Book: Инвалид. Том второй



Инвалид. Том второй

Глава 1

Какое-то интересное освещение в этой комнате. Где-то я уже видел подобное. Точно! У Валерки дома был такой же ночник.

Мы даже мучили его… Пока не замучили. И он сгорел.

Значит — это не Валеркина квартира.

Но как же это освещение давит на мозги. Вначале оно медленно загорается до идеально белого состояния, а потом медленно затухает до практически полной темноты.

Нет, нужно закрыть глаза, а то ощущение, что мне рентген через них решили сделать. А еще испытываю непередаваемое чувство, что в глаза кто-то насыпал песка. О башке вообще лучше промолчать. Она болит настолько сильно, что смотреть просто больно.

Нужно закрыть глаза.

Закрыть глаза.

Какие глаза?

Как их закрыть?

Мысли ворочались настолько тяжело, как будто бы каждая из них весила по несколько тонн.

Кто я?

Нет, на этот вопрос я знаю ответ. Меня зовут Андрей.

Где я? Это — явно не моя квартира. В моей отродясь не водилось лампочек, которые могут настолько противно светить.

Еще несколько минут я лежал, уперев взгляд в потолок. Дальше обдумывания того, что глаза нужно закрыть, чтобы не было так больно, дело не двигалось. Была мысль о том, что их нужно закрыть, но тело не помнило, как это делается.

В одном уверен точно, такое состояние для меня не нормально.

А какое нормально?

И почему тогда я нахожусь в таком?

— Как ты себя чувствуешь?

Я? Чувствую?

И этот вопрос, который был задан негромким девичьим голосом, прорвал лавину неизвестности. Воспоминания о произошедшем хлынули сплошным потоком.

Вспомнилось все. Даже то, что в текущий момент не имело никакого отношения к происходящему. Видимо, у мозга свои представления о том, что в текущей ситуации действительно важно?

В уме всплыло, как надо мной проводили эксперименты на Земле. Это как я очутился Содружестве маленьким ребенком. Ребенком, который не имеет никаких прав, и на которого всем плевать.

Вернее, не всем. Некоторые очень даже не против поставить парочку экспериментов, дабы выяснить, чем же интересен этот субъект для науки, а по ходу и для личного кошелька?

Вспомнилось и пребывание виртуальной реальности, где постоянно происходили какие-то бредовые события. Вспомнился побег из исследовательской базы на яхте с неадекватный и искином, которого постоянно тянет в какие-то авантюры.

Много чего вспомнилось. Жаль, что между знание и понимание иногда бывает очень большая пропасть. Это я к тому, что в текущей ситуации эти воспоминания просто бесполезны.

Вот и сейчас я себя чувствовал, словно нахожусь в грандиозной игре. Осталось только разобраться: я в этой игре приглашенный гость или случайный попаданец?

Только гложут меня серьезные сомнения, что все это устроено ради меня любимого. Слишком уж мелкая я сошка для того, чтобы ради меня устраивали нечто грандиозное.

Так что, по всему получается, что я просто каким-то боком угодил «большую игру» «больших дядей».

Теперь — главный вопрос. Что нужно сделать, чтобы не стать разменной монеты в этой игре?

Я вижу только один вариант. Хотя нет, наверное, не один.

С одной стороны — можно убежать и залечь на дно. Но ведь есть еще и другой вариант — сыграть в эту игру и выиграть ее! Главное, играть в нее на своих условиях и по своим правилам.

Ага, вот так мне и дадут менять правила игры! Фантазер.

— Ты меня слышишь? — снова напомнила о себе девчонка.

«Слышу, слышу», хотелось ответить фразой довольно известного зайца. Но, если это будет правильно сказать — тело и мозг находились в состоянии рассинхронизации. Потому мысль так и осталась мыслью.

Сознание вело себя как тормознутый процессор на старом престаром компьютере. Хотя оно периодически и помнило, что рядышком находится еще один человек, которому от меня что-то нужно — переключаться на него совсем не спешило.

Мысли продолжали свое бешенное мельтешение.

Наконец удалось сосредоточится.

Напрягая все силы повернул голову в ее сторону. Взгляд переместился с потолка, с его светящейся поверхностью, и направился в зону с пониженным освещением. Смотреть стало намного легче. Однако самой девчонки я не видел. Зрение обрисовывало только расплывшийся силуэт.

Что это за девчонка — я помнил. Амнезии у меня не наблюдалось. Да, была заторможенность, но это совсем другое.

Сколько не пытался вспомнить, как она выглядит, сделать это не смог. В памяти остались только общие черты. Да и что я мог разглядеть за те мгновения, когда вытаскивал ее с подвергшегося нападению пассажирского корабля? Невысокая, худенькая ну, светлые волосы, голубые глаза.

Эти глаза…

А еще она была не одна! И челюсть радостно заныла, говоря, что мои мысли пошли в правильном направлении.

Да, давненько мне так не прилетало. Хотя, о чем это я? А прилетало ли мне так вообще когда-нибудь?

Понимая, что пока не отвечу на поставленные вопросы от меня не отстанут, постарался сказать хоть что-то. Однако вместо фразы, «все нормально», получилось лишь какое-то шипение и бульканье.

По верхней губе побежала что-то теплое и липкое. А еще оно пахло железом. А почему собственно железом? Намного точнее будет сказать, что так пахнет теплая кровь.

Тут же на нос опустилась прохладная тряпочка, которую, перед тем как использовать в медицинских целях, явно смочили в воде. После проделанной процедуры стало немножко легче.

А мозг в это время сделал выводы, что после инцидента прошло совсем немного времени. Даже кровь толком остановить не успели.

А с чего это я решил, что кто-то этим вопросом вообще занимался? Наивный.

— Зря ты его спас, — еле слышно произнесла девчонка. — Была бы моя воля — я бы его там и добила. Такие как он — не имеют право на жизнь.

И было в ее голосе больше горечи, а не агрессии.

Не понял?! Я действительно услышал то, что она только что сказала?

До сего момента считал, что вояки, которые погибли, и этот мужик, имеют непосредственное отношение к в охране девчонки. Очень уж много сил они прикладывали для того чтобы сохранить ей жизнь. А теперь выясняется, что не все так однозначно? Или я снова делаю выводы на основании недостаточного количества фактов? Так, не будем спешить.

— Ты думаешь? — задал максимально нейтральный вопрос, пытаясь осознать услышанное.

Видимо, вопрос был поставлен правильно. И девчонку, которой просто нужен был слушатель, и которого до этого она не имела — просто прорвало.

На второй план ушел вопрос о моем самочувствии. Ее просто поперло. Размазывает по лицу слезы и сопли, извините за некрасивое сравнение, она начала говорить.

Все сказанное звучало сумбурно. Она постоянно перепрыгивал с одного на другое. Часто возвращалась к тому, что уже рассказывала. А иногда просто замолкал, потому что слезы смешали говорить.

Пока шло повествование в «мокром» формате, удалось более-менее осмотреться. Жжение в глазах немножко успокоилась, и стало более-менее нормально видно окружающее пространство. Ничего нового или экстраординарного увидеть не удалось. Это была самая обыкновенная каюта, рассчитана я на проживание двух человек. Некоторые элементы декора, которые бросились в глаза мне еще прошлый раз, однозначно говорили, что я нахожусь на той же яхте, на который вылетел из подвергшегося нападению пассажирского корабля.

Чтобы не тратить попусту время на выслушивание слезливых историй, решил использовать для этого только один поток сознания, которые был связан напрямую с нужными рецепторами. Остальные же потоки запустил на полную диагностику организма. Что-то в нём было такого, что мне очень не нравилось. Еще не пойму что, но оставить это просто так нельзя.

Интересно, откуда появились такие предчувствия? Вроде бы для них нет даже намеков. Не успел об этом подумать, как нейросеть замигала иконкой входящих сообщений. Причем это были не внешние сообщения, не сообщение от внешних адресатов, а сообщения внутреннего формата. Обычно так отмечались служебные сообщения, вроде тех, которые поступали от нейросети или внутреннего искина.

Оказалось, что и на этот раз я не ошибся. Их количество заставило серьезно задуматься о произошедшем.

Для анализа всех этих служебных сообщений, а также логов, которые ведут нейросеть и внутренний искин, мне понадобилось около пяти минут.

Для полного счастья осталось только почесать бестолковку левой рукой. А что еще делать?

Список полученных повреждений, о которых сигнализировали сообщения, меня просто потряс. Поломанный нос, вывихнутая челюсть, проблемы с гортанью, куча порванных связок, поломанные ребра. И это еще не самое страшное.

Оказалось, что мужик, на которого сейчас катить бочку моя сиделка, как только пришел в себя, начал действовать на вбитых в подсознание рефлексах. И первое, что он сделал, это позаботился о безопасности своей подопечной. Да-да, вы не ошиблись — именно подопечный.

Не давая своему мозгу тратить время на бессмысленный с его точки зрения анализ, а что же только что произошло, он просто избавил свое окружение от моего назойливого присутствия. Ну, а если говорить по-простому — он просто двинул кулаком мне в рожу, видимо решив, что чем меньше в яхте народа, тем больше кислорода.

Должен признать, что удар у него поставили довольно профессионально. Если бы не мои модернизированные кости, то лежал бы я уже хладным трупом. Вы ведь понимаете, что с носом, который влез в мозг, долго не живут.

И вот первая странность, которую отметил по ходу размышления.

Несмотря на то что я прошел буквально в миллиметре от своей смерти, а именно столько не достали повреждающим элементы до моего мозга — реакция была никакой. Меня это вообще никак не зацепило. Такое чувство что убивают меня три раза в день — рано, в обед и вечером, и я к этому уже начал привыкать. Подумаешь, разом больше, разом меньше.

А это было неправильно. Я четко помню свою последнюю реакцию на подобные обстоятельства. Она была совсем иной. Она была более эмоциональной, что ли.

Также вспомогательные системы нейросети, которые успел отрастить, сигнализировали о повреждении мозга. Удар был такой силы, что чуть не сделал из него отбивную. Хотя как-то звучит это, не по-человечески. Вот только какие еще привести аналогии — не могу придумать.

Для того чтобы мое тело продолжало нормально функционировать нейросеть и внутренний искин взяли часть функции мозга на себя. Действительно, сделали они совсем немного, но именно это немного позволило мне выкарабкаться с того света. Даже не знаю, как их отблагодарить за такую самостоятельность?

С глазами тоже какая-то ерунда творится. Как оказалось, на правый я вообще не вижу, а левый видит процентов на десять. Это только по оптимистических прогнозах.

Понятно, что даже ослепнув на девяносто процентов человек может видеть, так как видит он не глазами, а мозгом. Когда-то читал о развитии катаракты — это пример оттуда. Глаза — это всего лишь приборы, которые позволяют мозгу анализировать окружающее пространство. Но это ведь не значит, что такой расклад меня абсолютно устраивает.

На фоне уже озвученного, все остальное казалось такой мелочью, на которую вообще не стоит обращать внимания.

Все выводы сводились к одному, если в ближайшее время я не попаду медицинскую камеру, которая меня сможет нормально подремонтировать, ничем хорошим для меня это не закончится. Повреждения головного мозга могут стать необратимыми.

И если с остальными органами все не настолько проблематично, то с мозгом шутить не стоит. То, что содружестве научились скрещивать мозг живого человека железяками, типа нейросеть, еще не говорит, что они знают все, и смогут его качественно отремонтировать.

Да, я знаю, что нейросеть это не железяка, но сейчас речь идет не об этом. И на данную мелочь мне просто плевать! Сейчас остро стоит вопрос о том, где бы найти медицинскую капсулу и как бы туда побыстрее залезть

— А у нас случайно не завалялась лишняя медицинская капсула, — адресовал вопрос искину яхты.

Очень хорошо помню, что все что можно было продать- продал. Так как никуда на яхте лететь не собирался. Продал и с большим трудом вывезенную из исследовательского центра медицинскую капсулу. Но это все лирика.

— О! Задохлик очнулся! — высказал свою радость от моего воскрешения искин яхта.

Это насколько же вредной личностью нужно было быть при жизни, чтобы после того как из тебя сделали искин — продолжать так язвить?

Хотя, что ему еще остается, кроме как молоть языком? Да и этого у него нет.

— А если по существу? — решил поторопить его.

— Что, все настолько плохо? — Вмиг посерьезнев заговорил искин.

Вместо того чтобы отвечать на глупые вопросы просто прислал ему логи системы. На обработку и анализ им было затрачено буквально несколько секунд. Вот что значит нормальная вычислительная мощность, не то что у меня.

— Медицинская камера находится на прежнем месте, — последовал рапорт. — Сейчас загружу полный комплект картриджей. Чувствую, что мало их не будет.

И в этом чувстве я с ним согласен. Медикаментов пойдет приличное количество.

— Слушай, а тот громила, который так красиво раскрасил мне физиономию, не помешает добраться до медицинского блока?

Согласитесь, это важный вопрос. Стоит мне встретить его где-то по пути, и ему не понравится то, что я разгуливаю по яхте без его ведома, так он может еще разок стукнуть меня, чисто для профилактики И больше никакая медицинская камера мне не понадобится. Ну, посудите сами, зачем трупам медицинские камеры? Да и вообще, зачем им медицинское лечение?

Кроме того, мне не понравилось его отношение к своему спасителю.

— Сейчас я пришлю его к тебе, — вместо ответа на поставленный вопрос заявил искин.

Интересно. С каких это пор искин яхты командует военными?

Хотя…

Вот оно! По идее нужно было или удивится, или еще как-то отреагировать на его предложение. Но ничего такого не было. Поступившее предложение было принято, как само собой разумеющееся. А это ненормально!

Створки каюты распахнулись и произошло сразу несколько действий.

Во-первых, замолчала девчонка, которая до этого старалась поведать мне горькую историю своей жизни. Даже слезы на ее глазах высохли, как по мановению волшебной палочки. И вот, возле меня уже сидит снежная королева — такая же недоступная непробиваемая.

В это же время в дверях нарисовалась огромная фигура спасенного мной вояки. Честно скажу, когда рассматривал его через сенсоры яхта, то немножко недооценил параметры этого типа. Да и когда тащил его внутрь — было не до этого. Он действительно был огромный. Не большой, а именно огромный, как горилла, которую однажды видел в зоопарке.

Хотя его внешность была самой обыкновенной, человеческой, но попытка оценить его параметры заставляла нервно вздрагивать. Теперь понятно, почему мое тело получило такие глобальные повреждения. У него кулаки, которые он сейчас то сжимал, то разжимал, размером были больше моей головы. Не удивлюсь, если он с одного удара запросто пробьет хлипкую дверь этой каюты.

А еще поступило предупреждение от искина яхты. Он просил не развивать конфликта, потому как, с его точки зрения, вошедший действовал из самых лучших побуждений.

Дожились!

Уже искин начинает мне рассказывать у кого какие были побуждения. Тоже мне доморощенный психолог нашелся.

Однако поступать в разрез с его предложением я не стал, тем более что в мои планы совсем не входило развитие конфликта. Кроме того, как мне подсказывает мое шестое чувство, этот конфликт может закончиться явно не в мою пользу. Оно мне надо?

У меня сейчас одна цель, как можно скорее добраться до медицинского блока и залечь, наверное, минимум на несколько суток.

— Парень… ты это… извини. Я… В общем извини. Я твой должник, — пробубнил мужик.

Никогда не думал, что смогу услышать в свой адрес столь нелепые, почти детские извинения. Почему-то всегда казалось, что такие Мужики, с большой буквы, должны вести себя совсем по-другому. Ну там, быть более уверенными в себе, напористее. Здесь же я видел совершенно иного человека.

Вот только искорки, которые светились в глазах извиняющегося, однозначно говорили, что меня вновь разводят как последнего лоха.

Это было представление, рассчитанное на мою персону. И понять это помог еще один взгляд — удивленный, который был брошен девчонкой на своего охранника. Вероятно, она не привыкла к тому, что ее защитник будет вести себя как нашкодивший мальчишка. Однако же в голос ничего не сказала, видимо решил, что тот знает, что делает.

— Я помогу тебе добраться до медицинского блока, — заявил верзила, тут же подхватывая меня на руки.

Видимо, вариант, что я смогу дойти туда своими ногами, им даже не рассматривался. Да и правильно это.



Я всего лишь лежу, а меня уже довольно серьезно штормит, что же произойдет если я попробую идти? И куда я дойду? До пола?

Легкость, с которой он подхватил меня на руки, сообщила, что у него есть довольно большая практика в транспортировке подростков подобным образом. Движения были уверенными и отточенными. И что-то мне подсказывает, что я знаю на ком он наработал подобный опыт.

И пока он несет меня к медицинской капсуле да, давайте расскажу о том, что удалось услышать из уст моей сиделки.

Не буду переводить эту историю в разряд красивых мыльных опер, на которые она однозначно тянула. Просто изложу факты, которые стали известны из сказанного. Но хочу сразу предупредить, большей половине услышанного я просто не верю.

Для этого есть несколько причин. Очень уж часто девчонка запинаясь во время рассказа, как бы стараясь или скрыть нечто важное, или придумать нечто правдоподобную. Согласитесь, когда у человека истерика, а он плачет и что-то рассказывает, вряд ли он будет точно контролировать все свои слова. Так что я прихожу к выводу, что передо мной разыграли небольшое представление.

Не знаю, зачем это было нужно девчонке, но в том, что произошло это неспроста — уверен на все сто процентов. Видимо, она старалась достичь какого-то эффекта, который нужен ей или сейчас, или будет нужен в ближайшем будущем? Не думаю, что это закладки на стратегическое будущее.

Рассказ был простым и незамысловатым. Все, что могло составлять для меня ценность, было вырезано цензурой. Так что и я ничего скрывать не буду.

Девчонку звали Миа. Миа Ас'ман. Если свое имя она произнесла абсолютно спокойно, то к фамилии явно питала какое-то отвращение. Такое чувство, что из-за нее у девчонки вся жизнь пошла наперекосяк. Не знаю, так это, или не так, это только мои предположения.

Если в самом начале ее фамилия меня насторожила, то позже, когда она сказала, что походит родом из небогатой семьи, я успокоился.

Вам любопытно, что заставило меня насторожиться? Что же такого в этой фамилии Ас'ман? Тогда давайте напомню, что документы, которые мне презентовал Зертан — были выписаны на имя Халеа Ас'мана, принца крови планеты Рентина. Вдруг это родственница нарисовалась? Не хватало мне еще такого счастья.

Вся история была просто как пять копеек.

Жила себе Миа с родителями и горя не знала. Потом в один прекрасный день, они с мамой сели на небольшой кораблик и еще с несколькими знакомыми полетели по своим делам. Как вы понимаете на вопрос, что это за знакомые, что за кораблик, где сели, куда летели, и что это за дела — мне никто ничего не сказал. Скажем так, цензура вырезала ненужное.

Во время полета на кораблик напали пираты. Там было целых пять крейсеров. Задумайтесь над этим фактом. Они не смогли отбиться, и пираты решили взять их на абордаж.

Вопросы и снова вопросы. Подскажите мне, что это должно быть за кораблик, чтобы на него охотились целых пять крейсеров? Не знаете? Вот и я не знаю таких «корабликов».

Девчонку и еще нескольких знакомых, в том числе дядю Вову, посадили в спасательную шлюпку, на которой они сбежали от пиратов.

Продолжим вопросы?

Ну, с дядей Вовой мы уже познакомились. Да, вы правильно поняли — это сопровождающий девчонку громила. Еще несколько знакомых удалось увидеть в ангаре. Все они имели военную выправку и были готовы отдать жизнь за это мелкое несчастье. Это совпадение, или просто ответственные служаки попались? К тому же, что это за спасательная шлюпка, на которое можно сбежать от пяти крейсеров?

Уже лучше бы она мне ничего не рассказывала. А то вся история шита не просто белыми нитками. На ней нет живого места.

А потом появился я и всех спас.

Вот такой принц на белом коне. Насчет принца — это ирония. Так как до сих пор не могу отойти от полученной благодарности. Это же нужно было так звездануть не разбираясь в кого!

Потом пришло время отправляться в любимый медицинский блок.

Хорошо под рукой был дядя Вова, который помог мне раздеться и забраться в этот агрегат. Даже не представляю, как бы я сам провернул эту операцию. Сил вообще никаких не было.

Возможно вы ощущали нечто подобное, когда утром просыпаешься, а такое впечатление, что ты не отдыхал, а по тебе всю ночь асфальтные катки ездили? Нечто подобное чувствуя сейчас и я. Даже голову повернуть тяжело. Это — не говоря уже обо всем остальном.

На этот раз закрытие крышки медицинского блока я ожидал как самого лучшего подарка. Кто бы что не говорил на счет возможности терпеть боль, авторитетно заявляю — есть вещи более приятные.

Пребывание в медицинском блоке имеется одно неоспоримое преимущество по сравнению с пребыванием в обыкновенной больнице — ты не ощущаешь времени, которое потрачено на лечение. Представьте, что я попал в самую обыкновенную больницу какого-то райцентра с теми повреждениями, которые у меня есть.

Представили?

А теперь попробуйте угадать сколько месяцев меня будут лечить?

Вам тоже тяжело ответить на этот вопрос?

Здесь же мое лечение заняла всего лишь неполных три дня. Вернее, будет сказать, не три дня, а трое суток. Так как на ночь из лечащего аппарата меня никто не выпускал.

Должен признать, что, придя в себя, после открытия крышки аппарата, еле сдержал улыбку. Только представьте, что нигде и ничего не болит. Чувствуешь себя — как новая копейка. И вообще, жизнь удалась!

— Интересно, а почему меня никто не встречает? — адресовал я вопрос в пространство.

Сказал, ради прикола, и улыбнулся.

Должен признать, что для этого была очень веская причина. Вернулись на место эмоции, которые были раньше. Я перестал быть тем бездушным монстром, которым ощущал себя до попадания в этот аппарат.

Хотя, говорить о том, что я монстр, будет большим преувеличением, но нормальным человеком в тот момент я себя не ощущал. Только бездушной машиной, которые плевать на то, что творится вокруг нее.

— А что, уже мания величия замучила? — не задержался с ответом искин. — Или ты предпочитаешь покидать медицинский блок под взглядами присутствующих? Могу позвать одного человечка. Угадаешь, кого?

Вот, все понимаю, но, если язвит компьютер — это выше моего разумения. Хотя, учитывая его прошлое, это тоже можно понять.

Зная, что это может в самом деле ее позвать, не стал разлеживаться в медицинской капсуле. Постарался как можно быстрее покинуть ее и облачиться в свою одежду. Что-то не радует меня появление перед девушкой в одежде, которая называется — «в чем мать родила». На одевание было потрачено меньше минуты.

— Тебя ждут в кают-компания, — обрадовал искин. — И я бы на твоем месте поторопился.

А мне почему-то очень не хотелось никуда идти.

Не знаю, что спровоцировало эти воспоминания, но на ум пришло очень многое. Или правильнее говорить на память?

Сколько может человек вспомнить за несколько секунд? Наверное, каждый по-разному. А вот я за эти несколько секунд смог вспомнить очень многое.

Вспомнился мой класс, в котором я учился несколько лет. Потом вспомнился тот злополучный поход на природу, после которого вся моя жизнь пошла наперекосяк. Практически увидел, как мы отдыхали и веселились, и как потом мне повстречалась гадина, которую по сей день считаю своим проклятием — укусы непонятной змеи поставили жирную точку на моей нормальной жизни.

И понеслась.

Согласен, есть в этом один положительный момент. Вот что должно было произойти со среднестатистическим человеком, которого укусила ну очень ядовитая змея? Думаю, ответ здесь очевиден. На этом его похождения по белому свету должны были закончится.

У меня же они только начались, если все то, что со мной случилось можно считать этими самыми похождениями? Так вот, положительный момент состоит в том, что я не умер, а попал в совершенно другой мир. Нет не буквально, как это случается у многих книжных попаданцев. Я попал в реальный мир, до которого моя прародина еще не доросла. В мир, где космические корабли действительно бороздят галактические просторы.

Чтобы сюда попасть, пришлось пережить очень многое. И не скажу, что это было легко или приятно. Чего только стоила психиатрическая лечебница, где меня лечили как какого-то ненормального. До сих пор когда вспоминаю о ней, мурашки устраивают целые парады.

А потом началось лечение, которое к восстановлению моего здоровья не имело вообще никакого отношения. Его целью было совершенно иное. И должен признать — эта цель была достигнута. Хотя и не полностью, но все же достигнута.

Я все-таки найду время для того, чтобы разобраться с записями ненормального ученного, который решил пересадить мою информационную матрицу в иного человека. Или же правильно говорить пересадить душу? Это еще вопрос, на который нужно найти ответ.

Я довольно хорошо помню те подставы, через которые пришлось пройти и на Земле, и здесь, в Содружестве.

Самое тяжелое, что, наверное, не смогу забыть в жизни, это свою смерть и новое рождение.

Да, все пошло совсем не так, как планировалось гениальный доктор. Вернее, часть, за которую отвечал доктор — была отработана полностью. Я умер, и затем родился в теле младенца.

А вот планам «папочки» сбыться не удалось. Так как родился я не в его семье. И живу сейчас тоже не на Земле, а очень, ну очень далеко.

Если же говорить в жизни в Содружестве, то назвать ее можно только одним словом — бред сумасшедшего.

Я конечно понимаю, что в какой-то мере на все это повлияло несколько факторов. И все эти факторы, и внутренние, и внешние, пытались переформатировать мой мозг под собственные стандарты. Ничего хорошего в этом вообще не было. На фоне происходящего, я чуть не стал пускающий слюни идиотом, у которого вместо мозга просто серое вещество. Вот бы была хохма — попал в космическую цивилизацию для того чтобы свихнуться.

Также есть несколько вопросов на которые очень хотелось бы получить четкие и однозначные ответы.

Я до сих пор не могу понять где была реальной жизни, а когда я находился виртуале? Все переплелось настолько сильно, что очень тяжело разделить реальность и вымысел.

До сих пор непонятно были ли в моей жизни те люди, которых я встречал? Существовали они в это реальности или в виртуальной? Или здесь было нечто иное, моему мозгу непонятное? Потому что даже те события, которые, как я считаю, происходили в виртуальной реальности — отразились в реальной жизни.

Приведу только несколько примеров.

Было в моей жизни встреча с господином по имени Зертан. Этот господин не только предложил мне работу, но и предоставил документы, которыми я могу пользоваться в реальном мире. Документы на имя Халеа Ас'мана. Если бы это еще был какой-то простой паренек из забитой деревне все было бы нормально. Ну, с моей точки зрения нормально. Но получить документы на принца крови!

Да, я понимаю, что планетка заштатная. Я отлично знаю, что там мне ничего не светит. Мало того, если родители настоящего Халеа узнают, что кто-то пользуется именем их сына, как своим собственным, то не думаю, что это их очень сильно обрадует. Допускаю даже такую вероятность, что меня попытаются ликвидировать. Просто так, чтобы не портил честное имя их любимого сыночка.

Я бы еще понял, если бы связанные с данным человеком события так и остались в виртуальной реальности. Но ведь нет! Документы реально присутствует нейросети. И, хочу я этого или не хочу, но использовать их придется.

Но и это еще не все!

У меня есть реальный счет с реальными деньгами. И сумма на нем такая, что другим на пятьдесят жизней хватило бы. Если бы не больше. Живи — и ни в чем себе не отказывай.

Теперь двигаемся дальше.

Мое приглашение в школу — оно происходило в реальном мире или виртуальном? Я снова не могу ответить на этот вопрос однозначно.

Здесь меня очень смущай одна вещь. Семья, к которой меня переписали, если так можно сказать. Благодаря этому событию у меня появились документы на имя Андреа Ренка. И они тоже реально присутствует у моей нейросети.

Но этого быть не должно!

Нейросеть вообще поддерживает только один комплект документов на одну личность.

Почему у меня не так?

Идем дальше.

Мне была предоставлена возможность получить очень большое количество знаний. Еще больше этих самых знаний загружено на внутреннюю память нейросети в виде баз знаний, которые еще предстоит выучить. Если учитывать стоимость этих знаний, то в меня вложили такую прорву денег, что даже страшно становится.

Я бы еще понял, если бы все это происходило в виртуальной реальности, а в реальном мире оказалась просто иллюзией. Но ведь нет! Базы знаний, которыми я даже не успел воспользоваться, все также находятся в хранилище моей нейросети.

Вот говорю вам это, а сам решил проверить еще раз, а не ошибся ли я?

Нет, не ошибся. Базы находится на своем месте. А если вспомнить какое количество их уже успел загрузить в свою память, то меня можно ставить под стекло и показывать в музее, как экспонат с самый дорогой головой.

Правда, стоит вспомнить и о внутренней начинки этой самой головы. И не только ее, но и остальных органов. В данном случае говорю о нежданно полученном подарке в виде нанофабрики

Мало того, что эта штука стоит сумасшедших денег, так она еще и обладает ненормальными возможностями. Такими, что я понял бы, если бы это была частью виртуальные игры, в которую меня поместили. Но ведь нет! Искин нанофабрики, который перепрофилировался в мой внутренний искин, все также находится на связи. Он никуда не девался. Улучшения, которые были сделаны, и дополнительные модули, которые были выращены с помощью нанофабрики, все также занимают свои места.

И как это все понимать?

Я не знаю. У меня нет ответов. Есть только очень огромное желание разобраться во всем этом бардаке.

Так, было у меня еще одна возможность, о которой в последнее время что-то я забыл. Нужно проверить.

Тут же, не откладывая дело в долгий ящик, развернулся к медицинскому комплексу, который оказался подозрительно знакомым, и попытался получить из него информацию недокументированным способом. Таким, каким пользовался с первых дней появления в этом мире.

От полученного результата мне стало плохо. Плохо не от того, что ничего не работает. А плохо именно потому, что это свойство тоже работает! Но, насколько я знаю возможности нейросети и всего иного оборудования, этого просто не может быть. Это не укладывается вообще ни в какие рамки разумного. Даже в этой цивилизации, дошедшей до очень больших вершин понимания работы мозга, такой фишки ни у кого не было.

С этими мыслями незаметно для себя добрался до каюты, со спасенными. Там меня действительно ждали. Не скажу, что моему появлению очень сильно обрадовались, но ждали однозначно.

Оказалось, что этот гад, который с искусственным интеллектом, заявил, что владельцем и капитаном корабля является ваш покорный слуга. А, следовательно, без моего высочайшего повеления, никто никуда не летит. Поэтому сейчас яхта абсолютно спокойна дрейфовала в космическом пространстве.

Хорошо хоть у него хватило ума уйти в астероидное поле, а не светить на всю округу своими реакторами. Все-таки мы находимся не в какой-то дыре, а на нормальный межсистемные трассе, где постоянно происходит движение транспортных кораблей. А где есть корабли — там, соответственно, есть и пираты. Думаю, это понятно не только мне.

— С выздоровлением, — первой поприветствовал меня девчонка.

Ее поздравления были не просто искренними. И это совсем не странно, учитывая, из какой передряги я их вытащил. Видимо, она еще не разучилась говорить спасибо за оказанные услуги. Думаю, за те несколько дней, что меня не было, они успели многое обговорить, а еще больше обдумать.

— Всем привет! — выбрал самое нейтральное обращение.

В свое приветствие вложил немножко оптимизма, но и немножко серьезности. Раз уж искин сделал меня своим капитаном и владельцем, то нужно соответствовать занимаемой должности. Жаль, что до этого у меня не было никакого опыта работы с людьми. Думаю, он бы очень пригодился. Ведь одно дело иметь очень много теоретических знаний, а совсем иное применять их в реальной жизни. А если еще вспомнить приколы моей обучаемости с помощью баз знаний, то…

Но тут же себя поправил. Не стоит ставить на себе крест раньше времени. Ведь еще нигде не успел накосячить. Или уже успел?

В ответ Миа помахала рукой, а дядя Вова нейтрально кивнул и продолжил разбираться со своим завтраком. Так как никаких вопросов ко мне не последовало, то и я не стал их провоцировать. Не нужно создавать себе трудности, если с этим запросто справятся другие. Так что с большим удовольствием присоединился к завтракающей компании.

Вот только есть то, что предлагал пищевой синтезатор не было ни малейшего желания. Отчего-то захотелось жаренной картошки с салом и кефиром. Не скажу откуда это, но вот захотелось, и все.



Ничего сверхсложного в приготовлении этого блюда не было. С моими то знаниями кулинарии и того, что можно выжать из этой техники. А уж когда по каюте распространился аромат приготовленного блюда, то мои невольные спутники оставили свои тарелки и повернулись в мою сторону. И их можно понять.

Аромат стоял такой, что даже у меня, который ожидал чего-то подобного, слюна побежала как у собаки Павлова, что уж говорить о неподготовленных посетителях «камбуза».

— А можно и мне попробовать это? — первой не выдержала Миа.

Или у нее комплексы были меньшего размера, чем у ее телохранителя? Тоже мне, девушка из небогатой семьи. Тьфу! Не могла придумать какую-то более правдоподобную историю.

Хотя, как отметил про себя, протягивая ей порцию картошки — не могла. Не в ее возрасте придумывать легенды, которые бы звучали правдоподобно на разбирательстве в органах контрразведки. И хотя себя к этим самым органам я не отношу никаким боком, но знание психологии и логики помогают на многие вещи смотреть не под таким углом, как это делает большинство обывателей.

Вторым не выдержал старый вояка. Видя, как смачно мы поглощали приготовленное блюдо, он также попросил себе на пробу. Следующие несколько минут было только слышно насколько всем понравилась самая обыкновенная картошка. Весь прикол в том, что они не знаю о моих рангах в кулинарии. Наверное, думают, как называется это блюдо, чтобы использовать его в своем дальнейшем рационе?

А может все мысли, которые я им приписываю, не имеют ничего общего с реальностью. И в действительности они думают о совершенно ином.

— И как ты собираешься отсюда выбираться? — неожиданно заговорил охранник.

— Куда? — только и смог спросить, не ожидая столь быстрого перехода от размеренного поглощения пищи к насущным проблемам.

Хотя, понять человека можно. Он, если такое сравнение будет подходящими в данной ситуации, сидит как на пороховой бочке.

— Да, куда-нибудь! Лишь бы подальше от работорговцев!

И произнесено это было с настолько экспрессивной манере, что сразу же стало понятным его отношение к жителям Империи Авар. А еще нужно быть совсем глупым, чтобы не понять, что к подданным этой самой Империи он не только не имеет никакого отношения. Его отношение к ним прямо враждебно.

— Да хоть и в Империю Аратан, — тут же выдал он.

Потом, поняв, что его речь прозвучала довольно двузначно, тут же поправился.

— К ней ближе всего!

Ну, это понятно. Они хотят как можно быстрее покинуть территорию противника. Может и не прямого, так идеологического. Но какая радость от этого мне.

Нет, вы не поняли. Я тоже не прочь рвать отсюда когти. Мне тоже не нравится Империя работорговцев. Особенно после того, как я сам побывал в рабах. Но теперь, перед принятием каждого решения я буду очень скрупулёзно взвешивать каждый свой шаг. Хватит уже допускать глупости на каждом шагу!

Но стоило мне только открыть рот, чтобы ответить на поставленный вопрос, как прозвучал ровный и безэмоциональный голос искина.

— На связь с яхтой вышел патрульный крейсер Империи Авар. Они требуют капитана.

Потом, поменяв голос на более человеческий, добавил:

— И не советую с ними шутить. На нас нацелено столько оружия, что даже у меня мурашки по спине бегают.

Глава 2

— Дай изображение и звук, — отдал приказ искину. — Показывать только меня.

— Ни звука! — адресовал еще один приказ моим пассажирам. — Ни звука!

Не хватало еще чтобы они влезли и испортили мои усилия. Жаль, что нет времени выпроводить их куда-нибудь подальше.

Самого начало немножко трусить, ведь ни одного варианта, как разрулить сложившееся положение, не успел полностью отработать. Так, было несколько наметок, которые можно было бы обдумать на досуге, а потом уже воплощать в жизнь, но все это было в планах. Сейчас же никто мне времени для обдумывания просто не даст. Нужно будет решать проблемы в режиме реального времени.

Хотя…

У меня все-таки есть несколько козырей, которые можно, а вернее, нужно применить. Так как не уверен, что со мной хоть кто-то будет церемонится.

Особенно если чувствует за собой силу.

Была отдана команда на внутренний искин, который не так часто приходилось использовать в последнее время, чтобы брал в свои руки все вычислительные мощности, в том числе и те, которые доступны нейросети. На него ложилась задача консультировать меня относительно законодательства Империи Авар, и, по возможности, предлагать оптимальные варианты решения проблем.

Наконец война за наше выживание началась.

Одна из стен каюты, в которой проходило импровизированное совещание нашего маленького коллектива превратилась в экран, на котором появилось изображение подтянутого военного. Видимо, со мной на связь вышел сам капитан крейсера. Не сказать, чтобы очень уж важная шишка, но вы же понимаете, что при определенных условиях, каждый прыщ считает себя большой шишкой. А тем более в той ситуации, что сложилась.

Его взгляд был внимательным и сосредоточенным. Презрения или чего-то подобного в его взгляде я не заметил. Но по внешнему виду было понятно, что со мной решил поговорить истинный аварец. И я должен считать это большой честью для того мелкого земного червя, которым являюсь по определению.

Нет, последнее не было написано на его лице. Но я все-таки не зря потратил время, пытаясь перелопатить те горы информации, которые скачал, сидя в клетке рабовладельца.

Это было заложено в самой культуре аварцев. Ведь кроме всего прочего рабовладельческий строй социума накладывает определенные установки и на членов этого самого общества. Вот, почему одни рабы, а другие их хозяева?

Здесь все просто — кто сильнее, тот и прав. Если я смог заставить тебя работать на себя, значит я сильнее, лучше, круче и так далее. А если ты раб — значит слабак и ничтожество. Остальные синонимы можете подбирать по своему усмотрению.

Вот и этот офицер смотрел на меня, а вернее на того, кого собирался только увидеть, как на заранее обреченную букашку. И, вероятно, в его мозгах уже шел расчет, сколько он сможет заработать? А что? Все очень даже логично. Есть бесхозная яхта и ее пассажиры, которые ничего не смогут противопоставить такому сильному солдату, как он.

Следовательно, их путь лежит прямиком в рабство. Это самая простая логика, к которой его приучали с самого детства. И окажется, что он не только выполнит поставленную боевую задачу, но еще и поправит личное финансовое положение. И, заметьте, никто ему даже слова не скажет.

Главное поделится с вышестоящим начальством.

Нет, я не научился читать мысли разумных на расстоянии. Все намного банальнее. Говорил ведь уже, что это собранные и переработанные крупицы знаний, вытащенных из инфонета. Нужно просто понимать того, с кем собираешься вести беседу. И делать это нужно не со своей колокольни, а с его. Тогда и ошибок в выводах будет намного меньше.

Для общения с подобным типом нужно было выбрать такую позицию, чтобы он сразу понял, что говорит не с тем, кто слабее его, и, следовательно, заранее обречен. А с тем, к кому он должен обращаться на «Вы» и то, только после того, как ему это позволят. Но самое главное в сложившемся положении не перегнуть палку. Ведь у военных есть одно плохое качество. Особенно это касается вояк Империи Авар, если те решили, что их унизил какой-то там… недостойный человек. Они просто используют оружие, которым владеют, по прямому назначению. Мне же, почему-то, не очень хочется, чтобы в меня сейчас стрельнули чем-то смертоносным. Я, можно сказать, только начал новую жизнь, и снова такая невезуха.

Так что если я сейчас не покажу, что имею право на жизнь и свободу, то у меня заберут или одно, или другое. Следовательно, никакой слабины, а то затопчут.

Вместо того, чтобы поступить как воспитанный молодой человек, а еще и аристократ, который просто обязан был поприветствовать старшего, я молча уставился на капитана военного корабля. Ему надо, вот пусть и выкручивается. Не царское это дело общаться со всякими.

Несколько мгновений продолжалась игра в молчанку. И по закипающей морде лица моего оппонента я понял, что его это немножко остудило. Да, он начал злится. Да, он готов сорваться. Вот только он не может сделать этого. Снова-таки местный вариант этикета. Первым с просьбой обращается младший. А старший… У старших просьб не бывает. У них одни только приказы.

— Я капитан крейсера «Льенро» — Рели Фансер, — через силу выдавил он из себя.

И это уже была моя первая, хоть и маленькая, но победа. Он признал тот факт, что я могу быть выше его по социальному положению. Кроме того, яхта, на которой мы находимся, и искин которой просто наплевал на приказ идентифицировать транспортное средство, данный этим самым крейсером, тоже говорила, что мы не простые бродяги с большой дороги.

Но именно это и должен был проверить капитан крейсера. А ведь стоило искину не выпендриваться, и вести себя как нормальный… искин, и не было бы у меня этих проблем. Честное слово, я подсуну под его капсулу самую обыкновенную электроплитку — пусть знает насколько большими чувствами я к нему пылаю. Достали уже его приколы.

— Назовите себя и цель своего… путешествия, — продолжил он излагать причину нашего задержания.

А вы думаете мы здесь просто поговорить решили? Что-то не верится, особенно когда на тебя нацелены орудия крейсера.

Вместо ответа я решил сыграть в ва-банк. Ведь стоит только дать намек на то, что я оправдываюсь, как… в общем, дальше можете додумать.

— И кто же дал тебе право, Рели Фансер, брать на прицел личную яхту принца?

А что? Документы у меня есть. Документы настоящие. Так что никто мне не помешает назваться принцем, особенно если это не несет никаких обязательств. Вот подумайте, какие могут быть обязательства у принца перед каким-то там капитаном военизированной лоханки?

Краем глаза заметил, как полезли на лоб глаза моих спасенных пассажиров. Видимо они не рассчитывали, что их будет лично подвозить «венценосная» персона.

Девчонка уже даже открыла рот, видимо хотелось ей выяснить подробности данного обстоятельства, но железный взгляд ее телохранителя тут же выбил из нее столь несвоевременное желание.

Правильно! Сейчас не время и не место выяснять такие мелочи.

Дабы не создавать лишнего напряжения в разговоре, просто отправил капитану крейсера мои идентификационные документы. Естественно те, что подтверждали только что сделанное заявление. И важным фактом было то, что я относился к одной из влиятельных семей Фронтира.

Не скажу, что здесь готовы обниматься с аристократами из небольших государств. Но если бы я использовал второй комплект документов, согласно которого я также аристократ, но сопредельного государства, которое по определению является заклятым другом, то не уверен, что это добавило бы мне каких-то там бонусов в общении.

Мимика на лице капитана, которую он буквально через секунду заставил замереть, после чего его лицо превратилось в непробиваемую маску, показала, что он пытается понять, что же делать дальше. Ведь с одной стороны — я никто и зовут меня никак. Это на территории Империи Авар.

Но есть ведь и другая сторона. Кто его знает, что я здесь делаю и к кому направляюсь. А ведь стоит только обидеть кого-то из сильных мира сего, например, не дав возможности заключить выгодный контракт, или же, не попустите небеса, став причиной финансовых потерь, то никто даже не посмотрит на безупречную репутацию и выслугу лет. И хорошо еще если получится отделаться минимальными потерями, а ведь могут и просто убить, говорить о том, что есть еще одна перспектива, даже не стоит.

Интересные люди — аварцы. С одной стороны, они кичатся своим привилегированным положением, особенно если сравнивать себя с рабами. С другой же, до колик боятся попасть в это самое рабство. Уж лучше умереть в неравном бою, чем стать рабом, с которого будут издеваться намного сильнее, чем с обыкновенного человека. Это надо же — быть свободным, и угодить в рабство!

Тишина, которая буквально наполнила каюту, говорила, что решение задачки оказалось довольно сложным. И не только для капитана крейсера, но и для моих гостей. Они ведь тоже старались понять, как так получилось, что их спас принц. И, наверняка, гадали, к какому государству я имею прямое отношение?

— Прошу прощения, ваше высочество, за столь дерзкое поведение, — наконец решился капитан крейсера.

Все!

Бинго!

Победа!

Теперь самое главное не подмочить собственную репутацию. А то ведь стоит что-то ляпнуть не по теме, и доказывай потом, что ты имел ввиду нечто совершенно иное.

— Мы больше не находимся в перекрестье прицелов крейсера, — буквально через секунду после обращения капитана отрапортовал искин яхты по мыслеречи.

— В этой системе было организовано нападение на пассажирский транспорт. Погибло очень много людей. И в мои обязанности входит расследование данного инцидента.

— Я рад что столь важную задачу поручили такому специалисту как вы, капитан!

А что? Капелька лести еще не вредила в налаживании отношений с представителем военной касты. Тем более, если бы это было не так, то он вряд ли бы стал капитаном боевого корабля. Жители Империи Авар хоть и рабовладельцы, но отнюдь не идиоты, которые будут раздавать боевые единицы налево и направо.

— И ваша яхта числится как груз, который перевозили на данном корабле.

Теперь многое становится по своим местам.

— Да. Было такое, — ответил максимально нейтрально.

По лицу Рели Фансера пробежала волна неудовольствия, но он снова очень быстро взял себя в руки. Видимо его очень раздражал такой собеседник, каким был я. С одной стороны, молодой, а с другой — наглый.

— Не могли бы вы немного задержаться, и оказать помощь следствию. Я не думаю, что это вас очень затруднит. Наша задача выяснить, кто уничтожает пассажирские корабли — не оставляя в живых ни единой души.

Вот это да!

Получается, мы — единственные уцелевшие пассажиры из того корабля?

Или это очередной развод?

Однако на шутника, который решил развести молодого парня, говорящий со мной офицер ни капли не походил. Но стоило только подумать о том, что я снова буду жить среди рабовладельцев, как уже по моему лицу пробежала волна недовольства.

— Не переживайте. Затраты по вашему пребыванию на станции Тренила берет на себя военное ведомство.

Это конечно же довольно неплохо, пожить за счет военных. Но у меня другая проблема. Я не могу просчитать, чем закончится для меня это следствие?

— Вас что-то смущает в моем предложении? — по-своему истолковал затянувшееся молчание мой собеседник.

— Понимаете, капитан… Как бы это лучше сказать? Я на яхте не один.

Он тут же сделал стойку, как цепной пес.

— Со мной моя…

Теперь вопрос, как представить девчонку и ее телохранителя?

«Есть возможность представить ее как сестру. У вас одинаковые фамилии, что упростит такой шаг» — влез со своим предложением искин.

Вариант конечно тот еще. Но не называть же ее моей рабыне. Дядя Вова может очень сильно обидится на такое предложение, и тогда меня может ожидать очень серьезный разговор. Не удивлюсь если с летальным исходом. И вряд ли поможет модернизированный организм. Вон он что сделал с одного удара. А если стукнет не один раз, а несколько?

Да ладно! Что я теряю? Не рабыней же назвал!

— Со мной на яхте моя сестра. И ее телохранитель.

Сказал, и отметил, что капитан крейсера расслабился. Интересно, а кого он ожидал найти на яхте? Тех, кто напал на пассажирский корабль?

— Это не будет проблемой. Думаю, наше ведомство не разорится на вашем проживании.

Потом, еще что-то прикинув, он добавил:

— Отправляю вам координаты станции, на которой вас ожидают.

«Запросить документы подтверждающие наш статус» — влез юридический подсказчик.

Как хорошо, что припахал неиспользованные вычислительные ресурсы, для подстраховки. Нужно будет дать ему за это имя.

Шиза?

Да нет! У меня и так проблем хватает. Не нужно добавлять их своими руками. Вдруг закон, выведенный бароном Мюнхгаузеном, который гласит, что как вы яхту назовёте, так она и поплывет, работает и в этом мире? Над этим подумаю на досуге.

— Капитан! — тут же переадресовал предложение искина, пока мой визави не отключился. — Вы же не забудете дать документы, подтверждающие мой статус?

Тот скривился, как будто бы я дал ему попробовать горькой редьки. Вот же ж человек. Только признал, что я занимаю положение, которое выше его, и тут же планирует какие-то пакости. А как иначе интерпретировать его кривляния?

На этом наше общение закончилось. Можно даже сказать, что на положительной ноте.

Все необходимые документы были переданы искину яхты. Вот что значит автоматизация. Договариваются люди, а бюрократией занимаются искусственные интеллекты.

— Это правда? — тут же влезла со своим вопросом Миа.

Спасибо, хоть сдержалась, пока не отключился капитан корабля, а то было бы прикольно увидеть его реакцию, что сестра не в курсе, кто ее брат.

— Конечно! — обрадовал ее И стоило ей только победно заулыбаться, как добил мелкую выскочку.

— А ты, о чем?

Теперь, почему-то, заулыбался вояка. Неужели они успели поспорить, пока я решал стратегические вопросы? Или это уже на уровне рефлексов?

Но только я собрался покинуть столь приятную компанию, как услышал довольно жесткий приказ.

— Стоять!

И если бы он происходил от вояки, то я бы, вероятно, воспринял бы его совершенно адекватно. Ведь и сам, как мне кажется, попав в подобную ситуацию, поступил также. Но весь прикол заключался в том, что команда прозвучала из уст девушки. И звучала она как оттого, кто привык в своей жизни отдавать приказы, которые должны быть выполнены быстро и беспрекословно.

Но стоило мне остановиться и резко развернувшись уставился в ее глаза, как она тут же сменила тон голоса на просительный. Видимо поняла, что не стоит обижать человека, который не только спас тебе жизнь, но и является тем, кто выше тебя по статусу.

— Она права, — поддержал свою подопечную охранник. — Мы только что узнали, что ты принц.

Любопытно, а обращаться на «Ты» к принцам — он где научился. Даже и не скажешь, что у вояки появился хоть какой-то пиетет перед моим титулом. Я бы даже сказал, что, говоря принц — он скривился как от зубной боли. Мол, еще одно горе на мою голову. Не знаю, где его так смогли достать различные принцы, но уважения ко мне не добавилось даже в голосе.

— Ты назвал Миа сестрой. Выходит — она тоже должна будет играть роль аристократки. Так расскажи, хотя бы, как нам себя вести.

Потом, почесав трехдневную небритость, которая ему очень даже шла, своей левой пятерней, он добавил.

— Хотя, мне можешь ничего не рассказывать. Я свою задачу знаю.

И, видимо, наткнувшись на мой удивленный взгляд, широко улыбнулся.

— А ты что, думаешь, я не знаю, как, в понимании всей этой шушеры, должны вести себя настоящие профессионалы? Или думаешь, что я не смогу вести себя с лихим и слегка придурковатым видом? Да запросто, ваше высочество!

Последнюю фразу он рявкнул как настоящий солдат на плацу. Даже козырнуть умудрился. При всем этом серьезно воспринимать его просто не получалось. Такой себе клоун в цирке.

Главное не вспоминать силу удара этого циркового деятеля, и скорость его реакции.

Смотря на все это представление развернулся в их сторону и, сделав несколько шагов, устроился на своем еще теплом месте.

Вы ведь согласитесь, что рассказывать направо и налево кто я, и откуда у меня документы на имя принца крови я не собираюсь. Не нужно раскрывать свою душу на изнанку. Ведь чем больше будут знать окружающие, тем больнее потом может быть использована эта информация против меня.

Не к месту на ум пришли слова, которые очень часто слышал в американских фильмах. Когда копы арестовывали преступника, они всегда ему говорили, что каждое ваше слово может быть использовано против вас. Так что молчание, как говорится в одной поговорке — действительно золото.

— Мое полное имя Халеа Ас'ман.

После этих слов мои слушатели очень подозрительно переглянулись.

— Родина — планета Рентина.

После этого только направленный в дядей Вовой указательный палец заставил Миа буквально проглотить слова, которые, практически, сорвались с ее уст.

— А… А почему ты назвал меня сестрой? — спросила она тихо, и я бы даже сказал неуверенно.

Что ей было на это сказать? Что так порекомендовал искин? Что это самый простой способ нашего дальнейшего сосуществования в Империи Авар? И этого ли она ожидает?

— А ты в зеркало давно смотрелась?

Видимо, эти слова в своей основе имеют какую-то магическую формулу, особенно если их говорят девушкам. Она тут же, я даже не понял откуда выхватила зеркальце и, открыв его, внимательно уставилась на свое изображение.

— А что не так?

Спросила она довольно подозрительно.

— Да все так. Просто посмотри на себя и посмотри на меня. Видишь, что у нас похожее?

Она еще несколько раз повторила процедуру разглядывания, стараясь выяснить, что же такого я увидел. Наконец прозвучал ее вывод по поставленному вопросу.

— Нос?

Тяжело вздохнув, как это любят делать взрослые, умудренные опытом люди, только покачал головой. Маленькая наивная девушка. Если так внимательно присматриваться, как это делала она, то можно найти такое количество похожих черт, что… Два глаза, два уха, нос, с двумя дырочками. Этот список можно продолжать до бесконечности.

Но не это было тем главным, на что я хотел обратить внимание девчонки.

— Фамилии у нас одинаковые, Миа.

И уже поднимаясь со своего места внес некоторые пояснения.

— Поэтому никому не нужно ничего будет доказывать. В противном же случае… Мы ведь в Империи Авар. И я подумал, что если я назову тебя своей рабыней… или наложницей…

От осознания услышанного девчонка моментально покраснела как маковка. Она уже собиралась рассказать мне все, что думает, но ее перебил дядя Вова.

— Довольно логично. И предусмотрительно. Ведь если бы ты… назвал ее рабыней…

Здоровенный кулак, который завис напротив моих глаз, показал, что никакого трепетного отношения к членам королевского дома у вояки вообще не было и в помине. Я же, просто нажав на его кулак своим указательным пальчиком, опуская вниз столь увесистый аргумент, улыбнулся и, смотря в сторону девчонки, просто сказал.

— Это был второй аргумент, почему я назвал тебя сестрой. Хочу, чтобы и меня так ревностно защищали.

Да, в этом вопросе я немножко лукавил. Ведь не это было главной причиной моего решения.

— А вы мне ничего рассказать не хотите? — неожиданно поставил вопрос ребром.

Очень уж много нестыковок было в рассказе девчонки. А дядя Вова вообще молчал как нормальный партизан.

В ответ об активно замахали головами. Понять этот жест можно было только так: никто и ничего мне рассказывать не собирается. И получается, что везя их с собой, я каждую минуту должен быть в состоянии повышенного внимания. Ведь ни о каком доверии не идет и речи. А значит — меня запросто могут и кинуть, и подставить. Да мало ли чего еще может придумать человеческий мозг.

Не скажу, что я очень недоверчивый тип. Но, как показали последние события в моей жизни — даже себе доверять нужно только после тотальной проверки.

Так как будущий маршрут заранее был известен, но не видел причины тянуть резину, ожидая с моря погоды. Ничего в мире не изменится. Разве только вояки могут решить, что мы задумали какую-то пакость.

После разговора с моими пассажирами направился в рубку яхты. Вошел, еще раз внимательно осмотрелся и завалился в пилотский ложемент.

— Заблокируй вход, — попросил искина яхты.

Не знаю, насколько это было нужно и критично, но пусть будет. Раз мне не доверяют, то с какой стати должен доверять я? Может быть это и паранойя, но лучше уж так, чем потом прилетит неприятный и неожиданный сюрприз.

Для того, чтобы яхта стартовала в направлении указанной станции, где вояки будут проводить расследование инцидента, ничего рассчитывать не понадобилось. Все данные были сброшены искином крейсера и нам оставалось только ввести их в навигационную программу. Вернее, я только сидел и командовал. Да и то, все это было чистой воды баловством. Ведь искин и без моего приказа знал, что нужно делать и в какой последовательности.

Единственное, что я действительно должен был сделать, согласно протоколу безопасности, это отдать команду на совершение гиперпрыжка.

И то гложут меня сомнения, что она ему очень нужна. Сильно уж он ведет себя… как человек.

Ничем интересным этот полет не запомнился. Все было как в книжке.

Вернее, как в базе знаний. Просто и нудно. Никаких происшествий не было. Пассажиры вели себя тише воды ниже травы. У меня же перед глазами стоял только один большой и жирный знак вопроса.

Может ли хоть кто-то мне сказать, куда выведет эта кривая, на которую меня подтолкнули. И ведь как просто получается: чтобы я не запланировал — приходит левый дядя, и вносит свои коррективы в мои планы. И неважно, согласен ли я с его аргументами или нет. Да что там!

Его вообще не интересует моя точка зрения. Интересно, что нудно сделать, что бы мной не крутили все, кому не лень, как цыган солнцем?

Была идея о более рациональном использовании времени, например, можно поднять еще немножко свой интеллектуальный уровень, но делать этого не хотелось. Вообще ничего не хотелось.

После того разговора, который произошел в кают-компании, отчего-то совсем испортилось настроение. И никак не мог уловить причину такого резкого изменения. Вроде бы и разговор с капитаном прошел в удачном для меня русле, и последовавший за этим разговор со спасенной парочкой — тоже не принес ничего неожиданного, а настроение ушло в ноль. Даже не стал запускать фоновое обучение на дополнительных потоках сознания.

Когда сенсоры яхты показали окрестности станции Тренила стало совсем паршиво. Пришлось срочно брать себя в руки и приводить в нормальное состояние. А то не хватало еще ввязываться в новые проблемы с настолько скептическим духом.

Откуда такая уверенность, что проблемы будут? Видимо, снова сработало шестое чувство. Кроме того, сама логика происходящего подсказывает, что впереди меня ожидает встреча, как минимум, со следователями, которые будут копать глубоко и тщательно. И люди эти имеют довольно большие знания и опыт в данной сфере. Так что нет даже малейшего варианта, что я смогу их надуть.

Нет, знания, как это можно сделать у меня имеются в полном объеме. Но было бы большой наивностью думать, что этих знаний не будут иметь следователи, которые, как говорится, зубы на этом съели. И какой из этого напрашивается вывод?

А вывод напрашивается очень простой. Врать нельзя ни в коем случае.

Ведь если твоим экзаменатором выступает человек, которого именно для такого случая и учили, то самая лучшая политика — честность. Поможет ли она мне? Думаю, да. Ведь скрывать мне, по большому счету, практически нечего. Придется только упустить несколько любопытных фактов из моей биографии, о которых он вряд ли спросит. А еще можно взять на вооружение фразу, что я не могу разглашать эту информацию. Ее можно будет использовать в том случае, если вопросы будут касаться моей, якобы, семьи.

После того, как было принято это решение, настроение хоть и не сильно, но все же пошло вверх. А это уже очень даже неплохо.

Во время самой швартовки примечательным было только то, что нас не оставили висеть на орбите, а разместили во внутренности базы. Это не было бы чем-то из ряда вон выходящим, если бы не одно маленькое «но».

Местом дислокации нашей яхты оказался сектор, закрытый для посещения гражданскими судами. И причина этого была банальна до безобразия — его использовали военные. Или — почти военные.

Как удалось выяснить немножко позже, в нем располагались различные силовые и околосиловые ведомства. Например, там размещалась служба безопасности, представитель которой нас встретил в выделенном ангаре.

Сам ангар был, если правильным будет такое сравнение, не индивидуальным, а общественным. И кроме нас в нем разместилось еще несколько летательных аппаратов. Причем несколько из них, как мне подсказывают знания из профильных баз, больше летать не будут. Так как вся та груда металлолома, в которую они превратились, явно против своей воли, вряд ли подлежит восстановлению.

Сам ангар тоже оказался колоссальных размеров. Моя яхта в нем выглядела как кролик в клетке. И, таких как он, в эту клетку запросто можно впихнуть еще несколько десятков.

Еще до выхода из яхты искин предупредил, что нас встречают. Вот что значит военная оперативность. Мужчина, который направился к нам, стоило только опустится аппарели яхты, был, как я и предполагал военным. Об этом однозначно говорил его внешний вид. И что-то не вязалось у меня понимание, какое отношение военные имеют к расследованию инцидентов, подобных произошедшему.

— Добрый день. Меня зовут Ре Линам. Я буду вашим сопровождающим на станции. Все вопросы, которые у вас возникнут, я помогу решить.

И этих слов было достаточно для понимания, что только что к нам подошел конвоир, или, если угодно, надзиратель, задача которого состоит в том, чтобы контролировать каждый наш шаг. Вот и ответ на вопрос, почему нас решили разместить именно в этом, закрытом для свободного помещения секторе.

Апофеозом всего стали бейджики на веревочках, которые он протянул мне. Там было написано всего одно слово — «Посетитель». И самым интересным было то, что это было вообще не технологическое устройство.

В моих руках был всего лишь кусок самого обыкновенного пластика с проделанной в нем дырочкой.

Вот тебе и высокотехнологическая цивилизация. Или они сделали это специально? Ведь нечто подобное подделать будет очень непросто.

Особенно если учитывать, что все вещи, которые можно купить в любом магазине, чуть ли не поголовно имеют процессор. Да, хитрый вариант защиты документов.

Если сказать несколько слов о нашем сопровождающем, или все же правильнее говорить — о конвоире, то стоит отметить его рост и светлые, практически белые волосы. Что качается роста, то на фоне уже встреченных мной представителей Империи он выглядел приезжим.

Высокий, подтянутый крепыш, который, как мне кажется, запросто сможет потягаться с дядей Вовой.

Тут же, не давая нам опомнится он заявил, что сейчас мы направляемся в гостиницу, в которой сможем немного отдохнуть и привести себя в порядок, а потом мне нужно будет отправится на встречу с господином Хироко.

О том, кто такой господин Хироко — я даже не спрашивал. И так понятно, что это один из следователей, который будет вести мое дело и выбивать нужные ему сведения. Ну, может и не выбивать, но получит он их по любому. Так что причин, задавать пустые и ничего не значащие вопросы — я не вижу.

Был у меня еще один интерес к окружающим меня людям. Все время что-то постоянно мне напоминает, что я нахожусь в Империи Авар.

Вот и здесь решил выяснить, насколько часто в ней используется рабский труд. Ведь, по местной логике, он самый дешевый. Но сколько я не оглядывался, так и не смог увидеть ни одного раба. То ли они хорошо маскировались, то ли их здесь просто не было.

— Вы кого-то ищете? — неожиданно вклинился в мои разглядывания и выискивания голос нашего сопровождающего.

Вот же глазастый тип! Или это я потерял всякую осторожность и вел себя как любопытный подросток?

Однако причин юлить и выкручиваться я не видел, потому ответил максимально честно.

— Очень много читал о вашей Империи. И одной из ее ключевых особенностей, как говорится в авторитетных источниках — является повсеместное использование рабов.

Слово авторитетное постарался выделить голосом так, чтобы моему сопровождающему стало понятно, насколько я доверяю этому источнику.

Хотя, если вспомнить, что было источником моих знаний об Империи Авар, то остается только тихонько похихикать.

В ответ тот улыбнулся довольно приятной улыбкой, что было странно для его типажа.

— И, если я вас правильно понял, — подхватил он мою мысль, — вы стараетесь увидеть наших бедных и замученных тяжелым трудом рабов?

В его глазах отразилось сочувствие к бедному ребенку, которому навешали лапши на уши.

— Извините, ваше высочество, но вынужден вас разочаровать. Вы не увидите здесь того, о чем читали в ваших… авторитетных источниках.

Стало очень интересно. Вернее, не просто интересно, а сильно любопытно. Что же не так я понял в полученной информации.

— Во-первых, вы находитесь на режимном объекте, где использование рабского труда просто запрещено, — внес некоторую ясность Ре Линам.

Услышав сказанное им, только кивнул правильности своей наблюдательности и сделанным выводам.

Но наш сопровождающий оказался довольно приятным собеседником. И он продолжил вводить нас, а если быть более точным, то меня, так как остальным до него вообще не было никакого дела, в курс местных реалий.

— Понимаете, есть два вида тех, кого можно назвать рабовладельцами. И это две совершенно различные группы людей. Для одних рабы — это довольно ценные инструменты, в которые они вкладывают очень большие деньги. Их можно сравнить с инженерами.

Видя, что я не нахожу ничего общего у этих двух групп он сделал небольшое пояснение.

— Для того чтобы выполнять больше и качественнее стоящие перед инженером задачи, он использует свой мозг и различные вспомогательные орудия.

Согласно кивнул на такое пояснение. Здесь все просто и логично.

— И эти роботы, дроны и искины являются, как бы, продолжением его рук и разума. И в эти устройства хороший специалист, зачастую, вкладывает большие деньги, модернизируя и усовершенствуя их.

Сделав паузу, видим для того, чтобы я осознал приведенную аналогию, он продолжил.

— Его можно сравнить с первой группой тех, кому позволено владеть людьми. Они делают нечто подобное.

Видя мое удивление, и понимая, что аналогии я, пока что, не улавливаю, сопровождающий заговорил.

— Они покупают тех, в кого, вложив деньги, можно сделать лучшим специалистом. К примеру, ставят им более продвинуты нейросети и покупают базы знаний. А после того они используют этих людей как инженер свои умные инструменты. Получается, что владелец работает мозгом, а его собственность, рабы, кроме всего прочего, работаю еще и руками.

Аналогия стала понятной, но верилось в сказанное — с трудом. Все-таки увиденное мной лично показало совсем иную реальность, где раб совсем не дорогостоящий инструмент, а… товар. Причем товар настолько дешевый, что и прибить его не жалко.

Видя мою скептическую мину он все же продолжил свою образовательную программу.

— Но есть и другая часть рабовладельцев. Таких, с которыми иметь дело — себе дороже.

Видимо я только на таких и нарывался?

— Они относятся к рабам, причем не важно, как они их заполучили, словно к животным, жизнь которых, в их глазах ничего не стоит. Эти… люди, если их еще можно так назвать, ведут себя словно рабы являются не их собственностью, а чем-то таким, что нужно максимально быстро использовать. Именно они и придумали рабские нейросети, которые за несколько месяцев могут из человека сделать тупой, пускающий слюни и ни на что не годный овощ.

Вот! Это уже намного ближе к истине.

— Вряд ли вы мне поверите на слово.

И в этом он действительно прав. Поверить в такое, особенно в первую часть, можно с трудом.

— Могу сказать только то, что не нужно мерить всех под одну гребенку. И не нужно всех, кто владеет рабами — считать какими-то изуверами. Да, я знаю какая информация распространяется о нашей Империи за ее пределами.

Он горько улыбнулся, но продолжил.

— По роду своей деятельности я сталкивался со многими людьми. И могу с уверенностью сказать, что наличие у человека рабов, еще не делает его зверем. И негативное отношение к рабству не делает человека ангелом.

Люди… они разные. И мой вам совет, ваше высочество, помните, что в мире кроме белого и черного есть еще масса цветов и оттенков.

И после этих слов все стало на свои места.

Не зря, ох не зря к нам направили этого сопровождающего. А что, довольно неплохо отправлять к гостям психолога. Ведь то, что он сказал в самом конце, имело непосредственное отношении к базе Психология четвертого ранга.

Про себя же отметил, что в прозвучавшем было рациональное зерно.

Понятно, что услышанное не мешает еще несколько раз перепроверить для пущей уверенности, но уже сейчас могу сказать, что он не врал.

Преподносил информацию в выгодном для себя свете? Да, несомненно.

Но, не врал. А ведь мог посчитать, что перед ним подросток, которому можно навешать на уши все, что угодно. Но, он этого не сделал.

Гостиница, в которой нас разместили, относилась к классу тех, что принято называть ведомственными. Такие используются различными учреждениями для временного проживания собственного персонала, который по тем или иным причинам должен какое-то время пребывать в указанном месте.

Так вот, это заведение было с самого начала заточено под военных.

Откуда такая уверенность? Она основана на голой логике. Во-первых, весь этот сектор был в их безраздельном и единоличном владении. Как говорится — чужие здесь не ходят. Вторая причина вытекала из увиденного в самих номерах. Если бы не то, что номера были небольшими, и рассчитывались на одного-двух приезжих, то я бы сказал, что предо мной некий вариант казармы.

Не скажу, что у меня довольно богатый опыт проживания в гостиницах, но какое-какие знания я все же получил. И в каких условиях люди проживают в нормальных гостиницах — имею представление. Хотя, если не брать во внимание аскетизм обстановки, то должен признать, что все удобно и функционально.

Нам выделили три комнаты. Хотя они и были двухместными, но поселили каждого отдельно. Еще бы понять — это признак уважения? Или желание разделить нас? Понимая, что на такой вопрос мне просто не ответят честно, решил исходить из худшего. Лучше быть начеку, а там посмотрим.

На то, чтобы мы, а вернее, мои сопровождающие разместились в отведенных им номерах, ушло каких-то пять минут. Мне же самому для размещения понадобилось всего лишь заглянуть в отведенный номер и сказать «Ага». А что еще нужно было сделать? Вещей у меня нет. Багаж также отсутствует. Нужно было попрыгать на кровати? Смешно.

Когда убедился, что мои сопровождающие не брошены на произвол судьбы, пришлось продолжить путь. Даже странно, хотя прошло всего ничего времени, и даже помня о прилетевшей в нос благодарности, почему-то считал себя ответственным за их дальнейшую судьбу. Это выходит, что мы в ответе за тех, кого приручили, пардон, спасли?

Дальнейший путь был проделан мной в сопровождении встретившего нас конвоира. Куда мы направлялись? Смешной вопрос.

Все, что мне было сказано, заключалось в краткой фразе, что нас ожидает очень важный господин. И все! Никакой дополнительной информации.

Даже имени не узнал. Впрочем, какая разница, как зовут имперского дознавателя? Мне от этого станет легче? Не думаю.

Так что никаких лишних вопросов я не задавал. Пригласили? Придем.

Спасибо хоть не в наручниках тащат.

Если с тем, что приходится топать пешком я как-то смирился, все-таки расстояние было не таким и большим. Да и разминка для организма не повредит. То, когда мы остановились возле небольшого домика, который вообще никак не вписывался в армейский пейзаж, я понял, что у меня очередная нестыковка.

Это здание, вместе с прилегающей территорией, абсолютно не походило на канцелярию, в которой, по моему разумению, должны располагаться следователи. Здесь же, такое впечатление, что живет довольно богатый и влиятельный господин. И сомневаюсь, что для какого-то дознавателя, пусть даже самого-присамого, выделят место под усадьбу. А потом еще и позволят работать на дому фрилансером. Что-то тут не вяжется.

Стоило нам только подойти к входной двери, как те тут же распахнулись.

За ними нас встречала молодая девушка. Лет семнадцати, не больше.

— Господин ожидает вас, ваше высочество, — сказала она, и приглашающе указала внутрь дома.

Глава 3

Девушка, которая встретила нас на пороге дома совсем не походила на прислугу. О том, что это рабыня я даже не мог помыслить. Если бы меня попросили определить, кем является встречающая, то роль, которую мог бы ей отвести — это дочь хозяина.

Нет, я не знаю, есть ли у него жена, и водится ли у него дочь, но это именно то место, которое она должна была бы занимать исходя из того, что только что увидел своими глазами.

Если еще несколько слов сказать о самой девушке, то могу отметить, что была она среднего роста, стройная, как и большинство ее сверстниц и уверенная в себе. Светло каштановые волосы лежали непослушными прядями, и ей постоянно приходилось поправлять несколько самых настырных локонов, что постоянно норовили закрыть ей обозрение.

Но задерживаться на пороге мне просто не дали. А хотелось бы посмотреть на нее еще, хотя бы, несколько секунд. Ведь от тех девушек, что встречались на моем пути последние несколько лет, эта была, если это правильно определение для человека — самой яркой.

Настойчивое приглашение пройти внутрь, совместно с небольшим толчком в спину, который, как вы понимаете, организовал мой сопровождающий, вынудили сделать несколько шагов. А потом уже было бы неправильным останавливаться и начинать по новой пялится на встретившую нас фею.

В доме, куда мы вошли, первое, что бросилось в глаза — это красота и, наверное, дизайнерский подбор расположившихся элементов декора.

Например, вешалка для одежды — очень красиво вписывалась в небольшую нишу. А роскошь убранства не кричала о безвкусице владельца. Не многим такое удается — показать свое богатство, но не выпячивать его. Видимо, здешний хозяин был как раз из числа таковых.

Сделал несколько шагов, и обернулся. Я не слышал звука шагов моего сопровождающего. И оказалось, что проблема не с моим слухом. Я действительно шел в гордом одиночестве. Не понял? А почему это меня никто не сопровождает?

Даже встретившая нас девушка осталась стоять у входа, как привязанная.

Она не сдвинулась со своего места ни на шаг. Только стояла и приветливо улыбалась. А приставленного надзирателя вообще след простыл. Хотя, быть может, я и утрирую. Он ведь мог сделать всего лишь несколько шагов и исчезнуть из моего поля зрения.

Понимая, что ничего не понятно, решил набраться наглости и идти до конца. Поднял голову, как и приличествует молодому человеку, титул которого решил поэксплуатировать ради своего блага.

Все-таки большое спасибо всем, кто принял участие в судьбе бедного сиротинушки. В смысле — меня. И за то, что снабдили меня просто огромным количеством знаний — буду им благодарен до гробовой доски.

Или что там должно быть у местных? А за базу со всеми аристократическими замашками — отдельный земной поклон.

Неожиданно все, что из нее узнал всплыло в памяти. И, как не странно это звучит, следовать изученному оказалось довольно просто. Как будто бы я каждый день только то и делал, что тренировался в этикете.

Чуть не сбился с шага, от осознания очередного достижения. До сегодняшнего дня приходилось прогонять все знания через тренажер, и то, помогало это далеко не с первого раза. Нужно сделать себе зарубку на будущее, и проверить, а не повлияли ли на мой мозг те события, которые произошли в последние дни. Ведь не стоит исключать того, что этот удар, которым меня наградил дядя Вова, каким-то образом повлиял на мозг.

Проще говоря, что-то стало на свое место. Но об этом буду думать после того, как разгребусь со всем, что на меня навалилось.

Двенадцать шагов прямо. Поворот налево. И вот я стою перед пожилым джентльменом невзрачной наружности. Вот такой парадокс внешнего вида. С одной стороны стоящего предо мной пожилого человека почему-то, практически на автомате, хотелось назвать джентльменом. Но образ серой и непримечательной мышки вызывал резкое непонимание.

Ну, как такое может быть?

Кивнул в ответ на церемониальный поклон встретившего меня слуги. А никем иным он просто не может быть. Не тянул он на хозяина местных пенат. Да и не думаю, что владелец всего увиденного мной великолепия, будет ломать спину перед пацаном. Я, конечно, понимаю, что назвался принцем. Но, нужно ведь понимать, в каком государстве сейчас нахожусь.

В Империи Авар каждый, у кого есть возможность, старается устроится в этой жизни, как настоящий король. А если этого не получается, то никто не мешает ему развивать просто непомерное самомнение. Как говорится — у каждого свои тараканы.

Смотря же на обстановку дома, на встречающих меня слуг и на военных, которые выполняют роль мальчиков по вызову, можно делать однозначный вывод, что владелец данной недвижимости — довольно важная шишка. И не нужно боятся ошибиться в своих выводах.

А еще я просто уверен, что к имперскому дознавателю, к которому меня должны были отвести, он не имеет ни малейшего отношения. Вернее, может и имеет. Может даже самое прямое отношение. Но сам он дознавателем не является. Он птица более высокого полета.

На осознание озвученных выводов ушли считанные секунды. Теперь стоит разобраться в том, кто решил со мной встретится? Что ему нужно от принца? Ведь не со мной же он решил встретится, в самом деле? И как себя вести дальше?

Нейросеть по умолчанию работала в режиме протоколирования происходящего, а внутренний искин снова устроился на работу юристом.

А что делать? Не на прогулку ведь иду.

Понимание, что я снова попал в чужие игры заставило организм работать на повышенных скоростях. Теперь стоит ожидать подставы в любой момент.

Как же мне все это начинает надоедать! Неужели я не смогу жить как самый обыкновенный человек? Неужели придется постоянно выпутываться из непонятных ситуаций, в которые я вообще не хотел попадать?

Пожилой слуга, который шел впереди меня, указывая путь, остановился возле ничем не примечательной двери. Ничем не примечательной, на фоне остальных, которые то и дело попадались на моем пути в этом имении.

Если же их сравнить с теми, что попадались мне даже на этой станции сплошь и рядом, то контраст был просто разительным.

Я не большой спец, чтобы описывать произведения искусства, но отмечу то, что это были самые обыкновенные деревянные двери с резным узором ручной работы. Как понимаете, те, которыми пользовались остальные жители станции — даже рядом с этими не стояли. И это еще один намек на невообразимое богатство моего гостеприимного хозяина.

Слуга аккуратно, как если бы прикасался к большой ценности, нажал ручку, сделанную под старину, и открыл дверь.

— Прошу вас, ваше высочество, — произнес он довольно тихим, но уверенным голосом.

Дабы у меня не возникло глупого вопроса, куда меня просят, он еще и рукой указал направление движения. Наверное, для совсем тупых?

— Какая встреча! — донеслось из комнаты.

Голос был настолько радушным, что чуть не шарахнулся назад. Очень уж неприятный опыт собрался у меня в общении с подобными типами. Всем им было от меня что-то нужно. Причем, в больших количествах. Если бы он на меня гаркнул, то, наверное, чувствовал бы себя более спокойно.

— Как я рад, что наконец-то вижу тебя, мой мальчик.

А вот это уже серьезно настораживает.

— А вырос-то как! Настоящий наследник! Когда твой отец сказал, что пришлет очень близкого человека, то я и подумать не мог, что это будешь ты! — заявил он, поднимая к небу, а точнее, к потолку, обе руки, как бы обращаясь за подтверждением своих слов к высшим силам.

Мужчина, из уст которого неслись эти словоизлияния, оставлял в душе двоякое чувство. Вот непонятно, как может сочетаться в одном человеке мягкость и жёсткость? Ассоциация, которая возникла при взгляде на этого радостно встречающего меня господина, была, примерно, следующей.

Добрый дядюшка, который оторвет голову, если его не послушаются, и скажет, что так и было.

И с кем же на этот раз меня свели обстоятельства непреодолимой силы?

Видимо, он оказался еще и первоклассным психологом. Ведь стоило только удивлению проскочить на моем лице, как он тут же среагировал. И было ведь от чего. У меня уже ум за разум заходит, в попытке понять, что же это за тип?

— Извини, пожалуйста, старика. Я ведь даже не преставился! Позор на мои седины! — наигранно запричитал он.

Ага! Тоже мне старик. Добавьте мне лет пятнадцать, и я тоже смогу так же причитать как он. Да и основания будут теми же самыми. О сединах же вообще молчу. Волосы черного цвета, с металлическим отливом, на седину вообще не тянули. Ни капельки!

— Мое имя — Ли. Ли Мар. И я очень, очень хороший старый друг твоего отца.

То, как он постарался акцентировать мое внимание на своих, практически идеальных отношениях с моим неизвестным отцом, однозначно говорило, что никаких отношений, а тем более хороших, не существует и в помине.

Да и с какого перепуга тогда ему представляться?

Здесь работает простая логика. Если он друг моего отца, то почему он представляется? По идее, отец должен был бы рассказывать мне о своем «наилучшем» друге. Так что внимательно слушаем и мотаем на ус.

— Позволь поприветствовать тебя на моей станции.

Вот так номер. Это такая аксиома, или станция действительно принадлежит этому человеку?

— Проходи. Присаживайся.

За все время нашего общения, пока я молчал, а хозяин дома растекался мыслью по древу, стараясь представить себя в самом приглядном свете, он не подходил ко мне ближе чем на пять метров. О таком приколе в общении местных жителей я не слышал. Или это местные тараканы? Да какая мне разница. Не подходит, ну и ладно.

После того как меня усадили на довольно удобный диванчик, с кожаной обивкой серого цвета, прозвучал следующий вопрос.

— Что будешь пить?

Постановка вопроса отказа даже не предполагала. А это многое говорит о нашем гостеприимном хозяине. Он уже что-то для себя решил, и осталось только дождаться только огласки его решения.

— Кофе, — сказал, раздумывая над тем, что же стоит ожидать от этой встречи.

Его удивление оказалось настолько мимолетным, что заметил его случайно. Видимо, подобный напиток ему или неизвестен, или не пользуется популярностью у местного населения?

В голове появилась довольно интересная мысль, которую тут же отправил в исполнение. Внутренний искин получил задачу прошерстить местную сеть на предмет того, кто же пригласил меня в гости? Точнее, к кому на ковер привели мое высочество?

«Подключиться к сети невозможно. Работает глушилка» — обрадовал меня искин. И что можно сделать в этом случае? Я вижу только один вариант.

Как говорили довольно известные пингвины — улыбаемся и машем. В смысле, делаю вид, что ничего не заметил и продолжаем беседовать ни о чем.

Пока звучали очередные, бессмысленные, с моей точки зрения, вопросы, и соответствующие им ответы, принесли заказанный мной кофе. Увидев его, мне сразу же стало понятно отношение местного населения к данному напитку. И я их прекрасно понимаю.

Как пить то, что мне принесли в малюсенькой чашке — понятия не имею.

Нет, это действительно кофе. Но такой способ приготовления этого напитка — это просто издевательство над людьми. Ведь всего одного глотка достаточно для того, чтобы глаза полезли на лоб, а сердце устроило настоящую канонаду. Нет! Такую гадость я пить не буду.

Но и обижать гостеприимного хозяина не стоит. Тем более, что он уставился на меня, как на лохнесское чудовище, которое решило погреться брюхо на солнышке. Так что пришлось хотя бы пригубить принесенный напиток.

И тут заметил одну странность. Я четко помню этот вкус. Он мне никогда не нравился.

А тут…

Хлебнул еще раз. Прикольно.

И еще.

А недурно, должен сказать вам. Очень даже ничего.

Пожав плечами, как понимаю, на мои странности, господин Ли задал очередной вопрос, после которого чуть не подавился.

— А не расскажешь ли, мой мальчик, как прошел твой путь в Империю?

Ему что рассказывать? Как надо мной ставили эксперименты? Или как попытались сделать рабом?

Ну ладно. Сделали. Но сейчас же я не раб!

Думаю, что, заметив мои метания, добрый дядюшка Ли решил упростить мою задачу, за что ему просто огромное человеческое спасибо. А то уже начал думать, что ему говорить, а о чем лучше промолчать.

— Очень уж интересно мне, откуда к твоей персоне настолько большой интерес у службы безопасности Империи?

После этого он сделал заговорщическое лицо и шепотом, как бы стараясь создать атмосферу доверия, продолжил.

— Признавайся! Что уже успел натворить?

А потом, чтобы показать свою осведомленность в происходящем, он продолжил.

— И что это за история с пассажирским лайнером?

Ну что же, так даже легче. Мне только что сказали, о чем должен быть мой рассказ. Главное, чтобы история согласовывалась с моей легендой.

Все-таки сказать, что я сбежал из исследовательской лаборатории, где надомной ставили опыты — не самый лучший вариант сейчас, когда представился как принц.

Так что рассказывать свою историю этому мнимому другу отца начал с того момента, как попал на станцию Нибула-17Ф. Ту, где впервые чувствовал себя взрослым человеком. И ту, где из меня сделали самого обыкновенного раба.

Так как жители Империи очень походили на земных представителей востока, то и вести себя пришлось соответственно. Не стоит привлекать излишнего внимания сильных мира сего. И значило это, что рассказывать о том, что со мной приключилось пришлось очень и очень подробно.

Некоторые подробности гостеприимный хозяин вытягивал из меня похлеще настоящего следователя. Даже хотелось обозвать его клещом.

Очень уж напоминал он этого кровососа. Уцепился — не отпустит.

И то, что я решил не лгать, очень помогло мне в предоставлении информации очень внимательному слушателю. Ведь только после того как рассказал очень много последовали уточняющие вопросы. И стоило бы мне хоть в чем-то солгать, просто уверен, что это очень сильно подмочило бы мою репутацию.

Такой вспышки ярости, какая последовала после моего сообщения, что некий преуспевающий субъект решил поправить за мой счет свое финансовое положение и сделал из принца раба, я в жизни не встречал.

Нет, я видел, как ярость проявляется у разных людей: от моей матери, до дворовых хулиганов. Но после увиденного сейчас стало действительно страшно.

Все-таки не зря я отнес этого человека к разряду опасных. Смертельно опасных. И теперь мне продемонстрировали еще одно подтверждение сделанным ранее выводам.

— Ты, случайно, не знаешь, как зовут этого покойника?

Не знаю почему, но от постановки вопроса мне стало смешно. Да, я прекрасно понимал, что толстячок нажил себе очень большие проблемы, но ничего с собой не мог поделать.

— Знаю, — ответил, перестав хихикать. — Его имя Азир ель Фан.

По тому как скрипнули зубы господина Ли, думаю, даже до самого тупого должно было дойти, что он в бешенстве.

— Это ничтожество решилось на…

Продолжения фразы не последовало. Вернее, ее не было озвучено, но было оно однозначно. Да и ее начало я услышал только по той причине, что мои уши намного качественнее тех, которыми пользуется большинство людей. Ведь мой собеседник произнес их практически себе под нос, очень-очень тихо.

И за этим последовал взрыв деятельности. Моего гостеприимного хозяина буквально подорвало с кресла, в котором он восседал, слушая мою историю. Он сделал несколько кругов по комнате, а потом замер как вкопанный на несколько минут. Казалось, что он забыл, как дышать, а его отрешенный взгляд, показывавший, что он общается с кем-то через нейросеть, в купе с налитыми кровью глазами создавали страшную картину.

Я не стал придумывать, что же он замыслил. Ведь от людей такого типа как господин Ли можно ожидать всего, что угодно. И никто не гарантирует, что вам это понравится.

— Ладно. Это даже лучше.

Хотя эти слова были также произнесены шепотом, но у них явно был адресат. Так как смотрел он в это время мне в глаза. Интересно, до чего он договорился со своими невидимыми собеседниками?

Не скажу, что даже если он решил ликвидировать моего обидчика, я очень сильно расстроюсь. Этот человек меня обидел. Да, было такое. Но он ведь успел компенсировать мои моральные страдания полновесными кредитами Содружества. Да и сумма оказалась довольно приличной. Так что я о нем уже и забыл, как о страшном сне.

— Жду, — неожиданно громко сказал мой собеседник.

Отметил еще одну особенность нового восприятия действительности. Если раньше мне было интересно разобраться во всем, что происходило вокруг, то теперь этот интерес отсутствовал, как класс. Даже то, что его слова явно были обращены ко мне, так как тот, с кем он общался по цифровому каналу эти слова вряд ли услышит, не пробудили ни капли интереса. Понимаю, что это как-то ненормально, но разбираться буду позже, когда будет время.

После этих слов местный начальник вернулся к прерванному разговору, и я был вынужден оставить на потом свои размышления.

И снова продолжился допрос. Как-то слабо походил этот разговор на приятное общение… ну, пусть не друзей, но хотя бы людей одного круга.

Пришлось честно рассказать, как вел себя на корабле, как искал возможности спастись, после нападения. Как нашел яхту и спас сестру с ее телохранителем.

О некоторых вещах скромно пришлось умолчать. К примеру, не посчитал нужным сообщать господину Ли информацию о том, что нам вкатили лошадиную дозу наркотика, а на меня она не подействовала. Эта информация находится под грифом совершенно секретно, так решил для себя, и предпочитаю о наличии таковой способности моего организма тихонько помалкивать.

Однако на вопрос, как я нашел яхту и сбежал на ней с лайнера, пришлось честно ответить, что у меня есть нейросеть, и я довольно образованный молодой человек. Естественно, никто не стал бы в подобной обстановке выкладывать все свои козыри. Не стал этого делать и я. Это мое преимущество, и не стоит сводить его на нет.

А вот все видео, которое было заснято не только моей нейросетью, но и все, что было получено из сети, пришлось в добровольно-принудительном порядке передать местным властям. И сидящий предо мной представитель этой самой власти только присвистнул, когда увидел объем переданного видеоматериала. А последовавшая за этим заминка в нашем разговоре на несколько минут могла означать только то, что была отдана команда начать разгребать эти цифровые завалы тем, кто за это получает зарплату.

О том, почему считаю Мию своей сестрой меня не спросили, но витал этот вопрос в воздухе очень настойчиво. Оставалось только делать вид, что я некоторый намеков в упор не понимаю.

Так как общение велось неспешное, то и времени оно заняло довольно много. После третьей чашки кофе решил немножко угомониться, так как нейросеть восприняла этот термоядерный напиток как наркотик, который очень плохо влияет на сердце, и начала усиленно с ним бороться. И перекусить мы успели. И вообще мне понравился такой размеренный темп жизни. Иногда нужно будет пользоваться им. Главное не делать этого очень часто, а то надоест.

А потом в комнату постучали. Очень тихо, практически на грани слышимости. Если бы была включена хоть какая-нибудь, даже самая тихая музыка, т я ничего бы не услышал. А может и услышал бы? Все-таки слух у меня модернизированный.

— Входите! — прозвучала команда хозяина.

И прозвучала она очень жестко. Как если бы за дверью находился его самый заклятый враг.

Дверь отворилась и в комнату вперед головой влетел толстый человек в порванной одежде. У меня даже сложилось такое впечатление, что перед тем как сделать внутрь свой первый шаг, получил такой увесисты пинок, что просто не смог победить его инерцию и был вынужден последовать по указанному вектору. А может так оно и было на самом деле, ведь следом за ним показалось двое громил, которые могли организовать ему не только пинок, а и нечто более серьезное.

Печать интеллекта на их лицах отсутствовала, но глаза были как у злых собак, которые следят за тем, когда же ты войдешь на их территорию, и они с чистой совестью смогут начать учить одного идиота летать? И сейчас, несмотря на то, что их подопечный распластался прямо на ковре, который находился в центре комнаты, они не сводили с него своего пристального взгляда, в любой момент ожидая неадекватной реакции своего протеже.

Господин Ли на столь ненормальное, по моему субъективному мнению, появление нового человека отреагировал абсолютно спокойно. Как мне подсказывает самая обыкновенная логика — этому может быть, как минимум, несколько пояснений.

Первое — он ожидал этого визита, и знал, что он произойдет именно так, как я его увидел. Даже не исключаю, что это представление было срежиссировано под конкретного зрителя — то есть меня.

Второе пояснение тоже имеет право на существование. Этот тип, который расплылся своей немалой тушей на ковре, далеко не первый в этой комнате. И можно считать, что процедура давно отработана до мелочей, и вся эта показуха имеет целью сломать именно доставленного посетителя.

Однако не получалось ответить на вопрос, что же заставило застывших в неподвижности мордоворотов притащить его сюда именно в тот момент, когда идет наша беседа? Могу сделать допущение, что или я имею какое-то отношение к лежащей на земле тушке, или она ко мне. Остается только немножко подождать, и все станет на свои места.

Брошенного на пол человека рассматривал со смешанными чувствами. И больше всего в них было интереса. Я не ощущал к нему какой-то жалости или же брезгливости. Ну, притащили человека. Ну…

О, да его еще довольно неплохо обработали по пути сюда. По крайней мере те кровоподтеки, которые промелькнули в некоторых местах, временно ставшими видимыми, могли означать только то, что жалеть его никто не собирался.

— И что скажешь, Халеа? — оторвал меня от разглядывания голос, как теперь понимаю, местного вершителя судеб.

— А что вы хотите услышать? — ответил максимально нейтрально, так как ситуация до конца не была понятной.

Видя это, господин Ли очень вкрадчивым голосом обратился к продолжавшему лежать и даже не шевелится мужчине.

— Посмотри на меня, Азир.

И когда он медленно, я бы сказал, пересиливая себя, приподнялся на четвереньки и посмотрел в нашу сторону, все стало на свои места.

Азир ель Фан. Работорговец, который решил поправить свое финансовое положение за мой счет. Именно он сейчас раскорячился на ковре перед, как теперь смог еще раз убедится, довольно влиятельным лицом. Я не знаю, как он оказался на этой станции, да еще настолько быстро, но это было однозначно неправильное решение. Но что-то подсказывает, что если бы его не нашли здесь и сейчас, то достали бы завтра там, где он находился.

«Это попытка получить максимальное благорасположение» — пришло короткое сообщение от искина. — «Дальше последует очень щедрое предложение, от которого нельзя отказаться».

Даже так?

Мозги начали работать на повышенных скоростях. Как понимаю, сейчас будет попытка меня купить. Купить задорого. Вопрос только в том, зачем это нужно человеку, который уставился на меня ожидая ответной реакции. Или нужно не от меня, а от моего номинального отца? Ведь не зря же ожидали королевских родственников?

В это же самое время на меня смотрел и тот, кто стоял перед нами в униженной позе, как понимаю, ожидая окончательного приговора. И я буду невольным соучастником этого, если так можно назвать, суда. А в том, что у него не будет даже самой простой возможности обжаловать это решение — я просто уверен. Это приколы местного законодательства.

В глазах мужчины промелькнуло узнавание.

— Ты? — наконец-то он понял, кто сидит перед ним.

Потом, собравшись с силами, он выдохнул в мою сторону:

— Да, ты…

Понимая, что сейчас может открыться вся подноготная, которую до сего момента очень старательно маскировал, сделал первое, на что сработали мозги. Я произвел небольшое замыкание в нейросети этого говоруна. Не хватало еще чтобы он начал рассказывать всем и каждому, что я почистил его счет. Ведь тогда, как мне кажется, отделаться задушевным разговором под чашечку кофе не получится.

Не договорив, он рухнул как подкошенный. Я же только пожал плечами, и сообщил в пространство.

— Ну, да. Я.

Эти слова постарался произнести максимально нейтрально, как если бы не испытал никакого шока от этой встречи. Потом же, еще раз прислушавшись к себе, понял, что действительно ничего такого не испытываю. Что случится с этим человеком в будущем мне было совсем не интересно.

От вида падающего на пол в бессознательном состоянии тела, мой гостеприимный хозяин с удивлением уставился на конвоиров. Вроде как они должны быть в курсе того, что только что произошло. Что ж, это происшествие со мной связать не додумались — значит все в ажуре.

Видя, что они также не поняли, что только что произошло, он велел им привести в чувства нашего нежданного гостя. Вернее, нежданного мной.

Как понимаю, мой собеседник его очень даже ждал. Но сделать это оказалось не так просто, как все думали. Даже я не понимал, почему была именно такая реакция на короткое замыкание? Потом же до меня дошло.

Ведь этот человек и так уже получил по полной программе. А тут еще ему добавили так, что врагу такого не пожелаю. Ведь даже нормального здорового индивидуума это замыкание валит наповал. Извините за тавтологию.

Наблюдать за их манипуляциями пришлось около пяти минут. И приводили они его в чувства совсем не так, как можно было бы ожидать от лиц с подобных интеллектом. Представьте мои чувства, когда в руках одного заметил кибердоктора, который с молниеносной скоростью проводил диагностику, а второй в это самое время вводил какие-то препараты использую мультифункциональный инъектор?

Вот тебе Андрюша еще одно тыканье носом в неправильные выводы. Ты решил, что пред тобой тупые солдафоны способные на одно единственное — быть конвоирами заключенных? А что ты скажешь теперь? После всего увиденного.

Наконец-то мужчину привели в себя, но было понятно, что он не жилец.

Это могу ответственно заявить, как медик. Хотя и не имею большой практики в этом направлении. Если в ближайшие пятнадцать минут его не отправят в реаниматор, на этом его похождения в бренном мире однозначно закончатся. С такими повреждениями не живут.

Говорить он еще не мог, только сидел и таращился в пространство своим тупым немигающим взглядом. И тут у меня появилось желание немножко потренироваться. Не знаю, как это можно описать. Возможно — наитие.

Возможно — предчувствие. Не знаю. Но я однозначно понял, что мне кровь из носа нужны его знания. Зачем? Для чего? Пока нет ответа на данный вопрос.

Тут же поступила команда внутреннему искину и, взяв на себя основную нагрузку, он приступил к работе. Мгновение — и все вычислительные мощности объединены в единый вычислительный кластер. Мне осталось всего немного, только чтобы смог продолжать разговор и не тормозить, когда со мной будут общаться. Он же в это самое время, используя мои персональные возможности, подключился к нейросети толстячка.

Оказывается, если человек находится в невменяемом положении, то проникнуть в его святая святых — мозг — это совсем не проблема.

Хотя, наверное, это я загнул. Так как проникновение все-таки было не в мозг, а в хранилище нейросети. Меня совсем не интересовала его жизнь и его проблемы с малых лет и до сего дня. Мне было интересно совсем иное.

Этот человек был очень богатым. Я бы даже сказал — баснословно богатым. И кроме денег, которых было меньше всего, он владела ценными бумагами, недвижимостью, производствами, рабами, кораблями и прочее и тому подобное. А еще были связи. И, если судить по происходящему, этому человеку осталось жить считанные часы, и то, в лучшем случае, то не стоит терять эту информацию. Именно ее сейчас и копировал к себе мой искин.

Даже пришлось пойти на поступок, к которому решил не прибегать в будущем. Перемкнув парочку контактов в нейросети толстяка, удалось увеличить исходящий поток на несколько порядков. Понимаю, что больно не только мне, но и ему. Вот только ребята, которые пытаются привести его в порядок никак не могут понять, что же происходит с их подопечным.

Да и не нужно это им.

В то же самое время, если бы на меня посмотрели со стороны, то ни у кого бы не появилось даже намека на то, чем я сейчас занимаюсь. Ведь внешне я копировал господина Ли. Сидел и с преувеличенным внимание смотрел на работу конвоиров.

Копировать все я не решился. В мое хранилище, на обработку внутреннего искина попала только та информация, которая, как мне кажется, может иметь для меня хоть какой-то интерес. Финансы, документы на право собственности, важные контрагенты и заключенные контракты. А также…

Можете меня поздравить! Теперь у меня есть еще один комплект документов. Теперь могу запросто жить и работать под именем Азира ель Фан.

Да, я понимаю, что мне до комплекции этого типа, еще кушать и кушать.

О возрасте и расе я вообще умолчу. Но кто его знает, не окажутся ли они нужными мне в один прекрасный момент? Не спасут ли они мою жизнь как документы погибшего принца?

Уже после того как вся важная информация была скопирована в самое защищенное место — мою нейросеть, и я перестал мучить моего пленителя, он наконец-то пришел в себя. Вид у него был, как говорится — краше в гроб кладут. И, видимо, именно это заставило местного владетеля ускорить прерванную процедуру. Почему-то мне кажется, что он боится его преждевременной смерти.

— Азир ель Фана! — начал он преувеличено торжественно. — Вопреки всем законам и традициям ты поднял руку на друга Империи. Ты не побоялся того что твой правитель из-за твоей жадности и подлости окажется клятвопреступником. Ты…

Перечисление всех сметных грехов, в которых был обвинен этот бедолага продолжалось довольно долго. Или местный владетель был хорошим оратором, или речь для таких случаев была заготовлена заранее. Но говорил он так, как если бы читал смертный приговор своему личному врагу.

Личному?

А почему бы и нет?

Кто сможет доказать, что это не так? И что действовал он не во благо своего Императора? Да никто. А под такой шумок, который можно развернуть, просто грех не половить рыбки. Тем более что мутной воды будет просто предостаточно. Может оказаться такое, что я лишь помог немножко этому процессу?

А еще вспомнил краткое сообщение своего искина, согласно которого меня могут попытаться сделать еще и должным. Вот этого я никак не могу допустить.

И я оказался прав. Вернее, сделанные выводы получились довольно близкими к реальности. Не буду повторять всю пафосную формулирвку приговора, передам только ее суть.

Согласно решения личного поверенного Императора, вот оказывается кем подрабатывает мой гостеприимный хозяин, все движимое и недвижимое имущество Азир ель Фана передается в дар наследнику Рентины, как просьба о прощении.

Можно было бы скакать от радости, так как на мою голову в одночасье свалилось просто огромное богатство. Если бы не одно огромное «но»! И это «но» делало меня полностью зависимым от благосклонности господина Ли и его Императора.

Чтобы вам стал понятен мой скепсис, давайте проиллюстрирую в чем подвох этого подарка. Представьте, что вам подарили дорогой автомобиль. Пава у вас есть, так что управлять вы им можете.

Теоретически. Потому как для того, чтобы делать это, вам еще нужно, как минимум, две вещи — документы на автомобиль и ключ зажигания. А ни первого, ни второго вам не дали. Забыли.

И теперь, для того чтобы воспользоваться этим подарком, вам нужно обратится с просьбой к дарителю. А он, в свою очередь, может сказать, что он не против отдать вам документы, но они не у него, а у… Дальше можете придумать сами. И этот некто за передачу документов желает получить от вас одну мелочь.

Хотя вы не можете дать ему то, что он просит, но это может сделать ваш отец, который, наверняка, не захочет вас расстраивать. После же того, как вы станете счастливым обладателем документов, окажется, что подобное нужно провернуть еще и с ключами.

И никто не гарантирует, что мелочь, которую должен будет сделать ваш отец окажется не такой уж и мелочью. А еще может оказаться, что он должен будет сделать какую-то мелочь в ближайшем будущем.

Этот пример довольно хорошо иллюстрирует, в какую ловушку загнали меня. Мне передают просто немыслимое богатство. И я, по логике, должен быть просто в восторге от такого подарка. И именно так и должен поступить парень моих лет. И то, что он воспитывался в королевской семье, как считают некоторые здесь присутствующие, еще не означает, что он сможет адекватно воспринять свалившееся на него счастье.

Я бы сказал, что план был идеальным. Если бы не знал того, что стоит за всем этим. А за этим стоял закон Империи Авар. И он однозначно гласил, что владельцем промышленной собственности на территории Империи может быть… только гражданин этой самой Империи. И никаких исключений никому сделано быть не может!

Теперь вопрос, сможет ли молодой человек махнуть рукой на такое богатство? Ой, что-то гложут меня серьезные сомнения. А значит, что он должен сделать, естественно, по подсказке старинных друзей отца?

Наверняка — принять подданство Империи Авар. И, как факт, стать подданным императора Империи Авар. Но, так как это не совсем законно, ведь подданный одного государства не может стать правителем в другом, то мы получаем… безболезненный захват целого королевства. Ведь в нем правит подданный императора, а это автоматически означает, что он править на территории Империи. Прикольно?

Но и это еще не все выводы, к которым я пришел. Для того чтобы вступить во владение этим имуществом, на него должны быть соответствующе оформлены документы. Все-таки бюрократию еще никто не отменял. А документов-то и нет! Тот, у кого они были — лежит хладным трупом. Ведь вряд ли он доживет до того момента, когда молокосос поймет во что же его втравили. А просто так никто ему не сделает новые документы. На наследство такого масштаба нужно, как минимум, решение императора. И мы выходим на второй круг построения зависимости.

Даже восхитился от изворотливости некоторых. Вот что значит опыт.

Человек смог чуть ли не моментально просчитать операцию такой сложности, что многим и не снилось.

И тут до меня дошло, что это знания из базы Управленец. Причем — это шестой уровень. И это Политика! То, что я никогда ранее не использовал и не применял эти знания не помешало их использовать сейчас.

Все! С меня бутылка дяде Вове.

Или попросить, чтобы еще разок стукнул? Вдруг еще поумнею?

Да нет. Не стоит. Вдруг сработает обратный процесс?

После того как приговор отзвучал, и я должен был сказать свое слово, запуская официальную процедуру, я умоляюще посмотрел на господина Ли, и жалобным голосом проговорил:

— Меня отец всегда учил, что, принимая важные решения, всегда нужно взвесить все за и против. Я могу подумать?

Тот по-отечески улыбнулся и кивнул. Мол, думай мальчик. Но никуда ты уже не денешься. Ты у нас на крючке.

Я же задействовав внутренний искин искал вариант решения проблемы.

Ведь стоит отказаться и враг на всю жизнь мне обеспечен. И этим врагом будет император Империи Авар, ибо именно от его имени было сделано данное предложение. Щедрое и заманчивое. А стоит согласится, и машинка закрутится с такой скоростью, что от меня уже мало что будет зависеть.

Внутренний искин просто кипел от перенапряжения, перелопачивая законы Империи Авар. И решение было найдено. Решение изящное и иезуитское одновременно. Вы ведь знаете, господа политики, а значит, как гласит определение этого слова — изворотливые лжецы, что в такие игры можно играть не только с вашей стороны.

И провернуть его можно пока еще жив прежний владелец всего этого имущества. И решение это сложное и простое одновременно. Простое, потому как для его воплощения Азир ель Фана должен передать управление всем своим имуществом управляющей корпорации, где я буду главным и единственным владельцем. И, внимание, корпорация может распоряжаться этим имуществом, как своим собственным до тех пор, пока уважаемый господин лично не отменить своего решения.

Но сделать это нужно до того, как запуститься государственная машина.

Ведь потом ничего сделать не получится.

Дабы скрыть свое волнение встал, и начал ходить по комнате, имитируя тяжелые раздумья. Так ведь и вопрос не простой. Не нужно меня подгонять.

На самом же деле все обстояло совсем иначе. Я работал. Работал в бешенном ритме, стараясь максимально эффективно использовать каждую секунду. Был составлен план, согласно которому я и действовал.

Во-первых, мне нужно было организовать личную корпорацию. Очень жаль, что не озаботился этим ранее. Но, чего нет — того нет. И корпорация, в отличие от физического лица, может владеть на территории Империи всем, чем угодно.

Во-вторых, господин ель Фана должен передать на нее все свое имущество. Главное, чтобы он этого не заметил.

И, в третьих, это нужно сделать за пять минут. Максимум — десять.

Было бы совсем хорошо, если бы была связь с внешним миром, а так вояки…

Стоп.

— У тебя есть связь? — обратился к своему искину.

Он ведь у меня имеет свои корни в военном ведомстве. Вдруг его не глушат?

Интуиция оказалась права. Действительно, он имел выход в инфосеть через военные каналы. А раз так — тогда погнали.

Понимая, что сам я не успею провернуть аферу века обратился в самую дорогую юридическую компания Империи Авар. Очень надеюсь, что у нее получится выполнить то, что я задумал.

Должен сказать, что здесь была еще одна сложность, которую нельзя оставить без внимания. Все переговоры шли от имени толстяка, который временно перешел в состояние, подобное трансу.

Он честно сообщил директору юридической фирмы, а кто по-вашему должен был общаться с таким важным человеком, как Азира ель Фана, что умирает. Жить ему осталось от силы минут десять. И он решил сделать прощальный подарок сыну своего друга, которому должен жизнь. Он хочет организовать на имя этого парнишки корпорацию и передать все свое имущество ему. Даже подчеркнул, что все, до последнего флайера.

Вопрос был только в том, сможет ли их фирма организовать это з пять минут? И сколько это будет стоить?

Пять секунд молчания на той стороне показали, что человеческой жадности нет предела. Им нужен был миллион кредитов и семь минут времени. А также идентификатор наследника и список имущества.

Если с моим идентификатором проблем не наблюдалось, то времени на передачу данных у нас просто не было, что и озвучил юристам. Три секунды — и решение найдено. Ушли необходимые документы и деньги. А куда же без этого? Такие дела делаются только по предоплате. А то вдруг ты закончишь свое бренное существование до того, как заплатишь?

Такого столь уважаемая фирма допустить просто не могла.

Мне же оставалось только тянуть время и молится о том, чтобы даритель не помер за это время. Очень уж плохо он выглядел.

Видимо представитель императора тоже отметил это, так как после его кивка, один из охранников вытащил из одного из своих бесчисленных карманов небольшой тюбик и уколол его в шею несчастному. Тот дернулся несколько раз и затих. Но это не вызвало переполоха. Видимо реакция на лекарство, или что там было, соответствовала ожидаемой.

Я же продолжал нарезать круги по комнате, а потом остановился и спросил, а что же за имущество мне хотят передать.

— Я понимаю, что весь список озвучить может быть не реальным, но хотя бы в общих чертах можно сказать?

Как понимаю, моя просьба была совсем не вовремя, но господин Ли продолжал играть роль доброго дядюшки. Как показывает подергивание века над правым глазом, его терпение практически на исходе.

Но он все же озвучил несколько позиций имущества толстяка. И должен признать, что это даже не первая двадцатка того, что можно отнести к самому дорогому, чем он владел. А значит, и здесь меня решили надуть.

Зря вы так. Очень зря.

Я ведь и обидится могу.

Наконец поступило сообщение от юристов. Теперь я непросто полноправны хозяин корпорации «Рога и Копыта», но еще и очень богатый человек, на которого работает несколько миллионов рабом. От осознания этого факта стало неприятно, но это проблемы на будущее.

Относительно названия ничего более умного придумать не смог, да и времени на это просто не было. Вот, что первое пришло в голову, тем и воспользовался.

К этому времени от добродушного хозяина не осталось и следа. На меня смотрела медуза Горгона. Только взгляд его еще не убивал.

Для того, чтобы он на дольше запомнил это событие, я решил его еще помучить.

— Что я вам буду должен за этот подарок?

Понимаю, что вопрос провокационный, но хочется услышать ответ.

— Нам? — удивился господин Ли. — Да что вы, ваше высочество! Это подарок господина ель Фана, и мы не имеем к нему никакого отношения.

— И вы от имени императора можете подтвердить, что никаких претензий к волеизъявлению покойного… не имеете?

Согласен, что звучит цинично, но не нужно забывать где мы сейчас находимся.

Видимо мой собеседник заподозрил неладное, но понять откуда растут ноги у моего вопроса не смог, а поэтому под протокол, именем императора подтвердил, что никаких претензий к его воле они не имеют.

Я только улыбнулся и сказал, что никаких больше вопросов к Азиру ель Фану не имею, и готов принять его бескорыстный подарок.

Стоило мне только произнести эти слова, как услышал падение тела за спиной. Короткого взгляда хватило, чтобы понять, что господин ель Фана окончательно перешел в разряд покойников, а я стал его реальным наследником.

А дальше произошло несколько вещей.

Улыбка представителя императора, очень напомнившая мне улыбку кобры, если те могут улыбаться, начала сползать с его лица. В этот момент на нейросеть пришло сообщение о том, что мне привалило большое наследство от старого друга моего отца. И тут же посеревший от злости Ли Мар вылетел из комнаты даже не попрощавшись.

Интересно. Почему это он так разнервничался?

Глава 4

Из гостей меня выпроводили со всем почтением. И снова старались слуги, так как хозяин предпочитал заливать свое горе в гордом одиночестве. Он так и не вышел, чтобы проводить сына своего дорогого друга, к которому питает просто нереальные чувства. Жаль, что нехороший мальчик поломал большим дядям весь расклад.

Девушка, которая оказалась привратницей, продолжала находится на своем месте. И вид ее говорил, что в доме будет разгон по полной программе. Так как улыбка, которую она умудрилась подарить мне, больше тянула на маску для театра, но никак не на искреннюю улыбку живого человека.

Несмотря на то, что я находился в состоянии задумчивости, успел отметить, что и мой сопровождающий изменился. Он уже не был таким общительным и компанейским парнем, который вел меня на эту встречу.

Интересно, а что ему настроение испортило? Или уже поступили указания, которые ввели его в такое состояние?

Завалившись в предоставленную мне для временного размещения комнату решил просто наплевать на все произошедшее. Даже в одежде и обуви упал плашмя на кровать, в надежде, что наплевательское отношение придет самостоятельно. Но не тут-то было. Даже переворот на сто восемьдесят градусов, брюхом вверх, не дал ожидаемого эффекта.

В голову все время лезла различная ерунда. А может и не ерунда. Ведь ребром становился вопрос, что должны сделать представители власти, чтобы добиться своего? А в том, что они не успокоятся, я был уверен даже больше чем на сто процентов. Вид вылетающего из комнаты господина Ли был однозначен. Он проиграл битву, но не собирается проигрывать войну.

В какой-то момент появилось желание проверить, а что же за наследство досталось мне от покойного толстячка, но потом махнул на это рукой. Из головы не выходило понимание того, что меня снова втянули в игру с непонятными ставками и целями. И снова, как и все предыдущие разы, никто даже не подумал спросит, а хочу ли этого я?

Нет, мыслишка о том, что я по собственной воле ввязался в разборки сильных мира сего, появилась. Ведь никто меня не заставлял называться именем принца? Никто. Так что, вроде как, сам виноват. Вот только виноватым я себя не считаю, так как иного выхода с той ситуации я просто не видел. Так что…

Жаль. Но даже себе не смог доказать собственную невиновность в произошедшем. Даже в доли того, что произошло. Ведь мог промолчать, когда меня наделяли наследством, а потом от него отказаться?

Мог. И в дополнение ко всему стать личным врагом императора Империи Авар? Ведь предложение шло от его имени.

Извините, но я не самоубийца, чтобы согласиться на такой шаг.

Мысли начали закручиваться в тугой круговорот. Дошло до того, что они начали переплетаться. И вопросы начали склеиваться из частей разных мыслей. Накатило чувство, что еще несколько минут, и голова треснет от переполнения.

Чтобы хоть как-то привести в порядок весь этот бардак, решил распараллелить работу. Я буду лежать и думать о том, куда же умудрился в ляпаться, а внутренний искин займется более продуктивными делами.

Он должен провести предварительный аудит нежданно привалившего наследства. На данном этапе меня интересовало, чем теперь владеет моя корпорация, на втором — где требуется мое непосредственное участие. И очень хотелось бы, чтобы таких мест было как можно меньше.

Ах, да. Главное, что требовалось от искина, проанализировать, что лучше всего сделать с имуществом? Пользоваться дальше или просто продать?

Он, недолго думая, загрузил все доступные ресурсы для решения поставленной задачи. Хотя добра на такое самоуправство он не получал.

Но, как ни странно, после этого мне полегчало. Оказывается, думать с ограниченными вычислительными мощностями, хоть и получается, но с трудом. Поэтому, волей-неволей, пришлось переключиться на то, что действительно имеет хоть какую-то ценность.

В данной ситуации это был вопрос, что делать дальше? Или же правильнее говорить, что нужно спрашивать себя, как жить дальше? Ведь если я не хочу играть в эти игры, то мне нужно забиться на самое дно и не отсвечивать. А я не смогу вести жизнь простого грузчика, которому мало что в жизни нужно! Мне хочется прожить яркую жизнь. Интересную.

Увлекательную.

И подсознательно понимаю, что это тянется еще с Земли. Я видел, как работает мой отец. Как вкалывает на работе и дома мать. И видел, как мало в их жизни было светлого и радостного. И помню их слова, что они не хотят, чтобы я жил так же тяжело, как они. Да и сам я не хочу однообразия. Так что никакого залегания на дно не будет.

Если же решение таково, то обязательно нужно решить, каким будут мои следующие шаги? И не мешало бы просчитать шаги дядюшки Ли. Ведь именно с его стороны можно ожидать самую большую подлянку. И вопрос, преподнесёт он ее или не преподнесет, сейчас не стоял. Вопрос был только один — когда?

Неожиданно накатила апатия. Ничего делать не хотелось. На все стало наплевать. Даже когда в мою комнату вошел дядя Вова, я так и не понял, зачем он приходил. Не могу даже вспомнить, о чем мы говорили, и говорили ли вообще о чем-то? Жизнь поблекла. Краски стали серыми.

Ничего не хотелось. Даже пилить себя было лень.

Как заснул — не помню. Такое впечатление, что лежа таращился в потолок, а тут раз, и какой-то внутренний толчок разбудил меня.

В комнате было темно. Свет, который я даже не подумал выключать, это точно помню, не горел. Странно это. Да и побудка вышла какая-то напряженная. Внутреннее чувство подсказывало, что проснулся я не просто так. Для этого есть довольно весомая причина. А вот какая, это еще необходимо выяснить.

Так как чувство тревоги не успокаивалось, а даже нарастало, то постарался ни единым движением не выдать того, что я уже проснулся.

Искин оперативно, или даже заблаговременно, освободил все занимаемые им вычислительные мощности, и мозги заработали как новенькие.

Мне подарили новый процессор — промелькнула в голове аналогия, от которой внутренне усмехнулся. Хорошо-то как, когда перестаешь тупить.

Усилив до предела все органы чувств, которые не могли выдать моей настороженности, услышал тихие, практически бесшумные, шаги. В моем направлении кто-то крался. И делал это настолько профессионально, что могу предположить только то, что в мою комнату пробрался, как не бредово это звучит, наемный убийца. Но это вряд ли.

Причина для столь пессимистического взгляда проста. Если днем со мной носились как с символом самодержавия, то это неспроста. К тому же, наверняка смерть принца должна повлиять на взаимоотношения двух государств. А если еще учесть, что меня убьют в самом защищенном месте станции, в ее военном секторе, то никак оправдать этого не получится.

Хотя, никто не говорит, что моя логика правильная и безупречная. Может оказаться, что я неправ по всем статьям.

А если это все-таки убийца? Смогу ли я сдержать его удар?

Мысли заметались как перепуганные олени. Что делать? Если открою глаза, то могу выдать себя этим, и тогда у меня не будет даже секунды на принятие решения.

Вот если бы здесь был мой таракан, я бы…

Решение созрело мгновенно. Сканирование окружающего пространства показало, что в моей комнате присутствовало четыре камеры скрытого наблюдения. Видимо работа службы безопасности? Или контрразведки?

Или еще кого-то? В данный момент мне без разницы.

Все камеры были тут же взломаны, даже не понял, как умудрился это провернуть за какие-то доли секунды, и переведены на меня. Теперь можно было рассмотреть все, что происходило в нескольких метрах от меня.

Видимо я все-таки не смог вести себя как нормально спящий человек, потому как девушка, которая кралась в моем направлении вдруг замерла, не решаясь на следующий шаг. И была одета она в легкое платьице, которое более удачно смотрелось бы где-то на природе, но никак не на космической станции. И вид ее был немножко фривольный.

Даже не сразу сообразил, что такая особь женского пола может делать в моей комнате. Да, она красивая. Мне понравилась. Но как-то не тянет она на убийцу. Или это такая маскировка? Вот сейчас подойдет и воткнет…

Странно, но ничего убийственного в ее руках увидеть не получилось. И не потому, что она что-то прятала, а потому, что в ее руках ничего, кроме платка, не было.

Однако, я уже битый жизнью парень, так что расслабляться не стоит. В самом деле, не пришла же она пожелать мне спокойной ночи? А если даже пришла, то отчего-то страшно мне услышать ее пожелания. Нутром чувствую, что последствия будут тяжелыми.

А если…

Ведь не случайно же в ее руках оказался самый обыкновенный платочек?

Мысли тут же начали просчитывать все варианты, которые можно провернуть, имея в руках только этот лоскуток ткани. Самым реалистичным оказался только один. Но и это не придавало оптимизма.

Как мне подсказывает самая обыкновенная логика — одной смерти вполне достаточно.

Не знаю, откуда такой взгляд на происходящее, но всем естеством ожидал подлянки. Вот и в данной ситуации постарался ее увидеть.

Видимо, рассчитывая, что делать дальше, пришел в более спокойное состояние и задышал ровнее, так как ночная гостья продолжила потихоньку приближаться к моему телу, которое все так же валялось на кровати, даже не сняв ботинки. Какой позор!

В это же самое время внутри начала подниматься злость. Подумать только, меня снова пытаются убить! Да сколько можно! Достали! Когда же вы все от меня отстанете?!

В это же самое время тело продолжало лежать, создавая видимость спящего человека, а весь организм мобилизовался для последнего рывка.

Как бы там не было, но умирать я отказываюсь.

Была, правда, одна шальная мыслишка, что я неправильно интерпретировал происходящее, но я отфутболил ее далеко и надолго.

Даже если они задумали что-то иное, а не убийство, то и тогда не стоит ожидать от них чего-то позитивного. Вы ведь понимаете, что ночью к спящему человеку подкрадываются не для того, чтобы обрадовать? Вот и я это также понимаю.

То, как поднимается рука с зажатым в ней платком, и начинает двигаться в мою сторону, видел, как в замедленной съемке. Буквально кадр за кадром.

По ходу удалось рассмотреть нежданную гостью. Тонкая девичья фигурка была полностью сокрыта комбинезоном. Такие видел в фильмах о ниндзя.

Одежда настолько плотно облегала ее тело, что сомнения в половой принадлежности не возникало. А вот то, что лицо было закрыто повязкой, только подтвердило мое убеждение, что намерения у нее далеко не добрые.

Когда платок уже начал опускаться не мое лицо я сдался. Нервы не выдержали и тело сработало на опережение.

Так как понять, зачем она решила накрыть меня этим платком, не мог, то, исходя из самого плохого, просто перестал дышать. Вдруг он обработан какой-то гадостью, которую потом еще попробуй выдышать?

В это же самое время сработала и нога. Она просто отбросила ночную гостью подальше от моего драгоценного тела. Мало ли, вдруг у нее еще кинжальчик припрятан? Так, на всякий случай. Если клиент откажется умирать от отравы?

Произошедшее дальше было похоже на плохой Голливудский боевик, в котором хороший герой побеждает плохого — одним ударом. Мой удар совпал с ее наклоном. И получился неожиданный эффект. Настолько неожиданный, что даже растерялся.

Да и как нужно реагировать на тот грохот, который создало тело, сначала впечатавшееся в стену, а потом медленно сползшее на землю. Как подсказывает интуиция — клиент находится в бессознательном состоянии.

Потому как лежать в том положении, что заняла она на полу, если ты находишься при памяти, нереально. Неудобно очень.

Пока удивлялся, насколько легкой оказалась ночная незнакомка, что преодолела эти три метра по воздуху, как события, вместо того, чтобы успокоится и дать мне подумать, приняли еще более крутой оборот.

Не прошло и пяти секунд, как в мой номер ворвалась бригада быстрого реагирования. Ну, так я подумал. Да и как иначе можно было воспринимать тот удар, после которого двери просто снесло с петель, а в номер влетело чье-то огромное тело? Даже показалось, видимо с перепуга, что новая действующая фигура была в бронескафандре.

Спустя еще несколько секунд все стало на свои места. И только потом мозг нарисовал логическую картину произошедшего.

Стена, в которую врезалась незнакомка, оказалась той, за которой разместился дядя Вова со своей «подчиненной». И именно он среагировал на удар от прилетевшей тушки. Как у него получилось отреагировать с такой скоростью — понятия не имею? Ведь от удара ночной гостьи до его воявления в моей каморке прошло секунд пять. Хотя… неройсеть говорит — четыре и семь десятых секунды. И пусть после этого кто-то расскажет мне, что он обыкновенный человек!

Как подсказывают знания из медицинских баз, носится с такой скоростью могут только военные модификанты. И только они. Так как тем, у кого стоят гражданские импланты, понадобилось бы на три секунды больше.

Да и скорость реагирования тоже не оставляет сомнения, что предо мной стоит машина для убийства военного образца.

Кроме того, ему понадобилось меньше секунды чтобы оценить текущую обстановку. А это еще одно подтверждение моей теории. И тут же из боевой машины он превратился в доброго увальня. Я в шоке!

— Это кто? — последовал первый вопрос.

Знал бы я!

Ответа на поставленный вопрос, как вы понимаете, у меня не было. Я даже не успел посмотреть на лицо той, что пришла нежданно-негаданно.

Именно дядя Вова послужил причиной моей не информированности. А не нужно было вваливаться в двери с такой скоростью!

Видимо поняв, что от меня он ничего не добьется, так как за все это время я даже не соблаговолил покинуть кровать, он взял происходящее в свои руки. Однако с ней он не церемонился. Буквально несколько движений понадобилось ему для того, чтобы ночная гостья стала пленницей.

Должен признаться, что такого варианта использования самого обыкновенного ремня для штанов я даже не предполагал. Нет, я знал, что с его помощью можно связать человека, но, чтобы так…

Вот вы можете предложить вариант, как можно связать человеку и руки, и ноги одним ремнем, а потом еще и усадить его на стул и заставить сидеть в бессознательном состоянии? Не уверен, что даже подобного мастер-класса смогу повторить увиденное. Видимо, здесь важную роль играет тренировка.

Когда его рука направилась к повязке, за которой было спрятано лицо визитерши, я замер в предвкушении чего-то экстраординарного. Однако действительность меня разочаровала. Девушки я не узнал. Да, это была именно девушка. Красивая, но незнакомая. У меня же было предчувствие, что я должен был ее видеть ранее. Как ни прискорбно признавать, но на этот раз предчувствие дало сбой.

— Ну что, поговорим с красавицей? — непонятно у кого спросил дядя Вова.

Могу голову отдать на отсечение, что мое согласие его вообще не интересовало. Такое чувство, что он выполнял некий непонятный мне ритуал. А то, как он начал разминать свои ладони и пальцы, которые довольно громко захрустели, сообщало всем окружающим, что сейчас кто-то начнет зверствовать. И бедной жертве останется только посочувствовать.

У меня же началась паника. Не могу сказать, почему, но уверен на все сто, что делать этого ни в коем случае нельзя.

— Подожди! — постарался остановить будущего садиста.

Тот удивленно поднял одну бровь, как бы показывая, что очень удивлен моей просьбой. Конечно просьбой, ведь отдавать приказы ему я не имею никакого права. Кто он мне?

— Что-то не так?

И в его голосе слышался не вопрос, а утверждение. И даже мне стало понятно, что ничего делать он даже не думал. А все вот эти хрустения пальцами — игра на зрителя.

Только вот кто должен быть этим самым зрителем? И тут же, за этим вопросом последовал следующий.

Что вам подсказывает логика текущей ситуации? Что должно было произойти в гостинице военного ведомства после того шума с выбиванием дверей, который мы здесь устроили? Да все заведение должно было стоять на ушах после произошедшего! И, как мне кажется, тут уже должно быть народа — не протолкнуться.

Однако вокруг стояла чуть ли не гробовая тишина. Странно, не правда ли?

Или не все так просто, как кажется с первого взгляда?

Экспресс-сканирование окрестностей на наличие живых людей показало, что я очень близок к правде. Именно об этом, как думаю, говорит наличие двадцати человек притаившихся в коридорах. Почему думаю, что они притаились? А что по-вашему должны делать люди, которые расположились под стенкой коридора и молчат как мыши? Не вышли же они в коридор подышать свежим воздухом?

Вывод, которой просто напрашивался, был однозначным — это группа поддержки нашей ночной гостьи. Почему они до сих пор не вмешались в произошедшее? А вот это уже более интересный вопрос. Могу предположить, что они чего-то ожидают.

Закономерно возникает следующий логичный вопрос — чего?

Думаем дальше. Если они не отреагировали на тот шум, который мы подняли, распугав половину округи, то о своем сотруднике, а точнее сотруднице, они не сильно переживают. Выходит, им не интересна она. А кто же тогда их интересует больше? Я или дядя Вова?

Или им нужно, чтобы мы сделали нечто такое, отчего нас можно было бы взять за… мягкое место?

Интересный вариант. И, должен признать, довольно реалистичный.

Дальше. Что мы можем сделать такого, за что нас можно будет… шантажировать?

Тут вклинился внутренний искин, который и подсказал статью из «уголовного кодекса» Империи Авар. И была она настолько расплывчато сформулирована, что можно было вывернуть ее как угодно.

Если среди простых людей использовался принцип десятикратного преувеличения силы, согласно которому можно было вдесятером нападать на одного и забирать у него все, что только возможно, то здесь была одна хитрая оговорочка. Рассчитывать этот десятикратный рубеж, в случае нападения на представителя силовых ведомств, может уполномоченный на это представитель этого самого силового ведомства. И не нужно иметь много фантазии, чтобы понять, что в таком случае я могу пойти за двоих, а дядя Вова, как военный модификант, вообще за два десятка. Так что превышение силы на лицо. И как следствие…

Что можно выжать дальше, за нарушение основополагающих законов, можете придумать сами, так как человеческая фантазия она безгранична, а законом этот пункт не регламентировался.

— Быстро! Освободи ее.

Времени пояснять причины своего приказа у меня не было. А это был именно приказ, а не просьба. Да, я помню, что не имею законного права отдавать их этому человеку, но время, как мне показалось в тот момент, начала катастрофически заканчиваться.

Спасибо, что мой «спаситель» не стал выяснять причины моего решения, а то мы точно бы не успели. Он тут же бросился выполнять поставленную задачу, видимо ощутив нечто подобное.

Однако у меня уже завелась еще одна «вредная» привычка, отказываться от которой, в ближайшем будущем, я не собираюсь. И скачивание основных данных, из нейросети моей новой знакомой началось в автоматическом режиме моим искином. Более детального руководства ему уже не нужно. Теперь все зависит от того, сколько у нас будет времени.

Чем больше нам дадут, тем больше скачаем.

Только пояс занял свое рабочее место, как я указал на кровать рядом с собой. Дядя Вова сделал большие глаза, но положил девушку на кровать, в то время, как я вставал и поворачивался к двери.

— Тебе приснился кошмар! сообщил моему защитнику.

На более детальный инструктаж мне просто не дали времени. В этот момент загрохотали ноги представителей власти. Видимо поступила команда, и они рванули выполнять поставленную перед ними задачу.

Теперь, главное, как думаю, чтобы это была операция спасения, а не добивания. А то затопчут такой толпой, и не заметят. На автомате включил нейросеть в ведение протокола. Думаю — оно того стоит. Нужно еще подумать о том, чтобы это состояния работало постоянно, пока нахожусь на территории Империи Авар. А то очень уж большое количество неприятных неожиданностей обрушивается на мою бедную голову.

Даже уже прикидывал варианты того, куда прятаться от местного спецназа, который сейчас должен ворваться в мои однокомнатные апартаменты. А вы думали, что мне выделили президентский номер? Ага, щас! Поселили как самого обыкновенного военного. Почему-то только теперь проскочила мысль, что этим меня хотели поставить… На место? В рамки?

Однако прятаться не пришлось, так как в номер никто даже не подумал врываться. Грохот они, конечно, устроили знатный. Видимо отрабатывали моральное давление на предполагаемого противника. Но никто даже носа не показал.

Точнее, один все же показал. И не просто показал, а вошел в комнату походкой, которая должна была сказать всем присутствующим, что перед ними птица высокого полета. И этого, а также его ухмылки, мне за глаза хватило, чтобы понять — все только начинается. И если раньше я только предполагал, что меня хотят грохнуть, то теперь я в этом просто уверен.

Ладно, пусть смертоубийства сейчас не будет. Но все остальные прелести правосудия Империи Авар смогу сейчас хлебнуть по полной программе.

Думаю, что не погрешу против истины, если скажу, что этот тип пришел уже с готовым приговором, под который нужно подогнать компромат.

— Что вы себе позволяете? — был первый вопрос вошедшего.

Ни здрасьте. Ни разрешите представится. Ни, что у вас произошло.

— Что Вы себе позволяете?! — вернул ему его же наезд.

И вопрос с моей стороны прозвучал довольно искренне. Видимо, я уже настолько вжился в образ высокородного аристократа, что и сейчас продолжаю считать себя принцем. И вот это… быдло, которое ворвалось в мою комнату без приглашения, может рассчитывать не на сотрудничество со следствием, а на пинок, который его отсюда выпроводит куда подальше.

Видимо он не рассчитывал на такое начало разговора. Да и предупредили его, наверняка, что там будет только сопляк, на которого необходимо серьезно наехать. А тут такой поворот. Этот сопляк начинает наезжать на такого важного господина.

— По какому праву вы вламываетесь мой номер среди ночи? У вас какие-то проблемы?

Есть подозрение, что если бы не фигура дяди Вовы за спиной, который смотрел на нежданного визитера, как кролик на удава, то сложилась бы она совершенно иначе, а так… Видимо не все извилины потерялись на работе у этого… служаки.

— Мы услышали грохот и поспешили вам на помощь, ваше высочество, промямлило это недоразумение.

Будем считать, что я поверил в эту байку. Теперь только осталось разобраться, кто это — мы? И сколько этих мы расположилось в коридоре этого отеля?

— Ну, так, этот… — начал мямлить за моей спиной дядя Вова, чем поверг стоящего перед нами вояку в ступорное состояние. — Я, это… Услышал шум.

Улыбка на губах ночного гостя начала зловеще расплываться. Видимо не только я заметил ее, но и мой охранник. Потому как окончание фразы даже меня сразило своеобразностью логического построения.

— Кто-то так громко топтался по коридору, сопел и возмущался, что я решил зайти к его высочеству и выяснить, не грабители ли это?

От нелепости заявления глаза нашего собеседника начали напоминать глаза налима. Видимо он был готов услышать что угодно, но не такой бред.

— А вы никого не встречали, пока спешили нам на помощь? А то я… Пойду посмотрю. Вдруг, кто-то там есть? И я его…

От удара кулаком правой руки в ладонь противоположной подскочили уже мы оба. И я, и ночной визитер, который так и не соблаговолил представится. Очень уж доходчиво было показано, что собирался сделать дядя Вова с теми, кого случайно найдет в коридоре. И был он настолько убедительным, что ему поверили.

Да что там поверили! Его испугались!

— Нет. Никого в коридоре я не встретил, — очень громко заговорил вояка, стараясь перекрыть выход из номера. — Ни-ко-го!

И после этих слов отметил, что группа захвата, или кого там они собой представляли, начала тихо, но довольно шустро покидать пределы коридора вблизи двери моей комнаты, а потом и этаж.

Могу предположить, что поставленная задача исполнению не подлежит, а придумать нечто новое ночной визитер или не может, или не уполномочен на такое. Впрочем, меня устраивает что один вариант, что второй. Как-то не хотелось усложнять себе жизнь, особенно учитывая, что на этой станции я — никто, и зовут меня — никак.

Ведь не нужно иметь семь пядей во лбу чтобы понимать простую истину: даже то, что я назвался принцем какого-то там приФронтирного королевства, еще не значит, что меня должны воспринимать серьезно.

Ведь что такое Империя, которая раскинулась на сотни, если не тысячи звездных систем, и что такое одна планетка?

Понятно, что если есть возможность заграбастать еще один кусочек годного к проживанию пространства, не жертвуя при этом жизнью своих подданных, то политики просто обязаны это сделать. Ну, пару-тройку трупов никто исключать не будет. Однако, никто не исключает и того, что, двигаясь к поставленной цели, можно пойти на что угодно.

Даже на какую-то пакость или подлость…

Видимо мои мысли в какой-то мере были пророческими. Потому как вояка вдруг совершенно изменился в лице. И если до этого он старался демонстрировать неуверенность, то вдруг вытянулся во фрунт, как если бы общался с вышестоящим начальством. А может так оно и было? Потом посмотрел на меня и мягким голосом с отеческими нотками сказал.

— Пожалуйста, не делайте глупостей. И завтра, когда у тебя состоится еще один разговор с господином Ли, подумай, что для тебя важно.

На этом он развернулся, и просто испарился.

Я же пытался переварить, что он хотел этим сказать? Что за намеки и иносказания? Почему не сказать прямым текстом?

С какой радости я должен делать глупости? Мне что, больше заняться нечем? И почему он уверен, что я захочу их сделать? И почему я должен думать о важном при очередной встрече с господином Ли? Кстати, откуда он о ней знает?

— Ты что-то понял, Халеа?

Видимо то, что он обратился ко мне именно таким образом сработало как спусковой механизм.

— Миа!

Даже не знаю, кто выкрикнул это первым, но мы оба рванули в ее комнату как наскипидаренные. Ощущение того, что мы упустили время и этот раунд мной проигран — зависло как дамокловым мечом.

Хотя в ее номер я летел первым, но и дядя Вова от меня отстал не очень сильно. Так как увиденное сработало как стопор, то я и застыл на входе.

Но не надолго. Влетевший следом за мной охранник не успел затормозить с той же скоростью что и я. Получилось небольшое столкновение, в результате которого я по инерции пробежал еще несколько шагов внутрь.

Комната была пуста. Миа в ней отсутствовала. И отсутствие следов борьбы или насилия говорило о том, что она или ушла сама, или ей помогли покинуть это помещение.

Повернувшись в сторону ее охранника, глаза которого начали наливаться кровью понял, что сама она не покидала эту комнату. Да и логично это.

Ведь чтобы Миа смогла выйти в коридор, ей бы пришлось пройти через комнату, в которой спал дядя Вова. И что-то мне подсказывает, что в тот момент, когда он помчался мне на помощь, она еще спокойно спала.

Теперь включаем логику.

Как могли разворачиваться дальнейшие события? После удара моей ночной гостей об стену, от которого проснулся дядя Вова, она тоже могла проснуться. Возможно, ей понадобилось около минуты на то, чтобы сообразить, что произошло нечто неправильное. За это время в коридоре уже начинают появляться представители группы захвата. И когда она решила покинуть свою комнату, тут ее и взяли, еще тепленькой. Логично?

Вроде бы да.

Теперь становится понятно предупреждение переговорщика. Можно предположить, что его проинформировали о произошедшем. И, глядя как начинает колбасить охранника девчонки, становится понятно, почему он не только не сказал сообщение прямым текстом, но и по какой причине так быстро испарился. Ведь если бы он был понять во время разговора, то никуда уйти он бы просто не успел.

Как все закручено. А еще эта…

Со своего места стартонул как заправский спринтер. Что-то у меня входит в норму носиться как угорелый. Но и причина для этого довольно важная.

И лежит она на постели…

Вернее, лежала.

Кровать не несла на себе никаких следов пребывания на ней хоть кого-то.

Вроде и не было на ней никого. Только скомканное покрывало, которое я так и не успел снять, перед тем, как вырубится.

Злость, которая накатила, чуть не послужила детонатором. Теперь уже я начал вести себя неадекватно. Даже не понял, как удалось отодвинуть с пути дядю Вову. И только его удивленный свист, сломали неадекватную ситуацию.

— Как ты это смог?

Видимо ничего более разумного его голову не посетило. Однако, допускаю, что произошедшее выбило почву и из-под его ног. Потому как его глаза, которые до того начали наливаться кровью, возвращались к своему нормальному состоянию.

— Смог что? — не сразу сообразил в чем соль вопроса.

— Понятно, — вместо ответа пробурчал он себе под нос. — Еще один невменяемый придурок на мою голову.

И в прозвучавшем определении не было ничего обидного. Простая констатация фактов, не больше.

— За что мне это?

Последнюю фразу он произнес, закатив глаза к потолку. Видимо она была адресована вышним силам, которые, по какой-то, неизвестной ему причине, решили угробить ни в чем неповинного человека? И этот простой жест показал, что ничто человеческое ему не чуждо.

— Пошли. Будем думать.

После того как он произнес эти слова, не обращаясь ни к кому конкретно, развернулся и направился из комнаты.

— Может подумаем здесь? — внес встречное предложение.

Однако единого взгляда, который он бросил в мою сторону оказалось достаточно, чтобы понять всю величину предложенной глупости.

Окинув еще раз разгромленную после ночного вторжения комнату лишь молча согласился с поступившим предложением. Действительно, может подумать в текущих условиях и получиться, в чем я глубоко сомневаюсь, но вот поговорить уже будет проблематично. Двери-то, того… не закрываются. И, кажется, это надолго.

Еще раз окинув опустевшие апартаменты, которые военные выделили принцу, и поняв, что ничего меня здесь не держит, ведь никаких вещей с собой я не брал, направился за старшим товарищем. Будем думать, как спасать мою «родственницу».

В том, что он ее не бросит, я был просто уверен. И достаточно только того, что он был верен приказу. А если добавить в эту копилку, что Миа, как бы это не выглядело со стороны, спасла его жизнь, то можно быть уверенным в том, что он не бросит «мою сестренку».

Догнал его уже на выходе из этажа. Он не стал пользоваться лифтом, для того, чтобы спуститься с этажа, а направился к аварийному выходу. Так как у меня никакого плана на тот момент не было, то решил просто последовать за ним. Пользоваться лестницами, вроде бы, не разучился.

Представьте мое удивление, когда мы пошли не вниз, а наверх. Пожал про себя плечами и пошел следом. И в походке шедшего предо мной человека было видно, что произошедшее его не сломило, но придавило довольно основательно. И теперь он думал, что делать дальше.

Когда мы практически добрались до ведущей на крышу двери он остановился, дождался, пока я подойду поближе и одним слитным движением прижал меня к стене. Причем это действие не заставило его даже напрячься. А я даже не успел сообразить, как такое могло произойти.

Вы знаете, что чувствует жук, которого пришпилили к оконной раме?

Видимо то де самое, что чувствовал в тот момент и ваш покорный слуга. С одной стороны — очень неудобно стоять на цыпочках, когда тебя прижимают железными тисками к стене, держа за горло. С другой — обидно. Ведь ты доверял этому человеку, а он…

Да. Видимо я расслабился. Посчитал, что наконец-то рядом есть те, кому можно доверять. Я ведь спас им жизнь, а значит они будут…

— Ты на меня так не зыркай, парнишка, — обрубил офицер. — Не такие зыркали. Так что не напугаешь.

Неужели в моем взгляде отразилось нечто такое, что можно воспринять за угрозу? Ведь, вроде бы, никого пугать не собирался?

— А теперь ты мне расскажешь, кто ты и как тебя зовут?

И, поднеся к моему лицу другую руку, сжатую в кулак, он наглядно показал, что не стоит расстраивать человека.

Пока еще существует вероятность, что мы с ним не враги, не буду его провоцировать. Но и говорить ему всю правду — также не намерен. С какой радости. Особенно учитывая, что нас внимательно слушают несколько датчиков, которые непонятно куда передают видео и звуковой ряд. Осталось только упасть на колени и признаться, что я не настоящий принц, что документы у меня липовые и вообще я самозванец. Вы хоть представляете, что со мной сделают после этого? А вы учли, что мы находимся на территории Империи Авар?

Какое рабство!? Кто вам сказал такую глупость? Да если с меня живьем сдерут шкуру и начнут жарить на медленном огне, то должен буду падать в ноги и благодарить добрых людей за сердечное отношение. Так что никаких откровений не будет.

— Ты действительно желаешь снабдить этой информацией аварские спецслужбы?

Этот вопрос задал ему не словами, а отправил на нейросеть. Вот же люди.

Стоит им только начать нервничать, и забывают обо всех высокотехнологичных штучках. Помнят только о том, что у них есть кулаки и зубы, которыми готовы перегрызть горло обидчика.

Однако вопрос, который он задал, показывает, что не все так просто в королевстве Датском. Ведь не спроста же он решил пообщаться на эту тему. А значит, я упустил нечто важное. Но об этом позже.

Видимо осознав, что только что произошло, он уставился на меня как кролик на удава.

— Извините… Ваше высочество.

Аккуратно отпустил меня, и добавил:

— Нервы.

Оно и понятно. После произошедшего не только нервы могут начать шалить, а и нечто более важное.

— Пошли, поговорим, — кивнул ему на ведущую на крышу дверь.

Вместо ответа он развернулся и с опущенными плечами пошел впереди меня. Когда ручка на двери не захотела открывать нам путь наружу, и я уже собирался вмешаться, чтобы подправить ее мозги, все-таки вещь электронная, то ничего сделать не успел. Буквально одного удара оказалось достаточно, чтобы выход стал доступным не только для нас, но и для каждого, кто решит им воспользоваться. Видимо в этот единственный удар дядя Вова вложил всю накопившуюся у него злость.

На крышу гостиницы вышли без единого слова и направились к ограждающему парапету. Хотя и страшновато было, вдруг у него клямка вообще рухнет, и он сбросит меня вниз. А лететь-то этажей пятнадцать, не меньше. Выживу, или нет? Однако не стал акцентировать на этом внимания и постарался вести себя как можно естественнее.

Несколько минут прошли в полнейшей тишине, которую никто из нас не спешил нарушать. Хотя о тишине, наверное, я все-таки переборщил.

Потому как фоновый шум от окружающей жизни, которая вокруг просто бурлила, никуда не делся. И вот все эти механизмы, которые, как вы понимаете, просто не могут работать, совсем не издавая шума, вносили свою какофонию в окружающую действительность.

И только мой собеседник открыл рот, как понимаю, чтобы спросить о том, что его интересует, как я его опередил.

— Не хочешь рассказать немножко о себе? А то много вопросов возникает.

Он внимательно посмотрел мне в глаза, а потом согласно кивнул.

— Но от тебя ожидаю того же! Согласен?

Конечно согласен. Даже кивнул головой в знак этого самого согласи.

Ожидай. Кто же тебе мешать будет?

— Меня зовут… — на этих словах мой собеседник споткнулся, и продолжил невпопад. — Просто, дядя Вова.

Ага. Вот оно начало откровенного разговора. Так я и знал, что снова пойдут недомолвки.

Видимо снова это отразилось на моем лице, или мужик оказался очень прозорливый, но он тут же поправился. Тут же отдал команду нейросети и искину взять под контроль мою мимику. Понимаю, что будет выглядеть это довольно неестественно, но достало уже, что все встречные-поперечные читают меня как открытую книгу!

— Извини, но называть свое настоящее имя я не имею права. Приказ. До последнего момента был начальником охраны Его величества Керина Ас'ман.

После этих слов он всмотрелся в мои глаза, как бы спрашивая, теперь понимаешь, что я лично знаю всю королевскую семью? Даже возблагодарил судьбу, что отдел приказ на корректировку внешних реакций. А то стоял бы сейчас с широко открытым ртом. А может и не стоял бы. Ведь уже начал догадываться, что не так все просто с этими пассажирами.

Не буду пересказывать весь наш разговор, потому как делал это не так давно. Именно его мне рассказала Миа. Принцесса, кстати. И, получается, действительно моя сестра. Вернее, сестра Халеа. Вот только она очень многое не знала, а еще больше недоговаривала.

Суть всей этой истории состоит в том, что Империя Авар предложила довольно выгодный союз королевству Рентина. Отказаться от него было просто невозможно. Но для того, чтобы он начал действовать, правители двух государств должны были встретиться лично и подписать его.

Как вы понимаете, правитель Империи Авар более крутая шишка, чем мой номинальный отец, поэтому никуда ехать он и не собирался. Принцип здесь простой: вам нужно — вы и едите.

Однако Его величество Керин оказался тертым калачом, который чувствовал, что дело здесь нечистое. Поэтому решил, что он не может самолично отправиться в Империю Авар для подписания столь важного документа. Однако, когда он предложил своей дражайшей супруге смотаться вместо себя в Империю, прошвырнуться по торговым центрам, и, походу, черкнуть парочку подписей на важных государственных документах, она с радостью согласилась на такое предложение.

Это очень много рассказало мне о моем папочке. Нужно держаться от него подальше. Так сказать, во избежание.

Однако своему венценосному брату, императору Империи Авар он сообщил, что вместо себя высылает члена своей семьи, который обладает всеми необходимыми полномочиями, для подписания столь судьбоносного для обеих стран договора. Вот только не стал уточнять, кто же это.

На хвост мамочке упала Миа, которую просто не смогли отшить. Умеет она вить веревки с горячо любимой мамулечки. Вернее, умела.

Стоило только их небольшой эскадре вырулить за пределы системы, как неприятности посыпались как из рога изобилия. В конце концов на территории заклятого друга они оказались на личной яхте Его величества, но без поддержки.

А потом было нападение пиратов, в результате которого спастись получилось у очень ограниченного количества народа. Если же быть абсолютно точным, то спаслись только Миа и небольшая группа телохранителей, кончину которой я имел честь наблюдать.

Понимая, что шопинг накрылся медным тазом, королева отдала приказ дяде Вове, спасти ребенка любой ценой. Ведь она… единственный наследник.

Обо всем остальном — вы уже знаете.

Должен признаться, что рассказ интересный, но гложут меня серьезные сомнения, что мне рассказали всю правду. Например, непонятно, почему в столь опасное путешествие отправился единственный наследник? Что-то здесь не клеится.

— Что же, я рассказал то, что тебе нужно знать, — обрадовал дядя Вова.

И он уставился на меня с вопросительным взглядом. Видимо ожидая услышать откровение.

— Что вам известно о судьбе Халеа Ас'мана? — спросил его.

Нужно же знать, какая информация имеется в наличие о судьбе наследника? Ведь по всем расчетам — я старше Миа.

Собеседник внимательно уставился в мои кристально честные глаза, как бы ожидая подвоха, но не увидев его, решил выдать еще кусочек информации.

Известно, что яхта, на которой находился наследник была уничтожена пиратским рейдером. Наследник погиб.

— Вы видели труп? — спросил его с ухмылкой.

Ведь то, что у меня находятся документы принца, уже говорит о том, что во время их копирования он был жив.

— Нет, — наконец родил дядя Вова.

— Так на основании чего было принято решение о моей смерти? Я ведь и обидится могу.

Потом, как бы разговаривая с собой, но, чтобы меня было слышно, пробурчал.

— Мало того, что бросили погибать, так еще и в покойники записали.

Беспредел!

Видимо я должен был признаться, что являюсь самозванцем. Потому как телохранитель сестры только открывал и закрывал рот, видимо, стараясь переварить услышанное.

— Но, как?

Что-то сегодня очень много глупых вопросов звучит. Неужели он в самом деле думает, что я начну рассказывать историю моей жизни. Вначале нужно проработать легенду, а уже потом рассказывать ее всем желающим. Так что делаем умный вид и загадочное лицо.

— А вот об этом, я не могу рассказать. Вернее, смогу, но только отцу.

Даже развел руками в стороны, как бы показывая, что сильно сожалею, но ничего поделать не могу.

Даже не знаю, поверил он мне, или нет, но вопросы на этом прекратились.

— Сейчас главное решить, как будем спасать сестру?

Если до этого Мию сестрой называл только в уме, то теперь первый раз сделал это в голос. В груди потеплело. Видимо от осознания того, что я не одинок в этом мире? Или так хочется иметь семью? Нужно будет с этим разобраться. Но это будет позже.

Сейчас перед нами стоит задача, которая имеет высший приоритет. И хотя умом понимаю, что эта девчонка для меня такая же сестра, как я ее брат, но уверен, что нужно сделать все возможное для ее спасения. Нутром чувствую, что так правильно. Тем более, есть у меня подозрения, чьи уши выглядывают из этого дела.

Глава 5

На встречу с господином Ли, который, как выяснилось, оказался самым настоящим серым кардиналом на «приютившей» нас станции, шел с обреченной убежденностью. Никто не даст мне скидки на то, что я сын монарха. Да и вряд ли будет принято во внимание то, что до совершеннолетия мне еще очень далеко. Их отношение уже показало, что ради достижения своей цели они пойдут не просто далеко, а очень далеко. Вопрос только в том, какова их цель? В чем ее суть?

Нейросеть теперь постоянно работала в режиме ведения протокола. Вдруг что, будет хоть какое-то юридическое обоснование моих действий. Мол, не я первый напал. Я только защищался. Понимаю, что это паранойя, но что делать?

До особнячка добирался в сопровождении незнакомого офицера-порученца, который оказался не таким разговорчивым, как предыдущий. И под его взглядом, которым он постоянно сканировал меня до мозга костей, чувствовал себя, как приговоренный к смертной казни за жестокое убийство половины населения планеты. Интересно, он ко всем так относится, или это я ему так не понравился?

На этот раз меня не впустили под честное слово. Сопровождающий привел под двери кабинета «шефа», и, спасибо, что не втолкнул внутрь.

Однако, как мне показалось, он был бы не против придать мне ускорение своим ботинком сорок последнего размера.

Странный человек. Насколько помню, я его вижу впервые. Ничем обидеть, вроде бы, не успел. За что же он так озлобился на «мою светлость»? Хотя, кто их, этих военных, знает. Может там в голове тараканы устроили марш бросок в полной выкладке? Вот его и плющит.

Нервничал ли я? Переживал ли, в преддверии встречи, которая должна расставить все точки над ё? И да, и нет.

Говорю да, потом что не стоит лукавить хотя бы перед самим собой.

Однако это переживание было не настолько большим, как могло бы быть в подобной ситуации. Все в рамках нормы.

Понимаю, что эти люди наплевали на все дипломатические договоренности и решили взять за горло представителя другой державы.

Что можно ожидать от них после этого? Чести? Совести? Ой, не смешите мои тапочки. Люди, которые решились на захват члена дипломатического представительства, насколько понимаю, будут идти до конца. И боюсь, что это будет конец одного из нас.

— О, Халеа, мой мальчик! Хотя прошло меньше суток, я уже успел соскучиться по тебе.

Вот же человек. Это же нужно быть настолько лицемерной скотиной!

Извините за мой французский, но остальные эпитеты звучат еще покруче.

Настолько, что даже боюсь их озвучивать. И как можно улыбаться с таким выражением лица? По нему же видно, что будь его воля, то живым из этого кабинета я бы не выбрался никогда. Разве только вперед ногами.

— А знали бы вы, как часто я вспоминал наше общение…

Дальше пусть сам додумывает. И так намекнул больше, чем нужно для умного человека. Одно плохо — смастерить хоть чуток похожую на улыбку гримасу я не смог. Просто не хватило наглости. Или подлости.

— Проходи, пожалуйста, дорогой. Присаживайся.

И в слове дорогой почувствовалось неприкрытое уважение. Странно.

— Хотел выразить свое соболезнование в произошедшем. Это так неприятно…

Понимая, что опыта у него всяко побольше моего будет, решил не давать ему возможности заговорить себя до смерти.

— Это вы о вторжении ваших мордоворотов в мою каморку?

А вот так! Что теперь скажешь?

— Ну, да! — тут же выпалил он.

Потом видимо до мужика дошло, что же он ляпнул, и он пошел на попятную.

Что-то он сегодня не в форме. Уж не получил ли он нагоняй с утра пораньше? От своего вышестоящего начальства? А то непростительно для такого зубра как он попадаться на таких мелочах.

— То есть нет. Я говорю о похищении твоей дорогой сестренки.

Постарался сделать удивленное лицо. Не знаю, насколько правдоподобно вышло, но что есть — то есть. И выдал заранее заготовленную фразу.

— А что, ее похитили?

Главное сейчас не переиграть. Мы ведь никому об этом инциденте не обмолвились и словом. Ведь и так понятно, кто виноват в произошедшем.

Так что хуже, чем есть — вряд ли будет. И заявив о том, что сестренку похитили, этот тип подписался под произошедшим как один из главных организаторов события. Откуда он еще может знать об этом?

По тому, как забегали его глазки стало понятно, что господин Ли снова допустил очередной ляп. Да что же такого произошло, что он ведет себя не как зубр дипломатии, а как нашкодивший первокурсник юридического факультета?

— С ней хоть все в порядке? — задал очередной идиотский вопрос.

А о чем еще можно спросить этого человека?

— А то похищают некоторые, а завтракать не даю.

Эту фразу постарался произнести обиженным на весь мир голосом.

— Так она не захо…

И даже то, что он прикусил язык, не договорив фразу до конца, сразу же показало, что он в курсе места пребывания Мии. И не все так плохо, если ее даже пытались покормить. Но, дабы не накалять обстановку раньше времени, сделал вид, что не услышал произнесенной оговорки.

— Думаю, за миллион кредитов я соглашусь забрать ее назад. Или лучше просить два? Как думаете?

Наверное, день у человека выдался не только тяжелый, но еще и нервный. Тут он собирался меня шантажировать свободой сестры, а иной причины похищать ее не вижу, и на тебе. Еще и доплаты требуют. Как понимаете, брать деньги за возвращение дорогого мне человека — не моя придумка. Это видел в каком-то фильме.

Ничего не говоря на прозвучавший бред, мой нервный собеседник встал, подошел к бару и накапал себе «несколько капель» спиртного. Эти «несколько капель» ухнули в его горло за несколько глотков. Таких больших и смачных. Закусывать он не стал. Да и не было ничего такого в баре. Вместо этого, что-то пробормотав о малолетних психах, которые его окружают, он еще раз повторил терапевтическую процедуру.

Если бы не мой сверхчувствительный слух, я бы вряд ли услышал хоть слово, теперь мне стало понятно еще и то, что со мной будут договариваться. Не знаю, по-хорошему, или по-плохому, но будут.

Пока он лечил нервы с помощью спиртового компресса, запах от которого был довольно сильным, но приятным, я вспоминал, как дожил до этого утра.

* * *

Спустившись на несколько этажей ниже, мы с телохранителем Мии засели в небольшой, но довольно уютной кафешке. Радовало, что кроме нас никому до нее не было дела. Да это и понятно. В такую рань нужно не по забегаловкам носится, а спать, как это делают все нормальные люди. А может она просто не пользовалась уважением у населения?

Еще одним плюсом этого заведения было роботизированное обслуживание. Нет, местные не считали это преимуществом. Скорее — это был показатель того, что данное заведение не является каким-то примечательным. Всего лишь забегаловка для всякого рабочего люда. А в данном конкретном случае — для бедных вояк.

Мне, как представителю иноземной державы, вроде бы по статусу не положено вообще посещать такие заведение. Но мне на это плевать.

Учитывая же отношение местных властей к моей персоне, можно сказать, что это мелочь, которая даже не заслуживает внимания.

Заказав перекусить — сели за столик, чтобы обсудить возможности спасения Мии. Естественно мы не стали травиться теми предложениями, которые предназначались местным воякам, а чуть-чуть пошаманив, получили довольно неплохую закуску. Сильно не стал светить своими умениями. Не нужно местным знать о моей слабости хорошо и вкусно покушать.

Хотя оба прекрасно понимали, о чем должны сейчас говорить, но сам разговор не клеился. У моего напарника не было достаточно информации, чтобы строить планы и делать выводы, а я не спешил делиться своими наработками, так как сам не был уверен в них до конца. Да и в самом напарнике не был уверен до конца. Особенно после того финта, который он отколол. Понимаю, у него есть для этого куча причин, но… Я-то тут причем.

Вот так и сидели каждый на своей волне.

Делая вид, что задумался о текущем положении вещей, постарался отрешиться от происходящего. Мне нужно было выяснить, насколько я оказался прав в своих подозрениях? Неужели местное начальство решилось на такой шаг как похищение моей сестры, и, как следствие, дочери монарха соседней державы?

Просмотр видео, которое зафиксировали видеорегистраторы, показало, что часть вины в похищении лежит и на самой любопытной девчонке.

Даже называть похищением произошедшее язык не поворачивается.

После того как дядя Вова поспешил мне на выручку, дверь в их номер осталась открытой. И никто бы не обратил на нее внимания, если бы кое-кто с длинным носом не решил провентилировать обстановку. Вот скажите, с какого перепуга она решила после произошедшего выскакивать в коридор, даже не выяснив, что там творится?

Хотя приятно, что обо мне настолько переживают. Ну, хочется верить, что на такой подвиг ее толкнуло переживание именно о моей персоне. Не ради охранника же она рванула как наскипидаренная?

В то время, когда она показалась в коридоре, он уже не был девственно пустым, как это было еще минуту назад. Его начали заполонять бойцы группы поддержки того типа, что ввалился в мой номер. И они довольно профессионально занимали места для штурма. И в одного такого солдатика моя сестренка и печаталась со всего размаха.

Тот видимо не ожидал нападения со стороны открытой двери так как даже не заметил неучтенный фактор в лице молодой девушки. Но сориентировался довольно быстро. И уже через несколько секунд подхватывал на руки безвольное тело девчонки, которая не смогла справится со струей нервнопаралитического газа.

Смотрелось это, должен признать, довольно эффектно. Столкновение.

Отскок. Пшик. И заложник медленно стекает на пол. Естественно упасться ей не дали, и уже через несколько секунд в коридоре замерло всякое шевеление.

Проследить маршрут доставки заложника удалось довольно просто. Да, были определенные технические заморочки, но все в рамках допустимого.

Все же военные делали свои сети с учетом некоторого запаса прочности, так что никаких претензий. Просто пришлось повозиться чуть дольше и все.

Доставили мою родственницу, как я и предполагал, в тот же домик, в котором не так давно закончилась моя беседа с местным боссом.

Взламывать систему защиты особняка не стал. Есть подозрение, что она более серьезная, чем та, которой пользуются вояки. Так что проследил лишь тот факт, что девчонку никуда дальше не переправили.

Сам же начал анализировать информацию, старясь понять, чего можно ожидать дальше? Ведь не от скуки же они затеяли всю эту возню со мной?

Разговора так и не получилось. Но это, как мне кажется, только к лучшему. Ведь понятия не имею, как можно задействовать в своих планах дядю Вову, не раскрыв свои способности. А в том, что это может быть чревато — я уже убедился.

Когда под утро на нейросеть упало сообщение от юридической конторы, которая регистрировала мою корпорацию — я немного напрягся. Ведь не спроста же они пометили его как очень важное и очень срочное? Не так это организация, чтобы слать спам посреди ночи.

Да, я отдаю себе отчет в том, что ночь сейчас не у всех людей. У некоторых — рабочий день сейчас в самом разгаре. Но о чем они мне хотят сообщить? Или собираются чего-то попросить? Интересно.

Как-то незаметно это сообщение переключило меня на иной лад. А то что-то заклинило меня на произошедшем. Только толку от этого совсем нет. Так, лишь бы мозги чем-то занять.

А присланное сообщение было не только лаконичным, но и довольно серьезным.

Его содержимое было следующим.

«Уважаемый господин Ас'ман!

Доводим до Вашего сведения, что регистрацией Вашей корпорации и полученными активами очень сильно заинтересовались компетентные органы.

С уважением, Эль Зиеро, секретарь»

Вот так просто мне сообщили, что удара следует ожидать еще из одного направления. Не знаю, что заставило этого секретаря, или эту секретаршу, проинформировать меня о текущем положении вещей, но стоит запомнить этот жест доброй воли. Не стоит забывать оказанные услуги. Даже если есть подозрение, что оказаны они по просьбе тех самых компетентных органов.

А вы думали, что я настолько наивный, что не смогу предусмотреть подобное развитие событий? Да я подумал об этом в первую очередь.

Потому как сам поступил бы подобным образом. И причина, для тех кто разбирается в психологии человека — довольно проста. Если разумного «загнать в угол» — он обязательно начнет делать глупости. И, как вы понимаете, глупости редко идут на благо самому человеку.

И теперь остаётся понять, что же для меня и моих недавно обретенных активов может означать внимание этих самых органов, с которыми очень сильно не дружат простые граждане моей страны?

Понятно, что ничего приятного их внимание мне не принесет. Одни только беспокойства.

Немного пораскинув мозгами пришел к выводу, что вмешательство в планы тех, кто отвечает за судьбы людей — мне не простят. И даже если доказать мою причастность к произошедшему практически невозможно, это еще не значит, что все отпустят на самотек. Да и подарить такие деньжища, которые отвалил мне толстячок, какому-то залетному пацану — это не уважать себя. Ведь всем давно известно, что единственный, кому на законных основаниях может привалить такое счастье — это… Вместо трех точек может подставить нужное.

Теперь следующий вопрос. После того как толстячок попал в руки людей, решивших поставить точку на его жизни, они подумали о том, как будут делить шкуру этого медведя? Не буду казаться наивным, заявляя, что они могли об этом забыть. А если вспомнить, что даритель был далеко не бедным человеком — то и желающие облагодетельствовать его активы также должны быть далеко не простыми смертными. Вот и думай теперь, как выкручиваться дальше.

Тут же вытекает очередной вопрос — а выпустят ли меня живым из Империи? Да какой Империи! Выпустят ли меня со станции? Грызут меня серьезные сомнения в этом.

Как бы я не прокручивал будущие события — они мне однозначно не нравились. В любом случае моя судьба была незавидной. И если просто грохнут, не выламывая руки и ноги, чтобы вернул нажитое непосильным трудом — то нужно воспринимать это за счастье. А мне это однозначно не нравится.

Решение, которое созрело через час мучительных раздумий мне однозначно не нравилось. Но ничего более умного у текущем положении придумать не получалось. Времени было в обрез. Кроме того, не факт, что даже задуманное удастся провернуть хотя бы в минимальном объеме.

* * *

— Ты неправ, Халеа, считая, что я твой враг, — обрадовал меня господин Ли.

И здесь он однозначно прав. Он не мой враг. Он враг династии Ас'ман, к которой я пристроился непонятно каким боком. Но говорить об этом не собираюсь. Тем более с человеком, который стоит предо мной с покрасневшим лицом и лихорадочно блестящими глазами. Видимо лекарство было основано на спирту. Иной причины, столь быстрой смены настроения говорящего, я не вижу.

— Буду с тобой откровенным.

Последнюю фразу он сказал, склонившись надо мной. И даже то, что кресло было глубоким, не спасло мой чуткий нос от перегара, которым облагодетельствовал меня хозяин станции. Теперь понятна причина столь неадекватного поведения этого типа. Могу с уверенностью сказать, что пить он начал еще вчера. И подошел к этому вопросу со всей серьезностью. Так и хотелось попросить огурчика, чтобы закусить.

— Ты знаешь, что сделает со мной Император, — тут он перешел на довольно громкий шепот, — если я не дам ему подписанный тобой документ?

— Какой документ?

Теперь наступила моя очередь удивляться. Да, я подозревал, что от наследника этим типам что-то нужно. Но никакого документа мне на подпись не предлагали. Я бы еще понял их, если бы увидел этот документ. Но чего они ожидали от меня, даже не предложив этот документ — ума не приложу. А может это просто вчерашние события внесли коррективы в происходящее?

— Так в чем проблема? — постарался как можно естественнее изобразить удивление.

Если честно, то даже получилось. И причина столь хороших артистических способностей состояла в том, что мне самому стало интересно, что же это за документ, подписание которого на личном контроле у Императора?

— Давайте его! Посмотрим! — постарался придать своему голосу как можно больше уверенности.

— Э-э, нет! — прищурился хозяин кабинета.

Он даже постарался покачать пальцем в отрицательном жесте, но видимо это было выше его сил. Так как ему тут же пришлось прервать текущее действие, дабы зафиксировать свое тело в вертикальном положении. Да, большое количество спиртного плохо влияет на вестибулярный аппарат.

— Читать — нельзя. Тебе.

Было видно, что в организме местного божка явно наметился перебор алкоголя, с которым он никак не мог справится.

Что он хотел еще сказать — я так и не понял. Потому как последние слова он произносил падая на меня. Нет, не мертвым. Или же правильнее говорить — мёртвым в хлам? В общем, зеленый змий свалил местного царька и отправил его в царство Морфея.

Пока меня вытаскивали из-под довольно тяжелой тушки, удалось услышать насколько мелодично может звучать пьяный храп. До этого как-то не доводилось быть слушателем данного вида творчества.

Моим спасением, или освобождением занимался тот самый старичок, которого еще в прошлый раз обозвал про себя мажордомом. Было видно, что все манипуляции он производил довольно профессионально и без напряга. Такое впечатление, что он укладывает спать маленького ребенка.

Очень заинтересовало столь ненормальное поведение дедка. Реально — встретишь такого на улице, и постараешься уступить дорогу, отдавая должное его возрасту. А тут такие откровения! Еле удержал на месте челюсть, когда она решила постучать по полу, видя, как он несет на руках того, кто раза в два больше его самого.

Быстрое сканирование показало, что удивляться не стоит. Даже немного успокоился. Только что мне удалось познакомится, если эта фраза применима к данной ситуации, с военным модификантом. Да, внешний вид немножко конкретно не соответствует содержимому. Но это, как понимаю, всего лишь вид маскировки. Ведь, как ни крути, а мордоворот на входе напрягал бы довольно сильно. А хиленький дедуля никого нервировать не будет. И зря. Потому как он является довольно серьезной машиной для убийства себе подобных.

Как понимаете, никуда меня не отпустили. Этот же самый дедок, вернувшись через минуту, поманил меня за собой. Теперь он очень сильно походил на доброго дедушку, который пальчиком зовет к себе внучка. Вот только перечить ему, после увиденного, не очень хотелось.

Вернее, очень не хотелось.

Моей светлости была предоставлена комната для отдыха. И стоило только переступить ее порог, как щелчок электронного замка, спутать который я не смогу ни с чем иным, известил о моем действительном статусе. Ведь и ежу понятно, что гостей на замок не запирают. Даже из самых искренних устремлений. Спасибо, хоть не в каземат поселили. А то им бы хватило…

— О! Привет!

На диванчике лежала Миа. Она лениво помахивала рукой в знак приветствия. Было видно, что девчонка находится в неадеквате. Притом полном.

Дурацкая улыбка, которая ни на минуту не покидала ее лица, хоть и делала ее внешность приятной, но заставила напрячься. Вспомнились мои попутчики на пассажирском лайнере и то, что заставило их войти в столь ненормальное состояние. Неужели у них хватило наглости накачать ее наркотиками. Да я их…

— Иди сюда, братик.

Она протянула в мою сторону свои руки, как если бы хотела повесится на шею, но сил для этого совсем не было.

— Ну, иди.

Теперь в ее голосе звучали требование рассерженного ребенка и повеление разумного человека.

Интересно.

Стоило только склонится над ней, как она уцепилась за шею, как мелкий клещ, довольно проворно подтянулась к моему уху и уже нормальным голосом пошептала.

— Из кувшина — не пей. Там наркотик.

И тут же отпустила руки, изображая полное бессилие. Стало понятно, что она играет на публику. И судя из того, что ее не достают — делает это довольно успешно. Упав на диван, она засмеялась тем идиотским смехом, который уже доводилось слышать.

Настроение, и так не бившее в позитивном ключе, после увиденного вообще отказалось даже смотреть в ту сторону. Время, вот что было сейчас важным. И то, что гостеприимный хозяин повел себя как нельзя мне на руку, только утвердило мое желание довести принятое решение до логического завершения.

Тогда, после получения сообщения от юридической конторы, пришлось принимать решение, которое было довольно непростым. Как показала действительность, никто не позволит мне не то что распоряжаться привалившим наследством, а даже владеть им. И тогда остается только один вариант решения этой проблемы — избавится от подарка, который сам же себе и организовал. Честное слово, если бы предполагал, что буду иметь такой геморрой, то десять раз подумал бы о том, нужен ли он мне, а потом отказался бы от такой участи.

Вот только прошлое на наши желания, даже очень сильные, никак реагировать не собирается. У него свое восприятие действительности. Так что о том, что могло бы быть, если можно только помечтать.

Когда поступило первое сообщение о продаже активов — гора свалилась с плеч. Самый большой и, как вы понимаете, самый жирный кусок нового наследства поменял владельцев. Да, я решил поступить самым примитивным образом, до которого только можно было додуматься.

Активы пошли на продажу. Не отказываться же от них в самом деле?!

Ведь если мне не дадут воспользоваться ими для того, чтобы заработать на хлеб насущный, то это еще не конец. Есть более простой вариант получить из них денежку — продажа. Да, это разовое получение прибыли, но что делать?

Продажу всего, что перешло в мое пользование, решил провести децентрализовано. В смысле, заявки на продажу пораскидал по большому количеству агентств занимающихся этими вопросами профессионально.

Если бы делал это в ручном режиме, то провозится бы пришлось довольно долго, и вряд ли я успел бы сделать это за те несколько часов, которые были у меня в наличии. Но на помощь пришел внутренний искин, который довольно грамотно использовал свои вычислительные мощности.

Активы, те, которые подороже и поценнее, были выставлены на продаже через более крупные и именитые фирмы. И хотя они брали процент со сделки, который в несколько раз превышал таковой у их не столь раскрученных собратьев, но и цену там можно было получить намного более солидную. Суть в том, что они имели имя, среди определенной категории покупателей, причем довольно обеспеченных, а также свой контингент этих самых покупателей, которые с удовольствием пользовались их услугами.

Потом поступило еще одно сообщение о смене владельца. За ним еще одно. А потом они посыпались как снег. И каждое сопровождалось не только определенным пакетом документов, но еще и сообщением банка о том, что мой счет пополнен на определенную сумму.

Сидя в кресле и смотря на то, как увеличивается сумма на счете, вспомнил слышанную когда-то в детстве поговорку о том, что человек может без устали смотреть не несколько вещей. На то, как горит огонь, как бежит вода, и как качаются файлы из интернета. Могу с уверенностью сказать, что увеличение суммы на счету приводит к такому же эффекту.

Когда было продано порядка восьмидесяти процентов активов, а я стал обладателем порядка пятидесяти миллиардов кредитов, пришло сообщение о том, что я «успел». Буквально мгновенно на все остальное имущество был наложен арест. Сообщения об этом пришли чуть ли не одновременно ото всех продавцов, у которых еще имелись активы для продажи. Меня же это не сильно расстроило.

Да, жалко терять такие деньги, но ведь жизнь на этом не заканчивается?

И это не настолько критично, как выглядит. Ну, да, кое что продать я не смогу. Но стоит ли жалеть о том, что не заработал все деньги в мире? Да у меня их сейчас столько, что даже не представляю, на что реально можно потратить такую прорву денежных знаков?

То, что на имущество наложен арест — это вполне ожидаемая реакция на мое творчество. Даже удивляюсь, что он не был наложен раньше.

Почему-то был уверен, что мне не дадут сбагрить и половину честно нажитого имущества. А тут прям тебе подарок небес.

Теперь осталось слинять отсюда как можно быстрее. Потому как никакие документы я подписывать не собираюсь. Понимаю, что моя подпись ничего не стоит, но ведь юридически я — принц. А то, что мне решили даже не показывать текст этого самого документа — вообще маразм. Они и в самом деле считают, что я настолько недалекий, что буду подписывать все без разбора?

Как плохо играть в чужие игры по непонятным правилам. Вот что должен был подписать представитель правителя? Почему он решил дать своему представителю такие полномочия? И можно ли исходя из такого расклада считать, что это какая-то мелочь, которая ничего не стоит? А если окажется, что я продал полпланеты в рабство? Смогу ли я спать после этого спокойно? С этими же типами все возможно.

Сидя в довольно удобном кресле я по ходу делал еще одну вещь. И должен сказать, что мне она доставляла удовольствие. Это просто искусство — взламывать такие объекты! Да тот кто проектировал защиту этого особнячка был настоящим гением! Но и я не настолько прост.

Особенно если учитывать тот факт, что каждое устройство в этой системе снабжено довольно подробной инструкцией, которую пришлось проштудировать Организовать побег из ставшего родным для нас особняка оказалось довольно просто. Особенно после того как система признала меня единственным администратором с достаточным уровнем прав доступа.

Отключаем видеорегистраторы, дабы никто ничего потом не смог доказать, пускаем снотворный газ, чтобы персонал не мешал, и с вещами на выход.

Здесь главное соблюсти баланс, чтобы не выйти раньше положенного времени и не надышаться этим самым газом. А то в сонном состоянии далеко не уйдешь. И оттягивание выхода также чревато последствиями, так что тормозить тоже не стоит. Мало ли что может произойти в жизни.

— Ты идешь? — спросил сестренку вставая с кресла.

— Куда? — совершенно нормальным голосом поинтересовалась она.

Видимо вопрос прозвучал настолько неожиданно и провокационно, что леди даже забыла о необходимости притворяться.

— Еще не решил, — обрадовал ее. — Но здесь мне очень сильно не нравится.

Не задавая лишних вопросов, она тут же подхватилась со своего лежбища и рванула в мою сторону.

Э-э. Нет. Так не пойдет. Ночная пижама не самая лучшая форма одежды для нашего случая. Я понимаю, что на станции трудно замерзнуть даже в такой одежке, но мне почему-то кажется, что не стоит привлекать к себе излишнего внимания. А прогулка по станции двух подростков, из которых один, вернее одна, в пижаме, надолго запомнится местным обитателям в связи с тем, что ранее таковых здесь замечено не было. В этом до конца не уверен, но подозрения, полагаю, обоснованы.

С одеждой для сестренки не заладилось с самого начала. Причина проблемы состояла в том, что девушек подобной комплекции в особняке замечено не было. Да и не только девушек, но и парней. Вообще никого столь мелкого размера здесь не водилось. В этом могу поклясться. Хотя, лучше не буду. Все-таким мы осмотрели всего несколько комнат, которые попались нам на пути.

В одной из них встретил уже знакомую мне привратницу, которая довольно сладко спала. Именно у нее и одолжили некоторые вещи, которые, заставив меня отвернуться и не подглядывать, Миа надела на себя. Были они… явно великоваты. Это если говорить тихонько и не смеяться.

В реальности моя спутница походила на самого обыкновенного бомжа с богатого района столицы. Ну, знаете, это такой вид населения, которые, проживая в канализационных люках, одеваются в одежду от самых именитых кутюрье. Потому как ничего попроще народ просто не выбрасывает. Нет у них иной одежды. Вот и мучаются жители канализационных коллекторов, проклиная зажравшихся добродетелей.

Ее внешний вид дал мне одну довольно интересную идею, которой и решил воспользоваться. Вот только после ее воплощения хотелось не смеяться, а реально ржать. Потому как я также подобрал себе подобную робу. Только донора выбрал побольше. Главное, чтобы даже беглого взгляда в нашу сторону хватило для понимания, что члены королевской семьи не оденутся в такое… ни при каких обстоятельствах.

Наивные люди! Ради спасения своей жизни, я еще и не такое одену и не в такое влезу. Но ведь переубеждать народные массы — занятие неблагодарное. Так что смело воспользуемся этим стереотипом.

— Гони! — отдал команду охраннику Мии.

Он все это время ожидал недалеко от домика в нанятом такси. И после того как команда прозвучала мимо центрального входа промчалось транспортное средство притормозив буквально на несколько секунд.

Таким образом он создал видимость, что подобрал попутчиков.

Расчет был следующим. Так как нас со станции просто так не выпустят, то сбежать мы сможем только нелегально. Но и это сделать будет не просто.

Следовательно, единственный вариант, который может сработать — это навести местные силы правопорядка на ложный след.

Естественно, что без моей хакерской помощи здесь тоже не обошлось. Но об этом знает только один человек. И этот человек — я. А всем остальным стоит все списывать на кратковременный сбой оборудования. Подумаешь, во время остановки такси пропало изображение и непонятно, сел кто-то в него или нет? Чем больше непоняток в нашем деле, тем больше времени на маневры будет у нас.

В это же самое время на пассажирский лайнер, который буквально через полчаса покидает так горячо любимую мной станцию и движется в сторону Империи Аратан, были приобретены два билета на фамилию Ас'ман и еще один на Владимира Христанюка.

Если для двух билетов использовал наши настоящие фамилии, то для дяди Вовы использовал первое, что пришло в голову. Потому как не успел выяснить его настоящую, а потом было стыдно как-то знакомится повторно.

Да и не хотел посвящать его во все подробности плана. Здесь решил использовать принцип, что каждый должен знать только ту информацию, которая нужна ему для выполнения своей части плана. А что больше этого — лишнее.

Ладно. Каюсь. Он даже понятия не имеет о том, что я решил линять с девчонкой с этой станции окружными путями. Дядя Вова думает, что он просто отвлекает лишнее внимание от особняка, пока мы выбираемся из него.

Хотя, что-то подсказывает мне, что я могу очень сильно ошибаться в своих суждениях. Очень уж непростой он человек. Но, есть у меня одно преимущество перед ним. Об изменении плана даже я узнал всего несколько минут назад. Так что, надеюсь, все выгорит.

Стоило только такси рвануть на все парах в неизвестном для меня направлении, как наша парочка ломанулась в совершенно противоположном предыдущему плану направлении. И путь наш лежал туда, куда лицам нашего положения попадать просто противопоказано.

На самое дно этого общества. И в прямом, и в переносном смысле.

Главное, чтобы нас не прихватили, пока будем опускаться по различным техническим проходам.

Да, конечно, можно было бы проделать данный путь намного проще. Сели в лифт, и поехали. Но в таком случае и отследить нас будет намного проще. Теперь же, пока местные силы правопорядка будут ловить перебравшего с горя телохранителя и слушать его рассказ о том, что на этом его жизнь закончена, потому как не уберег самое ценное, что есть в его жизни, а потом еще и решать, что делать с этим алкоголиком — думаю, мы успеем затеряться среди аборигенов. Тем более есть у меня парочка придумок.

Двери инженерного хода находились именно там, где и рассчитывал.

Понятно, что их техническое состояние сигнализировало о том, что пользовались ими очень давно, и то, это неправда. Как вы понимаете, домик местной шишки, это не то место, где должны шляться всякие… ремонтники. А если им и взаправду нужно именно сюда, то добро пожаловать в технические туннели. Ими, как говорит начальственная мудрость, тоже можно попасть из точки «А» в точку «Б».

Для открытия чуток приржавевших дверей пришлось напрячь всю свою силу. И есть подозрения, что если бы не мои модифицированные конечности в купе с железной арматуриной, то попасть внутрь было бы практически невозможно.

А потом начался спуск.

Это сказать о том, что метр за метром преодолевая технические нагромождения парочка неудачливых путешественников приближалась к намеченной цели очень легко. В реальности же все это путешествие слилось в настоящий кошмар. И начался он с того, что сестренка, не ориентируясь в этой темноте, тут же умудрилась подвернуть ногу. Да, не сильно. Но этого оказалось достаточно для того, чтобы полностью парализовать наше передвижение вперед. А каково это спускаться по лестнице с грузом за спиной, который к тому же цепляется как самый настоящий клещ, не могу даже передать. Вероятно, единственный вариант понять это — прочувствовать такой груз на себе.

А что случилось, когда из одного ответвления выглянуло несколько крыс, которым стало интересно, кто это пользуется их тропинками, страшно говорить. Хвала небесам, что мы успели отойти от входа на приличное расстояние, а то тот писк, которым сестренка меня чуть не убила, однозначно указал бы, где нас нужно искать.

Насчет убила — заявляю абсолютно ответственно. Потому как кричала она мне прямо в ухо. Как удержался на лестнице и не сверзился вниз — понятия не имею. Но поджилки тряслись еще долго. И не от того, что у крыс, которые величиной напоминали довольно упитанную кошку моей родины, глаза повылезали из орбит, в прямом смысле слова, а от такой подлянки со стороны родственницы. Да, крысы тоже перепугались до полусмерти.

А потом была она — нормально подгнившая ступенька, которая не смогла выдержать веса двух подростков. Не понимаю, как удалось сбросить из себя мелкого клеща до того, как окончательно сорвался и полетел вниз.

Видимо сработал какой-то рефлекс. Но мне он помог мало. Хотя, понимая, что самое слабое звено это Миа — он сработал правильно.

Приземление запомнилось тем, что приложился я и спиной, и головой обо что-то твердое. Ладно, это черный юмор. Что в технических туннелях может быть твердым? Особенно учитывая, что возведены они из металла и специального пластика, который по своим характеристикам тверже некоторых сплавов. И пол, и стены, да все здесь сделано из этих материалов.

К моему удивлению отделался я легким испугом. И причина была в том, что падал «всего лишь» метров семь-восемь. Хотя головой и приложился, но даже звездочки не включились. Вот еще одно доказательство правильности народной мудрости. Были бы мозги — было бы сотрясение. А так, только ушиб кости головы.

Когда уже пришел в себя окончательно, то сестренка уже была возле меня. Благо что с освещением здесь намного лучше, чем было до того.

Или этот она…

Вот же… красавица. Развела как последнего лоха. Никаких проблем с ногой у нее уже нет. Потому как бегает, даже не прихрамывая. Ну, ладно.

Я не злопамятный, но этот факт запомню. Буду ли мстить? Жизнь покажет.

Уже собрались прогуляться подальше от этой шахты, как пришло извещение, что наши билеты на лайнер аннулированы. Как нетрудно догадаться, вычислили нас очень просто. Ведь не по своей же собственной инициативе компания отказала в проезде довольно дорогим пассажирам?

Хотелось еще узнать, как там дела у третьего члена нашей команды, но выходить на связь с ним я не решился. Есть очень большая вероятность, что любое сообщение от меня убьет нашу конспирацию наповал. Ведь даже команду на старт, отданную ранее, отослал ему через анонимный сервис.

Да ладно! Не убили же его в самом деле? Вот приземлимся где-то в спокойном месте, а потом посмотрим, что там произошло с дядей Вовой.

Несколько минут понадобилось на то, чтобы пояснить девчонке куда мы попали, и кем должны притворятся. Ведь согласитесь, мелкий оборванец, который идет по улице с прямой осанкой и гордо поднятой головой — это уже повод задуматься. Не бывает таких попрошаек! Не бы-ва-ет! Это аксиома.

Пришлось даже показать, как она должна себя вести при встрече с другими людьми. На вопрос — зачем это нужно, пообещал ответить немножко попозже, когда у нас будет на это время. Спасибо, что не стала донимать лишними расспросами, а тут же перевоплотилась в затюканного подростка, который не просто боится всех и вся, а шарахается от собственной тени.

Должен сказать, что не ожидал от нее такого умения притворятся.

Правда, не учел одну особенность. Эта леди воспитывалась в семье политика. Вернее, Политика с большой буквы. Где от твоего умения быть тем, кем нужно в той или иной обстановке, зачастую зависит сама жизнь.

Естественно, этому же обучали и Мию. Полагаю, если бы был жив ее настоящий брат, то и его учили бы не хуже, если не лучше.

Сразу же бросаться на выход мы не стали. Некоторое время просто тихонько сидели и смотрели, что творится в большом и еще неизвестном для нас мире. И снова моя спутница поразила меня. Если я обращал внимание на то, что прошел какой-то бомж, то девчонка отмечала такие мелочи, на которые даже не додумался посмотреть.

Вот пример. Идет себе старенький дедок по самому краешку улицы подволакивая одну ногу. Сразу видно, что перед нами самый обыкновенный инвалид. Что еще его рассматривать? А нет.

Моя глазастая напарница тут же отметила, что нога подволакивается неправильно. Инвалиды так не ходят. А вот если запихнуть в штанину что-то долгое и не сгибающееся, то такой вариант походки становится похожим на правду. Да и не должен пожилой, да еще и больной человек крутить головой так, что даже глупому становится понятно, что что-то здесь не чисто.

А вон та группа подростков явно ведет себя не по понятиям. О! Уже начал вживаться в образ заправского хулигана со дна общества. Разве это правильно трем таким лбам нападать на мелкого «очкарика» у которого нет ни одного шанса даже убежать. О том, что он может дать сдачи этим типам я вообще молчу.

Эй! Народ! А ногами-то за что бить? Ему же больно.

Эти вопросы были скорее риторическими и не требовали ответа. Да и произнёс я их не в голос, а про себя. Но тут же пришлось орать уже во все горло, так как моя сестренка решила восстановить справедливость.

— Стоять! Куда?

Ничего более умного выдать не успел, так как был просто огорошен ее скоростью и решительностью. Ступор, в который меня загнал ее поступок прошел быстро, особенно когда увидел как хищно улыбнулся один из гопников. Он перестал пинать парня ногами, а повернулся навстречу сестренке.

Ой-ё! Он же блин из нее сделает! И то, что это будет блин с королевской начинкой, таких типов волнует мало, если волнует вообще. У них совсем иные приоритеты в жизни.

Однако Миа даже с шага не сбилась, увидев встречающего. А в том, что она его увидела и оценила угрозу я, почему-то, был уверен. Дальше же произошло совсем невероятное.

Представьте себе быка, на которого бежит пони. Аналогия подходящая, так как повернувшемуся гопнику Миа была не выше груди. Да и по комплекции… В общем, ей не нужно переживать за фигуру. Вначале не мешало бы откормить то, что есть в наличии.

Мимо парня она пронеслась как маленький ураган, после которого того просто сложило пополам. Даже я не заметил, что она сделала. Хотя сделать это было проблематично, ведь я наблюдал сие действо со спины.

Но резкий, даже бы сказал, хлёсткий удар левой рукой — заметил. Но вот его скорость мне показалась ненормально быстрой для человека.

На все это ушло секунды три-четыре. А потом рванул следом за ней. И даже не знаю с какой целью. То ли ее спасать, то ли от нее? И, судя по первому эмбриону, в который скрутился встречавший Мию парень, более правдоподобно звучало бы второе.

Делать ничего мне не пришлось. Когда я добегал до сестренки, она уже была единственной, кто хоть как-то возвышался на местности. Остальные, в том числе и спасенный парнишка занимали более горизонтальное положение.

Сама же валькирия стояла над ними с нервно раздуваемыми ноздрями.

Было видно, что она ни капельки не устала. Казалось, ей был нипочем ни тот скоростной забег, который устроила, ни те жесткие удары, которыми успела одарить своих недоброжелателей. Единственное, что ее волновало в тот момент, как мне показалось, то как можно быть такими козлами и обижать тех, кто слабее тебя?

«Очкарик» же, который хоть и занимал практически горизонтальное положение, но в отличие от напавших на него находился при своем уме.

Он во все глаза таращился на это чудо в не по размеру большом комбинезоне, явно с чужого плеча и впадал в религиозный экстаз. Уж не решил ли он, что его посетила какая-то там дева воительница, о которых довольно много пишут в соответствующей литературе?

— Ну что, теперь на нас точно никто не обратит внимания?

Эти слова постарался произнести нейтральным тоном голоса. Главное, чтобы не было никаких наездов. А то сейчас еще и мне по почкам надают?

Или еще хуже — возьмет, и обидится.

Видя, что сейчас могу услышать о том, что я бесчувственный чурбан и все в таком роде, решил перехватить инициативу.

— Ну, что? Хватаем спасенного и делаем ноги, пока эти типы, — постучал ногой по подошве довольно добротного ботинка гопника, который еще находился в отключке, — не пришли в себя и не решили дать сдачи?

После фразы «дать сдачи» спасённый отчего-то совсем приуныл. Видимо вспомнил проводимую над ним процедуру.

Понимая, что ее не будут разносить в пух и прах она тут же подхватила парнишку, который оказался еще легче самой Мии, под руку и вздернула его на ноги. И только стон, который он пытался скрыть, но который все же вырвался наружу, заставил ее поумерить свой пыл.

— И куда теперь?

Этот вопрос был адресован не сестренке, а спасенному парню. Что-то мне подсказывает, что он местный? Может быть тот факт, что таких как он не будут везти на противоположную сторону станции, чтобы надавать по ребрам? А может это просто предположение, которое не имеет под собой реального основания?

Тот в ответ уставился вначале на меня, а потом на свою спасительницу.

Приехали. Ты еще скажи, что понятия не имеешь, где здесь можно спрятаться? Оказалось, что он просто решил, будто мы имеем право здесь командовать. Но видя, что решение должен принять именно он, тут же указал направление движения.

И почему я не удивлен, что мы снова направляемся в технологические туннели? Да еще именно в тот вход, который не так давно покинули.

Глава 6

То, что путь был выбран неправильный — мы узнали через какие-то двадцать минут. Наш новый знакомый, который заявил, что готов помогать нам и быть верным чуть ли не до гроба, очень уверял, что поможет выйти на контрабандистов, которые, по моему черновому плану, должны помочь нам покинуть столь гостеприимную станцию. И то, как он начал пресмыкаться перед нами, а если быть точнее, то перед сестренкой, очень меня насторожило. Понимаете, очень быстро такие люди меняют своих хозяев и друзей. Стоит только нарисоваться неправильной ситуации, как они тут же займут сторону сильнейшего.

Однако говорить об этом Мии, как вижу, еще рановато. Да и не поверит она мне. Ну, в какие шаблоны это вписывается? Она только что так красиво спасла парня, а он ей воткнет нож в спину? Ну, не смешите! Так не бывает. Это привожу аргументы, которые может озвучить она, стоит мне только заикнуться о таком повороте событий. Что делать, детская психология маленького идеалиста.

Если бы не протоколирование, которое в автоматическом режиме вела нейросеть, то я бы уже давно потерялся среди всего этого хитросплетения ходов и коммуникаций. Вот только запутать электронную начинку моей черепушки — не так-то просто. И когда мы третий раз пересекли свой же путь следования, я пришел к однозначному выводу, что нас или водят за нос, или держат за двух мелких идиотов.

Вы мне можете не верить, но нас реально водили по кругу. Разве только мы то поднимались на уровень, то опускались. Я еще допускаю, что у них тут такая система от чужих. Однако режим повышенной боевой готовности — включил.

Так как новый провожатый постоянно шел впереди нас, то, улучив минутку, шепнул сестренке, что нас водят по кругу. Она довольно сильно удивилась. И, полагаю, что это была бы естественная реакция любого нормального человека, попавшего в подобные обстоятельства. Но отреагировала совсем не так, как на то рассчитывал. Девчонка не стала говорить, что я не прав, что мне показалось, и тому подобную чушь.

Она сделала то, чего от нее никак не ожидал. Вначале, пожала плечиками, как бы говоря, с кем не бывает, а потом откуда-то из кучи барахла выцепила не очень толстую металлическую трубу. Заметьте, не пластиковую, а металлическую, и тут же превратила ее в посох уставшего путника. Притом все это было проделано настолько грациозно, что даже я захотел поверить, что девчонка просто устала и нашла себе дополнительную опору. Единственно, что не дало поверить в эту чушь — секундная заминка, когда она чуть ли не моментально определила баланс своего нового оружия. Да, да, вы не ослышались. Она подобрала именно оружие. Палку для путешествий, так не проверяют.

Парень, который вел нас, ничего из этих телодвижений не заметил. Он целеустремленно плутал, как заправский заяц, стараясь оторваться от неведомой опасности, или же ввести всех, кто может ему угрожать в ступор, от нелогичности маршрута.

Немного подумав, решил последовать примеру новоявленной родственницы. Так как хлама, по пути нашего следования, было больше, чем нужно, то уже через несколько минут вооружился и я. И тоже взял железный инвентарь. Как оказалось, недоверие к прочности пластика было у нес семейной чертой.

Некоторое время ничего не происходило, так что даже стал успокаивать свою паранойю, но самоуспокоится полностью я просто не успел.

Неожиданно мы вывалились в небольшую комнатку, в которой уже находилось порядка пяти молодых парней. На вскидку я бы дал им по двадцать пять — двадцать восемь лет. Однако, принимая во внимание обстоятельства их жизни и окружающую обстановку, думаю, что не очень ошибусь, если дам им лет по восемнадцать — двадцать.

Их внешний вид и повадки говорили, что мы попали в гости явно к криминальным типам. Ну, вот скажите, почему мне так везет в жизни на проблемы? Неужели нельзя жить таким образом, чтобы быть как все? А то, что они расположились полукругом, причем развернутым в нашу сторону, однозначно говорило о том, что нас ждали.

Вот же человек! Ему считай жизнь спасли, а он нас бандитам сдал. Крыса — она и в Африке крыса.

Странно, но никакой агрессии по отношению к парню у меня не было.

Всего лишь тень сожаления, что он оказался недостойным оказанной помощи.

— Они чужаки! — закричал он, рванув в сторону встречающей делегации.

— Это они завалили Беса!

Вместо того, чтобы принять несчастного под свое покровительство, за то, что привел нас прямо им в руки, один из парней с разворота приложил его ногой. Сделал он это явно работая на публику. Видимо хотел впечатлить нас своим «профессионализмом» и «крутостью». Однако ни я, ни Миа не впечатлились.

Знаете, это было похоже выкрутасы уличной шантрапы, которая насмотрелась боевиков. Не больше. А вот наш провожатый впечатлился настолько, что просто отрубился. Ему данного удара хватило за глаза.

— Сзади, — послышался негромкий голос сестренки.

Но и без него я слышал, что позади нас находятся те, кого можно было бы назвать загонщиками. Буквально через несколько секунд мы увидели двух мордоворотов, которые мастерски, как им казалось, перекрыли нам выход.

Передавать ту пошлятину, что выдали эти работники с большой дороги, я не буду. Извините, но мне просто неприятно повторять все то, что услышал. Одним словом — бычье, которое считает себя вершиной пищевой пирамиды.

Вот только сказанное ими очень обидело девушку. Обидело настолько, что она стояла красная, как рак. и покраснела она не от стеснения, а от бешенства. Я еще ни одной девушки не видел в таком состоянии.

Согласен, не так-то много их было на моем жизненном пути, но подобного я не встречал.

Реагировать на вызывающие высказывания ни я, ни сестренка не стали.

Даже зауважал мелкую за такое самообладание. Я бы, если бы меня довели до такого бешенства, уже бил бы морды. Наверное. Она же только кипела, как чайник, но не сделала ни одной глупости, за которую ее можно было бы упрекнуть.

Видя, что на их треп мы реагируем неправильно, один из них, видимо старший группы, отжал команду на наш захват. Интересно, не просто побить, за то, что зашли на их территорию, а именно на брать живыми, и не сильно помятыми. Это касалось меня. А сестренку он разрешил немного помять. Зря.

В том мордобое, что начался, мне удалось разобраться только с двумя.

Теми, что перекрывали пути к отступлению. И разобрался я с ими за счет своей скорости и точности. Ну, еще и силы удара. С остальными же разбиралась Миа. И то, что ее так обидели, было главным аргументом.

Как успел отметить, то главарю этой шайки она перебила обе руки, за то, что решил помять ее! Ее! Члена королевской династии! Ладно, это мои измышления. А вот выяснить, кто научил ее столь профессионально работать с шестом — обязательно стоит.

Хотя, о чем это я? И так понятно, кто мог обучать маленькую девочку таким приемам самообороны. Естественно это дядя Вова. Кто же еще?

— Пошли отсюда. Мне здесь не понравилось! — заявила мелкая после того, как последний из парней окончательно и надолго успокоился.

— Куда, принцесса?

И это был единственный вопрос, на который я не имел нормального и адекватного ответа. Ведь весь первоначальный план состоял в том, что я смогу договорится с пиратами, или контрабандистами. Понимаю, что немного наивно, но что было…

— В посольство!

Оба на! Вот это номер! А еще притворялась маленькой, ничего не понимающей девушкой.

— А нас там ждут?

Хотя, ее, может, и ждут. А меня? Нужен ли им воскресший из мертвых прынц? Не уверен.

Ответ, который услышал, поразил меня в самое сердце.

— А какая мне разница? Или ты думаешь, что отец отпустил меня просто покататься? Да еще с кем? С… Ладно. Не важно.

Метаморфоза, которую перетерпела эта девчонка на моих глазах, была просто поразительна. Тут тебе милое безобидное существо в платьице, а тут тебе валькирия с четким пониманием происходящего. Ладно, про платьице — это я придумал. Но остальное-то так и было!

— И куда нам идти? — решил поинтересоваться у новоявленного дипломата.

— На второй уровень, — обрадовала она.

— Куд… да?

От неожиданности даже поперхнулся воздухом.

— А может сразу к управляющему искину станции и захватим ее по ходу дела?

Вероятно, яду и сарказма в моем голосе было больше, чем хотел вложить первоначально. Чтобы вы поняли, что она предложила и почему я так отреагировал, могу сказать, что шансов угнать пиратский крейсер у нас двоих больше, чем попасть на второй уровень. Да там, наверное, в каждом туалете находятся датчики слежения. Так что даже понятия не имею, как можно туда пробраться. Вернее, есть парочку вариантов, но не стоит же озвучивать всем подряд, что я такой умный и бесстрашный.

— И как мы туда доберемся?

— Так же, как добрались сюда! — отрезала девчонка.

— Что? Снова на моем горбу? — решил то ли пошутить, то ли поумничать.

— Ладно, — сбавила обороты мелкая воительница. — Сама полезу.

Не скажу, что это была большая победа, но хоть что-то.

На этот раз путь был намного тяжелее. Думаю, это и так понятно, ведь подниматься вверх, всегда тяжелее, чем спускаться вниз. Если же добавить ко всему этому еще и тот факт, что этот путь оказался раза в три длиннее предыдущего, то думаю вам будет понятно наше физическое состояние. Ведь мы не только спускались, а теперь поднимаемся. Мы еще и по прямой ходили. И в двух драках учувствовали.

Если же добавить ко всему этому тот факт, что у меня была бессонная ночь, то, думаю, вам станет понятно, почему мы не дошли до намеченной цели. Силы закончились намного раньше, чем того требовала ситуация.

Нашим спасением от сна на голом полу послужила кабинка, которая была предназначена для хранения обслуживающим персоналом разнообразного технического барахла, которое может им пригодится в работе, но которое не настолько ценно, чтобы таскать его с собой.

Какой-то их этих самых техников когда-то давно оборудовал себе бытовку, в которой можно было бы еще и отдохнуть. Видимо, любил задерживаться на работе. Вот только было это давненько. Об этом можно смело судить по тому слою пыли, которым здесь все уже заросло.

Вот только нам, а вернее мне, было уже все равно. Такое состояние было очень подозрительным. Вроде бы должен пропахать еще несколько суток, а тут такой облом. Ничего сделать с этим не успел. Только краем сознания отметил, как пол полетел навстречу лицу и мир исчез.

О том, что рядом кто-то есть понимал исходя из постоянного бубнежа.

Правда, не получалось идентифицировать говорящего, потому как никак не получалось зацепится за говорившего. Он то отдалялся до состояния еле слышно, то приближался и чуть ли не кричал в ухо, жаль, что понять, о чем он говорит, я так и не мог.

Сквозь пелену сознания удалось выхватить лишь несколько слов.

— …не способен…

— …требуется…

— …экстренный запуск…

А потом произошло резкое возвращение в реальный мир. Мир, где меня уложили на пыльный тюфяк, который давно должен был превратиться в труху. Да еще и запашок от него шел такой, что на нем побрезговал бы спать не только член королевской семьи, но даже некоторые из бомжей. И уложила меня на него Миа.

Экспресс-тест организма показал, что во время падения моей физиономии не было нанесено никаких повреждений. Просто падал медленно и ни обо что не зацепился.

Стоп! Какой экспресс-тест? Что за ерунда творится?

Вот только времени на то, чтобы разобраться с привалившим счастьем мне не дали. И сделала это сестренка.

Знаете, когда ты прожил всю жизнь как единственный ребенок в семье, то осознание, что у тебя теперь есть близкий человек, заставляет совсем иначе воспринимать окружающий мир. Например, тому, кто попытается навредить ей — просто откручу голову и скажу, что так и было.

— Что случилось, Халеа? Что это было?

Тон голоса, с которым эти вопросы были заданы, показывал, что она очень сильно перепугалась. Странно, когда ломала руки некоторым мордоворотам, никакого страха не было и в помине, а тут такой перепуг.

— Все уже нормально! — постарался успокоить ее.

И судя по тому, как стало багроветь ее лицо, понял, что тактика была выбрана неправильная. А ведь хотел просто успокоить ее, чтобы не переживала понапрасну. Или же не понапрасну? Ведь понятия не имею, что же со мной произошло.

— Извини. Такого со мной еще не было. Даже не знаю, что это было.

После этих слов накал страстей, как мне показалось, начал спадать.

Вероятно, это было то, что хоть немного успокоило девчонку.

— Нужно положить тебя в диагност, — проговорила она, как понял, больше для себя, чем для окружающих. — А то еще помрешь ненароком, что мне потом делать?

В этот момент наши взгляды встретились, и она поняла, что я услышал сказанные ею слова. А так как ничего спрашивать я не стал, то она начала первой.

— Поговорим?

И в этом простом слове было столько боли, что даже непонятно, как девочка-подросток может носить такое в себе? Мои познания в психологии говорили, что это боль человека, который разуверился в жизни, и которого та очень сильно побила.

— Спрашивай, сестренка.

Видимо она думала, что я каким-то путем постараюсь уйти от этого разговора, так как аргументы, которые уже были готовы сорваться с ее уст, так и замерли непроизнесенными.

— Ты знаешь, кто я?

Задавая этот вопрос, она очень внимательно смотрела в мои глаза, видимо, стараясь уловить не солгу ли я. Но ничего такого у меня и в мыслях не было. Тем более ответ мне был известен.

— Да, принцесса.

Покивав головой, как бы подтверждая свои выводы, к которым пришла, еще обдумывая этот вопрос, она продолжила.

— Кто ты?

Видимо вопрос был действительно животрепещущим, так как перед тем, как его озвучить, она невзначай бросила взгляд на наши железные шесты, который расположились в ближайшем углу. Или же это была крайняя мера, после которой я ничего не смогу поделать? Бедная девочка, кто же тебя воспитывал, если ты готова прибить человека, спасшего твою жизнь.

— Ты до сих пор не можешь понять, говорю я правду или лгу? — спросил с легкой усмешкой. — Действительно ли я твой брат? Или всего лишь хорошо притворяющийся самозванец?

— Ты не можешь быть моим братом! — сорвалась она на крик. — Это…

невозможно. Невозможно, — почти плача просипела она.

Конечно, невозможно. Однако говорить тебе об этом, не буду. Не враг же я себе?

— Да, ты права. Если смотреть на этот вопрос с той стороны, что я должен быть, максимум, вот таким шкетом, — показал рукой примерную высоту, до которой должен был дорасти ее братишка, — то ты однозначно права. И я не собираюсь никому ничего доказывать. И на трон я тоже не собираюсь претендовать.

— Но… Как не собираешься?

Видимо мои последние слова задели нечто такое, чего я понять пока не могу. И не понял, обрадовали ее мои слова, или расстроили?

— Посмотри. Если даже родная сестра говорит, что я — это не я, то как остальным доказать, что я действительно тот, за кого себя выдаю?

— А если провести тест ДНК? Он ведь может подтвердить, что ты мой брат, и… наследник.

Ага, а то мне своих проблем мало! Так теперь еще постараетесь новые навесить, для полноты ощущений? Ну уж нет! Огромное спасибо, но в эти игры я не играю.

— Спасибо. Но, давайте, как-то без меня.

Эти слова постарался произнести максимально дружелюбным тоном голоса, чтобы Миа не решила, что я бросаю ее на произвол судьбы.

— Но… Он же… Он же уничтожит королевство!

— Тебе так не нравится, как правит отец?

— Отец? — ее удивление было настолько натуральным, что я усомнился в правильности своих выводов.

А потом до нее дошло, что я просто ткнул наугад пальцем.

— Так ты не знаешь?

— Не знаешь, о чем? — настала моя очередь делать большие глаза.

— Отец погиб в… том же году, что и ты. Извини. Никак не могу привыкнуть… что ты жив. Никак. Знал бы ты, как я плакала, когда узнала…

И она действительно разрыдалась во весь голос. Даже у меня защипало глаза. Хотелось сказать, что в них попала соринка, но тогда пришлось бы признавать, что мне просто насыпали полные глаза мусора.

— Расскажи, что произошло, пока меня не было? — попросил ее, чтобы она переключилась на рассказ и немного успокоилась.

— Давай, вначале ты. А я сейчас… Я потом.

Все это прозвучало под постоянные звуки всхлипывания.

— Да мне и рассказывать-то нечего, — поспешил обрадовать ее.

— Как это нечего? — удивилась она. — Тебя же столько с нами не было!

Ничего на этот пассаж отвечать не стал. Если она считает, что прошёл довольно большой промежуток времени, то пусть так и будет.

— Даже не знаю, что тебе рассказать.

И в этом был абсолютно искренним. Ведь есть много такого, что станет очень хорошим компроматом на меня любимого. Да и что можно расскакаться, если говорить с точки зрения принца? Так что говорить буду только то, что нельзя будет истолковать против меня.

— Я не помню того момента, как попал в руки этих психов, которые ставили надо мной опыты. Я не знаю, сколько времени провел в их лаборатории. Вернее, я не уверен, что то время, которое прошло для меня — соответствует действительности. Благодаря счастливому стечению обстоятельств, мне удалось вырваться и сбежать. Правда, сбежать — это очень громко, так как никого, кто бы мог мне сопротивляться, там уже не было.

По взгляду, который бросила Миа, понял, что эти слова она перекрутила на свой лад. Ведь так можно смотреть на серийную убийцу, а не на родного брата, которого не видела много лет.

— Нет. Ты неправильно поняла, — постарался успокоить девчонку. — Никого я не убивал. Когда пришел в себя — все уже были мертвы.

По ее скептическому взгляду, в котором сквозила доля уважения, понял, что переубедить ее мне не удалось. Вот бывает такое, знаете, когда человеку очень хочется во что-то верить. И никакие аргументы для него не будут достаточными, особенно если он решил, что его вера правильная.

Понимая, что чем сильнее буду доказывать свою невиновность, тем больше она будет убеждаться в обратном, решил просто мазнуть на это рукой. От того, считает она меня настолько крутым терминатором, или нет — мне ни холодно, ни жарко. Пусть считает.

Кроме этого пришлось еще ответить на тысячу и один вопрос, которые последовали за мои очень кратким рассказом. Да, я понимаю, что рассказывать нечего, но эта мелочь вынесла мне мозг похлеще следователя по особо опасным убийствам. Ей удалось даже вытащить из меня рассказ, как я побывал в рабстве.

Как понимаете, некоторые вещи рассказать просто не мог. И выходила моя история очень похожей на то, что ранее втирали мне самому. Однако обижаться на меня не стали. Всего лишь заявили, что если не хочу говорить правду, то не стоит вешать лапшу на уши, и считать себя самым умным. Хотя и сказано это было иными словами, но суть от этого не меняется.

Довершением моего рассказа стало обиженное лицо сестренки, которая заявила прямым текстом, что не нужно думать, что она не может хранить секреты. К чему было это сказано? Могу только делать предположения, потому как не хочу даже докапываться до истины. Понимаю, что это может иметь далеко идущие последствия, но все равно не хочу.

Так как у нас с собой не было даже воды, без которой очень тяжело нормально существовать, то и желания задерживаться никакого не было.

И если я еще хоть как-то мог контролировать процессы своего организма…

Ладно. Не мог. Мог просто терпеть жажду, и не ныть. То у Мии с этим были явные проблемы. Она, как мне показалось, даже не собиралась ничего терпеть. Ей нужна была вода здесь и сейчас. Вот вынь да положь.

Что бы вы сказали подростку, у которого началась истерика на голом месте? Когда я просто предложил ей открыть кран и попить, она просто обозвала меня дураком и демонстративно отвернулась. Вроде я виноват, что никакого крана с водой, в обозримом пространстве, просто нет?

Понимая, что еще полчаса, и мы серьезно поругаемся — решил не тянуть время, а идти по наводке принцессы в посольство. Не знаю, как там меня воспримут, но, в крайнем случае, сдам эту кралю им на руки, пусть делают с ней, что хотят. Я же постараюсь покинуть эту гостеприимную станцию иными путями.

Следующие несколько часов слились в сплошное безумие.

Подъем — переход.

Подъем — переход.

Подъем — переход.

И сколько их было, может ответить только нейросеть и искин, потому как мои мозги просто устали от этого однообразия.

Несколько раз чуть не вляпались по самые уши. Оказывается, некоторые системы защиты от проникновения с нижних ярусов на верхние, очень даже рабочие. И они свои задачи, поставленные службой безопасности, выполняют на пять с плюсом.

Несколько раз даже приходилось падать в изнеможении на пол, чтобы остановить наше передвижение, и разбираться с установленным оборудованием.

Сестренка, которая сама уже еле тащила ноги, даже начинала меня поддевать. Мол, какой доходяга попался ей в братья.

Понимаете, говорила она это все культурным языком, которому ее обучали с самого младенчества. Вот только звучали ее слова именно так.

И как ей удавалось передавать свои мысли столь изощренным образом — я не понимаю. Видимо, этому нужно учиться с самого детства.

Теперь понятно, что у жителей нижних уровней нет ни одного шанса совершить прогулку со своего яруса на верхние, используя эти коммуникационные каналы станции. Также можно сделать вывод, что если здесь стоит столь совершенное оборудование, которому в подметки не годится то, с которым приходилось сталкиваться у военных — значит, для этого есть веские причины. Это первый вывод.

Второй вывод говорит, что если сюда кто-то напихал этого высокотехнологичного железа, то должны быть еще и те, кто будет реагировать на несанкционированное вторжение. И делать они должны это не просто быстро, а, практически, молниеносно. И что это значит?

А значит это то, что гонятся за нарушителями будут не люди. Ведь от человека можно довольно просто сбежать. Ведь не все же пространство напичкано этой электроникой? Да и не побегаешь в нормальном защитном одеянии по этим переходам. Остается только один вариант, кто это может быть. Дроны.

И тут же появляется новый вопрос. Кто и какую программу задал этим стражам границы? Они должны просто задержать нарушителя и выпроводить его назад? Или е эти «милые крошки» будут действовать более жестко, если не сказать жестоко? Импульс из парализатора, или с чего-то покруче, и летит домой мигрант, под действием силы тяжести. И каким он долетит, живым, или не очень — это уже его проблемы. Может попробовать вернуться и высказать свое недовольство действиями системы охраны.

Вы когда-нибудь слышали, как громко урчит живот, когда нужно постараться скрыть его бурчания? Даже не думал, что у меня он может выводить такие рулады. И если вначале, когда марши начал играть мой желудок, Миа еще посмеивалась, то после того, как образовался дует, она только ускорила шаг. Вернее, попыталась, так как силы у нее были на исходе.

Если моя спутница оптимистически заявляла, что до нашей цели осталось недолго, то я был не настолько категоричен в своих суждениях. Даже если не учитывать того, что я не имел схемы этой станции, то общее представление о структуре подобных объектов у меня были. Все-таки парень я образованный. А в некоторых сферах — даже очень. И вот эти самые знания говорили, что эта мелкая наивность быстрее скопытится с голода, чем доберется до указанной цели. Да оного взгляда на то, как она старалась скрыть свою усталость, мне было достаточно для полного понимания ситуации.

Если мы в ближайшее время нормально не поедим и не отдохнем, то никто и никуда не дойдет. Просто умрем по пути от истощения, и все. Ладно, я долезу до цели, вот только толку от этого? Понимаете, если бы я шел по ровному пути, то это был бы один разговор, а постоянно заниматься акробатическими трюками — это совсем иное.

Поэтому в один прекрасный момент заявил сестренке, что наше восхождение нужно временно прервать. Вы бы видели ее возмущение! Но стоило только намекнуть, что хочу нормально перекусить, как она стала моим самым ярым сторонником. И это при том, что даже понятия не имела, как я собираюсь это провернуть?

Мой план был прост — как все гениальное. По предварительным прикидкам мы находились не так далеко от нижних ярусов, как хотелось бы некоторым. А это значит, что здесь расположены не самые респектабельные заведения. Поэтому появление двух подростков, внешний вид которых мог бы запугать до истерики обитателей верхних уровней, здесь не заставит никого даже повернуть головы в их сторону.

Потому как тут таких должно быть двенадцать на дюжину.

Ну, да, грязные. Ну, да, одежда не их размера. Но кого это может волновать, если такие здесь не эксклюзив, а норма? Полагаю, что никого.

Вот именно исходя из этих выводов я и решился на очередную авантюру.

Понимаю, что окончится она может совсем не так, как планируется, но что поделаешь? Ведь, мало того, что кушать хочется до крика, так еще и отдохнуться не помешало бы.

Для того, чтобы не привлечь внимания искина, особенно если он получил задание отследить нашу парочку, решил использовать другой идентификатор личности. Теперь я снова — Андрей.

Когда мы подошли к небольшой дверке, через которую обслуживающий персонал забирался во внутренности станции, которые были невидимы прочим ее жителям, Миа занервничала. Видимо голодный желудок не совсем затуманил мозг. Вот только времени на то, чтобы осознать причину своей тревоги, я ей не дал.

Просто и без лишнего пафоса открыл дверь и вышел в нормальный мир.

Как понимаете, сестренка не стала медлить. Видимо, боялась остаться один на один со страшными внутренностями станции. А может это я так думаю, а на самом деле ею двигали совсем иные стимулы? Как бы то ни было, мы вышли на…

Хотелось сказать, что мы вышли на белый свет, но было это далеко не так. Даже остановился как вкопанный, когда смог осознать увиденную картину. Это до чего же нужно довести станцию, чтобы она имела столь «непрезентабельный» вид. И это еще слабо сказано!

Вы можете мне не верить, но такой свинарник на космической станции, на гениальном произведении человеческих рук, я видел впервые в жизни.

Даже на моей далекой родине, где такое встречалось сплошь и рядом, и где люди могли запросто жить в таких условиях, что…

Извините, задело. Прием, задело за живое. Теперь даже не уверен, будут ли обращать на нас внимание. Ведь по меркам этого уровня, мы выглядим очень богато.

Да-да. Вы не ослышались. Наши костюмы выглядят очень богато, если сравнивать их с одеждой уже увиденных мной прохожих. И это, несмотря на то, что выглядели мы в них, как настоящие бомжи. Оказывается, есть места, где даже бомжи выглядят аристократами. Лишь бы никто не решил поправить свое финансовое положение за наш счет. А то как-то надоело уже отбиваться.

И стоило об этом подумать, как произошло две вещи. И если одну можно было отнести к нейтральным, то вторая явно была из разряда — накаркал.

Та информация, к которой можно было бы отнестись спокойно — это был пакет от исикна, который курировал данный уровень. Он сбросил техническую информацию, которая помогла сориентироваться в пространстве, и понять куда мы попали. А еще он постарался считать информацию о том, кто я такой. На этом наше общение и закончилось.

Видимо ему стало не интересно. Вернее, я оказался не тем, кто ему нужен. Что не говори, а хорошо иметь несколько идентификаторов.

Что касается второй вещи, хотя на самом деле никакая она не вещь, то здесь было все не так радужно. Как говорится, мы снова оказались не в том месте и не в то время. Может это и звучит как очередной маразм, но мы снова попали на событие, которое только недавно произошло с нами на несколько уровней ниже.

В закоулок, в котором находилась дверка, через которую мы покинули инженерные тоннели, влетел худющий скелет. Вернее, не совсем скелет, но близко к тому. И когда я говорю, что он влетел, то ни много не преувеличиваю. И это совсем не метафора. Да, у мужчины, не было крыльев, но те, кто придал ему такое ускорение, сильно не задержались.

Откуда такая уверенность, что между нами и теми, кто был очень обижен на этого несчастного, находился мужчина? Так недельная небритость у женщин мной замечена не была. Так что — это самая обыкновенная логика.

На землю, а вернее на то, что ее здесь заменяет, несчастный плюхнулся как мешок. Даже не берусь подсчитать количество переломов, которые он заполучил в результате этого пируэта. Хотя, нет. Под нашими ногами была настоящая земля. Точнее грязь, которую не убирали здесь уже… очень долго.

Миа тут же демонстративно сделала вид, что она ничего в упор не видит.

Оказывается, принцессы тоже учатся на своих ошибках. И они готовы менять свою тактику, в зависимости от количества осознанных ошибок.

Мне же было все равно. От постоянной работы с вражеской электроникой голова просто гудела, как допотопный трансформатор. В смысле — громко и без пользы.

С другой стороны стояло двое. И я очень сильно в их идентификации. То, что одеты они были дорого — это понял сразу же. Да и их наглые лица также говорили, что предо мной явно не представители сил правопорядка. По крайней мере официального. Однако то, что вели они себя как хозяева жизни — все же давало информацию к размышлению. И то, что Миа решила подставить им спину — это очень плохо. Есть у меня подозрения, что если здесь будет то, чего я бы не хотел видеть, то и нас в живых не оставят. Как лишних свидетелей.

И теперь было неважно, останется в живых прилетевший мужик или нет.

Важным стало совершенно иное — останемся ли в живых мы? И судя по тому, как оценивающе окинули нас взглядом, боюсь, что решение этих двух нам не придется по душе.

— К бою! — шепнул сестренке.

Та от удивления даже рот открыла, видимо желая высказать все, что она думает о таких Д'Артаньянах, как ваш покорный слуга. Однако стоило ей увидеть, на кого направлен мой взор, и самой посмотреть туда же, как она просто побелела.

Странная реакция на уличную шпану. Ну, ладно. Не шпану. Почему же так нервничать. Внизу мы сколько таких красавчиков уложили. И даже не мы, а она самолично. А тут…

Тем более железные палки были все еще с нами. Так что…

Додумать мысль мне не дали. И сделал это сестренка. Причем сделала довольно специфически. В прыжке. Ударом ноги.

Никогда бы не подумал, что у малявки может быть такой тяжелый удар.

Видимо костлявость усиливает удар. Вот только то, что она поймала предназначенный мне выстрел из парализатора и потеряла сознание — было…

От следующего выстрела я увернулся уже самостоятельно. Мозг перешел в режим ускоренного восприятия действительности. И даже модернизированное тело не справлялось с теми нагрузками, которыми я нагрузил его.

Мой же оппонент, один из тех, кто стоял в проходе, вел себя как в тире.

Он целился в меня и пытался подстрелить. Две вещи, которые меня спасли — это излишняя самоуверенность модификанта и то, что стрелял он не широкополосным лучом, а узким.

В том, что нас убивают модификанты — я не сомневался. Потому как не может нормальное человеческое тело двигаться с такой скоростью. Оно просто не перенесет такую нагрузку. Тело простого человека просто физически не способно на такое.

Видимо он не ожидал встретить здесь, на этом уровне, таких шустриков. И пока к отстрелу меня любимого не подключился его напарник, рука которого уже начала свой путь к кобуре с парализатором, я сделал то, что использовал уже не один раз — прямое воздействие на нейросеть.

Успели мы, практически, одновременно. Я — отрубить нападавших, он — попасть в меня. Оказывается, все мои способности, которыми я так кичился — тоже мне, модификант доморощенный — не стоят выеденного яйца. Особенно, когда против меня не кучка гопников, а обученные специалисты с нужными имплантами.

Да, выращенные нанофабрикой импланты мне помогли. Вот только ощущения от попадания луча было такое, как если бы мне на ноги, а именно их зацепило, пока я прыгал как горный козел, вылили ведро кипятка. Да, меня не парализовало, как это произошло бы с самым обыкновенным человеком, но пусть меня убьют три раза, чтобы я еще раз подставился под такую пушку!

Поднимался на ноги с большим трудом. Все же прилетело мне очень неплохо. А внутри нарастало непонятное чувство тревоги. Что-то я не учел. Что-то должно произойти в ближайшее время! И это самое чувство не просто намекало, а орало дурным гласом, что нам нужно линять отсюда, и чем быстрее, тем лучше.

О том, какое горе заставило высунуть нос на этот уровень — я, практически, забыл. Ну, не дадут нам пообедать в ресторане. Не дадут.

Но…

И тут мозг, который перешел в режим повышенного восприятия, выдал такой фортель, что я долго еще буду вспоминать это. Как бы это описать?

Вы можете представить себя пассажиром в личном теле? Пассажиром, который может только наблюдать за происходящим, может кричать от страха, но не может ни на что повлиять. Вот и у меня произошло нечто подобное.

В голове появился план выхода из кризисной ситуации. И не вдаваясь в подробности я начал действовать.

— Хватаешь ее и тащишь туда! — крикнул «скелету», тыкая пальцем на дверь, из которой мы только вылезли.

И, понимаете, даже мысли не возникло, что он не сможет выполнить мое указание.

Сам же в это время подлетел к двум нехорошим парням и сжег их нейросети. А мне не нужно, чтобы он начали рассказывать, что и как здесь произошло. Атак — никаких улик.

Подхватив парализатор, из которого меня чуть не укокошили, рванул из переулка. База, которую сбросил искин, говорила о том, что ближайший продуктовый магазинчик находится от меня на расстоянии тридцати метров. Здесь, за углом.

На мое благо в нем никого не было. И я, ворвавшись в это небольшое помещение как переруганный демон, тут же занялся тем, ради чего и решил потратить эти несколько десятков секунд. А так как времени на пояснения и просчёты стоимости товаров у меня не было, то пошел по самому простому пути.

Одной демонстрации парализатора хватило для того, чтобы владелец замер за стойкой, боясь пошевелится.

— Сумка есть? — задал ему первый за все время нашего общения вопрос.

Он протянул мне нечто, отдаленно напоминающее рюкзак. Откуда он у него — не знаю, но мне подойдет. Было бы намного хуже, если бы у него оказалась авоська. В него тут же полетели энергетические батончики сомнительного производства и вода. Все, больше ничего мне не нужно.

Главное — продержаться несколько дней, а там жизнь покажет.

Забросив рюкзак на плечо, повернулся в сторону торговца и со словами, — лови, — бросил ему парализатор, которым только что угрожал.

— Сдачи не нужно.

Оружие было поймано, как мне показалось, опытной рукой.

И только я сделал шаг в сторону выхода, как услышал вдогонку?

— Стой!

Ну, вот! Приплыли. Додумался дать оружие в качестве уплаты. И что теперь делать? Ой как не хочется тратить время на разборки еще и с этим типом. Ну, скажите, почему я такой дурак? Нет, это же нужно быть таким больным на всю голову!

Однако события пошли совсем не по тому пути, который я себе уже представил. И слова, которые прозвучали дальше, тут же сбили ненужный накал страстей.

— Возьми еще это, парень, — произнес торговец абсолютно спокойным голосом.

Оказывается, он не настолько сильно испугался моего вторжения. Так как в это время смотрел на происходящее абсолютно спокойными глазами. И делал это, придерживая рукой нечто похожее на брошенный ему парализатор, но размером немного поменьше.

Вслед за этим в мою сторону полетели две коробки. Благо, что они были в герметичной упаковке, так как поймать получилось всего лишь одну из них. Вторая довольно громко «приземлилась» на пол, издав соответствующий звук.

Продавец только покачал головой. Именно таким жестом, убеленный сединой дед высказывает свое неудовольствие поведением внука. Я же постарался не покраснеть, когда запихал их в свою новообретенную заплечную сумку. Вот еще одно доказательство, что кроме крутых игрушек, еще не мешало бы иметь мозги, которые могут ими правильно пользоваться.

Ведь на сегодняшний день все мои супер-способности работают только в том случае, если жизни угрожает прямая опасность. И даже тогда складывается впечатление, что не я управляю всем этим, а кто-то совершенно другой. Я же создаю видимость, что нахожусь здесь, рядом. И не более того.

— Спасибо, — только и оставалось сказать этому человеку.

— Берегите Старка!

Эти слова прозвучали уже в спину, когда дверь практически закрылась.

Теперь кое-что стало понятно. Он видел произошедшее в переулке. Как у него это получилось? Не знаю. Однако, учитывая количество электроники на квадратный метр, могу предположить, что один из регистраторов, которые размещены в том аппендиците, принадлежит торговцу.

И второе, что тоже прояснилось — старика зовут Старк. Не знаю, пригодится ли мне эта информация, но приму ее к сведению. А если за человека так просят, то означает это, что он не кто-то там без роду и племени. Это, как минимум.

Плохо только то, что все свои выводы приходится делать на таких обрывках информации, что совсем не удивлюсь, если они будут настолько далеки от действительности, как если бы делал их на основании своей фантазии.

На выполнение этого плана ушло около минуты. Не больше. И когда я вернулся в тупик, где произошло мое знакомство с этим уровнем и его обитателями, то с удовлетворением отметил, что «скелет», или Старк, как его назвал торговец, успешно справился с поставленной перед ним задачей. Ни его, ни сестренки видно не было.

Два тела, которые еще недавно представляли довольно серьезную угрозу для нашего коллектива, все так же продолжали лежать сломанными куклами. И когда прошел мимо них в направлении выхода из столь гостеприимно принявшего нас сектора, как в голове промелькнула еще одна шальная мысль.

Быстрый обыск карманов несчастных показал, что люди они далеко не бедные. Об этом говорили не только три обезличенные банковские карточки, но и кристалл с какой-то базой данных. Не знаю, что на ней, но пусть будет. Не выбрасывать же добро?

Да, прекрасно понимаю, что парень я не бедный. Вот только бывают ситуации, когда не стоит светить, что это именно ты скупился здесь и сейчас. Так что пусть будет некий запас прочности. Кто его знает, что может пригодится в этой жизни?

Нырнув в прикрытую дверцу, ведущую в инженерные туннели, постарался ее не просто закрыть, а заблокировать. И сделать это получилось довольно просто. Даже удивился, насколько просто могу гнуть железные вещи. Теперь для того, чтобы проникнуть вслед за нами нужно будет не просто пошуметь, а еще и помучится. Думаю, что если такое произойдет, то мы очень хорошо услышим желающих встретится с нами.

Повертев головой, отметил что моих спутников в обозримом окружении не видно. Оказывается, Старк не настолько слаб, как прикидывается. Ведь не только сам проследовал по этому маршруту, а еще и девчонку на себе уволок. Молодец!

Но и сильно стараться, для того, чтобы определить их место положение, мне не пришлось. Нужно было всего лишь приложить усилия для того, чтобы напрячь слух. И уже он подсказал, что те, кого ищу находятся всего в каком-то десятке шагов.

Вот только шум, который они издавали, был какой-то неправильный.

Хотя, шуметь мог только «скелет», потому как девчонка никак не могла прийти в себя за это время.

Сделав несколько шагов, я оказался за поворотом, где и находились эти двое. Вот только увиденное, ввергло меня в шок!

Представьте себе картину, которую увидел, и вы поймете мои чувства.

На полу, вернее на грязной одежде этого… типа, лежит Миа. С ее верхней половины снята одежда, а этот… этот крендель, шарит своими руками там, где не положено!

Глава 7

Да что же ты творишь, захотелось выкрикнуть этому типу? Как у тебя поднялась рука на такое?

А еще появилось очень большое желание со всей дури двинуть ногой в голову. И, чуть не поддавшись этому импульсивному порыву, сдержался в последний момент.

А потом вообще стало стыдно за те мысли, которые пробежали в голове.

Потому как сработали знания из медицинских баз. И говорили они о том, что данный тип делает непрямой массаж сердца. И это значит…

Еле сдержался, но на этот раз, чтобы не упасть рядом на колени, и, отогнав нежданного спасателя, самому начать спасать жизнь сестренки. И только, приложив очень большие усилия, все же сдержался. Причина моей сдержанности состояла в том, что все манипуляции, которые проводил Старк, или «скелет», были технически правильными. И я совсем не уверен, что смогу сделать лучше. А если ко всему этому добавить мои кривые руки, то пусть доделывает то, что начал.

Меня же начало колотить от того, что сестренка может умереть, из-за меня. Понимаете — из-за меня. Она ведь подставилась, и приняла выстрел на себя, лишь бы его не получил я. Да я…!

Дальнейшую накрутку пришлось прервать, так как девчонка тихо застонала. И тут же, только придя в себя, решила сделать то, на что у меня не поднялась ни рука, ни нога. Должен признать, что здесь я сработал на опережение, так как уже знаю, насколько девушки могут быть резкими в некоторых жизненных ситуациях. А сейчас именно одна из таких.

Старка спасло еще и то, что после полученного импульса она была похожа на отмороженную жабу — вроде бы и ноги есть, а поделать с ними ничего не получается.

— У тебя была остановка сердца, — постарался успокоить сестренку. — И Старк делал тебе непрямой массаж сердца.

— Старк?

— Откуда?

Эти два вопроса были заданы одновременно.

— Откуда ты узнал мое имя? Я ведь не успел тебе сказать и слова, молодой человек? — спросил он, повернувшись в мою сторону и вглядываясь в мои глаза.

В его вопросе не было никакой паники или страха. Только чистое любопытство. А еще чувствовалось аристократическое воспитание, которое невозможно спрятать ни под каким внешним видом. Даже то, что с ним произошло на этой станции, не заставило его забыть об этом.

Только ответить мне не дала Миа. Она тут же внесла еще большую сумятицу в голову нашего нового знакомого.

— Старк? Старк Оливент?

А вот после этого вопроса, на него стало страшно смотреть. Он, как мне показалось, умудрился постареть еще на несколько лет. Хотя, как это возможно — не понимаю.

— Дядя Старк, это точно вы?

Вместо ответа он, прищурив глаза, начал вглядываться в ту, которой только что спас жизнь. Не знал, что в мире с такими технологиями могут быть люди с плохим зрением. Как-то это неправильно. Он даже пододвинулся поближе, желая рассмотреть ту, что задала настолько страшный для него, как мне показалось, вопрос.

— Миа? Это точно ты? — буквально прохрипел он эти слова.

Его голос предательски сорвался, когда он хотел сказать что-то еще.

Сестренка же в это время просто сидела и беззвучно рыдала, растирая по грязному лицу неостанавливающиеся слезы.

Итак, что мы имеем?

Невзирая на то, что кое-кто решил устроить сырость, меня эта болезнь не захватила. Причин рыдать, как это делали двое моих спутников — я не видел, поэтому попытался проанализировать, что же только что произошло? И свидетелем чего я только что стал?

Хотя и не с первого раза, но они узнали друг друга. А это может означать только то, что они были знакомы раньше. И судя по тем эмоциям, которые просто плескаются через край, они очень близкие знакомые. Потому как, встретившись с человеком, которого ты давно не видел, вряд ли будешь плакать.

Осталось дождаться, когда их поведение станет вменяемым и поспрашивать их с пристрастием.

Однако времени на это не осталось. Чувство опасности, которое до этого момента меня практически не подводило, взвыло дурным гласом.

— Быстрее! Нам нужно уходить!

На меня удивленно уставились четыре ничего непонимающих глаза.

Ну, как же им объяснить, что если мы не уйдем, то будет поздно. Я не знаю, что произойдет! Не знаю!

А потом стало поздно.

С той стороны, откуда мы умудрились выбраться, послышался шум.

Чем-то тяжелым долбили в дверь, которую не так давно я заблокировал, оставляя столь не гостеприимный уровень. Еще немного, и они окажутся в инженерных ходах. Кто они, и чем это грозит нам?

Вопросы важные, но есть те, что намного важнее. Куда бежать?

Будем думать логически. Куда должны бежать мы, если нас узнали? А в том, что нас узнали, решил не сомневаться. Так, на всякий случай. Вверх!

Не свою территорию. Куда мы однозначно не должны соваться, если на плечах есть голова? Вниз. И какой может последовать вывод?

А вывод такой, что ни вверх, ни вниз нам идти нельзя. Если двинутся вверх, то нас очень быстро догонят. Все-таки эти ребята не так устали, как мы. А если взглянуть на Старка, то даже мысль двигаться вверх будет для него убийственной. Если же направится вниз, то далеко убежать нам не дадут. Не так далеко от нижних ярусов мы вылезли.

Единственный нестандартный ход, как мне кажется, состоит в том, чтобы двигаться по этому ярусу, постепенно меняя уровни. Не знаю, поможет это или нет, но сидеть и ждать пока нас возьмут за шкирку — я не желаю.

— Быстро! За мной! Кто отстанет — сам виноват.

Так как времени давать развернутые пояснения у меня не было, то решил, что командирского тона голоса вполне достаточно. Но я снова оказался неправ.

— Ей нельзя идти! — проговорил старик упавшим голосом. — Сердце может просто не выдержать такую нагрузку.

Потом, опустив голову, он добавил еле слышно:

— А у меня на это просто не осталось сил. Совсем не осталось.

Но после того, что сказала Миа, у меня совсем крышу снесло.

— Беги братик! Хотя бы ты должен спастись! Спрячься! Ты им отомстишь!

Два слова из ее послания четко достигли разума. Беги и спрячься. И подействовали они как красная тряпка на разъяренного быка.

Она вообще за кого меня принимает? За труса, который спасая свою жалкую жизнь, будет прятаться, как крыса, оставляя друзей и родных на растерзание всяким разным? Да если бы она была парнем, я с пребольшим удовольствием набил бы ей морду за такие слова.

Вот только еще один мой взгляд, который встретился с ее, дал понять, что ничем таким она меня не считает. Мало того, она действительно хочет, чтобы я спасся. Да что я говорю!? Всего несколько минут назад Миа подставила себя, лишь бы спасти мою жизнь.

Второй взгляд, который уперся в Старка, показал, что он собрался мужественно и безропотно умереть. Звучит бредово, но кроме своего мужества ему нечего больше противопоставить нападающим. Вот же стержень у человека!

Следующий удар показал, что времени осталось вообще мало. Одного только не могу понять, зачем этим ребятам понадобилось долбить дверь, если намного ее проще просто порезать? Однако, как в таких ситуациях обычно бывает, адреналин не дал обдумать вопрос до конца. Он требовал действовать, и делать это максимально быстро.

— Никуда не уходите! — выдал я очередной перл, и метнулся в сторону прорыва блокады.

Это же нужно было до такого додуматься! Порекомендовать людям, которые не могут передвигаться никуда не уходить. Даже не знаю, как выглядело это со стороны. Видимо, как изощренное издевательство.

Нужно будет извиниться за свою тупость. А еще лучше переставать вести себя как ребенок.

Губы расплылись в непроизвольной улыбке. Ведь кем меня видят окружающие? Подростком, который так и норовит засунуть свой длинный нос во все возможные дыры. И что из того, что я этого не хотел, а просто так получилось? Вы многих людей знаете, которые, видя неадекватное поведение подростка, подходят к нему и просят пояснить причину своего неадеквата?

Однако эти мысли промелькнули с такой скоростью, что просто не успели зацепиться в мозгу. Ну, туда им и дорога, потому как у меня впереди тяжелый бой. И еще неизвестно, останусь ли я в живых после него?

Странно, но никакого шума впереди слышно не было. И вдвойне странно, что моя паранойя немного угомонилась. Может хоть кто-то пояснить, что это значит? Естественно, никто и ничего пояснять даже не собирался.

И, казалось бы, миновала проблема — махни рукой и рви отсюда когти.

Так нет! Нельзя так. Ведь меня любопытство задушит собственными руками, если не выясню, что же там происходит? Или уже не происходит.

На этот раз снова решил воспользоваться своей возможностью подглядывать, используя видеорегистраторы, которые на этой станции понатыканы в таком количестве, что это просто уму непостижимо!

И ждало меня два открытия, после осознания которых оставалось только становится на колени и биться головой оземь. Первое — я бы отнес к разряду приятных. И заключалось оно в том, что никаких преследователей не было. Вообще никаких. И кто тогда пытался прорваться с таким грохотом? Да и ребят, которые попытались укоротить наши жизни доже не было и в помине.

Честное слово, если бы не второе открытие, то я бы докопался до истины.

Но оно было намного важнее выяснения, кто же там бился головой в стену станции. И понимание того, что я являюсь участником некого реалити-шоу, подействовало просто подавляюще. Ладно, согласен, что не я, а мы. Но что это меняет в происходящем?

Извините, может я и очень сильно сгущаю краски, но как еще можно интерпретировать то, что я узнал? Оказалось, что видеорегистраторы имеются в большом количестве не только с той стороны двери, где и проживают нормальные люди. Здесь, в инженерных туннелях их еще больше, чем там. И, самое важное, они работают не в автономном режиме, как это должно быть согласно инструкции, а в режиме потокового съема информации! То есть, за нами наблюдают в режиме реального времени!

И кто это может быть? Неужели местные шишки настолько быстро смогли нас вычислить? Тогда почему мы до сих пор бегаем, а никто ничего не делает? Почему до сих пор нет команды на наш захват? А может… они ожидают, пока нам надоест, и мы сами вылезем туда, где наша упаковка не займет много времени и сил местного правопорядка?

Да нет! Даже в моих ушах, которые привыкли и не к такому — эта версия звучит абсолютно бредово. А значит, нужно думать над иными вариантами. Ведь логика говорит, что если я не могу предположить иного пояснения происходящего, то это еще не означает, что его нет.

Логично?

Логично!

Проскочила, конечно, подлая мыслишка, поднять лапки и идти сдаваться, но, кто только что рвал на себе рубашку, стараясь доказать, что я не тварь, которую можно так просто запугать? А что тогда делать?

Не к месту вспомнились слова, услышанные еще на далекой родине, что дорогу осилит идущий. Кажется, их сказал кто-то из древних? Но, я ничего утверждать не буду. Просто не помню. И вот именно они кажутся мне наиболее правильным вариантом дальнейшего поведения. И даже если этот путь приведет меня снова в очередное… место, которое очень не понравится, то это будет не потому, что я плыл по течению, а потому, что прилагал усилия. А ведь все может оказаться совсем не так, как я себе напредставлял. И с таким поворотом событий сталкивался уже не один раз. Так что не буду опускать руки раньше времени!

Понимание того, что в данном конкретном случае никак не смогу повлиять на ситуацию действовало немного удручающе. Ладно, не буду кривить душой. Не немного, а очень даже много. И если на смерть летел, как гладиатор, то назад тащился — как провинившийся щенок.

Причина столько понурого настроения была еще и в том, что моим спутникам нужно будет что-то сказать, и, хотя бы как-то, прояснить текущее положение. А что я им скажу?

Вот сейчас подойду и выдам раскладку, что за нами ведется видеонаблюдение в режиме реального времени. И что должен услышать в ответ? Правильно! Откуда у меня эта информация? Соврать? Так уже время показало, что врать я не умею. И когда начинаю это делать, то становится намного хуже, чем было до того, как решил использовать свой язык не по назначению.

Вот с такими мыслями и притащился к своему спутнику. И стоило только взглянуть на Мию, как все вопросы отпали сами собой.

Сестренке было плохо. Действительно плохо. Даже невооруженным взглядом было видно, как пылало ее лицо. Одного прикосновения тыльной стороной ладони к ее лбу оказалось предостаточно, чтобы констатировать очевидное — она горела.

Взгляд на Старка, как нас самого понимающего в медицине, был брошен очень умоляющий. Можно, конечно, было бы сказать, что я начал вести себя настоящий герой, но это было далеко не так. В текущей ситуации я не видел выхода. Только в мозгу набатом бил колокол, который отбивал последние часы жизни сестренки.

— Ей нужно в реаниматор. Иначе она не выживет.

Эти слова были произнесены не как предписание доктора, а как приговор смертельно больному человеку, для которого нет ни единого шанса. По мужчине было видно, что данное утверждение далось ему с трудом. Да и сам он был, как говорится, краше в гроб кладут.

Меня такой упаднический настрой просто взбесил. Мало того, что я тут с ума схожу от неопределенности, так еще и этот.

— Где есть ближайший реаниматор? — поставил вопрос ребром.

На меня взглянули довольно внимательно, как бы стараясь убедиться, в своем ли я уме?

— Не тяни время! Видишь же, что она умирает!

Не знаю почему, но очень захотелось дать пинка этому умнику, который не может быстро и точно отвечать на поставленные вопросы. Внутри начало подниматься бешенство, а окружающее начало закрашиваться в алые тона.

Старк непроизвольно сглотнул. А потом указал туда, откуда я только что вернулся. На ярус, где и начались наши проблемы.

— Налево, по улице. Через двести метров.

Видя мои широко открытые глаза, он тут же продолжил. Наверное, решил, что не стоит меня злить. А потом…

Нет, ну стоит ли быть таким самомнительным идиотом. Сидит мужик, который, даже несмотря на то, что похож на скелет, все равно больше и сильнее меня. Пацана. Подростка. А я тут делаю выводы, что он испугался.

Хотя, маленькие собаки тоже ведь могут больно укусить. А кто я для этого человека?

И тут же в голове всплыла подсказка — человек, который несколько минут назад устроил неслабое побоище. Да и с сегодняшними технологиями и не такое можно творить со своим телом.

Вот только что-то мне подсказывало, что с этим регенератором не все так гладко. И даже не скажу, что послужило причиной сделанного вывода. То ли затравленный взгляд Старка? То ли начинаю привыкать к тому, что в этой жизни меня ожидают сплошные подлянки? Поэтому, не тратя ни единой драгоценной секунды, тут же и озвучило свое подозрение.

Как показало предчувствие — я оказался прав. С этим регенератором была одна небольшая проблемка, как отсутствие специалиста, который сможет его запустить.

Хотел сказать, что все модели оснащены системой, задача которой максимально облегчить спасение человеческой жизни. Или, говоря по-простому, есть там такая кнопка, по нажатию на которую, устройство запускается в автоматическом режиме. И его задача спасти жизнь тому, кого уже впихнули внутрь камеры. Но не стал делать этого. И причина этого не в том, что я решил не умничать. А в том, что вспомнил о таких устройствах.

Не скажу, что это устройство очень старое, а потому у него нет такой функции. Нет. Все намного проще. Это довольно продвинутая модель. Вот только выпускали их с таким прицелом, чтобы обеспечить работой своих специалистов и не позволить аборигенам обижать их. Потому как без медтехников это чудо инженерной мысли работать просто не будет.

Назовем это — маркетинговым ходом.

Дальше говорить смысла не видел. Просто подхватил сестренку на руки и помчался в указанном направлении. Однако далеко убежать у меня не получилось. Те двери, которые не впустили к нам нападающих, теперь стали такой же надежной преградой и для нас. Вот только было одно маленькое «но». И состояло оно в том, что двери были заблокированы с этой стороны. И делал это я.

Так что, отложив Мию немножко в сторону, дабы ничем не зацепить, и пока наш спутник не доковылял сюда, и не увидел, чем я здесь занимаюсь, быстренько разблокировал их. И так как нервы были на взводе, то даже не обратил внимания на то, сколько усилий пришлось потратить на это простое действо.

Когда Старк доковылял до выходя, я уже аккуратно выносил сестренку на ту сторону. Хотя и пришлось потратить немного времени на разведку. Не хотелось попасть под раздачу с девчонкой на руках. И не скажу, что меня очень сильно пугало это, потому как последняя разведка показала, что агрессора вблизи не наблюдается.

До двери, которую показал Старк, мы шли около пяти минут. Не скажу, что было очень далеко. Больше проблем создавал именно он, потому как скорость его передвижения оставляла желать лучшего.

Еще одной проблемой было то, что на нас постоянно оглядывали немногочисленные прохожие, которых не было видно ни одного, еще каких-то несколько минут назад. Такое чувство, что они вышли посмотреть на то, как парень тащит девчонку, и при этом дышит как паровоз.

— Здесь! — наконец-то услышал я.

— Так открывай дверь! Видишь, я не могу. У меня руки заняты!

Вместо того, чтобы сделать то, что ему сказали, он потупил голову и замотал ею в отрицательном жесте.

— Не понял?!

— Я… Я не могу. Там… закрыто.

Вот только прозвучали его слова как-то неуверенно, что ли. Лжет — тут же пришло понимание. Он не «не может». Он не хочет. А еще и боится этого.

И ожидает?

Это состояние называется — горе от ума. Ну, вот может мне хоть кто-то пояснить, как человек может чего-то не хотеть, боятся и ожидать? Я не понимаю. Однако усвоенные знания говорили об этом однозначно.

А еще в его глазах мне почудился подозрительный блеск, который очень и очень не понравился. Не должен так вести себя тот, кого считают другом.

Честное слово — не должен.

Несколько секунд понадобилось для того, чтобы понять причину столь интересного поведения. Дверь была заперта. Ну, это ведь и логично. А то, что за ней находилась система защиты, да еще в активном режиме — это уже сюрприз для желающих полакомится чужим добром. А вот то, что нас направили в эту дверь, даже не предупредив об опасности… Да за меньшее убивали.

Еще одно сканирование, уже более детальное, показало, что помещение это не простое. Да на него можно бомбу сбрасывать, и ему ничего не будет. Видимо, делалось по военным стандартам? Вот только проблем с тем, чтобы отключить эту систему защиты я вообще не видел. Да что там отключить!

Через четыре секунды я оказался единственным полноправным владельцем данной недвижимости, которой не пользовались уже несколько лет. В том смысле, что за это время, дверь ни разу не открывалась. Хотя…

Было несколько желающих взять ее приступом. Правда, даже сделать ничего они не успели. Очень хорошая здесь система защиты!

Миа тут же была внесена в список лиц, которым не просто разрешен доступ на эту территорию, но которую система защиты будет оберегать, как зеницу ока.

— Пошли! — скомандовал Старку. — Дверь откроешь.

Тот же начал отходить назад с побледневшим лицом. Теперь на нем была довольно интересная стилизация под покойника.

— Точно не пойдешь? — зло оскалился я.

Однако ответа не последовало. «Скелет» развернулся и постарался отойти от меня подальше. Причем делал это довольно профессионально.

Он… уходил с линии огня.

Вот значит, как!

В это время на руках застонала сестренка. И ее стон привел меня в адекватное состояние. Тут же пропало желание набить морду этому типу, который так меня подставил. Хотя, почему подставил. Он всего лишь выполнил мою просьбу — привел к регенератору. Я же не ставил никаких дополнительных условий. Например, чтобы оборудование было работающим, или было заполнено медикаментами. По-моему, это и так понятно.

Правда, если бы он был нормальным человеком, то мог бы, хотя бы, предупредить об опасности.

Понимая, что время утекает, как песок сквозь пальцы, решил поспешить.

Буквально через какой-то десяток шагов мы уже были у двери, которая автоматически открылась, и тут же закрылась, отрезая нас от внешнего мира.

Когда прозвучал один выстрел, то даже присел от неожиданности, ведь система опознала нас как своих. Так в кого же она стреляла? Появилось, конечно, желание разобраться с этим казусом, но пришлось отложить его до более удобного случая. И причина лежала у меня на руках.

Сестренку начал бить озноб. И он постепенно нарастал. Так что все последующие действия были произведены на автомате.

Даже не понял, как это у меня получилось так быстро сориентироваться в пространстве? Только когда отдал последнюю команду реанимационному комплексу, а это был именно он, начал потихоньку приходить в себя.

Думаю, если бы на меня могли посмотреть в тот момент со стороны, то увидели бы паренька, который сидит и улыбается идиотской улыбкой. И было чему. До меня дошло, что я произвел все манипуляции, необходимые для запуска процедуры, без сучка и задоринки. Была только одна мысль, которая портила всю картину. И говорила она о том, что я не помню, как все это было сделано.

Только теперь мозги начали включаться в работу. И тут же на меня посыпались непонятки. К примеру, как можно пояснить то, что этот «медицинский кабинет» стоит заброшенным уже столько лет, но все еще готов к работе, и заводится с полпинка?

Или…

Сорвавшись с места, рванул в сторону выхода. Я вспомнил тот единственный выстрел, который прозвучал, когда мы входили в помещение.

Должен сказать, что успел я, практически, вовремя. На улице, хоть и немного в стороне, но все же в поле видимости датчиков охранной системы, можно было наблюдать дежавю. Два типа довольно споро работали ногами, пиная нашего недавнего знакомого — Старка.

Называю происходящее этим словом, так как, на мой взгляд, оно лучше всего описывает происходящее. Где-то я уже видел подобное. Однако даже мысли не появилось хоть как-то помочь человеку. И не нужно так скептически хмыкать. Для этого у меня вполне достаточно возможностей, даже не покидая этот мобильный регенерационный комплекс.

Вооруженных дронов для этих типов хватит за глаза.

Вот только, как уже говорил, даже желания сделать для него хоть что-то у меня не было. Зато очень отчетливо вспомнилось его молчание, когда он отправлял нас, двух детей, на верную смерть, даже не предупредив об опасности. Потому вправе считать, что после такого, этот тип к моим друзьям не имеет ни малейшего отношения.

Да, я прекрасно помню, как рада была Миа его появлению. Помню, как она плакала. Несмотря на все это у меня не возникло ни капли сомнений о правильности принятого решения. И даже если он ее родной дядя, то и в этом случае ничего не собираюсь делать для его спасения. Потому как, имея таких родственников — нужда во врагах отпадает автоматически.

Дабы перестать думать о только что принятом решении направился на осмотр местных достопримечательностей. Вот только ничего интересного найдено мной не было. Даже странно это, на фоне того, что со мной происходит в последнее время. И если бы я наткнулся здесь на представителя какой-то совершенно уникальной расы, и он решил бы служить мне верой и правдой, то и в том случае я бы не очень удивился.

Вот только ничего подобного не было и в помине.

Если бы не высокотехнологичное оборудование, которым было укомплектовано данное учреждение, то я бы сказал, что попал в самый обыкновенный фельдшерско-акушерский пункт в какой-то богатой деревне. Странные ассоциации, не правда ли?

Возвращаясь к регенерационной камере, чтобы посмотреть, как себя чувствует сестренка, натолкнулся на сумку с продуктами, которой затарился в местном магазине. Странно, пробелы в памяти до этого момента не замечал, а тут на тебе. Я вообще не помню, как притащил ее сюда. Да что там! Я не помню, где она делась после того, как выскочил с ней в инженерные хода!

Вот только теряться в догадках и строить предположения — желания не было. Нашлась? И хорошо. Потому как желудок, при упоминании о продуктах, тут же напомнил о своем зверском голоде.

Достав то, что попало под руку, начал медленно подкармливать себя любимого. И делал это, не смотря на еле сдерживаемое желание сожрать все, что есть в сумке. Не делал же этого по той простой причине, что мозг о насыщении желудка узнает с небольшим опозданием. Да и кто его знает, сколько времени мы будем вынужденны провести на этих продуктах?

Когда натолкнулся на коробку, которую презентовал мне торговец, то решил выяснить, что же такого он мне бросил. Однако никаких опознавательных знаков на упаковке не было. Вернее, были. Но для меня они не значили ровным счетом ничего. Ну, вот скажите, пожалуйста, что должно быть в коробке, на которой нанесена маркировка А17-Га?

Вот и мне не понятно, что это может означать. Однако природное любопытство, которое уже не один раз толкало меня на «преступления» не смогло промолчать и в этот раз. Отчего-то не верилось, что мне подбросили нечто, могущее угрожать моей жизни или здоровью. Видимо, я так и погибну идеалистом.

После открытия увидел, что в ней лежали… Гулливеры? Как бы это пояснить проще. Вы видели конфеты Гулливер, но маленькие? Если бы еще упаковка была яркой, в которую обычно и упаковывают эти шоколадные конфеты, а не серо-зеленой, как в данном случае, то сходство было бы полным.

Вскрытие одного из пакетиков ничем критичным для организма не окончилось. Значит, буду считать, что убивать меня не собирались.

Покрутив его в руках, понюхав, и даже лизнув — так и не смог определить, что же предо мной такое находится? А потом, собравшись с духом, постарался откусить небольшой кусочек. Удалось, но не совсем.

Покрутил непонятную штуку в руках, а потом обратил внимание на то место, где пытался вогнать свои зубы. Место, где слюна попала на «конфетку», немного вспенилось. Интересно! Попробовал лизнуть получившуюся массу, совсем чуть-чуть, чисто ради спортивного интереса, так как делать было нечего, и ощутил во рту…

С чем бы сравнить этот вкус. Очень уж он мне что-то напоминает. Вот только что? Это явно вкус чего-то, что уже приходилось пробовать. Вот только было это очень давно. Да и не сказать, чтобы вкус был каким-то очень ярко выраженным — будет в корне неправильно. Он был похож на…

подошву. Откуда всплыла эта ассоциация? И почему именно она?

Задумался настолько глубоко, что когда все-таки вспомнил, что же мне напоминает этот вкус, оказалось, что половину «батончика» я уже слизал.

А напоминал он мне галеты. Не те, которые продаются в продуктовых магазинах, а те, которыми травят солдат. Когда-то очень давно, в глубоком детстве, мне презентовали упаковку этого добра. К сожалению, или к счастью, я не смог осилить и половину. То ли не был настолько голоден, чтобы есть все подряд. То ли просто не смог осилить это издевательство над желудком.

Глядя на огрызок, который находился в моих руках, искренне удивился, как это умудрился столько сжевать, и даже не заметить?

А потом вспомнил слова торговца, который просил за Старка.

— Блин!

Двинув ногой об стену со всей дури, и даже не заметив последствий, ни для стены, ни для ноги, направился к выходу. Посреди улицы лежало полуголое тело, в котором без труда узнал нашего нового знакомого.

Синяки на боках, которые были далеко не синего цвета, говорили о том, что получил он по полной программе. Вот только с моего расстояния совсем не понятно — жив он, или уже отбросил копыта?

Вернулся назад к регенератору, в котором лежала Миа, увидел, что лежать ей еще около двух суток, хотя и так знал об этом, посмотрел на еще три устройства, которые были свободны, и готовы к принятию пациентов, и снова направился к выходу.

Нет, выходить на улицу, чтобы самолично втащить хорошо получившее по почкам тело, я не решился. Что-то подсказывало мне, что это будет в корне неправильное решение. Видимо снова сработала интуиция. Но самостоятельно Старк в регенератор не заберется. Это факт. И что делать?

Решение было найдено после некоторых раздумий. Совсем недолгих но упорных. В сторону тела помчался один из охранных дронов, у которого была возможность зацепить это тело манипулятором, и втащить его внутрь. А какая разница, если он все равно лежит без сознания, если его не добили полностью, и сейчас попадет в регенератор?

Вот именно по этой причине я и не пошел сам. Представьте мое удивление, когда это шестилапое чудо, вместо того, чтобы схватить его одним из захватов и притащить в помещение, просто перебросило тело на свой «панцирь» и побежало в мою сторону. А представьте, как оно возросло, когда за телом в погоню ломанулся добрый десяток желающих…

Интересно, а чего они в действительности желают? Неужели ребята решили, что смогут проникнуть внутрь? Так это они зря.

Стоило только подумать об этом, как система охраны тут же сделала всего лишь один предупредительный выстрел. Тоже мне — экономистка! Но, как показало произошедшее дальше, она оказалась права. От нас эта группа… даже не знаю, как правильно обозвать этих оборванцев, бежала в несколько раз быстрее, чем к нам. И чего они хотели?

Тело Старка дрон не только втащил в санчасть, а даже сделал больше. Он тут же потащил в сторону помещения с регенераторами. Видя столь интересное проявление заботы о больных и еще не умерших, дал добро загрузить этот, разноцветный от побоев скелет, в регенератор. Когда же сам вошел следом, думая, что интересно будет посмотреть, как вооруженный до зубов таракан будет затаскивать тело в капсулу, то было уже поздно. Тело уже лежало там, где положено. Даже думал отдать команду на вытаскивание и обратную укладку больного. Очень уж разыгралось любопытство, но, пересилив себя, решил пока не проводить столь негуманные эксперименты.

После включения, регенератор сообщил, что до завершения лечения этого тела осталось около трех суток. И что прикажете делать мне? Да я с ума сойду от скуки!

Однозначно нужно чем-то заняться! Вот только чем?

Идея, которая пришла в голову, показалась не просто бредовой, а… А что хуже, чем бредовая? Ну, да ладно. По моему личному убеждению, такое могло зародиться только в больной на всю голову голове. Звучит некрасиво, но максимально точно.

Поставив регенерационные капсулы Мии и Старка на ручное открытие, ведь кто его знает, сколько времени мне понадобится на воплощение в жизнь поставленного перед собой плана? Не хватало еще, чтобы они очнулись раньше меня. Кто его знает, как будут развиваться события дальше?

Залез в регенерационный комплекс, который решил использовать для максимального ускорения, и начал ставить задачу внутреннему исину.

По предварительным прикидкам все было очень просто, но в реальности, получилось совсем не так, как планировалось. На разработку чернового плана ушло около двух суток. И задействованы были не только мои мощности, а еще и искин яхты, который, стоило ему только услышать о том, что я удумал, как тут же стал моим самым ярым сторонником. И даже аргументы искина нанофабрики, что это практически невозможно, он отмел как несущественные. И зацепился он именно за то, что это не абсолютно невозможно, а практически. Я бы уже отказался от своего плана, но этот псих каким-то образом переубедил даже меня. И завертелось.

Суть моей задумки состояла в том, чтобы захватить станцию. Подождите, не стоит крутить пальцем у виска. Не нужно говорить, что я больной на всю голову и что это невозможно. Я и так все это прекрасно понимаю. Но что делать в моем положении — ума не приложу?

Смотрите. Как показывает текущая ситуация — нас отсюда вряд ли выпустят. А если и выпустят, то недалеко и не на долго. Как раз на такое расстояние, чтобы военным было удобно отработать по нашей яхте главными калибрами. И главное — чтобы осколки не зацепили станцию.

Все остальное — вторично.

Сколько нам позволят бегать по станции, словно тараканы? Я не знаю.

Максимум, пока им не надоест. И чего я добьюсь, наматывая круги по заранее известному маршруту? Да ровным счетом ничего.

Значит, нужно сделать нечто такое, чтобы с нами считались. А что это может быть? Вероятно, нечто неординарное. Такое, чтобы в нашу сторону даже дышать боялись.

Вот и пришла мне в голову идея — захватить станцию. И сделать это очень просто, особенно в мире, где всем заправляют искины. Логика была проста, как пять копеек.

Для того, чтобы взять под контроль искин, или какое-то из управляющих устройств, нужно устройство, намного сильнее его. А где его взять?

Создать самому. Как? Да объединить в один супер мозг все возможные и доступные управляющие системы и искины. Единственная сложность, которую я вижу — это провести операцию максимально незаметно. Чтобы до последнего мгновения никто ничего даже не заподозрил. Вот поэтому мы и потратили столько времени на планирование.

Вначале пришлось попотеть. Ведь в первую очередь попали устройства, которые имеют небольшой запас вычислительной мощности. А попотеть пришлось по той причине, что их было много. Очень много. И несколько раз пришлось менять конфигурацию получающейся системы.

Уже через час, суммарная мощность этого мегамозга получилась в несколько раз больше искина моей яхты. Не скажу, чтобы он был очень мощным вычислительным ресурсом. Но и слабеньким его называть будет неправильно. Так вот, оказалось, что практически вся техника имеет очень большой запас мощности. И, думаю, причина не в том, что она ничего не делает, а в том, что используемые кристаллы были однотипными. Видимо разработчики решили, что не стоит делать свой вычислитель под каждое устройство. Лучше обойтись одним. Так и взаимозаменяемость будет на высоте, и производство дешевле.

Самое главное, чего удалось достичь — это отработать схему взятия в подчинение, подключение устройства в наш кластер, и полный контроль девайса. Очень важно было, чтобы никто не заподозрил о нашей диверсии. Так что все устройства работали как и раньше. Вот только неиспользуемые ими вычислительные возможности работали на меня.

Когда вся мелочовка перешла под наш контроль, мы принялись за мелкие искины, к которым только могли дотянутся. Здесь уже пришлось потеть не мне, а созданному приложенными усилиями кластеру. И один за одним искины начали включаться в в его состав. Самое страшное во всем этом было то, что суммарная мощность созданного монстра уже в несколько миллионов раз превысила мощность искина яхты.

И даже лежа в регенераторе, который четко контролировал все параметры моего организма, в том числе и нервные реакции, я изрядно нервничал.

Ведь, если что-то просчитал неправильно, то мне хана. За такое по голове не погладят. За такое убивают с особым цинизмом и жестокостью!

Под конец шестых суток я был единоличным владельцем станции.

Практически. Осталось захватить контроль над управляющим искином станции, и я буду здесь самым главным.

По предварительным расчетам наша суммарная мощность в десять раз превышала мощность этого искина. Так что должны управиться.

Как показало время, мы учли все, кроме одного…

— А не кажется ли вам, молодой человек, что вы заигрались?

Эти слова прозвучали как гром среди ясного неба. И в тот же момент я оказался в небольшом офисе. Хотя, нет. Окружающее пространство было точной копией кабинета директора моей школы. Было несколько очень неприятных ситуаций с посещением этого кабинета. Да и сидящий за столом мужчина также был полной копией Геннадия Васильевича. Даже его очки с толстенными стеклами он держал в руках, как делал это в те минуты, когда подбирал слова для вразумления очередного провинившегося. Мы все боялись его до потери пульса, хотя до сих пор не могу понять причины этого. Ведь крому разговора по душам ничего более страшного не происходило.

Подозревая очередную подставу, даже покрутил головой, стараясь рассмотреть окружающее. Реалистичность воссозданного пространства была просто потрясающей!

— Может достаточно уже вертеть головой, как вентилятор?

О! Это тоже его козырная фраза.

— А откуда у вас информация об этом? — и показал рукой на окружающий меня антураж.

Видимо мозги после перегрузки были в полном неадеквате, так как главным, в тот момент, был совсем иной вопрос.

Вместо ответа услышал постукивание пальцами по крышке стола. И на меня уставились два серых глаза, в которых читалось… любопытство.

— И что тебя сподвигло на столь интересное техническое решение?

Да, вижу, что диалога у нас не получится. Потому как каждых находится на своей волне и совсем не спешит отвечать на поставленные ему вопросы.

— А ты, кто? — наконец выдал самый главный, как мне кажется, в этой ситуации вопрос.

— А какие есть варианты?

Вот же человек! Хотя, какой из него человек? И тут же сложилось два плюс два. Это не человек! Хотя, это и так понятно.

— Ты, управляющий искин станции!?

Проговорил, то ли вопросительно, то ли утвердительно.

— У вас отлично работает логический аппарат, молодой человек.

Не понял. Это вопрос, или утверждение? А может тонкая издевка? Похоже на то.

— Должен признаться, что ничего столь увлекательно, за последние сто двадцать лет, мне не приходилось наблюдать. И вы меня очень заинтересовали.

Во время общения постоянно казалось, что я разговариваю с аристократом, который жил несколько столетий назад. Какой-то неуловимый налет аристократизма… Нет. Не знаю, как это описать словами. Это просто чувства.

— Интересная и необычная идея. А самое главное, красивая, и в то же самое время варварская, реализация. Кто тебя учил, мой мальчик?

Но стоило только открыть рот, чтобы сообщить… Как меня тут же прервали.

— Так. Понятно. Никто не учил.

И чуть позже, как коллекционер, разглядывающий неограненный драгоценный камень, он уже тише добавил несколько слов, которые я не понял. Так как сказаны они были не на всеобщем.

— Так объяснишь, что ты здесь устроил за… цирк? А почему цирк? А…

Понятно.

Да он что, мысли читает?

— Совсем немного. Только то, что мне интересно в текущий момент.

Да куда же это я попал? Опять какая-то виртуальная реальность.

— А что, интересный вариант взгляда на реальность. Мне он даже немного импонирует.

А потом, со снисходительной ноткой в голосе он заявил:

— Ладно. Так и быть. Займусь твоим образованием.

Да сколько можно меня учить? Не надоело ли вам? Достали! Да отцепитесь вы все от меня!

Не знаю, произнес я эти слова в голос, или просто подумал, но меня услышали.

— И что тебя не устраивает в моем предложении, молодой человек?

На этот раз было понятно, что игры закончились. И то, что меня до сих пор не упаковали и не отправили по адресу, который указал мой собеседник — это просто счастье.

Мозг сработал чуть ли не моментально.

— У меня друзья в беде. Да и сестренку нужно домой отвезти. А то местные очень плохо относятся к моей семье.

— Ты сейчас говорил о госпоже Ас'ман, ее… телохранителе и Старке Оливенте?

Осведомленность моего неизвестного собеседника и поражала, и пугала одновременно. Такое чувство, что он действительно читает мои мысли.

Однако, есть подозрение, что не все так просто. Ведь он даже не заикнулся об искине с яхты, которого, не смотря на многочисленные расхождения во внешнем виде, считаю своим другом.

— И, думаю, не стоит забывать об искине твоей яхты. Все-таки он очень тобой дорожит.

Вместо ответа, который, как оказалось, вообще не интересовал моего собеседника, просто кивнул головой.

— Жаль. Но я не могу тратить свое время на такие мелочи.

От осознания, что может произойти дальше, у меня шерсть на спине стала дыбом. По крайней мере, ощущения были именно такими.

Внутри все чувства подняли восстание. Никогда не думал, что могу устроить такой бунт. А вот — устроил. Что ожидает меня в будущем — на данный момент совсем не интересный вопрос. Намного важнее, что ожидает моих спутников, ответственность за будущее которых я ощущаю?

Даже этот бомж, который чуть не подвел нас под монастырь, и того приговорить к смерти выше моих сил.

— Значит так, Андреа. Или лучше обращаться к тебе по имени Андрей? У тебя десять часов на то, чтобы покинуть эту станцию со своими друзьями, и вылететь в указанный сектор.

— Но, как…?

— Не перебивай меня.

На этот раз отповедь была очень жесткой. Так что я быстренько заткнулся и решил не нервировать этого типа.

Дзинь! На нейросеть пришел пакет.

— В пакете все необходимые инструкции. Не выполнишь — я буду вынужден вмешаться.

И последние слова прозвучали, как угроза, хотя были сказаны самым обыкновенным тоном голоса, и не содержали никакого подтекста.

— Свободен, курсант!

И только я открыл рот, чтобы задать очередной идиотский вопрос, как был жестко прерван говорившим.

— Все вопросы — потом. И еще одно…

На моих глазах с таким трудом созданная структура кластера, начала выходить из-под моего контроля и рассыпаться на составляющие. Самое обидное, что я не мог ничего поделать с происходящим. Уровень мастерства того, кто только что разрушил усилия нескольких суток моего бессонного труда, был очень высок. Это как сравнивать «хакера» которому неделю назад родители купили первый планшет и спеца, за которым не успевают несколько серверов.

И тут же осознал, что я «проснулся» и нахожусь в регенераторе.

Таращиться в потолок просто бесперспективно, так что нужно посмотреть на инструкции, которые дал мне неизвестный, и подумать, что делать дальше. Ведь это просто глупо, беспрекословно подчиняться непонятным приказам неизвестного террориста.

Глава 8

Тяжело передать всю ту гамму чувств и эмоций, которые охватили вашего покорного слугу после того, как полученный от неизвестного пакет был вскрыт. Потому как в нем было предписание для курсанта Халеа Ас'мана покинуть станцию и отправится в принявшее его учебное заведение.

Знаете, на фоне уже произошедшего за последнее время, это предписание звучало… абсолютно нормально. Но это только если не учитывать, кто мне передал это предписание и как он это проделал. И, не смотря на очень большое желание, просто тупо стереть полученный пакет — сделать этого просто не смог. Ведь если этот человек, хотя даже в этом у меня очень большие сомнения, обладает столь большими возможностями в программировании, кто-то может поручиться, что в момент удаления сообщения он не получит уведомление о моих действиях?

Если же ко всему этому добавить вероятность, что он имеет очень «длинные руки», то…

Блин!

Надоело!

До каких пор все, кому только не лень, будут крутить мной и моей жизнью так, как им угодно? Неужели никогда не смогу просто жить?

И в этот момент нейросеть просигнализировала о поступлении еще одного сообщения. Комок, который возник в горле, проглотил с трудом. Потому как на этой станции есть только один человек, который знает о моем небольшом секрете — о наличии нейросети «Очень надеюсь, что ты не будешь делать глупости, Андрей.» Дописанное же далее повергло меня в полнейший ступор.

«Тебя ожидает уважаемый Ли Мар. Он готов подписать все необходимые документы.

Не стоит, наверное, оскорблять его долгим ожиданием. У человека и так сердце больное. Вряд ли он доживет до утра. Так что поспешите.» И снова нет даже намека, кем же является мой новый знакомый. Хотя бы подписался под сообщение, что ли.

Вот только сообщение о том, что я должен подписать какие-то там документы, о которых не имею ни малейшего представления, да еще и нужно сделать это до вечера — заставило поторапливаться.

То, что я понятия не имею ни о каких документах, еще не означает, что их нет в принципе. Ведь сестренка прибыла сюда не просто так, а с определенным заданием. Так что она должна быть в курсе того, о чем меня только что уведомили. Вот с нее и начнем.

Когда давал задание на ее пробуждение, в голове крутился еще один вопрос. Кто тот тип, которого втащил в регенератор, не взирая на стойкое нежелание делать это? Ведь он был готов подставить нас по полной программе. Вернее, не нас, а сестренку, так как о том, кто я он вряд ли догадывается.

— Доброе утро, красавица! Пора вставать, утро уже.

Не знаю, к чему приплел сюда утро, но как-то так получилось.

— Где этот гад? — было первым, что я услышал. — Убью!

Ого! Вот это экспрессия! Когда нес ее в регенератор, она была более спокойной. Что же случилось за то время, пока устройство приводило ее в порядок.

— Ты случайно не о Старке? — спросил, как бы, между прочим.

— Отвернись! Хватит пялится на меня, а то…

Чем она решила мне угрожать — я не знаю, но не думаю, что стоит доводить дела до выяснения этого. Все же, хорошие отношения многого стоят.

Однако показывать пальцем на соседний регенератор, где лежало тело столь желанное сестренкой, я не стал. Вместо этого просто поинтересовался.

— А что это за тип был?

Не услышав ответа, продолжил свой допрос.

— Мне даже показалось, что вы не просто очень хорошо знакомы, а, как минимум, довольно близкие родственники.

— Угу. Родственники, — вместо нормального ответа пробурчала девчонка.

— А ты что, не узнал родного дядю?

И было в этом вопросе столько сарказма, что сразу же стала понятна величина родственной привязанности. Да она готова была удушить его голыми руками!

— А можно с этого места поподробнее? Ведь нехорошо забывать родных.

— Нехорошо? — тут же поинтересовалась сестренка с шипением дикой гадюки. — Ты прав, братик. Такое не забывается? И если он попадется мне еще раз, то это будет последнее, что произошло в его жизни.

Отчего-то решил, что она обиделась на его действия, которые даже меня разозлили. Но ведь потом стало понятно, что он делал ей непрямой массаж сердца. И это спасло ей жизнь!

Но стоило только намекнуть на это, как тут же получил по шее. Причём получил в прямом смысле этого слова. За то время, пока мы переговаривались, сестренка покинула регенератор и подошла ко мне.

— Говоришь, он спасал мою жизнь?!

И в ее голосе звучало столько злости, что моих выводах началась рассинхронизация. Или я не понимаю, что происходит, или произошло нечто такое, чего я не понимаю.

— Ты насколько знаком с принципом работы парализаторов?

Вместо прямого и честного ответа просто покрутил ладошкой в воздухе, как бы дума, что стоит ответить на этот, явно провокационный, вопрос?

Ведь, по большому счету, мои знания в области оружия, являются довольно…

Ладно. Признаюсь, что этих знаний, как таковых, просто нет. Никогда не думал, что наступит время, когда придется жалеть об этом.

Однако мой ответ ей вообще был не нужен. Скорее, это был риторический вопрос, на который мне нужно было просто молча кивать головой.

Так вот. Парализаторы разработаны таким образом, чтобы минимизировать вред, который они наносят тому, кто попал под их разряд. И ни при каких обстоятельствах это воздействие не могло вызвать проблемы с сердцем. Тем более у меня.

Последняя фраза была сказана довольно тихо, но я ее расслышал. И почудилась в ней, какая-то, я бы сказал, детская, обида.

И тут до меня дошло, что все произошедшее было спланировано этим типом и проведено в жизнь. Причем проделано все было настолько мастерски, что я даже не заподозрил никакого подвоха.

— Так получается…

— Да! Получается, что он попытался убить меня!

— Но, как? — только и смог выдавить из себя.

Ведь единственное, что я видел от этого человека, если не считать последнюю подставу, то, что он прикладывал огромные силы для спасения сестренки. Или… я не все видел? Допускаю, что ответ лежит именно в этой плоскости.

— Не знаю, — сообщила она, тут же сдувшись. — Но, я уверена, что это он приложил свою руку…

И она резко замолчала.

Ага! Значит не все так просто и однозначно, как мне кажется.

— Одно твое слово, мелкая, и он никогда больше не очнется! — постарался произнести с максимальным пафосом.

— Ты что, дурак? — вызверилась она, теперь уже на меня.

Потом, поскрипев, как понимаю, для приличия, зубами, сестренка начала проводить ликбез для безбашенных родственников, в ходе которого, мне попытались открыть глаза, на происходящее.

То, что в регенераторе лежит мой, а если быть абсолютно точным, то Халеа, дядя — это еще полбеды. Но то, что он по совместительству является еще и послом нашего королевства в Империи Авар — это уже ни в какие ворота не лезет.

Вот скажите, пожалуйста, что посол, если он действительно посол, делает… на этом уровне, да еще и в таком виде? Вы можете логично аргументировать такое положение вещей? Вот и я не могу. Так что остается единственный вариант, которым, если говорить начистоту, совсем не хотелось пользоваться.

— Он там! — ткнул указательным пальцем в регенератор. Тот, где находился столь интересный родственник.

— Кто? — не с первого раза сообразила сестренка.

— Дядя твой.

— Не мой, а наш, — тут же услышал в ответ.

Вот же женщины, даже в такой ситуации они умудряются сосредотачиваться на таких мелочах. Однако озвучивать данную мысль я не решился. Видимо, даже меня жизнь чему-то учит.

— А что он там делает?

Ну, что я могу сказать на это!? А что вообще человек может делать в медицинском регенераторе?

— Спит, наверное.

Хотя столь спорное утверждение постарался произнести максимально равнодушным тоном голоса, видимо, у меня получилось не очень, так как в ответ она запыхтела, как рассерженный ёжик.

— Если считаешь нужным, можешь нажать большую зеленую кнопку, и он проснется. Если нет — то оставим его здесь.

Видя, что меня плохо поняли, добавил.

— Сегодня вечером, и это крайний срок, должны быть подписаны все документы. Тебе рассказывать какие? Или сама догадаешься? Потому что уже ночью того, кто их может подписать, на станции не будет. Это понятно?

И снова вместо ответа последовал только подтверждающий кивок. Должен признаться, сказать сестренке о том, что этого человека просто ликвидируют — я не решился.

— Времени у нас немного…

— А откуда ты об этом узнал? — перебила меня мелкая. — Я ведь никому не говорила о документах.

Как понимаете, просто взять, и сказать правду — я не могу. Очень много скелетов начнет выглядывать из моего шкафа. Но и молчать нельзя.

Нужно хоть что-то ответить.

— Ты, действительно считаешь, что самая умная? Или просто притворяешься?

Вы правильно поняли. Самая лучшая защита — нападение.

В ответ тут же увидел, как губки сестренки начали складываться бантиком, а сопение начало звучать очень громко и отчетливо. Понятно, обиделась. Вот только это состояние довольно легко лечится.

— Документы сама подписывать будешь, или мне доверишь?

Несколько мгновений стояла звенящая тишина, а потом Миа сняла с шеи кулон и, держа его за шнурок, протянула мне.

— А что с дядей делать будешь?

Может это и неправильно, но взваливать на свои плечи будущее чужих родственников я не собираюсь. А убить его… Хоть и очень хочется, но я не смогу.

Вместо ответа девчонка подошла к регенератору и хлопнула ладонью по кнопке открытия. Сделано это было не столько громко, сколько демонстративно. Впрочем, это можно было бы предположить. Вряд ли она смогла бы убить своего дядю.

А я? Смог бы я лишить жизни этого человека?

Как вы понимаете, если бы мог, то не отдавал бы право принятия такого решения в чужие руки. Я не смогу убить человека. Вот так, взять и убить — не смогу. Если это будет происходить в ситуации, где будет стоять вопрос о жизни и смерти… Не знаю. Я не готов дать однозначного и исчерпывающего ответа на этот вопрос.

Стойка, которую приняла моя сестренка, сказала о том, что сейчас произойдет, намного больше всяких слов. Мешать встрече родственников не хотелось, поэтому отошел в сторонку, а то еще и меня зацепит.

Рассказывать о том, как произошла встреча родственников, для меня сплошное удовольствие. Видимо, я отношусь к той категории людей, о которых принято говорить так. Не нужно, чтобы им было хорошо — лишь бы кому-то было плохо. Вот и я, наблюдая жаркую встречу близких родственников, только сидел и лыбился.

Не учел только того, что дядя, поднятый из регенератора — это совсем не тот дядя, которого туда уложили. И как бы не пыжилась сестренка, и не махала ногами, но даже зацепить столь горячо обожаемого родственника она не смогла. Он уклонялся от всех ее выпадов, как от неуклюжих замахов маленького ребенка.

А когда она начала очень сильно упорствовать, то он небольшим, и, как мне показалось, очень мягким тычком, просто вырубил красавицу. Только раз — и она сползла по стене, не подавая признаков жизни.

Этот фортель заставил меня внутренне напрячься, хотя внешне постарался этого не показывать. Вот тебе и родственничек! Вот тебе и скелет! Да он положит десяток таких как Миа и даже не вспотеет. Не говорю о себе, так как я — совсем иной случай.

— Браво дядя!

Мои очень жидкие аплодисменты прозвучали для него как гром среди ясного неба.

— Давно мечтал сделать нечто подобное. Только подлости мне для этого не хватало. У вас же с этим вижу все в порядке.

А потом, чтобы он понял, что я с него просто издеваюсь, спросил:

— Добивать будете? Или пусть живет? — и, сделав задумчивое лицо, предложил. — Наверное, лучше добить. А то всю жизнь мстить будет.

Резкий взгляд в мою сторону, во время которого наши взгляды встретились, показал, что предо мной стоит очень серьезный противник.

И даже тот факт, что до нормальной формы ему еще очень далеко, ведь после регенератора нужно хоть какое-то время, чтобы привести себя в порядок, не делал его менее опасным. Предо мной стоял не волк, а настоящий волчара, который, как мне показалось, не пожалеет даже собственных детей, если они будут мешать ему, достичь намеченной цели.

— Спокойно! Не стоит переоценивать свои силы! — постарался немного успокоить текущую ситуацию.

Сам же в это время, как ни тяжело это было, продолжал сидеть в расслабленной позе на одном из стульев, которые находились в этом помещении.

— А то что…?

Хоть вопрос и не был задан, но суть я уловил правильно. И не только я, но и парочка вооруженных до зубов тараканов. Именно звук их сервомоторов заставил моего оппонента заткнуться на полуслове. Видимо он сообразил, что тот прием, который был применен к сестренке, с тараканами не прокатит. Должен признать, что мысль здравая и не лишена логики.

— Может, поговорим, наконец-то, как нормальные люди? — первым предложил вариант мирового договора.

Ничего не отвечая, он уселся на еще один стул, и выжидательно уставился на меня. Как понимаю, это предложение — ты начал, тебе и отдуваться? Ладно.

— Для начала, было бы не плохо представиться. Мы ведь культурные люди! Не находите?

Предложил, и замолчал. Не положено по этикету младшему лезть вперед старших. Это если ничего не упоминать о титулах. Но, мы о них промолчим, пока.

Немного поиграв желваками, видимо, демонстрируя свое недовольство, а потом, взглянув еще раз на тараканов, которые довольно профессионально заняли места согласно боевого расписания, он заговорил.

— Старк Оливент, посол планеты Рентина в Империи Авар.

Выдав данную тираду посол замолчал и выжидательно, с явным превосходством, уставился на меня.

И что со мной должно произойти от данного сообщения? Я что, в обморок от счастья должен грохнуться? Так извините, не красна девица.

Потом же до меня дошло, что он просто ожидает, пока представлюсь я.

— Халеа Ас'ман. Для друзей просто Халеа. Принц.

Если начали козырять титулами, то и я могу похвастаться. Есть чем.

Взгляд, которым меня одарили, однозначно сигнализировал, что мне не поверили. Вместо того чтобы смутится, просто пожал плечами, и прокомментировал ситуацию.

— Понимаю, что не похож. Но, кое-кто из сидящих, всего несколько дней назад, тоже от бомжа мало чем отличался. Не находите?

По тому, как сжались кулаки посла, костяшки на которых побелели от напряжения, могу предположить, что предложенная мной аналогия ему не понравилась. Вот только это не мои проблемы, а его.

Откуда столько сарказма? Видимо от осознания того, что выделенное неизвестным «добродетелем» время утекает как песок сквозь пальцы.

Спрогнозировать же, чем закончится его вмешательство, в том случае, если я не успею самостоятельно сделать все необходимое — мне страшно.

— Начнем с того, что мне просто плевать, верите вы, дорогой дядя, сказанному мной или нет. Мне намного интереснее, с какого перепуга вы решили убить Мию?

Как не старалась мелкая прикинуться веником, лишь бы послушать, о чем говорят старшие, у нее это не очень хорошо получалось. Потому как обмануть охранных дронов, которые мониторят окружающих по очень большому количеству параметров, практически не реально. Но, она попыталась это сделать.

Вместо того, чтобы начать отпираться, говоря о том, что я сошел с ума, или нечто в таком же духе, он просто склонил голову и тихо произнес:

— Это был самый простой вариант… уберечь ее от того, что с ней произойдет, если документы будут подписаны.

Тут же, не ожидая продолжения, дал указание своему искину проверить, что же это за документы такие, что смерть сестренки выглядит более предпочтительной, чем их подписание?

Анализ документов на врученном мне Мией кристалле был проведен за несколько секунд. И такая прорва времени понадобилась искину для того, чтобы провести параллельную проверку полученного результата учитывая законодательство Империи Авар.

Странно, но ничего ненормального, или всего лишь предосудительного, в текстах документов найдено не было. Это были всего лишь бумаги, согласно которых «наши» страны будут вечно дружить. То есть обоюдостороннее обещание не нападать на ближнего было изложено на бумаге, в смысле, на кристалле, и даже малейшего намека на озвученную послом вероятность развития событий я не увидел.

Хотя….

А не нагнетаю ли я атмосферу? Ведь он просто сказал, что этот вариант для будущего Мии будет хуже, а не смертельнее.

— Можно с этого места детальнее? Потому как я не вижу причин для вашего пессимизма.

— Это потому, молодой человек, что ты к семье Ас'ман не имеешь ни малейшего отношения. Хотя и стараешься себя выдать за… принца.

Снисходительная улыба, которая появилась на его лице, больше соответствовала бы доброму дедушке, внук которого, даже не научившись толком говорить, заявляет о том, что он уже взрослый.

— Скажи, дочка, что сделают с тобой, после того как будет подписан этот договор? — спросил он, поворачиваясь в ее сторону.

Понятно. Не один я заметил, что девчонка пришла в себя.

— Чтобы тебе был легче понять, куда я клоню, хочу напомнить, что ты самая старшая незамужняя представительница рода. Дальше продолжать, или сама догадаешься?

Потом, повернувшись в мою сторону, он продолжил со снисходительной улыбкой.

— О ваших притязаниях, молодой человек, я умолчу.

Потом улыбка резко покинула его лицо, как если бы на него набежала грозовая туча.

— Я лично хоронил Халеа.

Ну, вот еще один развод.

— А не подскажите, мой труп к вам прилетел самостоятельно, или вместе с яхтой, которую не нашли?

И подняв обе руки в отрицательном жесте, продолжил.

— Я уже говорил сестренке, что на титул и все, что прилагается к нему, претендовать не собираюсь. Своих проблем выше крыши. Мне просто интересно выяснить данную подробность свой преждевременной смерти.

Ничего на мои шпильки он не ответил. И причина такого игнорирования мой персоны стояла перед ним, страшная — как мегера. Ее просто трясло от бешенства.

— Он не посмеет! Он не посмеет!

Ничего более вразумитлеьного более не прозвучало. Мне же стало любопытно, кто не посмеет, и почему сестренка так боится этого события.

Старк не стал ее уверять, что все произойдет именно так, как ей хочется.

Более того, он просто смотрел на нее, как смотрят на того, кому жить осталось всего несколько дней. Или, максимум, неделю.

— Он… не… посмеет, — еле сдерживая слезы, практически, шептала девчонка.

Нижняя губа мелкой предательски дрожала, а по щеке бежала уже третья слезинка, рисуя мокрую дорожку.

— Он… не… — договорить она не смогла.

Просто упала в объятия дяди, и просто разревелась во весь голос.

Столь резкий переход мне очень не понравился. Подумать только, ее не испугал бой один против банды отморозков. Она не побоялась подставиться под выстрел парализатора. А тут — такое.

Вмешиваться в семейную драму очень не хотелось, но… время. Оно неумолимо бежало, и даже не думало останавливаться. Да еще и не к месту проснувшееся любопытство…

— А можно и меня ввести в курс дела? Потому как складывается подозрение, что сестренку решили выдать замуж за какого-то урода?

Не сговариваясь, они уставились на меня, как на привидение.

— Неужели угадал? — даже не стал скрывать собственного удивления.

Вместо ответа Миа просто кивнула головой.

— И кто же тот… — хотелось сказать, счастливчик, но глядя на зареванную принцессу, выбрал иное, более нейтральное выражение, — кого ты готова убить собственными руками?

Вместо нее ответил посол.

— Ли Мар.

— Должен сказать, что довольно приятный человек. Так что не понимаю причины, по которой здесь развели столько сырости. Тем более, он не последний человек в Империи.

Своими словами постарался разозлить сестренку. Потому как времени приводить ее в нормальное состояние иными способами просто не видел.

— Нормальный?! Нормальный?!

Теперь с кулаками она была готова броситься на меня.

— Да ты его видел?

В этом вопросе было больше эмоций, чем логики.

— Мелкая, а ты не забыла, откуда я тебя вытащил?

Вот только этот аргумент, оказался для нее вовсе не аргументом. Ну, да ладно.

— Это единственная проблема? Или намечаются еще какие-то?

На этот вопрос ответил посол.

Зная племянницу, могу со стопроцентной уверенностью спрогнозировать дальнейшее развитие событий. И не этот раз, пострадает намного больше людей, чем было бы в случае ее смерти.

Да! Этот человек — действительно настоящий политик, готовый жертвовать человеческими жизнями, как шахматными фигурами.

— При подписании договора, автоматически заключается брачный контракт. И это не обсуждается. Или будет заключен договор. Или нас просто растопчут. Третьего не дано.

Потрепав племянницу по голове, он снова посмотрел на нее, но спросил меня — Как ты думаешь, сможет ли она пожертвовать собой, лишь бы спасти королевство?

И в данном случае он оказался прав. Несмотря на все воспитание, предо мной был подросток, который ради «великой любви», готов пожертвовать… другими, но не собой. Собой она пожертвовать не сможет.

Или не захочет. По крайней мере — сейчас. Быть может позже, когда мозги начнут работать более правильно, Миа и согласилась бы на такой вариант, но всю суть в том, что тогда будет поздно. А сейчас…

Знал бы раньше, почему Старк решил поступить именно таким образом — не стал бы ему мешать. Или стал бы? Не знаю. Вопрос в том, что делать теперь?

Вот же дилемма!

И, скажите на милость, зачем я в это ввязался? Мне что, больше всех нужно?

Жаль, что времени рефлексировать — практически не осталось.

— А если я смогу подписать документы, но замуж у тебя выйти… не получится? Устроит нас такой вариант?

И хотя смотрел на сестренку и спрашивал ее, но уши мои были обращены к послу. Уж он-то должен на раз просчитать дальнейшее развитие ситуации.

— А сможешь? — довольно скептически поинтересовался он.

И не дожидаясь моего положительного ответа, он продолжил.

— Тогда ее убьют дома.

Не понял! Это что же за отмороженная страна мне досталась в наследство? Угораздило же Халеа родиться именно там. Не мог родиться в нормальной стране, что ли?

Понимаю, что это всего лишь ничего не значащие придирки, но ведь до глубины души обидно.

— И кто же посмеет поднять руку на принцессу, которая заключила мир с Империей? И неужели отец допустит такое?

Старк с девчонкой как-то… интересно переглянулись.

— Я же говорила тебе, что отец… погиб.

Точно! Как же я пропустил это мимо своих ушей? Точно ведь, говорила.

— И родной дядя, который обитает на троне, пока она, — посол погладил племяшку по голове, — еще не достигла того времени, чтобы занять трон, ее же и прикажет… убить. Тем более что она последний прямой наследник.

Никогда не считал себя правдоборцем, но тут меня накрыло.

— А меня, значит, похоронили и забыли? Не дождетесь! Я вам так нацарствую, что до конца жизни не забудете.

То, что я сделал дальше, не вписывается ни в какие представления о нормальном поведении подростка.

— Значит, будет так! Как единственный законный претендент на трон королевства Рентина, уж прости Миа, но ты — пролетаешь, как… В общем, пролетаешь с троном. Ставлю присутствующих перед фактом, что…

И тут произошло неожиданное. Перед глазами развернулся виртуальный свиток, на начало которого стало такое же виртуальное перо, готовое конспектировать каждое мое слово. Вот только сил удивляться этому уже не было. Видимо нервы у меня не железные, как хотелось бы.

— На время моего отсутствия назначаю Миа Ас'ман временным управляющим. Старк Оливент назначается регентом, до достижения управляющей двадцати пяти лет.

Краем глаза увидел, как загораются глаза сестренки. Это ее возмутило, что регент будет следить за каждым ее шагом на семь лет дольше положенного? Так извини, люди — не игрушки, чтобы тренироваться на них. Вырастешь, поумнеешь — а там посмотрим.

— В случае попытки узурпации власти в мое отсутствие кем-то из родственников, приказываю — полностью физически уничтожить всех, кто имеет к той попытке непосредственное отношение. Остальных — отправить в ссылку.

Сами придумают куда.

— Миа Ас'ман до достижения двадцати пяти лет должна полностью освоить базы по политике, экономике, управлению и психологии до седьмого ранга включительно.

А то, ногами махать научилась, а головой работать — не очень.

После озвученного Старк начал смотреть на меня с уважением, или удивлением, а Миа просто потухла, как если бы теперь я приговорил ее к высшей мере.

— Дата, подпись.

После этих слов в конце свитка, кроме даты, появилась довольно витиеватая подпись. Видимо над ней поработал довольно профессиональный дизайнер.

«В пределах доступности находится официальный представитель королевства. Переслать ему копию указа?» После того как вначале удивился, а потом согласился на поступившее предложение, наступила пора новых открытий.

Несколько мгновений, пока Страк осмысливал полученное сообщение, или осознавал произошедшее — ничего странного не происходило. Но когда он упал на колени с выкриком «Ваше Величество» — это нужно было видеть.

Под этим, подразумеваю глаза Мии, которые стали похожи на глаза персонажа из аниме — большие и круглые.

— К-как? — только и смогла она выдавить из себя.

Сам не знаю. Но и признаваться в этом не собираюсь.

Когда страсти немного поутихли, и народ хотя бы частично пришел в себя, пришло время вопросов.

— Вопросы есть? — обратился к обеим «подданным».

— У меня — нет, — обрадовал посол.

И в этом «у меня» был прямой намек, что у сестренки они есть.

Обязательно должны быть.

Повернул голову в ее сторону, как бы давая возможность высказать свои пожелания.

— Я… Я не смогу выполнить указ Вашего Величества…

— Так, мелкая! Давай как будем вести себя, как раньше. Без всего этого, — покрутил пальцами в воздухе, — этикета. Не умеешь ты благоговеть перед монархами. Так что не стоит даже притворяться.

— Так почему ты тогда подставил меня? — тут же перешла она с уважительного тона на обвинительный.

Вот, называется, дай человеку возможность говорить свободно, так он на шею вылезет, и ноги свесит.

— И как же я тебя подставил?

Удивился вполне естественно, так как понять этого прикола на смог.

Вроде бы ничего такого не делал?

— За что я буду покупать все эти базы, которые должна выучить?

Вопрос резонный. Стоимость того, что она должна впихнуть в свою голову, по рыночным ценам превышает тридцать миллионов кредитов.

Но, она ведь представитель королевской семьи. На этот раз искин сработал на опережение. Оказывается, он уже успел стащить с сети законы «моего» государства с кучей комментариев. Согласно этим самым законам, дети монарха могли пользоваться только тем, что им идет как пособие. Просто взять и потратить на себя хоть какие-то деньги из бюджета, было просто не реально. Никто им такого не позволит. И если до того как я официально подтвердил свой статус она была единственным законным представителем правящей семьи, остальные, как бы они не старались, не могли занять это место до ее смерти, то теперь, Миа стала просто… членом семьи монарха.

— Мелкая, не создавай проблем на ровном месте. Будет тебе счастье!

Знать бы еще, как можно провернуть это? Ведь не давать же ей карточку на предъявителя с суммой в несколько десятков миллионов кредитов?

Вдруг потеряет? Или крадут? Или… Да мало ли что может случиться в жизни?

— Сейчас идем к твоему «жениху», заставляем его подписать договор, как представителя Императора, и счастливые покидаем эту станцию.

Видя, что девчонка порывается высказать мне еще какие-то свои претензии, и не имея ни малейшего желания их выслушивать, просто сказал ей?

— Я обещаю, что замуж ты выйдешь только за того, за кого попросишься сама. Тебя это устроит?

Голова, которая закивала очень энергично, чуть не сорвалась с плеч.

— Вот и договорились.

Потом, переключившись на посла, поинтересовался у него, как самого знающего о реалиях данного сектора, можно ли сюда вызвать такси.

Очень не хотелось топать пешком. Находился уже на несколько лет вперед.

— Вызываю уже, — обрадовал он меня.

Каково же было мое удивление, когда возле двери «регенерационного цента», в котором мы пробыли несколько суток, остановился флайер представительского класса. Даже я, ни разу в жизни не видевший технику такого уровня, не смог бы спутать ее с простым, хотя и очень дорогим флайером.

Машинки, которые мне встречал ранее, были дорогими, но не более того.

То были шикарные игрушки богатых людей. Этот же экземпляр просто кричал о том, что на нем едут не богатые, а очень богатые и, самое главное, очень важные господа. Было в нем нечто такое… Должен признать, в этом мире тоже умеют пускать пыль в глаза.

Странным было то, что никто из местных обитателей даже нос на улицу не высунул, дабы поглазеть на тех, кто может позволить себе ездить на таких тачках. Отчего-то, кажется, что если бы такое происходило в более нормальном районе, то тут бы уже стояла целая толпа зевак, которая с большим упоением обсуждала бы происходящее Хотя, нет. Один таки показался. И это был тот торговец, который просил меня позаботиться о Старке. Теперь же он стоял, и с небольшой долей любопытства наблюдал за тем, как наша небольшая группа грузится в транспортное средство, которое на этом уровне выглядело как на корове седло.

— Вы не будете возражать, Ваше Величество, если я заберу с собой своего человека?

Да мне, в принципе, все равно. Так ему и сказал. Представьте мое удивление, когда флайер остановился и подобрал именно этого торговца.

Вот только сел он не в салон, а к водителю.

Было любопытно, что это за тип, и почему Старк назвал его своим человеком? Но времени на такие мелочи не было. Нужно было продумать до мелочей все, что планировал успеть за те несколько часов, что остались.

— Сегодня, максимум через два часа, я должен встретится с господином Ли. Можете организовать эту встречу, Старк?

Все никак не привыкну у тому, что в этом мире я не простой школьник, а важная шишка, к пожеланиям которой должны прислушиваться. Вот и приходится просчитывать каждое свое слово, дабы не выбиться из образа. А еще важно проверять, соответствует ли данный образ тому, который должен быть в соответствии с указаниями и нормами, выученными в базе Аристократ.

Мог ли еще несколько дней назад предположить, что придется надевать на свою бестолковку корону? Не мог, а вот пришлось.

Минут через пятнадцать мы остановились перед большим и довольно презентабельным зданием. Я же, после пребывания на своей волне, никак не мог понять, куда это мы приехали? На гостиницу, в которой мы останавливались ранее — это здание не походило даже отдаленно. На особнячок местного царька тоже не тянуло. Вид у него был немного проще и беднее.

Но стоило только открыть рот, чтобы выяснить данный вопрос, как одними губами Миа сообщила, что мы прибыли в посольство. Интересно, а к чему такая конспирация? Или она переживает, что с моей головы спадет корона, если я покажу, что чего-то не знаю? Да какая разница!

Подсказала — и спасибо.

Следующие полтора часа было потрачено на приведение себя в порядок.

Очень уж измазался я в этих инженерных тоннелях. Даже не думал, что я настолько брезгливый, а тут выяснил о себе эту особенность.

Наконец-то, впервые в жизни, говорю о жизни в этом мире, на мне была одета нормальная одежда, которая была предназначена именно для меня.

И не важно, что пошил ее не настоящий портной, а дорогущее устройство, могущее творить и не такое. Но это такие мелочи. Самое главное, что я, как бы странно это не звучало, почувствовал себя нормальным человеком.

Вот только даже в этом месте, никак не мог отделаться от ощущения топора, который завис над моей шеей. И чем дальше, тем более отчетливым становилось это чувство.

— Через двадцать минут прибудет Ли Мар, — обрадовал меня посол.

С одной стороны все логично. Не по чину, владыке соседнего государства, хотя и плевать на него хотели местные бюрократы, бегать на поклон к какому-то клерку. Пусть даже он и является клерком с большой буквы.

Пусть даже он личный представитель Императора. И это правильно.

Осталось только довести задуманное до логического завершения. А то энтузиазм, который еще пару часов назад бил через край, начал потихоньку сменяться неуверенностью.

Не знаю, сделано это было специально, или так здесь принято, в кабинете, где должна была состояться встреча, с господином Ли мы остались вдвоем.

Вначале он смотрел на меня как на вражеского шпиона. Потом — как на предателя. Потом — как на заморское чудо, которое, по всем законам физики говорить не должно, но вот, заговорило. А под конец не выдержал, и спросил.

— И зачем было разыгрывать весь этот спектакль?

Сделал вид, что понятия не имею, о чем это он говорит. Но самому стало немного стыдно. Особенно после того, как представил взгляд на себя, со стороны. Каково это наблюдать за правителем соседнего государства, который убегает по инженерным тоннелям, как провинившийся мальчишка?

— Интересно было…

Вот только рассказывать, что же такого интересного я нашел в таком поведении — не стал. Пусть сам додумывает.

Не учел я только того, что предо мной не подросток, с повышенной любознательностью, а человек, который в политике, как говорится на моей родине, съел не одну собаку.

— Ты знаешь, зачем я пригласил тебя? — поспешил перейти к делам, а то еще начну рефлексировать. Оно мне надо?

— Договор! — подтвердил свою осведомленность мой собеседник.

Понимая, что подтверждать его слова никому не нужно, ни мне, ни ему, просто протянул ему кулон с кристаллом, на котором находились уже подготовленные документы.

Ничего не говоря, он зажал кулон в кулаке, а его зрение расфокусировалось. Видимо, полностью погрузился в работу через нейросеть. В таком положении он простоял около минуты.

Не думаю, что все это время он занимался документами. Есть такое предположение, что в это время шел активный разговор, предметом которого был я, и то положение, в которое они сами себя загнали. Вы ведь понимаете, что щелкнуть по носу мальчишку, пусть даже он будет трижды принцем — это одно, а поглумиться с правителя суверенного государства, чем очень активно занимался мой собеседник — это совсем иное.

Наконец представитель Императора вернулся в реальность и протянул мне кристалл с уже подписанными документами. Я же сделал вид, что не замечаю протянутую руку, в которой зажат кулон.

— Мне вот интересно. Телохранитель моей сестры еще жив? Или с него уже содрали шкуру?

В задумчивости постучав пальцами правой руки по подлокотнику кресла, продолжил:

— Хотя, снимать с него шкуру бессмысленно. А вот сделать рабом — самое то. Я бы так и сделал. А вы?

От последовавшего вопроса господина Ли просто перекосило. Если даже я не угадал, то был очень близок к истине. Так мне показалось в тот момент.

— Через четыре часа я покидаю вашу гостеприимную станцию. И очень надеюсь, что ноги моей здесь больше не будет.

Намек, если сказанные слова можно было бы воспринять именно так, был не только прямым, но и довольно конкретным.

— И уверен, что сестренка не будет расстроена его отсутствием. Не так ли?

Даже не думал, что командовать подобными людьми будет настолько противно. Ведь я четко помню глаза этого убийцы. Это был лев! Сейчас же предо мной сидит поджавший хвоста пес. И не важно, кто дал ему пинка. Важно то, что он разрешил своему хозяину это сделать.

В ответ он просто кивнул. Вот только его внешний вид был настолько жалким, что я даже заподозрил неладное. Не сделали ли они с дядей Вовой нечто непоправимое. Будем надеяться, что нет.

— Еще меня интересует судьба моей корпорации.

Продолжать не пришлось, так как на нейросеть тут же упало извещение о том, что была допущена ошибка, а теперь все в порядке.

За что мне «нравится» государство — так это за то, что там нет крайних.

Вернее, крайних всегда можно назначить, но обычно их нет. Устроили беспредел, а когда запахло жаренным все пожимают плечами, мол я не я — и хата не моя. Ладно, проглотим и это.

— И последний вопрос. Какой подарок вы готовы предложить своей будущей жене?

И только он открыл рот, как я его оборвал. Точнее, сделал вид, что не заметил его поползновений.

— Учтите! Согласно указу своего правителя, — скромно не стал указывать на себя пальцем, — до двадцати пяти лет она должна получить хорошее образование. Не дело это отдавать первую красавицу королевства необразованной. Думаю, я смогу забыть все, что увидел в вашем доме, если вы согласитесь проспонсировать ее образование.

Понимаю, что это прямой шантаж, но этому покойнику уже завтра будет все равно.

— Например, откроете для нее кредитную линию. Можно даже оговорить, что ни под какие иные цели она не сможет использовать эти деньги.

Хотя… Нейросеть ведь нужно установить нормальную.

По скривившейся физиономии стоящего предо мной человека понял, что он согласен на все, лишь бы я исчез из Империи как можно быстрее. Даже на то, что обучение будет продолжаться до двадцати пяти лет — ему было плевать. Как мне кажется, он тоже не в восторге от будущей жены. И причина, вероятно, не в самой кандидатуре, а в том, как эту свадьбу навязали. Но — это политика. А в ней интересы государства, или своего правителя, должны быть превыше всего. Иначе он может и обидеться.

Я прекрасно понимал, что мои слова и действия можно отнести к шантажу. И отчет в том, что он будет мстить — также себе отдаю. Нет, сейчас он все проглотит. Но потом, когда подвернется такая возможность…

Очень надеюсь, что слова неизвестного о том, сколько осталось жить этому, довольно неприятному для меня, типу — окажутся реальностью.

Вместо ответа на мою нейросеть пришло еще одно сообщение, что обучение госпожи Мии Ас'ман берет на себя клан господина Ли. И отменить или разорвать данный документ невозможно ни одной из сторон.

Только после этого решил «заметить», что он так и не опустил руку с подписанными документами. Кулон все также висел в его вытянутой руке.

Видимо у меня тоже есть совесть. Определил это по тому, что не смог больше игнорировать этот жест, и забрал назад подписанные «документы».

Наше общение закончилось как-то неправильно. В душе остался осадок…

Даже не знаю, как его охарактеризовать. То ли неудовлетворенность. То ли подсознательное ожидание очередной подлянки. Не знаю.

На фоне произошедшего стоило задать себе один вопрос — все ли я учел?

Не осталось ли чего-то такого, что может поломать все мои планы?

Вопрос-то я себе — задал. С ответом было очень туго. А ко всему этому еще и паранойя активизировалась.

Время, затраченное на анализ текущей обстановки, ничего не дал. Было несколько источников беспокойства, и сказать, какой из них самый опасный — у меня не получалось.

На первом месте стоял господин Ли. Вряд ли такой человек, как он, простит сопляку выходку, поставившую столь уважаемого человека в столь нелепое положение. И что можно ожидать от него?

Однако не стоит забывать и самого Императора, который, как мне подсказывает шестое чувство, также держал свою руку на пульсе. Что он может сделать в текущей ситуации? Ведь его план, который воплощал в жизнь господин Ли пошел прахом.

Да и сам посол со своими подопечными показался мутным типом. Хотя эту мысль гнал от себя всеми силами. Но дурные вопросы — типа, что он делал на том секторе, то ли в виде бомжа, то ли маскируясь под оного — пока что остаются без ответа.

Когда пришло время расставаться — даже вздохнул с облегчение. И причин для этого было две. С моей шеи снимался груз ответственности за мелкую, с ее королевством, что можно оценить как положительный результат. И я успел сделать все запланированное до назначенного срока.

Дядю Вову привезли в… очень плохом состоянии. Что с ним делали выяснить не удалось. Причина проста — я улетаю на «своей» яхте, а принцесса с послом и своим телохранителем — на посольском курьере. И вылетают первыми — они. Я решил удостоверится, что никакой подставы с боку местных не предвидится.

Осталось лишь придумать, что буду делать, если таковая произойдет.

Подозреваю, что запинать ногами из не получится. Так что эта мера — всего лишь успокоение собственной совести.

Перед самым отлетом сестренка вышла на связь, уже находясь внутри курьера, и некоторое время помолчав, просто сказала, что будет ждать моего возвращения. Единственное, что мне не понравилось — это взгляд посла, который он бросил в мою сторону. Не знаю, знает он ли он, что я увидел его взгляд, или нет, но… Снова моя паранойя.

Когда они ушли в гипер — вздохнул с явным облегчением. Ведь до последнего был уверен, что не может пройти все так просто. Ну, не может, и все тебе!

Когда же вышел сам, и лег на указанный незнакомцем курс, со мной связался господин Ли. И, посмотрев на меня своим фирменным взглядом, от которого шерсть на спине стала дыбом, улыбнулся, и пожелал счастливого прибытия.

А потом началось такое…

Как только погас экран связи яхты, тут же произошло сразу три события.

«Яхта атакована ракетами класса С» — безразличным голосом сообщил искин. — «До столкновения двадцать три секунды».

— Уходи в гипер! — заорал я на него.

«Уход в гипер не возможен. Работают постановщики помех.» — продолжил он безучастным голосом.

Тут же на мониторах полыхнуло, да так, что даже фильтры не успели штатно отработать.

— Что это было?!

«Прямое попадание неизвестного оружия в станцию.» — продолжил вещать гробовым голосом искин. «Станция уничтожена полностью.» Это какой же мощности должен быть взрыв, чтобы уничтожить с одного попадания такую махину? И кто ее так…?

А потом, когда до столкновения с ракетами осталось пять секунд, что-то моргнуло — и я исчез.

Глава 9

Когда открылась крышка медицинской капсулы, то я решил, что все произошедшее ранее было очередным вывертом виртуальной реальности.

Я понимаю, что это перерастает в какой-то бзик, но что есть — то есть.

Однако было еще и нечто такое, что невозможно просто взять и списать на пребывание в виртуале. И сейчас, крутя головой во все стороны, старался определить, а что же это такое. Моя интуиция говорила, что есть в данном пробуждении нечто такое, чего ранее я не испытывал. Вот только что это?

Так как никого из живых людей возле меня не наблюдалось, то решил привести себя в соответствующий вид. Не дело находится неизвестно где в голом виде. Говорю же, что находился в медицинской капсуле, а в нее помещают только без одежды. Хотя, если даже запихнуть в нее полностью одетого человека, то пробудет таким он не очень долго. И постарается в данном случае сама капсула. С помощью специальных растворителей она приведет пациента в надлежащий вид. То есть отмоет от всего, что может представлять угрозу для жизни, в том числе и от одежды. Какую угрозу представляет одежда — я не знаю. Мне известно только о том, что такой прикол существует.

Одежда… Вся одежда, которая лежала в шкафчике, в котором пациент, обычно, оставляет свои вещи, была не моя. Хотя и размер, и даже предпочтения, которые сложились у меня за последние годы, были полностью учтены.

Да, это я загнул. Ну, какие предпочтения могут быть к комбинезонам?

Разве только расцветка материала? И был он старшего поколения, чем те, которые приходилось носить ранее. Могу говорить об этом с уверенностью, так как определенные знания в данной области у меня имелись. И даже то, что я не могу пользоваться ими по полной программе, еще не говорит, что я не могу использовать их хотя бы частично. Ведь если я ни разу не сидел за рулем гоночного автомобиля, никак не помешает определить, что предо мной именно он.

Еще одной особенностью, которая была замечена и до конца не понята, является собственное самочувствие. Оно было таким, словно я успел отдохнуть на несколько лет вперед. Да и общее самочувствие было каким-то… словно меня напичкали наркотиками. Именно ощущение эйфории я испытывал в данный момент.

Интересно, а сколько времени прошло с того взрыва, который был последним, что удалось запомнить? Уже на автомате обратился к нейросети… а в ответ только тишина. Пугающая тишина для того, кому удалось стать владельцем нейросети. И пугало именно ее отсутствие.

Потеря связи с нейросетью стала подобна потери зрения для зрячего человека. По спине пробежал холодок страха. Ведь непонятно, как жить дальше.

Однако долго боятся и доводить себя до инфаркта мне не дали. Дверь, к слову единственная, с тихим шелестом ушла в сторону и в нее вошел… вошла…

Не понял! Это молодой парень? Или молодая девушка? Внешний вид вошедшего… индивида позволял с легкостью отнести его как к одной, так и ко второй гендерной группе. Видимо потрясение оказалось довольно сильным, раз начинаю употреблять не свойственные своему лексикону слова.

Лицо вошедшего с равной долей вероятности могло быть как лицом красивого парня, так и лицом… красивой девушки. Всю картину портил комбинезон. Именно он не давал определить, кто предо мной. Его внешний вид скрывал все отличительные признаки, по которым можно сделать правильный вывод, если одного взгляда недостаточно.

— Молодой господин, вас ожидают. Следуйте за мной.

Робот? Андроид? На такие мысли натолкнул тот безжизненный тон голоса, который тяжело представить у человека. Не может нормальный человек говорить таким образом.

А ненормальный?

И ненормальный не может. У любого человека существует хотя бы минимальный набор эмоций. Здесь же был синтезированный голос.

Точно! Это синтезированный голос!

Хотя… Если вспомнить искина, хотя бы с той яхты, на которой получилось немного полетать, то не скажу, что его голос, а в том, что он синтезирован, уверен на все сто процентов, похож на только что услышанное.

Однако стоять, размышляя о высоких материях, мне не дали. Этот…

Вертер, решил его называть именем робота, из какого-то старого фильма, виденного очень давно, еще в той жизни, развернулся и пошел в неизвестном направлении. Так что и я решил не отставать.

Только идя по коридорам, как подозреваю, космического корабля, подумал о том, почему не появилось хотя бы минимального страха за свою жизнь? Ведь не имею ни малейшего понятия где я, и кто вызывает меня на ковер?

Хотя… Если подумать…

Десять к одному, что меня сейчас встретит тот тип, который вмешался в приключения на станции. И что будет дальше?

Ответа на последний вопрос я не знаю. Даже то, что меня назвали студентом, вернее — кадетом, еще ничего не означает. Ведь это всего лишь слова. А, как уже удалось убедиться, в этом мире многие являются полноправными владельцами своего слова: хотят — дают, а хотят — забирают.

Но, почему я спокоен, как удав? Это ненормально даже для меня. Не должно так быть.

Когда открылись очередные, кажется четверные или пятые, двери на моем пути, я так и не смог довести себя до нужного, нервного, состояния.

Наверное, точно дали какую-то гадость.

Вертер, приглашающе указал на эту дверь. Сам же он не сделал даже попытки войти внутрь, как если бы это было святое святых, и таким как он там однозначно не место. И ни одного лишнего движения. Ни одной лишней эмоции. Да у него ни один мускул на лице не дрогнул, как на какой-то маске.

В помещение входил с некоторой опаской. И причина, как уже говорил, была не в моем состоянии, а в умственных усилиях. Ведь это же ненормально… Ладно, не буду повторяться.

Стоило только переступить порог, как с еле слышным шипением входная дверь закрылась, отрезая меня… хотел сказать от внешнего мира, но не уверен в правильности формулировки. Пожав плечами, решил немного осмотреться. И основная причина состояла в том, что мои предположения о том, кто должен здесь и сейчас находится, ни капельки не оправдались.

Комната была пуста.

Нет, не абсолютно пуста. В ней имелось несколько предметов мебели. Но и они не создавали хотя бы вид наполненности этой комнаты. Говорю — комнаты, так как ни на что иное она не походила. Это однозначно не кабинет, и не зал для приема гостей. Была, правда, еще одна ассоциация, с учреждением, где довелось побывать в свое время, но думать об этом не сильно хотелось. В самом деле, не в психиатрическую же лечебницу меня запроторили?

— Присаживайся, Андрей! — послышался мужской голос.

Голос был спокойным, не громким и располагающий к беседе. Видимо, здесь работают неплохие психологи.

Обернулся, чтобы посмотреть на того, кто знает мое настоящее имя, и… и никого не увидел. Вообще никого.

— Кого-то ищешь? — теперь голос звучал с противоположной стороны.

Оттуда, где стояли два стула.

Как-то пояснить нарочитую аскетичность обстановки не берусь — не в моих силах понять людей, которые летают в космосе, эксплуатируют андроидов и экономят на элементарных удобствах. Или во всем этом есть некий скрытый смысл7 Медленно, я бы даже сказал, осторожно, повернулся в ту строну. Не спешил, так как побоялся спугнуть владельца голоса. Хотя звучит это смешно и наивно.

На одном из стульев сидел молодой человек самой обыкновенной наружности. Нельзя сказать, что он был красивым. Также его тело даже не намекало на то, что предо мной находится тот, кто очень внимательно следит за своим телом, регулярно посещая спортзалы. Как раз этого я и не заметил.

— Падай! — пихнул он в мою сторону второй стул, который я тут же остановил.

Не хватало еще гоняться за мебелью по всей комнате. Видя, что никто не собирается устраивать «серьезных» разговоров, тут же уселся на предложенный стул. Только тут обратил внимание на то, как мой гостеприимный хозяин разместился на этом предмете мебели. Не знаю, как такая форма посадки называется по-научному, а по простому — он положил правую ногу себе под пятую точку, и сел на нее.

— Ты уже заметил, что мы заблокировали твою нейросеть? — спросил он после внимательного осмотра меня любимого.

— Угу.

— Гадаешь, что бы это могло значить?

— Угу.

— А у самого есть хоть какие-то варианты или предположения? — не сдавался парень — Угу.

— И?

— Вы обнаружили нечто такое, что вам не понравилось. Вот и перестраховались.

— И?

— И отключили нейросеть!

Его манера говорить начала доставать. Неужели нельзя говорить нормальным языком? Без всяких «и»?

— Спрашивай. Отвечу, — наконец сказал мой собеседник, видя, что наш разговор идет в тупик.

— Можно спрашивать обо всем, что меня интересует? — тут же уточнил у него.

— Можно!

Но стоило только начать потирать лапки, как он обломал мои, далеко идущие, планы.

— Вот только я не уверен в том, что смогу ответить на все твои вопросы.

— Тогда просто скажи об этом. И не нужно начинать юлить.

— Уговорил! — улыбнулся он во все тридцать два.

— Тогда, вопрос номер один — вы кто? И вопрос номер два — зачем я вам нужен?

Еще раз, осмотрев меня с головы до ног, а потом в обратном направлении, он сообщил.

— Мы — орден галактического контроля. Это не название нашей организации. Это ее задача. А наше название — тебе не нужно. В ближайшее время — так точно.

И стоило только открыть рот, чтобы задать очередной, как по мне, довольно логичный вопрос, как меня опередили.

— И чем мы занимаемся — на данный момент для тебя тоже не важно.

Относительно второго вопроса, то должен тебя огорчить — ты нам не нужен.

После сказанного стало совсем плохо. А как еще можно интерпретировать заявление неизвестного, на корабле которого нахожусь, что я им не нужен? Только так — без скафандра на выход. Даже дыхание перехватило от представившейся перспективы.

— Да не переживай ты так, — махнул он рукой. — Все не так плохо, как тебе кажется.

Ага, все намного хуже — не к месту вспомнилось слышанное когда-то высказывание.

— Да расслабься! Никто тебя не будет отправлять на прогулку в космос, без скафандра, — решил успокоить меня парень.

— А что, сразу на опыты?

Говоря эти слова я даже и не думал шутить. Столько уже всего навиделся в этом космосе, что могу допустить все, что угодно.

— Да-а, — протянул мой собеседник. — Оптимизм хлещет через край.

— А что мне еще думать? — не выдержал я, и эмоции, наконец-то, прорвались через непробиваемую стену наплевательского отношения к жизни.

— Обоснуй, — предложил вариант до сих пор не представившийся собеседник.

Я и обосновал.

— Меня ставят перед фактом, что в течение нескольких часов я должен покинуть станцию и направится в определенное место. Стоило только покинуть станцию, как меня постарались сбить. Причем старались очень сильно. Сбить мне получилось, но сама станция разлетелась на запчасти.

Могу допустить, что эти события взаимосвязаны. Несмотря на то, что я получил приглашение в какое-то учебное заведение, тут же слышу, что я уже никому не нужен. И что мне делать?

Чем дальше говорил, тем более серьезным становился мой собеседник.

Видимо он знал нечто такое, что заставило его чуть ли не подпрыгивать на стуле.

— Да еще и ты не сказал, как твое имя.

Последнее сказал только для того, чтобы узнать, с кем же сейчас разговариваю.

— Извини, забыл представиться. Никак не привыкну, что на корабле есть те, кто не знает моего имени. Меня здесь каждая собака знает. Даже представляться не нужно, — виновато пожал он плечами. — Меня зовут Рей.

— Ты с Земли?

— Откуда такие выводы? — заинтересовался он.

— Не встречал еще ни одного человека в Содружестве, кто слышал эту поговорку.

— А, ты об этом. Все намного проще. Чтобы ты чувствовал себя комфортнее, я просто подгрузил себе твой родной язык. Не тот, на котором ты говоришь, а тот, который является языком твоего сердца.

То, что в моей голове уже успели поковыряться — не удивило меня ни капельки. Начинаю уже привыкать к тому, что для некоторых нет ничего святого или запретного. Одним словом невоспитанные люди.

Не стал только озвучивать свои претензии, а то знаю я любителей ковыряться в чужих мозгах. Вместо того, чтобы забыть, что они там нарыли, сделают так, чтобы я забыл, что у меня в голове устраивали раскопки.

— Давай немного поясню, кто мы такие, и как ты оказался на борту Са……. нашего корабля, — решил внести ясность в текущую обстановку Рей. — Мы ищем одного маньяка, который уничтожил очень много людей.

Хотя нам до конца не ясны его цели, но то, что он перешел все дозволенные границы — это факт. Уже три месяца я пытаюсь догнать его и остановить.

— Так это вы уничтожили станцию? — не сдержался от вопроса.

— Нет, — посмурнел Рей. Мы прибыли в тот момент, когда ее уже не было.

Только обломки от нее разлетались во все стороны. Еще гадали, что же такого могло произойти, что в той системе было уничтожено все живое.

Точнее… практически все. Единственный, кто уцелел в той мясорубке сейчас сидит предо мной. Почему все погибли, а ты уцелел — нам не понятно. Но это не помешало отловить ту груду мусора, бывшую раньше яхтой и вытащить тебя из нее.

— А что вы сделали с яхтой? — тут же вспомнил о том, кто спасал мою жизнь не один раз.

Парень прикрыл глаза и тут же сообщил:

— Через несколько минут будем пролетать мимо звезды, вот туда и выбросит тот мусор. Больше он ни на что не годится. Разве только на концентраты, но это будет больше головной боли, чем прибыли.

— Искин! Он еще жив? Его обязательно нужно спасти! — последние слова я кричал, вскочив со стула.

На мой наезд Рей, практически, не отреагировал. Он снова ушел в себя и тут же сообщил.

— Искин поврежден, но ремонтопригоден. Его сейчас снимут. Успокойся, пожалуйста.

И когда я опустился на свой стул, он поинтересовался?

— Он тебе так дорог?

Говорить о том, что он сделан из живого человека — я не стал. Не нужно болтать об этом всем и каждому. Сообщил только то, что он несколько раз спасал мне жизнь. К слову, часто делал это в последний момент.

Выслушав мою сбивчивую речь, Рей предложил продолжить наш разговор.

— Так вот, выловив тебя, тут же поместили в медицинскую камеру.

Думали, что достаточного небольшого приведения тебя в порядок. Но все оказалось намного… сложнее.

Перед последним словом он сделал паузу, видимо стараясь подобрать не столько правильное определение моего состояния, сколько — более мягкое. Не хотел меня шокировать? Вряд ли.

— Но и регенератор не дал необходимого эффекта. Все оказалось намного сложнее. Настолько сложнее, что наши ученые заинтересовались твоим случаем.

После этих слов мне снова поплохело. Да когда же меня оставят в покое?

— Не переживай! Без твоего согласия с тебя не возьмут для пробы даже волоса. Не принято так у нас.

Почему он решил успокоить меня — могу только предполагать. Видимо на лице появилось выражение, которое однозначно показало мое отношение ко всяким ученым, которые не прочь поэкспериментировать. И хотелось бы еще получить ответ на очень простой вопрос? У кого это у нас?

— Ну, вот! Не успел начать обучение, как снова отправляют на опыты?

Не знаю, зачем ляпнул об этом. Оно само как-то вырвалось.

— И где же ты не успел начать обучение? — видимо, решил поддеть меня Рей.

Не знаю, был этот вопрос предназначен только для того чтобы поддержать разговор, или же он нес в себе более глубокий смысл, но я решил ответить на него максимально честно. Еще бы понять причины такой откровенности с моей стороны. Не было такого задумано ранее.

Однако остановиться не смог, и, невзирая на яростные попытки прервать свою болтовню, рассказал все как на исповеди. Хотя, до только что произошедшего, ни разу на ней не бывал.

Очень хотелось бы понять, что со мной происходит, вот только никак не мог сосредоточиться, даже для того, чтобы просто замолчать. И мой собеседник, на которого уже начинал злиться, все тянул и тянул информацию, не останавливаясь ни на минуту.

Внезапно Рей замолчал, видимо переговариваясь с кем-то через нейросеть. Заняло это каких-то пять секунд, но этого времени оказалось достаточно, чтобы я смог, наконец-то совладать со своим языком, который, по непонятно какой причине, очень развязался. Сожалел только о том, что рассказать успел, если не все, то практически все.

Что это было? Мне подсыпали какую-то гадость? Так вроде бы ничего не ел, с тех пор как покинул станцию. Да и пить также ничего не приходилось. Значит, это какое-то внешнее воздействие, которое очень трудно заблокировать. Хотя… Могли эти ребята ввести мне нечто такое, что развязывает язык, еще в то время, когда я находился в медицинской камере? Знания, которые имел, говорили однозначно — такое очень даже возможно.

— Так, где вы должны были встретиться? — наконец вернулся к своему, а правильнее говорить моему, допросу Рей.

Злость на то, что меня снова используют втемную, даже не попытавшись договориться, натянула нервы в одну, нервно звенящую струну.

— И с какой радости я должен делиться с вами этой информацией?

От неожиданности мой собеседник несколько раз открыл и закрыл рот.

Видимо такой пассаж в нашем разговоре предусмотрен не был. Или же я снова нарушил нечто такое, что считалось незыблемым?

— Ну… мы же должны наказать нехорошего человека… который уничтожил целую станцию! — наконец-то родил Рей.

Красавчики! С какой стати они решили, что я им поверю? Поэтому начал говорить без обидняков, просто загибая пальцы, по мере того, как приводил свои доводы.

Странно, но в тот момент мне и в голову не приходило, как мое наезд должен выглядеть со стороны. Сидит себе такой пацанчик, и рассказывает взрослым дядям, насколько они неправы. Даже не знаю, можно ли воспринимать такого типа, каким выглядел в тот момент, всерьез?

— Начнем с того, что я не знаю, кто такие вы, и с какой стати именно вы должны наказывать этого человека? — загнул первый палец, и продолжил. — Ваше предположение, что именно он уничтожил целую станцию, — постарался спародировать чересчур серьезный тон голоса работающего со мной «следователя» — это только ваше предположение. И у меня нет ни единого аргумента в пользу данной версии. И должен сказать, что с таким же успехом я бы мог назвать вас террористами, которые по своим, никому не ведомым причинам, уничтожили тысячи людей. Логично?

На мой вопрос Рей только согласно кивнул головой. Видимо, его заинтересовала моя выкладка. Или же существует еще какой-то вариант, который мне пока не понятен.

— И, самое главное, я не могу понять, зачем мне нужно втягиваться в эти разборки, если они существуют на самом деле?

Несколько секунд ничего не происходило, так как мой собеседник с отсутствующим взглядом выстукивал какую-то мелодию на своих коленках. Его пальцы вели себя, как пальцы… пианиста? Не буду утверждать это со всей уверенностью, но сходство очень и очень большое.

Когда прошло еще около минуты, а Рей так и не вернулся в действительность, видимо совещаясь с кем-то, кто имеет больше полномочий, чем он, я начал переживать. И причина для этого была более чем серьезной. Ведь если у данной цивилизации есть возможность записывать знания напрямую в голову, то кто может гарантировать, что они не имеют средств снятия информации с этих же голов? И это только вопрос на логическое мышление. Вспоминать же о том, как называются данные устройства, и как ими пользоваться — очень не хочется. Но тяжело забыть то, что уже загружено в мозг из медицинских баз.

— Мы готовы купить у тебя эту информацию! — наконец-то услышал в ответ.

Не знаю, что меня выдало. Или идотская улыбка, появление которой не смог сдержать? Или…? Да, нет! Это точно была улыбка. Никаких или! Ведь если даже я понял, что она просто растянулась от одного до другого уха и никак не собиралась прятаться. То, что говорить про того, кто только что имел радость улицезреть все тридцать два зуба, которыми обладает мое молодое тело. Ну и что, что их еще не тридцать два, а чуток поменьше?

— И что тебя так рассмешило в нашем предложении? — сделав удивленные глаза, поинтересовался переговорщик.

И отчего-то в тот момент пропало всякое желание говорить правду. Не знаю, сработало ли шестое чувство, или же просто понял, что не стоит говорить окружающим о том, что их подачки тебе не нужны в принципе?

Ведь как могут отреагировать эти неизвестные «мы», если узнают, какую сумму кредитов из меня возможно вытрясти? Я еще дома уяснил, что те, кто сильно отличаются от большинства, этому самому большинству активно не нравятся. Особенно в этом направлении хорошо зарекомендовал себя Интернет. Потому как в нем очень активно перемывались косточки всем, кто имел денег больше, чем среднестатистическое большинство.

— Так что же тебя так рассмешило в нашем предложении? — продолжил уже с напором и нотками злости в голосе Рей.

Ответ нужно было выдать максимально быстро. И еще очень важно, чтобы он был максимально правдоподобным.

— А что вы можете предложить человеку, жизнь которого может оборваться в любой момент?

В голос постарался вложить побольше горечи и безнадеги. Мне очень нужно, чтобы они поверили в озвученную им версию и не стали копать глубже.

— Ты… сказал правду, — неожиданно констатировал мой собеседник.

Ничего себе! Это у них тут детектор лжи стоит? Или нечто покруче?

— А что, ваши ученные не сообщили, что их во мне так сильно заинтересовало?

По заминке, которая последовала дальше, даже я понял, что всего ему не сказали. Да уж! Все интереснее и интереснее.

— Тогда я кое-что тебе расскажу. Последние лет пятнадцать, надо мной было поставлено такое количество разнообразных опытов, в результате одного из которых мне пришлось даже умереть, что я просто не могу оставаться нормальным человеком.

— Но, ведь тебе… только…

— И вряд ли ты можешь понять все, через что я прошел.

Последние слова были не бравадой, не упреком, а констатацией фактов.

Неприятных для меня лично, но фактов.

— Но… ведь… эксперименты над детьми… запрещены.

На его слова оставалось только горько улыбнуться. Потому как даже он не поверил в то, что только что произнес.

— Подожди, — попросил Рей, и отключился от действительности.

Видимо снова решил с кем-то переговорить? И подозреваю, что эти уто-то имеют непосредственное отношение у науке. Да что там подозреваю — зуб даю, что это именно так и есть.

А чуть позже Рей сам подтвердил сделанные мной ранее выводы.

— Наши ученные готовы оказать тебе посильную помощь в приведении твоего организма в порядок.

Видя, что мой скепсис не спешит меняться на активную радость, он все же продолжил.

— И твоему электронному другу тоже организуют новое «тело». Думаю, он сможет оценить его по достоинству.

— И что от меня потребуется взамен?

Когда Рей попытался состроить вид оскорбленной невинности, то я просто спустил его с небес на землю.

— Я уже давно не верю в альтруизм. И в моем присутствии прошу даже не произносить это слово. Я уже давно считаю его самым обыкновенным ругательством.

Покачав головой, он все же сообщил, что основное, чего от меня ожидают — это информации. Всей, что заинтересует высоколобых представителей Ордена галактического контроля. Если он действительно существует, и эти люди действительно имеют к нему непосредственное отношение.

— Я расскажу все, что не буду считать угрозой для человеческой жизни в галактике. Вас такое уточнение устроит?

В ответ Рей только начал скалится. Не улыбаться, а именно скалиться.

Могу предположить, что он расценил мои слова, как попытку набить себе цену.

— Нас оно абсолютно устраивает! — произнес он, я бы сказал, пафосно.

И тут же, не давая мне открыть рот, тут же решил брать быка за рока.

— Так ты готов сказать, где вы должны были встретиться с твоим будущим «учителем».

Кавычки в слове учитель были слышны даже при произнесении.

— Договорились? Не знаю. Я предпочту услышать подтверждение нашей договоренности «под протокол».

— Но… у тебя ведь отключена нейросеть, — наконец-то услышал жалкое подобие оправдания.

— И что? Как отключили, так и включите, — безразлично пожал плечами.

— Хорошо, — наконец-то согласился он. — Но все последствия твои, и только твои. Согласен?

В ответ просто кивнул. Никаких причин верить этому типу у меня не было.

А вот уверенность в том, что меня попытаются просто использовать втемную — было выше крыши.

— Но, должен тебя предупредить, что не стоит ни с кем пытаться связаться. Это может иметь… катастрофические последствия для тебя. Это понятно?

Еще бы мне это не было понятно. Знать бы еще, что тут вообще происходит?

Включение нейросети было произведено в медицинской капсуле. Той же, где до этого она и была отключена. Стоило только опуститься колпаку медкапсулы, как в нее начал поступать сонный газ, и я отключился.

* * *

Пробуждение было совсем не таким как обычно. Еще до того как начал приходить в себя, на нейросеть тут же упал отчет от исина. Пометка «сверхсрочно» говорила сама за себя. Там была база знаний.

Ее небольшой размер показал, что на ее загрузку понадобится несколько минут, максимум. Сообщение, которое сопровождало эту базу, гласило:

«Аналитические выкладки по текущей ситуации». Что и сказать — название скромное и со вкусом. Могу только предположить, что у кого искин нанофабрики нахватался этого.

Не тратя времени на разборки, а что это, зачем оно мне нужно и почему не прислать простое сообщение, тут же дал указание нейросети на изучение базы.

Ничего нового после пробуждения не последовало. Все тот же андроид, который отконвоировал меня в ту же самую комнату. Вот только подходя к ней, я испытывал настоящий ужас от происходящего. Но, давайте по порядку.

Как оказалось, все то время, пока я находился без сознания, искин продолжал мониторить окружающее пространство. И когда меня подобрали, а произошло это очень оперативно, тот решил перестраховаться и дал приказ нейросети при попытке подключения постоянно сообщать о происходящих сбоях. И это оказалось далеко не лишним. Ведь стоило только моей бесчувственной тушке попасть в медицинскую камеру, которая даже не делала попыток в оказании своему пациенту медицинской помощи, как тут же начали поступать запросы к нейросети.

Кто отправлял эти запросы моему искину не известно. Потому как он старался маскироваться по полной программе. Не удивлюсь, если параноиком он стал после общения со мной. Причем оборудование для сканирования использовалось довольно продвинутое. Так что он чуть не засыпался. Но все те изменения, которые я производил со своим организмом оказались очень даже не лишними. Особенно те, которые помогали маскировать свои настоящие возможности. Потому как после взлома нейросети, они перехватили на себя ее функции и снабжали любителя порыться в чужой голове сообщениями о том, что нейросеть находится на грани и скоро должна пойти в разнос. Предварительное время до саморазрушения несколько недель. И то, по самым оптимистичным прогнозам.

Сам же искин в это время вычищал нейросеть от подсаженных в нее «троянцев». Благо, практически все они были использованы вызывающей стороной. И оказалось их довольно много.

Но и это еще не все. Самым прикольным во всем этом стало получение «обновления» для нейросети. Видимо те, кто попытался покопаться в моей голове, решили обновить прошивку, и так избавиться, хотя бы временно, от того количества глюков, что генерировал искин в компании со спецмодулями.

Но после этого искин вообще решил пойти в ва-банк. После этого ни один ответ от нейросети наружу не поступил. Только сообщения об ошибках.

Причем генерировал он их просто в сумасшедших масштабах. Один и тот же запрос мог получать абсолютно различные ответы.

Даже страшно представить, что творилось в головах тех, кто пытался понять, что же на самом деле происходит с бедным подопытным и внедренной ему нейросетью?

— Так ты нам скажешь, наконец-то, где и когда у тебя должна произойти встреча с этим… мань…

Значит он маньяк, а вы белые и пушистые, что-то не сходится? После всего, что вы пытались проделать со мной, даже боюсь предположить, кто же вы на самом деле. В версию, что меня все время аккуратно вели, верить не хочется. Хотя именно она выглядит наиболее правдоподобной.

— Лови.

На нейросеть Рея отправил небольшое сообщение, где была вся информация о месте встречи.

В ответ тот зло ощерился. Точно маньяк!

Внезапно за моей спиной зашипела дверь и послышались шаги. Стоило повернуться в ту сторону, дабы понять, кто же еще решил пообщаться со мной, как по телу пробежали мурашки и я начал заваливаться на пол.

«Поражение стайером» — бесстрастно сообщил искин нанофабрики и я потерял сознание.

* * *

Возвращение в реальность было тяжелым. Наверное, нечто подобное испытывает человек, который много и беспробудно пил. А может, его чувства находятся совсем в иной плоскости? Не знаю. Никогда не напивался до такого состояния.

— Наконец-то мы смогли привести тебя в чувство! — услышал голос человека, выстрелившего мне в спину.

Понятно, что убивать он меня не собирался, все-таки это был всего лишь временный паралич. Однако брошенный мельком взгляд в тот угол, где у меня обычно висят часики, показал, что нейросеть снова заблокирована.

Было бы странно, если бы ее не попытались блокировать. Тем более после такой-то благодарности за содействие.

— Говорил я тебе, что твоя нейросеть на ладан дышит! — начал с наезда Рей. — Так нет же, тоже мне любитель вести дела под протокол. И что теперь с тобой делать?

Да, снова меня пытаются развести по полной программе. Ведь проблема не в нейросети, а в вашей попытке пристрелить меня. Правда, если бы не мой искин, с кучей специализированной техники, которая довольно хорошо маскируется в моем теле, то я бы никогда не узнал действительную причину того, почему снова очнулся в медицинской камере.

А еще я знаю, почему этот падлец, рука которого не дрогнула, старается показать, насколько большим другом для меня он является. Обломались они с моим будущим учителем.

Считать информацию с моего мозга у них не получилось. Об этом также отчитался искин. И именно он виноват в том, что попытка эта благополучно провалилась. Понятно, что он пытался сохранить свое существование в тайне, но именно поэтому я еще не труп. Ребятам позарез нужна информация, и единственный способ ее получить — это втереться мне в доверие, и доказать, что наше сотрудничество выгодно обеим сторонам.

Ах, да! Я же не сказал самого главного. Да, меня пытались убедить, что тот, кто отправил вашего покорного слугу учиться — самый страшный террорист в этой части галактики. Вот только их аргументы разбивались об один логический аргумент, который никак не хотел ставать на их сторону. Я не собираюсь верить тем, кто стрелял мне в спину. Это раз. И два — это банальное отсутствие возможности проверить их слова.

Также, сейчас меня должны обрадовать. И даже могу спрогнозировать, как это должно произойти.

— Должен тебя огорчить, — продолжил Рей. — Твой куратор, или кто он там, не прилетел за тобой.

Даже не знаю, смеяться мне или плакать? Предположения, которые зародились в моем мозгу, а также выкладки искина, которые он сбросил в той базе знаний, однозначно говорили о том, что этим господам нужен тот, кто предложил мне обучение в роли кадета. И готов поставить на кон свою нейросеть с искином, что об этом человеке они знают намного больше, чем говорят. Все их рассказы о том, что он страшный человек, не более чем пиар-акция, которая должна создать соответствующий образ в моих глазах. Образ маньяка, которого непременно нужно сдать хорошим ребятам, а уж они с ним разберутся по-свойски.

Вот только не стал я впадать в истерику, потому как был уверен, что в том месте, которое указал им, в переданных координатах, они просто не могут встретить искомого ими человека. Причина этого проста до безобразия — я всего лишь ошибся в одной цифре. И даже моих знаний предостаточно для того, чтобы понять простую истину, что искали они совсем не там, где должна произойти встреча.

Да-да! Вы правильно поняли. Встреча еще только должна произойти.

Теперь бы выбраться из-под опеки этих типов. Или, в крайнем случае, придется воспользоваться каналом для резервной связи. Хотя и было предупреждение о том, что пользоваться им нужно только в том случае, если произойдет нечто такое, на что я не могу повлиять ни каким образом, но разве теперь не такая ситуация?

— Кроме того, я уже говорил, что наши ученные заинтересовались тобой, — продолжал разливаться соловьем Рей. — Они даже провели несколько тестов, чтобы определить, как тебе можно помочь.

После того как он замолчал, отыгрывая театральную паузу, мне захотелось дать ему хорошего пинка, для ускорения. Но нельзя. А злило именно то, что меня считают дебилом, которому можно вешать на уши любую лапшу. Да не делали они ничего! Вообще ничего!

Откуда такая уверенность? Да все просто. Было большое подозрение, что нейросеть могут отключить снова. А включать ее самостоятельно, да еще и в присутствии этих типов я не собираюсь. Не самоубийца. Ведь все абсолютно убеждены, что это невозможно. А вот мой искин может это сделать. Главное дать ему указание, когда нужно это сделать.

С ним же договорились о системе знаков. Вернее, как договорились? Он сообщил, что в случае повторного отключения нейросети, сообщит о том, насколько моя тушка заинтересовала местных «ученных». Даже сообщил, что код будет довольно простым и незаметным со стороны.

Между костяшками пальцев на левой руке он отрастит малюсенькую родинку. И чем дальше она будет от мизинца, тем сильнее мной интересовались, и, как следствие, тем сильнее нужно маскироваться.

Знаете, где появилась эта родинка? В самом начале этой шкалы. И означать это может только одно — я вообще никому здесь не интересен.

Так что рассказы о том, что меня чуть ли не обследовали, не стоит воспринимать всерьез. Как показывает жизнь, чуть ли — не считается.

— Я, так понимаю, что в моих услугах вы больше не нуждаетесь?

Вопрос довольно тонкий, и тут главное не перегнуть палку.

Замерев на мгновение, Рей подтвердил, что в моих услугах нет больше никакой потребности. Оно и понятно. Данные получили, место встречи проверили. Пользы — ноль. Так что пора избавляться от ненужного балласта.

— Мы можем высадить тебя на ближайшей станции.

Значит, с глаз долой и с сердца вон? И, самое главное, ему даже не интересно, что со мной будет дальше!

Хотя… В этом мире свои правила, согласно которых выживает сильнейший.

— А как же на счет платы, о которой было обещано под протокол? — решил наглеть, пока не стало поздно.

А то выбросят, как ненужный элемент, и ищи их потом.

— Десять тысяч кредитов находятся на этой карте.

В мою сторону был протянут пластик обезличенной карты. Если бы я был местным жителем, который, кроме всего прочего знал, что это довольно большая сумма за оказанную мной услугу, и, как следствие, должен был бы хватать ее обеими руками, пока добрые дяди не передумали — то так бы и сделал.

Вот только я не был местным жителем. Да и в деньгах не очень-то и нуждаюсь. Поэтому уставился на Рея, как на человека, решившего подкупить тертого жизнью человека с помощью конфетки. Совсем как маленького ребенка, который не представляет ценности того, что ему дают.

Видя, что на столь щедрое предложение я вообще не отреагировал, он немного занервничал.

— Что-то не так?

— Все не так! Мы с вами договаривались, что мои услуги будут стоить десять тысяч кредитов?

— Нет. Но, мы подумали, что эти деньги очень понадобятся тебе в будущем.

Говоря это — он старался не смотреть мне в глаза. Оно и понятно.

Допускаю, что несколько капель совести у него осталось.

— Вы рассчитываете, что это, — показал на протянутую карту, — не настолько большая потеря для вас? Особенно на фоне того, что, по вашим прогнозам, я скоро должен откинуть копыта. Правильно?

Как вы понимаете, никто не собирался подтверждать или опровергать мои выводы.

— Так вот, меня не устраивает такая плата! Согласен только на установку трех дополнительных петель для нейросети в одном их отделений «Нейросети», что расположено на территории Империи Аратан.

Как вы понимаете, мое условие было верхом безумия. Потому как эти самые петли, которые можно назвать усилителями для нейросети, стоили не меньше, чем по миллиону кредитов. Будет ли кто-то тратить на будущий труп такие деньги? Не уверен. А пожелание сделать это в Империи Аратан — вообще верх наглости. Где мы, а где та Империя?

По тому, как сузились глаза Рея, понял, что новых петель для своей нейросети я просто не увижу. Никогда. Вообще. И зря я не взял то, что мне предлагали.

Как он не пристрелил меня — не представляю. В его глазах можно было четко прочесть приговор мелкому идиоту, который не понял с кем связался. Ну, это они так думают. Потому как я очень даже прекрасно понимаю, что вероятность того, что меня высадят не на ближайшей станции, а на каком-то астероиде, да еще и без скафандра — величина намного большая, чем хотелось бы.

— Следуй за мной!

После этого он просто развернулся и пошел, видимо, полностью уверенный в том, что я не отстану, и не потеряюсь. Оставалось только пожать плечами и последовать полученному указанию. Не имело никакого смысла топать ногами, стараясь добиться своего здесь и сейчас.

Шли мы не так, чтобы сильно долго. Но и назвать наше путешествие быстрым — тоже будет неправильно. Все-таки двадцать минут, по субъективным мироощущениям — это далеко. Понятно, скорость Рей подстраивал под меня. А я делал вид, что ходить быстро не могу. Поэтому, идя по коридорам, крутил головой во все стороны. Мало ли, вдруг увижу нечто интересное?

Однако ничего интересного, кроме стен, дверей и их отделки — не попадалось. Даже заподозрил, что меня специально вели именно таким маршрутом, чтобы поменьше видел, и, впоследствии, поменьше болтал.

Наконец мы остановились возле одной двери, которая, стоило только нам остановиться, тут же отъехала в сторону. Так как я стоял немного в стороне, то понять, что находится внутри, просто не получалось. Ничего не было видно. Но продолжалось данное неведение совсем не долго.

— Тебе туда! — сообщил мой провожатый отступая в сторону, и этим освобождая для меня путь.

Туда, так туда. Какая мне разница где находиться?

Но стоило только стать напротив двери, как меня, еще до конца не осознавшего, что все это значит, с довольно большой силой впихнули вовнутрь помещения. Еле удалось удержаться на ногах и не влететь во…

Да тут и влетать-то не во что. Потому как спасательная капсула была рассчитана на то, что ею смогут воспользоваться в экстренной ситуации, и при этом не свернут себе голову. Так что все посадочные места были размещены по обе стороны от входа, а центр капсулы был пустым.

Точнее, в нормальных условиях он был пустым. В моем же случае, его занимал небольшой контейнер. Хорошо хоть он был нормально прикреплен к полу, и не придавит в случае чего. Эта мысль, стоило ей только проскочить, тут же породила целый ворох других. И были они не такими уж и приятными, как их прародительница.

Можете, к примеру, сказать, какая нужда заставила их запихнуть меня в спасательную капсулу? Места нет на корабле? Или я так всех достал, что они просто стараются оградить себя от моего назойливого внимания? Но это же бред! Так как никого я не мог достать. Ведь большую часть времени находился в медицинской капсуле, где надо мной, по их словам, ставили какие-то опыты. Так что мысль о том, что от меня решили банально избавиться, тут же вышла на передний план, как самая рациональная.

— Лови! — Услышал позади себя.

И на одних только рефлексах, которые сработали намного раньше, чем голова, поймал брошенный в мою сторону кусок пластика. Это оказалась та самая карта, от которой не так давно воротил нос.

— Владей! — продолжил провожающий.

А в том, что у Рея сейчас именно такая функция — даже не сомневаюсь. А какой еще есть смысл в том представлении, которое устроили для меня?

В глаза бросился еще один нюанс, который осознал только что.

Спасательная капсула не соответствовала кораблю, на котором находилась. Я бы сказал, что это откровенное старье, которое не жалко выбросить.

Выбросить? В космос?

— Там твой искин, — Рей ткнул пальцем на контейнер, закреплённый посредине спасательной капсулы. — Удачи тебе, фантазер.

После этих слов двери закрылись, а я, заслышав как началась отстыковка капсулы, тут же прыгнул к ближайшему креслу, чтобы закрепиться в нем.

И проделать это нужно было как можно быстрее. Потому как спасательные капсулы не отлетают от корабля, медленно набирая скорость, а отстреливаются, с максимальным ускорением. Как ни крути, а это средство для спасения в экстренных случаях.

Пристегнуться я успел в самый последний момент. Даже возник вопрос — это я такой шустрый, или за моими манипуляциями следили? Хотелось бы верить в первое, но не стоит исключать и второе.

Где меня бросили? В какой части космоса? Почему именно здесь? Сколько я протяну в этом гробу?

Эмоции начали накатываться волной. И она становилась неуправляемой.

Я прекрасно понимал, что паника ничем мне не поможет, но остановить ее просто не смог.

Внезапно по всему телу разошлась горячая волна. Мне стало абсолютно все равно, что там будет в будущем. И…

Глава 10

— Нет! Нет! Нет!

В бессильной ярости оставалось только бить кулаками в переборку каюты.

После каждого «нет» следовал очередной удар — но это ни капельки не помогало.

После того как надоело столь бестолковое использование собственных конечностей, я завалился на одноместную койку, которая была выделена для вашего покорного слуги капитаном колониального транспорта.

Остальные жители каюты старались, насколько позволяли их артистические способности, делать вид, что ничего экстраординарного здесь и сейчас не происходит. А ведь еще вчера было совсем по-другому.

Однако давайте расскажу по порядку, как докатился до такой жизни.

Если вы думаете, что я потерял всякий страх или решил сбежать от действительности в далекую-далекую галактику, где еще не ступала нога человека — то вынужден вас разочаровать. Меня даже мысли такие не посещали! Да и не собирался я прятаться ни в какую дыру. Жизнь у меня одна, поэтому нужно прожить ее так, чтобы потом не пришлось об этом жалеть.

Все началось в тот момент, когда Рей Колиган подвел меня к шлюзу со спасательной шлюпкой.

Хотя я только и делал вид, что занят собой и своими проблемами, но уже начал просчитывать, чем для меня может закончиться эта прогулка. И не смотря на все пробелы в информации, смог таки понять, что очень скоро покину этот кораблик. Главное было не показать своему сопровождающему, а также тем, кто следил за нашей парочкой с помощью средств визуального наблюдения, что меня очень даже устраивает подобный вариант. Также важно, чтобы они не передумали, и не заперли меня на своем корабле. Уже лучше загнуться в неисследованном космосе, с небольшим процентом на спасение, чем со стопроцентной уверенностью исчезнуть в самом обыкновенном утилизаторе.

Только удивился, насколько спокойно начал воспринимать информацию о том, что запросто могу умереть. Честно говоря, мне уже настолько надоело трястись из-за всего этого, так что решил просто на все наплевать.

Вот по этой причине, когда стало понятно, что еще несколько минут, и мое пребывание на данном корабле закончится, незаметно дал команду искину включить мою нейросеть. Сигналом для этого послужило пятикратное нажатие на ту родинку, которая исполняла роль индикатора стороннего внимания. Самое главное, когда сеть включиться, не биться с шага и не дать даже намека на то, что она начала работать.

Как только нейросеть заработала, не стал ожидать милости от судьбы, а решил просто отхватить свой кусочек счастья. И цель была очень проста — мне нужна информация. А источник информации, который вряд ли ее поделится добровольно, находился в паре метров. Так что, подключив все доступные ресурсы, и, невзирая на тяжелые последствия, которые обязательно навалятся большой кучей, решил воспользоваться своим козырем, о котором никто их окружающих даже не подозревал.

На взлом нейросети Рея ушло четыре секунды. Она у него оказалась не из дешевых. Мало того, он даже установил какой-то дешевенький файрвол.

Вот только помогло ему все это, как мертвому припарки. То есть — никак.

Даже не думал, что могу работать с подобной скоростью.

Стоит отметить, что все это пришлось проделывать таким образом, дабы никто не заподозрил, чем это я занят, что не могу даже нормально идти.

В тот момент показалось, что сознание разделилось на два потока, стараясь хотя бы так поддержать своего хозяина. Но, думаю, это просто глюки, которые вылезли из-за большого перенапряжения. Я же не компьютер, чтобы болеть многозадачностью?

Однако ничего интересного урвать так и не удалось. Помешала этому самая обыкновенная случайность. Сначала толчок в спину, из-за которого слетела необходимая концентрация. Действительно, многопоточный режим работы у меня отсутствует — доказано экспериментально. Потом речь Рея, на которую пришлось реагировать. И завершил все бросок в мою сторону банковской карты. Да, он тоже не помог сосредоточиться.

Так что в моих «руках» оказалось всего два информационных пакета, с которыми еще нужно разобраться. Вот только разбираться с их содержимым буду немного позже, когда успокоится нервная система.

Больше ничего отхватить не получилось. Очень уж оперативно спасательную капсулу отстрелили от корабля. Такое чувство, что они или спешили, или чего-то боялись. И не понятно, что для меня хуже?

Это я внешне спокоен как удав — внутри же все не так однозначно. Ведь идти на убой, как какое-то животное, очень не хотелось. Но какие были альтернативы? Вот что бы сделали мои гостеприимные хозяева, если бы мне удалось организовать сопротивление? Думаю, те два выстрела из парализатора сказали намного больше, чем нужно. Если в ничего-еще-не-сделавшего подростка они готовы стрелять, то, что тогда сделают с дебоширом? Вот покидать их корабль в настолько неадекватном состоянии не хотелось.

Скорость отстрела капсулы оказалась такой, что меня просто впечатало в кресло, до которого еле успел добраться. Никогда ранее не приходилось покидать корабль столь экзотическим способом, так что это мой первый опыт. Не могу сказать, успешен он или нет, но к приятным я его однозначно не отнесу. А что бы вы сказали о высадке их автобуса, на скорости километров в восемьдесят, при помощи хорошего удара армейским сапогом в пятую точку? Придало бы это вам энтузиазма?

Может, если бы корабль терпел крушение, я бы не быль столь привередливым? А так…

И эта перегрузка меня просто доконала. Голова, которая еще держалась из последних сил, и давала своему носителю осознать, что теперь его может спасти только чудо, начала просто разрываться от боли, после чего наступило спасительное небытие.

* * *

На вторые сутки пребывания в спасательной капсуле, которая никак не реагировала на мои потуги оживить ее, начал накатывать страх. Эта ситуация еще раз показала, что планировать побег руками врагов — это не самый умный вариант самоубийства. Мало того что эти типы «забыли» положить хотя бы что-то питательное, для поддержания жизни, так они еще и о воде «забыли». Не говоря уже о том, что мне подсунули довольно профессионально выпотрошенную спасательную капсулу.

С нее было снято все, что только можно снять. Я-то, молодой и наивный, рассчитывал, что знания, которые есть в наличие, помогут перехватить управление на себя и немного порулить в нужном направлении, но жизнь внесла свои коррективы. Рулить просто не было чем. Двигатель, который довольно быстро издох, система жизнеобеспечения, которая работала с большими перебоями, и небольшой реактор, который еще пятьдесят лет назад нужно было выбросить на помойку — это весь набор высоких технологий, которые имелись на борту капсулы. Они, гады, даже скафандра не положили.

Хотя… В чем-то они правы.

Толку от того, что я смогу выйти в открытый космос? После того, как будет проведена такая операция, возвращаться уже будет некуда. Ведь в капсуле нет выходного шлюза. Стоит только открыть дверь наружу, и весь воздух помашет рукой на прощание. Так что от скафандра пользы точно не будет. Ведь воздуха в нем также надолго не хватит.

Остро встал вопрос: что делать дальше? Вот только ответа на него у меня не было. Да и с подсказками никто не спешил…

За те двое суток, что я находился в своем персональном саркофаге, который через несколько суток должен стать моим персональным гробом, выяснил еще одну интересную подробность о себе любимом. Оказалось, что я имею довольно буйную фантазию. Потому как количество вариантов собственной смерти уже зашкалило за четыре десятка. И оно продолжало расти в геометрической прогрессии.

Умом я прекрасно осознавал, что нервная система у меня не железная, и не нужно раскачивать ее собственными паническими мыслями. Но это было легче сказать, чем сделать. Знаете ведь, что в жизни бывают такие моменты, когда понимание намного опережает внутренние силы. Так вот, мои внутренние силы оказались довольно убогими. И только эта ситуация, в которую попал против собственной воли, вскрыла данную проблему.

Теперь знаю, над чем нужно поработать. Но сделать это смогу только в том случае — если выживу.

От нечего делать, после того как попытался поработать с оборудованием спасательной капсулы, занялся двумя информационными пакетами, которые вырвал у Рея. Один был довольно большим по объему, а второй — очень маленьким. Диву даюсь, как удалось прихватить именно эти два, а не что-то иное? Ведь совсем не помню, как и почему дергал именно их. Я бы даже сказал, что данный вопрос прошел мимо моего сознания.

После осознания, что жить осталось совсем немного, решил, хотя бы, удовлетворить свое любопытство. И появилось оно после того, как удалось выяснить, что оба пакета закрыты довольно сильными паролями.

Как думаете, на все ли подряд люди накладывают пароль? А если добавить, что вся информация находится в голове у хозяина и доступа извне к ней никто не имеет? Тогда что имеет смысл защищать паролем?

Правильно! Это должно быть нечто очень ценное.

Доводить себя до ручки я не собирался, но и растягивать удовольствие тоже не буду. Нет в этом никакого смысла. Так что решил использовать свои резервы по максимуму. Дабы не отвлекаться, поручил руководить данным вопросом искину, а сам впал в состояние, которое довольно просто можно назвать трансом. Это когда человек смотрит в одну точку, и ни на что не реагирует. Вот именно на такого истукана был похож и я в тот момент.

Потому-то, когда закончился подбор пароля и искин отчитался, что взлом пакета завершился удачно, я очень сильно обрадовался. Тем более что состояние было довольно хорошим. Что очень странно в текущей ситуации. Видимо организм перешел в предсмертное состояние, подумал тогда. И в этом пакете оказались…

Документы на имя Рея Колигана. Молодого человека двадцати двух лет отроду. Уроженца планеты… И так далее. И тому подобное.

Что меня дернуло примерить на себя этот пакет документ? Должен признать, что ответа на данный вопрос дать не смогу. Нет его. Это было сиюминутное желание весело прожить последние минуты своей жизни.

Ведь все мои планы накрылись медным тазом. Меня депортировали с корабля в гробу, которым не сможет управлять никто, разве что волшебник. Но я таковым не являюсь и вряд ли когда-нибудь стану.

Иного же претендента на данную должность на расстоянии миллиона километров не имеется. Потому как если бы он был, то уже услышал бы, как разрывается от истерики капсула, транслируя на всех частотах сигнал 505.

Но стоило только прицепить эти документы к своей нейросети, как произошло несколько событий, которые я не мог ни предсказать, ни предугадать.

Началось все с того, что я пришел в себя, и увидел над собой открытую крышку медицинской камеры. Отчего-то мне кажется, что в последнее время я просто зачастил в данный агрегат. Нужно быстрее с этим делом закругляться, а то не ровен час — привыкну.

Следом промелькнула мысль, что все произошедшее со мной — это очередной виток нахождения в виртуальной реальности. Поэтому кипишовать заранее не стал.

— Как вы себя чувствуете, молодой человек?

Судя по голосу, ко мне обращается пожилой мужчина. Но я его не видел, так как не спешил покидать удобный ложемент.

— И не нужно делать вид, что вы не меня не слышите. Я прекрасно вижу, что вы уже очнулись, — продолжал настаивать он.

Делать нечего, нужно начинать шевелиться. Да и смысла лежать дальше не имеется.

— Встаю… уже, — пробурчал в ответ.

— И желательно сделать это как можно быстрее. Капитан не любит, когда его заставляют ждать, — продолжил брюзжать невидимый собеседник.

— Какой капитан?

Спросил, и тут же сам себе ответил на невысказанный вопрос. Я ведь не на планете, а на каком-то корабле, который решил подобрать капсулу. И логика подсказывает, что на каждом корабле просто обязан быть капитан.

Но видимо медик воспринял мой вопрос несколько иначе, потому как ответил на него очень даже развернуто.

— Крен Морис! — в голосе послышалась толика удивления. Как же так, что я не знаю капитана спасшего меня судна? — Капитан колониального транспорта Адрина. Кавалер ордена…

Что он говорил дальше мозг — уже не воспринимал. И слова, которые подействовали на меня как удар мешком по голове, звучали так: капитан колониального транспорта!

Если вы еще не поняли, то могу обрадовать — я снова попал в большую… неприятность. Нет, в очень большую неприятность. Потому как колониальные транспорты имеют одну ма-аленькую особенность с большими последствиями. Это огромные махины, которые строят для ОДНОГО рейса в ОДНУ сторону! И летят они не просто далеко, а очень далеко. Их цель — ненаселенные планеты Земного типа, которые пассажиры данного корабля будут заселять. Их задача — помочь колонистам прижиться на новой родине.

Но, ведь существует довольно большая вероятность, что это не государственный корабль, а принадлежащий какой-то корпорации! Или нет? Естественно, такое возможно. Даже могу назвать вероятность такого события — один к ста. В основном такими корабликами пользовались именно государства, ссылая куда подальше нежелательные элементы с метрополии. Да, их снабжали по максимуму. По максимуму того, что могло влезть в корабль, и на что хватит денег у самих переселенцев.

Основная цель государства состояла не только и не столько в расширении ареала обитания, сколько в освобождении метрополии от разнообразного человеческого мусора. Ведь не станешь же убивать всех подряд, потому что они мешают власть имущим. Это довольно нерациональное использование человеческих ресурсов. Да и кому охота приобрести плохую репутацию у избирателей? Вот и используют подобные методы.

Из медицинской капсулы я подымался как из собственного гроба. В то, что я снова попал — теперь просто уверен. И еще, очень хотелось бы узнать — это я такой невезучий, или просто… Второго варианта придумать не удалось. Так что остановимся на первом.

Руки, которыми постарался поддержать себя, тряслись как у столетнего старика с болезнью Паркинсона. Даже медтехник, а это был именно он, сочувственно закивал головой. Видимо, не я первый так остро реагирую на название корабля.

— Да не переживайте вы так, молодой человек! Все не настолько плохо, как вам кажется! — постарался ободрить он меня.

В голове же прозвучала вторая часть данной поговорки: «Все намного хуже, чем вы думаете».

— Ваша одежда там, — и пожилой техник указал на шкафчик, в котором обычно оставляют свою одежду те, кто ложиться в медицинскую капсулу.

Спешить не стал, так как нужно было время на переваривание новой информации. Ведь еще несколько минут назад, по субъективным ощущениям, я находился в спасательной капсуле и прощался с жизнью. В тот момент казалось, что это самое гадостное, что могло произойти со мной в этом мире. Теперь же даже не уверен, что тогдашние выводы были правильными.

А ведь еще не выяснил самого главного — это корабль рабовладельцев или нет? Потому как из этого вытекают следующие вопросы. Например, куда я попал и что делать дальше? Хотя вопрос — I — что делать дальше — и так стоит в повестке дня.

Как бы я не тянул время, старясь одеваться как можно медленнее, все равно наступил тот момент, когда одето было все, что лежало в ящике.

— А! Вижу, ты готов, — проговорил медтехник, отрываясь от своего занятия.

Не знаю, что он делал. Могу предположить, что работал, или развлекался, с помощью своей нейросети.

— Тебя проводят, — обрадовал он меня, ткнув указательным пальцем на дверь.

Понятно. Со мной он разговаривать не собирается. Даже то, что было им сказано, можно отнести к необходимому минимуму, которым старик и отделался.

Так как ничего меня больше не держало, направился по указанному адресу. А если быть более точным, то по указанному направлению. И там меня уже ждали. Точнее ждал.

То, что провожать меня будет представитель силового ведомства — это в чем-то правильно. Вот только намеки на то, что это космодесантник, как-то портили настроение. Сомневаюсь, что на этом корабле они исполняют роль мальчиков на побегушках. А значит…

Не знаю я, что это значит!

— Следуй за мной!

После того как команда была произнесена, этот шкаф в скафандре развернулся и пошел в направлении лифтового холла. Вот только не нужно быть очень умным, чтобы понимать, что ни на секунду мужик не выпускал меня из виду. Оборудование скафандра очень помогало ему в этом. Даже головой крутить не нужно.

Возле одного из лифтов мой сопровождающий остановился. Подождав, пока прибудет лифт и откроет двери, он просто и незатейливо ткнул вначале в меня, а потом в открытые двери лифта. Понятно, мне туда. А еще интересно, у них здесь все глухонемые, или только мне такие попадаются?

Стоило войти в лифт, как он тут же ухнул вниз. Как не свалился с ног — не скажу. Судя по тому, что ехать пришлось несколько минут, и не только в вертикальной, но еще и в горизонтальной плоскости, могу только представить, на каком монстре я нахожусь. Но, оно и понятно, все-таки это на какой-то там крейсер, а настоящее колониальное судно.

Коридор, в который открылись двери лифта, был не очень большим. С другой стороны от лифта находилась дверь. Она была единственной, поэтому и направился к ней. Нервы немножко успокоились, потому как меня не брали под арест, да и передвигаться я мог более-менее свободно.

Ладно, не буду льстить себе. Никакой свободой здесь и не пахло. Просто вариантов сбежать из лифта просто не было. Да что там сбежать, не было даже возможности остановить его. Модель — вошел и поехал.

Однако, прикинув варианты того, как я должен вести себя, с точки зрения тех, кто вытащил меня в предсмертном состоянии, то решил далеко от выбранной линии поведения не отходить. Не нужно заставлять моих спасителей нервничать по поводу того, что они спасли не обыкновенного человека, а непонятно кого.

Если вы решили, что у меня начались проблемы с психикой, то должен вас расстроить. Никаких расстройств — только голый расчет. И он говорил, что лучше предстать перед местными недалеким трусом, который перепуган до потери пульса, чем крутым пацаном, которого просто так не проймешь. Не нужно, чтобы они начали переживать по поводу спасенного. Уж лучше пусть считают меня просто перетрусившим парнем.

Стоило только подойти к двери, как она тут же отъехала в сторону.

— Входи! — прогудел из-за нее густой и сочный бас.

Воображение нарисовало довольно большого, я бы даже сказал бочкообразного типа. Ведь не может худой человек иметь столь мощный голос. Но вновь реальность показала, насколько мое воображение было далеким от реальности.

Мужчина, позвавший меня, оказался худым, как щепка. Наверное, именно таких называют жилистыми. Примечательным в его внешности были только серебристые волосы, не седые, а именно серебристые, растопыренные уши и военная форма. Настоящий Чебурашка, проскользнула ассоциативная мысль. Вот только взгляд, который бросил на меня хозяин кабинета, тут же на корню зарубил даже намек на улыбку.

— И как же вы оказались в спасательной капсуле, за территорией Фронтира, молодой человек?

Зеркало, которое находилось неподалеку от меня, наконец-то ответило на давно мучавший вопрос: почему все называют меня не юношей, как по идее должно было бы быть, а именно молодым человеком? Из него на меня смотрел парень, лет двадцати, если не старше. Кое-где на «шевелюре», которая была больше похожа на прическу новобранца, отчетливо просматривались участи с седым волосом. Они, а также мой внешний вид, даже мысли не допускали о настоящем возрасте. Это я постарел настолько?

Лгать, что-то придумывать, или же даже банально выкручиваться совсем не хотелось. Да и какой смысл покрывать тех, кто просто выбросил меня умирать в…

— Где? — наконец то дошла до мозга остальная информация из вопроса капитана.

Наверное, капитана. Очень уж многое говорило за эту версию.

— Что «где»? — на минуту завис мой собеседник.

— Где вы сказали я нахожусь?

Вопрос удалось выдавить из себя через силу. Если до этого я просто играл перепуганного парня, то теперь потребность в этом отпала. Ведь теперь я стал вусмерть перепуганным парнем. Да, я очень сильно хотел покинуть территорию рабской Империи. Но, не до такой же степени.

— А как…?

Меня просто клинило от понимания того, что со мной сделали эти типы.

Они же просто выбросили меня, как какой-то ненужный мусор!

— Хочешь узнать, как мы тебя нашли? — немного подобрел капитан.

Видимо мой вид был настолько ошарашенным, что он решил чуток успокоить спасенного.

— Вышли из очередного гиперпрыжка и услышали маяк спасательной шлюпки. Так как ситуация штатная, то пока транспорт разгонялся для последующего прыжка, тебя спасли. Это если вкратце.

Слушая капитана, сидел и кивал головой, как настоящий китайский болванчик, который только и умеет, что поддакивать.

— Единственное, что могу сказать — ты не спасался с потерпевшего бедствие корабля, тебя просто выбросили, как космический мусор, — а потом, добавив в голос располагающих ноток, тоже мне психолог доморощенный, спросил. — Не расскажешь, что с тобой случилось?

Отпираться от человека, который знает свое дело просто досконально, смысла не имело. Да и одного взгляда специалиста на мою спасательную капсулу было достаточно, чтобы понять, как я в ней оказался. Говорил ведь уже, что там не осталось ничего живого. Это был просто высокотехнологичный гроб. Да и смысл скрывать эту информацию?

— От меня просто избавились.

Это была краткая версия произошедшего. Ведь, кто его знает, может полная никому на этом корабле и не интересна?

— А можно, подробнее? — попросил капитан, поудобнее устраиваясь в своем кресле, и махая мне на одно из стоящих возле стола.

— Можно и подробнее, — согласился, тоже устраиваясь в своем кресле.

Явного отторжения не было, так почему бы не переложить часть проблем на добровольца. Мало ли? Вдруг это поможет хоть как-то в будущем? Ведь теперь я нахожусь в полном распоряжении капитана, который на этом корабле заменяет даже бога.

— Вы что-то слышали об Ордене галактического контроля, капитан?

Судя по тому, как он посерел, он не только о нем слышал. Зуб даю, что он от него как-то даже пострадал.

Вместо ответа он, сжав кулаки до хруста костяшек, просто кивнул. Однако комментировать свое отношение к ним не стал. Видя, что он ожидает продолжения, я так и поступил.

— Так вот, когда я летел на учебу, они меня перехватили. Им, не знаю даже зачем, понадобился мой будущий учитель, с которым я был знаком только по переписке. Отчего-то, они старались убедить меня, что он самый настоящий террорист. Им нужно было узнать место нашей встречи.

— И ты им сказал?

Судя по тону, с которым был задан данный вопрос, ответ нужно немедленно подкорректировать.

— Когда пришел в себя на их корабле, они просто сказали, что им нужен адрес нашей встречи, после чего меня вырубили из парализатора. Когда пришел в себя в следующий раз, то меня посадили в спасательную капсулу и отстрелили от корабля. Это все.

Несколько минут в кабинете стояла тишина. А потом капитан заговорил.

— Извини, но я тоже вынужден расстроить тебя. Мы движемся в противоположную сторону от миров содружества, и будем делать это еще около года. Так что со своим учителем ты вряд ли скоро увидишься.

И вот эта последняя фраза показала, что у меня есть шанс на возвращение.

— Это я уже понял. А если не скоро?

— Тогда лет через пять. Не раньше, — обрадовал меня капитан.

— Дожить бы…

Несмотря на то, что эти слова вырвались против моей воли, капитан их услышал.

— А что, с этим какие-то проблемы?

И тут же, не ожидая ответа, замер. Понятно, полез за разъяснениями к лечившему меня медбрату.

Ничего говорить на эту тему не стал, так как мимика капитана показала, что ответ ему уже не нужен.

— Да, парень. Попал ты.

И что на это скажешь? Он прав во всем.

— Мы, можем тебе помочь. Но…

Сообщение о том, что мне реально могут помочь, приподняло настроение до неимоверных высот. Вот только пришлось его тут же успокоить. Там ведь еще было «но». А я так и не узнал, в чем оно состоит.

— Ив чем состоит это «но»? — решил выяснить, потому как не люблю неопределенности.

— У нас на корабле стоят регенерационные модули девятого поколения.

Это тебе о чем-то говорит?

Просто согласно кивнул, так как кое-какая информация у меня была. Они действительно могут подлатать мои мозги. Не знаю, насколько качественно, но лучше не сможет никто.

— Вот только, сейчас ты просто спасенный, которого мы сможем вернуть в Империю Аратан. Правда, через пять лет. Но, все равно сможем.

Капитан развел руки, как бы показывая, что он не против вернуть меня и пораньше, но вариантов для этого никаких нет.

— Если же ты решишь подлечиться, то будешь вынужден подписать контракт с корпорацией «Неомик». И отрабатывать его тебе придется порядка пятидесяти лет. Все-таки восемь миллионов кредитов это не настолько малые деньги.

Чуть не брякнул, что готов оплатить их хоть сейчас. Еле удержал язык за зубами. Ведь можно даже в одну сторону не долететь, если узнают, насколько я богат. Деньги — это такая штука, что отключают мозги у очень многих. А если деньги большие, то отключка происходит намного быстрее.

— Так я должен буду отработать восемь миллионов или пятьдесят лет? — постарался уяснить для себя этот вопрос.

— А ты так уверен, что сможешь отработать их быстрее?

Капитан реально был удивлен. Видимо, не так много на его пути попадалось таких типов, как я. Не успели спасти, как он готов влезть в ненормально огромный кредит, а потом еще и досрочно его отработать.

Еще сделал для себя пометку, что медицинские услуги — это довольно хороший бизнес. Ведь если бы я купил эту регенерационную капсулу и заправил ее самыми дорогими препаратами, то и в таком случае, это было бы на несколько миллионов дешевле того, что мне сейчас предлагают.

Проблема только в том, что вблизи нет ни одного торгового центра, который готов продать мне подобное медицинское оборудование. Да и капитан вряд ли согласится продать мне оборудование, которое есть на этом корабле. Так что, если я хочу жить, то придется соглашаться на его условия.

Отчего-то очень не хочется мне светить свои финансовые возможности. Я уже говорил об этом? Не важно. Просто повторюсь, так как это действительно важное решение.

— Я не против отработать эти деньги. Думаю, что смогу сделать это очень быстро. Так что возвращаться назад буду с вами.

На мое обещание капитан только улыбнулся. Причем сделал это довольно иронически. Зуб даю, что он знает нечто такое, что должно надолго приземлить меня на той планете, куда везут всех этих поселенцев.

— Вот только для начала хотелось бы почитать договор. Вдруг там прописано пожизненное рабство?

Судя по улыбке, которая снова проскочила на лице капитана, я был очень недалек от истины. Еще больше убедился в этом, когда прочитал сам договор. Вот теперь могу с уверенностью сказать, что лучше бы было рабство. Потому как то, что предлагала корпорация — было намного хуже.

За каждый чих полагались штрафы и неустойки. Причем суммы были такими, что просто жуть!

— Вы уверены, господин капитан, что это не договор о пожизненном рабстве?

Вместо ответа послышался только довольный хмык.

— А если внимательно посмотреть на вот эти пункты, то даже могу сказать, что они противоречат законодательству Содружества. А если…

Договорить мне не дали. На нейросеть упал второй вариант договора, который был намного адекватнее первого. После внимательного изучения его текста, подписал и отправил назад капитану.

Что могу сказать? И здесь тебя стараются объегорить все, кому не лень.

— Можешь идти и ложиться на лечение. Как сказали медики — это очень надолго. Хотя бы за пол года управился.

После этого он переключился с меня на свои, несомненно, очень важные, дела. Я же продолжал сидеть и думать о том, сколько же еще народа попытается нажиться на моем горе.

Пока капитан делал вид, что он меня не замечает, постарался оглядеться в его каюте. Или же лучше говорить кабинете? Ничего привлекательного я не увидел. Все было оформлено в минималистическом стиле. Однако если иметь некоторые знания, то можно сказать, что это только первое впечатление. Потому как электроника, которая присутствовала в громадном количестве, была далеко не серийного производства.

— Ты еще здесь? — наконец надоело ему играть в «я тебя не вижу».

— Естественно. Мы же не поговорили о том, где я могу забрать свое имущество.

— Какое имущество?

Удивление было сыграно настолько виртуозно, что даже захотелось поаплодировать непризнанному гению капитана.

— Господин Морис, у меня база Юрист поднята до третьего ранга. Дальше продолжать?

На этот раз он просто не смог скрыть свое недовольство.

— Вы не сможете им воспользоваться.

— Почему это? — удивился мой собеседник.

Вот и еще один ответ на незаданный вопрос. Он прекрасно осведомлен о том, что со мной в спасательной капсуле находился искин.

— Я позаботился об этом.

И чтобы добить его окончательно, подлил еще масла в огонь.

— Как вы думаете, почему мне его оставили, не смотря на то, что выбросили умирать в космосе? Или считаете, что искины больше никому не нужны? Только вам?

А теперь главное чтобы мимика не выдала, что я просто вешаю ему лапшу на уши.

— Перед тем, как подключите к нему дешифратор, предупредите, чтобы я отлетел от вас подальше на своей спасательной шлюпке.

— Какой еще…

— Господин Морис. Не считайте меня несмышлёным мальчишкой, которого можно раздеть, а он еще и благодарен за это будет.

Видя, что он взялся тянуть до последнего, решил додавить капитана.

Благо убедился, что убивать меня не собираются.

— Хочу всего лишь напомнить, то, что вы сейчас пытаетесь провернуть с моим имуществом, называется пиратством. И мне бы очень не хотелось…

Договаривать не стал, так как это было бы верхом наглости. И, если очень хорошо подумать, то ничего бы ему я не сделал. Пока.

— И что же ты сделаешь?

Видимо он тоже заинтересовался, чем же, практически раб может угрожать такому человеку, как он?

— Знаете, в жизни столько всего может случиться.

Не знаю, что нашло на меня в тот момент, но я решил прикольнуться. А что еще оставалось делать?

Еще в то время, пока сидел и ждал, пока капитан перестанет играть в свои игры, с помощью нейросети удалось просканировать все те игрушки, которыми была напичкана эта каюта. Что в ней было? Да проще сказать, чего в ней не было. Видимо ее владелец был большим любителем передовых технологий. Или же это стандартная комплектация каюты капитана? Здесь у меня нет однозначного ответа.

Сообщать о том, что я задумал, никому не стал. Просто помотал головой, как это сделал бы старый дед своему маленькому правнуку. Не представляю, на что это было похоже со стороны, но то ли еще будет!

Пока ломал комедию, дроид-уборщик незаметно покинул свою нишу и направился в нашу сторону. Притом проделал это очень демонстративно.

Можно даже сказать, что он громко протопал по полу, чтобы его обязательно заметили. Подойдя к креслу, которое занимал капитан корабля, он остановился. Не понимай я, что же здесь и сейчас происходит, однозначно решил бы, что в электронных мозгах с натугой скрипят синапсы, которые пытаются решить нерешаемую задачу.

Даже капитан уставился на это чудо высоких технологий, которое, хотя и было похоже на черепаху, но манипуляторами обделено не было. И вот это чудо, видимо решив поставленную перед ним задачу, принялся за ее воплощение в жизнь. В результате рывка капитан просто слетел с кресла.

И только его подготовка позволила не приземлиться на пятую точку, а все же остаться на ногах. Или почти на ногах.

То, что я услышал о дроиде и его предках, обогатило мой лексикон в довольно большом объеме. Вероятно, в молодости капитан очень много проработал на должности боцмана, или кого-то подобного на летающем корабле. Не силен я во флотских должностях.

Не смотря на гневную тираду самого главного начальника на корабле, уборщик занимался своей прямой обязанностью. Он тащил мусор, в роли которого выступало злосчастное капитанское кресло, прочь из каюты.

— Ты что творишь!? — наконец-то капитан обратил свое внимание на так и не покинувшего его каюту посетителя — то есть на меня.

— Я?!

Могу оценить свою актерскую игру — на отлично, потому как была она искренней. Ведь в тот момент ничего такого я не делал. Мне тоже было интересно понаблюдать за происходящим. Ведь вмешаться в программу уборщика пришлось на таком уровне, что даже самый крутой спец не найдет моего влияния. Всего-то делов — пометить капитанское седалище как очень сильно мешающий владельцу каюты мусор. Да что там мешающий! Он терпеть его не может.

Именно такая постановка вопроса заставила железного уборщика покинуть предназначенное для него место пребывания, откуда он не имел права показываться в каюте, если в ней находится хоть кто-то из двуногих. Вот что творит с электроникой конфликт интересов!

— Это что за дурдом! — заорал капитан в потолок.

— Ошибка приоритетов, — ответил ему практически безэмоциональный голос искина.

Вот только мне показалось, что он тоже рад происходящему с дроидом.

Неужели даже у искусственного интеллекта накопились претензии к старшему руководящему звену? Да нет! Это же просто бред! Или не бред?

— Так сделай же что-нибудь!

— Приказ не понят. Уточните ваше пожелание, капитан, — все так же равнодушно попросил искин.

— Останови этого разрушителя! Убери его с моих глаз!

Лицо капитана залилось красной краской, и теперь он больше смахивал на помидор.

— Слушаюсь, капитан! — взял под козырек искин.

Произошедшее дальше ввергло в шок даже меня. Почему говорю, даже меня? Потому что я уже как-то привык к тому, что вокруг творится такое, что нормальному человеку даже на ум прийти не может. А вот капитан явно был не готов к тому, как искин выполнит поставленную перед ним задачу.

Рев базеров боевой тревоги пробирал до печенок. Даже не знаю, каким садистом нужно было быть, чтобы использовать для приведения команды в боевое состояние именно этот звук? Но уже через минуту в каюту капитана вломилось двое космодесантников, которые и занялись спасением жизни своего непосредственного начальника. Притом делали они это с таким остервенением, что мне стало откровенно жаль этого уборщика.

— Прекратить балаган! — заорал пришедший в себя капитан.

А потом, когда вояки оставили нас снова в гордом одиночестве, это если не считать искина, он прошипел, что кое кто серьезно напросился. О том, что я продолжаю сидеть и внимать словам высокого начальства, капитан вспомнил только после того, как смог успокоить свои нервы.

— Ты до сих пор здесь?

Вместо ответа просто пожал плечами. Даже не знаю, есть ли смысл отвечать на очевидное?

— Все имущество… спасенного, упаковать в отдельный контейнер и дать ему доступ, — отдал капитан приказ искину.

Пауза, которая возникла в том месте, где собеседник пытался осознать, как же меня стоит называть, явно говорила о том, что у меня появился новый враг, от которого зависит моя жизнь и будущее. Ну, ладно. Не враг, но неприятель — это однозначно.

— Все, что касается твоего лечения, будешь обговаривать с начальником медицинской службы. Свободен!

И на том спасибо.

Однако говорить этого не стал. Ведь в текущей ситуации эти слова звучали бы как завуалированное издевательство. Мне же не хотелось усложнять свою, и без того не сладкую, жизнь.

Стоило только покинуть каюту капитана, как на нейросеть упало сообщение, что все мое имущество, после моего спасения, было упаковано в отдельный контейнер и из него не извлекалось. Коды доступа были в наличии.

Оставалось только чесать тыковку, стараясь понять, почему капитан повел себя подобным образом, если ему мое имущество, а точнее весь тот хлам, которым я дорожил, и даром не нужен? Чего он пытался добиться? К чему весь этот цирк?

И снова никаких ответов не было. Самое обидное в том, что я нутром чувствую подвох, но не могу понять, в чем он?

Второе сообщение, которое сбросил искин на мою нейросеть, сообщало, что согласно договора, который я заключил с корпорацией, на чьем корабле нахожусь в данный момент, меня ожидают в медицинской секции.

Там же была «карта» которая помогла сориентироваться на местности.

Настоящий навигатор, только в голове.

Главный медик, в отличие от своего капитана, говорить со мной и не собирался. Стоило только показаться в его вотчине, как он тут же указал пальцем на стоящий в нескольких метрах от его стола довольно большой диагност. У них здесь все глухонемые?

— Мне нужно…, - начал излагать свои пожелания, как тут же был прерван.

— Разделся, и мухой туда! Я сам разберусь, что тебе нужно. А пока я понятия не имею, что творится в твоей башке — не стоит забивать мою разной ерундой.

Видя же, что я не спешу выполнять отданную команду, тут же включил повышенный тон голоса.

— А ну, живо!

Уверенность, с которой прозвучал отданный приказ, а иначе его и не назовешь, подействовала на меня как волшебный пендель. Через две минуты за мной уже опускалась крышка довольно продвинутого, и, как следствие, дорогого изобретения космической цивилизации.

Но стоило только прикрыть глаза, как снова прозвучал голос медика.

— И долго ты там собрался разлеживаться? Выметайся! У меня и так времени в обрез.

И не сказать, что этот человек имеет лично ко мне какие-то претензии.

Нет, у него просто характер стервозный. Или же его уже так достали, что он готов оторваться на первом встречном?

Стоило только привести себя в порядок, в смысле одеться, как доктор ткнул указательным пальцем на одно из стульев, которое находилось в его «кабинете». Несколько раз он измерил меня взглядом, в котором, как показалось в тот момент, звучал всего лишь один вопрос — где ты взялся на мою голову? Но потом все же задал заинтересовавший его вопрос. И звучал он немного иначе.

— Не подскажешь, кто над тобой ставил эксперименты?

Несмотря на то, что его вопрос был задан спокойным тоном голоса, мне стало страшно.

— А зачем вам это?

В том хищном оскале, который должна изображать улыбка доктора, ничего доброго для экспериментаторов не было. Да и его ответ подтвердил мои предположения.

— Чтобы убить их при встрече! И постараться сделать это максимально жестоко.

Странно получается. Сказанное только что — это забота обо мне? Или же желание прибить того, кто подкинул столько работы человеку, что работать просто не хотел?

— Не получится, — обломил его.

— Почему?

И не скажу, что вопрос был задан только для того, чтобы о чем-то поговорить.

— Я буду первым, кто этим займётся.

Странно, но именно эти слова растопили тот лед, который просматривался в облике сидевшего предо мной человека.

— Вот что, сынок. Я постараюсь тебе помочь, но времени это займет очень много. Минимум полгода, а то и больше. Однако должен сказать, что тебе придется раскошелиться еще на несколько миллионов кредитов.

Видимо удивление, которое было нарисовано на моем лице, было очень выразительным, потому как тут же последовало пояснение.

— Тебя сделали инвалидом, те кто… ну, ты понял. Притом даже если я сейчас восстановлю твой головной мозг, тебе это поможет не очень сильно. Потому что через несколько месяцев процесс начнется вновь.

Наши технологии не в состоянии исправить такой вред в полной мере.

Можем только немножко подлатать.

— А чьи в состоянии? — тут же вставил свои пять копеек.

На меня посмотрели как на деб… маленького, но ответили.

— На такое способны только технологии Древних.

И прозвучала данная фраза очень двояко. С одной стороны ее можно было интерпретировать, как — такое могут только боги. С другой же — на такое способны только волшебники. Но ты же не маленький, чтобы верить в первых, или во вторых?

— А чем мне могут помочь несколько миллионов кредитов, о которых вы только что упоминали?

— А тем, что на время лечения нужно будет изъять твою нейросеть. Вот только уверенности в том, что удастся извлечь ее в таком виде, что потом можно будет установить повторно, практически нет. Так что придется тебе покупать еще и новую нейросеть.

Да, такого поворота в своей жизни я не ожидал. Стоило только представить, как я буду жить в мире, где без нейросети ты настоящий инвалид, калека, как стало просто не по себе.

— А что же это за нейросеть, если она стоит несколько миллионов кредитов?

Может я и лопух, но не до такой же степени?

— Индивидуальная, — абсолютно спокойным голосом произнес доктор, который до сих пор так и не представился. — Иная тебе просто не подойдет. Или…

Последнее слово показывало, что есть еще один вариант, но его доктор просто не спешил озвучивать. Или боялся.

— Или? — подбодрил его.

Я понимаю, что с точки зрения нормального человека меня сейчас пытаются разуть на довольно приличную сумму. Но, исходя из суммы, которой я обладаю — это смешные копейки. Обидно будет из-за собственной жадности потерять все, вместе с жизнью. Тогда, действительно, уже ничего не нужно. С другой стороны, может все не так грустно, как мне пытаются представить?

— Есть еще один вариант, но… Это риск. Это большой риск. Он может помочь, а может и…

— Навредить?

— Тебе? Навредить? Да что тебе еще можно сделать? Ты и так без десяти минут покойник.

— Тогда что означает «и»? — постарался уточнить.

— А может очень сильно помочь.

— И что же это?

Вместо ответа на мою нейросеть пришло сообщение.

— Там данные, которые получил диагност. Там же два предложения.

Можешь выбрать первое, или второе. А можешь просто уйти в запой и подохнуть. Мне все равно. Читай, думаю. Надумаешь — придешь, и скажешь, что решил.

— И где я могу подумать над вашим предложением?

Вопрос был действительно актуальным, потому как делать это в коридоре, да еще и на быструю руку совсем не хотелось. На нейросеть тут же упало очередное сообщение от корабельного искина, который сообщал, где я могу пожить некоторое время.

Глава 11

Если вы считаете что мне очень сильно повезло с жильем, то должен вас разочаровать. Мне повезло с ним настолько — насколько везет со всем остальным в этой жизни. Каюта, направление в которую мне дал искин корабля, была рассчитана на десять человек. Причем девять жильцов в ней уже обитало.

Одного взгляда было достаточно, для того чтобы понять, что это за люди и чего от них стоит ожидать. Да чего там ожидать? У них же на рожах написано, что нормальной работой они не занимались ни единого дня в своей не очень долгой жизни И моя интуиция, или шестое чувство, или же пятая точка, очень громко подсказывали, что нормально пожить в этой каюте у меня не получится. И проблема не во мне, так как парень я не конфликтный. Проблема была в местных.

Да какой там пожить! Мне даже войти будет очень и очень проблемно.

Взгляды, которыми меня наградили «старожилы» однозначно говорили, что я должен очень серьезно задуматься о своем будущем, которого у меня может не оказаться, если, в самом деле, решу обосноваться в этой каюте. Всегда удивлялся, как некоторые могут одним взглядом сказать намного больше, чем иные несколькими предложениями.

Стоило сделать всего лишь один шаг внутри, как глава местной шарики тут же решил показать, кто в доме хозяин.

— Мест нет! Вали отсюда!

И свои слова он сопроводил настолько выразительным взглядом, что пропало всякое желание возникать. Должен признать, что преступные элементы во всех мирах одинаковые. Разве только одежда отличается.

Самая прикольное была в том, что говоривший со мной мужичок, выглядел как паршивая овца в стаде элитного скота. Чтобы вам было понятно, отчего у меня сложилось именно такая точка зрения — постараюсь описать увиденное.

Представьте себе небольшую комнатушку, в которой находится восемь «качков». Именно такие ассоциации появились у меня при взгляде на всех остальных обитатели данной каюты. В этом стаде я бы назвал их быками. Тот же мужичок, который решил поставить меня на место, выглядел, как тощий козел.

Нет, я не хочу его обидеть этим прозвищем, просто внешне он выглядит именно так. Тощий, серый, прическа, которая очень похожа на взрыв на макаронной фабрике, и жидкая, но длинная бородка козлиного типа.

Подумав, стоит ли обращать внимание на этого типа, решил, что для него слишком много чести. Поэтому просто проигнорировал местного пахана, если это был действительно он, и продолжил разглядывать каюту, стараюсь понять, какое же место должно принадлежать мне?

Однозначного ответа дать все равно не смог, потому как всеми койками постоянно пользовались. А если и не пользовались, то таковыми они выглядели.

Странно, но, даже поняв, что данное помещение нужно покинуть как можно скорее, все равно не спешил этого делать. Видимо чувство самосохранения отказало напрочь. Вот что значит, что с головой начались проблемы.

Могу сказать, что одного взгляда на каюту стало достаточно, для того чтобы понять, живущие в ней чистоплотности не страдают. Не знаю почему, но данное помещение очень напомнило мне купе плацкартного поезда, в которое проводник не заглядывал уже несколько месяцев.

Откуда появились такие ассоциации — не знаю, ведь ни разу в жизни не ездил в таком вагоне.

Понимая, что спокойно посидеть и подумать над своими проблемами мне не дадут, просто развернулся и вышел в коридор. Для принятия решения мне нужно было хотя бы полчаса. Потому как подозревал, что ожидает меня одна проблема. И проблема была в том, что не хотелось проверять насколько я везучий, или живучий.

Если же остаться среди этих ребят, то могу поклясться, что не смогу не только подумать о своих проблемах, но даже переключиться на них не получиться. Жители этой каюты придумают мне иные проблемы, на которые однозначно придется отвлекаться.

Не знаю, сколько ребята уже летят, но если они решат устроить развлечения за мой счет, то я долго не протяну. Считаете, что я пессимист? Так это не правда. Я — реалист, который адекватно оценивает последствия.

Из каюты я вышел примерно той же скоростью что и вошел, а вот коридор покидал как самый настоящий спринтер. Не хватало еще чтобы за мной в коридоре гонялись разные. Осталось только отыскать «теплое» местечко, и проанализировать поступившее от медика предложение.

Это самое местечко, а вернее техническая ниша, которое, судя по чистоте напольного покрытия, не пользовались со времен создания данного корабля, нашлось уже через несколько минут. Вот что значит наметанный глаз. Ведь уверен, что не имей я необходимых технических знаний, мог бы и не догадаться о его существовании. Очень уж качественно было замаскировано входное отверстие.

Долго раздумывать о том, что делать дальше, не стал. Просто сполз по стене и, уткнувшись лицом в ладони, постарался расслабиться. Ведь за последнее время на меня навалилось столько всего, что даже вспоминать обо всем этом тошно. Особенно страшно стало после того, как понял, что в спасательной капсуле я реально прощался с жизнью, только старался сделать это довольно своеобразным способом. И как после всего этого не сказать, что я больной на голову?

Перед тем как решать, что же делать дальше, решил посмотреть предложения от местного медицинского светила и обмозговать полученную информацию. Открыл полученное сообщение и решил внимательно изучить оба варианта, которые озвучил медик.

Первый вариант, как он и говорил, состоял в выращивании индивидуальной нейросети под особенности моего головного мозга. А если быть более точным, то под те проблемы, которыми он обладает.

Несколько миллионов кредитов, о которых говорил доктор, превратились в три с половиной. Вот и верь после этого людям.

Несколько миллионов! Несколько миллионов! Так и хотелось плюнуть, но потом передумал. Не стоит оставлять после себя загаженное пространство. Я же культурный человек, а не как эти… Отчего-то снова вспомнились ребята из оперативно покинутой мной каюты.

Когда открыл второе предложение, то долго не мог решить, со мной так пошутили? Или меня, в самом деле, решили списать в утиль, но перед этим хотят поставить еще несколько экспериментов? Однозначного ответа я дать не мог. А как иначе можно оценить предложение «доктора» заменить мою нейросеть на «завалявшуюся» у него «нейросеть» древних.

Да еще и по бросовой цене в семь миллионов кредитов.

Вы уверенны, что вещи стоимостью в столько денежных знаков могут заваляться? Вот и я не уверен в этом. А значит…

Теперь бы еще понять, что это значит…

— Как думаешь, меня просто хотят развести на деньги, или же…?

Этот вопрос я поставил искину собственной нанофабрики. Вот только обозначить его более конкретно не получалось. Голова отчего-то совсем не хотела работать в нормальном режиме. Видимо мое состояние действительно доходит до той критической точки, когда нужно что-то делать, притом в оперативном режиме.

Вот только ответ, который последовал после этого, заставил реально задуматься. Потому как искин неожиданно заявил, что брать предложенное устройство с кодовым названием Р16У7-Кт нужно однозначно и за любые деньги. И еще, к нему все равно необходима нейросеть.

— Но, мне ведь его и продают, как индивидуальную нейросеть. Только производитель отличается от ныне существующих.

— Должен тебя огорчить, — вдруг заговорил искин голосом нормального человека. — Этот модуль к нейросетям имеет довольно отдаленное отношение. Его задача заключается в максимально возможном использовании для защиты носителя таких нанофабрик, как та, которой ты владеешь.

— Хочешь сказать, что его наличие позволит мне использовать твои возможности по полной программе?

Думаю, вы понимаете, что в моем положении может означать такой модуль. Ведь все то, что я смог добиться собственными силами, всего лишь использование микроскопа для забивания гвоздей. Да, я не тешу себя мыслью о том, что могу на полную катушку использовать все заложенные в нанофабрику возможности.

Наверное, я начина повторяться. Но голова просто разрывается от боли, и даже нейросеть ничего не может с этим поделать. Видимо становится совсем плохо.

— И как это чудо Древних технологий работает? Как им пользоваться?

Задавая эти вопросы я понимал, что есть еще нечто такое, что заставляет меня тянуть время. Знать бы еще, что же меня так нервирует?

— Установка происходит таким же образом, как и нанофабрики.

Остальные инструкции будут доступны после разворачивания.

Ладно. Это понятно.

Но десять миллионов кредитов… Не многовато ли?

Стоило только сформировать вопрос, как подсознание, или же внутренний голос, сообщило, что покойникам деньги не нужны в принципе. А меня не так много отделяет от перехода в озвученное состояние.

— У меня очень большое подозрение, что должно произойти нечто такое…

С дальнейшей формулировкой было затруднительно.

— Вероятность того, что тебя попытаются обмануть, составляет девяносто восемь и две десятых процента, — обрадовал своей интуицией искин.

Ладно, не буду приписывать неживому разуму то, чего он отродясь не имел. Вот только вывод, который он озвучил, вероятнее всего был именно тем, что так страшился озвучить для себя. Да, я серьезно опасаюсь, что могу не пережить того, что на этот раз приготовили мне… Знать бы еще, кто так решил поразвлекаться в этом мире за мой счет?

— И что делать?

А делать по любому нужно хоть что-то. Ведь если просто плюнуть на все — то очень скоро за мою жизнь никто не даст и одного кредита. Потому как давать не будет за что.

Как показала жизнь, не смотря на то, что умирать мне уже приходилось, я не хочу повторять пройденное.

Некоторое время искин просто молчал. Тогда я решил, что он не имеет ответа на поставленный вопрос, вот и помалкивает в тряпочку. Однако, я оказался в корне не прав.

Все это время он, как оказалось, прорабатывал вариант того, что может произойти и просчитывал варианты, которые могут мне помочь вынести максимум возможного из сложившейся ситуации.

И только после того, как трижды прочитал представленный на мое обозрение план, осталось только присвистнуть от удивления. Никогда бы не подумал о том, что доставшийся мне искин еще и стратег, в душе. Не знаю, получиться ли провернуть все то, что он здесь нагородил, но попытаться однозначно стоит.

Не став терять времени, поднялся, и потопал к очень богатому на артефакты Древних, медику. А смысл мучить себя. Ведь никто не гарантирует, что через час голова будет болеть меньше.

Стоило только войти в кабинет предприимчивого доктора, как он тут де взял быка за рога. Видно, не привык мужик откладывать на завтра то, что можно прикарманить сегодня. Оно и лучше. Меньше будет сомневаться.

— Как я вижу, ты уже решил, — с порога обрадовал он меня своим очень неприветливым утверждением.

Ладно, спишем на то, что у него выдался довольно препаскудный день, с кем не бывает?

— Ага! — уверенно кивнул ему.

— И каково же твое решение, молодой человек.

Даже по тону его голоса было видно, что он делает над собой явные усилия, чтобы не нагрубить своему будущему клиенту. И за это спасибо.

— Беру все! — обрадовал я медика.

Тот уставился на меня непонимающим взглядом.

— А ты в курсе, что две нейросети в черепушке очень плохо уживаются?

Настолько плохо, что владелец этой самой черепушки умирает от горя.

Вспомнил! Его стиль общения называется черным юмором.

— А мне в черепушку нужно будет впихнуть индивидуально нейросеть, а ваше второе предложение, я отложу до лучших времен.

— Все прихоти за твой счет! — обрадовал он меня новой порцией своего чувства юмора.

— А вот с этим у меня немножко проблематично.

Сказал, а сам постарался отследить реакцию медика. Стараться-то я старался, вот только толку от этого не было практически никакого. Потому как и самой реакции не последовало. И означало это только то, что он уже просчитал, что и как нужно сделать дальше. Что же, посмотрим, что он сможет предложить?

— Никаких проблем не будет, — постарался скорчить он улыбку.

Вот именно. Постарался скорчить, а не улыбнуться.

Ничего говорить не стал, а превратился весь в слух, и не прогадал.

— Ты подписываешь договор, что отработаешь все деньги, которые потратил корпорация на твое лечение, и на этом все проблемы решены.

Остальное тебя не касается. Разве только… когда ты сможешь рассчитаться с корпорацией. Но… это уже мелочи. Главное — ты будешь жить.

О том, как он получит с корпорации причитающиеся ему деньги, медик даже не заикнулся. Видимо, процесс уже давно накатан и опробован не на одном переселенце.

— Так подписал уже…

— Тогда вообще проблем не вижу. Раздевайся и мотай в медкапсулу.

Но я даже с места не сдвинулся. Как же, нашел наивного. Вот так взял, и поверил на десять миллионов кредитов человеку, которого вижу второй раз в жизни.

— И чего ждем? Давай, быстро, — разозлился медик.

Ну, это называется психологическое давление. Знаем. Проходили.

Поэтому просто протянул луку вперед, как бы показываю, что очень хочу заполучить то, что будет оплачено от моего имени.

Нет, я прекрасно понимаю, что нейросеть мне в руки никто не даст.

Потому как… руки грязные. Да и саму нейросеть еще нужно вырастить по индивидуальным параметрам. А вот презент на семь миллионов, никому отдавать не собираюсь. Да и верить на слово…

— Я думаю, что вначале не мешало бы окончить некоторые формальности, а уже потом ложиться на оздоровление.

— И какие же формальности тебе нужно окончить? — видимо решил поиздеваться мой вредный собеседник.

— Всего лишь под протокол вы подтверждаете передачу в мою полную и безраздельную собственность той безделушки, за которую заломили семь миллионов. Потом так само подтверждаете, что установите мне именно индивидуальную нейросеть выращенную именно под меня, а не что-то иное. Понимаете, в последнее время я стал настоящим параноиком. Да вы же меня понимаете!

Тот кивнул, вот только его глаза говорили однозначно, что он меня не понимает, и понимать не собирается. Однако, как это ни странно, тут же под протокол сообщил то, что я попросил.

— А теперь, быс…

Оборвался он на полуслове по той причине, что в это время я протянул руку, показывая, что он должен мне нечто отдать.

— Так его нельзя брать с собой в медицинскую капсулу.

Улыбка, которая появилась на губах этого типа, по непонятно какому недоразумению ставшего медиком, на этот раз была самой что ни на есть искренней. Что же, вот и еще одно подтверждение, что меня решили кинуть.

— Я знаю, — постарался вести себя максимально сдержанно. — Но мне будет намного спокойнее, если эта безделушка полежит рядышком возле меня. В шкафчике.

— Ты же понимаешь, что это не сейф. Всякое может быть…

Последняя фраза убедила меня еще и в том, что если это всякое не произойдет добровольно, то его обязательно организуют. Думаю, вы догадываетесь, кто позаботится об этом?

— И все же. Пусть полежит рядышком.

— Как знаешь.

То, что он не стал меня отговаривать от хранения столь дорогой вещи в шкафчике, который можно запросто вскрыть с помощью обыкновенного ножа, тоже говорило в пользу моих, а точнее, наших с искином, выводов.

— Сейчас принесу, — обрадовал он меня и вышел из кабинета.

Ушлого медика не было около пяти минут. А потом он показался.

Странным было то, что в руках у него ничего не было. Вообще ничего.

Хотел уже спросить о судьбе моего имущества, как он запихнул руку в карман, а потом вынул из него небольшую коробочку. В свое время я не раз видел коробочки, в которых продаются кольца. Так вот эта оказалась вдвое меньше. Потому и в кармане ее видно не было.

— Держи, — буквально впихнул он ее в мою руку. — Владей.

И еще несколько слов он произнес настолько тихо, что даже не смог понят, какие же еще пожелания последовали за сказанным? А в том, что они были, сомневаться не приходилось. Очень уж демонстративно шевелились его губы.

Открыв коробочку, в которой разместился небольшой цилиндрик, не стал строить из себя понимающего человека, а с большим страхом прикоснулся к одной торцевой стороне. И надо же было такому случиться, я попал точно на датчик активации. Хотя это со стороны могло показаться случайностью, я же прекрасно понимал, что и зачем делаю. Спасибо искину, просветил. Несколько раз мигнувший индикатор показал, что предложенный мне артефакт находится в рабочем состоянии. Радовало то, что продавец данного раритета даже не заметил, что я успел проверить работоспособность изделия и даже активировать его.

Уже хотел поблагодарить своего разорителя — потому как если бы я был самым обыкновенным человеком, то кредит, который на меня повесили, заставит простого смертного не просто помереть на чужбине, или, вернее, на новой родине, а еще и заповедать своим правнукам работать на корпорацию — как мой взгляд упал на небольшое зеркало, которое висело на стене. По всем правилам безопасности его здесь быть не должно, но вот… оказалось. И в этом зеркале отражалось… отражался…

Видимо мой взгляд стал настолько перепуганный, что даже местный эскулап обернулся, дабы посмотреть, что же такого я мог узреть за его спиной? И именно этот момент я использовал для того, чтобы провернуть один из пунктов моего плана. Еле успел проделать все запланированное.

И сделал я ни много, ни мало, а всего лишь, вбросил цилиндрик себе в рот и тут же постарался проглотить его.

Думаю, давать пояснения моему поведению совсем не нужно. Ведь я же прекрасно знаю, каким образом ко мне попала нанофабрика, и как происходила ее активация. Так что в данном случае, только уже с подсказками искина, я пошел проторенным путем.

— Что? — обратился ко мне медик, так и не поняв, что же меня так сильно перепугало.

А ведь перепугаться было чему. В том зеркале отражался очень уставший мужчина лет сорока, если не больше. И самое странное в нем то, что я его узнал. Да и тяжело не узнать себя любимого. Вот только никогда не думал, что за столь короткий промежуток времени умудрюсь постареть на столько лет. Теперь понятно, почему ни у кого не возникло лишних вопросов. Ведь если бы я продолжал оставаться в том возрасте, к которому уже даже привык, то вопросов бы было выше крыши.

— Это насколько же лет я постарел? Мать моя женщина! Да меня родная мама не узнает!

Все эти высказывания были рассчитаны на то, что медик запомнит мое удивление, и когда возраст вернется в привычное русло, он не будет очень сильно удивляться.

— И очень надеюсь, что ваш аппарат вернет мне мои годы, а не накрутит еще десяточек.

В ответ на мои переживания он только пожал плечами и посоветовал не тратить его время на разную ерунду. Особенно на то, что не имеет никакого отношения к его непосредственным обязанностям.

Понимая, что смысла оставаться за пределами медицинского аппарата у меня больше нет, спокойно развернулся и потопал на лечение.

Согласно моим прикидкам, следующие несколько месяцев придется провести во чреве данного агрегата. Единственное, что очень не нравится, так это то, что это время будет использовано нерационально.

Однако, никуда от этого не денешься. Ведь в данный момент будут лечить то, без чего жизнь станет очень однообразной. Все же мозг — это вам не рука, без которой жизнь хоть и не удобна, но все же возможна.

Я так понимаю, что нет смысла рассказывать, как я снимал с себя одежду и залезал в медицинскую капсулу. Не было в этом ничего интересного.

И перед тем как она закрылась и мозг улетел в неведомые дали, еще раз улыбнулся, вспоминая, как мы спорили с искином, какова вероятность того, что меня кинут. Он активно не хотел соглашаться на мои сто процентов. По его расчетам — это неадекватная цифра. С моей же точки зрения — те несколько процентов, которые его прогноз не дотягивал до этих самых ста процентов, ничем от моих ста не отличались.

И тогда было принято решение обезопасить меня от посягательств на самое дорогое, что у меня есть. На деньги, информацию и документы.

Оставалось только диву даваться, насколько объемной была память в моей нейросети. Ведь после того как все ценное и важное было продублировано в память искина, места в нем, практически, не осталось.

Не скажу, что все базы данных были для меня настолько важны. Я ведь уже умудрился их загрузить в свою память. Однако был какой-то внутренний страх, что со мной, как это и случается в последнее время, снова произойдет нечто из ряда вон выходящее. Так что лучше перестраховаться.

А еще…

* * *

Когда крышка моего саркофага поднялась, даже успел удивиться.

Удивиться тому, что отчетливо помню свою последнюю мысль, но абсолютно не помню, как я оказался в…

Так, давай с самого начала. Медицинская камера, в которой я очнулся, была даже примерно не похожа на ту, в которой разместил свою тушку.

Нет, это тоже медицинская камера, вот только… Она устарела еще лет триста назад, и с тех пор их больше не выпускают. Та же, в которой я решил подлечиться, была самой последней модификации, которую только можно было найти в Содружестве независимы миров. Да и в их соседей тоже вряд ли можно было найти хоть что-то поновее.

Взгляд, брошенный вскользь по помещению, тут же заставил усомниться в своей адекватности. Потому что я был уверен, что это помещение не имеет ничего общего с помещениями космического корабля.

Нет, оно не было похоже на деревянный сруб, если вы подумали об этом.

Все таки никто в здравом уме не поставит дорогое оборудование в столь ненадежном помещении. А вот огромное окно, которое занимало несколько квадратных метров стены, и за котором можно было разглядеть лес, наводило на однозначные мысли.

— Итак, я считаю, что меня кинули. Даю за эту версию сто процентов.

Эти слова были обращены к искину нанофабрики. Вот только тот даже не подумал отзываться. Да и интерфейса нейросети, к которому уже привык за последние годы своей жизни, также не наблюдалось.

Неужели все произошедшее только бред моего воспаленного воображения? Да нет. Этого не может быть. И главная причина состоит именно в том, что я лежу не на банальной кровати, в какой-то медицинской палате, а в медицинской капсуле. И что из того, что она устарела триста лет тому назад? Из-за этого она не перестает быть этой самой медкапсулой.

После троекратного нажатия на любимую родинку, которая является своеобразным тактильным датчиком для моего искина, пришел отклик.

Левое ухо несколько раз дернулось. А это означает… что все в порядке, и все идет по плану. Интересный выверт искусственного интеллекта.

Отсутствие нейросети — это, в его понимании, все идет по плану?

Мы предвидели и такой вариант развития событий, так что у нас запасен еще один вариант, который позволит продолжить наше общение. Вот только спешить не стоит. Вначале нужно разобраться, что же произошло, и почему искин считает, что все идет по плану?

— Вижу, вы уже очнулись… молодой… человек.

Эти слова произнесла женщина лет тридцати, которая, судя по ее комбинезону, имела непосредственное отношение к когорте медтехников.

Зеленые глаза, которые были не очень уместны на ее лице, потому что, по моему субъективному мнению, больше подошли бы мелкой озорной девчонке с задранным вверх носиком, заняли пол лица. Таким было ее удивление от нашей встречи.

— Аты что здесь делаешь? — наконец-то родила она правильный вопрос.

— Вы не поверите, но ответа на данный вопрос я жажду больше всего, — парировал ее выпад.

— То есть… ты хочешь сказать… что ты…

Видимо в ее голове данная мысль никак не могла уместиться. Вот только почему? Что со мной произошло на этот раз. Нет, я уже начинаю привыкать к тому, что никуда мне от этого не деться. Однако постоянство, с которым в моей жизни происходят различные приколы, однозначно напрягает. Понимаю, что повторяюсь, но, честное слово, достало.

— Ладно, я не ожидал очнуться в… здесь. Вас-то, что так удивило?

Неужели никогда ранее не видели молодого парня?

Понимаю, что сморозил явную глупость, но ведь нужно же было хоть как-то заставить вошедшую женщину начать говорить. Потому как ее взгляд, которым она продолжала буравить меня, очень сильно нервировал.

Вот только вместо того, чтобы ответить на поставленный вопрос, она просто развернулась и буквально вылетела из помещения. Мне же оставалось только пожать плечами и продолжать сидеть в капсуле, ожидая, когда же мной заинтересуется еще кто-то. Ведь моя одежда осталась в шкафчике…

А почему я решил, что моя одежда осталась на корабле? Не давая себе задуматься о том, что же я делаю, тут же выпрыгнул из капсулы на пол.

Даже удивился тому, насколько легко и просто получилось выполнить данное действие. Если же учитывать, что никогда раньше ничем подобным я не занимался, то даже сам немного стушевался. А потом, пока никто не пожаловал в «палату» тут же вскрыл шкафчик, в котором обычно пациенты оставляют свои вещи.

Времени на то, чтобы начать нервничать было более чем достаточно, но я не стал использовать его по такому назначению. И главная причина состоит в том, что заранее был готов к подобным приколам. Говорил ведь уже, что начинаю привыкать к происходящему вокруг меня бедламу.

Вы не поверите, но одежда, моя одежда, оказалась на месте. Поэтому, не тратя понапрасну время, тут же начал облачаться в нее. Коробочка от купленного за сумасшедшие, по мерках этого мира, деньги девайса, также была в наличии. Да кто бы в этом сомневался? Кому она вообще нужна без того, что хранилось в ней ранее?

Когда привел себя в порядок и перестал светить голой пятой точкой во все стороны, почувствовал себя более уверенно. Казалось бы, всего лишь оделся. А насколько сильно это влияет на меня. Да, думаю, не только на меня. Ведь вам вряд ли нравится находится в костюме Адама, в неизвестном месте, среди незнакомых людей.

Осталось только выяснить ответы на два вопроса. Где я нахожусь? И что заставило вошедшую женщину отреагировать столь ненормально? Я понимаю, что ее смутило мое появление. Теперь только нужно выяснить, что же со мной в самом деле произошло? Ведь не обзавелся же я рогами?

Хотя… Не уверен, что этот список вопросов можно назвать полным. Еще нужно разобраться, почему нет нейросети? И почему искин считает, что все в порядке? Как жить дальше? Где тот корабль, на котором рассчитывал вернуться в обжитые миры? Да и…

Ладно. Стоит немного угомониться с вопросами. Сейчас есть проблемы поважнее.

Какие проблемы? Так судя по тому шуму, который поднялся в коридоре, сюда бежит не менее пяти человек. А если быть точным — то шесть. И только одну пару ног можно отнести к тем, которыми пользуются особи женского пола. Остальные же принадлежат мужикам. И… как бы не военным. Очень уж специфический шум они поднимают.

И снова не успел удивиться тому, откуда у меня появилось столько неожиданной информации, ведь никогда ранее я не имел способностей настолько досконально анализировать топот ног, как распахнулась дверь и в комнате резко стало тесно. Должен сказать, что и с количеством бегущих, и их принадлежностью к военным я угадал. Вернее… не угадал.

Я просто знал, что это именно так.

Вот еще одна головная боль на мою больную голову. И разбираться с этим придется как можно скорее. Да и интересно же!

Вбежавшие окружили меня плотным кольцом, но было понятно, что они не считают меня очень опасным противником. Никто из них даже не попытался достать свое оружие. Однако смотрели на меня как на нашкодившего котенка, которого сейчас будут макать мордочкой в… Ну, вы поняли.

Наконец-то один из вошедших, а точнее вбежавших, дядька, о которых говорят, что он шире, чем выше, соизволил перестать сверить меня непонимающим взглядом и просто спросить:

— А ты… парень… откуда здесь взялся?

И вот этот, казалось бы незамысловатый вопрос, тут же расставил все по своим местам. Ведь, как он обратился ко мне? Правильно, парень. А это значит, что проведенное лечение можно считать довольно успешным.

Теперь главное, чтобы группа поддержки нервной медички не устроила мне вырванные годы.

— О том, что я не девушка, мне уже давно известно. Вот только не пойму, что заставляет вас спрашивать мое имя, да еще и в присутствии столь серьезной группы поддержки? Ведь, наверняка, меня выгрузили на этой планете вместе с сопроводиловкой. Или я в чем-то неправ?

Взгляд, брошенный этим гномом в сторону единственной женщины, которая старалась не показывать, что нервы у нее не в порядке, был красноречивее многоэтажной тирады, которая должна последовать в подобном случае. Почему говорю гном? Так, отчего-то показалось, что если бы такая раса действительно существовала, то заговоривший со мной мужик должен был бы принадлежать именно к ней. Такой же невысокий, крепкий и… В общем — небольшой шкафчик на ножках.

Та не осталась в долгу, и тут же сообщила, что согласно сопроводительным документам медицинскую капсулу должен покинуть Рей Колиган.

В ответ недоуменно пожал плечами, мол, какие проблемы?

— А почему вы решили, что я не Рей Колиган?

Было видно, что этот вопрос заинтересовал не только меня, а и всех остальных присутствующих в комнате. Поэтому мы все с вниманием уставились на медтехника. И она оправдала наше ожидание. Правда, мне еще пришлось немножко поработать актером, но это такие мелочи, по сравнению с тем, что я получил от этого лечения.

— Цитирую, — продолжила женщина, — мужчина пятидесяти трех лет…

И она сделала театральную паузу, как бы давая всем находящимся возле нее индивидуумам мужского пола, поработать своими извилинами.

— И? — попытался заставить ее высказать свои претензии, но она молчала, как партизан.

Вот только остальные уставились на меня, как на врага народа.

— Да что не так? — взбеленился я. — У меня что, рога выросли?

Однако на мой вопрос так ничего и не ответили.

— У тебя есть зеркальце? — подозрительно равнодушным тоном голоса поинтересовался «гном» у медтехника.

Та, вместо ответа, извлекла просимое из одного из многочисленных карманов, которыми изобиловал ее комбинезон и тут же, даже не смотрясь в него, протянула задавшему вопрос. Он же, просто передал зеркальце мне, без каких либо пояснений. Как понимаю, если дают зеркальце, то подразумевают, что посмотревшись в него, я смогу увидеть нечто такое, чего не могу видеть сейчас, но что отлично видят мои собеседники.

Всего одного взгляда, брошенного в зеркальце, хватило, чтобы осознать всю глубину вырисовывающейся проблемы. Ведь на лечение положили сильно постаревшего, по моих мерках, мужчину, а извлекли из медицинской камеры — подростка. И я бы не дал себе больше шестнадцати лет. Такие вот дела.

Теперь нужно воспроизвести хоть какую-то реакцию. Или не нужно?

Хотя… Самой лучшей реакцией в данный момент должен оказаться ступор.

Ничего не нужно придумывать, да и переиграть с ней не получится.

— Говорила же мне мама, что не нужно спорить с тем, кто должен тебя вылечить. А я еще ей не верил.

А потом, дабы показать, что эмоции во мне так и прут — развернулся и со всей силы двинул кулаком в стену. Боль, тут же вернувшаяся сторицей, все же не смогла остудить нарождавшиеся чувства. И если окружающим я старательно демонстрировал злость и раздражение, то внутри меня все ликовало. Ведь то, что я снова стал подростком, говорит о том, что лечение прошло успешно. Насколько это возможно в моей ситуации.

Потом еще раз взглянул в зеркало и выдал на гора новую идею.

— А и ладно! Зато я теперь снова красавчик. И ничего, что выгляжу как молокосос. Буквально несколько лет — и я снова мужчина в рассвете сил.

Хорошо хоть в девку не превратил. А остальное переживем.

Потом, со всей силы хлопнув себя ладонью по лбу, стараясь, чтобы было громко и не больно, почти просипел.

— Так это он корпоративный контракт вписал еще и омоложение? Да я же теперь эту планету не покину и через триста лет! Вот же… повезло.

Мои последние выходки довольно сильно развеселили стоявших в комнате ребят, которые уже не смотрели на меня волком, а лыбились во все тридцать два. Видимо радовались, что с ними никто не додумался проделать нечто подобное.

— Да нет. Никакого счета на омоложение в вашем контракте нет, — задумчиво произнесла медтехник.

— Вы еще скажите, что он проделал это исключительно за бесплатно?

В ответ она только пожала плечами.

— Вот же удружил!

Но вся эта словесная пикировка предназначалась в первую очередь для того, чтобы вернуть, а точнее, добыть, себе нормальный статус. Ведь если окружающие решат, что я очень хитроумный подросток, то тут же начнутся новые проблемы. Если же удастся убедить окружающих, что надо мной поиздевался медик, которого с этой планетки в ближайшие несколько лет никто не увидит, то жизнь будет иметь совсем иной ракурс.

— Ладно, ребята. Спасибо что спаси беззащитную девушку, — взяла в свои руки происходящее глава медицинской службы этого, забытого богами места.

Те в ответ тут же начали строить ей глазки. Но тут последовала команда, которую даже я дернулся исполнить в полном объеме.

— А теперь валите отсюда, пока я добрая.

И в этом приказе, ведь сказанное звучало именно как приказ, и никак иначе, было столько силы и властности, что представителей сильной половины человечества сдуло, как ветром. Ни один из них даже не подумал возмутиться, что ими кто-то решил покомандовать. Тем более — женщина! Можно понять, что предо мной не простая и беззащитная девушка, как она сказала о себе, а настоящий генерал в юбке. Хотя, да… в комбинезоне. Отчего-то местные женщины совсем не жалуют такую форму одежды, как юбка или платье.

Но, это и логично. Если вы хоть раз пробовали походить в платье в невесомости, то никогда более в своей жизни вы не допустите подобного издевательства над собой и своими нервами.

— Ладно, шутник, пошли, расскажешь мне, откуда ты такой умный свалился на мою голову, и что с тобой делать дальше?

В ее новом приказе не было и тени иронии. А значит, напрашивался вывод, что с этой женщиной нужно очень сильно дружить. Ведь то, как она командовала «группой захвата» показывает, что в данном населенном пункте она имеет очень большое влияние.

Свой допрос она проводила в отдельном кабинете, который довольно плохо смахивал на кабинет медицинского работника. Если я хоть что-то понимаю в данном вопросе. А я ведь понимаю. Кабинетов медицинских работников довелось повидать очень много. Все же жизнь у меня такая…

— Итак, я слушаю твою версию произошедшего… молодой человек.

По некоторым оговоркам, движениям и мимики… В общем, наблюдая вышесказанное, невольно начал подозревать, что я снова чего-то в этой жизни не понимаю. Предо мной снова разыгрывали комедию. И голова начала пухнуть от того, что никак не мог понять кому и зачем все это нужно?

Моторика женщины, которая очень хотела казаться медтехником, больше подошла бы представителю службы безопасности, но никак не медицинскому работнику.

Так! Стоп! А с какого перепуга я решил, что она медтехник? Мне хоть кто-то об этом говорил? Нет. Тогда откуда появились такие выводы?

Немного пораскинув мозгами, понял, что сам себя ввел в обман логикой собственных рассуждений. И было два аргумента, которые и подтолкнули меня к такому выводу. Первый аргумент состоял в том, что встречать человека из медицинской камеры должен медтехник. Что логично, ведь до этого момента так все и происходило. Второй аргумент — это одежда вошедшей женщины. Отчего-то ее комбинезон у меня тесно ассоциировался с медтехниками, хотя носить его могли все, кому не лень.

Ведь ничего специфического, кроме расцветки, в нем не было. Но может ли кто-то из мужчин понять то, как женщины выбирают себе одежду и что ими руководит в тот момент?

Судя по взгляду, который на меня бросала госпожа следователь, я явно затянул со своими размышлениями. Нужно было начинать чисто сердечно признаваться во всех смертных грехах. Вот только делать этого ни сейчас, ни в обозримом будущем — я не собираюсь.

Да и к самому главному вопросу, почему она повела себя столь не рационально, как девчонка, увидевшая жирную мышь, я даже не добрался. Ведь, если предо мной сидит матерый специалист, то сделано все это было не просто так, а с определенным умыслом. Но каким?

Ладно, будет время — подумаю об этом.

Не вдаваясь в лишние подробности начал свой незамысловатый рассказ о том, как меня спасли от смерти в космосе, подлечили, и обещали, что если буду хорошо себя вести, то меня заберут назад, в цивилизованные миры.

— А тебя там что-то держит, Рей? Почему ты так стремишься туда вернуться? Чем тебе плохо у нас?

Так, она здесь еще и роль психолога исполняет. Все интереснее и интереснее.

— Отвечаю по порядку. Там меня ничего не держит, так же, как и здесь.

Стремлюсь туда вернуться по той причине, что привык жить в цивилизованном мире. Чем плохо у вас?

Сделал театральную паузу, как бы показывая, что задумался, а потом начал штамповать вопросы, как настоящий копировальный аппарат.

— А у вас — это где? А вы — кто? А чем вы здесь занимаетесь? А чем должен заниматься я? А почему вы считаете, что мне у вас понравиться?

И еще около двух десятков вопросов, которые имели, примерно, ту же направленность.

— Ну, насчет того, что тебя у нас ничего не держит — это ты неправ, — улыбнулась моя собеседница. — Держит. Да еще как держит. Ни у кого из жителей нашего поселка нет такого кредита перед корпорацией, как у тебя. Так что пока не отработаешь все, до последнего кредита, никуда ты от нас не денешься. А отсюда следует простой, но железный вывод, что с нами ты надолго, если не до смерти. Потому как не представляю, сколько тебе придется вкалывать, для того, чтобы отдать твой кредит. А ведь еще есть и текущие потребности, например, кушать, одеваться и тому подобные.

От осознания того, что меня, всего такого умного и напичканного знаниями по самое немогу, оставят прозябать всю жизни на…

— А можно детальнее рассказать, куда же я попал? А то все как-то не получается выяснить такую мелочь? Да и ваше имя тоже хотелось бы узнать. Все же не культурно выходит. Вы меня знаете, а я вас — нет.

Уходя от Ланиры Карнис, главы поселения старателей, я даже не представлял себе, за что же все это сваливается на мою голову? То, что мы находимся на в такой… дыре, что страшно даже подумать — это еще полбеды. А вот то, что в этой дыре мне придется устраиваться всерьез и надолго — это уже проблема.

Нет, проблема не в том, что снова придется менять место проживания.

Она состоит совсем в ином. Я не представляю, чем смогу здесь заниматься? И смогу ли заниматься тем, что мне нравится, или же придется подстраиваться под окружающую действительность? Если же следовать той логике, что на протяжении последнего времени меня неотступно преследует, то первый вариант можно забыть, как фантастический и привыкать ко второму.

Узнав мою историю и то, как я оказался в ее распоряжении, Ланира только сочувственно покивала головой. Вот только на этот раз ее сочувствие было насквозь фальшивым. Так как ее абсолютно не интересовали мои переживания и страхи. Понять же, что ее интересует на самом деле, я даже не силился, так как это бесполезное занятие. Ведь строить предположения на пустом месте — это еще тот садомазохизм.

Вместо детальных пояснений она положила предо мной на стол около десятка кристаллов, как видно по их внешнему виду — это кристаллы с базами знаний, и дешевый считыватель.

— Здесь вся информация, которая нужна тебе для того, чтобы начать жить в этом мире.

И тут же, видимо, что-то увидев на моем лице, добавила.

— Но, это не подарок. Так что должен будешь отработать и вернуть все до последнего кредита.

— Уважаема Ланира, — решил охладить ее пыл. — У меня небольшая проблема с нейросетью. Так что, не уверен, что смогу воспользоваться вашей щедрость.

Сделав вид, что она вспомнила нечто важное, моя собеседница тут же обрадовала, что моя проблема с нейросетью решиться на протяжении следующих двух суток. Главное, в это время, не пользоваться нейросетью, пока она не выйдет на нормальный режим работы.

Пока же я не смогу воспользоваться информацией на картах, и не пожелав даже намекнуть на то, что же такого интересного я могу узнать из этих носителей, мне порекомендовали воспользоваться местным гостеприимством. Вот только ограничивалось данное гостеприимство койко-местом в одном из бараков для таких «специалистов», как я, и полевым пайком, на следующие две недели.

Интересно, а нежелание делится информацией — это признак чего? Уже достали такие умники, как я? Или же меня ожидает такой сюрприз, что переваривать его нужно в одиночку и без свидетелей? Как говорится, во избежание тяжких физических повреждений.

Уже собираясь покинут «гостеприимную» хозяйку, вспомнил еще об одном деле, которое, как мне кажется, не стоит откладывать в долгий ящик.

— А здесь высадили меня одного? Или же мое имущество также находится где-то поблизости?

Вместо ответа на стол легла небольшая карта доступа.

— Хранение вещей на складе корпорации платное. Но можно пользоваться им в кредит.

Это что же получается? Если бы не намекнул на то, что у меня есть вещи, то мог бы и не получить их?

Что же, вот тебе еще одно напоминание, что люди, они и в такой дыре люди. И в первую очередь будут блюсти свои собственные интересы, а не интересы какого-то, никому неизвестного парня.

— Все! Вали отсюда! — вдруг резко изменила тон речи моя и так не очень гостеприимная собеседница. — У меня и так дел невпроворот.

— А где…? — попытался уточнить хотя бы примерное направление моего нового маршрута.

— Сам разберешься. Не маленький.

И вытолкав меня чуть ли не взашей, она захлопнула дверь прямо перед моим носом.

Глава 12

Мое имущество…

Извините, но никаких более мыслей от разглядывания капсулы, в которой размещался уже не один раз спасший меня искин не было.

А что можно сказать, смотря на то, что от него осталось? И еще хорошо, что он перешел в «спящий» режим, а то было бы не имущество, а, всего лишь, груда никому не нужного железа. Ну, или того сплава, из которого делают коконы для таких вот вычислительных центров.

Индикатор заряда, который, ненавязчиво исполняя свое дело, показывал, что жить моему спасителю осталось от силы несколько месяцев, тоже не горел оптимизмом. Мало того его показатели были как у коматозного больного. И говорили они, что пациент скорее мертв, чем жив.

Понимание того, что без искина мое выживание на этой планете будет очень затруднительным, вырисовалось после включения новой нейросети. Тут должен признать, что меня действительно не надули. И мало того, что она была действительно индивидуальной, так еще и работала выше всяких похвал. Вот только модель какая-то… неизвестная. Остальное же…

С остальным тоже было все не так однозначно.

Однако, давайте по порядку.

После того, как меня довольно беспардонно выпроводили за дверь кабинета главы местного «мегаполиса» я успел многое увидеть, понять и запланировать.

Перво-наперво посетил заведение, после которого большинство мужчин чувствуют себя намного добрее. Хотя до сих пор не знаю, как обозвать тот выкидыш общепита, в котором решил утолить свой голод. Да ладно, выбора все равно не было. К моему большому сожалению, в пределах видимости ничего иного найти не удалось.

А если еще вспомнить и про возраст…

До сих пор никак не могу прийти в себя после всего, что свалилось на мою больную голову. И есть подозрение, что все еще может повториться. И не один раз. Ведь была же какая-то причина того, что начало твориться со мной на колониальном транспорте? Однозначно была. И заключалась она только в том, что я уже далеко не маленький мальчик, или еще в чем-то? Я не знаю.

В первое время даже показалось, что меня просто развели как последнего пацана. Однако эта точка зрения не подтвердилась. А если быть более точным, то ее опроверг мой искин. Он сообщил, что все в порядке. Понимать бы еще, что в его понимании это «всё»?

Сообщение было выдано тем же кодом, который мы разработали ранее. Не доверять ему у меня нет ни одной причины, так что остается только подождать последующего развития событий.

По ходу должен сказать, что без нейросети чувствую себя самым обыкновенным инвалидом. Такое впечатление, что ампутировали большой палец правой руки. Вроде и жить можно, но куда не кинь — сплошные неудобства.

Когда вошел в местное отделение общепита, то его владелец даже не спросил, кто я такой, и чем буду расплачиваться за предоставленную кормёжку.

Нет, он не добрый дядя. Просто все, абсолютно все, кого мне довелось уже встретить, были в курсе того, как одна, между прочим очень известная в этих кругах личность, решила поэкспериментировать на «неком» неудачнике. И этому самому подопытному, то есть мне, придется не только доказывать всем и каждому, что я не подросток, но еще и рассчитываться за услуги омоложения, которые оказались очень и очень дорогими.

Понимать бы еще, откуда народ взял информацию, что мне провели омоложение? Не спрашивать же об этом прямым текстом? Так и спалиться недолго. И никто не сможет спрогнозировать, чем окончиться получение данной информации.

Развенчивать миф, который возник на ровном месте, а если быть более точным, то возник он на умозаключениях доброжелателей, и не только их, а и всех остальных — я не буду. Должен признать, что такой расклад меня устраивать более всего иного. Люди — они такие. Зря говорить не будут.

Так что, как вы понимаете, на меня смотрели по-разному. Одни жалели бедолагу, которому до конца дней придется отрабатывать долг перед корпорацией, оплатившей его лечение. Другие тихонько злорадствовали. Однако, что является несомненным плюсом текущей ситуации, ни первые, ни вторые ничего прямо не говорили. Спасибо хоть относились не как к маленькому мальчику, а как к нормальному человеку.

Некоторые же…

Ну да ладно. Как-нибудь переживу.

Уже пережевывая то ли ранний ужин, то ли поздний обед, постарался проанализировать плюсы и минусы собственного положения. И самое главное, чего я хочу в этой жизни?

Во многих книгах, которые я читал в молодости… Извините, но, кажется, я немного завернул не в ту сторону. Имею ввиду свою жизни на Земле, до попадания сюда, в космос.

Так вот! В тех самых книгах герои занимались тем, что поднимались по лестнице власти, зарабатывали деньги, или же жили в свое удовольствие, постигая окружающий мир и узнавая много чего нового.

Власть меня не интересовала в принципе. Основные причины, почему так говорю, состоят в том, что мне совсем не хочется нести ответственность за жизни людей. А лезть туда ради того, чтобы разбогатеть, не хочется еще больше. Да и нужды такой не вижу. Вот только заработает нейросеть, как этот вопрос будет закрытым навсегда. Сомневаюсь, что смогу потратить все то, что водится на моих счетах.

А вот беглая проверка знаний, которые должны быть в наличие, показала, что не все так радужно, как хотелось бы. Ощущения, должен признать, довольно странные. Вроде бы и есть знания, но такое чувство, что я их просто забыл. Или это не чувство, а подспудная уверенность? Ведь очень многого, в знаниях чего был уверен, вспомнить не смог.

Но ведь учил же! Учил!

Как вы, вероятно, понимаете, на склад, где находятся мои вещи, попасть не получилось, так как нейросеть, которая должна сообщить системе безопасности, что я законный хозяин сложенного за большим амбарным замком, находилась в состоянии абсолютного молчания. Так что ничего интересного в тот день не произошло. Если не считать встречи с группой интересных молодых людей.

И интересны они были тем, что мы уже встречались. Тогда, еще на корабле. И уже в тот момент мне очень не понравилось их общество. Настолько, что предпочел тихонько ретироваться. Вот только жизнь снова показала, что она не справедлива. Ведь насколько велика вероятность нашей теперешней встречи?

Не уверен на все сто процентов, но, по моему субъективному мнению, она должна быть нулевой.

Хотя, зря жалуюсь, эти господа, кроме как поржать с полного неудачника, ни на что более не сподобились. Но, меня это более чем устраивает. Так даже лучше.

Ничего интересного, за оставшуюся часть дня не произошло. Походил по поселку, который так и остался лысым пятном на фоне большого, я бы даже сказал величественного, леса. То, что некоторые деревья были настоящими исполинами — это слабо сказано. Восемьдесят шагов вокруг основания, моих шагов — это что-то да значит.

Но измерить подобным образом получилось только то дерево, которое располагалось внутри поселения. И было оно единственным доступным. Остальные же были за пределами ограды, которая днем состояла только из колючей проволки, ночью же она, как удалось выяснить у словоохотливого охранника на центральном, и в то же самое время единственном входе, так же, как и само поселение, накрывалась энергетическим щитом.

Вначале меня просто интересовал вопрос, почему вот эту модификацию проволки назвали колючей, если она не колется, а довольно нормально режется? А когда до ума дошло то, что озвучил охранник, стало совсем плохо. Ведь даже ребенку понятно, что там способом вряд ли защищают поселение от грызунов, типа мышь полевая. Разве что эти самые грызуны совсем не прочь перекусить обитателями поселка.

И хотя сейчас день, и до вон тех исполинов, как выразился мой новый знакомый, знать бы еще как его зовут, а то как-то не догадался спросить, можно абсолютно безопасно пройтись — почему-то я не решился на эту прогулку. И не скажу, что для этого были хоть какие-то причины. Но, не хотелось, и все тебе. Ныло что-то внутри, и не давало решиться на такую прогулку.

Учитывая, что это самое шестое чувство уже не один раз спасало мне жизнь, решил не игнорировать его и в этот раз. Если же учитывать, что до стоящих невдалеке «дубов-колдунов» было километра три, то сработало и еще одно качество — лень.

Место ночлега, которое подсказал мне тот же самый гостеприимный бармен, и которое предназначалось для таких вот бедолаг, как ваш покорный слуга, было обследовано мной еще задолго до вечера. А чем еще прикажете заняться? Не так много вариантов остается. Как говорил мой отец, в такие минуты остается заниматься только сном и голодом. Не знаю, какой сакральный смысл он вкладывал в эти слова, но, в данный момент, мне они показались самыми правильными.

Так как заняться было нечем, то решил немного полежать. И, честное слово, ума не приложу как получилось, что я уснул!

Что снилось? Да понятия не имею! Ведь не называть же сновидением то, что я все время пытался от кого-то куда-то убежать, но это никак не получалось. Совсем никак.

А потом произошло несколько событий практически одновременно.

Во-первых — ожила нейросеть, которая тут же завалила меня целым ворохом диагностической информации, согласно которой я должен был что-то сделать, для ее более тонкой настройки.

Вторым, на что обратил внимание — оказалось поступившее сообщение. Вот только как это было возможно, если соединение с местной сетью еще не установлено? Ответа на этот вопрос у меня нет. И статус этого сообщения был чуть ли не как у письма из Императорской канцелярии!

Вот только прочитать его не получилось. И причиной этого была моя паранойя, которая разыгралась не на шутку. Она просто орала, что в данный момент, или совсем скоро, должно произойти нечто такое, чего я могу не пережить.

И как подтверждение этого ожил мой искин, тот, который отвечал за нанофабрику. И он посоветовал, а если быть более точным, то, практически, приказал, покинуть данное поселение с максимально возможной скоростью.

Стоило только заикнуться о том, что не мешало бы получить хоть какие-то разъяснения, как за окном что-то довольно прилично бабахнуло. И сила взрыва была такая, что меня просто вынесло из ночлежки, где, как оказалось, я был далеко не единственным постояльцем. А были там еще те ребята, которые…

Да! Вы правильно поняли. Это были недавние знакомые, с которыми не хотелось даже встречаться.

Вот только поступить с ними по-свински, и бросить их на убой, — я не смог. Откуда знаю, что на убой? Давайте спишем на разыгравшуюся… интуицию.

— Подъём! Нападение! — уже на бегу заорал я.

Услышали ли они меня — я не видел. Но зато их было довольно хорошо слышно. Нет, они не бежали как стадо беременных гиппопотамов. Я бы сказал, что проделали они все довольно тихо. Однако это не помешало моему улучшенному слуху вычленить топот трех пар ног, которые тут же устремились следом за мной.

Странно, что остальные не отреагировали на мой крик? Или же странно, что на него отреагировала именно эта троица? Не знаю. Да и нет ни малейшего желания разбираться с этим. Все мысли были направлены на то, как максимально безопасно покинуть территорию поселка.

Задавать вопрос искину, почему это нужно, я не стал. Уже и сам чувствовал, что так правильно. Заметьте, не знал, а именно чувствовал. Нужно еще будет разобраться со всем этим, но это потом. Сейчас же главное, не попасть под горячую руку… Не знаю, кто и с кем решил повоевать, но в то, что это у кого-то взорвался чайник — я не верю.

Странным было еще и то, что на улице никого не было. Совсем никого. Только с того направления, откуда прозвучал взрыв, ощущалась какая-то подспудная опасность. Я бы сказал, что с той стороны просто веяло могильным холодом. Поэтому развернулся в противоположную сторону и… решил туда не бежать. Очень уж правильным и однозначным было это решение. А раз так, значит — это неправильно.

Решил пойти в сторону от этих двух направлений — страшного и спасительного. И не под прямым углом, а под острым, в сторону опасности. Странно, но не смотря на панический ужас, который просто леденил сердце, разумом понимал, что поступаю правильно.

Вот еще одно непонятное чувство на мою голову. Раньше такого точно не было.

Хотя я и старался как можно скорее покинуть территорию, опасную для пребывания, но, что очень даже странно, все движения были такими, как если бы меня бросили в кисель, и заставили в нем бежать. Даже не знаю, как такое может быть. Вот только что-то мне такое состояние напоминало. Нечто такое, с чем сталкивался в прошлой жизни. Вспомнить бы еще, что это.

Больше всего поразило собственно скудоумие. А как прикажете называть мое поведение, когда даже сам понимал, что действую не просто как последний дилетант, а как самый настоящий дебил? Ведь умом понимаю, что такое поведение ненормально! Или…?

Удар, который ощутил буквально в последнюю минуту, и от которого голову разорвало на части, был последним, что почувствовал в этой жизни.

* * *

И снова медицинская камера.

И снова знакомый потолок.

Вот только того переполоха, который поднял всех на «ура» в прошлый раз — в этот раз не было.

Глава поселения, смотревшая на меня как на врага народа, была довольно молчалива и угрюма. Странно. К чему бы это? Вроде бы ничего такого я не делал? Или умудрился что-то таки отколоть, пока бегал по городу? Или не бегал?

— У тебя есть два часа до отправки транспортника в город! — буквально прорычала она. — И если я тебя увижу в своем поселке…

Хотя ничего угрожающего сказано не было, но тон голоса, которым была произнесена оборванная на средине фраза, был предельно понятным. Даже для меня.

Странно. Ко мне относятся, как будто бы я убил пятьдесят человек. Вот только ничего такого за собой не помню.

Это нормально?

Вряд ли.

Что же тогда произошло такого, что от меня любимого настолько сильно желают избавиться?

Стоило только заикнуться о том, что хотелось бы получить ответы на некоторые вопросы, как меня прервали, не дав даже открыть рта.

— Время пошло!

Глава поселения и ее сопровождающий, которого я видел с ней прошлый раз, просто развернулись и покинули помещение. Мне же оставалось только открывать и закрывать рот.

При попытке обратиться к нейросети, дабы получить от нее информацию, что же здесь произошло, ничего не получилось. А как воспринимать сообщение, что производится перестроение основных структур, для более точного соответствия носителю.

И всё! И никаких более пояснений. Как хочешь — так и понимай.

Отчего-то, чем дальше, тем больше мне кажется, что я просто подопытная мышь, которую решили «осчастливить» по полной программе. Ох, и не хотелось бы, чтобы это оказалось правдой.

Дабы ваш покорный слуга, случайно, не потерялся, ему, то есть мне, выделили сопровождающего. И в задачу этого молодого человека, ширина в плечах которого была всего лишь немного меньше, чем мой рост, входило проследить за моим обязательным отъездом именно на этом рейсовом автобусе.

Да, именно так он мне и сказал. Ладно, не на рейсовом автобусе, а на летающем транспорте, но его суть от этого совсем не меняется. Ведь по своей сути данный флайер занимался грузопассажирскими перевозками.

Его я тоже попытался порасспрашивать на предмет, за что же мне такая честь, но он только прятал глаза, и попросил не мучить его, так как сказать правду он не может, а врать — не хочет.

Ах, да! Чуть не забыл. Было по пути к транспортному средству еще одно событие, которое так бы и проскочило незамеченным, если бы не моя паранойя.

— Парень, надеюсь у тебя нет претензий к поселку или его обитателям? — как-то смущенно спросил мой сопровождающий.

— Да, нет, — ответил, размышляя о своем.

— И к корпорации? — продолжил настаивать он.

— Тоже нет.

— Под протокол?

И тут я нутром почувствовал, как вокруг меня закрутилась буря эмоций. Что-то было неправильным в этом разговоре. Вот только что?

Я уже открыл рот, чтобы ответить согласием на поставленный вопрос, как тут же с силой захлопнул, не дав вырваться ни единому звуку. Отчего-то последние слова резанули по ушам.

К чему юридическое оформление слов из простого разговора?

Ни к чему.

Следовательно, в поставленном вопросе кроется подвох. И в чем он может состоять? Еще не знаю, но мне уже не нравится то, что здесь начинается.

Тут отметил, что сопровождающий чуть ли не в рот мне заглядывает, желая получить ответ. И как понимаю, его устроит только положительный.

— Это нужно посоветоваться с хорошим юристом, — ответил, как бы, между прочим. — А то, кто его знает. Вдруг я жестоко ошибаюсь?

Отвечая, постарался сделать вид, что я очень сильно сосредоточен на моей цели — «междугороднем автобусе» летающего типа. Знать бы еще куда он меня повезет?

То, что парень был расстроен, как гитара — это мягко сказано. Вот только нет у меня ни малейшего желания давать обещания, да еще и под протокол, которые я не понимаю. Неправильно это. Да и подумать об этом стоит более внимательно.

Сопровождающий оставил меня в покое только после того, как транспорт поднялся в воздух. Или это я покинул его? Не суть важно. Главное, что до тех пор, пока транспортник не взлетел за мной следили, как за рецидивистом, который решил сбежать из тюрьмы.

Может мне, хоть кто-то, пояснить, что всё это значит?

Как вы понимаете, на крик души никто отвечать не собирался. Да и ответа на самый главный вопрос — почему меня решили так оперативно депортировать — так же нет.

Транспортник, которым меня должны доставить… к месту назначения, использовался не только для транспортировки нежелательного жителя. Им также пользовались и иные колонисты. Или же правильнее называть их местными жителями?

Да какая разница как их называть. Главное, чтобы они меня не трогали.

И, хотя бы в этом, наши предпочтения сошлись. Как-то так получилось, что мы расположились с разных сторон транспортника. Видимо, они, так же ка и я, не желали находится вблизи незнакомого парня, которого с таким апломбом выпроводили за пределы селения?

Никого, кто мог бы мне ответить на вопрос, куда мы летим, и сколько времени это займет, в транспортнике также не оказалось. Даже не знаю, есть ли в нем живой пилот? Или же эта махина управляется искином, который очень даже превосходно справляется с поставленной задачей? Очень уж мягко и, практически, незаметно мы взлетели. Если бы не мои обрывочные знания, то, как подозреваю, даже бы не догадался о начале путешествия в неизвестность.

Во всем этом было только две положительные вещи. Во-первых — меня везли за чужой счет. Со мной летел багаж — это, во-вторых. Да, местная власть не поленилась даже искин погрузить в транспорт, видимо, чтобы я не вздумал возвращаться.

Да что же произошло, что меня так усердно стараются отправить от себя подальше?

Ах да, еще один плюс. Может не такой очевидный, но всё же. В том же направлении летят люди. И делают они это без принуждения. Следовательно, можно сделать вывод, что летим не на каторгу.

И чему же посвятить свободное время? Спать не хотелось. Видимо, выспался на несколько дней наперед. Есть тоже. Вернее, никто не собирался меня кормить. Так что даже имей я такое желание, оно так бы и осталось нереализованным.

Остается заняться собой. Вернее, своей новой нейросетью. Тем более, что только что поступило сообщение, что настройка и диагностика завершена, и она в полном моем распоряжении.

Для начала стоит провести инвентаризацию того, что есть в наличие. Как говориться, проверить все свои активы.

Документы.

На месте. Даже не один комплект. Как и должно быть. Все четыре комплекта.

Базы знаний. Это самое дорогое, что есть в этом мире. Они также присутствовали в очень большом количестве. Как и обещал мой персональный искин, ему удалось сохранить все, нажитое непосильным трудом.

И наличие этих самых баз открывало очень и очень большие перспективы. Вот только было одно «Но» — знания нужно будет освежить. Что-то с моими мозгами твориться такое, что…

Да ладно. Главное, что я жив. Остальное же — дело наживное.

Еще одним плюсом были деньги. Одна обезличенная карточка на предъявителя. Ее мне дали буквально перед тем, как я вошел в этот транспорт. Буду считать, что это подъемные. Сума хоть и не большая, всего две тысячи кредитов. Но и не мальенька. Или это я немножко конкретно зажрался?

Вторая часть находился на банковском счету, который был подвязан под мою нейросеть. И, как это ни странно, даже после переустановки нейросети, доступ к этим деньгам также был. Вот только…

Что со мной сделают «добрые люди» если узнают о том, какой суммой располагаю? Вопрос в том, оставят ли меня в живых, после того как я добровольно и под протокол передам им все кредиты, нажитые непосильным трудом? Отчего-то не верится в столь положительный исход дела.

И не думаю, что мои траты, которые возникнут без должного подтверждения дохода, останутся надолго незамеченными. Ведь те, кто этим живет, умеют быть очень внимательными.

Не к месту вспомнились лица попутчиков. Тех, с которыми удалось дважды пересечься. И рожи которых однозначно говорили о их принадлежности к лицам определенного рода деятельности. Могу ли я быть уверенным, что они единственные такие на всю планету? Думаю, вы понимаете, насколько смешно звучит данный вопрос?

Да испокон веков колонизировать далекие миры отправляли тех, кто был очень неугоден местной власти. Да, были исключения. Но на то они и исключения, чтобы подтвердить правило.

Взгляд, невольно брошенный в сторону попутчиков, которые во всю распивали явно не сок, а с чего им быть такими веселыми и громкими, еще больше утвердили эту мысль.

Хорошо. Основные решения, которые можно было принять в условии сильнейшего дефицита информации — приняты. Значит можно переходить в следующему пункту программы.

В этом мире практически невозможно выжить без знаний. В принципе, как и в моем первом мире. Значит нужно начинать восстанавливать утраченное. А так как понятия не имею, что меня ожидает в конце полета, то и сосредотачиваться буду на тех знаниях, которые являются необходимым минимумом.

Базы знаний «Торговля» и «Юрист» по третий уровень включительно. Остальное уровни подтяну позже. И…

Думаю, что несколько баз по выживанию во враждебной среде, тоже окажутся не лишними. И тут не важно, в какие джунгли меня закинет. Или в природные, или в каменные.

Откинувшись на кресло, которое тут же перестроилось под пожелания пользователя, постаравшегося расположиться удобно, отдал команду нейросети на изучение составленного пакета. Порядок изучения (или обновления) задал следующий: вначале изучаем все базы первого уровня. За ними — второго. Потом — безуровневые. Это те, которые связаны с выживание. И под конец эпопеи — третий уровень.

Хорошо, что попутчики находились в противоположной стороне «рейсового автобуса» и не видели мою морду лица. Потому как даже не подозревал, что у меня настолько развита мимика. А о том, что могу так широко открывать рот… Лучше промолчу.

А как бы вы отреагировали на вопрос, который поступил от нейросети, стоило только отправить указание на начало изучения? Звучало оно довольно… нестандартно.

«Предлагаю перенести изучение баз знаний в фоновый поток».

Да у меня отродясь такого не было! Это что, прибамбасы новой нейросети? Или нечто иное?

Пришлось останавливать изучение этих баз знаний и загружать базу по эксплуатации собственно нейросети. Ее изучение заняло считанные минуты и ничего нового или необычного замечено не было. Всё как и положено. Стандартный функционал. Расширенные возможности. Ну и остальное по мелочам. Самая обыкновенная нейросеть, но индивидуальная. А этим уже многое сказано.

Вывод?

Это не приколы нейросети?

Тогда что?

Как понимаете, отвечать на риторический вопрос никто даже не сбирался.

Понимая, что просто сидеть и грызть себя различными мыслями на эту тему — просто непродуктивно, решил все же запустить изучение. Не думаю, что будет хуже.

Немного поколебавшись… Буквально с десяток секунд, снова отдал команду на начало обучения. Снова вопрос об использовании фонового потока сознаний. Естественно подтверждаю перенос изучения в непонятно куда, и…

Новый вопрос заставил открыть рот еще шире, чем он был открыт до этого. Так ведь и вопросик был еще тот. Невольно, нейросеть напомнила мне дорогой душе Виндовс. Ибо только у того была фишечка по три раза переспрашивать одно и то же, но в различных вариациях.

Так вот, мне предлагалось на выбор целых четыре варианта продолжения действия. Это был ручной выбор одного из трех фоновых потоков, или же автоматическое распределение нагрузки на потоки. И именно последний вариант предлагался по умолчанию для большинства пользователей.

Интересно! Выходит, я не один такой?

Задавать глупых вопросов, на которые все равно не получу ответа не стал. Однако подсказкой решил воспользоваться и выбрал вариант, который предлагался по умолчанию. Будем наедятся, что ничего не заглючит.

После того, как эта мысль посетила голову стало немножко смешно. Если принимать во внимание всё то, что происходило со мной на протяжении последних лет, то это очень глупая надежда.

Дальше же началось вообще нечто такое, чего я никак не могу пояснить. Вернее, некоторые мысли есть, но считать их нормальным объяснением — это себя дурить.

Буквально через минуту прилетело сообщение.

База «Юрист» 1-й уровень — изучена полностью.

Еще через минуту второе.

База «Торговля» 1-й уровень — изучена полностью.

Через три минуты новое сообщение.

База «Юрист» 2-й уровень — изучена полностью.

Еще через четыре минуты

База «Торговля» 3-й уровень — изучена полностью.

Потом наступило затишье. Думал надолго — но через пятнадцать минут уже читал следующее сообщение.

База «Выживание во враждебном окружение» (безуровневая) — изучена полностью.

И, как заключение, на протяжении чуть больше часа поступили сообщения, что изучены, а точнее загружены, и все остальные базы из подобранного пакета.

Еще одна странность состояла в том, что этот вариант изучения баз очень сильно отличался от того, которым пользовался ранее. Никаких усилий — а знания уже в твоей голове.

И как это прикажете понимать? Откуда мне такое счастье? И не вылезет ли оно каким-то боком?

Очередные вопросы, на которые никто не ответит. Даже я сам. Разве что со временем.

Так как было только два варианта, или удивляться, или принять происходящее за свойство своего организма — решился на второе. Впрочем, какая кому разница? Я же доволен такой скоростью обработки информации. Лишь бы крыша не уехала. Хотя… На фоне уже произошедшего… Куда дальше?

Время пролетело быстро. Базы из пакета изучены, или обновлены, как вам будет угодно, а полет всё ещё продолжается. А раз время есть, то буду им пользоваться по полной программе.

Основная моя проблема, в этом теле на данный момент, состоит в том, что я не смогу нормально защитить себя от двуногих хищников.

Должен признать, что каким бы супербойцом не был одинокий подросток, но он не всемогущий. Значит, нужно сделать всё, что только в моих силах, а может даже больше, дабы максимально исключить факторы, которые могут поспособствовать конфликтным ситуациям.

Что в этом поможет? Только понимание этих самых двуногих хищников. А это уже психология. Следовательно, базу знаний «Психология» ставлю на загрузку. Да все шесть уровней, которые есть у меня. Не помешает.

Чтобы нейросеть не надоедала сообщениями об выученном после каждого уровня, настроил систему сообщений таким образом, чтобы она просто сообщила о полностью выученном комплекте.

Неожиданно, для меня неожиданно, прозвучал голос, который сообщал, что через пять минут мы сможем покинуть столь удобный и гостеприимный транспорт.

Что произошло дальше?

А что обычно происходит, когда общественный транспорт прибывает к месту назначения? Пассажиры его покидают и отправляются по своим делам, а транспорт по своим. И теперь, стоя на твердой земле, меня гложет всего лишь один вопрос. Вернее два. Или три?

Где я? Это раз.

Куда идти? Это два.

Что делать? Это три.

Как…?

Оказывается, я очень хорошо умею задавать вопросы. Но это потом. Сейчас же, смотря на темнеющее небо, нужно найти место для ночлега. Очень уж не нравится мне окружающая обстановка.

Большое спасибо местному автопрому, что хоть искин не выгрузили посреди улицы. А то придумывай тогда, что с ним делать в этих трущобах.

Да! Вы не ослышались. Более красивого слова, для того, чтобы обозвать окружающее, доюсь, но не смогу придумать. И суть не в том, что вокруг было очень грязно. Хотя, чего греха таить? Так оно и было. А такой антураж создавали нагромождения разнообразных строений.

Они были расположены настолько близко друг к другу, что казалось вытяни руку из окна одного здания и ты сможешь дотронуться до грязной стены соседнего.

Нет, я допускаю, что такое впечатление сложилось из-за того, что на улице довольно срочно. Да и как может быть иначе, если солнышко, или как тут называется местное светило, уже практически село, а искусственное освещение было довольно профессионально искорёженно.

Одним словом — люди. Даже здесь, на других планетах, они отличаются, как говорил один известный персонаж, умом и сообразительность. Кто бы сомневался.

Эх, как бы хотелось пожить среди нормальных людей. На какой-то не загаженной высокими технологиями планете. Жаль, что таких нет в обозримом космосе. Потому, как только нога хоть одного представителя нашего вида ступает на планету, на ней можно смело ставить большой и жирный крест.

Вот только не стоило стоять посреди улицы и думать о высоких материях.

Оказалось, что я не единственный человек, который находился в это время в этом месте. Буквально за считанные секунды вокруг меня выстроилась группа из пяти молодых людей. Ну, как молодых? Судя по лицам — лет от восемнадцати до двадцати пяти.

Даже любопытно стало, чем же я мог их привлечь, если даже одежда на мне была… Как бы ее назвать более правильно? Дешевкой? Ее давали всем поселенцам, кто уж совсем не мог себя обеспечить.

Никакого иного материального добра у меня с собой не было. Поэтому решил и не строить из себя крутого парня. Да и психология подсказывала, что стоит дать хоть малейший намек, который будет воспринят представителями этой стаи как агрессия, и одной курточкой я не обойдусь.

Пока один из волчат поигрывал ножиком, показывая, что не стоит считать его добрым человеком, его напарник очень профессионально обыскал меня с верху до низу. И, самое обидное, он таки нашел то, что искал.

Да, я совсем забыл о карточке на две тысячи кредитов. Теперь же с ней можно еще и попрощаться. Вы же не думаете, что они извиняться и вернут неправедно отобранное добро? Вот и я так не думаю.

— И что мне теперь делать? — как бы между прочим спросил у поигрывающего ножом.

Отчего-то думается, что именно он главарь этой своры.

— И что, даже угрожать не будешь? — довольно правдоподобно удивился тот. — Не будешь обещать встретиться и отомстить?

Видимо мое поведение его чем-то довольно сильно расстроило. Или он хотел еще и попрактиковаться в технике уличного боя холодным оружием?

— А есть смысл? — спросил, как можно более спокойнее. — И сильно ли мне это поможет? Или же кроме потери денег могу потерять и последнее здоровье?

Судя по кислым рожам всех остальных — я им не понравился. Полагаю, для того, чтобы почесать кулаки, этим парням нужна была причина. Я же не предоставлял таковой.

— А может, хоть поугрожаешь? — прозвучал, я бы сказал, какой-то жалобный голос позади меня.

Но на него тут же рыкнули, мол отвянь, и тот тут же заткнулся.

— Господа, может хоть консультацию дадите? В счет уже полученной оплаты?

— Ну? — как-то раздраженно протянул главарь этой шайки.

Не знаю, что он там напридумывал, но спросил я о том, где могу переночевать, учитывая мое финансовое состояние? Вот не хотелось даже намека давать, что потеря денежной карты на предъявителя вообще никак не отразилась на моем финансовом состоянии. Подумаешь, две тысячи! Да у меня…

Так, расстроиться и не светиться как новая копейка! Именно такую установку дал себе. А то еще подумают что-то не то, а мне потом придется расхлебывать последствия. Ведь как еще можно понять человека, который вообще никак не отреагировал на то, что его обобрали до последнего кредита, а он стоит и лыбится?

Тут есть два варианта. Он или ненормальный, или же это подстава. Но кто в такой ситуации решит, что говорит с больным на голову. Скорее решат, что радуюсь удавшейся подставе. И как следствие…

Так. Не будем о плохом. А сделать расстроенный вид не помешает, а то мало ли?

Уже через несколько минут я топал в указанном мне направлении. Было тут одно место, где собирались такие же ненормальные, как и я. Почему ненормальные? Потому что неправильно реагировали на окружающее.

А как еще можно назвать человека, который даже не смотря на голод и отсутствие денег не собирается вести себя как остальное большинство? Кто упорно не желает вступать в уличные банды и таким образом зарабатывать себе на жизнь?

Да, они как-то жили. Но, с точки зрения любезно рассказавших мне всё это гопников — это была не жизнь. Ведь для того, чтобы ни в чем себе не отказывать — нужны деньги. Много денег! А эти…

Даже не думал, что такое поведение может задевать тех, кто считает себя сильными мира сего. Ну и что, что этот самый мир располагается на свалке общества. У каждого сильного, как говорится, свой горизонт.

Странности начались буквально через несколько минут. Да, идти было не далеко. Вот только проулок, через который можно было войти в тупичок, который облюбовали эти отщепенцы, оказался перекрыт. То ли это была небольшая баррикада, оставлявшая неширокий проход? То ли это просто куча мусора, которую не сподобились выбросить дальше?

Стоило только ступить в проход, как начались неожиданности.

— И куда это мы собрались на ночь глядя? — поинтересовался голос.

Даже усиленное вращение головой не внесло ясности, так как говоривший пред ясные очи не предстал, а продолжал находиться в своем укрытии. И было в этом голосе столько уверенности, что, будь я кем-то из обобравших меня гопников, трижды подумал, стоит ли совать сюда свою голову? Или же не стоит нарываться на неприятности?

В том, что неприятности будут — это уже мои домыслы. Хотя… Если это все же некий вариант блокпоста…

— Да, к вам, наверное, — ответил, пожав плечами.

— Это по какой такой нужде?

А вот этот голос, мало того, что был женский, вернее девчачий, так еще и скепсисом от него просто сквозило.

Так как скрывать причин своего появления в этих краях не видел, то так и ответил. Мол, добрые люди, которым очень понадобились мои деньги, все, до последнего кредита, подсказали, что таким чудикам как я, здесь будут очень рады. Вот мне и стало интересно, каким таким чудиком меня считают, и что за радость я могу вам предоставить?

После этих слов в слабо освещенном проходе, утыканном большим количеством острого пластика, типа труб, обрезанных очень специфическим образом, показалась фигура девчонки лет пятнадцати. И не успела она приземлиться на ноги, как тут же была вытолкнута за пределы видимости.

— Кея! Еще одна такая выходка, и неделю не сможешь сесть. Я тебе это гарантирую.

В голосе говорившего не чувствовалось и нотки властности или угрозы. А вот когда он показался в освобожденном пятачке света, то все стало понятно.

Хотя Кея и была на виду меньше секунды, но мне хватило этого времени для того, чтобы увидеть всё, что требовалось. Теперь же я могу с казать с полной уверенностью, что мелкая Кея и этот громила, который только выглядит на двадцать, а на самом же деле ему не больше шестнадцати — родные брат и сестра. И это было видно, не смотря на разницу в их габаритах.

Фея и троль — вот как они выглядели в моих глазах.

— Рел! — на парня буром поперла обиженная на весь мир девчонка. — Если ты еще раз протянешь руки в мою сторону, то я гарантирую, что следом ты протянешь и ноги.

По личику, которое мелкая старалась сделать максимально злым и агрессивным, можно было с уверенностью сказать, что ничего такого она не сделает. И не потому что не сможет. Эта сможет! Еще как сможет. Но не в случае своего брата.

— Не-е! — решил вмешаться со своей стороны, так как ее брат, под таким напором, начал медленно отступать. — Не убедительно!

— Почему?

Даже не понял, ко задал этот вопрос. Или его задали оба одновременно?

Теперь уже они смотрели на меня, как на человека, сказавшего несусветную глупость.

— Отвечаю по порядку. Начну с твоего вопроса, — указал на девчонку. — Я знаю, что ты можешь сделать то, что пообещала.

Тут уже на меня смотрели две пары удивленных глаз.

— Не знаю, почему, но я это нутром чувствую.

Девчонка расслабилась, но ее брат продолжал смотреть на меня, практически не мигая.

— Отвечая же на твой вопрос, — переключился на парня, — то тут всё ещё проще.

Удивление стало еще больше, но я не стал нагнетать атмосферу.

— Хочешь сказать, что она первый раз угрожает тебе подобным образом?

Парень стушевался, но всё же признался, но не первый. Далеко не первый.

— Да не сможет она так покалечить родного брата. Не — смо — жет.

И стоило только Кее надуться как маленькому сычу, готовому броситься в атаку, как я остудил ее пыл.

— Да она скорее за тебя порвет кого угодно!

Накал страстей тут же погас, так и не разгоревшись.

— Сестры — они такие.

Зря, наверное, произнес последнюю фразу. Потому как на меня смотрели как на главного врага народа.

Да что я им такого сделал?

— Что? Разве не сестра? — решил сыграть в дурачка.

— Сестра! — заявила мелкая, упирая кулачки в бока.

Нет, не в мои, а в свои. Прям тебе сцена, «пришел муж с работы, а тут жена».

— Но, откуда ты об этом знаешь?

Теперь подозрительности в ее голосе было как у настоящего сыщика.

Только недоуменно пожал плечами.

— По-моему, это видно любому, у кого есть глаза.

По крайней мере для меня — это очевидно, как дважды два.

— Точно? — уже с меньшим напором спросила девчонка.

В ответ просто кивнул головой. А что ту еще скажешь?

И тут же, стоило мне подтвердить свои выводы, как она набросилась на своего брательника.

— А я тебе, что постоянно говорила?

Теперь это был натуральный наезд, только в его сторону.

И, судя по тому, с какой сноровкой он пытался спрятать свою голову в плечи, это не первый, и, как мне кажется, далеко не последний разговор на эту тему.

— А ты мне, что говорил?

Даже не подозревал, что человек может так втягивать голову в плечи. Хотя, если посмотреть на вопрошающего, то… Даже не знаю, через что пришлось пройти парню с такой-то сестричкой?

— Кх-кх! — постарался привлечь внимание к себе.

Мелкая тут же развернулась в мою сторону, а парень благодарно посмотрел на своего спасителя.

— Если мы всё уже решили, то может подскажете, где я могу переночевать?

Не скажу, что после этого вопроса мне указали на кровать, застеленную белыми простынями и дали поужинать. Нет, вначале последовал полевой допрос с пристрастием.

Кто такой?

Откуда приехал?

Почему сам?

Почему не избили, когда отобрали деньги? Это мелкая садюга поинтересовалась.

Почему не сопротивлялся?

Что собираюсь делать дальше?

И это только самые важные вопросы. Если же говорить и об остальных…

Около часа пришлось стоять и рассказывать о себе любимом. Благо что тупичок не пользовался повышенной популярностью у местного населения, и нашу беседу так никто и не прервал. Хорошо ребята устроились.

Уже лежа на куче непонятного материала, однако, что должен признать, довольно мягкого и не вонючего, закинув руки за голову, старался понять, чем же меня зацепила эта парочка?

Было в них нечто такое, отчего на душе становилось тепло и приятно. И никакие планы о том, что же мне делать дальше, в голову просто не лезли.

Отчего-то вспоминались глаза мелкой, когда она угрожала своему братцу, сама, в то же самое время, смеялась. Нет, не в голос. Смеялись глаза.

Внезапно мое внимание привлекло сообщение. И как это я умудрился забыть о нем на такое время? Ведь оно появилось еще до того, как попал в медицинскую капсулу?

Странно это.

И еще странность состояла в том, что не было у него адресата. Такое впечатление, что оно вообще было системным.

А вот когда открыл его, то вообще впал в ступор.

«Кадету Андреа Ренку предписывается приступить к изучению дисциплины „Управлению малыми социальными группами“. Зачет по факту применения навыков.

P.S. Нет. Это не шутка и не розыгрыш. Я ведь обещал заняться твоим обучением.»

И, как прикажете это понимать?

Глава 13

Хотелось бы сказать, что, прочитав сообщение, непонятно как появившееся во входящих, воспринял его спокойно и без лишней суеты. Хотелось бы…

Увы, должен признаться, положа руку на сердце, что это не так.

Это далеко не так!

Потому и руку на сердце положил, ведь оно чуть не выскочило из груди.

А как вы думаете? Я уже, практически, поверил, что меня оставили в покое, и всем наплевать где я и кто я. А тут такой облом!

И самое главное!

Кто написал мне данное послание, да еще в таком ключе? Нет, подозрения, конечно же, есть. Но у меня несколько подозреваемых. И у всех их довольно длинные руки, чтобы достать даже сюда.

Ну, вот! Ответил на собственный невысказанный вопрос. И всё же, хотелось бы знать точно…

И что мне даст это знание?

Легче будет спать? Или не буду нервничать по пустякам?

Вряд ли…

А поспать нужно. И не потому, что в этом так сильно нуждается мой немного модернизированный организм, а потому, что если буду продолжать в том же духе, то не видать мне нормально работающих мозгов, как собственных ушей. Ведь еще никогда стресс и всяческие переживания никому не добавили и капельки здоровья.

О! Начала поступать информация из базы по Психологии. Наверное.

Кстати, что там она делает? Как учиться?

Представьте мое удивление, когда увидел прогресс изучаемого материала. Уже практически заканчивалось изучение четвертого ранга этой базы. Буквально еще несколько минут и пойдет в загрузку пятый уровень.

Должен признаться, что мне очень сильно нравиться то, с какой скоростью происходит обучение. Знать бы еще, что так повлияло на скорость восприятия?

Правда, я и сам могу выдвинуть несколько гипотез, но, как ни крути — это всего лишь голые предположения, которые основаны на жизненном опыте. К слову, довольно небольшом опыте. И вряд ли удастся подтвердить эти выводы экспериментально.

Первое, что приходит на ум — это замена нейросети на индивидуальную. И тут же этот вариант можно отмести как таковой, что не имеет под собой надежного основания. Ведь если бы всё было именно так, то этим бы пользовались направо и налево. Потому как самое дорогое в этом мире, помимо самих знаний — это высококвалифицированные специалисты, которые годами, да что там годами, некоторые десятилетиями, вытягивают базы на необходимый уровень. И многим работодателям было бы намного дешевле поставить своим работникам индивидуальную нейросеть, чем ожидать эти самые десятилетия, оплачивая их работу.

Логично?

Логично.

Остается еще тот вариант, что у меня нейросеть работает совместно с искином и еще кое-какими интересными разработками. Но, снова же, насколько именно эти факторы повлияли на скорость восприятия?

С тем же самым успехом можно заявить, что на скорость обучаемости повлиял тот фактор, что я уже изучал эти базы. Теперь же просто восстанавливаю знания. И опять невозможно проверить правильность данного вывода.

А может на мою уникальность повлиял способ появления в этом мире? Или же сложились вместе все эти факторы, и в итоге получилось вот такое небольшое и очень приятное чудо?

Была, правда, еще одна мысль, но я постарался загнать ее куда подальше. Не хватало еще заразиться пессимизмом. Тоже мне вариант — больные мозги! Да где это видано, чтобы болезнь имела настолько приятные последствия?

Бред какой! Я хоть и больной на голову, но даже для меня это чересчур.

Понимая, что так можно додуматься до какой-то совсем бредовой идеи, решил, что нужно закругляться с этим и немного поспать. Хотя бы несколько часиков.

Оказалось, что пожелание клиента — закон. Именно так восприняла мысли своего носителя новая нейросеть. Тут же появилось сообщение, что сон наступит через…

Пять секунд.

Четыре.

Три.

Две.

Что там было еще написано я уже не помню. Даже возмутится подобным произволом не успел, настолько меня возмутило самоуправство собственных гаджетов.

Да знаю я, что никакие это не гаджеты. Но разве это дает им право вести себя со мной подобным образом?

Пробуждение произошло неожиданно приятно. Очень похоже на то, что кто-то тихонько повернул ручку диммера, и свет перешел из тусклого в яркий.

Но тут же уши услышали то, что бесит меня больше всего в этой, да и в той, жизни. На грани слышимости звучал женский плач. Точнее не женский, а девичий, но это не сильно меняет то самое негативное отношение.

Буквально несколько секунд понадобилось на то, чтобы сообразить, кто же там плачет. Да и не особо большой выбор имелся в наличие.

— Что-то случилось, Кея? — участливо поинтересовался у моей невольной хозяйки, приобнимая ту за плечи.

Или я подобрался очень тихо, или она просто не услышала, как подходил к ней, но девчонка перепугалась. Притом перепугалась очень сильно. И сделала то, к чему ее приучила жизнь на улицах этого города.

Пришел в себя я уже через секунду. Это по ощущениям. Очнулся от того, что кто-то участливо положил мне на голову мокрую тряпку. Она одновременно выполняла не одно действие, как это положено в данном случае. Не только охлаждала больную голову, но еще и выполняла роль нашатыря. Ладно, пусть не нашатыря. Но воняла она так, что…

Да слов просто нет! И где они ее отыскали? Еще ни одного носка в жизни не видел, который бы имел настолько сильное амбре. Даже среди тех, что липнут на стену с первого броска.

Видимо тряпка имела очень великие возможности в лечении, так как уже через секунду до меня дошло, что же произошло в реальности.

Девчонка испугалась и сделала то, к чему ее приучила улица. Она напала и провела всего лишь один удар.

Но, какой удар!

Полагаю, только то, что мой организм «немного» модифицирован, и спасло он повреждений, несовместимых с жизнью. А вот голова опять пострадала. И, если бы в ней были мозги, то получилось бы сотрясение мозга. А раз его нет, имею ввиду сотрясения, то…

Ладно. Замяли. Это сарказм такой, если кто не понял.

— Извини, пожалуйста. Я не специально. Просто…, — лепетала мелкая.

Что за просто Кея не ответила, потому как ее перебил брат.

— Ты хоть его не убила?

И вопрос был задан довольно серьезным тоном. Видимо, такие инциденты происходили и раньше, так что у парня не было и капли сомнения, чем должен завершиться единственный удар девчонки, которую я даже сейчас могу обхватить за талию пальцами рук. Ну, почти могу.

— Да нет! Крепкий попался, — ответила та без тени улыбки. — Лишь бы ничего не поломала. А то знаешь, как у нас с лечением.

— Настолько всё плохо? — влез я со своим жизнерадостным вопросом.

Неожиданно оба, и брат, и сестра, нахмурились.

— Еще хуже, чем ты думаешь, — наконец-то сообщила несостоявшаяся убийца.

— Я так и не понял, за что ты его… так…? — наконец выдал парень.

— А нечего подкрадываться к девушке со спины, да еще и лезть обниматься! — выпалила мелкая на одном дыхании и тут же покраснела.

— Подкрадываться? Со спины? К тебе?

Казалось услышанное удивило парня не меньше, чем моя, почти бездыханная, тушка, подпирающая стену.

— Ты вообще поняла, что только что сказала?

И что же тут такого удивительного? Девчонка сидела. Ревела. И ничего не слышала. А я…

— Но, я, — понурила она голову, — действительно его не услышала.

— Прими мои поздравления, парень! — это уже мне. — Должен признать, что ты уникум. Мимо этой фурии даже тараканы не могут проскочить незаметно. Она их слышит. Ты же…

Договорить он не успел, так как та, кого мы так бестактно обсуждали, неожиданно сорвалась на ноги, и уже через секунду ее, как говориться, и след простыл.

Не успел удивиться происходящему, как за ней стартовал и парень. Должен признать, что ему до спринтерши было ой как далеко. За той даже мне было затруднительно проследить.

Понимая, что происходит нечто неординарное, решил также проверить, что же настолько сильно повлияло на моих радушных хозяев. А иначе и не могу к ним относиться. Не считать же произошедшее недоразумение за серьезное происшествие?

Понятно, что будь на моем месте нормальный человек, даже старше по возрасту и более крепкой комплекции, то и ему было бы очень плохо. Как минимум три ребра были бы переломаны. Об этом услужливо сообщила нейросеть.

Стартовать с такой скоростью как «мелкие» родственники я не стал. А куда мне спешить? К тому же, я еще не отошёл после «жестокого избиения». Так что мне можно, мало того, даже нужно, передвигаться медленно и аккуратно.

Доковылял до нужного отнорка, а как еще прикажите назвать это…? Так вот, доковылял до него я за какую-то минуту. Ориентировался по звуку, так как никто от меня не скрывался и было прекрасно слышно, что общались ребята на повышенных тонах. Нет, никто не кричал и ничего не доказывал, но было в этих голосах…

Да много чего там было намешано. И злость. И обида. И горечь.

Когда я вошел в небольшое помещение, то захотелось присоединиться к говорившим. И слова, которые так и рвались наружу, отнести к нормативной лексике было бы очень тяжело.

Но, я же аристократ! Так что взять себя в руки получилось. Хоть и с большим трудом.

На лежанке, которая была сложена из того же технологического мусора, что и моя, лежала женщина. И было в ней нечто такое, что никак не вписывалось в мое понимание.

Вот смотришь на неё — и видишь пожилого человека, кожа которого похожа на старый прозрачный пергамент. И каждая вена видна под ней, как на каком-то тренажере для студентов-медиков. Но стоит посмотреть на рост, а потом еще и заглянуть в глаза, как тут же происходит конфликт двух отображений. Это не пожилая женщина! Это девчонка! Вероятно, еще более молодая, чем Кея.

Но как такое может быть?

После небольшого расспроса, который устроил своим новым знакомым, и на который они никак не хотели вестись, всё же удалось разобраться в происходящем вокруг безобразии. А как еще можно назвать констатирование медленно надвигающейся смерти на молодую девчонку?

По ходу дела выяснилось, что этот полутруп и Кея — сестры-близняшки! И зовут вторую девчонку — Нея. Даже не знаю, как реагировать на эти имена. Видимо те, кто давал их сестрам, не отличались желанием придумать нечто более оригинальное.

Правда… Могу назвать еще не одного ребенка, который пострадал от родительских «залетов». Ведь иногда родители, желая…

Даже не знаю, чего они желают, так обзывая своих детей. Или они не думают о том, как с этими именами придется тем жить? Вернее, даже не с именами, а с прозвищами, которыми их обязательно снабдят друзья-товарищи в школе или во дворе.

Что касается моих новых знакомых, то удалось выяснить, что вот эта гадость приключилась с Неей во время выполнения последнего заказа. Что и где они делали, мне так и не сказали. Единственное, что удалось выяснить — это последствие небольшого ранения. Нет, не оружием, а какой-то острой железякой, на которую мелкая просто напоролась.

Железка была острая и, как мне кажется, очень грязная. И вот после того, как было повреждено кожный покров…

Извините, в последнее время, особенно последние несколько дней, меня просто тянет на высокий слог. Нужно с этим что-то делать.

Так вот. Напоровшись на железяку, Нея занесла в организм какую-то заразу. Не будем говорить о том, что это было нечто очень опасное. Вероятнее всего, проблема состояла в том, что ей не оказали хотя бы минимальную медицинскую помощь. И не сделали этого вовремя. Вот и вылезло.

Правда, я даже не представляю, что же она подхватила, если внешний вид у нее такой, что, как говорят некоторые, краше в гроб кладут.

Теперь же, для спасения жизни, нужно ни много, ни мало — положить болезную в регенератор. Вот только…

Как вы понимаете, проблема вовсе не в том, что медики напрочь отказываются оказать помощь. Вовсе нет! Скорее, они готовы сделать всё, что в их силах. И даже больше! Вот только…

Стоимость этой операции была просто запредельной для моих новых знакомых. Таких денег у них нет. И, самое страшное, в обозримом будущем, даже не предвиделось.

Причин, почему именно так сложилась ситуация, было много. И, практически все, были настолько серьезными, что можно запросто отнести их к таковым, на которые ребята просто не могли никак повлиять.

— Да я готова заложить свою душу, лишь бы помочь сестре! — очень эмоционально воскликнула Кея.

Потом, опустив голову, уже совсем убитым голосом добавила.

— Только… никому моя душа не нужна.

После чего, покраснев, как маковка, практически прошептала.

— За остальные же части тела, дают… очень мало.

Знаете, что меня очень сильно напрягает в этой троице? Да, да. Именно в троице. Они были совсем не уместны в этом окружении. Даже их речь показывала, что они имеют непосредственное отношение в элите общества. Чувствовалось это и в их словах, и в поведении, и в общении друг с другом. Даже жесты, и те были…

Не знаю, как это правильно сказать. Вот не бывает такого в простых детях. Не бывает! Всё это может появится только после надлежащего воспитания. Да ещё и с самого младенчества.

И именно в этот момент в моей голове сложились вместе части одного пазла.

1. Большое желание помочь этим ребятам.

2. Возможность оказать данную помощь.

3. И письмо от… неизвестного, которое никак не хотело выходить из головы.

Оставался только один вопрос, ответ на который меня очень волновал. В свое время встречался с таким высказыванием: «Делай людям добро — и они тебе обязательно отомстят». Может, оно и не во всех ситуациях происходит именно так, но всё же.

Вопрос был простым. Не вылезет ли мне это боком?

Решение, как и многие принятые мной ранее, оказалось просто молниеносным. Вот бы еще научиться принимать их не только быстро, но еще и советуясь со здравым смыслом. Вообще бы мне цены не было! Знания ведь есть! Но, когда есть еще и «горячка белая», то… В общем, язык снова сработал раньше головы.

— Я могу вам помочь! — обрадовал моих знакомых.

Два оценивающих взгляда просветили меня круче иного рентгена. Никогда не думал, что под взглядами двух, а если быть точным, то трех, подростков, может быть настолько неуютно. Однако постарался не отвести взгляда, и выдержать это психологическое давление.

И вновь с новой силой встал вопрос — да кто же вы, ребята?

— Это была шутка? — зашипела в мою сторону Кея?

— Он не шутит!

Голос, произнесший эти слова был тихим, но уверенным в себе. А еще это был голос старого и очень больного человека. Но взгляд…

— Вопрос в том, что вы готовы отдать за помощь? — решил сразу указать, что альтруизмом не страдаю.

Не скажу, что очень сильно нуждался в чем-то именно от этих подростков, но стало очень интересно, на что они готовы? Ведь одно дело вздыхать, обещая достать звёзды с неба. Все ведь прекрасно понимают, что это попросту нереально. А вот когда вопрос встает ребром, и за свои слова нужно будет ответить, то иногда такое всплывает, что можно полностью разочароваться в человечестве вообще и в человеке в частности. Да и не поймут меня в этом мире, если начну разбрасывать налево и направо самое дорогое, что есть у жителей Содружества ¬— кредиты.

— Свою жизнь!

Я так и не понял, кто сказал эти слова. Но в то, что прозвучало несколько голосов — готов поклясться.

— Под протокол?

— Под протокол.

И снова несколько голосов и ни секунды на раздумья. Но тон голоса, которым было это сказано…

— И что по-вашему, я должен делать с вашими жизнями?

Неужели они не понимают, что, предлагая жизнь, они, по сути, не предлагают ничего? Я же не питаюсь жизнями? Или…?

От моего взгляда не ускользнули улыбки, которые промелькнули по лицам подростков как мимолетная тень. Причем, улыбалась даже та, что лежала при смерти. Может, я и не прав, но есть в этом обещании какой-то подвох. Да и не нужны мне их жизни, как уже говорил.

— Извините, но я не могу принять столь щедрые дары, — опустил их с небес на землю. — Это очень много.

И вот стоило произнести эти слова, как понял, что это сработала база Юрист. Именно в ней есть информация о том, как местное законодательство относиться к обмену жизни на оказанные услуги или материальные ценности. В общем, меня решили развести на бабки, если данный термин можно применить к местной валюте.

Молодцы!

Самое главное, что они, как мне видится, в курсе таких юридических тонкостей. А значит, и образование получили соответствующее.

Очень интересно.

— Что тебе нужно? — подала голос та, ради которой весь этот разговор и затевался.

— Те, кто поможет достичь цели!

Понимаю, что звучит пафосно. Но, если бы говорил о единомышленниках, то не уверен, что получил бы то, что мне нужно. Очень тяжело найти тех, кто думает так же, как и ты. И даже среди таких людей не всегда всё будет так, как хотелось бы. Так что нужно быть реалистичными в своих ожиданиях.

— И какие же у тебя цели? — влезла Кея.

В ответ просто улыбнулся. Не думала же она, что я начну направо и налево рассказывать всем окружающим о том, что их совсем не касается?

Видимо думала. Вон как скривила мордашку.

— Ладно. Вы тут пообщайтесь. А я полежу немножко. Устал сильно.

Ничего не говоря, а просто потерев то место, куда прилетел привет от девчонки, пошёл на выход.

Не знаю откуда такая уверенность, но я просто убежден, что они согласятся на мои условия, даже не зная их. Вот уверен, и всё.

По этой же самой причине и не старался их переубедить. Смысла в этом не видел. Нужно только хорошенько подготовиться к тому, чтобы выполнить задуманное максимально качественно.

А что для этого нужно?

Правильно, нужна цель!

В чем состоит моя цель? Как бы это пафосно не звучало, но хочется помочь вот таким, как эти ребята. Потому что система, в которой они живут их или сломает, сделав моральными уродами, или попросту уничтожит. Причем последнее может быть буквальным.

Согласен, что есть еще письмо. Да, я о нем не забыл. И моя цель, в какой-то мере, пересекается с указаниями, полученными в нем. Так что всё нормально и в этом отношении.

Ещё нужны деньги. Много денег.

Но и в этом отношении не вижу никаких проблем. Этого добра у меня не просто навалом, а больше, чем нужно. По крайней мере на данный момент времени.

Самое главное, и это я прекрасно понимаю, что для организации чего-то большого и дорогостоящего в этом, да и не только в этом мире, нужна грамотная юридическая поддержка. Вот без нее любимой, как показывает база Юрист, может быть очень и очень плохо.

Не нужно считать меня недалеким шкетом. Мол, нужно залечь на дно и не отсвечивать. Как показало полученное письмо, те, кто меня ищет, могут сделать это очень просто. Поэтому решил не усложнять себе жизнь. Хотя… Работать буду от имени двух разных людей.

С одной стороны, будет таинственный господин Халеа Ас'ман. Человек богатый и именитый. Который имеет положение в обществе, в основном благодаря своему титулу и капиталу. А с другой — Андреа Ренк, парень, который, как мне кажется, не очень сильно засветился в этом мире. Я же… Просто исчезну. И в гробу я видел миллионные долги перед корпорацией.

Доковыляв в помещение, в котором спал этой ночью, завалился на свою лежанку, создавая видимость покалеченного подростка, хотя уже ничего не болело, и стоило большого труда не показывать это окружающим.

Тут же, не откладывая дело в долгий ящик дал задание своему искину подключиться к местной сети и найти информацию о пятерке самых лучших юридических контор, которые реально присутствуют на этой планете. Понятно, что там, в центральной части содружества, есть и более достойные кандидаты, но мне нужны именно те, кто сможет отреагировать на мои потребности самым оперативным образом.

Буквально через несколько секунд я уже имел необходимую информацию. Кроме названий, в списке присутствовала краткая справка о самой конторе и отзывы некоторых ее пользователей.

Так вот, в эту пятерку попала юридическая контора «Сервен и сыновья». Что привлекло мое внимание к конторе, которая обслуживала очень малое количество клиентов? Вы не поверите, но именно имена этих самых клиентов, с указанием, кто есть кто.

А имена их клиентов, получить которые, даже искину, оказалось не так и просто говорили сами за себя. Отчего-то в голове всплыла фраза из детского стиха. «Хозяин заводов, газет, пароходов…»

И хотя ни газет, ни пароходов во владении этих господ не было, зато были космические верфи, транспортные компании, с сотнями космических грузовиков и пассажирских кораблей и прочие, к слову, довольно дорогие, активы.

Когда отправил вызов по нейросети главе этой юридической конторы, то еще раз смог оценить всю прелесть мысленного общения.

Для окружающих — я лежу, создавая вид умирающего лебедя, и ни у кого даже в голову не постучится мысль, что это только внешняя обманка.

Правда…

Не стоит считать окружающих дураками. Они ведь уже не одно поколение пользуются этими системами. Так что, не стоит перегибать палку и считать себя самым умным.

Ответил вызываемый буквально через несколько секунд.

— Нер Сервен. Чем могу быть полезен?

Что понравилось сразу же, так это то, как говорил собеседник. Даже мысли не возникло, что это человек, который будет гнуть перед кем-то спину. Человек — отлично знающий свою цену.

Представился, естественно именем Халеа Ас'мана. Странно, но в ответ была только тишина. И продолжалась она около пяти секунд. После этого мой собеседник сообщил, что его фирма с радостью предоставит свои услуги такому клиенту, как ваш покорный слуга.

Это получается, что меня запросто могли отфутболить, даже не поинтересовавшись причиной «звонка»?

Интересно.

Впрочем, кто меня здесь знает? Да никто!

Для окружающих, тех, кто меня видел, я еще один бедолага, у которого нет денег даже на ночлежку. Это если не обращать внимание на прочие проблемы с которыми столкнулся. А как еще можно оценить мое пребывание среди этих ребят?

Дабы не плодить сущности, решил сразу же брать быка за рога. Поэтому юрист получил комплексное задание, которое должен был начать выполнять чуть ли не вчера.

Задача номер один — это забрать четырех молодых людей по адресу, который ему сообщат чуть позже. Их определить в медицинское учреждение, где тем предоставят полный спектр услуг. И не важно, во сколько это обойдется.

Второй задачей обозначил помощь этим подросткам с документами, если таковые будут. А что будут, то в этом даже не сомневался. Мне, к примеру, очень не хотелось светится под тем именем, которое известно корпорации. А что у ребят с бумагами — даже не представляю.

Следующее, что нужно сделать — это поставить всем, кому это потребуется, нормальные нейросети. Принимать решения о модели, и дополнительных комплектующих должен мой представитель. Как понимаете, им стал Андреа Ренк. Тоже я, но это не та информация, которой должны обладать окружающие.

И еще одно. То, с чего должна начаться моя новая жизнь — это организация корпорации. Нужно официально зарегистрировать оную и обозначать цели, ради которых она и создается.

Название придумывал долго. Нет, не во время разговора с юристом. Раньше. Но ничего такого придумать не получилось. Поэтому решил заложить в название основную цель. Так что теперь буду руководить корпорацией под громким и амбициозным наименованием — «Второй шанс».

Именно этим решил и заняться. Давать подросткам, как те, которые направляются в мою сторону с довольно серьезными лицами, второй шанс. Шанс, которого их лишила эта система. Шанс, который не все могут вырвать, особенно в той ситуации, в которой оказались.

Так как практически все свои пожелания озвучил, то попрощался с юристом, и попросил, как только получит адрес его новых подопечных, тут же заняться ими.

Нея с братом, когда вошли в мои «апартаменты» тут же обрадовали, что их устраивают все мои пожелания. И у них есть только один вопрос. Притом вопрос был правильны. Какие гарантии я могу дать со своей стороны?

Вместо того чтобы распинаться, доказывая, что я точно смогу это сделать, просто сообщил, что очень скоро за нами приедут, и они должны приготовиться к тому, что им придется, надеюсь, навсегда, покинуть этот тупик.

Тут же дал команду нейросети, чтобы она переслала сообщение юристу. Та, подключившись к городской базе, тут же определила мое местонахождение и отправила сообщение, в котором оно было указано.

Если бы сказал, что мне поверили с первого раза, то это было бы неправдой. Ведь кто может поверить человеку, с которым познакомился всего несколько часов назад? Только наивные или доверчивые индивиды.

Мои же новые знакомые ни к первым, ни ко вторым не имели никакого отношения. Подозреваю, что от жизни они получили многое. Как говорил мой знакомый еще на Земле, жизнь била ключом. Большим. Разводным. И постоянно целила между глаз.

Думаю, вы можете представить размер глаз некоторых «неверующих», когда в нашем тупичке появился флайер. Дорогой, наполированный так, что блестел как новая копейка, и…

Он был абсолютно пустым!

На некоторое мгновение даже завис. Ведь ожидал, что…

Интересно, а с какого перепуга решил, что за нами должны были отправить реальных людей?

Хотя, с другой стороны…

Решил не развивать тему, так как смысла в этом не было никакого.

Транспортное средство зависло в режиме ожидания, вообще никак не реагируя на происходящее вокруг. Правда, вокруг ничего не происходило. Я — в ступоре, остальные — в шоке.

На приведение своих мыслей в порядок понадобилось около минуты. Никогда не думал, что можно так подвиснуть.

Стоило только приблизиться к довольно дорогому транспорту на расстояние пяти шагов, как через систему голосового общения тут же прозвучал вопрос.

— Назовитесь, пожалуйста.

Не знаю, кто на самом деле задавал этот вопрос, так как это мог быть и реальный человек, и искин, в задачу которого входит управление данным флайером, да это и не важно. Важно другое, за кого меня примут новые знакомые?

— Андреа, — ответил, и тут же поправился. — Андреа Ренк.

Стало немного смешно, ведь это так было похоже на слова, слышанные от одного телевизионного героя. Нет, он не представлялся моим именем. Он просто говорил: «Бонд… Джеймс Бонд».

Однако никто из тех, кто слышал мои слова на них не отреагировал. Да и не мог он понять юмора, который завязан на культуре цивилизации, еще не вышедшей в космос.

Да, я называю моих соплеменников именно так, по той простой причине, что игры вокруг собственной планеты, да еще и с учетом имеющихся технологий, если их сравнивать с увиденным здесь, выглядят очень…

Даже не знаю, как сказать.

Наверное, это очень хорошо покажет пример. Представьте себе дикарей, которых смогли убедить, что люди летают. После чего они делают большую рогатку, из двух рядом растущих деревьев, и начинают экспериментировать. Смешно? Кому как.

Но, стоит вернуться к транспортному средству.

После моего ответа тут же открылись двери.

— Попрошу показать медицинским дроидам больного. Они перенесут его во флайер.

Это снова прозвучал тот же голос, который интересовался моим именем.

— И что это значит?

Думаю, даже без указания понятно, кто мог задать этот вопрос. Естественно, это была Кея. Притом ее вид, а точнее поза, которую она приняла, была…. Не скажу, что очень смешной. Но анекдот, это тот, в котором пьяный муж возвращается домой, а его встречает жена, уперев руки в бока, тут же пришел на ум.

В ответ, пожав плечами, просто сообщил:

— Я же обещал помочь! А вы согласились эту помощь принять. Или я что-то не так понял?

Что удивило в этот раз, так это взгляд загнанного зверька, который, в купе с полной безнадегой, так и сквозил от девчонки. Она бросала эти взгляды то на меня, то на своего брата. И было в нем еще столько обиды, как будто бы я не помочь им решил, а как минимум отправляю на пожизненные каторжные работы.

Бред какой-то! Никогда не замечал за собой возможности настолько просто читать человеческие взгляды. А тут прям психолог человеческих душ!

И тут же всплыло сообщение, что база Психология загружена в полном объеме. Вот только для ее использования в реальной жизни нужно будет пройти еще и о-очень большое количество проработок условных ситуаций.

Да, а хотелось-то… Вот было бы прикольно — загрузил базу, и ты специалист. А так… Тебе дали знания, но научиться применять их в реальной жизни с первого разу не получится. Знания и навыки — это совершенно разные вещи.

Но почему? Ведь я прекрасно помню, как некоторые базы, особенно та, что касается выживания, и еще некоторые из изученных ранее, они загружались с навыками. Что же произошло?

Да и раньше всё было совсем не так.

Тут же сделал себе пометку разобраться с этим как можно детальнее. Ведь от этого может зависеть моя жизнь в этом мире!

Дабы не тянуть кота за хвост решил помочь народу определиться. Если их не страивает моя помощь — то пусть топают на все четыре стороны. Нет — то нечего тянуть время. Оно не резиновое.

— Предлагаю сразу же определиться! Если вы готовы принять мою помощь — то показывайте дроидам путь к сестре, и двинули отсюда. Если нет — то на этом предлагаю проститься.

Ну не было у меня никакого желания унижаться, доказывая этим подросткам, что я хороший, и со мной обязательно нужно дружить. Даже несмотря на то, что еще несколько минут назад сам себя убеждал в необходимости найти тех, кто будет разделять со мной одни идеалы, желания унижаться, упрашивая моих новых знакомых не было.

— Следуйте за мной!

Эта команда была отдана не девчонкой, которая так и продолжала стоять как статуя Свободы, а ее братом. И, как вы понимаете, командовал он медицинскими дроидами.

Что было странным, так это то, что он, не взирая на раздрай в душе сестренки, решил идти до конца.

— Но… — только и смогла промямлить она в сторону брата.

— Мы уже говорили об этом! — отрезал тот. — Или тебе очень хочется посмотреть на смерть Неи?

Странно, но теперь именно он вел себя не как подчиненный, а как тот, кто имеет беспрекословное право принимать столь судьбоносные решения. И его послушались!

— Не-ет, — то ли просипела, то ли промямлила в ответ Кея.

— Тогда собирай вещи! Мы возвращаемся! — приказал он тоном, не терпящим даже капельки возражения.

Но тут же, поменяв тон голоса на более родной, улыбнувшись сестренке, сказал:

— Я уверен! Он не предаст!

Вместо ответа Кея, как какой-то пацан из подворотни, вытерла рукавом под носом и помчалась в сторону, противоположную от той, где лежала больная.

У меня же в голове тут же возникло несколько вопросов. И самый главный звучал, примерно, так: «И что это только что было?».

Время, которое понадобилось дроидам на перенос больной во флайер я посвятил одному из самых важных дел. Я думал. И пытался усиленно проанализировать, куда же я вляпался на этот раз? А в то, что вляпался — не было ни малейшего сомнения!

Дроиды со своим драгоценным грузом разделались в считанные секунды. Вот они выбегают со своей ношей в сторону флайера, и тут же, не сбавляя скорости, носилки перемещаются в транспортное средство.

Намного дольше потратили время те, кто в медицинской помощи не нуждался. Появления Кеи пришлось ожидать еще минут пять. Когда она возвратилась, то в руках у нее был стандартный инженерный бокс для мелких ремонтных дроидов. Очень мелких. Несмотря на то, что она постаралась прикрыть его какой-то тряпкой, я все же смог опознать ее ношу.

С кем же я связался? Эта мысль всё никак не хотела покидать мозг, который уже пухнуть начал от непоняток, навалившихся на меня бедного.

Не останавливаясь ни на секунду, Кея заскочила во флайер, куда уже поместили ее сестру. Следом за ней туда же направился ее брат. Я был замыкающим.

Стоило только занять свое место, как события понеслись вскачь. Знаете, есть такой закон, который называется Законом Мерфи? В простонародье — законом подлости. Так вот — он действительно существует и исправно работает! Я смог в этом убедится на своей шкуре в очередной раз.

— И куда это мы собрались? — прокричал мужской голос со стороны въезда в наш тупик.

Одного взгляда хватило для опознания вчерашнего знакомого. Он был одним из тех, кто так хотел попользоваться моими денежками.

Судя по его одышке, он бежал. Причем бежал очень быстро. И, как это не прискорбно признать, он успел. И теперь стоял, перекрывая выезд для флайера.

Я начал подыматься, надо же как-то разрулить данную проблему, но дверь флайера и не подумала открываться. Однако о происходящем снаружи нам было хорошо слышно.

Вот только реакция искина была немного не та, на которую, почему-то рассчитывал.

— Прошу освободить проезд, иначе это будет считаться посягательством на частную собственность.

Бандит ничего не ответил, однако мне показалось, что он начал скалиться во все тридцать два.

За этим последовали голоса. Такое впечатление, что на помощь этому бегунку примчалось подкрепление. Как же хочется посмотреть, что же там происходит?

Видимо последнее пожелание высказал в голос, так как на панели, которая была на месте лобового стекла вспыхнуло изображение, которое довольно качественно показывало картинку происходящего. Притом от стены до стены.

Я не ошибся. Вся банда, которая вчера обобрала меня как липку, и отправила выживать к новым, теперь уже знакомым, была в сборе.

Отвлекся на скрип зубов. Даже удивился, кто это так старается. Но ответа не получил, даже посмотрев в сторону своих попутчиков. Потому как оба были похожи на сжатые пружины, готовые к бою.

— Вы чего? — удивился столь интересному поведению. — Это же те ребята, которые были столь любезны, что показали мне путь к вам.

Вот только меня банально не услышали. Брат с сестрой были на своей волне.

— Нас не выпустят.

— Будем драться.

Вдруг из-за спин собравшейся банды появился кто-то, кого не удалось разглядеть, но кто очень красиво целился в нашу сторону из какого-то оружия. Говорю какого-то, так как разглядеть, что же у него в руках, я не смог. Да и не спец я в этих игрушках, если честно.

— У него станнер, — произнесла шепотом Кея. — Нам крышка.

Вот это глазастая! Мне бы такое зрение!

Странно, но мысленного пожелания хватило. Картинка резко скакнула в мою сторону, увеличившись в размерах. От неожиданности чуть не подскочил. Еле сдержал себя.

Вот только выстрелить парень не смог. Вернее, он банально не успел.

Вместо этого группа, заблокировавшая наш тупик начала падать как подкошенная.

— Что это с ними?

Этот вопрос мы произнесли все вместе.

— Угроза пассажирам. Применен станнер, — как само собой разумеющееся отчитался, буду считать, искин нашего транспортного средства.

И тут же, не дожидаясь команды с нашей стороны, флайер начал движение.

— Стоять! — скомандовал, не до конца понимая, что же я хочу.

— Правильно! Трофеи — это святое! — неожиданно вклинился Релан.

И хотя я думал немного об ином, но, в общем, высказанная мысль очень понравилась.

К моему удивлению флайер остановился.

— Открыть дверь! — скомандовал, а потом, чуть не засветил себе ладошкой по лбу. — Есть ли еще нападающие?

Согласен! Хорошая мысля — приходит опосля.

— В пределах досягаемости сенсоров людей не обнаружено, — как само собой разумеющееся сообщил искин.

Вот почему он не побоялся открыть двери! Или же ему наплевать, и он сделал бы это в любом случае? Лучше не проверять.

На сбор трофеев отправилось двое — я и Релан. И сделали мы это очень быстро. Потому как брали только то, что может помочь нам, не бросая тени и не сообщая, где же мы. Поэтому брали только банковские карточки на предъявителя и личные браскомы, к которым некоторые индивидуумы привязывали обезличенные банковские счета. Вот только нужно будет использовать специалиста, для вскрытия счетов. И, самое главное, чтобы эти самые средства личной коммуникации не известили своих владельцев, где они в настоящее время.

А может и не стоило их брать?

Хорошая мысля, вот только пришла она в мою голову уже после того, как закрылись двери нашего транспорта и мы отправились в новую жизнь.

Вернее, в новую жизнь отправились мои новые знакомые, которых, отчего-то, очень хотелось бы видеть своими друзьями. О себе же так сказать не могу. Потому как зуб даю, что все неприятности, которые могут свалиться на мою голову, обязательно сваляться. И ждать их долго не придется.

— Мы направляемся в частную клинику, где вам будет предоставлена медицинская помощь, — неожиданно заговорил искин, управляющий нашим транспортом, хотя его никто об этом не просил.

В смысле говорить никто не просил. Однако я благодарен за вовремя предоставленную информацию.

Неожиданно в голову пришла одна довольно интересная мысль. Тут же взял один из браскомов, честно отобранный у напавших, и прицепил его на положенное место. Притом постарался провернуть данную операцию максимально незаметно даже для моих попутчиков.

Да, я прекрасно понимаю, что он отключен. Да, я также понимаю, что та часть, которая крепиться за ухом, если выключен основной блок, не больше чем украшение. Однако, мне он и не нужен в качестве рабочего инструмента. Скорее, он должен будет сработать как громоотвод. Очень не хочется светить наличием у меня нейросети. По крайней мере, в ближайшее время.

Брат с сестрой все время были повернуты в сторону своей больной сестренки, так что никто на меня не обращал ни малейшего внимания. Впрочем, обижаться на это не буду, так как, представив себя на их месте, решил, что вел бы себя подобным образом.

Как вы себе представляете частную клинику, в которой могут оказать все возможные медицинские услуги?

У меня это небольшое здание, в противовес большим, принадлежащим государству, в котором есть небольшой штат медицинского персонала.

Реальность же оказалась очень далека от увиденного.

Флайер влетел в закрытое помещение, где никого не было. Ни единой живой души. Не считать же за таковые дроидов, которые уже встречали нас ровным строем.

Не успели мы покинуть наше транспортное средство, как со стороны автоматических дверей, возле которых мы остановились, прозвучал женский голос. Это все, что я могу сказать о нем. Даже не представляю возраст его обладательницы, чтобы определиться для себя, сколько ей лет. Он был очень похож на голос искина. Единственное, что нарушало этот образ бездушного механизма, это то, что он иногда заговаривался. Как это обычно бывает с уставшим за день человеком.

Параллельно с этим медицинские дроиды уже вытаскивали носилки с пациентом, требующим максимум внимания. И тут же, даже не притормозив, умчались к двери, которая сразу же пропустила этих шустрых ребят внутрь.

Нам ничего не оставалось, как только последовать за ними. Думаю, они не потеряются. А нам это и нужно.

Вот только я слишком сильно перестраховывался. В помещении, в которое мы вошли, потеряться было бы очень проблематично. Особенно если учитывать, что мы оказались в круглом зале, где был один вход и около десятка дверей, ведущих в прочие помещения. И только возле двух горели лампочки, намекая, что нам сюда.

Дабы мы не ошиблись направлением, голос местной начальницы тут же подсказал, что девочки направо, мальчики налево. Всё, как всегда.

Видимо от того, что нервное напряжение было очень большим, даже не обратил внимание на указания, которые раздавал мужичок невысокого роста в комбинезоне медтехника. Таких в своей жизни пришлось встречать очень немало. Не скажу, что они являются медиками в полном смысле этого слова. Скорее — это специалисты широкого профиля с узким пониманием специальности. Максимум, на что хватало их знаний — это запустить в медицинской капсуле нужную программу и обработать полученный от нее результат. Если же возникали непредвиденные ситуации, а таковых было где-то одна на сотню, то они было практически бессильными.

Эта специальность напоминала мне профессиональных пользователей ПК. Вроде бы и работаю. Вроде бы и без проблем. Но стоит только произойти чему-то необычному, и всё — у человека истерика. Нужно срочно вызывать программиста. Почему не администратора? Не знаю. Но эти люди убеждены, что им нужен именно программист.

Странность в том, что даже не обращая внимания на указания, которые нам раздавал местный представитель «лекарей»-кнопкотыков, я выполнил все положенное довольно быстро и профессионально. Вот что значит большая сноровка.

Так же, на автомате, забрался внутрь медицинской капсулы, и закрыл глаза. Понимаю, что этого не нужно. Все же медикаментозный сон, который наступит буквально через несколько секунд, сам заставит организм закрыть глаза и отключиться от действительности, но я решил, что так будет проще.

Однако представьте себе мое удивление, когда даже после того как опустилась верхняя крышка и я начал вдыхать пары газа, что должен отправить меня на поля Морфея, ничего с моим сознанием не происходило. Оно вообще не собиралось никуда улетать!

А когда окружающее пространство стала заполнять тягучая жидкость, то я не выдержал и дернулся со всех сил. Вот уж простите, но я не хожу лежать, ожидая того момента, когда задохнусь, или правильнее утону, в этой жидкости.

Однако то, что я со всей силы дернулся, вообще никак не отобразилось на моем теле. Оно как лежало бревном, так и продолжило это делать. Единственная мысль, которая оказалась громом среди ясного неба, поразила в самое сердце.

А как прикажете реагировать на понимание, что меня просто парализовало? И теперь я буду лежать всю жизнь, прикованный к кровати без возможности даже пошевелиться.

Паника начала затапливать сознание как черная туча. От ужаса, который пришел с осознанием всех будущих перспектив, а точнее от их отсутствия, стало не по себе. Такого приступа паники я не ощущал ни разу в своей жизни!

И стоило подойти в плотную к той стене, что разделяла мое сознание от последнего шага, после которого, как понимал, я перестану быть нормальным собой, а, вероятнее всего, стану больным на всю голову, как сознание просто погасло. Даже показалось, что кто-то большой и добрый просто взял и повернул выключатель.


home | my bookshelf | | Инвалид. Том второй |     цвет текста   цвет фона