Book: Капсулёр



Капсулёр

Сергей Скиба

Капсулёр


* * *

Глава 1


За спиной мелькают разноцветные вспышки, словно в городе великанов запускают салюты в честь большого праздника. Только вместо радости и умиления, переливающиеся огни вызывают опаску и желание оказаться подальше.

Клим изо всех ног бежит по чёрному прозрачному песку, через который просачивается тусклый свет замерших вдалеке искр. Последнее из трёх сердец стучит с рваными перебоями, отчего лёгкие горят пустотой, ноги едва слушаются, а оружие превратилось в громоздкую и тяжёлую обузу. Жаль нет времени его выбросить. Сквозь разорванный правый бок торчат обломки рёбер, смещая центр тяжести, и чтобы не сбиться с траектории требуется полная концентрация внимания. Отвлекаться некогда, даже на секунду.

А сил осталось так мало, что зрение уже отказывает, до предела сократив дистанцию обзора. Однако Клим ещё отлично различает, что его неумолимо нагоняют. Первой, уже совсем рядом, летит выпущенная кем-то стрела. За ней виднеются силуэты трёх преследователей. Они мчатся с такой скоростью, что просто не могут быть живыми.

«Псы» — понял пилот. — «С этими ещё можно хоть как-то потягаться. Они тупые. Слишком далеко ушли от владельца».

До спасительной скалы, изъеденной глубокими норами, словно кусок сыра дырами, осталось ещё приличное расстояние. Впрочем, основная масса тёмных ходов заканчивается тупиками, и не факт, что даже там удастся затеряться и спрятаться. Но не сдаваться же, в самом-то деле, подняв к верху лапки. Пусть эти уроды попотеют, догоняя настырного беглеца.

Сначала он хотел метнуть последнюю ловчую сеть в стрелу, но быстро понял, что это стало бы тактической ошибкой. Против пса сеть тоже сработает, а значит есть шанс уменьшить поголовье преследователей. Со стрелой же разберётся разбитое тело, и так уже дышащее на ладан.

Дождавшись момента, когда стрела уже почти вонзилась в спину, Клим не целясь, повинуясь лишь неясному шестому чувству выпустил ловчую сеть и вышел из тела. Настало секундное мгновение слепоты, всегда сопровождающее слёт «изнанки», и перед восприятием проявились системные окна управления капсулой.

Прозрачный чёрный песок превратился — в пустоту космоса, замершие искры — в далёкие звёзды, стрела — в самонаводящуюся ракету, ловчая сеть — в ворох противоракет с ЭМИ, три быстрых пса — в дроны-истребители, дырявая скала впереди — в сектор искажений, подсвеченный системой в жёлтый цвет статической опасности, а сброшенное тело — в ударный эсминец. Практически новый, недавно отстроенный на верфях Общего Агентства Пилотов. Его было чертовски жаль, но погибать вместе с раздолбанным кораблём было бы жаль вдвойне.

Внимание! Опасность!

Сзади космос окрасился вспышкой взрыва. Ракета догнала очень вовремя оставленный эсминец.

Прикрываясь помехами, что создал взрыв. Клим на мгновение подал максимальную мощность на ускоритель капсулы и сразу же выпустил ложные цели. Сканер показал десяток сигнатур неотличимых от настоящей капсулы, и «подставные» разлетелись в разных направлениях. Пусть теперь дроны гадают где именно прячется пилот. Лишённые целевой наводки от управляющего корабля, дроны глупы, замедлятся просчитывая варианты, и станут лёгкой добычей.

Вернее, стали бы, если бы в капсуле было хоть какое-то вооружение. Но компактные комплексы, специально разработанные для капсул, слишком дороги для кошелька начинающего капсулёра. Клим расщедрился только на стандартный набор с маскировочным генератором и лёгким защитным полем, да на десяток дешёвых ложных целей и пару стационарных мин вдобавок.

Да и то, приятели советовали не устанавливать это уценённое барахло — вроде как бесполезные траты. Зачем накручивать в капсулах защиту, когда по ним давно уже никто не стреляет специально? После того, как большинство пилотов объединились под крылом Агентства, убивать их стало просто некому. Устаревшие сканернные системы обычных кораблей банально не могут засечь, а братья капсулёры не рвутся гробить друг друга понапрасну.

«Общее Агентство Пилотов» предоставляет право найма войск любому желающему, пилот отработав контракт легко сменит заказчика, и сегодняшние враги, завтра вполне могут оказаться друзьями. Капсулёры честно отрабатывают деньги, разрывая посудины противника в хлам, но всегда дают возможность отстыковаться от гибнущего судна и не преследуют капсулы.

По этому поводу не существует каких-нибудь официальных указов или запретов. Это вошло в привычку пилотов как нечто само собой разумеющееся — некий неписанный закон братства. Знак солидарности членов касты «бессмертных».

Не то, чтобы спасательные «яйца» вообще никогда не сбивали. Но считалось, что уничтожить капсулу пилота это как нагадить где вздумается. И если это ещё уместно где-нибудь посреди лесной чащи, в связи с полным отсутствием туалетов, то на площади города миллионника вызовет, как минимум, недоуменные взгляды прохожих, а то и по шее можно получить.

Раньше Клим вообще воспринимал все эти рейды, бои, конфликты и войны, как компьютерную онлайн игрушку. Снесли турели? Поставь новые. Разрушили нано-броню? Нарасти другую. Уничтожили корабль? Купи ещё один.

Смерть? О смерти Клим никогда не задумывался. По статистике капсулёры гибнут крайне редко, и почти всегда случайно. Из-за неполадок систем или шального попадания, в следствии высокой плотности огня в эпицентре боя. Не даром одно из многочисленных прозвищ пилотов, которыми их наградили обыватели звучит как — «бессмертные».

И сейчас Клим с недоверием и возмущением наблюдал, как дроны методично расстреливают ложные сигнатуры, потихоньку подбираясь к настоящей капсуле. Их спокойное стремление обязательно уничтожить пилота никак не укладывалось в голове.

«Какого хрена?»

Впрочем над этим можно будет подумать и потом. Если оно ещё наступит — это потом.

Ворох противоракет достиг ближайшего преследователя, сработал массовый подрыв ЭМИ-зарядов, один из дронов отключился, и беспорядочно закувыркавшись, медленно по-дрейфовал к сектору искажений.

«Один есть. Осталось двое. Два противника — две мины в запасе. Ещё повоюем».

К сожалению, просто установить мины где придётся — не вариант. Велика вероятность, что дроны их засекут и обойдут стороной, а то и уничтожат. Стационарные мины хороши в большом количестве, когда их целое заградительное поле. Тогда да, через него не прорваться. Зацепишь зону срабатывания, в мине активируется хлопкОвый ускоритель, она быстро приблизится и бахнет направленным взрывом. Причём, зацепишь одну — а включатся все ближайшие. Никаких щитов не хватит.

В открытом же пространстве, две мины — это ничто. Легко уклониться. Клим планировал скрыться в одном из тоннелей, что изрыли сектор искажений, и установить мины за собой в качестве заслона. Но до искажений ещё нужно добраться. Пилот пересчитал «подставных» — осталось всего четыре.

Недорогие ложные цели не имеют своих ускорителей и летят по инерции. Потому Клим отключил ускоритель капсулы — движение с нарастающей скоростью сразу бы его выдало. В общем, пришлось прикинутся «тучкой».

«Я тучка, тучка, тучка. Я вовсе не медведь. А как приятно тучке по небу лететь…»

Вспыхнуло оранжевое предупреждение.

Внимание! Корабль под прицелом!

«Ой, Пятачок!»

Дроны расстреляли большинство «подставных» и очередь дошла до настоящей капсулы.

Резкое ускорение. Даже сквозь компенсаторы гравитации и защитный биогель, в котором «плавает» тело пилота, Клим почувствовал нарастающую тяжесть, молотом давящую на виски. Но мощности всё-равно не сбросил. Даже ещё добавил немного. Ровно до того момента, как сознание стало расплываться от навалившихся перегрузок.

Внимание! Недостаток мощности главного конденсатора.

Внимание! Кинетический щит аварийно отключен.

Быстрое ускорение не помогло уклониться от залпа дронов. Основную массу попаданий щит выдержал, но не всё. По броне пробарабанило несколько ударов.

Повреждение корпуса.

Внимание! Утечка биогеля.

Внимание! Повреждение регенеративного патрона.

Опасность! Плотность биогеля девяносто семь процентов от нормы (это уже кроваво красным цветом).

«Твою мать!»

Клим заложил крутой вираж, начав двигаться по спирали. Пусть теперь попробуют попасть, тупые железки. До бескрайней «жёлтой стены» осталось совсем немного.

Сектор искажений.

Изрытое кривыми разломами поле, закрывшее почти весь обзор — громадное, в несколько Солнечных систем, пространство перекрученное флуктуациями, непонятными даже для большинства учёных.

— Отклонения континуума, вызванные тепловым движением частиц и\или квантомеханическими эффектами, — любезно подсказала нейросеть.

Клим отмахнулся от сообщения и лихорадочно начал искать подходящий безопасный проход. Разнообразных тоннелей и «ущелий» в искажённом космосе хватало, но почти все: или быстро заканчивались тупиком, или слишком узки для капсулы, или…

«Пожалуй этот!»

Собственно, особого выбора то и нет. У Клима всего несколько мгновений пока дроны приблизятся на расстояние выстрела. Были бы они сейчас в открытом космосе и чёрта с два, преследователи смогли бы долго тягаться с ускорителем капсулы. У дронов довольно короткая зона действия. Но в том то и дело, что у Клима свобода манёвра отсутствует напрочь. Ещё в самом начале бегства нужно было или выходить из боя в сторону основных сил противника, а там нагло расстреливали все капсулы подряд, или прятаться в стене искажённого поля, полусферой накрывающего место схватки.

Клим выбрал второе, тут была хоть какая-то надежда на спасение. Сквозь плотный строй чужих крейсеров, он бы точно не проскользнул незамеченным. А эти ублюдки свободно убивали капсулёров!

Тоннель плавно сузился, сократив и без того минимальную возможность уклонится от следующего залпа. Нужно торопиться, чтобы дроны не застали его в этом беспомощном стоянии. Гладкие жёлтые стенки, окружившие капсулу, на самом деле не видимы для человеческого глаза — это бортовой искин любезно подкрашивает их с помощью графики дополненной реальности. Чтобы пилот мог хоть как-то ориентироваться. Узкий проход начал плавно выгибаться, всё чаще попадались резкие повороты. Сигнатуры преследователей пропали с радарной сетки. Вроде оторвался.

По скоростному пилотированию в сложных условиях у Клима твёрдое «отлично». Однако, он не расслаблялся ни на секунду. Преследователи потерялись в переплетениях тоннеля, но вряд ли отказались от погони. На одном из сложных виражей Клим «выбросил» первую мину. Та подождала пока хозяин покинет зону срабатывания и встала на боевой взвод, запустив слабый генератор маскировочного поля.

Искин отметил точку сброса, чтобы разминировать опасную штуку, если пилот надумает выбраться обратно.

«Когда» — поправил себя Клим. — «Не если, а когда надумает выбраться».

Ему, как и любому молодому человеку, не хотелось даже думать о возможной гибели. Он всегда был уверен, что несчастные случаи бывают только с другими людьми.

Излом тоннеля постоянно усложнялся. Наконец капсулёру стало настолько сложно не вляпаться в стенку, что он и помыслить не мог выставить вторую мину. Всё внимание поглотил пилотаж. Однако, скорости Клим так и не сбросил.

Вереницы поворотов мелькали перед восприятием, словно картинки калейдоскопа. Будь он сейчас в обычном ложементе и лоб бы покрылся испариной, застилающей глаза, а руки начали подрагивать и скользить по рукояткам.

Но капсула выгодно отличается от пилотского кресла. Центральная нервная система организма напрямую связана с управлением корабля — кабелями нейрошин. Тело пилота во многих местах проткнуто шунтами, передающими импульсы на уровне рефлексов. Ни один искин не способен сравниться с человеческой реакцией в скорости выбора наилучшего решения.

Пока «умные» мозги, на электронных чипах, кипят, по очереди перебирая тысячи возможных вариантов, «глупый» человек уже всё решил подсознательно и действует. Конечно же, нужно обладать определёнными навыками и талантом, которые есть далеко не у каждого, а потому опытные капсулёры всегда в цене.

Иногда обмен информационными пакетами настолько интенсивен, что в местах крепления шунтов к телу появляются кровоподтёки, с которыми даже биогель не справляется. Медики попытались решить эту проблему, но так и не разобравшись в её природе — махнули рукой. Причин для переживаний нет — синие пятна проходят сами собой в течении нескольких дней после выхода из капсулы.

Это вызвало единственное неудобство — некоторые злопыхатели стали называть капсулёров — «синяками». Не в лицо, конечно, а за глаза. В лицо страшно — можно запросто по нему получить.

«Пофиг» — подумал Клим, представив во что сейчас превращается его спина в области позвоночника, где находятся главные шунты. — «Пройдёт».

«Кстати, не пора бы притормозить, выставить последнюю мину и затаиться неподалёку? Вряд ли дроны пройдут так глубоко в искажения. Может они даже забросили преследование и возвращаются к хозяину».

Клим плавно снизил скорость, подыскивая наилучшее место для установки мины, но тоннель вдруг выпрямился, и капсула вынырнула в свободный от искажений космос. Впереди открылось огромное поле, края которого терялись за границей видимости маломощного сканера, встроенного в утлую скорлупку.

Пришлось активировать мину чуть ниже выхода, но это стало почти идеальным местом, так как её нельзя заметить из-за узости тоннеля. Клим врубил ускоритель на полную и поспешил прочь от «жёлтой стены», желая оставить между собой и преследователями как можно большее расстояние.

Через пару минут, когда капсула отошла довольно далеко, оставленная мина вспыхнула взрывом. Очередной дрон попал в подготовленную ловушку.

«Настырные сволочи».

Это может означать только одно — корабль-хозяин подошёл вплотную к сектору искажений с той стороны, и дроны получили возможность двигаться дальше не теряя связи.

«Что же они так упёрлись, преследуя и убивая каждого пилота?» — ответить себе Клим не успел.

Жёлтая стена, вокруг эпицентра взрыва мины, пошла рябью, сдвинулась, и закупорила проход.

«Ёлки-палки!»

Это была одновременно и плохая и хорошая новость. Хорошая — потому, что теперь преследователям не добраться до Клима. Плохая — потому, что теперь и ему самому не выйти.

Впрочем, сканер ещё не полностью исследовал прилегающее пространство и оставалась надежда, что стена искажений не сплошная, что скоро она просто закончится или в ней есть просветы. По мере движения эта надежда таяла. Жёлтая преграда полого изгибалась, постепенно показывая, что Клим возможно находится в закрытом эллипсе. Эллипс был настолько огромен, что в центре даже горела звезда — жёлтый карлик. По спектру схожий с земным Солнцем.

Опасность! Плотность биогеля девяносто шесть процентов от нормы.

Потеря всего одного процента за такое время означает, что утечки нет. Гель тратится на поддержание жизни пилота. Но поскольку регенеративный патрон разрушен, гель будет убывать и дальше.

«Чудно! Застрять посреди искажений и сдохнуть от недостатка геля. Просто идеально, сука».

Внимание! Обнаружена сигнатура.

Объект: корабль.

Класс: предположительно КАР.

Описание: отсутствует.

«Ваще зашибись» — окончательно расстроился парень.

Надо же, угодить из огня да в полымя. «КАР» — это класс кораблей способных таскать в себе суда поменьше. До десятка так называемых дрон-кораблей. Впрочем, количество зависит от пропускной способности информационного канала и прокачанности баз капсулёра КАРа. Каждый КАР — небольшая флотилия сам по себе. Неудивительно, что его поставили на охрану по эту сторону искажений. Каждый входящий в него дрон-корабль, конечно, не сравнится с настоящим пилотом, но капсуле Клима хватит и этих. Даже одного.

«А может не заметит? До сих пор же не заметил».

И это странно. Стоящий на вахте капсулёр должен был врубить сканеры на полную мощность, чтобы не упустить разбегающихся врагов, решивших рискнуть и просочится сквозь «жёлтую стену».

Клим дополнительно перевёл энергию конденсатора на маскировку и осторожно двинулся вдоль кромки искажений. КАР не подавал признаков жизни.

«Устаревшая модель что ли?»

В намерении потихоньку прокрасться мимо, очень скоро обнаружился серьёзный изъян — в какой-то момент предстояло пройти от КАРа на расстоянии, где даже слабый капсульный сканер считывал полную сигнатуру. Там Клима точно засекут, если в этом «гробу на колёсах», что так напоминает КАР, совсем уж не рухлядь на месте оборудования.

До точки уверенного приёма осталось совсем чуть-чуть. Клим обесточил ускоритель, чтобы создавать как можно меньше возмущений. Капсула вышла на прямую видимость.

Сигнатура обновлена: Объект: корабль. Класс: КАР.



Описание: семьдесят процентов совпадений с судами Федерации Лирт.

Состояние: Отключение системы управления. Активирован аварийный маяк.

Не шибко много данных обновилось и дело не только в слабом сканере капсулы — навыки работы со сканирующей аппаратурой у Клима тоже всего-то первого ранга. Как-то ранее не было особой нужды досконально распознавать неприятеля. Эту задачу выполняли другие капсулёры, входящие в эскадру рейда, и «раздавали» сведения новичкам. А когда Клим предпринимал одиночные операции, то угадывал от кого нужно срочно сматываться и по минимуму информации.

Вообще-то, аварийный маяк может быть запущен и специально, чтобы подманить возможного неприятеля. Затея, конечно, глупая — рассчитанная на недалёких идиотов, но мало ли? А может один из кораблей противника получил критические повреждения, вышел из боя и теперь ждёт подмоги? Это уже более логичный вариант, и, кстати, просто отличный.

«Почти царский подарок» — Клим мысленно потёр ладони. — «Стоит воспользоваться, так как терять всё-равно нечего».

Он снова добавил мощность в ускоритель и рванул к «раненному» КАРу. Нужно быстро состыковаться и попробовать перехватить управление, пока не подоспела подмога. В худшем случае — захватить один из кораблей-дронов.

И лишь секунд через десять до него вдруг дошло: «Федерация Лирт!». А ведь последнего лиртонца транклюкировали лет пятьдесят назад. Их федерация особо специализировалась на написании компьютерного кода и достигла таких высот, что шестьдесят процентов программного обеспечения Содружества было помечено надписью: «создано в Лирте». Это был своего рода знак качества.

Но постепенно лиртонцы обнаглели и даже умудрились встроить в главную финансовую систему банков «червя», который потихоньку «доил» капиталы граждан. Афера раскрылась, граждане возмутились, особенно те у кого счета красовались большим количеством нулей, и устроили всемирный скандал. Лиртонцы попытались замять дело: пообещали вернуть награбленное, но лавину уже было не остановить. От обиды многие богатеи проплатили заказы Агентству на уничтожение кораблей федерации, политики некоторых государств, вообще объявили войну, и федерацию начали, что называется, щимить где только можно. Впрочем, и где нельзя тоже.

За три года кровопролитной войны, некогда могучее государство было стёрто с политической карты. Несколько разрозненных мелких кланов и объединений полудиких лиртонцев, что ещё остались в Содружестве, даже теоретически не способны построить КАР. Выходит он висит тут уже лет пятьдесят, ещё с той войны.

И это означает следующее: не только спасение, но ещё и отличный трофей.

Только одно омрачало радость Клима. По мере приближения к аварийному кораблю, сканер продолжал строить на карте постепенно смыкающуюся «жёлтую стену». Пилот таки угодил в замкнутую сферу искажений, напоминающую «яйцо». Впрочем, если тут висит целый КАР, то выход обязательно должен быть. Как-то же эта громадина сюда попала. Вариант, что выход закупорило, как тот, через который он сам сюда проник Клим решил не рассматривать, чтобы не портить себе настроение.

Бортовые огни КАРа ярко пульсируют красным, вооружение закрыто портами, а приёмные шлюзы гостеприимно распахнуты. Все кроме одного. В веренице слотов для стыковки мелких судов, наподобие шаттлов и капсул, одна створка закупорена. Это ровным счётом ничего не значит. Возможно слот повреждён или в нём спасательный бот, но Клим уже решил пристыковаться рядом, чтобы наверняка убедиться в отсутствии опасности.

Сам корабль не очень походит на стандартный современный КАР. Слишком большое выпуклое «брюхо», слабые сопла ускорителей. Но кто его знает как лиртонцы строили пятьдесят лет назад. Может так было модно?

Капсула плавно погасила скорость и чётко скользнула в промаркированную зону швартовки. Щёлкнули захваты, подхватили яйцеобразный кораблик и зафиксировали в правильном положении.

Стыковка завершена.

Установлена связь с бортовыми системами.

В корабле обнаружены внутренние помещения для команды.

«Так вот почему такие странные обводы. Древняя лоханка под команду.» — понял Клим. — «Ну лучше, чем ничего. Жаль тут не отремонтировать капсулу автоматически, придётся выходить».

Внимание! Система регенерации повреждена. Стандартная процедура выхода невозможна.

«Аварийный выход» — скомандовал Клим, с жалостью припоминая сколько стоит полтора куба биогеля, а именно столько нужно для нормальной работы.

На учениях он уже пару раз проходил аварийную процедуру выхода, но в Академии Пилотов Агентства рядом всегда дежурили медики, готовые прийти на выручку. Теперь же придётся прочувствовать все «прелести» в одиночку.

Нейрошунты слаженно отстыковались и Клим осознал себя погруженным в клейкую густую массу. Накатило чувство беззащитности, он словно бы оказался голым посреди арктической пустыни. Что-то похожее он испытывал каждый раз, когда капсула покидала главный слот управления одного из кораблей. Только что ты был бронированным гигантом, способным сокрушать планеты, и вдруг стал крохотной мошкой, которая только и может, что жужжать у уха. При выходе из капсулы ощущения гаже в несколько раз.

Лобовая пластина брони открылась разделившись на две створки и зелёная масса биогеля выплеснулась. Пилот вылетел вместе с ней и проехался по скользкому полу. Дрожащими руками кое-как поднял себя на четвереньки и его несколько раз стошнило. Организм выбрасывал инородную жидкость.

Первым делом Клим вытер лицо от липкой гадости и огляделся. Перед глазами пляшут красные сполохи, на уши давит неприятная пульсация. Но он уже оклемался достаточно, чтобы трезво оценить обстановку.

Десяток приёмных слотов отделены друг от друга только короткими перегородками и выходят в общую шлюзовую камеру. Нужно поскорее определить, почему один из приёмников закрыт. Клим поднялся, прикоснулся к нужному месту во внутренней стенке капсулы — открылся кофр с НЗ. Схватив станер пилот заглянул в соседний отсек. В нём никого не оказалось, только такая же капсула стоит распахнув передние створки. Кто-то уже пристыковывался тут «по аварии».

Судя по засохшим разводам биогеля на полу, было это, как минимум, несколько часов назад. Это немного успокоило пилота и он вернулся к своей капсуле. Кто бы ни был предыдущим гостем КАРа, он или не справился с ситуацией или…

Клим ещё раз заглянул за перегородку. Так и есть — миеловая подсветка на ободе чужой капсулы потухла, а она способна светить без подзарядки несколько лет. Значит гость давно покинул корабль.

Окончательно расслабившись, Клим вынул из кофра с НЗ трубку портативного вибродуша и основательно почистился. Затем вдохнул из мед-ингалятора раствор удаляющий из лёгких остатки биогеля и натянул комбинезон из тонкой ткани. Оказавшись на теле хозяина комбинезон подогнал размер и вырастил на подошве обуви плотные подушечки, чтобы ногам было удобнее.

Органы чувств окончательно пришли в норму. Сполохи оказались красной аварийной подсветкой плавно меняющей яркость. А пульсация в ушах — противной сиреной тревоги — три коротких, три длинных, три коротких. Стандартная совокупность сигналов бедствия, разработанная ещё чёрт знает когда.

Повесив на пояс станер, пилот почувствовал себя почти в норме. И снова заглянул в отсек предыдущего гостя. Нужно осмотреть всё как следует.

Так-с. Капсула без видимых повреждений, впрочем, в некоторых капсулах наноброня способна самовосстанавливаться и они могли запросто «зарасти», пока пилот добирался до КАРа.

Клим внимательно исследовал внутреннюю гондолу в которой находилось тело капсулёра и нашёл три небольших отверстия в задней стенке. Похоже, предыдущему гостю основательно «поджарили задницу» и несколько осколков проникло сквозь слои защиты, ранив или убив пилота.

Судя по тому, что тела нет — пилоту либо кто-то оказал помощь, либо он выбрался сам. Биогель восстанавливает даже серьёзные ранения и пилот мог прибыть к кораблю уже здоровым.

«Чего же он тогда вышел „по аварии“? — задумался Клим. — Тоже повреждение системы регенерации, как у меня?»

Взгляд его упал на пятна размазанные по полу. Клим потёр по одному из них подошвой, но пятно прочно въелось в покрытие. Что-то не похоже на остатки биогеля. Тот высыхает в серую пыль и легко стирается. Чуть поодаль, пятна сливаются в длинный след, словно кто-то полз, оставляя за собой извилистую полосу. Она потянулась дальше скрываясь за изгибом переборки.

«Да это же засохшая кровь».

Предыдущий гость был серьёзно ранен, так, что даже не мог встать на ноги. Биогель почему-то не справился с повреждениями и пилоту пришлось ползти. И полз он, надо думать, в медотсек. Куда же ещё?

«Отлично. Не придётся долго искать» — решил Клим.

Он уже чувствовал подступающую к горлу тошноту — явный симптом аварийного выхода из капсулы. Частицы биогеля, оставшиеся в организме, начинают потихоньку разлагаться и вызывают отравление.

Клим заспешил по оставленному предшественником следу и скоро упёрся в настежь открытую створку шлюзовой камеры. Вопиющее нарушение техники безопасности. Все створки должны быть наглухо задраены, тем более во время тревоги.

На терминале управления, рядом со створкой, мигает зелёный восклицательный знак обведённый кружочком.

Открыт первичный доступ.

Клим неоднократно видел такие, когда покупал очередной корабль, только сошедший со стапелей Агентства. Бортовой искин запускается первый раз. Системы безопасности отключены. И новый владелец спокойно проходит процедуру идентификации, чтобы вступить в законные права. Позже он может добавить совладельцев или арендаторов, пассажиров или членов команды, но полный доступ к системам всегда будет принадлежать лишь ему.

Зелёный восклицательный знак на терминале означает — открытые «рут-права» на судно. Вторично этот режим активируется только если владелец надумал продать корабль кому-нибудь ещё.

«Тут проходила сделка по продаже КАРа? Но почему-то сорвалась на самом интересном месте?»

Когда активен первичный доступ все перегородки открываются, со всех систем снимается блокировка, чтобы желающий приобрести корабль смог оценить его состояние. Ведь в обычном режиме любые тестовые программы будут выдавать то, что запрограммировано ранее.

Ушлые деляги иногда подобным образом «впаривают» новичкам рухлядь. Хитро программируют бортовой искин и тот показывает, что судно в отличном состоянии. Клиент платит деньги и оказывается с «разбитым корытом» на руках. Честный продавец всегда открывает перед клиентом «рут-права».

Клим провёл рукой по плоскому монитору терминала. Появился список доступных операций. Открыто всё! Можно прямо отсюда управлять кораблём. Клим поспешил отключить раздражающую сирену и красное освещение. В коридорах установилась тишина, а пространство залил приятный для глаз мягкий свет.

— Слава яйцам.

Заодно он глянул кратчайший путь к медотсеку и поспешил туда, желудок уже начинал щериться позывами к рвоте.

Несколько узких коридоров, пара поворотов, следующая створка выкрашена белым, она тоже открыта. Клим не ошибся. Бурый след тянется именно в медотсек. Бедолага пилот, наверное потерял пару литров крови пока дополз до спасительной медкапсулы.

А вот, кстати, и он сам. Высохшее тело нелепо раскорячилось, зависнув между полом и белым ложем. В почти стерильных условиях корабля, ткани не разлагаются, а просто усыхают — труп сейчас напоминает голую мумию. Из поясницы торчит обломок нейрошунта.

«Так вот почему биогель не справился».

Он способен удалять из организма инородные тела, но нейрокабель состоит из специальных материалов и воспринимается как один из органов. Пока пилот был в капсуле, биогель поддерживал рану в надлежащем состоянии. Но стоило тому выйти, как сразу же открылось кровотечение.

Стойка медкапсулы обильно измазана бурыми пятнами. Пилот мужественно дополз к пункту назначения, но не смог забраться на медицинское ложе и умер рядом с ним. В шаге от спасения.

«Бедняга» — Клим по достоинству оценил упорство коллеги. Не каждый смог бы преодолеть такой путь с отказавшими ногами и истекая кровью.

А ведь на стенке под терминалом шлюза тоже были бурые кровавые разводы, словно кто-то пытался вскарабкаться по отвесному препятствию и потратил на это уйму сил и времени.

«Ах ты ёлки!» — осенило Клима.

Элементы головоломки окончательно сложились. Все терминалы, во множестве расположенные в разных частях корабля, находятся на высоте груди взрослого человека. Раненый пилот, приползший к выходу, просто не мог дотянуться до управления. Ему стоило неимоверных усилий — вскарабкаться по стене и открыть шлюзовую камеру. Поняв, что второй такой экзекуции не выдержит, владелец активировал «Открытый первичный доступ», чтобы не возится с остальными дверями и системами защиты. Ведь в таком корабле небось ещё и проверочные посты с турелями имеются.

«Да он гений».

Сам бы Клим ни за что не догадался использовать такой, вроде бы, очевидный способ быстро убрать с пути все препятствия. Жаль, что умнику не удалось выжить. С другой стороны, тогда бы Клим скоро болтался в вакууме куском замёрзшего мяса. Чья-то гибель подарила ему спасение.

«Что же, такова жизнь».

Клим улёгся в белоснежное ложе медкаспулы, вежливо обойдя труп на полу, чтобы не потревожить. Нужно будет похоронить его с причитающимися почестями. Поза ясно говорит, что этот парень боролся до последнего. Не скрючился где-то посреди дороги в позу зародыша, рыдая и жалея себя, а терпел боль и упрямо полз. Даже почти забрался в медкапсулу. Настоящий мужик.

Ну, а то, что он один из лиртонцев, которые подло облапошили кучу народу, так это вполне в духе нравов современного Содружества. В нём есть только один закон — сила. А доводы в большинстве переговоров заканчиваются где-то на раструбах стволов боевых турелей.


Глава 2


— Запустить диагностику, — медкапсула послушно активировалась на незнакомый голос. Это ещё раз подтвердило, что «рут-права» и в самом деле открыты.

Загудели встроенные сканеры. Установилась прямая связь с нейросетью пациента.

Беглая диагностика проведена.

Обнаружено: острое отравление продуктами распада плесени ри-тай.

Именно эта зелёная пакость — основа биогеля.

Состояние: средняя степень тяжести.

Рекомендации: введение сорбентов и постельный режим в течении трёх дней. При невозможности: инвазивная очистка. Внимание! Есть побочные эффекты.

Валяться целых три дня некогда. Вдруг преследователи тоже пробьются сквозь искажения.

— Начать очистку, — колпак медкапсулы медленно закрылся и на Клима навалилась приятная дрёма.

Когда он очнулся таймер показал, что прошло полтора часа, хотя по ощущениям всего секунда.

Очистка завершена.

Состояние: удовлетворительное.

Рекомендации: сканирование для составления полной М-карты.

Начать?

— Нет, — в другой раз, сейчас есть дела поважнее.

Неприятно ныла голова, а по телу разлилась лёгкая слабость — последствия скоростного лечения.

«Могло быть и хуже» — пожал плечами парень выбираясь из медкапсулы.

Он подошёл к терминалу медицинского отсека и вывел план корабля. Пришлось елозить по экрану пальцами. Терминал не реагировал на запросы нейросети. Во время открытого первичного доступа это запрещалось системой, во избежание удалённого взлома.

Чтобы стать полноправным владельцем КАРа нужно пройти идентификацию на мостике. Искомый быстро обнаружился на плане и Клим потопал туда. Вообще-то он давно отвык от всех этих коридоров, переходов и отсеков.

В кораблях управляемых капсулёрами нет свободного внутреннего пространства. Всё занято оборудованием, вооружением и надёжно запаковано в толстый слой наноброни, в самом защищённом месте которого располагается капсула пилота. Сугубые: функциональность, эргономичность и минимизация, подчинённые одной единственной цели — боевая эффективность. Отчасти поэтому суда капсулёров наголову превосходят корабли с командой.

Есть старый бородатый анекдот: Пришли красные и выгнали белых из леса. Затем пришли белые и выгнали красных. Красные собрались и снова выгнали белых. Потом пришёл лесник и выгнал всех: и белых, и красных, и, ничего не понимающих, зелёных. Так это про капсулёра. Где бы не появлялись боевые единицы ОАП, чаша весов быстро склоняется в их сторону.

Общее Агентство Пилотов прочно заняло позицию над бесконечными политическими сторонами Содружества, воюя исключительно за тех, кто способен хорошо заплатить. И плюёт на разные патриотичные призывы различных государств — поддержать правых или оказать помощь слабым. Свободные пилоты не служат никому, но работают на всех.



Это непривычно для коренного землянина, но Клим быстро свыкся с существующим положением вещей. В конце концов, в чужой монастырь со своим уставом не лезут.

Наконец подсказки нейросети привели его на мостик. В довольно скромное помещение всего с тремя креслами. Хотя обычно корабли такого класса комплектуются большим количеством экипажа.

На капитанском терминале, справа от ложемента пилота, оборудованном ещё и старыми рукоятками управления помимо нейросетевого порта, горит всё тот же зелёный восклицательный знак. Клим положил на него ладонь.

Пройти процедуру идентификации?

— Да, — кожу слегка защипало. Это сканер капитанского терминала взял образец ДНК.

Идентификация завершена. Статус идентификанта?

— Единоличный владелец, — отозвался парень, мимо воли сделав ударение на первом слове.

Должность?

— Капитан, — приятно снова обзавестись собственным кораблём, взамен уничтоженного эсминца, который, какая жалось, даже не был застрахован.

Клим ответил ещё на дюжину нудных вопросов, уселся в капитанское кресло и вывел на экран общую информацию.

Объект: Лиртонская передвижная верфь «Жук»

Специализация: Производство малых и средних кораблей.

Вот и ещё одна причина почему обводы судна показались такими странными, а на мостике всего три кресла — это не боевой корабль, а передвижная верфь. Непонятно только, куда подевались остальные члены экипажа. В команде должно состоять под сотню инженеров и техников.

Клим глянул список чертежей в базе и присвистнул.

— Ого-го.

Почти все типы оборудования военного образца, даже капсульные есть. Значит верфь принадлежала непосредственно федерации, а не частным лицам. Чертежи, конечно, старые — пятидесятилетней давности, но на тот момент это были самые передовые технологии Лирта. Не могли же лиртонцы прекрасно «шарить» в программном коде, но «клепать» отстойные корабли. В конце концов, Лирт «всем миром» побеждали аж целых три года.

К сожалению, оценить качество представленной продукции Клим не в состоянии. Он ведь не техник, а пилот. Общие же характеристики, которые легко расшифровывались его минимальной технологической базой знаний, вполне соответствовали среднему показателю по Содружеству.

Впрочем, Клим был несказанно рад и этому. Завладеть таким призом, просто громадное достижение для выходца из дикого мира, которым считается Земля. Можно смело продать «Жука» Агентству и обеспечить себя до конца дней. Будет у него не только новый эсминец, а даже целый линейный крейсер, а то и дредноут.

— Два! — растянул улыбку Клим.

Бортовой искин, наконец, окончательно загрузился и разрешил доступ ко всем системам судна по нейросети. Климу сразу же захотелось заглянуть в святая святых любой верфи — в отсек проектировки. Он не спеша побрёл туда, по дороге активируя необходимые протоколы и раздавая приказы: Поднять температуру в жилых отсеках, а то что-то прохладновато. Запустить корабельную кухню, а то уже урчит желудок. Включить дроидов уборщиков и ремонтников, мало ли чего тут поломалось за пятьдесят лет простоя.

На пороге отсека проектировки парень нерешительно замер, рефлекторно потянувшись к станеру на поясе — два десятка тел замерли в разных частях помещения. Кто склонился над терминалом, кто растянулся посреди прохода, кто скрючился в кресле. На многих комбинезонах виднеются рваные дыры, всё заляпано бурыми, давно засохшими пятнами. Некоторые панели разбиты, а терминалы повреждены. Даже обзорное окно из матстекла, которое выходит на громадный сборочный ангар, и то треснуло.

У входа, прямо на полу, валяется причина всех этих бедствий — штурмовая винтовка. Кто-то неизвестный хладнокровно расстрелял кучу народа и бросил оружие с опустевшим магазином. Впрочем, отчего же «неизвестный»? Очень даже известный — тот самый мужик, труп которого скрючился в медотсеке. Больше некому. Он оказался не только упорным борцом, но ещё и жестоким убийцей.

Видимо, убедившись, что Федерация Лирт на пороге краха, он не растерялся и решил прибрать к рукам казённое имущество. А чтобы не делиться — устроил бойню. Это тоже вполне сочетается с порядками, царящими в Содружестве.

Хочешь что-то взять? — Возьми, если сможешь. И не важно кто стоит за трофеем — громадная корпорация, чей флот превосходит боевой мощью союз нескольких сверхдержав или крохотная империя, зона влияния которой ограничена одним континентом на забытой планете. Хилые одиночки тут не выживают и никто не будет плакать из-за нерадивого союзника. Хотя, если поймают на горячем — голову оторвут — союзник всё-таки. В Содружестве нужно либо быть волком, либо присоединится к отаре, если ты овца. А любой пилот по натуре волк, хотя большинство и сбилось в стаю под грозной аббревиатурой ОАП.

Поэтому куча трупов особого впечатления на Клима не произвела. Зато заинтересовал шкаф вмонтированный в боковую стену. На нём красовался замысловатый значок в виде перечёркнутой буквы «Х» и две считывающих панели, они располагались по разным сторонам шкафа, чтобы открыть его могли только двое, одновременно пройдя идентификацию. Такие меры безопасности наводят на мысль, что в шкафу хранится что-то ценное.

Доступ единоличного владельца позволил Климу открыть створки шкафа просто прикоснувшись к одной единственной панели. В нём оказалось всего три полки. Верхняя пуста, на средней небольшая плоская коробочка, размером с кредитку, а нижняя просто забита такими же коробочками. И на каждой красивым стилизованным шрифтом выведено: ПЛЕКС.

Подрагивающей рукой Клим взял один из контейнеров и перевернув, глянул на шкалу с обратной стороны.

Наполнение: ноль процентов.

Клим взял следующий коробочек: ноль процентов. Ноль, ноль, ноль. Все контейнеры на нижней полке оказались пусты. Он схватил единственный плекс, что лежал на средней. Наполнение: пять процентов. Не пустой, но уже изрядно пользованный.

По логике вещей на самом верху когда-то лежали полные, но теперь там ничего нет. Мда… Поиздержалась Федерация Лирт за три года войны на выживание. Скорее всего верфь потому и спрятали в искажениях, что запасы плекса почти кончились. А Клим-то уже было представил небольшую империю имени себя любимого, где он царь и бог.

Обломчикус, господин Клим. Пять процентов плекса это ваш потолок. Впрочем, с ними тоже можно распечатать корабль, может даже хватит на линейный крейсер, если не сильно шиковать и ограничится установкой дешёвых модулей.

— А счастье было так возможно, — разочарованно протянул пилот, приложил плекс к груди и комбинезон тот-час отрастил в нужном месте кармашек, скрыв дорогую находку. — И так возможно, и вот так.

На пороге отсека уже замер дроид-убощик. Он воспринимает трупы как живых членов экипажа и не спешит приступать к обязанностям в комнате полной людей. Что же тут не прибрался бывший хозяин? Наворотил дел, а убрать забыл. Не было времени? Клим отдал уборщику указание по нейросети утилизировать тела и побрёл в столовую, желудок уже нагло скрёб когтями по рёбрам.

Разместившись за столиком офицерской столовой и медленно пережевывая пищу, Клим задумчиво выложил перед собой плекс.

— Поле-лучевая енерго-комплекстная субстанция, — вывела было нейросеть окно подсказки над контейнером, но Клим раздражённо закрыл его.

В бытность свою кадетом Академии, он с искренним упрямством попытался разобраться, что же на самом деле представляет из себя плекс. Поле? Лучи? Волны? Материю? Или всё это разом? Даже расщедрился на вторые базы по физике. Но не понял ровным счётом ничего, лишь общие идеи, доступные обывателю и так, бесплатно: плекс — жутко дорогая «хрень» из которой производят всё, что угодно. Имея нужные чертежи, само собой.

Можно годами рыскать по вселенной перерабатывая горы астероидной породы, выделяя руды с подходящими свойствами для создания сложных устройств. А можно вставить в приёмник синтезатора вот такую маленькую коробочку и запросто распечатать оборудование любой конфигурации.

Плекс не имеет массы и чёткого объёма, зато у него есть непонятное «наполнение» и очевидная цена, колеблющаяся в районе миллиарда кредитов. В конечном итоге при использовании плекса производство кораблей удешевляется, ведь не нужно тратить время на добычу и переработку. Это превратило плекс в своего рода «золото», дополнительную валюту, которая стала довольно популярной в Содружестве. А заводы по уплотнению материи в плексы быстро стали самыми охраняемыми объектами корпораций и государств. И ежедневно требовали огромного количества руды для своей работы.

В общем, Клим в одночасье разбогател приблизительно на пятьдесят миллионов. Целое состояние для какого-нибудь забитого чиновника, но не такие уж большие деньги для человека из касты бессмертных.

Самый дешёвый линейный крейсер, чистый — без сопутствующего оборудования и вооружения, стоит около тридцати миллионов. И ведь крейсера чуть ли не расходный материал во время больших столкновений. Некоторые успешные капсулёры меняют их, словно перчатки, по два раза в неделю.

А Клим уже не представлял себя вне ОАП. Его манили просторы космоса, власть и сила, что дают мощные корабли. Хотелось свершений и подвигов. Эпичных битв.

Осесть на дикой планете, построить дворец и завести гарем? Нет-нет. Лучше уж носится между системами на дешёвом почтовом корвете, в окружении холодного света звёзд, и жить вечно.

Погружённое в биогель тело не только восстанавливается, но и медленно регенерирует. За год безвылазного сидения в плесени ри-тай можно помолодеть месяца на два. Не очень эффективный показатель, но для капсулёров, большую часть жизни проводящих в капсулах — это стало ещё одной причиной называться бессмертными. Они практически не старели.

Воспоминание о пустых контейнерах плекса расстроило пилота.

— Ладно, — жёстко взмахнул он рукой. — Чего ты разнылся? Сутки назад всё твоё имущество составлял не застрахованный эсминец за три ляма. А теперь тебе мало пятьдесят?

После этой тирады смурное настроение немного посветлело и он вспомнил, что ещё не изучил бортовой журнал. Стоит выяснить каким именно способом «Жук» попал в закрытую искажениями зону. Благо это уже можно сделать по сети, а не топать в рубку снова.

Оказалось, что ларчик открывается просто: В определённом месте искажений, стенка совсем тонкая и достаточно пары взрывов чтобы её ненадолго раздвинуть. Правда разлом появляется небольшой и снова зарастает в течении получаса. Сам «Жук» в него не влезет. Для вывода верфи понадобится слаженный залп пятёрки крейсеров или мощная бомба, собственно, так его сюда и запрятали — с помощью залпа эскорта. Эскорт полетел воевать дальше, а «Жук» остался.

— Блин! — вздохнул пилот.

С идеей быстро и дорого продать технологии «Жука» Агентству, придётся повременить. Ведь если он просто укажет координаты верфи, то цену придётся снизить, да ещё и облапошить могут. Маловероятный сценарий, конечно, ОАП предпочитает не обманывать своих пилотов, но в стаю всегда может затесаться одинокий волк. Услыхав о сделке кто-нибудь захочет устроить каверзу и перехватить заманчивый приз. Так что рисковать не стоит.

Да и гнать такую громадину в одиночку, без солидного конвоя, да ещё и используя нейросетевое управление — это всё-равно, что попросту подарить пиратам.

Остаётся только распечатать себе кораблик поскромнее, собрать команду надёжных парней.

«С которыми, опять же, придётся делиться» — кисло подумал Клим.

Нет уж, пусть эта чёртова верфь остаётся пока там, где стоит. Даже простая возможность построить себе новый корабль без накрутки посредников уже ценность. В будущем «Жук» пригодиться самому. Не вечно же Клим будет в задних рядах.

Значит нужен корабль — на котором можно качественно, а главное быстро подняться. Мысли о крейсере Клим отмёл сразу.

Во-первых: необходимый навык пилотирования «залит» всего на двадцать процентов, а это одно из главных требований. Управление судами через капсулу не такой уж простой процесс и требует долгого обучения.

Даже землянин, долго водивший легковой автомобиль, пересев за баранку большого тягача, вряд ли доедет до пункта назначения. Мало того, что тягач в разы массивнее, в нём коробка передач на шестнадцать положений — попробуй разберись. А ведь космический корабль далеко не тягач. Даже разница между фрегатом и корветом, как между велосипедом и гоночным болидом.

Для обучения используются базы знаний, предварительно загруженные в нейросеть. Их информация постепенно переносится в мозг, образуя новые синапсы. В фоновом режиме, без вспомогательных методов, эта довольно медленная процедура. Сравнительно медленная, конечно, если учить самому, используя учебники и тетрадки, то вообще сто лет понадобится.

Во-вторых: распечатать полностью укомплектованный крейсер имея всего пять процентов плекса попросту невозможно. В лучшем случае выйдет полупустая болванка, на которой только вейсов гонять.

Остаются: старые добрые эсминцы, навыки на которые по большей части изучены. Нужно лишь выбрать что-то достаточно многофункциональное, чтобы подрабатывать понемногу, но везде.

Клим углубился в список имеющихся чертежей и скоро голова пошла кругом. Не то, чтобы выбор был через-чур велик. Просто обычно пилоты подбирают корабль под конкретную задачу. В идеале: под каждый отдельный рейд. Существует масса специализаций и направлений, всё сложно и запутанно. Судно отвечающее сразу многим требованиям — по факту будет бесполезно везде. Следует определиться с зоной использования.

О добыче руды Клим даже не подумал — не его это дело неделями долбить астероиды. Перевозка грузов — надоела ещё в первые пару лет, когда он гонял почтовый корвет, чтобы заработать на нормальный корабль. Война фракций — найм в состав временной эскадры, для ведения боевых действий за вознаграждение. Именно благодаря последнему, он сейчас и сидит в «Жуке», пару раз чуть не сдохнув по дороге.

Уже пятая по счёту «лёгкая прогулка» с отшибанием голов отсталым корпам обернулась западнёй с превосходящими силами противника и массовым убийством капсулёров.

— Кстати, да!

Зачем враги всё-таки так настырно долбили все капсулы подряд? Ну не ради развлечения — это точно. Какие-то отморозки, ненавидящие всех капсулёров без исключения? Да ну — бред. Разве что они искали кого-то конкретного, ради кого, собственно, и затеяли всю игру?

— А вот это мысль! — Климу сразу же вспомнился молодой князь Всеволод с которым он познакомился перед последней битвой.

* * *

Поскольку агенты ОАП давно рыщут по вселенной в поисках подходящих кандидатов, то неудивительно, что их мелкое представительство появилось и на Земле. Это не афишируется, чтобы избежать паники или культурного и технологического шока. Да Агентству и не интересна отсталая планета в целом, они ищут отдельных индивидов с нужным коэффициентом интеллекта и зачатками ПСИ-способностей. Таких мало, но лишь они и годятся в капсулёры.

Одиночки в Содружестве не выживают, и это заставляет разумных объединяться в различные кланы, общины, корпорации, империи, царства и прочее, прочее, прочее. Ограничивается весь этот «цветник» только воображением существ, напридумывавших уйму форм правлений, взаимодействий и разделений по каким-нибудь, зачастую идиотским, признакам.

В Содружестве множество выходцев с планеты Земля. Некоторые сотрудничают между собой, создавая свои собственные объединения. Одним из них стал клан «Славяне», с базой на планете «Слава». Кто в него входит не трудно догадаться из названия.

Содружество проверяло этих парней на крепость неоднократно, как и любое другое новое сообщество, которые «рождаются» и «умирают» в нём ежеминутно. С кем сокланам только не пришлось повоевать. Все более крупные соседи, всегда хотят подмять новичков. Однако «Славяне» ни под кого «ложиться» не пожелали и рьяно отстаивали независимость. Несколько раз клан был серьёзно бит, но как водится — не сдавался, каждый раз возрождаясь из пепла, словно мифическая птица Феникс.

Климу приходило приглашение вступит в его ряды, но он скептически отнёсся к союзу, в котором власть передаётся по наследству. Все эти короли, графы и прочие дворяне вызывали недоумение. То-ли дело пилотский рейтинг, практиковавшийся в ОАП, и меняющийся в зависимости от успехов пилота.

Что-то в этом духе он и ляпнул при князе на приёме устроенном в честь будущей маленькой войнушки. Устраиваются такие приёмы редко, а Клим вообще старался не посещать подобные мероприятия, но иногда нужно выбираться из капсулы, чтобы не поехала крыша.

Вот и выбрался на свою голову. Как обычно — сразу ляпнул, а потом уже подумал и пожалел:

«Это же работодатель, твою мать! Сейчас обидится и не подтвердит контракт из-за глупых политических разногласий».

Но Всеволод, от колючего взгляда которого хотелось встать «смирно», вопреки ожиданиям, повёл себя совершенно иначе. Не устроил визгливый скандал, а вполне спокойно заметил:

— Кровь не водица. Вряд ли достойный, храбрый и честный человек воспитает своего сына подонком. Как и маловероятно, что тупое, ограниченное быдло родит интеллектуала. Исключения, конечно, случаются, но в нашем клане, — он сказал не «в моём», хотя был тут вроде короля со всеми вытекающими, а именно в «нашем». Парень не выпендривался, показывая превосходство, а отстаивал точку зрения. Это понравилось Климу. — В нашем клане каждый имеет шанс занять подобающее место. Нерадивый будет разжалован, умелый заслужит положение и передаст его потомкам. Вечных парий, как и вечных неприкасаемых, нет.

— И что же? — скептически отозвался Клим и кивнул в сторону первого советника, кажется графа, а то и герцога, с важным видом бороздящего праздничный зал. Пузатый зазнайка вызывал желание дать в морду. Он уже «достал» большую часть приглашённых пилотов скользкими намёками насколько он крут и велик. А так же завуалированным предложением пообщаться после приёма тат-а-тет. — Даже если очень большая шишка оступится, его сделают лакеем?

— Даже меня выпрут из кресла, если я начну тупить, — запросто улыбнулся князь. — А на счёт дяди Казимира ты зря. Он очень умный политик, хоть и производит не очень хорошее впечатление по началу.

Так первый советник ему дядя, значит точно герцог. Впрочем, Клим не очень разбирался во всей этой трахомудии с титулами, а потому плюнул. Его заинтересовало другое, князь сказал: «Кресло». Не трон, не престол — кресло. Молодой правитель относится к своему положению, как к ответственной должности, а не святому праву полученному от рождения.

«Интересный парень. Ещё и капсулёр. Отучился в Академии Пилотов ОАП как и я» — подумал Клим, но обещать куда-либо вступать не спешил. — «Может позже задумаюсь».

Он только собрал свой первый эсминец и быть пешкой в игре больших дядек не желал.

А на следующий день произошло то, что произошло. Простая операция по отгону мелкой шушеры от скопления астероидов, чтобы «Славяне» могли безопасно разрабатывать руду не подвергаясь нападкам охотников, внезапно вылилась в ловушку. Мелкая шушера оказалась организованной армадой капсулёров, которые вряд ли бы собрались для защиты беспонтовго рудника на отшибе. Кто-то нанял их именно для разгрома «Славян».

Нет, не «Славян». Армия клана была представлена всего десятком кораблей, одним из которых, кстати, управлял князь Всеволод. В первые же минуты боя, больше всего досталось именно его крейсеру, слаженный залп почти распылил его, но Всеволод умудрился уйти на капсуле и затеряться среди уцелевших. Противник зажал у искажений остальных наёмников ОАП, а потом начал расстреливать все капсулы подряд. Сто процентов выискивая именно князя.

Даже ясно кто заказчик — дядюшка Казимир. Только ему выгодна смерть Всеволода, поскольку первый советник теперь ещё и следующий претендент на престол.

«Вот сволочь».

Тут Клим припомнил его попытки по тихому переговорить с членами наёмной эскадры. На следующий день пятеро «переговоривших» не явились на сборы у орбиты Славы. Вряд ли их подло убили, скорее всего пилоты всё-таки приняли участие в рейде, но на стороне противника. Это разрешается если контракт ещё не подтверждён, а подтверждали его уже на самих сборах. И на этом непонятном моменте заблаговременно настоял именно Казимир.

«Действительно умный политик» — запоздало согласился с князем Клим. — «Вернее хитрый».

Чтобы подтвердить эту теорию достаточно заявится в филиал Агентства и запросить списки найма. Одного из возможных перебежчиков Клим отлично знает — это Мерин, вместе учились в академии. Сволочной и подленький. А вот имечко себе подобрал вызывающее. Предъявить ему нечего, Мерин действовал в рамках регламента, он не обязан разглашать условия своего нового контракта, но учитывая обстоятельства, а именно — опасность для жизни коллег, мог бы и намекнуть, тем более однокашнику.

Лицо ему бить глупо, а вот кораблик «разобрать», захватить капсулу и пообщаться по душам — это можно. Это правилами не запрещено, если знать нужные места, свободные от надзора и запретов. Клим знал.

* * *

Вселенная бесконечна. Галактики огромны. Звёзды бесчисленны.

В космосе зародилось немало форм разумной жизни. И какое-то её количество предпочитает держаться вместе. Не только ради общения, а и потому, что богатства и знания легче отнять у соседей, чем создавать самим. По крайней мере, Содружество производит именно такое впечатление, на первый взгляд. Кстати, Клим очень удивился в своё время, но большинство входящих в Содружество разумных — гуманоиды.

Но есть и «другие». Не просто непохожие на людей, а полностью чуждые. С ними нельзя заключить мир или союз, нельзя принять общие законы, нельзя договориться. Не всегда удаётся даже установить контакт. Как нельзя уговорить снежную лавину немножечко обождать пока ты уберёшься с её пути. «Они» или не понимают, или не хотят понять, или «им» просто всё-равно. Да и без толку уговаривать гусениц не жрать твой любимый куст смородины — проще взять банку диклофоса и отравить сволочей.

«Они» бывают разными: СуперИскин созданный древними, который вдруг осознал себя личностью и внезапно решил стать императором всея вселенной. Раса ПСИ-одарённых червей, воспринимающая человечество как опасный вирус. Рой инсектоидов умеющих только воевать и пожирать планеты.

И ведут «они» себя по разному: Кто-то строит неприступные вереницы крепостей, захватывая целые рукава галактик. Кто-то перемещается на корабле-матке, устраивая «судные дни» в самых неожиданных местах. Кто-то подстерегает и выхватывает из варпа одиноких путников, действуя малыми эскадрами.

Всех «Их» объединяет одно — неугомонное желание уничтожать других. Бездумно, яростно, без объяснений. Таким присвоили общее название — УРТ. Условно Разумные Твари. Впрочем, недавно, с лёгкой руки землян, к «ним» приклеилось ещё одно прозвище — НПС (НеПиСи. Персонаж управляемый не игроком). За схожесть поведения с компьютерными персонажами игр — те тоже отрабатывают узкую роль, не особенно озабочиваясь логичностью.

Помимо того, что УРТы опасны и необоснованно враждебны, от них есть и некая польза:

Во-первых: засранцы заставляют людей держаться вместе и организовывать альянсы, чтобы не стать лёгкой добычей армад того же СуперИскина. И это хорошо, иначе Содружество уже давно сожрало бы само себя в бесчисленных вонах за влияние.

Во-вторых: «они» бесконечная кладезь ценных трофеев: Новые технологии, полезные артефакты, ценные ресурсы. Например инсекты вырабатывают газ, который учёные так и не научились производить, зато быстро поняли как его выгодно использовать.

Ежедневно, в разных частях Содружества формируются большие флоты и отправляются в рейды на территорию какого-нибудь УРТ. Чтобы отогнать особо наседающих уродов или просто подзаработать.

Сотни начинающих пилотов идут следом, отдельно от рейда, и после боя подбирают «объедки», а «взрослые» смотрят на это дело сквозь пальцы — они тоже когда-то были молодыми и бедными.

* * *

Мерин неоднократно хвастался где собирает остатки лута после больших побоищ, то, что не приглянулось основным участникам битвы. Его можно там запросто подловить. Места опасные и никто не заметит пропажи одного из новичков.

Осталось лишь подобрать достаточно быстрый корабль и правильно скомпоновать оборудование, в которое обязательно должны входить варп-глушитель и стазис-сеть. Первый не даст противнику улизнуть в варп, второй затормозит маневровые двигатели. Правда такое оборудование жрёт уйму энергии, и на пушки почти не останется. Чем же тогда «разбирать» неприятеля? Хорошо бы взять напарника с хорошим вооружением.

С другой стороны, если подобраться достаточно близко и атаковать неожиданно, хватит и корабля со средним вооружением. Особенно если он буден превосходить фрегат Мерина по всем остальным статьям.

Взгляд Клима упал на многорежимный эсминец «Зуум» — то, что нужно. Корабль способен сменять несколько режимов, увеличивая скорость, дальнобойность или защиту, в зависимости от текущих нужд. Это сказывается на общей мощности, но учитывая, что стоит он почти тридцать миллионов — все модули такого качества, что корабль даст фору иному крейсеру. Заодно останется достаточно плекса на распечатку нужного оборудования.

* * *

Современные кристаллические решётки наноброни и энергетические щиты выдерживают титанические нагрузки, чтобы их разрушить нужны соответствующие наступательные средства. Теоретически можно спроектировать судно с сотней слотов для оружия, но «жрать» оно будет столько, что никакой конденсатор не потянет. Ставить же маломощное вооружение — не вариант. Понадобится несколько часов, чтобы просадить вражеские щиты. Предпочтение обычно отдаётся нескольким сверхмощным турелям, что сольют врага за несколько залпов. Иначе нападать просто нет смысла.

Лишь громадные линкоры и необъятные дредноуты могут похвастаться десятками слотов для установки оружия. У эсминца цифра скромнее, а ведь нужно ещё и дополнительное оборудование впихнуть.

Поскольку не существует какого-то одного «правильного» набора модулей — пилоты проводят бесчисленные часы компонуя оборудование. Это часть работы капсулёра.

* * *

Клим, как и всегда, очень тщательно отнёсся к поставленной задаче. Эсминец должен не только захватить и «разобрать» лоханку Мерена — это всего лишь разовая акция. Но ещё и пригодиться впоследствии как основной корабль.

Почти сутки парень подбирал варианты, разрабатывал схемы и лишь сто раз всё взвесив и перепроверив отправился в отсек проектировки.

Схемы загружены, контейнер плекса занял место в приёмнике, приказы отданы. За чуть треснувшим обзорным матстеклом, выходящим в сборочный зал, загорелись первые вспышки. Манипуляторы верфи сдвинулись с мест, материализуя остов будущего корабля.

«Зуум» чем-то похож на другую линейку многорежимных эсминцев — «Фаравекс», корпорации Арк. Клим изучал их ещё в академии — старые, но ещё далеко не устаревшие модели. Те же: мощный «торс», выпуклая «голова», оружейные порты по периметру «лица». Похоже, лиртонцы, не мудрствуя, просто передрали чужой проект. Но надо признать, получилось у них великолепно. Ребята отобрали самые лучшие технологические решения, скомпоновав их в «почти идеал».

«Ну жди Мерин. Не дай боже, тебе оказаться там где я думаю живым и здоровым, да ещё и с целёхоньким кораблём» — всё же Клим отдавал себе отчёт, что может ошибаться и все его подозрения блажь.


Глава 3


Вернувшись в медицинский отсек Клим осторожно уложил усохшее тело в медкапсулу и отдал распоряжение на посмертное сканирование. Уже через пять минут на нейросеть пришёл отчёт:

— Смерть наступила в следствии критической потери крови. Рана вызвана инородным предметом застрявшим между грудным и поясничным отделом позвоночника.

— Организм отравлен продуктами разложения плесени ри-тай.

— Обнаружено недавнее, частично излеченное, повреждение головного мозга. Задета зона установки нейросети. Разрушен узел связи.

Вот и ещё одна разгадка непонятного поведения, которую Клим списывал, на неполадки или программное ограничение — мужик не стал открывать шлюзовую перегородку дистанционно, как обычно и делается, так как его нейросеть была повреждена и потеряла связь. Колония нанороботов, входящая в комплект сети, чинит подобное в течении нескольких часов. Но у мужика их не было. Он умирал.

— Силён, бродяга.

Отравленный, истекающий кровью, с пробитой башкой, без ног и без связи — его будто постигла кармическая месть, за убитых соплеменников. И всё же он умудрился добраться до медицинского отсека. Правда ему это так и не помогло — помер. Карма, она такая карма.

Усопший хоть и был ещё тем упырком, положив десятки «своих», но определённую долю уважения всё же вызывал. Клим решил не отказываться от первоначального намерения, а всё-таки похоронить капсулёра как подобает, и вызвал ремонтного дроида.

Медкапсула запаковала труп в прочный белый саван, Клим погрузил его на платформу дроида и последовал за ремонтником в шлюзовой отсек. Там саван перекочевал в повреждённую капсулу, а дроид захлопнул и заварил аварийные створки лобовой брони.

Негромкий шлепок и капсула с лиртонцем отправилась в последний полёт — к звезде сияющей в окружении флуктуационных искажений. Путь не близкий, возможно, пройдёт не одна сотня лет пока округлая скорлупка достигнет короны жёлтого карлика, где и сгорит.

Клим переключил ближайший терминал на наружный обзор и несколько минут молча наблюдал как блестящая искра исчезает во тьме.

— А вот я собираюсь жить вечно, приятель, — чуть улыбнулся Клим. — Пока получается.

* * *

Понадобилась неделя чтобы распечатать «Зуум». Всё-таки верфь маломощная, это не те громадины, что использует ОАП.

Дополнительно Клим расщедрился на улучшенную капсулу, решив больше не рассчитывать на привычную снисходительность братьев капсулёров. Даже оборудовал её лёгкой гибридной турелью, способной сбивать ракеты.

На все задумки плекса не хватило. Кое-что пришлось оставить до лучших времён. Впрочем, получившийся комплект оборудования наголову превосходил всё, что имелось в распоряжении Клима раньше. Жаль нельзя установить все модули одновременно — в «Зууме» не так много средних и малых слотов. Перед каждой операцией нужно будет менять набор на оптимальный, а в открытом космосе этого не сделать. Варп-глушитель и стазис-сеть, необходимые для ловли Мерина, отправились в трюм эсминца, дожидаться своего часа.

За время пока «Жук» распечатывал эсминец, Клим облазил верфь снизу доверху. Самое интересное, естественно, обнаружилось в капитанской каюте, вернее целой шестикомнатной квартире. Первым попался на глаза браслет с набором утилит взлома, с гордой надписью: «Создано в Лирте». Банковскую систему таким, конечно, не взломаешь, а вот электронный дверной замок получится. Что-то вроде универсальной отмычки. Всё-таки лиртонцы умели писать код, даже сейчас их программное обеспечение пользуется небольшим спросом.

Браслет легко защёлкнулся на запястье и сменил окрас под цвет кожи нового хозяина, став почти незаметным.

Ещё нашлись неплохой набор кристаллов с базами и бронированный костюм штурмовика, в комплекте которого отсутствовала винтовка.

На последний Клим глянул с лёгкой ухмылкой, припомнив забавную неприятность, случившуюся с ним когда-то. В бытность свою кадетом, он считал, что сможет всё. Рулить кораблями, создавать технологии, строить суда, бить лица плохим парням.

Но обыденная действительность быстро расставила всё по местам. Нельзя быть докой во всём. Это доказал ему один из сосунков, только начавший проходить обучение в пехотной школе, первокурсник.

Они встретились в одном из баров, на Альфа-шесть сектора Крест. На станции где ОАП сосредоточил учреждения по обучению персонала.

Небольшое недоразумение, Клим уже не помнил из-за чего оно случилось. Слово за слово. Оскорбление на оскорбление. И вот парни уже выставили кулаки. Пехотинец замахнулся первым. Клим заметил замах, классифицировал угрозу, просчитал траекторию, и сделал то, что сделал бы на его месте любой умелый пилот — защитился. Нет, не увернулся, не выставил блок, а рефлекторно «напряг» зону мозга отвечающую за распределение мощности щитов.

К чести кадета Пилотской Академии, нужно признать, что когда его голова «бздынькнула» о плиту пола, капсулёр ни на миг не утратил концентрации, продолжая настырно наращивать защиту — когда пилоту плохо, вернее особенно в тот момент когда ему плохо — щиты должны быть включены на максимум. Это непреложный закон боя.

Мешком валяясь на полу и осознав как лоханулся, Клим начал посмеиваться, чем вызвал немалое удивление оппонента. К счастью пинать лежачего тот не стал, и позже они даже познакомились, ну и как водится после некоторых драк, подружились.

Чирик оказался неплохим парнем и даже затащил Клима в тренировочный зал, где наглядно продемонстрировал чему обучают будущих штурмовиков. Именно тогда Клим окончательно осознал, что каждый должен заниматься своим делом. Пилоты — уничтожать корабли противника, а пехотинцы — подавлять живую силу. Универсалов не существует.

Тот же многорежимный «Зуум» может перестроиться в снайпера или увеличить скорость и маневренность, раздвинув рамки ускорителей. Но даже в этих режимах он не сравнится с заточенным под чистую скорость фрегатом или бить дальше специализированного торпедника.

Климу понравился костюм, но наряжаться в него он и не подумал — достаточно станера на поясе. И даже им лучше не пользоваться, а сосредоточится на том, что действительно умеешь лучше всего.



Приготовления закончены, модули установлены, запасное оборудование загружено в трюм. Плекс показывает ноль процентов наполнения. Теоретические пятьдесят миллионов кредитов потрачены.

Клим не жалел. Всё что нужно у него есть — новый корабль и великий космос вокруг. Он заранее перегнал верфь поближе к звезде, чтобы её излучение прикрывало «Жука», и активировал генераторы маскировочного поля. Даже если кто-нибудь умудрится случайно попасть в зону закрытую искажениями — верфь ему найти будет трудно.

* * *

Последние Прыжковые Врата остались позади и «Зуум» вынырнул в секторе Крест. Рядом с Вратами величественно зависла станция Альфа-шесть. Альма-матер почти всех пилотов с Земли. ОАП старается кучковать своих работников по национальным и расовым признакам, чтобы избегать лишней напряжённости. Часто конфликты разгораются даже на пустом месте, чего уж говорить, если у одного из одногруппников будут рога вместо волос.

Клим запросил разрешение на швартовку и позволил автопилоту сделать остальное. Через восемь минут «Зуум» замер в доке, а капсула выскользнула из слоёв наноброни и улеглась в специальное ложе. Насосы медленно откачали биогель, автоматика регенератора «промыла» и «высушила» тело пилота от остатков плесени ри-тай, и лишь после этого отключились нейрошунты.

Клим высунулся из капсулы и первым делом перед глазами замелькала реклама. Десятки однотипных сообщений: купи, возьми, воспользуйся. Клим активировал протокол антиспама в нейросети, натянул комбинезон, проверил станер.

В это время капсула, лишённая биогеля, сложилась в транспортировочное положение, и стала почти вчетверо меньше. Теперь, при нужде, её можно будет погрузить даже в такси.

Стоянка для членов ОАП бесплатна. Клим зарегистрировался у терминала и вышел из дока. Несколько тихих коридоров, скромный лифт. Он быстро поднял пилота на средние уровни станции и гостеприимно распахнул створки.

Громадный зал-распределитель наполнен суетой. Ездят кары и грузовые дроиды, ходят люди. В уши вонзился разноголосый шум толпы. Особенно режут слух радостные крики двух, разряженных непонятно во что типов, изображение которых проецируется на десятиметровую стену зала.

Жаль рекламу на биг-бордах нельзя так же запросто отсечь, как сетевую почту:

— Ты только окончил Академию? У тебя нет опыта, средние показатели интеллекта и не прокачаны навыки? Тебя не берут в рейды на УРТов, потому, что ты ни черта не умеешь!? Твой выбор — линейный крейсер «Перфо».

— Чем же так крут этот выродок ада?

— Громадный буфер щита! Твоего щита так дохрена, что он восстанавливается сам по себе, без накачки конденсатора!

— Грёбанный «Перфо» захватывает цели просто на неприличном расстоянии, а стреляет ещё дальше!

— Может наносить все типы урона и имеет не хилые бонусы на лазерное оборудование!

— Мощный искин заточен для работы со средствами радиоэлектронной борьбы и поможет управлять десяткой дронов, даже если твой уровень ПСИ-одарённости близок к нулю, при этом дроны будут воевать умнее стада санарских атакаторов!

— Тебе просто ничего не придётся делать! Эта смертоносная тварь прицелится и «разберёт» врага раньше, чем ты сам его заметишь! Что!? Кто здесь? Ой… ты уже сдох. И потом «Перфо» затянет все трофеи в свой необъятный трюм, не оставив прилипалам-стервятникам даже распоследней сгоревшей микросхемы!

— Нетребователен к качу! Всего год в медкапсуле под разгоном и на этой толстенной плите наноброни уже можно будет летать не чувствуя себя ущербом!

— Чуть не забыл. Ещё одно невероятное предложение! Пусть наша корпорация разорится, но мы устроим конкурентам подлянку!

— Что!? Неужели ещё что-то!?

— ДА! Препараты разгона, годовая аренда медкапсулы и необходимые базы знаний — ВХОДЯТ В ЦЕНУ КРЕЙСЕРА! СПЕШИТЕ! Данная акция активна ограниченное время.

— Ты ещё сомневаешься!? Просто попробуй «Перфо» в деле и забудь всё остальное! Этот ублюдок пугает даже нас самих!

Корпорация: «Верфи Немезиды» — Только самое губительное из убойного!

Клим помотал головой, он уже немного отвык от навязчивых рекламных слоганов. Совершенно бесполезных, если у тебя нет богатого папы или солидного банковского счёта. Начинающему пилоту-одиночке цены «Немезиды» не потянуть.

Вот князь Всеволод, наверное не гонял почтовый корвет после Академии, а сразу отправился в свой клан, где его уже ждал навороченный корабль, забитый современным оборудованием. Сказалась разница происхождения.

В содружестве вообще очень разветвлённая система каст, дистанция между которыми просто поражает.

Полуголые, вечно голодные обитатели нижних уровней станции, у которых вместо нейросети зашит простецкий чип — мечтают оказаться на месте обычного квалифицированного работника. Те хоть знают, что будут есть на ужин, имеют собственный жилой контейнер и медицинскую страховку.

Работяги же воспринимают как небожителей — специалистов, руководителей младшего звена и свободных наёмников. Ведь у тех есть комфортабельные многокомнатные квартиры, быстрые кары и отпуск, который можно провести где-нибудь на пляжах Ностонского рая.

А клерки и наёмники, в свою очередь, боготворят чиновников повыше, корпоративных воротил и агентов ОАП. С их домами на поверхности планет, возможностью дышать чистым воздухом, личными внутрисистемными челноками и роскошью жилищ.

И так всё выше и выше.

Здесь можно встретить худого, одетого в рваньё деда, который и не подозревает, что за стальными стенами его мира висит густой мрак космического вакуума, а считать умеет только до двадцати. А можно молодого парня, упакованного в модерновые гаджеты с ног до головы, в мозгу которого зашиты десятки баз знаний по архитектуре чипов и взлому систем. Последний способен запросто, одной лишь «силой мысли», то есть активировав по нейросети несколько эксплоитов — взломать управляющего искина станции и принудительно провентилировать нижние уровни, фактически уничтожив мир первого.

Однако, не многие из последних даже подозревают о существовании первых. И ни те, ни другие, ни даже пятые с шестыми — не в состоянии и за всю жизнь заработать столько, сколько начинающий капсулёр загребёт за один единственный удачный рейд.

И с технологиями такой же разрыв. В одном и том же магазине можно приобрести навигационный искин, размером с булавочную головку, а можно двухкилограммовый домашний комп, умеющий лишь распознавать хозяина и открывать перед ним двери.

Такова правда жизни.

Да и на Земле, собственно, тоже самое: разваливающаяся хибарка со старой женщиной, которая смотрит телевизор с выпуклым экраном кинескопа только по вечерам, чтобы сэкономить электроэнергию — находится за сотню метров от трёхэтажного строения, ощетинившегося тарелками спутниковых антенн и галогенками разноцветных прожекторов. Пузатый хозяин большого дома, раз в неделю приезжает на крутом внедорожнике с навигационной системой. И привозит толпу друзей чтобы пожарить шашлык и выпить дорогого коньяка.

Так есть и, скорее всего, будет всегда.

Банковский счёт, которому позавидовал бы иной управленец, позволял Климу спокойно нанять такси, но он воспользовался «тоннелем», аналогом земного метро. Чтобы немного свыкнуться с толчеёй и гамом, царящими на станции, и почувствовать себя среднестатистическим человеком, а не стальным гигантом, бороздящим космос. Заодно прикинуть как побыстрее разыскать Мерина.

Тут существовало несколько способов, но самый дешёвый и незаметный — просмотреть списки найма.

Начинающих пилотов редко вербуют через объявления. По большей части, те оставляют их чтобы «засветиться» на «родной» станции. Случается, что более удачливые приятели находят «золотую жилу», для «разработки» которой срочно требуется небольшая команда, но никто из опытных пилотов не желает заниматься такой мелочью, а брать непроверенного человека со стороны чревато. И тогда найти себе подходящих партнёров можно просто глянув списки и отыскав старых друзей.

Оказавшись в своей конуре, которые ОАП оставляет за выпускниками Академии в продолжении пятнадцатилетнего срока. (Кстати, все эти пятнадцать лет, входят в срок контракта по оплате за обучение — Климу предстояло отдавать тридцать процентов своей прибыли Агентству. Грабительские выплаты, но без финансовой поддержки ОАП он так и остался бы на Земле, вкалывая простым инженером на заводе).

Клим скачал реестр обновлений, прошерстил поиском и сразу же воскликнул:

— Да!

Больше всего он опасался, что Мерин куда-нибудь запропастится и его придётся ждать в Альфе-шесть Креста целую вечность. Но тот обнаружился почти в самом верху списка. Клим запросил более подробную информацию:

пилот: Мерин

рейтинг: новичок

корабль: фрегат «Рилер»

статус: свободен для найма

— Сукааа, — поморщился Клим.

Раньше Мерин летал на «Грелке», совсем слабом и медленном фрегате, единственное достоинство которого — просторное «пузо» для сбора трофеев. Теперь же пересел на «Рилер». Тоже одна из дешёвых моделей — собирается за три минуты из говна и палок, но удивительно кусача при этом. «Рилер» так просто не захватишь. Уничтожить можно только если его пилот ввяжется в бой, а вот если надумает удрать, то стазис-сеть замедлит его недостаточно, придётся долго возиться и в дело может вступить какой-нибудь третий фактор. Не хотелось бы потерять единственный шанс застать Мерина врасплох. Ведь если сумеет вырваться, то второй раз уже не попадётся так легко.

«Ну и ладно».

В конце концов, месть — это блюдо которое едят холодным. Хватит и того, что Клим подтвердил свою догадку — приобретение нового корабля доказывает, что Мерин таки «погрел руки» на операции у Славы. А сделать это он мог, только если участвовал со стороны победивших. Само собой, изменение контракта на более выгодный, совсем не повод для мести. Но если ты и так уже имеешь зуб на гада, то почему бы и не наказать?

А «зуб» появился давно: в одном из последних учебных рейдов, Мерин остался на «стрёме», чтобы предупредить остальных, в случае появления «гостей». Работёнка вроде бы не пыльная. Но когда охотники появились, сторож прикинул свои шансы уцелеть, если подаст сигнал тревоги и предпочёл удрать по тихому, бросив товарищей. Неожиданно нагрянувшее к противнику подкрепление стоило многим курсантам кораблей и штрафных баллов по тактике. Сам Клим еле унёс ноги на почти разваленном судне. И с тех пор искал возможность «по тихому» расквитаться, так как правила Академии не усматривали в поведении Мерина нарушений. Пилот предпочёл сохранить корабль и баллы — вполне логично в тех обстоятельствах. Академии плевать, что по земным меркам он поступил подло. Причём расквитаться хотел не один Клим.

Можно пустить слушок, немного подождать, и к «воздаянию» присоединится ещё кто-нибудь из участников той заварухи. Толпой «разобрать» «Рилер» будет проще. Но тут есть пара минусов: Мерин может услыхать про намечающиеся неприятности и затаиться. Да и решать дела такого плана принято единолично. Если, конечно, ты хочешь прослыть матёрым космическим волком, а не псиной, способной нападать только в составе стаи таких же трусливых шавок.

Нужно или действовать в одиночку, подождав более удачного момента, или подобрать одного-двух напарников при личной встрече. Причём таких, чтобы не трепались ни до, ни после операции.

Клим ещё раз изучил список найма и не обнаружил ни одного знакомого имени. Всё-таки Содружество слишком огромно, а выходцев с Земли в нём не так уж много. Да и не все они спешат оставлять следы в сети.

Однако, прежде чем отказываться от первоначального плана, стоило проверить и другие варианты поиска напарника.

* * *

Бар «Земля» отличается от вереницы таких же заведений разве что длинным списком напитков на основе этилового спирта, да реалистичными видами земных ландшафтов в панорамных мониторах. Ну и ещё наличием живого бармена.

Большинству коренных обитателей Содружества такой анахронизм не по нутру. Общаться с другим человеком чтобы заказать «горячительного», а тот ещё и подсказывать с выбором будет? Да вы издеваетесь! Кому это нужно!?

«Не земляне» почти не посещали его ещё и потому, что для большинства содружественных печёнок пятьдесят грамм водки — смертельная доза. Есть и пить в заведениях узкой расово-национальной специализации следует лишь после тестирования всех предложений меню специальным пробником. На входе даже соответствующее предупреждение светится.

Клим уселся за любимый угловой столик слева от входа. Так он мог разглядеть любого посетителя. Посреди бара медленно вращалась проекция глобуса, как-раз повернувшаяся к пилоту Евразией.

Подошёл бармен. Широкоплечий громила, с едва наметившимся пивным брюшком. Приветственно кивнул:

— Привет Клим, давно не появлялся, как успехи?

— Не жалуюсь, — усмехнулся парень. — Кто-нибудь из моих был недавно?

Бармен — бывший боец штурмового батальона, открывший после увольнения свой маленький бизнес. Он собрал большую картотеку, записывая данные каждого посетителя в нейросеть. Поэтому отлично «помнил» всех своих клиентов, знал кто с кем дружит и частенько передавал весточки и «приветы».

— Сожалею, но из твоего выпуска последним кутил Саша-Бляха, — разочаровал бармен. — Почти год назад.

— Жаль, — пожал плечами Клим.

«И тут облом».

Он заказал салат, рюмку коньяка и уставился в обзорный экран рядом. Тот расцвел объёмной картинкой. Какую запросто можно наблюдать из окна любой кухни какого-нибудь провинциального городка Земли. Узкий дворик, окружённый девятиэтажками. Детская площадка, лавочка с бабулями, да прогуливающиеся мамаши с колясками.

Бармен, видимо, глянул личное дело земляка и запустил подходящий ролик.

Клим вполне мог позволить себе наведаться в родной мир и в живую. Тихо приземлить капсулу где-нибудь на отшибе, пройтись по городу в котором родился. Некоторые пилоты так и поступали, не зря же земной интернет пестрит сообщениями о замеченных НЛО. Но родных у него не осталось, а ностальгию можно потешить и в баре.

Пилот продолжил трапезу, краем глаза отмечая всё новых посетителей. Незнакомый молодняк в форме кадетов Академии всё пребывал. За центральным столиком собралось уже человек тридцать. Ребята что-то буйно праздновали.

«Ого» — отметил Клим. — «А земляне-то начинают иметь успех у рекрутёров Агентства».

В какой-то момент в бар зашёл очередной парень и его движения показались пилоту смутно знакомыми. Он впервые видел это лицо и фигуру, но никак не мог отделаться от стойкого чувства дежавю.

«Сменил внешность?»

Мстить наёмникам не принято, ответственность за их действия во время исполнения контракта всецело возлагается на нанимателей. Но это правило часто нарушается — всегда найдётся тот, кто винит именно исполнителя.

Клим подумал, что он как-раз такой, раз взъелся на Мерина из-за происшествия у Славы. Впрочем, тут немного другой случай — просто «Слава» стала последней каплей, переполнившей чашу терпения.

Предвосхищая такой поворот, ОАП предоставляет своим пилотам возможность сменить имя, внешность и регистрационный номер, чтобы избежать преследования не теряя накопленного рейтинга.

Недорогое клеточное перепрофилирование меняет облик до неузнаваемости всего за сутки. Однако, скрыть привычные жесты, гордую осанку и величественный взгляд, человека привыкшего… Нет, не командовать — повелевать, так вернее. Этого оно спрятать не может.

Клим словно бы снова оказался в праздничном зале, запросто беседуя с клановым лидером «Славян». От посетителя, скромно присевшего за дальний столик, так и веяло дворянским происхождением.

Пилот, конечно же, мог и ошибаться, а потому не спешил садится рядом и завязывать разговор. Терпеливо дождался когда посетитель переговорит с каким-то знакомым, окончит есть и направится к выходу, а лишь затем двинулся ему наперерез, и «случайно» задел плечом.

— Прошу прощения, — развёл руками Клим. — Моя вина. Задумался, как последний первогодка.

— Ничего страшного, — отозвался парень. — Бывает.

Он ни жестом, ни взглядом не показал, что они знакомы. Лицо осталось совершенно невозмутимым.

И даже когда Клим, громким шёпотом произнёс повернувшемуся было к выходу парню:

— Обалдеть. Одни князья кругом.

Тот не сбился с шага и не вздрогнул. Только едва заметно напряг мышцы спины и быстрее чем следовало скрылся в проходе. Это могло не означать ровным счётом ничего. Но Клим всё же вернулся за свой столик, терпеливо прождал тридцать минут. А когда выходил из бара очень внимательно оглядел окружающую обстановку, но так ничего и не заметил.

«Видать, действительно ошибся» — что не удивительно, после всех переживаний и раздумий.

В каждом четвёртом прохожем Климу мерещился Мерин. Клеточное перепрофилирование доступно не только пилотам, а мода одна на всех, так что многие жители станции похожи друг на друга, словно браться. Иногда так и хотелось ухватить очередного «Мерина» за грудки и стукнуть лбом в переносицу. Сказывались последствия лёгкого опьянения.

Клим «подозвал» по сети такси и отправился в гостиницу для пилотов ОАП.

* * *

Спать ещё не хотелось и он вспомнил о браслете-отмычке. На «Жуке» просто негде было проверять эту штуку. Браслет быстро нашёл управляющего искина, дверной замок номера и выдал на нейросеть хозяина:

Обнаружен искин «Домовой».

Обнаружен стандартный запор «Шток». Прошивка безопасности устарела. Обновить?

— Капец, — усмехнулся парень.

Пятидесятилетней давности гаджет, можно сказать старинный раритет — желает обновить прошивку в замке, которому от силы года четыре. Такое только в Содружестве можно узреть.

— Обновляй.

Секундная задержка и информационное окно дверного запора заиграло новыми пунктами:

Удалённое управление.

Сообщения о попытках взлома.

Внимание! Устройство не поддерживает тройное шифрование.

И ещё куча разной чепухи, из которой можно заключить, что запор у Клима — полный отстой.

«Новый что ли купить? А, с другой стороны, воровать в номере, кроме парадного мундира, который я одевал всего два раза, всё-равно нечего. И этот сойдёт» — решил пилот.

Как и большинство капсулёров, всё нужное он всегда носил с собой или хранил в кофре капсулы. Если ты, по каким-то причинам, не можешь взять собственность с собой в космос, значит она тебе не нужна.

Играясь с настройками браслета, Клим и сам не заметил как задремал.

Разбудила его неожиданная вибрация на запястье.

Внимание! Несанкционированное проникновение!

Даже обновлённая прошивка не справилась со взломом, но, по крайней мере, честно предупредила хозяина. Раньше простецкий замок и не пискнул бы, «молча» пропустив грабителей.

Ещё окончательно не проснувшись, Клим тихо наклонился над лежащим на полу комбинезоном и снял с пояса станер. Спрятал его под подушкой так, чтобы ствол был направлен на дверной проём комнаты, и притворился спящим.

Сквозь прищуренные веки видно как единственный посетитель совершенно бесшумно прошёл в спальню. Не предупреди Клима браслет, он бы и ухом не повёл, продолжая спокойно посапывать, так тихо двигался «гость».

«Профессиональный диверсант что ли?» — Клим напрягся, приготовился выстрелить, но незнакомец, внезапно что-то почувствовав, остановился у стены и, секунду подумав, присел в кресло, закинув ногу на ногу. Ещё и руки положил на подлокотники, будто демонстрируя мирные намерения.

— Ты удивительно беспечен для человека, который так легко засёк моё появление в номере, — голос чужой, но проскакивают знакомые интонации. — Я думал ты вскочишь и начнёшь метаться.

— Не дождёшься, — усмехнулся Клим, приподнял подушку свободной рукой и кивнул на станер, нацеленный на визитёра. — И на счёт беспечности ты тоже ошибся.

— Я рад, что ты не такой легкомысленный, как кажешься.

— А уж я-то как рад, — улыбнулся Клим.

Ни на миг не отвлекаясь от «гостя», он переполз повыше на подушку и положил станер поверх одеяла. Мало кто пользуется подобной постельной принадлежностью, «умная» кровать чутко регулирует температуру комфортную для хозяина, но Клим никак не мог отвыкнуть — без одеяла чувствовал себя неуютно и не мог заснуть.

— Чем обязан? — Клим направил станер в грудь собеседника.

— Мне показалось это ТЫ хочешь пообщаться, — пожал тот плечами.

В комнате включилось освещение, отреагировав на приказ хозяина. Расплывчатая, в полутьме, фигура гостя превратилась в того самого парня, которого Клим повстречал в баре.

— А… Это ты, а я уж подумал грабители.

— В гостинице ОАП? Полагаю, настолько безрассудных грабителей отстреляли уже через неделю после открытия, — взмахнул рукой гость. На мгновение Климу показалось, что на его среднем пальце мелькнул зелёный перстень, но присмотревшись он понял, что ошибся. — Сразу перейду к делу, чтобы не тратить время. Денег у меня нет, так что ты зря старался.

— Если бы мне хотелось денег, то я бы так глупо не «спалился» в баре, а тебя бы уже паковали в мешок. Хотя, скорее всего, в несколько маленьких мешочков. Любимый дядюшка назначил небось отличную награду?

— Ты не далёк от истины.

— Значит я всё-таки не ошибся, — кивнул Клим. — Тогда непонятно с какого перепуга ты сюда заявился? Я бы на твоём месте или порешал всё прямо в баре, или уже был очень далеко.

— В баре слишком людно, а у тебя могли быть сообщники. Изначально я склонялся к бегству, но потом меня одолело любопытство. Если уж человек, однажды видевший меня на приёме, умудрился легко опознать при первой же встрече, то чего же тогда ожидать от «охранки» дяди? Как?

— Хочу тебя расстроить, ты не капли не изменился, князь.

Всеволод перевёл взгляд на ростовой монитор встроенный в стену спальни, тот сразу же переключился в режим зеркало. Это дало повод думать, что гость контролирует искин номера.

«Ай-яй, как нехорошо» — подумал Клим. — «И перехватывать с помощью браслета уже поздно, заметит. Значит от князя можно ожидать и других пакостей».

Впрочем, считать, будто гость, в его положении, явился в чужое жилище без туза в рукаве, было бы совсем глупо.

Князь, тем временем, придирчиво себя рассмотрел. Клеточное перепрофилирование изменяет только мягкие ткани, но постарался хирург на славу. Ещё молодой, но уже опытный и жилистый космоволк из зеркала, совсем не походил на того щуплого юного правителя, каким Всеволод был на приёме.

— Не понимаю.

— Жесты, походка, умение себя держать, — подсказал Клим.

— Этикет и правила поведения вдалбливали в меня с детства, это да, но этого мало, я ведь старался слиться с толпой, а этому меня тоже учили.

— Взгляд. Ты так смотришь, что хочется вытянуться в струнку. У нас наставник по тактике так смотрел.

— Ясно, — Всеволод оценивающе глянул на Клима, и тому таки захотелось встать по стойке «смирно». — И что же мы теперь будем делать? Как я уже говорил: денег у меня нет.

— Что-то слабо верится.

— Дядя постарался, — Всеволод развёл руками. — А многие преданные люди оказались на поверку не такими преданными, как я полагал. Сейчас я пуст, только счёт в ОАП остался. До него «охранка» не добралась.

— Но когда ты вернёшься к власти, ты же отблагодаришь людей, которые тебе помогли в трудную минуту?

— Естественно, но тогда возникает вопрос: что мешает этим людям получить награду прямо сейчас, без необходимости ввязываться в опасные предприятия? Казимир хорошо заплатит, не сомневайся.

— Только два слова, — усмехнулся Клим. — «Мудрый» и «политик». Расположенные рядом они отбивают всякое желание сотрудничать. Как бы в оплату не вошла магнитная мина, прилепленная к борту.

— Тут я тебя понимаю, — закивал князь. — И ведь я ничего подозрительного в поведении дяди не замечал до самого конца.

Всеволод досадливо стукнул кулаком в раскрытую ладонь.

— Ладно, поздняк жалеть, — «успокоил» гостя Клим. — Нужно поправлять.

Он небрежно откинул одеяло вместе со станером, встал, и спокойно принялся натягивать комбинезон. Всё-равно поведение князя ясно показывало, что станер его не пугает. Что в рукаве у него даже не «туз», а джокер. Непонятно где Всеволод прячет оружие, но оно у него имеется. Причём такое, что мало не покажется.

Глядя на телодвижения Клима, князь позволил себе слегка удивлённый тон:

— Ты полагаешь, мы уже договорились?

— Нет конечно, — не переставая одеваться отозвался Клим. — Ещё остался вопрос о размере твоей благодарности. И прекращай эти свои: «полагаешь», «легкомысленный», «беспечный». Простые пилоты так не выражаются. Говори прямо: «идиот».

— Я знаю десятки пилотов, которые выражаются именно так, — возразил Всеволод.

— И все небось графы и бароны? — хохотнул Клим.


Глава 4


Длинный тренировочный зал. Десятки рингов, огороженные невысокой эластичной лентой. Сотни парней спортивного телосложения дружно «роняют» друг друга на маты, не особо стесняясь в средствах. В ход идут подлые подножки, хитрые толчки и даже удары по яй… интимным местам. На войне хороши любые средства.

Впрочем, рукопашный бой изучается пехотой как дополнительная дисциплина, на экзаменах его не сдают.

Боец, вступивший с противником в бой на кулаках, должен до этого профукать штурмовую винтовку, гранаты, станер и вибронож. А таких отсеивают ещё на первом курсе — растяпы в штурмовиках не нужны. Да и последние два предмета необходимы лишь для того, чтобы побыстрее добраться до винтовки, которую ты уже умудрился каким-то образом потерять, а растяпы… Впрочем, это уже было.

Масштабное мордобитие в зале не учит солдат сражаться в строю. Оно воспитывает стойкость, координацию, умение терпеть боль и быстро приходить в себя после оплеух. И вот это для пехоты очень важно, да и не только для неё.

— И всё же я не совсем понимаю зачем мы здесь, — в который уже раз повторил Всеволод. Вернее, теперь уже Веня-Веник. Двойные имена стали недавно входить в моду, опять.

Когда Клим узнал, что князь сменил псевдоним с Всеволода на Святозар, то долго ржал, а потом заметил:

— Ты бы ещё в качестве девиза наляпал на груди: Я не из клана «Славяне».

— Так звали моего… — тут князь осёкся. — Ладно, оставим, ты прав, я сглупил.

— Ты идиот.

— ЧТО!? — Веня вскочил с кресла и сжал кулаки. На среднем пальце мелькнула зелёная полоска кольца.

— Никаких: «Ладно, оставим, ты прав, я сглупил», — безапелляционно заявил Клим, продолжая спокойно сидеть и раздумывать, что второй раз показаться ему не могло. Видимо, перстень или что-там на пальце у Веника, можно рассмотреть не всегда, но он точно есть. — «Я идиот», вот что нужно сказать. Повтори.

— Ладно. Я идиот, — послушно протянул князь. В его исполнении это прозвучало с гордостью, даже величием, словно признание неких заслуг.

Его, конечно, помимо всего прочего, обучали и разным шпионским примочкам: как растворится в толпе, как действовать в тылу врага, как вербовать нужных людей, чтобы действовать их руками, самому оставаясь в тени. И он прекрасно усвоил теоретический материал, и понимал, как нужно себя вести, но все эти понятия и навыки разбивались о железобетонную стену дворянского достоинства, которое он впитал с молоком матери.

— Ты должен: грязно ругаться, позволять себе любые вольности и жрать гавно руками, если потребуется. Ты понял?

— Угу.

— Не слышу.

— Да, твою мать! — даже сквозь выкрик пробились уважительные интонации, которые он испытывает к матери. И не только к своей, а вообще, к этому высочайшему званию, занимающему значительное место в судьбе каждого человека. Это вызывало понимание, и уважение к князю, но было совершенно неприемлемо для секретности.

— Опять, — причмокнул Клим, хлопнув себя ладонью по лицу. — Ну ничего, Чирик из тебя эту дурь выбьет.



Чирик. Невысокий поджарый крепыш, не смотрится на фоне остального штурмового контингента хлюпиком, но и сильным бойцом не выглядит. Так себе — середнячок, каких в пехоте навалом. Из толпы его выделяет лишь облегающий чёрный комбинезон, с янтарной нашивкой на рукаве: Старший инструктор.

Мало кто мог предположить, что этот обычный с виду человек имеет поистине свинцовую челюсть. Вырубить Чирика не удавалось никому и никогда. Слабый разряд станера, сбивающий с ног двухсоткилограммового «быка», заставлял старшего инструктора лишь недовольно морщится. Это Клим проверял лично и проспорил бутылку дорогого коньяка.

Медвежье здоровье было обусловлено удачной врождённой генетикой, которую Чирик ещё и усилил разнообразными имплантами. Благо, должность инструктора Пехотной Школы, позволяла приобретать их в ОАП почти за бесценок.

Изначально Агентство создавалось исключительно для пилотов, но вот когда немного окрепло, умные головы поняли, что штурмовой пехотный батальон ему тоже не помешает, и не один. Смешно, но структура объединяющая такую громадную силу как капсулёры, до сих пор числится в Содружестве аналогом земного профсоюза, не имеющим армии и флота.

Лет четыреста назад, какое-то государство попробовало заикнуться о «нарушениях», видя опасно разрастающегося военного колосса, но потеряв в случайных стычках с неизвестными кораблями, которые естественно «никаким боком не относились» к Агентству, две трети флота — быстро заткнулось. Поздно пить «Боржоми» когда почки уже отказали.

Неясно почему ОАП не хочет большего, например «обозваться» корпорацией, государством или ещё как-нибудь. Возможно верхушку пугает реакция пилотов, привыкших к свободе, может старшие агенты просто не хотят ничего менять в силу привычки, а может и наоборот — готовят нечто грандиозное, не укладывающееся в рамки Содружества. Клим об этом никогда не задумывался. А Чирик, так тем более. Продают импланты со скидкой и то отлично.

Сейчас старший инструктор занимался «окучиванием» первогодок, сгрудившихся в самом углу зала.

В момент, когда Клим и Веник оказались неподалёку, вокруг Чирика уже лежало четверо курсантов новичков, если судить по серым комбезам без знаков различия. Ребята криво морщились и постанывали. Старший инструктор строго глядел на них сверху, уперев руки в бока.

— С каждым разом пополнение всё хлипче.

— Зачем, — едва отдышавшись, промямлил один из лежавших. — Вообще это нужно? У меня будет винтовка.

— О! — обрадовался Чирик. — Очередной умник. Вставай.

Чирик подошёл к стеллажу с тренировочным вооружением, взял парализатор — точную копию штурмовой винтовки, и уронил перед «умником». Затем встал так, чтобы между ними оказались остальные три парня, только поднявшиеся с пола.

— Ставлю задачу: подстрели меня не задев товарищей.

— А товарищи могут двигаться?

— А ты не такой простак, каким кажешься. Могут. Итак: на счёт — раз. Три. Два. Раз.

Курсант с парализатором как-раз успел приготовится, довольно резво вскинул винтовку и выкрикнул:

— В стороны! — сразу палить он не стал, чтобы не нарушить условия задания и не задеть «своего».

«Стенка» прикрывающая Чирика прыснула кто куда, но недостаточно быстро. Одного инструктор успел толкнуть на парня с винтовкой, второго перехватить за руку, и воспользовавшись им как щитом, быстро двинулся к стрелку.

Тот, естественно, догадывался, что именно станет делать инструктор, а потому попытался отойти назад и вбок, чтобы разорвать расстояние. Но Чирик, как-то по особенному подхватил свой «щит» под мышки и запустил перед собой, словно торпеду. Оба курсанта повалились на маты. Через секунду стрелок всё же сумел вывернутся, поднял оружие, но Чирик уже был рядом, отвёл ствол в сторону и ударил курсанта раскрытой ладонью в щёку, можно сказать отвесил оплеуху. Этого хватило. Глаза парня закатились и он уткнулся в пол.

Чирик обвёл хмурым взглядом шеренгу курсантов в серых комбезах. Парни наблюдали за «избиением» со стороны.

— На теоретической подготовке, инструктора должны были объяснить вам, зачем именно нужен пехотинцу рукопашный бой, — Чирик прошёлся вдоль строя и ребята дружно вытянулись в струнку. — Я понимаю, что у вас полная задница радости, от того, что вы оказались в Пехотной Школе ОАП, и потому вы ни хрена не слушали. Но повторять я всё-равно не буду. Мне пофиг. Есть ещё желающие пройти мой курс экстерном?

Желающих не оказалось.

— Десять кругов по залу. Бегом. Марш! — колона ретиво двинулась к беговой дорожке.

Так или почти так, Чирик встречает каждое новое пополнение. Выбирает горстку «особо умных» идиотов, предлагает подраться чтобы закончить обучение в первый же день, если парни победят его вчетвером. Ну, а затем запросто отвешивает всем, жаждущим экстерна лоботрясам — «люлей», причём на глазах остальных вновь поступивших. А если уж кто-то из них заикнётся про: «у меня будет винтовка» — это прямой кандидат в медкапсулу.

Вот и сейчас — когда остальные побежали по залу, парень с «винтовкой» так и остался лежать на матах, пуская слюни по подбородку. К нему уже деловито подъезжал один из медицинских дроидов, которых по периметру зала было штук двадцать. В Пехотной Школе всегда трепетно и бесплатно заботились о здоровье своих подопечных, а потому желающих в неё поступить с избытком — десять тысяч человек на место.

Как в неё попал сам Чирик, он предпочитал не распространяться. Клим лишь знал, что товарищ родом откуда-то из Тамбовской области. В юности начудил и чуть не угодил в тюрьму, но благодаря удачному стечению обстоятельств попался на глаза рекрутёру ОАП.

Чирик чуть ли не единственный инструктор Пехотной Школы не имеющий боевого опыта. Когда он закончил обучение, то так впечатлил наставников, что те не захотели его отпускать.

— «Мяса» у нас и так хватает, а вот толковых инструкторов, хорошо чувствующих как нужно преподавать, мало. Оставайся. Не пожалеешь. — И Чирик остался. Платили наставникам даже больше чем солдатам в зоне конфликтов.

— Хай-вэй! — выкрикнул Клим. — Неужели твоя нашивка стала шире, и на ней появилось слово: «старший»?

Чирик расплылся в улыбке.

— Здорова, братан! — парни приобнялись и похлопали друг друга по плечам. — Давно не наведывался. Как сам?

— Не жалуюсь. Вот, знакомься. Мой новый приятель, Веник.

Князь нахмурился — новое имя ему не нравилось. И всё же он степенно подошёл к Чирику, серьёзно пожал руку, и коротко и деликатно кивнул. Он не рисовался, не пытался произвести впечатление. Князь был так воспитан — относиться ко всем с уважением, даже если они ниже родом.

— Суйрёзный какой, — шутливо нахмурился Чирик. — Не укусит?

— Не имею такой недоброй привычки, — попытался отшутиться князь.

— Эт отлично.

— Он только прошёл перепрофилирование, — тихо зашептал Клим. — Но не помогло. Я его узнал на пару секунд.

Зачем именно пилоты меняют внешность Чирику объяснять не нужно. Он в курсе. А потому старший инструктор сразу закивал:

— Кажется, я понимаю, что ты имеешь в виду. Заметно, так сказать, невооружённым глазом. Сколько есть времени?

— День-два.

— Чуда не обещаю, но что смогу сделаю, — он перевёл взгляд на князя и указал ему на один из пустующих рингов. — Пошли, Веня. Будем знакомиться поближе.

Почти у каждого есть свои увлечения, часто непонятные окружающим. Но увлечённому человеку обычно начхать на чужое мнение. Чирик бредит театром. На Земле он целеустремлённо посещал все представления, на которые мог наскрести денег. Несколько раз поступал в театральное, но не прошёл отбор — бандитская рожа не позволила. А оказавшись на станции Альфа-шесть, умудрился организовать, что-то вроде театрального кружка. Он не очень востребован и не выступает, ребята в нём просто весело проводят время, занимаясь тем что им нравится — репетируют сценки.

Чирик в кружке бессменный руководитель и режиссёр. Он знает как заставить человека притворяться кем-то другим. Но поскольку он ещё и инструктор рукопашного боя, то методы у него довольно специфические.

Уже через несколько секунд Веня оказался прижатым к полу ринга. Клим пожал плечами, глядя на это безобразное обучение смене поведения.

Хмыкнул:

— Не мне рассуждать об искусстве перевоплощения, — снова пожал плечами и отправился в ближайший кафетерий.


* * *

В общежитие ОАП Веник явился часа через три. На скуле слабо проступает жёлтое пятно — наскоро залеченный медицинским дроидом синяк. Вид у князя обиженный.

— Не понравились методы Чирика? — поинтересовался Клим.

— Фига, — через губу сплюнул Веник глядя в пол. — Тут как-раз всё пучком. Твой друг способен, в прямом смысле слова, вбить знания в голову получше самораспаковывающегося архива.

— Тогда что? — князь действительно изменился, не совсем, конечно, но кое-что явно усвоил, перестав быть похожим на надменного дворянина.

— Оказывается, те инструктора, что дядюшка выписал из какой-то там боевой школы, занимались со мной как с маленьким ребёнком. Я ни черта не стою в рукопашном бою.

— Ах это. Да забей. Ты пилот, да ещё и лидер клана. Тебе не по рангу кулаками махать. Зато изменения в поведении заметны. И это всего-то за пару часов занятий. А ну глянь на меня.

— Не, — отмахнулся Веник плюхнувшись в кресло. — Чирик сказал: взгляд так запросто не поменять. Посоветовал: просто побольше пялиться в пол. Выглядит странно, но лучше чем это.

Князь наконец взглянул на Клима и у того по спине забегали колючие мурашки. Властный, прямой, пронизывающий до костей взгляд потомственного монарха — никуда не делся. Да и нельзя ожидать этого от человека всю жизнь просидевшего на троне.

«В кресле» — поправился Клим.

Всё же стальные глаза не заставляли бояться или падать на колени. Они внушали уважение. Казалось этот человек сможет добиться чего угодно, если захочет. Такому хотелось не беспрекословно подчиняться, а оправдывать его высочайшее доверие. Впору думать, что князьям «Славян» делают какую-то хитрую операцию на глазах.

— Ладно, — отмахнулся Клим. — Раз проблема узнавания частично решена, настало время выработать хоть какой-то начальный план действий.

— Есть предложения?

Никаких планов парни ещё не обсуждали, поскольку не особо доверяли друг другу. Шапочное знакомство заставляло взвешивать каждое слово. Особенно это было заметно по поведению Веника. Климу-то терять почти нечего, за ним охранка клана не гоняется. Хотя, положа руку на сердце, такая «грозная» сила как Служба Безопасности небольшого клана, вообще не вызывала у Клима опасений.

Случалось, что пилоты «переходили дорогу» очень могущественным мегакорпорациям, но продолжали потом спокойно «трудиться» как ни в чём ни бывало. Никакая СБ не захочет в открытую связываться с Агентством. Да и невозможно обнаружить иголку в стогу сена — станции ОАП есть в любой точке Содружества. Если кто-то из пилотов захочет спрятаться — он может запросто раствориться в бесконечной череде звёздных систем.

Но опальный лидер клана «Славяне» прятаться не собирался, он хотел вернуть своё «кресло», а потому сбрасывать со счетов возможную угрозу, исходящую от прихвостней Казимира, не стоило. Князь продолжал осторожничать, а Клим просто не знал с чего начать. В способах передела власти он был не силён. Поэтому решил действовать по изначальному плану, ради которого он и прибыл на Альфа-шесть.

Не спеша он выложил свои соображения по поводу перебежчиков, а затем идею захвата Мерина.

Князь грустно улыбнулся:

— Ты будешь смеяться, но изначально я тоже прибыл на Альфу-шесть ради мести. Когда оказалось, что я вероломно предан соратниками, яростно захотелось расквитаться, а поскольку главный виновник пока в недосягаемости, хотелось наказать хоть кого-то. Я тоже обратил внимание на тех пятерых, что не прибыли на сборы у «Славы», хотя в их поведении и нет предосудительного, они лишь сменили контракт на более выгодный. И Мерина я знаю. Я учился на два курса младше вас, и отлично помню ту историю, в которой он подставил ваш «выпуск». Думал прилечу на станцию, ухлопаю одного подлеца и выспрошу где другие. Но поостыв, понял, что эта акция не имеет смысла.

— Как это не имеет?

— Да сам посуди, чем это поможет сместить Казимира?

— Доказательства вины.

— Я и так прекрасно осведомлен кто виноват. Мне не нужны доказательства. Всё, что мне нужно — это попасть к терминалу тронного зала или на мостик флагмана, пройти там идентификацию, и дальше я смогу отдавать любые приказы. В том числе: разжаловать и казнить дядю. Сокланы подчинятся и без объяснений с моей стороны.

— Это хорошо, что тебе слепо подчиняются, но если ты ещё и представишь доказательства, например: запись допроса Мерина. То народ ещё и будет уверен, что поступает правильно, а не прикрывает очередного самодура. К тому же, запись можно подкинуть клану и Казимир огребёт неприятностей.

— Хм, — князь задумчиво потёр подбородок. — С этой стороны я ситуацию не рассматривал, но пожалуй ты прав. По крайней мере, доказательства не будут лишними. Каков план?

Клим пояснил как можно легко подловить Мерина в одном из рейдов на УРТ.

— То-есть нужны два корабля: заградитель и ударник?

— Да.

— Тут проблемка — я на капсуле.

— Ты что же прилетел от Славы на Альфу-шесть на капсуле? — опешил Клим.

Князь только беспомощно развёл руками.

— А сколько у тебя на счету в ОАП?

— Двести тысяч кредитов.

Громадная сумма для какого-нибудь работяги. Но купить на неё можно разве что небольшой корвет. Для любого капсулёра это карманные деньги на «мороженку».

— Какой же ты после этого пилот, Веник? Ёлки-палки.

— Я не рассчитывал попадать в стеснённые обстоятельства.

— Не рассчитывал он. Придётся привлечь ещё кого-нибудь. Есть кандидаты?

— С недавнего времени я не доверяю никому.

— Молодец. Это правильно, но что же тогда делать будем? Купишь себе корветик и станешь почту возить, пока не наскребёшь необходимую сумму? У меня на счету не многим больше, — Клим вложил все средства в эсминец погибший у Славы.

— В принципе корабль-то у меня есть, — сказано это было неуверенным тоном.

— Какой? — оживился Клим.

— Хороший, — уклончиво ответил Веник. — Но его нужно правильно изъять.

— И какие проблемки на этот раз?

— Мне придётся очень сильно довериться человеку, который будет помогать.

— На меня намекаешь? — Клим хотел добавить: «Царская твоя рожа», но не стал накалять обстановку, а дождавшись утвердительного кивка от Вени продолжил: — Тогда может забьём на Мерена? Есть лёгкий способ тихонько проникнуть в тронный зал или на флагман?

— Таких способов множество, но, к превеликому сожалению, все они прекрасно известны Службе Безопасности Клана, а она напрямую подчиняется Казимиру. У каждой «норы» меня уже ждут убийцы.

— И что же? Они запросто укокошат любимого князя?

— Клим, в СБ работают люди, которые запросто укокошат свою родную матушку, если поступит такой приказ. Других туда не берут.

— Это да, — согласился пилот. — И что же ты надумал? Сразу предупреждаю: мысли об ошейнике с миной и рабские закладки в нейросеть, сразу отбрось. Я помогаю тебе по доброте душевной и в надежде на будущую благодарность. Мы или партнёры, или катись к чёрту. Всё на что можешь рассчитывать — это моё честное слово.

— Почему-то мне кажется, — уверенно заявил Веник. — Что в твоём случае этого вполне достаточно, партнёр.

И протянул ладонь для рукопожатия. Клим поёжился под взглядом стальных глаз, исподволь захотелось обязательно оправдать «высочайшее доверие». Если он когда-нибудь и надумает обмануть обладателя этого пронизывающего взгляда, то придётся серьёзно наступить на горло своей совести, а она пока ещё не до конца окочурилась, не смотря на все попытки Содружества этого добиться.


* * *

— Модуль форсажа? — раздражённо воскликнул Клим. — Зачем на «Зууме» модуль форсажа? Это же многорежимник, он сам по себе такой модуль.

— Я знаю, что такое многорежимник, — запальчиво возразил Веник. Когда дело касалось компоновки оборудования степенный князь быстро превращался в завзятого спорщика, как и любой пилот. И яростно отстаивал свою «единственно верную» точку зрения. — Я тоже окончил Академию. Надо!

— Надо!? Это лишние траты!

— Я плачу.

— Ты умеешь уговаривать, партнёр, — сразу же остыл Клим, и просмотрел предложения на аукционе станции. — Гражданский «1-МН» подойдёт? Всего сто тысяч просят.

— Гражданский… — скривился Веник.

— Есть полувоенный Компакт «Y-Z8» — полмиллиона.

— Ладно, ладно… Бери единицу. В сумме со скоростным режимом самого эсминца — будет нормально.

— Будет отлично. Я так понимаю мы собираем колымагу, единственное достоинство которой в том, что на ней можно быстро удрать. Надеюсь мы не попрёмся в «нули»?

— Мы попрёмся в «нули», — «успокоил» напарника Веник.

— На почти невооруженном эсминце? — основную мощность корабля будут жрать: модуль форсажа и сдвоенный генератор невидимости, который Веник где-то откопал за смешную цену. Устаревшая модель отлично скрывала, даже лучше некоторых новых разработок, но при этом непропорционально расходовала питание конденсатора, быстро сливая все запасы энергии, а поэтому не пользовалась спросом. На орудия просто не хватит мощности, если корабль обнаружат.

— Да, — легко согласился князь. — На очень быстром эсминце.

— «Эсминец» и «быстрый» не очень совместимые понятия. Надеюсь, ты хоть знаешь что делаешь.

— Я тоже надеюсь.


* * *

Звёздные системы с индексом безопасности — ноль. Грозные, смертельные, беспощадные — «нули». Их боятся, в них стремятся. Именно там, под минимальным индексом, хранятся несметные сокровища древних цивилизаций и неразработанные астероидные пояса бесценной руды, а так же обитает большинство известных УРТ, прячутся базы пиратов и поджидают другие неведомые опасности. Это не значит, что каждая система помеченная ноликом обязательно обитаема и полна чудовищ. Иногда это означает лишь то, что она не полностью изучена.

«Нули» это разведанная, но не освоенная область космоса где заканчивается протекторат Содружества. Где нет башен связи, где у Прыжковых Врат имеются орудия, но они ни на что не реагируют, кроме атаки самих Врат. По большей части там уныло и пусто. Можно пролетать бесчисленные световые годы и не встретить ни души, а можно через час пути нарваться на разношерстную армаду кораблей и пасть жертвой разбоя — закона там тоже нет. Встречные суда не обмениваются опознавательными информационными пакетами, а быстро оценивают по сигнатуре чужую экипировку. Любой может оказаться врагом или другом. Нужно быть готовым к самому неожиданному развитию событий. Такой себе — мир дикого запада, где всё зависит только от быстроты скакуна, от ствола на поясе и умения его извлекать.

Атаковать тут могут в прямой видимости от редких станций, но их боевые системы не помогут пострадавшим от беспредела.



Прыжковые врата — «Гайка» на сленге пилотов. Сложная конструкция на основе варп-технологий, способная перебросить что бы то ни было, куда угодно, но не далее и не тяжелее своей номинальной мощности. Почти всегда охраняются небольшим эскортом кораблей, но имеет и своё вооружение.

Если пилот остался совсем без средств к существованию, то можно легко завербоваться в их охрану — Конкорд. Дело это нудное, малоприбыльное, да и в сущности бесполезное. Если начнётся большая склока, то любые врата сметут ещё до того, как охранники вылетят из дока. А в мирное время их предпочитают не трогать. Ведь Врата это основа логистики Содружества. Беспричиння атака Врат, пожалуй, единственное правонарушение карать за которое будут все подряд, даже пираты. Впрочем, «гайка» и сама способна не хило наподдать обидчику.



Разгонные Врата. Пилоты называют их просто: «рама». Не путать с Прыжковыми! Незамысловатая конструкция, похожая на рыбий скелет или остов древнего парусника. Она не имеет силовых генераторов и систем навигации. Куча железа и кристалло-пластика, скрученная определённым образом.

Если вдоль её рёбер проходит корабль активирующий варп-двигатель, в дело вступают сложные законы физики и фокусируют мощность, разгоняя корабль в десятки и сотни раз быстрее. Конечно, не до такой скорости, как это сделали бы Прыжковые Врата, но ощутимо. Работает «рама» в определённом направлении, позволяя отклоняться от курса на который установлена совсем не много.

Отсутствие сложной аппаратуры делают «рамы» дешёвыми в производстве и почти незаметными. Этим пользуются пираты и контрабандисты — растыкивая «ускорялки» где только можно. Ну и, конечно же, там, где нельзя — маскируя их под обломки или пряча в астероидных поясах. Найти такое сооружение, если оно не занесено в общий реестр карт, можно либо случайно, что большая редкость, либо определённо точно зная где искать.


* * *

Многорежимный эсминец «Зуум» вынырнул у громадных Прыжковых Врат уже в режиме «скорость». Мощность конденсатора разделена между форсажным ускорителем и генератором невидимости. Пеленгатор включен на круговое сканирование. Судно несёт две капсулы вместо одной. Пилоты поделили управление — Веник ведёт корабль, Клим дотошно «осматривает окрестности», что с его вторыми базами по сканированию (совсем недавно, и очень кстати, распаковались нейросетью), довольно непростая задача. Но у Вени базы по сканеру, вообще, минимально необходимого первого ранга. Ранее князь летал только в составе кланового флота — там и без того было кому засекать и опознавать цели, что позволяло сосредоточиться на изучении более нужных навыков.

Найдено пятьдесят четыре сигнатуры.

Объект: Прыжковые Врата

Сорок два объекта: обломки корабельных конструкций.

Одиннадцать объектов: предположительно обломки корабельных конструкций.

— Вроде чисто, — отчитался Клим, хотя князь и так всё прекрасно видит.

— Даю координаты направления, — Веник «поставил» на тактической карте отметку.

— Принял, — отозвался Клим. Он перевёл пеленгатор на узкий направленный луч, уменьшив тем самым обзор, но увеличив дальность и чувствительность.

Некоторое время луч пеленгатора елозил по пустоте. Клим уже начал бояться, что возле пометки вообще ничего нет.

Найдено семь неопознанных сигнатур.

— Семь? Ты туда меня навёл?

— «Рама» должна быть там. Может остальное, это тоже обломки? — предположил Веник.

— А может это уроды, которые наделали эти обломки? — возразил Клим. — Подойдём ближе, или удерём и вернёмся позже?

— Думаю у нас достаточно места для манёвра в случае чего.

— В основной массе «чёрных ящиков», что находят на местах крушений, именно так звучат последние слова пилота.

— Не ссы, — выдавил из себя Веник. Он продолжал совершенствоваться в сфере грязной ругани. «Фига» и «не ссы» пока единственные победы над дворянским воспитанием, но хоть что-то. До этого самые страшные слова его лексикона были: «мерзавец», «подлец» и «предатель». — Прорвёмся.

Внимание! Наберите необходимое ускорение.

Чтобы запустить варп-двигатель нужно чтобы корабль двигался в нужном направлении и на нужной скорости, зависящей от массы корабля. Большие линкоры входят в варп по десятку минут, а маленький корвет способен юркнуть за несколько секунд. Эсминцы в этом списке — где-то посередине.

Активируется варп-двигатель.

«Зуум» окутали неясные искажения. Прыжковые Врата из которых он появился очень быстро скрылись за кормой. Местная звезда плавно «переехала» в сторону. Мгновение и эсминец завис в чистом космосе, между Вратами и неопознанными сигнатурами. Клим снова прошёлся по ним направленным лучом.

Обнаружена сигнатура.

Объект: Разгонные врата.

— Нашлась твоя «рама», — выдохнул Клим. — Только куда пропали ещё шесть целей?

— Может ошибка пеленга?

— Что же я по твоему, совсем лох?

Повинуясь внезапной догадке Клим просканировал «гайку», от которой они только что варпнулись.

Обнаружено шестьдесят сигнатур. — а до этого-то было на шесть меньше.

Объект: Прыжковые Врата.

Объект: предположительно эсминец.

Пять объектов: предположительно лёгкие фрегаты.

Пятьдесят три объекта: предположительно обломки корабельных конструкций.

— Говорил же, что уроды. Похоже они засекли нас сразу после прыжка, и даже сдвоенный генератор не помог. Хотя опознали вряд ли. А не могут ли это быть люди твоего дяди? Он знает про хранилище?

— До сих пор я был уверен, что не знает. Но теперь… — Веник немного подумал. — Нет не знает. Эта семейная тайна передаётся от отца к сыну. Он не может знать.

— Тогда это скорее всего обычная банда охотников. Сейчас они нас потеряли, но если прыгнем к «раме», то сразу найдут, а если не прыгнем найдут чуть позже. У них вся система в зондах — сто процентов. Варпай как можно ближе к звезде.

— Зачем к звезде? Может сразу к Разгонным Вратам, и проскочим по быстрому, пока они не опомнились?

— Делай, что говорят. Ты в МОЁМ эсминце!

Внимание! Набираю необходимое ускорение.

Активируется варп-двигатель.

Далёкая звезда в центре системы резво выросла и заслонила собой половину горизонта. Её излучение прикрыло эсминец от чужого взгляда. Теперь чтобы найти его, охотникам придётся постараться. А вот Клим прекрасно знал где искать преследователей. Узкий направленный луч снова упёрся в «раму».

Обнаружено семь сигнатур.

Объект: Разгонные врата.

Объект: эсминец.

Шесть объектов: лёгкие фрегаты.

— А ты говоришь: «к раме».

— Что они сигают туда сюда?

— Как что — нас ловят, — хмыкнул Клим.

— Как-то бестолково. Им следовало разделиться между Вратами, а не варпать всей толпой, — заметил Веник.

— Бараны, — согласился Клим. — Не из Академии — самоучки пиратские.

— Может тогда варпаем на прыжковые и сматываемся? Попробуем добраться до хранилища позже, когда тут будет чисто.

— Думаю, уже поздно. Вот смотри.

Клим снова просканировал пространство. Теперь охотники разделились, словно подслушав слова князя, и заняли оба выхода из системы. Три корабля на прыжковых, три на разгонных.

— И что теперь делать? Они нас не выпустят. Будем на ускорителе уходить? — Веник с ужасом прикинул сколько займёт обратное путешествие, если не воспользоваться Вратами.

— Сразу видно, что почтовик ты не водил, а привык решать проблемы силой оружия. Нужно делать — абсолютно ничего. Ждём.

Клим обесточил большинство модулей, чтобы уменьшить фон эсминца. В течение получаса ничего не происходило. Только время от времени искин выдавал сообщение:

Зарегистрировано активное сканирование зондов.

— Они нас так скоро заметят, — сказал Веник.

— Они заметят уйму неопределённых сигнатур, — возразил Клим. — Пусть ещё догадаются какая из них мы. Скоро им надоест и ребята начнут искать более плотно.

Каждую минуту он скользил узким, маломощным лучом сканера по «раме». Там продолжали дежурить три охотника. Слабый луч не позволял полностью изучить противника, зато сводил шанс быть обнаруженными к минимуму. Наконец очередной прогон сканера показал, что охотник остался в одиночестве.

— Теперь варпай к «раме», и, ни на что не отвлекаясь, сразу начинай разгон. Одиночка нам даже щиты не успеет слить.

— А если это заградитель? Он не даст набрать скорость.

— Нет. Эффективно нас может притормозить только их эсминец, а он будет «гайку» охранять, а не «раму».

— Это твои догадки. Ты же сигнатуры не определил с такого расстояния. Вдруг…

— Это мой опыт, а не догадки, — перебил князя Клим. — И он говорит, что ни один пилот в здравом уме не станет сигать на «раму» когда его зажали, он станет убегать назад. А значит ждать нас следует у Прыжковых Врат.

— По твоей логике получается, что мы не в своём уме?

— Ага, — усмехнулся Клим. — Мы совершенно прибацанные. Варпай давай.


* * *

Флик, пилот фрегата «Кастл» приготовился к долгому и нудному ожиданию. Судя по поведению, в почтовом корвете кто-то опытный, иначе сразу бы попался. Сколько охотники теперь будут выискивать беглеца по системе непонятно. Если тот затаится, так несколько часов может уйти.

Флик уже хотел запустить какой-нибудь развлекательный ролик, когда пространство возле «рамы» вздыбилось искажениями:

Обнаружена сигнатура.

Объект: многорежимный эсминец «Зуум»

Описание: находится в режиме «скорость». Орудийные порты закрыты.

Если бы Флик сейчас был в обычном пилотском ложементе, то обязательно бы потёр глаза, подумав, что ему показалось.

«Какой такой „Зуум“, а почтовый корвет где?»

— Парни он тут! Заходит на «раму»! Это эсминец! — сообщил по общей связи Флик, уже захватывая цель.

— Какой эсминец, придурок? Опять обдолбался!? Держи его!

— Я держу, — растерянно выдал Флик.

Стазис-сеть уже работала, и даже сбросила ускорение «Зуума». Будь на его месте лёгкий корвет и он встал бы как вкопанный. А тяжёлому эсминцу, сетка «Кастла», словно лёгкий встречный бриз.

Внимание! Мощность стазис-сети недостаточна для массы цели.

Замедление цели — три процента.

А рёбра «рамы» уже подсветились, закольцовывая мощность варп-ускорителя, длинную конструкцию прошила цепь молний, и «Зуум» исчез в голубоватой вспышке света.

Цель потеряна.

— Он ушёл, — пробубнил Флик. — Догонять?

— Не мели ерунду. Куда догонять? Ты знаешь точку выхода?

— Ну… эээ…

— Заткнись! И передай мне «скан» его сигнатуры, обдолбышь хренов!

Взломщику серверов с почтовыми данными, Барту, уже начинали надоедать пять кретинов, которых он нанял для охоты. Недотёпы упустили уже третью цель подряд.

«Зря экономил, нужно было подождать „старую гвардию“».

А ещё, всё настойчивее скреблось по затылку неприятное предчувствие. Будто грядёт что-то очень плохое. Исподволь давило желание бросить пост и драпануть. Но жадность не отпускала. Когда ещё соберётся толпа, чтобы перекрыть сразу сотню «гаек». Сейчас, почти у каждых смежных Врат, дежурит такая же «стража». Барыши поделятся почти поровну между всеми участниками.

Уходить ну никак не хотелось. А вдруг это не предчувствие, а просто накапливается раздражение на кучку балбесов? В баре станции они вели себя как космоволки, а на деле оказались толпой неслётанных новичков. Как он сразу не распознал?

Впрочем, Барт нанимал их для тёмного дельца, а не приглашал в корпорацию на постоянную работу. И спрашивать послужной список было неуместно.

«Ладно. Ещё один последний проход. Поймаю или не поймаю — не важно. Одна попытка и сваливаю»


Глава 5


Тоннель кривых сполохов угас и «Зуум» замер в открытом космосе. Круговое сканирование не нашло ни одной сигнатуры.

— Где искать?

— Погоди секунду, дай сориентироваться, — отозвался Веник, изучая расположение близлежащих звёзд. — Мда, не привык я к таким заварушкам. Не бой, а какие-то кошки-мышки.

— Лучший способ избежать синяков, не оказаться на месте драки.

— Или ударить первым, — заметил князь.

— Не для эсминца, конденсатор которого постоянно сливает устаревший маскировщик.

— Вот тут, — на тактической карте замерцала область куда нужно направить поисковый луч. — Кажется.

— Кажется? Ты пометил четверть обзора, я и так буду час шарить, а тебе просто кажется? — немного повозмущался Клим и принялся скрупулёзно направлять сканер, чтобы не пропустить ни градуса из маркированной зоны. — И кстати, что-то я не заметил как ты программировал навигатор на выход из варпа, ты что, вручную выскакивал?

— Да.

— Сбрендил!? — задержка всего на сотую долю секунды могла забросить «Зуум» на световые годы мимо цели.

— Я знаю, что делаю.

— Он ЗНАЕТ! Готовься записывать. Сейчас я обогащу твой лексикон новыми выражениями.

Клим принялся забористо ругаться, не забывая тем временем «окучивать» помеченную зону. Минут через пятнадцать его красноречие иссякло, и пилот продолжил поиски молча. Через час всё было проверенно, но сканер так ни разу и не пискнул.

— Голяк.

— Попробуй тут, — Веник наметил на карте новую область.

— Издеваешься? — Клим возмутился потому, что князь выделил на карте участок совсем в другой стороне, будто наугад тыкая «пальцем в небо».

— Мы же договорились, на данном этапе операции старший я, и объяснять ничего из своих действий не буду. Продолжай поиск.

— Очуметь.

Однако, договор — есть договор. Климу хотелось бы тяжело вздохнуть и сделать «рука-лицо», но пилоты находились в клейкой массе биогеля. Даже их разговор происходил на уровне обмена пакетами нейросетей. Ощущения тела заменяло собой «чувство корабля». Сейчас оно было несколько смазанным и непривычным, из-за двух капсул под одной обшивкой. В Академии такой способ управления изучался мало, раз попробовали — и хватит. И Климу постоянно казалось, что ниже пояса отросли дополнительные ноги, которые ходят сами по себе.

Выделенный князем участок уже постепенно подходил к концу, а сканер продолжал упорно помалкивать.

«Если опять пусто — набью ему морду когда прилетим назад. Ай, нет. Его же рукопашному бою спецы обучали, а меня только Чирик пару раз подтягивал. Нет, не набью. Но ничто мне не мешает помечтать на эту тему»

Обнаружена неопознанная сигнатура.

Внимание! Возможность ошибки подскана пятьдесят четыре процента.

«Ага. То-есть это ещё может оказаться банальной ошибкой».

— Оно? — это было хоть что-то и Клим оживился, забыв о своих фантазиях по мордобитию.

— Скорее всего. Давай подойдём ближе.

Внимание! Набираю необходимое ускорение.

Активируется варп-двигатель.

Недолгий полёт в искажённом тоннеле и перед эсминцем выросла громада тёмного марева. Аномальная туманность, которая мешает сенсорам сканера заглянуть внутрь. Обнаруживают их редко, большинство сигналов просто поглощается и сканер показывает пустоту.

Повезло что Клим вообще увидел эту пакость на таком удалении. Хотя «увидел» не совсем подходящее слово. Человеческий глаз довольно сложная структура. Все эти: палочки, колбочки, радужка, хрусталик. Но даже он не в состоянии заметить большинство космических объектов. В глазу просто нет необходимых для этого рецепторов.

Корабельный сканер — более идеальный «глаз». В нём натыкано столько аппаратуры, что мало кто знает даже названия некоторых частей. Они регистрируют гравитацию, волны, температуру, лучи, колебания континуума, магнитное напряжение и ещё многое, до чего умудрились додуматься «яйцеголовые» научники. Затем искин заботливо формирует из разрозненных данных картинку, удобоваримую для восприятия человеческим мозгом.

Однако, вменяемые пилоты продолжают выражаться по старинке: «увидел». Флотский сленг и так переполнен выражениями, непонятными простому обывателю. Климу вспомнился случай, когда по прибытию в Академию, он случайно подслушал разговор двух типов.

— Я им ору: Хорош кемпить на гайке. Варп на гайку ЕЦ-ф46. Я на мальке, держу апок, а меня дроны пилят.

Это показалось курсанту, только зачисленному в Академию, жуткой абракадаброй. Сейчас бы он спокойно перевёл это в:

— Я им передаю сигнал: Предлагаю свернуть вашу засаду возле Прыжковых Врат. Совершите прыжок к Вратам ведущим в систему EC-f46. Я на корабле класса «Малик». Не даю вражескому линкору уйти в варп-прыжок. Его дроны наносят урон моему кораблю.

Те два пилота казались больными, сбежавшими из психиатрии. И ещё тогда Клим дал себе зарок, что постарается избегать слега, чтобы со временем не стать похожим на такого же больного. Множество капсулёров придерживаются такого же правила, хотя гиков, конечно же, тоже хватает.

Аномалия, висящая в космосе грудой чёрных облаков, не только урезает обзор, но ещё и не даёт двигаться на варпе. Это чревато срывом щита, а то и повреждением обшивки частицами туманности.

«Зуум» влетел в неё используя только маневровые двигатели. Обзор то уменьшался, то увеличивался, создавая ощущение, что корабль движется в редких клубах дыма. Клим всматривался очень внимательно, поэтому не пропустил момент когда на карте появились цели.

Обнаружено двести двадцать девять сигнатур.

Объект: Цитадель.

Описание: боевой режим. Принадлежность: не установлена.

Двести двадцать восемь объектов: Сторожевые башни.

Описание: отсутствует.

— Твою мать!

Веник не отреагировал на этот всплеск эмоций, спокойно продолжая сокращать расстояние между эсминцем и смертоносными сооружениями.

— Ты куда прёшь, Веня!?

Отсутствие принадлежности значит только одно: эта крепость не числится собственностью ни одного из известных участников Содружества и будет палить в любого, кто окажется на расстоянии выстрела. Теоретически.

На практике может быть по разному, но ни один разумный пилот не станет нагло переть прямо на неизвестную, но сурово охраняемую и развёрнутую в боевой режим Цитадель.

Станции, во множестве раскиданные по просторам Содружества — сооружения сложные, требующие постоянной поддержки и обслуживания. Создать подобное может далеко не каждый альянс. Часто их строят в складчину и делят на сектора ответственности. И обязательно устанавливают вблизи планет, чтобы обеспечить постоянный приток рабочей силы и материалов. А ещё по близости снуёт боевой флот, который всегда придёт на помощь.

Цитадели — более скромные постройки. Их развёртывают в местах, где помощи ждать неоткуда, зато есть богатый рудник или месторождение редкого газа. Ну и куча УРТ в подарок к нему.

Поэтому к защите подобных сооружений относятся более серьёзно. В идеале Цитадель должна позаботиться о себе сама, без поддержки и дополнительной охраны. А ещё лучше, если будет полностью автономной. Это своего рода перевалочный пункт для ресурсов или флота, расположенный в опасном месте. И если создатели расщедрились ещё и на охранные башни — место действительно дрянное.

Без опознавательного кода нечего и думать подходить на расстояние выстрела. Башни располагаются так, что их орудия и главный калибр Цитадели образовывают общий радиус поражения. Охранные башни не подарок сами по себе, а уж с поддержкой тяжёлой артиллерии, так и вовсе убервафля.

— Веня! — Клим уже подумывал перехватить управление.

— Успокойся, они не будут по нам стрелять.

— А они об этом знают? Что-то я не заметил исходящих пакетов данных, которыми бы ты передал коды. Может ты дальше того… Сам, потихоньку на капсуле?

— Снаружи всё будет спокойно — обещаю, а вот внутри возможен небольшой кавардак. Мне нужно будет прикрытие. Так что отключай маскировку, пусть конденсатор подзарядиться.

Для работы большинства модулей требуется громадное количество энергии, причём поданное мгновенно. Ни один миниатюрный корабельный реактор, не важно на чём он работает, не справится с такой нагрузкой. Потому бортовые генераторы заряжают специальный накопитель — конденсатор, а уже с него подаётся необходимая мощность на модули или турели. Оказаться с пустым «кондёром» в бою, всё-равно, что с пустым ведром во время пожара.

Клим выполнил распоряжение, заодно перевёл турели в боевое состояние. «Зуум» уже приблизился к охранным башням и на горизонте грозно замаячила громада Цитадели. В базах знаний Клима данный тип не значился. Ни описания, ни совпадений. А сама она напоминала два широких небоскрёба, объеденных общей лужайкой, вросшей в подножия этих исполинов. Кое-где мигали остатки осветительных маяков.

Когда цитадель загородила собой весь космос, князь направил эсминец к зияющей пасти приёмного дока. Вполне себе стандартное прямоугольное помещение, несколько километров в ширину и высоту. Для удобства «парковки» тут всегда невесомость.

На станциях Содружества доки содержатся в идеальном порядке, здесь же половина пространства заполнена хламом — обломки конструкций, отломанная посередине гигантская «рука» манипулятор, кривые куски обшивки и тонны мелких деталей. Кое-что подвешено неподвижно, кое-что медленно дрейфует к выходу, кое-что прилепилось к стенам.

Хаос.

Тут случился то ли взрыв, то ли внезапный бой прямо в доке. На перекрытиях торчат оплавленные остатки дежурных турелей, а переборки посечены обстрелом. Странно, снаружи Цитадель выглядит совершенно невредимой. Враг зародился внутри? Такое бывает, если администрация корпорации, которая владеет Цитаделью, раскололась, а осколки управленцев готовы отстаивать свои интересы с оружием в руках.

— Прикрывай, если что, — послышался удаляющийся «голос» Веника.

Вдруг Клим понял, что раздражающие «чужие ноги» исчезли. Эсминец снова стал принадлежать только ему.

Обнаружены сигнатуры.

Объект: капсула.

Не подсчитанные объекты: корабельные конструкции.

Искин стал подсвечивать, то один, то другой опознанный элемент в помещении. Поскольку все модули обесточены, а конструкции завалены хламом — идентифицировать всю эту мешанину полностью ему не под силу. Но складывалось впечатление, что на полу дока вповалку «насыпано» множество кораблей и отдельных частей от них, накрытые солидным слоем мусора.

Капсула Веника зависла над этим импровизированным кладбищем, будто князь раздумывает куда бы податься дальше. Наконец, он принял решение и «яйцо» скользнуло ниже, к самой свалке, видимо, обнаружив что-то интересное.


* * *

Даже сквозь слои биогеля и нейрошунты, отсекающие чувствительность тела, Всеволод ощущал как пульсирует на среднем пальце двойной перстень. Универсальный идентификатор работал на полную мощность, подавая общим системам Цитадели сигнал — «я свой». Впрочем, рассчитывать на полную безопасность не приходилось. Отец доходчиво объяснил, что оборонительный комплекс подвергся сетевой атаке изнутри. Некоторые защитные системы доков могут воспринять сигнал перстня как вражеский. Где и какие — неизвестно. Так что слабые турели на эсминце Клима — единственное, что может защитить капсулу в случае неожиданной атаки.

«Надеюсь конденсатор „Зуума“ достаточно зарядился. Так! Не мандражируй, Всеволод. Вполне возможно всё обойдётся без приключений» — подумал князь, разглядывая горы разбитой техники. — «И кстати, я Веня. Веня-Веник. Всеволод остался там, у Славы, в обломках крейсера».

Головоломка из осколков, что постепенно собирал сканер более-имение сложилась и Венику удалось выудить из общего хаоса несколько знакомых обводов.

«А вот и он».

Капсула юркнула к нужному месту. А куча мусора чуть поодаль взорвалась фонтаном мелких обломков. Из неё что-то выбралось.

Оранжевое сообщение резануло глаза.

Внимание! Обнаружена сигнатура.

Объект: дрон-истребитель.

Описание: малый дрон защиты для действия в замкнутых пространствах.

Внимание! Капсула под прицелом!

«Ну, партнёр, не подкачай»

И тот не подкачал. Искин ещё не успел вывести полную информацию по дрону, а Клим уже поставил цель на захват. Что-что, а этот навык он старался прокачивать максимально по всем пунктам — готовился к долгому владению ударным эсминцем. Долгое владение, к сожалению, не заладилось, а навык остался.

Цель захвачена.

Турели слаженно «стукнули» по дрону, а у того даже не были включены щиты, и он мигом разлетелся кучей пылающих частей. В ворохе мусора появилось ещё движение.

Обнаружены сигнатуры.

Два объекта: дроны-истребители.

«Надеюсь их тут не очень много» — конденсатор показывал половину зарядки.

Впрочем, для боя с такими слабыми противниками этого хватит. Генераторы ещё и подкачать успеют.

Капсула Веника, тем временем, упёрлась в «ковёр мусора», вращаясь начала ввинчиваться вглубь, словно бур, и быстро исчезла со сканера. Зато скоро под хламом стала кусками проявляться новая сигнатура. Активировались заглушенные модули какого-то корабля.

Цель захвачена.

Выстрелить Клим не успел. Один из дронов рванул вперёд и врезался в стену дока. Видать, у его искина поехала крыша от долгого простоя. Турели эсминца перевели «взгляд» на оставшийся истребитель. Тот никак не мог определиться куда палить, то поворачивался к «Зууму», то к источнику непонятных возмущений, разрастающийся под хламом. Наконец дрон «решил», что эсминец более приоритетный противник.

Внимание! Противник производит захват!

Цель захвачена.

Залпы дрона и эсминца громыхнули одновременно, но с разным эффектом. Дрону снесло защиту и отбило половину крыла, а у «Зуума» незначительно просел щит. Второй залп разнёс истребитель в труху.

В этот момент ковёр мусора вздыбился громадной горой, осыпался, и из обломков осторожно начал выбираться корабль. На нём повисло множество лишних деталей: хлам, обрывки кабелей, пара размочаленных дронов, но когда модули судна в рабочем состоянии — распознать их не проблема.

Обнаружена сигнатура

Объект: семьдесят пять процентов совпадения с линейным крейсером класса «Перфо»

— Набирай разгон отсюда, напарник, — властно велел Веник.

Но даже без повелительных ноток голоса, Клим, привыкший действовать в команде и беспрекословно выполнять приказы, сначала врубил ускорение, а потом уже задал вопрос:

— А что так? Боишься украду чёнить?

— Нет. Просто после моего выхода из эсминца включился таймер безопасности. Защитные системы Цитадели скоро воспримут тебя как врага. Осталось минуты три.

— Твою за ногу! Что же заранее не предупредил!? — Клим увеличил ускорение насколько возможно, умело вывернул корабль, чтобы не задеть застрявшую руку-манипулятор. Выскользнул из дока и добавил ещё скорости, но так чтобы не слить щит о частицы туманности. Форсаж включать ещё рано.

— Тогда бы ты сразу удрал, а меня распилили дроны.

— Хорошего же ты обо мне мнения, партнёр.

— Извини, это было неблагородно с моей стороны, оскорблять тебя недоверием, но…

— Ладно, ладно… Не продолжай, я понял твой посыл, — чёрные клубы аномалии висят не так плотно и Клим почти не отвлекался на пилотирование.

— Я сообщил как только активировался модуль связи крейсера, — продолжал оправдываться Веник.

Информ-пакеты нейросети, конечно не передают в полной мере интонации, но заметно, что князю действительно стыдно за свой поступок.

— Всё, — оборвал его Клим. — Вижу чистую траекторию, ухожу на форсаже…

Он запрограммировал искин на трёхминутный максимальный разгон, вплоть до критического состояния пилота, а уже затем, с чувством выполненного долга, потерял сознание от перегрузок.


***

Курс инъекций произведён.

Состояние пилота удовлетворительное.

Это первое, что бросилось в глаза после тьмы. А потом уже проявился грозный крейсер зависший совсем рядом.

Цель захвачена!

Клим едва успел остановить «мысленный палец» в миллиметре от «мысленной гашетки», чтобы не разрядить турели в неожиданного противника.

— Ты чего это? — поинтересовался князь, заметив, что на прицеле.

— Привычка.

— Отличная привычка. Как бы мне обзавестись такой же? Я после беспамятства минут пять в себя прихожу.

— За хорошими привычками — это к Чирику.

— Ясно. Я ещё раз хочу принести свои глубочайшие извинения в связи с…

— Извинения приняты. Прекращай уже. Честно говоря, на твоём месте я бы, наверное, действовал так же.

В этот момент корабли обменялись идентификаторами свой-чужой, соединившись в общую сеть.

Получен инфо-пакет определитель

Объект: Ударный линейный крейсер класса «Перун»

Описание: в базе данных отсутствует. Семьдесят пять процентов совпадения сигнатур с крейсером класса «Перфо».

Корабли действительно схожи, словно братья. Отличия прятались в малозаметных деталях, вроде дополнительных выносных ферм и ложных подкрылков.

— Интересная шняга. Как это древнее корыто может так совпадать по сигнатуре с новейшим крейсером, который начали выпускать в прошлом году?

— Всё новое, это хорошо забытое старое, — отозвался Веник. — Но скорее всего, «Верфи Немезиды» где-то откопали неполные чертежи «Перуна» и передрали разработку. Что правда, не совсем удачно, «Перун» более эффективен.

— Заливай больше, — хмыкнул Клим. — Древняя лоханка — круче современного корабля. Скинь-ка мне характеристики.

— Если обещаешь стереть файл после прочтения.

— Договорились.

С минуту Клим изучал полученные данные и был вынужден признать, что таки да — круче. Ещё большая дальность и мощь орудий, практически не сказалась на защите. Да ещё и маневренность на пятнадцать процентов выше.

— Мдя… Умели раньше строить, — согласился Клим, выполняя обещание и удаляя файл. — Кстати, знакомое название: «Перун». Вроде так звали одного из земных богов?

— Думаю предки считали «Перун» вовсе не богом, а удачной моделью корабля. Божественность приклеилась позже. Как тебе линкор класса «Велес», ничего не напоминает?

— Это всё очень интересно, но меня вдруг посетила другая мысль. В Цитадели ещё полно таких кораблей, а может и получше. В задницу Мерина. Собираем команду хороших парней. Ты вытаскиваешь сотню-другую лоханок. И через три дня мы твоих «Славян» запросто отвоюем у кого бы то ни было, а то и новый клан организуем.

— А вот об этом у нас сейчас состоится серьёзный разговор, — даже сквозь удалённую связь просачивалась важность, с которой князь это произнёс.

«Хорошо хоть не приходится ему в глаза смотреть» — подумал Клим. — «Они небось прямо пылают».

— Во-первых: Вражеский флот у орбиты Славы только сплотит клан вокруг Казимира. Нужно будет ещё доказать, что я — это я, а советник попробует этому всячески воспрепятствовать. Во-вторых: Цитадель и всё, что в ней находится — это достояние клана. Никто чужой оттуда ничего не возьмёт. Это не обсуждается!

— Тю, ёлки. Так мы же для клана и стараемся. Оформим на ребят временную аренду, после битвы они вернут корабли, а ты с ними расплатишься иначе, — это Клим произнёс не совсем уверенно, некоторые могут и не сдать суда назад владельцу, а взломают бортового искина и оставят себе. Тут нужно правильный и честный контингент подобрать, а с этим в Содружестве всегда сложности.

— Вернут? Самому не смешно? — уловил причину его неуверенности Веник. — Да и не собираюсь я воевать со своим кланом, люди этого не заслуживают.

— А чего они заслуживают? Под твоим дядюшкой ходить? Я с первого взгляда определил, что этот гад — сволочь ещё та. Он так «направит», что замаешься разгребать.

— Это причина моей печали, — согласился Веник, окончательно начав выражаться как лицо дворянского происхождения и воспитания. — Он должен был высказать на совете претензии ко мне, указать на ошибки и провалы. Если бы моя политика была вредной для клана, а малый совет с этим согласился, я бы ушёл сам. Но он поступил низко — совершил предательство. Такой человек не должен занимать высокой должности.

— Так, а я о чём!?

— Но это не значит, что необходимы человеческие жертвы.

— Да может и не будет никаких жертв, — возразил Клим. — Пригоним пару сотен кораблей, твои и без боя пойдут на уступки, и допустят к идентификатору тронного зала, а там ты легко докажешь, что ты — это ты. Ну умыкнут капсулёры десяток эсминцев, да пару крейсеров, зато «кресло» вернёшь.

— Пойдут на уступки? Ты, видимо, совсем не знаком с историей клана «Славяне». Поверь мне — будет серьёзная битва и погибнет много народа с обеих сторон, а какой же я, после этого, лидер клана, если не смогу вернуть «кресло» без бойни? Это пятно на чести!

— Фух… Как у вас всё сложно, у правителей. Сплошные заморочки. Ладно, будем действовать как задумали — по тихому. Но меня теперь другой вопрос интересует. Вот ты такой весь честный, достойный, а скрываешь от сокланов целую Цитадель. Это нормально?

— Вопрос не в нормальности, а в долгосрочной стратегии, — запальчиво начал разъяснять Веник. — Сиюминутная выгода отрицательно скажется на дальнейшем развитии клана. Вручив дикарям штурмовую винтовку, ты не превратишь их в штурмовиков, они останутся теми же дикарями, но с винтовкой. Цитадель принесёт максимальную выгоду, если вольётся в изначально сильную структуру, станет добавочным звеном к мощи клана — приятным бонусом. Тогда, и только тогда, стоит обнародовать её наличие. Если же она будет единственной опорой и надеждой, то лишь затормозит развитие.

— Вот сейчас представил тебя на броневике с кепкой в руках, — усмехнулся Клим. — Вылитый Ленин.

— Кто это — Ленин?

— Не важно. Спорить с тобой нет желания, да и не секу я в стратегиях. Но раз мы будем действовать «тихо», то крейсер тебе лучше переименовать. «Перун» обязательно покажется подозрительным для знающих людей. Чисто земное название. И раз уж он так похож на «Перфо», так его и обзови.

— Дельное замечание, сейчас сделаю, — через пару минут Веник невразумительно хмыкнул. — Всегда меня смущали нравы Содружества.

— В смысле?

— Можно поймать в «нулях» пилота, вынудить его покинуть корабль, а затем присвоить его. И это не преследуется. Знакомые даже похвалят — надо же, отвоевал отличный трофей — молодец. А вот сейчас искин «ругается», что название «Перфо» уже зарегистрировано торговой маркой «Верфи Немезиды», и использование этого класса, это де нарушение патентных прав. Ну и законы. Можно, конечно взломать глубже, да возиться не хочется. Однако, видимо, придётся.

— Ты можешь взломать бортовой искин вот так запросто? На ходу?

— Уже делал, — отозвался Веник, почувствовав как отзывчиво смещаются электронные цепи перстня на среднем пальце, и встроенные эксплоиты вгрызаются в защиту искина.

— Не парься — назови «Перф». Отсутствие одной буквы никто не заметит. А если заметит, то скажешь, что промежуточная модификация крейсера, это, кстати, и не полную схожесть легко объяснит.

— А ты хитёр, партнёр.

И уже через несколько секунд:

Обновлён инфо-пакет определитель

Ударный линейный крейсер класса «Перф»

Описание: в базе данных отсутствует. Семьдесят пять процентов совпадения сигнатур с крейсером класса «Перфо».

— Отлично, — похвалил князя Клим, недоумевая как можно взломать искин и переименовать класс за такое короткое время. — Давай чухать, нам ещё неделю придётся выбираться отсюда на варпе.

— Не придётся. Неподалёку припрятана ещё одна «рама». Только осторожно подходи, она почти на границе радиуса поражения Цитадели.

— Внутри аномалии?

— Там удобный просвет — и разогнаться можно, и не найдёт никто.


* * *

В мире высоких технологий, громадных станций, мощных верфей, межзвёздных кораблей и изменчивой политики — всё имеет свою цену, и лишь одна вещь остаётся бесценной — информация.

Вовремя полученные новости, заранее известные котировки акций, предупреждение о резком скачке цен на ресурсы — стоят дорогого. Ежедневно тысячи корпораций разоряются или поглощаются более осведомленными конкурентами.

Чтобы быть всегда в курсе событий необходима устойчивая и быстрая связь. Сотни тысяч башен связи, длинными цепочками соединяют отдельные системы Содружества. Ровно через один световой год друг от друга — дальше мгновенно передавать сигналы ещё не научились. И охраняют эти башни похлеще некоторых Врат и Станций.

Но, кое-где, установить вереницу передающих антенн невозможно — слишком дорого или бесперспективно из-за беспрестанных атак УРТ и пиратов. (Кстати, связь — это ещё одна причина, заставляющая людей держаться поближе друг к другу, а не расселяться по всей вселенной). В таких случаях работает почтовая служба.

Быстрые, незаметные корветы постоянно снуют между Станциями, перевозят мелкие грузы и обновления для банков данных. Где-то каждые пятнадцать минут, где-то каждый час, а бывает раз в сутки или раз в неделю. Всё зависит от удалённости объекта, ценности колонии и необходимости обновления. Информация быстро устаревает, поэтому пилотам перевозящим почту отводятся строгие временные рамки. Не успел в срок — не заплатят.

Естественно, почти сразу с основанием почты, организовались группы «предпринимателей» — перехватывающих «почтальонов». Если узнать о скачке цен на час раньше чем остальные, то можно сорвать неплохой куш. А ведь кроме банальных котировок, почта возит и другие данные, часто секретные: отчёты по банковским операциям, чертежи технологий, карты новых территорий, личные послания наконец. Умный человек всегда придумает как обналичить чужие тайны.

Конечно же, вся информация зашифрована, но так и перехватывают «почтовиков» не простые пираты, а граждане — специалисты по взлому и расшифровке. Иногда это целые картели где каждому отведена своя узкая роль. Одни «ловят», другие дешифруют, третьи быстро находят как продать. Поскольку товар «горячий» и «остывает» очень быстро, то служба у них поставлена на уровне войсковых спецподразделений.

Но накладки, как водится, случаются везде.


* * *

У Прыжковых Врат стойко продолжал дежурить эсминец заградитель класса «Элик», его пилот Барт умудрился не только собрать неплохого «ловца», но ещё и установил новейший анализатор данных, легко считывающий почтовые накопители корветов.

Терпение Барта на пределе. Один из охотников, которых он нанял на Зита-три, куда-то уварпал по личному делу.

— Какое личное дело?! — орал Барт, глядя на подходящий к Вратам фрегат. — Ты в рейде! Ты нанят, сука!

— Важное дело, — неразборчиво промямлил пилот, и его корабль активировал Врата.

— Та не волнуйся, начальник. Мы и вчетвером порешаем, — ляпнул кто-то из оставшихся.

«Порешают они, придурки» — зло подумал Барт, но спорить не стал.

Он уже отчаялся нормально заработать в этом рейде. Придётся довольствоваться премией «За участие», без дополнительных вознаграждений. Эх! А ведь можно было отлично подлахматиться.

Барт уже давно облюбовал эту тупиковую звёздную систему с единственной «гайкой». То, что в другом конце есть ещё и «рама» знают немногие почтальоны, из самых опытных. И возят такие, надо думать, самые ценные грузы. Поэтому когда «Анклав перехвата» устроил масштабную операцию, Барт попросился именно сюда. В надежде, что некоторые из разбегающихся почтовиков ломануться по обходной секретной дорожке. И они таки ломанулись. Можно было перехватить уже четверых. Вернее, троих — четвёртым действительно оказался эсминец «Зуум».

«А ведь он мог везти что-то весьма интересное» — с досадой понял Барт. — «Такое, что не поместилось в трюм корвета».

Однако, то ли почтальоны попадались слишком уж опытные, то ли в напарники ему достались откровенные идиоты, а скорее всего и то и другое сразу — ни один захват не удался. И ведь удравшие пилоты, небось уже нажаловались куда следует. Да и обширный рейд, затеянный анклавом не мог остаться незамеченным. Скоро по системам начнут скакать группы пилотов ОАП, нанятые почтовой службой, и без сожаления «палить» всех подряд.

Собственно, в «Анклаве перехватчиков» это отлично понимают и отвели на операцию всего пять часов. И время уже подходит к концу. Барт таки пересилил неприятное предчувствие и решил отдежурить положенное время, а то бы и премия «За участие» не светила.

«Ещё пятнадцать минут и можно сваливать».

Барт собрал в трюм поисковые зонды и уж было хотел отдать приказ двигаться к «гайке». Всё-равно вряд ли уже удастся кого-нибудь поймать. А если в систему вдруг нагрянут мстители, то можно будет легко уйти.

Как вдруг, два из четырёх фрегатов превратились в пылающие звёзды. Залп который их разнёс был такой мощности, что не уцелели даже капсулы с пилотами. И лишь затем сканер выдал:

Обнаружена сигнатура.

Объект: предположительно линейный крейсер «Перфо»

Внимание! Семьдесят пять процентов совпадения.

Почему этот разрекламированный выродок ада подошёл не от «гайки», а с противоположной стороны раздумывать было некогда. Уцелевшие два «помощника» уже ретиво набирали разгон, чтобы уйти в варп. Эсминцу «Элик» для этого нужно немного больше времени.

Внимание! Противник производит захват!

Оранжевое сообщение совсем не порадовало Барта. Сучий «Перфо» на всех парах летел к нему, но был ещё далеко. То, что противник с такого расстояния попал в неподвижные фрегаты — это понятно. Но неужели реклама не врёт и он ещё и цели захватывает на неприличной дальности.

Беспрестанно ругаясь Барт пытался побыстрее разогнать корабль и просто сигануть в варп, без подготовки курса, куда угодно, лишь бы подальше.

Обнаружена сигнатура

Объект: предположительно средний эсминец

Точка на карте появилась совсем рядом, от неё исходили непонятные искажения, свойственные кораблю выходящему из маскировки.

«Какого ляда!?»

Сигнатура обновлена

Объект: многорежимный эсминец «Зуум»

Описание: находится в режиме «защита». Орудийные порты открыты.

«Зуум» огрызнулся залпом малых лазеров, который просадил щит «Элика» всего на десять процентов.

«Не опасен» — понял Барт.

А ещё он понял, каким образом прицелился «Перфо» — его навёл «Зуум», тихо подкравшийся под маскировочным полем. Тот самый многорежимный эсминец, который удрал от охотников несколько часов назад.

«Дружбана привёл, падла» — Барт ругнулся снова.

Искин корабля захватил в прицел ябеду «Зуума» и гибридные турели слаженно выстрелили. Щит многорежимника почти потух. На «Элике» стоят более мощные орудия. Впрочем, главное преимущество «Зуума» не в щитах, а в броне, и вот с ней придётся повозиться пока он в режиме «защита». Наноброня плотно облепила главные модули корабля, превратив его в «крепкий орешек» для любого вида урона.

— Ещё раз пальнёшь, — пришло сообщение от «Зуума». — И мой друг на «перфике» разберёт твою колымагу на запчасти. И ход застопори. Быстро!

Барт подчинился. Что ему оставалось? Фрегаты удрали, да они особо и не помогли бы. А к названию крейсера добавляют приставку: «линейный» совсем не случайно. Это значит, что его главные орудия находятся на одной плоскости — выстроены в линеечку. Одновременный залп очень часто приводит к критической перегрузке целевого щита, тот отключается аварийно и весь урон достаётся корпусу. А он у «Элика» не особо прочный, может перепасть и капсуле пилота, как это только что случилось с теми двумя бедолагами на фрегатах.

Барт слишком осторожен, чтобы подвергать свою тушку такому риску.

— Порешаем мирно, парни?

— Да, сваливай, — сказал пилот «Зуума». — Только не забудь открыть первичный доступ, чтобы мы не возились.

— Понял, — отозвался Барт.

Активировал на бортовом искине, любовно прокачанного эсминца «рут-права», его капсула выскользнула в открытый космос и направилась к Прыжковым Вратам. Жаль «Элик», но не погибать же вместе с ним. Да и подобное происходило с Бартом не единожды. Правда, последний раз это было давно, когда но ещё водил почтовые корветы. Да-да, раньше Барт работал почтальоном, целых десять лет. Иначе откуда бы ему стали известны тайные тропы почтовиков?

— Ну и что мы будем делать с этим корытом? — поинтересовался Веник.

— Как это что? Это же отличный эсминец заградитель, плюс функции взлома. Пригодится.

— Я имел в виду, куда его девать прямо сейчас? В трюм-то он не поместится, а нас только двое.


Глава 6


Станция Альфа-шесть. Сектор отелей внутреннего пользования ОАП. Зона Пехотной Школы.

Длинный коридор загибается полукругом, везде серые стальные стены, миеловая подсветка заливает помещение приятным мягким светом. Клим провёл ладонью по панели сканера, вделанной в стену.

Домовой:

Здравствуй друг Клим. Хозяин и хозяйка дома. Входи пожалуйста.

Дверь тихо отодвинулась. Чирик давно «зашил» приятеля в память домового искина как доверенного друга. Домовой открыл бы, даже если бы хозяев вообще не было дома. Но, естественно, предупредил бы по сети, что у них гости.

Клим переступил порог и его ноги оказались на прямоугольнике коврика-чистильщика. Лёгкое шуршание, и обувь гостя стала идеально чистой, чтобы можно было войти не разуваясь.

Из смежной комнаты в прихожую вошёл Чирик.

— Здарова, братан, ты как чуял, что Джая приготовила мясную запеканку.

Парни врезались друг в друга правыми плечами, с такой силой, что мышцы заныли — это чисто пехотное приветствие, но Клим так долго общался с Чириком, что уже привык.

— Проходи на кухню, я сейчас буду, — улыбнулся Чирик и скрылся в соседней комнате.

Квартира большая — двенадцать комнат, обставлена в смешанном стиле землян и сауров, плюс разные технологичные модные примочки современного Содружества. На полу покрытие с длинным мягким ворсом, в углу диван, стены исписаны замысловатыми рунами, с потолка кое-где свисают зелёные канаты лиан, а в отдельной комнате приютился бойцовый дроид, на котором отрабатывают связки ударов.

На кухне Клима встретила Джая, жена Чирика. Миловидная, крепко сбитая шатенка со смуглой кожей и непропорционально большими глазами. Не такими, как рисуют в мультфильмах китайцы, но близко.

— Светлого дня, Клим, — чуть сощурилась женщина, у сауров считается красивым, если глаза как можно меньше. В их мультфильмах у главных героев принято рисовать узкие щелки на лице.

— Светлого дня, Джая.

— Если надумаете «махаться», то идите в коридор, дроид-мойщик сломался, а из этого долбанного ковра засохшую кровь потом не выдерешь.

— Эмм… Ты же знаешь, у нас это, как бы, не принято, — замялся гость.

— Да я прикалываюсь, — хихикнула Джая. — Присаживайся, скоро будет готова запеканка, — и строго добавила. — Все дела после еды.

— Так точно, мэм! — козырнул Клим и опустился на кривой и низкий деревянный табурет у стола, который высотой едва достаёт до колен.

Изогнутое сидение не давало расслабиться, нужно постоянно напрягать икры, чтобы не съехать на пол.

— Да свали его, и сядь на боковину, а то всю трапезу будешь ёрзать, — милостиво разрешила Джая.

У сауров очень сложная система общения, правил, запретов и традиций. На эту тему даже наваяли отдельную базу данных, но Клим так и не удосужился её установить. К тому же, Джая и сама не очень-то придерживается заветов предков, и даже выскочила замуж за землянина.

Остальных же сауров селят отдельно от граждан Содружества. А перед каждым входом в зоны жительства висит яркое предупреждение — «Осторожно! Сектор Сауров. Сдайте оружие постовым на входе. Перед посещением рекомендуется установить и изучить базу знаний: Обычаи планеты Сура».

А всё дело в их патологической любви к дракам. Среднестатистического саура хлебом не корми — дай «помахаться». Это у них вместо приветствия, вместо знакомства, а часто и вместо разговоров.

Молодые ребята толпами собираются в каком-нибудь большом проходном зале станции, обязательно обустроенном под парк с красивой изумрудной травой. Стоят отдельными кучками, что-то обсуждают и смотрят как дерётся очередная пара бойцов. Пройти мимо не нарвавшись на: «Эй, враг, помахаемся?», просто невозможно.

Это обусловлено сложной демографической обстановкой на их родине. На одну девочку — рождается сотня мальчиков. Найти жену просто нереально. И сильный пол вынужден конкурировать, добиваться благосклонности каждой самки. В фаворе смелые и бесшабашные. Не обязательно побеждать в каждой схватке, главное ни хрена не бояться и терпеть любые побои ради избранницы. В идеале — настоящий мужик должен быть покрыт шрамами с ног до головы.

Бой длится до падения одного из бойцов. И попробуй откажись от «махача» или упади специально. Уже через минуту на каждой информационной панели сектора появится твоё изображение с презрительной подписью: «шмырь». Предлагать уже ничего не будут, а вот «случайно» толкать и ставить подлые подножки — обязательно. Дальнейшее перемещение окажется затруднительным — сервисные дроиды начнут вас не замечать, автоматическое такси не принимать вызовы, а каждый местный терминал выдавать: «в доступе отказано».

И это ещё мягкое наказание. На родной планете сауров, труса просто и тихо прирежут. Но тут таки станция Содружества и драчуны вынуждены соблюдать определённые правила. У каждого «бойцовского клуба» дежурит медицинский дроид. Полицейских, наёмных охранников и администраторов станции никто не задирает, а в чужих жилых зонах сауры ведут себя как обычные граждане.

Впрочем, Чирик и Джая живут в квартале для работников ОАП, а потому Клим добрался без приключений. Он всегда был желанным гостем их семьи, поскольку сам их и познакомил.

Вышло это случайно: в Академии Клим познакомился с очередной смуглолицей красавицей, глаза у неё были вполне нормального размера, а потому он не сразу понял куда ввязывается. Сначала засыпал шутками и комплиментами, пригласил на свидание, и лишь выспросив адрес осознал как лопухнулся.

— А ты достаточно смел, пилот, чтобы встретиться? — с нотками сарказма спросила Шакти.

— Да я самый отчаянный капсулёр выпуска, — браво выпятил грудь Клим, пропустив лёгкий саркастичный тон мимо ушей.

Черноволосая девушка с яркими фиолетовыми глазами, загадочно улыбнулась, скинула ему на нейросеть маркер по которому её можно найти, и вскинув милый носик ушла. А он остался стоять, тупо глядя на карту станции. Маркер мигал строго в центре сектора сауров.

«Твою мать» — о нравах сауров на Альфа-шесть не слышали только мёртвые. — «Какая жопа».

И в тот момент Клим думал совсем не о обворожительной попке Шакти, растворившейся в толпе кадетов, а о свой собственной многострадальной заднице.

Но отступать было не в его правилах. Парень смело попёрся на первое свидание и по дороге сделал всё, чтобы его портрет не оказался на информационных экранах, украшенный подписью «шмырь». Скорее всего, домовой искин комнаты, где проживала девушка, в таком случае даже «не заметил» бы гостя.

Явился он с небольшим опозданием. Губы разбиты, под глазом синяк, ухо распухло, а в уголке рта засохший потёк крови — сауры предпочитают бить в голову, чтобы поскорее свалить оппонента.

— Покажи кулаки, враг, — с порога огорошила его Шакти.

Парень послушно вытянул руки и продемонстрировал разбитые костяшки. Это значило, что он не только банально огрёб по роже, но и сам надавал кому-то тумаков.

— А ты видел, что на «кругах», — так сауры именуют места своих баталий, — Дежурят медики?

— Конечно.

— Почему же не воспользовался?

— Ну, я подумал, что у вас не принято являться на первое свидание не побитым, — пожал плечами Клим.

Девушка рассмеялась:

— Оставлять следует только отметины на руках, лицо можно лечить.

— Не, ну так не честно, что же я зря старался?

— Ладно, герой, — озорно усмехнулась Шакти. — Я с тобой пойду.

И они отправлялись в какую-то забегаловку неподалёку. По дороге наведавшись к ближайшему медицинскому дроиду. Сауры провожали парочку хмурыми взглядами, но «помахаться» больше не вызывали. Даже когда Клим возвращался обратно в одиночестве его так ни разу и не окликнули.

Шакти ему понравилась. Её имя в прямом переводе означало «власть», но вела она себя просто. Не строила из себя великосветскую барышню, не пыталась умничать, но производила, при этом, впечатление довольно сообразительной особы, с отличным чувством юмора. С ней было легко.

Клим сам не заметил как они договорились о повторной встрече. Следующим вечером, за раздумьями о нелёгкой судьбинушке его застал Чирик.

— Что добрый молодец голову повесил? Экзамен завалил? — гнусаво промямли приятель, копируя вредный голос старой ведьмы.

— Нет, тут такое дело, — и Клим поведал приятелю о предстоящем свидании с мордобоем.

— Ну ты придурок, — захохотал Чирик. — А ты знаешь, что теперь, после того как ты отхватил самку, самцы будут стараться с утроенной силой. Теперь тебя самые бойкие будут «приглашать». Тут уж разбитой губой не отделаешься, череп сломают, как пить дать.

— Обнадёжил…

— Не дрейфь, помогу я твоему горюшку, но только с одним условием.

— Проси что пожелаешь баба-яга, — не смотря на современную медицину, перспектива подвергаться постоянным побоям не радовала пилота.

— Попроси свою пассию пригласить подружку для меня.

Не смотря на успехи в Пехотной Школе и репутацию отважного бойца, Чирик до ужаса боялся прекрасный пол. Оказываясь в непосредственной близости возле «человека с грудью» он начинал робеть и нести чушь. Клим несколько раз уже брал приятеля на двойные свидания, где в трудные моменты тот мог спрятаться за красноречием друга.

— Щас попробую, — не откладывая в долгий ящик Клим позвонил Шакти.

— Подружку? Ты собрался встречаться сразу с двумя? — в голосе девушки было больше изумления чем недовольства.

— Ну что ты говоришь такое? Нет конечно. Просто мой друг, когда услышал, что саурянки самые прекрасные создания во вселенной, залез мне на плечо и отказывается спускаться пока я не познакомлю его с одной из них.

— Надеюсь вы осознаёте чем это чревато?

— Ни малейшего понятия, о прекрасная Шакти, — отшутился Клим.

— Хорошо, подружка будет, не опаздывайте, — последние слова были сказаны с явным намёком.

На входе в сектор сауров парни сдали постовым станеры и Чирик заговорщицки затараторил:

— Значит слушай: идёшь впереди, делаешь вид, что сам по себе, а когда предложат «помахаться», соглашайся, но только двое на двое.

— А это не нарушает традиций?

— Всё нормально, — отмахнулся Чирик. — Наши сюда пятёрками ходят, чтобы стенка на стенку подраться.

— Припаянная пехота, тренировочных рингов вам мало что ли?

— Ринг это, конечно, весело, но настоящая драка намного веселее, — ухмыляясь потёр ладони будущий штурмовик. Он и шёл-то сюда не ради знакомства с большеглазой подружкой, а чтобы повеселиться.

Почти половину пути Клим преодолел спокойно, встреченные на «кругах» группы, словно не замечали гостя. Он уж подумал, что сегодня обойдётся, когда дорогу ему заступил долговязый парень в майке.

Тяжёлые канаты мышц под смуглой кожей совсем не мешали ему двигаться с грацией гепарда. Похоже этот тип способен проломить чужой череп одним молниеносным ударом.

— Помахаемся, враг? — улыбчиво подмигнул саур.

— Легко, — кивнул Клим, уже отчётливо понимая, что ничего лёгкого их с Чириком не ждёт. — Но только два на два.

— Сказано, — пожал плечами большеглазый хищник и кивнул кому-то в толпе. Из неё тот час вышел ещё один глазастый боец, который выглядел ещё здоровее. — С тобой кто-то есть или выберешь из «круга»?

Он взмахнул рукой в сторону где уже собралась толпа. Правила разрешали взять любого напарника, даже саурянина, и тот бы не отказался драться на стороне чужака. Клим оглянулся и как бы случайно выхватил взглядом, мнущегося неподалёку Чирика.

— Эй, приятель, «помахаться» не желаешь?

— Чё? — тот довольно натурально изобразил, будто только заметил Клима. — Ааа… Это мы завсегда с радостью.

Чирика тут явно знали, потому что наглые ухмылки сауров сразу поблекли.

Драка вышла скоротечной, и Клим в ней участия почти не принял. Только они подняли руки, стоя напротив противников, как Чирик уже оказался между саурами и несколькими отточенными движениями отправил обоих в нокаут. Они даже защититься толком не успели.

— Так-с, — пехотинец вынул платок из кармана и вытер кулаки от чужой крови. — Пошли, приятель. Не интересно тут.

Когда они отошли немного дальше Клим спросил:

— Я смотрю ты тут не в первый раз?

— Наведываюсь иногда. Правда они меня больше не вызывают, токо кивают и шепчут: «Приветствую, кан».

— А сам чего не зовёшь?

— Кто-то наставникам стуканул, что один из глазастых чуть не помер после нашего близкого общения. Ну и Старший инструктор запретил мне их вызывать, только если кто-то из сауров сам предложит.

— Ты наверное в печали?

— Просто рыдаю ночами, — всхлипнул Чирик. — Такую малину мне обосра…

— Не желаете «помахаться», враги? — донеслось от одного из «кругов».

Перед парнями «выросли» ещё двое претендентов на взбучку, правда чуть поменьше предыдущих. Новости тут распространяются быстро. Сауры решили во что бы то не стало не пустить наглых людишек к своим самкам.

— Да не может быть, — с предвкушением осклабился Чирик, но скосив глаза, увидел таймер нейросети, и понял что они могут опоздать. — Эх… Извините бойцы, мы чёта подустали после предыдущего боя. В следующий раз.

И спокойно потопал дальше. Клим нагнал его шагов через двадцать:

— А что так можно было?

— Естественно, какой же доблестный воин согласится биться с уставшим противником, это же не честно. Погоди-ка, ты что же, «махался» вчера со всеми подряд?

— Ну… — Клим поджал губы.

— Брат! — Чирик остановился и схватил Клима за плечи. — Ты придурок, конечно, но я тебя уважаю. Ты мой герой! Сука-а-а! Мне же никто не поверит в Школе, когда я рассказывать это буду. Какое горе! Ладно пошли, а то лупоглазые выродки оглядываться начали.

Свою следующую, самую важную в жизни драку, Чирик банально «сдал» по всем фронтам буквально за две секунды. Как только встретился взглядом с бездонными глазами Джаи. Теперь каждый, кто неосторожно ляпнет при нём: «лупоглазый», «лупатый», «глазун» или что-то в этом роде, становится врагом номер один. Никто не смеет оскорблять своим поганым языком самых прекрасных созданий вселенной.

Когда предпоследний кусок запеканки исчез в желудке, кстати, далеко не все могут позволить себе готовить настоящую еду, а значит Чирик с Джаей неплохо зарабатывают, Клим отодвинул квадратную тарелку и прокашлялся:

— В общем-то, у меня дело к твоей дражайшей супруге.

— Я должен волноваться? — Чирик шутливо дыхнул на кулак и потёр его о грудь.

— Конечно должен, — расплылся в улыбке Клим. — Будь у меня в жёнах такая красавца, я бы глаз ночью не сомкнул, опасаясь, что уведут.

— Подхалим, — сощурившись улыбнулась Джая.

— Короче, мне нужен ОАПовский допросник. Что-то я не нахожу их на аукционе, они редкость?

— Ими не торгуют вообще, а в аренду могут брать только полевые агенты. Политика Агентства, — развела руками девушка, она один из рядовых работников ОАП, и иногда подкидывает Климу интересные контракты. — Купи обычный или пиратский. Их навалом.

— Нужен именно ОАПовский, их записям больше доверяют.

— Невозможно.

— Погоди, — влез Чирик. — А если он наймёт для допроса дознавателя, например лейтенанта ДГ ОАП? Тому же аренда разрешена?

— Так можно, — согласилась Джая. — Но только если допрос будет проходить на границе с «нулями», вне протектората Содружества.

— Не проблема, — сказал Клим. — Доставим вашего лейта хоть в сами «нули», но человек это должен быть проверенный и не болтливый.

— В сами «нули» не нужно, там нет связи, допросник не будет работать.

— А я достаточно проверенный? — осклабился Чирик.

— Какой же ты лейтенант ДГ? Ты же в боях не участвовал.

— Оказывается, чтобы получить на лычку приставку: «старший», обязательно нужно поучаствовать. Ни в одну из планетарных мясорубок меня, конечно, не пустили, а к ДГ приставили. Так что ты сейчас имеешь честь беседовать с лейтенантом Диверсионной Группы Общего Агентства Пилотов, братан. Гордись. Но тссс… Это тайна.

— Какая же это тайна? — возмутилась Джая. — Когда ты орёшь об этом на всех углах, каждый раз, как нажрёшься в баре.

— А мне можно, я же лейт ДГ ОАП. Так что? Поможем нашему Климке?

— Легко, но это будет стоить уйму денег. Придётся проводить найм через счета Агентства.

— Сколько? — вздохнул Клим, уже мысленно продавая недавно захваченный «Элик».

— Около десяти тысяч, — прикинула Джая. — Плюс командировочные дознавателю.

— Фу ты, напугала, — Клим чуть не сплюнул на ковровое покрытие, но вовремя опомнился. — Плачу тридцать, только чтобы быстро.

— Ну да, ну да, — понимающе закивала девушка. — Всё время забываю, что ты один из «бессмертных» и измеряешь состоятельность в плексах.

— Конкретно я, не так богат, но стараюсь стремиться.


* * *

Клим застал князя в собственном номере, сам открыл ему доступ, чтобы тот не «светился» на старой квартире. Веник сидит в кресле, глаза смотрят сквозь стену, на виске пульсирует жилка. Сейчас его нейросеть распаковывает данные в мозг носителя.

— Ты что сейчас учишь, Веня? — поинтересовался Клим.

— Прицеливание. Поиск уязвимых зон, второй ранг, — отстранёно отозвался тот. Иногда, скоростное изучение навыка делает пилотов довольно рассеянными, вплоть до того, что они натыкаются на препятствия или вообще не могут встать на ноги.

— Только второй? Маловато для «Перфа».

— Знаю, потому и ускорил до предела. Может быть до операции успею сделать третий.

Как-то Клим отхватил подзатыльник от преподавателя, за невинный вопрос на тему прицеливания. Какой такой: «захват цели»? Что это вообще за глупость такая? Ты смотришь в перекрестие, видишь врага, знай себе жми на гашетку. Чего там «захватывать»? Преподаватель посоветовал заткнуться и изучать начальные базы.

А после изучения всё выяснилось само собой:

Любой современный корабль, даже без дополнительных модулей по срыву прицела, уже сам по себе стелс. Кроме полимеров в обшивке и специальных геометрических форм, нутро и корпус создаются с использованием новейших средств сканероподавления. Каждую секунду судно выплёскивает в окружающее пространство массу шумов, мешающих его заметить.

Если современный даже не боевой корабль, снимать на обычную земную видео камеру или смотреть глазами, то вы увидите всякую чертовщину: светящиеся шары, небесные «сигары», бледную дымку, тени или вообще ни фига. Всё это будет двигаться с сумасшедшим ускорением и нарушать все законы физики, причём не вызывая никаких возмущений в атмосфере. В общем, вести себя как заурядное НЛО.

Если строчить в такую цель из сотни пулемётов, пули будут лететь в «молоко», просто потому, что цель совершенно в другом месте и выглядит совсем не так.

Бортовой искин боевого корабля, использует расплывчатые данные сканера и постоянно пытается, хотя бы на секунду, разглядеть врага. В ход идёт богатый арсенал обнаружения, даже в пси-диапазоне, но без «мудрого» наставника, в виде правильно обученного мозга пилота, это было бы нереально.

«Цель захвачена» — означает, что, проанализировав данные, тандем: искин-пилот выделил несколько параметров присущих целевому объекту, и теперь сможет постоянно отслеживать его.

— Тогда не буду отвлекать. Ааа… И это, я достал ОАПовский допросник, но только в комплекте с дознавателем.

— Надеюсь он не будет трепаться?

— Это Чирик.

— Этому парю можно доверять, — ни секунды не раздумывая выпалил князь.

— Ого, ты это выяснил за пару раундов на ринге?

— Нет, это отдельное наблюдение, а на ринге Чирик учит меня быть «живым».

— Не понял.

— С самого детства меня воспитывали как лидера, — Веник притормозил изучение навыков, чтобы связно высказаться. — Нельзя сердиться, нельзя печалиться, нельзя привязываться. Сознание должно быть холодно, как глыба льда в поясе астероидов. Необходимо взвешивать каждое слово, каждый жест. Это придаёт поведению определённые черты. Когда я дерусь это уходит на задний план, я начинаю чувствовать себя самим собой, таким, каким бы я стал без «кресла». Могу позволить себе выплеснуть всё, что накопилось за годы правильного поведения. Могу быть живым, настоящим.

— Короче, ты такой же припаянный драчун, как и Чирик, — причмокнул Клим, пропустив половину слов мимо ушей. Немного подумал и сбросил князю маркер зоны сауров. — Тогда у меня для тебя есть интересное место. Бойцовский клуб. Загляни как-нибудь.

— Хорошо, — глаза Веника снова расфокусировались.

— Ладно, пойду переоборудую «Зуум» в заградитель что ли.


* * *

Сектор Крест. Система KR-а1. Местные зовут её Альфа Креста.

Космос. Часть обзора перекрывает красно-коричневый шар планеты, с редкими вкраплениями синих пятен морей. День только на половине шарика, а на тёмной стороне видны слабые огни громадных технополисов. Чуть поодаль станция Альфа-шесть, эдакий головастик, похожий на лодочный мотор. Она медленно движется по круговой орбите, достаточно далёкой чтобы не вызывать на планете катаклизмы.

Рядом со станцией всегда курсирует много разных кораблей. В основном большие грузовые суда, напоминающие старинные дирижабли, или юркие учебные корветы ОАП, ведь на станции расположен один из филиалов Академии Пилотов.

Но сегодня собрался целый флот. Пять сотен всевозможных фрегатов, эсминцев, крейсеров и даже десяток линкоров. Они словно мухи снуют вокруг станции. И почти на всех общих каналах стоит многоголосый шум голосов.

Немного в стороне завис линкор поддержки класса «Барет», напоминающий обводами морскую рыбу «скат», он так и раскрашен — чёрный верх, белый низ и узкая пасть на нём. Корабль напичкан вспомогательными модулями, которые восстанавливают дружественным целям щиты и броню, помогают с обнаружением и целенаведением, могут зарядить слитый конденсатор и подлатать варп-ускоритель, заглушенный наведёнными помехами. Управляет этим «космическим полевым госпиталем для кораблей» довольно известная личность — пилот Кекс. Одиночка, сумевший прославиться настолько, что желающих встать под его командование собралась целая очередь.

Вокруг «Барета» уже вьются несколько десятков кораблей поменьше, это те, кого Кекс отобрал в свою группу и подключил к отдельному выделенному каналу связи. На сегодня господин Кекс станет «ФК» (флитком, он же командир флота). Для этого нужны не только опыт и качества лидера, но и ПСИ-индекс не менее девятки, чтобы поддерживать нужную ширину информационного канала связи. А ещё подходящий корабль.

Всё это у Кекса имеется. Его часто приглашают вступить в какую-нибудь корпорацию, но свободолюбивый пилот неизменно отказывается. Любит оставаться хозяином самому себе.

Флитком отберёт лучших, тех кого знает лично, тех у кого «красивый» рейтинг или нужное для рейда судно. Только благодаря ему тут и собралась такая толпа — Кекс бросил клич в чатах станции. На такое же объявление от другого пилота собралось бы человек двадцать, не больше.

Каждый кто не войдёт в группу Кекса, полетит в рейд на УРТов в одиночку или объединится с другими неудачниками. А то и не полетит — здоровье дороже.

Всё это беспорядочное сборище капсулёров у станции это не основной боевой контингент идущий громить УРТ. В корпоративном флоте такого бардака, что воцарился на орбите Альфы, не допустили бы в принципе. Всё это прилипалы-стервятники, которые будут подбирать остатки с «барского стола». Вылетят они уже под конец главной баталии, чтобы свести шанс встретить злобных УРТов к минимуму. Но опасность всё-равно остаётся, так что те, кто не найдёт спутников, скорее всего, не полетят вообще.

Веник с Климом даже не пытались присоединиться к какой-нибудь команде, не та у них на сегодня задача. «Перф» скромно завис у станции, а «Зуум» потихоньку бороздит по скоплению разнообразных судов. Где-то в неразберихе корабельных сигнатур затерялся «Рилер» Мерина.

— Нашёл! — обрадовался Клим. — Лови маркер.

— Маркер это хорошо, но ещё лучше захватить бы его в прицел, — кисло ответил Веник.

— Или засунуть маяк в задницу, но нельзя. Заметит.

— Минутку внимания, господа, — на общем канале сообщил Кекс. — Флот собран, остальные свободны, всем спасибо. Сразу предупреждаю, если кто-то надумает тереться, ближе тридцати мипров (минимальный пси-полевой резонанс — в них пилоты измеряют короткие расстояния), от моей группировки, то домой этот хитрец полетит на капсуле.

В ответ грянул дружный гул разочарования, но Кекс его не услышал, заблаговременно покинув общий канал.

Через пять минут его флот выстроился в жалкое подобие построения и двинулся к Прыжковым Вратам. Их специально располагают подальше от станций, чтобы в случае вторжения было хоть какое-то время на подготовку к защите.

— Началось, — предупредил Клим. — Я буду маячить возле Мерина, а ты держись в отдалении.

— Принял.

Часть оставшихся кораблей ринулась вслед за флотом Кекса, часть вернулась на станцию. Пилоты решившие лететь в рейд отдельно, попытались было объединиться в ещё один флот, но быстро разругались, наполнив общий канал руганью. Образовалось несколько команд по пять — десять участников. И похоже Мерин примкнул к одной из них.

У Прыжковых Врат системы образовалась очередь. Первыми «гайку» прошли ребята Кекса. Они не задержались, поскольку получали чёткие команды от ФК. Разрозненная толпа остальных, бестолково кружила вокруг. Лёгкий фрегат «Лист» вошёл в зону прыжка, но всё никак не варпает, закрыв собой проход.

На общем канале зазвучали возмущённые возгласы, кто-то уже предложил «разобрать» тормозилу. Но в системе KR-а1 наивысший индекс безопасности, орудия Врат обязательно накажут всех, кто откроет немотивированный огонь.

— Красота, — прокомментировал Веник. — И эти, с позволения сказать, пилоты, учились в Академии.

— В Академии учат исполнять приказы, а тут каждый третий сам себе командир. Да и не все учились. Ладно, Веник, до точки сбора восемь прыжков. Встретимся там. Всё-равно сразу не начнут. Попытаюсь не потерять Мерина.

— До связи.

Климу удалось втиснутся в очередь и прыгнуть сразу за помеченным «Рилером». За что он получил пять личных сообщений от других пилотов с ругательствами и угрозами.


* * *

Окраина звёздной системы SK-g6. Её только начали осваивать. Возле четвёртой планеты вырос остов будущей станции, на которой уже частично функционирует док, перерабатывающий завод и малая верфь. На самой планете основали несколько больших городов, но они ещё прячутся под землёй и увидеть их с орбиты не получится. Терраформирование только набирает обороты, на полюсе едва проклюнулось белое пятнышко ледяной шапки.

Рядом с остовом станции, прямо в космосе сияет большущая красная голограмма: «Корпорация АРМА». Эту надпись отлично видно с поверхности планеты в тёмное время суток.

Ещё два года назад АРМе было плевать на удалённую звёздную систему и освоение двигалось медленно, силами местечковых кланов. Пока один из разведчиков не обнаружил в соседней системе постройку мирмицинов — одной из разновидностей Условно Разумных Тварей.

Эти мелкие засранцы, постоянно лепят огромные замысловатые конструкции вокруг звёзд. Летают на кораблях размером со средний эсминец, похожий обводами на муравьиное тельце. Мирмицины не обращают внимание ни на что вокруг, кроме своей идиотской стройки. Вернее, раньше не обращали, а вот после того, как несколько раз огребли от сил Содружества по макушке — начали расстреливать из баллистических орудий любого чужака, что появится в зоне видимости.

А огребли за то, что когда закончили одну из своих непонятных построек — пояс на орбите звезды, состоящий из длинных столбов, хаотично расположенных и ничем не скрепленных между собой — конструкция активировалась, и звезда испустила импульс-вспышку. Та преодолела сто пятьдесят световых лет за несколько часов, и вырубила всю электронику в зоне своего действия.

Потухли сияющие вихри в центре Прыжковых Врат, вышли из строя башни связи, отрубились мощные генераторы станций, а тысячи кораблей, застигнутых в пути, повисли в открытом космосе грудами бесполезного железа.

Содружество восстанавливало утерянное целых пятнадцать лет, и всё это время нещадно жгло каждое замеченное скопление мирмицинов вместе с постройками. Но те, с упрямством муравьёв, возвращались и начинали строить заново. Как те дузеры из Мапет Шоу. Договориться мирмицинами не вышло, они не отвечают ни на какие запросы во всех мыслимых диапазонах. Живьём никого из них захватить пока не удалось, их тела вплетены в конструкции кораблей. Остаётся лишь следить и вовремя разрушать построенное. Чем и занялась АРМА.

О нет. Директора АРМы не настолько великодушны, чтобы долбить УРТ ради всеобщего блага. Просто мирмицины возводят свои конструкции из капты — редкого минерала, отлично поглощающего и хранящего энергию. Четверть современных корабельных конденсаторов сделана на его основе. В последний год корпорация АРМА вырвалась вперёд, как производитель недорогих, но надёжных «кондёров».

В деле добычи капты главное не переборщить и оставить мирмицинам достаточный кусок пояса, тогда они обязательно вернутся и продолжат строительство.


* * *

Клим оказался у последней «гайки» даже раньше Мерина. Флот Кекса уже выстроился у Врат, ожидая приказа на прыжок. Флитком пока выжидает. Скорее всего, в рядах корпоративного флота АРМы у него есть надёжный человек, который предупредит когда именно корпы закончат зачистку целевой системы.

Наконец передние ряды дрогнули и корабли Кекса один за другим начали исчезать в голубых вспышках света. «Зуум» пристроился сразу за ними, делая вид, что тоже входит во флот.

Активирую Врата.

Узкий тоннель искажений окутал эсминец. Клим вынырнул из варпа в хвосте колонны и сразу же набрал ускорение, уходя немного в сторону. Скоро Кекс начнёт выполнять обещание и «разбирать» каждого, кто окажется ближе чем следует.

Система SK-g8. Статус безопасности: ноль. Будьте осторожны!

Вот они, пресловутые «нули». Корпоративный флот АРМы уже вышел из боя, но ещё не покинул опасную систему. Корабли собрались на периферии, чтобы перестроиться для отхода.

Сразу в глаза бросился титан класса «Танис». Громадный, в тринадцать километров длинной, походит на бронированный ботинок от тяжёлого штурмового костюма. На боку гордо красуется красная надпись «АРМА». Вокруг исполинского судна выстроились дредноуты и линкоры, в строгом порядке, на одинаковом расстоянии друг от друга, словно кто-то бегал и специально вымерял линейкой.

Корабли поменьше уже скрылись в необъятном пузе «Таниса». Флот АРМы готовится к прыжку.

Ни одни Врата не способны сдвинуть исполина «Таниса» с места, они просто развалятся от перегрузки. Но титану это и не нужно. У него собственный прыжковый модуль, который способен телепортировать и сам титан и уйму дружественных целей.

Перед «Танисом» вспыхнул огромный фиолетовый прямоугольник. Перед остальными кораблями флота, прямоугольники поменьше, соответствующие их размерам. Резкое движение, яркие одновременные всполохи. И корпоративный флот АРМы исчез с радара.

Вокруг далёкой звезды в центре системы, замелькали едва заметные точки взрывов. Это идёт бой, что корпорация дала мирмицинам. Флот АРМы уже ушёл домой, а свет с места битвы только сейчас достиг этого края системы. При желании можно увеличить разрешение сканера и просмотреть как всё происходило. Но Климу некогда, он всматривается в группы кораблей выныривающих из варпа.

— А вот и ты.

Очередная пятёрка кораблей появилась на радаре: два эсминца и три фрегата, один из них «Рилер». «Зуум» двинулся следом, чтобы не выпустить Мерина из зоны уверенного обнаружения.

Через десять минут пришло сообщение от Веника:

— Я на месте, какие указания, партнёр?

— Да какие нафиг указания!? Тут может что угодно случиться, пока плывём по течению. Старайся держаться поблизости, партнёр.


Глава 7


Флот Кекса варпнулся к самой звезде, словно стайка мошкары к варенью, и начал деловито «добывать» капту из пояса прямых чёрных столбов, что наваяли УРТы, но не тронули корпы. Для это Кекс включил в свою группу тридцать специализированных кораблей класса «Шахтёр» и «Сборщик». Другие корабли лишь прикрывают их деятельность. Чтобы остатки мирмицинов, возможно ещё находящиеся в поясе на мешали добычникам.

Вообще-то, за такие дела можно отхватить от АРМы по башке. Видимо, у Кекса в корпорации не просто информатор, а надёжный покровитель, раз он решился отщипнуть чужой кусок.

Пятёрка Мерина прыгнула следом, держась на почтительном расстоянии, за ними увязался «Зуум». Не смотря на крупное сражение, совсем недавно закончившееся у сооружения мирмицинов, обломков в округе не так много. Корпы АРМы собрали всё самое ценное, оставив молодым прилипалам дешёвый мусор.

Почти сразу флот Кекса нарвался на нескольких противников, но флитком быстро сориентировался, отдал необходимые приказы и тех «развалили» на части. До Клима долетели хлопки отдалённых взрывов.

Естественно, звуки в безвоздушном пространстве не распространяются. Каждое космическое побоище происходит в гробовой тишине, не зависимо от того насколько оно масштабно. Всё дело в специальной программе бортового искина. Человеческое зрение довольно примитивно, и если на него подать полный сферический обзор со сканера, это дезориентирует пилота, а потому капсулёры «смотрят» только в одну определённую сторону. Для фиксирования событий «за спиной», используется аудио сопровождение. Искин засекает взрыв, выстрел турели, разгон ускорителя, выход из варпа, и подаёт пилоту соответствующий звуковой сигнал. Сигналы можно настраивать в широких пределах и Клим потратил не один месяц оптимизируя собственный набор звуков.

Не все этим пользуются, ведь есть списки целей, логи предупреждений и алармы от искина, но когда заваруха большая, то в длинном перечне можно потеряться. А вот звук близкого взрыва заставит интуитивно отойти в сторону. Клима это не раз выручало.

Мерин и компания не рискнули сунуться близко к Кексу, это может вызвать как недовольство флиткома, так и атаку редких УРТ. Гораздо безопаснее обшаривать обломки корабельных конструкций, оставшихся после боя. В поисках модулей, которыми побрезговали корпы АРМы.

Три фрегата во главе с «Рилером» застолбили очередной остов, окружённый разлетающимися деталями и заскользили по его орбите, демонстрируя остальным пилотам — «это наше». К ним подошли два эсминца, изучили находку и принялись выдирать магнитно-гравитационными захватами понравившиеся запчасти. Клим наблюдал за пятёркой издали, стараясь ни к кому не приближаться на расстояние выстрела.

Между стервятниками уже вспыхнуло несколько коротких схваток из-за извечного вопроса: кто владелец данного трофея — тот парень, что прилетел первым, или те ребята, которых больше? В ход идут аргументы в виде слаженных залпов. Некоторые пилоты уже отправились домой на капсулах.

А ведь в рейде есть и те, кто летает «по фану». То есть для развлечения. Богатство открывает много дверей и даёт кучу возможностей: крутые тачки, красивые «тёлки», фешенебельные гостиницы, забористая дурь. Но если ты пилот-капсулёр, ничто не заменит свободы и адреналина, что приносят слияние с кораблём, бесконечный космос и убойная схватка. Ощущение, что ты исполин, способный сокрушать и «ногебадь» целые кланы — это наркотик замену которому не придумать никогда. Большинство «стариков» вообще безвылазно проводят жизнь в капсулах, мир букашек, состоящих из мяса и костей, их давно не интересует.

Некоторые состоятельные пилоты, бывает соберут кораблик попроще, прилетят со стервятниками на рейд, неважно куда, главное чтобы народу было побольше, и начинают квест под названием: «Кто косо глянет». Ну, а «доклепаться» можно и до столба, как известно.

Клим заметил одного такого, тот уже пяток минут наяривал круги вокруг. Присматривался. Информации о кораблях класса «Зуум» в сети практически нет, пятьдесят лет прошло всё-таки, и, видимо, пилот считает, что лиртонские технологии давно устарели. Хочет провести разведку боем. Тоже, кстати, на «Рилере». Этот класс фрегатов вообще очень ценится пиратами и любителями дуэлей — за дешевизну и кусачесть. На таком и победить всегда есть шанс, и если разберут — не так жалко.

Не дожидаясь пока пилот «Рилера» придумает предлог для атаки, Клим отправил ему сообщение:

— Вон тот «Перфо» в отдалении, мой дружбан, так что отвали, — он бы и сам смог разобраться с одиночкой, да не хотел просаживать конденсатор, энергия которого могла пригодится в любой момент.

«Рилер» ещё с минуту повисел рядом, а потом умчал в другую часть лётного поля.

— Какой-то странный пилот спрашивал: в группе ли мы с тобой, — сообщил Веник. — Видимо, хотел присоединиться. Я ответил, что мест нет.

— Ага, присоединиться, как же, — хмыкнул Клим и пояснил, чего тот хотел на самом деле.

— Им что, мало адреналина вокруг? Вон, пояс мирмицинов рядом. Лети сражайся.

— Ну ты сравнил. То ли сойтись по надуманному предлогу с неопытным братом пилотом, который максимум корабль разберёт, то ли нарваться на УРТа, который жалеть не будет, и капсулу тоже развалит.

— Неужели среди пилотов встречаются такие… ммм… отстойные засранцы? — князь пересилил воспитанность и выдал подходящее ругательство.

— Просто ты рос в тепличных условиях клана. Дай угадаю: ты отучился в Академии, а потом сразу вернулся домой, получил отличный корабль и участвовал исключительно в групповых боях как флитком?

— Да.

— Добро пожаловать в реалии Содружества, партнёр. Тут полно засранцев, а законы призрачны. И кстати, наш знакомец Мерин, как раз руководит ватагой отморозков. Заметил, что он всегда летит к цели первый? И выбирает не наобум, а те обломки, которые заинтересовали кого-нибудь из одиночек? Ждёт пока тот просканит объект, когда находится что-то ценное пилот начинает демонтаж, а они его толпой отгоняют? Если Мерин в пятёрке лидер, то придётся всех пятерых разбирать. Я, конечно, «Зуум» по полной вооружил, но конденсатора хватит на три минуты боя.

— Ты не просчитал энергостабильность корабля?

— Я не просчитал два эсминца, которые будут охраняют Мерина. На «Рилер» и ещё два лёгких фрегата трёх минут хватит с головой.

— Ты только что натолкнул меня на отличную мысль, партнёр. Видишь вон те два обломка, чуть поодаль? — Веник пометил объекты на тактической карте группы.

Эту зону стервятники пропесочили ещё в самом начале и сейчас там почти никого нет. Два корабельных остова находятся на расстоянии пятидесяти мипров друг от друга. Это почти в два раза превышает дальность работы малых лазеров, что ставят на фрегаты. Зато идеально для средних энерго-орудий крейсера «Перф».

— Их уже обшарили.

— Верно, но об этом ведь известно не всем?

Веник быстро посвятил напарника в детали плана и парни принялись ждать пока основная масса пилотов начнёт покидать систему. В таком щепетильном деле, как захват «бессмертного» лишние свидетели ни к чему.


* * *

Мерин внимательно вчитывался в логи сообщений. Многие пилоты не удосуживаются отправлять личные послания, а ругаются прямо в общем канале. Лог наполнен нецензурной лексикой на три четверти.

Все эти: чаты, каналы, перехваты пси-эфира, шифрование, триггерные переключения связи и логи сообщений — требуют солидного списка изученных баз, и важны для флиткомов, которым необходимо управлять целым флотом и вовремя отдавать приказы именно тем, кому нужно в данный момент, да ещё и так чтобы не услышали чужие. Рядовому пилоту важнее прицеливание и ведение огня.

Практически никто из начинающих не тратит время на «бесполезную» ерунду, и не умеет хитро «прятать» свои переговоры. Поэтому прямо из открытых источников можно легко почерпнуть ценную информацию. Например, кто именно действует группами, а кто одиночка, которого можно отогнать угрозами.

Сначала Мерина заинтересовал далёкий выстрел из энергетической пушки. Ту зону уже давно обыскали и было странно, что кто-то там дебоширит. Вдруг УРТы?

Оказалось новомодный «Перфо» отгоняет от трофея «Зуум».

«Какой ещё „Зуум“? Лиртонские технологии?» — Мерин сверился с энциклопедией в нейросети. — «Ааа… Это те, которых сто лет назад задолбали насмерть? Неужели на их хламе ещё кто-то летает? Наверное, такой же старый пердун, как и его корабль».

Он пролистал логи перепалки между пилотами, что случилась перед выстрелом. Ну так и есть: «Перфо» отгоняет старичка. Обычное дело. И тут Мерина заинтересовало сообщение, которое пилот «Зуума» отправил обидчику после:

— Ну и пошёл ты, урод. В этом обломке «вкусняшек» ещё больше, — при этом он действительно начинал демонтаж соседнего корабельного остова.

Оно-то, скорее всего, дедок на «Зууме» просто хочет задеть обидчика, и ничего ценного в его трофее нет. Но…

«Ай, всё-равно уже почти всё вычищено. Проверим» — решил Мерин. — «В крайнем случае, разберём эту убогую лоханку. Тоже прибыль».

Каждый модуль корабля упакован в слои наноброни, словно в сейф, не так надёжно как капсула с пилотом, но достаточно, чтобы не пострадать от большинства нагрузок. Даже когда судно разваливается на части многие узлы оборудования остаются целыми. А судя по данным сканера «Зуум» довольно неплохо укомплектован.

— Ребята, ловите новый маркер, — сообщил Мерин своей группе.

— Далековато, — отозвался «левый» близнец. Два брата, похожие как две капли воды, управляют двумя эсминцами класса «Матар». Корабли они тоже собрали совершенно идентичные. Мерин, не долго думая, пометил их в группе как «левый» и «правый». — Не успеем.

— На форсаже пойдем, — уточнил Мерин набирая ускорение, два лёгких фрегата рванули следом, их пилоты быстро привыкли молча подчиняться новому лидеру.

— Тогда мы с братом отстанем сильно, — добавил «правый» близнец. — Втроём справитесь-то с целым эсминцем?

— А мы будем его с границы действия орудий щипать, и отходить, — пояснил Мерин. — Отвлечём от трофея, а тут и вы подтянитесь. Если он до этого сам не удерёт.

— Дело, — согласился «левый».

— Какой нам сегодня умный лидер попался, — поддержал брата «правый». — Нужно будет ещё как-нибудь вместе собраться.

— Держитесь меня, парни, — важно заявил Мерин. — Не прогадаете.


* * *

Чёрный прозрачный песок, далёкие разноцветные искры. Песок странный, бежать по такому можно не только — вперёд-назад или в стороны, но ещё и вверх-вниз. Чуть поодаль полыхает огромный костёр, а вокруг него тонким поясом стоит непонятное строение из палок и чурбаков. Сейчас там копошатся настырные парни с топорами и пилами, деловито рубят и пилят, а потом складывают щепки в бездонные мешки.

Он снова наклонился над исковерканной тушей лежащей у ног. Уже не понять кто это был на самом деле — сплошные кости да шкура. Всё, что можно сожрать — давно сожрали. Но Клим продолжал делать вид, что увлечённо извлекает что-то очень интересное из пустого брюха скелета.

Трое шестиногих шакалов уже недалеко. Бегут разбрызгивая слюну по чёрному песку. У одного из них две головы — это Мерин. Зубастые думают его напугать.

— Бледные шавки, — усмехнулся Клим.

Опасения вызывают только два бегемота, что едва плетутся следом. Но пока они топают, есть время раздавить шакалов. Главное действовать быстро.

Шакалы разошлись полукругом, их глаза вспыхнули лучами, они угодили в доспех, призраком окруживший шкуру демона и потухли. Нападавшие думали, что Клим броситься бежать, но широкоплечий демон молниеносно прыгнул вперёд. Размахнулся хвостом, который оканчивается булавой и жахнул по чёрному песку. Звон резанул уши, вокруг разошлась призрачная волна. Каждый кого она задела, стал казаться ниже ростом. Клим провалился в чёрный песок по колени, а с ним и трое шакалов — теперь не убегут.

— Пора! — шепнул он напарнику.

И сразу же плюнул в двуголового шакала сгустком липкой слюны. Теперь тот не только оказался по самое пузо в песке, но и лапы у него склеились. Он поспешно начал отползать от Клима, а тот помчался на обездвиженную жертву во весь опор.

Из глаз остальных шакалов снова засверкали жгучие лучи, но таяли у самой шкуры — щит духа ещё держится. Клим размахнулся, все его четыре руки слаженно метнули по двухголовому увесистые камни. Клим плюнул ещё раз, стремясь замедлить противника ещё сильнее. По неподвижному легче попасть камнями. Два других шакала отскочили дальше, и сверкают глазами издали. Их взгляды уже сожгли щит и начали палить шкуру, но она у демона по имени «Зуум» толстая. Четыре руки снова метнули камни.

Двуголовый изо всех сил гребёт лапами, но расстояние лишь сокращается. Очередные камни выбили из его тела куски костей и мяса, одну из лап перебило. Мерин пытался огрызаться, но тонкие лучи из его глаз вязли в плотной шкуре демона, почти не прожигая.

Бегемоты подходят всё ближе, фокусируют взгляды на «Зууме».

— Щас ты огребёшь сука, — рычит двуголовый шакал.

Клим напряг мышцы, его тело окуталось дополнительными слоями шкуры. Демон ещё раз взмахнул хвостом. Звон, и ноги снова провалились в песок. Он ещё раз плюнул в шакала и метнул камни. Тот уже не сопротивлялся.

Бегемоты раскрыли пасти, два шакала, что отбежали поодаль, воодушевились и кинулись на Клима с новыми силами. По шкуре градом забарабанили удары. Она уже казалась не такой уж и толстой.

На далёкий гребень бархана из чёрного песка, вышел старец. Мощный, жилистый, в стальном доспехе, белая борода свисает до пояса. Скорее всего он не успеет к схватке, слишком далеко стоит. Но старец сверкнул глазами, поднял ладони и с растопыренных пальцев сорвались десятки молний.

Шесть сверкающих разрядов распылили ближайшего шакала, четыре окончательно разорвали тело Мерина. Разлетелись куски шкуры, мясо, кости и сердце. Сердце шакала встрепенулось, отрастило тонкие паучьи лапки, стремясь побыстрее удрать. Но в этот момент шипастый хвост опять ударил по чёрному песку, сердце просело, а Клим плюнул в него и удачно попал. Лапки склеились. Хотя сигнатура капсулы и значительно меньше корабельной, а значит и попасть в неё сложнее…

Последняя мысль вырвала пилота с изнанки. Мир демонов не вяжется с замысловатыми терминами вроде: «сигнатура». Но Клим не растерялся от резкого перехода, быстро активировал гравизахват и затащил обездвиженную капсулу Мерина в трюм.


* * *

Синдром Полански.

С изобретением нейрошунтов и прямого подключения нервных волокон к системам корабля, выяснилась интересная деталь — некоторые пилоты, во время боя или в минуты опасности видят галлюцинации. Причём, одну общую на всех. Такое себе коллективное помешательство.

Изначально это дело пытались лечить. Порядочно народа закрыли в психушках и «пролечили». Некоторые до сих пор болеют, но уже не галлюцинациями, а чем похуже. Что поделать — медицина наука неточная, поэтому деньги назад врачи, а особенно мозгоправы, не возвращают.

Новые пилоты, что вдруг начинали видеть изнанку, просто перестали в этом сознаваться. Никому ведь не охота на «дурку». И проблема сама собой «потерялась» — больных-то больше нет.

Выходец с Земли, бывший поляк Чеслав Полански не был психологом. Но имел солидный коэффициент интеллекта и работал инструктором ОАП по тактике. А ещё собирал статистику по учебным боям кадетов. И скоро заметил, что есть отдельная группа середнячков, которые в трудную минуту, вдруг скоропостижно умнеют, а их скорость взаимодействия корабль-пилот возрастает в разы. Чеслав стал потихоньку расспрашивать таких ребят и выяснил, что все они видят в этот момент «галюны». И что немаловажно, под конец обучения, все эти «психи» входят в двадцатку лучших выпускников.

Полански не стал орать об этом на каждом углу, а тихонько собрал статистику, изучил вопрос, и написал обширный труд, скромно назвал его своим именем и отослал правлению Агентства. За что отхватил неплохую премию от старших агентов.

Лечить пилотов перестали, но теперь с каждым кто замечен «под изнанкой», а заметить это для инструкторов Академии не сложно, проводится дополнительный инструктаж. С тех пор курсанты с синдромом Полански оканчивают Академию неизменно в десятке лучших. Как только выучиваются вовремя «включать изнанку».


* * *

Два эсминца класса «Матар» запустили варп-помехи и обработали «Зуум» стазис-сетями.

Внимание! Варп-двигатель аварийно отключён!

Внимание! Сбой работы ускорителей! Эффективность работы маневровых двигателей двадцать процентов.

Оранжевые предупреждения вспыхнули почти одновременно. Клим подал на ускорители полную мощность, но казалось висит на месте. «Матары» быстро приближаются.

— Эй пилот, — сообщил один из них. — Ты только что захватил капсулу нашего друга.

— А что, нельзя? — возмутился Клим решив потянуть время, пока по нему опять не открыли огонь. — Мы вроде как в «нулях».

«Зуум» уже окончательно перестроился в защитный режим, но если «Матары» решат его разобрать, долго он не продержится. Оба эсминца заняли позицию так, чтобы спрятаться от орудий «Перфа» за кораблём Клима. Веник в такой ситуации стрелять не будет, побоится задеть товарища.

— Какой шутник, — рыкнул «левый» брат. — Мы тебя сейчас разберём и шути дальше.

— И раз уж ты заметил, что мы в нулях, — добавил «правый». — И капсулу разберём тоже, чтобы не хватал «братьев». Наплодилось, блин, уродов. Традиций не уважают.

— Ребят, — спокойно отозвался Клим. — Давайте без истерик. Просто у меня есть разговор к Мерину.

— Если есть разговор, — резонно заметил «левый». — Пригласи его на станции в бар и пообщайся.

— Да что с этим отморозком разговаривать, — выкрикнул пилот фрегата, нарезающего круги неподалёку. — Жги его!

В принципе ребята поступают правильно. На их месте Клим действовал бы так же. Нельзя позволять молодняку безнаказанно «хватать» других пилотов. Так и до всеобщего беспредела недалеко. И никаких объяснений эти парни просто не будут слушать.

А Веник всё ещё слишком далеко, чтобы вести прицельный огонь. Его крейсер слишком медлителен. Он попытался сменить траекторию, чтобы открыть себе сектор стрельбы, но «Матары» тоже сдвинулись, ещё раз отработали по «Зууму» стазис-сетями и открыли огонь.

Внимание! Сбой работы ускорителей! Эффективность работы маневровых двигателей десять процентов.

Внимание! Энергетический щит отключён!

Внимание! Целостность наноброни восемьдесят пять процентов!

Эдак они успеют и корабль Клима разобрать и от Веника уйти.

— Успокойтесь! — заорал Клим, даже не пытаясь отстреливаться. — Вы же так и Мерина можете завалить!

— Мы осторожно, не переживай, — хмыкнул «правый», и «Матары» снова слаженно выстрелили.

Внимание! Целостность наноброни семьдесят пять процентов!

«Перф» уже подошёл на расстояние в тридцать пять мипров, но это всё ещё слишком далеко. Не успеет. «Зуум» продолжает медленно отползать от наседающих эсминцев, но с тем же успехом мог бы вовсе выключить ускорители. Стазис-сети не дают нормально разогнаться.

— Какая жопа! — ругнулся Клим.

— Держись, партнёр, — рявкнул Веник. — Я уже рядом.

— Да ты фиг знает где, опоздаешь, — по обшивке загрохотали удары.

Внимание! Целостность наноброни шестьдесят два процента!

От «Перфа» отделилось несколько новых целей.

Обнаружены новые сигнатуры!

Восемь объектов класса: «Ратник».

Описание: средний дрон-истребитель.

Вереница юрких дронов рванулась вперёд. В них нет живых пилотов, поэтому ускорение ограничено лишь мощностью двигателей. Они преодолели расстояние до «Зуума» за каких-то десять секунд. Истребители выстроились вокруг корабля Клима и заскользили по его орбите замысловатым хороводом.

«Восемь штук» — опешил Клим. — «Какой же у Веника пси-уровень? Девятка? Фигасебе!»

Корпус «Зуума» содрогнулся от попаданий.

Внимание! Целостность наноброни сорок шесть процентов!

— А ну отставить стрельбу, засранцы! — передал Веник в общий канал. — А то щяс всех раздолбаю!

— Спокойнее, приятель, — отозвался «правый» брат, но стрельба тем не менее прекратилась. — Чего ты его защищаешь? Он пилота захватил.

— Это не по понятиям, — поддержал его «левый».

— Понятиям-шмонятиям, — огрызнулся Веник, всё больше входя в раж и копируя манеру разговора Чирика. — Это внутренние дела нашего клана. Отвалите.

— Какого клана!? Вы что думаете на вас управы не найдётся, отморозки!? — уцелевший фрегат, всё ещё нарезающий круги вокруг «Зуума» открыл канал широкого вещания: — Всем пилотам! Тревога! Требуется срочная помощь!

«Ну сейчас начнётся» — опасливо подумал Клим и оглядел тактическую карту системы.

Обломков не осталось. Стервятники одиночки аккуратно подчистили близлежащий космос, флот Кекса закончил добычу, набив трюмы каптой, и удалился. Карта пестрела десятком сигнатур, да и те скопились у далёкой «рамы», поочерёдно покидая систему SK-g8.

Своих Прыжковых Врат система не имеет, их бы обязательно уничтожили мирмицины, охраняя свои владения. Выбираться же из SK-g8 своим ходом слишком долго. Кекс решил проблему просто — приволок с собой Разгонные Врата. Пока добычники собирали капту, монтажные дроны как раз успели смонтировать это незамысловатое сооружение на самом краю системы. И сейчас «рамой» спешили воспользоваться последние участники рейда.

Если кто-то из них и услышал «вопль» фрегата, то показывать этого пока не спешил. Мало ли какие там разборки? Останься пилотов побольше, они бы обязательно вернулись, накинулись гурьбой на отморозков и наказали. Но поскольку в «хвосте» рейда обычно оказываются самые слабые и пугливые, то большинство сделало вид, что не заметило сигналов фрегата.

От стайки сигнатур у «рамы» оторвалась пара объектов, но подходили они к месту разборок как-то вяло, на минимальной скорости — в надежде добраться когда всё уже будет закончено.

«А может и не начнётся» — приободрился Клим.

— У вас есть три секунды, чтобы отвалить, — между тем напирал на братьев Веник. — Две секунды, чтобы отвалить. Одна.

«Перф» захватил «Матаров» в прицел. Дроны-истребители разлетелись в стороны и перестроились в боевой порядок. Каждый по отдельности — это быстрое, мобильное орудие, заточенное под разрушение. Когда они под непосредственным пси-управлением пилота-хозяина, то являют собой грозную силу.

— Ладно, ладно, — пошли на попятную близнецы. — Ваша взяла, но не думайте, что такое поведение сойдёт вам с рук.

— Встретимся в ОАП, — многозначительно добавил пилот фрегата и корабли поспешили убраться подальше от грозных дронов.

— А в твоём плане был пункт по которому мы так тупо засвечиваемся? — поинтересовался Веник, глядя в след уходящим эсминцам. — Могут быть проблемы с Агентством.

— Расслабься, партнёр, — успокоил его Клим. — Когда мы покажем недовольным запись допроса Мерина, они упырка сами разорвут.

— Будем надеяться.


* * *

Звёздная система SK-g6. Статус безопасности: ноль-два.

Автоматическая станция-ангар корпорации «Вазис».

Платный внутренний док с оборудованием жизнеобеспечения. Обслуживающий персонал отсутствует. Технические условия соответствуют требованиям статута ОАП раздел 8, пункт 312.

Литая створка бронированной плиты отодвинулась в сторону и двое пилотов в лёгких пилотских комбинезонах с накинутыми герметичными капюшонами вошли в просторное квадратное помещение.

Вместо потолка чуть заметно сияет энергетическое поле, отделяя док от космического вакуума. Сквозь призрачную преграду проглядывают надстройки ангара и далёкие звёзды. В центре, наполовину погружённая в защитное поле, висит громада эсминца «Зуум». Пласты наноброни услужливо разошлись «розочкой», открыв доступ к трюму корабля.

В доке, пилотов уже поджидает человек в чёрном скафандре. На его левой грудной пластине брони мелко выведено: «ДГ ОАП». Обычно, если кто-то видит эту невзрачную надпись, то жить ему осталось меньше секунды. Но сейчас не тот случай.

— Ну вы задрали, — фигура в скафандре пнула прямоугольный кофр, стоящий у ног. На боку которого выведено: «Полевой допросник ОАП. Модификация Р 4» — Я уж думал сегодня не явитесь.

Капюшоны пилотов сложились в воротнички. А вот Чирик не стал открывать забрало своего шлема, чтобы не светить бандитскую физиономию.

— Радуйся, дождался, — помахал ему Клим. — У тебя всё готово?

— Пока достанете подследственного, усё будет, — старший инструктор Школы ОАП, в данный момент исполняющий функции дознавателя наклонился над кофром, снял перчатку и приложил ладонь к встроенному терминалу.

Кофр распался на четыре части, из него «вылезла» сложная аппаратура и «трон» с высокой спинкой, чем-то похожий на электрический стул. Чирик принялся колдовать на оборудованием, а Клим отдал «Зууму» приказы по нейросети.

Трюм корабля открылся, из него выдвинулись автозахваты, держащие в своих лапах капсулу. Клим требовательно постучал по обшивке:

— Вылезай, Мерин. Разговор есть.

Ответом ему была тишина.

— Может ты слишком много энергии откачал из капсульного «кондёра»? — предположил Веник. — Системы отрубились и он тебя не слышит?

— Да всё он слышит, — отмахнулся Клим и грозно добавил. — Мерин. Две минуты на выход. Или распилим яйцо, вывалишься и будешь страдать от интоксикации.

На этот раз в капсуле загудели насосы, начав откачку биогеля.

— Я же говорил: слышит.

Пилоты предусмотрительно отошли от капсулы, а Чирик наоборот встал к ней вплотную, чтобы встретить «дорогого гостя» как подобает со всеми почестями. Ещё через минуту створки капсулы распахнулись и из неё резко выскочила рука со станером.

По чёрной броне Чирика заплясали мелкие молнии разрядов, защита скафандра сопротивлялась лучам станера.

— Ты офигел, придурок!? — рыкнул дознаватель и его кулак, в бронированной перчатке смачно стукнул куда-то в глубь яйцеобразной скорлупки.

Затем Чирик извлёк из капсулы, бледного, ничего не понимающего Мерина с подбитым глазом и быстро наливающимся синевой кровоподтёком. Ухватил под мышки, подтащил к «трону из кофра», «заботливо» усадил и зафиксировал захватами. Сопроводив свои действия парой лёгких оплеух. На голову пленника опустилась полусфера заглушив связь нейросети с сетью.

Мерин что-то неразборчиво мычал, ещё не полностью оклемавшись после выхода из капсулы. Это для любого пилота само по себе шок, а тут ещё от Чирика по загривку прилетело. Прошло минут пять пока взгляд Мерина обрёл осмысленность, пробежался по присутствующим и остановился на Климе.

— О! Клим. Климыч. Дружище. Что за дела?

— Никакой ты мне не дружище, — насупился тот. — А дела простые. Сам-то хвостов за собой никаких не помнишь?

— Ты о экзамене по тактике? Ну виноват, каюсь. Был косяк. Так что же из-за этой старой истории, яйцо хватать? — заныл Мерин. — Разобранного «Рилера» недостаточно? Вы парни переходите границы. Я…

— Уймись. Достаточно «Рилера», ты прав, но за тобой и другой проступок. Недавно было, не припоминаешь?

На лице Мерене отразилась изнурительная работа мысли. Наконец он понятливо поморщился:

— Вы из-за той сучки с перстнем что ли?

Пилоты и Чирик непонимающе переглянулись, но промолчали. А Мерин решил, что попал в точку.

— Фак! Не знал, что из-за этой чепухи такой бедлам образуется. Да верну я ей кольцо, верну. Зачем сразу допросник, дознаватель? Что мы по свойски не разобрались бы? Там в капсуле в кофре НЗ: и перстень, и извинения. Чип на предъявителя с пятьюдесятью тысячами покатит за извинения? — Мерин вымученно улыбнулся, скорчив на лице гримасу вселенского раскаяния.

Чирик молча направился к капсуле. Влез в неё наполовину, что-то там покрутил, затем несколько раз стукнул бронированным кулаком по стенке.

— Ну зачем ломать, приятель? — протянул Мерин. — Уберите глушилку, я сам открою.

Никто его не послушал, а Чирик выбрался из капсулы, подошёл к Климу и продемонстрировал открытую ладонь. На ней лежали: банковский чип и изящный женский перстень с плоским круглым фиолетовым камнем. На поверхности которого замысловатым вензелем выгравирована руна «шак».

Брови Клима поползли вверх:

— Ну-ка поподробнее давай, — кивнул он Мерину.

— Ну отдыхали мы с парнями в баре, «Саур-меню» называется. Ну вы знаете, с бойцовским рингом который. Там меня одна фифа нагло отшила. С виду нормальная, а оказалось из лупоглазых.

При этих словах Чирик сжал кулаки и шагнул к Мерину, но Клим успел схватить приятеля за плечо и строго покачал головой. Не хватало ещё чтобы старший инструктор нанёс допрашиваемому телесные повреждения не совместимые с членораздельной речью до того как тот всё расскажет.

— А потом её кто-то на ринг вызвал. Эти луп… — телодвижения Чирика не остались незамеченными и Мерин мудро решил сбавить обороты. — Господа сауры они же любители «помахаться», а девки у них ещё круче парней дерутся. Она перед боем перстень сняла и на столе оставила. Ну я и подмахнул его. Виноват. Приношу нижайшие извинения. Больше не повторится. Чтобы сгладить конфликт добавляю к перстню чип на предъявителя. Добровольно, — заискивающе всхлипнул Мерин.

— Интересная история, — Клим подошёл вплотную к допроснику и заглянул Мерину в глаза. — Но мы о другом спрашиваем. О Славе.

— Какой ещё славе? — Мерин пытался казаться спокойным, но на лице отразилось волнение и испуг.

— Контракт с кланом «Славяне». Планета Слава. Пояс астероидов. Искажения. Расстрел капсул, — жестоко добавил Клим.

— Был контракт, — мгновенно побледневшими губами зашептал Мерин. — Но я от него отказался. В последний момент перед подтверждением знакомые предложили работу получше. Так что я не совсем понимаю о чём вы парни.

— А это мы сейчас проверим, — криво улыбнулся Клим и кивнул Чирику, отходя от допросника. — Приступайте, господин дознаватель.


Глава 8


За Земле, в средние века, святая инквизиция особо не мудрствуя тащила заподозренных колдунов и ведьм в подвалы. А там широкоплечие мужики в толстых рукавицах, используя подручные инструменты типа: дыбы, раскалённого прута, испанского сапога, колодок или стульев ведьмы, запросто получали у подозреваемых признания в ереси. И плевать было экзекуторам, что цена таким признаниям — изломанный грош. Для того времени вполне катило.

С тех пор прогресс шагнул далеко вперёд. Появились: психологические техники и методы допроса, устройства снятия невербальной информации, наркотические препараты с эффектом «эликсира правды» и многое другое.

Но спецы Содружества шагнули ещё дальше. Объединили все эти технологии в один комплекс: «Допросник». Кроме всевозможных устройств и медикаментов, легко развязывающих язык любому разумному существу, в него входит разнообразный набор регистрации данных непосредственно с мозга и нейросети «пациента». Соврать под всей этой мешаниной просто невозможно, да и банально не захочется — стимуляторы заставляют «резать» правду матку с радостью и горячим желанием. Даже спрашивать особой нет нужды.

А чтобы показания считались правдивыми, а не «выбитыми» и надуманными — система пси-сканеров и медицинских датчиков регистрирует множество ключевых процессов мозга и подтверждает их данными снятыми с памяти нейросети.

Система чётко определяет: Да, подобный разговор или событие действительно имели место — это реальные воспоминания, а не придуманный эпизод.

Ну и наконец, чтобы избежать фальсификаций каждый допросник защищён специальными программами и имеет сертификат соответствия. Его датчики не просто записывают процедуру допроса, а ещё и одновременно передают запись на сервера ОАП в реальном времени. Подделать такую двойную запись невозможно.

Чтобы допросник работал правильно, ему необходима связь с сетью. Именно поэтому Клим и Веник выбрали местом допроса автоматическую станцию-ангар, расположенную поблизости от башни связи.

Чирик приблизился к терминалу допросника и нажал несколько кнопок. Управляется эта штука по старинке, чтобы, опять же, избежать взлома и фальсификаций. Допросник замигал красной подсветкой и у всех присутствующих пропала связь нейросети с системами станции-ангара.

Мерин вздрогнул когда из подлокотников кресла выскочило несколько тонких игл, которые впились ему в предплечья. Ещё несколько кольнули шею. Взгляд Мерина расфокусировался, а на лице проступило спокойствие, даже умиротворение. Губы слегка растянулись в глуповатой улыбке.

На терминале засветилась надпись: «Связь с сервером установлена», а следом: «Запись начата».

— Полевой допросник ОАП начал работу. Дознаватель терминала лейт ДГ ОАП, — Чирик произнёс длинный идентификационный номер агрегата и повернулся к Климу. — Можете задавать вопросы.

— Пилот Мерин, — обратился Клим к допрашиваемому. — Перескажите события произошедшие после вашего прибытия к планете Слава.

А дальше Мерин начал пересказывать всё, что с ним случилось у «Славян», буднично и монотонно, будто с листа читал. Подробно расписал разговор с первым советником клана герцогом Казимиром, который перевербовывал пилотов для нового контракта. Оказывается пузатый дяденька Веника даже упомянул, что придётся отступить от неких общепринятых пилотских традиций, но Мерин пропустил эту реплику мимо ушей, заворожённый увеличившейся суммой оплаты.

Под конец Мерин отчитался, что не только стрелял по капсулам пилотов, но лично сбил одну, за что ему доплатили особо. Ну и имена четверых подельников, поучаствовавших в расправе тоже назвал. Короче сдал с потрохами не только Казимира и дружков, но и себе смертный приговор подписал. Попади эта запись в общую сеть и «бедолаг» разорвут свои же приятели, как только те окажутся в любой системе с индексом безопасности ниже «ноль-шесть».

— Допрос окончен, — произнёс Клим.

Полученной информации достаточно, чтобы устроить Казимиру большие неприятности, а остальное уже не интересно. Чирик отключил допросник, иглы вышли из тела Мерина и он понемногу стал приходить в себя, с ужасом осознавая, что только что выболтал. И по лицам присутствующих уже понял, что ничего хорошего его дальше не ждёт.

— Парни, — плаксиво промямлил Мерин. — Я ведь никаких законов не нарушил. Мы были в системе с индексом «ноль-три». Там можно.

— Так и мы никаких законов нарушать не собираемся, — зловеще ухмыльнулся Клим. — Мы сейчас в SK-g6, тут вообще «ноль-два». Тут тоже можно.

— Парни…

— Послушай меня, засранец, — пафосно перебил Мерина Чирик. — Можно уйти от закона, но нельзя уйти от расплаты.

И ловко, так что его никто не успел остановить, вынул станер, приставил к виску Мерина и нажал гашетку. Тело допрашиваемого затряслось. Правый глаз побелел, словно сваренный белок куриного яйца, а левый сдвинулся и стал смотреть на переносицу. Мерин обмяк в тисках кресла.

— Чирик ты рехнулся? — вспыхнул Веник.

— А что такого? Вы его разве живым собирались оставить?

— Нет, но ты только что убил бессмертного!

— Да после того как мы запись обнародуем, его ещё и героем сделают, — отмахнулся Клим.

— Нет, партнёр. Запись мы сливать в сеть не будем.

— То-есть как это не будем?

— А ты подумал, что ждёт мой клан после такой информации?

— Так тут же Казимир во всём виноват, с него и спрос, — пожал плечами Клим.

— Никто не будет разбираться кто виноват, пилоты Агентства просто устроят тотальный геноцид.

— Фак! Ты прав, разбираться действительно не будут, — Клим указал на фигуру в чёрной броне, Чирик напряжённо застыл возле мёртвого тела, только начиная осознавать в какую попал передрягу поспешив вынести мозги одному из пилотов. — Тогда спишем на него. Мол мы просто пообщаться хотели, а он вдруг Мерина завалил.

Чирик вдруг дёрнулся как от удара, и на мгновение Климу даже показалось, что он повёл станером в его сторону. А сам лейт вдруг вспомнил, что негоже пехотным крысам лезть в разборки бессмертных. Это тем никогда не нравилось. Даже если запись всё-таки обнародовать, и выяснится, что Чирик прикончил отъявленного негодяя, обязательно найдутся несколько принципиальных парней, которые посчитают, что казнить пилота имеет право только другой пилот.

— Да успокойся, дружище, — поспешил добавить Клим. — Я шучу.

— Дурацкая шутка, — понуро вымолвил лейт. — Я только кредит за квартиру выплатил, Джая беременна, денег ноль. Как и куда теперь бежать-то?

— Да никуда бежать не нужно. Пущу слушок, что это я Мерина угрохал за былые прегрешения во время экзаменов. Делов-то. Главное, чтобы никакой умник не полез проверять логи-записи сервера с этой станции. Мало ли каких датчиков и сканеров тут напихано, могла запись остаться.

— С логами я порешаю, — вклинился Веник, всё больше используя в лексиконе слова обычных людей, не обременённых высоким воспитанием. — Но эти «прегрешения на экзаменах» не такой уж и большой проступок. Кто-то из его приятелей обязательно решит, что ты перегнул палку и будет мстить. Вот хотя бы те двое на «Матарах».

— Не так уж у урода много друзей, — отмахнулся Клим. — Подумаешь два «Матара». Разберу.

— Тогда вам обоим лучше отправляться, а я почищу логи.

— Ты так говоришь: «почищу логи», будто это так просто. Это автоматическая станция-ангар, Веник, тут защит наворочено куча. Даже до рубки не добраться.

— Я жду, — Веня указал обоим на выход.

Клим пожал плечами и направился к капсуле «Зуума», а Чирик поспешно вынул тело Мерина из кресла, нажал несколько кнопок, и допросник сложился в квадратный кофр.

— А с этим что делать? — лейт легонько пнул мертвеца.

— Выброси в утилизатор.

Когда Чирик покинул ангар волоча за ногу труп, Веник подошёл к ближайшему терминалу станции.

— Рубка. Доступ в рубку это хорошо, но слишком долго, — и приложил правую руку к сенсорному дисплею.

На среднем пальце князя проявился замысловатый зелёный узор-перстень, с виду обычная татуировка. Но вот линии узора зашевелились, перестроились смешавшись в новый узор и по дисплею терминала пронеслась рябь символов, а затем появился десятиминутный таймер отсчёта.

— Так быстрее будет, — Веник накинул капюшон пилотского комбеза и поспешил к своему кораблю.


* * *

Альфа Креста. Система A — d1. Станция Альфа-Шесть. Бар «Земля».

В центре заведения медленно вращается двухметровая проекция планеты Земля, а на дисплее во всю дальнюю стену мелькают новости Содружества. Круглый стол в левом углу занимают три человека: двое в стандартных пилотских комбезах, а третий в обычной одежде, но судя по телосложению и резким отточенным движениям, выпускник Пехотной Школы.

— Ну, за то чтобы планы и дальше сбывались! — Клим поднял рюмку и отсалютовал товарищам.

— Чин, — отозвался Веник и опрокинул стопку, поморщился с непривычки, и вдруг повернулся к экрану с новостями. — Вот, кстати, и оно, а вы сомневались.

На большом дисплее появилась автоматическая станция висящая в космосе. Звук из новостного канала не транслируется чтобы не отвлекать посетителей. Но любой присутствующий может подключиться к звуковому каналу по нейросети, что сразу же и проделали Клим с Чириком.

— В системе SK-g6, одна из автоматических станций-ангаров, принадлежащая корпорации «Вазис» подверглась хакерской атаке. Неизвестный вирус полностью уничтожил данные и управляющие программы искина, — послышался голос ведущего. — Станция временно недоступна для посещения. Эксперты «Вазиса» утверждают, что использованы компьютерные технологии Лирта. Напомним: это цивилизация практически полностью уничтоженная участниками Содружества пятьдесят лет назад за незаконные махинации в сфере финансов…

— Лиртонские технологии? — Клим отключил звуковой канал и вопросительно уставился на Веника. — Откуда?

— Да какие лиртонские технологии? — возмутился Веник. — Много они понимаю их эксперты.

— Фуххх… — вытер вспотевший лоб Чирик. — Гора с плеч. Хоть что-то вы можете нормально сделать.

— Мы!? — опешил Клим. — Это не «мы» без спросу мозги допрашиваемым жарим.

— Да тише вы, — шикнул на них Веник. — Народ вокруг.

— Ладно, мой косяк тоже в наличии, — согласился Чирик и обличительно ткнул пальцем в Клима. — Но это всё-равно ты виноват. Таскаешь меня постоянно на ваши мероприятия. Знакомишь с друзьями пилотами. Раньше меня даже в этот бар не пускали, а теперь я везде как свой. Как-то привык думать, будто «бессмертные» такие же обычные люди, как и все.

— Да успокойтесь вы, говорю! — снова зашипел Веник. — Всё устаканилось и ладно.

— Ещё не всё, — возразил Клим. — Осталось ещё пару деталей. Щас.

Он быстро наполнил две стопки. Веник демонстративно свою перевернул вверх дном, показывая, что пить больше не собирается. Это вообще была его первая рюмка с крепким напитком. До этого глава клана пил исключительно слабые вина, да и то по большим праздникам или на редких званых приёмах.

Клим поднялся из-за стола.

— Минутку внимания, братья пилоты, — тихий гомон в баре стих и народ повернулся к говорившему. — Иногда можно уйти от закона, но никогда нельзя уйти от расплаты! Бармен! Всем гостям по «Бурилке» за мой счёт!

Посетители одобрительно загудели, некоторые отсалютовали рюмками и выпили вместе с Климом. А он уселся обратно, старательно делая вид, что изрядно навеселе.

— Тьфу ты! — Чирик почесал затылок и оприходовал свою рюмку. — Я думал ты потихоньку будешь «хвастаться» кому следует, а ты какую-то бодягу промямлил. Никто из присутствующих даже не понял о чём речь.

— Что ты понимаешь в реалиях великого вакуума, пехота, — с шутливым презрением отозвался Клим. На самом деле он уважал пехотинцев не меньше, чем пилотов. — Было бы подозрительным начать «шептаться» по углам, если раньше я никогда так не делал. А теперь народ подумает, что я что-то праздную, что-то связанное с местью. Плюс два барана на «Матарах» уже, как пить дать, начали жаловаться всем подряд, что я захватил капсулу их дружбана. Скоро народ сложит два плюс два и маховик слухов завертится сам собой, будь уверен.

— Ну… эээ… — Чирик, любитель дружеских подначек и перепалок, задумался к чему бы ещё придраться. — Тогда ты грёбанный плагиатор. Это была моя фраза.

— Ну, тут крыть нечем, — осклабился Клим. — Наливай.

— Так, господа, — Веник вдруг заговорил своим привычным «господским» тоном и бросил взгляд в сторону входа. Там появился очередной посетитель. Чуть полноватый, кучерявый парень в пилотском комбинезоне. Его лицо показалось Климу знакомым, хотя он был точно уверен, что раньше не встречал этого парня. — Вынужден вас покинуть. До встречи.

Кучерявый посетитель окинул взглядом помещение, заметил подымающегося из-за стола Веника и вышел наружу.

— Твой связной? — осведомился Клим.

— Да.

— Ты ему полностью доверяешь?

— Если уж и он предатель, то мне осталось лишь бежать в никуда, — неопределённо пожал плечами Веник и направился вслед за «связным».

Именно через него он и планировал передать запись допроса Мерина сокланам. Чтобы она не попала в общую сеть, но стала доступной нужным людям, которые распространят её среди лояльных членов клана.

Когда Веник исчез за дверью, Чирик выложил на стол банковский чип на предъявителя и изящный перстень с круглым, похожим на мелкую монетку фиолетовым камнем.

— Если стесняешься, могу через Джаю передать.

— Сам верну, — Клим сгрёб предметы в ладонь. — Заодно извинюсь.

— Пять лет прошло. Извинения запоздали.

— Лучше поздно, чем никогда, — фиолетовый камень блеснул выгравированной руной «Шак» и Клим прижал его к поясу, на котором сразу же «вырос» подходящий кармашек.


* * *

С Шакти они расстались довольно глупо и буднично. После очередного свидания Клим пришёл в свой номер и вдруг срочный вызов на академические экзамены. Они всегда начинались неожиданно для курсантов. Следующие три месяца весь его выпуск провёл в открытом космосе не вылезая из капсул. Связь в рейде была строго регламентирована и пилотам не позволяли отправлять никакие сообщения помимо внутреннего чата флота. А когда Клим вернулся — экзамены начались у группы Шакти.

Потом выпуск, покупка первого, уже своего личного почтового корвета, и пилот появлялся на Альфе-Шесть лишь короткими урывками, стремясь поскорее заработать на нормальный корабль.

Поскольку ничего «серьёзного» между молодыми людьми не случилось, а Шакти так и не оставила никаких сообщений, Клим подумал, что отношения исчерпаны и выбросил воспоминания о девушке из головы. Хотя надо признать, что удалось это далеко не сразу. Всё-таки он изрядно запал на темноволосую красавицу.

И лишь года через два, когда он навещал Чирика и Джаю случился интересный разговор:

— Что значит: «я её бросил»? — возмутился Клим уминая мясную запеканку, приготовленную по «секретному» рецепту сауров. — Да мы, собственно, и не сказать, чтобы встречались. Не было ничего «такого», так, целовались пару раз. А когда заходило немного дальше она меня «отшивала», я думал, я ей не нравлюсь особо, и она просто время убивает, чтобы своих самцов позлить.

— Так ей же всего восемнадцать было, — пояснил Чирик.

— Так и я о том же.

— Придурок, — беззлобно оскалился, тогда ещё младший инструктор рукопашного боя. — У сауров совершеннолетие наступает в двадцать один. А до того момента «ни-ни», у них с этим строго. То, что она с тобой на свидания ходила уже «встречания». А раз ещё и целовать себя разрешала, так это, вообще, чуть ли не помолвка.

— Да ну нафик! — кусок запеканки чуть не попал пилоту не в то горло.

— Так и есть, — подтвердила слова мужа Джая, старательно щурясь, чтобы глаза казались поменьше.

— Говорил же тебе поставь базу «Обычаи планеты Сура», — наставительно заявил Чирик. — Всего сутки устанавливается.

— Нихрена себе, — вспылил Клим. — Я капсулёр, елки-палки! У меня план изучения по часам расписан на восемь лет вперёд! Но вы правы, — сразу же поостыл после своей нечаянной вспышки Клим. — Нехорошо получилось. Встречу, обязательно извинюсь.

Но они так и не встретились.


* * *

Станция Альфа-Шесть. Верхний Город.

Стандартный защитный комбинезон астронавта сравнительно дорогая штука. При полном заряде он позволяет пилоту выживать в условиях агрессивной среды средней и малой интенсивности в течении трёх суток, поэтому является обязательным атрибутом НЗ капсулы.

Но так же их носят и члены экипажа кораблей с командой и даже успешные докеры, работа которых связана с частыми выходами в открытый космос. Сам по себе факт ношения пилотского комбеза не означает, что в нём капсулёр.

Другое дело чёрная парадная форма выпускника Пилотской Академии ОАП, с серебряной нашивкой: «Действующий пилот» — в виде стилизованного рисунка спиральной галактики. Это уже признак принадлежности к касте «бессмертных».

Клим выбрался из такси за полтора квартала от гостиницы где проживает Шакти, чтобы немного «прочистить» мысли роящиеся в голове. Не смотря на прошедшие годы, ему отчего-то было неуютно. Появилось волнение от ожидания предстоящей встречи.

Девушка давно покинула небогатый квартал сауров и перебралась в фешенебельный район для респектабельных граждан. У капсулёров считалось хорошим тоном иметь здесь квартиру, хотя бывали они в ней от случая к случаю. Но что такое для бессмертного какие-то пятьсот тысяч кредитов? — Мелочь. Пилоты, которые через год после выпуска продолжали ютиться в номерах общей гостиницы ОАП были скорее исключением, чем правилом.

Клим топал по идеально ровной дорожке из битонита и рассеянно оглядывал парковую зону с ухоженными деревьями, монолитные небоскрёбы из сверкающего матстекла и голубое небо с белесым полукругом планеты и далёким жёлтым светилом, опускающимся за горизонт. Это, конечно же, совсем не небо, а прочный купол, гигантским полукругом защищающий квартал местной знати станции Альфа-Шесть. Верхний Город. Жить тут могли позволить себе далеко не все.

Из раздумий пилота вывело глухое рычание и резкое клацанье у ног. Помесь болонки и крокодила пыталась вырваться из рук хозяина и цапнуть Клима за ботинок. Роскошно одетый хуман сгрёб питомца за холку и резко сжал в объятиях.

— Прошу прощения, господин пилот, — очень вежливым заискивающим тоном проблеял человек. — Сирит ещё очень молод и совершенно не воспитан. Тише Сирит, тише.

Владелец сжал животное ещё сильнее и оно жалобно пискнуло.

— Да ничего страшного, — Клим попытался погладить плоскомордую гадину и едва успел отдёрнуть руку из-под угрожающе клацнувших челюстей. — Симпатичный какой.

— Сирит! Что ты себе позволяешь! Простите ещё раз, господин пилот, — хозяин сдавил животину так, что у той чуть глаза из орбит не вылезли, несколько раз угодливо поклонился и пугливо заспешил прочь.

Только теперь Клим заметил, что многочисленные прохожие, праздно гуляющие по аллеям зоны отдыха, почтительно кивают и уступают дорогу, а люди в серой форме гражданских слуг или станционной администрации, вообще, стараются держаться подальше.

Клим отчётливо вспомнил почему так и не купил себе квартиру в этом районе, и почему одел парадную форму всего в третий раз в жизни. Вне кварталов ОАП любой капсулёр сразу же привлекал к себе множество заискивающих или завистливых взглядов, словно местная достопримечательность. И это Климу никогда не нравилось.

Быстрым шагом пилот преодолел последние метры отделяющие его от гостиницы. Дроид-швейцар, внимательно проверяющий каждого гостя на входе и строго выспрашивающий у посетителей цель визита, лишь услужливо распахнул старомодные двустворчатые двери. Даже в его электронных мозгах была зашита строгая установка не беспокоить бессмертных понапрасну.

Створки лифта разъехались в стороны, Клим прошёл по короткому коридору и остановился у дверей с квадратом сканера-терминала. Парень решительно выдохнул и прижал к гладкой поверхности ладонь, раздумывая, что именно нужно сказать чтобы девушка соизволила открыть дверь, а не сразу послала его куда подальше.

К удивлению Клима дверь сразу же распахнулась и механический голос сказал:

— Проходите гость, хозяйка сейчас примет вас.

Это было странно, и он немного замешкался на пороге, но потом понял, что Шакти, скорее всего, просто перенесла в новую квартиру гостевой список из памяти старого искина, забыв его отредактировать.

Клим прошёл в просторную гостиную. Уютный диван у окна, несколько массивных кресел, посередине круглый стол. В центре столешницы открылось окошко и выдвинуло вазу с фруктами.

— Угощайтесь, господин Клим, — произнёс домовой-искин. — Включить музыку?

— Нет, — голос предательски скрипнул и Клим прокашлялся.

Минут пять он простоял просто глядя в окно во всю стену.

Наконец боковая дверь бесшумно вжалась в стену и на пороге появилась Шакти. Облегающее красное платье отлично подчёркивало стройную, спортивную фигуру. Если раньше смуглолицая саурка с фиолетовыми глазами была похожа на грациозную лань, то теперь превратилась в хищницу из семейства кошачьих. Её движения стали более мягкими и в то же время уверенными.

— Ты? — слегка удивилась девушка. — А я гадаю, что это за сообщение от искина такое странное: «доверенный гость из старого архива». Нужно будет почистить список. Надеюсь ты явился через шесть лет не для того, чтобы банально извиняться?

— Нет, — выпалил Клим и тут же поправился видя на лице Шакти появляющееся возмущение. — То-есть да. Конечно же, да! Помимо всего прочего.

— Всего прочего?

— Вот, — пилот порывисто шагнул к девушке и протянул перстень.

— Кхм… — она закашлялась от неожиданности. — Эмм… Хмм… А ты не разучился удивлять, враг.

— Стараюсь.

— Вор был наказан в соответствии с традицией? — изогнула бровь девушка.

— Ну…

«В ваших традициях чёрт ногу сломит» — подумал Клим, но в слух, естественно, ответил совсем другое:

— Скорее да, чем нет.

— Он умолял о прощении? — Шакти не отрывала задумчивого взгляда от перстня.

— Рыдал как ребёнок, — закивал Клим и вынул банковский чип на предъявителя. — Даже упросил передать дополнительные извинения.

Шакти осторожно взяла двумя пальцами чип и считала данные.

— Пятьдесят тысяч? Это издёвка?

— Я сказал то же самое, — поспешно выпалил Клим. — И сварил ему мозги из станера.

— Ну, ну… Скажи ещё, что провёл скрупулёзное расследование, долго выслеживал мерзавца и … — усмехнулась Шакти и взглянув на гостя обнаружила, что тот вовсе не шутит. — Ты что серьёзно?

— Более чем.

— Но кольцо пропало в «Саур-меню», там развлекаются только капсулёры. Ты выследил и убил пилота, только чтобы отомстить за пропажу моей вещи? — опешила Шакти.

Клим хотел ответить просто: «Да», но вспомнил, что ещё на первом свидании они поклялись не врать друг другу. Клятва тогда выглядела, как шутка, но с саурами ни в чём нельзя быть уверенным. Вдруг это очередная традиция, а правда имеет такое противное обыкновение всплывать когда не ожидаешь, что Клим решил сказать как есть, но немного приукрасить.

— Выслеживал я его по другому делу, но если бы знал, что он умыкнул у тебя перстень, не задумываясь выследил и убил бы ещё раз.

— Теперь тебя ждут проблемы с Агентством.

— Плевать, — пожал плечами Клим.

— Ладно, — Шакти на что-то явно решилась и одела перстень на левый мизинец. — Я во всеуслышание объявила, что выполню просьбу того, кто вернёт кольцо, если та будет «в рамках». Проси.

— Эмм… Прошу простить меня за…

— Ой, Клим, ты такой смешной, — перебила девушка легко угадав его мысли. — Я тебе что, светская девица, чтобы до сих пор дуться на историю шестилетней давности? К тому же, Джая и Чирик давно просветили меня, какой ты в сущности непроходимый болван. Давно прощён.

Отмахнулась Шакти разом превратившись в ту озорную девчонку, с которой Клим познакомился перед выпуском из Академии.

— Оу. Тогда маленькое свидание.

— Зачем тебе это? — вздохнула девушка закатив глаза. — Что было, то прошло.

— Ну, а что ещё такой непроходимый болван может просить у такой очаровательной леди? — склонился в шутливом поклоне Клим.


* * *

Ресторан «Димириум».

Золотая лепнина на потолке и стенах, идеально ровные ряды столов застланные белоснежными скатертями. Дорогая фарфоровая посуда, серебряные столовые приборы. Вереница андроидов, настолько похожих на людей, что отличить их можно лишь по неестественно прямым спинам и слишком точным, скупым движениям.

Впрочем, завидев чёрную форму пилота у главного входа, их вышел встретить сам главный администратор ресторана. И расшаркиваясь в поклонах самолично принялся исполнять обязанности официанта.

Тут и так было слишком официально и неуютно, а постоянное мелькание «масленой» рожи возле столика совсем портило Климу настроение. Он попытался улучшить его дорогим вином, но непривычная монотонно визжащая музыка, которую местные богатеи считали классикой, не давала расслабиться даже под наступающим опьянением.

Антураж совсем не располагал к дружеской беседе и оба посетителя всё больше улыбались и пробовали вино. Вот оно тут оказалось выше всяких похвал, и ударяло в голову незаметно, но цепко, как подкрадывающийся под водой крокодил. Единственное, помимо вина, почему Клим не начал возмущаться ещё час назад, так это довольно вкусная настоящая пища. Но и ту насыпали удручающе скупо, буквально размазывая по тарелке.

— Когда же они наконец прекратят издеваться над животным, — вздохнул Клим, едва прошептав фразу, но к его удивлению Шакти услышала или, возможно, прочитала по губам.

— Каким животным? — девушка удивлёно огляделась.

— Кошкой.

— Какой кошкой?

— Той что терзают музыканты в углу. Не могут же эти вопли издавать их инструменты.

— Да, — кисло усмехнулась девушка. — Мне этот ресторан никогда не нравился.

— Зачем же ты в него ходишь?

— Хожу? Да я тут первый раз. Слишком у них безвкусная вывеска, чтобы заглядывать внутрь.

— И с какого же перепугу, ты потащила нас именно сюда?

— Чтобы убедиться, что внутри так же хреново, как и снаружи, — в уголках её глаз заплясали весёлые огоньки. Мягкое действие алкоголя добралось и до Шакти.

— А давай удерём в эту… нашу… «На краю».

— «У края», — поправила его девушка и улыбнулась. — А давай.


* * *

Высокая стена двадцати метров в толщину чуть заметно изгибаясь уходит куда-то вдаль. По её внешнему краю, через равные промежутки, вмонтированы генераторы кинетического поля. Тут начинается пологий защитный купол накрывший Верхний Город — этот многослойный барьер сложная система из энергощитов и матстекла.

Вдали мерцают тысячи огней мегаполиса, но парочка, расположившаяся на простых пластиковых стульях не видит их. Оба сидят лицом к прозрачному куполу, сквозь который ярко сияют далёкие звёзды. Матстекло купола почти прозрачно и, кажется, что достаточно сделать всего десяток шагов, чтобы оказаться в необъятных просторах открытого космоса.

Шакти отобрала у Клима полупустую бутылку вина, которое они захватили из ресторана «Димириум» и сделала большой глоток прямо из горлышка. Пить то, что продавали в забегаловке «У края» могли рискнуть разве что курсанты Академии.

Владелец заведения пытался вякнуть, что со своей выпивкой к нему нельзя. Тем более, что когда завсегдатаи увидели изрядно поддатого парня в чёрной парадной форме ОАП, то поспешили исчезнуть, лишив хозяина «У края» любой надежды на выручку. Мало ли что там в голове у этих бухих бессмертных.

Но Клим быстро заткнул владельца денежным переводом. Теперь тот сам отгонял новых посетителей от забегаловки, отбрехиваясь «санитарным днём». Что такое «санитарный день» хозяин не знал, но поверил господину пилоту на слово, что такой день обязательно должен быть, и обязательно именно сегодня. Такому безоговорочному доверию не слабо способствовали две тысячи кредитов — двухнедельная выручка бара.

— Кажется мы не хило наклюкались, — Шакти оценила уровень вина в тёмной толстостенной таре.

— Ага, — согласился Клим оглянувшись. Рядом на столике уже стояло две пустых бутылки. — Кажется.

Он наклонился, чтобы поцеловать девушку, но та накрыла его губы указательным пальцем.

— Слишком круто для маленького свидания.

— А, извини. Я помню: «в рамках».

— Проехали.

Шакти слегка отодвинулась, посмотрела Климу в глаза, затем её рука прошлась по его лицу и остановилась на затылке. Девушка порывисто наклонилась и поцеловала его в губы. В голове Клима зашумело ещё сильнее.

Когда они оторвались друг от друга, он хмыкнул:

— Никогда не понимал женщин.

— Я тоже.

Оба глупо захихикали.

— Так почему ты меня простила? Только не нужно снова о светских девицах…

— Во-первых: потому, что ты непроходимый болван. А во-вторых: потому, что ты единственный болван, которому мне не хочется продемонстрировать свой коронный правый хук.

Она показала ему кулак, костяшки на нём были покрыты загрубевшей кожей, как у боксёров. Женщины сауров не уступают в силе мужчинам, хотя на «помахаться» их не вызывают — это нарушение традиций. Единственное редкое исключение — тренировочные ринги во время определённых праздников. Потемневшие пятна на кулаках означают, что девушка усиленно занимается рукопашным боем. Клим чмокнул, такой слабый с виду, кулачок девушки.

В такси они продолжили целоваться, затем Клим провёл Шакти до самого номера, но когда хотел войти следом она насмешливо улыбнулась, толкнула его ладошкой в грудь и закрыла двери перед самым носом.

Парень остолбенел. Столько намёков и скрытых обещаний во взглядах, и такой финал. Всё-таки до конца она его не простила и решила отыграться.

— Вот же динама! — он пнул дверь ногой и задумчиво почесал затылок.

Опьянение путало мысли, не отпускало возбуждение после близости к упругому телу девушки, да и вечер только начался, так что Клим не долго думая завалился в самый дорогой бордель Верхнего Города. Выбрал себе смуглую брюнетку спортивного телосложения и уединился с ней в люксе. Пару раз, в особо пикантные моменты, он незаметно для самого себя называл её Шакти. Но ночной бабочке было всё-равно. За те деньги, что ей платили она позволила бы называть себя и «дохлой кобылой», лишь бы клиенту было приятно.


* * *

Система SD — g3, индекс безопасности: «ноль-три». Планета Слава. Восточный орбитальный комплекс клана «Славяне».


Громадный кабинет из стальных стен, которые увиты тонкими прозрачными кабелями, словно разросшимся плющом. Эти тонкие жилки делают помещение неуязвимым почти для всех видов шпионажа.

Длинный стол с чередой офисных кресел, которые чутко подстраиваются под позу сидящего. Во главе стола пухлый человек в синей военной форме. Форма украшена аксельбантами, нашивками и орденами почти сливающимися в плотный узор. «Не боевое обмундирование, а „петушиный наряд“» — сказал бы любой строевой офицер и был бы прав. Первый советник клана герцог Казимир Вайдич не проходил военную службу, но любил пышно одеваться и имел достаточный вес в правительстве, чтобы плевать на порядки и чужое мнение.

Он сбросил на стол голубой берет, открыв короткие, немного вьющиеся седые волосы и оглядел присутствующих. Десять членов малого совета. Взгляд Казимира остановился на человеке сидящем по правую руку.

Не молодой мужик с волевым лицом и упрямым подбородком, тоже одетый в синюю военную форму, только без каких либо украшений и знаков различия, спокойно выдержал взгляд первого советника. Пётр Волохов — второй советник и по совместительству глава кланового СБ не боялся ни Бога, ни чёрта. К тому же, они с Казимиром были замазаны в стольких тёмных делах, что опасаться друг друга не имело никакого смысла — если «упадёт» один, то второй тоже долго не протянет. Самые влиятельные, после Кланового Лидера, люди клана предпочитали держаться вместе.

— Имя, Пётр, — скрипуче протянул первый советник. — Мне нужно имя этой скотины.

— К сожалению, Казимир, одним именем не обошлось. Это целый список из сотни подозреваемых, — глава СБ скинул на нейросети всех присутствующих вереницу фамилий со званиями и должностями.

— Позвольте, советник! — раздался возмущённый старческий голос из последнего кресла, десятый член совета, самый старый из присутствующих, одетый в длинную коричневую мантию, даже немного привстал со своего места. — Вы подозреваете меня!?

— Если вы посмотрите внимательнее, то обнаружите там и моё имя, — спокойно отозвался глава СБ.

По залу прокатился тихий ропот голосов.

— Господа. Братья! — рявкнул Казимир и голоса резко смолкли. — Вы не зря занимаете свои кресла и входите в малый совет. Это означает, что я всем вам безоговорочно доверяю. Думаю, Пётр, просто хотел сказать, что это полный список тех, кто имеет открытый доступ к внутреннему офицерскому чату клана. Пётр всего лишь не стал его лишний раз чистить, чтобы показать всю серьёзность возникшей проблемы.

— Так и есть, — благодарно кивнул глава СБ.

— И хотя, я, безоговорочно доверяю вам, но у вас, как и у меня, есть помощники, ординарцы, заместители. Каждый из которых мог разместить в чате запись.

— Я уверен в своих людях, — прокряхтел десятый советник.

— Я тоже! — согласно закивал Казимир. — Более того, лично я считаю, что предателя среди нас нет. Всё это проделки наглого выскочки Всеволода. Все мы знаем, что у него имеется одна из клановых регалий, с помощью которой он мог взломать чат. Верно, Пётр?

— Это маловероятный сценарий, первый советник, — откликнулся глава СБ. — Тогда бы ему пришлось воспользоваться одним из главных терминалов, а все они тщательно охраняются.

— Но сама возможность есть?

— Безусловно, — согласился Пётр Волохов. — Но…

— Поэтому, — перебил соратника Казимир, чтобы не дать разгореться новым гневным выпадам со стороны совета. — Я полагаю, что наши люди ни при чём. НО! Ещё раз внимательно проверить каждого — наш долг. Я подвергну проверке даже собственного сына!

В этот момент плечи кучерявого рыжего паренька, сидящего за терминалом установленным в углу кабинета, едва заметно напряглись. Программист обеспечивающий информационную безопасность заседания, и отслеживающий угрозы взлома в реальном времени, был одет в форму гвардейца, что само по себе странное сочетание. Однако, его присутствие на закрытом и засекреченном совещании ни у кого не вызывало подозрений, а значит он был на своём месте.

— И если он виноват, то будет наказан в соответствии с проступком, — продолжил Казимир. — Однако, как я уже говорил, считаю, что наши люди ни при чём. Всеволод вполне мог передать регалию сообщнику…

В зале воцарилась напряжённая тишина, а советники дружно взглянули на Казимира. Да чтобы один из князей отдал свято скрываемую тайну клана в чужие руки!? Это даже не предательство — это святотатство! Любой из древних правителей скорей бы позволил замучить себя до смерти. А Всеволод сызмальства воспитывался как правитель.

Пётр Волохов даже хотел сказать что-то в таком роде, но наткнувшись на многозначительный взгляд Казимира, промолчал. Он понял куда клонит первый советник.

Малый совет клана — это террариум, где каждый готов вцепиться другому в глотку. Стоит дать старикам малюсенький повод передраться, и они с радостью ей воспользуются, только чешуя полетит, а заодно и весь клан.

Казимир Вайдич, не смотря на неказистый вид, любовь к крикливой одежде и отталкивающее первое впечатление был талантливым дипломатом. Он мог, если не подружить, то заставить работать вместе даже кошку с собакой. И сейчас первый советник сглаживал внутренние разногласия, давая «пастве» внешнего врага — опального князя. Пусть уж лучше ненавидят его, чем грызутся между собой.

— Я верно говорю, Пётр?

Глава СБ неуютно поёрзал в кресле. Он, и вся его служба, воспитывали князя с пелёнок. Пётр знал Всеволода как облупленного. Не мог парень передать регалию другому лицу. По крайней мере, не ради власти. Скорее уж вовсе отказался бы от «кресла». Но ляпнуть такое сейчас, означало вызвать бурю взаимных подозрений, что в преддверии задуманной реорганизации клана было чревато.

Язык второго советника не «повернулся» подтвердить обвинения Казимира и он просто коротко кивнул. Совесть и честь всё ещё пытались иногда стучаться в мозг Петра не смотря на многочисленные предательства и измены.

— Оставим вопрос: «кто виноват?» до полной проверки подозреваемых, — постучал по столешнице Казмимир. — Займёмся вопросом: «Что делать?». Граф Брестский, вам слово.

— Благодарю, — отозвался моложавый мужчина с тонкими усиками и модельной внешностью. Пятый советник малого совета, специалист по формированию общественного мнения, как называл его глава СБ. — Официальная версия правительства такова: Нанятые нами силы ОАП бездарно провалили операцию по обузданию пиратов в кольце астероидов. Из-за чего прискорбно погиб князь Всеволод. Чтобы оправдать свою безалаберность пилоты Агентства «сляпали» запись допроса человека, якобы участвовавшего в заговоре с целью свержения кланового лидера. Всё это попытка дестабилизировать ситуацию и бросить тень на первого советника Казимира, чтобы уйти от ответственности за слитый рейд. Правительство призывает сокланов держаться вместе в это трудное время и не верить подлым наветам извне.

— Весьма… — одобрительно закивал Казимир. — Вы, как всегда, на высоте граф Александр.

— Благодарю, — польщёно отозвался тот и уселся обратно.

— И люди верят? — снова заскрипел старческий голос с последних кресел. Вопрос был адресован Петру, как главе Службы Безопасности, что должна держать руку на пульсе общественности.

— Те из офицеров, кто сомневается, естественно помалкивают, — доложил Пётр. — Но среди среднего командного состава, во внутреннем служебном чате которого и была обнаружена запись, происходят нехорошие телодвижения. Особенно среди капсулёров, а они наша главная сила.

— Что за телодвижения? Слухи, недовольства, подозрительные сборища? — уточнил Казимир.

— Пока до этого не дошло. Офицеры слишком умны для открытого противостояния, — покачал головой СБшник. — Это, скорее, некое невнятное напряжение. Думаю, сейчас недовольные приглядываются друг к другу и прощупывают почву в поисках единомышленников. Я отслеживаю ситуацию.

— Что же, продолжай в том же духе, — распорядился первый советник.


Глава 9


Система A — d1, индекс безопасности: «единица». Станция Альфа-Шесть. Внутренняя гостиница Академии Пилотов ОАП.

Индекс безопасности системы — это как звёздочки под названием отеля или на бутылке коньяка. Чем больше, тем лучше. Если в системе несколько станций, разнообразие Прыжковых Врат, башен связи, охранных кораблей Конкорда и прочих технологических атрибутов, тем на более высокий уровень безопасности она может претендовать. Не удивительно, что место постоянной дислокации многих капсулёров и агентов ОАП — система A — d1 имеет высший индекс. Тут отслеживается любая деятельность, даже пукнуть без разрешения всевидящего Конкорда не выйдет.

— Как это: не вполне поверили?! — Клим с негодованием пнул прикроватный пуфик, пуфик обиженно зажужжал и отполз в угол, подальше от расстроенного хозяина, заодно и пропылесосил вдоль стены. — Это же не какой-то там пиратский ширпотреб, это ОАПовский допросник! С полными сертификатами соответствия! На сервере дублирующая запись, которую всегда можно сличить с оригиналом по прямой ссылке! Они там кретины!?

— Да уймись ты, — осадил приятеля Веник. — Главное, что поверили капсулёры клана. Они прошли Академию и отлично знают, что такое допросник. К тому же именно их Казимир побоится открыто тронуть. А до остальных офицеров должен был дойти основной посыл.

— Какой такой посыл?

— Что я жив. Когда придёт время действовать, они будут готовы, я уверен.

— И какие дальнейшие планы?

— Дядя задумал реорганизацию управления, поскольку сам он не сможет стать князем.

— Рожей не вышел? — Клим имел в виду, что Казимир родился не в той ветке знати и недостаточно высокого происхождения.

— Вполне себе вышел. Но у нас всё не так, я же тебе рассказывал, — вздохнул Веник. — Происхождение не имеет большого значения. Просто, чтобы сталь лидером клана нужно пройти определённую процедуру.

— Какую?

— «Обретение регалий лидера» — это всё, что могу сказать, остальное внутренний секрет клана.

— Ой-ой. Внутренний секрет, не больно-то и хотелось. Так что, он её не пройдёт?

— Думаю, прошёл бы если бы рискнул, у него есть все данные и степень родства. Знай он то, что известно мне, то обязательно попытался бы. А так побоится, — задумчиво проронил Веник. — Ох не зря прадед решил открывать информацию лишь членам семьи и обязательно хранить её исключительно в голове. Лучше она умрёт вместе со мной, чем достанется этой уродской падали.

— Ух как мы заговорили, а ещё князь.

— Для начала дядя хочет организовать институт регентства пока законный наследник отсутствует и стать номинальным главой клана, — Веник не обратил внимание на замечание Клима. — Это ограничит его власть, но это только начало, пока он не подмял под себя Большой Совет.

— А дальше?

— Дальше ничего не будет, — сурово отрезал князь, в его глазах заискрился лёд, а на среднем пальце едва заметно мигнула зелёная полоска. После чего Веник веско и уверено добавил: — Я не позволю!

— Ой! О Бозе! Бозечки ты мой! — в притворном страхе отступил Клим шутливо прикрываясь руками. — Какой лютый князь.

— Прекращай прикалываться.

— Неа. Не прекращу. Все эти разговоры серьёзным тоном навевают на меня скуку. Будь проще, веселее, и люди к тебе потянутся.

— Ладно, клоун, — Веня взмахнул рукой внутренне примиряясь с дурашливостью приятеля. — Скоро дядя устроит пышную инаугурацию со множеством гостей и пройдёт она, полагаю, на флагмане. Будут введены беспрецедентные меры безопасности, на судно сгонят всю гвардию, чтобы контролировать каждый уголок корабля.

— А мы в это время быстренько захватим тронный зал, — догадался Клим.

— Нет, мы проникнем на флагман.

— Там будут беспрецедентные меры, а мы туда попрёмся? Что-то я не улавливаю логики.

— А тебе и не нужно, логика слишком серьёзное слово для клоунского мозга.

— Но-но! Побольше уважения в голосе.

— Всенепременно, ваше шутливое могущество, — Веник умудрился величественно поклонится не вставая с места.

— То-то же. И как мы проникнем на флагман? Тайные стыковочные шлюзы известные только семье?

— С ума сошёл? Какие тайные шлюзы неизвестные команде в боевом корабле? Банально затеряемся между гостями.

— Ну я может и затеряюсь, — с сомнением проронил Клим. — А тебя по любому вычислят.

— Не вычислят.

Клим вопросительно изогнул брови требуя дальнейших объяснений. Но Веник лишь отрицательно помотал головой:

— Я тебе доверяю, партнёр, но будет лучше, если каждый из участников будет знать только свою маленькую часть плана. В конце концов, не только мы умеем пользоваться допросниками.

— Разумно, — согласился Клим. — Осталось дождаться инаугурации и как-то раздобыть приглашения.

— С приглашениями проблем не будет.


* * *

Звёздная система SD — g3, индекс безопасности: «ноль-три». Орбита планеты Слава. Флагман флота «Славный».

Главная рубка корабля довольно большая, почти пятьдесят метров в поперечине, что не удивительно для кораблей с командой. Три современных пилотских капсулы возле обзорного экрана явно вмонтировали намного позже, как дополнительную модернизацию. Это, конечно, не сделало корабль грозой космоса, но по крайней мере, позволило хоть как-то улучшить управляемость. Сейчас капсулы пусты и зияют открытыми створками, в главной рубке флагмана вообще редко бывают посетители — корабль давно не участвует в боевых столкновениях. Теперь это скорее передвижная информационно-серверная база и хранилище секретных технологий.

Чуть дальше, в центре помещения, тускло светится двухметровая красная сфера, мерно подрагивающая, как бьющееся сердце. Под ней выпуклый постамент похожий на переплетения большого кишечника, рифлёные извивающиеся патрубки медленно раздуваются и опадают, будто идёт процесс пищеварения. И если современные капсулы смотрятся странно в утробе старого корабля, то эта штука и вовсе выглядит чужеродно, словно живое человеческое лицо на корпусе простого ремонтного дроида.

Рядом со сферой стоят двое, ещё четверо стоят поодаль и охраняют вход в рубку они в гвардейских мундирах.

— Мы почти у цели, Казимир Святославович, — доложил тщедушный мужичок с козлиной бородкой, одетый в белый комбез научника. — Все девять испытуемых выжили.

— Это по твоему выжили, Роман? — брови первого советника поползли вверх. — Через месяц шестеро впали в кому и живут только благодаря медкапсулам, а трое сошли с ума? Это выжили?

— Я имел в виду, что они уцелели после прохождения процедуры, — мягко поправился научник. — А значит достаточно даже дальнего родства в двадцать поколений, а может и глубже. Вы с лихвой превосходите этот порог. Последующие же резкие изменения ментальных ритмов мозга, которые вызывают кому и аутизм, скорее всего, связаны с рангом пси-поля пациентов. У вас он «шесть», полагаю вам нечего опасаться.

— Полагаешь? Я не готов рисковать головой понапрасну. Мне нужна уверенность, Роман.

— Мало данных, Казимир Святославович. Мне необходимы несколько подопытных с пси-индексом от «тройки» до «семёрки», тогда я определюсь точно.

— А почему сразу не «девятки»? — недовольно насупился герцог. — Если начнут пропадать одарённые, то Большой Совет инициирует такое расследование, что даже я не смогу нас прикрыть. А «семёрок» в клане и вовсе пятнадцать человек, и каждый на виду. Поищи другой способ проверки.

— Другого способа не существует, Казимир Святославович.

— Значит всё-таки реорганизация, — задумчиво протянул герцог. — Придётся несколько лет маяться в качестве регента.

В этот момент в рубку вошёл Пётр Волохов глава службы безопасности клана. Синий мундир без знаков различия сидел на нём идеально.

— Есть результаты? — поинтересовался СБшник.

Глава научного отдела повторил ему то, что уже сообщил первому советнику.

— Значит говоришь: дальние родственники с пси-индексом до «семёрки»? — Пётр задумчиво пожевал губу. — Есть вариант посетить материнскую планету. Возможно там отыщутся подходящие кандидатуры. Сбрось мне модель необходимой ДНК.

— Я рад, что твой гениальный ум на моей стороне, старый друг, — уважительно посмотрел на СБшника Казимир. — Идеальное решение.

— Но долгое, — констатировал Пётр. — Поэтому советую пока сосредоточится на подготовке к полной отмене процедуры: «Обретение регалий лидера».

— Граф Брестский уже начал потихоньку будоражить умы, выставляя традиции устаревшими суевериями, но боюсь это будет ещё сложнее и дольше, чем найти на Земле подходящих кандидатов. Казалось бы, в Большом Совете уйма молодёжи. Они считают нас замшелыми стариками, но при этом сами держатся за древние традиции, как утопающий за спасательный круг.

— Тогда будем действовать параллельно, глядишь не одно сработает так другое. Торопиться некуда — время играет на нас.

— Время… — протянул Казимир. Он был уже в годах и тратить ещё как минимум несколько лет на ожидание не хотелось. Эх, поймать бы князёныша, да выведать все секреты красной сферы пульсирующей посреди рубки. — Кстати, что там насчёт расследования по той «записи»?

— О! Собственно, за этим я и пришёл, — кивнул Пётр Волохов. — Ролик был залит из терминала в технической зоне где нет сканеров, а значит схема флагмана отлично известна диверсанту, что само по себе плохо. Но самое паскудное: после тщательной проверки выяснилось, что использовался высший код доступа.

— Как такое может быть?

— Хотелось бы мне знать, — пожал плечами глава СБ. — В общем, это либо я, либо ты, Казимир. Что подводит меня к мысли, что ты таки оказался прав.

— В чём?

— Всеволод кому-то передал регалию и это был банальный взлом. Сам бы он не смог пройти на флагман.

— Ты же утверждал, что малец на такое не пойдёт!

— Я утверждал, что он не передаст регалию чужаку, но это может быть кто-то из своих. Достойных, которым парень смог бы довериться, меньше десятка. Сейчас мои люди всех проверяют. Среди подозреваемых и твой отпрыск, но прежде чем хватать за руки и его, я решил поинтересоваться не будешь ли ты против.

— Спасибо, что не стал торопиться, Пётр. Я сам проверю сына. Немедленно. Думаю, обнаружить регалию не будет для меня проблемой.


* * *

Кудрявый рыжеволосый парень в форме гвардейца вошёл в кабинет. Он остановился у старинного дубового стола, в столешницу которого встроен навороченный терминал.

— Звали, отец?

— А? — первый советник оторвался от созерцания короткого сообщения на экране: «Среди однокашников Всеволода, покидавших Славу в интересующий нас период, регалия ни у кого не обнаружена. Остался последний непроверенный подозреваемый. Сожалею Казимир». Хозяин кабинета пристально глянул на вошедшего. — Да, сын, подойди.

Гвардеец сделал несколько неуверенных шагов вперёд.

— Будь добр, покажи руки, — кучерявый вопросительно вскинул брови и Казимир добавил. — Ладонями вниз.

Тот удивлённо передёрнул плечами, но руки всё-таки вытянул. Его пальцы слегка подрагивали от волнения.

Отец почти никогда не вызывал к себе. Казалось, он и вовсе редко вспоминает о наличии сына. Единственный раз, когда у них был длинный обстоятельный разговор, это когда парень самостоятельно, без спроса, решил вступить в Академию Пилотов ОАП и подал соответствующий запрос в Агентство. О! Сколько ему потом пришлось выслушать от папаши ругани. Правда скоро Казимир успокоился, подумал хорошенько и всё-таки отпустил отпрыска на учёбу, наказав обязательно поближе сдружиться с будущим князем Всеволодом. Что, единственный сын первого советника, и пытался проделать все курсантские годы, и надо сказать небезуспешно.

К сожалению, после окончания Академии, его зачислили во флот офицером информационной разведки и радиоэлектронной борьбы, да ещё и приписали к гвардии. Приходилось почти постоянно находиться на «суше», управляя кораблями лишь от случая к случаю. Для пилота это равносильно состоянию кита выброшенного на берег. Но противится воле отца, сын попросту боялся.

Гвардеец вздрогнул когда Казимир взялся за фаланги его средних пальцев. Первый советник с минуту созерцал руки сына, массируя какие-то точки, а потом облечённо выдохнул.

— Пётр совсем обалдел, — Казимир доверительно положил руку на плечо гвардейца. — Я в тебе не сомневался, Андрей. Свободен.

Тот браво козырнул и вышел из кабинета.

После того как Казимир прочёл сообщение от главы СБ, он был почти уверен, что запись в офицерскую сеть залил именно Андрей. Что предатель — родная кровиночка! И теперь, когда это оказалось не так, первый советник расслабленно откинулся в кресле. А ведь Пётр ещё и соболезнование выразил, сволочь такая. Неужели это он сам? Нет, вряд ли. Тогда бы он или «замылил» расследование, или быстро бы организовал подходящего «виновного». Как же Всеволоду удалось провернуть это дело?

— Маленький мерзавец! — Казимир зло стукнул по столу кулаком.

Хорошо хоть запись не попала в сеть общего доступа и свидетелями допроса оказалась лишь горстка офицеров среднего звена. Ну что же, он ведь всё-равно собирался основательно «подчистить» ряды вояк. Жаль, конечно, капсулёров — их у клана не так много, но беглый князёк должен был понимать, что распространением этой записи подпишет всем им смертный приговор.

В одном глава СБ не совсем прав — время работает не на них. Со всеми возникшими проблемами можно было бы постепенно разобраться, если бы Всеволод умер в рейде у пояса астероидов. А теперь этот гадёныш где-то там — в недоступном Агентстве, и в его голове уйма древних секретов, доступных только княжеской семье. И что Всеволод способен вытащить из этой «корзины с кобрами» остаётся только догадываться.


* * *

Внимание! Изучен навык: управление малыми дронами — ранг пять.

— Ну наконец-то! — радостно вскочил Клим.

Он ждал этого сообщения долго и нудно, казалось, чем ближе прогресс-бар подбирается к отметке: «изучено», тем медленнее тянется время. Конечный момент изучения был заранее известен с точностью до секунды, но последние двое суток Клим сверялся с графиком каждые полчаса, будто от этого изучение могло ускориться.

Ещё вчера он перегрузил из хранилища в «Зуум» некоторых дронов, из тех, что насобирал за несколько лет. Никакой спецификации — он грёб все модели подряд, что удавалось захватить в рейдах или купить по дешёвке. Честно говоря — груда хлама, но для отработки навыка сгодятся. А уж потом можно будет приобрести что-то посолиднее.

Дроны вообще довольно популярный вид оружия. По сути это самоходные орудия закованные в броню и укутанные энергетическими щитами. Ничего живого в них нет, а значит ускорение и маневренность ограничиваются лишь крепостью несущей конструкции и мощностью двигателей. Эдакие молниеносные псы войны. Их характеристики, конечно же, разнятся в широких пределах, в зависимости от типа и класса, но на близких дистанциях попасть в юркого засранца довольно трудно. А из некоторых видов крупных вооружений так и вовсе нереально.

Эдак с тысячу лет назад дроны считались основой любого флота, а дроноделы были самыми богатыми ребятами Содружества. Чего уж проще — наклепал миллион бронированных малышей, загрузил в корабль матку и развлекайся. Погибнуть они не бояться, а значит выполнят любой, даже самый самоубийственный приказ. Вооружение слабовато? Так на то есть средние дроны или даже тяжёлые. К тому же их целый миллион, по крупице кого угодно разберут. Туповаты? Так для этого в «матке» устанавливается суперсовременный тактический искин, который отдаёт умные приказы. Малый радиус действия? Опять же — «матка» перенесёт куда угодно. А заодно всю эту орду не нужно кормить и обустраивать. Стройные ряды «железных собак» компактно разместятся в любом безвоздушном отсеке, а то и прямо на обшивке несущего корабля.

Но, по вселенским законам физики — любое действие вызывает противодействие. Военные корпорации упорно искали, что можно противопоставить засилью дронов. И, естественно, нашли. Ответ-то на поверхности: слабое место тупых железяк — удалённое управление. Обычно в дронах устанавливают простые компьютеры, они дёшевы и выдерживают большие нагрузки. Втыкать искина, а значит и собственную систему обнаружения, наведения и дополнительную защиту — это увеличить цену дрона в сотни раз, а они ведь позиционировались, как дешёвое оружие массового производства, которое, если что, и потерять не жалко.

Исторически сложилось, что дроны очень зависимы от приказов хозяина и способны выполнять лишь короткие прямые приказы. Сами они слепы, глухи и полностью полагаются на системы целеуказания хозяина. Существуют, естественно, и продвинутые образцы, но их стоимость кусается. Проще уж оснастить полноценное боевое судно.

Очень скоро появились первые корабли радиоэлектронной и информационной борьбы. Висит такой в отдалении, ловит зашифрованные сигналы и сопоставляет их с поведением дронов на поле боя. А потом генерирует свой сигнал и «ОП!» — в лучшем случае, стадо железных баранов беспомощно зависло, а в худшем вернулось к любимому хозяину и наваляло по хлебалу.

Со временем технологии взлома настолько развились, что в некоторых случаях захват чужих дронов происходил буквально за десяток секунд.

Постепенно война дронов переквалифицировалась в войну информационных технологий взлома и шифрования. На которых, кстати, нехило поднялись лиртонцы, буквально за десятилетие выстроив свою громадную национальную корпорацию. Выпустить дронов в бой стало означать то же самое, что дёргать удачу за хвост. Что там начнут вытворять стальные псы после того как вылетят, стало зависеть от прокаченности инфо-искина и парочки парней в простых комбезах техников с лычками: «Программист».

Популярность дронов резко пошла на убыль. И снова они вернули себе часть былой славы лишь с приходом капсульных технологий основанных на псионике.

Лишь живое существо способно генерировать пси-поле и у каждого разума свой ментальный оттиск. Технологии способны лишь засечь, сканировать, усилить или немного изменить ментальные сигналы, но и только. Впрочем, для создания связи или удалённого управления с помощью пси — этого уже вполне достаточно. А вот генерировать похожий сигнал уже не получиться. Стоит внедрить в «башку» дрона ментальный слепок хозяина и никто уже не перехватит управление.

Однако пилоту приходится отдавать приказы самому, бортовой искин в паре с личной нейросетью только слегка их оптимизирует. Поэтому, кроме необходимых навыков и дополнительных корабельных конструкций, капсулёр должен иметь соответствующий пси-ранг.

Градация пси-рангов делится по шкале от нуля до девятки. И у Клима он удручающе низок — всего тройка. Это минимальный ранг с которым можно стать пилотом. Изначально, без навыков и усилителей он мог уверенно руководить одним единственным дроном. Теперь же, с пятыми базами по управлению, количество ведомых «псов» увеличилось до трёх штук. Нейросеть осторожно «вросла» в целевые области мозга, «воспитала» нужные вереницы синапсов и это будет помогать пилоту.

Жаль в «Зууме» не предусмотрены специальные конструкции и нано-решётки для усиления пси-сигналов владельца, как например в эсминце «Лило» или крейсере «Перфо», которые изначально разрабатывались как дроноводы. Кстати, в «Перуне» Веника усилений тоже нет — это ударник, поэтому Клим изрядно удивился обнаружив, что князь управляет восемью дронами сразу.

Потихоньку топая вдоль стальной стены коридора к корабельным докам, Клим разглядывал план очерёдности изучения баз. Его личный список был тщательно разработан ещё на первых курсах Академии, но после установки очередного навыка, Клим всё-равно придирчиво проверял план ещё раз.

Броня: Защитные покрытия — ранг три.

Целеуказание: Магнитометрические сенсоры высокой чувствительности — ранг четыре.

Электроника: Маскировочные устройства — ранг три.

Навигация: Приводные маяки — ранг четыре.

Навигация: Микро-варпускорители — ранг четыре.

Подсистемы: Навык управления инженерными подсистемами — ранг два.

И всё вышеперечисленное нужно для активации последней, самой вожделенной базы в списке:

Допуск к управлению кораблями: Управление ударным крейсером — ранг один.

Академия бесплатно обеспечила своего выпускника веткой навыков только до первого ранга по крейсерам. Остальные базы, если он, например, надумает погонять на линкоре, уже предстоит купить самому. И стоят они ой как дорого. Впрочем, до завершения списка ещё шесть месяцев, семь дней, два часа и три минуты. Так что время на «заработать бабла» имеется. Плюс если выгорит операция Веника, то богатенький князь глядишь отблагодарит чем-нибудь помощника. В крайнем случае предоставит охранный эскорт для перегонки верфи «Жук», которую можно будет продать, а то и выкупит верфь сам, для своего клана. Не станет же справедливый и гордый лидер «Славян» накалывать партнёра? Или станет?

«Нет, вряд ли, не такой он человек» — отбросил беспокойную мысль пилот.

Клим остановился у нужного шлюза и приложил ладонь к полоске сканера. Створки раскрылись пропустив его в маленькое помещение где едва уместилась капсула пилота и терминал управления. Сам «Зуум» находится в техническом доке за стеной, а отсюда его можно загрузить-разгрузить или переоборудовать.

Пилот снял комбинезон, оставшись совершенно голым, аккуратно сложил его и засунул во внутренний кофр капсулы. А сам улёгся на мягкое покрытие внутри «яйца», принял нужное положение и резко выдохнул.

Руки в такие моменты начинали нетерпеливо подрагивать, как у наркомана, который, после долгого перерыва, готовится воткнуть шприц с героином себе в вену.

Подключение.

Секундное замешательство и дезориентация, а в следующий момент осознание, что у тебя появилась новая стальная кожа и выросли дополнительные глаза на висках. Ещё десяток секунд, пока капсула занимает место в утробе корабля, и вот за спиной вырастают крылья, мышцы наполняются мощью, а четыре сердца (энергогенератора) накачивают лёгкие (конденсатор) силой, способной громить и разрушать.

— Кайф, — довольно выдохнул эсминец «Зуум», «расправляя плечи» для увеличения скоростных параметров.

Эсминец рванулся вперёд, резво оставляя станцию за кормой. Очень быстро Альфа-Шесть превратилась в далёкую точку, которую найти на обзоре без маркера невозможно. Клим проложил маршрут варп-прыжка к одной из тренировочных зон Академии.

Курсанты часто отрабатывают манёвры по недавно изученным навыкам, а вот более-менее опытным пилотам это уже не обязательно, повышение ранга лишь углубляет и расширяет знания и рефлексы, которые уже и так есть. Клим отправился на учебный полигон просто чтобы снова выйти в космос. Долгое пребывание в человеческом теле действовало на пилота удручающе. Хотелось бросить всё к чертям и умчаться в глубины галактики. Потому он и решил хоть как-то развеяться.

Тоннель искажений рассеялся выплюнув «Зуум» в чёрное пространство космоса.

Внимание! Обнаружена сигнатура. Объект: Рудо-добывающая станция-колония дронов. Ранг опасности: ноль-четыре.

На чём же ещё тренировать своих дронов как не на чужих дронах? Клим припомнил как впервые атаковал похожую цель. Тогда он был на лёгком фрегате и четвёртый ранг опасности вызывал опаску. Первый раз он даже трусливо сбежал от разбушевавшихся дронов-защитников станции, собственно, как и остальные семьдесят процентов курантов. Ещё двадцать умудрились позорно слить тренировочные фрегаты и отправились в Академию на капсулах.

Эта станция-колония дронов вполне настоящая боевая единица. Правда, старая, можно даже сказать старинная. Будь в «Зууме» инфо-искин взломщик и можно было бы запросто захватить её в собственное пользование. И ОАП бы не возражал. В системе A — d1 таких колоний сотни, если не тысячи. Время от времени, особо одарённые курсанты умудряются даже разрушать некоторые во время тренировочных рейдов.

Колонии остались ещё с момента когда Альфа-Креста только начинала осваиваться, и теперь ничейные. Академия пользует их как зоны для тренировок, удивительно, что за сотни лет начинающие капсулёры вообще не разобрали все эти станции. Впрочем, к тому постепенно и идёт.

Раньше, когда богатых месторождений руды в системе было достаточно много, корпорации, а то и продвинутые пилоты одиночки, чтобы не заморачиваться, полностью автоматизировали процесс добычи.

Создаётся станция с полным циклом: добыча руды, переработка и хранение. Плюс система охраны: управляющий искин, маленький заводик по производству и ремонту дронов, как добычных так и боевых. Остаётся только раз в месяц посещать колонию и вывозить уже подготовленное сырьё.

Постепенно месторождения беднели или, что чаще, их владельцы отправлялись к праотцам и колония дронов оставалась брошенной. Управляющий искин забивал хранилища под завязку и терпеливо ожидал хозяина, ревностно защищая станцию от любых поползновений со стороны. И используя хранимое сырьё для восстановления боеспособности после нападений. По сути постоянно клепая всё новых дронов. Не до бесконечности, конечно, а столько, сколько положено по регламенту колонии. Ранг опасности ноль-четыре — это где-то до сотни штук.

И нападения на станции случаются постоянно — либо начинающие пилоты, чтобы разжиться ничейной рудой или модулями, либо курсанты для тренировок. Поскольку переработанной руды на таких станциях почти не осталось, всё давно ушло на поддержание работоспособности, то выхлоп с них небольшой: двадцать-тридцать тысяч кредитов. Технологии в них устаревшие и стоят дёшево. Сейчас местные искины-управляющие едва сводят концы с концами.

Сообщение от искина ХР-5987833:

Внимание! Вы приближаетесь в охранную зону рудо-добывающей колонии ХР-5987833! Смените курс или будете атакованы защитными системами.

— Ага, щас, — усмехнулся Клим. — Напугал.

«Зуум» увеличил скорость, одновременно перестраиваясь в режим защиты.

Обнаружены сигнатуры!

Двенадцать объектов: лёгкий боевой дрон «Viper-1».

Внимание! Корабль под прицелом.

Лёгкие лазеры дронов впились в энергетический щит эсминца, а Клим добавил мощности на модуль накачки щита и пустил «Зуум» по круговой орбите вокруг колонии. Когда всё внимание защитных систем сосредоточилось на его корабле, Клим выпустил своих дронов. Три штуки.

Ментальные каналы мозга «напряглись» от поступающей информации и пришлось сосредоточиться, чтобы не потерять концентрацию. Сейчас Клим немного завидовал Венику, который играючи управлялся аж с восемью дронами. Жаль пси-индекс нельзя прокачать, как остальные навыки.

Напавшие на «Зуум» дроны даже не могли толком слить щиты эсминца, а вот собственные псы Клима потихоньку отстреливали неприятелей. И делать-то особо ничего не нужно, знай себе указывай очередную цель. Скоро вокруг колонии остались одни обломки. Добывающая станция светилась красными огнями боевого режима, но дополнительных дронов не выпускала. Наверное полностью исчерпав имеющиеся ресурсы.

— Эх. Три минуты всего, — возмутился Клим. — Даже не повеселился толком.

Можно, конечно, было разобрать и саму станцию, но палить по беспомощному сооружению скучно, а возможных трофеев вряд ли хватит даже на ужин в «Димириуме». Клим отозвал дронов и отправился обратно к Альфе-Шесть.


* * *

Выбравшись из «яйца» он снова почувствовал себя жалким куском мяса. Окружающее казалось ненастоящим, будто ты в капсуле виртуальной реальности, а вокруг одни НПС и голимая компьютерная графика. Короткий тренировочный полёт, вместо того чтобы улучшить настроение, только раззадорил аппетит. Клим скользил по прохожим невидящим взглядом и то и дело порывался включить варп-режим, чтобы поскорее добраться до апартаментов.

И ведь никакой замены космическим полётам пока не придумали. Даже VR-капсулы не давали тех ощущений, что испытывает пилот сливаясь с кораблём. Любой курсант первогодка легко отличит в настоящей он капсуле или в виртуальном пространстве. Учёные даже проводили исследования, пытаясь разными способами «обмануть» подопытных пилотов, но те с первых секунд определяли в космосе они или в симуляторе.

Короче, было от чего впасть в уныние. И Клим даже не сразу понял, что за бредятина творится возле двери его номера, пока уже чуть не столкнулся с двумя субъектами. Побитые, в кровавых брызгах, царапинах и синяках, пьяные в хламину «гости» безуспешно пытались активировать домовой сканер.

Вернее, пытался один, незнакомый, а второй мирно посапывал на полу, и постоянно вырвал руку из лап приятеля. Тот хотел приподнять лежачего и провести его ладонью по плитке сканера.

— Какого хрена тут происходит?

— Оу! Клим! Ну наконец-то, — голосом Чирика выдал незнакомый шатающийся тип. — А то мы уже минут десять не могём домой попасть. Веник слегка перебрал.

— Чирик? — Клим внимательно всмотрелся в парня. Телосложение то же, а вот лицо совсем другое.

— Я… я… — закивал тот и пьяно схватился за стену, чтобы не упасть. — Рожу немного подрихтовал, для конспирации.

— Какой конспирации? — Клим открыл двери и помог поднять с пола Веника, тот слегка отбрыкивался и что-то возмущённо мямлил.

— Для похода на «помахаться» к братьям саурам, — весело заявил Чирик устраивая бессознательного князя на койке. — Ох и весело было, давно так не отрывался. Меня же там все знают, на «помахаться» не зовут…

— Ааа… — догадался Клим рассматривая чужую физиономию. — Клеточное перепрофилирование?

— Ага.

— А чего же ты раньше так не делал?

— Я чё, мажор по твоему!? Двадцать пять штук на рихтовку хари! Меня Джая сожрала бы, без соли. Сама бы отрихтовала, и лицо, и всё, что ниже пояса.

— Я так понимаю друг оплатил? — Клим кивнул на уже уснувшего князя.

— Ага.

— Кстати, а Джая не возмутится, что ты лицо сменил?

— Это временная пререпрхр… перепрахли… Рассосётся, короче, через пару дней, — отмахнулся Чирик.

— А вы чего в больничку не заехали по дороге, чтобы убрать следы махача? — поинтересовался Клим, указывая на изрядно побитые лица приятелей. — И как вы, вообще, при твоих-то талантах так выхватить умудрились?

— Ну дык мы же уже бухие были, — развёл руками Чирик. — А на больничку у меня кредитов нет. А Веня уже лыка не вяжет, и не смог заказ сформуррр… сформуииилииировать, — и осуждающе глянув на князя, добавил: — Алкаш.

— И кстати, — занимая вторую койку и расслабленно потягиваясь выдал Чирик. — Обучение успешно завершено.

— Какое обучение?

— Раз наш товарищ по такой пьяни ни разу не вспомнил, что он голубых кровей, то по трезвой точно не проколется. Настоящий пилот Веня-Веник.

— А… Так это всё было в рамках обучающего процесса?

— Ну, естественно. Не развлечения же ради.

— Вот тут я как-раз немного сомневаюсь.

— Без веселья не обошлось, — не стал отнекиваться Чирик и рыгнул. — Но главное: цель достигнута. Я воспитал настоящего мужика! Истинного пехотинца! Вот таких большеглазые нимфы обожают, а не заморышей вроде тебя.

— Но-но! — возмутился Клим. — Я их другими качествами беру. Тут мне даже одна недавно заявила, что у неё нет никакого желания демонстрировать мне свой коронный хук!

— Прям так и сказала?

— Да.

— А ты?

— А что я?

— Пфф… Балбес, — Чирик отвернулся к стене и сладко зевнул. — Ничего.

— Чирик? — вкрадчиво позвал товарища Клим. — Это что, очередная какая-нибудь саурская традиция?

— Я спать. И поставь, наконец, базу по саурам.

— Нафига мне база, если у меня такой друг как ты есть? А Чирик? — попытался подмазаться Клим. — Колись давай.

— Отвали, — промямлил тот и сонно добавил. — Друг.

— Ну Чирик, дружище!

Однако старший инструктор пехоты уже посапывал и не ни на что не реагировал.

— Падла, — слегка пнул приятеля Клим, но тот лишь улыбнулся. Видимо, ему уже снится очередной «махач» в секторе проживания сауров.

Клим недовольно глянул на обе занятые койки и уселся в кресло. Кстати, о саурянках… Он набрал номер Шакти.

Абонент вне зоны доступа сети.

А на запрос к домовому искину, где проживала девушка:

Хозяйки нет дома, друг Клим. Время возвращения неизвестно.

«Хм, неизвестно…» — ну по крайней мере она не удалила его из друзей. — «Опять забыла или это какой-то намёк? Хрен разберёшь этих женщин!»

Входящее сообщение!

Абонент: Общее Агентство Пилотов.

«Пилот Клим Великодушный, регистрационный номер: П\843276487633.

Немедленно явитесь в пункт выдачи заданий для уточнения некоторых вопросов. Это в ваших интересах.

Агент пятого уровня Прачет.»

«Уточнения некоторых вопросов» — Как лаконично, обтекаемо и непонятно. «В ваших интересах» — значит хрен отвертишься. Похоже ябеды на «Матарах» наконец достучались, и агентам стало известно о безвременной пропаже Мерина.

Не то, чтобы Агентству было, что предъявить Климу на законных основаниях, дело-то было почти в «нулях», но большие дядьки из ОАП не любят когда пилоты друг друга харчат. Это создаёт ненужные прецеденты и, мягко говоря, не поощряется. Хотя обычно Агентство вмешивается только в большие конфликты, и закрывает глаза на мелкие стычки. Клим не ожидал, что пропажа какого-то неизвестного Мерина привлечёт такое внимание. Аж пятый уровень — агент среднего звена. Тут впору хвататься за голову.

— Блин, блин, блин. Вот это попал. Хотя, может дело в чём-то другом?

Он попытался вспомнить другие свои «косяки», но в голову ничего, кроме случая с Мерином, не пришло.


Глава 10


Клим воспользовался такси, чтобы не привлекать ненужного внимания. Он снова натянул парадный китель, сам толком не зная зачем, и теперь прохожие опять пялились, а некоторые, особо смелые, даже просили сделать селфи.

Выйдя из такси Клим затравленно осмотрелся, но слава звёздам на ОАПовской стоянке зевак не было. К чёрной высотке вообще мало кто приближается без нужды.

Главное здание Агентства величественно возвышалось над Верхним Городом, на фасаде золотом горела голограмма «ОАП» с крыльями под надписью. Обычно простые пилоты сюда не приходят, а получают задания от агентов удалённо, что ещё раз заставляло задуматься о нехорошем.

«Что же этому Прачету отвечать-то? Да и какого ляда он вообще заинтересовался такой мелочью, как свара „зелёных“ пилотов? Свалю всё на происшествия на экзаменах, когда Мерин нас подставил. Авось сильно не заругают.»

Агенты в подобные пилотские дебри — кто виноват, кто прав, — не особо лезут. Это ведь как склоку малых детей разводить: все орут, друг на друга пальчиками тычут, пойди разберись с чего всё началось. Да и по большому счёту, занятым дядькам по барабану, что там в нулях или около них происходит. А если кто-то в системах с высоким статусом безопасности балует, то с ним Конкорд разбирается прямо на месте.

В здании никакой очереди, никакого ресепшена. Вместо вестибюля ряд маленьких лифтовых кабинок. Провёл ладонью по сканеру и искин Агентства сам решает куда отправить кабинку, или не отправить, если тебя сюда не звали. Агенты люди занятые — им некогда лично встречаться с пилотами.

Через три минуты кабинка лифта, которая по ощущениям вообще не двигалась, распахнула створки и Клим увидел небольшой кабинет. Прозрачный стол с терминалом и сурового мужчину за ним.

Мужчина недоуменно окинул взглядом гостя одетого в парадную форму, хмыкнул и знаком пригласил войти. Когда Клим приблизился створки за его спиной закрылись, а из пола «вылез» стул с низкой спинкой.

— Присаживайтесь, пилот, — совершенно лысый мужик в строгом костюме дождался пока Клим усядется и продолжил: — Полагаю вы догадываетесь зачем я вас вызвал.

— Эээ… Не совсем.

— Мерин, — пояснил агент Прачет.

— А что с ним? — ляпнул первое, что пришло в голову Клим, и мысленно себя отругал за мальчишество.

— Он пропал, — вздохнул Прачет и физиономия его выразила что-то вроде: «Вот полюбуйтесь с какими идиотами приходится работать. Простых вещей не понимают».

Можно было бы конечно заявить: «Знать ничего не знаю! Да, захватил капсулу Мерина, чтобы пообщаться. Пообщался. Отпустил. А куда потом этот балбес пропал не имею понятия». Однако, с Агентства станется провести скрупулёзное расследование. Да, Веник подчистил логи станции-ангара, но мало ли какие ещё «сюрпризы» есть у ОАП. Вдруг вскроется причастность Чирика к гибели Мерина? И если Клима максимум «отшлёпают», как одного из касты, да и то вряд ли, то старшего инструктора Чирика тихо удавят за убийство бессмертного. Прачету даже не придётся отдавать никаких приказов, он просто пустит информацию в открытый доступ, и уже к вечеру найдётся куча желающих поквитаться с быдлом пехотинцем, поднявшим руку на капсулёра. Не помогут ни боевые навыки, ни безопасный статус системы, ни то, что супруга убийцы Джая тоже один из агентов.

«Придётся сознаться» — понял Клим. — «Тем более, что сам же и обещал прикрыть друга».

Он, конечно, не ожидал, что делом заинтересуются на таком уровне, но обещания от этого не отменишь.

— Я неправильно выразился, — пилот решил больше не играть в «непонятки». — Я имел в виду, что стычка с Мерином была, и этот засранец больше не будет никому докучать, но я не понимаю… эээ…

— Почему меня вдруг заинтересовала мелкая грызня новичков? — подсказал Прачет.

— Именно.

— Клим, — агент сложил ладони вместе и опёрся локтями о прозрачную столешницу. — Мне совершенно наплевать на ваши стычки. Пилоты ежедневно убивают друг друга и по меньшему поводу, чем подстава на экзаменах, — это Прачет только что наглядно продемонстрировал, что ему известны некоторые детали дела, а значит хоть какое-то, но расследование всё-таки проводилось. — Пока суета не перерастает в крупные неприятности Агенство молча терпит, хотя и не приветствует. Как вы понимаете, обычай: «Не стрелять по капсулам» родился не на пустом месте. Вы же не думаете, что его «изобрели» сами пилоты? Вы все такие агрессивные и злопамятные, что давно бы перебили друг друга, если бы мы иногда не сглаживали острые углы, но от настоящих звёздных волков, и глупо ожидать иного. Верно?

— Да, — согласился Клим начиная недоумевать куда клонит агент. Вроде и наехал, и сразу оправдал.

— Я пригласил вас по другому поводу.

Он ничего не трогал, даже не шевельнулся, видимо, отдав приказ по нейросети. И над столом засветилась голограмма допроса Мерина. Со всеми графиками и данными, что фиксирует допросник. Мерин отрешённо вещал как расстреливал капсулы пилотов.

«Мать! Мать! Мать!»

Нет, понятно, что дублирующие записи хранятся на серверах ОАП и у агентов есть к ним доступ. Было бы тупостью думать, что Агентство откажется от такого канала информации и добропорядочно не будет «подглядывать», что там граждане друг у друга выведывают.

Но допросники довольно популярны. Очень часто подозреваемые сами настаивают на их использовании, чтобы, например, доказать свою невиновность. На серверах миллиарды записей, и каждый день появляются миллионы новых. Ясно, что Агентство держит «руку на пульсе» некоторых громких дел. Но не просматривают же искины совершенно все записи, а если и просматривают, то там же чёрт ногу сломит. Тут человеческий разум не всегда поймёт о чём там дело, а уж электронный и подавно. Или поймёт?

Эх, зря они с Веником понадеялись на то, что очередная запись останется незамеченной как и миллионы таких же записей до этого. Теперь «Славян» задавят. Вычистят на корню.

— Вы зря бледнеете, Клим, — выдал агент Прачет, увидев как гость напрягся, и легко просчитав его логику. — Успокойтесь. Как я уже говорил: Агентство терпимо относится к мелким стычкам. Но…

Прачет важно поднял указательный палец и изображение допроса сменилось записью боя у пояса астероидов недалеко от планеты «Слава» где расстреливали капсулы. Причём изображение снимали с одного из нападающих кораблей. Где только достали? Клим бы не то, что попытался бы сразу же подчистить такие записи с компроматом, он бы и делать их не подумал. У кого это ума хватило?

— Как вы можете заметить, силы клана «Славяне» почти не принимали участия в столкновении. По крайней мере, ни одного их капсулёра прошедшего Академию ОАП на записи нет. Как видите, кроме пятерых переметнувшихся, имена которых вам известны, и один из которых Мерин, в бою участвует более тридцати разношерстных кораблей. С первого взгляда — случайное сборище пиратов. Но если приглядеться, — изображение увеличилось, выделив один из кораблей с краткой сводкой характеристик. — То заметно, что это слаженная команда неплохо экипированных пилотов.

Голограмма стала прыгать с одного корабля на другой, и оборудование в каждом было не ниже Техно-три. Обычные пираты так не вооружаются — денежек не хватит.

— Это, так называемая, группа «Стрелки», — пояснил Прачет, делая ударение на последней букве. — Боевое соединение, которое намеренно убивает капсулёров.

— Что-то я о такой группе никогда не слышал, — удивился Клим, если бы таковая существовала, то вой стоял бы неслабый, а ведь ни слухов, ни в новостях про это ни слова.

— Ну, естественно, это ведь закрытая информация. Не для всех. Поэтому прошу вас подписать формуляр о неразглашении, — на терминале появился стандартная расписка, требующая не только оттиск ладони, но ещё и ментальный слепок подписанта, а это уже серьёзная штука. — Будьте добры, — указав на подписку улыбнулся Прачет.

От его «доброй» улыбки у Клима свело челюсти.

— Как-то странно предлагать подписку, после того как уже открыли информацию.

— Верно, — теперь уже хитро улыбнулся агент. — Может откажетесь подписать?

«Ага, конечно» — хмыкнул Клим. — «И без вести пропаду в одном из ваших лифтов».

Пилот приложил ладонь к документу, а затем ещё и приблизил голову к сканеру ментального слепка, что «выехал» из боковины стола.

— Значит группа «Стрелков» убивает капсулёров? — покончив с формальностями сказал Клим. — Почему же не предать это гласности? Пилоты их сами разорвут.

— Я бы мог ответить: что само существование такой группы негативно отразиться на имидже Агентства, что такая информация вызовет всполох недоверия между пилотами, что… Да мало ли может быть причин, знать которые вам совсем не обязательно. Отвечу проще: это политика Агентства, и обсуждать её не в нашей с вами компетенции. Поверьте, кому нужно, те осведомлены. И это ОЧЕНЬ серьёзные люди — они ищут, и обязательно найдут ублюдков. Это вопрос времени.

— Короче, по Мерену ни ко мне, ни к клану у вас претензий нет? — уточнил Клим. — Тогда я вообще не понимаю, что я тут делаю.

«А ещё больше не понимаю накой ты мне рассказал про „Стрелков“. Не просто же так?»

— Как это нет? — удивлённо поднял брови агент. — Ну ладно ваша стычка с Мерином, повлёкшая его безвременную кончину — досадное недоразумение, одиночный случай, бывает. Но косвенное участие целого клана в убийстве капсулёров ОАП — это уже тенденция. Очень нехорошая тенденция. Закрывать на неё глаза не в правилах Агентства.

«Как же ты достал, сука» — Клим изо всех сил постарался, чтобы его мысли не отразились на лице. — «То нет претензий, то есть претензии. То хвалишь, то ругаешь. Что ты хочешь-то, мудрила?»

— У меня для вас задание, — резко перешёл к делу агент, будто действительно прочитав мысли Клима по физиономии. — Первое: четверо оставшихся перебежчиков. За каждого я заплачу по пятьдесят тысяч, неофициально. Это немного, но и противники ведь так себе.

— Погодите. Неофициально? То-есть в реестре награда за головы назначена не будет?

— Не будет.

— Вы же понимаете, что если я начну направо и налево мочить «законопослушных» пилотов, то…

— А нечего подставляться, — перебил его Прачет. — Только подумать: нагло, при свидетелях, захватить «яйцо». Это ни в какие ворота. Разве не было более умных способов? Ладно, в случае с Мерином вас частично оправдывает необходимость взять противника живым. Но теперь-то такой необходимости нет. Скажем: линейный залп крейсера критически перегрузил щит, разрушил броню и уничтожил капсулу. Бывает? Бывает. Несчастный случай. Или вот… В общем, это вы заканчивали Академию, а не я, так что не мне вас учить, пилот.

«Короче, прикрывать в случае чего ты меня не станешь» — понял Клим. — «Ну оно и понятно. И скрыть информацию хочешь, и перебежчиков наказать, и так чтобы ОАП ни при чём остался в случае осложнений. Ещё и инфу секретную мне слил, чтобы я отказаться не мог. Как же, как же. ОАП в беде! Какой же пилот откажется помочь, даже бесплатно? Политика Агентства, блин. Послать его что ли?»

— Второе, — продолжил Прачет. Над столом появилось голограмма человека, разряженного в цветастую военную форму, словно в петушиные перья. Надпись внизу: герцог Казимир Святославович Вайдич. Первый советник клана «Славяне». — Вот за него я заплачу два миллиона, — сказал Прачет.

«Ну с этого бы и начал, а то: „по пятьдесят тысяч“» — настроение сразу улучшилось.

— Ну за два ляма я и вас грохну, — даже попытался пошутить Клим. Тут он проблем не предвидел, поскольку Веник и так собирался казнить предателя Казимира.

— Нет-нет, — обломал его радость агент. — Он нужен живым и, по возможности, невредимым, но это уже не обязательно.

— Зачем?

— Эх молодёжь… — покачал головой Прачет. — У него есть выход на «Стрелков». Как-то же он их нанял.

— Ясно, — невесело усмехнувшись кивнул Клим.

ОЧЕНЬ серьёзные люди ищут «Стрелков». Ищут, ищут, да видимо, нифига не находят. А тут такой жирный след нарисовался. Связываться с кланом, даже таким небольшим, как «Славяне», агенты не хотят, и тут им, очень кстати, подвернулись «чужие руки», которыми можно поймать Казимира. Осталось только убедить Веника выдать герцога в ОАП, тут князь, жаждущий мести, может и не согласиться.

— В бонус к двум миллионам за голову герцога, — очень кстати подкинул интересную мысль Прачет. — Агентство снимет претензии к остальному клану.

«Во хитрован! Какие-такие претензии, если никто из клана напрямую не участвовал в расстреле? Сам же говорил. Но под концовку так завернул, что деваться Венику будет некуда. Проблем с ОАПом его клан не переживёт».

— Я вас понял, агент, — Клим поднялся со стула, дальше разговаривать было не о чем.

— Три месяца, — добавил Прачет ему вдогонку. — Или Агентство задействует другие схемы.


* * *

В такси Клим крепко задумался о предстоящем задании. Три месяца не так уж много для скрытного устранения четверых человек. Тем более, если кто-то из них вздумает затихариться. Впрочем, Прачет не зря поделил задание на две части, первая вряд ли особо важна для агента. Скорее всего он решил просто убрать лишних свидетелей, чтобы не трепались. Они ведь тоже видели работу «Стрелков» и могли заподозрить неладное. Хотя, в положении перебежчиков, трепаться то же самое, что застрелиться, а значит парни будут молчать как рыбы, если не совсем дебилы. Хотя, очень вероятно, что и дебилы, раз согласились стрелять по «братьям».

Тут он вспомнил, что в его апартаментах обе койки заняты бухими друзьями и решил наведаться в бар. Нужно перекусить, может немного выпить, а заодно купить товарищам что-нибудь на опохмел.

Клим уселся за столик в баре «Земля». Бармен даже не успел подойти, чтобы принять заказ, как напротив увалился мускулистый усатый парень с озорной улыбкой и помахал бармену, что спешить не стоит. Тот понятливо кивнул и занялся другим посетителем.

— Привет, Клим.

— Привет, Саня.

Саша-Бляха всегда был балагуром и душой компании. В их выпуске все заварушки начинались с его подачки, а продолжались под его неусыпным контролем. И хоть официально старостой числился совсем другой парень, всем потоком землян руководил именно Саша-Бляха — такой себе серый кардинал курсантов Пилотской Академии.

Неудивительно, что со временем он стал негласным главой общины выходцев с Земли. Все неофициальные (скорее уж незаконные) междоусобицы обсуждались и решались через него. Похоже слух о Мерине дошёл и до земляков. Или это агент расстарался? Как-то всё уж слишком близко одно к другому.

— Слышал ты Мерина завалил? — подтвердил некоторые догадки Клима улыбчивый здоровяк.

— Было, — не стал отнекиваться тот.

— Это правильно, много он накосячил. Как с начала обучения начал, так и косячил, косячил. Много.

— За то и огрёб, — пожал плечами Клим. Сейчас от разговора с Сашей зависло будут ли последствия за убийство Мерина от Земной общины, и если да, то какие.

— Много косячил, но по мелочам, — продолжил Бляха. — А ты с ним так круто. Ай-ай. Нехорошо.

— Да я и не собирался так круто, случайно вышло. Хотел ему пару подзатыльников отвесить, а он из «яйца» вылез и хорохорится стал, руками размахивал. Ты же знаешь этого придурка.

— Знал, — кивнул Саша и продолжил молча щуриться на Клима.

— Ну я хотел его немного из станера успокоить, а тот на максимуме оказался.

— Бывает. Проверять оружие нужно перед боем, дружище, — понимающе закивал Саша. Впрочем, что именно он понимает и поверил ли этой простецкой лжи вообще, непонятно. По добрым глазам на улыбчивой усатой физиономии никогда нельзя ничего прочитать.

Клим просто развёл руками — виноват мол.

— Тут двое мудрил бродили, — Саша наклонился и заговорщицки понизил голос. — Близнецы. Про тебя разные нехорошие слухи распространяли. Я с ними перетёр, они заткнулись. Но некоторые товарищи к ним уже успели прислушаться и прониклись. Так что если будешь в опасных местах поглядывай за спину.

— Спасибо за предупреждение.

— Да не вопрос, — Саша откинулся на спинку стула и заговорил громче. — Ты же меня знаешь. Я считаю, что в любой ситуации нужно держаться СВОИХ.

«Оправдан» — понял Клим. — «Теперь особого преследования можно не опасаться. Разве что отдельных мелких стычек с теми же близнецами».

— Держаться, — добавил Саша. — Даже если они немного не правы. Но это мы, потом, между собой разберёмся. Бывай, дружище.

Здоровяк проворно вскочил, панибратски похлопал Клима по плечу и направился к выходу. А последняя его фраза означала, что сейчас Клима простили, но если произойдёт ещё одна подобная «случайность», то на понимание можно будет не рассчитывать.

— Остальных валить нужно ОЧЕНЬ осторожно, — прошептал пилот и поманил жестом бармена.


* * *

Веник и Чирик слушали последние новости хмуро. Видно, что товарищам очень паршиво, особенно Венику. Он бы уже давно ринулся в ближайшую клинику и почистил организм от алкогольной интоксикации, но пришлось вот выслушивать важную информацию.

Под конец повествования Клим помпезно выставил на стол бутылку водки «Земляничная». Когда уходил из забегаловки, то ткнул в первую попавшуюся, но в баре «Земля» почти всё меню так или иначе перекликается с названием родной планеты.

Чирик сразу же оживился, а вот Веник наоборот ещё больше нахмурился. На его лице даже проявилось отвращение.

— Не-не. Я больше не буду, — и, глянув как старший инструктор откупорил бутылку и вполне обыденно приложился прямо к горлышку, добавил: — Никогда в жизни.

— Да успокойся, Веня, — Чирик занюхал алкоголь разорванным рукавом куртки и расслабленно откинулся на подушку. — Мне например вообще не рекомендуется употреблять, должность не располагает, надо себя всегда в форме поддерживать. Но иногда же нужно как-то расслабляться, а «никогда в жизни» это слишком долго. Тем более для бессмертного.

— Делать что будем? — Клим уставился на князя, сейчас от него зависело будет ли выполнена вторая часть задания от агента Прачета. Клим специально поспешил застать партнёра в состоянии похмелья, чтобы тот меньше спорил.

— Да, забирай, — понял его взгляд Веник. — Всё-равно дядю трибунал ждёт, а за измену только одно наказание — смерть.

— Хорошо, — Клим обрадовался, что даже спорить не пришлось. — Остаются: Венгр, Бурый, Шатх и Малас. Как боевые пилоты они не очень сильны, но мне сейчас светиться не с руки.

— С первыми двумя могу помочь, — встрепенулся Чирик. — Они местные. Часто на Альфе-Шесть ошиваются. Если пообещаете поделиться наградой то…

— Да всю отдал бы, — перебил его Клим. — Но я тебя только от одного убийства отмазал, а не прошло и дня, как ты ещё два сделать собрался. Ты бессмертный что ли? — Клим хмыкнул на нечаянно получившийся каламбур.

— То я не подумавши подставился, — возразил Чирик. — А за награду ребята из ДГ помогут. Они на станции каждый закоулок знают, к тому же профессионалы. Венгр и Бурый просто исчезнут, без следов и логов.

— Ага, лишних свидетелей ещё привлеки. Твои ДГшники сами нас и сдадут.

— Да ладно тебе, Клим. Раскудахтался. Сам подумай: перебежчиков неофициально заказал агент. Я привлеку из Диверсионной Группы два-три знакомых паренька. Они, как челы ответственные, конечно же сразу стуканут в Агентство. И что им ответит агент ведущий ДГ?

— Хм… А и действительно, что?

— Господин Прачет пожмёт плечами и скажет, что не расслышал.

— Прачет ведёт ДГ? — опешил Клим.

— А ты думал неофициальные награды за головы кто попало назначает? На Альфе-Шесть один из главных филиалов Агентства, тут без всевидящего ока большого брата и помочиться не получится. Скорее всего и о моей причастности к пропаже Мерина известно, может не всё, но то, что я «в теме» точно. А агент пятого ранга Папа Прачет «тихо» работает по особо буйным головушкам, он небось сразу просчитал, что ты ко мне побежишь за помощью. Так что зря ты считаешь, что он тебя не прикроет в случае нужды. Он тебе уже изначально помог. Хороший мужик, кстати.

— Значит ДГ разберётся?

— В первый раз что ли? — Чирик ещё отхлебнул из бутылки и протянул её Венику. — Будешь?

— Не-не, я пас, — поморщился тот.

— Не первый раз?! — Клим даже привстал с кресла. — Я тут переживаю, отмазываю его, а он оказывается пилотов чуть ли не каждый день валит.

— Не путай заказ Агентства, пусть и неофициальный, с просто «валит». Это разные вещи. Да и, что ты думал, в ОАП тишь да гладь потому, что все пилоты братья? Нет, дружище. Потому, что такие как Папа Прачет вовремя вычищают гавнецо.

— Ладно, я тебя услышал. Остаются: Шатх и Малас.

— Первый раз слышу, — покачал головой Чирик. — Это левые какие-то.

— Я их тоже не знаю, — Веник улёгся, уткнулся в подушку и начал тяжело дышать. — Хух… Тяжко…

— Да беги ты уже в клинику, — милостиво разрешил Клим. — А то загнёшься тут и плакали мои радужные перспективы.

— Что за перспективы? — встрепенулся Чирик провожая взглядом выбегающего из комнаты князя.

— Я же сказал: радужные, — Клим почесал затылок. — Ну, а по своим каналам узнать что-нибудь можешь о последних двоих?

— Мои каналы дальше станции не распространяются. Если парни тут бывают, то засечём и порешаем, а если нет, то тут уже ваши дела… Космические, — Чирик помахал руками, будто собрался взлететь с постели. — Вы же как-то друг друга находите, пилоты в смысле, когда счёты сводите или там…

— Понятно. Будем искать.

— А что там на счёт этих «Стрелков»? Что-то я не понял. Целая команда, которая специально убивает капсулёров ОАП? — Чирик с недоумением почесал затылок. — Их бы давно засекли и вычистили.

— Ага, но только если бы оставались свидетели. Я так понял, после их «работы» остаются только обломки. И Прачет не говорил, что убивают только ОАПовцев, сказал просто капсулёров.

— Это вообще какая-то ахинея, — презрительно фыркнул Чирик и отхлебнул из горлышка при этом даже не поморщившись. — Кому это нафиг нужно? Темнит чё-то Папа Прачет. Недоговаривает. Он, конечно, мужик хороший, я уже говорил, но большой любитель использовать всех «в тёмную».

— Хочешь сказать, что никаких «Стрелков» нет?

— Или нет, или они совсем не то, чем Прачет их хочет показать.

— В смысле?

— Ну не знаю, — пожал плечами Чирик. — Может он тебя так проверяет: подсунул дезу, и теперь будет смотреть откуда она выплывет, а ты ведь подписку давал. Так что лучше не трепайся об этом.

— Что-то ты шибко умный стал последнее время. Так и прут из тебя мудрые мысли. Уже прям жалею, что про «Стрелков» выложил. Вдруг ты вражеский шпиён?

— Во! Гляжу ты тоже умнеешь прямо на глазах, — хохотнул Чирик, а затем о чём-то задумался и сразу посерьёзнел. — И запомни: Папа Прачет ничего не делает просто так, если выдал тебе инфу, значит обязательно втянет в какие-то мутки. Агенты они почти всегда так и работают.

— Это да, — согласился Клим.

Изначально Клим недоумевал зачем Прачет выдал закрытую информацию и втянул его во всю эту историю, но теперь всё встало на свои места. У агентов не так много власти как может показаться. Сидят серьёзные дядьки, выдают задания, распределяют немалые деньги. Но как таковых своих войск у Агентства нет, всё его могущество зиждется на свободных пилотах, которые могут объединиться, а могут и разбежаться. Есть ещё пехота, но там тоже свои гильдийские вожаки, которые за «здорово живёшь» на рожон не полезут. Деньги, конечно, решают многое, но если ОАП будет без доказательств вины назначать призы за головы своих же членов, то долго не протянет. Для каждой казни нужен серьёзный обоснуй иначе агентской репутации кранты, а без репутации стадо свободных баранов быстро рассеется в поисках более вменяемого покровителя.

Стал бы, например, сам Клим специально гоняться за перебежчиками, даже за награду? Да ни в жизнь! Если бы встретил где-то и сложилась удобная ситуация, то может и разобрал бы, а так — лишние хлопоты и неприятности. Вот Прачет взял и поставил троих приятелей в положение, при котором хочешь — не хочешь, а гоняться придётся.

«Хитрован!»

А с другой стороны — хорошие отношения с агентом пятого уровня — это отличный задел на будущее. Не так уж часто начинающие капсулёры лично общаются с агентами среднего звена. Сейчас Клим выполнит неудобное задание, в котором и так заляпан по самое немогу, справиться, и в будущем, глядишь, Папаша Прачет подкинет вполне официальное и более денежное дело.


* * *

Две недели спустя они сидели во всё том же уютном баре «Земля». Двухметровая голограмма планеты в центре помещения теперь обзавелась спутником. Вокруг Земли медленно дрейфовала Луна, постоянно повёрнутая к своей хозяйке одной стороной.

Чирик не спеша хрумал какой-то салат, состоящий из сплошной зелени, а Веник с Климом вяло перебрасывались фразами. Затем старший инструктор пехоты многозначительно кивнул в сторону экрана во всю стену и парни подключились к аудио-каналу новостей.

«Чрезвычайное происшествие в доке 292» — вещала симпатичная ведущая. — «Один из пилотов, не проведя предстартовую проверку, пытался отстыковаться от станции, но из-за сбоя в работе механических захватов, ускорившийся корабль отбросило на силовой купол Верхнего Города. Чтобы не допустить столкновения судно было мгновенно аннигилировано защитными системами станции Альфа-Шесть. К сожалению, капсула пилота тоже была уничтожена. Молодой, но уже подающий надежды капсулёр Алиш Найроми, позывной „Бурый“, нелепо погиб из-за нарушения Техники Безопасности. Агентство приносит соболезнования родственникам и друзьям погибшего, и напоминает: Пренебрежение к требованиям предстартовой ТБ — недопустимо. Пилоты! Будьте бдительны!»

«Минус один» — подытожил Клим.

Дальше на канале запустили ролик по предстартовой проверке систем, которые любой курсант первогодка знает наизусть, но став самостоятельным пилотом практически никогда не выполняет.

Клим, кстати, тоже давно не проводил такую проверку. Десять минут пялиться на графики? К чертям! Ну, что может случиться с кораблём защищённым нанобронёй? Ну, выбросит с траектории. Ну, стукнешься о станцию и просадишь щиты. Ну, диспетчер заругает, выписав символический штраф. Чепуха в общем-то.

Силовой купол Верхнего Города, специально на такие случаи, ещё и отгорожен от доков чередой башен-зубцов. Это как же умельцы ДГ умудрились испортить захваты, чтобы фрегат Бурого бросило точнёхонько между литыми столбами неостали, там же просвет такой, что и специально не так легко протиснуться.

— Виртуозы, блин, — ни к кому конкретно не обращаясь выдал Клим.

— А то! — продолжая хрустеть салатом отозвался Чирик. — Фирма веников не вяжет.

— Мне вот тут подумалось, — сразу же сказал Веник, что заставило остальных двух приятелей ухмыльнуться. — Агентство выделяет на поддержание причальных конструкций и прочих механизмов уйму средств, но время от времени обязательно происходят вот такие нелепые случайности. Неужели ты хочешь сказать… — тут он многозначительно посмотрел на Чирика.

— Я ничего не хочу сказать. Я салатик ем. И советую не думать так много и громко — вредно для здоровья.

— А зачем Агентству вообще ДГ? — не смотря на предупреждение Веник продолжал мыслить вслух, чтобы поддеть Чирика. — Насколько мне известно, это единственное формирование напрямую подчиняющееся ОАП. И название какое многообещающее: Диверсионная Группа. Занятно. Какие такие функции она выполняет, если Агентство всего-лишь посредник между нанимателем и…

Тут он примолк потому что к столику двигался какой-то полноватый субъект. Климу даже показалось, что у него смутно знакомое лицо, но присмотревшись он понял, что видит рыжеволосого парня впервые. Или нет? Не тот ли это парень, что был доверенным связным князя?

Веник ощутимо напрягся, но сделал вид, что внимательно изучает свои ногти. Рыжий же просто прошёл мимо и скрылся в другом зале бара, а после его ухода Клим заметил на столешнице пластиковый конверт. Веник невзначай смахнул его со стола и кивнул приятелям.

— Пора по домам.

— Погоди, — Клим помахал ладонью призывая товарищей оставаться на месте. — Гляньте новости.

Всё та же миловидная ведущая озвучивала уже другой репортаж. Ролик новостей показал карту Содружества, ломанной жёлтой линией по экрану пролегла граница — чуть дальше, чем «нули» — фронтир — это практически неизученная область. За ней вспыхнула красная зона, которая контролируется СуперИскиным. Вроде бы контролируется, что там на самом деле происходит доподлинно неизвестно.

«Всё чаще в системах с индексом безопасности: „ноль“, примыкающих к зоне Каргасса погибают корабли ушедшие в варп-прыжок. Грузовое судно класса „Фарил“, перевозившее ценную руду, отправилось из точки добычи к перевалочному пункту, но исчезло. Владельцы судна, представители корпорации „Гита“, в недоумении».

Экран показал дородного лысого бугая в коричневом пилотском костюме. На левой груди оранжевым выведено: «ГИТА». Это одна из самых мощных корпораций специализирующаяся на добыче руды. У этих парней настолько сильный и слаженный флот, что они не побоятся «копать» даже у чёрта в заднице, не то, что в нулях.

— Я Барк Модан, флитком первого охранного крыла. — сочным баритоном представился бугай. — Мы проследили как «Фарил» ушёл в варп, на точке выхода его ждало второе крыло. Он должен был выйти ровно через тридцать секунд. Но тягач как в чёрную дыру провалился. Начали искать, через полчаса нашли обломки. Причём выпотрошенные — ни модулей, ни электроники. Один мусор. Даже капсула разобрана. И главное: такое ощущение, что «Фарил» из варпа выдернули…

— Чепуха! — Веник стал подыматься из-за столика. — Как же, как же: «выдернули». Корабль уже ушедший в варп невозможно остановить, это даже первогодки знают, а это всё антинаучная чушь! Давай ещё про полёты в чёрные дыры и обратно будем смотреть.

Клим и сам не очень-то верил в «выдёргивание из варпа». Сбить шумами дезинтегратора настройки варп-двигателя чтобы корабль не смог сбежать — это не сложно, а вот остановить движок уже вошедший в варп-режим невозможно никакими силами.

Просто таких происшествий, что показывали в ролике, с каждым годом становилось всё больше и больше. Не зря же их новостной канал ОАП стал озвучивать — они ведь серьёзная контора, как там Чирик говорил: веников не вяжут. И у Клима вдруг возникло чувство, что что-то правдивое во всей этой бадяге определённо есть.

Веник его предчувствий не разделял. Впрочем, он и информацию о «Стрелках» назвал чушью. Он пока руками не потрогает — не поверит. Но наверное клановые лидеры и должны такими быть.


* * *

В конверте оказались приглашения на инаугурацию в регенты Казимира Святославовича Вайдича. По молчаливому согласию, Чирика в дальнейшие приключения решили не впутывать. Он и так уже влез дальше чем следовало, а у него жена беременна. Поэтому приглашений было всего два. Первое на имя Клима, а второе на какого-то помещика Камнева.

— А чего они такие разные? — поставив обе карточки вместе поинтересовался Клим.

— У тебя полное приглашение, а у меня только в тамбур для мелких дворян.

— Что так?

— Чтобы пройти дальше нужно предоставить М-карту и сличить по ней ментальный слепок. Оттиск ладони с ДНК, которые необходимы для тамбура, ещё можно подделать, а вот слепок…

— И как же ты собираешься….

— Мы уже это обсуждали, — прервал его Веник. — Все детали операции тебе знать не нужно. Если у меня не выйдет пройти в основной зал, то ты просто отгуляешь праздник и отправишься домой. Искать меня не нужно, скорее всего я уже буду мёртв.

— Кстати, а ничего, что я под своим именем заявлюсь? Меня же вроде как того… убили, а если не убили, то ищут.

— Да кому ты нужен? Несколько месяцев прошло — дело закрыто. По крайней мере в списках кланового СБ тебя нет.

— Ты так уверенно говоришь, будто видел эти списки.

— Видел.

— Я имею в виду после того как тебя свергли.

— Я тоже, — ответил Веник недовольно поморщившись при слове: свергли.

— Ладно, но учти, — Клим шутливо нахмурился. — Если меня схватят, то я выложу весь план, даже пункты о которых не знаю.

— Я в тебе ни секунды не сомневался, партнёр.


* * *

Они отправились на инаугурацию на разных кораблях, в разное время, и так чтобы войти в систему SD — g3 с разных направлений. Клим прибудет первым и должен затеряться между гостями, до того как прибудет партнёр. А вот как именно пройдёт таможню Веник, так и осталось секретом.


Глава 11


Капсулёры водят корабли на порядок быстрее чем автопилот. Поэтому пользуются они им редко, только если хотят вздремнуть часок-другой, а больше телу находящемуся в биогеле и не нужно.

Медлительность возникает не потому, что компьютер дольше соображает или банально тупит, а потому, что он чётко следует установленным правилам полётов. Существуют сотни пунктов придуманных для безопасности: тестовые прогоны, предстартовые проверки, соблюдение дистанций, выдержка скорости подлёта к муниципальным объектам. В связи с постоянным развитием технологий многие правила морально устарели, но отменять их не спешат. ТБ всегда и везде консервативна, и держится за каждый параграф до конца. Впрочем, за нарушение устаревших правил, наказания всё-таки отменили, а потому пилоты «пропускают» лишние пункты и выигрывают у искиных в скорости перемещения между системами чуть ли не втрое.

Клим, как и многие, презирал автопилот, и предпочитал управлять кораблём вручную как можно чаще. В основном чтобы насладиться полётом, ощущением мощи, скорости и несокрушимости. Но не сегодня. Сегодня парень решил вздремнуть. Мало ли, что случится на приёме у Славян. Нужно быть бодрячком.

Капсула погрузила пилота в особый режим. Сны в нём не сняться, но нервная система, тем не менее, отдыхает и восстанавливается, а мозг реструктуризует информацию полученную недавно. Медики рекомендуют использовать этот режим каждые двадцать — двадцать пять часов, чтобы не перегружать психику.

Автопилот миновал уже четвёртые Прыжковые Врата, осталось ещё три.


Система SD-g7, статус безопасности: «ноль-шесть».

«Зуум» врубил микро-варп и отправился к следующим Вратам предварительно проведя череду нудных проверок безопасности и чётко следуя регламенту. Дальше будет система SD-g5 с индексом: «ноль-пять». То-есть в ней уже разрешены одиночные стычки у Прыжковых Врат. Ну не то, чтобы прямо разрешены, но внимание на них системы безопасности уже не обращают, если эти самые стычки не перерастают в большие побоища. Главное не задеть сами Врата.

С «ноль-пять» уже начинаются перебои со связью, станции встречаются реже, обитаемых планет мало, а товары стоят дороже. Там даже Конкорд не везде дежурит, так что мест, где можно выхватить пиндюлину хватает. Всё ещё есть шанс пожаловаться кому-нибудь на беспредел, но помощь не всегда поспевает вовремя. Короче, «НУЛИ» близко, словно та зима у Винтерфела.

Зуум приблизился к «гайке» и отослал стандартный запрос на прыжок.

Внимание! В разрешении отказано.

Простой бортовой искин сразу же среагировал, попав в нестандартную ситуацию.

Автопилот отключён.

Автоматика разбудила Клима и он несколько секунд глупо пялился на эти сообщения, не совсем понимая в чём, собственно, дело.

— Говорит Конкорд-397, — голос был с хрипотцой, словно старший охранного звена простужен. — Зуум заглушите ускорители и отключите щиты для проведения таможенной проверки.

— Чево? — это уж совсем вогнало Клима в ступор.

Оно и понятно. Проверять боевой корабль на наличие контрабанды, как бы, не принято что ли. Нет, возить запрещённые товары, конечно же, можно на чём угодно, но сколько поместится груза в скромный трюм боевого судна — гулькин пук? Это ведь не корабль с командой, где есть множество жилых отсеков и уйма внутренних закоулков. У капсулёров контрабанду возят громадные грузовики, где есть возможность запрятать несколько «запрещённых ящиков» между остальным многотонным хламом. А в «Зууме» просто нет места для подобного багажа. Возить же запрещённое по два кило за ходку — это тратить время впустую. Так можно заработать разве что геморрой.

Естественно, существуют и совсем маленькие штучки, которые и в карман положить можно, но их таможенный сканер точно не найдёт. Такой товар СБшники «вылавливают» уже на станциях — при продаже или при передаче. Вот и выходит, что тормозить корабли капсулёров рассчитанные на боевые действия — попросту глупо.

— Я же, как бы НЕ на грузовике, парни, — слабо попытался отмазаться Клим.

— Пилот давайте не будем вступать в полемику, мы делаем свою работу.

— Ок, — спорить с Конкордом тоже не принято.

Их суда специализированы именно на поимке и уничтожении беглецов одиночек, да ещё и всегда могут рассчитывать на поддержку орудий Врат и Станций.

Корабли Конкорда слаженно взяли Зуум в «коробочку», хотя убежать он бы и так не смог, у них мощные системы глушения двигателей. Клим отключил щит и стал ждать пока подлетевший вплотную Конкорд-478 исследует его корабль специальным сканером. На это могло уйти от пяти минут до получаса — небольшая, но неприятная задержка.

Вообще, отношение к пилотам Конкорда двоякое. Они выполняют некоторые функции таможни и полиции. Не гоняются за нарушителями, но если твоё судно или ты сам — в розыске, то будь готов, что эти бравые ребята накинутся на тебя у ближайшей гайки или станции. От Врат они ни ногой и действуют только в определённой зоне. Выискивать и ловить преступников на просторах галактики Конкорду не нужно. Рано или поздно нарушитель сам к ним прилетит, когда захочет воспользоваться гайкой или ремонтными услугами станции в системах с индексом выше «ноль-пять». А ниже схватит кто-то из свободных пилотов, которые специализируются на отлове наград за головы.

Так же Конкорд может помочь в трудной ситуации, а уж если на тебя безвинно напали, то спасти погибающего от беспредела — святой долг Конкорда.

И вроде бы служба на благо общества должна быть почётной, но ни один свободный пилот не захочет добровольно месяцами торчать на одном месте и выполнять одно и то же нудное задание. Все корабли Конкорда принадлежат Службе Конкорда, после дежурства их положено сдавать. А зарабатывают там пилоты не так уж и много.

Потому идут в Конкорд сугубо от безысходности: потратил последние кредиты на навороченный крейсер, а затем бездарно слил его в первом же рейде? Кредит на новый корабль не дают, а денег только на ночлежку? Всё, что осталось — это навыки пилотирования? Тогда тебе в Конкорд. После обязательного пятилетнего контракта вполне сможешь позволить себе скромный эсминец. Космос место опасное и непредсказуемое, а потому недостатка в кадрах Конкорд не испытывает.

Короче, служат в Конкорде неудачники. Службе Безопасности даже лучше, что их пилоты безынициативные балбесы, главное чтобы приказы выполняли. Ну и отношение у остальной части капсулёров к конкордцам соответственное. Даже на дружеской попойке никто из товарищей не признается, что служил в Конкорде — засмеют. Это как в советские времена сознаться, что в армии не был — позорище. Прямо об этом может и не скажут, но кривые взгляды бросать будут.

— Прошу прощения, пилот, — вдруг подал голос Конкорд-397. — А можно вопрос не относящийся к делу?

— Да пожалуйста, — отозвался Клим. Он не испытывал особого презрения к вынужденным служакам. Ведь необязательно каждый из них идиот, есть и те, кому просто не повезло.

— У вас редкий эсминец класса «Зуум». Я вижу совпадение сигнатур на семьдесят пять процентов с эсминцем «Фаравекс», корпорации АРК. У вас какая-то модификация «Фары»?

— Нет. Это отдельная линейка лиртонских кораблей. Схожесть, по большей части, только внешняя.

— А не могли бы вы, — старший охранного звена смущённо запнулся. — Ммм… Скинуть общие характеристики? Очень интересно.

— Да без проблем, — Клим отправил любопытному служаке файл.

— Хм, действительно, — после минутного изучения выдал тот. — На «Фаравексе» щиты почти в три раза «толще», в «Зууме» они вообще ни о чём. Зато вот бронирование — высший класс. Плюс ещё и конденсатор уже на капте. Помню, «Фару» почти невозможно было прокачать до энергостабильности, постоянно кондёр падал в ноль.

— А сколько вы уже летаете? — поинтересовался Клим, припомнив, что «Фаравексы» перестали выпускать ещё до «Зуумов», а последним уже больше пятидесяти лет.

— Шестьдесят три года, — вздохнул служивый.

— Ого! А почему в Конкорде? — вопрос сам сорвался с языка, Клим не хотел обижать мужика.

— Это отдельная, долгая и печальная история, — кисло протянул тот.

— Надеюсь у неё будет счастливый конец, — подбодрил служивого Клим.

— Я тоже. Кстати, сканирование почти завершено, как я и догадывался с самого начала, ничего запрещённого у вас нет. Вы только не думайте, что мы от скуки вас задержали. Просто на вас пришёл донос. Рад, что он оказался беспочвенным. Видимо чья-то глупая шутка. Обязательно сообщу в ОАП, чтобы доносчику снизили рейтинг.

Разрешение на прыжок получено.

Работа автопилота возобновлена.

Начинаю отсчёт до прыжка.

— Донос? — кому это пришло в голову так тупо шутить? — От кого?

— Вы же понимаете, что мы не выдаём подобную информацию, — Конкорд-397 немного помолчал, а потом добавил. — Но совсем недавно по близости я видел эсминец «Матар», если вам это о чём-то говорит.

Внимание! Варп-прыжок.

Зуум окутался разноцветными переливами пространственного тоннеля и связь с внешним миром пропала.

— Эсминец «Матар»!? — уже в никуда выкрикнул Клим. — Близнецы!

Сразу стал понятен смысл доноса. Близнецы проследили Зуум, скрываясь среди других кораблей, которые обычно собираются на оживлённых трассах, и на которые Клим просто не обращал внимания. А затем один из братьев пожертвовал десяткой пунктов пилотского рейтинга чтобы задержать Клима на гайке при помощи доноса в Конкорд, а сами близнецы, надо полагать, тем временем заняли позицию с той стороны Врат, в системе с индексом безопасности: «ноль-пять», где можно напасть.

«Настырные какие» — Климу даже немного импонировала настойчивость и последовательность парней. — «Обещали отомстить за товарища, и вот пожалуйста — мстят».

И если они не полные тупицы, то от боя уклониться не выйдет.

«Не вовремя-то как. Тут на инаугурацию нужно спешить. Ай… Ну и ладно!»

Клим не очень-то и переживал по поводу нападения. «Матаров», конечно, двое, но стоят они в полном обвесе едва ли дороже десяти миллионов каждый, да и то вряд ли. В то время как на многорежимный «Зуум» ушло почти три процента Плекса, а это аж тридцать лямов. Да, что «Зуум», только новая капсула Клима стоит в два раза дороже эсминцев, на которых рассекают близнецы. Братья, наверное, совершили ту же ошибку, что и служащий Конкорда, приняв «Зуум» за какую-то модификацию старого и слабого «Фаравекса». Иначе не попёрлись бы вдвоём.

«А если их и не двое, а больше!? Блин!»

Пространственный тоннель задрожал и рассеялся, выбросив эсминец в обычный космос. Рядом одиноко зависли Прыжковые Врата, красиво роняя в вакуум тугие протуберанцы голубого света.

Система SD-g5, статус безопасности: «ноль-пять».

Внимание! Будьте бдительны! Патрули Конкорда отсутствуют.

Клим отмахнулся от сообщений, сразу же начав перестраивать эсминец в защитный режим и набирая скорость.

Внимание! Корабль под прицелом!

Обнаружены две сигнатуры!

Два объекта: эсминец класса «Матар».

Внимание! Варп-искажения! Интенсивность шумов превзошла шумозащиту ускорителя. Использование варпа невозможно!

Внимание! На корабль действует стазис-поле! Эффективность маршевого двигателя тридцать процентов!

«Во как подготовились, пакостники! Хорошо хоть друзей с собой не притащили, хана была бы. А так ещё повоюем.»

Зуум окончательно сменил форму. Слои наноброни срослись в несколько рядов, уменьшив сигнатуру и увеличив защиту. Правда, скорость корабля и мощность оружия упали, но Клим не поскупился на самые крутые рельсотроны, что были в базе верфи «Жук». И сейчас все шесть слотов были заняты неплохими малыми орудиями, качеством и эффективностью сопоставимыми со средними. А вот «Матарам» пришлось установить варп-подавители и стазис-сети, это снизит их огневую мощь и повысит расход энергии. В теории. А вот как дело обстоит на практике предстояло проверить.

Первые два слаженных залпа «Матаров» полностью слили энергетический щит «Зуума». Клим рассчитывал, что тот продержится дольше. Но у близнецов оказались лазерные орудия, да ещё и с линзами для усиления электромагнитного излучения оптического диапазона. Эти штуки просто снесли и без того не шибко надёжную энергозащиту. Лазеры довольно востребованы из-за хорошей точности и разнообразия возможных линз, которые можно менять прямо во время боя.

«Это мы тебя только первый раз подловили» — довольно сообщил один из близнецов. — «Но не последний. Так что готовься к большим тратам».

Вот правда дальше дело у братьев не заладилось. Насколько лазеры хороши против щитов, настолько же плохи против наноброни. «Матары» хоть и сменили линзы на термо-урон, но помогло это мало. Броня «Зуума» проседала на один-три процента за залп.

Впрочем, у Клима ладилось не лучше. Он сосредоточил огонь рельсовых пушек на одном эсминце, но тяжёлые болванки, даже со встроенными ЕМИ-разрядниками едва-едва просаживали его щит. Энергетическая защита «Матара» заточена под кинетический урон, любое попадающее в него твёрдое тело быстро сгорает. Близнецы как знали какие у Клима будут пушки. Впрочем, почему же: «как знали»?

— «Точно знали, сволочи», — понял пилот. — «Потому и попёрли так нагло. Наверное, кто-то из докеров Альфы-Шесть сливает инфу о кораблях».

Вполне естественный ход вещей. И жаловаться без толку. Клим не доплачивал за приватность своего дока, полагая, что никому не интересен. А оно вона как вышло.

Ускорители «Зуума» работали на полную мощность, но скорость корабля только падала от постоянных всплесков стазис-поля. Замедлившийся «Зуум» представлял из себя отличную мишень. «Матары» же летели в десятки раз быстрее и даже умудрялись двигаться по круговой орбите «Зуума».

И без того не очень точные рельсотроны, не всегда успевали синхронизироваться с прицелом и частенько промахивались, а наноброня корабля понемногу «таяла». Хотя близнецу тоже доставалось.

Какое-то время все трое так и летели, прошивая пустое пространство космоса лучами лазеров и редкими вспышками разгонников рельсотронов. Но после десятого или двенадцатого залпа шести рельсовых пушек, щит целевого «Матара» таки ушёл в ноль. Клим перезарядил орудия болванками с сердечниками из плутония.

Быстролетящий лом из тяжёлого и твёрдого металла до сих пор остаётся эффективным против любого танка, не редко прошивая броню насквозь. Лучше только антиматерия, но она довольно нестабильна, снаряды с ней почти всегда быстро аннигилируют после взвода сами по себе, что сильно уменьшает радиус действия.

Единственный залп «Зуума» не остановленный энергощитом, снёс шестьдесят процентов наноброни «Матара», проламывая насквозь не только саму броню, но и части остова на которых она крепится. А еще, какой подарок, вывел из строя два лазера и стазис-сеть. В разные стороны полетели обломки конструкций и деформированных плит.

«Сука!» — взвыл один из братьев.

Это всё, что он успел. Клим оставил активными только два орудия, чтобы не переусердствовать, и следующий выстрел полностью разнес «Матар» в хлам. Искорёженный остов развалился на куски, несколько уцелевших модулей, упакованных в остатки наноброни, разлетелись по космосу. Клим пометил их маркерами, чтобы подобрать после боя.

Во многом благодаря тому, что в «Матар» попало только два заряда, капсула пилота уцелела, и сразу же поспешно ринулась прочь. В «Зууме» осталось сорок процентов брони, но и орудий у оставшегося в одиночестве мстителя не так много. А потому каждый его залп сносил едва ли половину процента. Клим немного расслабился, начав настырно долбить рельсотронами во второго близнеца.

Когда от щита на «Матаре» осталось процентов десять, а от брони «Зуума» двадцать пять, оставшийся близнец сменил направление и скорость, явно набирая ускорение и собираясь уйти в варп. Он уже окончательно понял, что ловить тут нечего. Ну и тугодум.

Перед самым прыжком щит таки слетел и пара болванок, правда не с плутонием, а с ЭМИ-разрядниками угодила по фюзеляжу. Хрясь, и пятнадцати процентов брони как не бывало.

Впрочем, разобрать убегающего Клим уже не успевал, а потому вообще отключил орудия, не желая тратить дорогие «патроны» понапрасну. Только «крикнул» вдогонку улепётывающему близнецу:

— Это я вас только первый раз подловил, но не последний!

«Матар» бликнул ускорителями, на секунду превратился в сияющую точку и пропал с радара.

«Было весело» — подумал Клим. — «Осталось только трофеи собрать. Небось не бог весть что, но на ремонт должно хватить».

В отличии от энергощитов, наноброня сама не восстанавливается. «Долить» её можно только на ремонтной станции или если это сделает другой корабль со специальным модулем. Это один из минусов брони, на неё постоянно приходиться тратиться.

Подобрав трофеи Клим нутром почуял, что нужно отправляться к ближайшей ремонтной станции, чтобы не светить дырами в обшивке. Мало ли какие неприятности ожидают впереди. Для любого пилота — недостаток боезапаса или бронирования — это как зуд в таком месте где не почешешь. Этот «зуд» наставники прививают на третьем курсе Академии, и методы некоторых «прививок» близки к антигуманным.


* * *

Система SD-g3. Статус безопасности: «ноль-три». Орбита планеты Слава.

Первое, что бросалось в глаза — громадный голографический экран висящий в космосе. Пять на пять километров приблизительно. Довольно популярная штука, кстати. Строить-то ничего не нужно. Разместил по периметру несколько сотен проекторов и дело в шляпе. Новый писк моды — сооружать целые трёхмерные «сцены», но клан «Славян» ограничился двухмерным полотном. Видимо, распорядители праздника зажали средства.

На экране демонстрировали какой-то патриотический ролик: Флотилия кораблей, стройки заводов, разработка месторождений. Потом мелькал разряженный в мундир Казимир Вайдич. Честь, сила, слава и бла… бла… бла… Желающие могли подключиться к вещанию и прослушать ещё и звуковое сопровождение, но Клим не спешил воспользоваться таким сомнительным удовольствием, как выслушивать речи будущего регента.

Сразу под экраном притаился флагман клана. Тоже не маленькая махина, под три километра в длину, а обводами напоминает синего кита. Гладкие бока, обилие выдвижных надстроек, округлые орудийные башни по всему «телу» и узкий проём приёмного дока — корабль для команды — так в Содружестве уже почти не строят.

Пёстрые блики голографического экрана резали взгляд и скрывали флагман. Если бы кто-то смотрел глазами, то мог бы и не заметить огромный корабль.

Клим связался с диспетчером, выслушал инструкции и сразу понял, что имел в виду Веник под выражением: беспрецедентные меры безопасности. Похоже Казимир тот ещё трусишка.

Вход в док — запрещён, бортовая швартовка — запрещена, приближаться на расстояние ближе двадцати мипров без предоставления кодов из пригласительного билета — запрещено. Проносить на флагман оружие любого типа — запрещено.

Читая список присланный искиным-диспетчером Клим всё ждал, что следующими пунктами будет что-то вроде: следует входить на борт без одежды, чтобы ничего нельзя было спрятать. При входе одевать любезно предложенный ошейник с взрывным устройством, отсекающим голову по команде с охранного пульта, а сам вход осуществлять пешком сквозь вакуум.

Но нет, до этого, конечно, не дошло. В пяти мипрах от флагмана выделили «стоянку» для кораблей и перевозили оттуда гостей на челноках. Для капсулёров тут сделали послабление. В виду невозможности запросто вылезти из «яйца», пилотам разрешалось использовать капсулу. Но не просто так, а отрядили отдельный крейсер с командой, где особо дорогих гостей принимали, проверяли, а потом уже доставляли на флагман на всё тех же челноках.

Не будь у Клима тут запланирована акция захвата власти и фигушки бы он согласился участвовать на таком «праздничном приёме». Настолько унижаться ради инаугурации регента в небольшом клане? Это не для пилотов, привыкших к тому, что любые двери открываются автоматически, только за принадлежность к касте бессмертных.

Переусердствовало клановое СБ. Ох, переусердствовало. Неужели настолько боятся Веника? И, кстати, как он сам собирается проникнуть на флагман? С помощью сказочной невидимости или мифической телепортации? Впрочем, Клим быстро выбросил этот навязчивый вопрос из головы. В конце концов, это не его забота. Веня взрослый парень, сам разберётся.

Первое, что спросил Клим выбравшись из капсулы в узком доке перевалочного крейсера:

— Пилотский костюм хоть одеть можно? Что-то я не догадался захватить парадную форму.

— Только если в нём нет запрещённых модулей, пилот, — приветливо отозвалась девушка в мундире гвардейца. — Иначе вам будет предоставлена соответствующая положению одежда.

— И какая же соответствует моему положению по вашему? — обнажённый Клим совершенно не стеснялся присутствия девушки. В Академии Пилотов не было разделения на мужское и женское отделение, и все земные нормы этикета стёрлись ещё в первые месяцы обучения.

— Позвольте ваш пригласительный, пилот.

Клим порылся в кофре с НЗ. Выудил пригласительный, а заодно и пилотский костюм, благо никакого встроенного вооружения в нём не было. Гвардеец рядом с миловидной представительницей прекрасного пола вежливо взял карточку, бегло осмотрел и выдал:

— Высший приоритет.

— Оу, — девушка игриво улыбнулась. — В таком случае, я бы даже отдала вам свою форму.

— Собирался пилотский комбез натянуть, — в тон ей ответил Клим. — Но вот сейчас уже не так уверен. Так охота вашу форму примерить.

Естественно, он бы охотнее посмотрел на девушку без этой самой формы.

— Это была шутка, — отозвалась красавица, и так стрельнула глазами, что стало понятно, что в любой шутке есть доля шутки, пусть и незначительная.

Клим даже прикинул, что если Веника всё-таки заметут, то было бы неплохо подкатить к девушке, в качестве утешительного приза. Впрочем, по умелым движениям, с которыми она проверяла его комбез ручным сканером, так же было заметно, что она профи. И, скорее всего, просто приводит гостя в хорошее настроение используя психологические приёмы. Всем ведь известно, что капсулёры после выхода из «яйца» сильно не в духе. Вот и поставили их встречать специально обученных людей.

— А жаль, — похоже последнюю мысль он проговорил в слух, поскольку девушка переспросила:

— Что простите?

— Думаю вы прекрасно услышали, красавица, — и уже деловым тоном добавил: — Что там с комбезом?

— Костюм оборудован модулем накачки NB-2M.

— Это же стандартная модель, — возразил Клим. Модуль позволял пилотскому комбезу отращивать не только карманы и подушечки на подошвах обуви, но и защитные пластины и любые штуки, что взбредут в голову хозяину. То-есть превращал комбез из простой одежды в защитный костюм широкого назначения.

— К сожалению в нём накопитель сложной структуры и колония нанитов, — развела руками девушка, одарив Клима своей самой обворожительной улыбкой. — Не положено. Вы же понимаете, правила придумываем не мы.

— Ох уж эти правила, — Клим отдал приказ по нейросети, прикоснулся к костюму, вынул модуль и отдал его девушке. — Теперь?

— Теперь всё в порядке, скрытых модулей нет, можете одеваться. Прошу вас пройти за мной к челноку, пилот Клим.


* * *

Приёмный зал, полный народа, светился наляпистой роскошью, словно это не боевой корабль, пусть и в прошлом, а космический бордель. Впрочем, заметно, что весь внешний лоск наносной, кое-как приклеенный к стальным переборкам, и слегка облагороженный краской. То там, то сям можно заметить узкие люки запасных выходов и аварийные блоки для быстрого переодевания в скафандры. Полностью закрывать доступ к таким местам разрисованными пластиковыми панелями не стали — звездолёт всё-таки, не ровен час могут пригодиться.

Почти у каждой двери два охранника в гвардейских мундирах, но без оружия. СБ не только у гостей изъяло всё, что способно выстрелить, но и у своих людей тоже. Видимо, чтобы избежать возможного завладения злоумышленником.

Плюс внутренней сканерной системе корабля проще будет обнаружить любое вооружение. Ведь если бы охрана ходила с пушками, то для каждой нужен был бы код опознавания, чтобы не сработала тревога. Но коды ведь можно и подделать, или систему взломать. Ну, а теперь подделывать нечего, а взлом будет быстро замечен. Любой оружейный или нестандартный накопитель бортовая система безопасности легко вычислит.

Кстати, людей в гвардейской форме клана по залу бродило чуть ли на столько же сколько гостей. Парни и девушки не разносили напитки и закуски, а решали возникающие вопросы и проблемы. Как раз сейчас какая-то женщина возмущалась, что ей не разрешили взять с собой дроида, он де ей необходим для охраны. А представительный гвардеец вежливо убеждал, что на флагмане совершенно безопасно и о гостье позаботятся лучшие бойцы клана.

Весь обслуживающий персонал мероприятия исключительно люди — лакеи в старинных ливреях, официанты в белоснежных фартуках, с полотенцами перекинутыми через руку. Ну и сотни приглашённых, разодетых соответственно положению в обществе. Прям древний королевский бал.

И это ведь всего-лишь «тамбур» для мелких дворян. Основная масса посетителей тут не задерживалась, а неторопливо шагала к дальней стене с десятком арочных проходов — это пропускные шлюзы для пехоты красиво замаскированные пластиком. И у каждого входа сканер ментального слепка.

Клим тоже решил не отставать и пошёл к ближайшему пропускному пункту. Предъявил пригласительный, отдал гвардейцу маленький диск с М-картой и подставил голову под сканер. Пара минут напряжения, пока Клим опасался, что вот сейчас парень на пункте выкрикнет: «Схватить его!» Но сканер отработал, искин сличил слепок с М-картой, гвардеец вежливо вернул пригласительный билет и попросил не потерять его. А высокий слуга услужливо приоткрыл двери:

— Добро пожаловать, пилот Клим.

Клим молча прошёл дальше, оглядел следующий зал и у него сложилось впечатление, что он просто вернулся назад. Те же гвардейцы, те же ливреи и официанты. Разве что гости тут разговаривают более витиевато и чопорно, а двигаются более степенно и важно. Ну и в дальнем конце зала большой подиум с трибуной, позади которой голографический экран во всю стену. На нём крутили всё тот же ролик, что и на экране в космосе, только тут ещё и звук присутствовал.

Впрочем, скоро ролик сменился каком-то ненавязчивым музыкальным клипом. Видимо, чтобы не раздражать гостей, а то Климу, например, сразу захотелось запустить в рожу распинающегося первого советника на экране своим бокалом, который он подхватил у одного из официантов.

Затем на трибуне появился мажордом и зычным голосом объявил, что через час Казимир Святославович произнесёт речь, после будет процедура инаугурации, а уж после неё праздничный банкет плавно переходящий в бал.

— Прям целая коронация, — пробурчал Клим и сделал вид, что отхлёбывает из бокала.

— Скопировано со старых хроник, — раздался рядом спокойный голос.

Клим от неожиданности немного хлебнул напитка и чуть не поперхнулся, хотя белое вино оказалось хорошим.

Рядом стоял чуть пухловатый кучерявый парень в гвардейской форме и смотрел он куда-то в сторону большого экрана. Он продолжил говорить спокойным голосом даже не глядя на Клима.

— Кстати, тебе вот за эту ширму, — он немного склонил голову показывая направление. — Это аварийный проход «девять». Пригласительный брось снаружи у входа. Дальше сто метров по коридору и налево. Тебя встретят. Пойдёшь после сигнала.

— Какого сигнала?

— Увидишь, — гвардеец степенно зашагал по залу, будто ни с кем только что не разговаривал.

Клим хотел опереться о колону возле нужной ширмы, но вовремя заметил, что колонна пластиковая — может и рухнуть от такой нагрузки. А потому просто встал рядом, всем видом показывая, что просто наслаждается вином. Сам он при этом глаз не спускал с гвардейца.

Это был тот самый парень, что передал Венику конверт с приглашениями. Лицо его всё так же казалось смутно знакомым, но теперь это могло быть и от того, что Клим его уже мельком видел в баре «Земля».

— А фиг его знает, — память на лица у него никогда не была хорошей.

Он за секунду мог запомнить характеристики любого корабля, а вот лица расплывались в памяти серыми мазками стоило только отвернуться от собеседника. Каждому своё.

Минут пять ничего особенного не происходило. Гвардеец методично рассекал по залу особо не удаляясь и не приближаясь. Раскланивался с гостями, что-то приказывал официантам.

Клим уже задумался над тем чтобы опустошить свой бокал и отправиться за новым, когда гвардеец поклонился какому-то особо расфуфыренному гостю, что-то вежливо сказал и даже руку к груди приложил для важности. А сам, тем временем, немного отставил ногу и сделал проходящему мимо лакею банальную подножку. Да так умело, что Клим бы этого и вовсе не заметил, если бы специально не следил, и если бы народ на секунду не расступился в подходящий момент.

Лакей грохнулся, зацепил локтем поднос официанта, загремела посуда, зазвенело небьющееся стекло. Гости любопытно повернули головы в сторону шума. А Клим проворно нырнул за ширму, с внутренней стороны она даже не была раскрашена — плоский кусок серого пластика. Клим вынул пригласительный билет и положил сразу за ширмой, так чтобы из зала его не было видно. Аварийный люк, помеченный большой девяткой, легко открылся и пилот вышел в узкий служебный коридор со слабым освещением.

Ровно через сто метров коридор разошёлся перекрёстком, Клим свернул влево и нос к носу столкнулся со слегка пухловатым кучерявым парнем.

— Ты!? — он вздрогнул от неожиданности. Не мог этот парень успеть за такое время сюда добраться. Просто не мог. — Мифическая телепортация?

— Что, простите? — выдал гвардеец, очень удачно копируя манеру разговора Веника.

— Веник?

— Я.

— Каким образом?

— Гвардейцев почти не проверяют, они ведь по всему флагману шастают, плюс на постах стоят. Кстати, — он задрал рукав формы и начал от локтя к ладони скатывать с руки кожу. Вернее, прозрачный наноматериал чётко повторяющий текстуру настоящего кожного покрова. Его собственная кожа под материалом оказалась в синих прожилках вен и странных пятнах, как у трупа.

— ДНК-перчатка, — понял Клим. — А на харе клеточное перепрофилирование быстрого типа?

— Да. Друг в туалете, буквально на коленке забацал. За пятнадцать минут своё лицо на меня скопировал. А телосложением они с помещиком Камневым и так похожи.

— Силён твой друг.

— У него много талантов.

— За такие таланты на пожизненно закрывают, — хмыкнул Клим. — Перчатка и незаконный профилир тянут вместе на…

— Ладно, хватит, пошли, — Веник поморщился как от боли.

— Припекает?

— Ты себе не представляешь как, — он потёр руками лицо и на нём остались синие и зеленоватые линии повторяющие кровеносные сосуды. Теперь князь стал похож на зомби.

— Даже и представлять не хочу, — отмахнулся Клим. — Но рожу больше не три, а то ещё хуже будет.

— Легко сказать, — отозвался Веник и повёл товарища по закоулкам флагмана.

Минут десять они шагали по коридорам, поднимались по узким лесенкам, пролазили в квадратные ходы технических колодцев. Клим давно заблудился и надеялся только на то, что Веник знает куда идёт.

Наконец они оказались в отсеках для команды. Вереницы дверей в кубрики, мрачные коридоры, на стенах какая-то аппаратура, терминалы, аварийные пункты.

— Угрюмо как, ни одного обзорного экрана.

— Это боевой корабль, предполагается, что команде некогда пялиться в обзорные экраны, — отозвался Веник. Его лицо опухло, приобрело ещё больший синюшний оттенок, и теперь если бы он встретился с зомби, то в ужасе убежал бы. В смысле, зомби убежал бы.

— Во-во. Такой огроменный корабль и ни одного живого человека.

— Это закрытая территория. Тут и в обычное время почти никого, а перед инаугурацией СБ оставило только самые необходимые посты — рубка, арсенал и ещё парочку.

За следующим поворотом они наткнулись на уже знакомого кучерявого гвардейца. Он стоял уткнувшись в открытую дверцу распределительного щитка на стене, или чего-то его напоминающего, Клим не силён в технике кораблей с командой. Гвардеец пытался закрыть дверцу, но она постоянно открывалась, что его решительно возмущало.

— Непорядок. Нужно техникам сообщить, — недовольно бурчал он себе под нос.

— Бросай заниматься чепухой, Ан, — окликнул его Веник. — У меня морда сейчас треснет.

— Боже, что за выражения, Всеволод? — гвардеец подхватил, стоящий у ног плоский кофр и поспешил им навстречу. Затем вынул из кофра маленький раскладной табурет. — Присядь, князь. Будет немного неприятно.

— Немного неприятно!? — опешил Клим. — Второе перепрофилирование за один день!? Да ты ему харю нафиг спалишь!

— Теперь я вижу от кого ты нахватался выражений, Всеволод, — прокомментировал гвардеец и деловито начал вынимать из кофра провода, трубочки, иголочки, присоски, автоматический шприц и прочие инструменты профилира. — Секунду, я сейчас введу обезболивающее, станет легче.

Он начал колдовать над лицом Веника и попутно отчитываться:

— Нам не повезло, у рубки дежурит Бриг.

— Твою мать!

— Князь!?

— Извини, Ан. Вжился в роль. Кто остальные?

— Ты их не знаешь. Паша и Лок, звёзд с неба не хватают, но стоять будут до конца.

— Что же делать?

— А что тут делать? — спокойно пожал плечами кучерявый гвардеец, он похоже вообще был всегда невозмутим. — Думаю, вдвоём мы Брига одолеем, а твой товарищ отвлечёт остальных.

— Я? — удивился Клим. — Отвлекать вооружённую охрану? Ты гонишь.

— У них нет оружия. Граф Волохов, сам не подозревая, сделал нам бесценный подарок объявив протокол «Минус Один». Будь Бриг вооружён по уставу, нам бы ничего не помогло.

— Не прибедняйся, Ан, — отозвался Веник. — Небось подсказал дяде Петру, как именно стоит обеспечить полное отсутствие угрозы на флагмане.

— Только общие понятия работы протокола «Минус Один», — пожал плечами гвардеец. — Остальное, глава СБ додумал сам.

— А кто он вообще этот ваш Бриг?

— Лучший спецназовец клана. Был. Сейчас капитан гвардии. Потому и назначен в этот день на охрану рубки, — затем Ан перешёл на командный тон: — Объявляю вводную: Отвлечь двух охранников от поста. Любыми способом. Не убивать.

— Убивать? — усмехнулся Клим. — Чем? Чувством юмора? У меня из комбеза даже NB-2M вытащили. Я охрану отвлеку только на то время пока она за мной гнаться будет, как кулачный боец я не очень. Чирик, конечно, показывал пару приёмов, но…

— Ты должен выиграть для нас хотя бы десять секунд, — непреклонно прервал его Ан, вставляя тем временем под кожу на лице Веника иголки с трубочками и закрепляя провода с присосками. — Этого должно хватить.

— Сдвинутый клан, — покачал головой Клим. — Охрана без оружия, профилиры у каждого встречного кучерявого и князь похожий на зомбака. Жуть.

Ни Ан, ни Веник ему не ответили. Один был занят программированием профилира, второй боялся пошевелиться, чтобы не сбить настройки. От нечего делать Клим увлёкся рассматриванием дверцы, которая не закрывалась. За ней прятались какие-то схемы, провода и датчики. Он немного сдвинул створку, надавил… и она отпала. С громким грохотом бухнулась на стальной пол. По коридорам пронеслось эхо, словно от выстрела из охотничьего ружья.

— Очень не осмотрительно с твоей стороны, — строго отчитал его Ан. Он даже не дёрнулся когда дверца ударилась о сталь.

«Человек без нервов» — завистливо подумал Клим. Взгляд его опустился на отломанную дверцу. — «Кстати, прикольная вещь…»


Глава 12


После очередного «быстрого» клеточного перепрофилирования, предыдущие маски окончательно «слетели» и Веник стал похож на себя. На того себя, которого Клим когда-то встретил на приёме у «Славян» — молодого остролицего парня с холодными глазами цвета стали. Кожа ещё слегка отливала синюшним оттенком, но сходство уже отчётливо просматривалось. Правда, комплекция осталась прежняя — немного полноватое тело друга гвардейца. Клеточное перепрофилирование затронуло только лицевые ткани, с телосложением возится было некогда.

Сейчас Веник-Всеволод шёл впереди, осторожно заглядывая за каждый поворот прежде чем повернуть. Как он обмолвился, идут они по такой засекреченной зоне флагмана, что в ней даже сканеров нет. И людей тоже быть не должно, но глава СБ мог подстраховаться и добавить несколько неожиданных патрулей.

Коридоры стали шире. Возле каждого поворота на стене надпись: «СТОЙ! Закрытая зона».

— Вот тут уже не советую её ронять, — очень тихо, но строго сказал Ан и указал на стальную дверцу, что Клим нёс прижав к боку локтем. — На посту будет слышно. Зря ты её тянешь.

— Без сопливых разберёмся, — одними губами ответил Клим.

Его уже начинало раздражать заносчивое поведение Ана, который, казалось, всегда прав и знает абсолютно всё. Кого-то эта манера держаться напоминала, но вот кого, Клим не мог вспомнить хоть убей. Поэтому он ни разу не ответил на сотню вопросов Ана: «А зачем тебе дверца?». Только строил загадочную физиономию и помалкивал.

Наконец они достигли очередного поворота, Веник, которого, пожалуй, уже окончательно стоит называть Всеволод, показал сжатый кулак и кивнул Климу. Настало время действовать — отвлекать охрану. И тут был один нюанс: за отвлекающим могут погнаться все трое охранников, хотя Ан и утверждал, что так не положено по уставу. Кто-то обязательно должен остаться на посту. Но кто их поймёт этих «Славян», протокол «Минус Один» всё-таки, а ну как втроём побегут. На это Ан ответил:

— Нам же лучше, зайдём в рубку без помех и закроем створки, — что при этом случиться с отвлекающим охрану Климом, Ана, видимо, не очень беспокоило.

— Заносчивый засранец, — опять одними губами выдал Клим, чтобы пухлый не услышал. Ссориться сейчас не было времени.

Основательно взъерошив волосы на голове, Клим походкой подвыпившего гостя направился прямиком к посту. Вышел из-за угла, резко остановился, «внезапно» и «неожиданно» узрев троих охранников и пьяным голосом выдал:

— О! Люди! Наконец-то. Хотя… ну вас. Опять чепуху какую-то будете нести. Туда нельзя, сюда нельзя, — он демонстративно развернулся и побрёл дальше в другое ответвление коридора насвистывая по дороге песенку Винипуха.

Трое гвардейцев, охраняющих вход в рубку, удивились настолько, что даже не сразу отреагировали на появление человека в закрытой зоне. Только когда пьяный гость уже скрылся за поворотом самый рослый охранник рявкнул:

— Стоять!

Но Клим только ускорился, ещё и громко затопал, чтобы было хорошо слышно удаляющиеся шаги.

— Схватить! — опять рявкнул тот же голос и сразу же по стальному полу дружно затопали ещё две пары обуви.

Клим свернул за следующий угол, но дальше не побежал, а продолжил громко топать на месте, потихоньку снижая усилия, чтобы создалось впечатление, что он удаляется. А сам взял в обе руки дверцу. Она была не только металлическая и толстая, чтобы защитить аппаратуру скрытую за ней от осколков и взрывов, если такие случаться на борту флагмана, но ещё и довольно увесистая.

Шаги бегущих охранников приблизились, Клим размахнулся, и когда из-за поворота вылетел первый гвардеец, от души, встретил его дверцей в лоб. Голова охранника резко остановилась, а вот ноги продолжали движение по инерции. Так что в какой-то момент тело парня повисло в воздухе параллельно полу. Именно тогда на него и налетел второй охранник. Запнулся о напарника, сложился пополам и закономерно отхватил стальной дверцей по башке.

Всеволод с Аном уже были на пути в рубку, где им предстояло встретиться с лучшим спецназовцем «Славян», пусть и бывшим. До Клима уже доносились звуки ударов, тяжёлые выдохи и возня. Он посчитал до десяти, но ситуация не поменялась. Видимо, Ан зря посчитал, что они вдвоём с Всеволодом справятся с Бригом секунд за десять.

Одно дело тренировочные бои, на которых сокланы неоднократно пересекались, и совсем другое боевая ситуация — может на спаррингах Бриг жалел товарищей, а теперь покажет чего стоит на самом деле.

Клим осторожно заглянул за поворот. Там творилась неразбериха непонятная для человека далёкого от рукопашного боя. Но Всеволод подволакивал ногу и морщился напрягая левую руку, а лицо Ана украшали несколько рассечений и по подбородку обильно текла кровь. Сражались молча, лишь во время ударов выдыхая короткое: «ХУ». Бриг выглядел вполне целым и полным сил, а вот оппоненты уже начали понемногу выдыхаться не смотря на численное превосходство.

— Эх… Всё сам, — прошептал Клим.

Поскольку в данный момент Бриг оказался спиной к проходу, Клим тихонько выскользнул и покрался ближе, то и дело ожидая, что вот сейчас здоровяк внезапно обернётся и наваляет им с дверцей по первое число.

Хорошо хоть Всеволод с Аном поняли задумку товарища и стали наседать на Брига, не давая ему ни секунды продыха. Это стоило парням невероятных усилий, они то и дело пропускали удары, и держались на ногах на одном упрямстве и силе воли. Клим даже испугался, что не успеет добраться вовремя и здоровяк-охранник просто поубивает парней.

Но вот остался последний шаг. Широкий замах. Бриг, будто что-то почувствовал, чуть присел и начал оборачиваться. Но поздно. Дверца уже приближалась к его голове. Правда, попала не туда, куда целился Клим, а немного выше — в район виска. Но так было даже лучше. Голова здоровяка мотнулась от удара, он отпрянул, но не упал, а выставил кулаки для продолжения боя, хотя глаза у него явно расфокусировались. Даже на пороге бессознательного состояния капитан гвардии остался на ногах и был опасен.

Бриг попытался проморгаться и перевести дух, но Всеволод ударил его сзади под коленку и охранник упал на колени. Клим, воспользовавшись случаем, ещё раз двинул его дверцей. Бриг завалился навзничь, а дверца, в запале боя, замахнулась опять, практически сама собой.

— Хватит! — перехватил руку Клима Ан. — Достаточно. Он уже не опасен. Убивать не нужно. Он отличный боец и честный человек, просто у него приказ.

— Как скажешь, — Клим опустил дверцу и отошёл от Брига подальше, такой парень может и притворяться. Затем бережно поставил дверцу у стенки, но она соскользнула по полу и громко стукнула о сталь. По коридорам пронеслось звонкое эхо. Клим прижал указательный палец к губам и неодобрительно глянул на упавшую. — Тсссс… подруга. На посту могут услышать.

Пилоту, непривычному к рукопашным схваткам, после драки требовалась небольшая разрядка и он расслаблялся как умел — шутил.

Ан лишь недовольно покачал головой, а Всеволод прыснул в кулак и приложил ладонь к пластине сканера у входа в рубку. Толстая бронированная створка раскрылась и все трое направились в внутрь.

Клим вошёл последним и осмотрел рубку из-за спин товарищей. Сразу бросился в глаза двухметровый шар кроваво цвета. Он мерно пульсировал, как бьющееся сердце, и выбивался из общего антуража. Под шаром слабо шевелились серые кишки, только это сравнение и пришло Климу в голову. Он брезгливо отвёл взгляд, увидел три капсулы у обзорного экрана и хмыкнул.

«RP-12 м» — сразу же узнал он по обводам. — «Хламьё».

Парень, вообще, считал установку пилотских капсул в кораблях с командой бредом сивой кобылы. Да, капсула помогает пилоту сосредоточится на управлении, но ещё одно её достоинство — защита человеческого тела. В ней организм способен выдерживать колоссальные нагрузки. Ускорители же старых кораблей просто не могут развить ускорение настолько чтобы повредить команде. Было бы бессмысленным устанавливать маршевые двигатели, которые в мгновение ока размажут экипаж о стены, поэтому ставят маломощный стандарт. Ну и для чего тогда капсулы?

Клим мог бы привести ещё массу причин и на ходу составить целый список бессмысленности такого улучшения, но правда в том, что чтобы управлять этим корытом, которое местные по недоразумению считают флагманом, достаточно и ложемента, ну нейросетевого порта, если охота новых модификаций. Но капсулы?

По понятным причинам, он своё мнение оставил при себе. Тем более, что оба напарника тоже капсулёры и всё это знают сами. Вряд ли капсулы установили с их подачи. Скорее всего это произошло очень давно, когда капсульные технологии только развивались.

В остальном рубка выглядела так, как и положено стандартным капитанским мостикам: противоперегрузочные кресла с подковообразными терминалами, куча мигающих индикаторов, огромный обзорный экран, аварийные пункты.

— Сколько у нас времени? — осведомился Всеволод.

— Немного, — ответил Ан, поглядывая на закрытые бронированные створки за спиной.

Вопреки ожиданиям он не стал блокировать вход или повреждать запорный механизм, а просто встал неподалёку от створок. Всеволод же направился к капитанскому креслу, уселся в него и стал проходить идентификацию положив руку на терминал.

Только теперь Клим понял, что правая рука партнёра вся испещрена вздутыми синими венами не просто так. Она немного тоньше чем левая. Видимо, Всеволод заранее провёл над ней обратное клеточное перепрофилирование, чтобы ничего не помешало нормальной идентификации. Вряд ли бы это действительно помешало — ДНК то не изменилось, но зная Веника, Клим понял, что тот заранее устранил любые возможные помехи.

— Почему времени мало? — спросил Клим у Ана. — Скоро смена охраны или тревога из-за открытия створок рубки?

— По другим причинам, — уклончиво ответил тот.

Из-за наплечников капитанского кресла выдвинулся сканер ментального слепка. Минутное жужжание и князь сосредоточился на управлении терминалом. Климу делать было нечего и он подошёл к красной сфере. Это было самое непонятное сооружение, что он видел. На голограмму не похоже, на энергетический щит тоже не очень.

— Что за фигня?

— Не трогай, — строго сказал Ан.

— И не собирался, — кроме всего прочего, в Академии ещё и отбивали охоту лапать руками незнакомые предметы. Причём, «отбивали» в прямом смысле слова.

Всеволод, тем временем, активировал какие-то протоколы, потому что многие приборы в рубке замигали разноцветными огоньками, некоторые загудели, где-то несколько раз клацнуло. И именно в этот момент открылись створки входа.

Клим дёрнулся, но сразу же замер. В рубку вошли четверо гвардейцев с винтовками, причём не в парадной форме из мягкой материи, а в бронированных костюмах. За ними вошли ещё два человека в штатском, но со станерами в руках. Одеты последние были как гости. Кажется, Клим даже видел одного в тамбуре для мелкой знати. Выходит эти двое — ребята из Службы Безопасности клана, кто бы ещё наряжался гостями?

Все шестеро вошедших споро взяли на прицел Всеволода и Клима, как-то упустив из виду Ана, который стоял к ним ближе. А ведь выходит оружие забрали далеко не у всех присутствующих на флагмане. Вот тебе и «минус Один».

Следом в рубку «вплыл» господин первый советник, разодетый как на карнавал. На его лице сияла радостная улыбка.

— Нашёлся, пропажа, — герцог Казимир распахнул объятия. — Наконец-то. Ждали, ждали. Бросай баловаться с терминалом, он всё-равно закольцован на рубку. Иди к дяде, стервец.

Всеволод медленно поднялся с капитанского кресла и встал возле Клима. За спиной у приятелей как-то совсем уж мрачно продолжала мерно пульсировать кровавая сфера, словно подчёркивая в какой заднице оба оказались.

СБшники спрятали станеры под пиджаки, всем своим видом показывая, что они тут только для контроля ситуации, и выполнять чьи бы-то ни было приказы или вмешиваться не будут. Впрочем, на партнёров хватит и четверых гвардейцев с винтовками. Воины продолжали беспечно стоять к Ану спинами и это наводило на нехорошие раздумья.

— Зачем был весь этот театр, Андрей? — Казимир повернулся к пухлому, кучерявому парню в гвардейской форме. — Можно было схватить его ещё в доках и избежать всего этого.

Он обвёл рукой лицо Ана указывая на потёки крови и синяки.

— Так было необходимо, отец, — отозвался тот немного потупившись.

— Отец!? — шёпотом, но так, что стало слышно даже в коридоре зашипел Клим. — Твой самый доверенный друг в клане, на которого всё завязано, сын Казимира!? Какой же ты лох, Веник. Какой же лох! И я лох, что связался с лохом.

Теперь Клим осознал почему лицо Ана казалось ему смутно знакомым, хотя до этого они не встречались. С толку сбивала рыжая кучерявая шевелюра парня. Ведь у Казимира был только короткий ежик седых волос. Но сейчас, присмотревшись, Клим заметил явное фамильное сходство — чуть пухлая фигура, одинаковые черты лица. Добавить герцогу немного волос, выкрасить в рыжий, и один в один будет. Ну и само собой надменное поведение и лёгкая заносчивость — тут сынок тоже в папку пошёл.

Клим с досадой покосился на партнёра, вернее, чего уж там, на друга. Как же такой неглупый парень на Всеволод так нелепо обманулся? Это всё его беззаветная вера в сокланов — они де все подряд справедливые и честные, всегда подержат и помогут. Честь, взаимовыручка, гордость… Бла. Бла. Бла. Вот тебе и сокланы.

А князь с герцогом играли в гляделки — упёрлись друг в друга одинаково стальными взглядами — один с осуждением, второй с радостным предвкушением.

— Казимир Вайдич, — голос Всеволода зазвучал по деловому, с такой важностью, будто он не под прицелом штурмовых винтовок, а во главе трибунала. — Вы обвиняетесь в государственной измене. Так же в организации массового убийства. Так же в преступном сговоре группой лиц с целью незаконного свержения власти. Вам есть, что сказать в своё оправдание?

— Ох как строго, — снова заулыбался герцог. — «Незаконного свержения»? Это ты что ли законный монарх, пацан? Думал малолетний идиот во главе клана будет стоять!? А впрочем, не буду я перед тобой распинаться, не дорос ты ещё, щенок.

Герцог Казимир слегка повернул голову к гвардейцам и коротко скомандовал:

— Убить.

Вопреки уставу гвардейцы не выстрелили сразу, а одни из них, видимо старший, неуверенно уточнил:

— Убить?

«Блин. Никакой субординации» — подумал Клим переводя дух. Он то уже напрягся ожидая выстрелов, а тут такая заминка.

— Убить. Убить! — рявкнул Казимир. — Тупицы.

СБшники стоящие чуть в стороне только начали что-то подозревать, когда Всеволод устало бросил:

— Схватить, — он тяжело выдохнул и положил руку на плечо Климу, не покровительственно, а чтобы ощутить поддержку. Даже крутым клановым лидерам иногда нужна поддержка. — У нас на дядю другие планы.

Но ещё после первого слова князя гвардейцы слажено, как единый организм, пришли в движение. Двое умело вырубили прикладами СБшников, которые едва сообразили куда идёт дело, но немного опоздали, а двое скрутили руки герцогу и надели на него пластиковые наручники.

Кучерявый Ан всё так же безучастно стоял за их спинами, не волновался и не дёргался, словно всё идёт по отлаженной схеме.

«А ведь и идёт» — понял Клим. — «Это всё заранее продуманный сценарий».

— А у меня всё тот же вопрос, — очумело разглядывая лежащих на полу СБшников проронил Клим. — Зачем был весь этот театр?

— Чтобы получить признание из первых рук, — объяснил Ан и только теперь достал обеззараживающую салфетку и начал вытирать разбитое лицо. — Люди клана не очень доверяют допросникам ОАП.

— Андрей! — взвыл Казимир. — Как ты мог, СЫН!?

— О нет, нет, — невозмутимо протирая ссадины покачал головой Ан. — Увольте гражданин Вайдич, но быть сыном предателя я не желаю. Честь превыше.

— Фигасе, даёт, — прошептал Клим. Ситуация так быстро менялась, что он не успевал реагировать. То выиграли, то проиграли, то опять выиграли.

— Я же говорил, партнёр, — краем губ улыбнулся Всеволод. — Когда придёт время действовать офицеры клана будут готовы.

Ссутулившийся и, казалось, разом постаревший ещё больше герцог вдруг резко дёрнулся и вырвался из захвата. Впрочем, гвардейцы его не очень-то и держали, полагая, что старикан своё отвоевал. Однако, не стоит недооценивать даже старую шавку, если она загнанна в угол.

Казимир зарычал и кинулся вперёд, прямо на Всеволода. Тот, как человек прошедший суровую школу пехотного бойца, ловко уклонился сместившись в сторону. А Клим, Клим действовал на автомате, не рассуждая. По чётко отработанному тысячи раз сценарию:

Приказ: Левые ускорители — на максимум.

Приказ: Ускоритель заднего хода — на максимум.

Приказ: Лобовой энергощит — на максимум.

Приказ: Перестроить корабль в защитный режим.

Вывод: Манёвр ухода от столкновения выполнен успешно.

Четверть секунды на всё — отличный показатель. Через мгновение, нарушая все мыслимые полётные правила и пилотскую логику, в Клима врезался Казимир.

Пухлая туша герцога легко смела пилота и оба тела полетели прямо в красную сферу. На мгновения она вспыхнула алым.


* * *

Первое, что увидел Клим это список:

Изучение навыка завершено: Броня: Защитные покрытия — ранг три.

Изучение навыка завершено: Целеуказание: Магнитометрические сенсоры высокой чувствительности — ранг четыре.

Изучение навыка завершено: Электроника: Маскировочные устройства — ранг три.

Изучение навыка завершено: Навигация: Приводные маяки — ранг четыре.

Изучение навыка завершено: Навигация: Микро-варпускорители — ранг четыре.

Изучение навыка завершено: Подсистемы: Навык управления инженерными подсистемами — ранг два.

И сообщение вызвавшее особую радость:

Изучение навыка завершено: Допуск к управлению кораблями: Управление ударным крейсером — ранг один.

Изучение навыка завершено: Вооружение: Энергетические гибридные орудия — ранг один.

«А это откуда?» — последнего навыка в списке Клима раньше не было.

Внимание! В списке изучения отсутствуют навыки.

«Что ещё за энергетические гибриды такие?» — он уже должен был знать это и так, ведь базы распакованы, но почему-то не знал.

А затем навалилась боль. Мозг буквально выворачивало на изнанку. Такое бывает после подфонового изучения, когда навыки распаковываются насильно, без постепенной реструктуризации подсознанием. Так быстрее, но не на много, плюс последующие болевые ощущения и дезориентация, поэтому этим способом почти не пользуются — нет особого смысла.

Во время последующей двухчасовой прострации, пока Клим чувствовал себя овощем и летал в липком мареве наблюдая нереальные картины и видения, навязчиво проскакивала мысль, что нужно убить идиота, который ему такое устроил. Наконец, приобретённые знания заняли положенные им «полочки» в голове, и Клим окончательно вернулся в реальность.

Отчёт медкапсулы: Стазис режим отключён. Очистка после использования препаратов разгона завершена. Состояние пациента: удовлетворительное.

А ещё нейросеть показывала, что он находится в медкапсуле уже полтора месяца.

«Какого фига!?»

Фонарь медкапсулы медленно отполз и Клим увидел Веника. В смысле, Всеволода. Он был одет в строгую форму клана, единственный знак различия скромная эмблема с подписью: Лидер. Молодой парень с острыми чертами лица, и усталыми, немного потемневшими глазами, грустно и даже немного виновато смотрел на друга.

Чуть поодаль, у стены, мялся тщедушный мужичок с козлиной бородкой и в белом комбезе научника. Он с немым обожанием поглядывал на князя, словно проштрафившийся пёс случайно разбивший вазу любимого хозяина.

— Я так хреново выгляжу? — поинтересовался Клим.

— Выглядишь-то ты отлично, партнёр. — серьёзно отозвался Всеволод. — Но это единственная хорошая новость.

— Не нравится мне твой тон. Что у нас опять стряслось?

— У нас порядок. Проблемы у тебя.

— Не тяни кота за яйца, Вени… Эм… Всеволод. Говори, что случилось.

— В общем, красный шар в рубке, это сфера древних, которая досталась клану очень давно. Казимир втолкнул тебя внутрь чем запустил процедуру: «Обретение регалий лидера». Ты не умер сразу — это отлично, это значит, что мы с тобой родственники. Скорее всего, седьмая вода на киселе, но всё же. Восмиюродные браться или ты мой правнучатый племянник…

— Короче, Веник.

— Короче, регалию ты не получил, а это значит, что ты не достоин.

— Недостоин? В смысле, бессовестный, бесчестный и …

— В смысле твой пси-ранг ниже шестёрки и сфера не смогла привить симбиота. Кстати, это секретная информация, так что не трепись. Она передаётся только в узком кругу. Дядя Казимир её не знал и боялся пройти процедуру, хотя по всем показателям подходил. И по родству и по рангу. Он тут целые исследования устроил, пытаясь выяснить как работает сфера. Десятками людей закидывал, паскуда. Самое смешное, что он влетел в сферу вместе с с тобой и всё-таки обрёл регалию. Правда это ему уже не помогло.

— А что с ним, кстати?

— Глянь финансы.

Клим проверил счета и убедился, что ему пришло два миллиона лично от агента Папы Прачета, плюс ещё три раза по пятьдесят тысяч от него же.

— Перебежчиков тоже переловил?

— Пришлось погоняться, — кивнул князь. — Благо Андрюха дорвался до полётов и самолично выловил двух оставшихся.

— Андрюха Вайдич? Сын…

— Он сменил фамилию.

— Не понимаю я его, он мог стать наследником лидера клана, а сам…

— У каждого свои понятия о чести и достоинстве, — пожал плечами князь. — Не нам его осуждать. Тем более, что только во многом благодаря ему я и вернул «кресло». Но вернёмся к делу. Сфера запускает какие-то процессы в мозге, активирует сегментацию пси-каналов и… Я не очень в этом разбираюсь, если хочешь, доктор Роман тебе потом подробно распишет.

Научиник с козлиной бородкой услужливо дёрнулся, но Клим махнул рукой, чтобы он оставался на месте.

— А если коротко, своими словами?

— Регалию ты не получил, а значит в течении месяца сойдёшь с ума и впадёшь в кому. Лечения не существует, — резюмировал князь.

— Чёрт! Отличные перспективы, — взгляд Клима упал на открытое меню финансов.

На кой ему теперь эти миллионы, когда через месяц сгорят мозги? Как недолго, оказывается, живут некоторые бессмертные. Настроение скатилось с отметки: «плохое» к отметке: «мрачное».

— Не всё так однозначно, — попытался подбодрить князь. — Я придумал два варианта выхода из ситуации. А чтобы не терять зря время ввёл тебя в состояние стазиса, чтобы в мозге не произошли необратимые изменения.

— Так вот почему изучение баз шло подфоном, — догадался Клим. Ели бы использовался обычный метод разгона, при котором пациент видит подобие снов и у него работает подсознание, то Клим бы уже пускал пузыри или впал в кому от изменений вызванных сферой древних. — Только не пойму зачем оно мне теперь?

— Это для второго варианта, — отмахнулся князь. — Но для начала послушай первый, реальный: я опять погружаю тебя в стазис, а доктор Роман упорно ищет методы лечения, раз уж он всё-равно влез в это дело, — при этом князь так глянул на научника, что тот попытался сжаться в комочек. — Рано или поздно он его найдёт, может подключим ещё специалистов. А пока «лежишь» я тебе подкину баз для изучения. Всё-таки я тебе многим обязан, пришла пора отдавать долги. Да и в конце концов, изучение работы сферы выгодно и клану.

— И сколько эти поиски займут?

— Оу! — снова встрепенулся научник и пока его не успели остановить подскочил к медкапсуле. — Мы уже сильно продвинулась, а благодаря информации, что предоставил князь Всеволод исследования ещё ускорятся и…

— Сколько!? — оборвал его Клим.

— Ну если не использовать подопытных… — Роман виновато-просительно взглянул на князя.

— Никаких подопытных! — рявкнул тот.

— На математических моделях проверять теории будет сложнее, — Роман закатил глаза, о чём-то раздумывая. — Думаю лет семь-двенадцать.

— А может двадцать-тридцать? — передразнил его Клим.

— Да какая разница? — вклинился князь, жестом отгоняя научника обратно на место. — Мы найдём решение. Обещаю. Сколько бы это не заняло. Хоть сто лет.

— Какой второй вариант? — Клим решил выслушать все предложения.

— Второй немного фантастичный, — виновато развёл руками князь. Он глянул на Романа, скомандовал: «выйди», дождался пока за научником закроются двери и продолжил: — Отец оставил мне информацию о знахаре-отшельнике. Существует псион специализирующийся на отклонениях в работе мозга. Он вытащил прадеда из такой же ситуации, у того был третий пси-ранг, а больше претендентов на регалию не было вообще. Прадед решил рискнуть, вошёл в сферу и чуть не помер. Старец что-то сделал с ним, с тех пор наш род и занимает «кресло».

— Когда это было-то? — скептически спросил Клим.

— Давно, но уже на тот момент старцу было лет пятьсот и он хвастался прадеду, что вообще бессмертен. Так что теоретически он ещё жив и может помочь.

— Чего ради?

— Это старые дела. Прадед сделал ему какое-то одолжение. Я дам тебе опознавательный знак. Старец обещал помощь его обладателю.

— Значит великий псион-отшельник? Как то это…

— Да, — кивнул князь. — Звучит не очень правдоподобно. Но не выдумал же прадед всю эту историю ради красного словца? Впрочем, прошла уйма времени, так что вариант так себе.

В этот момент створки медицинского отсека открылись. Князь подумал, что это снова явился Роман, сердито повернулся к выходу, и запнулся. На пороге стояла Шакти.

— Я вас везде ищу, князь, — сказала девушка и глянула на медкапсулу.

Не смотря на обучение в Академии и то, что совсем недавно запросто «светил причиндалами» перед совершенно незнакомой девицей в гвардейской форме, Клим почувствовал стеснение от того, что раздет. Он отдал приказ капсуле и плафон проехал вперёд, закрыв пациента по самый подбородок.

«Что она тут делает? Искала его? И чего это Веник на неё пялится так подозрительно?»

Князь слегка порозовел:

— Познакомься, Клим, это моя невеста, несравненная леди Шакти.

— Невеста? — Клим глупо заморгал. Хотя ничего серьёзного между ним и Шатки вроде как и не было, внутри словно что-то оборвалось. Настроение опустилось до: «хуже некуда».

— Политический брак, — слишком поспешно вставила девушка, будто оправдываясь.

— Да, — согласился князь. — Клан переживает не лучшее время. Пираты в астероидном поле опять наглеют, а недавние события пошатнули вертикаль власти. Принято решение заключить союз с одним из кланов сауров.

— А разве политические браки не пережиток древности? — Клим ляпнул первое, что пришло в голову.

— Эмм… Вообще-то, у нас, да, конечно, — рассеяно закивал Всеволод. — Но у сауров очень устойчивы древние традиции. Брак это практически единственное, что воспринимается серьёзно в качестве обеспечения политического союза. Однако, я очень рад, что судьба свела меня со столь обворожительной и умной леди.

Всеволод галантно поклонился и взглянул на Шакти с немалой симпатией. Было видно, что никакой любовью тут и не пахнет, но девушка ему нравится. Да и как может не понравиться эта смуглолицая красавица с большими фиолетовыми глазами и идеальной фигурой?

Воцарилось неловкое молчание. Все трое переглядывались, а двое ещё и, почему-то, не показывали виду, что знакомы.

— Что вы хотели, леди? — наконец опомнился Всеволод.

— Ой, — Шакти немного пришла в себя и растерянно осмотрела лицо Клима. — Это, наверное, тот ваш смертельно больной друг, которому нужно помочь? Тогда не буду отвлекать, потом переговорим.

И почти выбежала и медицинского отсека.

«Ваще зашибись!»

Климу вдруг захотелось покинуть гостеприимную медкапсулу и оказаться в корабле, на просторах открытого космоса. И дело тут не только во внезапной свадьбе Шакти. В конце концов, они ничего друг другу не обещали, ситуация, в общем-то, житейская.

Просто он представил, как лежит в капсуле год, два, десять, пятьдесят. Шакти рожает князю детей. Дети рожают внуков. Доктор Роман всё ищет лекарство, но никак не находит. Через семьдесят лет клан решает отправить морально устаревший флагман на переплавку.

По отсекам, чтобы проститься с кораблём, проходится раздобревший Всеволод с сединой в висках.

Хотя, нет, он же капсулёр, он и через век будет выглядеть молодым. Зато у него будет взгляд человека уставшего от множества обязанностей и забот.

Вот он смотрит на покрытую пылью медкапсулу, морщится, раздумывая почему не вывезли оборудование, но решает, что не его это дело — сортировать хлам. Может устаревшая, может дефектная. На то есть техники-распорядители. И идёт дальше.

Потом медкапсулу находят рабочие из бригады по демонтажу. Пожимают плечами, решают подзаработать и выбрасывают непонятное тело в вакуум. Живое ещё? Да и фиг с ним. По данным с медкапсулы оно уже семьдесят лет провалялось никому не нужное, никто уже не помнит. А капсула, она денег стоит, даже старая.

Клим поёжился от картины явно всплывшей перед воображением и неожиданно понял, что не готов валяться овощем, пока за него решают проблемы. Пусть он проживёт всего месяц, но этот месяц он будет бороться за свою жизнь, как и положено свободному пилоту, настоящему космическому волку одиночке.

— Второй вариант.

— Эмм… Что? — Всеволод оторвал взгляд от закрывшихся створок и несколько секунд не мог понять, что Клим имел в виду, затем на его лице проступило понимание. — Не жги ускорители. Полежи хоть пару лет, если лекарство не найдётся, не будет никаких подвижек, то попытаешь счастья со старцем. Хотя, я считаю…

— Я всё решил, Веник.

— Клим, подумай ещё раз. Мне известны только координаты системы и планеты. Я даже не представляю как там найти этого старца, да и там ли он вообще. Прадед сказал что-то вроде: «там сразу поймёшь». Но в его устах это может значить что угодно. Да и Прыжковых Врат туда нет. Лететь нужно через «раму», а расстояние такое, что назад ты уже не успеешь. Это билет в один конец. Опомнись, друг, — кажется, это был первый раз когда Всеволод назвал Клима не «партнёр» или «приятель», а друг.

— Готовь «Зуум» к отлёту, друг. Надеюсь ты его не продал, чтобы покрыть долги клана?

— Сумасшедший кретин, — неодобрительно покачал головой Всеволод. — Ладно, дело твоё. Но «Зуум» тебя тут подождёт. Зря я что-ли потратился на разгон чтобы твои навыки до крейсеров подтянуть? Возьмёшь «Перун», дарю, вернее, отдаю первый взнос за твою помощь. Так тебя хоть по дороге не разберут.


Эпилог


Два часа спустя.

Тихо. Миеловая подсветка чётко вырисовывает контуры помещения. Обувь с мягкими подушечками, заботливо выращенными пилотским костюмом, ступает по стальному полу практически бесшумною. Коридор плавно загибается открывая вереницу шлюзовых створок. Внутренние доки флагмана «Славян» помечены кириллицей. Клим провожает взглядом знакомые буквы, которые давно не видел.

«ДОК-24» — упершись спиной в шлюз стоит коренастый крепыш в форме гвардейца. Клим с удивлением заметил улыбку, которую никак не спутать с другой, и радостно вскрикнул:

— Хай-вей! Дружище Чирик! Неужели на твой форме совсем пропали лычки? — парни врезались друг в друга правыми плечами.

— Но зато появились погоны. Капитанские, заметь, — улыбка Чирика стала ещё шире.

— Уважаю. Какими судьбами тут?

— Да вот понимаешь. На «Шестёрку» припёрся знакомый князь. Говорит: давай ко мне в гвардию. А я ему: нас и тут не плохо кормят. А он мне: ты своему дружбану секретные приёмы показывал? Так вот, он мне капитана гвардии угробил. Иди, говорит, теперь вместо кэпа будешь. Нечего всяким-разным смертельные приёмы показывать.

— Бриг умер? — опешил Клим. Убивать капитана гвардии он совсем не планировал.

— Нет, — успокоил его чирик. — Пока в коме. Пятую неделю уже, но доктор говорит, что пошёл на поправку.

— Ну и слава яйцам.

— Это как сказать. Я же пока только исполняющий обязанности. Поправится Бриг — стану его замом. Не поправится — тогда стану капитаном. Я чего пришёл-то, может сделаешь одолжение? Ещё раз его дверцей пригреешь?

— Чирик, дружище, ради тебя хоть звезду с неба. Показывай куда идти.

Парни посмеялись, похлопали друг друга по плечам. Затем Чирик посерьёзнел:

— Мне тут Веник обрисовал в общих чертах ситуацию, может передумаешь? Спешить-то некуда.

— Нет, не передумаю. Каждый бессмертный должен сам решать свои проблемы.

— Смотри как бы ты не преставился раньше времени, бессмертный, твою мать.

— Посмотрим.

— Ладно. Тогда удачи, братан.

— И тебе, братан, — Чирик уступил дорогу, Клим открыл шлюз, замешкался на секунду. — Как там, кстати, Джая?

— В порядке, через полгода рожать. Возвращайся быстрее, крёстным будешь.

— Обязательно.


* * *

Старинный, но далеко не устаревший крейсер класса «Перун» отстыковался от флагмана и яростно набрал ускорение, выливая в чёрную пустоту снопы ослепительного света.






Конец


home | my bookshelf | | Капсулёр |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу