Book: Космический стюард



Космический стюард

Марина Ясинская

Глава 1. Праздник в честь дяди Вольдемара

Когда Вольдемар Артурович принял приглашение на праздник, устроенный родителями в честь окончания Люком космошколы, эта новость вызвала в доме невиданный переполох. Если прежде мама была озабочена лишь подготовкой меню и поиском надёжных компаний, сдающих напрокат робоповаров, то теперь сфера её интересов угрожающе расширилась, а подготовка к празднику приняла пугающие масштабы.

— Эдик, убери из гаража этот свой старый пневмобиль, а то Вольдемар ещё подумает, что мы на нём ездим, — распоряжалась она. — Люк, обязательно подстригись, перед дядей Вольдемаром надо выглядеть прилично.

— Мам, но мы же действительно ездим на пневмобиле, — пытался спорить Люк. — А стригся я совсем недавно…

В ответ мама награждала его строгим взглядом, чем и пресекала все дальнейшие возражения. Папа не спорил, лишь молча выполнял все мамины распоряжения. А праздник, который задумывался в честь сына, стремительно превращался в мероприятие, призванное впечатлить дядю Вольдемара.

— Люк, закачай все свои цифрограмоты на панель у себя в комнате, чтобы, если дядя Вольдемар войдёт, сразу их увидел.

— Эдик, надо продумать новое меню; то, что я приготовила, для Вольдемара не подойдёт. Ты не знаешь, какая кухня сейчас в моде? Фиксианская? Венерианская?

— Может, сделаем ремонт? Совсем небольшой. Косметический. Расширим гостиную, сменим двери, перекрасим стены, поменяем сантехнику, перестелем полы, нарастим веранду и купим новую мебель. Как считаешь? А то неудобно как-то перед Вольдемаром.

— Эдик, Люк, напомните мне, чтобы на время праздника я взяла напрокат домороботника последней модели, а нашего старого спрятала в гараже. Если Вольдемар увидит, что у нас робот позапрошлого поколения, что он про нас подумает?

Что подумает дядя Вольдемар? Нельзя ударить в грязь лицом перед дядей Вольдемаром! И так — без конца.

Двоюродного брата мамы дядю Вольдемара Люк не знал — первая и последняя встреча пятнадцать лет назад не в счёт — но уже его недолюбливал. Слишком уж старалась мама произвести на него впечатление. Слишком суетилась, желая выдать их за тех, кем они не являются.

— Да что вы все бегаете, как ужаленные? — не выдержал, наконец, Люк. — Что же он за птица такая важная — этот дядя Вольдемар?

— О, дядя Вольдемар — это пример для подражания, — мечтательно сообщила мама. — Человек, который сам себя сделал. Он всегда был целеустремлённым и серьёзным, всегда знал, чего хотел. Вместо того чтобы упаковать рюкзак и пуститься космостопом по галактике, как это сейчас модно среди молодёжи, Вольдемар нанялся младшим помощником на рейсовое торговое судно. Конечно, это далеко не так романтично, как болтаться по космосу с бездельниками, которые называют себя исследователями, но зато ты посмотри, чего он достиг! Прошёл весь путь от машинного отделения до капитанской рубки! Не прошло и десяти лет, как он стал капитаном собственного торгового корабля! И ведь Вольдемар на этом не остановился, нет! Он продолжал расти, продолжал учиться! После торгового судна он получил в своё командование пассажирский лайнер, затем стал капитаном дипломатического корабля, а последние семь лет он — капитан одного из крупнейших в Солнечной системе космокруизных лайнеров! А всё почему? Потому что он точно знал, чего хотел, целенаправленно шёл к своей цели и не отвлекался на всякие развлечения.

В словах мамы слышался явный намёк, и Люк подавил тяжёлый вздох. Как и все родители, мама хотела, чтобы у её сына сложилась благополучная, успешная жизнь. Только вот представления о том, какая жизнь — успешная, у них кардинально различались. Мамино восторженное «Не прошло и десяти лет, как он стал капитаном собственного торгового корабля» наводило на Люка уныние, а перспектива «всего» через десять лет получить под свою ответственность какое-нибудь торговое судно приводила в ужас.

Люк не мог и вспомнить, сколько раз, летая по околоземным маршрутам, он смотрел в иллюминатор на далёкие, манящие звёзды, полные неразгаданных тайн, сколько раз наблюдал из окна космопорта, как стартуют со взлётного поля навстречу каким-то приключениям межзвёздные корабли, и с тоской думал, что вот где-то там — настоящая жизнь, где-то там — люди, которые ею живут. А он сидит в своей скучной, давно изученной Солнечной системе, где не происходит ничего интересного, и настоящая жизнь проходит мимо.

«Закончу школу — и обязательно улечу, — обещал Люк себе. — Наймусь на какое-нибудь исследовательское судно, помотаюсь по галактикам, а там посмотрим, что из этого выйдет».

Когда до выпуска осталось около месяца, Люк начал просматривать, какие экспедиции в ближайшее время набирают экипаж, и даже отправил несколько заявок. Он был не прочь полететь с кем угодно, хоть с астроштурманами, хоть с археологами, хоть даже с космобиологами из известного на всю Солнечную систему КосмоЗо.

А мама, тем временем, уже всё за него решила.

— Нам очень повезло, что приезжает Вольдемар, — сказала она. — Я попрошу, чтобы он дал тебе работу на своём лайнере. Ну, разве не замечательно я всё придумала? Ты ведь хотел в космос? Ну, вот и будет тебе космос! Да ещё и на корабле такого уровня. А у Вольдемара, к тому же, связи — наверняка он поможет в дальнейшем продвинуться. Может, со временем даже сделает тебя помощником! Так что на празднике постарайся произвести на него наилучшее впечатление. Ну, а про остальное я ему сама тонко намекну.

Люк едва заметно поморщился. Искусством тонких намёков мать совершенно не владела, хотя сама себя считала мастером недосказанностей и изящных дипломатических ходов.

Отец молчал, и Люк, с надеждой покосившись на него, понял, что он ничего не говорит не потому, что не согласен с матерью. Напротив — согласен, просто ему нечего добавить.

Мама, к тому времени, была уже захвачена картиной яркого будущего сына — глаза загорелись, в голосе звучал восторг:

— Кто знает, может, ты даже повторишь успех Вольдемара. Начнёшь на его лайнере, а потом — представляешь? — лет так через десять уже и сам будешь капитаном своего корабля, как и он! Ну, чем не мечта?

— Мечта, — уныло согласился Люк, так и не решившись спорить с матерью.

На миг он представил себя капитаном рейсового торгового судна, и манящие далёкие звёзды вдруг стали словно ещё более далёкими и недосягаемыми.

Глава 2. Подарок-символ

— Миленько, — снисходительно похвалил дядя Вольдемар, входя в дом родственников и оглядывая полностью преобразившуюся стараниями родителей Люка гостиную.

— Да, ну что ты, — отмахнулась мама, довольно покраснев. — Куда уж нам, у нас тут всё очень провинциальненько. Ты-то наверняка привык к совсем другому!

Свежепостриженный Люк едва заметно поморщился. У мамы была неприятная привычка принижать себя перед теми, кого она считала более успешными и состоявшимися в жизни. Пусть даже этот кто-то — её собственный двоюродный брат.

Тем временем, мама суетилась вокруг дорогого гостя. Мама усадила Вольдемара на лучшее место за столом, мама клала ему добавку в тарелку, мама занимала его беседой, мама слушала его с самозабвенным вниманием и забыла про всех остальных гостей. О поводе для этого семейного застолья — окончании Люком школы — она, похоже, тоже забыла. Но зато не забыла о главном.

— А вот сынуля у нас большой молодец, — услышал Люк голос мамы и обречённо прикрыл глаза. Ему было ужасно неловко. — Трудолюбивый, ответственный, исполнительный. Закончил школу на высшие баллы, специализировался на космонавигации и просто бредит космосом. Мечтает получить работу на каком-нибудь солидном космическом корабле… Вольдемар, а я вот что подумала — может, у тебя на лайнере найдётся для него местечко?

Дядя Вольдемар, которому явно нравилось благоговейное внимание к его персоне, благодушно кивнул.

— Толковым молодым ребятам у нас всегда рады. Тем более — племянник. Конечно, устрою.

Мама просияла и, бросив на сына торжествующий взгляд, снова засуетилась вокруг Вольдемара.

Люк извинился и вышел на веранду. Многочисленные родственники прекрасно развлекали себя сами, мама развлекала дядю Вольдемара, и до виновника торжества, в общем-то, никому не было особого дела. Ну и прекрасно — Люк хотел побыть один.

Однако на веранде уже кто-то стоял. Мужчина, на вид — ровесник родителей Люка, совершенно непраздничного вида — потёртая тёмно-серая куртка, чёрные штаны с многочисленными оттопыренными карманами по бокам и странная пёстрая повязка на шее. Казалось, он только что вернулся из долгого путешествия и даже не успел переодеться к застолью.

Люк был уверен, что никогда раньше не видел этого мужчину. Впрочем, сегодня он уже познакомился с как минимум полудюжиной неизвестных ему родственников.

— Люк? — приветливо улыбнулся незнакомец, протягивая руку. — Я — Брюс, двоюродный брат твоего отца. Рад с тобой познакомиться!

Конечно! Отец упоминал о своём двоюродном брате! Что-то про то, что он авантюрист, не желающий взрослеть и заняться настоящим делом. А когда Люк спросил, чем же именно тот занимается, отец пренебрежительно махнул рукой:

— Сидит на своём корабле с командой бездельников и бьёт баклуши.

После дальнейших расспросов выяснилось, что дядя Брюс работает на службу безопасности космических сообщений. Люку эта работа показалась более чем серьёзным занятием — этакие космические спасатели, которые наблюдают за подотчётным им сектором и в случае возникновения чрезвычайных ситуаций «спасают» корабли. Однако отец почему-то придерживался другой точки зрения, и Люк оставил своё мнение при себе.

— Ну, поздравляю с окончанием школы! — продолжал, тем временем, дядя Брюс. — Большое событие в жизни любого человека. Как говорится, теперь и начинается настоящая жизнь!

— А как же, — с кривой усмешкой согласился Люк. Космокруизный лайнер, тысячи богатых туристов, одни и те же маршруты. Именно та настоящая жизнь, о которой он мечтал.

— А разве нет? Перед тобой впереди вся жизнь, выбирай, что хочешь.

— Угу. Но за меня уже выбрали. Только что пристроили на лайнер к дяде Вольдемару.

— Это который? — нахмурился дядя Брюс, а потом поднял брови: — Уж не капитан ли того роскошного корыта, «Титаника-5»?

— Он самый.

Дядя Брюс с недоверием посмотрел на племянника.

— И ты действительно хочешь там работать?

— Нет, — угрюмо признался Люк. — Но родители твердят мне, что это стабильно и престижно, и что через десять лет я смогу стать капитаном своего корабля, как дядя Вольдемар.

Некоторое время дядя Брюс изучающе смотрел на племянника, а потом, хмыкнув, достал из кармана небольшую коробочку в подарочной упаковке.

— Держи, это тебе.

В коробке Люк обнаружил какой-то странный прибор и даже не сразу сообразил, что это такое. И только потом понял, что это — старинный коммуникатор, какой использовали для передачи сообщений в космосе, наверное, лет пятьдесят назад. С той поры прогресс ушёл далеко вперёд, и такими приборами давно никто не пользовался, но Люк догадывался, что это — не столько подарок-вещь, сколько подарок-символ, имеющий какое-то особое значение.

— Когда-то этот передатчик спас мне жизнь, — очень просто объяснил дядя Брюс. — Пусть он теперь будет у тебя — на удачу.

— Спасибо, — искренне поблагодарил Люк. Он посмотрел на старый передатчик в руке, который наверняка видел куда больше настоящей жизни, чем он, Люк, и внезапно сказал: — А я ведь действительно не хочу на «Титаник-5». Я хочу в настоящий, малоисследованный космос. Хочу увидеть новые звёзды. Хочу открыть неизвестные планеты. Хочу настоящей жизни…

Дядя Брюс одобрительно хлопнул его по плечу.

— Вот и молодец, парень, так держать! А мне уже пора, я ведь ненадолго заскочил. Ещё раз поздравляю, и…

— Погодите! — воскликнул Люк. Ему почему-то очень не хотелось, чтобы дядя Брюс так быстро уходил. — Разве… Может, хотя бы попрощаетесь с родителями?

Дядя Брюс бросил взгляд сквозь окно в просторную столовую, полную гостей, на родителей Люка, светящихся вокруг Вольдемара Артуровича, и усмехнулся:

— Смотри, как они заняты — не надо их отвлекать. Удачи тебе, Люк. И не позволяй никому проживать за тебя твою жизнь. В конце концов, она у тебя всего одна.

Кажется, никогда ещё Люк не был так сильно с чем-то согласен, как с этими словами!



Глава 3. «Титаник-5»

— Пассажир в дельта восемьсот сорок заказал пузыристое шампанское, а пассажиры из гаммы сто сорок один жалуются на освещение — проверь. Как выполнишь — доложишь, — деловито распорядился старший стюард смены, невысокий шустрый малый по имени Юнь.

Люк одёрнул на себе униформу, удостоверился, что на белоснежной ткани нет ни пятнышка и что значок с логотипом «Титаник-5» приколот ровно там, где положено, и отправился за бутылкой шампанского.

Самый крупный в истории космоплавания Солнечной системы круизный лайнер «Титаник-5» вот уже вторую неделю совершал неторопливый рейс по стандартному туристическому маршруту Земля-Андромеда-Орион-Эридан-Земля, с заходом в популярные порты на Сатурне, Вестере и Пенелопе.

Внутреннее убранство «Титаника-5» копировало богатые интерьеры первого, морского «Титаника», затонувшего далёком двадцатом веке. Роскошные люстры, дорогие отделочные панели, просторные смотровые палубы с видом на космические просторы, плюш, зеркала и позолота, фарфор, хрусталь и полированное дерево. Все необходимые современные развлечения — кинотеатры, аквапарки, казино, виртуальные центры, лаунжи невесомости, вакуумные спа и прочее — продуманно вписали в интерьер, не нарушая его атмосферы. И, наконец, последний штрих исторической достоверности — обслуживающий персонал из людей, а не роботов.

Разумеется, удовольствие провести отдых на таком корабле было по карману далеко не каждому. И, тем не менее, вот уже восьмой год самый дорогой космокруизный лайнер Солнечной системы курсировал между звёздами, и ни одна из двух тысяч кают для пассажиров не пустовала.

Однако сам Люк едва ли замечал все красоты корабля. Работа младшим стюардом отнимала у него всё время, а когда и выдавалась свободная минутка, сил на что-то ещё уже не оставалось. Люк падал на узкую койку в крохотной каюте и тут же проваливался в глубокий сон.

Но иногда, несмотря на усталость, сон к нему не шёл, и тогда Люк подолгу смотрел на низкий потолок каюты и размышлял, как же всё-таки его угораздило здесь оказаться?

Через неделю после праздника в честь выпуска из школы Люк получил официальное приглашение присоединиться к экспедиции астрогеологов, собиравшихся провести разведку потенциальных месторождений полезных ископаемых на нескольких отдалённых планетах и астероидах, и заявил родителям, что не пойдёт на лайнер к дяде Вольдемару. Родители был в шоке, а Люк был счастлив, ведь он отправится в самую Настоящую Космическую Экспедицию!

На следующий день с корабля астрогеологов пришла инструкция о том, как добраться до планеты Урамар — именно там был назначен пункт сбора для всех новых членов команды.

И вот тут-то мечта внезапно стала слишком реальной.

Пугающе реальной.

Оказалось, что на пути к мечте необходимо совершить сотни разных действий, которые Люк никогда раньше не совершал, и принять сотни разных решений, которые они никогда раньше не принимал.

На Урамар нет прямых рейсов, надо лететь с пересадкой на Седне, одной из планет пояса Койпера. Седна — планета ограниченного посещения, нужно получить разрешение на транзит. Где и как его получать? Сколько времени это занимает? На Седне рейса на Урамар придётся ждать почти сутки — что ему делать всё это время? Оставаться в космопорту? Или снять номер в гостинице? А гостиницы в порту есть? Если есть, нужно ли бронировать номер? Как это сделать? А если гостиницы нет, и придётся остаться в космопорту — там же должны быть какие-то кафе, где можно перекусить? Или нет? Или лучше взять еду с собой? А так можно? А когда он прибудет на Урамар, ему нужно будет пройти таможенный контроль — как его проходят? Заполняют какие-то документы? Платят пошлину? Как её высчитать? А кому платить? А чем?

И всё это — только на пути к кораблю астрогеологов! А что будет потом, когда начнётся сама экспедиция?

Наверное, было смешно беспокоиться о подобных мелочах, ведь каждая из них — совсем незначительная и более чем решаемая. Но только по-отдельности. Собранные все вместе в таком количестве, они вдруг выстраивались в высокую, пугающую своими размерами башню неразрешённых проблем.

Слишком уж много переменных, слишком уж много неизвестных… Слишком уж Люк привык к размеренной, распланированной и спокойной жизни в глубинке Солнечной системы. Тут всё так хорошо известно, тут всё так спокойно. Так комфортно. И терять этот комфорт отчаянно не хотелось!

Конечно же, Люк предполагал, что для похода за мечтой придётся оставить привычное и знакомое и с головой броситься в страшную неизвестность. Чего он не предполагал, так это того, как, оказывается, страшно будет сделать первый шаг.

Вот так и оказался Люк вместо волнующей разведэкспедиции в глубины космоса на «Титанике-5», где всё было просто и знакомо.

Конечно, Люк найти пытался хоть что-то хорошее в плохом решении. «Ну, это же всё равно космос, полёты, навигация. Как раз то, на чём я специализировался в школе».

Однако хоть и был Люк на борту космолайнера, но космос оставался для него таким же недосягаемым, как и дома у родителей.

— Нужно начинать с самых низов, иначе что подумают другие? Что я родственника своего продвигаю? — заявил дядя Вольдемар и назначил Люка стюардом. Младшим стюардом.

C капитаном корабля не спорят. Даже если капитан — твой дядя.

Поэтому Люк послушно выполнял свои обязанности и лишь надеялся на то, что в будущем ему ещё выпадет возможность ухватить за хвост мечту, и у него хватит храбрости это сделать.

Глава 4. Космослалом

Если для пассажиров на «Титанике-5» была предусмотрена масса развлечений, то у Люка каждый день как две капли воды походил на предыдущий. Работа, работа и ещё раз работа.

«И ради этого я четыре года специализировался на космонавигации? — задавался он вопросом, разнося стопки чистого белья и собирая мусор в роскошных каютах. — Ради этого окончил курсы экстремальных космических ситуаций и классы по борьбе с пиратами? Ради этого сдал на отлично основы первой механической и электронной помощи судам?»

Всё изменилось в тот день, когда лайнер притормозил у плотного метеоритного потока, чтобы скучающие туристы могли развлечься космослаломом.

Космослалом — опасный спорт. Участники гонок рассаживались по маленьким скоростным флаерам, оснащённым жизнекапсулами с автоэджекторами, приближались к метеоритному потоку, по сигналу вливались в него и неслись внутри, маневрируя среди метеоритов. Выигрывал гонку тот, кто мог продержаться внутри метеоритного потока дольше всего.

Люк, у которого как раз выдался редкий выходной, стоял в толпе зрителей на одной из смотровых палуб и с интересом наблюдал за слаломистами. Сумасшедшие гонщики, рискнувшие участвовать в этой экстремальной эскападе, явно не были новичками — блестящие капсулы флаеров мастерски лавировали в плотном потоке метеоритов, успешно уворачиваясь от, казалось бы, неминуемых столкновений и ловко уходя от ударов гигантских глыб.

Вдруг стоявшая рядом с Люком девушка испуганно вскрикнула — один из флаеров столкнулся с метеоритом, и эджектор катапультировал за пределы потока крохотную сверкающую жизнекапсулу. Караулившая неподалёку служба охраны лайнера тут же бросилась подбирать выбывшего из гонки водителя.

— Ну зачем они так рискуют? — прошептала девушка, ни к кому конкретно не обращаясь. Но поскольку Люк стоял рядом, он почувствовал себя обязанным сказать что-то в ответ.

— Видимо, им нравится адреналин, и они получают от этого удовольствие.

— Тоже мне удовольствие — разбиться насмерть!

Люк едва не ляпнул: «У богатых свои причуды», но вовремя прикусил язык — девушка была одой из пассажирок лайнера, а, значит, одной их тех самых «богатых с причудами».

Ещё один флаер оказался зажат между двумя огромными глыбами, и девушка, испуганно вскрикнув, непроизвольно схватила Люка за рукав. Действительно, казалось, ещё чуть-чуть — и маленький кораблик будет просто раздавлен!

— Почему он не катапультируется? — воскликнула она. — Сумасшедший, почему он не запустит эджектор?

— Похоже, ему очень хочется выиграть, — пробормотал Люк.

Один за другим, участники выныривали из метеоритного потока, завершая гонку, но зажатый между двумя метеоритами водитель по-прежнему нёсся вместе с потоком, каждую секунду рискуя быть раздавленным.

Наконец, глыбы разлетелись в стороны, и метеоритный поток буквально выплюнул маленький искорёженный флаер. Катера службы охраны рванули на перехват.

Девушка облегчённо выдохнула и обернулась к Люку, отпуская его рукав.

— Вот сумасшедшие! — с нервным смешком сказала она.

Наконец-то Люку представился шанс более пристально рассмотреть свою спутницу, и он почувствовал себя словно оглушённым — такой красивой она ему показалась.

— Точно, — согласился он, не отводя глаз от лица девушки. Сейчас он согласился бы с чем угодно.

— Спасибо за компанию… — девушка не закончила фразу, вопросительно глядя на Люка.

— Люк, — спохватился он.

— Очень приятно, Люк. Я — Ники, — ответила девушка и дружелюбно улыбнулась.

— И мне очень приятно, — неловко пробормотал он, с ужасом чувствуя, что краснеет.

Ники легко рассмеялась, видимо, его смущение показалось ей забавным.

— Надеюсь, мы ещё увидимся, Люк, — сказала девушка на прощание и ушла, оставив оглушённого Люка смотреть ей вслед.

Глава 5. Искорёженный флаер

Спустившись на обслуживающие уровни «Титаника -5», Люк обнаружил, что все куда-то целенаправленно спешат.

— Что случилось? — Люк схватил за рукав проносившегося мимо стюарда.

Тот неразборчиво что-то промямлил, и Люк просто побежал туда же, куда бежали все остальные.

У транспортного ангара стояла целая толпа. Люк приподнялся на цыпочки, стараясь рассмотреть, что происходит.

Катера службы безопасности осторожно буксировали в ангар искорёженный флаер. Тот был настолько сплющен и помят, что казалось — пилот вряд ли выжил.

На посадочной площадке уже стояли наготове спасатели и медики. А два каких-то молодых парня, видимо, друзья сумасшедшего пилота, снимали всё происходящее на видео.

Едва флаер коснулся пола, как спасатели принялись осторожно отжимать люк. Несколько минут спустя из глубины расплющенной машины извлекли гонщика. Молодой парень, похоже, получил серьёзные травмы, потому что не мог пошевелить ни руками, ни ногами. Но, тем не менее, с лица его не сходила восторженная улыбка.

— Вы видели? — возбуждённо выкрикивал он. — Нет, вы это видели?

— Видели, видели, — пробурчал осматривавший его врач.

— Видео сделали, да? — обратился парень к своим приятелям. — Засняли, как меня вынимают? А флаер засняли? Хорошо засняли, видно, что он всмятку?

Раненого осторожно уложили на каталку и медленно повезли в медчасть. Наблюдавшая за происходящим толпа расступилась, пропуская их.

Около сплющенного флаера суетились механики; один из них поцокал языком и сказал:

— Не поверил, если б сам не увидел. Корпус всмятку, а основные механизмы всё ещё исправны. Да на нём ещё и летать, наверное, можно…

Тем временем, лежавший на каталке раненый всё никак не унимался.

— Доктор, скажите, вы когда-нибудь видели такой же искорёженный флаер, а?

Шагавший рядом с ним врач вдруг нахмурился и остановился. Замерла и каталка.

— Видел, — глухо ответил он.

— Я вам не верю! Где это? — вызывающе выкрикнул парень.

— В битве за кольцо Сириуса. Мы подбили вражеский крейсер, и тогда он пошёл на таран нашего линкора, решив, что если уж он погибнет, то заберёт нас с собой. Видя это, один из наших флаеров разогнался до предельной скорости и врезался в крейсер, чтобы взорвать его прежде, чем он столкнётся с нашим кораблём… У него получилось. Крейсер взорвался, наш линкор не пострадал, и две с половиной тысячи экипажа остались в живых… Все, кроме того пилота. Так вот, когда мы нашли останки того флаера, они были искорёжены сильнее твоего.

Врач ещё несколько мгновений пристально смотрел на раненого, а потом молча зашагал дальше.

Притихший парень на каталке молчал. А когда увидел, что его приятели идут за ними и по-прежнему всё снимают, раздражённо буркнул:

— Да уберите вы эту камеру!

Глава 6. «Мы знакомы?»

Новости среди обслуживающего персонала распространялись быстро, и вскоре Люк уже знал, что раненому требуется сложная операция, а для её проведения условий в медчасти лайнера просто нет. Врач настойчиво рекомендовал опуститься на ближайшую планету, где пациенту могут оказать квалифицированную медицинскую помощь.

Ближайшей такой планетой оказался Сипет. Хотя планета и не отличалась красотами, которые могли бы заинтересовать туристов, зато могла оказать квалифицированную помощь пострадавшему гонщику.

Через тот же надёжный информационный канал — слухи среди обслуживающего персонала — Люк узнал, что начальник охраны в пух и прах разругался с врачом. Врач требовал немедленной посадки на Сипет, а начальник охраны кричал в ответ, что не позволит, потому что уровень безопасности на планете не то, что не соответствует галактическим стандартам — он вообще отсутствует, и он, начальник безопасности, не желает потом отвечать головой, если с кем-то из двух тысяч пассажиров «Титаника-5» что-то случится.

В итоге сошлись на компромиссном решении: лайнер остаётся на орбите планеты, а на Сипет спустится медицинский катер с раненым. После того, как ему окажут необходимую помощь, катер вернётся на борт, и «Титаник-5» продолжит свой круиз.

Тем временем старший стюард двадцать четвёртого уровня, где работал Люк, сообщил, что все перерывы и выходные немедленно отменяются. Для пассажиров, недовольных непредвиденной задержкой, срочно организовали банкет с живой музыкой и аукционом, поэтому обслуживающий персонал на время поступает в распоряжение администраторов развлекательных уровней.

Уставший от бесконечной уборки кают, Люк почти обрадовался — хоть какое-то разнообразие. Правда, уже через час он понял, что быть официантом на роскошном банкете — ничуть не лучше, чем быть стюардом: пассажиры так же капризны и требовательны, а работа такая же тяжёлая и неблагодарная.

— За четвёртым столиком — трое новых гостей, обслужи, — скороговоркой пробормотал администратор зала, безостановочно лавировавший между огромным, в позолоте и зеркалах банкетным залом и кухней.

Взяв хрустальный графин с водой, Люк послушно отправился к указанному столику.

К его удивлению, одной из троих гостей оказалась Ники, а двое других были, видимо, её родителями.

— Добрый вечер, — поздоровался Люк с ними. — Здравствуй, Ники, — с широкой улыбкой повернулся он к девушке.

Ники вскинула на него глаза, в которых всего на миг мелькнуло и тут же пропало узнавание, и вежливо спросила:

— Мы знакомы?

— Неужели не помнишь? — искренне удивился Люк. — Мы с тобой вместе смотрели космослалом!.. Я — Люк!

— Вы меня с кем-то путаете, — всё так же холодно и твёрдо ответила она.

И пока Люк удивлённо смотрел на неё, пытаясь понять, в чём дело, Ники бросила выразительный взгляд на форму официанта, в которую он был одет, и отвернулась.

Люк вспыхнул и стиснул зубы. Молча разлил воду по хрустальным бокалам, принял заказ, передал его на кухню, а затем попросил одного из официантов поменяться с ним столиками.

За время работы на «Титанике-5» Люк уже успел насмотреться на высокомерие пассажиров и не раз сталкивался с надменным, порой даже презрительным отношением к себе. Считая всё это проявлением недалёкого ума, Люк скорее жалел заносчивых богатеев, и потому такое отношение его не задевало.

До сегодняшнего вечера.

Глава 7. Пираты

Люк был на кухне, когда из банкетного зала раздался выстрел.

По крайней мере, Люк решил, что это был выстрел, хотя никогда раньше звука выстрела не слышал.

Вслед за этим последовал звон разбивающегося хрусталя, грохот падающих на пол серебряных подносов и истошные крики пассажиров.

Повара, уборщики и официанты побросали сковородки, тряпки и подносы и рванули к дверям, отделяющим кухню от банкетного зала — узнать, что происходит.

Люку тоже было интересно, но, вспомнив школьные курсы по чрезвычайным ситуациям, он, наоборот, попятился назад, к выходу в служебные коридоры.

И правильно сделал — двери на кухню широко распахнулись, и в них показалось два человека в чёрных космокостюмах и шлемах, скрывающих лица. В руках они держали оружие, и направлено оно было на резко подавшийся назад кухонный персонал.

— Никому не двигаться, — раздался низкий, неестественно искажённый преображателем звуков голос. — Если никто из вас не будет нам мешать, то никто и не пострадает, ясно? А теперь — все бегом в зал!

Оружие, недвусмысленно направленное прямо на людей, не оставляло выбора.

Люк, находившийся буквально в двух шагах от выхода в служебный коридор, быстро нырнул в дверь. Прижался спиной к стене и перевёл дух. Кажется, пронесло, его никто не заметил.



Что же получается — на «Титанике-5» пираты? Но откуда?

Служебный коридор пустовал, и Люк, беспрестанно оглядываясь, быстро дошёл до зеркал, висевшие на стенах банкетного зала, которые с его стороны были окнами. Сквозь них Люк увидел, что помещение захватила дюжина вооружённых людей в чёрных космокостюмах и шлемах. Сквозь широкие двери банкетного зала ещё одна группа вооружённых людей сгоняла внутрь пассажиров, которые, видимо, находились в других частях лайнера.

Один из пиратов легко запрыгнул на стол, дал короткую очередь в воздух, требуя тишины, и заговорил. Звук с трудом проникал сквозь обшивку стен, но Люк уловил общий смысл — пират потребовал, чтобы каждый из присутствующих в зале гостей раскошелился и перевёл на указанный счёт определённую сумму денег.

Отойдя подальше от банкетного зала, Люк нырнул в какую-то подсобку и задумался. Пиратов не могло быть достаточно, чтобы контролировать весь лайнер, он слишком огромен. Именно поэтому основную массу пассажиров пираты уже согнали в банкетный зал. Скорее всего, они также захватили командирскую рубку, центр управления и связи, машинное отделение и сектор охраны. Вряд ли им нужны служебные уровни стюардов, официантов и уборщиков. Значит, нужно держаться именно их.

Не ослабляя внимания, Люк отправился по служебными коридорами к командирской рубке. Хоть он и не питал особой любви к дяде Вольдемару, ему всё равно хотелось убедиться, что с ним всё в порядке. Как ни крути, всё-таки родственник.

Обслуживающие уровни «Титаника-5» образовывали гигантский лабиринт, в котором было немудрено заблудиться. Передвигаясь изо дня в день по одним и тем же маршрутам, Люк не изучил и половины коридоров и сейчас вовсе не был уверен, что движется в правильном направлении.

По пути ему несколько раз попались коммуникаторы связи: три внутренних, два для экстренных вызовов и один внешний, передающий в космос единственный сигнал — SOS. Люк нажимал на каждый, но ни один из них не работал. Похоже, пираты заглушили все каналы связи. Звать на помощь некого, они предоставлены сами себе.

Когда Люк добрался, наконец, до коридора, соединённого с капитанской рубкой, он весь взмок от напряжения. В коридоре пиратов не было; служебный вход в рубку плотно закрыт. Люк медленно — очень медленно потянул дверь на себя и приоткрыл её буквально на волосок. Этого оказалось достаточно, чтобы увидеть, что командирская рубка действительно под контролем пиратов. Дядя Вольдемар сидит на стуле, один его помощник валяется связанный на полу, а другого и вовсе не видно. А посередине рубки, широко расставив ноги, стоит один из пиратов и что-то объясняет дяде.

— … никакие деньги не стоят жизни, не так ли? — донёсся до Люка голос пирата. — Тем более что твои пассажиры вполне могут себе позволить такие расходы. Как только мы соберём необходимую сумму, мы тихо-мирно улетим, и никто не пострадает.

Бледный, трясущийся дядя Вольдемар только кивал в ответ.

Рука Люка дёрнулась, дверь приоткрылась чуть шире, и пират, кажется, это заметил.

— Проверь! — приказал он кому-то, и Люк изо всех сил припустил по коридору.

За спиной послышались чьи-то быстрые шаги, и Люк с удвоенной силой понёсся по узким переходам. Он бежал с уровня на уровень, петлял и сворачивал, пока, наконец, не оторвался от погони.

Только тогда запыхавшийся Люк остановился, пытаясь понять, где он. Так и не сообразив, услышал где-то впереди негромкий гул голосов и осторожно пошёл на звук.

Голоса раздавались из одной из комнат отдыха для обслуживающего персонала. Там собралось, наверное, с полторы дюжины человек. Люк не увидел среди них ни одного знакомого лица. Что, впрочем, неудивительно — обслуги на «Титанике-5» было несколько сотен человек, и за неполных две недели круиза он успел познакомиться лишь с теми, с кем пересекался по работе.

— А вы чего тут? — спросил он.

— А так непонятно? Прячемся, — ответил ему какой-то рослый механик.

Люк не нашёлся, что сказать, и потому задал другой волнующий его вопрос:

— Кто-нибудь знает, как пираты вообще попали на лайнер?

— На медицинском катере, когда тот возвращался с Сипета, — пояснил всё тот же механик.

Да, не зря начальник охраны не хотел садиться на эту планету! Впрочем, его предосторожность «Титанику-5» всё равно не помогла.

Люк обвёл глазами собравшихся в комнате отдыха. Судя царящему среди них настроению, никто связываться с пиратами не хотел.

Но Люк всё-таки сделал пробный ход.

— Так что, вы просто сидите и ждёте?

— Да, просто сидим и ждём. Или у тебя самого другие планы?

Люк открыл было рот — и тут же закрыл. План действий в таких ситуациях был тайной. Причём пока даже для него самого…

— Вот именно! — кивнул механик. — Они вооружены, они перекрыли все каналы связи, мы ничего не можем сделать.

— Притом, мы пиратам не нужны, с нас брать всё равно нечего. Они общиплют наших пассажиров и уберутся, — добавила какая-то стюардесса.

— То есть, мы ничего не делаем? — подытожил Люк. — Даже не пытаемся?

— А смысл геройствовать? — пожал плечами механик. — Только себе навредим.

Люк лишь молча покачал головой.

Глава 8. Старый коммуникатор

Успешно избежав нескольких столкновений с пиратами, Люк по лабиринту служебных коридоров добрался, наконец, до своей каюты. Закрыл дверь, уселся на узкую койку и спрятал лицо в ладонях.

Что же делать? Не в одиночку же геройствовать? Да и не решится он ни на какое геройство. Если он испугался неизвестности и побоялся отправиться в экспедицию с астрогеологами, ему ли сражаться с пиратами?

Но просто ждать, когда эта ситуация разрешится сама собой, Люк почему-то не мог.

Правда, всегда был выход — позвать на помощь. Но кого? И как? Служба охраны лайнера — под контролем пиратов, обслуживающий персонал, похоже, только злорадствует по поводу той ситуации, в которой оказались капризные пассажиры, а все каналы внешней связи заблокированы.

Полный тупик.

Не зная, как ещё справиться с распиравшей его нервной энергией, Люк вскочил и принялся ходить взад-вперёд по тесной каюте. Что же делать? Что делать?

Взгляд Люка упал на древний передатчик-коммуникатор, подаренный ему дядей Брюсом, который он взял с собой, на удачу.

Люк схватил передатчик и нетерпеливо его включил. Тот нехотя загорелся. Потом медленно, очень медленно загружался. А затем бесконечно долго пытался установить коннекцию.

С отчаянием глядя на крутящееся на экране колёсико ожидания, Люк подумал, что, скорее всего, связь не появится. Такими древними каналами наверняка уже никто не пользуется; наверное, и самих каналов-то больше не существует, вряд ли их кто-то будет поддерживать…

Экран мигнул, в углу загорелся зелёный огонёк.

Получилось! Связь есть!

Вот только ответит ли ему хоть кто-нибудь на этом древнем канале, настолько древнем, что даже пиратам не пришло в голову его заблокировать?

Тем не менее, Люк всё-таки запустил поиск.

С замирающим от волнения сердцем он слушал короткие гудки. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем раздался щелчок, и сквозь наполнивший эфир шорох чей-то слабый, доносящийся словно издалека голос сообщил:

— Приём. База сорок шесть каппа на связи.

— Вы меня слышите? — возбуждённо выкрикнул Люк. И тут же едва не присел от ужаса — зачем же он так орёт? А если его кто-то услышит?

Люк метнулся к двери каюты и осторожно выглянул в коридор. Нет, вроде, всё тихо.

— Слышу. Кто вызывает?

— Это… это с лайнера «Титаник-5», порт приписки — Земля в Солнечной системе. Мы находимся недалеко от планеты Сипет. Наш корабль захватили пираты. Они заблокировали все каналы связи, и мы не можем передать сигнал бедствия. Пожалуйста, сообщите в службу галактической охраны!

— Вас понял, — сообщил далёкий голос. — Связываюсь со службой галактической охраны. Оставайтесь на связи.

От облегчения у Люка ослабли колени. Он сел на койку, сжимая в руках старый передатчик. Вот это подарок! Он действительно принёс удачу! Когда всё закончится, надо будет обязательно поблагодарить дядю Брюса.

— «Титаник-5»? — снова послышался голос из передатчика.

— Да, да, я здесь!

— Служба галактической охраны приняла сигнал.

— Спасибо! — выдохнул Люк.

— К вам направлено несколько крейсеров галактической охраны, а также отряды космической полиции и ближайший к вам корвет службы безопасности космических сообщений, — продолжил голос.

— А вы сами-то кто? — спросил охваченный внезапной подозрительность Люк. Что если это — пиратская база, перехватившая его сигнал и решившая над ним так подшутить?

— С вами говорит командир корабля службы безопасности космических сообщений соседнего с вами сектора, Брюс Белов.

— Брюс Белов? — неверяще повторил Люк. — Дядя Брюс, это в самом деле вы? Дядя Брюс, это я, Люк!

— Люк? — переспросил дядя Брюс. И добавил: — Ничего себе!

Люк почувствовал неимоверное облегчение. Больше не придётся принимать решений! Теперь знающий и опытный человек скажет ему, что делать.

— Как ты оказался на этом канале?

— Это всё ваш передатчик, который вы мне подарили! Я его с собой взял… Дядя Брюс, что мне теперь делать?

— Для начала расскажи, что у вас случилось?

— Один из наших пассажиров был тяжело ранен, и его пришлось отправить на ближайшую планету, чтобы ему сделали там операцию. А когда медицинский катер с раненым вернулся на лайнер, на нём уже были пираты, и они захватили «Титаник-5».

— Сколько их?

— Не знаю. Я видел человек двадцать, но, думаю, их больше.

— Они взяли заложников?

— Да. Согнали почти всех пассажиров и часть обслуживающего персонала в банкетный зал и держат их там.

— Пираты вооружены?

— Да. Я видел у них в руках бластеры и импульсники.

— А где ты находишься?

— Я в своей каюте.

— Вот и прекрасно. Запри дверь и сиди тихо. Помощь прибудет через два часа.

Разумный совет. Люк и так уже совершил практически невозможное — сумел передать сигнал о помощи, хотя пираты и перекрыли каналы связи. В одиночку он больше ничего не сделает. И всё же душа, вдохновлённая успехом с коммуникатором и незримым присутствием дяди Брюса, призывала действовать.

— А, может, я могу сделать что-то ещё? — спросил Люк. — Я заканчивал курсы по борьбе с пиратами, я умею…

— Пираты тоже знают, чему учат на этих курсах, — перебил его дядя Брюс. — Так что если хочешь как можно скорее попасться им в руки, попробуй сделать что-нибудь, что рекомендуют эти курсы.

Люк сник.

— Но я же могу сделать хоть что-то полезное, пока мы ждём крейсеры?

— Можешь, — после долгой паузы сказал дядя Брюс. — Но при одном условии. Будешь осторожен, ты меня понял?

— Да, конечно! Говорите, что мне делать! — обрадованно ответил Люк, мысленно уже представляя, как одного за другим он обезоруживает пиратов, а потом входит в банкетный зал и громко объявляет перепуганным пассажирам: «Пираты обезврежены, вы свободны!» Все кричат громкое «Ура» и приветствуют его как героя. А потом к нему подбегает Ники со словами благодарности, а он смотрит на неё и холодно так говорит: «Извините, а мы знакомы?»

Люк встряхнул головой — нашёл время мечтать! Тем более — о таких прямо-таки детских глупостях!

— Нужно, чтобы ты собрал как можно больше информации о пиратах, — тем временем сообщил дядя Брюс.

— Собрал информацию? — вырвалось у Люка. Он был разочарован. Сбор информации — это… это совсем не по-геройски.

— Да, собрал информацию. Чем больше её будет у галактической охраны и полиции, тем лучше пройдёт операция по освобождению. Или ты собирался в одиночку воевать с пиратами?

— Что вы, нет, конечно, — ответил Люк и покраснел.

Глава 9. «Это работорговцы!»

Работая на службу безопасности космических сообщений, дядя Брюс имел доступ к закрытым и секретным базам данных, и поэтому некоторое время спустя он сообщил, что получил полную виртуальную модель «Титаника-5», так что теперь сможет «вести» Люка по кораблю.

Следующий час Люк петлял по служебным коридорам лайнера, следуя инструкциям дяди, и собирал информацию.

Сначала Люк пробрался к машинному отделению. Там он насчитал шесть пиратов и не увидел ни одного из механиков. Интересно, куда их всех дели?

В секторе охраны Люк обнаружил взломанные и опустошённые шкафы с оружием и вздохнул с тайным разочарованием — он чувствовал бы себя куда увереннее, если бы у него в руках был бластер. И что с того, что он ни разу в жизни им не пользовался?

Сами охранники нашлись в камерах временного заключения.

— Может, мне попытаться их выпустить? — тут же загорелся Люк.

— Ни в коем случае, — строго предупредил дядя Брюс. — Во-первых, за ними наверняка следят…

— Но я никого не вижу! — перебил Люк.

— Во-вторых, — продолжил дядя Брюс, — Ты не знаешь код доступа. Значит, придётся ломать двери, а это шум, на который отреагируют пираты. Да и камеры наблюдения установлены прямо напротив дверей.

— Ну, давайте я камеры отключу! — Люка распирало от желания вмешаться. — Я умею! Или просто их разобью. Я буду ходить по коридорам и выводить камеры из строя, одну за другой. Так сказать, ослеплю пиратов. Как вам такой план?

Сам Люк был в восторге от своей идеи.

А вот дядя Брюс — совсем даже наоборот.

— Послушай, Люк… Если одна за другой камеры начнут отключаться, пираты наверняка поймут, что дело нечисто. Решат доискаться до причины и отправят людей на поиски храброго идиота-одиночки. Ты так хочешь, чтобы за тобой охотились?

Люк поёжился. Нет, этого ему совершенно не хотелось.

К центру управления и связи подобраться не удалось — пираты перекрыли все подходы. Следуя инструкциям дяди, Люк попробовал несколько обходных путей, и всё равно у него ничего не получилось. Сколько пиратов оставалось внутри центра управления, выяснить не вышло, но на подходах к нему Люк насчитал семерых человек.

Смирившись с неудачей, Люк спросил:

— Куда теперь? В капитанскую рубку?

— Нет, лучше посмотри, что происходит в банкетном зале.

А ситуация в банкетном зале с тех пор, как Люк видел его в последний раз, сильно изменилась.

Во-первых, пираты привели туда и дядю Вольдемара.

Во-вторых, теперь заложников стало больше. Казалось, пираты согнали туда всех пассажиров и почти весь обслуживающий персонал — зал был буквально переполнен испуганными людьми.

В-третьих…

— Дядя Брюс, они зачем-то разбивают всех на группы и разводят в разные концы зала, — зашептал Люк в передатчик.

— Опиши мне, кого они отбирают в группы, — попросил дядя Брюс. Его голос показался Люку озабоченным, впрочем, он не был в этом уверен, может, просто помехи на линии.

— Ну, например, в одну группу они собрали всех маленьких детей. В другую отводят всех лысых. А вот ещё одна, и там, похоже, только обслуживающий персонал. Хотя — нет, не только, пассажиры там тоже есть. Все — мужчины, и все — довольно молодые. Девушек тоже собирают отдельно… Дядя Брюс, вы что-нибудь понимаете?

— Люк, сейчас не время для вопросов! Быстро беги по коридору прямо, второй поворот налево, первый поворот направо, два уровня вверх… За углом будет смотровой иллюминатор.

— На месте! — отрапортовал запыхавшийся Люк, добежав до иллюминатора.

— Выгляни и скажи, не приближаются ли к вашему лайнеру какие-нибудь корабли.

Люк послушно приник к иллюминатору, высматривая золотистые крейсеры галактической охраны.

— Нет, никого. Но ведь рано, вы же мне сказали, что они прибудут не раньше чем через два часа, а прошёл всего час.

— Я не про галактическую охрану спрашиваю. Посмотри, нет ли там других судов.

Люк внимательно всмотрелся в открывающийся ему участок космоса. Вроде пусто.

Хотя…

Да, точно, есть корабль. Чёрный, угловатых форм, без сигнальных огней, он практически сливался с чернотой космоса. Неудивительно, что сначала Люк его не заметил.

— Вижу, — воскликнул он. — Вижу корабль.

— Можешь описать?

— Похож на скоростной грузопассажирский люгер класса ZX-8, только модифицированный… Дядя Брюс, что это значит?

— Кажется, дело усложнилось. Это не просто пираты, это — работорговцы.

Работорговцы? Так вот зачем заложников «сортировали» на разные группы!

— Дядя Брюс, что же делать? Они почти закончили и наверняка успеют улететь с заложниками, прежде чем сюда прибудет помощь!

— Я знаю!

Теперь голос дяди Брюса звучал очень напряжённо, и это испугало Люка.

— Может, мне попробовать пробраться в центр управления и сбить их корабль? На лайнере есть несколько оборонительных лазеров, я знаю. Или, может, как-нибудь взорвать посадочные площадки? Тогда они не смогут залететь внутрь. Или…

— Не тарахти! — оборвал его дядя Брюс. А потом начал быстро отдавать команды: — Вперёд по коридору. Вторая дверь справа. Три уровня вниз. Прямо до восьмого отсека слева. Проходишь сквозь него. Впереди два задраенных люка. Открывай тот, что слева. Откручивай по часовой стрелке. Тяни на себя… Так, видишь четыре рычага? Поднимай их все вверх, один за другим. Быстрее! Сделал? Теперь быстро по коридору назад. Первый поворот направо, затем — третий направо…

— Подождите, я не успеваю! — выкрикнул запыхавшийся Люк. — Скажите, что это за рычаги были?

— …Поднимайся на четыре уровня вверх, а потом бегом до конца коридора. Это ручные блокираторы дверей в ангар на случай чрезвычайных ситуаций. Ты только что закрыл один. В конце коридора поднимайся на шесть уровней. Попробуем перекрыть все четыре входа в ангар. Пираты, конечно, всё равно взрежут перегородки, но это должно их задержать, а к тому времени уже должны будут подтянуться наши крейсеры… Так, поднялся? Первый поворот налево, вторая дверь. За ней на стене — щиток. Открывай. Все четыре рычага вверх. Сделал? Быстрее, Люк, быстрее!

До третьего блокиратора Люк бежал, казалось, через весь лайнер, почти физически ощущая, как утекают драгоценные минуты.

А до четвёртого он добраться не успел — проносясь мимо одного из смотровых иллюминаторов, он увидел, как чёрный люгер пиратов начинает стыковку с лайнером.

— Они уже здесь! — отчаянно воскликнул Люк. — Дядя Брюс, они уже здесь!

Коммуникатор молчал.

Люк испуганно уставился на старинный прибор. Экран погас, а когда Люк попробовал включить передатчик заново, тот загорелся всего на миг, печально подмигнул красным индикатором разряженной батарейки и снова потух, на этот раз — окончательно.

Люк застонал — ну конечно! Коммуникатором не пользовались неизвестно сколько; удивительно, что он вообще так долго проработал.

И теперь Люк остался совсем один — против нескольких десятков пиратов!

Он затравленно огляделся.

Транспортный ангар находился совсем рядом. Только вот что он там будет делать? Встанет на входе и закроет его грудью — не пропущу? Но пока Люк сомневался, ноги сами несли его к ангару, видимо, решив, что на месте что-нибудь придумается.

Глава 10. Игра в теннис

Пираты не пытались пробиться через задраенные Люком проходы. Они просто сгоняли отобранных пассажиров через единственный оставшийся открытым вход в ангар. Как только пиратский люгер пришвартуется к лайнеру, живой товар быстро погрузят, и скоростной корабль в мгновение ока уберётся с «Титаника-5»!

Нет, пиратам никак нельзя позволить улететь и увезти с собой заложников! Пока все они остаются на лайнере, есть шанс, что галактическая охрана благополучно разрешит ситуацию.

Только вот как их остановить?

Взгляд Люка упал на юркие флаеры, на которых совсем недавно отчаянные гонщики занимались космослаломом в метеоритном потоке. Может, забраться в один и проследить за люгером пиратов, когда тот улетит? Так он узнает, куда увезут заложников, и передаст эту информацию галактической охране. Только вот в открытом космосе его непременно заметят. Да и не получится у него незаметно пробраться к флаерам — они стоят вдоль противоположной от него стены, к ним нужно бежать через весь ангар, и он будет виден как на ладони.

А вот ремонтный отсек совсем рядом. И в нём находится тот самый расплющенный флаер, на котором выиграл безумную гонку сумасшедший слаломист. И, кажется, механики ещё восхищались, какой живучей оказалась машина — несмотря на все повреждения, она по-прежнему может летать…

Люк прокрался в пустующий ремонтный отсек, залез в искорёженный флаер и, не особо надеясь на успех, запустил двигатель.

Искорёженная машина надрывно взвыла и нехотя завелась.

Ура! Но — что дальше?

Тем временем в транспортном ангаре показалась вереница первых пленников. Через несколько минут стыковка люгера с «Титаником-5» завершится, пираты загонят на борт свой живой товар, и…

Люк с надеждой огляделся. Сейчас — самый подходящий момент для появления кого-нибудь, кто вмешается и остановит пиратов. Кто-то просто обязан появиться!

Но никто не появился. И Люк с ужасом понял, что этот самый кто-то, кто ещё может хоть как-то вмешаться — это он сам.

Только что он может сделать?

В двигателе флаера что-то застучало и заскрипело, и Люк вдруг вспомнил рассказанную доктором историю про пилота, пожертвовавшего собой и флаером для того, чтобы взорвать вражеский корабль.

Вот он, выход! Если взорвать люгер пиратов, то им не на чем будет сбежать с «Титаника-5»! Впрочем, сбежать-то они смогут и на флаерах, но вот заложников придётся оставить здесь, а это — самое главное.

Но у Люка нет никакого оружия, чтобы уничтожить пиратский люгер. Есть только этот разбитый флаер.

Люк сглотнул. Нет, он не готов… Он совсем не готов умирать! Да, разумеется, пожертвовав собой, он может спасти много чужих жизней, но эта благородная мысль почему-то совсем не помогала, никак не делала идею смерти менее пугающей.

В транспортном ангаре, тем временем, собиралось всё больше заложников. Люку показалось, что он заметил в толпе Ники — очень красивую и очень испуганную. Пусть она оказалась высокомерной и заносчивой девчонкой, но она никак не заслуживала участи быть проданной в рабство…

Люк зажмурился и замотал головой. Не может быть, чтобы он всерьёз рассматривает такую возможность… Не может быть, что он раздумывает… что он реально собирается сделать это! Так поступают храбрые военные. Или герои из фильмов и книг. Но самые обычные, ничем не примечательные люди вроде него так не поступают!

Дрожащей рукой Люк нажал на пуск и поставил скорость на максимум. Пока он летит сквозь просторный ангар, он должен успеть разогнаться достаточно для того, чтобы, врезавшись в люгер, спровоцировать взрыв.

Чёрный корпус пиратского корабля стремительно приближался.

Руки дрожали, сердце бешено стучало в груди, горло сжал сильный спазм. Люк отчаянно зажмурился.

«Родителям даже записки не оставил, не попрощался», — мелькнула у него последняя мысль.

Затем маленький флаер сотряс страшный удар.

Оглушённый Люк непонимающе уставился в лобовой экран. В чём дело, почему не было взрыва?

Флаер беспомощно кувыркался в космосе, отскочив от люгера словно теннисный мячик от стены.

Люк нашёл взглядом пиратский корабль. Целый и невредимый! Значит, надо повторить. Люк развернул флаер и снова на полной скорости направил его прямо на корабль. Сейчас он его пробьёт! Он должен!

И снова страшный удар, и снова флаер отскочил от пиратского люгера.

Люк не думал, не рассуждал и не сомневался. Все мысли, все эмоции остались где-то там, в прошлом. Сейчас он действовал на автомате, бездумно, словно машина. Он снова выровнял флаер, развернул его и направил на пиратский корабль.

Удар, рывок, жуткий скрип искорёженного флаера — и он снова отлетает, словно теннисный мячик.

Хрипло чихнув, ожил центр связи.

— Эй, ты кто такой? — раздалось из динамиков. — Ты чего делаешь?

Отчаянно пытаясь выровнять кувыркающийся флаер, Люк поначалу даже не понял, что пират обращается к нему.

— Слушай, кто бы ты ни был — вокруг корабля силовое поле, тебе его не пробить.

В парализованное страхом сознание постепенно пробились слова «силовое поле». Ах, вот в чём дело! Вот почему его так рикошетит при каждом ударе!

С трудом поворачивая разбитый флаер на новый заход, Люк почувствовал, как к нему снова возвращаются эмоции и способность мыслить.

Значит, пиратский люгер окружён силовым полем. Что ж, пусть и не так, как задумывал Люк, но план работал — пираты не зря забеспокоились. До той поры, пока включено силовое поле, никто не может ни войти на корабль, ни выйти из него. Это значит, что пираты не смогут начать погрузку пленников. А до той поры, пока флаер Люка бьётся о силовое поле, они не станут его отключать, иначе их люгер просто взорвётся при ударе. Ситуация патовая…

Значит, нужно продолжать — до тех пор, пока не прибудут крейсеры галактической охраны. Главное, чтобы покорёженный сверх всякой меры флаер выдержал ещё несколько ударов.

— Ты что — дурак? Ты не понял? Или ты глухой? — голос в динамике звучал раздражённо. — Хватит! Тебе чего надо?

Люк решил ответить.

— Я хочу, чтобы вы сдались! — сказал он, включив обратную связь.

— А координаты от планеты, где деньги лежат, тебе не надо? — заржал на другом конце пират.

Люк не ответил — он как раз набирал скорость для новой атаки.

Сейчас, когда он знал, что люгер окружён силовым полем, врубаться в него было уже не так страшно, но где-то на самом краю сознания мелькала тревожная мысль — а вдруг вот именно сейчас пираты снимут силовое поле?

— Какой у тебя план, а? — тем временем продолжал допытываться пират. — Ты чего хочешь добиться этими своими наскоками? Запугать нас? Да мы скорее помрём от смеха, уж очень ты похож на муху, бьющуюся о стекло.

Наверное, со стороны это и впрямь выглядело нелепо и смешно. Правда, самому Люку было не до смеха. Разбитый флаер отчаянно мигал аварийными сигналами, и каждый новый удар мог стать последним.

Ещё одно столкновение, и снова его флаер отброшен в космос.

— Слушай, может, тебе денег дать, а? — устало спросил голос из хрипящего динамика. — Мозг себе новый купишь.

— Да не нужны мне ваши деньги! — огрызнулся Люк, с тревогой отмечая, как тускнеет подсветка во флаере. Похоже, машина вот-вот развалится. Да где же эта галактическая охрана? Он тут в лепёшку разбивается, в буквальном смысле этого слова, а их всё нет и нет!

— Какой ты несговорчивый! — раздражённо продолжил пират. — Какой-то плохой у тебя характер.

— Нормальный у меня характер, это у вас нервы слабые, — буркнул Люк, пытаясь хоть как-то управлять ставшим совсем неуправляемым флаером.

— Ну, раз ты — дурак, продолжай биться. Нам то что? Мы подождём, пока ты не взорвёшься, нам спешить некуда.

«А вот тут вы здорово ошибаетесь! — злорадно подумал Люк. — Знай вы, что с минуты на минуту тут будет галактическая охрана, вы бы ох как заторопились!»

Флаер снова врезался в силовое поле. Раздался звук удара, жуткий хруст, а потом…

Словно в замедленном кадре, Люк увидел, как прямо перед ним треснул корпус его многострадального флаера, и как тот стал расползаться, разваливаться на куски. Люк в ужасе зажмурился, а потом ощутил сильный толчок и почувствовал, что словно парит в невесомости.

«Бестолковая смерть, — с досадой подумал он. — Даже люгер не взорвал!»

И расстроился.

Хотя, наверное, глупо расстраиваться из-за таких вещей, если ты уже умер.

— Приём! Приём! — услышал Люк чей-то голос, вздрогнул от неожиданности и открыл глаза.

Оказывается, он не умер. Он парил в открытом космосе в прозрачной жизнекапсуле — автоэджектор сработал и катапультировал его из флаера за миг до того, как тот раскололся.

Справа от Люка висела громада «Титаника-5». А слева… слева к нему приближались золотистые крейсеры галактической охраны!

— Приём! — снова послышался чей-то голос. — Пилот флаера, вы живы?

— Жив, — отозвался Люк.

— А что это вы такое странное делали?

— Что делал, что делал, — ворчливо пробурчал Люк. — В теннис я играл!

— Да? А больше похоже, что с вами играли, — отозвался голос. — Держитесь, сейчас мы вас подберём.

Люк парил в невесомости жизнекапсулы, наблюдая за приближением золотистых крейсеров и представлял, как сейчас, должно быть, засуетились пираты.

А потом его втащили внутрь спасательного катера, и его измученное сознание отключилось.

Глава 11. Настоящая жизнь

— Благодаря моему профессионализму, а также некоторой помощи со стороны экипажа лайнера, ситуация разрешилась благополучно и без жертв. Все пираты арестованы службой галактической охраны, — важно вещал дядя Вольдемар перед собравшейся толпой репортёров, поочерёдно демонстрируя им то свой величественный фас, то гордый профиль.

— Вольдемар Артурович, Вольдемар Артурович, ещё несколько вопросов! — галдели одни журналисты.

Другие снимали «Титаник-5» и брали интервью у пассажиров. В одну камеру попал раненый слаломист, который, хоть и пропустил всю эпопею с пиратами, пролежав в медикамере, но всё равно гордо заявлял в кадр:

— Это я, это я разбил тот флаер! И это меня везли обратно на медицинском катере, когда его захватили пираты!

«Сомнительный предмет для гордости», — усмехнулся про себя Люк и, перекинув через плечо рюкзак со своими вещами, зашагал прочь от лайнера. Ни дядя Вольдемар, ни пассажиры, ни журналисты не обратили на него никакого внимания.

Не то, чтобы он рассчитывал, что его сделают героем и будут хвалить за храбрость и находчивость. И не то, чтобы ждал какой-то особой благодарности — то, что он спас пассажиров от ужасной участи, само по себе было уже достаточной наградой.

И всё же… Именно он сумел передать сигнал бедствия! Именно он задержал пиратов и не позволил им улететь и увезти с собой захваченных для продажи пассажиров! А интервью берут у дяди Вольдемара…

— Эй, куда это собрался? — услышал он чей-то голос.

Люк обернулся и увидел подходящего к нему дядю Брюса.

— А вы-то как здесь оказались? — удивился он.

— Как все — на космическом корабле, — пошутил дядя Брюс, а потом посерьёзнел. — Мы рванули сюда, как только ты со мной связался. Но мы работаем в соседнем секторе, так что добрались только сейчас.

Люк кивнул, не очень понимая, зачем всё-таки прилетел дядя Брюс и что ему теперь говорить.

— Так понимаю, с «Титаника-5» ты ушёл? — спросил дядя Брюс, кивая на рюкзак за спиной Люка. — И как, уже есть планы?

— Нет, — мотнул головой Люк. Планов у него не было, но почему-то сейчас неизвестность его больше не пугала.

— Ну, раз нет, тогда, может, к нам? — улыбнулся дядя Брюс.

— К вам? — вытаращил глаза Люк. — В вашу Службу?

— А почему это тебя так удивляет?

— Ну, у вас такая серьёзная работа, вам нужны подготовленные люди, вы же, если что случится, должны корабли спасать…

— Именно, — кивнул дядя Брюс. — А я тут как раз узнал про одного парня, который корабль спас. Вот, прилетел пригласить его к нам. Ну, так как?

— Ещё спрашиваете! — обрадовался Люк. — А кем?

— Как это кем? Тем, кем умеешь быть лучше всего.

Люк гордо приосанился.

— Стюардом! — закончил дядя Брюс.

Люк разинул рот. Стюардом?

Несколько мгновений дядя Брюс любовался ошарашенным выражением лица племянника, а потом дружески хлопнул его по плечу:

— Да шучу я, расслабься! Астронавигацию в школе проходили?

— Проходили.

— Ну, вот с этого и начнём.

Люк улыбнулся и зашагал вслед за дядей по взлётному полю в настоящую жизнь.

И на этот раз ему было совсем не страшно.


home | my bookshelf | | Космический стюард |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу