Book: Злой дух России. Власть в тротиловом эквиваленте-2



Злой дух России. Власть в тротиловом эквиваленте-2

Михаил Полторанин

Злой дух России. Власть в тротиловом эквиваленте-2

Безволие русской нации. Истоки. Врачба

Представляемая вам первая часть двухтомника — дополнение ко второму изданию книги «Власть в тротиловом эквиваленте»… В ней — дополнения автора как таковые — анализ сегодняшней обстановки в России и комментарии известных ученых-публицистов Александра Шевякина и Александра Островского (справка о них — позднее).

Мы пытаемся дать обстоятельные ответы на вопросы: что с нами произошло, происходит сейчас, и куда ведет Россию нынешняя политика?

Спрашивая себя об этом, всегда чувствуешь, что невозможно понять многое, не ответив еще на один вопрос — может быть, не менее, а более важный: почему нам все время так не везет? Почему, выкарабкиваясь из огня, мы непременно вползаем в полымя, почему не можем утвердить в стране на века простой, как лопата, принцип: «власть назначается или избирается народом, служит только народу и безоговорочно ответственна перед народом»?

И когда начинаешь задумываться над этим, то на свет выплывает последняя «материнская» загадка о сути национального менталитета.

Кто мы такие?

В нашем фольклоре постоянно упоминается «русский дух» («здесь русский дух, здесь Русью пахнет»). А какой дух источает сама матушка-Русь, наша среда обитания?

Когда Сталин в мае 1945 года произнес на кремлевском приеме тост «За русский народ!», часть общества восприняла слова вождя как циничную выходку. «У нашего правительства, — говорил Сталин, — было немало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения… Но русский… народ оказал безграничное доверие нашему правительству… Русский народ верил, терпел, выжидал и надеялся…».

Сталин утвердил репрессиями в стране атмосферу страха, считали критики генералиссимуса, перемолол в неподготовленной войне со своими маршалами и генералами жизни миллионов людей, а теперь благодарит запуганный русский народ за раболепие и долготерпение. Кстати, пропагандисты тогда разъясняли, что, говоря «русский народ», Сталин не вычленял отдельный этнос, а имел в виду всех, населяющих Россию, кроме депортированных народов.

Здесь не место спорить о степени ответственности Сталина. Не о нем веду речь. Хотя могу сказать, что без Сталина мы, возможно, потеряли бы в войне (против нас воевала вся Европа) гораздо больше людей. А победи во внутрипартийных разборках Лев Троцкий со своей интернациональной мафией — в ГУЛАГе сгнили бы десятки миллионов наших соотечественников.

Вообще двадцатый век обрушил на Россию тяжелейшие испытания. Они не способствовали улучшению качества генофонда нашей нации.

А разве предыдущие века были менее кровавыми? Какой только черт не ломился к нам пограбить и поубивать — шведы, тевтонцы, поляки, литовцы, прусаки и т. д. Все вели с нами войны на уничтожение. А любимый западниками «носитель высокой культуры» Наполеон Бонапарт, который якобы пришел в Россию отменить крепостное право, — был просто-напросто учителем Гитлера.

Об этом рассказывают архивы. А старорежимный академик Евгений Тарле приводит в своей книге «Нашествие Наполеона на Россию. 1812 год» массу документальных свидетельств: французская армия безжалостно сжигала все деревни и города, грабила и расстреливала русских крестьян, запирала их в церкви, сараи и поджигала, как это делали позднее гитлеровцы. Десятки тысяч русичей забрали с собой в рабство отступающие французы и почти всех их уморили голодом или расстреляли.

Никто никогда нам руку помощи не подавал. Прав был царь Александр III, который говорил: «Во всем свете у нас только два верных союзника — наша армия и флот». Даже всегда почитаемых у нас Маркса с Энгельсом крепко зацепила эпидемия русофобии. Крымскую войну (1854–1856 гг.), когда на нас напала целая свора государств во главе с Британией и Францией, они призвали превратить в священную войну против варварской России. («Цивилизованные» французы при отступлении из Москвы взорвали даже Кремль по приказу Бонапарта, а «варвары» русские при взятии Парижа в 1814 г. не повредили из мести ни одного здания.)

Фридрих Энгельс — тот вообще уходил все дальше в своем подстрекательстве. «Что же касается России, — науськивал он отъявленных наших врагов, — то ее можно упомянуть лишь как владелицу громадного количества украденной собственности, которую ей придется отдать назад в день расплаты». (Сравните с нынешней позицией западных «гуманистов» — Мадлен Олбрайт: «Это несправедливо, что Россия владеет такой огромной территорией»; Кондолиза Райс: «У России слишком много земли. Сибирь должна принадлежать Соединенным Штатам Америки». Это бывшие госсекретари США. Они приложили много усилий, чтобы поставки в Россию от всего количества героина, производимого на планете, выросли до 21 %. Ведь нашу территорию сначала надлежит обезлюдить и только потом забирать.)

Если суммировать наши потери в освободительных войнах за все времена, то едва ли ограничимся и сотней миллионов человеческих жизней. Людей, как правило, молодых, энергичных, способных передавать здоровые гены при воспроизводстве новых поколений.

До сих пор в ходу у нас теория безвозвратного вымывания генофонда в результате войн и глубоких политических кризисов. Но тогда не понятно, почему же после таких передряг мы все еще не деградировали до такой степени, чтобы быть похожими на обезьян.

На наше счастье, безвозвратного вымывания генофонда природа не знает. Он — генофонд — похож на озоновую дыру: вроде возникла перспектива беды, а потом дыра начинает затягиваться. Все встает на свои места.

Засыхают от неисчислимых человеческих потерь «стебли» генофонда, иногда даже гибнут «вершки» от алкоголизации нации, но корневая его система всегда остается нетронутой. Она не умирает и не меняется.

От нее тянутся новые «вершки» и «стебли» — как от клубня георгина растет только георгин, а, скажем, не лилия или крапива.

На это обращают внимание вдумчивые исследователи. В частности, петербургский доцент Юрий Бахарев сделал следующие выводы: «Даже длительные контакты Руси с монголоидными степняками и трехсотлетнее монгольское иго практически не оставили следа в генофонде русского народа».

Так что, отвечая на вопрос «Кто мы такие?», следует пристально рассматривать именно корневую систему нашего генофонда.

Как раз «материнскую породу», корни генофонда имели ввиду наши великие соотечественники, с горечью рассуждая о характере русских людей:

Осторожно — Федор Тютчев:

Эти бедные селения,

Эта скудная природа —

Край родной долготерпенья,

Край ты русского народа.

(1855 г.)

Более агрессивно в «Прологе» — Николай Чернышевский: «Жалкая нация, жалкая нация! Нация рабов — снизу доверху все сплошь рабы»;


Раздумчиво в «Судьбе России» — Николай Бердяев:

«Русский народ не хочет быть мужественным строителем, его природа определяется как женственная, пассивная и покорная в делах государственных, он всегда ждет жениха, мужа, властелина. Россия — земля покорная, женственная… Нет пределов смиренному терпению многострадального русского народа. Государственная власть всегда была внешним, а не внутренним принципом для безгосударственного русского народа; она не из него создавалась, а приходила как бы извне, как жених приходит к невесте. И потому так часто власть производила впечатление иноземной, какого-то немецкого владычества».

Много еще вскриков и шепота о загадках «русской души», много попыток понять с философских позиций «страну рабов, страну господ». Как признавался тот же Бердяев, никому еще это не удавалось, никто у нас и на Западе не мог понять, «почему самый безгосударственный народ создал такую огромную и могущественную государственность».

А не удавалось, мне кажется, потому, что к России нужен иной методологический подход.

Загадки русского характера пытаются открыть философскими ключами, а ключи нужны более осязаемые, более надежные — с использованием тайн физики и химии.

* * *

Один засекреченный человек еще в догорбачевскую пору привез меня в сверхзасекреченную лабораторию — в потайном местечке Рузских лесов.

В этой лаборатории прописались «частотники» — занимались изучением силы энергетических вибраций жителей разных стран.

Ничто в мироздании не находится в состоянии покоя — все движется, все вибрирует. Вибрирует и каждый человеческий организм, излучая энергию с характерной именно для него частотой. Сила этих частот (они измеряются в герцах и микрометрах) определяет ментальность людей — чопорность англичан, итальянскую импульсивность или, скажем, горскую агрессивность…

Первым еще в середине XIX века доказал наличие вокруг каждого человека бледносияющих лучей — биологического магнитного поля (в йоге это Прана) — «отец парафина» барон Карл фон Райхенбах. Он назвал эти поля одической силой, в честь бога Одина. И потом эксперименты по воздействию на одические силы велись повсеместно.

В лаборатории под Рузой исследовалась отдача работы в разных параметрах психогенератора — основной составляющей части «пучкового» оружия массового поражения. Такие генераторы предполагалось запускать на платформах в космос и оттуда невидимыми «пучками смерти» обрабатывать территорию противника.

«Пучки смерти» — это излучение генератора на так называемых реперных частотах населения, выбранного для атаки. Идентичность частот из космоса и в человеческих организмах вызывает резонанс, что в зависимости от поставленных задач приводит к гибели людей или расщеплению их личности. (Те, кого этот рассказ приводит в смятение, должны вспомнить, что не только «пучковое», оно же психотронное, а любое оружие массового поражения — ядерное или химическое — тоже не разбирает, где солдаты, а где мирные жители, в том числе дети).

Одическая сила человека зависит не от его принадлежности к той или иной расе, а от среды обитания. Каждая местность своеобразна, неповторима по своему геологическому и магнитному строению. В каждой среде обитания свой набор генотипов, что влияет на силу частот ее обитателей, в том числе реперных частот. И потому реперная (резонансная) частота вибрации мозга тоже зависит от регионов.

Первыми «пучковое» оружие стали разрабатывать американцы (насколько я знаю, им не удалась эта затея). Они долго не ведали, что и мы потянулись за ними, и не беспокоились. Но в горбачевские годы наши секреты потекли на Запад ручьями, и янки увидели, что мы почти получили это оружие. Заголосили: «пучковые» генераторы даже пострашнее БЖРК — боевых железнодорожных ракетных комплексов с сатанистскими «Скальпелями». И стали выкручивать Горбачеву руки. Лабораторию под Рузой не просто закрыли, а сровняли с землей. Ученых вытолкали на улицу заниматься челночным бизнесом. По слухам, некоторые из них подались в Северную Корею — может быть, готовят подарки для США.

Зато остались кое-какие результаты исследований о степени зависимости генофонда той или иной нации от ее среды обитания.

Нас, конечно, интересует Россия. И то, какой дух источает ее территория и как он влияет на одическую силу русской нации.

* * *

Вы задавали себе вопрос, читатель, почему в России не приживается «гражданское общество»? Почему борцов за справедливость и разоблачителей преступлений Паханат давит поодиночке, гнобит за решеткой, а народ смотрит на все с ледяным равнодушием?

Несколько десятилетий пытаемся мы слепить хотя бы подобие гражданского общества — сбиваемся в кучки, организуем движения, и все кончается пшиком. Как говорится, Ивану не по душе Митрофан, а Митрофану — Степан: грызутся по пустякам между собой или прячутся друг от друга по своим норам-квартирам.

А дело в том, что побуждение и позывы у человека к единству вызывают лишь так называемые светлые вибрации частотой от 144 герц и выше. Если организмы окружающих вибрируют в таких же диапазонах, то и устанавливается в стране обитания этого человека атмосфера солидарности.

Что называется, и гипс на блюдце и гранит поданы, господа, — ваяйте или вытесывайте из них гражданское общество! (Единение членов кремлевско-правительственной мафии, как и членов всех преступных группировок, вызывает темная вибрация ужаса перед неизбежной расплатой — частотой всего 0,2 герца).

Частота излучения инфракрасной энергии человека, необходимая для стимулирования позывов к солидарности и глубоким чувствам сострадания, должна подняться по длине волн до 9 с лишним мкм (миллионных долей метра). Разные виды энергии у нас измеряются, как я уже говорил, разными величинами — герцами и микрометрами. Но все они составляют одну — одическую силу.

За готовность человека постоять за свой народ и свое отечество, пожертвовать личным благополучием ради торжества справедливости его сердце генерирует частоту от 150 герц и выше, а также пиковые показатели в микрометрах.

Все это доказано экспериментами. Как и то, что чем выше частота вибрации человека, тем выше его сознание и жизненная активность.

* * *

Так вот, не дано основной массе российского населения покорять такие высоты вибрации. Одическая сила у большинства нашего народа не дотягивает и до половины обозначенных мной показателей. (Не буду называть точной цифры реперных частот, чтобы не обогащать данными неприятельских разработчиков психотропного оружия.)

Нация с вибрацией устойчиво низкого порядка — это вялая нация. Она аполитична. Она податлива в лапах политических авантюристов, как мягкая глина в руках ваятелей.

Устойчиво низкие частоты вибрации организма человека — это его безволие. А там, где безволие, там униженность, холопство, подобострастие. Там, наконец, безразличное отношение к своей судьбе, к политике и уклонение от участия в общественно-политической жизни.

Закон мироздания таков: слабый склоняется перед сильным. Люди с вибрацией устойчиво низкого порядка «подкладываются» под тех, в ком видят превосходство. Хотя превосходство это зачастую не интеллектуальное, не энергетическое, а внешнее и временное — обладание властью.

На том стоит раболепие русского народа.

Нации со слабой одической силой похожи на недомогающего человека, которому страшны любые инфекции. Поэтому русский люд массово, как гриппом, заражается низкой вибрацией — страхом и жадностью (всего-то вибрация около 2 герц), а также завистью. Различные невидимые лучи из космоса легко вызывают у нас то эпидемию злобы, а то эпидемии необъяснимого пофигизма. Отсюда — и загадочность русской души.

Даже первый канцлер Германии Бисмарк это заметил: «Никогда не воюйте с русскими. На каждую вашу военную хитрость они ответят непредсказуемой глупостью».

Одним словом, большинство нашего населения уступает в одической силе многим нациям на планете.

И дело — только в среде обитания, в том духе, который источает земля России. По всем признакам — это Злой дух.

В общем-то, вся поверхность Земли покрыта сетками электромагнитных излучений неясного происхождения. Места пересечения сетей образуют неблагоприятные геопатогенные зоны. Над Россией таких пересечений больше всего, поскольку рядом Северный полюс. Весь Полярный круг сеет на нас негативную энергию.

Дальше — больше. Последователи разных научных и околонаучных течений, в том числе Агни Йоги, обоснованно говорят о вредном воздействии на генофонд обильных снегов и особенно — вечной мерзлоты.

И сама вечная мерзлота — источник негативных частот, да еще через свою ледяную массу, толщиной от 300 метров до 1,3 километра, — мешает вибрирующей губительной энергии из Космоса уходить в глубины Земли, как бы отрикошетивая ее часть по поверхности в направлении густонаселенных районов России.

Если в Северной Америке вечная мерзлота и пластами потоньше, и пространства отхватила поменьше — 7,5 миллиона квадратных километра, то у нас она занимает 11,2 миллиона квадратных километра.

Это почти 65 процентов всей площади России.

А какой Злой дух сочится из российской земли в тех местах, где в недрах расположены пустоты с природным газом — его запасы у нас, как известно, немалые. Этот дух тоже угнетает волю у людей, заражая их энергетику низкими частотами.

Интенсивная перекачка природного газа на Запад удесятерила силу вредоносных излучений. Магистральные трубопроводы высокого давления, особенно в районах их пересечений, жалят россиян из-под земли вирулентными токами, поражая их волю окончательным пофигизмом.

Неблагоприятные геопатогенные зоны создают вокруг себя залежи фосфоритов (например, крупнейшее в мире Хибинское месторождение апатитов), серы, урана, цинка, марганца, железа… Скажем, на просторах Курской магнитной аномалии — а это 160 тысяч квадратных километров — геомагнитное поле в четыре раза вреднее, чем в соседней Украине.



И нефть разрушающе воздействует на энергетику человека — создает она потоки низких вибраций в пластах под землей, особенно в трубопроводах. Словом, тоже вносит определенную лепту в низведение полноценных личностей до уровня трусливых мразей.

Бог дал нам неимоверное богатство (доля России — 35 процентов мировых запасов полезных ископаемых), и мы должны платить за него. Здоровьем. Искривлением генофонда. Другой вопрос — как мы распоряжаемся этим богатством. Безвольно отдаем его наглым мошенникам.

Впору хоть молитву читай: «Да будешь ты заклят… дух, погубляющий страны». Только ведь если нет «духа», значит мертвая, неприспособленная к жизни земля.

Вот вода — это же наше все?! Но над подземными водными потоками болеют и чахнут даже березы. Воздействуют они угнетающе и на одическую силу людей. А между тем и по «опасной» воде Россия на первых позициях.

Мне как-то попались на глаза исследования Сургутского госуниверситета о речной сети Ханты-Мансийского автономного округа. Эта сеть включает в себя 30 тысяч больших и малых рек, общей протяженностью 172 тысячи километров. Их можно увидеть своими глазами. А те, что спрятались под землей и источают Злой дух, тоже тысячи километров.

Когда-то в качестве корреспондента газеты я присутствовал в Казахстане на «открытии» геологами подземного Иртыша. В Синьцзянских горах Аэртай шань (Китай) огромные потоки воды с тающих ледников уходят в расщелины и теряются.

Бурением их нашли на глубинах в несколько сотен метров — так и «открыли» подземную реку. Она течет, иногда отклоняясь, под Иртышом наземным по Казахстану, по Омской области и упирается в Ханты-Мансийском округе в вечную мерзлоту. Просачиваясь наверх, насыщает обычные реки и образует болота. Помимо воды подпитывает еще цинком, марганцем и железом (содержание железа во многих реках превышает норму в 30 раз), поскольку пробивается на север через разные месторождения и вымывает из них минералы.

Во многих регионах России такая же картина с подземными реками. Наверняка они текут под Камой, Волгой, Окой, а тем более — под Енисеем и Обью.

* * *

В отдельности угнетающая сила каждого вида «низкосортных» вибраций — из вечной мерзлоты, из перенасыщенных газом, нефтью, минералами подземных участков или из магнитных бурь Северного полюса — разумеется, не способна радикально влиять на характер нашей нации. Но в совокупности, дополняя друг друга, сливаясь в потоки Злого духа, они сформировали корневую систему генофонда и оберегают его от наскоков разных мичуриных, желающих привить к дичке что-то культурное.

Эта корневая система и определила главные черты характера среднестатистического русского человека, о которых с горечью и удивлением писали наши великие предшественники, — униженность и долготерпение.

Здесь, как в медицине, не может быть средней температуры по больнице: в каких-то регионах «русскость» характера проявляется рельефнее, а в каких-то приглушеннее. (По примеру Сталина, я привязываю к русской нации всех коренных жителей России, исключая представителей депортированных народов.)

Скажем, «дети вечной мерзлоты» — нанайцы, ненцы, ханты, манси, якуты и чукчи… — отличаются наивностью, простодушием и сверхдоверчивостью, а жители Кубани — пронырливостью и изворотливостью, за что их прозвали «кубаноидами».

Хотя и в тех и в других неистребимо сидит раболепие и пресмыкательство перед властью.

Сапионное (сапиенс — разум) высокочастотное излучение из Космоса (от Бога) дает каждой нашей душе энергетику, жизнь и управляет ею, используя лишь общие стандарты для развитых существ. А оттенками — позитивными или негативными — душу расцвечивает среда обитания.

Вот Фридрих Ницше как бы рассматривает в лупу сущность германца и заключает в работе «По ту сторону добра и зла»: «В немецкой душе есть ходы и переходы, в ней есть пещеры, тайники и подземелья…»

Если разглядеть пристальнее наше существо, то и о нем придется сказать почти то же, добавляя, однако, что подземелья в русской душе очень темные и очень глубокие.

Стоит в них рухнуть — долго не выберешься.

Ведь не нащупаешь дна в тех ямах среднестатистической русской души, в которых должна память храниться. Ямы темны и пусты, опутаны паутиной.

Это китайцы не устают повторять: пьешь воду — не забывай о вырывших колодец. Мы всегда забываем. Превознося проходимцев, забываем всех, кто нам добро делал. Русская душа не любит прошлого — это видно по запущенным кладбищам на российских просторах, по той унизительно-оскорбительной «заботе» о стариках в нашей стране.

Не лукавьте, будто это не мы, граждане, а правители в том виноваты. Были бы наши души зрячие, с памятью, было бы в нас меньше трусости — гнали бы мы таких правителей поганой метлой.

Но русская душа не хочет и будущего — это бросается в глаза по варварскому отношению к нашим же детям. Разломали или продали под пивнушки тысячи детсадов, и теперь родители мыкаются со своим потомством по длинным очередям. Снесли в городах, особенно в ресинско-лужковской Москве, детские площадки и скверы, освобождая места под офисы спекулянтов. И, наконец, довели детские пособия до ничтожных размеров, чтобы семьи побаивались заводить малышей.

Опять не надо лукавить, будто мы, граждане, ни при чем, будто это Путины да Лужковы, Медведевы да Матвиенки обобрали до нитки города и Россию, оставив детей ни с чем. Были бы наши души зрячие, не дрожали бы они по-заячьи от страха перед наглостью власти — не засиживались бы пустозвоны в руководящих креслах.

Обычай жить одним днем не раз очень дорого обходился нашей нации. Заражаясь в низкочастотном безответственном состоянии полным равнодушием к судьбе страны (частота вибрации всего-то около трех герц), народ через какое-то время проходит испытания эпидемией злобы. Да, русский бунт, как подметил еще Александр Сергеевич Пушкин, бессмысленный и беспощадный.

Очередная эпидемия злобы уже преодолела наши пограничные зоны и вот-вот начнет гулять по просторам России.

Кто позовет за собой обычно русский народ, за тем он идет. Личностей с сильной волей наша земля тоже рожает. Правда, зовут народ часто в одну сторону, а ведут в другую.

На честных же политиков, без популистской гнили, к тому же хорошо знающих дело, — дефицит.

Сегодня Бердяеву не пришла бы в голову идея спросить: «Почему самый безгосударственный народ создал такую огромную и могущественную государственность». Нация слила в унитаз равнодушия свое государство. От той «огромной» и «могущественной» осталась жалкая тень.

Потому что управляют Россией люди с невероятно низкими частотами энергетических вибраций организмов. На «площади» этих частот способны разместиться только два узеньких чувства — алчность и страх потерять прикарманенное. (Широким чувствам — состраданию и любви к людям — нужны широкие «площади» на высоких частотах — от 150 герц и выше.)

Такие управители заражают своей низкой вибрацией, как СПИДом, восприимчивых к инфекциям управляемых.

* * *

Но государственность наша была когда-то могущественной — факт неоспоримый. Величию страны содействовала высокая энергетика целой плеяды российских государей с соратниками — мы знаем их имена. И волевая мощь Сталина.

Прежде всего ему Россия обязана статусом великой державы.

Сталин сам обладал большой одической силой — горийские виноградники, видимо, хорошо влияют на генофонд. И, что называется, нутром чувствовал людей с высокочастотной вибрацией, вытягивая их на ключевые посты.

Усилием своей воли он помогал и другим доводить свои вибрации до более высоких уровней — на это способны сверхнеординарные личности. (Его поразительную энергетику отмечали все. В частности, даже большой недруг русских и СССР Уинстон Черчилль говорил, выступая в палате лордов: «Сталин производил на нас неизгладимое впечатление. Его влияние на людей было неотразимо. Когда он входил в зал на Ялтинской конференции, все мы, словно по команде, вставали и, странное дело, почему-то держали руки по швам»).

Сталин оставил стране после себя целую армию крепких организаторов. Время неумолимо — они вымерли, как динозавры и мамонты. Мы очутились в бесконечном пространстве острого дефицита руководящих кадров с большой одической силой.

Причем дефицит поразил всю властную вертикаль — от Кремля до самых до окраин. Продолжать наше существование в отравленной атмосфере этого дефицита — значит позволить Паханату не только добить окончательно экономику и рассовать по карманам остатки недоворованного, но и расчленить Россию для установления на ее обломках безоговорочной власти криминальных кланов, смертельно ненавидящих русских людей.

Но путиноиды собираются и дальше травить атмосферу, внедряя различные фильтры, чтобы во власть могла просачиваться только нравственная мелюзга, зараженная алчностью и чванливостью. Стало быть, наш путь — выдавливать путиноидов отовсюду, обновляя кадровый состав людьми с высокими частотами вибрации. Повторюсь, высокая частота вибрации — признак добродетельного человека, преданного народу.

В массе среднестатистических представителей нации, как в золотоносном песке, всегда «живут» самородки — наши сограждане с большой одической силой. Нужно их находить, поддерживать, защищать от произвола Паханата и, преодолевая все административные препоны, продвигать таких людей во власть — от Кремля до муниципального уровня.

Это для умирающей страны сегодня — задача задач.

Как выразился в суде паханской инквизиции уничтожаемый самобытный политик: «Ни один из нас не имеет права на нейтралитет».

Не в заевшейся супердержаве по имени США, где мерилом любого таланта считаются деньги, а в более-менее демократических странах помогают народу продвигать во власть достойных людей и отсекать негодяев влиятельные общественные организации и Церковь.

Мы и дальше станем подражать Америке («Подражая гусям, ворона отморозила себе лапы») или свернем наконец с болотистых кочек на безопасную утоптанную дорогу? И если свернем, то способны ли будут РПЦ и наши общественные организации выдержать такие нагрузки?

* * *

О потенциале РПЦ высказывают разные мнения. На мой взгляд, у нее достаточно интеллектуальной мощи и недостаточно мощи организационной, чтобы помогать пастве достойно выходить из трудных положений. И чтобы смягчать или даже в чем-то нейтрализовывать печальное влияние среды обитания на характер нации. Как?

Служители нашей Церкви знают, как их братья по другим верам закладывают проповедями в своих прихожан — еще с детства — чувство собственного достоинства и мужество.

К примеру, в исламском учении и чувство справедливости, и готовность защищать свой народ — неоценимые добродетели. Мусульмане в мечетях прославляют людей, посвятивших себя защите интересов простых сограждан.

Ислам видит разницу между самоубийством как слабостью и самоубийством как актом самопожертвования с целью защиты. Защиты Родины. Защиты своего народа. Защиты чести. Защиты семьи.

Шахиды в почете. Им уготовано место в раю.

В почете чувство достоинства человека, его готовность отстоять свою честь и свободу родины почти у всех религий.

Даже для мудрого и компромиссного буддизма нет ничего важнее, чем сильная воля человека. В буддизме махаянистского направления смерть за страну, за честь нации считается высшей целью.

О камикадзе в храмах молились как о святых, их самих почитали за героев, а родным отдавали почести.

Надо ли говорить, что героев-великомучеников молодежь чтит и им подражает.

В России тысячи приходов и много опытных священнослужителей, обладающих большой одической силой. Я познакомился с некоторыми из них в 92-м году, когда работал вице-премьером правительства и курировал вопросы отношений государства с РПЦ и другими конфессиями.

Все они понимают, что воля нашего народа сильно угнетена средой обитания и что униженность людей, потеря ими нравственных ориентиров ведут к повсеместному братанию с зеленым змием.

Вот эти архиереи, священники, дьяконы, монахи — весь актив РПЦ — могли бы участвовать в упорядочивании и укреплении душ русского народа, прогоняя из них проповедями раболепие и лакейство. С амвонов церквей и храмов, в православных гимназиях, в общеобразовательных школах, в газетах и по телевидению мог бы беспрерывно идти процесс героизации образа Гражданина — активного борца с потрошителями Отечества, отважного и благородного защитника обездоленных.

Богу — богово, а кесарю — кесарево. Народным героям — почести, прославления, а тем, кто устраивает геноцид русской нации, — Паханату с подпевалами — анафема. Призывы РПЦ к пастве отказаться от услуг и окружить презрением ростовщиков с олигархами, нажившими свои состояния на людской крови, возымели бы действие.

Многие священники на местах и рады бы поработать в таком ключе, да несвободны в своих действиях. Жесткая подчиненность приходов Москве, которая любой шаг вправо или влево воспринимает как побег от догматов, заставляет всех церковников дудеть в одну дуду.

* * *

А дуда эта — идеологические установки высших чиновников патриархии. ВИП-священнослужители по примеру незабвенного обер-прокурора Победоносцева стараются превратить и уже превращают православие в охранительную идеологию.

Поэтому из объемного багажа православных установлений и постулатов отбирают для повседневного пользования в современных условиях самые махровые, давно отринутые другими религиями. (Об этом чуть позже. — Авт.)

Есть в установках ВИП-священнослужителей посылы к любви, но четче всего проглядывает задача славить власть. Кто богат — тот и свят, а власть с олигархами богаты — значит здравия им и долгие лета жизни. (Из растиражированной Церковью телеграммы патриарха Кирилла Анатолию Чубайсу: «Всемилостивый Господь да подаст Вам и Вашим близким здравие, душевный мир и благоденствие».)

Кремлевскую власть служителям Церкви надлежит оберегать от критики и нападок. (Патриарх Кирилл: «Православные не ходят на демонстрации, они молятся в тиши монастырей и в своих домах».)

Многих святых отцов удручают церковный абсолютизм и диктатура ВИП-попов. И само патриаршество они считают пережитком византийской копии папизма. В Средние века это объединяло. Теперь, «выдавливая пузом другие конфессии и демократию», вносит в общество напряженность.

И небрежное отношение верхушки патриархии к авторитету РПЦ тоже смущает церковные низы. Особенно холуйские поклоны в сторону прихватизаторов российского добра и шапколомание перед ними — всего-то за то, что те отщипывают иногда от украденных миллиардов копейки на умоление своих грехов.

Патриарх Кирилл награждает и самих олигархов, и их жен: супруге Романа Абрамовича Ирине взял да и вручил по трезвости орден Княгини Ольги 2-й степени. А когда святейший наградил орденом Даниила Московского рекордсмена по вредительству Анатолия Сердюкова, сразу подумалось, что гундяевская награда ждет и «залежную» подружку Сердюкова — Евгению Васильеву. Или не ждет? Еще не вечер — время покажет.

Чудны дела Твои, Господи, в Московской патриархии!

Не дурью маялись в местных епархиях, а опирались, видимо, на причины серьезные, когда они сначала в Суздале Владимирской области, а потом в Сибири, в Брянске, Волгограде, Белгороде, в Ставропольском и Приморском краях вышли из-под юрисдикции РПЦ и объединились в Русскую Православную Автономную Церковь (РПАЦ).

Так называемый «Суздальский раскол» начался в 90-м году и был вызван противоположным с верхушкой РПЦ пониманием места Церкви в обществе, ее отношения к Человеку и Власти. («Не ходить перед ней на полусогнутых».) Девиз каждого священнослужителя РПАЦ: «Я не только член Церкви, но и гражданин своей страны».

Обозначила РПАЦ и свое место в России. Православная церковь — не департамент Кремля, оторванный от народа и предназначенный вместе с телекомпаниями для нейтрализации недовольства этого народа. Она — неотъемлемая часть многострадального общества и видит свою цель в его просвещении.

Начальство РПЦ весьма сожалело, что в прошлом остались приемы «святой инквизиции», — гореть бы «раскольникам» на жарких кострах. Но и в «демократической» России умеют давать свободолюбию по мозгам. Мракобесие с помощью РПЦ возвратилось в страну.

Больше двадцати лет Московская патриархия с использованием силовых средств Кремля пытается загнать автономные религиозные общины в стойло РПЦ. У них отняли храмы и вышвыривали всех оттуда ОМОНом — верующие пошли со своими пастырями молиться в дома и квартиры. Им сулили блага («Хотите быть богатыми, как мы? Богатство у власти») — они отказывались.

Тогда в ход были пущены известные широко негодяйские «подкидыши». «Нам подбрасывали револьверы, патроны, — говорит член Архиерейского Синода РПАЦ архиепископ Феодор. — Покушения были, нападения».



Разгром продолжается: летом 2013 года в Нижегородской области «за хранение более двух граммов героина» посажен в тюрьму авторитетный священник РПАЦ Сергей Сибирин. Идет охота и за другими несогласными.

Гремучая смесь из корыстного союза Паханата с верхушкой РПЦ — мощное оружие в руках Сатаны.

* * *

Раньше у меня не было повода поделиться с вами наблюдением, связанным с патриархами. Здесь будет уместно вспомнить некоторые детали.

В 89-м и 90-м годах я был народным депутатом СССР и еще до утверждения министром имел возможность свободно вращаться в Кремле и ЦК КПСС. Помню, как помощники Александра Николаевича Яковлева обсуждали «карьерные планы Алексея Михайловича Ридигера» — будущего Патриарха Всея Руси.

Мотор перестройки Яковлев был членом Политбюро ЦК КПСС и правой рукой Горбачева. У него находились все идеологические рычаги СССР, в том числе Московская патриархия. Не где-нибудь, а в аппарате Яковлева решали, кого из священнослужителей и куда расставлять по церковным полочкам.

Яковлевские помощники ворчали, что у Ридигера мутноватая биография. По ней могут возникнуть вопросы у других членов Политбюро. Подростком и юношей в 1941–1945 годах был алтарником в храме у сотрудничавшего с эстонскими фашистами отца, вместе ездили с какими-то заданиями по лагерям для перемещенных лиц.

Я тогда не мог сообразить, почему Яковлев тянет вверх этого человека, если за его спиной что-то не так. Их пути пересеклись еще в 1961 году — Александр Николаевич работал в отделе пропаганды ЦК КПСС, который влиял на назначения церковных чиновников.

В том году и стал Ридигер зампредом отдела внешних церковных сношений Московской патриархии. Чиновникам Отдела помимо всего прочего надлежало убеждать зарубежных коллег в преимуществах социализма над капитализмом. Что они и делали не без удовольствия. Чем, впрочем, истине не противоречили.

Вскоре не без содействия ЦК Ридигер вырос до управляющего делами Московской патриархии. (Опыт здешней работы пригодился ему при разгульном Ельцине набивать добром закрома Церкви.)

Перед Агитпропом Алексей Михайлович в долгу не оставался никогда. При случае всегда подпевал режиму. Так, в 1974 году, уже митрополитствуя в Таллине, он 17 февраля безоговорочно поддержал гонения брежневской власти на Александра Солженицына одобрительными словами: «Мера, примененная к А. Солженицыну Президиумом Верховного Совета СССР о лишении его гражданства СССР, является вполне правильной и даже гуманной и отвечает воле всего народа…»

По команде яковлевско-горбачевского Политбюро Ридигер был включен в списки «Фонда здоровья и милосердия» и по его квоте в марте 89-го года прошел в народные депутаты СССР. Будущий патриарх свел близко Александра Николаевича с прибалтийским сепаратистом, лидером Народного фронта Эстонии Эдгаром Сависааром, и все вместе они начали рыть архивы, чтобы найти секретные протоколы к пакту Молотова — Риббентропа.

Незадолго до начала Второй мировой войны СССР предлагал Великобритании с Францией создать общий блок, чтобы не дать фашистской Германии сожрать Европу. Те отказались высокомерно, рассчитывая натравить немцев против Советского Союза. Тогда, чтобы предотвратить или оттянуть агрессию против нашей страны, мы и подписали с Германией мирный договор, прозванный пактом Молотова — Риббентропа.

Теперь кураторы из «Комитета 300» приказали Горбачеву с командой переиначить историю, чтобы впредь Запад всегда выглядел благопристойно.

Ридигер, может быть, и не знал всей глубины яковлевского замысла: слепив из найденных документов тайный сговор Сталина с Гитлером против Европы, ударить по престижу СССР.

Не нашли они оригиналов. Но все же мотор перестройки выступил на съезде нардепов с докладом о хищнической оккупации Отцом народов прибалтийских республик. Ридигер его благословил.

Уже ясно было, что после кончины патриарха Пимена в 90-м яковлевская команда «порекомендует» ВИП-попам избрать на его место Алексея Михайловича.

Избрали. А для чего? Тогда я уже начал понимать, с какой целью ведет Яковлев и контролирует Ридигера. В нем увидели конформиста. А конформист принципами не торгует — у него их нет. (Истинное же лицо Александра Николаевича показал в этой книге на документальной основе А. В. Островский в очерке «У истоков перестройки…». — Авт.)

Через какое-то время высветилась, наконец, главная роль Ридигера, предназначенная ему партийной верхушкой, для современной истории.

Вскоре после августовского путча 91-го года Кремль созвал народных депутатов СССР на внеочередной съезд. Депутатов надлежало утрясти, уговорить, убаюкать, чтобы они согласились на самороспуск съезда как высшего органа государственной власти и тем самым закрыли юридически проект под названием «Советский Союз». Таким образом, вся вожделенная власть из Москвы, из Кремля стекала в республики, где к тронам рвались местные сепаратисты из гэбистскопартийных кланов.

Организаторы съезда полагались на высокий авторитет православной Церкви — не ее чиновников, а именно Церкви — и поручили выступить Патриарху Алексию Второму. Слово Главного пастыря должно убедить сомневающихся в необходимости умертвить СССР.

И 2 сентября Ридигер выступил в Кремлевском дворце съездов. Я слушал его вместе со всеми коллегами.

Православные депутаты, воспринимавшие свою Церковь как объединяющую силу (ее стараниями из раздробленных княжеств сплотилась Россия), ждали, что Патриарх обернется в сторону президиума и процедит с презрением что-то, похожее на лермонтовское:

Вы, жадною толпой

Так рвущиеся к тронам…

Но Алексий Второй, чуть-чуть гундося, как бы пропел текст, возможно, набросанный ненавистной рукой русофоба. Прикрытая общими словами, в зал лилась ошарашивающая многих своей необъективностью убийственная оценка страны, вскормившей Ридигера и вознесшей его на недосягаемые высоты.

«Дом, — сказал он о Советском Союзе, — строился на зыбком песке богоборчества, на отвержении абсолютной нравственности, на практическом отрицании смысла, достоинства и ценности человеческой жизни. На наших глазах происходит крушение системы, оставляющей после себя тяжелое наследство духовной опустошенности, экономического краха и экологического бедствия».

Многие депутаты назвали эти слова окрошкой из антисоветских агиток. И сегодня, спустя больше двадцати лет, результаты «экономического краха» СССР дают о себе знать: бывшие союзные республики до сих пор паразитируют на наследстве Советской власти. А уж о «духовной опустошенности» народа, что покатилась волной по стране во время правления Ридигера и его наследников, пусть что-нибудь скажет нынешний патриарх Кирилл.

И дальше Алексий Второй ненароком проговорился:

«Главы и представители многих Церквей и религиозных объединений нашей страны в марте сего года заявили: единство, которое лишь внешне административно скрепляло страну, уравнивая населяющие ее народы лишь в их бесправии, уступает место единству суверенных республик».

Выходит, еще задолго до августовского путча — в марте — сепаратистская группировка Кремля собирала церковных чинуш СССР и уговорила их отречься от своей страны. Тем самым втянула религиозные конфессии в государственный переворот.

* * *

Ежи Лец как-то заметил, что, пока нет ветра, и флюгер имеет собственное мнение. Живут среди нас «не сильные духом, а великие брюхом» некоторые руководящие деятели разных конфессий, суют тебе руку для целования, учат добродетели, постоянству. И сами кажутся постоянными. Но подул политический ветер, и эти люди начинают метаться из стороны в сторону, не ориентируясь в событиях, пока их не притянет к себе какая-нибудь наглая криминальная рука. А ведь люди эти ведут за собой миллионы верующих.

И в истории православной Церкви было немало случаев, когда ее компрометировали высшие духовные лица. Этому способствовал тот самый «папизм» — оторванность верхушки Церкви от приходов, ее самостийность и бесконтрольность.

Припомню только два исторических эпизода. Первый — о патриархе Игнатии и Гришке Отрепьеве из Смутного времени. А второй — о предательстве так называемым церковным истеблишментом в 1917 году своего Государя.

Со школьных лет нам известно, как польский воевода Мнишек подобрал для своего короля Сигизмунда беглого монаха из Чудова монастыря Гришку Отрепьева. В нем якобы опознали сына Ивана Грозного Дмитрия. Он считался убитым в Угличе, но, по легенде поляков, бояре его сберегли.

Сигизмунд собрал под начало Лжедмитрия большое войско и в 1604 году отправил в поход на Москву забрать русский трон. После воцарения на престоле Гришка обязался отдать полякам Смоленск и Чернигово-Северскую землю, а семье Мнишека — подарить Новгород и Псков.

Народ ждал, что скажет православная Церковь о притязаниях самозванца на царство. Престарелый патриарх Иов выразил свое «нет» оккупантам. Но иерархами Церкви был тут же смещен со своего поста. Ими же с соблюдением всех формальностей патриархом был избран архиепископ Рязанский и Муромский — хитрован и космополит — Игнатий.

Православная Церковь провозгласила царем Лжедмитрия. Короновал его Игнатий. Он же разослал окружную грамоту, в которой всем церквям предписывалось петь торжественные молебны о здравии «Дмитрия Иоанновича».

После этих «божественных» процедур любой, кто пытался выступить против Лжедмитрия и его престола, считался врагом Отечества.

Изменниками верхушка Церкви обозвала и Кузьму Минина с князем Дмитрием Пожарским — национальных героев России. За то, что собрали ополчение против поляков, разбили их, освободили от оккупантов страну.

Видимо, тогда в народе пошла гулять поговорка: «Попы и черти одной шерсти».

Кстати, Минин с Пожарским до сих пор не канонизированы православной Церковью. Хотя Синодальная комиссия по канонизации буквально штампует «святых». Только за период с 1989 по 2011 годыкомиссия под председательством Ювеналия причислила к лику святых РПЦ 1866 «подвижников благочестия».

Полюбопытствуйтесь, читатель, списками тех, кому мы должны подражать в своей жизни. Богатый материал для раздумий.

Ну а второй обещанный эпизод — по времени ближе к нам. Изложу его предельно кратко.

Веками призывала Церковь своих прихожан молиться за здравие царских семей. И Николай Второй, божий помазанник, почитался как стержень, который скрепляет Россию.

А правовые акты страны рассматривали царя в качестве главы Церкви — она была подчинена государству — «имеющего верховное право защищать и хранить догматы «господствующей веры…»

И вот произошла туманная история — император якобы отрекся от престола. И передал власть Временному правительству. Почему в Пскове? Почему под «конвоем»? Даже сегодня напечатанный на машинке текст «отречения» на листке походной бумаги, где внизу подпись карандашом «Николай», обведенная кем-то ручкой, больше похож не на документ — на фальсификацию.

А тогда сразу распространился слух о заговоре против Николая, устроенном Англией и высшими русскими генералами, недовольными прогерманской политикой царицы с окружением.

Положение требовало от Церкви не спешить, тщательно «принюхаться» к ситуации. Но тот самый церковный истеблишмент, расталкивая друг дружку локтями, побежал с поклонами к захватившим командный пункт России. Этот истеблишмент просто-напросто слил императора в унитаз, признав легитимной власть переворотчиков. И уже 4 марта Синод на своем заседании выразил благодарность Временному правительству и приветствовал новую эпоху в истории Церкви.

Свергнутый царь уже не мог бороться за свое возвращение на престол — это бы воспринималось как антигосударственная деятельность против законной власти.

Я не раз слышал от членов Синода, что РПЦ политикой не занимается. Да, это так. Все это действительно не политика. Это политиканство.

* * *

Хочу оговориться, читатель, что вспоминаю о неудачах РПЦ и, скажем так, нелучших поступках ее иерархов без малейшей тени злорадства. Просто в любом разговоре о них, как и в разговоре о начальствующих особах светской власти, не обойти закона бытия: как живут, так и слывут.

Я православный и поеживаюсь, когда моя Церковь подвергается критике с позиций чисто обывательских: у кого-то из священнослужителей на руке дорогие часы, у кого-то вызывающие по дороговизне машины. За этим, мне кажется, иногда присутствует чье-то желание ущипнуть Православие.

Висюльки появляются и исчезают вместе с теми, кто приходит и уходит. Бездонные поповские карманы — тоже, надеюсь, явление временное, вызванное общей эпидемией стяжательства. А Церковь как общественный институт была, есть и будет.

И от ее внутренней энергии зависит психологическая настроенность части нашего общества. Поэтому говорить о Церкви надо бы по существу: о соответствии ее действий замыслам Бога, сотворившего человека, или о коэффициенте пользы или коэффициенте вреда, которые заложены в ее догматах, идеалах и установлениях.

Я уже говорил, что у РПЦ достаточно интеллектуальной мощи и недостаточно мощи организационной для ослабления сил «злого духа» российской среды обитания. И для свободы в принятии независимых, нетрафаретных решений.

Организационной немощью РПЦ как раз и называют сверхцентрализацию и бюрократизацию ее управления. О чем я уже упомянул.

При сосредоточении власти в одних руках, казалось бы, легче установить в российских церквях порядок. Но церкви не железнодорожные службы, где надо действовать по единому трафарету. Так что вопрос в том — какой порядок?

Бесконтрольное самодержавие Патриарха развращает его самого — о чем я тоже упомянул — и его московские службы. Вдобавок они не знают жизни в стране, людских настроений. И диктуют глубинке идеологию, которую не принимает народ.

Речь не о персоналиях. Речь о несоответствии архаичного церковного обустройства современному состоянию государства и нации.

Едешь по России — и всюду храмы, церкви, лавры, благочиния, приходы, монастыри, подворья, братства, сестричества… Там тысячи благочестивых священнослужителей и масса прихожан, коих по-разному нужно духовно врачевать и чью волю укреплять, вливая в нее одическую силу.

И среда обитания по всему пространству России неодинаковая, отсюда и моральное состояние жителей разное, значит, не может быть единого шаблона.

А Синод во главе с Патриархом диктуют как раз его, потому что на этом шаблоне создавалась идеология РПЦ. Она не менялась веками.

Князья заманивали Православие в Русь не для облегчения жизни черни. Они хотели с его помощью слепить централизованное государство и укреплять свою власть.

Потому и Церковь строилась на принципах жесткой централизации — и у нее не было важнее занятия, чем сдувать пылинки с главноначальствующих.

Даже со сменой многих поколений, когда окрепла империя, в нашу Церковь не проникли демократические течения — наоборот, она все сильнее уходила в тоталитарный загул. Не мудрено: по законам, перечеркнутым революционерами 17-го года, ее главой были сменяющие друг друга цари. Они имели «верховное право» утверждать для заглатывания народом угодные власти догматы Православия и диктовать принципы Устава Церкви.

Что и делали наши помазанники с большим удовольствием, превращая Церковь в бессовестного охранника Кремля со всеми его богатствами, а ее организационное устройство — в подобие царского самодержавия.

Жесткий централизм, никакого вольномыслия, строгие наказания за малейшие отклонения от бетонных догматов, утвержденных царями, — такую тоталитарную единицу подсунула шутница-история современной России. Надо подчеркнуть — России новой, с ее федеративной структурой, с ее ориентацией на общечеловеческие ценности.

Рудимент из Средневековья, доведенный царским самовластием до неприличия, лоб в лоб столкнулся с русской психологией XXI века.

Эта организация церковных порядков — бальзам на душу Паханата. Потому-то Кремль так щедро отдает патриархии отобранное у народа. Через Синод, через митрополитов, присматривающих за епархиями, атаманы Паханата хотят разливать по стране страх перед властью.

Но эта организация церковных порядков противоречит коренным интересам русской нации. Она не убавляет наших проблем со средой обитания, не уменьшает силу Злого духа, а увеличивает их, принуждая всех клириков воспевать раболепие перед Олигархатом и прикрывать якобы зонтиком Бога бесправие.

* * *

Клирики сами понимают, что так продолжаться долго не может и что РПЦ надо основательно реформировать. Причем реформировать не по-ельцински и не по-путински, а в интересах народа — то есть все ее тоталитарное существо.

Вопрос здесь потянется за вопросом: место ли в XXI веке «папизму» в многонациональной России, нужна ли надзирающе-цензурирующая чиновничья прослойка из митрополитов и как по-современному строить отношения РПЦ с властью?

Может быть, наша Церковь устала от многовековой погони за внешним роскошеством и хочет вернуться к своему первоначальному смыслу? Ведь ее название «церковь» взято из перевода с греческого — «община», «собрание».

На корабле РПЦ все чаще вспыхивают бунты. Самый массовый — упомянутый мной выход из-под юрисдикции Московской патриархии целой группы епархий, объединившихся в РПАЦ (Русскую Православную Автономную Церковь).

Но немало случаев неповиновения не столь широких масштабов. Так, очень авторитетный у населения правящий архиерей Анадырско-Чукотской епархии Диомид публично выступил против руководства РПЦ за его «раболепие перед антинародной властью». Был осужден церковным судом. И лишен Синодом священного сана. После чего порвал отношения с РПЦ, назвав ее «служанкой Антихриста».

А недавно три молодых священника Ижевской и Удмуртской епархии, Александр Малых с Сергеем Кондаковым и Михаилом Карнеевым, направили видеообращение патриарху Кириллу. В нем выразили недовольство склонностью Патриарха к роскоши, заигрыванием верховного духовенства с толстосумами и слепым соглашательством РПЦ с властью.

«России грозит гибель, — сказали, в частности, неравнодушные клирики. — Главная причина ее — духовно-нравственная катастрофа». Пригрозили-то духовные лица Кириллу всего-навсего временным прекращением его традиционного поминовения во время богослужений, а шум поднялся, будто наша планета с орбиты сошла.

По установленному начальством РПЦ порядку во всех церквях и храмах полагается превозносить имя Патриарха, прося для него у Бога долгих лет жизни и всего остального. Хотя могли бы особо не беспокоить Небо, потому что о Кирилле за его верную службу Кремлю хорошо беспокоятся на земле: президент Путин даже выделил ему охрану из ФСО.

Кара клирикам тоже последовала немедленно. По команде Синода митрополит Ижевский и Удмуртский Николай снял молодую троицу с работы и в дальнейшем запретил быть священнослужителями.

Владыко Николай, почти всю жизнь проживший в Израиле, Сирии и Канаде и привезенный сюда бороться с «ересью», не сам же выдумал запрет на профессию. Эту суровую меру наказания используют повсеместно, очищая ряды служителей божиих от верующих в Бога и совесть.

Так, расправляясь с духовными пастырями, близкими к людям и начинающими говорить тревожным голосом угнетенных русских людей, РПЦ все больше отдаляется от народа и сближается с его поработителями. Она становится их пятой колонной — так ее воспринимают патриоты.

Но это все о форме поведения нашей Церкви. А что у нее, так сказать, в голове? Какие ценные идеи несет она в нацию, какими постулатами набивает сознание своих прихожан?

Не буду говорить о проповедовании Священного Писания и отдельно о заповедях — они общие для всех христиан. Но вместе с ними в ходу сейчас как бы фирменные установки руководства РПЦ.

Для воспитания послушания в подданных наши цари-самодержцы подбирали из богословского наследия разных времен наиболее дремучие идеи, побуждающие человека «видеть себя ниже всей твари». И, обладая полным правом командовать Церковью, тащили их в нее для пропаганды с амвонов.

На фундаменте этой дремучести и скособочился домик нынешней идеологии РПЦ: принижать русское «быдло», подавлять в нем волю и личность.

Формы разные. Чаще всего берутся наставления канонизированных богословов и с упоминанием их имен или без упоминания в виде проповедей или молитв ввинчиваются в сознание прихожан. Причем ввинчиваются якобы по воле Бога.

Писания, скажем, одного из великих учителей нашей Церкви преподобного Ефрема Сирина (жил в 306–373 гг.) читают в некоторых богоугодных местах вслед за Священным Писанием. Спрятавшись от мира в пещере, Сирин звал всех «непрестанно проливать слезы покаяния» и «выставлять на вид свое собственное недостоинство».

По свидетельству современника Сирина богослова святителя Григория Нисского, «непрестанно плакать для Ефрема было то же, что для других дышать воздухом».

В этом состоянии он и послал нам через века свои наставления: «Возлюби смирение…». Или: «Блаженны добровольно унижающие себя…» Эти призывы вошли в золотой фонд РПЦ и, как любые приказы, не обсуждаются.

Изречения преподобного Силуана Афонского (жил в 1866–1938 гг.), типа «Любит Господь смиренную душу» — тоже в золотом фонде. А преподобный Симеон Новый Богослов (жил в 949—1022 гг.) в своих заветах ссылался на мнение Бога.

И вещал будто бы после общения с Ним: «Бог ничего так не любит и так не желает видеть в нас, как искреннее сознание своей ничтожности…»

Проповедники дальних времен выдвигали много идей и возвышающих личность. Но чинуши нашей Церкви — и при царизме, и при Паханате — запускают с амвонов в угоду властьпредержащим всю ту же дремучесть, чтобы она, как дорожным катком, раздавливала достоинство человека.

При этом на первый план для образца подражания выдвигают тех преподобных, которые выдают свои идеи униженности как бы за волю Бога.

В прежние-препрежние времена, наверное, с рук это сходило — при отсутствии элементарных знаний и при темном народе. Но люд за советское время, так ненавидимое попами, грамоте обучился. И готов сам преподавать церковным сановникам, застрявшим в Средневековье, Священное Писание.

А там черным по белому: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными (и над зверями), и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле». (Ветхий Завет: Бытие, 1:26).

Не для того Творец создавал человека, чтобы он сидел и плакал в тараканьих пещерах. Бог сотворял нас по своему образу и подобию — созидать материальные и духовные ценности, жить с высоко поднятой головой, бороться с притеснителями народа и расхитителями, отстаивать свою честь, а также честь семьи и Отечества.

Если когда-то перед сказавшим: «Я слышал голос Творца» люди готовы были опускаться в почтении на колени — теперь же, читатель, по завершении эпохи приватизации ВИП-попами воли Создателя, мало кто не знает, что этот голос доступен каждому.

«Во мне что-то екнуло» — известное выражение. Все мы знакомы с командами, советами или запретами нашего внутреннего голоса.

А внутренний голос психически здорового человека — это и есть сапионный (сапиенс — разум) высокочастотный сигнал от Бога из Космоса, принятый чипом, как бы встроенным в нашу душу.

(Помечу на полях. Эти чипы имеют более распространенное название — Совесть. Она принимает из Космоса сапионное высокочастотное излучение и зажигает свет в душе — так Бог воздействует на наши поступки.

Но Совесть имеют не все. Многие по неизвестным пока причинам лишились ее еще в раннем детстве. Зародыши Совести были убиты в их душах антисапионным низкочастотным излучением тоже из Космоса — от Антихриста.

Они живут с пустой душой, без света в ней, без Совести и, не ведомые Богом, поступают, как, например, волки, шакалы, слизни или акулы.

Такие человекоподобные очень любят деньги и власть, готовы любого за них загрызть и всегда сбиваются в мафиозные стаи, по примеру пираний.

В православных храмах, непременно под телекамеры, они крестятся с показушным старанием — якобы и в них есть что-то Божественное. Но Создатель предостерегает доверчивых: «Показная набожность — улика вора».)

Это так, к слову. Не думаю, что кому-то из вас, читатель, шли или идут Оттуда команды лакействовать перед начальством, рабски прислуживать негодяйству и стать ничтожеством. Да и другие советы по унижению человеческого достоинства идут, уверен, не с Неба, а с Земли.

* * *

Так что при всем интеллектуальном могуществе нижних звеньев РПЦ ее нынешняя идеологическая наполненность да и неприятие ВИП-попами здравого смысла не позволяют надеяться на серьезное участие Церкви в преодолении нацией пагубного влияния российской среды обитания. Это надо четко отметить.

Отметить нужно и большой вклад РПЦ в процессы дегероизации общества. Это достигается многими факторами, но особенно — принципами канонизации, выдуманными большим церковным начальством.

Почему не канонизированы ни Александр Матросов, закрывший своим телом амбразуру вражеского дзота, ни один из четырехсот его последователей? Почему не канонизированы летчики-герои Николай Гастелло и Виктор Талалихин? Почему мы не видим среди ликов святых портретов других мужественных людей, пошедших на самопожертвование ради Отечества?

Да потому что для талмудистов и догматиков Церкви все они — самоубийцы. Грешники. Не важен высокий мотив самоубийства — главное соблюсти формальность.

Прижмешь богословов такими вопросами — согласятся, чтоб к ним больше не приставали: да, солдат идет в безысходной ситуации на гибель и не должен бы считаться самоубийцей. И разговор окончен.

Камикадзе у буддистов — герои. Шахиды у мусульман — герои. И на земле им почет, и на небе — рай.

А у РПЦ идущие на самопожертвование — грешники, их и отпевать не полагается. Значит, пример брать с них тоже нельзя.

Вот уже 400 лет, если следовать правилам РПЦ, не полагается брать пример с тех же Дмитрия Пожарского и Козьмы Минина. Почти все российские князья канонизированы — около 50, даже те, что вместе с татаро-монголами ходили убивать русских братьев в другие вотчины. А князь Пожарский?

Он с Мининым не уважил отцов Церкви, которые отдали Россию полякам, — попер оккупантов с Русской земли. Член комиссии по канонизации РПЦ профессор Петербургской духовной академии Митрофанов по этому поводу говорит откровенно: «Для канонизации необходимы вполне определенные основания — наличие чудотворений и церковное почитание. Ничего этого нет по отношению к Минину и Пожарскому».

Чудотворение — вот оно: освобождение Родины от захватчиков. Или РПЦ такие подвиги не почитает? А что же она относит к геройству и с кого делать жизнь предлагает молодым поколениям?

Их много, чьи жизни Церковь в канон возвела — то есть дала образец для подражания. Есть в списках несколько исторических личностей, принесших славу России. Но основная масса «образцов» — тихие, безвредные для властей обыватели, убегающие от мирских проблем в пещерные щели.

Вокруг них, ссылаясь на народную молву, пропагандисты РПЦ наплели паутину мифов — исцелили кого-то травой, а кого-то словом, выбрали место для будущего монастыря. Но, стерев с сути пыль этих мифов, обнаруживаешь серенькие личности с той самой жизненной позицией: «видеть себя ниже всей твари».

Вот преподобный Никандр с Псковской земли удалился от людей в глухой лес и там непрестанно молился. Питался только травой «ужицей» — от общества ничего не требовал, никому не мешал. (От питания одной «ужицей» плоть человека как бы иссыхала еще при жизни и после смерти долго не поддавалась тлену. Отсюда «нетленные мощи».)

Или вот преподобный Макарий Желтоводский, монах, — тяготился в монастыре общением товарищей и тоже ушел в глухой лес. Странствовал, все время молился, пищу принимал, чтобы только не помереть с голоду.

А вот и более известная личность, поднятая мифами на небывалую высоту, — Серафим Саровский. Наверное, был действительно неординарным, если и через долгие годы после смерти люди поминали его добрым словом. Причислен к лику святых в 1903 году по инициативе Николая Второго. Говорят, ежедневно подолгу молился. Но не этим покорили императора рассказы о нем.

Вот когда царь узнал, что Прохор Мошнин (Серафим Саровский) принял на себя иноческий подвиг молчания, то сразу дал команду канонизировать его (а канонизировать Николая скомандовал Ельцин).

Люди с «зашитыми» ртами, уползающие от борьбы в пещеры, очень уютны для самодержцев. Они всегда будут святыми для власти. А значит и для РПЦ.

Нынешняя Церковь, с ее прикормленным руководством, не даст нации других образцов — рыцарей борьбы с узурпаторами, людей жертвенных, людей, отстаивающих социальную справедливость.

Если сложить воедино все токи, исторгаемые идеологией РПЦ, станет заметной густая масса энергии, подавляющая волю людей.

Она накладывается на угнетающую силу нашей среды обитания, Злого духа России, и, убивая в человеке божественное, заполняет образуемые в душе пустоты чудовищным безразличием ко всему, раболепием, нервной издерганностью и озверением в деле стяжательства.

Присмотритесь к тому, что сейчас творится вокруг, — и вы со мной согласитесь.

* * *

Выскажу неожиданную и для кого-то, может быть, спорную мысль, читатель: ХХ век спас русскую нацию от полной деградации.

При вседозволенности светских властей экспансия мезозойских методов работы нашей Церкви с народом, вытравляющих, подобно сорняку, высокое в человеке, — не знает границ. Судить об этом можно даже по теперешней размашистости РПЦ, использующей под шумок моральное ничтожество Кремля и крадущейся на многих направлениях к перехвату светской власти. (Те, кому по душе этот напор, пусть спросят себя, а потребовала ли Церковь хоть раз от Кремля, чтобы остановить, к примеру, тотальное наступление мусульманских преступных групп на жизненные позиции православных.)

Похожую на нынешнюю светскую власть в начале ХХ века постиг жесточайший кризис — на ее обломках клирики готовы были построить церковный фундаментализм, со всеми инквизиторскими последствиями.

Приход коммунистов помешал планам церковных бояр. Новая власть сначала позволила народу погонять дрынами по дворам людей в рясах, заподозренных в сотрудничестве с царской охранкой.

Потом на какое-то время установила в стране режим жесткого атеизма. И затем, ослабив вожжи после войны, сделала государственной политикой что-то вроде деизма (исключая короткий период нападок на Церковь взбалмошного Хрущева).

При деизме властью как бы признается существование Бога, но отрицается религиозный догматизм. Кто хочет, тот ходит в церковь, поддерживает ее финансами. Только для членов КПСС туда дорога была закрыта. Хочешь посещать церковь — выйди из партии и молись, хоть как Ефрем Сирин.

Из Священного Писания были взяты отвечающие духу времени идеи и оформлены в виде моральных кодексов строителей нового общества. Их воспитательная роль неоценима.

Для учения Церкви человек — тварь дрожащая. А идеология новой власти определила его как меру всех вещей и высшей ценностью на Земле, что для попов — богохульство.

Но им втолковали: надо лучше понимать замыслы Творца — каждый человек есть образ Божий. И дан Всевышним Земле (и, может быть, для эксперимента дан другим планетам) не для того, чтобы плакать в пещерах или разбивать лбы в беспрестанных молитвах, а чтобы обустраивать свое Небесное Тело, на которое Творец их поселил.

«Мы рождены, чтоб сказку сделать былью», «От каждого из нас зависит судьба народа» — на этих и многих других подобных девизах, на фильмах о погибающих ради товарищей вырастали целые поколения исключительно энергичных, гордых и целеустремленных людей.

Не один я считаю, что уже к середине прошлого века русский этнос стал достигать своей высшей формы пассионарности.

Политикой равенства и справедливости власть насыщала свой народ мощными потоками одической силы, и в нем появилась даже готовность нести жертвы ради идеалов солидарности и иного добра.

Шли из Советского Союза в Испанию отряды добровольцев-альтруистов? А в Китай, где была гражданская война, или Южную Америку? Шли, помогали и погибали.

И соседей по СССР русский народ вытягивал из нищеты и сифилиса. Это сегодня те же прибалты обзывают нас оккупантами и грозят России миллиардными исками якобы за ущерб. Какой ущерб?!

В каком состоянии мы взяли их на прокорм в 1939 году и в каком отпустили с миром в 91-м?

К примеру, Литва покинула нас самой цветущей из прибалтийских республик — за годы Советской власти там построены русскими около 200 крупных предприятий, атомная электростанция, 24 тысячи километров дорог с твердым покрытием, театры и целые города.

А перед вступлением в СССР их бывший президент доктор Гриниус объявил результаты обследования крестьянских хозяйств (рабочих из-за отсутствия промышленности там не было): 76 процентов жителей носили деревянные башмаки, 19 процентов женщин не употребляли мыла, и только один их процент имел ночные рубашки, вши были в 73 процентах семей, а 19 процентов детей умирали в возрасте до одного года. Почти все освещали дома лучинами.

А на Северном Кавказе и в республиках Средней Азии людей косил бытовой сифилис. И туда русская нация за счет Костромы и Владимира, не додавая Рязани и Курску, отправляла лучших врачей, оборудование и деньги на строительство больниц. Оттуда тоже льются потоки черной неблагодарности.

Воистину: не делай добра — не получишь зла. США, например, так всегда поступают.

Снимая с себя последнее, недоедая ради братьев по разуму, русская нация к концу ХХ века надорвала в альтруизме волю и сострадательность.

У нее не было паузы для исцеления — так называемая элита, которой нация доверила свое будущее, предала ее и за деньги Антихриста ввергла в страшные испытания. Из этих испытаний мы не выкарабкались до сих пор. Они только усиливаются.

Усиливаются повсеместно также апатия и взаимоозлобленность.

* * *

Почему я так подробно говорил об РПЦ? Чтобы не было ни у кого иллюзий, будто верхушка ее встрепенется и примется за переустройство с позиций интересов нации. Не встрепенется.

Церковной олигархии очень комфортно жить сегодняшней жизнью. Бога бы им побояться! Но, по-моему, не верят они в Создателя. Если на местах будут расти протестные настроения, церковная олигархия вышвырнет из епархий всех принципиальных клириков и через свои духовные академии и духовные семинарии (сейчас у РПЦ 5 духовных академий, 26 духовных семинарий, 29 духовных училищ, 2 православных университета и Богословский институт) настрогает удобную для себя замену уволенным — чутких флюгеров.

Надо бы помочь духовным наставникам — защитникам нации — «день простоять и ночь продержаться», поднимая общественную волну по поводу каждой инквизиторской выходки патриарха Кирилла и его окружения.

У всех олигархов психология одинакова — и наших церковных и светских. Все они желают богатеть на угнетении соотечественников — значит им всегда будет нужен в России народ не требовательный, а униженный и сверхтерпеливый.

На Злой дух среды обитания — как уже говорилось, но это нужно повторять и повторять — все сильнее накладывается убивающий волю дух самоуничижения. Даже, как показывают данные некоторых экспертов, через гул церковных колоколов, отлитых по спецзаказам богатыми спонсорами, олигархи пытаются заполнять окрестности вокруг храмов низкочастотной вибрацией — это делает из людей трусоватые существа, усиливает в них чувства страха и безразличия, разжигает жадность и зависть.

Мир нас уже сегодня стал принимать за слабаков. Русский на планете — это мальчик для битья.

Уж на что гостеприимный и добрый народ казахи — всегда мы жили с ними душа в душу — но и среди них стала распространяться антирусская зараза. Националисты пошли во власть и начали приводить в действие болезненные и губительные рычаги — выдавливают ими из бывшей союзной республики русские семьи, некогда попавшие в Казахстан для помощи в развитии экономики.

Мои многочисленные друзья-степняки, прилетая в Москву, говорят, что простой народ Казахстана поражен ледяным равнодушием высших чинуш России к судьбе представителей своей нации. А безнаказанность подхлестывает вздрыги национализма.

Но еще больше удивляет казахов поведение самих русских, живущих в республике (их 3,7 миллиона человек), — в основном это безропотные человекоединицы, не имеющие понятия о солидарности и не способные бороться за свои права.

В Казахстане как бы оживились родоплеменные отношения. Местный народ разделен на три жуза: Старший, Средний и Младший. Представители Младшего жуза за годы самостоятельности Казахстана были оттеснены от ключевых руководящих постов. И он занимает нижний этаж социально-политической организации общества.

Русское население, брошенное меркантильным Кремлем, позволило опустить себя в подвал этой организации. И теперь русских с иронией называют Четвертым жузом.

Кремль «кидает» наших соплеменников не только за рубежом. На растерзание ворью у нас отданы целые регионы.

Как и Церковь, Кремль живет вне интересов нации. И вне интересов России.

У него не только иное, чем у вменяемого европейского сообщества, представление о том, что хорошо, а что скверно. У него другой отсчет времени.

Если в мире за эталон секунды принята частота излучения атома цезия, то в путинской России, видимо, — шлепки-щелчки падающих золотых дензнаков в сундуки руководителей государства.

А что дальше-то, господа хорошие?!

Нас ведут к тому, чтобы нация окончательно перестала быть самодостаточной. Тогда она не сможет себя защитить и найти свое место на Земле в новых условиях. Дальше — полная деградация и уход с исторической сцены.

Разве группе космополитов, в числе которых десятки митрополитов, определять политику Церкви, ее идеологическое и психологическое воздействие на людей? Нет, конечно.

Больше прав называться хозяевами Русской земли у 20 тысяч архиереев, священников, диаконов и еще у тысяч и тысяч клириков, постоянно общающихся с паствой, а также у миллионов — оцерковленных или неоцерковленных — верующих граждан России. То есть у нас с вами, читатель.

И нам — лучше даже с привлечением того «дежурного» узкого круга законодателей клерикальной моды — определять взаимополезную дистанцию между властью и Церковью в общественной жизни России. И, конечно, — взвешивать моральную ценность «земных эталонов», отобранных цензорами — священнослужителями — для проповедей и канонизации. Дают ли они духовную силу нации или ослабляют ее.

Всем нам и надлежит заботиться об улучшении генофонда нации, используя все общественные структуры для нейтрализации воздействия Злого духа.

Предстоит-таки вылечить душу православной Церкви — и тогда Церковь сможет лечить души людей.

Предугадываю «детский» вопрос, неминуемый в подобных ситуациях: а кто возьмет на себя организацию этого нужного дела?

Власть Кремля с олигархами будет против. Ее цель — невыносимым треском пропаханатского телевидения обрабатывать россиян до дебильного состояния и добивать их волю и разум с помощью союзнической РПЦ. Безропотные недоумки всегда готовы довольствоваться нищим пайком.

Авторитетных и сильных общественных организаций, способных поднять такой груз, у нас, кажется, не существует. Все тянут телегу в разные стороны.

Но самоорганизоваться нам все-таки придется. Возможности для этого разные.

В предлагаемой вам книге, читатель, говорится об одном из вариантов такой самоорганизации — Конгрессе Общественных Сил России (КОСРе) («Клоны Пятой колонны»). Порядок его формирования — за партиями и общественными объединениями.

На мой взгляд, точно проанализировали в книге заявленные в начале повествования А. Шевякин и А. Островский происхождение мутных источников. Эти источники постоянно выталкивают на поверхность политической жизни кадровый мусор из глубин человеческой непорядочности и алчности.

Один из таких источников — силовики. О них в очерке Александра Шевякина («По пути «Большой загогулины»).

Александр Петрович Шевякин — сибиряк, публицист. Автор многих книг, в том числе «КГБ против СССР», «Как убили СССР», «Три шага в пропасть», «Заказное убийство СССР» и «Разгром советской державы».

Второй источник вскрыл Александр Островский («У истоков перестройки…»). Это — руководители государства, другие чиновники высшего уровня, предающие страну и народ.

Александр Владимирович Островский — доктор исторических наук, экс-главный редактор альманаха «Из глубины времен», автор многих книг, в том числе «Кто стоял за спиной Сталина?», «1993: расстрел «Белого дома», «Кто поставил Горбачева», «Солженицын и прощание с мифом».

Публикуемые работы Александра Шевякина и Александра Островского готовились по заказу издательства «Алгоритм» для этой книги в качестве научного дополнения к первому изданию книги «Власть в тротиловом эквиваленте»… Но в результате некоторой нестыковки попали в сборник «Коктейль Полторанина», изданный малым тиражом. Теперь с любезного согласия издательства «Алгоритм» они возвращены на предназначенное им место. Авторам наши извинения за некоторую неопределенность.

И наконец, последняя часть этой книги — Приложения. Это комментарии из Сети и отклики на «Власть в тротиловом эквиваленте…» Разные мнения разных людей, которые отражают настроения в обществе.

В конце опять хочу спросить: а что дальше-то, господа хорошие? И за всех нас вместе ответить: спасать нацию.

Клоны пятой колонны

Дополнение ко второму изданию книги «Власть в тротиловом эквиваленте…»


Люди наши всегда уповали и теперь уповают на власть. На власть любую, без разницы.

И когда Кремль озабочен благополучием нации, судьбой России, то эта надежда на власть имеет какие-то основания.

Но если Кремль работает против стратегических интересов России, тогда бездумье и политическая беспечность граждан («Мы люди маленькие — от нас ничего не зависит», «Переждем невзгоды в сторонке» и т. д.) гибельны как для самого народа, так и для государства в целом.

Передавая в печать первое издание книги «Власть в тротиловом эквиваленте…», я на многое не рассчитывал. Думал, пусть хоть какая-то небольшая часть моих современников прочтет ее и задумается. Высокий уровень политического тунеядства в стране не тешил надеждой на массовые тиражи данного исследования, про которое блогер Юрий так откликнулся в Сети: «Прочитал книгу — волосы встали дыбом. Люди должны это прочитать! На ум приходит знаменитая песня «Вставай, страна огромная!».

Но произошла для меня приятная неожиданность. Как ни старались замолчать в СМИ эту книгу и не пускать ее в магазины подконтрольные партии власти, она все-таки стала бестселлером.

Правда, многие регионы ее так и не получили — они заказывают запустить второе издание. И издательство «Алгоритм» идет им навстречу.

* * *

После презентации первого выпуска «Власти в тротиловом эквиваленте…» — в 2010 году — многое изменилось в стране. И тем не менее я не увидел надобности что-то сглаживать в оценках описанных событий или характеристиках упомянутых личностей…

Потому что все изменилось к худшему.

Время не только подтвердило безрадостные прогнозы.

Оно еще больше обнажило антинародный характер нынешнего режима.

Припомните, какая сейчас власть в нашей стране? Не знающие русских реалий блудят по ее сущности, словно в потемках. И есть отчего.

По Конституции — мы демократическая республика с подконтрольными обществу президентом, правительством и парламентом, с независимыми судами, с разделением полномочий и т. д. Это парадный подъезд. Он — для глаз мирового сообщества.

Для нас же архитектура власти иная. И двери к этой власти открываются лишь со двора, замусоренного обрывками Конституции, с черного хода.

На самом верху ввинтился в кресло Пахан — с каждым месяцем все более всемогущий и бесконтрольный. Со своими подельниками он выветривает из страны последние запахи демократии, а также распоряжается средствами государства, отбирает в парламент только угодных людей, подсказывает неразумным правоохранителям, кого из крупных воров трогать ни-ни, а кого из честных, но недовольных швырять за решетку. Короче, сплошное ручное управление.

На всех тропинках к свободе Пахан успел расставить силки — не пропустил ни одну. А все, что было разведано, добыто, построено или создано при Советской власти, он за годы после выхода моей книги доразрушил и дораздал тем, кто вплелся с ним в мафиозную связку. Тоже ничто не проскользнуло мимо его внимания.

Кто-то получил в пользование газовую трубу, кто-то — нефтяную. Кто-то «сел» на железные дороги, а кто-то — на электроэнергетику. Кто-то — на экспортные потоки, а кто-то — на армейские ценности. Нужным людям розданы в собственность банки, министерства, целые отрасли и даже субъекты Федерации.

Им дозволяется все, лишь бы они делились с Путиным «радостью» и не позволяли народу вывинчивать его из престольного кресла. И они вырастают в миллиардеров за счет дикой эксплуатации соотечественников, за счет бесконтрольного вздувания для населения цен на товары, услуги, тарифы. По принципу: «что хочу, то и ворочу». Мы живем в джунглях и государства как бы не существует. Не случайно уже более 20 процентов россиян (по данным «Левада-центра») мечтают эмигрировать из страны.

Коррупция догрызает Россию. Повальное воровство. Все утомились от коварства жуликоватой власти. Хотя не все еще понимают, что эта власть отстаивает интересы исключительно эксплуататорской прослойки.

Не все также понимают, как это Путину — всего-навсего среднестатистическому подполковнику — удалось создать и ужесточить до предела режим своей личной власти. Создать в стране с сыроватой, но все-таки, о чем я упоминал, демократической Конституцией, которая предусматривает и разделение властей, и их независимость, и общественный контроль, и т. д. Откуда навалилось на Россию такое дрянцо — путинизм?

А ответ на эти вопросы, вроде бы, очевиден: путинизм вскормлен изменой.

Изменяют люди, облеченные властью, — изменяют клятвам и служебному долгу, которые обязывают их не допускать кем-либо узурпации власти и ослабления страны. Изменяют группами и поодиночке — за деньги, за должности. Изменяют народу, их содержащему, изменяют Отечеству.

Вскормленный их изменой политический вепрь непредсказуем и провоцирует опасную нестабильность. В ожидании чего-то кровавого все, кто при делах, торопятся что-то украсть, распилить, урвать…

Разложение этого режима, ощущавшееся сначала немногими, сегодня вызывает тошноту даже у прислужников президента. Они тайно скупают недвижимость за бугром, переправляют туда семейства или, швыряя российские паспорта, выклянчивают гражданство в Австрии, как это делают дочка Ельцина Татьяна с очередным мужем Валентином Юмашевым.

Кто-кто, а эти-то люди знают, что путинизм активно мутирует в ползучий фашизм. Все признаки этого фашизма как раз описаны в книге «Власть в тротиловом эквиваленте…»

Я рад, что книга помирила меня с неистовым Виктором Ивановичем Илюхиным. Он приехал ко мне за автографом с бывшим помощником Рохлина Александром Анатольевичем Волковым и в долгом разговоре снял с меня необоснованные подозрения в причастности к подготовке фальшивых документов по расстрелу поляков в Катынском лесу. Такое подозрение он озвучил в Госдуме РФ.

Потом мы обсуждали, как в архивах отличать туфту от подлинных бумаг, на каких полках могут таиться фальшивки.

А когда через несколько дней меня повезли в операционную делать аортокоронарное шунтирование, Виктор Иванович поднял по телефону настоящую тревогу. Он буквально заставил мою семью и некоторых друзей ехать в Кардиологический центр и дежурить у реанимационного отделения и в палате.

По его сведениям, кто-то под видом медсестры собирался проникнуть в больницу и сделать смертельный укол. Как бы там ни было, все у меня обошлось. Я благодарен Виктору Ивановичу за заботу. Зато сам он, к великому сожалению, не отгородился от смерти.

Я не вымарываю из книги сюжет о причастности Илюхина к смещению Льва Яковлевича Рохлина с поста председателя комитета Госдумы. Виктор Иванович сам махнул рукой: «Что было, то было».

А вот в историю с генералом армии Родионовым я ради исторической правды хочу внести коррективы. В третьей главе «Как пилили державу» несколькими строками описан антирусский националистический митинг в Тбилиси 1989 года. Комиссия Съезда народных депутатов СССР во главе с Анатолием Собчаком дала заключение, что мотострелковый и воздушно-десантный полки с саперными лопатками жестоко разогнали митингующих с площади.

Руководил карательной операцией генерал Игорь Николаевич Родионов, причем один националист был якобы лопаткой убит. Этой версии я и коснулся.

Между тем Игорь Николаевич не согласился с оценками комиссии Собчака и обратился за правдой в Прокуратуру СССР. Обратился не к нынешним беспредельщикам, а еще к тем юристам поздней советской поры, действующим в рамках закона.

Прокуратура вела долгое следствие и опровергла выводы Собчака: никто не бил митингующих, солдаты по команде генерала вытесняли их с площади своими телами.

Как часто бывает, обвинили генерала громогласно, а о реабилитационной сути ему сообщили тихими казенными справками. Что ж, и на том спасибо! К теме тбилисских событий он не возвращался публично, даже работая министром обороны России.

Но вот прочитал мою книгу, поблагодарил за честный и объективный взгляд на события в целом и предложил встретиться для ознакомления с реабилитирующими документами. Ознакомился. И считаю своим долгом сделать уточнение. В Тбилиси была спланированная провокация местных националистов и не было избиения граждан солдатами.

Снабдил меня любопытными документами и еще один герой повествования (глава четвертая) — великий изобретатель физик-ядерщик из Новосибирска Лев Николаевич Максимов (документы ждут своего часа). Это тот самый Максимов, который в густом тумане ельцинского мошенничества одним из первых обнаружил замаскированные следы сделки-аферы Гор — Черномырдин о передаче американцам 500 тонн высокообогащенного оружейного урана из России. Обнаружил и поделился информацией с Рохлиным. А тот начал раскручивать детектив.

Сделка однозначно нацелена на одностороннее разоружение нашей страны. Мы были вынуждены демонтировать уже более 30 тысяч ядерных боеголовок.

Родионов с Максимовым до сих пор пытаются вытащить на свет всю подноготную сделки: кто, почему, за сколько? И поражены равнодушным молчанием общества — обворованного и беззащитного. Народ окончательно потерял инстинкт самосохранения?!

500 тонн высокообогащенного урана Максимов оценивает в восемь триллионов долларов. (Его наша страна добывала и доводила до кондиции более полувека.) А США обещали нам заплатить официально только 11,9 миллиарда долларов. Издевательская цена, нереальная. А по чьим банковским счетам растекутся реальные деньги?

Интонацией похоронки звучит признание Родионова: работая министром обороны, он ничего не знал про урановую сделку. Поистине невероятная ситуация! Ельцин с подельниками не допускали его на кухню, где варилась измена. Все тексты соглашения (по разным позициям) были хорошо спрятаны, слом нашего ядерного паритета по-крысиному производился жучками под личным контролем президента РФ.

Настырно копал под кремлевских мошенников Лев Яковлевич Рохлин. За сутки до убийства он заявил в одном из интервью: «У меня достаточно документов, чтобы говорить, что некоторые чиновники из администрации президента работают на иностранную разведку. Я нахожусь очень близко к тому, чтобы обнародовать эти документы…»

Он везде подошел слишком близко, поэтому мафия поторопилась вынести ему приговор.

А нам теперь остается высчитывать, вычислять по разным признакам, кого имел в виду Лев Яковлевич. Вернусь к этому чуть позже.

Как не паркетный, а окопный генерал Рохлин понимал: за этой урановой сделкой хоть и маячит серьезная финансовая проблема, но прежде всего ножом к горлу подступает вопрос жизни или смерти нашего государства. (После передачи Соединенным Штатам в 2013 году последних порций из 500 тонн оружейного урана руководство России оставило своей стране менее десятой части американских стратегических запасов. При ядерной атаке на нас эту ответную десятую часть янки легко парируют своей разветвленной системой ПРО. И будут безнаказанно сжигать наши города вместе с населением.)

По-гитлеровски циничные США безо всяких церемоний нападают на страны, не способные дать ядерные сдачи, — разбомбили Югославию, Ирак, Афганистан, Ливию. Уничтожили сотни тысяч мирных жителей. Но при этом побаиваются крохотной КНДР, обхаживают ее, предлагая финансовые подачки, — лишь бы корейцы не бузили. Потому что у КНДР имеется хоть плохонькое, но ядерное оружие.

Такова «миролюбивая» суть янки.

В связи с урановой сделкой припомню один любопытный эпизод. В 1997 году Рохлин попросил меня устроить ему встречу с Юрием Владимировичем Скоковым.

Я хорошо знал Скокова еще с «дореволюционной» поры — вместе были депутатами Моссовета и народными депутатами СССР, вместе работали в правительстве РСФСР под руководством Ивана Силаева. В так называемое реформаторское правительство Юрий Владимирович не вошел и стал при Ельцине секретарем Совбеза России.

Разошелся Скоков с Ельциным в апреле 93-го, когда отказался визировать проект антиконституционного указа президента о разгоне парламента и введении ОПУСа — Особого Порядка Управления Страной. Вынужден был подать в отставку и пристроился председателем Федерации товаропроизводителей России (ФТР).

Урановая сделка заключалась (на 20 лет) в феврале 93-го, в бытность Скокова секретарем Совбеза, и Рохлин считал, что мимо Юрия Владимировича она пройти не могла.

Созвонившись, мы приехали в офис Скокова, в одной из высоток на Новом Арбате. Странное впечатление производил этот офис. Тяжелая металлическая входная дверь с охраной, через несколько метров еще одна металлическая дверь с охраной и затем третья такая же дверь с вооруженными секьюрити по бокам.

— Что-то не похоже на контору товаропроизводителей, — сказал вполголоса Рохлин. — Как будто здесь ядерный объект.

Не повезло нам со Скоковым — он мало что мог добавить: урановая сделка вершилась за его спиной. А офис этот, признался Юрий Владимирович, ему пожаловал Ельцин. За что? За уступку голосов.

На выборах в Госдуму РФ 95-го года Скоков возглавлял список избирательного объединения КРО (Конгресса русских общин). В первую тройку с ним входили Александр Лебедь и Сергей Глазьев. Сильная команда — они и кампанию провели сильно. Уже ощущали запах победы.

А ночью, когда в ЦИКе подводили результаты, Скокова отыскали по телефону и велели срочно приехать к Бэну (так Юрий Владимирович звал Ельцина).

— Бэн налил мне коньяка и положил на стол листы с итогами выборов, — рассказал он нам с Рохлиным. — И говорит, что партия Черномырдина «Наш дом — Россия» еле наскребла пять процентов. В то время, когда у КПРФ больше 22 процентов. Он не может допустить, чтобы фиксировали такой позорный результат правящей партии. Поэтому он отнимает по-свойски у КРО пять процентов и отдает их Черномырдину — пусть у того будет хоть около десяти процентов. А КРО в Думу пусть не пройдет.

— Он, что, уговаривал вас это сделать? — спросил изумленный Рохлин.

— Нет, он просто известил о принятом решении — окончательном и бесповоротном, а мне отвалил доходный бизнес и офис.

Нам он так и не сказал, чем занимались в этом офисе. Может, продажей алмазов, а может, сбытом секретного оружия.

Или, может быть, хитромудрый Борис Николаевич отпилил кусок от ядерной сделки и затыкал им в качестве резерва главнокомандования дыры в своем правлении, поощряя нужных людей?

Ельцин тогда почти осуществил рейдерский захват финансов, собственности и даже воли избирателей — в 96-м доведет это дело до конца.

* * *

Но вернусь к подельникам Ельцина — Черномырдина по урановой афере. Все мы верим, что через какое-то время страна встрепенется и среди проделок режима выберет разбирательство с этой крупномасштабной изменой. И назначит особую бригаду. Сейчас такое предположение кажется кому-то нелепым. Но поживем — увидим: вопрос о следственной бригаде будет стоять в повестке дня.

И бригада спросит прямым текстом: а где были генералы службы государственной безопасности (ФСБ)? Почему, долженствуя оберегать государство от диверсий, разоблачать и срывать вражеские происки по отношению к своей стране, они холуйствовали перед президентом и премьером? Почему и сегодня чинуши от ФСБ, Генпрокуратуры, МВД и Следственного комитета не делают то, что им положено по закону, а гоняются в угоду Кремлю за несогласными с идиотизмом режима.

Холуйство — фирменная черта нынешних силовых структур России.

И президента Путина пришло время спросить: что мешало ему выполнить свой служебный и гражданский долг, отказавшись от дальнейшей реализации бешеного соглашения (оно заключалось на 20 лет — с 1993 по 2013 год). По заверениям знатока этой проблемы Льва Николаевича Максимова, в соответствии с правилами контракта его выполнение Владимир Владимирович мог остановить четыре раза. Но не сделал этого.

Не представлял размаха опасности для страны? Представлял, конечно. По крайней мере, бывший министр обороны Родионов, уже будучи депутатом Госдумы РФ, направлял Путину три послания — в мае 2004 года, январе и марте 2005 года, в которых объяснял, что мы имеем дело с государственной изменой колоссального масштаба.

Путин Родионову не ответил.

* * *

С людьми мне общаться приходится часто — не на митингах и не на партийных собраниях. От политики я давно отошел, власти с ее интригами насмотрелся. Пора, как говорится, подумать и о душе.

Так что нигде теперь не состою, ни в чем не участвую, грантов не получаю. И потому могу наблюдать без оглядки за борьбой под ковром бульдогов и за процессами в стране.

Все более изощреннее становится система приемов и комплексного воздействия на народ. Агрессивно обрабатывая его подсознание, Кремль пытается запрограммировать страну на позитивное восприятие губительной политики Олигархата (Паханата).

Проще говоря, осуществляется крупномасштабный развод лохов, идет перековка личностей в зомби, которые, по выражению Козьмы Пруткова, «подобны колбасам: чем их начинят, то и носят в себе».

Как и все остальное, эти политтехнологии Кремль собезъянничал у Олигархата США. Тот Олигархат «дотехнологился» и сумел превратить свою некогда процветающую страну, обворовавшую всю планету, в проблемную территорию, по которой бродят полчища нищих.

По данным американского Минсельхоза, уже 47 миллионов малоимущих граждан США питаются в забегаловках по бесплатным талонам. При этом, поддаваясь зомбированию, считают, что живут в лучшей стране мира. Чтобы бедные не померли с голода, им дозволяют стрелять в лесах оленей и прочую живность.

Наш народ все-таки более ушлый. В опасные моменты проявляет упругость воли.

В прикатанном диктаторским асфальтом обществе вялость и социальная апатия мало-помалу накапливают взрывчатые вещества.

На смену скучающе-игрушечной оппозиции, состоящей из активистов газпромовского «Эха Москвы», на смену оппозиции балаганной, представленной Сергеем Мироновым и Жириновским, подтягивается всамделишная оппозиция десятков, сотен или тысяч Алексеев Навальных — бесстрашных, решительных, подготовленных морально и интеллектуально. Эти Навальные (их будут компрометировать и бросать за решетку, выбивая из строя по одному) поведут за собой десятки или сотни тысяч молодых «леваков», натренированных в тайных лесных лагерях России.

Пока еще трудно определить с точностью до года, сколько осталось до критической массы, которая вызовет взрыв. Тем более Кремль пытается оттянуть наступление момента истины запугиванием, подкупами, провокациями.

Но и в таком ненавистном режиме люди учатся эффективной борьбе за Россию и права соотечественников. Да и от зомбирования находят защиту — сами ставят перед собой вопрос и сами на него обстоятельно отвечают.

Это я услышал в поездках от собеседников. А вопрос звучит так: почему вдруг и с какой целью проводит Кремль ту или иную акцию? И тогда начинает просматриваться связь между пиар-шагами власти и ситуацией в стране.

Вот организуются встречи Путина или Медведева с народом, их ответы на вопросы. Значит, обострилась в России экономическая и социальная ситуация, стали ощущаться для власти подземные толчки. Значит, надо побаюкать граждан многочасовой демагогией.

Чиновники администрации президента готовят кучу вопросов, обзванивают надежных людей, поручая им эти вопросы на встречах задать.

Среди бесконечного бла-бла-бла по правилам политтехнологий должна прозвучать пара вопросов на острую тему, но в таком неблагоприятном для «задавальщика» контексте, чтобы Путин или Медведев смогли нейтрализовать любопытство и недовольство граждан различными смехуечками.

А вот Путин или Медведев заехали на чай к какому-нибудь ветерану. Тому наконец-то, через полвека, выдали квартирку. За столом улыбчивые лица, опять бла-бла-бла. Значит, горит синим пламенем жилищная программа, разрекламированная по всем телеканалам.

Или, что тоже случается, кто-то из своих нагадил другому в карман. Вот Счетная палата организовала утечку материалов об очередных финансовых махинациях Анатолия Чубайса. Десятки миллиардов бюджетных рублей он вроде бы засунул совсем не в те сейфы. И эти сейфы теперь не найдут.

Пресса стала полоскать имя Анатолия Борисовича. Опять зазвучали требования посадить негодяя в тюрьму.

Это для обывателя Чубайс — директор какой-то выдуманной им вшивой конторки «Роснано», хотя и с ежемесячными окладами за миллион рублей.

Но для истеблишмента Чубайс в России — больше чем Чубайс. По международному табели о рангах он расположился на насесте даже выше Путина и Медведева. Из них каждый — дитя политтехнологий.

А Чубайс — не дитя манипуляций разных шаромыжников. Он выслужился самостоятельно (правда, под надежной крышей Ельцина) на передаче российской собственности Всемирному Олигархату.

В ЦРУ США оценили выдающийся вклад Анатолия Борисовича в разгром экономики нашей страны и пригласили для смотрин на заседание исполкома так называемого Большого Правительства — Бильдербергского клуба (о нем подробнее в четвертой главе книги «Власть в тротиловом эквиваленте…»).

Понравился парень с глазами наемника во Вьетнаме. Не удивлюсь, если однажды вдруг обнаружится, что Чубайс — почетный сотрудник ЦРУ.

Опять конспирология? Так заверещали бы еще вчера представители Пятой колонны в России. Но сегодня они вынуждены засунуть свои языки в одно место. Потому что Глобосистема устами офицеров спецслужб Великобритании раскрыла карты и документально показала, на чем она держится.

Большое Правительство — это «Комитет-300», объединяющий богатейших людей планеты. Туда входили в свое время и входят Уинстон Черчилль и Генри Киссинджер, президенты США и премьеры Канады, семьи Ротшильдов и Рокфеллеров, а также члены королевских семей Великобритании, Норвегии, Саудовской Аравии, Дании и многие другие.

Чем-то по эффективности этот «Комитет» напоминает наш бывший Съезд народных депутатов: людей много — шуму и споров много. А результатов мало. Поэтому съезд избирал из своего состава для оперативного решения актуальных проблем Верховный Совет РФ. Стратегию для Верховного Совета вырабатывал его Президиум.

В «Комитете-300» роль Верховного Совета выполняет Бильдербергский клуб, а роль Президиума — Бюро, или Группа, из девяти руководителей мировых банков Уоллстрита и Лондонского Сити (в том числе «Голдман Сакс», «Банк оф Америка», UBS, «Дойче Банк») под водительством директора Федеральной резервной системы США.

Так вот, по сведениям некоторых закрытых источников, Бильдербергский клуб — по отмашке Бюро — доверил Анатолию Чубайсу быть Смотрящим за руководящими кадрами России. В первую очередь за президентами и премьерами.

Короче, у Чубайса неприкосновенность высшего разряда. Никакая кремлевская шавка не смеет пикнуть на него. Чубайс будет и дальше обворовывать Россию, а его и дальше будут бережно передвигать с места на место, как хрустальную вазу.

И когда на Чубайса покатили очередную телегу, догадливый наблюдатель сразу подумал: Путин должен получить команду оттуда выгородить Анатолия Борисовича.

И Путин выгородил, отвечая на вопросы сограждан, пусть с фирменным кривлянием и традиционными выкрутасами.

Заигрывается Кремль в облапошивании народа, спешит с вербовкой сторонников и стравливанием российских граждан между собой. Гадаю не я один: что там у Кремля в задних мыслях?!

* * *

Я видел не только в глубинке множество молодых людей, у которых на лицах застыла печать ненависти и мщения. Мое поколение своими людоедскими реформами оставило их без почвы под ногами, без будущего.

Кто-то спился, кто-то из молодых погиб от наркотиков, а эти — возможно, их сотни тысяч, возможно, их миллионы — перебиваясь с хлеба на воду, упрямо держат бойцовскую стойку. Ждут. И при этом вышаривают глазами головы, которые будут охаживать арматурными прутками.

Я знаю многих зрелых людей, которым очень нравится нынешний режим в России. Это подкормленные актеры и режиссеры, персонал зомбиящиков, торговцы, рэкетиры, менты, чиновники всех уровней… Им дали возможность жить за счет других, грабить, богатеть на лжи, спекулировать, безбоязненно злоупотреблять служебным положением.

Да, у них жизнь удалась.

Они не просто верят Путину, они связывают с ним свое будущее, видя в нем гаранта неизменности нынешнего антинародного курса. Они вскакивают с мест и заходятся в радости, когда он появляется на их сборищах. Они помогают ему натравливать молодежь с печатью мщения на лице на всех, кто поднимает голос против бесчинств режима.

Когда пришел к власти Адольф Гитлер и принялся убаюкивать нацию демагогией о «возрождении» и «вставании с колен», он также принялся подкреплять свои слова подачками разным группам населения. Людям показалось, что наступает пора благоденствия, — материальный уровень жизни действительно намного поднялся. Они больше обращали внимание на слова, а не на дела Адольфа.

Теперь это кажется поразительным, но тогда его поддержали университетские преподаватели, научная и творческая интеллигенция. Фюрера не только боготворили, но и спонсировали даже еврейские промышленники, к примеру Фриц Мандель и Рейнольд Геснер, или еврейские банкиры — один из руководителей Дойче Банка Оскар Вассерман и Ганс Привин.

Они тоже хотели, чтобы фюрер направил энергию обездоленной молодежи против «краснопузых» борцов за социальную справедливость.

И Гитлер выпустил энергию ненависти, создав штурмовые отряды. Но они не стали отличать «краснопузых» от голубых и даже светло-коричневых.

Те из почитателей фюрера, которые как-то увернулись от арматурных прутков, завершили свою жизнь в Освенциме.

Крючки демагогии разных фюреров затягивают в бездну не только отдельных людей, но и целые государства.

Не было бы в мире проблем, если бы каждый сверчок знал свой шесток. Но в том-то и дело, что во всех политиках свербят зачатки фюрерства, все себя считают лучше других. И если этих политиков не ограничить жестко контролем, не привинтить стальными болтами сдержек к моральным нормам — то они — кто в большей, а кто в меньшей степени — вырастут в деспотов и самодуров.

Уж на что неприметен Дмитрий Анатольевич Медведев, прямо-таки, как говорят в народе, человек с дуплом в голове, — и тот начал «отливать в граните» свои пустопорожности.

А ведь был всего-навсего местоблюстителем. Представьте себе, что Медведев пошел на второй срок, да еще бы ЦИКовские подхалимы оформили ему приличную победу, — из него фюрерство стало бы низвергаться на головы населения, как вулканический пепел и лава из Везувия на жителей Помпеи.

Кто пристально наблюдает за поведением наших фюреров, конечно, обращает внимание на их подчеркнуто черствое, бездушное отношение к своим гражданам. При Ельцине во власти — и в исполнительной, и особенно в парламенте — еще можно было с фонарем отыскать отзывчивых людей. И даже бессребреников.

А Путин с Медведевым прошлись скребком по кабинетам, по всем коридорам Кремля и Белого дома, вымели порядочность и милосердие. Бездушие власти в России приняло масштабы эпидемии.

Кто-то из вас припомнит, читатель, чтобы хоть один капиталист, из-за чьей жадности раз за разом гибнут шахтеры, сел за решетку? А не назовете ли дни, когда так называемые лидеры нации возглавили похоронные процессии по убиенным или обошли с сочувствием дома семей погибших? А не просто из золоченого кабинета казенным языком брякнули на телекамеру, что налогоплательщики выплатят компенсации. Тоже нет.

Режим сам ведет хищническую политику и расплодил хищничество в стране. Чиновники безнаказанно воруют деньги, выделенные пострадавшим от наводнений, обкрадывают пенсионеров, грабят открыто ветеранов войны. А по городам и весям на виду у полиции рыщут, как шакалы, бригады мошенников, выманивая обманом у стариков последнее.

Не остается в русском человеке русского добросердечия.

Власть не устает повторять: это все она, советская эпоха, воспитала в нас жестокость.

Врет, конечно. Как всегда.

До сих пор живут в моем сердце ноющая печаль и удивление от истории, которая приключилась с нашей семьей.

Отец мой, тятя, Полторанин Никифор Ефремович, в составе Панфиловской дивизии воевал под Москвой, а после разгрома врага их часть перебросили на Харьковское направление. Там начиналась Барвенковская военная операция.

Ранней весной 1942 года отец мой, рядовой боец Красной Армии, погиб в Харьковском котле, как погибли там же еще 250 тысяч советских воинов. Мы получили похоронку.

А через какое-то время в таежный поселок на Рудном Алтае пришла на имя моей мамы посылка с фронта. В ней были вещи из отцовского походного мешка: письма с родины, гимнастерка, галифе и кусочек мыла без обертки — розоватый, душистый. Видимо, трофейный. Может быть, отец приберегал его для отправки семье.

Я, конечно, не помню этот момент, но все три мои старшие сестры говорили, что даже соседи приходили смотреть, как пенилось это мыло. Таких не видывали.

А еще в посылке было письмо, написанное несколькими бойцами — однополчанами отца. Они давали нам свои домашние адреса на случай, если после войны нашей семье понадобится их помощь.

Представьте себе «Харьковскую мясорубку», где, по рассказам выживших солдат, в реке Северский Донец текла вода, красная от крови. Представьте себе также груды горящего металла, валы из мертвых тел.

И представьте, как в этом аду, при наседающих вражеских танках, группы советских солдат и офицеров разбирают вещи погибших товарищей — чтобы ничего не пропало! — и ладят посылки из подручных средств. (Посылки приходили и другим вдовам.) Нет, это не доступно пониманию современного равнодушного человека.

А как четко в тяжелейшее время работали тыловые службы, почта, военкоматы! Даже в наш далекий поселок приезжали посланцы из райвоенкомата, договаривались с поссоветом о снабжении вдов дровами на зиму из ближайшего леса.

Это была Родина — одинаковая для всех. Бедная, истерзанная войнами и репрессиями. Ее по-разному любили наши отцы, а воевали за нее одинаково стойко.

И было что-то такое, что скрепляло народ, что делало обычным явлением взаимопомощь, взаимоподдержку. Этим мы еще долго жили и после войны.

* * *

Ельцин с Путиным, потом Путин с Медведевым и потом все они вместе с Олигархатом вынули из русской нации сердечник, который скреплял между собой души людей, соединял в общие созидательные цели индивидуальные интересы граждан. Мы становимся податливой восковой массой — из нее самозваным фюрерам легко лепить послушных рабов.

Как продукты политтехнологий, эти фюреры политтехнологическими же белилами высвечивают свой облик державной риторикой, маскируясь под патриотов России и недругов агрессивного Запада. И фюреры Запада постоянно подыгрывают им в этом. Что порой вводит в заблуждение даже нашу внесистемную оппозицию, повидавшую на своем веку немало политических разводок.

Помните, как радовались организаторы митинга на Болотной площади захватывающей перспективе принятия в 2012 году Конгрессом США «закона Магнитского». Летали в Вашингтон согласовывать с сенаторами список российских негодяев, кому запретить въезд в Америку и чьи банковские счета заморозить.

Включили в этот список 250 человек — дружки Путина, все его подельники по хроническому нарушению законов. Весь российский «крупняк» получил черные метки. Пусть теперь лиходеи сидят безвылазно в «немытой» России, едят редьку с квасом и постреливают густым басом.

Янки-сенаторы хитро похлопывали по плечу наших легковеров: «Мы поможем вам очистить страну от ее губителей».

И вот, подписывая закон, Обама похерил тот грозный список, а утвердил другой — в него наскребли 18 человек. Кто они? Тот же контингент, которому всегда выпадало ехать в совхоз на уборку картошки от коллективов беловоротничковых лоботрясов: «Прачка с тачкой да уборщица Фроська с авоськой». А вся неприкосновенная для народа публика, кишащая вокруг Кремля, осталась при своих.

Любит повеселиться американский Олигархат над непримиримыми критиками российского Олигархата.

Ну а почему бы парням из Вашингтона не позубоскалить над наивными мечтами вроде бы продвинутых российских людей о справедливости, которую пришлют из-за океана посылкой? И почему бы лидерам Запада не помогать Путину водить за нос русский народ?

Ведь все они плывут в одной лодке и делают в принципе одну работу — мешают России вставать на ноги.

Кремль как ячейка Всемирного Олигархата неукоснительно следует планам этого Олигархата. А его планы в отношении России такие: выжать из нее последние соки, превратить в марионеточное никчемное государство. В территорию для охоты и выкачкм прибыли в западном направлении.

Я ведь не открываю Америк, а повторяю уже не раз сказанное. Повторяю по случаю.

Путин с помощью законодательных манипуляций узурпировал власть, подобрал (или ему где-то там подобрали) соответствующий зондеротряд ненавистников русского, которые без его ведома шага не сделают и выполняют только «правильные» команды. А зондеротряду прислуживают зомбоотряды — из силовиков, депутатов, судей и телеофициантов.

«Неправильные» команды — это треп под телекамеры на кремлевских совещаниях или выездных постановках о необходимости повышать качество образования, соблюдать права граждан, снижать плату за использование воды, электроэнергии, газа и проч. и проч. Все это для телезрителей, для читателей газет, и обращать внимание на такие как бы приказы исполнителям не стоит.

А «правильные» команды даются без телекамер, без шума, безо всяких пресс-конференций: громить в стране вузы, закрывать больницы и школы, плевать на права человека. А росту тарифов на ЖКХ нельзя давать останавливаться. И это выполняется безоговорочно.

Прикиньте, читатель, насколько за 12 лет — время правления Путина — поднялись наши пенсии и зарплаты (чиновников и полицаев в расчет не берем). Знаю по своей семье, по близким и товарищам: прибавки невелики. А вот как выросла за последние 12 лет стоимость (по данным Росстата):

— электроэнергии — в 7,5 раза;

— газа для населения — в 10 раз;

— водоснабжения — в 14–16 раз;

— услуг ЖКХ — в 13–15 раз.

Причем не надо президенту утруждать себя инструктажем исполнителей, проще взять кого-то из единомышленников в министры финансов, и тот удушающей денежной политикой будет добиваться поставленных целей.

Так впрыскивается в сознание граждан: Путин за народ, он о России печется, а черствые люди из его окружения не выполняют распоряжений, занимаются саботажем.

Говоря их языком, для понта кого-то из правительства иногда пожурят. А на громкие предложения снять кого-нибудь из зондеротряда и за воровство упечь в каталажку Владимир Владимирович скажет с отцовскими интонациями в голосе: «Ну зачем так! Сейчас же не 37-й год. Пусть спокойно работает».

* * *

В такой двойной, а может и в тройной, игре течет время Кремля.

Все перешло в руки президента. Все в России теперь делается по его и только по его воле. О какую бы проблему мы ни споткнулись.

И в биографии Владимира Владимировича тоже приходится спотыкаться о «правильные» и «неправильные» моменты. Вот, например, автору книги «От первого лица…» он рассказывает о своем отце, Владимире Спиридоновиче. Тот, якобы, пойдя на фронт добровольцем (в тридцать-то лет), попал в истребительный батальон НКВД, и их группу забросили немцам в тыл под Кингисеппом, где они взорвали состав с боеприпасами. Ну и так далее.

А между тем истребительные батальоны НКВД не забрасывались в тыл врага и не прыгали с парашютами. Во исполнение приказа наркома внутренних дел СССР № 00804 от 25 июня 41-го года они предназначались для охраны военных объектов и для отлова в прифронтовой зоне немецких диверсантов и парашютистов.

Отец президента честно выполнял свой долг на других участках — оборонял Ленинград в составе 330-го стрелкового полка и был тяжело ранен.

Это не менее героическая страница из жизни Владимира Спиридоновича. Зачем его сыну понадобилось переплетать «правильное» и «неправильное», сочиняя легенды?

А чекисты, в том числе и подполковник Путин, привыкли жить по легендам. Без них они как на холодном ветру в нательном белье. И с ними наша страна принуждена питаться из зомбоящиков отравленными легендами.

* * *

Так вот, по легендам Кремля, Россия за время правления Путина превратилась в процветающее правовое государство, где поднимается ежегодно благосостояние граждан, где постоянно растут зарплаты врачей, учителей и пенсии стариков. Словом, мы чуть ли не впереди планеты всей.

Высокие цены на нефть поддержали штаны нашей сырьевой экономики. Кое-кому мы позволили жить богато: чиновникам-коррупционерам, спекулянтам, торговцам сырьевыми ресурсами… Но на первых местах укрепились на незавидных позициях: по объемам торговли людьми, по объемам потребления героина и, что особенно впечатляет, по импорту дешевого мяса кенгуру из Австралии.

А в остальном действительность, мягко скажем, не совпадает с легендами. В книге «Власть в тротиловом эквиваленте…» я показал несоответствие слов и дел Путина на многочисленных примерах.

Дополню сказанное некоторыми «освежающими» деталями.

Задам сначала вопрос: а на какой базе будет процветать государство, если в нем разрушена высокотехнологичная экономика и придушены зондеротрядом стимулы к ее возрождению. Больше двадцати лет длится так называемый переходный период, а если выражаться понятнее — период деиндустриализации страны.

И темпы этого разора со временем лишь ускоряются. Последствия наши люди на себе ощущают: унизительно низкие пенсии, мизерные зарплаты бюджетников, бешеные цены на все и, конечно, переход на платное образование и платную медицину.

Как для смыва детских зАмков на пляжном песке достаточно легкой морской волны, так для обрушения эверестов вранья о великих заслугах Путина перед Россией хватит дуновения всего двух фактов:

1. 60 процентов жителей нашей страны относятся сегодня к бедным, полунищим и нищим слоям общества. (Статданные Института социологии РАН);

2. 57 процентов российских многодетных семей живут в полной нищете, на каждую душу там не наберется даже прожиточного минимума. (Из материалов Госдумы РФ.)

И в это время сам Путин с камарильей швыряет миллиарды на дворцы, яхты, помощь богатым странам или на воздвижение сверкающих роскошью випобъектов мирового масштаба — и все только для того, чтобы олигархи-правители из-за бугра завидовали крутизне русского мачо. Они-то там ограничены парламентским и другим контролем.

Надо иметь поистине гэбистское понятие о стыде, чтобы вот так, отнимая последнее у голодных детей, бесчинствовать в расточительстве.

Народ не дождался тотального пересмотра итогов ельцинско-чубайсовской приватизации, устроенной по нотам секты свального греха: «Кто кого сгреб, тот того и у…б». Новые хозяева повертели в руках дармовую народную собственность, порассовали прибыли по карманам, а убытки сбросили в общую яму, откуда наперстком режим достает людям пенсии.

То, что осталось после их варварского хозяйствования, олигархи перепродали разным иностранцам тайком.

Помните, как в 2011 году Генпрокуратура РФ бегала с фонарями по Домодедово, искала концы, которые кто-то запрятал в воду. Крупнейший аэропорт — стратегический объект, а его хозяев в России не смогли обнаружить.

И развела Генпрокуратура руками: «Управление аэропортовым комплексом «Домодедово» осуществляется иностранными компаниями».

Как там нашему постоянному составителю убаюкивающих сказок-легенд — ФСБ, курируемой Путиным, не икается?

А вот совсем свежий пример. Лоббисты Запада Дмитрий Медведев с Дворковичем и Шуваловым пропихнули идею с продажей стратегического порта Ванино (у государства там было 73,3 процента акций, а 21,64 процента — у Олега Дерипаски).

Купила порт горно-металлургическая компания «Мечел», прописанная вроде бы в Москве. Это та компания, которая за рубеж продавала сырье в два раза дешевле, чем российским покупателям.

Спустя всего полтора месяца после аукциона владельцы «Мечела» перепродали стратегический порт Ванино — восточные ворота в нашу страну иностранным компаниям.

Что это за компании — выяснить не удалось.

Владельцем Ванино, по некоторым сведениям, стал Китай. Он ждет, когда ему продадут Транссибирскую магистраль.

Лихо ребята работают — не боятся шлепнуться на крутых поворотах. Потому что обложены их крутые повороты мешками с «зеленью».

А сколько еще было проведено таких операций — не пересчитать!

В России сегодня как бы нет своей экономики. Это уже перестали скрывать. В первом издании своей книги (глава 6) я приводил оценку экспертов. До 70 % экономики уже не принадлежало нашей стране.

Прошло всего 3 года — и что? Теперь следует констатировать: у России практически не осталось своей экономики. По оценкам экспертов, «95 % крупных и крупнейших российских компаний управляются из офшорных юрисдикций». (С пропиской в «немытой» остаются лишь мукомолы да пекари…).

Из страны этот бизнес деньги уводит, налоги не платит. А нет источников дохода для казны государства — к черту летят все социальные программы, к черту — наука и современная армия для защиты страны. «Россия бряцает словами!» (К этой фразе я еще вернусь. — Авт.)

Приходится досылать к черту строительство дорог и создание наукоемких отраслей. Потому что этим Россия тоже не занимается.

А куда же уходят деньги от продажи нефти и газа государственными компаниями? О, здесь придется быть повнимательнее…

По «правильным» командам Путина их заставляют делать двойное или даже тройное сальто для поддержки экономик Всемирного Олигархата.

Эти средства под вывеской «свободные» Россия размещает за рубежом под 1–2 процента годовых. А потом эти же деньги под правительственные гарантии берет для своих компаний с госучастием под 5–6 или даже под 8 процентов.

Это мотовство «придумал Черчилль в 18-м году?» Нет, конечно. Это современные черчиллята из «Комитета-300» поручили «своим пацанам» в Кремле и Белом доме — Путину? Кудрину? — организовать ковбойскую бухгалтерию. Пацанам сказали — пацаны сделали.

Вот и получается: из-за безденежья Россия вязнет в грязи, с бедноты стягивают последние портки, вместо электролампочек скоро будут коптить чубайсовские нанолучины, а долг государства растет.

В 2012 году, как прикинули в Счетной палате, объем внешнего долга нашей страны достиг рекордного уровня — в 624 миллиарда долларов. Сюда входят и заимствования под гарантии государства. В пересчете на население, каждый гражданин России, включая грудничков, задолжал сегодня Всемирному Олигархату по 4200 долларов.

Как будто режим подгоняет нашу страну под банкротство. Со всеми вытекающими последствиями.

Два слова вдогонку касательно истории с продажей порта Ванино. Наша пресса неожиданно тогда ощетинилась: безобразие, кто позволил отнимать у России ее важный объект для обороны и безопасности.

Вот как успокоил общественность пресс-секретарь Путина: «Дело в том, что пока нет никаких запретительных норм…»

* * *

А мы и не предполагали, что они есть. Любителю государственного мотовства и волюнтаристских наскоков на экономику они совсем не нужны — они бы сузили антироссийский размах Путина. Значит, ни правительство, ни наш самый веселый парламент в мире эти нормы вводить не намерены.

Пока зондеротряд Владимира Владимировича находится у власти, никаких запретов на торговлю страной не будет.

А иначе вожди наши устанут отбрехиваться от прессы и следственных органов. Примерно как их дружок Берлускони. Правда, не по рукоблудным и шаловливым делам, а по статьям, сопоставимым по весу с тяжким вздохом преданной матери-Родины.

Вот подарил Дмитрий Медведев Норвегии еще в 2010 году 175 квадратных километров шельфа в Баренцевом море. Это была российская территория со времен царя Гороха, которую норвежцы лениво оспаривали, еще ленивее, чем поскандаливают японцы из-за Курильских островов.

На этом шельфе залежи нефти и газа на 30 миллиардов евро и 60 процентов всего российского улова рыбы в Баренцевом море.

И вот Медведев, удовлетворенно зевая после перевода часовых поясов, крутил от скуки в кабинете глобус, да и наткнулся взглядом на холодную территорию. Зачем она членам зондеротряда — любителям обустраиваться на берегах южных морей! Взял и отдал.

А Совет Федерации РФ — один из зомбоотрядов — одобрил этот подарок.

Ну как тут возникнешь с наручниками перед дарителем! Ведь нет пока «запретительных норм» для Медведева. Тем более нет их для Владимира Путина.

Читатель сам может назвать много примеров презрения Путиным законов. Я же напомню полузасекреченный факт, который надо квалифицировать — по большому счету — как государственную измену.

Летом 2007 года Путин собирался ехать на встречу Большой Восьмерки, и по традиции его там, видимо, ждали с подарком. Он срочно внес в грызловскую Госдуму РФ — еще один зомбоотряд! — на ратификацию закон — соглашение «О статусе Сил» НАТО в России.

«Неправильными», для понта, для «дурилки» были все возмущенные слова Владимира Владимировича о недопустимости расширения НАТО на Восток.

«Правильной» надо считать вот эту его торопливость с внесением закона (№ 99-ФЗ от 7 июня 2007 года) и спешную, с грубым нарушением норм регламента ратификацию Закона Думой. (Подробно авантюра с открытием границ для передового отряда Бнай Брита — НАТО рассказана в шестой главе книги «Власть в тротиловом эквиваленте…»)

Запад официально и на высшем уровне получил разрешение размещать свои войска на территории России. Первая база НАТО уже обосновалась не где-нибудь на окраине, а посреди нашего государства — в Ульяновске.

Понятно, что после торговой мафии во главе с приятелем Путина Сердюковым, почистившей сейфы Минобороны, секретов для янки в этом министерстве уже не осталось. Но дело не только в них.

Давайте скажем прямо: Путин с Госдумой разрешили оккупацию своей страны.

Даже Узбекистан отказался от «транзита» войск и грузов НАТО через свою территорию, ссылаясь «на оседание» в их стране афганских наркотиков из вещмешков американских военнослужащих. К воякам США давно прицепилась нехорошая слава торгашей «афганской дурью».

Узбекский президент печется о здоровье своих соплеменников. У нас от наркотиков гибнут сотни тысяч, и этого для Кремля, как видно, еще маловато.

Вообще-то смерть будто выбирает места в России, где ей косить в полную силу. Мало у нее работы в республиках Северного Кавказа, куда из федерального бюджета льются реки денег — от пуза и на медицину, и на жилье, и даже на золотые унитазы и золотые пистолеты местных чиновников — опору путинского режима.

А где же тогда убывает, если здесь так хорошо прибывает? Естественно, в русских областях. Их умерщвляют безденежьем. Невозможно сегодня ездить по Центральной России без боли в сердце.

Даже официальная статистика (данные последней Всероссийской переписи населения) рисует удручающую картину: в Центральном федеральном округе уже 46 процентов деревень и сел, где живут по десять и меньше человек.

А в 20 тысячах деревень и сел не осталось ни одного человека. Смерть там косила без устали.

В Псковской области скоро могут исчезнуть Пушкиногорье с Михайловским. Режиму плевать на священные для русских места.

Главный раввин России Берл Лазар сказал о правлении Путина примечательные слова: «Если мы говорим о нынешней власти, то она сделала для евреев столько, сколько никто никогда не делал на протяжении 300 лет» («Коммерсант», 05.03.2013 г.).

Я рад за соседей по коммунальной квартире — им что-то перепадает. И, как мы все наблюдаем, перепадает немало. Ну и на здоровье!

Только стоило бы евреям придерживать своих горе-активистов — их совсем уже хамские требования к нашему обществу оскорбляют чувства коренных жителей. Вот есть такая член Общественной палаты Алла Гербер, которая повсюду называет себя писателем земли Русской. Никто — кого ни спроси — ее не читал, наверно, пописывает на древнечукотском языке. А те, кому выпало с ней пообщаться, особенно патриоты Отечества, характеризуют ее однозначно: заклятый друг русских и всего русского.

Меня угораздило работать вместе с Гербер в первом составе Госдумы РФ. Она в каждой русской портянке вынюхивала запах фашизма, и в разговоре с ней никогда не знал, в какую сторону прыснут в ее голове «тараканы».

Эти тараканы и подсуропили ей формулировочку предложения для путинской власти о желательном статусе евреев: «принять такие же меры политкорректности, какие в свое время были приняты в США в защиту прав чернокожих, — брать без экзаменов в университеты, помогать во всем».

Как он относится к ослепительно-светлой идее Гербер? Этот вопрос журналиста Берл Лазар нервно замял. Может, вздрогнул, представив несуразную ситуацию: якуты и нанайцы, ханты и манси сдают экзамены как представители высокоразвитых национальностей, а евреям до экзаменов надо еще дорастать. А может, замял вопрос потому, что льгот у них столько — девать некуда.

А для нас, русских (чувашей, мордвы, коми и остальных «коренников»), что сделал режим Путина? Подражая интонации Берл Лазара, можно констатировать: нынешняя власть в России принесла русскому народу столько вреда, разбоя, страданий, сколько никто никогда не приносил — на протяжении 300 лет.

И за геноцид государствообразующего народа, и за инцидент с дарением шельфа в Баренцевом море, и за лоббирование интересов агрессора НАТО в ущерб безопасности собственного народа в любом нормальном государстве, и конечно в Советском Союзе, Путину с Медведевым крепко надрали бы задницы.

А сейчас граждане не видят адекватной реакции. Поэтому нежелательны, очень невыгодны сравнения «сегодня со вчера». Отсюда и «правильная» команда всей вертикали: для удобства режима Путина нужно отсечь в памяти общества времена, когда за преступления наказывали.

Те, кто помнит в стране прошлые порядки, — вымрут. Тем более люди всегда забывают плохое, а в памяти держат хорошее.

А к управленческим рычагам подступает дебилизированная молодежь, которую прошлое не колеблет. Вот в расчете на нее, на поколение манкуртов, и возводится зондеротрядом стена между советской эпохой и временем правления Олигархата.

Там — мрак, бесправие и нищета. Там — с колючими усами Сталин, который зарезал и съел полпланеты. Здесь благополучие, свобода и счастье. Здесь весь в белом вожак стерхов Путин и душка Медведев…

Нет у страны никакой истории.

На заседании Госдумы в апреле 2013-го премьер Медведев сказал: «Россия родом из 90-х годов». Для кого-то этот питерский парубок выглядел как заложник собственного невежества, а для «Единой России» и телеофициантов — открывателем новой эры.

Когда-то, в 1921 году, Лева Троцкий с Луначарским уговаривали Ленина закрыть исторические факультеты в вузах (Ленин даже декрет подписал). И отсчет истории начать с их прихода к власти. Будущие поколения привыкнут, никуда не денутся.

Такие разные времена, а сущность бонапартиков в России всегда одинакова. Хотя прежние Величественные Особы царапали бумагу перьевыми ручками, а нынешние — отливают свои «слова в граните». Естественно, с помощью телеофициантов и прочих подхалимов, обменивающих Родину на бабло.

* * *

Вожди России и сами хорошо понимают, что результаты нынешнего их действа не выдерживают сравнения даже с самыми неудачными временами из советской эпохи. И в прошлое своего народа швыряют равнодушной рукой большие камни с высоких трибун.

Расчет прост: опуская кого-то, они вроде бы возвышаются сами.

На заседании Госдумы РФ в 2012 году утверждали премьером тень Путина — Медведева. Представляя его, президент наговорил, как всегда, кучу несуразностей.

Но одно из его заявлений телеофицианты с радостью терзали по всем каналам. А сказал Путин следующее: «В СССР ничего конкурентоспособного, кроме, разве, галош, не производилось».

Это уже приобретает форму закономерности: чем дольше правит Олигархат, тем чаще он начинает клеветать на достижения СССР. На достижения своих предков, давшиеся иногда кровью.

Самим олигархам нечего предъявить народу — все за кордон уперли, разрушили, дожевывают советское наследие. Так пусть молодые считают, что и раньше у нас был каменный век.

Для подручных Кремля, принимающих за мантру потоки вранья, хочу сказать насчет «путинских галош» (ведь не встали же, не покинули зал!). От этого заявления президента поморщился бы даже большой недруг нашей страны Уинстон Черчилль: «Лгать, ребята, надо умнее — не так топорно».

Умели делать в Советском Союзе конкурентоспособную продукцию — пусть эту новость кто-нибудь доведет до выпускников Ленинградского университета.

И пусть это сделают американцы, которые долго гонялись, к примеру, за нашими суперсклярными ЭВМ, чтобы скопировать их. Сумели скопировать только через 14 лет, в 92-м году, когда русские инженеры бежали от либералов за океан.

Ценили на Западе и в Японии нашу продукцию как невероятно долговечную и надежную — покупали в СССР суда на подводных крыльях, станки с числовым программным управлением, энергетическое, кузнечно-прессовое и металлургическое оборудование…

Невозможно перечислить весь так называемый «державный крупняк». А что по части бытовой техники? И «мелочью» страна делилась с планетой — США охотно покупали электронные часы (мы начали их делать первыми в мире). Британия импортировала в год свыше 100 тысяч телевизоров, Италия — 7 миллионов советских кинескопов и т. д.

Еще при Сталине приоритетным направлением было выбрано развитие электронной промышленности. Без нее немыслим расцвет наукоемких технологий.

Для рывка денег недоставало, но базу шаг за шагом закладывали. Настроили сверхсовременных предприятий, заимели свою «кремниевую долину» в Зеленограде.

И в 1974 году оказались в мировых лидерах. В производстве СВЧ-микроэлектроники заметно обогнали США и Японию, а в целом по выпуску электроники вышли на второе место и стали подпирать Америку.

Рынок этой продукции оценивается примерно в 15 триллионов долларов. В перспективе мы рассчитывали на львиную долю этой суммы. Ведь не надо особо горбатиться: вложил один доллар — получил 100. Разве добьешься такой бешеной эффективности, шастая по тундре с буровыми установками в поисках углеводородного сырья! Тогда в ходу были расчеты: один килограмм изделий микроэлектроники эквивалентен по стоимости 110 тоннам нефти.

Ну не могли американцы смотреть спокойно, как мы им перо вставляем. Утекут триллионы долларов в СССР, начнется там бум наукоемких технологий — что, тогда Соединенным Штатам терять мировое лидерство?!

И янки полезли за кошельком.

Появилась так называемая «Программа Пентагона» — по ней бюджетные деньги ручьями потекли в электронные фирмы. (Вброшено было более 100 миллиардов долларов.) Это позволило создать технологии микропроцессорной техники нового поколения и комплекты сверхбольших и сверхскоростных интегральных схем.

Не захотели отставать и японцы — выделили на развитие электроники немалые деньги.

А Советский Союз? С финансами у нас тогда дела обстояли неплохо. Мы еще не зависели от цен на нефть (доля топливно-энергетических товаров в структуре экспорта составляла лишь 15,7 процента. Сейчас — 70 процентов. А экспорт только машин и оборудования — 21,5 процента. Сейчас — чуть больше четырех процентов. Поступления из-за рубежа шли и за другую высокотехнологичную продукцию). Так что нашли бы на увеличение производства электроники.

* * *

Но остро встала другая проблема — в СССР набирала силу пятая колонна.

Американцы хотели сохранить лидерство не только усилением своей экономики. Важнейшей целью они ставили и ослабление экономики конкурента, то есть Советского Союза.

Люди из ЦРУ умеют формировать пятые колонны там, где задумали. А в СССР у них никак не получалось — бдительность парткомов.

В середине 70-х, при позднем Брежневе, ЦК стал постепенно отходить от хозяйственной деятельности. И экономическая власть в стране начала перетекать в структуры Госплана СССР.

Формально перспективные наработки Госплана облекались в форму директив на пленумах ЦК и съездах партии. Но кто из вождей и партийных чиновников — членов ЦК будет вникать в непроходимые дебри цифр, представленных экономистами! Проголосовали, утвердили — поехали дальше.

В общем-то, и компетентности у большинства «руками водителей» не хватало (как и сейчас не хватает), чтобы ткнуть носом плановиков и финансистов при обнаружении подлогов.

Это Сталин, с его эрудицией, мог мгновенно поймать за руку недобросовестность. Как вспоминал участник «атомного проекта» в СССР, член-корреспондент Академии наук Василий Емельянов, на одном из заседаний Совнаркома СССР руководители Госплана докладывали схему размещения промышленности в третьей пятилетке на востоке страны. Перечислялось с энтузиазмом: сколько заводов будет построено в Сибири, что и сколько они будут давать.

Сталин внимательно слушал и быстро вел на бумаге расчеты. Как оказалось, сопоставлял планы выпуска предполагаемой продукции с реальным наличием людских ресурсов в тех регионах. Делил цифровые показатели из планов докладчиков — отдельно на среднюю производительность труда по стране и на максимальную, достигнутую на ленинградских заводах.

В конце заседания встал и сказал, что Госплан ставит заведомо нереальные цели. Чтобы выполнить им намеченное, надо увеличить население Сибири миллионов на 30. И то если люди там будут давать ленинградскую производительность труда.

Госплановцев с их разработками послали готовить новые расчеты.

К середине 70-х всем престарелым вождям в ЦК было не до активной работы: по-тихому делили место еще живого Брежнева.

Да и Госплан уже стал другим. До нескольких тысяч поднялась численность этого органа — с его электронно-вычислительными центрами, институтами, экспертными комиссиями и т. д. Госплан получил право «в пределах своей компетенции» издавать постановления, обязательные для исполнения всеми министерствами СССР. Здесь тормозните внимание: высшая власть Советского Союза передала свои диктаторские права Госплану.

Это было государство в государстве. Со своими неписаными законами, с круговой порукой, кумовством и с пренебрежением интересами страны. Можно было заблудиться в коридорах этого ведомства.

Там гнездилась и пускала метастазы по стране пятая колонна, из которой позже кто-то уехал в США или Израиль, а кто-то обосновался в либеральном окружении Ельцина, а их дети очутились в структурах Российского правительства. И здравствуют во властных коридорах поныне, осели плесенью в Кремле.

Из недр Госплана спускались для безоговорочного исполнения задания, по которым, сломя голову, надлежало бежать и творить невероятные «глупости». Например, чугун из Питера надо было везти для переработки в Харьков, а такой же чугун из Харькова — в Питер.

Встречными перевозками Госплан буквально замордовал экономику. И — закладкой производственных мощностей подальше от сырьевой базы. Например, под городом Павлодаром — на границе с Алтаем — большое соляное озеро Маралды. По инициативе местных властей и настоянию Совмина СССР Госплан благословил возведение химического комбината. Построили.

Но пятая колонна технологически «привязала» производство к сырью из озера Баскунчак в Астраханской области. И стали доставлять соль с другого конца Земли. А рапу из Маралды приказано было возить — и повезли! — в европейскую часть СССР.

Расследуя с мандатом «Правды» подобные факты, я тогда интересовался у госплановских деятелей: может быть, есть у такого бардака скрытая целесообразность — а моему пониманию она недоступна?

— Да, — врали мне ребята, внешне похожие на Аркашу Дворковича, — мы нарочно не даем сосредоточиваться в одних местах добыче сырья и производству продукции из него. Чтобы республики не имели возможности жить автономно с законченными циклами производства, чтобы все регионы экономически были зависимы друг от друга — тогда у них не возникнет желания выйти из состава СССР.

Это же надо, как закрутили интригу, что даже старцы в ЦК чмокали губами от удовольствия. Дочмокались — гремучая змея со смертельным ядом вползала с другой стороны. Госплан стал принуждать союзные республики, чтобы они согласовывали с ним использование чуть ли не каждого гвоздя, чем подхлестывали центробежные силы.

Особенно возмущала история с Казахстанской Магниткой (Карметкомбинатом) — флагманом черной металлургии СССР. Запасы железной руды на местных месторождениях огромны. С их учетом и возводили в безводной степи гигантский объект — даже канал Иртыш — Караганда протяженностью 430 километров к нему провели.

Но технологию переработки сырья дельцы Госплана и Минчермета заложили такую, что предприятию не годилась в принципе руда Казахстана — ее предстояло возить — и начали возить! — из Курской области. Или надо было, не откладывая, поднимать шум в Москве, чтобы Совмин СССР принял решение о демонтаже одних технологических линий и их замене другими, приспособленными под казахстанскую руду (с определенным уровнем содержания в ней железа, серы и фосфора).

Местные начальники — даже секретари обкомов партии и председатели облисполкомов (по нынешним временам — губернаторы) — очень боялись поднимать голос против таких бесчинств — госплановская Пятая колонна запугала их мстительным блокированием материально-технического снабжения за малейшую критику.

В то же время было не принято, чтобы журналисты центральной газеты сами подписывались под материалами на подобные темы. Вожди страны часто мимо ушей пропускали аналитику газетных сотрудников: мол, пусть пишут — это их хлеб. Рекомендовалось под написанным тобой ставить фамилию какого-нибудь влиятельного «аборигена». Называлось это «авторскими материалами».

К ним на Старой площади относились с особым вниманием и реагировали оперативно.

В 76-м году я написал для «Правды» статью о «просчетах» пятой колонны Госплана и ее коллег из Минчермета при строительстве той самой Казахстанской Магнитки. Убытки исчислялись миллиардами долларов.

Обошел все крупное начальство Карагандинской области с предложением поставить подпись под этим материалом. Каждый отмахивался испуганно. Даже бывший тогда гендиректором Карметкомбината — человек смелый, депутат Верховного Совета СССР Олег Тищенко наотрез отказался: «Да меня сожрет госплановская мафия!»

Он-то и посоветовал мне поговорить с секретарем парткома его комбината Нурсултаном Назарбаевым: «Любит быть на виду». Поговорил. Тот согласился. Мы с ним добавили кое-что про жуткие социальные условия — и злая статья «Причислен к отстающим» вышла за его подписью.

(Публикацию заметили в Политбюро ЦК КПСС и поручили рассмотреть на заседании Президиума Совмина СССР, с приглашением автора. Нурсултан было занервничал, но сообща мы набросали ему проект выступления на том заседании. И он выглядел там более чем убедительно. Брежнев сказал первому секретарю ЦК Компартии Казахстана члену Политбюро ЦК КПСС Динмухамеду Кунаеву: «Такой парень толковый, а ходит у тебя на десятых ролях». Кунаев Нурсултана приблизил, вырастил до президента республики. После статьи все наладилось, на комбинате зарплату повысили, намылили шеи проектировщикам и т. д. А мы с Нурсултаном в доме его приятеля Марата Мендыбаева, «самого голубоглазого казаха на свете» — будущего второго секретаря ЦК КП Казахстана — отметили это событие поеданием бешбармака.)

Да, в Казахстане статья многое поменяла. Но не по всем же проблемам удавалось находить в авторы Нурсултанов.

А в 1986 году я встретил в Баку бывшего председателя Госплана СССР Николая Константиновича Байбакова — мы вместе были приглашены на съезд Компартии Азербайджана и в партийной гостиничке вдвоем соседствовали трое суток. Перечислив ему как-то несколько десятков подобных случаев из «багажа Госплана», я спросил его: «Это что — тупость или измена?» Он ответил: «Потеря управляемости».

Среди руководителей из глубинки, ездивших решать вопросы в Госплан СССР, распространилось его второе название — «Сион», видимо с намеком на известную гору, где расположена как бы неприступная крепость.

Не случайно Юрий Владимирович Андропов, окрепший при позднем Брежневе во власти, создал в Госплане СССР Службу государственной безопасности во главе с бывшим работником СМЕРШа генерал-лейтенантом Иваном Лавреньевичем Устиновым. И откомандировал ему в помощники из КГБ десять шерлоков холмсов. Но после этого вдруг ухудшилось здоровье Андропова — тяжело больному человеку стало не до Госплана.

Несколько экс-партократов, и в частности Юрий Прокофьев, прочитав мою книгу, упрекнули меня в Сети, что, мол и я в свое время подыграл либералам газетной критикой властей СССР. Будто бы такая критика помогла смести Советский Союз с карты мира.

У нас сплошь любители перекладывать с больной головы на здоровую.

Во-первых, за такую вот «потерю управляемости» я и дергал за хвост тогдашний Кремль, доказывая, что он ослабляет державу. И призывал тех же коммунистов протереть глаза и присмотреться к своим вождям.

А во-вторых, не журналисты имели в своих руках мощные рычаги, чтобы с их помощью укреплять или разваливать страну. Эти рычаги были у членов Политбюро ЦК КПСС — а в Политбюро-то и собрались такие бесцветные и безликие «молчуны», как тот же Юрий Прокофьев, Александр Дзасохов, Иван Фролов, Егор Строев и другая публика. Они соревновались между собой в щенячьей преданности Михаилу Горбачеву с Александром Яковлевым и боялись пикнуть против их динамитной политики. А потом хором запричитали: «Ой, потеряли партию, ой, потеряли страну!»

Такие же «члены политбюро» облизывают нынешний трон.

* * *

И вот теперь вернемся к лидерству Советского Союза по производству электроники — тягловой силы наукоемкой промышленности. И к тому, почему мы это лидерство, это преимущество, достигнутое невероятной энергией целых поколений, так безответственно потеряли.

В истории нашей страны годы 1974-й и 1975-й не удостоились особого внимания. Рядовые, проходные и тому подобное. А между тем их можно считать поворотными. Примерно в этот период Советский Союз подошел к развилке.

Перед ним лежала одна дорога к наращиванию успехов, к окончательной победе над конкурентами, к процветанию нации, к величию государства.

А другая дорога была к деградации, к переводу всей экономики на сырьевую модель и к технической зависимости от Запада. От любого кризисного удара на этой дороге страна могла рассыпаться, как глиняный горшок.

Эту другую дорогу и выбрали для нас дельцы из Госплана. Протащили свои идеи через равнодушный ЦК КПСС и Совет Министров. И узаконили директивами развития народного хозяйства.

Американские конкуренты были очень довольны работой пятой колонны в Госплане.

Как шаг за шагом закладывалась у нас когда-то база для развития электроники, так шаг за шагом теперь ее стали уничтожать.

Ассигнования на эту отрасль сокращались в больших объемах. Зато огромные суммы пошли на прокладку трасс для переброски в Среднюю Азию северных рек и мелиорацию — как впоследствии оказалось, губительную.

В пересчете на доллары, десятки миллиардов были брошены на растерзание организаторам строительства Байкало-Амурской магистрали — на долбежку бессчетных тоннелей, переброску столь же бессчетных мостов через горные реки и на прокладку многих тысяч километров железной дороги — без создания промышленной инфраструктуры вдоль трассы.

У страны не было надобности затевать тогда историю с БАМом. Будто лишние деньги жали карманы плановикам. А инвестиции в развитие электронной промышленности начали сокращаться обвально.

Самые заметные объемы бюджетных средств пошли на освоение нефтегазовых месторождений. Это стало считаться приоритетным направлением.

Институты Госплана, его экспертные комиссии убедили вождей, что счастье для будущего страны надо искать в бурном росте объемов добычи нефти и газа. Завтра в мире начнется голод на энергоресурсы — на их продаже и поднимется Советский Союз. Не какими-нибудь бирюльками типа микроэлектроники, а бочками с черным золотом всегда будет сыт народ!

И по сути закрыли финансирование важнейшей отрасли.

США к тому времени увеличили объем инвестиций в электронную промышленность в четыре раза, Япония — в шесть.

А в СССР в шесть раз сократили финансирование важной отрасли.

Эпоха электроники, а с ней и пора наукоемкого производства в нашей стране завершились.

Нас посадили на нефтегазовую иглу (напомню: к 1974 году доля топливно-энергетических товаров в структуре экспорта СССР составляла 15,7 процента, в России она выросла до 70 процентов). Отыграть назад Советский Союз уже не мог — он стал полностью зависеть от мировых цен на нефть.

И тогда США завершили операцию, начатую при помощи пятой колонны. Под их давлением к 1985 году Саудовская Аравия резко увеличила поставки нефти на мировой рынок. Цена за баррель сразу упала до 10 долларов.

Руководство Советского Союза пережило шок, который привел к власти Горбачева. А тот объявил перестройку — мы оказались на обломках державы. Кто-то из нынешнего состава пятой колонны вытаскивает для Путина новые оскорбительные примерчики — про «галоши». Чтобы выставить неучем Путина и очередной раз пнуть мертвого льва — Советский Союз. И примерчики у них из завиральных книжонок Врунгелей — тоже членов пятой колонны.

* * *

Иногда слышу, что в России отсутствует стратегия и философия развития государства. Нет, она имеется.

Она — в разгроме высокотехнологичного производства, в деиндустриализации страны до последнего винтика. Она — в десятках или, скорее, сотнях тысяч пустых деревень и сел, с крест-накрест забитыми окнами. Она — в обилии гноя, который вытекает из умирающего режима на чистую душу русского народа. Об этой стратегии я и пишу в своей книге «Власть в тротиловом эквиваленте…»

Вот использовал выражение «умирающий режим» и подумал: «А может, он будет гнить еще не два и не три года?» Признаков, вроде бы предвещающих скорый конец, очень много. Но что-то говорит и за длительную агонию нашей страны под пятой зондеротряда.

Растущие убеждения в несменяемости путинского режима и самого Путина прибивает к его берегу чиноискателей, как мазутную пену.

Начали сдаваться ему на чекистскую милость и некоторые из бывших недругов — достойные люди, уставшие от мстительного давления проверяющих органов. Я знаю двоих, весьма уважаемых мною, вчерашних, казалось, непримиримых борцов с вождями Олигархата, которые подались в политический гарем Путина, стеснительно-лукаво объясняя это тем, будто президент просит защитить его от наседающих англосаксов. (Разводка Кремля о его якобы борьбе с англосаксами — тема особая.) Люди эти уже в возрасте, и на самом деле они начали сомневаться, что им хватит жизни дождаться смены режима. Они тратили эту жизнь на борьбу за будущее народа, а народ нормального будущего не захотел.

Мне горько видеть надлом в таких людях. Но я их не осуждаю.

По другим причинам не хочу осуждать иную породу людей — так называемых вертлявых политиков. Бесполезно!

Им все равно: из добра или зла, из дерьма или промытых чистой водой самородков состоит твердь, к которой они притерлись своими бортами, — лишь бы это был причал власти.

Такие выделяются активностью в Государственной Думе РФ. Среди них не в последнем ряду стоит режиссер Станислав Говорухин. Я уважал его как автора культового фильма «Место встречи изменить нельзя», хотя сразу после выхода картины мы спорили: а чей талант сыграл в ней решающую роль — Владимира Высоцкого или Станислава Говорухина. Высоцкий на своих плечах вытаскивал сюжет, а по режиссерской подаче Станиславский воскликнул бы несколько раз: «Не верю!» Особенно в финале, где эпизоды не подготовлены предыдущими сценами и логике не подвластны, в таких случаях говорят: «Как в кино» — следственный эксперимент в магазине, фотография на дверях темной каморки и пистолет в ней и т. д. Так сказать, недодуманность, профессиональная небрежность.

Но не в фильмах дело, а в позиции человека. В 1990 году нас, народных депутатов СССР, собирали в Кремле начальственные особы и автобусами отправляли на «Мосфильм» для просмотра документальной картины Говорухина «Так жить нельзя».

Фильм был печальный, оглушал безысходностью и по существу выносил приговор власти Кремля. Я тогда впервые увидел живьем режиссера: на просмотре он сидел чуть в стороне, с холодным равнодушным видом, и потухшая трубка оттеняла его величавую позу. Это чуть-чуть удивляло.

Ведь не дураки прорвались в народные депутаты — мы уже умели разбираться в интригах. И пришли к мысли, что фильм снят по заказу Михаила Сергеевича Горбачева — для очередного вымазывания какашками его товарищей по КПСС.

Выходит, сблизился режиссер с генсеком, да поздновато — перед финалом его карьеры.

Потом Говорухин вошел в депутатскую группу Николая Ивановича Рыжкова — и тоже тогда, когда с того, как принято говорить, уже сдирали начальственные подковы.

Затем, на выборах в 1996 году, Станислав Сергеевич активно поддерживал Зюганова — тот был близок к победе. Но у Геннадия Андреевича сорвалось. С тех пор акции КПРФ начали падать.

И Говорухин стал вслух восхищаться супротивником КПРФ — Юрием Лужковым, вошел в его блок «Отечество — Вся Россия». А Лужков уже начал силу терять.

Попробовал Говорухин в 2000 году выдвинуться в президенты РФ. Пошел на выборы. Но избирателей насторожил подчеркнуто сановитый вид кандидата. Он вещал и величествовал на трибунах.

К тому же у народа голова закружилась наблюдать, как летает на политических качелях — от Зюганова к Лужкову — соискатель высокой должности.

И Говорухин сумел набрать всего 0,44 сотых процента. Возможно, с горя вступил в «Единую Россию». А в декабре 2011 года возглавил он предвыборный штаб Путина. Приехал наконец?

Описываю историю нового члена зондеротряда не ради показа читателю политической вертлявости режиссера. Об этом люди знают без подсказок.

Для меня приближение Говорухина к Путину — признак. Признак того, что отсчет времени для режима пошел.

К какому бы источнику власти ни припадал режиссер — этот источник высыхать начинает.

А сколько признаков недалекого конца нынешней власти можно обнаружить в поведении самой власти — Кремля и его пособников! Стал вырываться наружу шум внутриклановых столкновений — кто-то наловчился воровать больше другого коррупционера, а тому край как завидно. Лопнул монолит, и из щелей началась утечка взаимокомпромата.

Как когда-то в 1989 году людям морочили голову имитацией схваток между реформатором Горбачевым и консерваторами в Политбюро, так теперь вброшен в прессу жиденький миф о тяжелой борьбе Путина с атлантистами. Миф, конечно, не для посвященных людей. Якобы Путин грудью стоит за Россию, а Медведев со товарищи (атлантисты) намереваются загнать ее по дешевке американцам. Поэтому, дескать, и дела в стране пошли хуже некуда, и экономика встала.

Бред все это! Как были они сиамскими близнецами, так и остались. Как грабила Россию путинская команда, так и грабит. Правда, к Медведеву причалило неимоверно много нахлебников. Они, как изголодавшиеся клопы, вонзаются в тело России и в азарте не замечают, что забираются во владения приятелей Путина. И там схватки нешуточные.

И, наконец, вернейший признак скорого кирдыка режима — бешеная скупка чиновниками квартир и домов за бугром. В тысячи американских и европейских объектов недвижимости или уже переехали семьи членов зондеротряда, или вскоре переберутся. Дети их уже давно учатся вдали от «немытой».

Чиновники лучше, чем кто-либо, знают истинную цену заверениям Путина об укреплении мощи нашей страны. Всюду блеф верхом на блефе и блефом погоняет. Точнейший диагноз был поставлен редакторами «Свободной прессы»: Россия бряцает словами.

* * *

Нас ждет скорое обрушение добычи нефти — запасы в Западно-Сибирской провинции на исходе. Мы садимся на мель. Оружейного урана у нас уже нет — отдали за океан.

Мы стали вместо державы всего лишь «региональной силой» и неинтересны США. Под их контролем теперь вся нефть Ближнего Востока. Они начали сланцевую революцию. Только в одном их месторождении Баккен запасы нефти оцениваются в 11 миллиардов баррелей. И газа у них достаточно своего.

Не надо им в будущем рвать жилы, чтобы защищать режим Путина. Развалится от гниения этот режим — туда ему и дорога!

У Америки нет больше нужды опираться лишь на дрессированных марионеток. Россия — отработанный материал, высосана почти до донышка. Кого теперь она может особо интересовать!

По численности населения ее опустили на девятое место — после Бангладеш — и сделали открытым государством для мигрантов всей Земли. Русских в будущем можно находить лишь в резервациях, а их место по плану Бильдербергского клуба (об этом чуть позже. — Авт.) займут другие.

Теперь можно разрешить российскому населению хотя бы для пробы самим подбирать вождей. Желают националиста — пожалуйста, желают какого-нибудь монгола (только не китайца!) — тоже пожалуйста.

Слабенькое ядерное оружие русских, оставшееся для блефа после всех усечений? Так оно всегда под прицелом НАТО.

Зондеротряд с ужасом смотрит на резкую перемену в отношениях Всемирного Олигархата к нашей стране. Сегодня еще влияют личные связи с Обамой — а завтра? Запад использовал путинскую команду, как гулящую девку на шершавой лавке вокзала, и удалился в кусты. А в России назревают бунты, националисты сбиваются в опасные кучи.

Нелегитимность режима и бесконечные преступления власти лишили этот режим возможности уйти добровольно, по нормам Закона. Он на штыках будет держаться и впредь. А на них, как известно, долго не усидишь.

Потому-то и намечается паническое бегство из России ворюг-чиновников — от возмездия в припасенные за бугром семейные гнезда. Скорее всего это будет их временное прибежище перед отправкой на долгое место жительства куда-нибудь в Колымскую тундру — Америка не препятствует экстрадиции использованных презервативов.

Алексей Навальный первым заметил пупырышки страха на гусиной коже истеблишмента. И взялся всерьез за десакрализацию власти.

Он нащупал ахиллесову пяту коррупционеров, клянувшихся в любви к Родине, — их тайные убежища от этой Родины за рубежом. Он находил адреса, документы, фотографии их апартаментов и выкладывал на обозрение публики.

А народ наш особый — его не расшевелят известия о всемирном потопе, зато приводят в ярость капли воды с соседского балкона на развешанное белье. Его трудно пронять и сообщениями об украденных из казны миллионах и миллиардах.

Все это абстрактно для понимания.

Конкретика рождает ненависть в людях: скажем, какие-то депутаты или какие-то чуваки из правительства сперли деньги налогоплательщика и скупили крадучись половину Майами.

У народа не только разгорается презрение к Думе. У него появляется целая связка вопросов к Путину, на сей раз как к крестному отцу: пришли многие люди голодранцами в Думу, откуда на них свалилось столько бабла? Не платит ли им кремлевская мафия за «правильное» голосование в пользу расхитителей недр и в целом Отечества?

Никто так болезненно не возит этот режим мордой об стол, как Навальный. Он выворачивает наизнанку своих фигурантов, вытряхивая к ногам народа их существо.

Чиновники — от президента до губернаторов и депутатов — хотели бы и дальше представать перед людьми в белых одеждах со светящимися нимбами, а Навальный срывает эти одежды, выбрасывая нимбы в сортир.

И мы видим жалкую толпу изворотливых проходимцев — с пустыми душами и мутной совестью.

Несколько месяцев таких сеансов Алексея Навального с коррупционерами, и затрещит по площадям: «Распни их!»

Потому-то такая свирепая ненависть у Кремля к этому человеку.

Лакеи вождя с погонами генералов, бесстыже уставясь в телезрачок, будут нести про Навального всякие гадости и преследовать его до тех пор, пока не скукожится власть зондеротряда.

Я думаю, что Алексей и сам понимает, что пока это не его цикл. И не таких же, как он, гренадеров. Интерес все еще вызывают пустоватые говорливые Митволи и другие тусовщики, вставляющие борьбе палки в колеса.

Общество вот-вот дойдет до черты, за которой формируется оппозиция действия. Эта оппозиция вызревает лишь в том обществе, которое к действию готово само.

На разоблачительные материалы Навального полно в Сети веселеньких комментариев типа: «Прессуй их, Леха!» Это все, на что способны пока благополучные люди.

Цикл гренадеров начнется с появления у этих людей страстного желания вымазать дегтем и обвалять в перьях ворье — так делали в феодальной Британии. И провести в таком виде зондеротряд в Москве по Садовому, как вели в 44-м пленных немцев.

Тогда оппозиция не станет ограничиваться выкрикиванием лозунга-импотента: «Долой Путина!» (уберут Путина — поставят Медведева, уберут Медведева — поставят Матвиенко, уберут Матвиенко — поставят Нарышкина. И дальше — сказка про белого бычка), а займется подгонкой режима власти под интересы России.

Тут и пересмотр целого ряда статей Конституции, и ограничение полномочий императора — президента, и возвращение к демократическим правилам формирования парламента, и — как первооочередная задача — установление эффективного общественного контроля за деятельностью исполнительной и судебной властей.

А достижение этих целей приведет за собой тотальный пересмотр итогов приватизации в стране, национализацию природных ресурсов и конец диктатуры Олигархата.

Деспотических вождей словами не пронять. А вот от активного гнева народа они дрожат. И от всплесков его возмущенной энергии — особенно!

* * *

Атаман олигархов наших — Владимир Путин внешне невозмутим, к тому же пока еще надежно прикрыт полосатым зонтиком Оттуда. Он, наверное, не бывает подвержен страху?

Бывает. Этот вывод делаю на основе фактов. Сошлюсь на один, вернее, на одного человека, осведомленного в этом вопросе.

Несколько слов о том человеке.

Один, теперь уже отставной, генерал ФСБ сказал мне в 2000 году, что со мной хочет встретиться Константин Ромодановский. Кто он такой? Первый зам. начальника управления собственной безопасности ФСБ.

Генерал добавил, что промеж собой они зовут его «трупорезом» (по основной специальности), поскольку человек закончил мединститут — и после недолгих курсов в Минской школе КГБ попал в Контору. Там много таких только с курсами в багаже, как и на фронте: прыг-прыг — и в командирах.

Мы встретились с Константином Олеговичем — ему, оказывается, поручили проконсультироваться со мной, как лучше отнять НТВ у Гусинского. Путин боится независимых средств массовой информации — он не привык оглядываться на законы, значит его будут щипать. ФСБ не должна этого допустить.

Я, скрывая усмешку, сказал, что Путин должен вызвать Ельцина с Черномырдиным — пусть они попросят Гусинского вернуть России то, что ему не принадлежит. Ведь частоту, превысив должностные полномочия, ему подарил Ельцин, а Черномырдин под гарантии госкомпании просто так отдал олигарху больше 100 миллионов долларов.

Если Гусинский откажется возвращать, тогда Черномырдин с Ельциным должны вернуть России адекватную потерям сумму из собственных карманов. И государство на эти деньги выкупит НТВ. Все будет по закону.

Я оказался плохим консультантом — законные варианты Путина не интересовали.

Потом, уже будучи начальником главупра собственной безопасности МВД, Ромодановский приехал ко мне от министра Грызлова. Нужно дать предложения, как повысить эффективность борьбы с коррупцией в правоохранительных органах, и предложения эти дать в записке.

Не будешь же писать в записке, что в управлении СБ имелся настоящий профи, опер от Бога, генерал Николай Коробов (он, кстати, планировал и проводил прогремевшие операции по обезвреживанию оборотней в погонах) — его и надо назначать руководителем СБ. А какой толк на этом посту от вчерашнего медика с курсами КГБ за спиной, на которых обучали интригам.

Путин с первых дней боялся заговоров в Кремле и обкладывал себя подушками из верных по-собачьи некомпетентных людей, отодвигая профессионалов.

А в записке на имя Грызлова я изложил, какими решениями целесообразнее ставить МВД и Прокуратуру под контроль общества. Мои идеи не пришлись ко двору.

А осенью 2004 года на Украине произошла оранжевая революция.

Путин поздравил с победой на выборах президента Виктора Януковича, но массовым митингом на Майдане украинцы зачеркнули эту победу. На перевыборах выиграл Виктор Ющенко.

Наш президент не только оскандалился с телеграммой — в него вселился вдруг большой страх. А если Майдан перетечет на Красную площадь?!

Об этих фобиях президента мне рассказал Ромодановский — он приехал ко мне на дачу в роли посланца Путина и стал полунамеками спрашивать, что надо предпринимать, если вдруг припечет.

Он приехал не один, а со своей прежней женой Мариной, преподавателем иностранного языка, предварительно созвонившись. Мы встретили гостей по-русски: все что есть — на стол! Вино, пельмени.

Марина от рюмки не отказалась — веселилась, расслабилась. Женщиной она оказалась с добрым юмором. А Ромодановский, судя по разговору, был «из запойных», боялся сорваться и к спиртному не прикоснулся. Он сидел букой, закрученный зажатостью на все винтики, отделываясь в беседе односложными предложениями.

Я еще подумал тогда, что в их семье сосуществуют как бы две разные цивилизации.

Полагаю, что зондажем политической обстановки по поручению Путина занимались многие силовики. Когда же все они находили время для исполнения своих прямых обязанностей!

Не хочу задним числом выставлять себя прорицателем. Я сказал посланцу, что не знаю, что с нами будет завтра. Точно одно — русский народ пока не готов неделями ночевать на московском Майдане.

Нет еще предпосылок для революции. Но они начнут появляться, если Путин будет продолжать линию Ельцина. И не Москвы надо бояться президенту. Здесь все митинги заканчиваются словами.

Бояться надо многомиллионных маршей из провинции. Будет на всю Россию слышен тележный скрип на плохих дорогах — вот его придется страшиться.

Не знаю, что передал Ромодановский Путину, — передал ли что-нибудь?

Уезжая, Константин Олегович похвалился, что на днях имел с президентом приватный разговор. Тот предупредил, что Ромодановскому будет особое поручение — его переведут на важный участок.

И вскоре, в 2005 году, мой гость был назначен руководителем Федеральной миграционной службы (ФМС).

Мне тогда даже обидно стало за Ромодановского — какой же это важный участок?! В 1992 году мы в Российском правительстве попросили возглавить второсортное ведомство ФМС симпатичную молодую женщину с географическим образованием Татьяну Регент. Видимо, она человек с добрым сердцем, если и при крайне скудном финансировании настроила целую сеть поселков для беженцев и вынужденных переселенцев. Работала там почти восемь лет.

Какое-то время ФМС оставалась как бы бесхозной, потом ее возглавлял мой бывший коллега по работе в газете «Правда» Андрей Черненко, став генерал-полковником милиции. Он-то поднялся материально, а ведомство продолжало жить впроголодь.

И вдруг Путин передвигает туда своего верного ординарца Ромодановского, финансирование ФМС увеличивается сразу. А русские люди из стран СНГ стали получать гражданство России с величайшим трудом.

С чего бы все это!

* * *

Объяснение, мне кажется, лежит, конечно, не на поверхности, но и не глубоко. Начинается активная фаза выполнения миграционно-регулирующей программы Всемирного Олигархата. Для реализации ее инструменты очень надежные — ООН с генсеком Пан Ги Муном — порученцем «Комитета-300», МВФ и ЦБ ЕС (для финансового сопровождения), НАТО и продажные парламенты государств.

Из двух направлений программы одно — человеконенавистническое: «Упорядочить численность населения Земли и привести ее в соответствие с наличием ресурсов планеты на перспективу». (Из протоколов Бильдербергского клуба.) Сегодня нас столпилось на Шарике больше семи миллиардов человек. Планета перенаселена. Оставить, по плану, целесообразно 1,5–2 миллиарда.

Как собираются это сделать? По-разному. В том числе с помощью генно-модифицированных продуктов и широчайшего распространения однополых браков. Такие браки детей не дают, к тому же у геев с их ВИЧ-болезнями жизнь короче.

Будут введены большие пособия для однополых семей, стимулирующие рост числа гейских свадеб. Да еще придумают налог на детей. Плодиться станет по карману только богатым людям.

Не случайно сегодня идет мощная пропаганда однополой любви, а Всемирный Олигархат выкручивает руки парламентам, чтобы они узаконивали и материально поощряли сатанинские свадьбы. Гей-парады хотели бы проводить и на Красной площади в Москве, хотя русское население и без однополой любви тает с невероятной скоростью.

ФМС Ромодановского вместе со всем зондеротрядом Путина направляет этот процесс.

Второе направление этой программы — диффузия наций, активное перемешивание разных народов Африки, Азии и Европы в одно целое. В общую массу. Чтобы убить в людях чувство Родины. Чтобы они не ощущали в себе неравнодушного гражданина отдельной страны, а стали безразличными гражданами планеты с вырванными корнями. (Друг Сталина Андрей Жданов называл бы таких безродными космополитами.)

Так легче управлять миром. Так безопаснее грабить государство за государством, где коренное размытое мигрантами население сопротивляться будет не в состоянии.

Под это направление закладывается мощная моральная и психологическая база. Продажные парламенты вводят репрессии против своих граждан за то, что они не так называют приезжих или относятся к ним «нетолерантно».

Словом «толерантность» пресса Олигархатов затюкала всю Европу. Жители уже боятся что-то сказать против приезжих хамов. Из печати известен случай, когда негры в Осло изнасиловали норвежскую девушку 14 лет и она заявила полицейским: не кричала и не звала на помощь — боялась, что это будет проявлением расизма и некорректности. А за них наказывают тюрьмой.

Куда податься бедному христианину!

А лишение народов Родины достигается созданием очагов нестабильности во всех регионах — разбойные операции НАТО и спровоцированные хозяевами мира гражданские войны. По данным МОМ (Международная организация по миграции), в 2000 году вне стран своего рождения или гражданства проживало уже 150 миллионов человек. Не считая миллионов незаконно проживающих или проживающих временно граждан.

Лет десять назад МОМ прогнозировала, что к 2030 году людей на Земле, проживающих вне Родины, будет более 300 миллионов.

Но и такой печальный прогноз «Комитет-300» поручил пересмотреть в сторону резкого увеличения. Готовились новые очаги нестабильности на Ближнем Востоке. Все это происходило в 2005 году, когда Путин приглядел для Ромодановского вдруг ставший важным пост начальника ФМС.

Простое совпадение или Кремль получил какую-то информацию?

И вот в июне 2006 года в канадском городе Каната (под Оттавой) Бильдербергский клуб на своем собрании принял решение: «О форсированном заселении белых стран другими расами».

Решение Бильдербергского клуба — это вам не постановление, скажем, Российского правительства. У нас сплошь и рядом указы президента не выполняются, не говоря уже о циркулярах из Белого дома. А в Бильдербергском клубе дисциплина жестокая: сказал — сделали. А если не сделали — получайте на свои головы бомбардировщики НАТО. И Пан Ги Мун в ООН это одобрит.

Было решено, что в Россию и Европу из Ближнего Востока и Африки должны перебраться 20 миллионов человек.

Не все сразу, но и без волокиты. Переселение в Европу началось пока небольшими потоками беженцев. Мало кто поверит, что туда же направят всех остальных из 20 миллионов.

Старый Свет не сможет принять такие полчища вынужденных переселенцев — места не хватит. (Возможно, это будут шииты Ирана, христиане Сирии, язычники соседних государств).

Наша власть уже достаточно наколбасила с миграционной политикой: куда ни ступи — везде жолдасы (товарищи) из Центральной Азии. Перемешали русскую нацию с другими народами так основательно, что в черноголовых толпах на улицах не так уж часто славянские макушки заметишь.

Подозреваю, что и этого еще мало для кураторов России за океаном. «Порекомендуют» они Кремлю принять в нашу страну миллионные потоки мусульман, и миграционные чиновники с пограничниками получат «правильную» команду открыть шлагбаумы.

И откроют без лишних разговоров.

Еще остались в России профессионалы, которые отказываются выполнять распоряжения, вредные для страны. А их и не двинут туда, где занимаются сомнительными делами. Есть у Путина для этого обойма исполнителей из его эфэсбэшного круга, из круга друзей по бизнесу — они ради брюха отцу с матерью дадут в ухо.

С ними Владимир Владимирович впихнул страну в капкан ВТО. С ними может провернуть комбинацию по расселению массы арабских беженцев.

Власть будто для этого случая опустошала Россию. И те 8 тысяч русских деревень, исчезнувших с лица земли за короткое время, и те 20 тысяч населенных пунктов, где не осталось ни одного человека, и те десятки тысяч сел, где только до десятка стариков, — все это расчистка площадки для комфортного расселения новых хозяев России.

Нам скажут, что смерть деревни — это смерть нации. Как тут не согласиться! Мы сами это говорим постоянно. И они заселят пустующие села «гостями». Деревни оживут, там станет полно народу.

Но это будет уже другая, не русская нация.

Разве можно согласиться с таким поворотом событий?!

Люди устали от власти, и она это понимает — маневрирует. Кого-то покупает орденами, кого-то крупными суммами, а кого-то топчет сапогами на площадях и бросает в тюрьму.

Пора народу перестать быть покорной овцой, которую стригут и доят по три раза.

Бесперспективны призывы менять одних министров на других и требовать в Паханате перевыборов Думы.

Лестницу надо мести не снизу, а сверху.

У режима много подпорок, но большинство из них в расчет можно не брать. Только две подпорки надежные — силовой кулак и оглушительный треск пропаганды.

Причем первая составляющая обездвижется, станет нейтральной, как только перестанет действовать вторая.

Вот с нее и надо начать оппозиции действия.

Напомню маленькую историю. В джунглях Южной Америки ученый из Англии наблюдал жизнь стада человекообразных обезьян — шимпанзе. В стаде был самец Майк, который родился у непривилегированной самки, и потому вынужден был всем кланяться и уступать. Крупные самцы его не жаловали.

За палаткой у исследователя лежали канистры из-под бензина. Никто на них внимания не обращал. Но Майк начал незаметно стаскивать эти канистры в кусты и складывать там.

И вот когда стадо расположилось на отдых и задремало, догадливый самец выскочил к сородичам с канистрами и стал бить по ним палками. От грохота стадо разбежалось, и, когда вернулось, Майк снова стал пугать их стуком и криками. Так повторялось несколько раз.

Наконец стадо сдалось, и шумный самец стал вожаком. И был им долго, подтверждая свои полномочия грохотом канистр.

Но вот исследователь отобрал у Майка канистры, и он лишился магической силы. Стадо водворило его на прежнее место — самец опять стал всем кланяться и уступать.

Хоть у Дарвина все меньше сторонников, все же надо сказать, что у нас много общего с этими человекоподобными. Народ — стадо, мы живем теми же принципами, что и наши далекие предки, — доминирующий самец ходит в вожаках, приближенные к нему пользуются благами, а остальные питаются объедками.

И несменяемыми вожаками неприметных людей у нас тоже делают грохотом канистр — телевидением. Эти канистры — Первый канал, Второй канал, НТВ и т. д. — раздувают до размеров слона муху достоинств у вожака, а слона жадности и невежества в нем понижают до мухи.

Я предложил бы соотечественникам, неравнодушным к судьбе своей страны, отнять «канистры» у президента и всего зондеротряда.

Месяца два-три объективной информации по телеящику, показа результатов расследования преступлений режима, и силовая составляющая власти будет нейтрализована. А пузырь авторитета президента с камарильей, надутый фальсификациями и враньем о состоянии российского хозяйства, сдуется на глазах. Представляю, как потрясена будет облапошенная Россия: «Господи, какая же мать нарожала таких вурдалаков!»

Еще бы я предложил не повторять ошибок Александра Руцкого 93-го года, когда он с криками «мать-перемать» позвал людей на штурм Останкина. Эта кровавая пугачевщина отталкивает народ, а его надо привлекать на свою сторону.

Нынешнее состояние протестного движения пока ниже критики. По причинам субъективным и объективным в нем совсем мало новых имен, а «старые» известные кадры скубутся между собой и никак не нащупают под ногами общей платформы. А не нащупают потому, что рядом с людьми, готовыми к радикальным шагам, полно пустых трепачей, провокаторов и легких фрондеров.

Создав Конгресс общественных сил России (КОСР), можно профильтровать в регионах весь так называемый протестный актив, выбрав из него наиболее авторитетных, способных действовать (за ними пойдут недовольные). А они из своих составов изберут представителей в Центральный совет (ЦС), делегировав ему полномочия.

ЦС со временем должен вырасти в параллельный центр власти России.

Его с первых дней будет ждать большая работа. Немаловажная ее часть — организация бойкотов.

Бойкотировать предстоит все пропагандистские мероприятия Кремля и одиозные телепередачи, отказываясь от предложений принимать в них участие — пусть вещает одна подхалимствующая мразь, Россию быстрей затошнит. Бойкотировать также придется и тех, кто отказывается от бойкота. Если это певцы, актеры или режиссеры — не ходить на их концерты, спектакли и фильмы. Если это производители или продавцы товаров — не покупать эти товары. И проч. И проч.

И каждодневное для КОСР дело — широкая вербовка сторонников.

Ведь только с помощью огромной массы можно создать нужное давление на что-то сопротивляющееся — а власть позиции легко не уступит — усиливать это давление разными методами: от маршей на Москву до Всероссийской стачки. Здесь я говорю о действиях только в рамках Конституции РФ.

«Власть, отдай канистры!» — что-то вроде такого хихикающего лозунга увлечет за собой даже инертную молодежь и студентов.

Людям нужно объяснить (в том числе листовками методом «дверь — в дверь»), что борьба за контроль над телеящиками не очередная блажь офисных бездельников, а требование поворота государственной политики лицом к обществу — политики, предусматривающей прекращение чиновничьего беспредела, снижение раздутых кремлевской мафией тарифов ЖКХ и цен на продукты питания, а также лекарства.

Очень важно еще донести до людей, что если не поставить телевидение под контроль общества, то несменяемая власть Паханата погубит страну. А сами погубители смотаются в свои виллы на южные берега.

Оттуда, развалившись под пальмами в креслах-качалках, они будут наблюдать, как новоиспеченные султаны из бурного потока мусульманских мигрантов где-нибудь под Липецком или Курском набирают из русских мужчин рабов — гастарбайтеров. А оставшихся наших женщин принуждают ходить в хиджабах.

Не нагнетаю страхи, а рисую возможную перспективу. Наше чудовищное начхательство к своей судьбе может чудовищно и закончиться.

Мне, как многим другим из моего поколения, «поздно пить боржоми». Обращения мои в первую очередь к молодым…

Тем, кто хочет жить в России и понимать ее, понимать причины наших невзгод, будет небесполезно прочесть книгу «Власть в тротиловом эквиваленте…»


2013

Дополнения историков-публицистов ко второму изданию книги «Власть в тротиловом эквиваленте…»

Александр Шевякин. По пути «большой загогулины»

Книга М. Н. Полторанина «Власть в тротиловом эквиваленте» лично для меня — громадное радостное событие. Но еще больше — это тот гигантский задел, который за ней виден и на котором можно ждать новых исследований по «перестройке» и 90-м. Книга М. Н. Полторанина открывает новый период в нашем обществознании и публицистике. Опытнейший журналист М. Н. Полторанин начал говорить с читателем на том богатом русском языке, который тот действительно может принять. Прежний порядком замусорили наши обществоведы, и читатель утратил с ними всякую связь. Вот уже четвертый год книга держит звание «Политический текст № 1». Никак не появится автор, который бы превзошел это произведение. Итак, книга М. Н. Полторанина — это его высокий профессионализм.

Но еще больше в таком тексте содержится мужества. Наверное, М. Н. Полторанину было нелегко подвести черту под прошлым и признать поражение. (Формально команда, к которой он принадлежал, победила и угробила материнскую систему.) Признать, что работать и быть соратником такого деятеля, как Б. Ельцин, было не всегда по душе. Второе мужество явное — стать вместе с заговорщиком Л. Рохлиным. Тайно выступить против вчерашнего руководителя. Подсказывать заговорщикам, которых уже денно и нощно «пасла» «наружка». Быть под прицелом. Третье мужество — это настоящая книга. Автору удалось захватить все пять 5 трудностей при написании правды.

Все по Б. Брехту: Тот, кто ныне хочет бороться с невежеством и писать правду, должен обладать мужеством, чтобы писать правду, хотя ее повсюду подавляют; умом, чтобы распознать ее, хотя ее повсюду скрывают; умением пользоваться ее как оружием; способностью выбирать тех, в чьих руках она будет действенной; хитростью, чтобы распространять ее среди других. И здесь — «большая разница» с современными политическими текстами, где крикливое «гражданское мужество», на самом-то деле, тайный сговор с А. Коржаковым, который всегда может сказать свое «против» В. В. Путину и всей кремлевской камарилье.

О крахе, и довольно скором, говорят и А. А. Паршев, и даже А. Ципко и т. д. Но, может быть, хоть эта книга «проймет» людей? Или еще как-то удастся «достучаться до небес»?

В общем, надо эту книгу широко распространять, как можно шире пропагандировать и просить уважаемого автора написать еще. И не одну…

Черное и белое

Книга показала, насколько непростое явление политика, а уж перестройка…

Мы долго, практически все время, смотрели на Ельцина глазами его политических противников. И казалось, что мы были только правы в своих оценках. Наши представления о нем были примерно такими, как их озвучил автор следующего: «Возьмем, к примеру, Ельцина. Он по глупости надиктовал мемуары «Исповедь на заданную тему». Из этих откровений следует, что Ельцин и в юности был туп (десятилетку сумел окончить за 12 лет, к 20 годам), подл (не стеснялся доносов), злобен (на мальчишеской разборке бросил гранату в сверстников, убив двоих, самому ему осколком оторвало пальцы). Тем не менее, благодаря влиятельному отцу и игре в волейбол, он получил диплом строительного института, но знаний из него не вынес ни на копейку. Строительные чертежи не способен был прочесть — то у него в строящемся им доме двери не в ту сторону открываются, то на чертежах строящегося цеха не увидел подземного перехода. Работая в строительстве, за год умудрялся получать до двух десятков выговоров (выгнать с работы могли за три). В конце концов, благодаря знакомствам отца, переходит на работу в партаппарат. И начинается бешеная карьера тупого и ленивого кретина!» [1. С.487–488].

А нас поправили, еще раз приблизили к трудной правде о перестройке. Пришел «момент истины», когда нам дали информацию, исходящую от наблюдателя: «…Ельцин ввалился в Москву, как контролер в подсобку универмага, где торгаши рассовывают дефицитный товар по сумкам друзей.

В городе с устоями «рука руку моет» поднялся переполох. Секретарь сам ходил по магазинам и рабочим столовым, а из Свердловска пригласил группу надежных ребят, и те под видом просителей-москвичей провоцировали чиновников на взятки. Потом их брали с поличным. Но впечатляло не столько это, сколько откровенность публичных высказываний Ельцина.

В это же время на экранах ЦТ постоянно мелькал Горбачев: его округлые, как окатыши, фразы, с неизменным «углубить» и «осмыслить» не доходили до сердца. Люди истосковались по честным словам. А Ельцин откровенно говорил о произволе бюрократии и о том, что дальше так жить невозможно.

На его встречу с московской интеллигенцией в доме политпросвещения я пришел из любопытства. Но в ответах секретаря на вопросы собравшихся в зале звучала такая крамола, что впору наряд КГБ вызывать. Он возлагал вину на КПСС за многие промахи, а от самоуверенности центральных властей не оставил камня на камне. Много еще политического кипятка вылил на наши головы Ельцин.

В «Правде» мы напечатали несколько выступлений Бориса Николаевича. Цензура тряслась от бессилия: фрондерствовал не какой-то бумагомарака, а кандидат в члены Политбюро. Для него у них руки коротки. (…)

Мне приходилось многократно бывать на заседаниях бюро ЦК союзных республик, крайкомов, обкомов, и я признавался себе, что такую цепкость, такую «убийственность» вопросов и такое знание деталей обсуждаемых проблем видел редко» [2. С.22, 27].

Истину выбираем сами.

Книга начинается с метафоры: читатель прикасается к оголенным проводам и получает импульс, который заряжает его на ответные действия. И от этого прикосновения убеждаешься: да, прав был не запомнившийся мне автор сентенции о том, что, слава богу, есть еще СМИ, которые нам беспрестанно врут: действительность настолько страшна на сейчас, и особенно на потом, что напиши полную правду, и у нас вся страна сойдет с ума: ужас реальной матрицы, в которой мы живем, мозг не вынесет.

А народ-то что? — спросит сурово Гражданин. Отвечу: есть население, оно как дети: глазки своими ручонками прикрыли и думают, что угроза перестала существовать. А народ — это когда имеется вождь, который его ведет к свету. Про нынешних вождей лучше помолчим, чтобы не расстраиваться…

Точка перегиба — 1: «в Москву, Москву, Москву»

Представим себе, что все события протекли и без Б. Н. Ельцина. Что тогда бы было?

По местному телевидению показали б, как Первый секретарь обкома / Губернатор (не суть важно) Борис Николаевич сдает власть и говорит преемнику: «Владимир Владимирович, берегите Свердловскую область!» Да, любопытно.

В книгах четко описывается: это Лубянке потребовалось перебросить Б. Н. Ельцина в Москву.

Не кто иной, как именно, Ю. В. Андропов, отсылает секретаря ЦК по кадрам Е. К. Лигачева в командировку «посмотреть на Ельцина». Поездка как поездка, и первый секретарь такой же, как и другие. Но, как описывал сам Б. Н. Ельцин в книге «Исповедь на заданную тему», случайно к ним двоим протискивается какая-то женщина и говорит, обращаясь к гостю: «До нас доходят слухи, что вы хотите забирать Бориса Николаевича в Москву? Так вот у нас к вам просьба оставить его здесь. Потому что он нам сильно нравится» [2. С.10].

Я спрашиваю себя: просто так к секретарю ЦК не подойдешь со своим делом: охрана, этикет и проч. А не агентесса ли это?

Е. К. Лигачева, как человека стопроцентно воспитанного в духе того, что глас народа все равно, что глас Божий (тем более что для атеиста и Бога-то нет!), это глубоко тронуло. И под рукой этого «полезного идиота» (такое выражение не оскорбление, а из терминологии спецслужб, когда удается «втемную», т. е. не раскрывая себя, добиться от противника нанести ущерб самому себе) Борис Николаевич отправился покорять столицу.

Москва — сложная система

Что такое нынешняя Москва, никому объяснять не надо. И все-то в ней не так, как в остальной России. Да и в мире, наверное, тоже. Про политику же и говорить нечего.

Но и позднесоветское время — это уже было что-то. Лучше всего или, по крайней мере, без иллюзий о ней рассказал А. А. Зиновьев: «К Москве относятся рационально — ее предпочитают. Предпочитают не в том смысле, что имеют свободу выбора. Такой свободы выбора советский человек не имеет. А те немногие, кто имеют, выбирают Москву не в силу эмоций, а в силу иных обстоятельств. Здесь много возможностей пристроиться к лучшей жизни и сделать карьеру. Каналы карьеры здесь неисчислимы. Здесь с продовольствием лучше, чем во многих других местах. Здесь есть виды деятельности, каких нет нигде. (…) В Москве есть обширное поле деятельности для спекулянтов и всякого рода проходимцев. Короче говоря, Москва для огромной массы населения страны кажется почти Западом. Можете себе после этого представить, как же живут люди в этой стране, прокладывающей путь человечеству к счастливому будущему!

Москва не всем и не всегда представляется в том свете, как я описал выше. Москва — это многие миллионы людей. А сколько среди них процветающих партийных и государственных чиновников, сколько министров и футболистов, сколько генералов и академиков, заведующих, директоров, спекулянтов, артистов, художников, писателей и прочего служилого и прожигающего жизнь люда! Сколько людей ежегодно вливается в Москву, несмотря ни на какие запреты, — за взятки, по блату, на законных основаниях! И очень многие добиваются успеха. Посмотрите на государственных деятелей, генералитет, партийных чиновников, видных писателей, художников, артистов и спортсменов!.. Много ли среди них коренных москвичей? В Москве убогие магазины. Но посмотрите, как одеты многие москвичи! Продовольственные магазины пусты. Но походите в гости к мало-мальски преуспевающим чиновникам! В Москве есть все, что захотите. Но — через закрытые распределители, на черном рынке, по блату, незаконно, в силу привилегий. Любые вина. Любая еда. Любые женщины. В Москве есть все. Наркотики, сифилис, шпионы, иностранцы, валютчики, проститутки, буддисты, гении, проходимцы, гомосексуалисты, богоискатели, парапсихологи… Здесь можно посмотреть любой заграничный фильм, прослушать любую западную музыку, прочитать любую книжку. Здесь тысячи людей ведут нескончаемые беседы на высочайшем интеллектуальном уровне. Короче говоря, Москва — великий город. Пульс мира сейчас бьется в Москве: она является базисом, источником, центром, острием, душой и сердцем роковой тенденции человечества — коммунистической атаки на весь мир. И что бы по сему поводу ни говорили критики советского режима (антисоветчики и конкуренты), еврокоммунисты, китайцы и все прочие явления коммунизма вторичны и производны по отношению к Москве. Из Москвы исходит инициатива. Москва — игрок, а все остальное — лишь факторы в игре. Москва навязывает свою игру всему миру с тупой настойчивостью и педантичностью привычно работающей системы, уже не подвластной самим ее носителям. Но…

Вот это «но» возвращает нас к тому, с чего я начал эту заметку. Кому достаются упомянутые выше блага и как они используются? Чтобы пробиться к этим благам и принять участие в великой игре, которую ведет Москва, нужно сформироваться так и вести такой образ жизни, что вся кажущаяся яркость, динамичность и интересность жизни оказываются иллюзорными и постепенно пропадают, уступая место серости, пошлости, скуке, бездарности… Важно не только то, что ты что-то имеешь. Важно то, какую цену ты за это платишь. Цена, которую платит Москва, слишком велика. Как говорится, овчинка выделки не стоит. Человеческий материал, наслаждающийся жизнью в Москве, отбирается и воспитывается по законам коммунистического образа жизни так, что о наслаждении жизнью тут приходится говорить исключительно в примитивном и в сатирическом смысле. Московское наслаждение жизнью в большинстве случаев и в целом достигается ценой полного морального крушения и приобщения к мафиозному и уголовному образу жизни. Даже в тех случаях, когда блага жизни приобретаются на законных основаниях (в силу системы привилегий), они потребляются с сознанием и чувством украденных. Любыми путями вырваться из житейского убожества и урвать какие-то преимущества перед прочими — таков стержень социальной психологии активных москвичей. А убожество жизни подавляющего большинства населения Москвы, для которого доступ к упомянутым благам закрыт, не поддается описанию. Говорят, что на Западе жизнь для низших слоев населения тоже не очень-то хороша. Не хочу сравнивать. Я хочу сказать лишь одно: нелепо надеяться на то, что Москва принесет миру свет и избавление от несчастий. Москва с маниакальной последовательностью и настойчивостью, не считаясь с нуждами своего народа (он вытерпит все), роет могилу Западу. Зачем? Вопрос бессмыслен. Просто по законам раковой опухоли она стремится сделать весь мир подобным себе. Именно в тот момент, когда Москва выбилась на роль инициатора и ведущего игрока мировой истории, она с полной очевидностью проявила свою темную и подлую натуру» [4. С. 100]. (Вся эта книга А. А. Зиновьева весьма любопытна и не переиздана.)

Если говорить в нашей прежней лексике, то г. Москва представляла собой уже тогда чистый капитализм: госчиновники «пилили» бюджет, была эксплуатация, но расплачивались «новые русские» буржуины не «своими»(?) деньгами (откуда им взяться — при социализме можно и не работать, а иметь), а благами из государственного кармана, который — благодаря формированию бюджета в сверхцентрализованной и бескризисной системе — казался бездонным. Свои дела стояли куда выше государственных, но всякий раз прикрываясь именно наивысшим народным благом… Не кажется ли вам, что это — картинка из уже сегодняшнего дня?

И вот в такое болото, мягко говоря, из свердловской глубинки десантируется новичок. С провинциальной простодырностью. Но спотыкается…

Фактическое занятие той или иной позиции зачастую ни как не соответствует табличке на двери кабинета. В сложной системе это особенно ярко проявляется. Это только И. В. Сталин мог угрожать лично либо через своих доверенных и уполномоченных людей. И так, и только так что-то двигалось…

Маршалу артиллерии Н. Яковлеву Иосиф Виссарионович поручил как-то какое-то дело. В конце сказал: если что-то не будет получаться, то обращайтесь за помощью к Лаврентию Павловичу — он сделает! Н. Яковлев кинулся исполнять порученное. Вроде, дело наладилось, но одно какое-то министерство проигнорировало заявку. Срок идет, пора закругляться, все всё исполнили, нет только поставки от этого министерства. Н. Яковлев вспоминает слова И. В. Сталина и идет к Л. П. Берии. Тот принял, выслушал, поднял трубку прямой связи: «…Жопошник! К тебе такой-то обращался?.. Ну и какого… ты ждешь? Магаданский песок хочешь кушать?» Трубку положил: «Иди, все будет сделано!» С этой бандой только так и можно. Тюрьма или стенка. А иначе — ну ни как! Но Б. Н. Ельцин ограничен в своей власти, не то что Л. П. Берия в условиях чрезвычайности.

Блат, как известно, выше наркома! И первого секретаря! — добавим от себя. Как-то я прочел интервью последнего министра торговли СССР К. Тереха, так он рассказывал удивительные — с точки зрения здравого смысла — вещи: некоторые его коллеги — министры — писали просьбы на имя генсека М. С. Горбачева или премьера Н. И. Рыжкова, чтобы им выделили один телевизор (!), который им нужен для подарка, хотя какой-нибудь директор профильного магазина, мог их иметь хоть вагон. Знали бы, обратились к нашему начальнику снабжения. На нашем заводе какая-то умная голова сделала так: в номенклатуру одного изделия «втиснули» очень популярный переносной цветной телевизор «Шилярис» и его отпускали по разнарядке, потом его изымали, вставляли свой черно-белый «Рассвет» и отправляли в войска, а цветные разошлись по начальству и на подкуп нашим поставщикам. Вот она и есть жизнь номенклатуры во всей красе. Но это — цветной и сочный быт. А наше дело: серая и скушная политика.

Расскажу один случай, полученный из надежных незаинтересованных источников. Кто такой Арвид Янович Пельше, сегодня надо объяснить: этот латыш под конец стал членом Политбюро и Председателем Комиссии Партийного Контроля. Партийной Инквизиции. Его боялись как огня. Без криков (прибалт все же!) и скандалов он вершил: быть или не быть кому-то в партии. У Пельше был сын, который поступал в обычный технический вуз. Сдал все на «5», но его в списках на зачисление нет. «В чем дело?» Ответ: «А пусть нам папа позвонит». Абитуриент — к отцу, тот звонить не стал, и через некоторое время Пельше-младший поступил, потом стал доктором и профессором. Но все же! Пельше-старший не кто-нибудь, а Председатель Комитета Партийного Контроля!!! А тут какой-то ректор московского вуза, коих как собак нерезаных… Пусть, он и не ударил в лоб, он и не сказал ничего против, но предложил свою игру, хотел, чтобы играли по его правилам.

Более полная картина Москвы как своеобразной политической подсистемы внутри (а точнее, наверху) всего СССР есть тема отдельная.

Кое-кто из москвичей незаметно образовали второй эшелон власти. Из них была соткана сетевая, малозаметная как для исследователя, так и не для каждого практика подсистема. «В сфере управления всегда существовали официальная и теневая власти, причем от последней зависело принятие ключевых решений. Вспоминается молодой человек, представитель крупного объединения в Ленинграде (…), часто наезжавший в Москву. Он весьма успешно пробивал дела объединения в министерствах и ведомствах, используя тайный список лиц для каждого ведомства, которые реально принимали решения. Согласовывать заявки и проблемы нужно было только с ними. И этот список отнюдь не совпадал с номенклатурными должностями. Успех деятельности молодого человека объяснялся тем, что он имел дело с реальной теневой властью, существовавшей уже на среднем уровне. (…) Высшую власть, как правило осуществляет сетевая структура, которая обычно носит скрытый характер. В СССР недееспособность генсеков Л. Брежнева и К. Черненко, формально обладавших огромной властью, практически не отражалась на повседневных делах. Реальное управление осуществляла неформальная сетевая структура, в состав которой входила относительно небольшая группа людей. Ее взаимосвязи и взаимозависимости оставались в тени» [5. С.323–324]; «В советские времена самыми уважаемыми чиновниками были те, что «сидели на фондах». Мелкие клерки в истертых сатиновых нарукавниках и дряхлых очечках, с соплей на кончике носа, а заискивали перед ними сильнее, чем перед генералами, — они распоряжались раздачей государственных фондов на поставки сырья, оборудования, материалов» [2. С.288]. Вы думаете ничего страшного? — Нет-с, отнюдь. Просто официальная, вертикальная государственная структура управления уже была заменена на неофициальную строго личную сеть. А там и до развала всего недалеко.

Мы только теперь узнаем, до чего было все не просто. М. С. Горбачев в 1984 г. готовил реабилитацию товарища И. В. Сталина. А в 1986 г. помощники положили ему на стол расстрельные списки, и его круто развернули.

Б. Н. Ельцин, заряженный на самостоятельную политику, искал на кого бы опереться. В свежих источниках говорится: интеллигентный люд защищал днем и ночью Лефортово, где якобы партбоссы хотели понастроить себе «ближних» дачек. И Ю. В. Бондарев возил того на своих «Жигулях» глянуть на костры ночных пикетов на другой берег Яузы, до контактов не снизошли, но рекогносцировку провели. Ну а контакт с лидером «Памяти» фотографом Дим-Димычем был весьма публичным.

За 80-е в Москву с мест перекочевали все главные публичные политики. А. Алиев — декабрь 82; В. В. Бакатин — ноябрь 88; Э. Бурбулис — май 89; А. В. Власов — январь 86; В. И. Воротников — 83; А. Н. Гиренко — сентябрь 89; А. С. Дзасохов — февраль 90; А. Ф. Добрынин — февраль 86; В. А. Ивашко — июль 90; Н. Е. Кручина — сентябрь 83; В. А. Купцов — апрель 90; Е. К. Лигачев — декабрь 82; Б. К. Пуго — 88; Н. Н. Слюньков — 87; Е. С. Строев — сентябрь 89; Э. А. Шеварднадзе — июнь 85; О. С. Шенин — июль 90; Д. Т. Язов — январь 87; А. Н. Яковлев — июнь 83. (Извините, не вспоминаю титулы — вспомните сами, кто эти недавние властители.)

В Москву понабрали людей, которые не всегда соответствовали своей новой работе. Ведь руководство или, по крайней мере, работа в центральном аппарате требуют других навыков, понимания масштабов всей страны. А учитывая, что СССР был еще и супердержавой, то на таком руководстве лежало решение и глобальных проблем. Это подразумевает, что у таких людей должно быть понимание политического пространства и его расширение до масштабов всей Земли! И вот за столом, откуда виден весь мир, появляется человек с умом секретаря райкома или того меньше. Е. К. Лигачев тут как олицетворение всего этого явления. Будучи вторым (а по некоторым оценкам, и первым!) человеком в партии и стране, он бесконечно ссылался на свой «томский опыт» [3. С.8].

Из глубинки подтянули новичков, которых потом использовали столичные кукловоды. Рука опытного режиссера выбирала кого-то, вырывала из провинциальной глуши, выводила на сцену. Первое время он только озирался, оказавшись в центре внимания к своей персоне. Этот новичок начинал думать, что без него теперь страна не обойдется, начинал строить из себя большое начальство, все пугаются, а у него ничего не получается. На него начинают показывать пальцами, его критикуют, потом от него избавляются. Он уходит на пенсию, так ничего и не поняв. А его просто вызвали на сцену, чтобы он отыграл свою роль, дискредитировав свой пост, свою контору, после чего он не нужен, и вместо него новый актер играет свою точно такую же роль…

Медведь на воеводстве

Если верить обоим, то М. С. Горбачев еще в конце 1970-х говорил Э. Шеварднадзе: «Все прогнило. Все надо менять». Неизвестно, какими словами он напутствовал на пост персека Москвы Б. Н. Ельцина, давая carte blanche на войну с аппаратом.

В книге о работе Первым секретарем МГК сообщено много нового, но исходя из старого. Вот отрывок: «Помню, ночью я приезжал домой, охранник открывал дверь ЗИЛа, а сил вылезти из машины не было. И так сидел минут пять-десять, приходя в себя, жена стояла на крылечке, волнуясь, смотрела на меня. Сил не было рукой пошевелить, так изматывался» [3. С. 25]. Когда я в первый раз прочел эти строки — в том же бесконечно далеком 1989 году, то подумал: «Ну, дядя, ты даешь: что-то ты преувеличиваешь. Это же не грузчиком работать на сдельной». Но оказывается, как убеждает М. Н. Полторанин, так и было.

Б. Ельцин и тогда, восприняв слова М. Горбачева о перестройке (да еще вкупе с ускорением и гласностью) за чистую монету, кинулся непосредственно исполнять общеокруглые указивки: «углубить» и «ускорить»; он воспринял, что они — все Политбюро — вместе ведут борьбу с отсталым и косным (застойным) аппаратом; что все будет как в Свердловске — дал указание — сделали — доложили, в том числе, что ждут нового указания.

А тут? — С одной стороны, 26 июля 1986 г. «за провал в организации работы по обеспечению населения плодоовощной торговли в районе, а также за ряд других серьезных упущений» с поста первого секретаря Киевского райкома партии был снят А. Коровицын. Через семь месяцев он покончит с собой: выбросится с балкона. С другой стороны, идет саботаж: снятые лица устраиваются на новую работу над самим Б. Н. Ельциным — в аппарат ЦК КПСС. «Мы призываем друг друга уменьшать институты, которые бездельничают, но я должен сказать на примере Москвы, что год тому назад был 1041 институт, после того, как благодаря огромным усилиям с Госкомитетом (по науке и технике — ГКНТ СССР. — А.Ш.) ликвидировали 7, их стало не 1041, а 1087. За это время были приняты постановления по созданию институтов в Москве. Это, конечно, противоречит и линии партии, и решениям съезда, и тем призывам, которые у нас есть» (Цит. по: [3. С. 50]). У Б. Ельцина опускаются руки.

«Разногласия» в противоположность «единству»

Дело пошло к снятию…

А ведь интересная была проработка тов. Б. Ельцина. Интересная, именно в деталях. Скандалов на публике Советы старались избегать. Но они были. Но совершались они по необходимости, и все, как один, вне посторонних, на Пленумах ЦК. И недаром И. В. Сталин отличал их от съездов: там — форум, кворум и шумиха, а здесь — строго работа, без всяких аплодисментов.

И. В. Сталин покритиковал на Пленуме в октябре 1952 г. В. Молотова и А. Микояна. Наверное, уже к тому времени покойный, Л. П. Берия — объект критики на специально собранном Пленуме холодного лета 53-го. «Антипартийная» группа выступила против Н. С. Хрущева, но верные ему армия и КГБ сделали свое дело, и все они вместе с «примкнувшим» Шелепиным разогнаны. Хрущева снимают в октябре 1964 г. Покритиковал первый секретарь Московского горкома (опять!) Н. Г. Егорычев состояние дел в сфере ПВО, нагнал ужас на московскую политическую элиту, которая живет как в раю, если б только не американские ракеты и бомбардировщики (первый элемент акции был недурно разыгран, но почему не последовали следующие?) — отправить послом его. Первый секретарь Мордовского обкома П. М. Елистратов подготовил к одному из пленумов 1971 г. хорошее выступление, но был притравлен по указанию С. К. Цвигуна, а там и снят. Незадача. Министра внутренних дел Н. А. Щелокова и первого секретаря Краснодарского крайкома Медунова изгоняли из членов ЦК тоже на Пленуме.

Мы все всё помним.

Поведение действующих лиц интересно. Е. К. Лигачеву не нужен скандал: он делает вид, что не замечает поднятой руки Б. Н. Ельцина, — знает, что тот будет критиковать именно его. М. С. Горбачеву скандал нужен по той же самой причине: конфликтный потенциал Егора Кузьмича и Бориса Николаевича куда выше, чем персека и генсека. Тут все — просто. Остальные: выступающие и массовка. А вот кто остался за сценой? Кто сталкивал первых лиц лбами? Кто-то мог и подлить последнюю каплю в чашу терпения Ельцина и толкнуть его на этот шаг?

Но времена-то новые. И вот после Пленума по всей стране раздрай: одни за Ельцина, другие — против. Ситуация с самого начала была не из легких. Почему? — Да потому, что уже все было так запущено, Брежнев своей политикой стабильности всех развратил, что выход или, вернее, конец мог быть только один: либо всех выгнать и поставить новых, либо… То, что получилось.

Одним из первых выступил В. М. Чебриков: «Да, не полюбил ты Москву, Борис Николаевич». «Да, не полюбил ты Москву!..» А вот член Политбюро, председатель Комитета глубокого бурения, Виктор Михайлович Чебриков, днепропетровец, Москву полюбил: дочку выдал замуж за министра строительства. Ныне мультимиллионера. Да это не обидно. А больше то, что после отставки пошел он начальником охраны Кобзона. (Ну, на самом-то деле, крышевать и быть шестеркой). А И. Кобзон был плотно повязан с наркомафией СССР, да так, что его — еврея! — в Израиль не пускают.

И еще он сказал, как на Западе надеются на раскол в плотных рядах советской верхушки.

Как напоминание, небольшая справка.

По запросам Госдепа США, которому, как никому другому, много приходилось сталкиваться лоб-в-лоб с Советами на переговорах, в «мозговых центрах» Америки разрабатывались методики обработки дипломатов.

Первая такая методика была создана исследователем РЭНД-корпорации (social science research staf The RAND Corporation) Н. Лейтесом (Leites) и называлась «Операционный код Политбюро» (The Operational Code of the Politburo). На основе произведений классиков марксизма-ленинизма был выявлен стиль мышления советских политиков и даны рекомендации (т. н. когнитивная карта), как с ними разговаривать, чтобы в чем-то переубедить.

Но в дальнейшем шаги Советского Союза становились все более непредсказуемыми, и прогнозы, построенные на старых методах, с каждым годом все более и более не совпадали с реальностью. Такое происходило вследствие того, что само руководство КПСС и СССР размежевалось по большому счету, как минимум, на два лагеря, а по отдельным вопросам и того более, и внутри Политбюро все труднее было выработать компромиссное решение. Американским аналитикам требовалась иная методика, и она была выработана. Такая «система была разработана и введена в действие в 1984 г. специалистами ЦРУ США. Главная ее цель — составление с помощью специальных компьютерных программ прогнозов динамики развития политической и экономической обстановки в зарубежных странах. (…) Эксперты, занимающиеся исследованиями в рамках этой системы, заявляют, что на основании многолетнего опыта ее использования можно с большой долей уверенности говорить о высокой точности прогнозов. В частности, по их словам, с помощью методики «Фэкшенз» в мае 1991 года был предсказан августовский путч. (…)

…Следует отметить очень высокий профессиональный уровень этих специалистов (из ЦРУ и других учреждений США. — А.Ш.): в процессе общения они демонстрировали знание таких нюансов российской политики, в которых разбираются далеко не все отечественные журналисты, пишущие на политические темы» [4.183. С.1]. Хотя сказанное относится уже к постсоветским временам, приведенное описание мы можем смело переносить на предыдущий промежуток в жизни страны — применялась эта система и в годы «перестройки».

Сама методика «Фэкшенз» носила закрытый характер, но ее первооснова была уже известна и в примитивном виде заключается в том, что западные журналисты, аккредитованные в Москве, и кремленологи были заняты поиском расклада сил на советском политическом олимпе: «Десятилетиями зарубежная пресса писала о «тайнах Кремля», подразумевая под этим процесс принятия решений на высшем уровне советского политического руководства, а также борьбу между сторонниками различных тенденций развития, между ведущими политиками, претендующими на лидерство. Вообще говоря, ничего удивительного в наличии таких тайн нет и быть не может — во всех странах политическое руководство вынуждено ограждать свою деятельность от чрезмерного любопытства прессы и повышенного внимания зарубежных политических разведок» [6. С.5]. Учитывая, что многое было недоступно рядовым журналистам, то и методы сбора информации были самыми примитивными и косвенными: «Специалисты по Советскому Союзу зачастую основывали свои представления и прогнозы о СССР по расположению членов Политбюро на мавзолее Ленина» [7. С.35] (Со ссылкой на: [8. Р.1]). Исходя из «борьбы между сторонниками различных тенденций развития» и делались выводы о том, каким именно путем СССР пойдет дальше. При описании, например, в миланской газете «Corriere della Sera» конфликта Ельцин — Политбюро такого рода справочная информация подавалась под конкретное событие.

Точка перегиба — 2: поворот в сознании

Лично я и, возможно, еще кое-кто, чьи мысли замешены только на конспирологическом подходе самого дурного качества, всегда полагали, что не только Б. Н. Ельцин, но и добрая половина Политбюро — это не люди, а монстры, выращенные в пробирках тайных лабораторий «третьей мировой». Они там, в закулисье, были настроены по специальным программам чуть ли не непосредственно ЦРУ и сотворили свои черные дела вполне осознанно, в тайном от всех сговоре, и чуть ли не с мистическим уклоном. А. Проханов объявил Горбачева «медиумом», Эд. Лимонов установил, что он «мутант», а Б. Олейник в книге «Князь “тьмы”» утверждает, что М. Горбачев — Сатана. Другие — не лучше.

А того Б. Н. Ельцина, что был, реального Б. Н. Ельцина, что предстает из мемуаров: наполовину хорошего, наполовину плохого (как и все мы, грешные), мы бы не признавали. И вот он, черно-белый, стал самым большим плохишом. Он в этой стае (Политбюро, Московский горком, весь московский истеблишмент), взяв сильно влево, как и полагается в политике, оказался на правом фланге, этакая, знаете ли, диалектика диалектики. Или, «вот такая большая загогулина».

Кто-то в таком случае ушел бы в тихое забытье, возможно только время от времени легко комментируя поражения слабого человека и политика М. С. Горбачева (поведение Гр. Явлинского). Но это не для такой активной фигуры, как Борис Ельцин. Отнюдь (вспомним Е. Гайдара). Олимп и первая неудача только распалили его.

Оказавшись в кремлевской больничк, и оставшись один на один с самим собой, он и принял новое решение: Ах, так!

И следующий шаг, который сделали за него, пиар-акция, которая сотворила из него «заступника народа». Главное, на нее «клюнуло» и повелось множество народа. И прежде всего журналисты, которые вырывались из-под косного контроля парт-идеологов, и для них это стало пробным камнем. Это вам не нынешнее время, где у нас старания кремлевских политтехнологов вызывают чувство брезгливости: Пашем как рабы на галерах, Я вышел на Красную площадь и тут ребенок, мне захотелось чмокнуть его в животик. Тогда поверили: ну не может же быть, чтоб там были все одинаковы, вот и нашелся человек, который высказал то, что мы думаем.

Точка перегиба — 3: остаться в Москве

Политическая система — если с ней столкнуться лоб в лоб — приносит много неприятностей. Примерно также она поступила и с Ельциным. Вот в таком-то случае и частенько и бежали за рубеж. (Некий работник армянского КГБ вышел на группу коррупционеров, ну что там вышел? Почти как в Москве — хватай каждого второго, и не ошибешься. Он, в таком же точно случае, получив по носу, просто ушел за границу, понимай: став предателем.) Именно таков был довод тех, кто советовал М. С. Горбачеву не отпускать Б. Н. Ельцина за границу, кто удержал его в Москве: здесь-то мы его худо-бедно, но проконтролируем, а там-то он удерет, обязательно удерет. И кто? Бывший кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, бывший первый секретарь Московского горкома КПСС, бывший член Президиума Верховного Совета СССР… Все равно не убедили?.. Но это вам не чех Млынарж или югослав Джилас. Ельцин — член Военного совета Московского округа ПВО (он один раз приехал на командный пункт и устроил там, «понимашь», всем разгон. И он в этом деле не ухом, не рылом). А это — важнейшие государственные и военные тайны, нужно создавать новую систему ПВО-ПРО, а это многие годы и многие миллиарды. (Это теперь америкосы все знают лучше нашего, а тогда секреты еще блюли.) Это — блеф, но он-то и подействовал. Да, убедили. Это, как потом оказалось, был очень умный шаг московских кукловодов.

Точка перегиба — 4: особые отношения с КГБ, или самая глубокая из всех глубоких разработок

В терминах КГБ так называемая глубокая разработка — организация оперативно-агентурных комбинаций по обработке лиц, принимающих решение для продвижения своих замыслов. И тут стоит вспомнить о том, что и кто сделал Ельцина. Там была целая сеть офицеров (официал, как говорят на Западе) и агентов (нон-официал).

Как был сделан первый значительный шаг — переезд из Свердловска в Первопрестольную на пост секретаря и завотдела ЦК по строительству, мы уже описали. А ход в кресло первого человека в Москве ему помогла сделать ЧК. Конкретно — начальник ОБХСС МосГУВД А. Н. Стерлигов, который «топил» В. В. Гришина и всю его команду. Но принято говорить, что он боролся с мафией. Да, ничего не скажешь, удачная борьба… С точностью до наоборот.

На должности первого заместителя Председателя Госкомитета СССР по строительству за Б. Н. Ельциным присматривал эксперт при Председателе и начальник отдела по совместительству В. П. Юрченко. (Эксперт этот занимается, например, самыми прозаическими вопросами: надо, чтобы жилой дом был спроектирован и построен так, чтобы балконная дверь открывалась вовнутрь, и тогда штурмующему спецназу легче ее вышибить и оказаться в нужной квартире.) А сам Председатель Госкомстроя СССР Валерий Серов, как уже мы сказали, приходился зятем В. М. Чебрикову. Роль А. В. Коржакова хорошо расписана. В приемной «оттуда» сидел также один из его личных секретарей В. И. Мамукин. Ельцина учат играть в теннис — дочка президента. Пресс-секретарь П. Вощанов — сын полковника-разведчика. (Справка: на конец СССР у нас было четыре разведки: ПГУ КГБ СССР — внешняя политическая разведка; 3-й отдел Третьего Главного Управления — военная внешняя контрразведка; Разведывательное (Оперативное) управление Главного Управления пограничных войск — приграничная разведка; Главное Разведывательное Управление Генштаба Вооруженных сил СССР — военная разведка. Выбирайте сами).

На пути к вершинам власти ему и его команде удалось осуществить три государственных переворота. Август 1991 г. На заговор М. С. Горбачева, который на этот раз хотел убрать Б. Ельцина, ступившего бы на нелегитимное поле, был наложен замысел генералитета КГБ. Власть над КГБ перешла к дуумвиату: Б. Н. Ельцину, чьи ставки росли, и М. С. Горбачеву, у которого власть просто таяла. Декабрь 1991 г. Уход из-под юрисдикции Центра начался с обсуждения этого вопроса с министром безопасности РСФСР В. Баранниковым. Сентябрь — октябрь 1993 г. Б. Н. Ельцин свергнул власть Советов народных депутатов РФ, попутно устроил расстрел Белого дома танками, экипажи которых навербованы военной контрразведкой. Таким образом, каждый раз он добивался расширения своих политических возможностей. И в каждом из этих событий решающую роль играли спецслужбы.

Точка перегиба — 5: бунт после перестройки

О роли советского народа в крушении СССР многие любят у нас болтать на разные лады, задаваться какими-то вопросами: «А почему?…» С. Е. Кургинян в своих выступлениях, повторяя, так или иначе, сюжет «Операции «Голгофа»» М. П. Любимова, говорит, что одним из устремлений на разгром социализма некой части искренней партэлиты была шизофренизация. Доведя народ до белого каления созданием искусственного дефицита и получив данные соцопросов о недовольстве населения, там искренне посчитали: надо будет уничтожить социализм, но так, чтобы народ просто ужаснулся капитализму, потом сделал переворот и с удвоенным энтузиазмом и ожесточением к еретикам начал строить социализм. Он (С. Е. Кургинян) сам под это дело написал статью «Коммунизм начинает побеждать в мировом масштабе», аккурат опубликовав ее под самый августовский (1991 года) путч [10. С. 2], где убедительно (а Сергей Ервандович это умеет, как никто другой: не доводами, так истерикой) доказывал, что народы Восточной Европы, уже к тому моменту хлебнувшие лиха по самые уши «прелестей капитализма», как минимум готовят восстановление прежнего порядка, ну а там и остальные подтянутся. Вся эта его фантастика основывается на неверном суждении о том, что народ является творцом истории (из области коммунистической мифологии: надо же было как-то задабривать население). Так-то оно так, да вот такой эксперт, как Маргарет Мид (1901–1978) из РЭНД-корпорейшн, как-то верно заметила: «Никогда не сомневайтесь в том, что небольшая группа мыслящих активных граждан способна изменить мир; на самом деле, всегда именно так и происходит» (Цит. по: [11. С. 147]).

«Революции делаются в столицах, а бунты случаются в провинциях», это, конечно же, общеизвестная банальность, но только приписывать ее стали отчего-то Е. Боннэр. Но Москва, по самым разным причинам (и прежде всего описанным), не стала спасать самое себя и страну. Кто поможет? — Просоветские-антигорбачевские были в Белоруссии и в Ленинграде. Стоило только начать — а там и войска бы подтянулись. Однако, не случилось… Это — тема отдельная.

Пусть и не первый, но Полторанин напомнил, что момент разгрома СССР — это еще и отрыв от России присосавшихся, как пиявки, южного подбрюшья, Прибалтики «и прочих шведов» — мог стать прорывным для России [2. С. 243]). Но на Западе четко сказали: не для того был уничтожен СССР, чтобы русские стали жить лучше. Поэтому доразворовывайте всё, везите к нам, но категорически запрещаем вкладывать в развитие страны, мы вас вгоним в пещерный век.

Сатанинское так и выпирает из Ельцина. И бегут от него табунами: Что тот, понимаешь, что этот! Одна загогулина за другой: то он описает колесо самолета в Балтиморе, то наяривает калинку-малинку, дирижируя немецким оркестром, то танцует что-то типа фокстрота в Новосибирске, то ложками по балде президента суверенного Кыргызстана, понимаешь.

Ельцин, по-видимому, вообще какой-то феномен. Вроде, страна огромная, и добрых людей, и всякого человеческого дерьма тут должно хватить на все посты в Кремле и вокруг еще не на один километр. Но сколько у него противников? Но не могут для него ничего подобрать кадровики. Уходили генпрокуроры: Степанков, Казанник и Скуратов. Не угождали министры, генералы, губернаторы. Я как-то по итогам его сидения прочел справку: за все его время в РФ побывало небывалое число министров, аж более 700. Сам арифметикой не занялся, но верится. Конечно, тут и обычные потери России от большой смуты («Мыкола, шоб ты зробив, кали був царем?» — «Та как усе: украв сто рублев и утек за кордон!»), но уж больно персона президента № 1 давила на всех. Да еще и неизвестно, кем он себя в реальности ощущал. Если М. Н. Полторанину он запомнился рыком: Я — ПРЕ-ЗИ-ДЕНТ, понимаешь! То пресс-секретарь П. Вощанов вспоминает, как ему было сказано: Идите и делайте то, что вам ваш ЦАРЬ велит!

Простые люди где-то больше интуитивно понимают, что Кремль — это сплошной ужас. Но люди, побывавшие там, за стенами с зубцами, вырвавшись парадно ли — через ворота башен либо через подкоп, ошарашивают: ужас-ужас! Примерно как в анекдоте: некто приходит в бардак, и просит девушку, сам при этом немного мнется: знаете, у меня то-сё. Его успокаивают: обслужим! Проходит 5 минут, и из комнаты вылетает девушка с криком: ой, ужас-ужас! Ей отправляют на замену другую, то же самое, и так пока все там не перебывали. Тогда встает сама мадам: Ну что ж, наше дело принципиальное, надо ублажить клиента! Идет и ложится сама, выходит: Ну, ужас, но никак уж не ужас-ужас!

Есть у нас мемуаристы из-за кремлевских стен, те же А. Коржаков, В. Стрелецкий, О. Попцов, Ю. Скуратов, В. Костиков. Но никто еще так не исходил криком:

УЖАС-УЖАС!

Кивают на коррупцию. «Коррупцио» в переводе с латинского — подкуп, разложение государственного аппарата, продажа чиновниками своих полномочий преступному миру. Коррупция — это в Италии, в Штатах, по всему миру, наконец. У нас, в СССР, это — не коррупция. Это — итог войны. Той самой, третьей мировой, которую мы вдрызг проиграли. Это — контрибуция, это — рабство (и финансовое, и физическое).

Боюсь, что для тех, кто реально столкнется на новом политическом курсе в борьбе с врагами России, рано или поздно станет ясно, что действительно-то все гораздо глубже и хуже, где-то на порядок. С другой стороны, в этом и свой плюс: с коррупционерами борются приговорами, нарами и юридической процедурой «3 года нельзя занимать государственные должности»; с врагами такого масштаба стенкой и могилой.

Реперная точка: выбор на сегодня

Рано ли поздно ли, но удивительные кульбиты Большой Загогулины кончатся. И будет все по-другому.

Пока, правда, все с точностью до наоборот.

И вина в этом не врага (он не хуже и не лучше чингизов, хазар и прочих), вина здесь в нас самих.

Некто жалуется: написал я несколько статей в местной патриотической газете и прослыл в определенных кругах интеллектуально продвинутым человеком. И вот один мой знакомый — на этой почве — завел со мной такой разговор: «Слушай, ты же у нас умный человек?» Честно говоря, я — что-то четко знающий человек, но это детали, и я киваю головой. — «Так возьми и составь списки всех местных евреев». (Это, кстати, то, над чем смеются: якобы РНЕ при вступлении непременно требовало от вступающего найти и занести в реестр 16 (?) евреев). «Зачем?» — это последняя попытка удержаться от смеха и оставить разговор в пределах здравого смысла. «Ну, надо, вот придем к власти и тогда…» — «Да зачем вам сейчас списки местных или всех вместе взятых, включая Израиль, евреев? Ну, давайте я вам какой-никакой здравый план революции набросаю, раз вам не терпится. А там придете к власти, и милиция вам сама преподнесет все списки, на блюдечке преподнесет». Вздох сожаления: «Нет, революция сама собой произойдет, а списки нужны всегда».

Политик сдает, как проститутка и предатель, всех, кого ведет за собой. А нынешний коммуняка бежит за ним, приседая задом, и спроси такого: «Что ж, вы — гады, Родину-то предаете?» А у него и алиби наготове: «А это не я — предатель, это мой фюрер предает Россию» (это только пример — остальные не лучше).

Место нашей оппозиции, ее называют то системной, то внесистемной, а на самом деле бессистемной давно определено. Ей же самой. Когда нет интеллектуальной силы, то нет и политической. А на нуль в политике не обращают внимания, как и в арифметике. Некий политик официально высокого ранга пришел к В. Суркову, устроился в кресле поудобней и повел такую речь: вотде, были времена, вы были демократы, мы — патриоты; теперь, когда пришел Путин, вы объявили, что становитесь патриотами. Раньше мы были против вас, а теперь мы готовы помочь. Но только не знаем чем. Сурков отвлекся от бумаг, без интереса посмотрел на визави и ответил: Вы нам не мешали раньше, и нам не нужна ваша помощь теперь — только под ногами будете путаться. Да, это не дипломатично. Но какова оценка всей 20-летней «деятельности» оппозиции? Разговаривают только с сильными. Если нет силы в обычном понимании, то хотя бы, можно быть сильными умом. А нуль просят: иди и не мешай толковым людям.

И смеются над ними много и искренне. Вспомним С. Г. Кара-Мурзу: «Помню, перед 1 Мая читаю в патриотической газете, что на просторах России идет Третья Отечественная война. Тут же звонок в дверь — почтальон, с круглыми от уважения глазами, принес мне письма с пометкой «Правительственное». Поздравления с праздником от уважаемых мною лидеров оппозиции. Видно, попал я в какой-то список. Читаю: «Пусть счастье придет в каждый дом!». Хватаю опять газету — там про Отечественную войну. В голове сразу возникает образ: батька Ковпак в землянке подписывает кучу поздравительных открыток всему подполью от Путивля до Карпат с пожеланием счастья каждому дому — и дому повешенного партизана, и дому гауляйтера Коха».

А народу действительно все пофиг. Население демонстрирует удивительные чудеса управляемости и тяги к самоубийственности. Да и кто народ-то? — Тот, кто бегает на «правильный митинг», а сие значит, не к оранжистам: к Собчак и Немцову, а к Кургиняну и Проханову. Есть ли разница? — Есть она, есть. Как в 17-м: те, кто побегал к Ленину и Троцкому, потом оказались в Смольном и далее в Кремле. А те, что болел за «душку» Керенского и полуазиата Корнилова, оказались на задворках Парижа.

Даже полной гибелью — (100 %-ной) — всерьез! — наш народ уже никак не запугаешь и к делу не толкнешь.

Да на народ-то никто уже и не рассчитывает. М. Н. Полторанин несколько раз заводит речь о кардинальной смене власти. Со стороны народа ее ждать нечего. И когда (если верить, конечно же, открытым публикациям: Ельцин «Президентский марафон», Скуратов «Вариант Дракона») пишут, что министр внутренних дел опасается каких-то резких действий власти, которые автоматически вызовут народные волнения, то это — блеф и подталкивание к новому самоубийственному октябрю-93.

Почему? — Ответ находим у серьезных ученых, хотя прямо и не занимающихся такими проблемами. Директор Института социологии, академик Г. В. Осипов объясняет через газету «Завтра» азы: «Между физическими и социальными областями есть принципиальное различие. В физике, скажем, если стрелка, перешла красную черту, то котел должен взорваться. В обществе мы можем констатировать, что стрелка перешла красную черту, но для того, чтобы народное возмущение вырвалось наружу, необходим еще ряд таких ситуативных моментов, которые могут возникнуть по самым различным поводам. Социальные взрывы не происходят автоматически. Если вам понизили заработную плату, вы вряд ли сразу пойдете на улицу, но будете решать и думать, что делать. Это занимает определенный промежуток времени. Здесь нет прямой связи, после «А» не бывает сразу «Б», всегда есть определенная пауза» [12. С. 3].

Никто народа — пустое место, оно и есть пустое место — всерьез не опасается, ибо, как говорит та же газета: «Нормальные люди хорошо понимают, что такое организованные вооруженные силы. Существуют подразделения, готовые выполнить задачу по подавлению любых беспорядков в считаные минуты» [13. С.7].

Да, пока как откровенно сказал С. Г. Кара-Мурза, отвечая на прямо поставленный вопрос: существует некий паритет: они нас не могут сломить, а мы их. Хорошо бы, конечно, чтобы к 7 ноября 2017 г. во главе страны был Комитет Национального Спасения, как мечтает М. Н. Полторанин [2. С.59], но — увы!

Точка контрперегиба: по гамбургскому счету — 1

Да, я понимаю: «Критиковать и злобствовать всегда легче. Выдвинуть разумную программу действий — значительно труднее»!..

Сама культура оппозиции должна быть системной. Что это значит? Вот вам пример. Лет уж семь как тому назад прозвучало, что революции в стране не будет: де исчерпаны лимиты. Кто это сказал? Добро бы специалист по кудетологии (это такая наука о переворотах, мятежах, революциях, прочих безобразиях)… Нет, это просто лидер одной партии — носителя идеологии, которая уже показала свою полную бестолковость. При обычном подходе начинается спор ни о чем: один говорит, что это может быть, другой — что нет, и ни при каких обстоятельствах. Заканчивается всегда одинаково: «Дурак!» — «Сам — дурак!» При системной культуре этого ничего нет. Все проходит очень скучно. Несогласный оппонент садится и пишет сценарий (или, при хорошем вдохновении и продуктивном мышлении, несколько). В нем указываются способы достижения цели, методы работы, цепочка событий, которые неминуемо должны привести к желательному результату. Если расчет показывает, что в вашей системе не хватает тех или иных функций, структурных подразделений, тех или иных специалистов, то это отмечается особо. Этот сценарий и есть критерий истины, а не чья-то звонкая фраза.

Но кто у нас что-то может на фоне полной интеллектуально-организационной импотенции? — Да, есть сила, именно сила, существует. Сегодня — это низы, до майора включительно. Вооруженные Силы. ФСБ и далее по списку: младосиловики!

Политические партии пронизаны агентурой, и даже малейший писк оттуда слышан на Лубянке — а оперативники сами действуют через агентов. Раздай инсургентам оружие, так они сами себя перестреляют — а эти боевые офицеры выиграли не одну кампанию по всему югу. Доверь националистам, скажем, власть, так они всех рабиновичей посадят на нары, а русского вора Ивана обязательно упустят. — Ну а у оперативников на всех есть свои досье. Нужен импульс — злость эти боевые парни накопили в Чечне и на улицах наших криминальных столиц.

Догадываются ли в Кремле, кто их враг № 1? Газета «Завтра» лет уж 10 как назад писала, что министрам-силовикам и командирам придворных полков-бригад столичного гарнизона специально доплачивают очень большие суммы и в долларах только за то, что они смогли через своих купленных-перекупленных генералов удержать под контролем свои кадры. Одним только ВВС-никам Б. Н. Ельцин отвалил 9 миллионов долларов (см. [2. С. 267]).

И вот когда, наконец, дело дойдет до кардинальной смены власти, то все поменяется с точностью до наоборот. Это сегодня добренькая прокуратура ходит по камерам и спрашивает: каково оно? Ну а там и Сталин настойчиво постучится в двери России, и потом будет как у Жеглова: «Выходить по одному»; как в картине Урсуляка: «Первый — пошел! второй — пшел!! третий!!!..»; как у Полторанина: «И ви тоже, господин хороший, собирайтесь на Колыму

Точка контрперегиба: по гамбургскому счету — 2

Предлагаемое «аварийное» снижение спутника на юго-запад Англии, где-то над Лондонградом, куда перебежали грабители с большой дороги, штука очень хорошая, эффективная и не дорогая, и я не против в целом. Но причем здесь англичане? — Ну, конечно же, стоит только это сказать, как сразу неминуемо попадешь в число предателей Родины: признано, что враг России № 1 — это лондонские денди. И уничтожить английских хозяев надо, и надо только вместе с российскими холуями.

Нисколько не защищая первых, хотел бы приготовить только для последних одно средство под названием «этническое оружие». Суть понятна: в воздухе распыляют споры бактериологического оружия, «заряженного» под ДНК конкретной нации. Уничтожается только она, остальные тут же ходят и даже насморком не хворают. Делалось оно в городке К. Н-ской области. Вроде бы, М. С. Горбачев, как истинный интеллигент, «демократ» и «гуманист», ужаснулся его разработкой и приказал закрыть навсегда, уничтожить все чертежи после консультаций с Вашингтоном. Но мы-то с вами знаем, что «рукописи не горят» и многие наши прогрессивные вещи ушли в катакомбы (по выражению С. Кугушева).

Согласен: спутник с ураном для Запада — ужас! Ракета Уткина «Satana» — тоже ужас!! «Stilet» с минометным стартом — ужас!!! Но, рискну предположить, что атом — уже вчерашний день. Эта штука крепко взволновала мир своим появлением. И, зная закономерности, рискну предположить, что его уход из «большой политики» будет таким же, как и приход: где-то громыхнет новыми двумя взрывами. Что тоже взволнует мировую публику. Чем рванет? — На сегодня оружие № 1 в этой сфере — антивещество. Синтезируется мгновенно, хранится в пузырьках жидкого гелия и удерживается под влиянием магнитного поля. Ну, а как рванет, так и костей не соберешь. Испытывают его в океанах и считают не через тонны тротилового эквивалента, а глубиной воронки. Всасывает будь здоров — до 800 метров.

Но сейчас не о прошлом, а о будущем. У нас много говорится об оружии на новых физических принципах. То волны, то неубивающие пули, то клей, в котором танк застревает, и т. д. Но если подойти искренне, то давайте будем откровенны: пишут интересно, фантастически, но все — ерунда.

Начнем с теории.

Все, что нас окружает (материальное, духовное, социальное, живое — не живое), несет в себе четыре составляющие:

— информация;

— элементность;

— структурность;

— временность.

И стоит только изменить одну составляющую на анти-, как за ней скачком уходят другие. Что-то мы (люди) уже научились делать. Но пока помалкивают об успехах. Но, видимо, уже умеют изменять информационное поле. Оно — теоретически! — выглядит как более легкий путь к решению этой задачи.

Есть уже и результаты. Если такого рода прибором облучить, скажем, ядерную боеголовку, она превращается в болванку. Да, если ракету запустить, она улетит и дурочкой-пустышкой попадет куда надо, но толку не будет — ну придавит там кого-нибудь — а ядерного взрыва не произойдет. Изменили природу информации — изменилось все. Ракета есть, и стоит она на боевом дежурстве. Оружейный плутоний есть, но не рванет.

Что на очереди? Следующим на этом пути — достижение эффекта, когда вокруг уничтожаемого объекта произойдет остановка времени и свертывание пространства. Задействованная материя превратится в сверхвещество. Плывут авианосцы… бац! И маленьким камнем на дно. Стоит Белый Дом — бац! И маленький камень на лужайке. Но только для этого уничтожаемая материя сама должна дать эффект превращения во взрывчатое вещество. И сама себя уничтожить.

А вот это уже ужас-ужас.

Хорошо думают наши ученые! Только молчать надо больше до поры до времени. А то, знаете ли, вся прелесть таких подарков во внезапности. Пусть они себе там, на Западе, спят спокойно и не ждут сюрпризов.

И в их дверь тоже постучится Сталин — бич Божий ХХ и др. веков… А вы что думали? — Ну не Санта-Клаус же…

Литература

1. Мухин Ю. И. Убийство Сталина и Берия. М.: Крымский мост — 9Д, 2003.

2. Полторанин М. Н. Власть в тротиловом эквиваленте. М.: Алгоритм, 2010.

3. Ельцин Б. Н. Исповедь на заданную тему. Разные изд.

4. Зиновьев А. А. Москва — образцовый коммунистический город // Зиновьев А. А. Без иллюзий. Lusanna: L’Age d’Homme, 1979.

5. Лисичкин В. А., Шелепин Л. А. Глобальная империя Зла. М.: Крымский мост — 9Д, Форум, 2001.

6. Чугаев С. Россия обречена на стабильность, считают американские эксперты. Московские политологи и журналисты стали первыми иностранцами, принявшими участие в мозговой атаке на главной политической кухне США // Известия. 1995, 5 апреля. № 62.

7. Лигачев Е. К. Из воспоминаний // Аргументы и факты. 1991. № 3.

8. Передерий С. В. Политологический анализ американской советологии периода «перестройки» в СССР. СПб.: Издательство СПбГУ, 1996.

9. Abele D. Looking back at Sovietology: An Interview with W. Odom and A. Dallin. W., 1990.

10. Комсомольская правда. 1991, 13 августа. № 184.

11. Мэтьюз Д. Политика для народа. / Пер. с англ. М.: Пресс Лтд, 1995.

12. Осипов Г. В. Россия — в центре мироздания. Диалог с Александром Прохановым // Завтра. 1999. № 31.

13. Моя секьюрити меня бережет? // Завтра. 1999. № 31.

Александр Островский. У истоков перестройки: за строкой воспоминаний М. Н. Полторанина

Книга Михаила Никифоровича Полторанина «Власть в тротиловом эквиваленте» сразу же привлекла к себе внимание читателей. Не только потому, что автор когда-то входил в ближайшее окружение Б. Н. Ельцина, но и потому, что в ней затрагиваются некоторые тайны недавнего времени.

Прежде всего это касается истоков перестройки.

Концепция перестройки

Широко распространено мнение, будто бы М. С. Горбачев и его команда пытались реформировать советское общество чуть ли не вслепую.

«Никакой программы перестройки не было, — писал бывший шеф КГБ СССР Владимир Александрович Крючков. — Люди путались в догадках относительно того, что же представляет собою этот замысловатый лозунг. Попытки выяснить, к чему же мы идем, какие цели преследуем, какие конкретные и перспективные задачи решаем, наталкивались на многословие Горбачева, а то и на глухую стену молчания»[1].

Отрицал существование программы перестройки и A. Н. Яковлев. Он утверждал, что «преобразования в 1985 году начались без плана и даже без идей». «Что касается плана, — разъяснял Александр Николаевич, — то его и не могло быть. Кто в то время мог принять «план» коренной реформации общественного строя, включавший в себя ликвидацию моновласти, моноидеологии и монособственности? Кто? Аппарат партии и государства? КГБ?

Генералитет?»[2]

На этом настаивает другой сподвижник генсека B. А. Медведев: «В дискуссиях последних лет часто звучит вопрос: имел ли Горбачев, начиная перестройку, ее программу? Конечно, тщательно разработанной по всем пунктам и подпунктам программы не было, да и не могло быть. Была сумма идей, на основе которых постепенно формировался новый политический курс». И далее: «Я считаю, что весь период от мартовского и апрельского Пленумов ЦК КПСС до XXVII съезда включительно и даже до конца 1986 года — это и был период формирования и упрочения политики перестройки»[3].

Между тем директор Института США и Канады, Г. А. Арбатов, которого американцы называли «советским Киссинджером», утверждал, что, когда уже после 1991 г. он задал М. С. Горбачеву вопрос о программе реформ, тот ответил, что к весне 1985 г. имел «общий план» и уже обдумывал решение «нескольких важнейших проблем», но «что делать дальше», во многом «подсказывал» «ход событий»[4].

О том, что к 1985 г. общая «концепция перестройки» у него была, М. С. Горбачев заявлял позднее сам[5]. «Концепция перестройки была», утверждает Михаил Сергеевич, не было конкретного плана, «как меню или расписания поездов»[6].

Чтобы понять степень искренности бывшего генсека на этот счет, необходимо учесть, что разработку программы перестройки начал еще Ю. В. Андропов в 1982 г… И М. С. Горбачев имел к этому самое непосредственное отношение[7].

Поднявшись на вершину власти, Михаил Сергеевич немедленно приступил к составлению «плана» конкретных действий, в разработке которого, по утверждению бывшего тогда секретарем ЦК КПСС, а затем ушедшего в многолетнее подполье Егора Кузьмича Лигачева, он тоже принимал участие[8].

«После избрания Горбачева генсеком, — пишет бывший сотрудник аппарата ЦК КПСС Н. Б. Биккенин, — он попросил ряд товарищей, в том числе и меня, подготовить свои предложения на первые 100 дней и передать их ему лично, не перепечатывая»[9].

По свидетельству тогдашнего директора Института философии АН СССР Г. Л. Смирнова, «через день-два» после избрания М. С. Горбачева генсеком, т. е. 13–14 марта, он тоже получил такое предложение, причем для его исполнения был дан «срок — сутки»[10].

Об этом же свидетельствует и В. А. Медведев: «Сразу же после мартовского Пленума Горбачев вплотную занялся разработкой конкретной программы действий, которую решил изложить на очередном Пленуме ЦК КПСС» и предложил ближайшему окружению представить свои соображения на этот счет. В. А. Медведев выполнил поручение генсека 17 марта[11].

«У Горбачева, — отмечает Вадим Андреевич, — образовался целый портфель таких соображений. Все они были, что называется, «переварены» им и выкристаллизированы в основной идее доклада на Апрельском Пленуме»[12].

Однако дело не ограничилось этим.

Бывший американский посол Д. Мэтлок утверждает: «Едва заняв пост генсека, Горбачев поручил составление первоначального проекта «программы» двум настроенным на реформы соратникам, Александру Яковлеву и Михаилу Полторанину. Их отправили на загородную дачу, дабы они могли несколько недель поработать в тиши и покое…»[13].

Откуда же у американского посла такая информация?

Оказывается, он почерпнул ее 23 сентября 1992 г. из беседы с бывшим тогда вице-премьером М. Н. Полтораниным[14]. И хотя воспоминания Д. Мэтлока были опубликованы в 1995 г,[15], М. Н. Полторанин подтвердил упоминаемый им факт только после того, как в 2003 г. книга Д. Мэтлока появилась в Москве на русском языке[16].

«Я, — заявил он в 2004 г. на страницах газеты «Москвичка», — работал в «Правде», занимался экономическими проблемами… В 85-м году — весной — написал большую статью об инерции, о том, к чему мы пришли и что нужно делать[17]. Горбачев ее прочитал, отметил пять направлений и включил меня в группу», «которая той же весной занялась подготовкой концепции перестройки»[18].

Через пять лет в интервью журналу «Русская жизнь» М. Н. Полторанин подтвердил факт своего участия в разработке концепции перестройки и уточнил, что к этой работе его привлек Валерий Иванович Болдин, с которым он был знаком по работе в «Правде». Когда М. С. Горбачев начал формировать свою команду, Валерий Иванович, ставший к тому времени помощником генсека, порекомендовал ему Михаила Никифоровича. М. С. Горбачев пригласил его для беседы, а после нее отправил «на сталинскую дачу», видимо в Волынское, где и расположилась рабочая группа[19].

Из текста последнего интервью явствует, что работа продолжалась «три месяца»[20].

Однако в беседе со мной 2 октября 2012 г. Михаил Никифорович сделал уточнение. Оказывается, одновременно с разработкой концепции перестройки шла подготовка доклада, посвященного научно-техническому прогрессу. Оба документа («Доклад генерального секретаря по научно-техническому прогрессу» — не менее 50 с. и «Предложения по реформированию экономики и политической системы» — 32 с.) были подготовлены примерно за месяц: не ранее 18 марта (публикация упоминавшейся статьи М. Н. Полторанина) — не позднее 23 апреля (открытие Пленума ЦК КПСС)[21].

Сначала предполагалось, что вопрос о научно-техническом прогрессе будет обсуждаться на Апрельском пленуме 1985 г., затем было решено созвать для рассмотрения этого вопроса специальное совещание[22]. В связи с этим, по словам М. Н. Полторанина, в мае-июне доклад по научно-техническому прогрессу был подвергнут доработке[23].

Следовательно, «три месяца» заняла работа над докладом, а «концепция перестройки» была готова уже к 23 апреля 1985 г.

По свидетельству М. Н. Полторанина, кроме него, в рабочую группу, которая подготовила концепцию, входили академик Абел Гезевич Аганбегян, помощник генсека Аркадий Иванович Вольский, заведующий Отделом науки и учебных заведений ЦК КПСС Вадим Андреевич Медведев, сотрудник газеты «Правда», один из авторов воспоминаний Брежнева Александр Павлович Мурзин и директор ИМЭМО Александр Николаевич Яковлев[24].

Что представляла собой эта команда?

Ученик лауреата Нобелевской премии академика Л. В. Канторовича[25], А. Г. Аганбегян занимал в это время пост директора Института экономики Сибирского отделения АН СССР. К этому времени он, по его собственному признанию, неоднократно «месяцами работал в Москве на дачах ЦК КПСС», «готовил речи на экономические темы для руководителей государства, материалы съездов и т. д.». Внимание будущего генсека он, по всей видимости, привлек «весной 1984 года», когда «написал Горбачеву доклад о положении в экономике на 132 страницах». «В декабре того же года, — вспоминает А. Г. Аганбегян, — по поручению Горбачева вместе с коллегами я участвовал в подготовке пленума по научно-техническому прогрессу, и меня даже не отпустили встречать Новый год в Новосибирск»[26].

В отличие от А. Г. Аганбегяна А. И. Вольский был известен только в аппаратных кругах. Будучи помощником генсека, он принимал участие в разработке подготавливаемой Ю. В. Андроповым программы реформ, в частности в 1983 г. им был разработан проект реформирования СССР, предусматривающий разделение его на 41 штат[27].

К реформаторам принадлежал и В. А. Медведев. Характеризуя содержание своей записки от 17 марта, упоминавшейся ранее, он пишет, что особое место в ней занимали два предложения: «освободить партийные комитеты от оперативно-хозяйственных дел» и в связи с этим ликвидировать в ЦК «отделы по отраслям народного хозяйства»[28], а также предоставить членам партии возможность свободного обсуждения любых проблем («не должно быть запретных тем для высказываний и обсуждения»)[29]. По существу речь шла об отстранении партии от власти и ликвидации внутрипартийной цензуры.

Общее представление о той позиции, которую занимал А. Н. Яковлев на заре перестройки, дают две его записки, составленные в декабре 1985 г.: «Тезисы об основных слагаемых перестройки»[30] и «Императив политического развития»[31].

В первой из них, которую можно назвать «манифестом перестройки» или же программой-максимум, он утверждал, что марксизм — это не более чем религия, что существующий социализм — это «социальный канибализм», что речь должна идти «не только о демонтаже сталинизма, но и о замене тысячелетней модели нашей государственности». Предлагая «начать своеобразную деиндустриализацию страны», он провозглашал такие цели, как восстановление частной собственности и переход к рыночной экономике[32].

Во втором документе, который можно назвать программой-минимум, намечались некоторые конкретные шаги, направленные на достижение конечных целей: освобождение партии от хозяйственных и других государственных функций, переход к двухпартийной системе, введение альтернативных выборов, децентрализация управления и т. д.[33]

Возникает вопрос, может быть, Александр Николаевич «созрел» до подобного рода идей только к концу 1985 г.?

Послушает его самого: «Деятели, — утверждал он, характеризуя работников аппарата ЦК КПСС, в котором проработал около двадцати лет, причем не где-нибудь, а главным образом в Отделе агитации и пропаганды, — были разные: толковые, глупые, просто дураки. Но все были циники. Все до одного, и я — в том числе. Прилюдно молились лжекумирам, ритуал был святостным, истинные убеждения держали при себе»[34].

Некоторое представление о степени откровенности А. Н. Яковлева в тот период мы можем иметь на основании воспоминаний бывшего советского социолога И. Г. Земцова, который летом 1983 г. встречался с Александром Николаевичем в Канаде. Во время этой встречи А. Н. Яковлев заявил: «Не пришло ли время признать, что марксизм с самого начала оказался ошибочным… Коммунисты пытались создать рай на земле… И выяснилось — его построить невозможно»[35].

Таковы были основные участники рабочей группы, перед которой была поставлена задача — составления концепции перестройки.

В упоминавшихся интервью М. Н. Полторанин отмечал, что им были «предоставлены самые секретные материалы Академии наук, Госкомстата, Госплана и даже КГБ», рисовавшие реальную картину положения дел в стране[36].

Среди них особое место занимала аналитическая записка, которая рассматривала три возможных сценария развития событий: а) если в стране не будет перемен, к началу 2000 г. ее ждет кризис, б) если все ограничится частными переменами, страна будет оставаться в застое, в) выход из создавшегося положения лежит только на пути серьезных преобразований[37].

По существу эта записка обосновывала необходимость того, что позднее получило название перестройки.

По всей видимости, именно эта записка упоминается в воспоминаниях А. Н. Яковлева. Составленная возглавляемым им ИМЭМО при участии «ведущих ученых нескольких институтов» и рассматривавшая «перспективы развития советской экономики», она действительно предсказывала: «если советская экономика и дальше будет развиваться на тех же принципах, то где-то в последнее десятилетие ХХ века мы резко откатимся назад примерно на 7-е место, по ВНП и окажемся в глубоком экономическом кризисе»[38].

Рабочая группа была ознакомлена также с уже имевшимися предложениями по реформированию страны, в частности с концепцией реформирования экономики, которая к этому времени была разработана Комиссией Н. А. Тихонова[39]. Имеется в виду «Концепции совершенствования хозяйственного механизма предприятия», в основе которой лежала идея о переходе к многоукладной рыночной экономике[40]. По утверждению Н. И. Рыжкова, который принимал участие в ее разработке, планировалось оставить в руках государства 50 % собственности, 30 % должна была составлять корпоративная собственность, 20 % — индивидуальная[41].

Исходя из этого, нетрудно понять, какие перемены планировала созданная М. С. Горбачевым рабочая группа.

По словам М. Н. Полторанина, в области экономики ставилась задача отказа от валовых показателей, перераспределения средств между группой А и Б в пользу последней и расширение прав предприятий[42].

Комментируя свое выступление на Апрельском пленуме 1985 г., М. С. Горбачев пишет: «Нужно было менять саму систему руководства экономикой, оставить на долю верхних эшелонов социально-экономическую и научно-техническую стратегию, а все остальное передать на усмотрение производственных коллективов»[43].

По сути дела, это означало отказ от прежней системы планирования, переход к рыночным отношениям. И действительно, по свидетельству М. Н. Полторанина, разработанная весной 1985 г. концепция перестройки намечала создание многоукладной рыночной экономики[44].

По существу речь шла о возвращении к нэпу.

Идею «о введении модели нэпа» М. С. Горбачев обсуждал с учеными еще в 1983 г.[45] По свидетельству А. И. Лукьянова, который возглавил после смерти К. У. Черненко Общий отдел ЦК КПСС, подобная идея рассматривалась в ближайшем окружении нового генсека и весной 1985 г.[46].

В своей книге М. Н. Полторанин тоже пишет, что разработанная ими концепция перестройки имела в виду использование опыта нэпа и планировала создание рядом с государственным частного сектора («дать людям право открывать частное дело»: «для начала — в сфере обслуживания, производстве еды и всего того, на чем мы спим и сидим и что на себя надеваем»)[47].

Передавая настроения, царившие среди членов рабочей группы, М. Н. Полторанин пишет: «Пусть рядом с государственными элеваторами появятся частные зернохранилища, рядом с государственными мебельными, обувными, швейными фабриками и мясокомбинатами — начнут выпускать продукцию частные предприятия. Дальше — больше». Причем «чтобы не всполошить влиятельных талмудистов от партии», тогда речь еще не шла о приватизации государственной собственности, а о сдаче ее в аренду: «арендуйте — обрабатывайте и перерабатывайте»[48].

По утверждению А. И. Лукьянова, тогда же, весной 1985 г., накануне Апрельского пленума ЦК КПСС, А. Н. Яковлев выступал с предложением о необходимости «фермеризации сельского хозяйства»[49]. О своих предложениях начать реформирование советской экономики с фермеризации заявлял позднее и сам А. Н. Яковлев[50]. Летом 1985 г. этот вопрос А. И. Лукьянов специально обсуждал с М. С. Горбачевым[51]. В частности, рассматривалась возможность внедрения так называемого семейного подряда. В 1986 г. этот вопрос был вынесен даже на страницы печати[52].

Это значит, что цель, намеченная Ю. В. Андроповым, цель, пути к которой искала комиссия Н. А. Тихонова, была взята М. С. Горбачевым в качестве ориентира с первых же дней пребывания его у власти.

Между тем переход к многоукладной рыночной экономике означал изменения и классовой структуры советского общества, и системы управления, и идеологии.

В беседе со мной М. Н. Полторанин сообщил, что разработанная концепция перестройки предполагала реформирование КПСС и принципиальное изменение ее роли в советском обществе. С одной стороны, имелась в виду демократизация партии (восстановление коллегиального руководства, ротация кадров), с другой стороны, освобождение ее от хозяйственных и иных государственных функций, что должно было означать отстранение ее от реальной политической власти и превращение в чисто идеологический инструмент[53].

Подобная идея родилась еще при И. В. Сталине и бродила в умах советской элиты не только в период хрущевской оттепели, но и в брежневские времена. Ее пытались реализовать Л. П. Берия, Н. С. Хрущев, Н. А. Косыгин, Ю. В. Андропов[54].

Концепция перестройки намечала не только отстранение КПСС от власти, но и реформирование государственного устройства. Прежде всего, речь шла о введении альтернативных выборов[55]. На этой основе предполагалось создание нового органа власти — Съезда народных депутатов СССР и учреждение новой должности — избираемого съездом президента страны[56].

А. И. Лукьянов утверждает, что уже тогда в руководстве партии рассматривалась идея «внедрения основ парламентаризма». И уже тогда, по его словам, А. Н. Яковлев высказывал мысль о необходимости разделения КПСС на две партии[57].

Реформирование государственного устройства СССР предполагало также децентрализацию управления за счет «расширения экономической самостоятельности союзных республик»[58]. О степени этой децентрализации свидетельствует то, что концепция перестройки предусматривала учреждение должности представителя президента СССР, который наделялся правом «вето», т. е. правом в исключительных случаях приостанавливать или отменять принимаемые республиками законы[59].

14 декабря 1997 г. на страницах «Minneapolis Star-Tribune» М. С. Горбачев заявил, что общий смысл перестройки сводился к следующему: а) «ликвидация монополии государственной собственности», б) «раскрепощение экономической инициативы и признание частной собственности», в) «отказ от монополии коммунистической партии» на власть и идеологию, г) «плюрализм мысли и партий», д) «реальные политические свободы», е) «создание основ парламентаризма»[60].

Эти цели полностью соответствовали той концепции перестройки, которая была разработаны весной 1985 г.

«В кругах Коммунистической партии стало принято отсчитывать перестройку… с апреля 1985 года… — пишет Д. Мэтлок. — В действительности принятая на этом пленуме программа была не той, со временем ставшей известной миру под названием перестройка… а куда более ограниченной программой. Ее точнее было бы именовать Андроповской платформой, поскольку по сути своей она являлась подходом, разработанным по его настоянию». Эти идеи, по утверждению американского дипломата, «и составили основу программы ограниченных реформ, явленную миру на Апрельском пленуме в 1985 году»[61].

«Ряд сторонников Горбачева, — отмечает Д. Мэтлок, — настаивали на принятии более серьезных реформ с самого начала, но тот отказывался»[62].

Утверждая, что «у Горбачева был план» реформ, Г. А. Арбатов отмечал, что Михаил Сергеевич «раскрывал» его «лишь постепенно». «С самого начала было ясно, что он не может говорить всего… Тактично, разумно было бы, чтобы перестройка разворачивалась постепенно»[63].

В своей книге «Глупость или измена? Расследование гибели СССР» я выдвинул версию о том, что, начиная перестройку, М. С. Горбачев и его ближайшее окружение ставили перед собою цель не создания социализма с человеческим лицом, как это провозглашалось, а вхождение СССР в «общеевропейский дом».[64]

О том, что эта версия не лишена оснований, свидетельствует дневник ближайшего помощника М. С. Горбачева Анатолия Сергеевича Черняева, который 21 января 1990 г. записал: «…Все очевиднее, что поначалу общеевропейский дом будет без нас»[65].

Это означает, что генсек и его окружение действительно ставили перед собою задачу вхождения советской страны в «общеевропейский дом». Об этом свидетельствует и подписание СССР в январе 1989 г. Венской конвенции, признававшей приоритет международного законодательства над национальным[66], и публикация в январе 1988 г. на страницах «Правды» статьи «Мировое сообщество управляемо»[67], означавшей готовность советского руководства присягнуть мировому правительству, и разработка концепции «общеевропейского дома», обсуждавшейся на заседании Политбюро ЦК КПСС в марте 1987 г.[68]

Уже после того, как моя книга вышла в свет, мне удалось найти запись беседы Егора Яковлева с А. Н. Яковлевым и М. С. Горбачевым. В ходе этой беседы А. Н. Яковлев заявил:

«Горбачев уже был генсеком, я секретарем ЦК, и мы говорили о нелепой внешней политике СССР. Я ему доказывал, что все эти ракеты, бесконечная гонка вооружений совсем не то, что нам надо. Стране пора входить в европейский дом. Мне кажется, тогда был первый максимально откровенный разговор о самой системе»[69].

Поскольку присутствовавший при сем Михаил Сергеевич не возражал, его молчание можно рассматривать как подтверждение слов Александра Николаевича. В связи с этим возникает вопрос: когда же имел место этот «максимально откровенный разговор».

Секретарем ЦК КПСС А. Н. Яковлев стал 6 марта 1986 г.[70]. 26 марта 1987 г. концепция общеевропейского дома была рассмотрена на заседании Политбюро ЦК КПСС[71]. Следовательно, упоминаемый «максимально откровенный разговор» имел место не ранее марта 1986 — не позднее марта 1987 г.

А поскольку в октябре 1986 г. в Рейкьявике уже рассматривался и вопрос о ликвидации ядерного оружия, и вопрос о превращении Варшавского договора из военной в политическую организацию[72], вероятнее всего, «максимально откровенный разговор» состоялся не ранее марта — не позднее октября 1986 г., т. е. накануне Рейкьявика.

Между тем доказывать в это время М. С. Горбачеву необходимость ликвидации ядерного оружия и вхождения СССР в общеевропейский дом не имело смысла, так как предложение о ликвидации ядерного оружия было сделано им публично 15 января 1986 г., а лозунг «Европа — наш общий дом» провозглашен осенью 1985 г.[73] Это дает основания думать, что после XXVII съезда А. Н. Яковлев обсуждал с М. С. Горбачевым не вопрос о необходимости вхождения СССР в общеевропейский дом, а вопрос о путях достижения этой цели.

Между тем необходимо понять: достижение этой цели было невозможно при сохранении советского блока и Советского Союза в прежнем его виде. Поэтому вхождение нашей страны в общеевропейский дом предполагало ликвидацию «мировой системы социализма» (вместе с Советом экономической взаимопомощи и Организаций Варшавского договора), расчленение СССР (по-другому — превращение его в конфедерацию), приватизацию государственной собственности, отказ от монополии партии на власть и идеологию, переход к альтернативным выборам и многопартийности.

Именно в этом направлении и намечала реформирование страны разработанная весной 1985 г. концепция перестройки.

Таким образом, утверждения, что у М. С. Горбачева и его ближайшего окружения не существовало никакой программы и перемены проводились то ли вслепую, то ли на ощупь, это сознательное или же бессознательное искажение истины.

Единственно, в чем можно согласиться со сторонниками названной точки зрения и что не может не вызывать удивления, концепция перестройки не утверждалась ни партийным съездом, ни пленумом ЦК КПСС, ни Политбюро ЦК КПСС. Более того ни один из этих партийных органов не был даже поставлен в известность о разработке упомянутой концепции[74].

Почему же М. С. Горбачев и его ближайшее окружение скрывали и до сих пор скрывают этот факт?

Потому что одно дело, если отказ партии от власти, децентрализация управления государством, переход к рыночной экономике предпринимались под влиянием обостряющегося экономического кризиса, роста оппозиционного движения и национального сепаратизма, и совершенно другое дело, если все это было намечено до начала экономического и политического кризиса в стране и представляло собою лишь подготовку к уничтожению «мировой системы социализма» и расчленению СССР.

Для чего же нужна была «концепция перестройки», если она не утверждалась на партийном съезде, не рассматривалась на пленуме ЦК КПСС, осталась неизвестна даже членам Политбюро?

Получается, что документ готовился для каких-то других инстанций. Предвижу обвинения в конспирологии. Но не будем торопиться с выводами. Посмотрим на факты.

А факты свидетельствуют, что уже 18 апреля 1985 г. М. С. Горбачев познакомил со своими «планами перестройки советской экономики» прибывшего в Москву директора Вестминстерского банка Фридриха Вильгельма Кристианса. Вестминстерский банк, хотя и считается английским, однако давно принадлежит к числу международных банков, входящих в финансовую империю Ротшильдов. Многие годы Ф. В. Кристианс входил также в руководство Дойче банка[75].

Таким образом, задолго до того, как вопрос об экономической реформе был вынесен на заседание Политбюро ЦК КПСС, еще до того, как Апрельский пленум ЦК КПСС взял общий курс на перестройку, М. С. Горбачев уже обсуждал эту проблему с одним из представителей международной финансовой олигархии.

5—6 октября 1985 г. М. С. Горбачев совершил свой первый заграничный вояж в качестве генсека и посетил Париж[76]. Почему именно Париж, а не Варшаву, не Берлин и не Прагу, Париж, а не Бонн, не Лондон и не Токио? Вопрос, который еще ждет ответа.

С чем же прибыл в столицу Франции новый советский генсек? Оказывается, с планами реформирования своей страны.

«После первой встречи и продолжительной беседы один на один с Горбачевым в Елисейском дворце в октябре 85-го, — пишет бывший пресс-секретарь генсека А. С. Грачев, — президент Франции Франсуа Миттеран сказал своим ближайшим советникам: «У этого человека захватывающие планы, но отдает ли он себе отчет в тех непредсказуемых последствиях, которые может вызвать попытка их осуществления?»[77].

«На Миттерана, — пишет А. С. Грачев, — явно произвела впечатление решимость нового лидера подвергнуть критическому пересмотру все основные механизмы советской системы»[78]. «Главное, чем он поразил и «воспламенил» социалиста Миттерана, пожалуй, еще больше, чем суперконсервативную Тэтчер, был развернутый план внутреннего раскрепощения советского общества»[79].

Выслушав эти откровения, Ф. Миттеран заявил: «Если вам удастся осуществить то, что вы задумали, это будет иметь всемирные последствия»[80].

Получается, что «концепция перестройки», известная только очень узкому круг лиц, близких к новому генсеку, утаенная от руководящих органов партии, до сих пор скрываемая от нас, готовилась для рассмотрения за пределами страны.

Кто был «отцом перестройки»?

В связи с этим обращает на себя внимание сообщаемый М. Н. Полторанина факт, что рабочую группу по подготовке «концепции перестройки» возглавлял Александр Николаевич Яковлев[81].

Прежде всего, следует отметить, что весной 1985 г. А. Н. Яковлев не входил в аппарат ЦК КПСС и занимал скромную должность директора Института мировой экономики и международных отношений. Этот институт находился в ведении Отдела науки и учебных заведений ЦК КПСС, который тогда возглавлял В. А. Медведев. Между тем, в нарушение партийной иерархии возглавить рабочую группу по подготовке «концепции перестройки» было доверено первому, а не второму, причем Вадим Андреевич был поставлен в подчинение Александру Николаевичу.

Что же представлял собою А. Н. Яковлев и почему именно ему было оказано новым генсеком такое доверие?

Родился Александр Николаевич в 1923 г. в крестьянской семье под Ярославлем. Участвовал в Великой Отечественной войне. В 1943 г. был ранен и демобилизован, после чего поступил в Ярославский пединститут, в 1945 г. был направлен в Высшую партийную школу при ЦК КПСС[82]. С 1946 г. работал инструктором сектора печати Ярославского обкома партии, с 1948 г. заведовал отделом областной газеты «Северный рабочий», с 1950 г. занимал пост заместителя заведующего Отделом агитации и пропаганды обкома, с 1951 г. там же возглавлял Отдел школ и высших учебных заведений, в марте 1953 г. стал инструктором Отдела школ ЦК КПСС[83].

Ему было 30 лет. Перед ним открывались блестящие карьерные перспективы. И вдруг в 1956 г. мы видим его слушателем АОН при ЦК КПСС[84]. А. Н. Яковлев объясняет это тем, что после XX съезда КПСС он поставил под сомнение и марксизм-ленинизм, и всю практику большевизма. «Давным-давно, — писал он в 1999 г., — более 40 лет назад, я понял, что марксизм — ленинизм не наука, а публицистика», причем не какая-нибудь, а «людоедская и самоедская»[85]. Именно поэтому, если верить ему, он ушел из аппарата ЦК КПСС в науку[86].

Однако секрет этого поворота в жизни А. Н. Яковлева гораздо проще.

31 мая 1956 г. Отдел школ ЦК КПСС, в котором он работал, был упразднен[87], а большинство его сотрудников сокращено. В их число, по всей видимости, попал и Александр Яковлевич. Дело в том, что, придя к власти, Н. С. Хрущев взял курс на замену прежних номенклатурных работников-практиков работниками с высшим образованием. Между тем, все высшее образование Александра Николаевича ограничивалось двумя курсами заочного обучения в Ярославском пединституте. Учитывая это, его, видимо, рекомендовали в аспирантуру Академии общественных наук.

В 1958 г. он был направлен на стажировку в Колумбийский университет, которая продолжалась до августа 1959 г.[88].

Отбыв положенный срок в аспирантуре, Александр Николаевич защитил кандидатскую диссертацию на тему: «Критика американской буржуазной литературы по вопросам внешней политики США в 1953–1957 гг.»[89], после чего, несмотря на якобы наступившее после XX съезда «прозрение», снова вернулся в аппарат ЦК КПСС.

В 1960 г. А. Н. Яковлев стал инструктором Отдела агитации и пропаганды ЦК КПСС, затем возглавил здесь сектор телевидения и радиовещания, с 1965 по 1973 г. он был первым заместителем заведующего этим отделом и некоторое время фактически его руководителем[90]. Кроме того, с 1966 по 1973 г. входил в состав редакционной коллегии главного теоретического органа ЦК КПСС журнала «Коммунист».

В 1967 г. Александр Николаевич стал доктором наук, в 1969 г. — профессором[91]. Как явствует из его личного дела в Институте мировой экономики и международных отношений (ИМЭиМО), он «защитил докторскую диссертацию на тему «Политическая наука США и основные внешнеполитические доктрины американского империализма (критический анализ послевоенной политической литературы по проблемам войны, мира и международных отношений 1945–1966 гг.)»[92].

Однако все попытки найти в библиотеках автореферат этой диссертации закончились неудачей. Я уже решил, что диссертация имела закрытый характер и ее автореферат нужно искать среди книг для служебного пользования, и вдруг узнаю: не было никакой диссертации и ее защиты тоже не было. Степень доктора исторических наук Александру Николаевичу присудили по совокупности научных работ[93].

Что же это были за труды? И какое отношение они имели к науке?

Судите сами: 1) «Идейная нищета апологетов «холодной войны». Американская буржуазная литература по вопросам внешней политики правительства США в 1953–1960 гг. (М., 1961. 237 с.), 2) Сторонники марксизма в новом Свете (М., 1962. 32 с.), 3) Призыв убивать. Фальсификаторы проблем войны и мира (М… 1965. 103 с.) 4) Идеология американской «империи». Проблемы войны, мира и международных отношений в послевоенной американской буржуазной политической литературе (М., 1967. 467 с.).

Заслуживают внимания и научные труды профессора А. Н. Яковлева, изданные после 1967 г.: 1) «Pax Американа. Имперская идеология: истоки, доктрины» (М., 1969.

367 с.). 2) «США: от великого к больному» (М, 1969. 447 с. — редактор). 3) «По ступеням войны и обмана. О чем свидетельствуют секретные документы Пентагона» (М., 1971. 127 с. — в соавторстве). 4) «Опыт и методика комсомольской политической учебы». Сб. ст. (М., 1972. 158 с. — составитель). 5) «Основы политических знаний. Учебное пособие для начальных политических школ системы партийной учебы» (1 изд. М., 1972. 352 с. 2, изд. М., 1973.

368 с. 1974. 368 с.)

Занимая на протяжении восьми лет пост первого заместителя заведующего Отдела агитации и пропаганды ЦК КПСС, А. Н. Яковлев, по сути дела, был шеф-поваром на кухне советской идеологии. В 1968 г. после ввода советских войск в Чехословакию он «по поручению руководства выезжал в Прагу» («выполнял там ответственную работу»[94].

Сначала Александр Николаевич принадлежал к группе А. Н. Шелепина, затем перешел к его противникам, но, несмотря на это, в 1973 г. был отправлен в почетную ссылку — послом в Канаду[95].

Когда М. С. Горбачев познакомился с А. Н. Яковлевым, когда и как между ними установились доверительные отношения? И что лежало в их основе? Мы не знаем. Можно лишь отметить, что Михаил Сергеевич — человек не сентиментальный. Вот его собственное признание: «Когда-то Маргарет Тэтчер сказала: «Я давно знала, что вы человек без нервов!» Это, наверное, то качество, которое я унаследовал от отца»[96].

По словам А. Н. Яковлева, впервые он услышал фамилию М. С. Горбачева еще тогда, когда тот был секретарем крайкома комсомола[97]. Их заочное знакомство продолжилось, когда в 1967 г. одним из заместителей А. Н. Яковлева стал ставропольский приятель М. С. Горбачева М. В. Грамов[98]. Считается, что личное знакомство Александра Николаевича и Михаила Сергеевича произошло только весной 1983 г, когда Михаил Сергеевич готовился к поездке в Канаду. Познакомил их В. И. Болдин[99].

Между тем в упоминавшейся беседе А. Н. Яковлева и М. С. Горбачева с Егором Яковлевым Михаил Сергеевич бросил фразу о том, что он познакомился с Александром Николаевичем еще до 1983 г.[100]. По некоторым данным, это произошло в 1978 г., когда М. С. Горбачев впервые посетил Канаду в качестве первого секретаря Ставропольского крайкома партии[101].

Следующий визит в Канаду состоялся 16 по 24 мая 1983 г.[102]. Туда М. С. Горбачев отправился на следующий день после того, как здесь закончилась очередная встреча членов Бильдербергского клуба, проходившая с 13 по 15 мая 1983 г. в г. Монтебелло (провинция Квебек)[103]

Своему пребыванию в Канаде М. С. Горбачев посвятил в мемуарах две странички, но ничего существенного в них нет, за исключением фразы: «…Канадские газеты писали потом, что именно они «открыли Горбачева»[104].

По свидетельству А. Н. Яковлева, в Канаде между ним и М. С. Горбачевым состоялся откровенный разговор о положении дел в стране, в ходе которого обнаружилось, что они не только одинаково сознают необходимость перемен в стране, но и близки в понимании их характера и масштабов.

«Особенно памятен наш разговор с Михаилом Сергеевичем на ферме министра сельского хозяйства Велана. — вспоминал А. Н. Яковлев. — Мы прибыли туда вовремя, а министр опаздывал из-за непогоды. Мы с Горбачевым пошли в поле. Кругом никого, только охрана на опушке леса. Сначала обычная беседа, но вдруг нас прорвало, начался разговор без оглядок. Почему? Трудно сказать. Он говорил о наболевшем в Союзе, употребляя такие слова как отсталость страны, необходимость кардинальных перемен, догматизм и т. д. Я тоже как с цепи сорвался. Откровенно рассказал, насколько примитивной и стыдной выглядит политика СССР отсюда, с другой стороны планеты»[105]. В словах Михаила Сергеевича А. Н. Яковлев услышал «сигнал о неизбежности грядущих перемен», сигнал, который его собеседник подавал «из-за спины первого лица (а им был в то время Юрий Андропов)»[106].

«…именно в разговорах со мной еще в Канаде, когда я был послом, — уверял позднее Александр Николаевич, — впервые родилась идея перестройки»[107].

М. С. Горбачев, как и все другие лица, успешно делавшие карьеру, хорошо знал, где и что можно сказать, где слукавить, а где лучше всего промолчать. Поэтому его откровенность с А. Н. Яковлевым требует объяснения.

Можно было бы допустить, что, используя Михаила Сергеевича, Ю. В. Андропов пытался таким образом прощупать А. Н. Яковлева. Однако, во-первых, для этого не требовалось посылать за океан члена Политбюро, а во-вторых, к тому времени Юрий Владимирович обязан был иметь исчерпывающую информацию о советском после в Канаде.

В связи с этим заслуживает проверки версия, что, демонстрируя откровенность, М. С. Горбачев пытался таким образом довести через него свои реформаторские мысли до кого-то еще. Но до кого? Вероятнее всего, до кого-то, с кем Александр Николаевич контактировал за границей.

Широко распространено мнение, согласно которой, вернувшись из Канады, М. С. Горбачев добился возвращения А. Н. Яковлева в Москву и назначения его директором ИМЭиМО[108].

Однако эта версия находится в противоречии с фактами. Из Канады М. С. Горбачев вернулся не ранее 24 мая[109]. Между тем, не позднее 31 мая А. Н. Яковлев уже был избран или, точнее, утвержден Ученым советом ИМЭиМО в качестве его директора[110]. При всем влиянии М. С. Горбачева сделать это за неделю он не мог даже технически. Чтобы пройти процедуру выдвижения, согласования, избрания, требовалось не менее месяца.

Это значит, что вопрос о возвращении А. Н. Яковлева в Москву был решен до поездки М. С. Горбачева в Канаду. И действительно, 14 мая 1983 г. А. С. Черняев записал в дневнике свой разговор с Александром Николаевичем, из которого явствует, что к этому времени уже предпринимались усилия по его «вытягиванию» из Канады в Москву, в частности его кандидатура представлялась на пост директора АПН, но не получила поддержки Ю. В. Андропова[111].

Существует мнение, согласно которому Ю. В. Андропов относился к А. Н. Яковлеву самым негативным образом и называл его «проходимцем»[112].

По свидетельству бывшего работника аппарата ЦК КПСС М. И. Кодина (1943–2009), когда в 1983 г. возглавлявший Отдел ЦК КПСС по работе с заграничными кадрами и выездам за границу Степан Васильевич Червоненко представил Ю. В. Андропову документы на награждение А. Н. Яковлева в связи с его 60-летием орденом Ленина, «Юрий Владимирович поднял тяжелый взгляд на Червоненко и глухо проговорил: «Ему не орден Ленина давать надо, а в тюрьму сажать… — И пояснил: — Как председателю КГБ мне не раз поступали оперативные данные, что работает этот деятель не только на наши спецслужбы, ведет, по меньшей мере, двойную игру». «В таком случае, следует немедленно отзывать посла и освобождать от должности», — резонно заметил Червоненко. «К сожалению, соответствующими документами Комитет не располагает, — признался Андропов. Повисла напряженная пауза. «Что там у нас есть пониже для награждения?» — генсек невольно вздохнул. «Орден «Знак Почета», но это уже нижний предел», — подсказал заведующий отделом загранкадров. «Может, все-таки, орден Дружбы Народов?»[113]

Из этого вытекает: или Ю. В. Андропов зачем-то дурачил подчиненных, или же был не волен в своих действиях.

Вернувшись в Москву и приступив 16 августа 1983 г. к исполнению обязанностей директора ИМЭиМО[114], А. Н. Яковлев, по утверждению В. А. Крючкова, «довольно быстро вошел в неофициальную команду Горбачева»[115]. Этот факт признавал и сам Александр Николаевич. «…За спиной института, — писал он, имея в виду ИМЭиМО — стоял Михаил Горбачев»[116].

Однако за спиной ИМЭиМО стоял не только ЦК КПСС, но и КГБ СССР. Поэтому некоторые считали его филиалом КГБ[117], точнее, филиалом Первого главного управления или внешней разведки, возглавляемой В. А. Крючковым.

Как явствует из воспоминаний А. Н. Яковлева, после возвращения в Москву руководитель ПГУ и первый заместитель председателя КГБ СССР В. А. Крючков «возобновил» с ним отношения. Причем теперь они вышли за рамки официальных и приобрели личный характер. В. А. Крючков и А. Н. Яковлев не только стали бывать вместе в сауне, но и вести довольно откровенные разговоры.

«Например, — вспоминал Александр Николаевич, — когда я сказал, что хорошо бы на примере одной области, скажем Ярославской, где крестьян надо искать днем с огнем, проэкспериментировать возможности фермерства, он (т. е. Владимир Александрович. — А.О.) отвечал, что это надо делать по всей стране и нечего осторожничать»[118].

Если верить А. Н. Яковлеву, в своих банных беседах с В. А. Крючковым он затрагивал не только вопросы реформирования экономики. «Когда я говорил о необходимости постепенного введения альтернативных выборов, начиная с партии, он высказывался за повсеместное введении таких выборов»[119].

Вспоминая о своей деятельности на посту директора ИМЭиМО, А. Н. Яковлев писал: «…за спиной института стоял Михаил Сергеевич Горбачев и в то время — второе лицо в партии. Он часто звонил мне, иногда советовался, давал разные поручения»[120]. И далее: «Особенно ладно шла работа с Горбачевым. Он постоянно звонил, иногда просто так — поговорить, чаще — по делу, с поручениями. Писали ему разные записки, включая познавательно-просветительские»[121].

К сожалению, конкретное представление об этом сотрудничестве М. С. Горбачева и А. Н. Яковлева пока отсутствует.

Можно назвать только несколько эпизодов. Так, в 1984 г. Александр Николаевич принял участие в подготовке доклада Михаила Сергеевича на совещании по идеологической работе[122], в декабре того же года был включен в состав возглавляемой М. С. Горбачевым делегации Верховного Совета СССР в Великобританию[123], в ночь с 10 на 11 марта 1985 г. М. С. Горбачев привлек его для подготовки своего первого выступления на Пленуме ЦК КПСС,[124] а затем в подготовке его выступления «на траурном митинге по случаю похорон Черненко»[125]

К этому следует добавить, что А. Н. Яковлев был причастен к тем переговорам о взаимных действиях, которые велись накануне смерти К. У. Черненко между М. С. Горбачевым и А. А. Громыко. В переговорах участвовали сын А. А. Громыко Анатолий, Е. М. Примаков, А. Н. Яковлев и, по некоторым данным, В. А. Крючков[126].

Еще более тесным стало сотрудничество М. С. Горбачева и А. Н. Яковлева после избрания Михаила Сергеевича генсеком.

В июле 1985 г. А. Н. Яковлев возглавил Отдел пропаганды ЦК КПСС, в марте 1986 г. был избран секретарем ЦК КПСС, в январе 1987 г. стал кандидатом в члены Политбюро, в июне того же года — членом Политбюро, осенью 1988 г. с поста руководителя Отдела пропаганды был переведен на должность руководителя Международной комиссии ЦК КПСС[127].

Уже 12 марта 1985 г. А. Н. Яковлев по предложению М. С. Горбачева представил ему записку о необходимости пересмотра внешней политики СССР и о подготовке встречи на высшем уровне с американским президентом Р. Рейганом[128].

Выступая в 1992 г. в Конституционном суде, А. Н. Яковлев заявил, что, он «активно участвовал в международных делах» и «был во всех абсолютно поездках Генерального секретаря и Президента, на встречах, скажем, с Рейганом, с другими лидерами европейского континента, на высшем уровне»[129].

Действительно А. Н. Яковлев сопровождал М. С. Горбачева во всех его наиболее важных зарубежных поездках: в Женеву (1985 г.)[130], в Рейкьявик (1986 г.)[131], в Вашингтон (1987 г.)[132], в Нью-Йорк (1988 г.)[133], на Мальту (1989 г.)[134], в Японию (1991 г.)[135].

Ему в обход второго секретаря ЦК КПСС Е. К. Лигачева была доверена подготовка доклада генсека к XXVII съезду КПСС в конце 1985 — начале 1986 г.[136]. Он в 1986 г. руководил работой по подготовке экономической реформы[137], он принимал участие в подготовке Январского пленума ЦК КПСС 1987 г.[138]. Ему было поручено в начале 1987 г. вести переговоры с прибывшими в Москву представителями Совета по международным отношениям.[139]. Он в 1988 г. возглавил Комиссию по реабилитации жертв сталинских репрессий[140]. Под его руководством в том же году были разработаны основы новой советской национальной политики[141] и подготовлен доклад генсека на XIX партийной конференции[142]. Возглавив в 1988 г. Международную комиссию ЦК КПСС, он в январе 1989 г. принимал участие в переговорах с Трехсторонней комиссией и лично с Киссинджером[143], был причастен к подготовке и осуществлению так называемых «бархатных революций» 1989 г. в странах Центральной Европы[144]. В том же году ему было доверено возглавить Комиссию Верховного Совета СССР по оценке секретного протокола 1939 г., решения которой сыграли важную роль в разрушении СССР[145]. Он был одним из инициаторов избрания М. С. Горбачева президентом СССР и представлял его съезду народных депутатов в марте 1990 г.[146]. Его в том же году М. С. Горбачев собирался провести на должность вице-президента СССР.[147]. Он ездил как личный представитель президента СССР к Г. Колю[148] и Д. Бушу[149], а 24 декабря 1991 г. присутствовал при передаче дел М. С. Горбачева Б. Н. Ельцину[150].

Комментируя последний факт, один из авторов пишет: «Это могло означать только одно: он являлся гарантом неких секретных соглашений между лидерами. По сути, это означало, что Яковлев представляет некие третьи силы»[151].

По свидетельству А. И. Лукьянова, в аппарате ЦК КПСС, если не считать помощников и секретарей генсека, был только один человек, который ежедневно контактировал с ним, — это заведующий Общим отделом[152]. Между тем, выступая в Конституционном суде, А. Н. Яковлев заявил: «Редкий день, чтобы я не разговаривал с Горбачевым, у нас были очень частые контакты, иногда не по одному разу в день»[153].

Об этом А. Н. Яковлев писал и в своих мемуарах: «Мы встречались очень часто. А разговаривали почти каждый день и достаточно откровенно — на уровне добротного взаимного доверия»[154]. И далее: «…У меня с Михаилом Сергеевичем были частые и очень откровенные разговоры на самые разные темы. В Москве, в Сочи и в Крыму во время отпусков, при поездках в разные страны. Иногда — многочасовые и в неформальной обстановке. О положении в стране, прошлом и будущем, планах и людях, об искусстве и литературе. Мало сказать, что беседы носили доверительный характер, они еще были душевными, товарищескими»[155].

Несмотря на то, что Александр Николаевич в основном находился за кулисами политики, а Михаил Сергеевич не сходил с экранов и страниц печати, позднее «газеты писали, что он лишь озвучивает то, о чем говорит ему Яковлев»[156].

Ходили даже слухи, будто бы не М. С. Горбачев, а А. Н. Яковлев был «отцом перестройки». Если верить документу, который был обнародован летом 1990 г., когда Александра Николаевича спросили об этом, он якобы ответил: «Ну, уж прямо так! Но я не отрекаюсь от этого, от того, что М. С. Горбачев озвучивает мои идеи»[157].

Подобные представления были в свое время распространены не только в нашей стране, но и за рубежом, «Я знаю, — заявил в 1989 г. в беседе с А. Н. Яковлевым Збигнев Бжезинский, — что вы являетесь главным стратегом в области осуществления перестройки и в области нового внешнеполитического курса СССР»[158].

Между тем, Михаил Сергеевич в своих мемуарах упоминает Александра Николаевича только вскользь, через запятую[159].

В этом можно было бы усмотреть отголосок прежних политической ревности и политического соперничества, о чем с горечью писал сам Александр Николаевич: «У меня и моих друзей, — обижался он, — вызывало недоумение то обстоятельство, что Горбачев ни разу не оставил меня вместо себя, когда был в разъездах, ни разу не поручил вести Секретариат, ни разу не назначил официальным докладчиком на ленинских или ноябрьских собраниях. В подобных ролях побывали почти все, кроме меня, хотя я и ведал идеологией»[160].

Однако М. С. Горбачев предпочел не афишировать в мемуарах свою близость с А. Н. Яковлевым не только по нежеланию делить с ним лавры главного реформатора.

Крючков против Яковлева

13 февраля 1993 г. на страницах «Советской России» появилась статья В. А. Крючкова «Посол беды».

«Начиная с 1989 г., — утверждал он, — в Комитет государственной безопасности стала поступать крайне тревожная информация, указывающая на связи Яковлева с американскими спецслужбами»[161].

Что должен был сразу же сделать В. А. Крючков? Немедленно проинформировать об этом руководителя государства. Однако он, судя по всему, не спешил с этим. Почему, еще предстоит выяснить. Возможно, конечно, свою роль в данном случае играло то, что «речь шла о члене Политбюро, секретаре ЦК КПСС»[162].

Между тем, читаем мы далее, «в 1990 г. Комитет госбезопасности, как по линии разведки, так и по линии контрразведки» снова «получил из нескольких разных (причем оценивающихся как надежные) источников крайне настораживающую информацию в отношении Яковлева»[163].

Только после этого В. А. Крючков, посоветовавшись с В. И. Болдиным, счел необходимым проинформировать об этом М. С. Горбачева[164].

«Нужно было видеть состояние Михаила Сергеевича! — писал шеф КГБ. — Он был в полном смятении, никак не мог совладеть со своими чувствами», а затем вдруг предложил В. А. Крючкову поговорить на эту тему с А. Н. Яковлевым: «…Посмотрим, что он тебе на это скажет»[165].

Несмотря на необычность такого предложения, Владимир Александрович, если верить ему, встретился с Александром Николаевичем и поставил его в известность относительно имеющейся о нем информации. Как же реагировал на это Александр Николаевич? «Вид у Яковлева, надо сказать, был неважнецким, — говорится в воспоминаниях В. А. Крючкова, — он был явно растерян и ничего не мог выдавить из себя в ответ, только тяжело вздыхал». Молчание продолжалось до тех пор, пока не появился В. И. Болдин[166].

«Разумеется, — писал бывший шеф КГБ, — о состоявшемся разговоре и его особенностях я тут же доложил Горбачеву. В ответ — все то же гробовое молчание». Через месяц В. А. Крючков поинтересовался, «что делать? Может быть, провести проверку?» Но глава государства «добро» на проверку сигнала так и не дал, посоветовал вместо этого поговорить с Яковлевым еще раз[167].

Как протекал новый разговор В. А. Крючкова с А. Н. Яковлевым, В. А. Крючков не сообщал. Не сообщал он и о том, как протекал его третий разговор на эту тему с М. С. Горбачевым[168].

Казалось бы, после появления статьи В. А. Крючкова и один герой этой публикации (А. Н. Яковлев), и другой (М. С. Горбачев) должны были сразу же отреагировать на нее. Но они сделали вид, что их это не касается. Тогда группа народных депутатов обратилась с письмом на имя Б. Н. Ельцина и поставила вопрос о необходимости разобраться с обоснованностью выдвинутого против А. Н. Яковлева обвинения[169].

Только после этого Александр Николаевич откликнулся на публикацию В. А. Крючкова. Причем сделано это было не в России, а в США, где он в то время находился. 23 февраля 1993 г. газета «Труд» опубликовала его интервью, в котором он заявил, что и упоминаемый В. А. Крючковым доклад М. С. Горбачеву, и описанная им встреча с А. Н. Яковлевым — это «бессовестное вранье». Поэтому он намерен обратиться к Б. Н. Ельцину с просьбой о «расследовании этого дела»[170].

В интервью «Литературной газете» Александр Николаевич тоже заявил, что никаких разговоров о его возможных связях с американскими спецслужбами В. А. Крючков никогда с ним не вел, что подобные разговоры шефа КГБ с М. С. Горбачевым тоже маловероятны, во всяком случае, ничего подобного от Михаила Сергеевича он не слышал и все это придумано только сейчас в связи с грядущим процессом по делу ГКЧП. «Если бы, — заявил А. Н. Яковлев — председатель КГБ действительно доложил о своих подозрениях относительно меня, то реакция М. Горбачева была бы однозначной — конечно, расследовать. Приобрети это дело официальный характер, и я бы немедленно подал в отставку». Александр Николаевич заявил также, что он требует расследования по этому делу и будет добиваться, чтобы это расследование имело публичный характер[171].

Казалось бы, на этом можно было поставить точку. «Демократ» Александр Яковлев мог торжествовать. «Член ГКЧП» Владимир Крючков был посрамлен. Однако 3 марта в следующем номере «Литературной газеты» подал свой голос М. С. Горбачев, который признал факт обращения к нему В. А. Крючкова со своими подозрениями на счет А. Н. Яковлева[172].

На это признание А. Н. Яковлев не отреагировал никак. Более того, издав в 1994 г. воспоминания под названием «Горькая чаша», он предпочел вообще обойти стороной данный эпизод, что уже само по себе говорит о многом[173]. Предпочел обойти его стороной и М. С. Горбачев в своих двухтомных воспоминания «Жизнь и реформы», увидевших свет в 1995 г.[174] Деталь сама по себе очень красноречивая.

Если М. С. Горбачев молчит на эту тему до сих пор, то А. Н. Яковлев только 2001 г. в новом варианте воспоминаний, изданных под названием «Омут памяти», уделил этой истории буквально несколько строк[175].

Вынужденный признать факт «доносов» шефа КГБ на него и повторяя заявление М. С. Горбачева о том, что он не дал им хода, А. Н. Яковлев снова отверг и то, что М. С. Горбачев поручал В. А. Крючкову беседовать с ним, и то, что такая беседа имела место[176].

Однако при этом он сознательно проигнорировал один очень важный факт, который к тому времени ему уже был известен. 11 марта 1993 г. на страницах «Советской России» появилось интервью Н. Гарифуллиной с В. И. Болдиным. Последний не только подтвердил, что В. А. Крючков имел беседу с М. С. Горбачевым по поводу А. Н. Яковлева, но и сообщил, что по поручению генсека шеф КГБ имел на эту тему беседу и с Александром Николаевичем[177]. Через два года Болдин издал воспоминания и подтвердил данный факт[178].

Почему А. Н. Яковлев предпочел обойти вниманием интервью и воспоминания В. И. Болдина? Потому что, если такой разговор действительно имел место и Александр Николаевич был невиновен, после этого он был обязан сам обратиться к М. С. Горбачеву и потребовать официального разбирательства. Если он не сделал этого, значит, боялся разоблачений.

Но послушаем Александра Николаевича дальше: «Группа его (Крючкова. — А.О.) сторонников немедленно обратилась в Генеральную прокуратуру с просьбой расследовать это дело и привлечь меня к ответственности. Я тоже потребовал расследования»[179].

Однако обращение «сторонников» В. А. Крючкова известно, оно было сразу же обнародовано в печати. А вот обращение в Генеральную прокуратуру России Александра Николаевича не известно. Более того, есть основания утверждать, что официально он никуда не обращался.

Дело в том, что следствие по данному вопросу было начато не по обращению А. Н. Яковлева и не по обращению сторонников В. А. Крючкова, а на основании показания последнего в ходе следствия по делу ГКЧП («По Яковлеву в КГБ поступала оперативная информация о его недопустимых, с точки зрения безопасности государства, контактах с представителями одной из западных стран»). И начато было это дело не после публикации статьи «Посол беды», а почти за год до этого — в январе 1992 г. как побочное дело, выделенное из дела № 18/6214[180].

«Раскопки архивов и доносов, — живописал А. Н. Яковлев, — шли долго. Опросили всех, кто мог знать хоть что-то. Дали свои показания Горбачев, Бакатин, Чебриков, работники внешней разведки, занимавшиеся агентурными данными. Все они отвергли утверждения Крючкова как лживые. Крючков отказался дать свои показания. Прокуратура пришла к заключению, что Крючков лжет»[181].

Если бы Александр Николаевич действительно стремился к правде, он должен был бы назвать всех, кто был опрошен, но он не сделал этого. Что же касается опубликованного постановления Генеральной прокуратуры по этому делу, то в нем фигурируют девять фамилий: С. А. Андросов, В. В. Бакатин, М. С. Горбачев, Ю. И. Дроздов, О. Д. Калугин, В. И. Новиков, Г. Ф. Титов, В. М. Чебриков, Л. В. Шебаршин[182].

К сожалению, пока об их показаниям мы можем судить лишь на основании постановления Генеральной прокуратуры. Из него явствует: В. В. Бакатин, О. Д. Калугин, Г. Ф. Титов и В. М. Чебриков заявили, что никакие материалы о связях А. Н. Яковлева с зарубежными спецслужбами им неизвестны[183].

Насколько это соответствует действительности и насколько названные лица были искренними, сказать трудно. Но можно отметить, что О. Д. Калугин покинул Лубянку в 1978 г., Г. Ф. Титов мог говорить лишь о 1972–1983 гг., Чебриков о 1967–1988 гг., В. В. Бакатин о периоде после 21 августа 1991 г. Между тем в воспоминаниях В. А. Крючкова речь шла об информации 1989–1990 гг. Поэтому в данном случае для прокуратуры решающее значение имели показания М. С. Горбачева, Ю. И. Дроздова, В. И. Новикова и Л. Шебаршина.

Запрошенный по этому поводу Генеральной прокуратурой М. С. Горбачев подтвердил, что «Крючков предъявил ему досье, в котором содержались первичные материалы о якобы существующей разветвленной антигосударственной сети». Причем «смысл этих бумаг сводился, по мнению Крючкова, к тому, что все нити этой организации тянутся к Яковлеву. В числе лиц организации числились представители интеллигенции городов Москвы и Ленинграда… О каких-либо конкретных планах, нацеленных на свержение, захват власти, в документах не говорилось». «В его высказываниях содержались намеки, что есть сигналы от определенного источника (самого важного), который свидетельствует о том, что не исключено сотрудничество Яковлева с американским центром разведки, однако каких-либо конкретных фамилий Крючков не называл». Вопреки фактам (см. далее) М. С. Горбачев заявил, что «впервые» эти сведения были доведены до него только «весной 1991 года»[184]. Вряд ли подобная ложь была бы нужна, если обвинения В. А. Крючкова являлись совершенно безосновательными.

Л. Шебаршин заявил, что сведения о подозрительных контактах Яковлева в 1989–1991 гг. поступали, и получал он их от Ю. И. Дроздова и В. И. Новикова. Согласно показаниям Ю. И. Дроздова, в представляемых им донесениях фамилия А. Н. Яковлева фигурировала, но в каком контексте, он не помнит. По свидетельству В. И. Новикова, сведения, подтверждающие связь Яковлева с иностранными спецслужбами, ему неизвестны[185]. А оставшиеся не подтвержденными и нуждавшиеся в проверке?

Таким образом, А. Н. Яковлев исказил итоги расследования.

Но дело не только в этом.

Контакты А. Н. Яковлева с иностранными спецслужбами могли иметь место не только за границей, но и в СССР. Более того, как говорится в постановлении Генеральной прокуратуры, «со слов Крючкова, это досье поступило Чебрикову полтора-два года назад из Ленинградского УКГБ».

Из этого явствует, что Генеральная прокуратура была обязана прежде всего допросить работников Второго Главного управления КГБ СССР, занимавшегося контрразведкой, а не работников бывшего ПГУ. А поскольку это сделано не было, получается, что Генеральная прокуратура сознательно направила следствие по ложному пути. Это могло быть только в одном случае, если она получила указание не разобраться в деле, а оправдать А. Н. Яковлева.

К этому следует добавить, что она проигнорировала ГРУ и не допросила В. А. Крючкова, а также полностью обошла стороной те обвинения А. Н. Яковлева в связях с иностранными спецслужбами, которые появились еще во время его пребывания в Канаде[186].

Уже одного этого достаточно, чтобы понять, что Генеральная прокуратура не собиралась докапываться до истины.

И последнее:

«Генеральный прокурор Степанков, — заявил А. Н. Яковлев, — отвечая на мой вопрос, сказал, что теперь у меня есть все основания подать в суд. И добавил, что за клевету, согласно закону, Крючков получит от 3 до 5 лет. Нашел адвоката. Началась работа. Но потом мне расхотелось связываться этим мошенником»[187].

По другой версии, А. Н. Яковлев пожалел В. А. Крючкова, «Если же серьезно, то когда он меня обвинил, я потребовал расследования. Месяца через четыре мне представили бумагу, в которой доказывалось, что он примитивный лжец и я имею все права подать на него в суд. Но меня отговорил генеральный прокурор. Он мне сказал: «Александр Николаевич, имейте в виду, что в случае, если вы выиграете дело, он получит пять лет тюрьмы за клевету». И тогда я подумал: «Господи, неужели я скачусь до того, чтобы сажать людей?» И отошел от этого дела»[188].

Александр Николаевич был не колхозным бригадиром, а одним из руководителей государства. И обвинили его не в том, что он пропил мешок картошки, а в государственной измене. Поэтому его объяснения на этот счет должны были бы иметь более серьезный характер.

Однако все становится ясно, если учесть, что постановление Генеральной прокуратуры было принято 18 июня, а о своем нежелании подавать на В. А. Крючкова в суд А. Н. Яковлев заявил корреспонденту «Московских новостей» не позднее 10 июля. Возьмите неделю для получения постановления прокуратуры и неделю для подготовки заявления Александра Николаевича к печати и окажется, что от идеи подавать в суд он отказался почти сразу же, как только Генеральная прокуратура вынесла свое решение.

На самом деле он не собирался обращаться в суд с самого начала, о чем заявил со страниц газеты «Вечерний клуб» еще 27 марта 1993 г., т. е. через полтора месяца после появления публикации В. А. Крючкова[189].

Значит, опасался, что публичное разбирательство в суде может оказаться не таким, как закрытое в прокуратуре. Тем более, что суд мог проверить не только те сведения, о которых говорил В. А. Крючков и которые относились к периоду перестройки, но и те, которые относились ко времени его пребывания в Канаде.

Отмечая вздорность обвинений В. А. Крючкова поклонники А. Н. Яковлева обычно обращают внимание на то, что его демарш не имел никаких последствий. Однако это не совсем так.

Как писал В. А. Крючков «вскоре» после его обращения к М. С. Горбачеву «А. Яковлев ушел из аппарата ЦК партии и был назначен руководителем группы консультантов при Президенте»[190]. Звучит так, как будто бы речь идет о мелком партийном клерке. Между тем, Александр Николаевич занимал в аппарате ЦК не последнее место. Он возглавлял Международную комиссию, был секретарем и членом Политбюро ЦК КПСС, иначе говоря, входил в высшее руководство партии. И после обращения В. А. Крючкова к генсеку должен был уйти отставку со всех занимаемых им партийных постов, уйти из высшего руководства партии. Это едва ли не единственный в истории КПСС факт, когда один из ее лидеров добровольно сложил свои полномочия.

Когда именно произошло это, из опубликованных материалов не видно, можно лишь отметить, что в 1992 г. на заседании Конституционного суда по «делу КПСС» А. Н. Яковлев сообщил: «С третьего захода я работал в Центральном Комитете с 1985 года до начала марта 1990 года. В марте 1990 года, когда я был утвержден членом Президентского совета, на другой же день подал заявление об освобождении меня от обязанностей секретаря ЦК и члена Политбюро»[191]

Президентом СССР М. С. Горбачев стал 15 марта 1990 г., Президентский совет был создан 23 марта того же года[192]. Следовательно, заявление об освобождении его от обязанностей секретаря и члена Политбюро ЦК КПСС А. Н. Яковлев подал 24 марта.

Между тем, как явствует из дневника А. С. Черняева, вопрос об уходе А. Н. Яковлева из аппарата ЦК КПСС возник, как минимум, на месяц раньше.

25 февраля 1990 г. А. С. Черняев записал: «Яковлев все меня спрашивает, когда ему подавать в отставку из ПБ… Об отставке Яковлев говорил и с М. С. Сначала Яковлеву предназначалось вице-президентство. Но даже Президиум Верховного Совета саму эту должность не принял. Значит, максимум — член кабинета президента… «В партии (т. е. в аппарате, пусть высшем) я не останусь», — твердил мне Яковлев»[193].

А поскольку предшествующая запись в дневнике А. С. Черняева была сделана 28 января и к этому времени вопрос о своем намерении уйти из аппарата ЦК КПСС Александр Николаевич еще не поднимал[194], можно утверждать, что вопрос о его отставке возник не ранее 28 января — не позднее 25 февраля[195].

Но дело не ограничилось переходом А. Н. Яковлева из аппарата ЦК в аппарат президента.

«Я не склонен думать, что Горбачев верил доносам Крючкова о моих «несанкционированных связях» (читай — «несанкционированных госбезопасностью») с иностранцами, — писал Александр Николаевич, — но на всякий случай начал меня остерегаться… Если раньше мне приносили до 100–150 шифровок в сутки, то теперь 10–15. В сущности, он отдал меня на съедение Крючкову и ему подобным прохвостам. Если бы я знал об этих играх…»[196].

Как мы видели, знал.

Об этом же свидетельствует и дневник А. С. Черняева. 12 мая 1990 г. он записал: «…Яковлев… Вечером приходил, жаловался. «Не знаю, что и делать, уходить что ли»…А.Н. считает, что Крючков шлет на него Горбачеву «направленную» информацию»[197].

Показательна и другая деталь.

Не позднее 23 апреля 1990 г. А. С. Черняев обратился к М. С. Горбачеву с письмом, в котором напомнил, что Д. Рокфеллер настаивает на участии СССР в Трехсторонней комиссии и предлагает назначить туда своего представителя.

Как явствует из этого письма, первоначально на этот пост рассматривалась кандидатура А. Н. Яковлева (который, как мы знаем, не только принимал в январе 1989 г. представителя Трехсторонней комиссии Г. Киссинджера, но и участвовал тогда же во встрече советского руководства с членами этой комиссии).

В 1990 г. М. С. Горбачев отклонил кандидатуру А. Н. Яковлева для участия в деятельности названной комиссии. В связи с этим А. С. Черняев предлагал рассмотреть кандидатуры Е. М. Примакова и Н. Я. Петракова[198].

Через полгода общественный статус А. Н. Яковлева опустился еще ниже. Осенью 1990 г., когда Президентский совет был ликвидирован, а его преемником стал Совет безопасности, А. Н. Яковлев в него включен не был[199]. «Резко изменилось отношение и ко мне, — сетовал позднее Александр Николаевич. — Ни звонков, ни встреч, ни просьб»[200].

В конце июля — начале августа 1991 г. А. Н. Яковлев сам подал в отставку с поста руководителя группы консультантов при президенте, и М. С. Горбачев принял ее[201]. Правда, после августовских событий он снова пригласил А. Н. Яковлева к себе на должность советника по особым поручениям[202], в каковой он и оставался до конца года[203].

По утверждению А. Н. Яковлева дело не ограничилось этим. За ним было установлено негласное наружное наблюдение[204], и поставлена под контроль его телефонная связь[205]. Его воспоминания на этот счет подтверждаются обнаруженными после крушения СССР документами КГБ[206].

Можно было бы допустить, что В. А. Крючков установил наблюдение за А. Н. Яковлевым на свой страх и риск. Однако поскольку материалы этого наблюдения были обнаружены в сейфе В. И. Болдина[207], есть основания думать, что, переместив А. Н. Яковлева из аппарата ЦК КПСС в Администрацию президента, М. С. Горбачев все-таки дал согласие по крайней мере на частичную разработку А. Н. Яковлева.

Это свидетельствует, что определенные выводы из обращения В. А. Крючкова к М. С. Горбачеву все-таки сделаны были. Однако полностью расстаться с А. Н. Яковлевым М. С. Горбачев не пожелал.

Эта до сих пор не проясненная до конца история лежит темным пятном и на биографии А. Н. Яковлева, и на биографии М. С. Горбачева.

Что скрывают архивы КГБ?

По свидетельству А. Н. Яковлева, уже после ликвидации СССР бывший председатель КГБ СССР В. М. Чебриков сказал ему: «Давай встретимся. Я расскажу тебе такое, что тебе и в страшном сне не привидится». Речь шла о нем, Чебрикове, Крючкове, Горбачеве и обо мне». Однако встреча не состоялась. «Не успели мы встретиться, — констатировал Александр Николаевич, — умер Виктор Михайлович»[208].

А Виктор Михайлович Чебриков знал многое, в том числе и по поводу выдвинутых против А. Н. Яковлева обвинений.

Удастся ли когда-нибудь получить в этом вопросе полную ясность, не известно. Поэтому попробуем, хотя частично, приблизиться к раскрытию этой тайны.

Говоря о существовании в КГБ криминальных сведений на А. Н. Яковлева, В. А. Крючков писал: «Впервые подобные сведения были получены еще в 1960 году. Тогда Яковлев с группой советских стажеров, в числе которых был и небезызвестный ныне Олег Калугин, в течение одного года стажировался в США в Колумбийском университете»[209].

Оперативные документы КГБ на этот счет пока неизвестны. В нашем распоряжении имеются лишь воспоминания О. Д. Калугина[210] и А. Н. Яковлева[211] и подборка документов, размещенных на сайте «Архив А. Н. Яковлева» — «А. Н. Яковлев. 1956–1960: Учеба в Академии общественных наук при ЦК КПСС и стажировка в Колумбийском университете (США)»: а) Американские заметки (1958–1959 гг., Колумбийский университет); б) Пресс-релиз Бюро информации Колумбийского университета об окончании стажировки советских студентов; в) Записка А. Н. Яковлева в ЦК КПСС о некоторых итогах стажировки в Колумбийском университете (США); г) Очерк А. Н. Яковлева «10 рассказов об Америке», подготовленный для публикации в литературно-художественном журнале «Стрелка»; д) Письмо А. Н. Яковлеву от профессора Массачусетского технологического института Лорена Грэхема (США); е) Воспоминание о стажировке в Колумбийском университете в 1958–1959 гг.[212]

Следует отметить, что в советские времена на стажировку за границу обычно посылали: а) по родству, б) по блату или в) по службе. Поскольку у А. Н. Яковлева к этому времени не было ни первого, ни второго, остается только одно — на стажировке в США он оказался «по службе».

«…По первой программе студенческого обмена между СССР и США» в 1958 г. в Колумбийский университет была направлена группа стажеров из четырех человек (Г. Бехтерев, О. Калугин, Ю. Снежков, А. Яковлев)[213]: два из них являлись офицерами КГБ, один — офицером ГРУ[214]. Единственным «студентом» был А. Н. Яковлев[215].

Показательно не только то, что он был удостоен такого доверия, но и то, что к 1956 г. почти не знал английского языка.

Какой язык Александр Николаевич изучал в школе, мы не знаем, но даже если это и был английский, то с 1941 по 1956 г. он его, конечно, забыл. Что же касается пединститута, то здесь он не столько учился, сколько заведовал военной кафедрой. Данное обстоятельство и состав «стажеров» дают основание думать, что цель командировки заключалась не в стажировке.

Выбор университета был неслучайным, так как при нем существовал Русский институт. По одним данным, он был создан Фондом Рокфеллера[216], по другим А. Гарриманом[217] и занимался подготовкой кадров для Госдепартамента и разведывательных служб[218]. «От Колумбийского университета, — вспоминал О. Д. Калугин, — к нам прикрепили Стива Видермана»[219].

Касаясь этого эпизода в жизни А. Н. Яковлева, В. И. Болдин вспоминал, что позднее Александр Николаевич «рассказывал, что во время учебы в Колумбийском университете, роясь в библиотеках, встречаясь с американскими учеными, добывал такую информацию, за которой наша агентура охотилась не один год».

Из этого В. И. Болдин делал предположение, что во время «стажировки» А. Н. Яковлев, вероятнее всего, представлял за границей не Академию общественных наук, а советскую «военную разведку или КГБ»[220].

В чем же заключалась его вина?

«Он пошел на несанкционированный контакт с американцами, а когда нам стало об этом известно, изобразил дело таким образом, будто сделал это в стремлении получить нужные для Советской страны материалы из закрытой библиотеки.

Инициатива Яковлева не была поддержана представителями нашей службы безопасности и дальнейшего развития, будем считать, не получила»[221].

Следовательно, во время стажировки Александр Николаевич занимался не только научными делами. Неслучайно, видимо, трое из четырех советских стажеров, бывших тогда в Колумбийском университете, являлись штатными сотрудниками КГБ и ГРУ[222].

Поэтому версия о возможности вступления А. Н. Яковлева в контакт с сотрудниками ЦРУ представляется сомнительной.

Если бы подобный контакт действительно имел место и бросал на А. Н. Яковлева тень подозрения и КГБ располагал бы на этот счет даже косвенными данными, ни о каком возвращении А. Н. Яковлева в аппарат ЦК КПСС после этого не могло быть и речи.

Не следует забывать, что «селекцию КГБ проходила вся партийная верхушка»[223].

Между тем после возвращения из США вчерашний аспирант АОН сумел сделать сногсшибательную карьеру и через пять лет стал одним из руководителей Отдела агитации и пропаганды ЦК КПСС. Если бы упоминаемая В. А. Крючковым несанкционированная встреча действительно бросала тень подозрения на А. Н. Яковлева, ему ни в коем случае не доверили бы в 1973 г. советское посольство в Канаде.

Не следует забывать, что с незапамятных времен во всех странах под крышей посольств работали и работают разведслужбы. Не был исключением в этом отношении и Советский союз.

В своих мемуарах Александр Николаевич сообщает, как однажды во время «очередного отпуска» «зашел к Андропову по кадровым делам его ведомства»[224]. Из этих же мемуаров явствует, что это была не единственная его встреча с шефом КГБ.

Оказывается, он «бывал у Андропова, когда надо было согласовывать кадры разведки»[225].

В мемуарах Александр Николаевич оставил открытым вопрос о том, как часто приходилось ему посещать КГБ, но об этом он поведал в 2002 г. в интервью «Московскому комсомольцу». А. Н. Яковлев признался, что, в 1973–1983 гг. встречался с Ю. В. Андроповым регулярно: «Когда я был послом, надо было каждый год заходить к нему согласовывать кадры разведчиков, которые под прикрытием посольства работали»[226].

Неужели бы КГБ допустил к такой работе человека, которого он подозревал в связях с ЦРУ?

Но если Александр Николаевич ежегодно согласовывал «кадры разведчиков» с Ю. В. Андроповым, то предварительно он обязан был это делать с В. А. Крючковым, который с 1974 г. возглавлял ПГУ КГБ. Следовательно, он ежегодно встречался не только с Ю. В. Андроповым, но и В. А. Крючковым.

Между тем А. Н. Яковлев утверждал, что более или менее регулярно встречался с В. А. Крючковым только до 1979 г.[227]. А В. А. Крючков писал, что «до 1985 года» А. Н. Яковлева «лично» «почти не знал» и «видел его» лишь «пару раз»[228].

С кем контактировал А. Н. Яковлев в Канаде, еще предстоит выяснить. Но эти контакты, несомненно, были более значительными, чем те, которые он имел в США в 1958–1959 гг.

По некоторым, нуждающимся, правда, в проверке данным, в Канаде Александр Николаевич встречался с одним из лидеров «пражской весны» Э. Гольдштюкером[229]. Здесь же он встречался с отцом Збигнева Бжезинского, а «один канадский профессор из города Гамильтон, поляк по происхождению» — Адам Бромке (бывший «ярым противником коммунизма»), пытался даже организовать ему встречу с самим Збигневом Бжезинским[230].

В Оттаве А. Н. Яковлев близко сошелся с Пьером Трюдо (Pierre Trudeau) (1919–2000)[231], который с 1968 по 1979 г. и с 1980 по 1984 г. занимал пост премьер-министра Канады[232]. О близости их отношений свидетельствует то, что они встречались семьями[233].

Как утверждает Б. И. Стукалин, который продолжал поддерживать с А. Н. Яковлевым отношения после того, как тот оказался в Оттаве[234], у последнего сложились близкие отношения не только с канадским премьером, но и с «послом США»[235].

К сожалению, Борис Иванович не конкретизировал, с кем именно. Между тем за десять лет, которые А. Н. Яковлев провел в Канаде, интересы США здесь представляли пять человек: Адольф Шмидт (Schmidt) (1969–1974), Вильям Портер (Porter) (1974–1976), Томас Эндер (Ender) (1976–1979), Кеннет Картис (Curtis) (1979–1981) и Паул Робинсон (Robinson) (1981–1985)[236]. С кем из них и когда у советского посла сложились наиболее близкие отношения и какова была степень этой близости, еще требуется выяснить.

Поскольку Советский Союз был заинтересован в сотрудничестве и с Канадой, и США, подобные отношения можно было бы только приветствовать, если бы не одно обстоятельство.

Характеризуя приемы работы ЦРУ, А. Даллес писал: «…западные разведывательные службы стараются установить контакт с лицами, которые, по их мнению, окажутся в числе тех, кого сместят или кто попадет в немилость, а возможно, подвергнется и более строгому наказанию, чтобы попробовать убедить их в том, что они нуждаются в помощи и могут получить ее, если согласятся сотрудничать с нами»[237].

А поскольку направление А. Н. Яковлева в Канаду по существу представляло для него почетную ссылку, ЦРУ должно было обратить на него внимание и попытаться найти к нему ключик. Причем учитывая занимаемое им положение, подобная миссия могла быть доверена или резиденту ЦРУ, или же американскому послу в Канаде.

В. М. Фалин, который в это время был послом в ФРГ, вспоминает, что вскоре после отъезда А. Н. Яковлева в Канаду получил предупреждение быть с ним осторожнее, так как он «в кармане у американцев»[238]. Когда Валентин Михайлович попытался выяснить источник такой информации, ему сказали, что она исходит от королевской семьи Великобритании[239].

И действительно вскоре после того, как А. Н. Яковлев обосновался в Оттаве, советская разведка обратила внимание на то, что новый посол встречается с сотрудниками американских спецслужб и тратит больше, чем получает. Эта информация немедленно была доведена до руководства КГБ. Ю. В. Андропов поставил об этом в известность Л. И. Брежнева и, видимо, попросил разрешение на оперативную разработку А. Н. Яковлева. Но Брежнев не дал на это согласия, заявив, что член ЦРК не может быть предателем[240].

Учитывая, что А. Н. Яковлев был избран членом Центральной ревизионной комиссии КПСС на XXIV съезде КПСС в 1971 г.[241], а на XXV съезде в 1976 г. выведен из нее[242], можно утверждать, что описанный эпизод имел место не ранее 1973 г. — не позднее 1976 г.

Эти и другие факты из биографии А. Н. Яковлева заслуживают самого внимательного рассмотрения[243].

Однако для того, чтобы обвинять его в двойной игре, необходимо установить, что использовавшиеся им «лишние деньги» были не из кассы посольства, а встречи с сотрудниками американских спецслужб происходили без ведома Кремля.

Тайный канал Москва — Тель-Авив

Признав факт обращения В. А. Крючкова к нему с подозрениями по поводу его ближайшего соратника, Михаил Сергеевич заявил: «Самое главное Крючков оставляет за пределами статьи (или главы своей книги) — он пришел ко мне с досье, в котором содержались сведения, неизвестно каким образом собранные, о существовании некоей разветвленной сети. Цель ее — ни более ни менее — низвергнуть существующий строй. И эта сеть якобы охватила десятки представителей нашей творческой и научной интеллигенции, прежде всего Москвы и Ленинграда»[244].

«После провала путча, — вспоминал А. Н. Яковлев, имея в виду августовские события 1991 г., — мне показали бумагу, где я фигурирую как глава какой-то вымышленной конспиративной организации демократов, и у меня там какая-то дурацкая кличка — «Папа»… Почему «Папа», бог его знает… И это донесение какого-то якобы серьезнейшего агента! Вот что сочиняли»[245].

Если учесть, что упомянутый доклад имел место в январе-феврале 1990 г., когда в стране шла подготовка к республиканским выборам и становилось очевидно, что оппозиция, взявшая курс на ликвидацию СССР и всей советской системы, может одерживать победу, когда Межрегиональная депутатская группа вела так называемую» русскую игру, цель которой заключалась в развале СССР, когда Б. Н. Ельцин провозгласил лозунг разделения России на семь республик, а сторонники А. Д. Сахарова выступали за предоставление независимости всем этносам, населявшим Советское государство, информация В. А. Крючкова приобретала вполне убедительный характер.

Итак, упоминаемый В. А. Крючковым доклад М. С. Горбачеву по поводу А. Н. Яковлева все-таки имел место. Как же отреагировал на эту информацию глава партии и государства?

Может быть, поставил перед главой КГБ задачу ликвидировать или же парализовать деятельность этой «сети»? Нет. Может быть, предложил продолжать работу по сбору материала? Нет. Может быть, поинтересовался, откуда такие сведения получены и можно ли им доверять? Нет. Может быть, не поверил сообщенной информации и потребовал более убедительных доказательств? Ничего подобного.

«…с моей стороны, — пишет М. С. Горбачев, — естественно, досье было не только отклонено — я не дал Крючкову права разрабатывать его дальше»[246].

Получается, что глава государства запретил даже собирать сведения о тех силах в стране, которые, возможно, готовились к низвержению существующего строя. Как же так? Ведь подобную информацию докладывал не кто-нибудь, а председатель КГБ СССР?

Оказывается, если верить М. С. Горбачеву, в основе сообщения В. А. Крючкова лежала «идея жидо-масонского заговора»[247]. Косвенно факт подобного доклада подтверждает дневник А. С. Черняева, из которого явствует, что в 1990 г. председатель КГБ СССР действительно ставил М. С. Горбачева в известность «о замыслах сионистов»[248]

Эта проблема занимает особое место в книге М. Н. Полторанина, который утверждает, что вся перестройка была задумана и осуществлена под руководством еврейской организации «Бнай брит», которую он считает масонской[249].

Можно по-разному относиться к вопросу о масонстве и о роли в нем евреев (я лично считаю, что имеющие на этот счет публикации в своем подавляющем большинстве имеют сугубо публицистический, очень часто пещерный, а не исследовательский характер), но ведь председатель КГБ, наверное, докладывал генсеку не уличные и не газетные слухи, а информацию, которая поступала к нему, как от секретной агентуры внутри страны, так и по каналам внешней разведки. Как же можно было не только отмахнуться от этих сведений, но и запретить КГБ собирать информацию на этот счет далее?

В этой же связи следует обратить внимание и на слова В. А. Крючкова о масонстве, сказанные им в одном из интервью: «Было время, когда к масонским ложам относились как к чему-то сказочному, а потом выяснилось, что это серьезное дело, которым надо бы заниматься… Комитет заинтересовался этой проблемой, но, чтобы ее размотать по-настоящему, нужно было, чтобы ею занялось и высшее политическое руководство. А там такого желания не было. Поэтому наша информация надлежащим образом не оценивалась, не изучалась…»[250].

А поскольку масонство — это вполне реальный и признанный факт, не свидетельствует ли отсутствие желания высшего политического руководства СССР в разработке данной проблемы о том, что масонские нити вели в эти круги?

Что же могло дать В. А. Крючкову основания заподозрить одного из членов Политбюро ЦК КПСС в подобного рода связях?

Частично ответ на этот вопрос, по всей видимости, дают воспоминания бывшего советского социолога Ильи Григорьевича Земцова «Лица и маски», которые были опубликованы издательством «Наука» в 2008 г.

Илья Григорьевич Земцов — родился в 1938 г. в Баку, в 1967 г. в Институте философии АН СССР защитил кандидатскую диссертацию на тему «Проблема нравственного идеала личности в марксистской этике»[251]. В 1971 г. в Институте конкретных социальных исследований защитил закрытую докторскую диссертацию на тему «Социальная мотивация поведения личности. Критический анализ буржуазных теорий»[252], которая под редакцией Г. В. Осипова сразу же была издана для служебного пользования[253]. Правда, с защитой возникли проблемы, поэтому в том же 1971 г. состоялась новая защита в Душанбе[254].

Через два года И. Г. Земцов эмигрировал в Израиль.

За границей получил известность как автор таких книг, как биографии Ю. Андропова, К. Черненко и М. Горбачева (1985–1987 гг.); «Борьба за власть в Кремле» (в 3-х томах, 1988 г.); «Грани перестройки» (1989 г.); «История советской социологии» (1999 г.); «Крах эпохи» (в 2-х томах, 2000 г.); «Лица и маски» (2008 г.); «Советский язык как энциклопедия советской жизни» (2010 г.).

По утверждению И. Г. Земцова, победив на выборах 1977 г., новый премьер-министр Израиля Менахем Бегина (1977–1983) предложил ему установить с Москвой неофициальный или тайный канал[255]. В связи с этим И. Г. Земцов отправился в Париж и там, если верить ему, совершенно случайно встретил находившегося в командировке профессора Владимира Алексеевича Карпушина, с которым был знаком по Москве[256].

Владимир Алексеевич Карпушин, (1920–1990) окончил философский факультет МГУ, защитил сначала кандидатскую («Формирование философских взглядов Карла Маркса» (1949), потом докторскую («Индивидуализм экзистенциалистской теории человека» (1967) диссертации, преподавал в ряде столичных вузов. С 1970 г. работал в Высшей дипломатической школе МИД СССР, с 1974 г. — заведовал кафедрой[257].

По словам И. Г. Земцова, зная о связях В. А. Карпушина с КГБ, он посвятил своего знакомого в замысел установления тайного канала связи между Москвой и Тель-Авивом и тот изъявил готовность передать это предложение Ю. В. Андропову. Ю. В. Андропов поставил в известность о сделанном предложении Л. И. Брежнева и получил его «добро» на установление тайного канала связи между ним и М. Бегиным[258].

Тогда же было решено, что канал связи пройдет через Канаду и к нему будет подключен советский посол в Оттаве А. Н. Яковлев.

В книге «Кто поставил Горбачева» я ошибочно датировал эти действия 1981 г.[259]. Более внимательное знакомство с книгой И. Г. Земцова дает основание думать, что он встречался с А. Н. Яковлевым уже зимой 1977–1978 гг.[260]. Затем А. Н. Яковлев поставил в известность об этом своего непосредственного начальника — министра иностранных дел А. А. Громыко[261]. И после этого канал связи заработал[262].

Подобные неофициальные каналы связи действовали и раньше.

Хорошо известно, что в свое время Н. С. Хрущевым был организован тайный канал связи с Джоном Кеннеди через советского журналиста Г. Н. Большакова[263]. В начале 1970-х гг. подобный же канал связи был создан для контактов Л. И. Брежнева с канцлером ФРГ Вилли Брантом. Он шел через Эгона Бара и В. Е. Кеворкяна[264]. Имеются сведения, что через Г. Киссинджера и Г. А. Арбатова у Л. И. Брежнева был тайный канал связи с Вашингтоном[265]. Можно также вспомнить тайный «канал Гаврилова» между КГБ и ЦРУ[266], канал Н. С. Португалова между советским руководством и правительством ФРГ в 1989 г.[267], тайные каналы связи между М. С. Горбачевым и Трехсторонней комиссией[268], между М. С. Горбачевым и Д. Бушем[269], между М. С. Горбачевым и Г. Колем[270].

Тайный канал связи между Москвой и Тель-Авивом действовал вплоть до смерти Л. И. Брежнева, после чего, как пишет И. Г. Земцов, «работа Канала затухает», но «ненадолго»[271]. Из его воспоминаний явствует, что в 1983 г. перед отъездом А. Н. Яковлева в Москву он снова встречался с ним в Канаде[272].

Есть основания думать, что этот канал продолжал функционировать и после смерти Ю. В. Андропова. Основанием для этого служит сообщаемый И. Г. Земцовым факт, что в 1984 г. через А. Н. Яковлева он вступил в контакт с М. С. Горбачевым и договорился о встрече с ним. Встреча должна была состояться во время пребывания делегации Верховного Совета СССР в Великобритании. По всей видимости, чтобы обеспечить максимальную секретность, М. С. Горбачев согласился встретиться с И. Г. Земцовым после того, как советская делегация покинет Лондон и отправится в Шотландию. Однако именно в это время пришло сообщение о том, что умер министр обороны Д. Ф. Устинов, и М. С. Горбачев, прервав свой визит, вынужден был вернуться в Москву[273].

Несмотря на то, что встреча не состоялась, этот факт имеет огромное значение. Одно из двух: или с ведома К. У. Черненко М. С. Горбачев должен был подключиться к тайному каналу связи между Москвой и Тель-Авивом, или же М. С. Горбачев сам собирался установить неофициальный контакт с правительством Израиля.

Есть основания думать, что тайный канал связи между Москвой и Тель-Авивом продолжал действовать и после того, как М. С. Горбачев был избран генеральным секретарем ЦК КПСС. Из воспоминаний И. Г. Земцова явствует, что в Рейкьявике (октябрь 1986 г.) М. С. Горбачев собирался предложить «американскому президенту сделку — разрешить эмиграцию в обмен на отказ от СОИ», причем в момент самой встречи И. Г. Земцов находился в Рейкьявике[274].

Насколько известно, Политбюро ЦК КПСС готовилось к обсуждению в Рейкьявике только вопроса о сокращении или же ликвидации ядерных вооружений. Между тем М. С. Горбачев вышел за рамки предоставленных им полномочий. Получается, что представитель израильского правительства знал о намерениях советского генсека больше, чем советское руководство. Подобное могло быть, если у И. Г. Земцова был источник информации в ближайшем окружении генсека или же если И. Г. Земцов через посредника принимал участие в предварительном обсуждении поведения М. С. Горбачева в Рейкьявике.

После прихода М. С. Горбачева к власти И. Г. Земцов неоднократно посещал Москву, неоднократно посещали ее и представители еврейских общественных организаций. Так, в марте 1987 г. советскую столицу посетил руководитель Международного еврейского конгресса Эдгар Бронфман. В 1988 г. сотрудник Международного отдела ЦК КПСС Николай Владимирович Шишлин писал о нем: «Входя, как минимум в первую десятку, если не в пятерку американских миллиардеров, Бронфман обладает большим влиянием как в Израиле, так и в США[275]. Вслед за тем до гибели СССР он побывал в Москве еще, как минимум, четыре раза: в июне и октябре 1988 г.[276], в феврале 1989 г.[277], в январе 1991 г.[278]. Среди лиц, с которыми он встречался здесь, были М. С. Горбачев, Б. Н. Ельцин, Э. А. Шеварднадзе и А. Н. Яковлев.

Не исключено, что в годы перестройки А. Н. Яковлев имел и другие подобные же контакты, причем не только с Э. Бронфманом.

Как вспоминал И. Земцов: «Ответственным за развитие наших [советско-израильских] связей многие годы был и Александр Яковлев, у которого мы нашли полное понимание»[279].

Вероятнее всего, первоначально тайный канал использовался только для обсуждения советско-израильских отношений.

Поэтому во время встреч Ю. В. Андропов и А. Н. Яковлев обсуждали не только кадровые вопросы советской разведки в Канаде, но и советско-израильские отношения. Александр Николаевич сам же, правда, лишь вскользь упоминает, как во время одной из таких встреч Юрий Владимирович сообщил ему об аресте автора книги «Осторожно: «сионизм»!»[280].

Можно с полной уверенностью утверждать, что в данном случае А. Н. Яковлев спутал две совершенно разные книги.

Во-первых, книга Юрия Иванова «Осторожно: «сионизм»!» увидела свет в 1969 г., а Александр Николаевич стал послом в Канаде в 1973 г. Во-вторых, Ю. Иванов был сотрудником Международного отдела ЦК КПСС, и его книга появилась не в Самиздате, а в Политиздате, т. е. прошла цензуру. Причем она неоднократно переиздавалась и не только на русском, но и на других языках (как в СССР, так и за рубежом)[281].

Поэтому можно почти с полной уверенностью утверждать, что в разговоре Александра Николаевича с Юрием Владимировичем речь шла не о книге «Осторожно, «сионизм»!», а о книге «Логика кошмара», в которой утверждалось, что революция 1917 г. была сделана жидомасонами и приводился так называемый «турецкий список», в котором фигурировали некоторые советские политические деятели послевоенного периода, зачисленные в масоны. Автор этой книги тоже имел фамилию Иванов, но звали его не Юрий, а Анатолий. Он действительно был арестован и осужден. Это позволяет датировать данную встречу А. Н. Яковлева и Ю. В. Андропова не ранее августа 1981 г. (арест автора названной книги) — не позднее марта 1982 г. (суд на ним)[282].

Спрашивается, какое же отношение имела эта книга к кадрам советской разведки в Канаде? Никакого. Почему же шеф КГБ счел необходимым познакомить советского посла с фактом ареста автора какой-то самоиздатовской рукописи? По всей видимости, потому, что в ходе беседы А. Н. Яковлева с Ю. В. Андроповым затрагивались те проблемы, которым была посвящена книга А. М. Иванова: сионизм, антисемитизм, масонство. И связано это было с действием тайного канала связи Москва — Тель-Авив, к которому были причастны и Александр Николаевич и Юрий Владимирович.

В связи с этим возникает вопрос о возможности использования данного канала связи не только для неофициального обсуждения вопросов советско-израильских отношений, но и некоторых других проблем.

Несмотря на то, что тайный канал был создан для поддержания советско-израильских отношений, причастные к его функционированию лица обсуждали не только вопросы о взаимоотношении двух государств. Как явствует из воспоминаний И. Г. Земцова, когда летом 1983 г. он в очередной раз посетил Оттаву и здесь имел одну из своих тайных встреч с советским послом, состоявшуюся «в небольшой гостинице на окраине города», А. Н. Яковлев заявил: «Не пришло ли время признать, что марксизм с самого начала оказался ошибочным… Коммунисты пытались создать рай на земле… И выяснилось — его построить невозможно». Исходя из этого, он считал необходимым реформирование советской системы[283].

Причем, ознакомив И. Г. Земцова со своим видением будущих реформ в Советском Союзе, А. Н. Яковлев заявил, что «у них» с М. С. Горбачевым на этот счет «было сходное видение мира»[284].

Если подобные откровения действительно имели место, а у нас нет никаких оснований ставить свидетельство И. Г. Земцова под сомнение, тогда получается, что летом 1983 г. между покидавшим Канаду советским послом и представителем израильского правительства существовали не официальные, а доверительные отношения.

С этой точки зрения заслуживают рассмотрения и переговоры И. Г. Земцова с А. Н. Яковлевым в 1984 г. о встрече с М. С. Горбачевым. Причем показательно, что накануне этой несостоявшейся встречи названные посредники обсуждали положение дел в руководстве КПСС. «Горбачев, — сообщил Александр Николаевич своему собеседнику, — идет во власть», «все решится в ближайшие месяцы»[285]. Как будто бы он уже знал, что К. У. Черненко осталось жить два месяца и что Михаил Сергеевич будет его преемником.

Стоит вспомнить и о подготовке к Рейкьявику, когда представитель израильского правительства знал больше о будущей линии поведения М. С. Горбачева, чем советское руководство[286].

Это дает основание предполагать, что после смерти Л. И. Брежнева тайный канал между Москвой и Тель-Авивом стал выходить за рамки чисто советско-израильских отношений. Поскольку М. С. Горбачев обсуждал свои будущие реформы с В. Кристиансом и Ф. Миттераном, он мог обсуждать их и с представителем израильского правительства.

В таком случае его, разумеется, могло интересовать не столько мнение самого правительства Израиля, сколько мнение стоящей за ним еврейской финансовой олигархии.

С учетом этой гипотезы фигура А. Н. Яковлева приобретает особое значение и особое значение приобретают как руководство им разработкой концепции перестройки, так и причастность его к разработке к реализации всех основных замыслов перестройки[287].

Примечания

1

Крючков В. А. Личное дело. Ч.1. М., 1997. С.257. См. также: Там же. С.292.

2

Яковлев А. Н. Сумерки. С.376. См. также: Яковлев А. Н. «Нам приходилось лгать и лицемерить» // Вечерняя Москва. 2001. 11 июля.

3

Медведев В. А. В команде Горбачева. Взгляд изнутри. М., 1994. С.29–30.

4

Арбатов Г. Человек системы. М., 2002. С.418.

5

Перестройка десять лет спустя (апрель 1985 — апрель 1995). М., 1995. С.19.

6

Свободное слово. Интеллектуальная характеристика десятилетия. 1985–1995. М., 1996. С. 212.

7

Островский А. В. Кто поставил Горбачева? М., 2010. С.210–246.

8

Лигачев Е. К. Рождение и смерть перестройки // Куранты. 1991. 17 января. С.5.

9

Биккенин Н. Б. Как это было на самом деле. Сцены из общественной и частной жизни. М., 2003. С.29.

10

Смирнов Г. Л. Уроки минувшего. М., 1997. С.163–164.

11

Медведев В. А. В команде Горбачева. С.27–29.

12

Медведев В. А. В команде Горбачева. С.29.

13

Мэтлок Д. Ф. Смерть империи. Взгляд американского посла на распад Советского Союза. М… 2003. С.39.

14

Мэтлок Д. Ф. Смерть империи. Взгляд американского посла на распад Советского Союза. М… 2003. С.39.

15

Jack F. Matlock, Jr. Autopsy on an Empire: The American Ambassador’s Account of the Collapse of the Soviet Union. Random House, 1995.

16

Мэтлок Д. Ф. Смерть империи. Взгляд американского посла на распад Советского Союза. М… 2003.

17

Речь идет о статье М. Н. Полторанина «Против инерции», появившейся на страницах «Правды» 18 марта 1985 г.

18

Барулин В. Таежный человек // Москвичка. 2004. № 31. С.7. (интервью М. Н. Полторанина).

19

Кашин О. Лагерный иврит. Судьба правдиста Михаила Полторанина // Русская жизнь. 2009. 22 апреля (электронный вариант // http://www.rulife.ru/mode/article/1237/).

20

Кашин О. Лагерный иврит. Судьба правдиста Михаила Полторанина // Русская жизнь. 2009. 22 апреля (электронный вариант // http://www.rulife.ru/mode/article/1237/).

21

Запись беседы с М. Н. Полтораниным. 2 октября 2012 г. // Архив автора.

22

Островский А. В. Глупость или измена? Расследование гибели СССР. С.31–36.

23

Запись беседы с М. Н. Полтораниным. 2 октября 2012 г. // Архив автора.

24

Запись беседы с М. Н. Полтораниным. 2 октября 2012 г. // Архив автора.

25

Лауреаты Нобелевской премии. Энциклопедия. Пер. с англ. А-Л. М., 1992. С.502–504.

26

Аганбегян А. Г. «Мне очень везло в жизни». Ректор Академии народного хозяйства «о времени и о себе» // Элитное образование. 2000. № 8(15). С.24–25.

27

Островский А. В. Кто поставил Горбачева. С.238–239.

28

Медведев В. А. В команде Горбачева. С.28.

29

Медведев В. А. В команде Горбачева. С.29.

30

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.242–246; Александр Яковлев. Перестройка: 1985–1991. Неизданное, малоизвестное, забытое. Составитель А. Н. Яковлев. М., 2008. С.63–69.

31

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.246–250; Александр Яковлев. Перестройка: 1985–1991. С.28–38.

32

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.246–250; Александр Яковлев. Перестройка: 1985–1991. С.28–38.

33

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.246–250; Александр Яковлев. Перестройка: 1985–1991. С.63–69.

34

Яковлев А. Н. Большевизм — социальная болезнь ХХ века // Черная книга коммунизма. Преступления. Террор. Репрессии. Пер. с франц. М… 2001. С.13.

35

Земцов И. Г. Лица и маски. О времени и о себе. Т.1. М., 2008. С.132–136.

36

Барулин В. Таежный человек // Москвичка. 2004. № 31. С.7. (интервью М. Н. Полторанина).

37

Запись беседы с М. Н. Полтораниным. 2 октября 2012 г. // Архив автора.

38

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.227.

39

Островский А. В. Кто поставил М. С. Горбачева.

40

Островский А. В. Кто поставил Горбачева? С.223–224, 226, 241, 397–405.

41

Запись беседы с Н. И. Рыжковым. 22 июня 2009 г. // Архив автора.

42

Запись беседы с М. Н. Полтораниным. 2 октября 2012 г. // Архив автора.

43

Горбачев М. С. Жизнь и реформы. Кн.1. М., 1995. С.280.

44

Запись беседы с М. Н. Полтораниным. 2 октября 2012 г. // Архив автора.

45

Островский А. В. Кто поставил Горбачева. С.226.

46

Запись беседы с А. И. Лукьяновым. Москва. 24 сентября 2010 г. // Архив автора.

47

Полторанин М. Н. Власть в тротиловом эквиваленте. Наследие царя Бориса. М., 2010. С.108–109.

48

Полторанин М. Н. Власть в тротиловом эквиваленте. Наследие царя Бориса. М., 2010. С.108.

49

Лукьянов А. Современные Геростраты. За кулисами перестройки // Правда. 1995. 27 марта.

50

Материалы дела о проверке конституционности Указов Президента Российской Федерации, касающихся деятельности КПСС, а также о проверке конституционности КПСС и КП РСФСР. Т. М., 1996. (выступление А.Н… Яковлева); Наши гости: Лицом к лицу. Александр Яковлев. 29 июля 2001 г. // Радио «Свобода» (http://archive.svoboda.org/ programs/FTF/2001/FTF.072901.asp).

51

Запись беседы с А. И. Лукьяновым. 24 сентября 2010 г. // Архив автора.

52

Широков В. Семейная ферма // Правда. 1986. 2 ноября.

53

Запись беседы с М. Н. Полтораниным. 2 октября 2012 г. // Архив автора.

54

Островский А. В. Кто поставил Горбачева. С.18, 25, 34–35, 235–236.

55

Полторанин М. Н. Власть в тротиловом эквиваленте. С.110–115.

56

Запись беседы с М. Н. Полтораниным. 2 октября 2012 г. // Архив автора.

57

Лукьянов А. Современные Геростраты. За кулисами перестройки // Правда. 1995. 27 марта.

58

Полторанин М. Н. Власть в тротиловом эквиваленте. С.109.

59

Запись беседы с М. Н. Полтораниным. 2 октября 2012 г. // Архив автора.

60

Jahnson D. From Stagnation to Perestroika to Chaos. By Mikhail Gorbachev // Minneapolis Star-Tribune. 1997. 14 December (http://cdi.org/russia/johnson/1435.html##1). Цитируется в переводе: Богомолов О. Т. Моя летопись переходного времени. М., 2000. С.18.

61

Мэтлок Д. Ф. Смерть империи. С.37, 39.

62

Мэтлок Д. Ф. Смерть империи. С.39.

63

Харт Г. Россия потрясает мир. С.119 (интервью Г. А. Арбатова).

64

Островский А. В. Глупость или измена? Расследование гибели СССР. С.36–48, 662–664.

65

Черняев А. С. Совместный исход. Дневник двух эпох. 1972–1991 годы. М., 2008. С.838.

66

Островский А. В. Глупость или измена? Расследование гибели СССР. С.301.

67

Шахназаров Г. Х. Мировое сообщество управляемо // Правда. 1988. 15 января.

68

Островский А. В. Глупость или измена? Расследование гибели СССР. С.159.

69

Двое в одной лодке (беседа Е. Яковлева с М. С. Горбачевым и А. Н. Яковлевым). Записала Людмила Тюлень // Московские новости. 11 марта 2005.

70

Зенькович Н. Самые закрытые люди. С.718.

71

В Политбюро ЦК КПССС… С.159. 10 апреля 1987 г. М. С. Горбачев специально посвятил этому свое выступление в Праге. (Горбачев М. С. За «общеевропейский дом» и новое мышление. Речь Генерального секретаря ЦК КПСС на митинге чехословацко-советской дружбы. Прага, 10 апреля 1987 г. // Горбачев М. С. Собр. Соч. Т.6. С.281.

72

Островский А. В. Глупость или измена? Расследование гибели СССР. С.82–84, 94.

73

Островский А. В. Глупость или измена? Расследование гибели СССР. С.41–44.

74

Запись беседы с А. И. Лукьяновым. Москва. 24 сентября 2010 г. // Архив автора.

75

Островский А. В. Глупость или измена? С.41.

76

Островский А. В. Глупость или измена? С.41.

77

Грачев А. С. Горбачев. С.165.

78

Грачев А. С. Горбачев. С.165.

79

Грачев А. С. Горбачев. С.183.

80

Грачев А. С. Горбачев. С.184.

81

Барулин В. Таежный человек // Москвичка. 2004. № 31. С.7 (интервью М. Н. Полторанина); Полторанин М. Н. Власть в тротиловом эквиваленте. С.107.

82

Яковлев А. Н. Автобиография // Черкасов П. П. ИМЭиМО. Институт мировой экономики и международных отношений. Портрет на фоне эпохи. М., 2004. С.533–534.

83

Яковлев А. Н. Автобиография // Черкасов П. П. ИМЭиМО. Институт мировой экономики и международных отношений. Портрет на фоне эпохи. М., 2004. С.533–534.

84

Яковлев А. Н. Автобиография // Черкасов П. П. ИМЭиМО. Институт мировой экономики и международных отношений. Портрет на фоне эпохи. М., 2004. С.533–534.

85

Яковлев А. Н. Большевизм — социальная болезнь ХХ века // Черняа книга коммунизма. Преступления. Террор. Репрессии. Пер. с франц. М., 2001. С.13.

86

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.118.

87

Справочно-информационные материалы по документам Российского государственного архива новейшей истории. Путеводитель… Вып.1. С.99.

88

Справочно-информационные материалы по документам Российского государственного архива новейшей истории. Путеводитель… Вып.1. С.62, 75.

89

Яковлев А. Н. Критика американской буржуазной литературы по вопросам внешней политики США в 1953–1957 гг. Автореферат… кандидата исторических наук. М., ВПШ и АОН. 1960. 19 с.

90

Яковлев А. Н. Автобиография // Черкасов П. П. ИМЭиМО. Институт мировой экономики и международных отношений. Портрет на фоне эпохи. М., 2004. С.533–534.

91

Яковлев А. Н. Автобиография // Черкасов П. П. ИМЭиМО. Институт мировой экономики и международных отношений. Портрет на фоне эпохи. М., 2004. С.533–534.

92

Яковлев А. Н. Автобиография // Черкасов П. П. ИМЭиМО. Институт мировой экономики и международных отношений. Портрет на фоне эпохи. М., 2004. С.533–534.

93

Ефремов Л. Н. Ренегат Горбачев. Альянс двурушников. Ядовитая чаша Яковлева. Ставрополь, 1996. С.258.

94

Смирнов Г. Л. Уроки минувшего. М., 1997. С.127.

95

Яковлев А. Н. Автобиография // Черкасов П. П. ИМЭиМО. Институт мировой экономики и международных отношений. Портрет на фоне эпохи. М., 2004. С.533–534.

96

Владимир Рудаков. История от Горбачева (интервью) // Профиль. № 12(663). 2010. 5 апреля.

97

Яковлев А. Н. Муки прочтения бытия. Перестройка: надежды и реалии. М., 1991. С.63.

98

Состав Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза, избранного XXVII съездом КПСС // Известия. ЦК КПСС. 1989. № 6. С.30. Яковлев А. Н. Омут памяти. С.208.

99

Грачев А. С. Горбачев. С.104.

100

Двое в одной лодке (беседа Е. Яковлева с М. С. Горбачевым и А. Н. Яковлевым). Записала Людмила Тюлень // Московские новости. 11 марта 2005 (Постоянный адрес статьи: http://fb.ru/info/33826.

101

Кодин М. И. Трагедия старой площади. М., 1999.

102

Островский А. В. Кто поставил Горбачева. С.468.

103

List of Bilderberg Meeting // http://en.wikipedia.org/wiki/List_of_ Bilderberg_meetings;List of Bilderber Participfnts // http://en.wikipedia.org/wiki/List_of_Bilderberg_attendees

104

Горбачев М. С. Реформы и жизнь. Кн.1, С.23—238.

105

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.490–491.

106

Яковлве А. Н. Омут памяти. С.491.

107

Яковлев. Сумерки. С.354. См. также: Черняев А. С. Шесть лет с Горбачевым. С.317.

108

Крючков В. А Личное дело. Т.1. С.286. Яковлев А. Н. Сумерки. С.360. Среди лиц, причастных к возвращению А. Н. Яковлева в Москву В. Легостаев называет К. У. Черненко (Легостаев В. «Теневик демократии» // Завтра. 1998. № 48.)

109

Отъезд из Канады // Известия. 1983. 25 мая. Возвращение в Москву // Известия. 1983. 26 мая.

110

Черкасов П. П. ИМЭиМО. Институт мировой экономики и международных отношений. Портрет на фоне эпохи. М., 2004. С.533–534.

111

Черняев А. С. Совместный исход. С.476, 534.

112

Крючков В. А. Личное дело. Ч.1. С.285.

113

Кодин М. И. Трагедия Старой площади. М., 1999.

114

Черкасов П. П. ИМЭиМО. Институт мировой экономики и международных отношений. Портрет на фоне эпохи. М., 2004. С.533.

115

Крючков В. А. Личное дело. Т.1. С.286.

116

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.222.

117

Черкасов П. П.: 1) Были ИМЭиМО «филиалом» советских спецслужб? // ИМЭМО. 2003. № 10. С.49—109. 2) ИМЭМО. Институт мировой экономики и международных отношений. Портрет на фоне эпохи. М… 2004. С.287–354.

118

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.237.

119

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.237.

120

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.222.

121

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.227.

122

Горбачев. С.253–254. Яковлев А. Н. Омут памяти. С.227, 229–234.

123

Яковлев А. Н. Омут памяти, С.235–236.

124

Горбачев М. С. жизнь и реформы С.265; Яковлев А. Н. Омут памяти. С.446.

125

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.446.

126

Громыко Анатолий, Андрей Громыко. В лабиринтах Кремля. С.89–93: Горбачев М. С. Власть и реформы. Кн.1. С. 266–267.; Яковлев А. Н. Омут памяти. С.442–444. Грачев А. С. Горбачев. С.88.

127

Зенькович Н. Самые закрытые люди. С.681, 719.

128

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.251–253.

129

Материалы дела о проверке конституционности Указов Президента Российской Федерации, касающихся деятельности КПСС, а также о проверке конституционности КПСС и КП РСФСР. Т. М., 1996 (выступление А. Н. Яковлева).

130

Горбачев М. С. Жизнь и реформы. Кн.2. С.12.

131

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.527–528.

132

Ахромеев С. Ф. Корниенко Г. М. Глазами маршала и дипломата. М., 1992.

133

Горбачев М. С. Власть и реформы. Кн.1. Отвечая на вызов времени. Внешняя политика перестройки: документы свидетельствуют. По записям бесед М. С. Горбачева с зарубежными деятелями и другим материалам. М., 2010. С.216.

134

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.529.

135

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.482 (Япония).

136

Черняев А. С. Совместный исход. С.657.

137

Островский А. В. Глупость или измена.? С.108.

138

Островский А. В. Глупость или измена? С.131.

139

Запись беседы А. Н. Яковлева с группой представителей Совета по внешним сношениям (США). 3 февраля 1987 г. // Александр Яковлев. Перестройка: 1985–1991. Неизданное, малоизвестное, забытое. М., 2008.С.74–77; Записка А. Н. Яковлева М. С. Горбачеву «К анализу факта приезда в СССР видных американских политических деятелей (Киссинджер, Вэнс, Кирпатрик, Браун и др.)» // Там же. С.77–91.»

140

Островский А. В. Глупость или измена? С.176.

141

Баграмов Э. Как делалась национальная политика. Воспоминания консультанта ЦК КПСС // Независимая газета. 1992. 21 января.

142

Черняев А. С. Совместный исход. С.755.

143

Запись беседы А. Н. Яковлева с политологом и государственным деятелем США Г. Киссинджером. 16 января // Александр Яковлев, Перестройка: 1985–1991. С.303–306.

144

Яковлев А. Н. Сумерки. С.512.

145

Островский А. В. Глупость или измена? С.347, 411.

146

Островский А. В. Глупость или измена? С.429–430.

147

Черняев А. С. Совместный исход. С.842.

148

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.531.

149

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.529.

150

Островский А. В. Глупость или измена? Расследование гибели СССР. Яковлев А. Н. Омут памяти. С.511 (24 декабря 1991)

151

Константин Крылов. Яковлев // Спецназ России. 2005. 1 октября (Хромой бес демократии) http://newsreaders.ru/showthread.php?t=415

152

Запись беседы с А. И. Лукьяновым. Москва. 24 сентября 2010 г. // Архив автора.

153

Материалы дела о проверке конституционности Указов Президента Российской Федерации, касающихся деятельности КПСС, а также о проверке конституционности КПСС и КП РСФСР. Т. М., 1996. (выступление А.Н… Яковлева).

154

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.444.

155

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.486.

156

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.484.

157

Осадчий И. П. Драматические страницы истории. Кн.1. Как и почему создавалась Компартия РСФСР (1990–1991 гг.). 2 изд. М., 2001. С.53.

158

Александр Яковлев. Омут памяти. С.373.

159

Горбачев М. С. Жизнь и реформы. Кн.1. С.237, 253, 265, 289, 293, 347, 354, 368, 383, 387, 390, 395, 402, 409, 410, 429, 482, 485, 510–511, 543; Кн.2. С.12, 123 (приезд Рейгана), 135 (1988-ООН), 143 (Мальта), 166 (судьба ГДР), 426 (Куба, 1989)

160

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.484.

161

Крючков В. А. Посол беды // Советская Россия. 1993. 13 февраля. См. также: Крючков В. А. Личное дело. Т.1. С.294–295.

162

Крючков В. А. Посол беды // Советская Россия. 1993. 13 февраля. См. также: Крючков В. А. Личное дело. Т.1. С.296.

163

Крючков В. А. Личное дело. Кн.1. С.296.

164

Крючков В. А. Личное дело. Т.1. С.296–297.

165

Крючков В. А. Личное дело. Т.1. С.297.

166

Крючков В. А. Личное дело. Т.1. С.298.

167

Крючков В. А. Личное дело. Т.1. С.298–299.

168

Крючков В. А. Личное дело. Т.1. С.299.

169

Шпион А. Н. Яковлев или нет? // Правда. 1993. 17 февраля.

170

Пора и власть употребить // Александр Яковлев. Избранные интервью. 1992–2005. М., 2009. С.54–56 (беседу вел В. Сиснев).

171

Яковлев А. Н. Как я был американским шпионом. Ответ демократа Александра Яковлева члену ГКЧП Владимиру Крючкову (интервью Эдгару Чепорову) // Литературная газета. 1993. 24 февраля.

172

«Пусть Крючков покажет, что он там собрал». Экс-президент Союза осуждает журналистов. Рекламирующих гэкачепистов // Литературная газета. 1993. 3 марта.

173

Яковлев А. Н. Горькая чаша. Большевизм и Реформация в России. Ярославль, 1994.

174

Горбачев М. С. Жизнь и реформы. Кн.1–2. М., 1995.

175

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.312, 314, 318–319. 456.

176

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.314.

177

Гарифуллина Н. Мистификаторы. Руководитель аппарата экс-президента СССР Валерий Болдин «уточняет» А. Яковлева и М. Горбачева // Советская Россия. 1993. 11 марта.

178

Болдин В. И. Крушение пьедестала. Штрихи к портрету М. С. Горбачева. М., 1995.

179

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.319.

180

Уголовное дело № 18/92601 — прекратить // Известия. 1993. 8 июля.

181

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.319.

182

Лошак В. Список Крючкова открывался Яковлевым. Чем закончилось разоблачение председателем КГБ заговора интеллигенции // Московские новости. 1993. № 28. 11 июля.

183

Лошак В. Список Крючкова открывался Яковлевым. Чем закончилось разоблачение председателем КГБ заговора интеллигенции // Московские новости. 1993. № 28. 11 июля.

184

Материалы дела о проверке конституционности Указов Президента Российской Федерации, касающихся деятельности КПСС, а также о проверке конституционности КПСС и КП РСФСР. Т. М., 1996 (выступление А.Н… Яковлева).

185

Лошак В. Список Крючкова открывался Яковлевым. Чем закончилось разоблачение председателем КГБ заговора интеллигенции // Московские новости. 1993. № 28. 11 июля.

186

Островский А. В. Кто поставил Горбачева. С.465–466.

187

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.319.

188

Александр Яковлев: «Октябрьская революция была контрреволюцией» (беседу вел Адрей Морозов) // Daily Talking, 2000. 3 ноября. (http://dailytalking.ru/interview/yakovlev-aleksandr-nikolaevich/105/)

189

«Я выбрал бы клуб порядочных людей» // Александр Яковлев. Избранные интервью. С.64 (беседу вел Н. Михайлов)

190

«Я выбрал бы клуб порядочных людей» // Александр Яковлев. Избранные интервью. С.299.

191

Материалы дела о проверке конституционности Указов Президента Российской Федерации, касающихся деятельности КПСС, а также о проверке конституционности КПСС и КП РСФСР. Т. М., 1996 (выступление А.Н… Яковлева).

192

Островский А. В. Глупость или измена. С.433–434.

193

Черняев А. С. Совместный исход. С.842.

194

Черняев А. С. Совместный исход. С.838–840.

195

Изменения во взаимоотношениях между М. С. Горбачевым и А. Н. Яковлевым наметились по меньшей мере к концу осени 1989 г. (Черняев А. С. — Горбачеву М. С. 11 ноября 1989 г. // АГФ. Ф.2. Д.8120).

196

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.456. См. также: С.314, 318–319.

197

Черняев А. С. Совместный исход. С.856.

198

Черняев А. С. — Горбачеву М. С. Не позднее 23 апреля 1990 г. // АГФ. Ф.2. Д.8227.Л.1.

199

Яковлев А. Н. Омут памяти С.307.

200

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.506.

201

Яковлев А. Н. Омут памяти С.309.

202

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.549.

203

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.510–511.

204

Яковлев А. Н. Омутпамяти. С.313, 483.

205

Яковлев А. Н. Омутпамяти. С. 314, 510, 551.

206

Огонек. 1992. № 36–37. С.

207

Огонек. 1992. № 36–37. С.

208

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.310.

209

Крючков В. А. Посол беды // Советская Россия. 1993. 13 февраля. См. также: Крючков В. А. Личное дело. Т.1. С.294–295.

210

Калугин О. Д. Прощай, Лубянка. М., 1995. 62–65.

211

В своих мемуарах А. Н. Яковлев обошел этот эпизод стороной, поместив только фотографию «колумбийской четверки» (Яковлев А. Н. Омут памяти. С.224–225 (фото «колумбийской четверки).

212

А. Н. Яковлев. 1956–1960: Учеба в Академии общественных наук при ЦК КПСС и стажировка в Колумбийском университете (США) // Архив А. Н. Яковлева(http://www.alexanderyakovlev.org/personal-archive)

213

Широнин В. С. Под колпаком контрразведки. С.251. Яковлев А. Н. Омут памяти. С.224–225 (фото 1959 г.)

214

Калугин О. Д. Прощай, Лубянка. М… 1995. С.62–65.

215

Калугин О. Д. Прощай, Лубянка. М… 1995. С.62–63.

216

Широнин В. С. Под колпаком контрразведки. С.152.

217

The Russian Institute / Harriman Institute. N.Y., 1997.

218

Широнин В. С. Под колпаком контрразведки. С.152 Калугин О. Д. Прощай, Лубянка.

219

Калугин О. Д. Прощай, Лубянка. С.65.

220

Болдин В. И. Крушение пьедестала. Штрихи к портрету М.С. Горбачева. М., 1995. С.263.

221

Крючков В. А. Посол беды // Советская Россия. 1993. 13 февраля. См. также: Крючков В. А. Личное дело. Т.1. С.294–295.

222

Широнин. Под колпаком контрразведки. С.251; Калугин О. Д. Прощай, Лубянка. С.62–65; Яковлев А. Н. Омут памяти. С.224–225 (фото 1959 г.)

223

Яковлев А. Н. «Нам приходилось лгать и лицемерить» // Вечерняя Москва. 2001. 11 июля. С.5.

224

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.193.

225

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.206.

226

Озерова М. Спаситель с Лубянки // Московский Комсомолец. 2002. 19 ноября. С.2 (интервью А. Н. Яковлева «Это была агония»)

227

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.213–214.

228

Крючков В. А. Личное дело. Кн.1. С.283.

229

Островский А. В. Кто поставил Горбачева, С.466–467.

230

Александр Яковлев. С.372–373.

231

Стукалин Б. И. Годы, дороги, лица. С.307.

232

Кто есть кто в мировой политике. С.448–449.

233

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.215–216.

234

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.205.

235

Стукалин Б. И. Годы, дороги, лица. С.307.

236

US Ambassador to Canada // NNDB Tracking the Entire World (http://www.nndb.com/gov/452/000120092/)

237

Даллес А. ЦРУ против КГБ. Искусство шпионажа. М., 2000. С.303.

238

Запись беседы с В. М. Фалиным. Москва. 22 октября 2009 г. // Архив автора; Поляков В. Свидетель эпохи. Валентин Фалин. «Для предателей — девятый круг ада» // Файл РФ. Ежедневная электронная газета (http://fle-rf.ru/analitics/493).

239

Запись беседы с В. М. Фалиным. Москва. 22 октября 2009 г. // Архив автора.

240

Жирнов Е. «Чисто сусловское византийство». Каким был Александр Яковлев до перестройки // Коммерсант-власть. 2005. № 42. С. 70–74.

241

Зенькович Н. А. Самые закрытые люди. С.749.

242

Зенькович Н. А. Самые закрытые люди. С.752.

243

См., например: «Открытое письмо бывших сотрудников внешней разведки КГБ А. Н. Яковлеву» // Правда. 1995. 21 декабря; Деятель перестройки. Программа «Гость студии «Народного радио» // Дуэль. 2006. № 4(453). 24 января.

244

«Пусть Крючков покажет, что он там собрал». Экс-президент Союза осуждает журналистов. Рекламирующих гэкачепистов // Литературная газета. 1993. 3 марта.

245

«Возможно, мне мстят те же люди» (интервью А. Н. Яковлева) // Известия, 15 февраля 1992 г. Беседу вел А. Остальский).

246

«Пусть Крючков покажет, что он там собрал». Экс-президент Союза осуждает журналистов. Рекламирующих гэкачепистов // Литературная газета. 1993. 3 марта. См. также: Материалы дела о проверке конституционности Указов Президента Российской Федерации, касающихся деятельности КПСС, а также о проверке конституционности КПСС и КП РСФСР. Т. М., 1996 (выступление А.Н… Яковлева)

247

«Пусть Крючков покажет, что он там собрал». Экс-президент Союза осуждает журналистов. Рекламирующих гэкачепистов // Литературная газета. 1993. 3 марта.

248

Черняев А. С. Совместный исход. С.856.

249

Полторанин М. Н. Власть в тротиловом эквиваленте. С.122–126, 157, 163, 169, 208, 240–245, 271, 324, 343, 397, 409, 450, 463, 468, 494, 498.

250

В. А. Крючков: 1) Личность и власть. М., 2004. С.377–378; 2) «Я сделал все что мог, чтобы спасти державу» (беседу вел А. Бондаренко) // Красная звезда. 2004. 28 февраля.

251

Земцов И. Г. Проблема нравственного идеала личности в марксистской этике.

252

Земцов И. Г. Социальная мотивация поведения личности. Критический анализ буржуазных теорий. АД ДФН. М., 1971. 44 с. ДСП. См. также: Теория мотивации личностного поведения в современной социологии. М., 1970. 62 с. ДСП.

253

Земцов И. Г. Социальная мотивация поведения личности. Критический анализ буржуазных теорий. Под ред. Г. В. Осипова. М., 1971.

254

Земцов И. Г. Социальная мотивация поведения личности. Критический анализ буржуазных теорий. АД ДФН. Душанбе., 1971. 44 с. ДСП.

255

Земцов И. Г. Лица и маски. Т.1. С.13.

256

Земцов И. Г. Лица и маски. Т.1. С.69–83.

257

В. М. Джиджоева. В. А. Карпушин // Большая биографическая энциклопедия. М., 2009.

258

Земцов И. Г. Лица и маски. Т.1. С.83.

259

Островский А. В. Кто поставил Горбачева. С.466.

260

Земцов И. Г. Лица и маски. Т.1. С.83–88.

261

Земцов И. Г. Лица и маски. Т.1. С.88.

262

Земцов И. Г. Лица и маски. Т.1. С.103.

263

Фурсенко А. А. Георгий Большаков — связной Хрущева с президентом Кеннеди // Звезда. 1997. № 7. 2) Необычная судьба разведчика Г. Н. Большакова // Новая и новейшая история. 2005. № 4. С.92—101.

264

Кеворков В. Е. Тайный канал. М., 1997.

265

Арбатов Г. А. Моя эпоха в лицах и событиях. Автобиография на фоне исторических событий. М., 2008. С,184–186.

266

Островский А. В. Кто поставил Горбачева. С.305–306.

267

Петелин Б. В. «Документ Португалова» о позиции советского руководства по германскому вопросу. 21 ноября 1989 г. // Вопросы истории. 2005. № 10. С.3–9.

268

Островский А. В. Глупость или измена. Расследование гибели СССР. С.306–307.

269

Островский А. В. Кто поставил Горбачева. С.523.

270

Островский А. В. Глупость или измена. Расследование гибели СССР. С.523–524.

271

Земцов И. Лица и маски. Т.1 С.75–77, 124.

272

Земцов И. Лица и маски. Т.1 С.132–136.

273

Земцов И. Лица и маски. О времени и о себе. Кн.1. М., 2008. С.155.

274

Земцов И. Лица и маски. О времени и о себе. Кн.2. М., 2008. С.189.

275

Шишлин Н. В. — Черняеву А. С. 25 сентября 1988 г. // АГФ. Ф.2. Д.1543. Л.1.

276

Шишлин Н. В. — Черняеву А. С. 25 сентября 1988 г. // АГФ. Ф.2. Д.1543. Л.1. Черняев А. С. — М. С. Горбачеву. 27 сентября 1988 г. // Там же. Д.1545. Л.1.

277

Справка о беседе с Э. Бронфманом. 14 февраля 1989 г. // Там же. Ф.3. Оп.1. Д.7191. Л.1.

278

Информация ТАСС. 11 января 1991 г. // АГФ. Ф.2. Д.8776. Л.1.

279

Елена Новоселова. Добро и зло надели маски // Российская газета Федеральный выпуск № 4645. 23 апреля 2008.

280

Яковлев А. Н. Омут памяти. С.193.

281

Семанов С. Андропов: семь тайн генсека с Лубянки. С.80.

282

Семанов С. Андропов: семь тайн генсека с Лубянки. С.392–393.

283

Земцов И. Г. Лица и маски. Т.1. С.132–136.

284

Земцов И. Г. Лица и маски. Т.1. С.155.

285

Земцов И. Г. Лица и маски. Т.1. С.155.

286

Земцов И. Г. Лица и маски. Т.1. С.189.

287

Интересная деталь — когда в 1990 г. под А. Н. Яковлевым начали сгущаться тучи, именно И. Земцов (читайте Тель-Авив) использовал свои каналы для того, чтобы А. Н. Яковлев стал действительным членом АН СССР.


home | my bookshelf | | Злой дух России. Власть в тротиловом эквиваленте-2 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу