно больше света. Но шерстяки сослужили нам куда более важную службу. Они знали путь. Это ведь шерстяки протоптали Холодную тропу, без них бы не было никакой тропы вообще, — и теперь они нашли для нас дорогу, пусть и скрытую под снегом.

Должен признать: эту часть плана придумал не я, а Джефф, чудаковатый клешненогий мальчишка, который сейчас ехал первым, ребенок, у которого даже толком новая шерстка не выросла.

* * *

Мы шли целый день, потом еще день, потому что спать было негде и, чтобы не замерзнуть, надо было двигаться. Время от времени останавливались, чтобы перекусить копченым мясом и зерновым печеньем, или дать Дженни и Клэр покормить младенцев, или поменять обмотки, если у кого-то они промокли или развалились. (Я не хотел, чтобы кто-то из нас отморозил ногу до черноты, как старый Одноногий Джеффо.) Но стоило остановиться, как холод тут же давал о себе знать и ребят охватывала паника. Тогда мы с Тиной вынуждены были подниматься и обходить нашу цепочку, чтобы прекратить всякую болтовню о том, что мы потеряемся, погибнем или никогда никуда не дойдем. Тяжелее всего приходилось с Мехметом Мышекрылом и Джули и Кэнди Синегорками, которые шагали рядом и замолкали, едва завидев нас с Тиной.

— Так где мы сейчас, Джон? — наконец спросил Мехмет.

— На шерстячьей тропе. И тебе это прекрасно известно. Мы же так и договаривались, забыл, что ли? Если помните, я оставил решение за вами, и вы сами это выбрали.

— Да, но куда ведет эта дорога? Мы поднимаемся все выше и выше.

Так оно и было. Мы шагали в гору, и чем выше забирались, тем сильнее крепчал мороз. С воздухом тоже творилось неладное: становилось все труднее дышать. В голову лезли старые истории про то, что будто бы Джела, Томми и Три Спутника рассказывали, мол, в Звездовороте совсем нет воздуха, что он, как вода, держится у земли. А что, если воздух в Долине Круга — как вода в гигантском озере, а шерстяк Неп ведет нас туда, где воздуха нет в помине, и мы все задохнемся?

Но тут я вспомнил, что шерстякам тоже нужен воздух. Было слышно, как они дышат, а изо рта у них, точь-в-точь как у нас, клубился пар.

— Да, мы поднимаемся, — ответил я Мехмету. — Но не на вершину, а между двумя горами.

— Откуда ты знаешь?

— Видишь, слева склон горы? Он уходит вверх, в свете огоньков можно разглядеть. И слышно, что справа тоже гора.

Я приподнял краешек головной повязки, чтобы доказать ему свою правоту.

— Мехмет! — гаркнул я.

«Мехмет!» — откликнулось эхо в вышине справа. Гора оказалась куда больше, чем я думал; мой голос отразился от камней где-то там, в полной темноте, куда, скорее всего, никогда не ступит нога человека.

Послышалось еще несколько слабых отголосков, и камни с шорохом посыпались с голых скал.

— Понял теперь? — с этими словами я опустил повязку на лицо. Борода моя уже успела обледенеть.

— Да уж, много ты знаешь о Снежном Мраке, — съязвил Мехмет.

Я не стал с ним спорить. Если бы я ошибся, то выставил бы себя дураком. Если же оказался прав — значит, умничаю.

Вдруг Сьюзи Рыбозер закричала, что чувствует себя как-то странно и, похоже, вот-вот родит. К счастью, это оказалось неправдой, но все равно пришлось уделить ей внимание и успокоить ее, прежде чем снова двинуться в путь. Ребята мерзли, боялись, злились и только и ждали, кого бы обвинить в своих бедах. Я не сомневался, что в конце концов виноватым объявят меня.

Мы шли еще четыре часа или около того. И вот, когда уже даже я засомневался, не зря ли мы все это затеяли, оказалось, что мы дошли до гребня горы. Внизу, под нами, что-то было. Не снег и не темнота, а что-то живое. Оттуда лился свет.

* * *

Оказалось, что это еще не конец Снежного Мрака, а всего-навсего дерево. Вокруг него образовалась проталина: горячий ствол растопил снег, как, наверно, от первого дерева из огненных пещер Подземного мира оттаяла ледяная почва Эдема, когда повсюду был сплошной Снежный Мрак. Дерево было высокое, с длинным прямым гладким стволом и высокими раскидистыми ветвями. Белые светоцветы озаряли снег вокруг. В их свете из дыр в земле короткими ритмичными выдохами вырывались клубы пара и скапливались вокруг ствола. Мы даже расслышали привычное «хмммм, хммммм, хмммм».

Все заговорили разом и устремились вниз по снежному склону, чтобы скорее добраться до теплого дерева. Гарри рванул первым и тут же утонул в снегу по шею. Люси Мышекрыл провалилась до подмышек, а Дейв Рыбозер по пояс. Болтовня и крики радости сменились испуганными воплями. Пришлось мне прикрикнуть на ребят, чтобы стояли и спокойно ждали, пока мы вытащим этих троих на веревке.

— А теперь все за Непом, — крикнул я. — Он знает, как пробраться к дереву, а мы — нет.

Я очень надеялся, что Неп все же пойдет к дереву, а не останется наверху, потому что не представлял, как мне удастся объяснить всем этим перепуганным уставшим новошерсткам, что мы снова уходим во Мрак, не отогревшись и не отдохнув при свете дерева.

К счастью, шерстяк действительно направился вниз. Сперва пошел направо вдоль гребня, по самому краю, где снег подтаял, а потом спустился в заснеженную долину, где росло дерево. Подходя к дереву, мы увидели, что оно еще больше, а долина куда ниже, чем мы думали, потому что путь туда оказался дольше, чем мы ожидали. Дерево было высокое-превысокое, раз в пятнадцать-двадцать выше человека. Но пока мы к нему спускались, случилось кое-что странное, что совершенно сбило нас с толку. Сперва мы даже не поверили собственным глазам.

С неба на вершину дерева опустилась летучая мышь, замерла, как все мыши, чуть помахивая крыльями и потирая лапками лицо, и уставилась на нас, слегка наклонив голову набок, словно гадала, кто мы такие. Из дыры под деревом, в десяти футах ниже, поднимался пар и клубился вокруг мыши. Она была куда больше любой летучей мыши, которую мы видели до сих пор. Самыми крупными из тех, что обитали в нашем лесу, были красномыши, но даже у них рост от макушки до пят не превышал полутора футов. Эта же оказалась размером с ребенка бремен пятнадцати от роду, а размах крыльев у нее был по меньшей мере футов шесть. В общем, вид у этой мыши был более чем странный: вроде и крылья есть, и коленки назад, и когти на ногах, и сморщенная кривая морда без носа, а все равно такое чувство, будто на тебя глазеет человек.

Тут мы заметили кое-что, чего не видела мышь. Из дыры под деревом показался трубочник. Покачал туда-сюда головой, как делают все трубочники, когда высматривают птиц, мышей и махавонов, и, кольцами обвивая дерево, пополз вверх по стволу к летучей мыши. Член Гарри, до чего же он был длинный! Минимум футов пятнадцать, прикинул я на глаз, с дюжинами когтистых лапок.

Мышь по-прежнему потирала морду и смотрела на нас. Все замерли, кроме Непа, который знай себе брел вперед с Джеффом на спине. Похоже, мышь заметила, что мы не двигаемся, и удивилась, потому что перестала потирать морду, подняла голову и чуть опустила лапы, как будто мы ее напугали, озадачили или просто заинтересовали. Трубочника мышь по-прежнему не видела, хотя его голова раскачивалась уже в ярде от нее.

Не знаю, почему, но внезапно я закричал:

— Берегись! — завопил я. — Осторожно!

Ребята рассмеялись. Кому придет в голову разговаривать с животным, как с человеком? Но некоторые тоже закричали: «Эй, мышь, смотри, там трубочник, он сейчас тебя поймает!»

Мышь напряглась, оглянулась, провела правой лапой по морде, расправила крылья, но так и не двинулась с места. А трубочник подползал все ближе.

— Берегись! — снова заорал я.

И мышь, похоже, наконец что-то почуяла и взмыла в воздух в ту самую секунду, когда трубочник бросился на нее. Лязгнули острые зубы, промахнувшись всего-то на пару футов, но мышь, целая и невредимая, взлетела в ледяную высь.

Трубочник, покачивая головой над самой верхушкой дерева, проводил мышь взглядом, а потом согнулся, посмотрел на нас и пополз вниз, так же обхватывая кольцами ствол, и наконец скрылся в затянутой паром дыре.

Мышь тем временем поднималась все выше и выше, не спуская с нас взгляда, пока не превратилась в крошечную черную тень на фоне Звездоворота. Тогда мышь развернулась, полетела прочь, неспешно размахивая широкими крыльями, и скрылась в Снежном Мраке.

— Джон! Джон! — окликнули меня ребята.

— Джон, — прошипела Тина, подошедшая ко мне из середины отряда, — вытри глаза и успокойся.

Я огляделся вокруг. Увидел лица ребят в свете древесных огней. Кто-то улыбался, кто-то смеялся, кто-то был напуган.

Я поднес ладони к лицу и поспешно вытер слезы.

31

Тина Иглодрев

Как он мог позволить себе расплакаться, когда все ждали от него стойкости? Имена Майкла! Ведь столько было случаев, когда для пользы дела нужно было показать чувства, но нет, тогда он держался. А сейчас, в самый неподходящий момент, вдруг размяк. Да и с чего он вдруг прослезился? Прямо как зритель, который смотрит пьесу, — например, когда мы играли «Кольцо Джелы», тогда многие рыдали. Но не из-за самой истории. Люди плачут, потому что пьеса напоминает о том, что им довелось пережить. Об их собственных потерях и о том, чего у них никогда не было, о минутах нужды, о предательствах близких. Так чем же история летучей мыши и трубочника так растрогала Джона? О чем напомнила? Очевидно, летучей мышью был он, гордый, холодный и одинокий. А кто же тогда трубочник?

* * *

Лед вокруг дерева подтаял, и образовалась яма шириной ярдов десять и глубиной что-то около трех. Крутые стенки ямы обледенели и в свете дерева отливали сине-зеленым. Но с одного края шерстяки утоптали в снегу дорожку, по которой мы смогли спуститься к дереву. Внизу оказались грязь, валуны, шерстячий навоз и лужицы, вода из которых ручейком сочилась в дыру и Джела знает где вытекала. Вблизи дерево было огромным-преогромным. Мы смогли его обхватить только втроем. Ствол уходил так высоко вверх, что ветки начинались раз в пять выше человеческого роста.

В обмотках не стоило топтаться по грязи: развалятся. Мы с Джоном повторяли ребятам, чтобы они старались шагать по сухому, но без толку: все ринулись вперед, чтобы поскорее согреться у дерева и напиться из лужиц и ручейка. Шерстяки сопели и радостно урчали. Люди ссорились за место у ствола. Младенцы, молчавшие весь переход, как будто вместе с нами погрузившись в оцепенение, очнулись, закричали и заплакали.

«Пффф, пффф, пффф», — пыхтело дерево, выпуская пар через шесть-семь отверстий на стволе, как прежде, на протяжении долгих-долгих бремен, пока торчало тут в одиночестве и вокруг не было ничего, кроме снега, льда и звезд.

— Ребята! — окликнула я. — Не толкайтесь у дерева, не ссорьтесь. Мы будем греться по очереди.

Я выбрала первых десять человек, и они плечом к плечу сгрудились вокруг дерева, привалившись к стволу. Ребята уселись на корточки, прикрыли глаза и вскоре уснули, убаюканные после длинного-предлинного перехода теплом и ритмичной пульсацией дерева за спиной. Одним из тех, кого я выбрала, был Джерри. Он возражал, уверяя, что останется с Джоном, но я убедила его, что он больше поможет брату, если отдохнет. Еще я выбрала добряка Дикса.

— Ты тоже отдохни, — предложил он, — садись рядом со мной. Вид у тебя усталый-преусталый.

Но я отказалась, хотя и незаметно улыбнулась ему с благодарностью.

Джон велел Джейн и Майку первыми идти в дозор. Джейн должна была следить за деревом, а Майк обходить сверху вокруг ямы и наблюдать за снежными склонами. Нетрудно представить, что такой здоровенный трубочник, не поймав летучую мышь, захочет поживиться человечинкой. (Вряд ли он так уж разборчив в еде, разве что в Подземном мире есть другие источники пищи.) И если тут водятся гигантские летучие мыши и трубочники, кто знает, какие еще опасности нас подстерегают?

Те, чья очередь греться у дерева еще не пришла, развели два костерка из углей, которые мы захватили из Долины Холодной тропы. На растопку набрали веток и шерстячьего навоза. Ребята сгрудились у костра, дожидаясь, когда можно будет прислониться спиной к теплому стволу, и чинили обмотки запасными кусками шкур, которые мы принесли с собой. Мехмет Мышекрыл, Энджи Синегорка и Дейв Рыбозер кучковались возле одного костра, а мы с Джелой Бруклин и Гарри — у другого. Шерстяки боятся огня, поэтому Джефф с Непом и Белоконем улеглись в стороне. Джон мерил шагами пятачок у дерева, то поднимаясь на лед, к Майку, то подходя ко мне.

— Пока все идет хорошо, — заметил он, присев на корточки возле нас с Джелой и Гарри. — Не так уж это было и трудно.

Но, похоже, никто не разделял его радости.

— В хорошее же местечко привел нас Джон, — сказал Мехмет Мышекрыл Энджи и Дейву, подбрасывая в огонь кусок навоза. — Тесновато, конечно, и сыровато, но ради этого стоило уйти из Долины Круга. Вот только я никак не пойму, что мы тут будем есть.

Мехмет оглянулся на нас. Я посмотрела на Джона. Тот покосился на меня, пожал плечами, встал и, ничего не ответив, ушел на лед.

— Джон молодец! — не унимался Мехмет. — Разговаривает с летучими мышами, плачет… и этот человек ведет нас незнамо куда!

— Ну веди ты нас, — предложила Мехмету Джела своим сильным глубоким голосом. — Если тебе так хочется. Ты же лучше Джона знаешь, что нужно. Так вперед! Отныне решения принимаешь ты. Давай. Расскажи нам, что делать дальше.

Мехмет опешил было, но тут же расплылся в улыбке:

— Ну уж нет. Мы так не договаривались. Джон нас в это втянул, вот пусть и выкручивается.

— То есть ты ему все-таки доверяешь? — уточнила Джела.

— Кому, Джону? Вот еще! Он все испортил. Сам не знает, что делает.

— И все равно тебе проще идти за ним, чем самому принимать решения, как тогда, в Долине Холодной тропы, когда Джон предложил вам выбирать. Это полная чушь, Мехмет, и ты сам это понимаешь.

— А ты, Джела, не суй свой нос куда не надо, — вмешалась Энджи Синегорка.

Гарри, сидевший рядом со мной, негромко застонал. Он раскачивался всем телом и тяжело дышал, как всегда, когда волновался, и готов был сорваться на крик. Я встала, чтобы его успокоить.

Джон подошел к краю ямы и посмотрел сверху на нас, сидевших в грязи. Я думала, он осадит Мехмета, но Джон ничего не ответил. Похоже, даже не заметил, что происходит.

— Мехмет, смени Майка, — только и сказал Джон. — У него ноги насквозь промокли, ему надо переобуться.

Мехмет взглянул на Энджи, но возражать не стал.

«Пфффф, пффффф, пффффф», — пыхтело дерево, исторгая в морозный воздух клубы пара.

Один из малышей проснулся и заплакал.

* * *

Четыре-пять часов спустя, когда вторая партия отогрелась у дерева и мы перекусили мясом, все снова натянули повязки, превратившись в диковинных, бесформенных чудищ, и вернулись на лед. Впереди ехал Джефф на Непе, за ним шагал Джон, а за ним — все мы и в самом хвосте — Джейн, которая вела на веревке Белоконя. Мы с Диксом шли в середине.

Сиськи Джелы, до чего же холодно наверху. Повязки промокли, мы устали, малыши плакали, и мы понятия не имели, куда идем. Правда, Неп, похоже, знал, потому что уверенно шагал вперед по снегу. Время от времени мы оборачивались и с тоской смотрели на дерево: в его сиянии снег под ногами искрился и переливался. Невероятно, но это одинокое дерево в грязной яме, да еще с огромным жутким трубочником внутри, казалось нам таким уютным и безопасным по сравнению с тем, куда мы шли.

Но вскоре дорога повернула, яркое дерево скрылось из виду, и мы очутились в кромешной темноте. Даже Звездоворот затянуло тучами. Мрак освещали только огни во лбу наших шерстячат. И в этом круге света с темного неба падали крупные пушистые снежинки, вихрились вокруг нас сотнями, тысячами, засыпали нас, шерстяков и тяжелые лодки из коры, которые мы по-прежнему волокли за собой.

Когда ты устал и отчаялся, единственное, что спасает, — это ритм. Поймаешь его, и сразу легче шагать, потому что он навевает сон. Но стоит кому-то заговорить или остановиться или что-то другое нарушит ритм, как тут же наваливается тяжесть. Так что мы шли и шли, не говоря ни слова.

Мы двигались около двух часов. Малыши молчали, никто ни с кем не разговаривал, только снег скрипел под ногами. Вдруг раздался голос Дикса:

— Что это за звук?

«Да заткнись уже, — подумала я. — Какое мне дело, что это за звук». Мне хотелось слышать только хруст снега под онемевшими от холода ногами. Но ребята тоже что-то услышали, остановились, заговорили разом и зашикали друг на друга, мол, тише, не мешай слушать. Шерстяки замерли как вкопанные и тоже прислушались.

Звук походил на еле слышный крик: «Ааааааааааааааааааа!» и доносился откуда-то с гор, маячивших в темноте слева.

Неп и Белоконь засопели и захрипели.

— Это Обитатели Сумрака! Значит, Люси Лу была права, Обитатели Сумрака существуют, — пробормотал кто-то.

По нашей веренице пронесся стон.

— Нет, это леопард, — крикнул Джон. — Держите копья наготове. Не выпускайте шерстяков.

Джерри и Джела подскочили к Непу, на котором ехал Джефф. Сьюзи и Дейв вцепились в Белоконя, который шел в конце. Шерстячата дергались, пытаясь вырваться, и испуганно повизгивали: «Ииииик! Иииииик! Иииииик!»

«Ааааааааа!» — снова раздался высокий одинокий крик.

Мы изо всех сил старались хоть что-то разглядеть в тусклом свете.

Вдруг Мехмет заорал:

— Нет! Он сзади! Повернитесь!

И тут леопард бросился на нас. Пока мы таращились в другую сторону, огромная белая пушистая тварь подкралась к нам по снегу, одним махом вцепилась в Белоконя зубами и когтями, вырвала его у Сьюзи и Дейва и поволокла прочь, оставляя на снегу тонкий черный кровавый след. Сьюзи с Дейвом погнались было за леопардом, но снег за пределами тропы, по которой вел нас Неп, оказался рыхлым и глубоким, и оба тут же провалились по колено. В отличие от леопарда, бежать по снегу они не могли.

Так хвост нашей цепочки лишился собственного источника света. Практически в полной темноте мы наблюдали, как снежный леопард в круге света от огонька во лбу Белоконя перегрызает шерстячонку горло. Этот леопард был крупнее своего лесного собрата, белый и мохнатый, как шерстяк. Четыре задние лапы у него были плоские и расширялись книзу; кроме двух черных круглых глаз, на макушке маячил третий, намного больше первых двух и глубокий, как миска. Заметив, что мы на него смотрим, леопард запрокинул голову, как будто глядя вверх, на горы, и до нас донесся тот же протяжный вопль: «Ааааааааа!» Мы оглянулись: казалось, что кричит не леопард, а кто-то далеко отсюда, где-то позади, над нами.

Хрум! Пока мы глазели незнамо куда, леопард откусил огонек с уже почти доеденной головы шерстячонка, проглотил, и его окутала тьма. В это мгновение в переднем конце шеренги послышался оглушительный визг: Неп вырвался у Джерри с Джелой и помчался прочь по снегу с Джерри на спине.

Так мы потеряли последний источник света. У нас не оставалось ничего, кроме этого яркого пятнышка посреди снегопада, а сейчас и этот огонек скрылся из виду вместе с крошечной тенью Джеффа, и мы остались в полной темноте.

«Аааааааа! — снова раздался убаюкивающий далекий крик снежного леопарда у нас за спиной. Сам же леопард — ничуть не сонный и вовсе не далекий, а громадный и свирепый, с огромными клыками и когтями, — был тут как тут, прямо перед нами. Лесному леопарду хватает одной жертвы, снежный же, видимо, не прекращает охоты, откусывает у шерстяков огоньки со лба и возвращается за новой добычей, пока не запасет мороженого мяса, которого хватит, пока мимо снова не пройдет стадо шерстяков.

На мгновение мы почувствовали: леопард тут, среди нас. Раздался девчачий крик, потом, в нескольких ярдах от нас, послышался придушенный хрип, и наступила тишина. Мы догадались, что леопард утащил кого-то из нашей шеренги и загрыз в темноте, как Белоконя.

Мы не знали, кого же с нами больше нет, и принялись перекликаться:

— Тина, ты цела? — крикнул Дикс, ощупывая меня.

— Джейн! — позвала я сестру. — Джейн, ты здесь?

— Люси! Клэр! Кэнди! — кричали другие, и голоса отвечали им в темноте.

Наконец кто-то окликнул: «Сьюзи!», но Сьюзи Рыбозер, наша умная, острая на язык Сьюзи, молчала. И мы поняли, что, будь тут светлее, увидели бы алый след на снегу от крови Сьюзи и ребенка у нее в животе и голову, бессильно болтавшуюся на сломанной шее.

Громовой крик Джона перекрыл наш плач и причитания:

— Быстро все в кучу! Копья выставить наружу! Вы что, хотите, чтобы эта тварь нас по одному передушила? Все в кучу, копья наизготовку! Сейчас же! Кому я сказал? Быстро!

32

Джефф Красносвет

Неп все бежал, бежал, бежал, и я никак не мог его остановить. Оставалось лишь вцепиться покрепче в шерсть и прижаться к его спине. Я понимал, что если упаду в темноте на снег, то все, мне конец. Мир по-прежнему будут видеть сотни глаз, но моих среди них не будет.

А Неп все мчался куда-то вниз по широкой заснеженной равнине. Огонек у него во лбу ярко горел и мигал от страха, и шерстячонок визжал, не переставая: «Эйииии! Эйииии!» Я никогда раньше не слышал, чтобы он так кричал. Эхо его вопля отражалось от скал и гор. Крупные снежинки вихрились вокруг меня и пролетали мимо. Я успевал разглядеть огромные утесы, валуны да гигантские зеленоватые глыбы льда, торчавшие из-под снега.

Спустя некоторое время Неп замедлил бег. Я заметил, что снег перед нами потрескался, провалился и навстречу попадается все больше огромных покоробившихся льдин и обледенелых проталин. Я понял, что все это время мы были на верху гигантской снежной глыбы, которую до этого места покрывал плотный слой снега, здесь же лед трескался, горбился и торчал из-под снега, как раздробленные кости из сломанной ноги.

«Эйииии! Эйииии!» — прокричал Неп, на мгновение умолк и снова завопил: «Эйииии! Эйииии!» Неожиданно он свернул налево и принялся взбираться по каменистым склонам над снежной глыбой, все выше и выше, пока не очутился на гребне горы, откуда было видно другую сторону.

Под нами был свет! Тысячи огоньков, белых и зеленовато-желтых. Внизу, со всех сторон окруженная Снежным Мраком, простиралась небольшая круглая долина с сияющими деревьями.

«Эйииии! Эйииии!» — не унимался Неп.

Я накрыл ладошкой огонек у него на лбу, чтобы заставить его повернуть назад, вернуться к остальным и все им рассказать. Прежде он всегда меня слушался. Тропинку находил Неп, но когда мы оказывались на распутье, он останавливался, поднимал голову, принюхивался, шевеля щупальцами, и тогда я решал, куда нам идти: клал руку ему на огонек и поворачивал голову шерстячонка в нужном направлении. Я догадался, что шерстяки могут оставаться в Снежном Мраке по нескольку дней, но сейчас нам нужно было спуститься на ту сторону. И я старался направлять Непа через Пекэм-хиллс, а не вдоль гребня горы.

Но сейчас, на вершине, он отказался выполнить мой приказ. Как я ни поворачивал его голову, Неп и не думал возвращаться. Наверно, леопард был еще слишком близко.

Стоять на месте шерстячонок тоже не собирался. «Эйииии!» — издал он все тот же вопль и принялся спускаться вниз, к огням долины. Я вцепился в огонек, потянул его на себя, чтобы Неп хотя бы остановился, но он не обращал на меня никакого внимания. Мне так и не удалось заставить его передумать, я оказался бессилен. Оставалось лишь повторять себе, что надо смотреть по сторонам, изучая местность, в которой я очутился.

— Мы здесь, — прошептал я себе, — мы и правда здесь.

Что, если я никогда больше не увижу остальных? Умру в одиночестве, и никто никогда не узнает, что я видел. Но, как бы то ни было, все равно я сейчас это вижу. Я жив и вижу это, и все это правда здесь.

Мы оказались в странном лесу. Деревья здесь были размером с то дерево в снегах, с трубочником и летучей мышью, а ветки начинались высоко-высоко над землей. Проезжая под ними, я чувствовал себя крохотным-прекрохотным, даже на спине Непа: уж слишком высоко над головой были ветки. Но светоцветы сияли так же ярко, как на белосветах в Долине Круга, несмотря на то что росли очень высоко, и стволы были такими же теплыми и издавали те же знакомые звуки, которые мы слышали каждый день и спячку — всю жизнь до того дня, когда ушли в Снежный Мрак. «Пффффффф, пффффффф, пффффффф», — пыхтели деревья. «Хммммммммммм», — гудел лес.

По одному из стволов сбежала вниз древесная лисица, высунула мордочку из-за дерева и уставилась на нас пустыми плоскими глазами, нюхая воздух длинным загнутым носом. Мимо пролетела разноцветная птица, вытянув перед собой лапки. С высокой ветки на меня уставилась обезьяна с шестью длинными лапами. Она была крупнее обезьян в Долине Круга, а между лап у нее свисали складки кожи.

В голове у меня было ясно-ясно, и я глазел по сторонам, потому что ничего другого мне не оставалось — только наблюдать, и я уж постарался рассмотреть все до мелочей. Я успокоился и почувствовал, что Неп тоже успокоился. Его сердца уже не колотились так бешено, огонек во лбу перестал мигать и светил ровным светом. Я осторожно прикоснулся к нему — вдруг остановится? И Неп действительно остановился, причем сразу же, не упрямясь. Я слез с его спины, подвел его к ручью, а сам, привалясь спиной к дереву, наблюдал, как шерстячонок передними лапами рвет волнистые водоросли и запихивает в рот.

Потом Неп улегся на землю возле меня и заснул.

* * *

«А ведь вожак-то все-таки я, а не Джон», — сказал я себе, поглаживая Непа по мохнатой спинке и вспоминая, как придумал приручить шерстячат, чтобы сделать из них лошадей, и выбрал дорогу.

— Настоящим вожаком был я, — повторил я и рассмеялся.

Разумеется, я не был вожаком в том смысле, что Джон. Да и не мог быть. Впрочем, нисколечко и не хотел. Жизнь моя складывалась иначе, чем у Джона, потому что я родился клешненогим, и никто не ждал, что когда-нибудь я вырасту и стану настоящим мужчиной. Другие мальчишки бегали, дрались, пинали мяч (даже мышерылы, хотя их все дразнили), но с такими ногами, как у меня, не побегаешь. Другие мальчишки взрослели, надевали маски мужчин и прогоняли из головы все мысли, которые противоречили маске, но от клешненогого никто не ждал, что он будет притворяться или перестанет думать. Поэтому я видел все не так, как другие люди.

«Поэтому я и придумал, как сделать лошадей, — сонно сказал я себе, поглаживая Непа. — Я понимал их лучше, чем другие».

Я догадался, что между эдемским животным, и животным земным, и человеком нет никакой разницы. У всех в глазах светится один и тот же разум. Это-то и помогло мне приручить шерстяков и сделать из них лошадей. Я понимал, что они во многом похожи на нас. Другие мальчишки даже не задумались бы об этом: слишком уж они озабочены своими охотничьими успехами.

Мне было спокойно-спокойно, тепло и уютно между боком Непа и стволом дерева.

Не то что бы я совсем не боялся смерти, как многие люди. Но я прекрасно понимал, что когда человек умирает, сознание, скрытое в нем, все равно остается.

Вскоре меня тоже сморил сон.

33

Джерри Красносвет

Я всегда любил своего двоюродного брата Джона и верил: он знает, что делает, даже если не понимал причины его поступков. Но, надо признаться, сейчас он нас подвел: мой младший брат Джефф потерялся в снегах, а остальные сгрудились в круг в такой кромешной темноте, что казалось, будто мы ослепли и просто ждем, пока на нас снова нападет леопард и задерет очередную жертву.

Вокруг было темно-темно-темно. И в этой ослепившей нас черноте, совсем-совсем рядом, не за изгородью, рыскал зверь, который, в отличие от нас, прекрасно все видел и мог бесшумно передвигаться по снегу. Мы выставили перед собой копья и покачивали ими, чтобы леопард не пролез между нами. Но что копья! Жалкие деревяшки, причем у большинства даже без нормального наконечника из черного стекла. Леопарду они не страшнее веточек: махнет лапой и сломает.

— Помните, что он никогда раньше не видел людей, — выкрикнул Джон. — Он не знает, кто мы. И, скорее всего, не понимает, что мы его не видим. Давайте попробуем его отпугнуть. Кричите! Визжите! Орите во все горло!

Нам этого вовсе не хотелось. И так ничего не видно, а теперь еще будет не слышно. Нам нужна была абсолютная тишина, чтобы слушать, слушать, слушать.

Но Джон закричал, а за ним и Тина. Тогда я тоже заорал, и постепенно к нам присоединились другие. Малыши тут же расплакались. Эхо наших воплей отражалось от окрестных скал и возвращалось к нам, и казалось, будто в мире не осталось ничего, кроме нашего крика. Причем стоило начать, как остановиться было уже невозможно. Криком мы выражали свои чувства, выпускали их наружу. И пусть мы не испытывали ничего, кроме страха и отчаяния, но они были так велики, что прогоняли тьму и разбивали лед, и казалось, что все это далеко-далеко.

И все же крик не мог вытеснить наши мысли. Мы понимали, что леопард — только начало наших бед. Мы его прогоним, а дальше что? Как нам отсюда выбраться без света? Да мы понятия не имеем, где мы и куда идти!

«Что нам делать?! — вопили одни. — Что же нам делать?!»

Другие кричали: «Мама! Мама! Мамочка!»

Но никакая мама не придет. Ни одной маме на свете не под силу нас спасти.

— Все! — заорал Джон. — Он ушел! Ушел! Замолчите и слушайте!

Визг и вопли утихли, но не сразу, потому что, раскричавшись, мы боялись снова оказаться в тишине, как до этого боялись открыть рот. Весь этот гам нас все-таки успокаивал.

— Откуда мы знаем, что он ушел? — послышался в темноте голос Клэр, когда наконец все замолчали.

— Потому что иначе он давно бы напал, — пояснил Джон. — Мы его отпугнули. Показали, что мы не шерстяки, мы не похожи ни на что из того, с чем ему доводилось сталкиваться.

— И что же нам теперь делать?

— Где снежные лодки? — спросил Джон. — У кого угли? Я захватил с собой веревки, пропитанные жиром. Мы их зажжем и будем освещать себе дорогу. Пойдем по следам Непа в снегу.

Мы опустили копья и принялись шарить по снегу во Мраке. Когда напал леопард, те, кто держал снежные лодки, выпустили веревки, и теперь мы никак не могли их найти. Кто-то наткнулся на чье-то копье и выругался. Кто-то сшиб кого-то с ног. Наконец мы нашли лодку из коры с кучей шкур, потом другую, с копченым мясом и печеньем, а потом… потом мы услышали, как Джела Бруклин негромко простонала:

— Джон, она перевернулась! Наверно, когда леопард напал. Лодка перевернулась, и угли рассыпались. Так что огня у нас нет.

Эта новость так всех оглушила, что никто не проронил ни звука, даже Мехмет. Повисло долгое молчание. А когда наконец Джон заговорил, в его голосе слышался страх, как бы он ни старался это скрыть.

— Ну… тогда… мы… нам придется… пробираться вперед ощупью. Я пойду первым, постараюсь нащупать следы Непа. Снег перестал, так что их хотя бы не завалило. Будем двигаться медленно, но ничего, как-нибудь справимся.

Что ж, выбора у нас не оставалось. Лодки мы бросили. Джон пополз вперед, шаря перед собой руками в обмотках из шкур, чтобы нащупать следы шести ног Непа. Двигаться приходилось медленно-медленно: широкие лапы Непа не оставляли в снегу глубоких ямок, как наши ступни, и оставалось лишь надеяться, что снега больше не будет и их не завалит. Мы потихоньку шли гуськом. Между собой мы были связаны веревками, но все равно держались за руки, чтобы наверняка не потеряться. Шаг вперед — остановка — шаг вперед — остановка — шаг вперед — остановка. Нам было холодно-прехолодно. Мы двигались слишком медленно, чтобы согреться, и прекрасно понимали, что вот-вот получим обморожение, а потом и тропическую язву, как старый Джеффо Лондон. Мы знали, что на следующий день, скорее всего, уже будем мертвы, как бедная Сьюзи Рыбозер, и, как она, пойдем на обед леопардам. Член Тома, мы даже не знали, ведут ли следы Непа в правильном направлении. Что, если он унес Джеффа куда-нибудь на вершину горы? Ведь шерстяки же не люди. Они во Мраке как дома.

Шаг вперед — остановка — шаг вперед — остановка — шаг вперед — остановка — шаг вперед — остановка.

Джела Бруклин, шагавшая почти в самом конце, запела старую песню, которую якобы Томми, Джела и Три Спутника привезли с Земли.

«Лодочка быстро скользит по волнам, крепче держи весло! — пела Джела грудным голосом. — Весело, весело, весело нам, жизнь — это сладкий сон».

Постепенно все подхватили мотив, не громко, не так, как мы когда-то певали у костра, но как будто мурлыкали песню про себя.

«Лодочка быстро скользит по волнам — шаг вперед, остановка, — крепче держи весло, — шаг вперед, остановка, — весело, весело, весело нам, — шаг вперед, остановка, — жизнь — это сладкий сон».

Так мы брели час, другой, третий. Один раз кто-то в середине — кажется, Дейв Рыбозер, — провалился в какую-то трещину или щель во льду, и, не будь он привязан веревками к тем, кто шел впереди и позади него, мы бы его потеряли. А так ребята вытащили Дейва и предупредили тех, кто шел следом, чтобы они держались левее, да пошли дальше, снова как ни в чем не бывало замурлыкав тот же мотивчик.

В другой раз откуда-то издалека до нас донесся крик снежного леопарда (хотя с леопардами не разберешь, далеко они или близко и с какой стороны), но мы только подняли копья да запели громче:

— Лодочка быстро скользит по волнам… — шаг вперед, остановка…

Спустя некоторое время спереди послышался вопль Джона:

— Стойте! Не ходите сюда! Не толкайтесь!

Мы остановились и замолчали.

— Тут, похоже, трещина во льду, — крикнул Джон. — Я в нее чуть не свалился. Подождите, я проверю.

Мы ждали. Послышался слабый всплеск.

— Точно, — дрожащим голосом подтвердил Джон: как ни старался, ему не удалось скрыть страха. — Она… довольно глубокая, ярдов пять. Я туда сбросил снежок. Трещина большая, там внизу ручей. Нам через нее не перелезть.

Мы молчали.

— Наверно, — запинаясь, продолжал Джон, — наверно, я где-то неправильно свернул. Принял за следы Непа какие-нибудь ямки в снегу. Нам надо вернуться и… Я постараюсь отыскать место, с которого мы повернули не туда.

Вернуться дорогой, по которой протопали двадцать человек, чтобы отыскать, где прерываются и без того еле заметные следы шерстяка? И все это в кромешной темноте? Кого он дурачит?

Но все стояли и ждали.

— Может, кто-то из вас предложит что-то получше? — спросил Джон.

«Лечь на снег и заснуть, — подумал я. — Погрузиться в сон и уже не проснуться».

Я понимал, что едва лягу, как тут же замерзну, а потом перестану чувствовать холод, и мне приснится, что я снова в Семье, с Джеффом, Сью, братьями, сестрами и друзьями, лежу, свернувшись калачиком, в тепле у костра.

— Так что, будут предложения? — повторил Джон вопрос, который в другое время задал бы исключительно для того, чтобы пресечь любые возражения, сейчас же явно надеялся получить ответ.

Но никто не произнес ни слова. Ни Тина. Ни Мехмет. Никто.

Было холодно-прехолодно.

— Тогда… тогда я перейду в конец, — сказал Джон. — А вы развернетесь и пойдете за мной…

Все молчали. Никто не шелохнулся. Джон перешел в конец цепочки. «Бедняга», — подумал я. Он ведь и сам понимает, что из-за него мы все погибнем. Когда Джон проходил мимо меня, я коснулся его руки. Я злился на него, сильно-пресильно злился, и все-таки мне было его жаль. Он никак не мог позволить себе лечь на снег и погрузиться в сон. Ведь это же он нас сюда привел. Значит, должен бороться до последнего.

Да и у Джона, в отличие от нас, в Семье не осталось никого, о ком ему было бы приятно вспомнить. Так что у него не было другого выбора: надо идти.

— Ну вот, — крикнул он, добравшись до конца цепочки, — правда, теперь мы пойдем медленнее, потому что мне придется…

Он осекся. Откуда-то сверху и слева долетел крик.

«Опять леопард», — подумали мы, и по нашей веренице пролетел стон. Мы понимали, что теперь мы — легкая добыча. Леопарду даже не придется нас убивать. Достаточно чуть-чуть подождать — и мы сами сдохнем.

Но крик повторился, и на этот раз мы разобрали слова:

— Э-ге-гей! Это вы? Джон, Джерри, Тина! Это вы?

Мы подняли глаза. Вверху на склоне сиял огонек. Там стоял шерстяк, а на его спине сидело странное существо в маске, которую подсвечивал снизу огонек во лбу шерстяка.

Кэнди завопила от страха: она подумала, что Обитатели Сумрака явились за нами, хотя мы еще живы. Я же рассмеялся.

— Джефф! — заорал я. — Джефф!

Разумеется, это был мой брат, мой умный братишка. И вовсе он не потерялся!

— Вот теперь я вас вижу, — крикнул он, спускаясь на Непе к нам. — С трудом, но вижу. Никуда не ходите, стойте на месте.

Голос Джеффа эхом отражался от скал на дальнем краю долины. Мы с трудом его слышали.

— Там трещина в снежной глыбе, — сообщил он. — Не ходите туда. Дорога тут. Наверху.

Он зигзагами спускался по снежному склону.

— На той стороне гребня — деревья, ручьи и стада шерстяков. А вы идете мимо и не замечаете.

Ребята засмеялись, кто-то расплакался, и все заговорили разом.

— Подождите, я иду к вам, — крикнул Джефф.

— Член Гарри! — воскликнул Джон, когда Джефф приблизился к нам, — как же мы рады тебя видеть! Я уже думал, нам всем конец. Думал, удача от нас отвернулась.

Джефф рассмеялся.

— Ничего подобного. Я отведу вас в безопасное место, это тут недалеко. Я бы пришел раньше, но Неп так испугался леопарда, что никак не хотел возвращаться. Пришлось дать ему отдохнуть, успокоиться и поспать. Да и мне тоже надо было успокоиться, чтобы Неп не боялся и слушался меня.

Никогда прежде я не видел Джеффа таким. Я всегда знал, что он умник-разумник, куда умней меня, но в то же время он был моим младшим братом, к тому же клешненогим, а значит, не участвовал в играх, не ходил на охоту и говорил всякие странные вещи. Сейчас же он стал вожаком, почти как Джон. А ведь Джефф еще даже не новошерсток, но он вел себя как взрослый мужчина. И я понял, что от других его отличают не только ум и проницательные-проницательные глаза, которые замечают то, что не видно другим: он был сильным. Джефф был сильный-пресильный, куда сильней меня, и, пожалуй, в чем-то даже посильнее Джона.

— Джефф! — завопил я и бросился к нему.

Я забыл, что с одной стороны привязан веревкой к Дженни Красносвет, а с другой — к Марте Лондон. Стоило мне рвануть вперед, как я тут же свалился. И девчонки тоже упали, а за ними и все остальные опрокинулись в снег перед моим братом, восседающим на своей лошадке.

Джефф рассмеялся.

— Мы здесь, — проговорил он. — Мы и правда здесь!

34

Джон Красносвет

Вслед за Джеффом мы забрались на гребень горы и взглянули на лесок у подножья. По сравнению с лесом Долины Круга он был крошечный-прекрошечный и не поднимался вверх по склонам, как там. Все деревья росли внизу, кроме нескольких гигантских, торчавших из снега поодиночке: они испускали клубы пара и отбрасывали пятна света там-сям на крутые заснеженные косогоры вокруг маленькой долины.

Ребята обрадовались, увидев огни деревьев, кто-то закричал: «Спасибо, Джефф!» — но мы слишком устали, и физически, и морально, так что по пути вниз молчали и остановились почти сразу же за верхней границей леса. Шея Тома! До чего же приятно было слышать пыхтение деревьев вокруг нас и видеть их свет! Но все же эти высокие прямые стволы и светоцветы высоко-высоко над головой придавали чаще унылый вид. Свет был блеклый: ни красного, ни синего, только белый или желтовато-зеленый. Вдобавок в Долине Высокого Дерева было холодно. Даже внизу, где росли деревья с теплыми стволами, не разденешься.

Но все же земля оказалась сухая, да и не настолько там было холодно, чтобы ходить с покрытой головой, поэтому мы сняли повязки с ног и головы и вместо масок из шерстячьей кожи увидели лица. Ребята оглядывали друг друга, узнавали друзей, с которыми вместе выросли, и рыдали, как дети, увидевшие знакомое лицо после долгой разлуки. Плакала Энджи. Плакал Джерри. Плакала Тина. Плакала взрослая и сильная Джела Бруклин. Даже Мехмет не сдержал слез. Гарри ревел, точно грудной младенец, вот только вполне взрослым басом.

— Гарри грустно, Гарри грустно-грустно, — всхлипывал он, и Тина обняла его и принялась утешать.

Дейв и Джонни Рыбозеры, обнявшись, оплакивали сестру Сьюзи, которую во Мраке разорвал на куски леопард.

Я заметил, что не плакали только Клэр с Дженни (кормили своих малышей) и Джефф, который снимал поклажу со спины своего любимца Непа и гладил его.

Я тоже не проронил ни слезинки. Казалось, я онемел. Я просто сидел на камне и растирал ступни.

«По крайней мере, теперь будет о чем рассказывать», — сказал я себе.

Если бы мы все сгинули во Мраке, осталась бы лишь та история, которую о нас будут рассказывать в Семье, а что они могут рассказать? Что кучка глупых детей, не послушав Совета, Старейшин и собственных мам, ушла из Семьи и пропала без вести. И на этом бы все и завершилось, как история о Трех Спутниках кончалась тем, что они попрощались с Томми и Анджелой. Теперь же все будет иначе. Казалось, что нам крышка, но рассказ все же получил продолжение.

Правда, все сложилось не так, как я ожидал, потому что в Долину Высокого Дерева всех привел не я, а Джефф. Все обернулось иначе, и именно в таком виде история дойдет до потомков. Те, чьих родителей, бабушек и дедушек еще даже на свете нет, будут слушать рассказ о том, как клешненогий мальчишка на шерстячонке, освещающем путь, перешел через гребень горы и спас друзей. И когда на какой-нибудь идиотской фальшивой вершине покажется мальчишка, играющий Джеффа на воображаемом шерстяке, все будут смеяться и хлопать.

* * *

Джефф же, пригладив Непу шерстку, отвел его к ручью поесть водорослей, а сам, прихрамывая, вернулся к остальным.

— Джефф, какой же ты молодчина! — твердили все в один голос. Даже братья Рыбозеры поблагодарили его сквозь слезы.

— Спасибо, спасибо, Джефф! Если бы не ты, мы бы все там погибли, как Сьюзи Рыбозер.

Я утратил их доверие, а Джефф обрел, это было очевидно. Ребята слышали, что я испугался. Слышали, как я признался, что сбился с пути. Помнили, что это я сперва завел их в Снежный Мрак, а потом растерялся, не зная, куда идти. А Джефф вернулся и всех спас.

Вполне естественно, что ребята расхваливали Джеффа на все лады, рассыпались в благодарностях, целовали, обнимали, жали руку, хлопали по спине. Никогда прежде на него не обращали столько внимания. А Джефф, казалось, не очень-то и рад. Наверно, он чувствовал себя примерно как я в тот раз, когда мы через калитку Мышекрылов вернулись в Семью с убитым мною леопардом.

Обо мне вспомнили далеко не сразу. Я сидел один на камне, наблюдал за происходящим и растирал ноги. Однако спустя некоторое время Джела Бруклин оглянулась, заметила меня, подошла и обняла.

— Ты тоже молодец, Джон, без тебя ничего бы этого не было, — призналась она. — Ты трудился не покладая рук, чтобы все подготовить, а ведь тогда почти никто из нас не верил, что нам когда-нибудь придется уйти сюда.

Джела казалась взрослой, даже когда была маленьким ребенком, но сейчас я почувствовал себя рядом с ней ребенком, которого утешает взрослый.

— И ты придумал, как отпугнуть леопарда, — добавила она.

Тина, заметив, что Джела говорит со мной, тоже подошла и обняла меня, хотя теплоты в ее объятии было не больше, чем в объятии Джелы. Так обнимаются друзья или члены одной группы.

Поблагодарили меня и другие ребята. Дикс пожал руку. Джейн поцеловала. Дурища Марта Лондон обняла меня и разрыдалась. Но кое-кто держался в стороне. Ко мне не подошли ни Мехмет, ни Дейв и Джонни Рыбозеры, чья сестра погибла из-за моего плана, ни Энджи Синегорка, двоюродного брата которой Гарри никогда бы не забил насмерть дубинкой, не расколи я Семью на две части, ни ее товарки по группе, Джули и Кэнди.

Даже те, кто разговаривал со мной, сразу же уходили — все, кроме Джерри, который уселся рядом со мной на корточки. Но и Джерри теперь относился ко мне иначе. Он понимал, что ребята мне больше не доверяют, но все равно был на моей стороне. Джерри всегда был добрым малым, но прежде я не нуждался в его поддержке, разве что в тот раз, когда вылез из шатра Беллы и все Красные Огни отвернулись от меня.

— Я знаю, ты переживаешь из-за того, что случилось со Сьюзи, и из-за того, что мы чуть не погибли, — проговорил Джерри. — Но это ведь ты привел нас во Мрак. Ты собрал нас в Долине Холодной тропы. Ты позаботился о необходимых припасах.

— Да уж. В Снежный Мрак вас привел я. А вывел нас оттуда твой младший брат.

Говоря это, я лихорадочно соображал, как мне быть с Джеффом.

* * *

Джефф, умница и чудак: я знал его с рождения, мы с ним и Джерри на протяжении многих бремен спали в одном шалаше в группе Красных Огней, и никогда он не причинял мне беспокойства (ну, если не считать его ног-клешней), но сейчас поставил в тупик. А я ведь уже так устал преодолевать трудности. И вот теперь Джефф подбросил очередную задачку, которую еще предстояло понять, как решить.

Нет, я вовсе не думал, что Джефф захочет занять мое место. Не такой он человек. Ему неинтересна роль, которую я играл. Но теперь ребята станут больше к нему прислушиваться и вполне могут подумать, что его мнение важнее моего. А это уже проблема не только для меня, но и для всех нас, потому что я необходим ребятам как лидер и организатор, и поэтому так важно, чтобы они мне верили.

Но как мне этого добиться? Мало того что Джефф нас всех спас. Было у него и еще одно преимущество: он совсем не рвался верховодить. Чтобы вести за собой людей, приходится носить маску, скрывать чувства, тщательно выбирать слова, о чем-то умалчивать. И люди это видят и думают: интересно, что он от нас скрывает? А Джефф был самим собой, говорил, что думал, и все это знали. Так что он не только всех спас после того, как я завел ребят не пойми куда. Его вдобавок было проще понять, он был добрее и искреннее меня. Член Тома! И как мне с этим тягаться?

Ссориться с ним я не мог, это ясно. И оттеснить его тоже не получится. И одернуть. И натравить на него ребят.

— Значит, надо с ним сойтись поближе, — решил я. — Перестать считать Джеффа маленьким и подружиться с ним. Придется мне…

Но я заставил себя остановиться. Глупо думать об этом сейчас. Оставим Джеффа на другой раз, это подождет. Сейчас есть куда более важные дела, и надо поберечь силы для них.

Я встал.

— Надо поговорить с ребятами, — пробормотал я себе под нос. — И все организовать, чтобы мы могли поесть и лечь спать.

* * *

Ребята сидели у ручейка. Одни по-прежнему плакали, другие обнимались. Я взобрался на камень над самой водой. Член Тома, как же я устал быть Джоном Красносветом! С тех пор, как мое копье вонзилось между ребер старого жирдяя Диксона Синегорца, стряслась куча всяких бед, и мне давным-давно пора было отдохнуть. Но я понимал, что настал решающий момент, как тогда с леопардом.

Имена Майкла, как же их много! Целая толпа! Столько лиц!

— Ребята, послушайте меня!

Я боялся, что они пропустят мои слова мимо ушей или даже крикнут мне: «С чего это нам тебя слушать?»

Но ничего такого не случилось. Как бы они ни злились на меня, как бы некоторые из них меня ни ненавидели, но все равно послушно замолчали.

— Наконец-то мы здесь, — проговорил я. — Путь наш еще не окончен, но мы все-таки добрались до нового места. Все, кроме бедняжки Сьюзи. Нам бы никогда не удалось дойти сюда без помощи Джеффа, моего умного-разумного брата. Это он придумал приручить шерстяков и сделать из них лошадей, это он вернулся и нашел нас, когда мы, что уж тут скрывать, думали, что все кончено. Он привел нас сюда. Он спас нас. Спасибо тебе, Джефф. Спасибо.

Ребята радостно загалдели и захлопали Джеффу. Он улыбнулся и вдруг расхохотался, как будто все это только шутка.

— И в дальнейшем нам помогут двигаться вперед и не останавливаться на достигнутом новые идеи, — продолжал я. — Как тогда, когда Джефф предложил сделать лошадей из шерстяков.

Эти мои слова не всем пришлись по душе, так как в них сквозил намек на то, что нам предстоит очередной переход.

— В дальнейшем, Джон, будет лучше, если мы больше не сунемся в Снежный Мрак, не зная, что нас там ждет и куда идти! — выкрикнул Мехмет.

Он огляделся в поисках поддержки, но все промолчали. Пусть наверху, во Мраке, было трудно-претрудно, пусть мы шли ощупью и боялись, что на нас вот-вот нападет леопард. Наверняка мы всю жизнь будем об этом вспоминать и во сне, и наяву. Но это был слишком серьезный опыт, чтобы вот так быстро стать поводом для ссор.

Мехмет пожал плечами, скрестил руки на груди и заткнулся.

— Сейчас нам надо как-то устраиваться, — уверенее произнес я. — Назначить дозорных, построить шалаши, поохотиться, добыть огонь. Надо похоронить Сьюзи и ее нерожденного малыша. Очень жаль, что мы не сможем разыскать их тела, но похороны все равно устроим. Сделаем курган и напишем на камне имя Сьюзи.

— Да, но получается, что когда прилетят с Земли, — глухим-глухим голосом проговорил Дейв, брат Сьюзи, — то останки Сьюзи не заберут на Землю?

— И она навсегда останется одна в Эдеме, а все улетят, — поддакнул Джонни, — и все из-за того, что случилось во Мраке. Из-за того, что ты пошел не туда.

— Такое случалось и в Семье, — мягко напомнил я, — когда кого-то задирал леопард, то нечего было хоронить под камнями. Мы понятия не имеем, что происходит после смерти. Кто-то говорит, будто наши тени всегда возвращаются на Землю, даже если кости остаются в Эдеме. Мы этого не знаем. Разумеется, все мы хотим, чтобы после смерти наш прах погребли в укромном месте, где его смогут найти земляне. И мне безумно жаль, что с Сьюзи так не получится.

Мехмет злобно фыркнул.

— Если так пойдет и дальше, немногие из нас попадут на Землю, живыми или мертвыми.

Все дружно вздохнули. Кто-то что-то пробормотал в знак согласия с Мехметом, и на мгновение я снова испугался, что потерял уважение ребят, но быстро понял: это не так. Дейв и Джонни стояли рядом с Мехметом вместе с Энджи Синегоркой, Джули и Кэнди и сверлили меня холодным взглядом, но все-таки они смотрели на меня и ждали, что я скажу. Все, даже Мехмет. Что бы они себе ни думали, что бы ни чувствовали, им по-прежнему было нужно, чтобы я им говорил, как быть дальше. Такова была моя задача, и пусть ребятам не нравилось, что я тут главный, они все-таки с этим не спорили.

Я понимал, что теперь им нужно от меня нечто большее, нежели просто план, и достал кольцо Джелы.

— Помните, что Джела с нами, — проговорил я. — Не со старой Семьей, а с нами, с нашим новым маленьким семейством, которое старается обжить Эдем, как когда-то — она сама. Джела с нами. А не с теми, кто сидит сложа руки и ждет, когда небесная лодка заберет их домой. Не с теми, кто противится всему новому. Она с теми, кто пересек Снежный Мрак, не зная, что их ждет на той стороне. Она гордится всеми вами. Вы поступаете так, как ей бы хотелось.

Я окинул ребят взглядом. Дженни нахмурилась, пытаясь решить, согласна она со мной или нет. Лицо Люси Лондон было залито слезами. Тина сложила руки на груди, словно ожидая, что я еще отмочу.

— И когда наконец прилетят небесные лодки, — продолжал я, — земляне станут искать нас по всему Эдему, потому что ожидают, что мы устроимся здесь как можно лучше, а не будем прятаться в Долине Круга, пока не кончится пища. Ведь они и сами покинули Землю и отправились еще дальше, чем мы, сквозь Звездоворот, на иную планету.

Забавно: вначале я сам не знал, что буду говорить, и слушал собственную речь будто со стороны. Но она меня убедила. «Да, — думал я, — в этом есть смысл. Именно этого и хочет от нас Земля!» При мысли об этом я испытал огромное облегчение, потому что в глубине души меня тоже мучили сомнения.

Однако Джела Бруклин, лучшая подруга Тины, возразила мне — не со злостью, как Мехмет, но медленно и недоуменно, как будто всего лишь хотела понять:

— Но ведь Анджела как раз не хотела лететь сквозь Звездоворот, — проговорила она. — И в Эдем она попала из-за Трех Нарушителей. Ей хотелось остаться на Земле. Они с Майклом сделали все возможное, чтобы заставить эту троицу вернуться на Землю. И потом, уже в Эдеме, она решила, что никуда больше не полетит с Тремя Спутниками, а останется здесь. Она решила ждать, пока Земля пришлет за ними новый корабль, не рискуя возвращаться на старом, поскольку он мог утонуть.

На минуту меня охватило сомнение, как тогда, когда мы отправились в путь. Что, если Джела права? Что, если мы как раз-таки нарушили волю Анджелы? Но я постарался сохранить невозмутимый вид. Правы мы или нет, а сделанного не воротишь. И нам необходимо верить в то, что мы поступили правильно, и мне надо постараться убедить в этом ребят, несмотря на собственные тайные страхи. Я должен надеть маску и держаться уверенно-уверенно-уверенно. Это моя обязанность. Моя роль в этой истории.

— Все так, — заметил я, — но ведь она по доброй воле поднялась в небо на Полицейском Апарате. И если бы Анджела действительно так хотела остаться на Земле, она попыталась бы вернуться туда вместе с Тремя Спутниками. Однако она этого не сделала. Осталась в Эдеме, потому что привыкла бороться до конца и извлекать пользу из любой ситуации. И от нас ждала того же.

Я заметил, что вид у большинства ребят озадаченный и встревоженный (у меня и самого на душе было неспокойно), поэтому стянул кольцо с пальца и протянул им.

— Помните, Джела с нами. Она дала кольцо не Каролине. И не Дэвиду. И не Старейшинам. Она дала его мне. И еще сказала, что хочет, чтобы мы расселились по всему Эдему, нашли новые места обитания, новые охотничьи угодья. Она сама мне это сказала.

И тут случилось нечто странное. Я никого не звал, но ребята один за другим стали подходить ко мне и по очереди трогали кольцо у меня в руке. Все, кроме Мехмета, Тины и Джеффа.

35

Тина Иглодрев

Мы остановились у ручья на краю Леса Высокого Дерева. Назначили дозорных, развесили сушиться мокрые обмотки и накидки и собрали дров для костра. После этого большинство улеглось, где смогло найти место, и уснуло.

Джон же остался со мной, Диксом и Гарри, чтобы по очереди добывать огонь из палок. Шея Тома, нам пришлось тереть их несколько часов, прежде чем проскочила искра. Мы стерли руки до волдырей. Но даже когда нам удалось разжечь костер, Джон не пошел спать. Он встал, крикнул дозорным, чтобы те поддерживали огонь, и заявил, что пойдет прогуляется.

— Я очень-очень устал, — проговорил он, не глядя ни на кого из нас, — но хочу найти озеро и искупаться, прежде чем ложиться.

Дикс бросил на меня взгляд, но я пошла с Джоном, а Диксу знаком показала, что присоединюсь к нему попозже. Было бы здорово заснуть в дружеских объятиях Дикса, но я понимала, что Джону сейчас тяжело и нечестно бросать его одного.

* * *

Этот лес очень-очень отличался от того, в котором мы выросли. Ветки начинались на высоте в три-четыре человеческих роста от земли, и это огромное пустое пространство вселяло чувство одиночества. Птицы с летучими мышами не вились вокруг нас, как в Долине Круга, а парили высоко над головой. Лишь иногда какая-нибудь отбившаяся от стаи птица с пронзительным криком пролетала рядом.

— Совсем как в тех историях про Землю, — бросила я. — Помнишь, про огромные шалаши, уходящие в небо, прямые-прямые, высотой с гору? Небоскребы. Наверно, между ними чувствуешь себя точно так же, как здесь под деревьями.

Несколько минут Джон молчал. Не знаю, слышал ли он меня вообще. Казалось, он целиком погрузился в свои мысли, как вдруг, когда я уже забыла, что говорила, он ответил:

— Ага. Их строили из камня и металла и еще из стекла, через которое все видно, как под водой.

— Ты о чем?

— Про эти гигантские шалаши.

Вид у него был усталый-преусталый. Он так вымотался, что я подумала: таким он будет в старости, когда ослепнет и лишится сил. Впрочем, думаю, я выглядела не лучше.

— Ты молодец, — похвалила я Джона.

Я взяла его за руку, но он не ответил на пожатие, и я отпустила его ладонь.

— Молодец, говоришь? — переспросил он. — Из-за меня мы потеряли Сьюзи. И ее малыша. Если бы не Джефф, все бы погибли из-за меня. Глаза Джелы! Когда мы были там, наверху, в темноте…

Голос его задрожал и осекся.

— Когда мы были там, наверху, — продолжил он наконец, — я подумал: я оторвал всех вас от Семьи, от мам, дядей, братьев, сестер, — и для чего?

Джон взглянул на меня, но я отвернулась. Не хотела его видеть таким. Как тогда во Мраке, когда он расплакался из-за того, что гигантский трубочник едва не сожрал летучую мышь. Не знаю, почему, но я терпеть не могла, когда Джон давал слабину.

Слева под высокими деревьями, у подножия холма, уходившего во Мрак, в звездоцветах паслись шесть-семь шерстяков. Хоть это радовало: в мясе у нас явно не будет недостатка.

— Ты правда веришь во все эти байки про Анджелу? — спросила я чуть погодя. — Честно-честно? Никогда бы не подумала, что ты…

— Я видел Анджелу, — упрямо перебил он, не глядя на меня. — У Глубокого озера. Видел, как она сидела там одна и плакала. Она не хотела оставаться в Эдеме. Не хотела покидать Землю. Но она понимала, что сделанного не исправишь, а значит, нет смысла и горевать. Раз она в Эдеме, надо его обживать. Она так и поступила: конечно, надеялась, что земляне прилетят и заберут ее обратно, но времени даром не теряла. И ведь она была права, разве не так? Если бы она сидела сложа руки и тосковала по Земле, то прожила бы жизнь зря. Ведь она так и не дождалась землян.

— Ты правда ее видел?

— Ну да.

Джон покосился на меня и тут же отвернулся, как ребенок, который думает, что ему не поверят.

У меня на языке вертелось множество вопросов. Действительно ли Джон видел Анджелу как живого человека или просто ее себе представил? Джела правда с ним говорила? Она на самом деле сейчас с нами? Но когда разговор заходит про Обитателей Сумрака и все такое прочее, правды не добьешься. Одно и то же может быть одновременно истинным и ложным. Поэтому я обычно таких тем избегаю. Мне казалось, Джон тоже.

— Ты мне никогда об этом не рассказывал, — только и заметила я.

— Глаза Джелы! — вспылил он. — Ты уж определись, чего ты от меня хочешь: чтобы я тебе все рассказывал или чтобы скрывал свои мысли и чувства?

Что ж, логика в его словах была, но я слишком устала, чтобы думать об этом, поэтому ничего не ответила.

«Гаааааарк! Гаааааарк!» С ветки на нас смотрела какая-то птица. Мы никогда прежде не встречали такой и даже названия не знали, потому что Майкл Именователь ее тоже в глаза не видел. Птица сидела прямо возле белого светоцвета, так что мы разглядели длинные блестящие зеленые крылья, которые она приглаживала бледными длинными пальцами. На руках и на ногах у птицы были огромные-преогромные красные когти. «Гаааааарк! Гаааааарк!» Птица сорвалась с ветки и улетела прочь.

— Людям нужны вещи вроде этого кольца, — спустя некоторое время проговорил Джон. — Им нужна история. Им нужно опираться на события из прошлого, чтобы идти в будущее. Это как лезть на дерево: нижнюю ветку не отпускают, пока хорошенько не уцепятся за следующую.

— Между прочим, то же можно сказать и о Круге. Большинство так и думает.

— С Кругом другое. Он мешал нам двигаться вперед. Удерживал в прошлом, потому что и сам оставался на одном и том же месте.

Кольцо было у Джона на мизинце (на другие пальцы оно не налезало). Он остановился, снял кольцо и дал мне его подержать. Оно было совершенным-совершенным, гладким, тяжеленьким, с крошечными буковками. И доказывало, что Анджела действительно существовала, вне зависимости от того, видел ее Джон или нет, и действительно прилетела с Земли. В Эдеме никто бы не смастерил такого кольца.

— Ты только представь себе, — проговорил Джон. — Анджела носила это кольцо до Эдема, еще на Земле. Вообрази! Это колечко, этот кусок металла, который ты держишь в руках, был на Земле, где с неба льется свет!

Джон забрал у меня кольцо и надел на палец.

— Наверно, там у всех такие кольца с надписями от родителей.

— Наверно.

— Я не хочу, чтобы мы только и ждали, когда вернемся на Землю. Они прилетят за нами, когда будут готовы, и, скорее всего, это случится не так уж и не скоро. Но пока мы здесь, нам нужно сделать Эдем как можно более похожим на Землю, с кольцами, небесными кораблями, искричеством и тили-визорами. Переход через Снежный Мрак — это только начало, Тина. Нам надо двигаться дальше. И клянусь сердцем Джелы, мы ведь даже еще толком не вышли из Мрака. Нам еще предстоит путь на ту сторону.

— Пока забудь об этом, — отрезала я. — Договорились? Забудь об этом. Здесь отлично. Ребятам еще долго-долго не захочется никуда идти. Даже говорить об этом не станут.

Мы дошли до места, где ручей упирался в скалы и образовалась запруда в четыре-пять ярдов шириной и два-три глубиной, с волнистыми водорослями. Джон мигом стащил с себя все обмотки и нырнул, не ответив мне ни слова.

— Член Тома, вода просто ледяная!

Брызгаясь и смеясь, Джон вынырнул на поверхность, изо всех сил поплыл обратно и выскочил на берег. Он был холодный и мокрый, но я все равно обняла его: я так давно не слышала, чтобы он смеялся.

Джон отряхнулся, натянул мокрые обмотки, и мы отправились в обратный путь, туда, где вокруг костров группками по двое-трое спали ребята. Не доходя поляны, Джон прилег между теплых корней дерева и жестом пригласил меня лечь рядом. Я замялась, потому что знала, что Дикс меня ждет, но потом кивнула и улеглась рядом с Джоном. Он обнял меня.

— Последнее время я часто думаю про Трех Спутников, — признался он. — Ведь у их истории нет конца. По крайней мере, мы его не знаем. Печально, правда? История, которая обрывается. Но если бы им удалось долететь до Земли и вернуться сюда с подмогой, то получилась бы большая история про Эдем, и Томми с Анджелой были бы в ней второстепенными героями. Не завели бы детей и так и остались бы обычными людьми с Земли, а не Отцом и Матерью целого нового мира.

На мгновение Джон задумался над этим.

— И нас с тобой тоже бы не было, — добавил он, — и всех, кого мы знаем.

— Ты прав.

Сиськи Джелы, ну почему ему приспичило поговорить об этом именно сейчас? Мы так устали. Нам столько пришлось пережить. Я думала, мы перепихнемся перед сном, мне и самой этого хотелось. Теперь же я жалела, что не ушла к Диксу. Уж он-то не стал бы разглагольствовать про людей, которые умерли задолго до нашего рождения. Он был бы рад меня приласкать.

— А ты думаешь про Трех Спутников? — поинтересовался Джон.

Я пожала плечами.

— Нечасто.

— Говорят, это Диксон — первый Диксон — подбил Томми и Мехмета ослушаться Президента. Это он хотел улететь на «Непокорном» к звездам. Он верил, что такова воля Иисуса Удея, кто бы это ни был.

— То есть он утверждал, что некто, давным-давно почивший, ему что-то там велел. Кого-то мне это напоминает.

Джон ничего не ответил. Кажется, даже не заметил издевки.

«В этом весь он, — подумала я. — Питает нежность к прапрабабке, которую погребли под грудой камней задолго до его рождения».

Любить тех, с кем ты даже не знаком, — еще один способ избегать равных, разве не так? Покойники тебе ничего не возразят. Общаясь с ними, слышишь только то, что хочешь слышать. И уж точно они никогда не скажут, что ты не прав. Люси Лу давным-давно об этом догадалась, задолго до Джона.

Но ему я этого не сказала.

— А вспомни первого Мехмета, — не унимался Джон. — Его группа называлась «Турки». Говорят, он был веселый, добрый и нравился Анджеле больше всех. Она же как-то раз сама сказала Томми, мол, жаль, что вместо тебя не остался Мехмет, его бы я смогла полюбить по-настоящему. И Томми ударил ее при детях, обозвал бессердечной стервой и дрянью. Помнишь эту историю? «Крупная ссора». Иногда ее играют на Гадафщинах, помнишь?

— Разумеется.

— А первый Майкл был тихим и кротким. Они с Анджелой сперва летели в одном Апарате. Их называли Орбитальной Полицией. Они следили за тем, чтобы люди, поднимаясь в небо на своих кораблях, соблюдали законы Земли. Майкл тоже, как и Анджела, и не думал лететь сюда. Он хотел остаться в небе над Землей…

Джон замолчал.

— Рано или поздно земляне прилетят, — наконец проговорил он. — Мы же знаем, что Спутники отправились на «Непокорный». И пусть даже он получил повреждения, как лодка, с которой потихоньку отклеиваются шкуры. Но ведь в истории нигде не сказано, что он не мог снова проделать дыру в небе и улететь в нее, правда? В истории говорится, что Спутники могли погибнуть, но ведь их останки-то все равно долетели бы до Земли. А значит, земляне рано или поздно должны были их найти, даже если Ради-Бо сломалось и не позвало их. Ты же помнишь, Тина, что в небе над Землей полным-полно небесных лодок, как у нас — лодок на Большом озере, когда все группы отправляются на рыбалку. Так что кто-то непременно бы их нашел. Ведь там же Полицейские Апараты и…

Я решила, что Джон пытается вспомнить названия других небесных лодок, и подсказала:

— …и Ветролеты?

Но Джон ничего не ответил. Вскоре он захрапел.

36

Джон Красносвет

Мне совсем не нравилась Долина Высокого Дерева. Я понял это еще тогда, когда мы спустились сюда из Снежного Мрака вслед за Джеффом. Я думал об этом, когда мы с Тиной, Гарри и Диксом пытались добыть огонь. Я чувствовал это, когда мы легли с Тиной спать. И проснувшись, не изменил своего мнения.

Пахло жареным шерстячьим мясом. Я слышал, что ребята уже проснулись, но сперва решил забраться повыше на гору, к самой границе снегов, чтобы оттуда оглядеть долину.

— Нет, — громко сказал я, глядя вниз на крошечный лесок, сверху окруженный Мраком, — здесь я ни за что не останусь.

Долина Высокого Дерева не стоила смерти Беллы, и ради этого места уж точно не стоило проливать кровь сородичей. И пусть мы чувствовали себя крошечными, словно муравьи, под этими высокими деревьями, но долина и сама была маленькой-премаленькой. За час-другой ее можно было пройти из конца в конец. И сколько же человек сможет кормиться на таком пространстве, если во всей Долине Круга не хватало мяса для Семьи? Пусть даже тут полно шерстяков (со своего места я заметил пять или шесть), но ведь и Долина Круга когда-то изобиловала ими, пока Семья не перебила большую часть.

Да и кто захочет поселиться там, где все время приходится кутаться, чтобы согреться?

Я вернулся к остальным. Они уже вовсю занимались хозяйственными делами. Тина и Джела раздавали задания. Кто-то поймал шерстячонка и пожарил две его ноги: Джейн Иглодрев ножом из леопардова зуба срезала куски зеленоватого мяса на тарелку из коры, которую держал перед ней Гарри. Майк Бруклин, Кэнди Синегорка и Джерри собирали ветки, чтобы поставить простую изгородь. Дейв и Джонни Рыбозеры, почерневшие от горя, как бывает со всеми, у кого недавно умер близкий, медленно-медленно разбрасывали для просушки звездоцветы. Энджи и Джули помогали ребятам. Джефф сидел перед Непом и кормил его с рук волнистыми водорослями, которые нарвал на запруде. Шерстячонок тыкался мордой в каждую горсть — обнюхивал угощение, прежде чем засунуть волокнистые стебли в рот.

В пустом пространстве под деревьями звук разносился далеко, и я услышал, о чем говорят ребята, не дойдя до них ярдов десять-двадцать.

— Здесь полно шерстяков, — заметила Дженни. — Теперь проще будет добывать мясо.

— Накинем побольше шкур, и отлично, — вторила ей Джейн, сестра Тины.

— Точно, — поддакнула Джела, — и шалаши построим покрепче, чтобы не пропускали холод.

— Здесь повсюду заросли звездоцветов, — добавила Джули Синегорка.

— Да, но фрукты растут слишком высоко над землей, — беспокоилась Люси Лондон, подняв к небу глаза навыкате.

— Ну и что, — откликнулась Тина звонким веселым голоском, совершенно непохожим на ее обычный голос, — возьмем веревки да сплетем сети! Теперь, когда дичи полным-полно, у нас для этого будет уйма времени.

В Долине Высокого Дерева просто замечательно: вот что они старались внушить друг другу. И если бы кто-то сказал хоть слово поперек, другие тут же осадили бы его.

— За все время, что мы здесь, я не слышала ни единого леопарда, — продолжала Дженни. — Это здорово, правда?

— Мы будем скучать по Семье, — вздохнула Люси Лондон. — Жаль, что мы так далеко от них.

— Но зато мы все вместе, — быстро проговорила Джейн. — У нас есть мы. Ведь мы почти взрослые, разве не так?

— Как думаете, снежные леопарды могут сюда спуститься? — спросила Люси Мышекрыл. — Я больше этого не вынесу.

— Едва ли, — ответила Джела таким же звонким, бодрым голоском, как Тина. — Они даже в Долину Круга не спускались. Дальше холмов не заходили. Если бы они там рыскали, мы бы их еще раньше увидели. Дженни права: здесь и обычных лесных леопардов-то нету, потому что если бы были, то они давно бы нас всех сожрали.

— А мне здесь нравится, — твердо проговорила Тина. — Мне нравятся эти высокие-превысокие деревья.

— Ага. А летающих обезьян видела? — спросил Майк, который, отложив в сторону ветки для изгороди, подошел взять мяса.

— Мне страшно тут рожать, — призналась Джули Синегорка. — Старомамок нет, помочь мне некому.

— У нас есть Клэр и Дженни, — так же бодро-пребодро проговорила Джела, которая тоже была беременна и, скорее всего, переживала по тому же поводу. — Они, конечно, не старомамки, но уже рожали и наверняка знают, что делать.

— Да, но тогда, у Кома Лавы, им помогали мамы.

— Майк, попробуй шерстячатины, — громко предложила Джейн, — это вкусно-вкусно.

— Гарри нравится! Гарри нравится! Самое вкусное мясо на свете!

Разумеется, все они не хуже меня понимали, что Долина Высокого Дерева неуютная, холодная и крохотная, но пока не хотели и думать о том, чтобы снова двинуться в путь после всех наших злоключений во Мраке. Поэтому все старались подавить страхи и сомнения и уговорить себя, будто они тут как дома. Но эти взаимные утешения были слабы, неубедительны и жалки-жалки-прежалки. Они не могли скрыть ужасных воспоминаний о том жутком холодном мраке, где погибла Сьюзи Рыбозер и где мы все чуть не сгинули, когда приходилось ощупью, точно слепым старикам, ползти вперед сквозь тьму и льды. Член Гарри, да ребята готовы убедить себя в чем угодно, лишь бы не пришлось снова пережить подобное!

Я подошел к костру.

— Привет, Джон, — поздоровались со мной Тина и кое-кто из ребят, но Мехмет даже глаз не поднял: точил наконечник копья.

— Да уж, местечко что надо, — бросил он, продолжая разговор, который они вели до моего прихода. — Нам повезло, что мы его нашли.

Я взял себе на завтрак мяса и звездоцветов и уселся на камне возле Дженни, которая кормила Цветку, свою дочурку, грудью, почти целиком спрятанной под шкурами (Дженни специально сделала прорезь спереди). Доев мясо и звездоцветы, я встал.

— Нам надо получше изучить долину, — заявил я. — Прежде чем мы решим тут осесть, необходимо выяснить, есть ли отсюда выходы, какие звери здесь водятся, какие опасности подстерегают, чем богата долина. Я понимаю, что мы не можем отрывать ребят от дела, но все-таки хочу разок обойти долину по краю.

Я заметил, что Тина смотрит на меня, гадает, попрошу ли я ее пойти со мной, и надеется, что не попрошу. Джерри тоже глядел на меня: ему и хотелось бы, чтобы я позвал его с собой, но все-таки он тоже надеялся, что я не стану отрывать его от ребят.

Но я уже решил, что пойду с Джеффом.

* * *

Мы с Джеффом взяли копье, лук, стрелы и решили чуть подняться по склону, так чтобы долина была как на ладони и можно было обойти ее поверху. Я шел пешком, Джефф ехал рядом на своем шерстяке. Было как-то непривычно, что со мной только Джефф: раньше с нами всегда ходил Джерри. И еще было неловко, потому что мальчишка, разумеется, догадался, что я позвал его с собой неспроста.

— Из этой долины должен быть выход, — сказал я чуть погодя. — Иначе талая вода превратила бы ее в огромное озеро.

Я бросил взгляд на лес Высокого Дерева, весь в белых и желтых огнях, сиявших на самом дне этой глубокой темной котловины. Из середины в свете светоцветов поднимались облака пара. Над деревьями то и дело пролетали птицы и летучие мыши.

— Я знаю, чего тебе хочется, — улыбнулся Джефф. — Ты надеешься найти удобный просторный проход с яркими деревьями, чтобы мы легко спустились туда и перебрались подальше, что бы там ни было, и тебе не пришлось бы уговаривать нас снова подниматься во Мрак.

Я ничего не ответил.

— Я не вижу никакого прохода, а ты? — спросил я. — Похоже, тут кругом Мрак, и выхода из него…

Я осекся: с дерева на нас смотрели три обезьяны. Они по очереди подпрыгнули и взмыли в воздух. Падая, звери вытянули передние лапы вперед, задние назад, а средние растопырили в стороны, расправив складки кожи, как крылья у летучей мыши. Пролетев ярдов пятнадцать-двадцать, обезьяны приземлились на ветку другого дерева, с негромким клацаньем уцепившись за нее когтями.

— Удобно, когда шкура вот так растягивается, — заметил я. Потом наложил стрелу, поднял лук, прицелился…

Но сидевший на спине Непа Джефф протянул руку и опустил мой лук.

— Оставь ты их в покое, — рассмеялся он. — Незачем из всего пытаться извлечь пользу.

Сиськи Джелы, да кто он такой, чтобы меня поучать?! Пусть он вывел нас из Мрака, но все равно он всего-навсего смешной клешненогий мальчишка, у которого даже еще толком не выросла новая шерсть, кроме пучка волос на лобке.

— Ты не понимаешь, — раздраженно бросил я и снова поднял лук. — Мы должны использовать каждую возможность, если хотим…

Но обезьяны снова прыгнули — одна, другая, третья, — вниз, в чащу. Не успела последняя приземлиться, как первая снова поднялась в воздух, и звери были таковы.

Я опустил лук и испытал облегчение от того, что мне не надо пытаться подстрелить обезьян. Разумеется, Джеффу я бы ни за что не признался, но этот чертенок оказался прав. Иногда приятно ничего не делать. Я убрал стрелу, и какое-то время мы с Джеффом стояли и молча смотрели на долину.

— Здесь где-то должен быть большой водопад, — заметил я. — Слышишь? Слабый-слабый гул, еще тише пыхтения деревьев?

* * *

Мы обошли долину по кругу. Вдалеке уже показался дымок от костра в мягком свете лесных огней, но прохода в скалах, окружавших Долину Высокого Дерева, мы так и не нашли. Куда же уходит вода? Откуда доносится шум водопада?

— Помнишь, когда мы были маленькими, — проговорил я, — мы с тобой и с Джерри мастерили лодочки из сушеной фруктовой кожуры? Мы еще мазали их жиром, чтобы они не намокали.

— Конечно, помню. Так все дети делают.

— А помнишь, как мы выкопали для них прудик? Но вода уходила, земля превращалась в грязь, и мы пытались наполнить его снова и снова и в конце концов плюнули. Помнишь, как мы с Джерри стали кидать туда камни? Они падали с плеском, оставляя вмятины, а грязь выступала над их краями. Вот и эта долина как будто появилась после того, как сюда упал огромный камень.

— Может, так оно и было, — предположил Джефф.

— Да ну тебя! Это ж какой должен быть огромный камень!

— Ну, в небе есть камни и побольше. И Эдем — камень, и Земля тоже. В небе полным-полно камней.

Странно. Я все это знал не хуже Джеффа. Об этом говорилось в Истинной Истории. Но никогда прежде я не задумывался о том, что мы с этими камнями существуем в одном мире.

— Пошли вдоль ручья, — предложил Джефф. — Посмотрим, куда он течет.

Он потрусил на Непе вниз по склону горы. Вскоре мы совершенно отчетливо услышали рев водопада, перекрывавший гудение леса. Чуть погодя почувствовали брызги на лице. А затем, в самом низу котловины, лес кончился. Перед нами зияла огромная дыра с неровными краями, куда по утесам стекала вода. Из дыры поднимался теплый пар.

Дно было затянуто паром, но на несколько мгновений он рассеялся, и мы, заглянув внутрь, разглядели глубоко-глубоко внизу расплывчатые огни деревьев — красные, голубые, желтые и белые.

— Имена Майкла, — пробормотал я.

Мы нашли проход в Подземный мир, где брала начало вся жизнь в Эдеме, кроме нашей.

Неп нервничал из-за шума, и Джефф, чтобы успокоить шерстяка, гладил его по голове, не отрывая глаз от Подземного мира. Я видел, что он шевелит губами, и хотя слов было не слышно, но я точно знал, что говорит Джефф.

— Мы здесь, — шептал он себе. — Мы и правда здесь.

Тут Джефф показал мне наверх. На краю утеса над нами сидели четыре обезьяны и смотрели вниз, в дыру, плоскими эдемскими глазами. Каждая из обезьян зачем-то притащила к краю по большому камню. Вдруг обезьяны прыгнули в дыру, но не растопырив лапы, как те в лесу, а в обнимку с камнем, так что надувшиеся складки кожи замедляли падение. Обезьяны скрылись в дыре.

— Мы тоже так можем, — заметил я Джеффу чуть погодя. — Мы тоже можем сшить шкуры и сделать что-нибудь такое, чтобы замедлить падение.

Джефф покатился со смеху и никак не мог успокоиться. Даже я в конце концов не удержался и улыбнулся.

— Вечно я все о деле да о деле? Ты поэтому смеешься?

— Нет, не поэтому. Ты уверен, что все в мире — лишь орудие для выполнения твоего плана.

Джефф гладил Непа и все смотрел, как вода падает вниз, в пар.

— И как бы мы оттуда выбрались? — спросил он.

— По веревкам.

Джефф снова рассмеялся.

— Большие же должны быть веревки.

Шерстяк тяжело вздохнул, фыркнул, и Джефф занялся им. Я наклонился и заглянул в самую дыру. Пар немного рассеялся, и я снова увидел далеко-далеко внизу светящиеся деревья — красные, голубые, желтые. Вдруг там что-то мелькнуло: как будто десять-двенадцать красных огоньков скользили между светоцветов.

— Джефф! Скорее! Смотри!

Но не успел Джефф повернуться от Непа ко мне, как дыру уже заволокло паром, а когда снова развиднелось, движущиеся огоньки исчезли. Только я один заметил это длинное-предлинное существо, скользившее между деревьев.

— Что там такое?

— Ничего, просто деревья, — ответил я.

Я подумал: наверно, лучше никому не говорить, что я видел внизу существо в несколько раз больше любого известного нам животного.

— Мы нашли путь во Мраке, — сказал я, — и в один прекрасный день так или иначе найдем дорогу в Подземный мир.

— Как-нибудь в другой раз, — ответил Джефф. — Едва ли это выход из Долины Высокого Дерева.

Пожалуй, он прав. Пока непонятно, как нам спуститься туда. Да мы и так уже в какой-то дыре далеко-далеко от Семьи: зачем нам еще под землю лезть? (А вдруг, пока мы будем под землей, за нами прилетят? Что если мы застрянем в Подземном мире, а земляне будут прочесывать горы и леса, чтобы забрать нас домой?)

— Ну ладно, — согласился я, — но тогда нам все-таки придется вернуться во Мрак.

Я снял кольцо Джелы и принялся вертеть его в руках.

— Ты же сам понимаешь, что сейчас никто не согласится уйти с тобой во Мрак. Даже Джерри.

— Ничего, я подожду нужного момента. — Я покатал кольцо между ладонями. — Не можем же мы остаться здесь навсегда. Мы еще даже не вышли из Мрака.

Джефф ничего не ответил и только смотрел, как я играю с кольцом Джелы.

Я протянул ему кольцо. Джефф посмотрел на него и тут же вернул мне. Как будто кольцо, которое Анджеле подарили на Земле ее мама с папой, произвело на него не больше впечатления, чем красивый камешек или ракушка.

— Будь мы на Земле, — промолвил он, — мы бы говорили про Землю: «Мы здесь», — и она казалась бы нам обычным скучным местом, а Эдем — диковинной далекой планетой.

— Почему это?

— Ты — там, где ты есть, и это единственное место, где ты можешь быть. Здесь или нигде.

Я надел кольцо обратно на палец.

Еще одна обезьяна подтащила к краю дыры камень и сиганула вниз.

— Ты со мной? — спросил я.

Джефф рассмеялся.

— Ну конечно.

— Нет, я имею в виду, ты на моей стороне?

— Как это?

Я понял, что бессмысленно задавать ему такие вопросы. Мне всегда хотелось как-то сузить вопрос, исключить все лишнее, сосредоточиться на одной цели, чтобы все получилось, но Джефф был не таков. Он старался отвлечься от обычных вещей, взглянуть на мир шире, увидеть его целиком, а не какую-то одну сторону.

— Ну, мы же друзья? — смущенно уточнил я.

Джефф покатился со смеху.

Тут мы услышали крик в лагере и поспешили вернуться к остальным. Оказалось, у Джули Синегорки начались роды.

37

Джела Бруклин

Роды у Джули длились целых два дня. Ребенок, похоже, застрял и, как Джули ни тужилась, не выходил. Джули кричала как резаная, и мы боялись, что она того и гляди умрет. Старомамки в Семье наверняка смогли бы ей помочь, мы же ничего такого не умели. Мы понятия не имели, с какой стороны к ней подойти. Все притихли, съежились, а Джули все вопила, вопила, вопила. Я старалась успокоить ее, как-то приободрить, и при этом чувствовала, как у меня внутри растет мой младенец, и гадала: неужели я тоже умру в родах?

Но наконец что-то сдвинулось, и младенец вышел. Это оказался крохотный-прекрохотный мальчик с мышиным рыльцем, синий, сморщенный. Он родился мертвым. Еще одна смерть, после гибели Сьюзи и ее младенца. Долина Высокого Дерева становилась все мрачнее и печальнее, как бы мы ни убеждали друг друга, что все в порядке.

* * *

Мы похоронили малыша под камнями и еще пару дней провели у ручья на краю леса. Потом мы с Тиной уговорили остальных забраться подальше в чащу и построили шалаши и новую изгородь у маленького озера.

Всем снова заправляли мы с Тиной, как это было, когда мы жили у прохода в Долину. Конечно, нас сюда привел Джон, но сейчас у него снова появились дела поважнее обычных: он то и дело наведывался к границе Мрака, шил новые обмотки и складывал их в колоды на хранение, иногда даже сушил водоросли и вил веревки для какой-то своей очередной безрассудной идеи: ему взбрело в голову спуститься в Дыру Водопада, а для этого нужны были прочные длинные веревки.

Так прошло два-три цикла, как вдруг однажды сквозь сон мы услышали крики дозорных, выползли из шалашей и обнаружили, что идет снег. Он падал, падал, падал над всей Долиной Высокого Дерева, пока вся земля не покрылась белым снегом. И светоцветы на деревьях тоже были облеплены снегом, и с каждой ветки капала вода — кап-кап-кап — потому что на теплой коре снег таял. И даже когда снег завалил все вокруг, он все равно летел и летел с темного неба, пока на земле не выросли сугробы глубиной в два-три фута, а наши шалаши не стали походить на ровные кучи снега. Пара шалашей даже рухнула под этой тяжестью.

— Снег! Снег! Ненавижу холодный снег, — хныкал Гарри Иглодрев. — Почему он не перестанет? Я боюсь. Почему он не прекратится?

Как обычно, на него тут же закричали, чтобы он заткнулся, но Гарри, как всегда, высказал то, что про себя думали все мы. Нам действительно было страшно. Я тоже испугалась. Казалось, мы убежали из Снежного Мрака и спрятались в этой унылой дыре, а теперь Снежный Мрак явился к нам.

Мы быстренько развели большой костер, пока угли не потухли, вытащили дрова из-под снега, завалившего нашу поленницу, и уселись вокруг огня, накинув на головы пропитанные жиром шкуры, чтобы согреться и не промокнуть.

Я почувствовала, как у меня внутри что-то ворочается. Это шевелился младенец у меня в животе. Мой первый ребенок.

— Эй! — крикнула я. — Похоже, у меня начались…

Но так и не договорила, потому что с горы над нами донесся крик:

— Ааааааааааааа! Ааааааааааааа!

Снежный леопард. Сердце Джелы! Люси Лондон ударилась в слезы, кое-кто из ребят тоже начал всхлипывать, застонал и затрясся.

— Все будет хорошо, — успокоила я. — Ничего с нами не случится. Даже лесные леопарды не любят огня.

— Точно, — мгновенно подхватила Тина. — А снежные леопарды вообще не привыкли к свету. Так что они должны еще больше бояться огня.

Мы старались приободрить друг друга, но, похоже, Джон, как ни странно, обрадовался.

— Снег. Холод. Леопарды, — весело сказал он и встал, чтобы подбросить дров в огонь. — Как будто Мрак пришел за нами. Как будто мы так и не выбрались из него.

Он бросил в костер полено и с широкой улыбкой оглядел нас.

— Огонь должен их отпугнуть, — проговорил он, — но лучше на всякий случай приготовим луки и копья.

Вот засранец! Он рассчитывал, что теперь-то мы уж точно решим навсегда покинуть Долину Высокого Дерева.

Я, конечно, сперва испугалась, но на самом деле понимала, что снег не сможет причинить нам серьезного вреда. Даже в Долине Круга, бывало, выпадал снег и даже день-другой лежал на склонах Синих гор или Пекэм-хиллс. Наверно, и здесь будет так же. Конечно, приятного мало, но не замерзнем. У нас огромная куча дров: хватит, чтобы согреться, пока снег не перестанет. И вокруг лагеря — изгородь, да и я никогда не слышала, чтобы хоть одно животное осмелилось приблизиться к огню.

— Беда Долины Высокого Дерева — в том, что она во Мраке, — продолжал Джон. — И ничем не отличается от той проталины, на которой мы видели огромного трубочника: крохотная теплая полянка посреди Снежного Мрака. Чтобы отсюда выбраться, нам надо спуститься на другую сторону.

Скажи он это на день раньше, и все бы на него напустились, но сейчас, когда шалаши оказались завалены снегом, а в горах выли леопарды, ребята прислушались к Джону, задумались над его словами. Было ясно, что им тут же пришли на память все недостатки маленькой, холодной и унылой Долины Высокого Дерева, те самые, которые мы с подружками старались скрыть за веселой болтовней о том, как здорово, что здесь полно шерстяков и какие тут вкусные звездоцветы, черт бы их побрал.

Теперь же, замерзнув и промокнув, я с головой укуталась в шкуру и представляла себе, сидя у костра, каково оно — навсегда остаться под этими мрачными высокими деревьями, тем более если каждые пару циклов будут вот такие снегопады.

— Пожалуй, ты прав, — сказала я Джону. — Долина Высокого Дерева не приспособлена для жизни.

Мехмет зло рассмеялся.

— Члены Тома и Гарри, вы чего? На Земле люди живут в таких местах, где снег валит несколько бремен подряд без перерыва! Ты разве не знала? А ты, Джон, чего вдруг спохватился? Ты же отлично знаешь, что снег долго не пролежит, и понимаешь, что мы прекрасно можем с ним справиться, если постараемся: разведем костер побольше, построим шалаши покрепче, укутаемся в шкуры потолще. Так чего же ты добиваешься? Ты решил нас всех угробить?

Мне никогда не нравился Мехмет, но надо признать: он все-таки чему-то научился. Раньше, что бы ни сделал Джон, Мехмет лишь фыркал, ничего не предлагая взамен, теперь же впервые у него появился собственный план, который можно было попытаться выполнить. Мы действительно могли остаться в Долине Высокого Дерева. Мы сумели бы укрепить шалаши. У Мехмета тряслись руки, дрожал голос, но все-таки он предложил выход из ситуации, отличный от решения Джона.

И кое-кто его тут же поддержал.

— Я ни за что не вернусь туда, где погибла моя сестра, — заявил Дэвид Рыбозер. — После того что случилось в прошлый раз, Джон, я больше никогда не пойду за тобой.

У него тоже дрожал голос. Я неоднократно напоминала Дейву и его брату Джонни, что никто не заставлял нас уходить из Семьи к Джону, никто нас не заставлял идти за ним во Мрак. Я пыталась им объяснить, что никто из нас не мог предугадать, что там водятся снежные леопарды, и что не сообрази Джон, как отпугнуть зверя, нас бы всех постигла участь Сьюзи. Я говорила им, что Сьюзи была моей подругой, я ее любила и не меньше них оплакивала ее гибель, и едва ли ей бы хотелось, чтобы братья страдали. Но они не желали меня слушать.

Джонни поддержал брата. Мол, никуда он отсюда не уйдет, и все тут. И стоило ему это сказать, как три девицы Синегорки одна за другой повторили его слова. Эти шестеро — Мехмет и пятеро его сторонников — оглядели нас в поисках поддержки. Но все остальные молчали. Скрючившись под шерстячьими шкурами, мы глазели на падающий снег и всем сердцем желали оказаться где-нибудь подальше отсюда. А Джон как раз это и предлагал.

— Я устал ютиться на этой полянке в Снежном Мраке, — заявил Джон. — Я хочу попытаться дойти до нормального леса. Если кто со мной — пожалуйста. Да, придется снова идти по снегу, но посмотрите по сторонам: мы и так уже в снегу!

Мехмет вскочил на ноги.

— Член Гарри! Здесь тебе не Мрак! Здесь хотя бы светло! Здесь есть еда! Здесь можно разжечь костер! Тут полно дров! А если мы построим шалаши покрепче, то и не промокнем.

Я взглянула поверх костра на Тину. Я догадывалась, что она наверняка злится на Джона за то, что он снова нежданно-негаданно выскочил с очередным предложением, но все равно шепотом спросила ее: «Ты пойдешь?» Она кивнула, и я тоже кивнула в ответ — мол, я тоже. Потом я посмотрела на свою сестру Клэр, задала ей тот же вопрос, и она тоже кивнула. И Люси Мышекрыл. И Дженни, и Джейн, и Майк.

«Аааааааааааааааа!» — снова завыл леопард неподалеку. Люси и Марта Лондон расплакались и заявили, что больше не могут жить в этом холодном снежном лесу. Я бросила взгляд на Джона и заметила, что этот хитрец с трудом прячет улыбку.

* * *

Я вспомнила одну фразу, которую мама заставила меня выучить наизусть, когда мне было бремен четырнадцать-пятнадцать. Это был секрет, а значит, рассказывать об этом другим было нельзя. Эти слова передавали от матери к дочери начиная с Первой Анджелы, в честь которой меня назвали. Мама велела запомнить их крепко-накрепко и передать одной из моих дочерей, которая тоже должна будет заучить их и сохранить в тайне.

— Не то чтобы это был такой уж большой-пребольшой секрет, — сказала мама. — Но если бы мы все время повторяли эти слова, они бы уже не были прежними. Они бы изменились, как меняется Истинная История, и мы позабыли бы, что на самом деле сказала Анджела.

Мама передала мне много разных наставлений Анджелы, но именно эти я вспомнила сейчас, наблюдая, как Мехмет с Джоном спорят, остаться ли нам в Долине Высокого Дерева или уйти: «Некоторым мужчинам хочется, чтобы весь мир крутился вокруг них».

До чего же это похоже на Джона, подумала я. Едва становится спокойнее и все принимаются за обычные дела, как ему уже неймется: ведь жизнь перестала быть приключением, историей о нем.

Кстати, к Мехмету это тоже относится.

* * *—

— Джон не знает дороги в другой лес, — прошипел Мехмет. От злости его лицо пошло пятнами. — Как раньше не знал, так и теперь не знает. Имена Майкла, вы что, спятили все? В этом снегу мы точно не замерзнем насмерть, а вот в том, наверху, запросто.

Было бы куда лучше, подумала я, если бы нужно было не выбирать между Джоном и Мехметом, а просто решать, как поступить, но у нас не было других вариантов, кроме тех, что предлагали эти двое. Все как в тот раз, когда я пришла к Джону в Долину Холодной Тропы, вот только выбор тогда стоял между ним и старым уродом Дэвидом Красносветом.

— Мы можем сидеть во Мраке до самой смерти, — возразил Джон, — или закончить начатое и найти новое место на той стороне. Хотим ли мы остаток жизни провести в теплом большом лесу, который, как мы знаем, ждет нас там, или же торчать в этой крошечной холодной дыре?

«Ааааааааааааа!» — снова донесся вопль из Мрака.

На мгновение наступила тишина. Потом Мехмет спросил:

— А как же леопарды? Может, Джон, ты объяснишь нам, зачем снова лезть туда, где кишмя кишат эти белые твари?

Джон рассмеялся.

— А с чего ты взял, что они там вообще есть? Голоса леопардов отдаются эхом, помнишь? Член Тома, ты же сам первый и сообразил это! Может, леопард сейчас здесь, внизу, в чаще, в нескольких ярдах от нас. Не забывай, мы все-таки в Снежном Мраке — и останемся в нем, пока не дойдем до другого края и не спустимся в долину.

— Ну что за бред… — раздраженно начал Мехмет, но Джон его перебил:

— Снежные леопарды кричат, прежде чем напасть на жертву, точно так же, как лесные леопарды во время охоты поют. Теперь-то мы это знаем, верно? Снежные леопарды кричат, чтобы запутать добычу. А еще мы знаем вот что: если наверху, во Мраке, мы снова услышим леопарда, нужно просто заорать и завизжать, и это его отпугнет.

В свете костра Джон обвел взглядом ребят, с головой укутанных в шкуры.

— Вообще-то леопарды — это добрый знак. Спорю на что угодно: они кричат, потому что из Долины Высокого Дерева во Мрак идут шерстяки, чтобы потом спуститься в другие долины, как всегда бывает в холодные бездны.

Джон заставил нас всех подойти к краю леса, чтобы мы могли увидеть это своими глазами. Он оказался прав. Снег почти перестал, и вокруг нас по крутым темным склонам ползли вверх огоньки: это шерстяки длинными вереницами тянулись к выходу из Долины Высокого Дерева.

— Видите? — сказал Джон. — Смотрите! Они уходят в низины! Эти возвращаются в Долину Круга, а вон те? Куда они идут, а Мехмет? Как думаешь?

— Я думаю, что ты спятил, — отрезал Мехмет и вернулся к теплому и уютному огню. — Я думаю, что, если тебя не остановить, ты не успокоишься, пока нас всех не погубишь.

* * *

Но меня Джон убедил. Даже если ему хотелось, чтобы все крутилось вокруг него, все-таки его история лучше, чем у Мехмета. И с этим были согласны все, кроме братьев Рыбозеров, девиц Синегорок и самого Мехмета Мышекрыла.

Но даже они колебались. Я видела, что Джули, Кэнди и Энджи сомневаются, правильно ли поступили, глядя, как мы выкапываем из-под снега колоды с вещами, достаем сушеную еду и перевязанные бечевкой запасные шкуры. Я видела, что Дейв и Джонни спрашивают себя, каково им придется в Долине Высокого Дерева, когда они останутся тут вшестером. Я даже заметила, что Мехмет жалеет, что не промолчал.

Однако, несмотря на сомнения, ребята все же решили остаться. Они сидели на снегу у костра, а остальные собрали поклажу и, взвалив на себя вещи, устремились за Джоном и Джеффом, ехавшим верхом на Непе.

— Не думайте, что вы тут самые смелые, — крикнул нам вслед Мехмет. — Не забывайте, что Анджела решила остаться, а Три Спутника улетели. Она осталась, где была, и прекрасно устроилась, совсем как мы. А ты, Джон, и все вы, кто пошел за ним, — вы просто бежите!

38

Джон Красносвет

Под нами светились огни! Много-много-много огней, там и сям, ярких, как звезды в Звездовороте.

— Сердце Джелы, — прошептал я Джеффу, — это лучший момент в моей жизни, самый-самый лучший момент!

Яркие-преяркие огни повсюду, не только впереди, но и слева, и справа: красные, зеленые, желтые, синие, белые. Такого мы никогда не видели. Прежде нам не доводилось видеть такого светлого и большого леса.

Я обернулся к остальным, которые еще плелись за нами в темноте по склону. Мы шли во Мраке полных два дня. Дважды слышали леопардов и отпугивали их криками и визгом.

— Быстрее! Быстрее! — позвал я. — У нас все получилось! Мы дошли! Все хорошо!

И снова уставился на лес внизу.

— Джефф, ты только посмотри на это! Член Тома, ты только посмотри! Сколько огней!

Поднимавшиеся к нам ребята кричали с упреком:

— Ну и куда вы двое убежали? Могли бы и подождать нас! А если бы на нас напал леопард?

Но заметив долину, которая простиралась под нами, теряли дар речи, как прежде мы с Джеффом.

По сравнению с этой долиной даже Долина Круга казалась крохотной и тесной, что уж говорить о Долине Высокого Дерева. Обе были что твои проталины в Снежном Мраке. Но эта новая долина оказалась вовсе не проталиной, и даже не просто долиной, а целым новым миром. И все это видели. Все.

— И чего Семья сто шестьдесят с лишним лет сидела сиднем в Долине Круга? — удивилась Джела Бруклин, поглаживая круглый большой живот. — Ведь досюда рукой подать!

— Шея Тома! — восторженно завопил Джерри, подбежал ко мне, схватил меня за плечи и прижался лбом к моему лбу. — Джон, у тебя получилось! Ты молодец! Ты умник-разумник! Настоящий герой!

Он снова гордился мной, как тогда, когда я убил леопарда.

Да что уж там — все они мной гордились.

— Тебе все-таки это удалось, — проговорила Тина, подошла ко мне и обняла меня за пояс. — Ты начал все это в одиночку и довел до конца.

На голове у нас по-прежнему были теплые повязки, так что мы походили на диковинных двуногих шерстяков, стоявших на снегу во Мраке, но в свете огня на лбу у Непа я видел глаза Тины в прорезях повязки.

— Джон, у тебя все получилось! — повторил Джефф.

— Надо же, а я как раз хотела сказать, что пора поворачивать обратно, — заметила Дженни, глядя на тысячи тысяч огней внизу. — Подумать только, моя Цветочка могла расти в мерзкой Долине Высокого Дерева, тогда как нас ждало такое чудо.

С этими словами Дженни стянула повязку сперва со своей головы, потом с моей и чмокнула меня в щеку. Поцелуй вышел слюнявый, как всегда у мышерылов.

— Ну уж если Дженни тебя поцеловала, я тоже хочу! — заявила Тина и стащила повязку. Кожа у нас была красной и липкой от пота. Тина медленно поцеловала меня, приоткрыв губы, как будто мы собирались переспать. Ребята одобрительно закричали.

Никогда прежде они не были так благодарны мне. Даже когда только пришли в Долину Холодной Тропы, — а ведь это произошло задолго до гибели Сьюзи, до того как по моей вине мы заблудились во Мраке и Джеффу пришлось нас выручать. До сих пор они то и дело ворчали, как будто я увел их силой, как будто они бросили Семью из-за меня, а вовсе не по своей воле. Но сейчас же, после того как мы с Джеффом действительно заставили их двигаться дальше и рисковали их жизнями, отправившись во Мрак с одним-единственным источником света, они были счастливы-счастливы-счастливы.

Не скрою, мне было приятно-приятно, но еще больше, чем похвалы, меня радовал вид простиравшегося внизу Большого Леса, вокруг которого не было никакого Мрака, за исключением того, откуда мы сейчас пришли.

Я заметил, что вдалеке свет Большого леса менялся. Между мерцающими огоньками деревьев, точь-в-точь как в Долине Круга, и приглушенным, ровным сиянием, больше похожим на свечение водорослей в озере или ручье, словно пролегала извилистая граница.

— Неужели это все вода? — удивился я про себя. Едва ли такое возможно. И все-таки я слышал, что на Земле встречаются озера в несколько раз больше кусков суши. Их называли «морями», но что это такое, никто в Эдеме не знал.

— А этот дурак Мехмет и остальные пятеро сейчас сидят в Долине Высокого Дерева и только и думают, как бы согреться, — фыркнул от смеха Дикс.

— Точно! — заорал Гарри. — Ха-ха! Сидят себе одни-одинешеньки в снегу.

Гарри покатился со смеху. С ним такое бывало: он принимался хохотать без остановки, как припадочный, и в конце концов казалось, что ему уже больно смеяться. Других это так сильно раздражало, что они кричали на Гарри, чтобы он заткнулся, и Гарри обижался и ревел, причем еще громче, чем смеялся. Но сейчас все смеялись вместе с ним, стоя на краю Мрака и глядя на простиравшийся под ногами огромный светлый мир, сверкающий, свежий, новый. Больше не будет темноты, снега и снежных леопардов. Теперь все это позади. Ни тебе голодных дней. Ни летучих мышей и трубочников на обед, потому что шерстяков не поймали. Это новое начало, новый мир, пространство, которое предстоит обживать многим-многим-многим поколениям.

Мы стали спускаться и через пару часов очутились на берегу ручья. Вокруг нас пыхтели деревья, а их светоцветы — белые, голубые, розовые, желтые, — освещали нам путь. Стада шерстяков поднимали головы от сияющих светоцветов и смотрели на нас, когда мы проходили мимо. Звери даже не пытались убежать.

39

Тина Иглодрев

Итак, мы пересекли Снежный Мрак и оказались в Большом лесу, на обширной-обширной равнине, про которую нам все это время твердил Джон: он не сомневался, что она существует. И в каком-то смысле жить стало легко-легко, куда легче, чем в Долине Круга. Здесь было столько фруктов, птиц и зверей — каменяков, шерстяков и их сородичей, которых мы назвали ширяками (они были крупные, как шерстяки, но с гладкой-гладкой кожей), — что за час-другой можно было запасти пищи на целый день. Не надо было мучиться бдни напролет, чтобы добыть пропитание, как в старой Семье. Джон предложил, когда наши малыши подрастут, снова открыть Школу и учить их писать и считать. Дескать, раз у нас теперь появилось свободное время, мы должны учиться и узнавать новое, как люди на Земле.

Мы нашли место для стоянки — в четверти дня ходьбы от края Мрака, возле длинного теплого светящегося озера, изгибавшегося, точно колено или перевернутая буква Г. Мы его так и назвали: Озеро Гэ. В нем было полно рыбы, устриц, уток. Вокруг озера и местами даже в нем самом росли деревья; их яркие светоцветы — белые, желтые, зеленые — склонялись к самой воде, источая густой сладкий запах. Вода с двух сторон защищала нас от леопардов, а у соединения берегов мы быстро выстроили небольшую изгородь и внутри получившегося треугольника чувствовали себя в безопасности. Под защитой изгороди мы полукругом возвели шалаши, а посередине выкопали две большие ямы для костра, глубокие-преглубокие, чтобы в них всегда тлели угли.

— Итак, — проговорил Джон, когда мы сидели возле костра за новенькой треугольной изгородью, — теперь леопарды нам не страшны, так что давайте уже построим нормальную изгородь.

Он хотел оградить большое-пребольшое пространство, как то, которое занимала старая Семья в Долине Круга, чтобы нашей новой семье было куда расти. А мы должны были помочь ему выстроить огромную Г-образную изгородь, которая вместе с берегами Озера Гэ образовала бы квадрат.

— Зачем нам это нужно? — резонно возразила Джела. — Ведь нас всего четырнадцать человек, не считая малышей.

— Это новая Семья, — пояснил Джон. — Это начало. Мы освободились от всякой дряни, принятой в старой Семье. У нас все будет свежим, новым, чистым. Без Старейшин. Без Круга. Без Совета. Без Дэвида Красносвета и его прихвостней. Без Гадафщин, на которых никому, кроме членов Совета, и рта раскрыть нельзя.

Он обвел нас взглядом.

— Словом, новая Семья безо всей этой пакости. И со временем она станет такой же большой, как старая. Даже больше. И сильнее.

Гарри вскочил и принялся по-дурацки отплясывать. Он понял, что Джон хочет, чтобы мы вдохновились его идеей, и старался, как мог.

— Гарри рад! Гарри рад!

Наверно, когда он был маленьким, то есть еще до моего рождения, это казалось милым. Взрослые, должно быть, смеялись и хвалили его. Но сейчас такие пляски выглядели глупо, учитывая, что Гарри был старше нас всех. Никто его не поддержал, никто не засмеялся.

* * *

Да и не очень-то мы верили в россказни Джона про «новую жизнь». Время от времени мы помогали ему с большой изгородью, чтобы он не расстраивался, ну и чтобы держать леопардов подальше от маленькой изгороди вокруг шалашей, но чаще всего крутились по хозяйству, занимались обычными делами.

С одной стороны, жить стало легче, с другой — труднее. Иногда мне бывало очень одиноко. Нас было так мало. Ну да, со мной оставались и мой Дикс, и его друг Майк, и моя хорошая подруга Джела, и моя мышерылая сестричка Джейн, и умница Клэр, и веселая Дженни, с которой всегда можно было посмеяться и пошутить. Да и Джерри оказался нормальным парнем — зануда, конечно, но в целом терпимо. И чудак Джефф, в общем, тоже был хорош — на свой манер. И даже идиота Джона иногда можно было выдержать. Еще я заботилась о Гарри, моем брате, поскольку чувствовала ответственность за него, хотя иногда меня бесило, что приходится успокаивать тех, кого он доставал своими дурацкими шумными выходками. Я смирилась даже с Люси Мышекрыл и двумя девицами Лондон.

Но все равно нас было слишком мало для целого мира, когда вокруг на многие мили только лес, лес и лес. Тысячи тысяч деревьев светились и пыхтели — «пффф, пффф, пффф». В чаще обитали тысячи махавонов, летучих мышей, шерстяков и каменяков, древесных кошек, трубочников, леопардов с глазами-плошками, двумя сердцами и зеленовато-черной эдемской кровью. И все они не обращали на нас ни малейшего внимания, а жили, как сотни и тысячи бремен до того, с тех самых пор, как вышли из Подземного мира; и при мысли об этом становилось особенно одиноко. Такой простор, столько зверей и птиц, которые даже не подозревали о нашем сущестовании (или же относились к нему с полнейшим безразличием), — и мы, горстка людей, предоставленных самим себе в этом огромном мире.

Мы принялись лихорадочно делать детей. Даже я готова была забеременеть, хотя прежде мне никогда не хотелось стать мамой. Я спала с Диксом, с Джоном, даже пару раз с Майком. И частенько замечала, что занимаюсь этим, как старомамки из Семьи: не стремлюсь получить удовольствие, а просто жду, пока все завершится, а когда парень кончит (кто бы это ни был), лежу, чтобы его семя оставалось внутри меня. И все девчонки поступали так же.

— Мы должны относиться к этому серьезно, — сказал однажды Джон, когда мы сидели у костра и скоблили шерстячьи шкуры. — Нельзя спать со всеми подряд или только для того, чтобы забеременеть. Нужно вернуться к обычаям Земли. Один мужчина должен спать только с одной женщиной, чтобы знать, какие дети — его. И ребенок должен знать, кто его отец. Та традиция, которая сложилась в Эдеме, когда все спят с кем угодно, возникла при Первом Гарри, но ведь тогда во всем мире был один-единственный мужчина — он сам.

Говоря это, Джон не сводил с меня глаз. Его бесило, что я сплю с Диксом, и он знал, что я знаю, до чего его это раздражает. Отчасти я понимала, что он чувствует, потому что мне тоже не очень-то нравилось, когда он спал со старомамками из Семьи. Тогда я мечтала, чтобы Джон был только моим, а сейчас он хотел, чтобы я принадлежала ему одному. Но как можно принадлежать парню, который сегодня тебя хочет, а потом несколько дней слова с тобой не скажет, не говоря уже о том, чтобы обнять?

— И как ты себе это представляешь? — деловито поинтересовалась Дженни Красносвет. — У нас восемь девчонок и шесть ребят.

— Вот-вот, — поддержала ее Клэр, оглянулась, не слышит ли мой брат, и проговорила вполголоса: — И как мы будем решать, кому достанется дурачок Гарри?

И все девицы расхохотались, хотя двое из них бросили на нас с Джейн виноватые взгляды.

Даже Джон не удержался от смеха.

— В чем-то ты права, Дженни, — ответил он. — С этим не поспоришь.

Пять-шесть дней спустя я наткнулась в лесу на них с уродиной Дженни Красносвет: Джон натягивал ее сзади, а она весело болтала, как какая-нибудь старомамка из Семьи. Он поднял глаза и заметил меня. Сердце Джелы, до чего же он разозлился, что я их видела. Вскоре после этого, захватив копье, нож из леопардова зуба и веревку, он, как всегда, в одиночку отправился в Большой Лес.

* * *

Джон постоянно уходил в лес. Если же был не в лесу, то строил изгородь, таскал ветки, рубил деревья, и все в одиночку, если, конечно, никто не вызывался ему помочь, — так ему не терпелось огородить огромное пространство, которое нам не понадобится еще несколько поколений.

Он все время что-то делал.

Сиськи Джелы! Он разбил Семью, убил Диксона Синегорца, провел нас сквозь льды и мрак, потерял Сьюзи и едва не погубил всех нас, и все лишь потому, что ему взбрело в голову пересечь Снежный Мрак и начать новую жизнь на другой стороне. Но теперь, когда мы наконец оказались здесь, ему стало скучно. Ему быстро надоели одни и те же лица, повседневные хлопоты, охота, собирательство, приготовление пищи. Ему было противно чинить копья и скоблить шкуры. Энергия, бурлившая в нем, точно смола в дереве, не находила себе выхода в бытовых заботах.

40

Сью Красносвет

«Гаааааар! Гаааааар! Гаааааар!»

Не успела я заснуть, как рога протрубили очередную идиотскую Гадафщину: это была уже сто шестьдесят шестая. Разумеется, я знала, что скоро Гадафщина, но, клянусь именами Майкла, до чего же боялась этого звука! Мне плевать, сколько лет минуло с тех пор, как Томми с Анджелой прилетели в Эдем. Я ненавидела Гадафщины за то, что они означали: прошел еще год с тех пор, как мои сыновья Джерри и Джефф и все остальные скрылись из Долины Холодной Тропы и не вернулись.

«Гаааааар! Гаааааар! Гаааааар!»

Я выползла из шалаша, чтобы проверить, что все поднимаются, и помочь маломамкам с детьми. Лис уже всех поторапливал. Теперь он был вожаком группы Красных Огней. Некоторое время нас возглавлял Дэвид, но потом он стал Главой Охраны и со своими прихвостнями перебрался от нас к Большому озеру: они выстроили там собственные шалаши, разложили костры и зажили наособицу, точно отдельная группа, состоящая из одних мужчин, — самая главная среди прочих групп.

«Гаааааар! Гаааааар! Гаааааар!»

— Вставай, милый, не плачь, мамочка сейчас вернется, только разбудит твоего младшего братика… Сиськи Джелы, Лис, не торопи ты их, дети не могут проснуться и сразу встать. Надо дать им время… А вот и мамочка, смотри, вот она вышла из шалаша….

«Гаааааар! Гаааааар! Гаааааар!»

— Да-да. Мы слышали, дай собраться. Это Лондонцам хорошо, у них день в самом разгаре, но мы-то десятый сон видели… Нет, милый, сейчас нельзя обратно в шалаш. Подожди, вот придем на Гадафщину, и там ты ляжешь и немного подремлешь… Имена Майкла, Дикси, ты уже большой мальчик! Тебя уже можно брать охотиться на леопарда, не говоря уж о Гадафщине. Что ты себе думаешь? Я же говорю, ты бы уже и с леопардом справился… Да, Лис, я все понимаю, но Охрана тебя не убьет, если ты дашь малышам несколько минут, чтобы собраться.

«Гаааааар! Гаааааар! Гаааааар!»

— Да, Роджер, держись за меня. Только не шали, хорошо?

И вся наша группа Красных Огней тронулась в путь — Лис, слепой Старый Роджер, Люси Лу, Джейд, все мы, — мимо Иглодревов (которые еще только собирались) и Бруклинцев, по мосту через Слияние Ручьев к Поляне Круга. Я, как обычно, старалась всех приободрить (конечно, вожаком был Лис, но он ничего в этом не смыслил), но на душе у меня было холодно, пусто и темно, потому что я слишком хорошо знала, что увижу, услышу и что должна буду вытерпеть.

На лес опускался туман, теплый, низкий: собирался дождь, как в то Эскренное после сто шестьдесят третьей Гадафщины, когда Джон уничтожил Круг Камней. Тогда я думала, что хуже быть не может. Казалось, все безнадежно испорчено: Джерри, Джефф и другие ребята ушли за Джоном и Тиной, Белла повесилась, как Томми… Но если вспомнить, то понимаешь, что после того Эскренного все было не так уж и плохо, по крайней мере, целое бремя. Да, многие новошерстки ушли из Семьи в Долину Холодной Тропы, мы скучали по ним, и обстановка накалилась. Но тогда мы еще встречались у Кома Лавы и в лесу, виделись с детьми, обменивались новостями и продолжали хоть как-то о них заботиться.

А потом, вскоре после ужасной сто шестьдесят четвертой Гадафщины, этот мерзавец, Диксон Синегорец, ушел в лес с Метом и Джоном Синегорцем, и они больше не вернулись.

Дэвид, разумеется, знал что-то, чего не знали мы, о том, куда они пошли и зачем. Они с группой новошерстков (тогда их еще не называли Охраной, но все к тому шло) поспешили в лес, прихватив копья и дубинки. Вид у них был надменный и злой. Они нашли кости, обглоданные лисицами и звездными птицами, причем, по их словам, по нашу сторону Кома Лавы, — и отправились в лагерь, который Джон с ребятами разбили у прохода в Долину Холодной Тропы. Тех уже и след простыл. Дэвид заявил нам, что все яснее ясного: все ушли во Мрак с Удеем Джоном и Язвой Тиной и там замерзли насмерть. «Мне жаль, что ваши дети погибли, — сказал он, — но разве я не предупреждал, что Джона надо прибить к дереву, как Иисуса? Разве я вам этого не говорил? «Прибить его к дереву, и пусть кожа на нем сгорит», — вот мои собственные слова. А вы ответили, что я слишком суров».

Дэвид повторил это и на сто шестьдесят пятой Гадафщине, и я знала, знала, знала, что он скажет это и теперь, на сто шестьдесят шестой: ребята сгинули в Снежном Мраке, сами виноваты, нечего было идти за Джоном, а мы дураки, что не разделались с ним, пока могли.

* * *

И вот мы снова теснимся на Поляне Круга между деревьями и камнями — новыми камнями (как по мне, они ничуть не похожи на старые), а внутри Круга сидит Каролина — сморщенная, старая и усталая. Рядом с ней — Митч, последний из Старейшин, последний из внуков Джелы и Томми. Митч — слепой, с жиденькими седыми волосенками и бородкой — ощупывает землю вокруг себя, как будто боится, что сейчас провалится в Подземный мир. А по ту сторону Круга скрючилась Секретарь-Ша с куском коры.

«Гаааааар! Гаааааар! Гаааааар!»

Помощники Совета не прекращают трубить в старые рога, потому что самые важные персоны еще не прибыли, а без них собрание не начнется.

«Гаааааар! Гаааааар! Гаааааар!»

«Гар-гар-гар-гар», наконец доносится в ответ, и на поляну на шерстяке, которого за прошедший год приручили специально для него, выезжает Дэвид Красносвет, Глава Охраны, во всем своем безобразии. Дэвид обводит нас свирепым взглядом, а за его спиной — Охрана: тридцать-сорок молодых мужчин, переглядываются и ухмыляются друг другу. На плечах у них — копья черного стекла. Дэвид ведет их за собой вокруг поляны, по краю Круга, чтобы мы все видели, кто тут на самом деле принимает решения: те, кто приходит на Гадафщину, когда им вздумается, а все их ждут и даже не пикнут, на сколько бы они ни опоздали. Вот кто у нас теперь главный, а вовсе не старая Каролина.

Продемонстрировав всем свое превосходство, охрана собирается группой между Кругом и остальными членами Семьи. Двое приспешников помогают Дэвиду слезть с шерстяка. Новоприбывшие садятся на корточки, и Дэвид жестом велит Каролине начинать Гадафщину.

Шея Тома, когда они обрели такую власть? Почему мы им ее отдали? Дэвид рос обычным парнишкой из группы Красных Огней. Я помнила его еще малышом: сама я была новошерстком. Мне он уже тогда не очень-то нравился. Он с детства никого не любил, но все-таки когда-то я о нем заботилась. Нас, мышерылов, частенько обижают, поэтому нам приходится друг друга защищать. Я и не ожидала, что из него выйдет что-то путное, и оказалась права. Дэвид вырос мрачным, завистливым и злым на язык. Но угрюмый нрав и сарказм — это одно, Дэвид же оказался законченным негодяем. Кто бы мог подумать, что до такого дойдет?

Настало время пересчета. Вожаки выходили вперед и сообщали, сколько человек из их группы уже здесь, сколько сейчас заняты охотой или собирательством, и так далее, и тому подобное, а Секретарь-Ша трясущейся рукой записывала эти цифры, хотя уже почти ничего не видела. Потом мы ждали, пока сложат числа разных групп и получат общее количество человек в Семье. Вся эта тягомотина длилась немыслимо долго, как всегда. Член Гарри, неужели так трудно сложить числа восьми групп? Младенцы плакали. Новошерстки переглядывались.

Наконец поднялась Каролина.

— В Семье пятьсот восемьдесят один человек, — объявила она, — больше чем прежде!

Моего умницы Джеффа в этом списке не было. И моего Джерри, и Дженни Красносвет, и Джона. Они перестали быть частью Семьи. И все равно, даже без них Семья увеличилась. Как будто они вообще ничего не значили: есть ли они, нет ли — никакой разницы.

Каролина прокричала цифры в ухо старому Митчу. Его подняли на ноги, и он дрожащим голосом принялся «фпоминать» то да се, и как с неба спустилась большая круглая лодка, и как раньше, во времена его детства, было всего тридцать человек, всего тридцать в целом мире.

Предполагалось, что мы должны испытывать восторг или хотя бы жалость к тем тридцати, потому что им удалось выжить, хотя их было так мало. Но с Джоном во Мрак ушло и того меньше, всего-то двадцать человек.

«Откуда Дэвиду знать, что они погибли?» — думала я. Откуда ему это знать? Джон верил, что можно пересечь Мрак, иначе не повел бы туда ребят, и кто скажет, что он ошибался? Он далеко не дурак. Он придумал, как сшить теплые обмотки. А мой Джефф научился объезжать шерстяков. (Дэвид до этого бы сроду не додумался, никогда, проживи он хоть тысячу бремен, хотя с удовольствием украл идею у Джеффа.) Так кто же осмелится утверждать, что они не добрались до другого конца Мрака?

Меж тем началась новая часть Гадафщины. Идиотка Люси Лу передавала нам то, что сказали ей Анджела, Томми, покойный Ступ и прочие Обитатели Сумрака.

— Джон теперь с ними, — вещала она, — Джон Красносвет и вся его шайка. Они замерзли насмерть во Мраке и теперь обитают в Сумраке с прочими тенями. Но с ними никто…

Она осеклась, закатила глаза и скривилась, как от сильнейшей боли. Эта бабенка всегда была лгуньей и притворщицей, с самого детства.

— Сердце Джелы, — возопила Люси Лу. — О, сердце нашей доброй милой Джелы, они совсем-совсем одни! Другие Обитатели Сумрака не общаются с ними, потому что они разбили Семью. И теперь-то они понимают, что были не правы. Теперь-то они это знают, потому что в Мире Теней ничего не скроешь, там все тайное становится явным. О, как им стыдно! Они ненавидят сами себя и друг друга и навсегда обречены на это, бедные, бедные, бедные, навсегда, навсегда, навсегда!

Дэвид стоял, положив руку на спину шерстяка. Имена Майкла, как же я все это ненавидела. Они говорили о моих мальчиках, о моих сыновьях и их друзьях. Как они смеют их очернять? Но я слишком хорошо помнила, что будет, если я скажу хоть слово в их защиту. Все тут же на меня набросятся, закричат, что если я и дальше буду продолжать в том же духе, то стану врагом Семьи. Меня спросят, на чьей я стороне. Зашипят, что, мол, теперь ясно, в кого мои мальчики выросли такие. Поэтому я помалкивала, и только слезы выдавали мою боль.

— Вот-вот, — поддакнул Дэвид. — Сдохли от холода и возненавидели самих себя. Вот что бывает с теми, кто пытается внести разлад в Семью. Но теперь у нас есть Охрана, и такому больше не бывать.

— О да, о да, — завыла Люси Лу, — они получили по заслугам. Но когда я вижу, как они страдают, мое сердце сжимается от жалости к ним, таким одиноким, несчастным, дрожащим от холода в Снежном Мраке, обреченным на вечные муки…

Люси запнулась: в лесу за нами со стороны Пекэм послышались крики, и на поляну вышли три охранника из клаки Дэвида, волоча за собой молодого мужчину. На веревке они вели шерстяка.

Охране было плевать, что Гадафщина уже началась. Они не заметили, что в центре Круга стоит та, которая все-таки считается Главой Семьи.

— Дэвид! Дэвид! Смотри, кого мы поймали! Околачивался в лесу возле Семьи. Ты только посмотри!

Кто же это? Вид у него знакомый: узкое смышленое лицо с жиденькой белесой бородкой. Но мы давненько его не встречали, он вырос, да и никогда прежде не выглядел так перепуганно. Но, доброе сердце Джелы, это был один из ребят! Один из наших пропавших детей!

— Да отпустите вы меня, — огрызнулся Мехмет Мышекрыл, — ничего я не околачивался. Я шел с вами поговорить. Мне нужно кое-что вам рассказать.

— Тогда говори! — прорычал Дэвид. — Ну же!

— Не слушай его, Мехмет! — крикнула я. — Поговори с нами! Где наши дети? Где Джерри? Где Джефф? Где Джон?

Другие тоже принялись выкрикивать имена, двинулись к Мехмету — мамы, сестры, братья. Охрана быстренько оттерла нас от Дэвида с Мехметом, но заткнуть нам глотки они не могли.

— Где Тина и Гарри? Где Джейн?

— Что с Диксом? Диксоном Бруклином? А Джела с Клэр живы?

— Нет, расскажи сначала про Люси. Люси Мышекрыл. Что с ней?

Не успел Мехмет ответить, как Дэвид поднял руки, призывая всех замолчать.

— По одному, по одному!

Он обернулся ко мне.

— А про Джона забудь, — заявил он. — Он больше не член Семьи. И его жизнь нас не волнует.

— Точно, — подала голос Люси Лу, вытаращив на нас слезящиеся глаза. — Помните, Томми с Анджелой мне так и сказали? Они велели нам забыть о существовании Джона Красносвета и никогда больше не говорить о нем.

— Да заткнись ты, дура, ты сама нас только что уверяла, что они погибли! — отрезала великанша Энджи Мышекрыл, тетя Мехмета, которая его растила с тех самых пор, как его маму задрал леопард. — Иди сюда, Мехмет, родненький мой. Иди к тете Энджи.

— А я все равно хочу узнать про Джона! — крикнула моя сестра Джейд, — я хочу услышать про моего сына!

И виновато покосилась на меня, как будто сомневалась, имеет ли право вмешиваться.

— Джела и Клэр Бруклин, — выкрикнул кто-то, — они живы? Скажи нам, что они не замерзли насмерть!

— А Джули Синегорка? А Кэнди и Энджи?

Все протискивались вперед, толпились вокруг Мехмета, Дэвида и Охраны.

— Что с Дейвом, Джонни и Сьюзи Рыбозерами? Как они? Сьюзи жива?

Странная штука. Не успел Мехмет рта раскрыть, как я уже догадалась, что он ответит. Все кричали одновременно, но после вопроса мамы Сьюзи наступила тишина.

— Нет, — ответил Мехмет. — Дейв и Джонни живы-здоровы, а Сьюзи умерла.

Вся Семья замолчала. Слышно было, как гудит лес вокруг, как пыхтят растущие рядом деревья.

— Умерла? — переспросила мама Сьюзи Рыбозер, расплывшись в улыбке, словно Мехмет пошутил. — Как умерла? Не может такого быть… Ты же сам только что сказал… То есть ты этого не говорил, но раз ты здесь… Ну…

Она захихикала.

— Нет, она не умерла, — уверенно заявила бедняжка.

Что ты будешь делать! Объявившись на поляне, Мехмет для нее вернул сыновей и дочку к жизни, как для меня — Джеффа и Джерри. Сьюзи восстала из Снежного Мрака целая и невредимая, а спустя несколько минут оказалось, что она мертва.

— Умерла, — повторил Мехмет. — Этот идиот Джон завел нас в снега. У него не было никакого путного плана. Он не знал, чего нам ждать. Нам очень повезло, что мы все там не погибли. Но Сьюзи умерла. Там водится ужасный леопард, белый, его голос отдается эхом в горах, вот он-то ее и задрал, ее и одного из шерстяков, а другого спугнул, и тот унес Джеффа, а мы остались во Мраке.

У меня кровь застыла в жилах. Мир сомкнулся вокруг меня. Я почувствовала, что задыхаюсь. Неужели Мехмет лишит меня сыночка?

— Джефф? — закричала я. — Он унес Джеффа? Что с ним сталось? Он вернулся? Джефф жив?

— Когда мы виделись в последний раз, был жив.

— Значит, и Сьюзи жива, — заявила мама Сьюзи и улыбнулась тем, кто стоял возле нее. — И ничего она не умерла. Ведь Мехмет же здесь! Мехмет здесь, а значит, все остальные тоже целы и невредимы!

— Сьюзи погибла, — повторил Мехмет. — Остальные же, насколько я слышал, действительно живы-здоровы. Мы шли сюда вместе с Дэвидом Рыбозером. Он спустился со мной из Долины Высокого Дерева, но убежал, когда вы заорали на нас и схватились за копья. Джонни Рыбозер, Джули, Энджи и Кэнди Синегорка остались в Долине Высокого Дерева. Мы там основали собственную группу — группу Высокого Дерева. У нас уже родилось трое малышей.

— А Джефф? А Джерри?

— Остальные ушли с Джоном. Ему же на одном месте не сиделось, непременно надо было двигаться дальше. А в Долине Высокого Дерева замечательно, полным-полно шерстяков. Так нет же, ему вздумалось лезть обратно во Мрак и искать новый путь на другую сторону.

Разумеется, мы с остальными мамами, сестрами и братьями снова раскричались, требуя подробностей.

— Да, бывают морозы, — рассказывал Мехмет, — и падает снег. Но это же не смертельно, так ведь? Все равно там не так холодно, как в Снежном Мраке. И не так темно. Но когда в первый раз повалил снег, эти придурки ушли — Тина, Дикс, Джерри, Дженни, Джефф, идиот Гарри, все они ушли за чокнутым Джоном, за этим сумасшедшим убийцей, во Мрак, где погибла Сьюзи, где все мы чуть не сгинули навсегда. И сгинули бы, если бы к нам на выручку не примчался Джефф. Что ж, удачи. Она им понадобится. Но мы с Дейвом, Джонни и Синегорками решили, что как-нибудь справимся и придумаем, как защититься от снега. И мы придумали. Мы носим теплые шкуры. Строим прочные шалаши и разводим большие костры. Объезжаем шерстяков. В общем, жизнь наладилась. Мяса у нас вдоволь, и все…

— Ты сказал, мой Джефф пришел вам на помощь, — перебила я. — Что он сделал? Куда его унес шерстяк? Откуда он примчался к вам?

Но не успел Мехмет ответить, как вмешался Дэвид.

— Об этом после. Ты лучше объясни, почему назвал Джона убийцей.

Мехмет криво ухмыльнулся. Его грозная тетушка-великанша прижимала его голову к своей необъятной груди (Энджи раскидала Охрану, как детей, и прорвалась к племяннику), а вокруг толпились прочие Мышекрылы, гладили, щупали Мехмета, как будто не верили, что он живой. Мехмет понимал, что ему ничто не грозит, и наслаждался вниманием и властью над нами.

— А ты разве не знал? — спросил он Дэвида. — Разве ты не знал, что Джон прикончил твоего друга Диксона Синегорца? Убил его копьем в спину, когда тот убегал. А Джерри с Гарри, — ну, Джерри Красносвет и этот великовозрастный обалдуй, Гарри Иглодрев, — прикончили двух его спутников. Гарри убил Джона Синегорца. А Джерри — Мета, члена своей собственной группы.

О, плачущие глаза Джелы! Вот так новость принес нам Мехмет! Мы, конечно, догадывались, что стряслась беда, из-за которой ребята так внезапно снялись с места и ушли во Мрак, но такое нам бы и в голову не пришло. Мама Джона Синегорца и вся его группа заорала на Красных Огней и Иглодревов, стараясь отпихнуть Охрану, которая удерживала их древками копей.

Мама Мета, моя двоюродная сестра Кэндис, развернулась ко мне.

— Нет, нет, нет, нет, нет, нет! — вопила она. — Будь проклят твой Джерри, будь он проклят, ненавижу, ненавижу!

Кэндис вцепилась ногтями мне в лицо, точно древесная лисица, и попыталась выцарапать глаза. Ее оттащили, но она рыдала не умолкая. Другие тоже расплакались и раскричались: Синегорцы — на Иглодревов и Красных Огней, Красные Огни — друг на друга, и все это — на крохотном клочке затянутой густым туманом поляны с фальшивым кругом посередине.

Наконец до мамы Сьюзи Рыбозер дошло услышанное. Сьюзи мертва. Ее дочь растерзал белый леопард, который обитает в снегах Мрака. Леденящий душу вопль матери перекрыл крики и плач.

— Тихо! — рявкнул Дэвид.

Все замолчали.

— Тихо, — повторил он и обвел нас свирепым взглядом.

Глаза Джелы! Я сама мышерылка и далеко не красавица, но Дэвид был редкий урод.

— Слезами и воплями горю не поможешь, — заявил он. — Сейчас нам нужно поймать Джона и прибить его к дереву, как я вам твердил. Джона, его дружка Джерри и дебила Гарри. Вы все говорили, что я слишком суров, но если бы мы прибили его к дереву тогда, когда я впервые предложил, те четверо сейчас были бы живы. Но уж на этот раз мы сделаем по-моему.

— Да, вот только они сейчас по ту сторону Снежного Мрака, — прошептала я себе. — Слава Джеле, они далеко. Дэвид просто-напросто хорохорится. Ничего он им не сделает.

— Да, Джон убийца, — подтвердил Мехмет. — Он бы нас всех убил. Потому-то я с ним и пошел. Я ведь не хотел идти. Я возражал. Сказал, что я против убийств. Но…

Дэвид пропустил его слова мимо ушей.

— Если хочешь, чтобы мы снова были друзьями, ты пригонишь нам несколько шерстяков, — велел он Мехмету. — И принесешь теплые обмотки. И покажешь, куда ушли остальные.

— Конечно! — согласился Мехмет. — Разумеется. Я не хочу рвать с Семьей. Мы, группа Высокого Дерева, не хотим ссориться с Семьей. Не забывайте, что с нами двоюродный брат покойного Джона Синегорца и трое из нас выросли в одной группе с ним и Диксоном Синегорцем. Мы не меньше вашего хотим отомстить их убийцам.

— Тогда, пожалуй, договоримся, — согласился Дэвид. — И, может, даже снова примем вас в Семью.

— А вот это уже не твое дело, — подала голос Каролина. — Такие вещи решает Совет, и я, как Глава Сем…

— Шерстяки, обмотки, информация, — не обращая ни малейшего внимания на Каролину, повторил Дэвид, и с этой минуты мы поняли, что ни она, ни Совет не имеют уже никакого значения, — шерстяки, обмотки, информация. Так вы докажете, на чьей стороне.

— Джела говорит со мной! — закричала Люси Лу. — Джела говорит со мной! Она мне все объяснила! Теперь я понимаю, почему прежде подумала, будто Джон и прочие мертвы. Потому что им еще хуже, чем мертвым! Они мертвы даже для Обитателей Сумрака. Вы только подумайте, даже для Обитателей Сумрака! Я сперва недопоняла, что говорили мне тени, но на самом деле я просто слишком хорошо их поняла. Вот что сказала Анджела. Они не умерли. Им еще хуже.

— Вот и Джон утверждает, будто разговаривает с Джелой, — заметил Мехмет.

Имена Майкла, вы бы видели, как Люси Лу изменилась в лице! Вся ее мечтательность и слезливость будто испарились. Ее аж перекосило. Она походила на хищника, сжавшегося перед прыжком на жертву. На охотника, нацелившегося на добычу.

— Джон? — прошипела она. — Разговаривает с Анджелой? Ха! Не смешите меня.

— Ты только послушай! Он вертит всеми, как хочет, потому что у него кольцо Анджелы!

Вся Семья дружно ахнула.

— В каком смысле? — спросил Дэвид. — Какое еще кольцо?

— То самое, потерянное, из истории. Кольцо, которое Анджела потеряла и потом несколько дней плакала. Я его видел своими глазами. Сразу ясно, что оно с Земли. Оно из металла, гладкое-гладкое, блестящее, а внутри крошечная надпись: «Анджеле с любовью от мамы и папы». Я сам его видел. Джон нашел кольцо здесь в лесу и припрятал, никому ничего не сказал, а потом уничтожил Круг.

— Да ты же сбежал к нему после того, как он уничтожил Круг, — крикнула я. — Так что хватит тут делать вид, будто ты…

Но на меня все зашикали. Никто не хотел меня слушать. Никому не нужны сложности. Всем хотелось думать про чудесное кольцо с Земли, потерянное кольцо из истории, которое наконец нашлось. Все с готовностью разозлились на дерзкого новошерстка, который уничтожил Круг и скрыл от них кольцо. Джон разрушил часть нашего прошлого, никого не спросив, и припрятал у себя кольцо, никому ничего не сказав. Он мой племянник, я его люблю, но даже мне его поступок показался верхом эгоизма.

— Это Семья Джелы, — проговорил Дэвид. — Мы — ее дети. И это кольцо принадлежит нам.

— Джела говорит мне, что мы должны его вернуть, — подтвердила Люси Лу, закатив глаза под самый лоб, так что видны были одни белки. — Я слышу ее. Джела говорит, что мы должны его вернуть. Верните кольцо и накажите негодяя Джона, который утверждает, будто общается с ней, но он лжет! — ее голос сорвался на крик. — Да как он смеет? Лжец! Лжец! Лжец!

Люси Лу затряслась, как припадочная.

— Его надо убить. Размозжить, как трубочника, — прошипела она. — Его, Джерри и Гарри, всех троих. Убить их! Убить! Убить!

Остальные один за другим подхватили: «Убить! Убить!», и вот уже над поляной гремел общий клич: «Убить! Убить! Убить! Убить! Убить! Убить!»

Джейд схватила меня за руку. Мы слушали, как толпа вокруг нас требовала смерти нашим сыновьям.

«Убить! Убить! Убить! Убить! Убить! Убить!»

Вид у Мехмета был растерянный. Тетушка по-прежнему сжимала его в объятиях, и, с одной стороны, было заметно, что парень наслаждается впечатлением, которое произвел его рассказ, а с другой — он явно испугался, что заварил такую кашу. Он поступил ужасно: спустившись из Мрака в собственных целях, он дал пищу нашему страху и ненависти. И все же нельзя отрицать, что Джон первый начал, — даже я бы с этим не поспорила. Это он впервые за всю историю Эдема убил человека. И из этой искры разгорелся костер. Теперь убийствам не будет конца и края, пока не прикончат нас всех.

41

Джон Красносвет

Я уничтожил Круг Камней. Я перевел горстку ребят через Снежный Мрак. Я доказал, что людям совершенно незачем вечно сидеть в Долине Круга. Я преодолел кучу трудностей, и что мне теперь оставалось?

— Неужели я все это сделал, — думал я, — чтобы тихо и спокойно жить собственной маленькой семьей, охотиться, искать пищу, растить детей?

Охотиться, строить шалаши и растить детей может любой, вот в чем все дело. Причем у многих это получается лучше, чем у меня. Дикс — более искусный охотник. Гарри сильнее меня. Джела куда ловчее улаживает ссоры. Джефф лучше объезжает шерстяков. Единственное, что получается у меня лучше всех, единственное, в чем никто и вполовину не сравнится со мной, — это способность разрушить старое и создать новое. И неужели я откажусь от этого, не успев даже толком вырасти, и на всю жизнь смирюсь, что другие лучше меня?

Член Тома и Гарри, да ни за что на свете! Я должен придумать что-то новенькое, и, что самое главное, ребятам это тоже нужно, даже если они сами этого не понимают. А иначе — скука смертная. Потому-то они и пошли за мной: я прежде них сообразил, что им нужно, и спас их от скуки.

— Мы должны двигаться дальше, — сказал я Тине как-то в конце дня, когда мы сидели на берегу Озера Гэ. — Мы живем здесь уже два бремени, меньше чем в бдне ходьбы от подножия Снежного Мрака, а ведь нас ждет целый Большой Лес!

— Мы уже и так достаточно далеко от Семьи, — возразила Тина. — Никто не захочет уйти еще дальше от друзей, мам и прочих.

— Ну тогда, может, наведаемся в Семью и пригласим еще кого-нибудь присоединиться к нам?

— Джон, — проговорила Тина таким голосом, будто пыталась что-то втолковать малышу. — Ты уничтожил Круг, помнишь? Ты раздробил Семью. Убил Диксона Синегорца. Пусть они не знают точно, что случилось, но догадываются, что что-то стряслось, и не простят нам этого никогда. По крайней мере, Дэвид Красносвет уж точно не простит. Ты ведь и сам это понимаешь.

— Понимаю, конечно, но… мы ведь можем подкрасться незаметно. И тайком опросить народ, не хочет ли кто к нам присоединиться.

Тина фыркнула.

— Отчего ж не попробовать! Правда, кончится это тем, что мы будем лежать в лесу с копьем в спине и проломленной головой. Не забывай, их гораздо больше, чем нас.

Я сидел, опустив ноги в воду, и крошечные светящиеся рыбки покусывали меня за пальцы. В трех-четырех ярдах от нас, под растущими в воде деревьями сияли розовые устрицы, и я хотел было предложить Тине сплавать за ними, как тогда у Глубокого Озера.

— Может, конечно, Дэвид со своими прихвостнями нас всех не тронут, ограничатся только девушками, — продолжала Тина. — И сделают с каждой из нас то, что Диксон Синегорец пытался проделать со мной.

Тина бросила в воду камешек.

— И, если уж на то пошло, — добавила она, — с тобой они сделают то, что тогда предлагал Дэвид. Помнишь? Привяжут к иглодреву, как охотники — мясо, чтобы ты сгорел.

— Ну ладно. Это всего лишь повод к размышлению. Надо либо сходить в Долину Круга и привести еще людей, либо самим двигаться дальше. Сидеть на одном месте нет никакого смысла.

Тина ничего не ответила. Вынула ноги из воды и повернулась ко мне. Вид у нее был усталый, но она все же улыбнулась.

— Тогда, может, переспим? Попробуем сделать еще одного ребеночка?

Я согласился, но, заполучив мое семя, Тина тут же ушла в шалаш и заснула.

А вот мне не спалось. Я взял копья, охотничью сумку и в одиночку ушел в лес. Я часто уходил надолго, на два-три-четыре дня. Иногда вместе с Джерри, иногда с Джеффом, который ехал на Непе, иногда с кем-то еще, но чаще всего — один. Жарил мясо на горячем стволе иглодрева и спал между корнями белосветов, сжимая в руке копье.

* * *

Однажды, дней через тридцать-сорок после того, как мы пришли в Большой Лес, я в очередной раз охотился в одиночку в бдне пути от Озера Гэ. Я ненадолго заснул и проснулся от того, что поблизости кто-то сопел и хрустел. Я подумал, что это шерстяки, или ширяки, или еще какие-нибудь яки, и пополз на животе через заросли звездоцветов, чтобы поймать дичь. Мясо, конечно, тащить на себе тяжело, но шкуру-