Book: Космический корабль короля Давида



Космический корабль короля Давида

Джерри Пурнель

КОСМИЧЕСКИЙ КОРАБЛЬ КОРОЛЯ ДАВИДА

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

КОЛОНИЯ

Глава 1

«Синяя бутылка»


Космический корабль короля Давида

Хотя вечер только начинался, в «Синей бутылке» было шумно и многолюдно. Клиенты щипали визжащих местных девчонок, ярко одетые официанты едва успевали разносить выпивку, выполняя заказ за заказом, но шум был добродушный, а веселье – безопасное.

Определить причину этого веселья было вовсе не сложно: в углу уселись трое офицеров Имперского Военного Космического Флота, угощавшие выпивкой любого, кто готов был пить с ними и смеяться их шуткам. Часть завсегдатаев предпочитала держаться в стороне, и с каждой новой рюмкой их неприязнь к соседям в погонах становилась все более явной, но на каждого такого посетителя находились четверо других жителей Гавани, готовых хохотать над имперскими шутками и глотать имперскую выпивку. Наверняка еще до заката офицеры заполучат новых рекрутов в Имперский Военный Космический Флот, молодых парней, которые опомнятся только в железных тисках службы где-то в межзвездном пространстве, навсегда распрощавшись с родными домами, – и обнаружат, что имперские офицеры вовсе не такие веселые и добродушные ребята, какими казались в кабаке.

Но сейчас виски, бренди и груа – крепкий самогонный напиток из плодов скрещенного с местной ягодой персика, выращиваемых только на Северном материке мира Принца Самуила, – лились рекой, местные хохотали над анекдотами, пусть и бородатыми, и рассказанными сто лет назад в казармах Аннаполиса, а офицеры его императорского величества в красных с золотом мундирах сидели развалясь за столом, чувствуя себя на этой едва тронутой цивилизацией планете настолько хорошо, насколько это вообще было возможно.

Трое офицеров были однокашниками, выпускниками Академии, и серебряные с золотом лейтенантские нашивки появились у них на рукавах совсем недавно. Присмотревшись, можно было заметить, что один из троицы (на год младше своих друзей и получивший чин гардемарина лишь чудом, благодаря не только личным талантам, но и, несомненно, влиянию семьи) – молодой, едва оперившийся лейтенант Джефферсон – был определенно и глубоко пьян. Два его приятеля позволили себе лишь расстегнуть верхние пуговицы мундиров, а вот форменная куртка гардемарина Джефферсона была расстегнута наполовину, демонстрируя не слишком свежую рубашку с мини-компьютером в нагрудном кармане.

Преодолев природную застенчивость с помощью дюжины рюмок груа, лейтенант Джефферсон наслаждался вниманием обитателей планетарной поверхности. Он совсем забыл, что эти люди вокруг едва-едва перестали быть варварами, и что маленький гарнизон Космофлота на мире Принца Самуила – единственный форпост подлинной цивилизации на десяток световых лет вокруг. За столом пели, и когда пришла пора петь Джефферсону, он исполнил столь фривольный куплет, что покраснели даже кабацкие девки. Пьяно усмехнувшись, Джефферсон огляделся вокруг в поисках одобрения и хлопнул очередную рюмку.

Сидевший напротив него батрак, загорелый и обветренный от работы в поле, чересчур молодой, чтобы подолгу задерживаться в «Синей бутылке», и загостившийся здесь только благодаря тому, что пристал к компании имперских военных, улыбнулся своему замечательному новому другу и одобрительно крикнул:

– Отлично, лей… то есть Джеф, здорово! Ну-ка расскажи нам еще про то, как оно там! Про другие планеты! Такой дыры, как у нас, ты наверно раньше не видел.

Лейтенант Джефферсон громко рыгнул, машинально пробормотал извинение и туманным взором уставился на своего восторженного собеседника.

– Совсем нет, Саймон, не такая уж и дыра. На Самуиле есть оружие, есть заводы, есть – как это? – средства дальней связи, электростанции на реках; ребята, вам нечего стыдиться. Просто у вас нет планетарного правительства, и войны, которые не утихают в ваших краях, не позволяют вам подняться от уровня простой колонии до имперского мира второго класса. Если учесть, как здорово вас потрепало во время Сепаратистских войн, просто удивительно, до чего быстро вы сумели восстановиться, всего за несколько столетий… стандартных веков, я хотел сказать. У вас отличная планета. Верно, парни? – спросил он, ткнув локтем в ребра одного из своих приятелей-офицеров.

– Верно, Джеф, – ответил, повернувшись к нему и сверкнув ослепительной улыбкой на чернокожем лице, лейтенант Клемент. – После столицы, у нас это лучшее место службы. Может, лучшее во Вселенной, – закончил Клемент и опять отвернулся к сидящей рядом девице.

– Слышали? – спросил Джефферсон своих соседей. – Саймон, мы бывали там, где люди знать не знают, что такое нефть, где нет электричества, никакого огнестрельного оружия, где только и делают, что скачут на лошадях в железных штанах, как в этих книжках, помните… откуда вам помнить… в общем, в книжках по истории, где пишут про то, как раньше было на Земле, черт знает сколько лет назад. Ребята, да у вас тут даже ракеты есть… или почти есть. Еще лет пятьдесят, ну, скажем, сто, и это вы прилетите к нам, а не мы к вам. Жаль, что вы не прилетели, – повторил Джефферсон нараспев. – Вам дадут второй класс, а может и первый, но вам нужно освоить межзвездные перелеты, пока мы тут не обосновались прочно. Хотя вы не виноваты; разведывательный корабль искал тут газовый гигант, чтобы заправиться топливом, и случайно набрел на вас. Жаль, что вы не сумели выбраться в космос раньше.

Джефферсон взглянул на свою пустую рюмку.

– Официант! Официант! Еще груа!

Двое завсегдатаев «Синей бутылки», в килтах, с ворчанием прошли мимо стола офицеров и вышли из таверны, но Джефферсон не обратил на них внимания. Официант принес новую выпивку, и Саймон попросил:

– Расскажи про тех парней в железных штанах. Их планета далеко отсюда? Вы объявили их своей колонией? Мы можем туда долететь?

– Эй, слишком много вопросов за один раз! – махнул рукой Джефферсон. – Далеко до них? Лет двенадцать – световых лет, конечно; отсюда будет достаточно одного прыжка, я думаю. Давай-ка прикинем: между двумя вашими солнцами ничего нет, их солнце больше; черт, парни, вы же зовете это «Игольное Ушко», его можно и сейчас увидеть, нужно только выйти наружу. Нет, мы не основали там колонию, там нет ничего ценного, пока еще нет. Нас не так много, на всех не хватает. Устроили там небольшой пост, чтобы присматривать за местными – первый лейтенант, пара моряков, несколько десантников. Даже корабля на орбите не оставили. Сенсорная сеть, несколько спутников, ну и все. Там нет ничего интересного, разве что Храмы.

Джефферсон на минутку примолк, чуть поостыв: он вдруг представил себе, какая огромная задача стоит перед Имперским Военным Космическим Флотом – объединение разбросанных по галактике осколков Империи, раздробленной Сепаратистскими войнами, при том, что сама столица вновь достигла звезд всего несколько десятилетий назад. Его величество надеялся объединить остатки человечества прежде, чем новая война отбросит людей в примитивное варварство. В последней войне не оказалось победителей, а следующая обещала быть еще более разрушительной. Допустить новую войну нельзя было ни в коем случае. Услышав шутки дружелюбных соседей, Джефферсон тряхнул головой и отогнал тяжелые мысли. «Радуйся жизни, пока есть возможность, – подумал он. – Когда на планете появятся колонисты, дружелюбия к военному флоту у местных поубавится – но перемены наступят нескоро, может быть через несколько лет… а пока вечер в самом разгаре».

– Самое смешное, Саймон, что эти Храмы гораздо ценнее всей их паршивой планеты, а местным невдомек! Устроили там святилища, содержат их в порядке, но о сути их понятия не имеют! Господи, мы нашли в этих Храмах за кроличьими садками, которые аборигены понастроили вокруг, целый филиал старой имперской библиотеки. А прежде один из Храмов был дворцом вице-короля! Наши корабельные библиотекари чуть с ума не посходили, когда откопали там всякую всячину неописуемой ценности! И научные книжки, и инструкции по пилотированию кораблей старой Империи; да чего там только нет – все, что только можно представить, все есть!

А местные ни сном ни духом, на каком сокровище сидят! Им от этого никакого толку, никакой технологии у них и в помине нет. Но, Спаситель, как они обороняли от нас эту библиотеку! Не позволили сделать ни одной копии для архива. Если нам что и удалось вынести, так только кубы – точно, кубы, потому что вся библиотека была помещена в компьютеры. Нет, это совсем не то, что ваши книжки. С нас семь потов сошло, пока мы всю эту механику наладили. Местные святоши от нас ни на шаг не отходили, пока наши техники там занимались. Кое с чего так и не удалось снять копии, но когда-нибудь мы это обязательно сделаем. Историкам там есть где развернуться. Нам стоило немалых трудов туда пробраться, в эти Храмы, пришлось несколько дней доказывать епископам, что мы пришли со звезд. Они до сих пор ничего про нас не рассказали в своих городах. По ходу дела пришлось подключиться даже нашему корабельному капеллану, чтобы убедить святых отцов, что мы приличные верующие – уж он и пел, и плясал, лишь бы убедить их, будто и мы истово верим в то, что от их машин идет слово Божие. Капеллан сказал, дескать, все в порядке, и первая книга, какую мы скопируем, будет Библия. Ну, мы так и сделали. Пообещали, что ничего не сломаем, все оставим целехонькое, а если будут упрямиться, придется вызвать военный корабль и сжечь их всех к такой-то маме. Но они толковые ребята, и прибегать к силе не пришлось. Когда-нибудь мы еще вернемся в этот сектор, и нам понадобятся тут союзники. Черт, устал трепаться… налейте мне еще. Тут отличный груа, лучшее, что есть на планете. Ну, – завершил Джефферсон, глядя на девушку, стоящую возле него, – есть и еще кое-что хорошее.

Лейтенант Джефферсон был не единственным военным, позволявшим себе неумеренные возлияния в «Синей бутылке», но вряд ли он признал бы офицера, тем более старшего по званию, в сероглазом мужчине в простом килте за два столика от себя. Полковник Натан Маккинни, не так давно уволенный со службы и переведенный в Комитет Общественной Безопасности Орлеана, предпочитал виски в больших тяжелых стаканах и уже употребил его в количестве, не уступающем тому, что проглотил за этот вечер Джефферсон. Маккинни был высок, на несколько сантиметров выше среднего обитателя мира Принца Самуила, и широкоплеч, что было типично для планетарных обитателей. С сединой в соломенной шевелюре, венчавшей гордо поднятую голову, он скорее походил на старшего офицера имперского Космофлота, чем на местного жителя. Маккинни сидел тихо, время от времени приподнимал руку, заказывая новую выпивку, и курил бессчетные трубки ’робака. Когда за столом имперских офицеров начинали кричать особенно громко, Маккинни морщился, но большую часть времени он был невозмутим, ничем не выдавая, какое огромное количество виски уже успел переместить в свой желудок.

Хэл Старк, когда-то сержант, а теперь слуга, компаньон и товарищ, с тревогой следил за полковником, мысленно рассчитывая, сколько тот выпил, как много времени прошло после обеда и насколько еще ранний вечер, а также скоро ли и он сам сможет заказать себе рюмку, вторую за этот вечер. Когда Маккинни выбил о каблук очередную трубку с такой силой, что сломался черенок, Хэл позволил себе глоток янтарного груа, немного подержав напиток во рту.

– Черт! – пробормотал Натан. – Слышишь, Хэл, ты только посмотри на этих пьяниц, так называемых офицеров. И эти выпивохи теперь правят Принцем Самуилом, называют себя представителями цивилизации, устанавливают законы и говорят, что нам делать, а недавно захватили Орлеан с такой же легкостью, с какой ураган задувает свечу. Несут всякую чушь, кричат, верховодят во всем, что только можно представить.

– Так точно, сэр. Прошу прощения, полковник, но я помню одного лейтенанта, который много лет назад вот так же точно не мог удержаться от выпивки, если не сказать сильнее.

Трудно судить, насколько были искренними извинения Старка.

Полковник Маккинни на миг нахмурился, потом громогласно расхохотался.

– Но я ведь никогда так не надирался, верно, Хэл? – Взглянув на сломанную трубку в своей руке, полковник махнул официанту и велел принести сигару из табака земного сорта по цене, которую он себе определенно позволить не мог. – Сколько раз тебе приходилось отвозить меня обратно в казарму, всего-то пару? Благодаря тебе я никогда не опаздывал к построению. Ты ведь у нас лучший, верно, Хэл? Мой персональный спаситель, сержант, и вольный ординарец при бывшем полковнике без полка.

– Лучший в том, чего требует от меня мой полковник, так? Куда отправимся дальше, сэр?

Маккинни медленно покачал головой и обвел таверну взглядом, словно в ее углах мог таиться ответ на вопрос.

– На Южном материке еще не утихли бои. Может там мы сумеем что-нибудь себе подыскать. – Пощупав кошелек, полковник добавил: – И сделать это нужно побыстрее, иначе придется голодать. Но деньги и хорошие ребята не одно и то же, сержант. Нужно найти, где платят за то, чтобы сражаться. А за что сражаться – теперь уже значения не имеет. Будущее все равно принадлежит им.

Полковник указал на юного Джефферсона, усадившего на колени блондинку, которая запустила руку почти по локоть под его расстегнутый мундир, пока гардемарин пытался пропихнуть бокал груа под рукой девчонки к своим губам. Девица взвизгнула.

– Вам труднее, чем мне, полковник. Я никогда понятия не имел о том, что мы ищем или для чего, по крайней мере вашей уверенности у меня не было. Насколько я знаю, это – самое лучшее для рядового состава. – Старк допил свою рюмку и оглянулся на Маккинни. – Выпейте еще, полковник, где-то нас ждут большие дела. Нужно будет собрать приличный отряд сорвиголов, которые последуют за вами в ад. Завтра я попробую нанять нескольких ребят из нашего старого штаба, и мы отправимся на юг, где еще идет настоящая война.

Маккинни рассмеялся, методично прогревая сигару, перед тем как раскурить. Выпивка была отличная, народ в таверне – приятный, и на мгновение он позабыл о безысходности и даже заказал маленькую порцию груа, обмакивать кончик сигары. Вдохнув крепкий дым, полковник откинулся на спинку стула, вытянув ноги под столом. Глянув на полковника, Хэл отметил, как разгладились складки у того на лице, и заказал новую порцию выпивки.

«Пить дальше ни к чему», – подумал Маккинни, но ему не хотелось обижать здоровяка-сержанта. Придется вести игру до конца, хотя, Господь свидетель, он очень устал, устал настолько, что сон, отдых и необременительная служба последних недель так и не смогли прогнать его усталость. Он, гражданин Орлеана, был полковником сорок лет, у него был полк, и он наверняка дослужился бы до генерал-лейтенанта, а потом, перед выходом в отставку, и до генерал-майора. Совсем неплохо для бродячего наемника, чей город-государство стерли с лица земли всего за несколько месяцев до того, как Маккинни окончил маленькую местную военную академию, так что ему пришлось скитаться, пока он наконец не прибился к армии Орлеана, где ему удалось выслужиться. Он отлично показал и зарекомендовал себя, завел влиятельных друзей, устроивших ему гражданство, его карьера шла в гору. Но когда на планету со звездолета, так и оставшегося на орбите мира Принца Самуила, спустились десантные катера, все пошло прахом.

Десять лет успешных военных действий показали, что Орлеан не повторит судьбу его родного Семенда. Доселе не было силы или комбинации сил, способных аннексировать Республику – но за неделю, потребовавшуюся для этого Имперскому Флоту, Орлеан превратился в графство Орлеан, подвластное его величеству Давиду II, королю Гавани.

Слава богу, не призвали на службу в королевские войска. Почет, конечно, герою Блантерна был обеспечен, ведь это его подразделение держало там оборону против лучших частей Гавани. «Отлично, старина! У его величества есть свои полковники, но мы можем выхлопотать вам небольшую пенсию, сэр. Никто не держит зла на орлеанистов и не собирается мстить». Их действительно не преследовали, арестовали лишь нескольких офицеров, причастных к политическим службам. «А ведь вы, полковник, никогда не лезли в политику, верно?» – «Верно, конечно, не лез. Был простым солдатом, образцовым служакой». – «Да, идите, вы свободны». Внезапно полковник Натан Маккинни почувствовал себя стариком с сотнями сражений за плечами. Он вышел из министерства и несколько минут слепо брел по улице, прежде чем заметил, что Старк идет за ним следом.

Он, несомненно, еще способен сражаться. Даже после того как Комитет склонил голову перед превосходством Имперского Флота, Маккинни еще способен собрать отряд «волков», отвести их в леса и крошить там солдат Гавани, сражаться небольшим подразделением, слишком мелким для того, чтобы посылать против него Имперский Флот, способный только на одно: разыскивать противника с воздуха и уничтожать с безопасной орбиты ударами космического оружия. Но сколько это продлится? И на что решатся имперские части в войне против орлеанцев? Сколько времени будут его поддерживать республиканцы? Через сколько недель его выходка потеряет свой романтический ореол, и обожание населения обернется ненавистью и злобой, после того как город за городом будут подвергнуты бомбардировке из космоса и на месте целых кварталов не остается камня на камне, только пепел, как когда-то случилось с Личфилдом? Маккинни затянулся сигарой, чувствуя, как ароматный дым обволакивает язык, клубится на губах и проникает в ноздри, и посмаковал вкус восхитительной комбинации табака и груа, прежде чем заглушить тонкий аромат резкой крепостью виски.



Пара за соседним столиком поднялась и, шатаясь, направилась к двери, открыв полковнику отличный вид на лейтенанта Джефферсона. Юный флотский офицер рассказывал восхищенному фермеру об удивительной планете, райском месте, где нет ружей, только мечи, где возносят хвалу Господу в храмах, некогда бывших частью старой имперской библиотеки. «Мы оба пьяны, – подумал Маккинни. – Но паренек чудесно себя чувствует. У парня есть цель, ему что-то предстоит, и с чем бы он ни столкнулся, он сможет с этим справиться – либо сразившись, либо поняв умом». Старк был прав. Флотский паренек действительно напоминал Ната Маккинни, но молодого, не теперешнего. Молодой Маккинни тоже рвался куда-то, у него все было впереди. Таким же был и этот лейтенант. Горько выругавшись, Натан Маккинни вдруг понял, что завидует этому парню, который явился для того, чтобы завоевать мир.

Глава 2

Благородные разбойники

Вечер заканчивался. Первый поток желающих выпить уже получил свое. Было еще слишком рано для наплыва более поздних посетителей, а многим из оставшихся еще оставалось добрать всего несколько рюмок для того, чтобы попытаться предпринять что-то еще. После того как первая волна веселых посетителей схлынула, в «Синей бутылке», где остались только пьяницы и девицы, стало потише. Приглушенный гул разговоров перекрывал только голос лейтенанта Джефферсона и хихиканье девиц за столом флотских офицеров. «Пора», – решил Маккинни.

Приняв решение, он порывисто поднялся, но, широко потянувшись назад, где на ближайшем стуле висел его плащ, потерял равновесие, пошатнулся и наткнулся на невысокого круглолицего человека с небольшой бородкой. Коротышка живо, словно кролик, отскочил и пробормотал извинения.

– Ничего подобного, сэр, – ответил ему Маккинни. – Виноват я и только я. Я не хотел вас обидеть, простите, – добавил он, хотя этого уже не требовалось. Коротышка был безоружен, и видеть в нем угрозу было просто смешно. Натан с усилием подавил смешок, возникший при виде забавной фигуры.

– Никаких обид, конечно же, сэр, – ответил человек. – Могу я пригласить вас выпить со мной? – Коротышка протянул руку. – Малкольм Дугал, – представился он заискивающе.

Рукопожатие коротышки оказалось крепче, чем Маккинни мог представить. Он внимательней рассмотрел человечка. Ничего примечательного в нем не было. Килт из выцветшей шотландки с яркой ниткой, цветов непонятного клана, больше не годился для парадных выходов, но вполне подходил для повседневной носки. Дорогая куртка, тяжелая печатка на левой руке – скорее всего, выпускника университета Самуила, но, возможно, на ней был просто похожий рисунок. Если не принимать во внимание небольшой рост нового знакомца, то таких, как он можно было во множестве встретить в клубах для джентльменов, за обедом или в любое другое время.

Однако при ближайшем рассмотрении Дугал оказался не таким уж маленьким. Живой и подвижный как кролик, он выглядел невысоким – рядом со Старком любой покажется малышом. В Дугале, кроме того, присутствовало нечто еще, от него словно исходила скрытая угроза, заметная лишь пристальному взгляду, хотя это было, конечно, нелепо. Маккинни потряс головой, чтобы разогнать алкогольный дурман.

– Благодарю вас, я уже выпил более чем достаточно, – ответил он коротышке. – Я Натаниэль Маккинни. Прошу прощения, что вел себя как вахлак. Слишком много виски. Я не хотел вас обидеть.

– Никаких обид. Надеюсь, мы еще встретимся. Доброй ночи.

– Доброй ночи, гражданин Дугал, – кивнул Маккинни и направился к выходу, предоставив Старку забирать плащи и расплачиваться по счетам. На улице Маккинни повернул к гавани и медленно двинулся к гостинице на набережной, где комнаты более соответствовали скромной пенсии полковника, чем отели из кирпича и камня в кварталах вокруг «Синей бутылки». Маккинни не возражал против того, чтобы жить в дешевых номерах, но все еще в достаточной степени оставался полковником, чтобы выпивать только в барах для джентльменов.

Начал накрапывать легкий дождик, и редкие прохожие заторопились к кэбам. Мимо с тихим урчанием проехал парокат, работающий на спирту. Он притормозил на секунду. Этого хватило, чтобы водитель, взглянув на лица, понял, что это для него не клиенты. Следом мимо процокала лошадь, запряженная в двуколку.

Кучер крикнул:

– Недорого, сэр. В любое место, куда пожелаете. Я найду вам в Гавани все, потому что все тут знаю. Совсем недорого. Вы промокнете под открытым небом, сэр, наверняка промокнете.

Маккинни кивнул, и кучер соскочил с кóзел, чтобы распахнуть перед ними парусиновую дверь.

– Куда прикажете, сэр? В «Черного монаха»? Или в «Адский огонь»? Хотите провести время с настоящими леди? Не с теми, что собираются в «Синей бутылке», хотя таких тоже полно, но с настоящими леди? Пусть родня их больше и не пускает на порог, зато они получили настоящее воспитание, понимаете? – Разглядев Старка наметанным глазом, кучер кивнул: – У этих леди есть прекрасные служанки, живут со своими хозяйками в том же доме, сэр, если вы решите взять с собой своего компаньона.

Маккинни щелкнул пальцами, давая знак прекратить болтовню, и кучер взобрался на кóзлы. Хлестнув вожжами, кучер наклонился к окошку и спросил:

– Куда прикажете, сэр?

– На набережную, – ответил Старк. – Причал Имперской Высадки.

Будь он проклят, если скажет этому пройдохе-кучеру настоящее название гостиницы, в которой им пришлось остановиться, чтобы потом старый проныра болтал всем и каждому, что однажды подвозил Железного Маккинни, так оказалось, тот живет в лачуге из картонных коробок.

Дождь забарабанил сильнее, вынудив старика-возницу поднять козырек на украшенных сложной резьбой деревянных планках.

– Сколько клиентов ему удалось заманить в свой шарабан? – пробормотал Старк.

Возница снова наклонился к окошку и ответил со смешком:

– Больше, чем вы можете себе представить, дружище. Очень многие джентльмены желают посетить моих знакомых леди. И многие настоящие леди по сию пору считают, что кэб гораздо удобней пароката. Мы не так споро ездим, как эти новые машины, но многие хорошо помнят старые времена, когда в городе не было ничего, кроме наших повозок, и они еще не забыли старину Бенджамина, нет, не забыли.

Маккинни снова щелкнул пальцами, и возница опять повернулся к дороге, продолжая бормотать про себя, но уже через минуту вновь обернулся к пассажирам.

– Эти имперские флотские ребята, они тоже любят кэбы. Рядом с Имперским Домом ничего не увидите, почти одни кэбы. Да, конечно, там есть парочка парокатов, дожидаются на случай спешки, но понимаете, эти молодые ребята, офицеры, они никогда раньше в кэбах на настоящих лошадях не катались. Радуются, как дети, честное слово. Потрясающе, говорят.

– Представляю, – рассеянно отозвался Маккинни.

– Там, у Императорского Дома, теперь для кэбменов основной заработок, прямо стало легче дышать, – продолжил возница. – После того как имперские появились, стало лучше, чем возить орлеанцев. Королевство из герцогства не сделать, как ни крути, не сделать, сэр.

Старик присвистнул и снова повернулся к дороге, чтобы править по узким и извилистым улицам, что шли между домами на набережной. Наконец кэб выкатился на широкую Доковую улицу, пустую, за исключением нескольких пьяных матросов, бесцельно шатающихся в опасной близости от воды.

На другой стороне узкой, защищенной от штормов бухты, в честь которой Гавань получила свое название, яркий свет, какого не видали в мире Самуила за все минувшие века, лился на Императорский Дом и стометровый посадочный челнок. Его использовали для того, чтобы переправлять людей с эсминца на орбите. Рядом с Домом раскинулся почти целый квартал странного оборудования, с помощью которого обеспечивалась жизнедеятельность базы. В бухту уходили трубы. Имперская электростанция нагревала воды Гавани, и рыбаки радовались увеличившимся уловам, но проклинали водоросли и другую нечисть, теперь обильно растущую на днищах лодок и шаланд.

Яркие прожекторы освещали полусферу, под которой скрывалась Казарма десантников, но черная непроницаемая поверхность не отражала ничего. Казармы были защищены особым барьером, который имперские называли «Поле Лэнгстона».

Маккинни немного знал об этом Поле. Снаряды, выпущенные в нем, замедляли полет до полной остановки, взрыв гасился и поглощался его черным щитом или, возможно, металлической стеной внутри; в любом случае, следов видимых повреждений на поверхности Поля не оставалось. ИВКФ заявил, что сопротивление бесполезно: к Казармам десантников не сможет пройти ничто, кроме имперских катеров. Только имперский эсминец имел на борту оружие, способное пробить Поле. Но каким бы оружием ни был оснащен эсминец, Маккинни по собственному опыту знал, что в распоряжении «волков» нет ничего, что могло бы повредить Поле – одна из причин, по которым «волки» сдались.

Хотя имперские катера были уязвимы. Во время короткой схватки у Личфилда Маккинни и его люди подбили один из них и уничтожили находившихся на борту десантников – но потом пришел огонь с неба, раскаленная огненная смерть, превратившая городок в груду золы и в одно мгновение испепелившая половину батальона «волков».

Имперских можно убить. Они всего лишь люди. И не будь у них Казарм, где можно надежно укрыться…

«Напрасные надежды», – сказал себе Маккинни. Даже если ему удастся захватить Казармы и уничтожить все стоящие рядом посадочные катера, эсминец в небе останется в полной безопасности, ведь в руках обитателей мира Принца Самуила нет ничего, что сможет причинить вред военному звездолету. Профессора из Университета Принца Самуила вели экспериментальные испытания ракет, которые могли бы, при достаточной величине и мощности, лететь настолько быстро, чтобы вырваться за пределы планеты и не вернуться на землю. Возможно, подобными ракетами можно было бы попасть в эсминец. Профессорам удалось построить боевую ракету на жидком топливе, способную разогнаться до скорости в двести километров, но такая ракета пока была только одна – а если бы таких ракет у них было много, каким образом навести их точно на эсминец?

Имперские флотские говорили, что эсминец, кроме того, защищен Полем Лэнгстона. Значит, даже если ракета попадет в корабль, вреда она ему причинит не больше, чем гаубицы Маккинни смогли причинить Казармам. Имперские совершенно правы. Сопротивление бесполезно. Бессилие тошнотной волной поднялось в полковнике. Он прикрыл глаза и почувствовал, как мир вокруг него кружится от виски.

Из забытья его вывели крики. Он не знал, сколько он дремал, дожидаясь, когда сможет добраться до ванной, а потом до кровати, пока виски совсем не одолеет его. До гостиницы было еще далеко, потому что они еще не добрались вдоль края бухты до Имперского Дома.

Чтобы стряхнуть с себя туман, Маккинни понадобилось всего несколько мгновений, после чего он обнаружил, что их кэб остановили какие-то вооруженные люди.

«Грабители? Здесь, в Гавани, почти перед Имперским Домом? Эти грабители, должно быть, отчаянные парни».

Толкнув дверь, полковник вывалился наружу, готовый защищаться с оружием в руках, но удар тяжелой дубинки выбил у него пистолет, и тот улетел в темноту. Он услышал с другой стороны кэба басистый гортанный рык Старка, тяжелое дыхание дерущихся насмерть людей и тяжкий удар могучего сержантского кулака, достигшего вражеского тела и превратившегося в смертоносный молот, способный проломить кирпичную стену. Кто-то по ту сторону кэба теперь не скоро поднимется.

Маккинни надеялся, что сержант сумеет постоять за себя. Но если Хэл еще мог драться, то полковник уже был беспомощен. Из темноты на него направили пистолет, а по обе стороны появились люди с короткими шпагами наизготовку. Пожав плечами, Маккинни поднял руки над головой. Ничего другого не оставалось.

Он услышал, как по другую сторону кэба Старк нанес очередной могучий удар, после чего раздался глухой звук, который он не смог распознать. Через мгновение из-за кэба появились двое, тащившие сержанта под руки. Один из грабителей отбросил в сторону мешочек с песком и кивнул человеку с пистолетом.

– Только вырубил его ненадолго, как вы приказали, сэр. Жаль, что он отнесся к моим ребятам хуже. Не знаю, оправятся ли они.

– Все в порядке, – ответил человек с пистолетом.

Голос показался Маккинни странно знакомым, но он не мог вспомнить, где слышал его раньше.

– Пожалуйста, заберите полковника Маккинни и остальных с собой.

Человек повернулся и исчез в переулке.

Маккинни почувствовал укол шпаги в спину. Точно таким же оружием были вооружены полицейские в Гавани, и, подумав об этом, Маккинни вспомнил, что короткие шпаги состояли на штатном вооружении у рядового состава армии Гавани до тех пор, пока последний король не отдал приказ увеличить длину солдатских штыков, а шпаги сделать частью парадной формы. Грабители, конвоирующие полковника, как видно, отлично владели своим оружием. «Весьма полезные навыки, – подумал Маккинни. – Весьма полезные, если хотите сработать чисто и тихо».

В полном молчании они прошагали почти километр, сворачивая в тихие улицы и все больше промокая под дождем, пока наконец не вошли в подъезд обычного многоэтажного дома, ничем не отличающегося от других домов, которые они только что миновали. В полной темноте они спустились на два лестничных пролета, потом один из провожатых зажег светильник, а другой электрический фонарь и Маккинни увидел тех троих, что несли следом за ними Старка.

«Они наверняка военные», – подумал Маккинни. То, как дисциплинированно, тихо и умело, на самый высший бал, эти люди выполняли свое дело, говорило о том, что это не простые грабители. У них была отличная возможность перерезать своим жертвам глотки и забрать то немногое, что еще оставалось от последней пенсии полковника. Однако предводителю было известно имя и звание Маккинни, кроме того, он лично обыскал Старка, прежде чем отправиться в путь. Воры никогда не проявляют такую заботу о своих жертвах.

У подножия лестницы начался длинный прямой коридор, тянувшийся на добрую сотню метров; сделав поворот, он закончился у другой лестницы. К этому времени Маккинни уже испытывал неподдельный интерес к тому, куда его ведут, и потому его даже не пришлось толкать в спину: он с охотой начал подниматься по лестнице сам, с каждым шагом ощущая, как виски выветривается из крови, а туман в голове рассеивается. Когда он окончательно придет в себя, можно будет лучше оценить ситуацию и прикинуть, как из нее выпутаться, освободив и сержанта.

Они остановились еще раз, в небольшой прихожей с деревянными панелями. Единственными источниками света были светильник и фонарик в руках у конвоиров. Они прождали несколько минут, потом дверь перед ними открылась изнутри, и яркий свет едва не ослепил полковника. Его ввели в обширный кабинет. Стены кабинета были завешены богатыми драпировками, над широким письменным столом висел большой портрет короля Давида.

Сержанта Старка уложили на стоящую у стены кабинета кушетку, обитую шкурой вулша, притом плечи сержанта были настолько широки, что половина тела великана свесилась на пол, а рука легла на ковер со сложным рисунком. Маккинни отметил, что дышит его товарищ ровно, хотя он пока еще без сознания. Под портретом короля в бронзовой раме, за письменным столом почти два на два с половиной метра, совершенно пустым – ни бумаг, ни каких-либо других предметов, – сидел Малкольм Дугал, по-прежнему похожий на кролика. Он приветствовал Маккинни нервной улыбкой:

– Добро пожаловать, полковник Маккинни. Приветствую вас в штаб-квартире тайной полиции его величества.

Глава 3

Гражданин Дугал

Маккинни медленно обвел кабинет взглядом. Два молодых человека в таких же простых, как у Дугала, килтах стояли возле двери позади него, держа пистолеты наизготовку. Несмотря на гражданскую одежду, это явно были военные, и за бесстрастным выражением их лиц Маккинни разглядел, как нервирует парней присутствие сотрудника тайной полиции, а может быть, и самого ненавистного Натана Маккинни, разбившего в пух и прах их армию три войны назад.

Кабинет был выдержан в строгой роскоши. Обстановку составляли лишь письменный стол, два стула и кушетка, но за драпировками, скрывавшими стены от потолка до самого пола, могло находиться все что угодно. Не дождавшись от Маккинни ответа, Дугал жестом указал на один из обитых вулшем стульев.

– Пожалуйста, садитесь, полковник. Что будете пить? Виски? Нет? Подозреваю, что вы выпили достаточно. Что-нибудь еще? Кофе земного сорта или чайкест?

При упоминании кофе земного сорта губы Дугала на миг поджались. Это подсказало полковнику, что предложенный выбор мог быть проверкой. Натан ответил без колебаний:

– Чайкест, пожалуйста. Черный и покрепче.

Дугал расслабился. Дождавшись, пока Маккинни усядется, он сделал знак охране:



– Это все, капрал. Подождите снаружи.

Маккинни услышал, как охранники тихо затворили за собой дверь.

– Через минуту чайкест принесут, полковник, – продолжил Дугал. – А пока, я уверен, вы хотите узнать, зачем вас доставили сюда.

– Гораздо больше мне хотелось бы узнать, кто вы такой. Я не встречал вас раньше и никогда не слышал о вас, хотя лично знаю большинство офицеров его величества.

– Эти два вопроса связаны между собой. Меня действительно зовут Малкольм Дугал. Мой пост довольно туманно описан в бюджетной статье, утверждаемой парламентом, тем не менее на деле я именуюсь начальником тайной полиции его величества.

Маккинни кивнул.

– Я всегда предполагал, что лорд Эриндел слишком глуп, чтобы руководить такой важной службой Гавани. Значит, инспектор Солон, когда ему необходимо получить приказ, отправляется к вам.

– Именно. Как видите, я откровенен с вами, полковник. Того же я ожидаю и от вас. Возможно, если бы вы приняли мое предложение выпить в «Синей бутылке», я бы сумел доставить вас сюда более удобным путем, но я не мог рисковать, ведь вы могли и отказаться. Имперские моряки могли заметить нас. А Империя не должна ни о чем догадываться. Ни в коем случае. Все от этого зависит. Абсолютно все. – Дугал подался вперед и внимательно посмотрел на Маккинни. – Теперь я вынужден попросить вас дать слово чести, что ни слова из услышанного вами в этой комнате не станет известно никому за ее пределами, если только на то не будет моего разрешения или если этого не потребует выполнение задания, которое я собираюсь вам поручить, и за которое, надеюсь, вы возьметесь. Прошу вас, – настойчиво повторил Дугал.

Маккинни ужасно хотелось курить, но он почел за лучшее не демонстрировать начальнику тайной полиции сигару земного сорта, которая лежала у него в кармане. Предупреждение заключалось уже в том, с каким отвращением Дугал произнес «земной сорт», предлагая Маккинни кофе. Ожидая ответа, Дугал откинулся на спинку стула, напряжение его не отпускало. Маккинни дал единственный ответ, возможный при данных обстоятельствах:

– Я даю вам свое слово, гражданин Дугал. Слово чести.

– Благодарю вас.

В дверь осторожно постучали, и один из охранников внес платиновый поднос с медными чайничками с чайкестом, оловянными кружками и сигаретами популярной в Гавани марки. Маккинни отметил, что все увиденное им после того, как он оказался в этом кабинете, было изготовлено в мире Принца Самуила.

Позади охранника в дверях появилась и замаячила долговязая фигура инспектора Солона, облаченного в темно-синюю форму королевской полиции. Инспектор не сделал попытки войти в кабинет, а Дугал не сказал ему ни слова. Когда охранник вышел, Солон затворил за ним дверь, оставшись снаружи.

– Вы заметили инспектора? – спросил Дугал. – Я попросил его явиться по двум причинам. Во-первых, я хотел, чтобы вы увидели, что он повинуется мне безоговорочно и, следовательно, я именно тот, кто я есть. Во-вторых, пока мы не закончим, я не доверю охранять эту дверь никому, кроме Солона. – Дугал мягко улыбнулся. – Думаю, я достаточно рассказал вам о себе. Пожалуйста, пейте чайкест; вам придется пробыть тут еще некоторое время.

– А что насчет моего сержанта?

– Инспектор Солон уже осмотрел его, а человек, ударивший его, профессионал. Никакого непоправимого вреда сержанту не причинили. Через час, а возможно раньше, он присоединится к нам.

– Тогда продолжим, – Маккинни отхлебнул горький напиток, вкус которого никогда не мог даже приблизиться к вкусу кофе земного сорта. Отправившись к звездам, человек нашел там очень немного нового. Люди колонизировали мир Принца Самуила тысячу лет назад, но до этого прожили на Земле миллионы лет.

– Расскажите мне, что вы знаете о планах имперского Космофлота в отношении мира Самуила, полковник Маккинни?

– Знаю немного, но вполне достаточно. Имперский Космофлот появился меньше года назад и почти сразу же основал гарнизонный форт в Гавани. Поначалу они не вмешивались в дела местных правительств, но потом заключили союз с вашим королем Давидом…

– Это и ваш король, полковник, – перебил его Дугал.

– С королем Давидом. Они помогли вам завоевать все города-государства вокруг Гавани и в конце концов проделали то, на что была не способна армия Гавани, – помогли вам захватить Орлеан. Не знаю, кто следующий на очереди, но, думаю, Космофлот не остановится, пока Гавань не завоюет весь Северный материк. После этого… кто знает, скорей всего они займутся южанами, я так думаю.

– А что они сделают потом, полковник?

– В ваших газетах пишут, что Империя принесет нам различные технологические блага, но до сих пор она не дала нам ничего. Возможно, вы, правители Гавани, придерживаете все эти блага для себя.

– Мы ничего не придерживаем – они ничего нам не дали, Маккинни. Помощь, которую оказывали нам имперские, была помощью прямого действия: десантники принимали участие в операциях с собственным оружием, а моим людям не позволялось даже взглянуть ни на это оружие, ни на их технологии. Но продолжайте – что же последует дальше?

– Как только вся планета будет разбомблена и завоевана, я думаю, что мир Самуила присоединится к Империи, а Давид Второй станет планетарным королем.

– И вы не слишком этому рады? – улыбнулся Дугал.

– Что вы хотите от меня услышать, гражданин Дугал? Вы только что сказали мне, что вы начальник тайной полиции. Хотите, чтобы я признался вам в государственной измене?

Малкольм Дугал налил в свою кружку чайкеста, осторожно, чтобы не пролить ни капли, потом, прежде чем ответить, сделал большой глоток.

– Я ценю вашу откровенность, полковник. Если бы я привел вас сюда, чтобы разделаться с вами, я бы это давно уже сделал. Доказательства мне не нужны, поэтому я бы покончил с вами без суда и следствия. О том, что вы побывали здесь, никто бы не узнал, кроме моих доверенных людей, и вы бы никогда не вышли за пределы этой комнаты, и внешний мир никогда бы о вас не узнал. Но мне важно понять, что думаете вы, Железный Маккинни, потому что это важно для Гавани и всей планеты. Теперь прекратите разводить церемонии и отвечайте на мой вопрос.

Тут Маккинни впервые, с тех пор как Дугал поджал губы при упоминании кофе земного сорта, заметил в начальнике тайной полиции проблеск эмоций. Прежде чем ответить, Маккинни минуту помолчал.

– Да, я не слишком этому рад. Я вижу и более неприятную возможность, а именно, завоевание всей планеты одним из южных деспотов, но после того, что вы сделали с Орлеаном – да, я считаю ваше владычество безрадостной перспективой.

– Благодарю вас.

Дугал проговорил это нормальным голосом, даже словно бы извиняясь, и сходства с кроликом как не бывало. Теперь он больше походил на делового человека.

– Но не находите ли вы еще более безрадостным повсеместное правление имперского вице-короля?

– Конечно.

– И почему же? – Дугал поднял руку: – Впрочем, я понимаю почему. По той же причине, по которой вы пьете чайкест, как он ни горек. Потому что вице-король – чужак, пришлый, родом вообще не с Самуила, в то время как эта планета – наша родина. Это наш мир и наш дом, и уверяю вас, полковник Маккинни, что мы никогда не станем рабами Империи. По крайней мере до тех пор, пока жив я и пока живы мои сыновья.

– И каким же образом вы хотите помешать Имперскому Космофлоту и десантникам завоевать мир Самуила?

– Я не собираюсь им мешать. Я мог бы надеяться им помешать, но это бесполезно. Как только их вице-король и колонисты высадятся здесь, у нашего короля Давида останется не больше власти над планетой, чем, скажем, у вашего сержанта. Я считал, что вы знаете имперских лучше, полковник. Понимаете хотя бы их стремления…

Дугал протянул руку и нащупал что-то под столешницей. Через секунду Маккинни услышал, как позади него открылась дверь.

– Да, господин, – проговорил ровный баритон. Даже не обернувшись, полковник узнал инспектора Солона. Голос, холодный и невыразительный, как из могилы, отлично подходил инспектору.

– Принесите книгу, инспектор, – тихо приказал Дугал.

– Слушаю, господин.

Дверь не закрылась, через пару секунд Солон вернулся и, пройдя через комнату, подал Дугалу пачку листов, удерживаемых странным зажимом.

– Благодарю.

Дугал взмахом руки отпустил инспектора и указал на стопку листков.

– Это единственный имперский артефакт, который нам удалось получить. Как оказалось, это некое литературное произведение о приключениях флотского офицера на колонизируемой планете. Однако из этой книги мы получили достаточно информации о структуре имперского правительства, то есть примерно столько же, сколько можно почерпнуть из бестселлера Кадаса о правительстве Гавани, при том, что в книге нет ни единой специально написанной на эту тему строчки. Понимаете меня?

Маккинни кивнул.

– Тогда, – продолжил полицейский, – прошу вас понять еще и следующее. Империя включает в себя несколько планетарных правительств. Имеется собственно Земля, почетная столица, в настоящее время по большей части непригодная для обитания из-за последствий Сепаратистских войн. По некоторым причинам имперские оставили на Земле ряд учреждений вроде Академии Космофлота и военных академий, но настоящей столицей является Спарта, расположенная совершенно в другой планетной системе. Кроме того, существуют так называемые Союзные Королевства, планетарные правительства которых достаточно сильны, чтобы задать трепку даже Имперскому Космофлоту, в случае если Империя решит вмешаться в их внутренние дела.

– Это монархии? – спросил Маккинни.

– По крайней мере одна из них республика. Но в основном, да, монархии. – Дугал отхлебнул чайкеста. – Далее имеются миры первого и второго класса. Нам непонятна разница между ними, но миры обоих этих классов имеют меньшие права решать собственные проблемы, чем Союзные Королевства. Но даже эти миры имеют своих представителей в многопалатном Согласительном Совете, люди из этих миров служат в Имперском Космофлоте. Эти два класса различаются по уровню технологического развития, который мы не можем понять, но этот уровень технологии имеет решающее значение при вступлении мира в Империю. Миры первого и второго класса обладают чем-то под названием «атомная энергия», приводящим в неописуемый восторг академиков нашего Университета, и способны строить собственные космические корабли.

Маккинни кивнул, припоминая слова, сказанные пьяным лейтенантом в «Синей бутылке». Дугал продолжил:

– Вы находитесь тут потому, что слышали этого мальчишку. После планет первого и второго классов нет ничего, кроме колоний. Такой колонией нам предстоит стать.

– И каков статус колонии? – поинтересовался Маккинни.

– У колонии нет никакого статуса. Граждане Империи приходят на планету как класс аристократов, для насаждения цивилизации. Вице-король правит от имени императора, а десантники Космофлота следят за порядком на планете. Колонисты получают в свои руки все бразды правления, а местное население делает то, что ему говорят.

– Но как они могут править планетой против воли всего населения? Что толку спалить непокорный мир дотла, как это вышло с Личфилдом? – Маккинни выпил остатки остывшего уже чайкеста и сам ответил на свой вопрос. – Им не приходится вести усмирительных войн, верно? В их распоряжении – ренегаты из местных, готовые смотреть имперским в рот. Всегда найдется тот, кто с готовностью сделает за них всю грязную работу.

Маккинни со значением взглянул на Дугала.

Малкольм Дугал прекрасно понял сказанное.

– Да. Всегда найдутся такие люди. Если не король Давид, так кто-нибудь из южных деспотов. Но у нас такого не будет, Маккинни. Я придумал, как избежать всего этого и добиться права присвоить миру Самуила статус планеты второго класса. Я нашел способ, нашел шанс, но я не могу сделать это в одиночку.

Дугал наклонился через стол и пристально взглянул на Натана Маккинни.

Полковник Маккинни медленно поднялся и выпрямился во весь рост, прежде чем наполнить свою кружку чайкестом. Потом, повернувшись, он не торопясь прошел к кушетке, быстро осмотрел сержанта и снова вернулся на свой стул у письменного стола.

– Сэр, у вас не найдутся робак и трубка? – спросил он Дугала. – Ночь, видимо, выдастся нелегкая… Почему вы выбрали меня?

– До сегодняшнего вечера у меня не было в отношении вас особых планов. До сих пор, откровенно говоря, у меня вообще не было никакого четкого плана, я просто собирал информацию и анализировал различные возможные действия, готовясь использовать свой шанс, любой шанс, но вышло так, что этот молодой болван сам рассказал, как нам можно спасти планету. Вы, конечно, тоже его слышали.

– Если я его и слышал, то понял не много. Так что вы намерены предпринять?

– Вы были там, когда он бормотал что-то о старой имперской библиотеке на планете в Игольном Ушке?

Маккинни на миг задумался, потом ответил:

– Да, был, но понятия не имею, какую пользу мы можем из этого извлечь.

– Потому что в отличие от меня вы не думали о получении Самуилом первого или второго класса этом в течение долгих месяцев. Эту книгу мы нашли вскоре после высадки имперских сил, полковник. Для того чтобы разобраться в ней, нам потребовалось несколько недель. Язык имперских только немного отличается от нашего, еще меньше отличается их письменность, и именно потому флотские так легко общаются с горожанами Гавани. – Полицейский раскурил сигару из робака, откинулся на спинку стула и пронзительным взглядом уставился в потолок. – С тех пор как я начал читать эту книгу, я непрестанно думал о том, как нам избежать такой судьбы, вырваться из ловушки. Нам все равно суждено стать частью Империи, но, ради всех святых, мы можем войти туда как люди, а не как рабы!

– Если вам так легко удалось заполучить эту книгу, то вы должны были понять, что Империя хочет от вас, прежде чем Гавань заключит с ней союз.

– Конечно, мы все поняли. И именно я посоветовал его величеству заключить с имперскими союз. Если нам не удастся на первом этапе объединить весь мир Самуила под началом единого планетарного правительства, у нас вообще нет шансов избежать колонизации. Если объединение не состоится под началом короля Давида, то я окажусь не у дел и утрачу всякое влияние на планетарное правительство, так что, согласитесь, у меня есть прямой интерес вести собственную интригу, а не участвовать в другой, затеянной любым, пусть самым достойным на планете человеком из другого города-государства.

– Верно, – кивнул Маккинни. – И вы мастер интриг. Но я до сих пор не понимаю, что мы можем предпринять.

Дугал рассмеялся.

– Вы выпили слишком много виски, Железный Маккинни. Сегодня и во все прошедшие дни. Вы не хотите подняться над уровнем своего привычного понимания. В бою вы использовали весьма хитроумную тактику. В вашем досье, полковник – у меня есть ваше дело, – говорится, что вы не просто солдат-служака. И мне приятно будет все вам объяснить. – Дугал налил себе еще чайкеста. – Эта библиотека – ключ ко всему. Если бы в наших руках оказались все заключенные там сведения… И ученые из университета, и промышленные магнаты Орлеана и Гавани, и рудокопы Кланраналда – на что бы они употребили эти знания? На постройку космического корабля. Возможно, звездолета. И тогда, в соответствии с собственными правилами, Империи пришлось бы рассматривать нас как мир первого или второго класса, но никак не колонию. Мы бы все равно жили под их началом, но как подчиненные, а не как рабы.

Маккинни глубоко вздохнул.

– Отличный план.

– И единственно возможный.

– Ну, не знаю – послушайте! Предположим, все это правда. Обладая знаниями, пусть даже поверхностными, при помощи общего планетарного правительства, способного объединить все усилия мира Самуила, интеллект Северного материка и ресурсы Южного, возможно, мы сумеем чего-то добиться. Возможно. Но у нас нет на это времени. Потребуются годы.

– У нас они есть. Имперские не сделают следующий шаг, пока все королевства мира Самуила не окажутся объединены. Они никуда не торопятся. Нам ясно дали понять, что хотят добиться своего ценой наименьшего кровопролития и минимальных разрушений. Я предвижу, что объединение всех городов-государств изрядно затянется. Благодаря этому мы выгадаем время, чтобы построить космический корабль. Совсем нелегко будет построить такой механизм у имперских под носом, но их на планете не так уж много, и они ничего не заподозрят, пока дело не будет сделано.

Маккинни покачал головой.

– Не представляю, каким образом вы собираетесь сохранить это в тайне от Империи, но это ваша область, и вы тут соображаете лучше меня. Но добраться до библиотеки без корабля невозможно, а чтобы построить корабль, нам опять-таки нужна библиотека. Даже если в наших руках вдруг окажется корабль, мы не знаем, как им управлять. На нашей планете нет ни одного человека, кто бывал бы внутри звездолета – последний из них умер лет сто назад. До тех пор, пока не пришла Империя, большинство населения считало, что история до Сепаратистских войн всего лишь легенда. Каким образом, черт возьми, вы предлагаете нам добраться до Игольного Ушка?

– Это самая простая часть плана, дражайший полковник. Имперские сами предложили доставить нас туда. – Дугал улыбнулся, глядя на потрясенное лицо Натана. – Среди них не все принадлежат к Космофлоту или военным, как вы сами, наверно, знаете. Некоторые имперские граждане – торговцы, один из которых сейчас ведет с королем Давидом переговоры о монопольном праве на поставки груа. Он полагает, что на родине сумеет заработать на нашем бренди целое состояние.

Торговцы также хотят покупать у нас платину и иридий; эти металлы высоко ценятся у имперских и, очевидно, довольно редки. Для расчета нам могут предложить весьма немногое: Космофлот запрещает продавать нам то, что мы действительно хотели бы купить – технологии. По правилам купцу нельзя передавать покупателям что-либо более высокого технологического уровня, чем уже имеющееся в их распоряжении, в противном случае требуется специальное разрешение Имперского Совета. Мы просили продать нам те маленькие приборы, которые имперские носят с собой как записные книжки. Они называют их «карманные компьютеры». Вероятно, это какие-то счетные машины. Но Космофлот запретил продавать нам эти устройства.

– Так что нам могут продать имперские торговцы?

– Как оказалось, совсем немного. Но они могут предложить нашему королю перелет на любой мир, стоящий на более низкой ступени развития, чем наш, туда, где мы тоже можем попытать счастья и начать торговлю. По словам имперских, звезда, называемая нами Игольное Ушко, – это ближайшее к нашему солнце, и мы уже договорились, что они помогут нам организовать туда торговую экспедицию…

– И Космофлот позволит?

– При определенных условиях. Я бы сказал, очень ограниченных. Мы не можем доставить на эту планету никаких сложных устройств, сложнее, чем уже есть у местных. Космофлот досмотрит наш груз и снаряжение, прежде чем мы отправимся на планету. И имперские десантники тоже отправятся с нами. Насколько я понял, в Имперском Совете Имперская Торговая Ассоциация имеет достаточно голосов. Я не хочу утверждать, что разбираюсь в имперской политике, но ИТА кажется мне очень влиятельной. Они смогли уговорить Космофлот позволить нам торговать с этой планетой в Игольном Ушке. Она называется Макассар.

– Но они ни за что не подпустят нас к библиотеке, – подал голос Маккинни. Виски уже полностью выветрился из его головы, и – что более важно – он снова чувствовал себя полезным, способным сделать что-то стоящее, что не пропадет по мановению руки судьбы. Он слушал Дугала с неподдельным интересом, не замечая, что на кушетке в дальнем углу зашевелился сержант Старк.

– В разговорах с имперскими ни они, ни мы никогда не упоминали библиотеку, – ответил Дугал. Пока этот лейтенантишка из «Синей бутылки» не проболтался, я вообще не знал о существовании библиотеки. Я считаю ее исключением в записях имперских, и то, что она ранее не упоминалась в списках высокотехнологичных артефактов, связано с тем, что библиотека очень старая и население Макассара не знает, как ею пользоваться. Но это всего лишь предположение. Я только знаю, что имперские согласились доставить нас на эту планету. – Дугал замолчал и со значением взглянул на Маккинни. – Это ставит перед нами проблему полковника Маккинни, который знает о существовании библиотеки. Поняв, что на Макассаре есть место, откуда мы сможем почерпнуть знания, и что полковник Маккинни тоже теперь знает об этом, я решил, что у меня теперь только два выхода – либо убить его, либо отправить в экспедицию. Я понятия не имею, как добраться до этих книг, и уверен, что никто на мире Самуила об этом не знает. Но я предпочитаю видеть вас союзником, а не мертвецом. Вы были очень опасным противником, полковник. Готовы ли вы присягнуть теперь на верность королю Давиду и работать с этой поры на Гавань?

Глава 4

Торговец

Маккинни проснулся от застоявшегося запаха робака и тошноты, которую оставляет виски. Он полежал несколько минут под шелковыми простынями, сотканными кильтами – шелковичными червями, медленно припоминая, где находится. В комнате без окон единственным источником света была матовая панель на стене. Справа – уборная с принадлежностями из мрамора, откуда открывалась дверь в комнату, смежную с той, где лежал он. Он точно знал о существовании еще одной точно такой же комнаты по соседству: после того, как они покинули офис Дугала, первым делом туда отвели сержанта Старка. Они по-прежнему оставались в здании тайной полиции, Маккинни понятия не имел, в какой части города оно располагалось. Единственная дверь в его комнате была заперта, и он не сомневался что снаружи у порога – и у дверей Старка – стоят на страже люди Дугала.

Полковник приподнялся на локте. Справа от него, внутри распахнутого гардероба, виднелись вешалки с роскошной одеждой. Его собственные килт и куртка, вычищенные и выглаженные, аккуратно висели у двери, поверх куртки располагалась кобура со служебным пистолетом. Маккинни осторожно выбрался из кровати, осмотрел пистолет и не удивился, обнаружив, что тот разряжен. Его часы лежали на тумбочке, возле одежды, но стояли. Он понятия не имел о времени.

Теперь, поднявшись, он решил, что пора одеваться. Маккинни побывал в туалете и воспользовался отличными бритвенными принадлежностями, после чего освежился лосьоном и пудрой – невиданно дорогущими. Если тайная полиция короля Давида принимает всех своих гостей по такому разряду, то у ее дверей давно должна была выстроиться очередь из людей, надеющихся пойти под арест за тяжелейшую измену, однако полковник справедливо подозревал, что в этом здании больше застенков, чем таких вот гостевых комнат.

Когда полковник брился, в дверь постучал Старк. Он вошел и дождался, пока начальник закончит бритье. Маккинни надел килт, застегнул куртку на все пуговицы и только после этого вышел к сержанту, который уже был выбрит и одет. Поведение Старка ничем не отличалось от обычного, с утра в гарнизоне: он быстро взглянул на своего полковника, поправил на нем килт, пояс и пару раз прикоснулся к куртке, стряхивая невидимые пылинки.

– В какую новую передрягу мы угодили, полковник? – спросил Старк.

Говоря это, он незаметно указал Маккинни на стены и на собственные уши.

Маккинни кивнул.

– Точно не знаю, но дело определенно касается очередной схватки с южанами. Думаю, нам стоит взяться за эту работу. Скажи, ты можешь набрать бывших «волков», которые могут держать язык за зубами и согласятся служить телохранителями у некого торговца?

– Конечно могу, полковник, и довольно много. Сколько, вы полагаете, нам понадобится?

– Все, каких ты сумеешь собрать, хотя вряд ли Имперский Космофлот позволит нам отправиться на Макассар с полком.

– У нас будет столько «волков», сколько необходимо. Немного странно называть вас торговцем, сэр, но я думаю, что привыкну.

Старк окинул взглядом комнату, отмечая про себя: мебель – из резного дерева, пол, выложенный гранитной мозаикой, частично прикрыт коврами, сотканными на Архипелаге.

– Интересные покои у этого торговца, верно, сэр?

– Да. А теперь хорош трепаться – пора выдвигаться к нашим хозяевам. Нельзя заставлять Дугала и инспектора Солона ждать.

– Конечно, сэр. Прошу прощения, сэр, но, надеюсь, они не собираются отправиться вместе с нами в это безумное место? Если мы взлетим высоко, так, может, вовсе улетим с планеты. Лучше уж отправиться без этого ходячего мертвеца Солона.

– Он не собирается лететь. Волнуешься, Хэл?

– Нет, сэр, если вы полагаете, что волноваться не из-за чего. Хотя не так-то просто сразу уместить в голове такую перспективу.

– Мне тоже. А теперь, Хэл, скажи им, что мы готовы завтракать.

– Слушаюсь, сэр.

Старк нашел переговорную трубу в небольшой, слабо освещенной нише, снял с трубы крышку и свистнул. Через секунду раздался ответный свист.

– Осмелюсь доложить, мы с полковником готовы к завтраку. – Стар выслушал ответ и повернулся к полковнику. – Сказали, что прибудут за нами через пять минут. Вроде разговаривают вежливо.

Маккинни ничего не ответил, и Хэл закрыл переговорную трубу.

Когда дверь наконец открылась, за ней стояли четыре охранника. По крайней мере двое из них были из группы, которая вчера вечером захватила Маккинни и Старка. Оружие охранников покоилось в кобурах, и, приглашая Маккинни и Старка идти с ними, сотрудники службы охраны держались подчеркнуто вежливо, но тем не менее Натан заметил, что пока один охранник шел впереди, трое других следовали на приличном расстоянии позади, не сводя внимательных глаз со Старка и не расслабляясь ни на секунду.

Их отвели в просторный кабинет, где Маккинни уже побывал вчера вечером. Занавеси вдоль одной из стен были раздвинуты и открывали вход на глухую веранду, где за стеклянным столом уже сидели и потягивали чайкест Дугал и Солон. При появлении полковника Солон встал из-за стола, кивнул Дугалу и ни слова не говоря вышел из кабинета.

– Доброе утро, торговец, – поздоровался Дугал. Он встал, дождался, когда Маккинни сядет, после чего указал Старку на другой столик, в нескольких футах в стороне.

– Через минуту вам подадут завтрак. Надеюсь, вы хорошо выспались?

Маккинни вежливо улыбнулся.

– Значительно лучше, чем я рассчитывал, когда первый раз услышал ваше приглашение сюда.

Дугал кивнул.

– Не всем приглашенным удается провести здесь время так же комфортно. – Взмахом руки Дугал отпустил охранников, потом снова повернулся к Натану. – Ваша легенда начинает действовать с этой минуты, торговец Маккинни. Фамилию мы оставим, но имя у вас будет другое, теперь вас зовут Джеймсон. Фамилия Маккинни достаточно распространена в Гавани, кроме того, ее носит одна достаточно известная купеческая семья.

– Вы уверены, что имперские меня не опознают?

– Разумное беспокойство. Но имперские не станут искать мертвеца. Полковник Натан Маккинни погиб под Личфилдом. Умер от полученных ран через несколько недель после сражения. Верный старый солдат, слишком гордый, чтобы просить о пощаде после того, как он повернул свою шпагу против генерала Стаффа, военачальника Гавани. Это уже отмечено в больничных журналах.

– А как же тот молодой офицер, который допрашивал меня… к тому же вот уже несколько месяцев казначей исправно выдавал мне пенсию. Есть и хозяйка гостиницы.

– Этих людей больше нет, торговец. К сожалению, этой ночью все они умерли вследствие ряда несчастных случаев. Боюсь, что и в «Синей бутылке» произошла трагедия. Таверна сгорела дотла, и все ее посетители погибли – это случилось вскоре после того, как имперские моряки ушли. Пожарные ничего не успели сделать, пожар был очень сильным. Впечатление такое, словно в таверне устроили поджог, но если так, я уверен, королевская полиция скоро поймает злоумышленника. Еще чайкеста?

– А мои люди? Мои офицеры, с которыми я сражался бок о бок?

– Их завербовали для сопровождения торговцев на Архипелаг, предложив столь щедрую оплату, что никто из них не смог отказаться. Если кто-то вдруг передумает, что ж, в подобных миссиях случались потери и в самом начале пути, так что ничего страшного.

Прежде чем Маккинни ответил, капрал подкатил столик с завтраком и Дугал настоял на том, чтобы полковник поел до того как они продолжат разговор. Когда Маккинни закончил, по знаку Дугала ему принесли трубку. Это была собственная трубка полковника, одна из тех, которые он оставил в гостинице, где они со Старком жили. Полковник принял трубку молча, ибо удивляться было нечему.

– Вы не были в деле с тех пор, как оставили службу, – начал Дугал. – Нам не составит труда обеспечить вам прикрытие, по крайней мере такое, чтобы вы не привлекали к себе внимание имперских.

– Хорошо, каков сегодняшний план учений? – спросил Маккинни.

– Следите за своей речью, торговец. Ни в коем случае нельзя выдавать свое военное прошлое, хотя в вашем деле предусмотрительно указано, что во время Требрианской войны вы с честью служили начальником охраны его величества. Вам не придется слишком долго играть свою роль; я устрою так, чтобы вы покинули корабль как можно раньше. Сейчас я собираю других участников полета. Никогда не забывайте, что это торговая миссия, а вы – торговец Маккинни. С остальными членами экспедиции вы никогда не были знакомы. Вот, возьмите.

Дугал протянул Маккинни ящичек. Открыв его, Маккинни обнаружил в нем несколько колец, брошей и других драгоценностей, подобранных с хорошим вкусом, – их, возможно, он носил бы и сам, не будь в нем столь сильна военная привычка. Маккинни выбрал кольцо, брошь и серьгу, и тут же надел их.

– Теперь вы больше похожи на торговца. У меня есть кое-что и для вашего сержанта.

Дугал достал более яркие и броские драгоценности, дешевле тех, что были предложены Натану, дождался, пока Старк выберет и наденет украшения, и только потом поманил капрала.

Вслед за ним в комнату вошли несколько человек, но прежде чем они подошли к их столу, Маккинни тихо спросил:

– Этим людям известна ваша должность?

– Эти солдаты считают меня одним из старших офицеров королевской тайной полиции. Все они преданные слуги короля, но никому из них не известна истинная цель нашей экспедиции.

Дугал поднялся и широко улыбнулся пришедшим.

– Джентльмены, фриледи, добро пожаловать. Это торговец Маккинни, которому поручено отстаивать интересы короля Давида в этой миссии. Хочу добавить, что в его распоряжении находятся и все ее финансы. Торговец, разрешите представить вам участников вашей экспедиции, команду и советников.

Пришедшие стали в ряд, дожидаясь, когда их представят. Первым был широкоплечий мужчина невысокого роста, с жесткой военной выправкой.

– Торговец, это шкипер королевской торговой службы его величества Маклин, – представил крепыша Дугал. – Штурман способен управлять как парусными, так и моторными судами.

– Мое почтение, – быстро проговорил Маклин, глядя прямо перед собой. Рукопожатие штурмана оказалось крепким, под стать хватке полковника, и Натан с удовольствием отметил удивление в глазах Маклина, когда тот наконец отпустил его руку. Этот человек явно служил в военно-морских силах Гавани, и Маккинни понятия не имел, каким образом тут удастся обмануть имперских, но ничего не сказал.

– Это профессор Лонгвей, специалист по социологии и примитивным культурам, а также по древней истории.

Маккинни внимательно рассмотрел профессора. Этот невысокий, коренастый человек типичного для населения мира Принца Самуила телосложения, темноволосый и светлоглазый, вполне мог сойти за рудничного рабочего, если бы не очки с толстыми стеклами. На профессоре был университетский килт, темный с тонкими красными полосками, но и его рукопожатие было крепким, а голос уверенным.

– Для меня большая честь познакомиться с вами, торговец, и быть избранным для участия в экспедиции государственной важности – особой важности и уникального назначения. Не так часто на долю ученого выпадает возможность лично посетить места обитания представителей необычной культуры. Я уже бывал на Архипелаге, посетил несколько островов, но, само собой, это не сравнится с нашей целью. У меня нет слов выразить, как я рад отправиться с вами и участвовать в столь важном историческом событии.

– Будем надеяться, что после возвращения ваш восторг не уменьшится, – ответил Маккинни.

Он старался говорить как можно вежливее и обходительнее и быстро обнаружил, что это дается ему гораздо легче, чем он мог подумать. Он никогда не любил болтунов, но искреннее дружелюбие профессора ему понравилось и вызвало в нем ответное теплое чувство. Лонгвей поманил к себе юношу, стоявшего у него за спиной.

Молодому человеку было не более двадцати местных лет. Он стоял перед Маккинни, нервно переминаясь с ноги на ногу, длинные руки неловко висели вдоль туловища. Парень был худощав и на вид хрупок, из-за сутулости он казался ниже, чем был на самом деле. Как и у профессора, у него были очки с толстыми стеклами, его простой килт был заляпан чернилами и жирными пятнами. Под мышкой он держал толстую книгу, в висящую на плече сумку был засунут толстый блокнот для записей.

– Это мой ассистент, бакалавр Клейнст, – представил парня Лонгвей. – Один из самых талантливых студентов Университета, хочу заметить. Пишет воистину блестящие работы.

– Мое почтение, торговец, – промямлил Клейнст, неохотно протягивая руку для пожатия и убирая ее, как только это стало возможно. Голос парня вполне соответствовал его наружности, и сразу же не понравился Маккинни. Натан выжидательно повернулся к остальным пришедшим.

– Разрешите представить вам фриледи Мэри Грэхем, – сказал Дугал. – Она назначена вашим секретарем и помощницей. Хочу сказать, что она также закончила Университет.

Маккинни скрыл свое удивление. В Университет женщин принимали очень редко, и лишь считанным дамам удалось доучиться и получить диплом.

Он отметил, что девушка красива. Женщины Гавани славилась своей красотой, но Мэри была поистине безупречна. Типичные для граждан Гавани каштановые волосы, рост ниже среднего, но не настолько, чтобы назвать ее маленькой, и пропорциональное сложение. Одежда строгого покроя не вполне скрывала округлости фигуры. Поза девушки, отметил Натан, говорила о том, что Мэри внимательно ждет, что он ей скажет, и о волнении, которое выдавали движения пальцев, слегка теребивших юбку. Натан решил, что девушке больше двадцати лет, но наверняка меньше двадцати пяти.

– Мое почтение, фриледи, – проговорил он, чуть склонив голову.

– Мое почтение, торговец.

«Вполне приятный голос», – решил Маккинни. Но присутствие Мэри тревожило его. В такой важной экспедиции женщины были ни к чему – удивительно, что сам Дугал предложил это. В мире Натана женщины делились на две категории: фриледи, которых следовало защищать, и маркитантки, игравшие не менее важную роль, но считавшиеся более или менее расходным материалом. Мэри Грэхем невозможно было отнести ни к той, ни к другой категории.

Маккинни был уверен, что происходящее – очередная проверка, поскольку более странную команду, призванную встать на защиту государства, было трудно себе представить. Вчера вечером Дугал объяснил Маккинни, почему именно он должен возглавить миссию. Имперским наверняка уже известны все более или менее способные офицеры Гавани, а то, что предстояло сделать на Макассаре, требовало военного опыта. Однако Маккинни ничуть не походил на торговца да и вряд ли мог успешно его изображать; кроме того, среди представленных ему участников миссии были: несомненный боевой офицер королевского флота, болтливый ученый неопределенной специализации, его помощник – противный женоподобный дохляк и девчонка. Имперские просто не могут что-то не заподозрить – но даже если удастся чудом их одурачить, что толку посылать этих людей на Макассар?

Дугал поманил двоих молодых людей в военной форме без знаков различия.

– Это Макриди и Тодд, охрана, – объяснил он.

Оглядев парней, Маккинни решил, что эти двое больше прочих подходят для его экспедиции.

Он указал на сержанта.

– Это Старк, ваш патрон. С нами отправятся еще несколько бойцов, после того как мы поймем, какое количество охраны можно с собой взять. Начальник охраны, пожалуйста, проводите этих людей за свой стол и побеседуйте с ними.

– Слушаю, торговец.

Старк отвел парней в дальний конец веранды.

Маккинни обернулся к начальнику тайной полиции.

– Господин, я уверен, что нас простят, если мы на минуту оставим всех и переговорим по поводу груза. Есть темы, которые, я уверен, покажутся остальным скучными, и я хотел бы, если возможно, попросить участников экспедиции составить список снаряжения, пока мы обсудим финансовые вопросы в вашем кабинете.

– Конечно, торговец.

Все поклонились, когда Маккинни увел Дугала с веранды в его кабинет.

Только оказавшись вне поля зрения остальных, Маккинни взорвался:

– С чего это вы взяли, будто имперские настолько тупы, чтобы пропустить на борт своего корабля такую компанию? С таким отрядом, Дугал, ваш план провалится в самом начале. Я не смогу даже взяться за выполнение задания, если вы свяжете мне руки такой обузой, как эти лишенные всякого полевого опыта люди. Господи боже, вы подсовываете мне флотского офицера, на котором погоны видны даже на голом – наверное, в надежде на то, что он сможет научиться управлять звездным кораблем, подсматривая за имперскими, – и подслеповатого слабака-интеллигента. Профессор, может, и подойдет, не знаю, но девушка тут совсем ни к чему, это точно. Откуда она, из вашей шпионской школы?

Дугал быстро поднял руку, прерывая тираду Маккинни.

– Присядьте, торговец, и выпейте что-нибудь. И успокойтесь.

Все еще кипя гневом, Маккинни принялся набивать трубку.

– И вот еще что. Я не люблю убивать. Сколько народу вы уложили за вчерашний вечер?

– Ровно столько, сколько было необходимо, торговец, – холодно ответил Дугал. – Считайте их героями мира Принца Самуила, которым, когда все закончится, будут воздвигнуты памятники. Если только все успешно закончится. А вы что предложили бы с ними сделать после того, как они подслушали величайшую тайну на планете?

– Заставил бы их поклясться хранить тайну…

Дугал рассмеялся, и Маккинни замолчал.

– Если это не подходит, – продолжил Натан. – Я бы спрятал их. Посадил под замок…

– И стоило бы хоть одному из них сбежать, наш план был бы раскрыт, и тайна вышла наружу. Скажите, полковник Маккинни, вы рекомендуете мне полумеры? Это стиль военных?

– Нет…

– И не наш. Я вовсе не горжусь тем, что произошло вчера вечером, но, по моей оценке, это было необходимо. Скажите, полковник, вы никогда не подумывали начать гражданскую войну против имперских? Уверен, что вы думали об этом. Сколько невинных жизней унесла бы такая война? Если наш план провалится, сколько народу поляжет во время неизбежного и бессмысленного сопротивления имперским колонистам? Так что не вам говорить об излишней жестокости. – Дугал зажег сигарету, спокойно затянулся и продолжил. – Теперь касательно вашей группы. Маклин действительно флотский офицер. Имперские несомненно понимают, что мы обязательно отправим в составе экспедиции шпиона. Так что лучше сразу дать им подставную фигуру, чтобы они не заподозрили вас. Наверняка имперские постараются держать Маклина подальше от двигателей их корабля и приборов управления, но я глубоко сомневаюсь в том, что они запретят ему лететь.

Профессор Лонгвей участвовал в нескольких экспедициях на Архипелаг, он крупнейший специалист по примитивным культурам и разбирается в древних цивилизациях как никто другой на нашей планете. В прошлом ему уже приходилось участвовать в очень опасных переделках. Он будет вам крайне полезен, гораздо полезней, чем вы думаете.

– С этим согласен, – кивнул Маккинни. – Я и не возражал против профессора. Но его помощник? Да его ветром унесет.

– Клейнст именно таков, каким кажется, за одним малым исключением. Он не историк, а физик. Лучший из тех, кого нам удалось разыскать среди ученых, пока еще не известных имперским. Парень понятлив и освоил азы науки Лонгвея достаточно глубоко, чтобы обдурить любую проверку, конечно, если там нет настоящих специалистов. Согласен, внешний вид говорит не в его пользу, но нам нельзя быть слишком придирчивыми. Нам нужен кто-то, кто сумеет разобраться в той информации, которую, возможно, удастся найти, и объяснит вам, что нужно привезти обратно.

Маккинни раскурил трубку.

– А девица?

– Это дочь одного из моих офицеров. Она действительно закончила Университет, прекрасно образованна, абсолютно надежна, и потом, мало кто ожидает от девушки подобного интеллекта. Возможно, ей удастся узнать нечто такое, чего не сумеете узнать вы. Симпатичным девушкам часто это удается; у них есть свои, отличные от мужских, способы.

Маккинни пытался что-то сказать, но Дугал жестом приказал ему молчать.

– Оставьте свою оскорбленную нравственность при себе, – продолжил начальник тайной полиции. – Мэри опытна, а если выглядит молодо, так секретарши в торговых экспедициях не такая уж редкость. Мы знаем, что женщины Империи нередко трудятся бок о бок с мужчинами. Даже служат офицерами в Имперском Флоте – да-да, кроме шуток.

Маккинни попробовал освоиться с этой мыслью, но не сумел. Слишком уж странной она была.

– Кто же из них ваш агент, приставленный следить за мной? – спросил он.

– Все. Впрочем, вы не из породы предателей. Я собрал о вас столько сведений, что хватило бы на небольшую библиотеку. С тех самых пор, как мы заняли Орлеан, Служба держала вас на примете в качестве возможного слуги его величества короля Давида. Когда вы случайно стали свидетелем известного разговора, я уже точно знал, как следует действовать. Я не разбрасываюсь специалистами, Маккинни. Гавани нужны все, кого удастся подключить к выполнению нашей великой миссии. Мы спасаем планету от рабства! Нет, вы присягу не нарушите.

– Спасибо за доверие. – Маккинни поднялся. – Сколько им известно? – Он указал в сторону группы на веранде.

Дугал тонко улыбнулся.

– Достаточно. Они знают, что им предстоит путешествие на примитивную планету якобы ради установления торговых связей, на деле же – с секретным заданием изыскать средства покорения планеты. Подлинная цель операции, по их мнению, – выведать все возможное о науке, традициях, военной мощи и прочая и прочая Империи… то есть обычный шпионаж. У них есть приказ не нарушать законы Империи без вашего особого распоряжения, но вблизи имперских кораблей глядеть в оба и держать ухо востро. Вам и вашему сержанту известно о библиотеке. По прибытии на Макассар можете поделиться этой информацией с остальными. – Дугал закурил очередную сигарету.

– Пожалуй, обойдутся, – сказал Маккинни. – Ладно. А груз?

– Крупная партия примитивного оружия. Секиры, мечи и тому подобное. Доспехи. Золото и платина, но немного – их мы можем продавать Империи напрямую. Ткани. Качественный тартан из зимней шерсти вулша. Груа. Пряности. Побрякушки. Очень скоро вы получите полный перечень, и если вспомните о чем-нибудь таком, что можно продать на Макассаре или что могло бы вам пригодиться, дайте мне знать. Только не пытайтесь втихаря протащить что-нибудь противозаконное с точки зрения Империи.

– Да зачем бы? – Маккинни вздохнул, внимательно осмотрел пепел в чашечке своей трубки и поинтересовался: – Командовали когда-нибудь военным подразделением?

– Нет. Только полицейскими. А что?

– Старый принцип. Ни один план не выдерживает столкновения с врагом. И ваш не выдержит.

– Вероятно… и как быть?

Маккинни пожал плечами.

– Не знаю. Но то, что вы нагородили – бред. Нет, это наверняка лучшее, что можно сделать, но на всякий случай подготовьте-ка план Б. Сдается, что у вашего основного плана столько же шансов успешно претвориться в жизнь, сколько у меня – переплыть Главное море.

Глава 5

Дом Империи

Маккинни в одиночестве сидел на веранде. Остальные разбрелись по делам, а он, единственный в экспедиции, кому нечем было заняться, остался. Когда он допил чайкест и затосковал по чашке хорошего кофе, явился Старк.

– Нашел кого-нибудь из «волков»?

– Да, сэр. Набрать сержантов – не вопрос. Вот офицеров сыскать трудней. А вы точно уверены, что ребята вам нужны? Вы ведь у нас числитесь в покойниках. Дерутся парни отменно, а вот секрет, да еще такой, как пить дать вскорости разболтают. Кстати, и за себя я тоже не ручаюсь.

– А что те двое, которых нам выделил Дугал? Толковые?

– Макриди – охранник как охранник, сэ… м-м… торговец. Контрактник, сопровождал торговую экспедицию на Южном материке, потом – морской караван вдоль западной оконечности Архипелага. Наш человек. Другое дело Тодд. Небось, курсант-стажер. С виду парнишка славный, когда-нибудь, пожалуй, и до полковника дослужится, да только по разговору и по повадкам видать, что казармы малый не нюхал. Хотя, если не давать ему болтать лишку, сойдет.

– Чего-то в этом роде я и ожидал, – кивнул Маккинни. – Ну, да жаловаться бессмысленно. У Дугала собственное представление о том, что и как должно делаться, и, пока мы здесь, на планете, изменить ничего не удастся. Да и после, возможно, тоже. Придется командовать черт знает кем.

– Мной, – напомнил Старк.

Маккинни ухмыльнулся.

– Ладно, долой сомнения. – Он на мгновение задумался. – Хэл, тащи сюда Данстона с Олби и прихвати парочку капралов, кого найдешь. Есть подозрение, что нам понадобятся надежные младшие офицеры, и мне не хотелось бы, чтобы весь боевой состав оказался из гáваньских. М-м… и передай ребятам: хвастать, что они «волки», не стоит.

Старк понимающе усмехнулся.

– Да, торговец. – Усмешка растаяла. – Думаете, будет знатная драчка?

Маккинни пожал плечами.

– Не представляю. Дугал знает, иначе не посылал бы меня. Я ведь, считай, ничем другим не занимался. Полагаю, на встрече с жульем из Имперской Торговой Ассоциации удастся выяснить больше.

– Да, сэр. Когда выступаем?

– Чем скорей, тем лучше. Чего ждать? Нормально подготовить личный состав мы не успеем – да и знать бы еще, к чему… Если мы таки вернемся с тем, за чем нас отправляют, здесь начнется дикая свистопляска – но это трудности Дугала. Его, Солона и магнатов. – Полковник поднял взгляд и увидел, что к нему идут Мэри Грэхем и профессор Лонгвей.

– Быстро вы обернулись, – с деланной улыбкой бросил он девушке.

В ответ Грэхем блеснула узкой полоской зубов:

– Как только вы одобрите перечень груза, торговец, я отправлю товар на Имперскую верфь для погрузки. Сейчас все на складах. Есть еще указания?

– Да. Снимите мерки и найдите кого-нибудь, кто умеет делать доспехи. Я хочу, чтобы у каждого – в том числе у вас, фриледи – был полный кольчужный доспех. Затем пришлите мне для инспекции возможно более полный набор клинков лучшего качества. Каждому из нас надо будет выбрать личное оружие. Начальник охраны Старк проинструктирует вас относительно экипировки своих людей.

– Да, сэр. – Мэри достала из поясной сумки блокнот и что-то записала. Ее движения были едва заметными и точными. – Это все?

– Нет. Мы с вами обедаем вместе.

– Да, сэр, – повторила она с прежней интонацией и отправилась следом за Старком к столу.

Маккинни повернулся к Лонгвею.

– Профессор, вам понадобится специальное оборудование?

– Боюсь, что нет, торговец. Мы многое могли бы использовать, но все это – техника, а следовательно, под запретом. Я бы порекомендовал вам заказать себе и своим людям стальные нагрудники. Если на Макассаре хоть сколько-нибудь развито искусство стрельбы из лука, они вам очень пригодятся.

– Что ж, ценное предложение, – Маккинни раскурил трубку. – Само собой мы не готовимся к масштабным военным действиям. Надеюсь, что кольчуга понадобится нам только для того, чтобы защититься от воров и им подобных. Однако хорошие нагрудники всегда полезны, если только их успеют сделать вовремя. Я скажу леди Мэри.

– Что касается остального, – продолжил Лонгвей, – то мы слишком мало знаем о Макассаре, и потому трудно сказать, к чему нам следует готовиться. Бумага и блокноты для записей, само собой. Несколько измерительных и чертежных инструментов, составлять карты. Несколько справочников тоже не помешают. Как вы думаете, Космофлот разрешит нам взять с собой книги? На Макассаре знакомы с письмом и чтением?

– Никаких книг, – ответил Маккинни. – Не вздумайте запросить Космофлот о книгах. Можно брать только рукописные материалы. И никаких вопросов о специальных инструментах без моего разрешения.

Лонгвей задумчиво кивнул.

– Как скажете, торговец. Мне еще нужно собрать в дорогу одежду и кое-что на продажу. Я могу идти?

Маккинни кивком отпустил профессора и направился к столу, за которым сидел со своими людьми Старк. Тодд и Макриди тянули эль, Старк инструктировал Мэри Грэхем. Слушая, она делала многочисленные стремительные пометки в своем блокноте.

Вид у Хэла был сосредоточенный, и, диктуя, он деловито барабанил пальцами по столу.

– Мне нравятся самострелы, леди. Хорошие стальные самострелы. В орлеанском гарнизоне был один сержант-оружейник, Брайтон, который знал, как их делать – он мастерил их для специального отряда в наших частях. Тридцать самострелов изготовил, помню. Они до сих пор где-то лежат.

– Самострелы, – повторила Грэхем. – И колчаны со стрелами.

– Да. Столько, сколько возможно.

Старк на мгновение задумался.

– Под кольчугу и стальные нагрудники нужны куртки и штаны из шкуры вулша с неостриженным ворсом. Просто и тепло. Если меня ударят мечом, то лучше, если под кольчугой будет мягкая подкладка. Ступайте, сделайте заказ, а когда вернетесь, у меня тут будет для вас еще кое-что.

Мэри кивнула и ушла. Маккинни присел за стол и тоже налил себе эля.

– Думаю, она справится, – сказал он. – Надеюсь, от нее будет польза.

– От женщин в бою пользы никогда не было, торговец, – ответил Старк. – Но эта ничего не пропускает. Я окончательно все пойму, когда увижу, какое она притащит снаряжение, а пока она все записывает в книжечку и, похоже, знает, где и что можно очень быстро найти.

– Но почему мы так торопимся, сэр? – спросил Тодд.

– Имперский торговый корабль скоро вылетает, – ответил Маккинни. – Если опоздаем, придется ждать следующий.

«Такова официальная причина, – подумал Маккинни. – Но есть и другая, более важная. Если этот лейтенантик-морячок снова начнет болтать про библиотеку, и это дойдет до имперского коменданта, до торговцев – до кого угодно, рано или поздно кто-нибудь догадается связать нас с библиотекой. Поэтому чем раньше мы отправимся, тем лучше.

Попытка отчаянная, но стоит попробовать, и чем быстрее мы вернемся, тем скорее магнаты смогут приняться за постройку корабля. Если только мы сумеем найти и привезти им что-нибудь, и если только они сумеют с этим что-нибудь сделать».

Полковник знал, что по приказу Дугала несколько ученых из Университета начали работы над системами жизнеобеспечения, используя намеки, найденные в имперском романе. Другие уже разрабатывают корпус корабля. Первым делом Дугал должен был обеспечить лояльность научных работников; Университет Принца Самуила располагался в Гавани, но имел независимый статус, подтвержденный вековым договором. Теперь же, когда Гавань начала военные действия с многочисленными соседями, Университет вряд ли мог долго сохранять независимость, однако ректор едва ли станет выполнять прямые указания тайной полиции короля Давида…

Обеспечить выполнение этих приказов входило в обязанности Дугала.

Но пока тайна двигателей имперских кораблей и источника их двигательной энергии не будет раскрыта, все прочее не имеет значения.

«А это моя обязанность», – подумал Маккинни.

Мэри Грэхем прибыла как назначено, точно к обеду, ее блокнот в сумке распух от заметок и вложенных листов со списками заказов. Маккинни подвинул Мэри стул, после чего рассмотрел ее с искренним любопытством.

«Она довольно красива, – решил Маккинни. – И умеет одеваться, и знает, как подчеркнуть выгодные стороны своей внешности. Она явно уделила определенное время подбору гардероба, а значит, хотела произвести хорошее впечатление. Для чего она согласилась отправиться в такую опасную экспедицию с совершенно неопределенным результатом?»

Был единственный способ выяснить это.

– Зачем вы согласились отправиться в это безумное путешествие?

– Я считаю это своим долгом, торговец.

Было ясно, что она тщательно подбирает выражения.

– Гражданин Дугал сказал, что это будет самая важная миссия в истории Гавани, хотя и не объяснил почему.

– Значит, вы патриотка?

Мэри пожала плечами.

– Но не неистовая патриотка. Я хочу стать частью чего-то важного. Предложение Дугала – отличная возможность для этого. Таких возможностей мало. В особенности для женщины.

«Нельзя не согласиться. Таков порядок вещей. На войне женщина – помеха. Хотя и там можно найти подругу», – Натан постарался отогнать эту мысль. Память о Лауре вызывала в душе только боль и гнев, а он и так долгое время жил одними воспоминаниями. Сегодня перед ним была поставлена четкая задача, и следовало сохранить ясность рассудка.

– Чем вы можете быть полезны экспедиции? – спросил он.

– Не скажу наверняка, но я способна, как мне кажется, выполнять все, что необходимо. Секретари были во многих торговых экспедициях, и мои университетские знания могут вам пригодиться.

Натан усмехнулся.

– Сомневаюсь.

«Более того, – подумал он, – я сомневаюсь, что ты можешь быть полезной в чем-то, кроме одного, для чего ты пригодишься точно. Или я ошибаюсь? Возможно, она высокопрофессиональный агент. Говорят, в Гавани тайная полиция привлекает в качестве сотрудников женщин, однако те женщины-агенты, с которыми приходилось сталкиваться полиции Орлеана, без сомнения происходили из низшего сословия, хотя и выдавали себя за благородных дам из хороших семей. Но эта девушка не из таких. У нее манеры аристократки. Как у Лауры. Лаура, кстати, была невысокого роста, как эта девушка…» – и снова ему пришлось отогнать от себя эту мысль.

– Какова была ваша специализация в Университете, и что вообще подвигло вас отправиться туда?

– Я училась всему понемногу, торговец. Поскольку в Университете занималось всего несколько девушек, я могла выбрать практически любой предмет. Мои профессора все равно не знали, что со мной делать. Весьма почтенные бородатые люди, уже немолодые – но так и слышно было, как они цокают языками, вдруг узнав, что придется выслушивать доклад по своей дисциплине от девушки. Поскольку эти люди не относились всерьез к моим попыткам чему-то научиться, я могла учиться всему, чему хотела, и ходить на любые лекции, какие нравятся. По мне, прекрасный способ обучения.

– Но вы еще не сказали, фриледи, почему вы решили отправиться в Университет?

– Пожалуйста, зовите меня Мэри. Ведь вы мой начальник, и я работаю на вас. Верно?

Она пригубила охлажденное вино, и Маккинни обратил внимание, как осторожно она это сделала. Это говорит о многом; девушки ее окружения не привыкли пить вино днем.

– Итак, почему я оказалась в университете, – повторила она. – Я не знаю, мне казалось, что так нужно. Я шокировала подруг… ну, по крайней мере некоторых из них. Все они теперь замужем, а я ужасная старая дева. Так и слышу их голоса: «Бедняжка Мэри, она так и не смогла отловить мужа и удержать его при себе!» Но это меня не интересовало. В Гавани удел девушки вполне предсказуем, как всюду на Северном материке, насколько я знаю. Никаких приключений. Профессор Лонгвей в одной из своих лекций упомянул, что в результате войн на мире Принца Самуила осталось так мало женщин, что мужчины запирали их дома, чтобы никто их не увидел, и что только совсем недавно нам разрешили выходить на улицу. Не знаю, правда это или нет, но так он сказал. Я хочу чего-то большего, чем просто растить детей и помогать карьере своего мужа, флиртуя с его начальством. Я решила, что университетское образование может мне в этом помочь, но в итоге люди решили, что я выскочка и «синий чулок». Вот почему я так просила взять меня в эту экспедицию.

Мэри задохнулась и замолчала, потом слабо улыбнулась.

– Значит, вы не обручены?

– Сейчас – нет. Когда-то была. С сыном друга моего отца. Но помолвка расстроилась.

– Что думает ваш отец по поводу того, что вы поступили на службу в тайную полицию и теперь собираетесь улететь с планеты?

Маккинни внешне расслабился и откинулся на стуле, но продолжал внимательно наблюдать за девушкой. Он был почти уверен, что она действительно то, чем кажется на первый взгляд, а значит, будет больше помехой, чем помощником. Как считала и она сама, ее университетское образование вряд ли могло принести какую-то пользу в экспедиции.

– Отец одобрил мой выбор, торговец, – скованно произнесла она. – У меня есть все официально заверенные необходимые разрешения. Вы опасаетесь, что отец может возражать и подать на вас жалобу? – Глаза Мэри на миг блеснули, словно она пожалела о сказанном. – Хотя я, конечно, не это имела в виду. Пожалуйста, поймите меня правильно: просто я очень долго уговаривала отца позволить мне отправиться в эту экспедицию. Вообще, от отца всегда было очень трудно добиться разрешения.

– Послушать вас, так, похоже, вы сторонница этой чуши Терана о равенстве полов?

– Я не настаиваю на равенстве полов, торговец, не в полной мере. Но я не хотела бы себе судьбы маркитантки или кабацкой девки. Я верю в то, что женщина может найти себе достойную службу. Не все наши секретарши были рождены в приюте. Если фриледи могут устраивать дела магнатов или торговцев, почему они сами не могут владеть собственностью? Профессор Лонгвей сказал, что в Старой Империи так и было. Да что говорить, даже в парламенте есть женщины, и никто не считает это необычным.

– И вы в это верите?

– Что ж, это кажется несколько необычным, но почему бы и нет? Согласитесь, женщины вовсе не безмозглы. По крайней мере некоторые из нас способны на мужскую работу. Кто следит за поместьем, пока мужчина на войне? Вы не хуже меня знаете, что не у всех жен и компаньонок были телохранители… и если жены способны управлять поместьем, когда их мужья живы, хотя и отсутствуют дома по много месяцев, почему им нельзя управлять поместьем, если мужа убьют?

Усмехнувшись, Маккинни занялся своей трубкой.

– Управление поместьем одно, владение поместьем другое, фриледи Мэри. Если вы владеете чем-то, то вы можете это продать.

Существуют города-государства, где женщины обладают собственностью. Довольно часто после кровопролитных войн существенная часть земель оказывается во владении помещиц, и мужчинам приходится искать выгодный брак, чтобы поправить свое финансовое положение.

Но в данном случае это не имело большого значения. Ясно, что Дугал выбрал Мэри для участия в экспедиции по собственным соображениям, так что Маккинни ничего не оставалось, как попробовать извлечь из сложившейся ситуации максимальную выгоду. Возможно, Мэри даже окажется полезной.

– Как продвигается подготовка груза? – спросил Натан.

Мэри открыла сумку и стала копаться в пачке бумаг, пока не нашла нужный листок – плотный, сложенный вчетверо.

– Вот список. Все перечисленные здесь товары уже доставлены в имперский погрузочный док.

– И доспехи?

– Гражданин Дугал организовал в оружейной мастерской Гавани изготовление нагрудников и кольчуг. Его подчиненные нашли мастера, который умеет ковать доспехи быстро и качественно, и сегодня вечером мастер придет к нам, чтобы снять мерки. С ним придут дубильщики, которые сошьют куртки и штаны. Дункан и Лаур уже куют мечи различного типа, и как только работа будет закончена, пришлют оружие к нам для осмотра. Мы нашли самострелы, и сейчас для них делают стрелы.

– Дункан и Лаур, – повторил Маккинни. – Помню, в дни моей молодости существовал целый полк кавалерии, вооруженный только мечами и пистолетами. Как правило, исход боя решали именно они.

«Но потом, – подумал про себя он, – постепенно все изменилось. Неожиданно на поле боя появились новые технологии, новая тактика, основанная на самозарядных ружьях и скорострельных многоствольных пистолетах, и оружие, заряжаемое с казенной части, достаточно легкое, чтобы вести огонь из седла. Изменилась манера ведения боя, боевые действия стали менее зависимы от личности, более кровавы и масштабны.

Я успел научиться новым способам боя, – продолжал он рассуждать про себя. – Неплохо научиться, однако кое-кому из моих товарищей-офицеров это оказалось не под силу. Они так и не смогли измениться. Продолжали настаивать на том, что стремительность и боевой дух значат больше, чем вооружение и тактика, и в результате такой недальновидности их полки были уничтожены поголовно. Я научился новой тактике, но не нашел в ней вкуса, мне не нравится новая война».

Натан поднял голову и поглядел на собеседницу.

– Возможно, наша страна сможет стать сильнее в результате нашей экспедиции. Если только мы сумеем найти то, что стоит привезти домой.

Через час вернулся Дугал.

– Вам предстоит встреча с имперскими торговцами, – объявил начальник тайной полиции. – В вашей комнате для вас приготовлена новая одежда. Переоденьтесь, и мы отправимся в Имперский Дом.

Вместе с Маккинни Дугал направился к комнате полковника.

– С этими имперскими торговцами будьте особенно осторожны. На встречу с вами явятся всего двое, с виду очень доброжелательные. Не верьте внешности, она обманчива; глупцы не смогли бы разбогатеть, а они богаты. Из этих двоих торговец Салиман главный, хотя по статусу они равны. Между Космофлотом и имперскими торговцами существует вражда, хотя я не стал бы на это делать ставку. Истинная подоплека нам неизвестна, но пока что имперские торговцы готовы отстаивать в чем-то наши интересы перед Космофлотом.

– Ясно, – ответил Маккинни. – Вы уже говорили мне, что Космофлот не позволил бы нам лететь на корабле, если бы не имперские торговцы.

– Вот именно. Торговцы настояли, чтобы нам было позволено лететь. Говорят, довольно дорогое удовольствие. Не знаю, что побудило их.

– Когда деловой человек оказывает вам услугу, – сказал Маккинни, – я считаю, что нужно внимательно приглядывать за своим кошельком.

Натан толкнул дверь своей комнаты, и Дугал остался ждать снаружи.

В комнате полковника ждал отлично сшитый килт из дорогой материи, камзол, отделанный золотым и серебряным кантом, и драгоценности во вкусе крупнейших торговцев Гавани. Взяв с кровати одежду, Натан обнаружил припрятанные под ней патроны к своему пистолету. Чувствуя нечто сродни облегчению, Натан зарядил свой крупнокалиберный пистолет и убрал в кобуру, но тотчас сообразил, как не вяжется оружие с его нарядом. Заглянув в небольшую кожаную сумку, оставленную для него на кровати вместе с одеждой, он нашел там небольшой карманный пистолет с рукояткой из драконова дерева, украшенной жемчугом, нефритом и тонкими медными накладками. Разрядив маленький пистолет, он прицелился и несколько раз нажал на курок, испытывая удовольствие от мягкого хода спускового механизма. Торговое клеймо свидетельствовало, что оружие изготовлено братьями Сент-Эндрюс, лучшими, по общему мнению, мастерами-оружейниками на мире Принца Самуила, чьи изделия, само собой, были и самыми дорогими. Подумав, Маккинни, не любивший держать при себе оружие, из которого ни разу не стрелял, все же засунул «сент-эндрюс» за кушак на животе, а свой верный боевой пистолет со вздохом повесил в шкафу.

Вход в Имперский Дом охраняли несколько групп военных. Внешний периметр широкого, обнесенного стеной, двора охраняли вытянувшиеся по стойке «смирно» бойцы личной гвардии короля Давида. Молодой офицер в караульной будке за воротами проверил у гостей документы, извинившись, забрал оружие и указал следующий пункт досмотра, собственно каменный КПП, находящийся в отдалении, на другом краю выжженного лавового поля.

Едва они подошли к массивной двери, та открылась. Их ослепила вспышка цвета – внутри ждали имперские десантники в алой форме с золотым кантом; в руках охранники держали совершенно непонятное Маккинни оружие. Оно напоминало ружья и выглядело весьма грозно, однако рычажки и утолщения на прикладе и стволе казались бессмысленными – к тому же дуло ствола не имело никакого видимого отверстия.

Маккинни ожидал нового обыска, но вместо этого рядовой десантник взглянул на светящийся экран с датчиками, по которому двигались силуэты людей; Маккинни удалось увидеть экран только мельком, однако он успел заметить там очертания зажигалки Дугала. Каким-то образом десантникам удалось заглянуть в кошель начальника тайной полиции прямо через кожу…

Молча они стояли и ждали, пока рядовой вел переговоры по рации.

«Очень эффективно, – подумал Маккинни. – Проникнуть в это здание будет трудновато. Если захватить пропускной пункт, толку будет немного. Останутся укрепленный Имперский Дом и корабль на орбите мира Принца Самуила, вне пределов всякой досягаемости. Нет. Способ, предложенный Дугалом, лучше – вот только по его плану Гавань должна править Орлеаном…»

Открылась внутренняя дверь, и вошел молодой флотский офицер. В руках он держал небольшие значки, изготовленные из странного материала, не металла, а чего-то неизвестного Маккинни. Один значок офицер вручил Натану.

– Во время пребывания внутри Имперского Дома вы должны носить этот значок не снимая, – проинструктировал его офицер. – Я лейтенант Эйкелян, буду сопровождать вас к месту встречи.

– Здесь изображено мое лицо, – заметил Маккинни.

Лейтенант Эйкелян удивленно вскинул брови.

– Естественно, – кивнул он. – Мы фотографируем всех посетителей Имперского Дома. Сюда, пожалуйста.

Маккинни бросил взгляд на Дугала. Губы начальника тайной полиции были сжаты в тонкую линию. «Еще бы, – подумал Маккинни. – Лейтенант Эйкелян был в той троице, что надралась в „Синей бутылке“. Похоже, лейтенант не узнал нас. В тот вечер парень нарезался в лоскуты – чему же удивляться…»

Эйкелян проводил их в залитый ослепительным светом коридор. Никогда прежде Маккинни не видел столь ярко освещенного помещения. Кто-то объяснил ему, что это называется «электричество». Электрическое освещение. Но не тот принцип, что используется в военных поисковых электродуговых прожекторах. Профессора Университета экспериментировали с новыми способами получения электрического освещения, а также с дальней связью на основе электричества, но для этих целей требовались целые мили провода – слишком дорого для того, чтобы найти практическое применение на бедном медью мире Принца Самуила. Провожатый указал им на движущуюся лестницу, на верху которой была еще одна дверь. Эйкелян открыл ее. За ней оказалась большая комната.

Два толстяка, одетые в брюки, а не в килты, и в строгие пиджаки без вышивки, почти без украшений, что создавало существенный контраст между их весьма скучной внешностью и обликом Маккинни и Дугала, неспешно поднялись, когда гости вошли в большую, строго обставленную комнату. Эйкелян жестом предложил Маккинни и Дугалу располагаться, несколько секунд пристально рассматривал гражданских торговцев, потом вышел, не сказав ни слова.

Не успела дверь за моряком закрыться, как один из имперских торговцев рассмеялся.

– Господи, благослови Космофлот, – со смехом проговорил он. – Но почему бы Тебе не сделать так, чтобы здешние офицеры были хоть чуточку старше? Добрый вечер, господа.

В ответ на приветствие Дугал кивнул и официально проговорил:

– Имперский торговец Салиман, честь имею представить вам торговца-магната Маккинни, слугу его величества и главу экспедиции с нашей стороны. Торговец Маккинни, это Салиман, торговец из столицы Империи и, насколько я понимаю, чиновник Имперской Торговой Ассоциации.

Спокойно рассматривая имперского торговца, Маккинни отметил, что толстяк не потрудился подать ему руку. Он чуть поклонился (ответом ему стал столь же краткий поклон) и повернулся ко второму торговцу.

– Имперский торговец Ренальди, позвольте представить вам торговца-магната Маккинни, – мурлыкнул Дугал.

– Для меня это честь, – отозвался Ренальди. Когда Натан вежливо склонил голову, Ренальди тоже поклонился – в точности как Маккинни, ничуть не ниже. Разница в глубине поклонов не составляла и толщины листа бумаги.

– Господа, – сказал Салиман. – Эта комната предоставлена нам для встречи и некоторое время будет в нашем распоряжении. Присядем же и побеседуем как цивилизованные люди.

Торговец указал на кресла, расставленные перед камином. Когда все уселись, Салиман продолжил:

– Обратите внимание, сколько умиротворения приносит горящий в комнате камин. Мы в столице давно не пользуемся каминами. Думаю, у нас есть несколько домов с каминами, но сам я давно не видел, чтобы кто-то разводил в них огонь. По возвращении прикажу оборудовать камин в моем доме. Огонь очень способствует размышлениям, верно, Чезаре?

– Да, это очень приятно, – ответил Ренальди.

– Не слишком, если камин – единственный источник тепла в доме, – заметил Дугал.

– Да, пожалуй, я с вами согласен, – кивнул Салиман. На его лице появилась задумчивость. – Когда Космофлот наконец разрешит расширить торговые операции, надеюсь, что «Империал Автонетикс» привезет сюда фабрики по производству более совершенных систем обогрева. Думаю, на них тут будет спрос. – Салиман вздохнул. – Однако военные ведомства никогда не отличались активностью. На это наверняка уйдет некоторое время.

Маккинни отметил, что оба имперских торговца говорили на языке Северного материка почти безукоризненно, но выговор их отличался той тщательностью произношения, которая свойственна людям, лишь недавно изучившим иностранный язык. Никогда раньше он не слышал имперского и понятия не имел о том, насколько он близок языкам мира Принца Самуила, хотя сходство наверняка имелось и немалое, раз уж агенты Дугала сумели так быстро прочитать добытую книгу. Тем не менее это наверняка потребовало определенной подготовки, а следовательно либо имперские владели способами быстрого обучения, либо торговцы считали, что важно уделять значительное время изучению местных диалектов. Оба варианта представлялись интересными.

Салиман склонился, предлагая напитки, которые собственноручно разлил за небольшой стойкой у одной из стен комнаты, после чего наконец присоединился к остальным. В бокалах плескалось охлаждение вино с одного из островов Архипелага, и Салиман высоко оценил его качество.

– Надеюсь, вино доберется до места назначения в целости и сохранности, – заключил он. – В столице оно будет стоить целое состояние. Вино отличное, не хуже настоящих земных вин, ну, или почти такое же превосходное, поэтому продавать его можно будет баснословно дорого. Господа, вам повезло, что вы живете на планете, столь богатой винами и бренди. Это может сделать вас настоящими богачами. А ваш груа – при том, что персик растет почти повсюду? Но нигде, кроме вашего Самуила, он не вызревает как нужно. Ах, если бы только Земля не пострадала так во время Сепаратистских войн! – Салиман доверительно понизил голос. – Потому наш Космофлот всегда так строг. Академия Космофлота находится на Земле, и моряки воспитываются, видя последствия войны. Флот ни за что на свете не допустит ее повторения, даже если для этого им придется обратить всю галактику в рабство. Хотя в последнее время у императора появился обычай отправлять престолонаследника в Новый Аннаполис, все же правительство в целом весьма предано идее недопущения войн.

– Вы сами бывали в Макассаре, торговец? – спросил Маккинни.

– Недолго, весьма недолго, – ответил Салиман. – Дикая и пустынная планета, не представляющая для нас почти никакого торгового интереса. Тем не менее я уверен, что для себя вы отыщете там много интересного, – быстро добавил он. – Не настолько уж там все неразвито – скорее всего дело в том, что мы по сравнению с вами привыкли к большему комфорту. Там много меди, хотя из-за стоимости перевозки вы вряд ли станете ввозить медь в действительно промышленных количествах. Для нас ценность этой планеты невысока, но вы, я уверен, сможете извлечь из своего путешествия выгоду. Само собой, мы не станем сильно отдаляться от города, рядом с которым Флот развернул свою базу.

– Следовательно, Космофлот уже разработал детали этой экспедиции? – поинтересовался Дугал. – И ваши светлости тоже отправятся с нами? А также, возможно, офицеры Космофлота? Кто будет командовать кораблем?

– Макассар никогда не входил в сферу моих деловых интересов, но я отправлюсь туда с вами, – сказал Ренальди. – И с большой охотой приму участие в этом полете, а торговец Салиман будет защищать мои интересы на Самуиле.

Вид Ренальди говорил о том, что имперцы, решая, кому лететь, бросили монетку, Ренальди проиграл и теперь скрывал за шуткой досаду из-за проигрыша.

– Корабль принадлежит мне и Салиману, поэтому судно поведет наш капитан-торговец и на борту будет наша команда. На борту также будет находиться в качестве наблюдателя флотский офицер, его задача – убедиться в том, что ни одно из их дурацких правил не нарушено. Мы должны предупредить вас, торговец, – Ренальди повернулся к Маккинни, – что Космофлот весьма строг в том, что касается его правил. Не пытайтесь их нарушить, иначе вам никогда не придется вновь увидеть вашу очаровательную планету. Имперская тюрьма весьма неприятное место.

– Не будем о печальном, – перебил партнера Салиман. – Лучше обсудить возможную прибыль. К тому же этот полет будет первым со времен Старой Империи выходом ваших людей за пределы Самуила, не так ли?

Небрежный тон торговца не смог скрыть тот интерес, с каким он ждал ответа на свой вопрос.

Прежде чем Маккинни успел ответить, подал голос Дугал:

– Кстати о языке Макассара – торговец Маккинни сможет достаточно легко объясняться с местными жителями?

– Местный язык очень похож на ваш да и на наш, вы сами в этом убедитесь, – ответил Салиман. – Упрощенная форма языка Старой Империи с несколькими десятками местных идиом. Язык требует освоения, но большой трудности не представляет. Скажите мне, торговец Маккинни, как вы относитесь к перспективе полета на другую планету?

– С интересом, – ответил Маккинни. – Для меня это в новинку.

Он сделал чуть заметное ударение на первых словах, заслужив одобрительный кивок от Дугала.

– Что за жизнь там, на Макассаре? Условия этой планеты похожи на те, к которым мы привыкли здесь, на Самуиле, или враждебные? Позволят ли нам осмотреть их города или придется оставаться в одном месте, а местные сами должны будут добираться к нам?

– Флот не против того, чтобы вы путешествовали, – ответил Ренальди. – При условии, что вы не возьмете с собой ничего более совершенного и высокотехнологичного, чем то, что уже есть на Макассаре. Следует понимать, что путешествие по планете с примитивным уровнем развития может быть опасным. Там нет никакой политической системы, и даже вы на Самуиле должны понимать всю опасность. Здесь, на Самуиле, у вас есть несколько правительств и городов-государств, образующих устойчивые содружества, – по крайней мере, на Северном материке. На Макассаре имеется дюжина королевств, свободные города, небольшие республики, лиги и тому подобное – даже по вашим стандартам мелочь в планетном масштабе. Сами по себе королевства скорее иллюзия, чем факт, потому что в этих королевствах повсюду разбросаны независимые владения. Понятно, что это связано с технологической отсталостью вкупе с примитивной военной организацией. Все это сгрудилось на одном краю огромного материка. Однако и такая цивилизация заканчивается на гигантской степной равнине, протянувшейся на три тысячи километров на восток. В степи нет ничего, только варвары. Никто не знает, сколько их там: варвары кочуют где хотят, совершая набеги на окраины цивилизованных земель. Среди моря варварства есть островки – сильные племена, под стать королевствам; эти совершают набеги даже на крупные города. Так что добро пожаловать в дичь и глушь, торговец Маккинни, и не удивляйтесь, если вас вдруг вздумают убить. Единственным более-менее безопасным местом можно считать крупные города, но и там нельзя чувствовать себя в полной безопасности. Имперский Космофлот основал наблюдательный форт, но военные корабли на планету не садятся, так что даже если вам удастся подать сигнал флотским, те вряд ли успеют что-то предпринять для вашего спасения – да и не захотят. Макассар очень небезопасное место.

– Однако без риска хорошей прибыли не получить, – мягко подхватил Салиман. – Кто знает, что вы найдете в восточных королевствах? Форт Космофлота – на западном побережье, и в целом нам очень мало известно об этой планете.

Маккинни кивнул.

– Выходя за пределы имперского форта, мы постараемся соблюдать осторожность. Господа, вот чего я так и не понял: почему Макассар так примитивен? Почему там не сохранили никаких технологий, пусть самых незатейливых, основных?

– Ах, это, – кивнул Салиман. – Никаких окончательных выводов о том, что же там случилось, нет, одни догадки. Если верить нашим записям, эта планета была очень скудно населена уже в самом начале Сепаратистских войн. Во времена Старой Империи Макассар был преимущественно местом отдыха военных Космофлота и гражданских служб… миром-заповедником, сохраняемым в первозданном виде и в основном необитаемым. Потом, по мере развертывания военных действий, по неким причинам, нам неизвестным, определенные районы планеты были укреплены. Позже укрепления были разрушены, а с ними и большая часть главного города, от которого сегодня уцелел только дворец. На остальной части Макассара в дальнейшем бушевали войны. Вероятно, народу уцелело немного. Почти всем пришлось искать себе занятие в сфере обслуживания. Горстка ремесленников – а большинство аборигенов подалась в туристический сервис и в сферу удовольствий и развлечений. Проститутки и тому подобное. Какая цивилизация могла возникнуть на такой основе, при том, что большая часть оборудования была уничтожена? – Торговец сделал многозначительную паузу, отхлебнув вина. – Кроме того, большая часть растительности на Макассаре – местного происхождения. Для людей ничего съедобного. Разные сорняки. На равнинах еще прижились кое-какие сорта нашей пшеницы, но она выродилась и теперь скорее годится на корм скоту и лошадям, чем в пищу людям. Большинство злаков культур на Макассаре происходит из Земных Сортов; там достаточное разнообразие пищи такого типа, но выращивание съедобных злаков требует постоянного внимания. В таких условиях определенная часть населения превратилась в грабителей, живущих за счет урожаев земледельцев. В результате те для защиты выделили из своих рядов воинов, которые впоследствии стали аристократией. В мирное время воинам нужно занятие, в поле они точно не пойдут… Само собой, варвары могли напасть в любой момент, и для того чтобы успешно отражать атаки, солдатам приходилось постоянно поддерживать свои боевые навыки. На планете не прекращается вялая война между цивилизованными людьми и варварами, а также между разными группами воинов в пределах цивилизованных областей… и между цивилизованными областями и баронами. По крайней мере, так мы поняли. Усобицы не прекращаются ни на минуту.

– На Старой Земле тоже был подобный период, – вставил Ренальди. – Но с введением научного земледелия, открытого церковью, войны закончились. Однако на Макассаре развилась своя идея веры, что совершенно не нравится Новому Риму.

– Да, действительно, – подхватил Салиман. – Кроме вас и наблюдателей из Космофлота, на Макассаре будет еще одна группа вновь прибывших. Его святейшество прислал туда епископа с горсткой людей, чтобы вернуть население в лоно традиционной государственной религии. Но пока усилия миссионеров не увенчались успехом.

Дугал допил вино и поставил бокал на стол. Порывистый Салиман вскочил из кресла, колыхнув объемистым брюхом, подхватил со столика пустые бокалы и отправился с ними через комнату, чтобы налить еще вина.

Глядя на Салимана, Дугал заметил:

– Будем надеяться, что торговец Маккинни проявит осторожность и не навлечет на себя опалу его святейшества епископа. Кстати, мы, на Самуиле, вскоре тоже можем ожидать подобного визита?

– Без сомнения, – ответил Ренальди. – Конечно, у вас, на Самуиле, церковь более ортодоксальна, чем на Макассаре, хотя Церковь находит разнообразие сект тревожным. Тем не менее, вы увидите, что Новый Рим умеет проявлять терпимость и идти на компромиссы. Как вы считаете, объединение верований способно вызвать противление народа?

– Умеренное, – ответил Маккинни. – Около ста стандартных лет назад у нас были религиозные войны. Сегодня религиозный фанатизм на мире Принца Самуила утратил былую ярость – пар уже выпущен. С момента появления сил Имперского Космофлота ортодоксальные церкви объявили о своей лояльности Новому Риму, остальные пока не решили, какую выгоду для себя истребовать. Империя планирует вмешиваться во все внутренние дела, включая религию?

– Вряд ли, вряд ли, – решительно замахал руками Салиман. Он осторожно разлил вино, и Маккинни перехватил злобный взгляд, который Салиман бросил на Ренальди. Второй торговец быстро переменил тему разговора, и следующие полчаса они беседовали о ходовых товарах и о том грузе, который предполагалось взять на корабль. Их разговор прервал стук в дверь. Ренальди открыл, в комнату вошли двое офицеров флота и остановились перед Маккинни. Держались они без тени дружелюбия.

Глава 6

Правила

Внешне офицеры составляли разительный контраст друг другу. Один был молод, высок и строен, с неописуемой шевелюрой, отчасти каштановой, отчасти цвета сырой соломы. Второй был намного старше, с морщинами, проложенными тревогами в уголках ничего не выражающих глаз, с редким венчиком седых волос на голове. Старший был приземист и тяжеловат, но в обоих была видна уверенность и деловитость; в отличие от молодого сослуживца, старший не обнаруживал и следа ожидания и предвкушения, которые так заметны были в юноше.

– Торговец Маккинни, – уверенно обратился старший офицер. – Я капитан его императорского величества Космофлота Гриноу. Под моим началом находятся местный гарнизон и эсминец «Томбо» на орбите. Это гардемарин Ландри, назначенный мной наблюдателем в вашу глупейшую экспедицию.

Маккинни встал, коротко поклонился капитану Гриноу и еще короче – Ландри, даже не пытаясь подать им руку: рукопожатия тут явно не были приняты.

– Не угодно ли присесть, капитан? – вежливо предложил Салиман. – Вина? Груа?

– Нет. Мы с мистером Ландри – при исполнении.

Лицо гардемарина осталось бесстрастным; или по губам все же скользнула улыбка? Трудно было сказать.

– Тогда хотя бы присядьте, – продолжал настаивать Салиман.

– Предпочитаю стоять. – Капитан повернулся к Маккинни. – Поскольку с местной стороны именно вы, сэр, будете возглавлять экспедицию, считаю своим долгом довести до вашего сведения, что любые нарушения установленных императором правил, допущенные участниками данной экспедиции, влекут за собой судебное разбирательство с последующим наказанием как команды, так и вас лично. Это понятно?

– Да, капитан, – кивнул Маккинни. – Он тщательно рассмотрел большое кольцо у себя на левой руке, потом поднял глаза на Гриноу. – Я отлично вас понял, капитан. Скажите, если это возможно, конечно, почему вы так волнуетесь из-за меня?

– Я волнуюсь не из-за вас, торговец. Ваше желание слетать в космос вполне понятно. Я недоволен тем, что мистер Салиман уговорил меня позволить вам это.

– Вы сгущаете краски, капитан, – подал голос Салиман. – Я просто указал вам…

– Вы просто указали мне на соответствующий параграф в имперском законе и подчеркнули свою влиятельность. Мне плевать на ваше влияние где бы то ни было, но закон я обязан выполнять. Тем не менее, должен предупредить вас, Маккинни, что если Салиман изволит во всем придерживаться закона, то и я не отступлю ни на йоту. Перед отлетом вы получите копию соответствующего раздела, но я решил встретиться с вами лично и попытаться отговорить от этого предприятия.

– Прошу прощения, капитан, – заговорил Дугал. – Но почему вы так возражаете против обычной торговой экспедиции? Мне всегда казалось, что имперская прерогатива – это поощрение торговли между мирами Империи. Ваш посол обещал, что мир Принца Самуила получит огромные преимущества, присоединившись к Империи.

– Сэр… – Капитан хрустнул пальцами.

– Гражданин Дугал, сэр, – быстро сообщил гардемарин. – На службе у его величества короля Давида.

– Гражданин Дугал, на этой станции у меня офицеров раз, два и обчелся. Я несу ответственность за защиту этой планеты от любой помехи ее развитию и объединению с Империей. В двадцати парсеках отсюда свили гнездо бунтовщики; ваш король Давид страшно торопится объединить планету, ему противостоит довольно крепкая оппозиция; исследовательские команды все время забирают у меня людей; из-за этой экспедиции я должен отправить своего младшего офицера черт знает куда и черт знает на сколько. Нужно будет составить отчет, провести досмотр. А для чего все это? Для того чтобы мистер Салиман смог положить на свой счет в банке еще миллион крон, а вы – притащить с собой на Самуил диковинки и сосредоточить в своих руках тот скудный капитал, что бродит по планете. Мне это не нравится и не должно нравиться.

– Простите, что вам приходится поступать против правил, капитан, – ответил Маккинни. В глубине души он понимал те трудности, какие навязывает военному его правительство. Он мог бы даже испытывать симпатию к Гриноу, однако память о Личфильде была слишком жива. Империя оставалась его врагом. – Но вы не можете не согласиться с тем, что мотивы, которые заставили вас дать нам добро, ясны. Я могу только надеться, что полет закончится успешно и мы не доставим вам хлопот.

– Черт возьми, вы не доставите мне никаких хлопот, – резко отозвался Гриноу. – И прежде, чем вы примете окончательное решение, позвольте ознакомить вас с правилами. Пункт первый: вас с помощью флотских методик обучат основным понятиям одного из местных языков, которым пользуются в главном городе на Макассаре. Вам строго воспрещается обучать местных жителей своему родному языку или языку Империи. Все переговоры должны вестись только на местном наречии. Все ясно?

Маккинни кивнул, внезапно вспомнив, что все жители Империи, с кем ему довелось встречаться, говорили на одном из языков Гавани. Если вы говорите на языке человека, сомнительно, что вы расскажете ему что-то, о чем он не знает. Для развитых технологий в примитивных языках вряд ли имеются подходящие понятия.

– Пункт второй: гражданство Империи, – продолжил Гриноу. – Согласно обычному порядку вы должны быть временно взяты под охрану Империи для защиты от пленения и насилия со стороны варваров. Но на вас эта мера не может быть распространена полностью. Имперский гарнизон на Макассаре очень мал, и там даже нет корабля. Если вы угодите в неприятности, придется разбираться самим.

Капитан достал из кармана небольшой предмет размером с записную книжку, нажал на одну из кнопок на панели и взглянул на экран, потом вернул предмет в карман алой туники. Маккинни узнал один из имперских карманных компьютеров, вероятно, равный по мощности тысяче механических калькуляторов, которыми пользовались в банках Гавани – равный, а может быть, и более мощный. Имперские пользовались компьютерами повсюду: и как записными книжками, и для связи, и как справочниками.

– Еще кое-что, Маккинни. Любые технические инновации, след которых приведет к вам, прямо или косвенно, влекут за собой обвинение во вмешательстве. Если результатом станет серьезное нарушение в развитии планеты, вы закончите свою жизнь в тюрьме. Оценка последствий появления на планете технических новинок является прерогативой Верховного Имперского Судьи.

– Почему вы устанавливаете такие строгие правила, капитан? – спросил Дугал. – Как мы понимаем, единственное намерение Империи – нести мир и дружбу всем союзным планетам.

– И это верно, черт возьми. А мгновенные технические перемены могут разрушить и то и другое. Я видел, как разные умники при помощи капли техники и бочки нахальства прибирали к рукам целые планеты и становились королями. Кровь лилась рекой. Половину населения уничтожали, вторая половина попадала в рабство. Приходилось приводить крейсер и несколько бригад десантников, чтобы восстановить порядок. Мистер, подобного в моем секторе быть не должно.

– Правила такие строгие неспроста, – подхватил Ренальди. – Невозможно угадать, какой эффект даст самая невинная на первый взгляд техническая новинка. То, что вначале внедряется как лечебно-профилактическое средство, в итоге может превратить всю планету в пустыню. Есть известный пример, из ранних дней Новой Империи. На одной из планет церковные миссионеры из лучших побуждений обучили местных примитивов приемам практической медицины. Главной заботой миссионеров было снижение смертности среди детей варваров. Дикарям были также переданы некоторые сельскохозяйственные орудия и промышленные технологии, но люди оказались к этому не готовы. Дикари отказались и от сельского хозяйства и от промышленности, а вот медицину взяли на вооружение. И через пятьдесят стандартных лет на планете разразился голод. Результаты были самыми ужасающими.

Гриноу кивнул.

– Когда я был юным гардемарином, таким, как Ландри, голод все еще свирепствовал. Я служил стропольщиком на одном из кораблей сопровождения каравана с продовольствием. Труднее задачи нет и не будет. Можете представить себе, какой флот нужен, чтобы накормить целую планету, охваченную голодом? Даже если использовать все корабли Космофлота и торговые корабли, даже если собрать в одной звездной системе достаточно продовольствия, легче не станет. Но интерес к этому делу проявила сестра императора, и было приказано «помочь». Толку все равно не вышло. С тех пор численность населения на Плаценте немного подросла, но так и не достигла прежнего уровня.

– Итак, вы видите, – мягко продолжил Салиман, – важна политика невмешательства. Все равно по каким причинам. Никто не запретит вам утверждать, что, не ввяжись вы, ситуация ухудшилась бы, но наверняка вы этого знать не будете. – Салиман пригубил вино. – Кроме того, люди привыкают к обыденным невзгодам. А ваше касательство может навлечь на них неведомые доселе несчастья, бороться с которыми будет сложно и которые наверняка отбросят назад естественное развитие планеты.

– Благодарю за объяснения, – ответил Маккинни. – Мы будем осторожны. Что еще я должен знать?

– Вы не изменили своего решения, – кивнул Гриноу. – Так я и думал. Что ж, если мне не удалось убедить вас отказаться от этой затеи, так тому и быть. Завтра приведите свою команду на осмотр. Гардемарин Ландри ознакомит вас с остальными правилами.

Капитан направился к двери, потом остановился.

– Запомните, Маккинни, вас предупредили. Ладно, черт с вами.

Капитан быстро вышел за дверь, гардемарин за ним следом.



* * *

Как только они сели в кэб и пустились в обратный путь, Маккинни попытался заговорить с Дугалом, но тот движением головы приказал ему молчать. Они вернулись в Королевский Гостиный Дом, где Дугал предложил Маккинни принять душ таким настойчивым тоном, что Натан понял: это приказ. Полковник закончил мыться и надел свежую одежду; вышитый килт торговца и камзол унесли. Когда Маккинни был готов, к нему вышел Дугал, и полковник отметил, что полицейский тоже переоделся.

– Извините, торговец, – сказал Дугал, – но у нас есть печальный опыт с приборами имперских, такими маленькими, что их почти невозможно заметить, и тем не менее позволяющими Космофлоту слышать нас на большом расстоянии.

Поначалу наши инженеры не могли поверить в такое, но, желая проверить наши подозрения, я специально направил имперским ложную информацию. Мои подозрения подтвердились, и в конце концов мои люди обнаружили устройство. Размером с кончик вашего пальца.

Маккинни присвистнул.

– К нашей одежде это тоже было прикреплено? – спросил он.

– Нет, на этот раз нет. Но кэб стоял перед Имперским Домом все время, пока мы были внутри. У Космофлота было достаточно времени на то, чтобы предпринять, что угодно.

– Вы имеете представление о том, на каком расстоянии могут действовать эти приборы? – спросил Маккинни.

– Никакого. И каким образом они работают, мы не знаем – никаких предположений. Кое-кто из наших физиков имеет предположения о том, как сделать такое устройство, но, по их словам, то, что они построят, окажется гораздо более громоздким и будет потреблять много энергии. Но лиха беда начало.

В комнате негде было присесть, и полицейский нервно зашагал, заложив руки за спину.

– Кстати, – спросил Маккинни, – что будут делать наши церкви, если Новый Рим решит насадить тут свою веру? Я заметил, что епископы короля Давида слетелись в Орлеан как мухи.

– Лучше наши, чем чужие, – резко отозвался Дугал. – Тем больше надежды на успех вашей миссии, Маккинни. Возможно, на планетах Союза государственная религия менее строга.

– Согласен. – Натан стоял, прислонившись к стене, и терпеливо наблюдал за метаниями Дугала. – Однако после этой беседы я вообще не вижу способа завладеть этими книгами – а ведь это совсем не книги, верно? Тот флотский паренек, что бы он ни болтал, обмолвился, что это какие-то катушки, или кассеты, или другая чертовщина. Книги, наверно, еще придется напечатать, а это нам не очень-то под силу. Мы толком ничего не знаем.

– Готовы сдаться? – спросил Дугал.

– Нет, упаси Господи! – улыбнулся Маккинни. – Чем скорей начнем, тем больше будет шансов на успех. Затея отчаянная, почти провальная, но мне все равно приятно снова почувствовать себя полезным, проиграем мы или выиграем.

Глава 7

Долг имперского офицера

Лейтенант Альфонс Павлоничек Джефферсон влюбился. Он влюбился внезапно, но ничуть не сомневался в своем чувстве; все признаки были ему известны из любовных романов. По сравнению с этим все его прежние связи были либо смехотворны, либо отвратительны; всякое желание отправиться с приятелями в таверну за дешевой любовью у него пропало; ему хотелось только вернуться к Элейн. Видно, это и была любовь.

Они познакомились на улице, когда он заблудился и спросил у нее дорогу. Конечно, он обрадовался возможности поговорить с местной девушкой; завести знакомство на мире Принца Самуила было гораздо труднее, чем на большинстве цивилизованных планет. Поскольку он забрел в гораздо большую глушь, чем ему думалось, девушке пришлось начертить для него план, и казалось вполне естественным, что после он пригласил ее выпить с ним кофе в ресторанчике, который, по счастью, оказался рядом, это подкрепило уверенность Джефферсона в том, что их встреча с Элейн не случайна. Потом она созналась, что приняла его приглашение, поскольку никогда еще не разговаривала с имперским офицером. Ее родители это бы не одобрили.

Шли часы. Он не мог припомнить ничего существенного в их разговоре. Они просто болтали, сначала в ресторане за кофе, потом пошли вместе через парк и дальше по набережной – приятная прогулка погожим днем, беседа о пустяках, но важно было все: он больше ничего не хотел, только видеться с ней, и она была согласна. Само собой, он должен был зайти к ней домой, познакомиться с ее отцом и спросить у него разрешения видеться с ней. Его предупредили, что местные обычаи очень строги, а капитан Гриноу прибавил, что флотскому офицеру, по чьей вине возникнут проблемы, не сносить головы.

Джефф не слишком задумывался о разговоре с отцом Элейн, но не сомневался, что все будет хорошо. Судьба не могла сыграть с ним такую злую шутку, чтобы сначала он встретил Элейн, а потом бы ему запретили видеться с ней. Отец Элейн служил чиновником в Гавани, а Империя считалась ее союзником. Отец не мог открыто проявлять неприязнь к имперским офицерам и должен был бы порадоваться возможности познакомиться с одним из граждан Империи. Джефф несколько раз повторил себе это.

Сейчас, однако, у него намечалась другая встреча. Верховный Представитель сэр Алексей Дмитриевич Аков проводил свой еженедельный семинар по колониальному правлению, и младшим офицерам настоятельно рекомендовалось его посещать. Теоретически между настоятельной рекомендацией и приказом существовало различие. Если бы Элейн не припозднилась с обедом, у лейтенанта Джефферсона не было бы проблем. Девушка почти силой выпроводила его из дома, и даже в своей эйфории лейтенант понимал, что с Верховным Представителем шутки плохи.

Он едва не опоздал. Остальные офицеры уже собрались в жилище Акова, в спартански строгой комнате для совещаний. Джефф ворвался внутрь, и в тот же миг противоположная дверь открылась и прочие слушатели почтительно встали.

Взмахом руки сэр Алексей позволил всем усесться за круглый стол и сам занял за ним место. Аков был невысок и не сказать чтобы широк в плечах; по его наружности мало кто мог угадать, что видит перед собой самого влиятельного человека на мире Принца Самуила, единственного, кто мог отдавать любые приказы Космофлоту и заставлять его повиноваться. Вид сэра Алексея, конечно, говорил о серьезности его полномочий, тон свидетельствовал о том, что он ожидает обязательного повиновения – но таким он бывал не всегда; в конце концов, Аков оставался дипломатом, искусным в убеждении. Это было его первое назначение в качестве Верховного Представителя на планете, но до этого он дважды был заместителем Верховного Представителя, и утверждали, что он прекрасный профессионал.

Отец Джеффа был немного знаком с Аковым и в последнем письме к Джеффу назвал того в качестве отличного примера лучшего – и худшего – чиновника Империи: «Дай ему власть, и он извратит ее. Ему хватает чувства меры, чтобы признавать исключения. Но власть ему необходима. И политика. Политику он устанавливает собственную. – Далее сухой голос предлагал Джеффу стереть эту часть письма, чтобы она не достигла слуха Представителя Акова. – Семейное состояние и титул унаследует твой брат, сынок, – сказал ему с экрана отец и подмигнул. – Если хочешь породить собственный клан, тебе понадобятся такие друзья, как сэр Алексей. Возможно, тебе даже стоит остаться на мире Принца Самуила, подумай об этом. Я кое-что слышал об этом месте, совсем неплохая планета, там наверняка понадобятся колонисты. Не удивлюсь, если ты получишь там титул барона. Так что постарайся не злить сэра Алексея. К тому же он не такой уж плохой человек, и с ним можно общаться на его условиях».

– Господа, – начал Аков. – У меня появилось много важной работы, поэтому сегодня наша встреча будет краткой.

Напротив Джеффа за столом сидел гардемарин Ландри. На его лице отразилось облегчение. Джефф надеялся, что собственное лицо не отразит эмоции столь явственно, потому что сэр Алексей глядел прямо на него.

– Вас что-то развеселило, мистер Джефферсон?

– Нет, сэр.

– У вас нет причин для веселья. Завтра вы прикомандировываетесь к поисковой группе. То же касается большинства из вас. И не ворчать. Это важная часть работы.

«Наверняка так и есть, – пронеслось в голове у Джеффа. – Но…»

– Сэр? – спросил он.

– Да?

– Я… Вы уже можете сказать, куда меня направят?

– Пока что в районе Гавани, – ответил Аков. – В Университете. – Губы сэра Алексея чуть изогнулись – возможно, в улыбке, а может и нет. – Нам необходимо составить полную картину промышленных мощностей этого мира. Нужно составить полный отчет о существующем здесь энергетическом балансе. Весь технологический бюджет, который может позволить создавать сложные технологии. Без этого отчета мы не сможем установить пределы ввоза на Самуил.

Гардемарин Ландри поднял руку.

– Да? – спросил Аков.

– Торговец Салиман говорит, что он уже определил перечень товаров для поставки на эту планету, а если что-то упущено, рынок скоро это ему подскажет.

– Я согласен. Наверняка он так сделает или постарается сделать, – кивнул сэр Алексей. – Он не рассказал вам случайно, какие именно товары он наметил к ввозу?

– Нет, сэр.

– Можете не сомневаться, что идеи мистера Салимана существенно отличаются от моего плана, – продолжил Аков. – Предметы роскоши и минимального комфорта. Идиотские выходки, вроде экспедиции на Макассар. Вполне естественно, что мистер Салиман намеревается извлечь выгоду для «Империал Автонетикс», и нет никакой тайны в том, каким образом он собирается этого добиться. Наша задача – как можно осторожней привести эту планету в лоно Империи, и эта задача во многом более сложная. Памятуя о нашем положении, о малочисленности наших рядов, о дороговизне перевозок, мы не можем позволить себе ошибку. Рынок может подвести мистера Салимана, но он рискует только деньгами. Наша ошибка может стоить жизней – и не следует обманываться, потому что ошибки неизбежны.

Офицеры за столом многозначительно переглянулись. Лекции были любимым коньком Акова, и начав, он с трудом останавливался. Что еще важнее, он не станет задавать много вопросов. Когда Аков берет такой менторский тон и начинает говорить о долге имперского офицера, можно смело расслабиться и дремать с открытыми глазами…

– Например, – продолжил Аков, – всем известно, что энергосистема – ключ к индустриализации. Сделай производство энергии в больших количествах дешевым и доступным, и люди придумают, как ее использовать. Но какого рода должны быть энергетические системы? Спутниковые? На этой планете нет соответствующей для таких целей промышленности, а у нас недостаточно персонала для строительства орбитальных или наземных компонентов и вряд ли найдутся люди с достаточными профессиональными навыками. О подобных энергостанциях следует забыть на несколько поколений.

Что остается – небольшие атомные электростанции? Но кто будет управлять ими? Кто будет их строить? Сколько у нас инженеров, и сможем ли мы обучить местный персонал? Каким образом организовать передачу электричества на планете, где металлов и меди так мало, что их используют для ювелирных украшений? Придется применить органические проводники. А это очень сложная технология, слишком сложная для такого примитивного мира, но я не вижу другого выхода.

А если мы начнем внедрение технологии, вследствие чего электроэнергия станет дешевой и общедоступной – каким образом нам контролировать развитие промышленности? Неважно, чем мы будем заниматься, в любом случае мы предполагаем изменить классовое устройство на этой планете. Властные взаимоотношения изменятся и вновь установятся непредсказуемым образом. Мистер Джефферсон. В чем заключается исходная идея нашей миссии?

– Сэр? – Джефф испуганно вскинул голову, пытаясь понять, о чем его спрашивают. – Поддержание мира.

– Именно так. А значит, как только здесь разовьется промышленность, планетой должны будут управлять – и надежно управлять – люди, лояльные Империи. Правители должны быть мудрыми и общепризнанными, чтобы их положение оставалось более-менее стабильным, без постоянных попыток переворота. И тем не менее, не все так просто. Как только мы создадим тут промышленность, сюда придется доставить или обучить на месте персонал, который станет управлять первичными системами. Как привлечь сюда специалистов? Что мы можем предложить профессионалам высокого класса, чтобы они согласились участвовать в колонизации новой планеты?

– Большие деньги, – подал голос Ландри.

– Отлично, – кивнул Аков. – Именно большие деньги. И широкие возможности. Возможность создать семью и присоединиться к аристократии. Наконец, власть. Но стоит привести на планету внешний правящий класс, как среди местного населения немедленно возникнет сопротивление. Стоит сопротивлению набрать силу, как управление станет невозможным. Ситуация станет неуправляемой. Хотим мы того или нет, но через несколько поколений на мире Принца Самуила станет возможно создание современных видов оружия. Когда это время наступит, планета должна быть лояльной к нам. О других вариантах даже невозможно подумать. Вспомните выбор, вставший перед Кутузовым на Истване…

Джефф повел плечами. «Адмирал Кутузов подверг бомбардировке целую планету, отбросив ее в каменный век. Не сделай он этого, возможно было бы восстание целого сектора, могла начаться новая Сепаратистская война, разрушение планет Империи, весь ужас военных лет. Кутузов поступил правильно, но ни один офицер в здравом уме не хотел бы столкнуться с таким выбором.

Да, – подумал он. – Здесь это тоже может случиться. Со мной. Есть и другая сторона медали, если я соглашусь стать колонистом. Возможно, это случится не со мной. С моими детьми. С Элейн…»

Эта мысль испугала его. Неужели он в самом деле задумался о женитьбе? Они едва знакомы. Он не может расстаться с ней ни на час, и…

А почему бы нет? Она из хорошей семьи. Имперская политика поощряла смешанные браки колонистов с коренными жителями планет, чтобы закрепиться на том мире, с которым колонисты решили связать свою жизнь.

– Трудный выбор, господа, – сказал Аков. – Решения, которые мы принимаем, меняют ход истории на этой планете. Сегодня местное правительство сотрудничает с нами. И даже приветствует нашу помощь. Мы дали им понять, что, как только они возьмут под свою руку всю планету и образуют планетарное правительство, их династия останется правящей навсегда. И вы, леди и джентльмены, обязаны поддерживать эту легенду как можно дольше.

– А когда они поймут, что мы лгали?.. – спросила офицер-советник. По ее тону было ясно, что она не одобряет подобную политику.

– Это не совсем ложь, мисс Невилль, – ответил Аков. – Скорее дипломатический ход…

– Как бы мы это ни называли, что случится, когда они узнают? – настаивала советник.

– Когда они узнают, – повторил Аков. – Вы, молодые, можете позволить себе рассуждать об этом. Что они узнают? Что, каковы бы ни были наши намерения, инженеры, которых мы приведем сюда, окажутся гораздо важнее любых самых влиятельных местных политиков? Что торговцы и техники, а также дипломатический персонал и чиновники получат знания и опыт, который позволит им достичь высокого положения во время неизбежных пертурбаций, связанных с цивилизацией общества, а здешним традиционным лидерам – нет? Вот настоящая правда, гораздо более действенная, чем любая наша первоначальная дипломатия. Идите нашим путем – а они пойдут, потому что другого выбора не будет, – и правящая элита наверняка изменится, это неизбежно. И по очевидным причинам мы должны сделать так, чтобы здешний новый правящий класс был лоялен к нам. Понадобится нечто такое, что обуздает местных правителей после того, как они лишатся своей власти. Необходимо будет все, что требуется при смене правящего класса. Необходимо будет…

– Почему просто не оставить их в покое? – спросила Сирика Невилль.

Аков пожал плечами.

– Думаете, это более гуманно? – спросил он. – Предположим, мы последуем вашему совету. Оставим их в покое и дадим возможность развиваться самостоятельно. Не говоря уж о том, что во время неизбежных революций люди видят святых в чудовищах, которыми бывают вожаки, что мы будем делать, если эти люди решат отвернуться от Империи и заключить союз с отщепенцами, превратившись в угрозу всему сектору?

«Снова выбор Кутузова, – подумал Джефф. – Но есть и другой путь, лучший».

– Теперь я дам вам возможность обдумать, в чем наш долг, – заключил Аков. – Мы не имеем права на ошибку. – Сэр Алексей взглянул на свой карманный компьютер. – Уже поздно. Лекция закончена. Теперь прошу всех встать для присяги верности…

Присутствующие встали и повернулись к портрету Леонидаса IX, Императора Человечества.

Глава 8

Вид из космоса

Вопреки страстному желанию Дугала закончить все еще накануне, осмотр и погрузка товара заняли три следующих дня. Но наконец с грузом было покончено, и Маккинни встретился с полицейским. Последний раз перед отлетом.

– Нужно поблагодарить торговца Ренальди за помощь, – сказал Дугал. – Без его содействия мы бы до сих пор вели переговоры с имперскими чиновниками.

Маккинни усмехнулся.

– Он просто хочет вернуться обратно в цивилизацию.

Дугал презрительно фыркнул.

– Но он сказал…

– Он этого не говорил.

– Но это само собой разумеется. – Дугал пожал плечами. – Что ж, спасибо ему за нетерпение. И имперской бюрократии – за то, что мало отличается от нашей.

– Им понятно, что при нашей примитивности мы вряд ли можем представлять угрозу для Империи…

– Скорее, для их личных дел. И карьеры, – заметил Дугал. – Нам повезло, что они не поручили этот полет тому молодому болтуну из таверны.

– Точно. Этот гардемарин Ландри наверняка профессионал, мастер своего дела, но на Макассаре никогда не был. Я полагал, что с нами отправят одного из парней, успевших там побывать…

– Они не могут послать с нами никого рангом выше гардемарина, это было бы слишком расточительно, – объяснил Дугал. – А этот лейтенант Джефферсон, как видно, считается опытным и ценным специалистом.

– Мне кажется, он вообще не спит, я вижу его на ногах днем и ночью, – заметил Маккинни.

– Может, и не спит. Во всяком случае, его отправили в наш Университет, где он читает технические книги и осматривает исследовательские лаборатории.

Маккинни нахмурился.

– Они что-то заподозрили? С чего бы это?

– Не знаю. Мне объяснили, что это часть общей инвентаризации нашей планеты, цель которой – определить потребности мира Самуила. Не сомневаюсь, что заодно множество их агентов высматривает все подозрительное, а о Джефферсоне мы просто знаем больше чем о других. Он подружился с дочерью одного из чиновников короля Давида, и мне представляют самые точные рапорты о его действиях. До сих пор Джефферсон ни разу не возобновлял разговор о Макассаре, но я вздохну с облегчением, только когда вы улетите.

– Ясно. Кстати об отлете: мне пора в Гавань, – сказал Маккинни.

– Волнуетесь?

– Немного.

– Вы сделали все, что могли.

– Естественно, – кивнул Маккинни. – Но этого вряд ли достаточно. Одному Богу известно, смогу ли я доставить обратно эти книги.

– А может, это вовсе не книги.

– Вот именно. Может это вообще не книги. – Полковник пожал плечами. – Тут важно время. Наблюдайте и действуйте по обстоятельствам.

«Так говорил преподаватель тактики в Академии, – подумал Натан. – Академия сегодня распущена…»

– У вас все получится, – сказал, подумав, Дугал. – Удачи.

– Спасибо. Удача мне понадобится.



Посадочный бот торговцев был уродливым приземистым цилиндром с крыльями и ничуть не походил на изящный посадочный катер Космофлота, качавшийся на волнах у главного причала имперского дока. Сходни бота наклонно спускались на причал. Внутри стены были из голой стали.

– Бот построен для перевозки грузов, – объяснил Ландри, когда они ступили на борт. – В отличие от катеров Космофлота ему нет необходимости совершать сложные маневры в атмосфере.

Никто ничего не ответил, хотя видно было, что Маклин с интересом прислушивается к словам Ландри. Они миновали небольшой коридор и оказались в каюте с рядами мягких сидений.

– Выбирайте места и рассаживайтесь, – сказал Ландри. – Я помогу вам пристегнуться.

– Зачем пристегиваться? – спросил Лонгвей. – Если мы упадем, это вряд ли поможет, верно?

– Не поможет, – согласился Ландри. – Но эти боты очень надежны. У них почти не бывает аварий.

– Надеюсь, что так, – подала голос Мэри Грэхем. – Я… а где торговцы?

– Прилетят через час, – ответил Ландри. – С вашим грузом. Очень небольшим по сравнению с тем, что мы обычно перевозим.

Из этого Маккинни сделал собственные выводы, которые ему совсем не понравились. Но ничего не поделаешь… По крайней мере, Ландри уже на борту.

Откуда-то раздался предупредительный сигнал, три повторяющиеся ноты, потом серия коротких сигналов, вслед за чем у них за спиной раздался рев. Посадочный бот вздрогнул и заскользил по воде.

– Что заставляет его двигаться? – спросил Клейнст.

– Пар, – ответил Ландри. – Дистиллированную воду пропускают через ядерный реактор…

– Ядерный? – переспросил Маклин.

– Извините, – пробормотал Ландри. – Но слишком долго объяснять. Я не знаю, имею ли я вообще право вам это рассказывать…

– Но мы с Империей союзники, – сказала Мэри Грэхем. – Вы можете нам все объяснить.

– В самую точку, фриледи, – усмехнулся Ландри. – Но даже я не знаю точного ответа. К тому же у меня приказ… так, откиньтесь на спинки кресел, сейчас взлет.

Внезапно ускорение вдавило их в кресла, словно вес тел неожиданно увеличился. Маккинни сжал зубы и приказал себе сохранять спокойствие. Увидеть, что происходит снаружи, было невозможно, но он был уверен, что они уже летят – впервые за много веков обитатели мира Принца Самуила летят на машине тяжелее воздуха. Натан повернулся и быстро взглянул на Мэри Грэхем. Та бессознательно вцепилась в подлокотники кресла, но на губах ее играла улыбка. Что происходило с остальными, Маккинни не видел.

Ощущение непривычной тяжести сохранялось довольно долго. По оценке Маккинни вес тела увеличился примерно вдвое; не очень приятно, но безболезненно. Ему доводилось таскать на себе товарищей и потяжелее себя. Но хорошо бы это прекратилось побыстрее.



Когда двигатели наконец выключились, наступила пугающая тишина. Еще хуже было ощущение падения.

Первой заговорила Мэри Грэхем. Ее голос звучал спокойно.

– Двигатели сломались. Мы разобьемся?

Сзади что-то растерянно забормотали, потом один из солдат крикнул:

– Черт возьми, мы же падаем!

Маккинни часто приходилось смотреть в мрачный лик смерти, и ему вспомнились глупые молитвы, которые полковые капелланы читали над убитыми. Отчего-то теперь эти молитвы не казались таковыми.

– Нет, ничего страшного, – подал голос Ландри, успокаивая. – Извините еще раз. Мне следовало предупредить. Мы уже на орбите. Ощущение падения вполне естественно, но это обман. По сути дела, мы не можем упасть. Если двигатели не включатся, мы так и будем кружиться вечно, потому что мы падаем вокруг планеты… черт возьми, мне никогда вам этого не объяснить. Главное, никакой опасности нет.

– Рад слышать, – мрачно заметил Лонгвей. – Но вы могли бы заранее сообщить нам об этом.

Происшествие подтвердило догадки Маккинни по поводу Клейнста. Ученый наверняка знал, что бот в безопасности, но ни словом не попытался успокоить остальных, чтобы случайно не разрушить свою маску историка и социолога. Маккинни плевать хотел на его слабости, но, похоже, молодой человек не только был образован, но и обладал здравым рассудком.

Двигатели посадочного бота снова включились, и на этот раз перегрузка была гораздо меньше, чем вначале. В течение следующего часа ускорение появлялось и исчезало, их бросало то вперед, то вбок. Наконец раздался гулкий лязг, затем другие звуки. Гардемарин Ландри взглянул на карманный компьютер.

– Хорошо уложились, – хмыкнул он. – Я вряд ли справился бы быстрее.

– Вы умеете управлять этим кораблем? – спросил Маклин. – Прошу прощения, но мне кажется, что вы слишком молоды. Тут требуется много знать и уметь

Маккинни с удивлением прислушивался к разговору. Из беседы с Маклином он уяснил, какие усилия тому требовались, чтобы оставаться вежливым с простым гардемарином.

– Я около года работал пилотом посадочного катера, и у меня есть соответствующая квалификация, – гордо ответил Ландри. Потом оглянулся на Мэри Грэхем, словно ища одобрения. Она улыбнулась.

– Пилотировать катер или бот не так уж сложно, – продолжил Ландри. – Основную работу выполняет компьютер. По правде говоря, летать на этих кораблях без него вообще невозможно.

Дверь каюты открылась и на пороге появились двое в комбинезонах. У одного на рукаве блестели золотые нашивки, оба были чернокожие с чуть раскосыми глазами. Это не были азиаты, на мире Принца Самуила такие люди тоже не встречались. Маккинни и остальные с любопытством разглядывали их.

– Меня зовут Така, – сказал один из членов экипажа. Не ступая на палубу, он вплыл в каюту и принялся отстегивать ремни Натана. Закончив, они пригласили всех к выходу.

Мэри Грэхем смотрела на пилотов во все глаза, но Маккинни не мог сказать, что так заворожило ее, их раскосые глаза или то, как они летали по отсеку. Клейнст напустил на себя скучающий вид, но в его глазах Маккинни заметил живой интерес. Бледный молодой ученый казался спокойным, но, как только члены экипажа начинали говорить, он чуть напрягался.

– Проходите на борт, – сказал Ландри. – Нам нельзя терять время…

В потрясенном молчании, они осторожно двинулись по коридору, ведущему от посадочного бота внутрь корабля, перелетая от поручня к поручню и держась за линь, который протянул для них чернокожий офицер.

«Наш мир остался позади, – подумал Маккинни. – Я должен буду принести в свой мир знание, которое позволит нам построить такой же корабль». Он мрачно потряс головой. Чем больше он смотрел на устройство этого корабля, тем больше в нем крепла уверенность, что они взяли на себя решение непосильной задачи.

Отведенные им каюты оказались крохотными клетушками, на первый взгляд лишенными какой бы то ни было мебели, но стоило нажать тут и там кнопки, как из стен выдвигались кровати, стулья и столики. Маккинни присел на стул и, держась за него одной рукой, принялся рассматривать различные приспособления, но так толком и не разобрался ни в чем.

Прошло немного времени, и снова вернулась тяжесть.

Корабельный офицер проводил его в кают-компанию, где кое-кто уже собрался. Маккинни показалось, что комната обставлена непривычно и странно. Приличная мебель – тут были кресла, столы, ковры и шкафы, – но при этом одну из скругленных стен перед ним тоже покрывали ковры и там тоже стояла мебель, очевидно, прикрученная болтами. Стена имела вид диска, но неполного: точно над головой Натана в стену входила большая труба. Еще более удивительной, чем мебель на стене, была сама палуба, скругленная и за, и перед полковником; тем не менее, когда Маккинни шел по ней, ощущение нормального пола под ногами сохранялось. Сделав несколько шагов, он оглянулся и убедился, что место, где он только что стоял, теперь очутилось над ним. Пройдя еще немного, он поднял голову и увидел над собой Ренальди, словно бы свисавшего с потолка: торговец удобно устроился в кресле со стаканом в руке.

– А, торговец Маккинни! Пожалуйста, садитесь. Остальные скоро соберутся. Приятно снова чувствовать тяжесть, верно?

– Да.

Маккинни сел, вновь отметив странное ощущение в среднем ухе при каждом резком движении.

– Как вам удается менять наш вес?

Ренальди с минуту удивленно смотрел на Маккинни, потом улыбнулся.

– Так вы и в самом деле не понимаете, да? Подождем, пока придут другие, и я объясню всем сразу. Пока выпейте, торговец. Для выпивки остался всего час, потом явится капитан, и нам всем придется разойтись по каютам и приготовиться к переходу.

Через минуту появились Маклин, Лонгвей, Клейнст и Мэри Грэхем. Вскоре прибыл гардемарин Ландри и объяснил, что солдаты охраны со своим командиром размещены на другой палубе и у них своя кают-компания. Когда все расселись, Ренальди обратился к Ландри:

– Знаете, гардемарин, торговец интересуется по поводу силы тяжести. Думаю, что Империя не разрушится, если мы объясним это нашим гостям?

– Нет, конечно не разрушится, торговец, – ответил Ландри. – Дело в том, джентльмены и фриледи, что капитан заставил корабль вращаться вокруг продольной оси. Таким образом центростремительная сила отбрасывает нас прочь от корабля. Однако когда мы начнем полет, довольно долго ускорение будет отбрасывать нас в направлении кормы, при этом необходимости во вращении корабля не будет. Во время разгона сила тяжести снова появится, однако будет направлена вниз, в сторону вот этой палубы, которая сейчас является стеной. – Молодой человек ненадолго примолк, потом неожиданно сказал: – Если вы не были в космосе, значит, вы никогда не видели, как выглядит ваша планета. Здесь в корпусе есть иллюминаторы – позвольте, я открою их и дам вам возможность увидеть ваш мир.

Не успели остальные подняться со своих мест, как Клейнст уже стремительно промчался к иллюминатору, и замер в нетерпении, дожидаясь, когда тот откроется. Ландри пожал плечами, открыл его, потом – еще несколько, чтобы все могли спокойно смотреть. Ни у кого не хватило духу попросить Клейнста подвинуться.

Они увидели мир Принца Самуила, который предстал перед ними не в виде сферы, поскольку орбита была невысокой. Планету частично закрывали облака, была видна большая часть Северного материка, часть Главного моря и несколько крупнейших островов Архипелага. Без прозрачных облаков, планета выглядела бы в точности такой, какой они привыкли видеть ее на глобусах и на картах в школе или в Университете. Мир внизу перемещался в их поле зрения, а за его границами была чернота космоса и звезды, сиявшие пронзительно ярко.

Несколько минут все молчали. Наконец мало-помалу, один за другим, они разошлись по местам, все, кроме Клейнста, который стоял у иллюминатора до тех пор, пока не была отдана команда всем вернуться в каюты перед началом полета.



Маккинни не разрешалось уходить из кают-компании, за исключением прогулок на нижнюю палубу, где разместили Старка и охрану. Солдатам были предоставлены куда менее роскошные каюты, чем его собственная, но там было больше свободного пространства, к тому же Хэл коротал время с пользой, обучая охранников приемам рукопашного боя, а также практиковался с коротким мечом и щитом из личного арсенала. Охранники были в хорошей форме и в прекрасном настроении, и Маккинни велел ежедневно выделять им по небольшой порции бренди, чтобы скрасить монотонность пути. Потом вернулся в свою каюту получить предписания.

Дни сменяли друг друга – однообразные, заполненные лишь уроками макассарского языка. Маккинни и Маклин раздобыли деревянные мечи и по несколько раз в день упражнялись в фехтовании, постепенно покрываясь синяками и проникаясь уважением друг к другу. Изредка они тренировали своих людей.

Лонгвей и Мэри проявили удивительные способности к языку, в особенности профессор, который освоил не только язык столиц, но и мелкие диалекты, проштудировав потрепанные книги с выпадающими листами, которые выдал им офицер Космофлота. Их предупредили, что перед посадкой книги у них заберут. Маккинни замолчал, ожидая продолжения, но ничего не последовало.

Через одиннадцать дней после отлета с мира Принца Самуила им снова приказали пристегнуться ремнями в своих каютах – ожидался час невесомости перед возвращением нормальной силы тяжести. Постоянно донимая расспросами Ландри, едва тот присоединялся к ним в кают-компании, Маккинни узнал, что первую часть пути они летели с ускорением, а вторую будут тормозить, чтобы приготовиться к передвижению со сверхсветовой скоростью. Заметив, что все смотрят на него вопросительно, Ландри объяснил:

– Есть два способа передвижения в космосе – в обычном пространстве и в гиперпространстве. В обычном пространстве мы пользуемся ядерными двигателями, помещенными в Поле Лэнгстона и испускающими поток фотонов, толкающий корабль вперед. Вообще-то мне запретили объяснять вам такие вещи. В результате возникает ускорение. Гиперпространственный движитель работает на другом принципе. Работа движителя основана на использовании псевдоядерных силовых межзвездных путей. Не думаю, что вы из этого что-то поймете. Между звездами существуют пути, подобные силам, удерживающим вместе атомные частицы. Но в отличие от межатомных сил, быстро ослабевающих в экспоненциальной зависимости от расстояния между частицами… ладно, в этом вы тоже ничего не смыслите. Важнее всего другое: этот двигатель не работает вблизи солнц или планет. Для того чтобы выйти в гиперпространство, нужно добраться до строго определенной точки Олдерсона. В противном случае включение двигателя ничего не даст. Космофлот снабжен наилучшим оборудованием для точного определения таких точек, поэтому в отличие от торговых военные корабли обходятся без торможения. Как только мы оказываемся в нужном месте, можно войти в гиперпространственный коридор между звездами. Двигаться по нему можно быстрее скорости света.

Ландри оглянулся, и Клейнст поспешно принял отсутствующий вид, чтобы не отличаться от остальных. Гардемарин почесал в затылке, пробормотал, что все равно ему нельзя об этом рассказывать и попросил, чтобы ему подлили в стакан. Маккинни заметил, что молодой человек выпивал обычно три стакана и, как только допивал третий, уходил из кают-компании. Он также отметил, что гардемарин становится гораздо более разговорчивым в присутствии Мэри Грэхем.

Дни отмерялись по корабельным часам. Сутки здесь были немного короче дня на мире Принца Самуила, как его год был короче земного года. Маккинни отметил, что люди Империи везде и всюду используют системы мер и приборы, работающие на основе земной шкалы.

На двадцать второй день им снова велели разойтись по каютам, после чего каждого лично осмотрел гардемарин Ландри.

– Не паникуйте, что бы вы ни увидели и ни услышали, – предупредил он каждого. – Движитель Олдерсона действует на разных людей по-разному. Как правило, вы теряете ориентацию. Сохраняйте спокойствие, и все будет в порядке.

Следующий час после ухода молодого человека Маккинни провел в холодном поту, дожидаясь, что же последует. Он от души надеялся, что остальные будут в точности выполнять инструкции. Взглянув на часы в двадцатый раз, он ощутил, как корабль сотряс мощный гудящий звук. Гул продолжался несколько минут, потом последовал едва заметный рывок, словно к кораблю приложили ускорение, невероятно мощное, но так ненадолго, что их положение в пространстве практически не изменилось.

В тот же миг у Натана появилось невыносимое ощущение, что в мире все шиворот навыворот. Он осмотрел стены и теперь уже знакомые предметы. Все выглядело обычным до самых мелочей, однако же и по-другому. Волосы у полковника зашевелились, кожа на голове зудела. Гудящий звук пропал, но не полностью, оставив после себя некую ноту, которой Маккинни никогда прежде не слышал.

Последовало мгновение тишины. Она была мимолетной, но всепроникающей, она поглощала все: и звуки, и пространство, лишая его основного качества, а может быть, и тепло, и свет. Потом послышался новый звук; делаясь все выше, он исчез вдалеке, после чего вернулась тяжесть, направленная в сторону скругленной поверхности, которую Маккинни привык считать стеной своей каюты. С появлением тяжести его мир вернулся практически в нормальное состояние, однако где-то в глубине сознания еще некоторое время продолжало, затухая, кипеть крохотными каплями расплавленного олова ужасное осознание того, что все вокруг идет неправильно.

Глава 9

Макассар

Они оказались в другой звездной системе. Маккинни старался поверить в это, но осознать нечто подобное не удавалось. Тем не менее вряд ли дело обстояло иначе. Звезды в иллюминаторах корабля немного поменяли положение, одни созвездия остались на прежнем месте, другие изменились.

Полет до Макассара занял еще двадцать четыре дня, переход от ускорения к торможению произошел посреди ночи. В «полдень» последнего дня они собрались в кают-компании, где за стюарда был Старк, а когда открылись иллюминаторы, к компании присоединились Ландри и Ренальди.

– Мы почти на месте, джентльмены, – с важным видом объявил Ренальди. – Я попросил гардемарина Ландри показать вам цель нашего полета, и он любезно согласился. Планета видна вот в этих иллюминаторах.

Пока Ренальди говорил, Ландри отпирал задвижки и открывал иллюминаторы.

Макассар казался крохотным шариком, повисшим во тьме космоса. Главной приметой планеты, видной даже на расстоянии, была пара поразительно широких полярных шапок. Большую часть пространства между шапками покрывала вода, единственный материк, плыл на запад подобно огромному киту. Два огромных острова, почти не уступающих размерами материку, держались рядом с ним в северном полушарии, неглубокие моря были усеяны мелкими островами. В океане, там, где он был освещен солнцем, четко различались два оттенка, связанных, по молчаливой догадке Клейнста, с резким перепадом глубин. Глубокие места преимущественно находились в северном полушарии, в то время как материк окружала светло-голубая полоса мелей.

– Очень симпатично, – заметил Ландри, подходя к Маккинни и указывая ему наиболее примечательные черты. – Планета меньше Земли. Соответственно сила тяжести на ней составляет восемьдесят семь процентов земной, то есть… ну-ка посмотрим, – гардемарин достал из кармана компьютер и написал стилом прямо на его экране несколько цифр. – То есть семьдесят девять процентов от привычной вам силы тяжести, торговец. Ваши люди по сравнению с местными будут настоящими силачами. Это может оказаться полезным.

– Может быть, – пробормотал Маккинни. – А эти полярные шапки, они нормального размера? Насколько я припоминаю, на картах Самуила полярные льды меньше.

– Макассар немного холоднее Самуила. Орбита отличается большим эксцентриситетом, и климатические изменения существенны. Ось также имеет больший наклон. Это сокращает лето, в особенности в Южном полушарии, когда планета наиболее удалена от солнца. Не удивлюсь, если окажется, что два больших острова на севере необитаемы… ну или почти необитаемы. Там, наверно, очень холодно. Вы сядете на главном материке, там сейчас середина весны.

Маккинни припомнил выданные им карты. За исключением нескольких торговых портов, все основное население Макассара было сосредоточено на главном материке, по крайней мере по сведениям Империи. Карты были не слишком точные, но других в их распоряжении не было.

Корабль подлетал ближе, и Макассар рос. Члены торговой миссии стояли, замерев в почтительном молчании, пытаясь представить этот мир, грезя о других мирах. Прозвучал сигнал, и все направились к посадочному боту.



Имперская база размещалась в небольшом торговом городе близ просторной бухты на северном побережье единственного материка. Цепочка маленьких островков вела через мелкое море к более крупным островам, откуда выходили в плавание торговые суда, а иногда и пираты. По причине их опустошительных набегов местность вокруг Джикара была в основном необитаема, что как нельзя лучше соответствовало устремлениям Империи. Уже само присутствие имперских в городе вызывало смущение и брожение; у Космофлота не было желания мозолить глаза большому количеству народа на Макассаре.

Когда они выходили из посадочного бота, накрапывал легкий дождик. Остановившись на пристани, они молча осмотрелись.

– Другой мир, – наконец сказала Мэри Грэхем. – Трудно поверить.

– Но это так, – отозвался Маккинни. – Он принюхался, но не ощутил ничего странного. Если чужой запах и был, то дождь смыл его, закрыв своей пеленой окружающее. Он повернулся к Грэхем: – Прежде мне не удавалось поговорить с вами наедине, – сказал он. – Что это вы так жарко обсуждали вчера с Ренальди?

– Да ничего особенного…

– Прошу прощения, но я вам не верю.

– Он хотел… господи, говорю вам, ничего особенного.

– Торговец пригласил ее на ужин, – подал голос Лонгвей.

– Одну?

– Да. И, конечно, я отказалась, – ответила Грэхем.

Маккинни мрачно окинул ее взглядом.

– Следовало сказать об этом мне. Я бы…

– Вы бы сказали охранникам? – закончила за него Мэри. – Ну и что толку? Или вы хотите вызвать его? Ренальди бы струсил, потому что считает нас варварами. Вы ничего бы не добились…

– Но…

– Она права, – снова подхватил Лонгвей. – По мнению торговца, в таком приглашении нет ничего оскорбительного. – Ученый положил руку на рукав Маккинни. – Знаю, знаю, – продолжил он. – Такое предложение подразумевает согласие. Поскольку свободнорожденные леди никогда не посещают мужчину в его покоях, подобное предложение говорит о том, что торговец считает Мэри кабацкой девкой. Но Ренальди не знает наших правил, торговец Маккинни.

– А кто объяснит это ее отцу? – спросил Маккинни.

– Ее отца с нами нет, – осторожно ответил Лонгвей. – Поэтому нет необходимости давать ему объяснения. Торговец, имперские леди не менее нравственны, чем наши женщины, однако они сами себе хозяйки. И не ходят под постоянной охраной. Имперских так же изумляют наши традиции, как нас – обычаи Империи. И даже больше. К тому же не забывайте, где мы. Надеюсь, это самое трудное испытание из тех, что ожидают нас впереди.

Ничего не ответив, Маккинни отвернулся. Лонгвей, конечно же, прав. Даже на мире Принца Самуила имелись культурные сообщества, где, в отличие от Северного материка, женщин оберегали не столь строго. Были также места, где мужчины не носили при себе оружие постоянно. Он мог принять и понять это и должен был теперь принять и понять Макассар.



Форт Космофлота был сложен из грубых камней (очевидно, построен аборигенами) казармы для десантников не было. Маккинни не заметил никакой системы обороны имперских, даже когда они подошли вплотную.

Большинство местного населения составляли невысокие люди, с кожей черного или коричневого цвета, похожие на двух офицеров, которых Маккинни встретил на борту звездолета. Одежда была грубой, одни носили штаны, на других были длинные рубахи почти до щиколоток. В отличие от пассажиров звездолета практически у всех мужчин были бороды, подстриженные на разный манер, даже у тех, у кого борода росла плохо. Волосы местные жители носили длинные, и даже на расстоянии было заметно, что мылись тут не слишком часто.

На протяжении сотни футов между пристанью и имперским фортом к прилетевшим привязались по меньшей мере с десяток нищих, при этом некоторые не без гордости демонстрировали достаточно серьезные увечья. Попрошайки галдели и клянчили, и Маккинни с удовлетворением отметил, что неплохо понимает их мольбы. Практика на борту звездолета пошла на пользу, язык был освоен прилично, хотя во время этой первой встречи он почти не вслушивался в сказанное. Старк бросил несколько медяков, дав возможность остальным спастись бегством, пока нищие ругались и дрались из-за денег.

Им разрешили остаться в форте на несколько дней, и члены экспедиции Маккинни с интересом изучали небольшой городок, болтая с местными и разыскивая подходящие товары для закупки. Вечером третьего дня пребывания на планете все собрались в самой большой комнате форта. Ренальди, как обычно с бокалом в руке, уселся у камина.

– Ваше высочество, нам не удалось найти ничего, что стоило бы забрать с собой на мир Принца Самуила. Мы начинаем склоняться к мнению, что тут нет ничего стоящего, – начал Маккинни. – Где же обещанные пряности и экзотические ткани?..

Ренальди рассмеялся.

– Насколько мне известно, – быстро проговорил он, – на этой планете могло вообще не остаться ничего ценного. Салиман тут все хорошенько подчистил, когда ему представилась такая возможность.

– Но… но… – заволновался Маккинни, – если тут ничего нет, мы разорены. Нам придется заплатить вам огромные деньги за перелет. Здесь должно быть что-то, чем стоит торговать. Чем прикажете нам покрыть расходы?

– Может получиться, что вы не оправдаете свои расходы. Мы никогда не гарантировали вам прибыль, торговец. – Ренальди произнес «торговец» как оскорбление. – В нашем деле приходится рисковать. Возможно, на сей раз вы вытянули несчастливый билет.

– Но мы послушались вашего совета! – огрызнулся Маккинни, однако сразу сменил тон на умоляющий. – Наверняка вам известно на этой планете что-то, что может принести доход королю Давиду. У вас большой опыт, и вы наверняка в силах нам помочь.

– Сомневаюсь. – Ренальди сделал большой глоток. – Впрочем, если хотите что-то предпринять, поспешите. Корабль улетит через три дня.

– Через три дня! Нет, это невозможно. Вы обещали нам достаточно времени для того, чтобы наладить тут торговлю, возможно, даже организовать постоянно действующую компанию. Трех дней недостаточно для того, чтобы дела пошли. И вы знали все это до нашего отлета? – Маккинни взглянул сверху вниз на спокойное лицо и подавил в себе желание выдернуть жидкую бороденку. Взяв себя в руки, он продолжал: – Я собираюсь направить жалобу в ИВКФ. Они заставят вас уважать наш контракт.

– В нашем контракте, торговец, сказано, что вас доставят сюда и заберут обратно в момент, устраивающий обе стороны. Корабль вылетает через три дня. И это нас устраивает. Вам совершенно не на что жаловаться; прежде чем мы вернемся на вашу жалкую планету, мы посетим еще две звездные системы. Вам не будет позволено покидать звездолет на других планетах, но только подумайте, как существенно расширятся границы вашего путешествия.

– Если момент отлета нас не устраивает, то условие контракта не выполняется, – мягко заметил Лонгвей. – У нас не так много прав, имперский торговец Ренальди, но я подозреваю, что капитан Гриноу сочтет необходимым соблюдать наши скудные права. К тому же, ваше превосходительство, капитан не слишком благосклонен к имперским торговцам. Так что через три дня мы отсюда не улетим.

Ренальди пожал плечами.

– Как угодно. Следующий корабль, который мы собираемся направить в эту незначительную звездную систему, прибудет сюда не ранее чем через один стандартный год. Если вы всерьез настроены дожидаться следующего корабля, я попрошу Космофлот рассчитать точную дату прибытия. А до тех пор можете бродить по этому нищему миру сколько заблагорассудится.

Торговец с усилием поднялся и наполнил свой стакан из открытой бутылки, стоящей на столе посреди комнаты. Маккинни отметил, что бутылку выдували вручную, форма получилась грубоватая, зато цвет стекла был довольно любопытным. Ренальди местные напитки нравились.

– Три дня или целый год, – проговорил Натан. – Ни то, ни другое нас не устраивает.

– Зато устраивает нас. Что вы выбираете? – Заметив, что один из охранников направился к ним, Ренальди нервно попятился от Маккинни, нашаривая на ремне оружие, которого там не было. Торговец исхитрился добраться до своего кресла, уселся, и к нему вернулось самообладание. – Перестаньте, мы никогда не обещали вам златые горы. Кроме того, представьте, какие приключения могут вас ждать на этой планете свинопасов?

Ренальди рассмеялся было, но заметив выражение лица Маккинни, быстро оборвал смех.

Повернувшись к Маклину, Натан заметил:

– Пойдите, разыщите лейтенанта, который командует фортом. Хочу обсудить с ним, что они могут нам предложить.

Несколько минут они ждали в полном молчании. Наконец Маклин вернулся вместе с гардемарином Ландри и еще одним офицером.

Лейтенант Фарр, темнокожий и приземистый, походил на местных жителей. (Как-то между делом Маккинни поинтересовался, по какому принципу Фарра выбрали командовать фортом – не за его ли сходство с местным населением?) Натан объяснил спорный момент, и Ренальди с лейтенантом Фарром несколько минут переговаривались на имперском языке, до того быстро, что даже Лонгвей не смог ничего понять. Ренальди приходил во все большее возбуждение, гардемарин говорил с ледяным спокойствием. Хотя выражение лица лейтенанта вовсе не было похоже на обычное целеустремленное выражение имперских офицеров, тем не менее он ни разу не улыбнулся. Держался лейтенант подчеркнуто официально, хотя, внимательно приглядевшись, можно было заметить облегчение оттого, что скука бесцельного и бессмысленного командования фортом наконец развеяна.

Переговоры наконец закончились, и Фарр повернулся к Маккинни.

– Если торговец верно пересказал подробности подписанного вами контракта, то юридически он имеет право так поступить. Мы могли бы провести расследование, но это займет некоторое время. Кроме того, в форте нет офицера-юриста.

Маккинни склонил голову к плечу и, поняв, что для лейтенанта этот жест лишен смысла, сказал:

– Благодарю вас, в расследовании нет необходимости. Мы уверены, что имперские торговцы отлично составили контракт. – Он поглядел в свой стакан, наполнил его и выпил. – Как вы считаете, лейтенант, у нас есть шанс найти достойный внимания предмет торговли на этой планете? Вы позволите нам отправиться на поиски в случае необходимости?

– Единственное место, которое я могу предложить вам, это Батав, главный город. Батав считается богатым, но то, что здесь называют богатством, вряд ли произведет на вас впечатление. Сами увидите.

Маккинни кивнул.

– Тогда, по всей видимости, есть смысл туда отправиться. Я не могу вернуться к королю Давиду с пустыми руками, не оправдав его затрат.

– Есть одна сложность, – медленно продолжил лейтенант Фарр. – Империя не может доставить вас туда. Практически вся территория материка охвачена войной, и вероятность того, что вы уцелеете и доберетесь до Батава, очень мала… – Офицер помолчал. – Но если вы все же решитесь идти и доберетесь до столицы, то, вероятнее всего, вы найдете там еще одну группу имперских граждан, раньше вас отправившихся в Батав. Несколько священников не послушались нашего совета и ушли примерно месяц назад. С тех пор мы о них ничего не слышали, но его святейшество постоянно интересуется судьбой своих миссионеров. Если вам удастся узнать что-то об их положении, это облегчит нашу задачу.

Глядя на офицера, Маккинни сказал себе, что если уж Космофлот не отправил охрану со священниками, то ни за что на свете не станет сопровождать колониальную торговую миссию. Мир Принца Самуила затерялся где-то в бесконечной дали, растаял среди звезд в бескрайнем небе, и вполне возможно, им не суждено вернуться туда. По крайней мере, хорошо одно: Космофлот теперь не узнает, что он собирается искать в древней библиотеке, если только сумеет туда добраться.

– Мы постараемся разыскать священников, лейтенант, – ответил Натан. – А сейчас, я думаю, нам нужно подыскать себе жилье в городе, чтобы как следует подготовиться к экспедиции. Я не могу позволить себе вернуться на свою планету с пустым карманом и потому должен попытаться сделать все, что в моих силах. – Он повернулся к Ренальди. – Что касается вас, то, как я понимаю, Империя соблюдает местные обычаи насколько это возможно. Я доживу до того дня, когда вы вернетесь на мир Самуила, чтобы выяснить с вами вопросы чести. Конечно, если она у вас есть.

Ренальди ничего не ответил, и Маккинни вышел из комнаты.

Глава 10

Джикар

Таверна показалась Маккинни похожей на «Синюю бутылку». Даже перевод названия был похож, что-то вроде «Синего бокала», и полковнику это напомнило родину. Шел второй час пополудни, а в таверне было полно народу.

Мастер Блатт, дубильщик, и мастер Хурн, ткач, с радостью приняли приглашение Маккинни. Они молча тянули первую бутылку вина, смакуя пряный вкус напитка, в который хозяин таверны превращал кисловатый местный продукт. Вино подавали по цене, которую не мог позволить себе почти никто из местных жителей, отчего Маккинни сразу стал популярен. Натан разглядывал своих гостей, когда-то приятно полных, но теперь обезображенных обвислыми складками кожи, явное следствие недоедания. Другие горожане сидели в тягостном молчании, у многих на столах вообще не было бутылок. Хозяин таверны не подавал на бедность, а свой кредит эти люди выбрали, но им было некуда больше пойти.

– Что, в Джикаре всегда так? – спросил Маккинни, когда бутылка наконец опустела. – Прошу прощения, мастер, но ни один город не может долго выживать в таких условиях, даже тот, где, по счастью, есть гавань и поля.

Хурн откашлялся и взглянул на бутылку, слишком гордый, чтобы просить вслух. Маккинни небрежно махнул рукой хозяину таверны, и тот немедленно засуетился. Кроме мальчика восьми лет, Натан не заметил тут прислуги, хотя таверна, довольно большая, явно приносила доход. Подали новую бутылку, и Хурн глубоко вздохнул.

– Все из-за того, что пришли они, – прошептал он. Потом, нормальным голосом, хотя и не слишком громко, мануфактурщик продолжил: – Когда они прилетели, наш военный флот был уничтожен. Пираты не принимают выкупа от Джикара; в бою с нами они понесли слишком большие потери. Наш город небольшой, торговец, но очень гордый. Когда-то был гордым. А что от нас осталось теперь? Пираты перекрыли гавань, варвары разоряют поля. А они не делают ничего. Говорят, нельзя вмешиваться. – Голос мануфактурщика поднялся до крика, в котором слышались слезы. – Но, во имя Великого Бога, разве они уже не вмешались? Разве не разорили Джикар?!

– Аминь, – пробормотал Блатт. – Первым делом они уничтожили наш флот и нашу армию. Все пошло прахом. Пастбища сожгли, поля вытоптали. За городскими стенами мы в безопасности. Они не позволят тронуть город. По крайней мере, мы на это рассчитываем. Пройдет время, и, может быть, наши парни снова наберутся храбрости и пойдут драться, как в старые времена, вместо того чтобы сидеть на ступенях храма, дожидаясь милостыни, или пить в таверне за счет хозяина, пока их не выгонят вон. Проклятие чужакам. – Дубильщик поднял стакан, чтобы выпить за свое проклятие, и вдруг осознал, кто сидит перед ним. – Прошу простить меня, торговец. По мне, так вы не очень похожи на этих.

Маккинни задумчиво кивнул, оценивая свое затруднительное положение. На следующий день посадочный бот улетит, бросив их на планете, а он еще не продумал детали своей экспедиции. Как покинуть Джикар? За стенами города степи наводнены ордами кочевников, нападающих на всех отчаянных безумцев, кто отважится ступить на дорогу, ведущую на юг или на север. Выход из гавани стерегут пираты, их базы находятся на островах, раскинувшихся на всем протяжении огромной мелкой бухты под названием море Сулаве. Путь по воде отрезан; мерзавцы требуют от Джикара не просто выкупа, но головы всех главных мастеров Гильдии. Городу делало честь то, что никто не заикнулся о необходимости заключить сделку с пиратами, кроме пары старых мастеров, заявивших, что жить всем осталось всего несколько лет. Городской совет отказался обсуждать предложение пиратов.

Вторжение кочевников породило хаос на так называемых цивилизованных землях, которые и без того, даже в лучшие времена, не знали твердого правления. Исчезла большая часть семейных кланов, поддерживавших хотя бы иллюзию мира и порядка; воины покинули пределы города. Не осталось никого, кто взялся бы охранять крохотный отряд, вышедший из города Старой Империи, чтобы проделать путь длиной в три тысячи километров.

Империя располагала очень скудными сведениями о Батаве. В надежде найти кого-нибудь, кто побывал в Батаве и знал туда дорогу, Натан обратился к Гильдии, мастера которой правили городом, и узнал, что только горстка горожан отваживалась в разное время совершать вылазки, но отдалялись эти смельчаки в лучшем случае на несколько сот километров и погибли во время краткой и бессмысленной попытки оказать сопротивление вторжению Космофлота. Для имперских гибель трехсот девяноста местных жителей была огорчительна, но несущественна. Для Джикара она означала смертный приговор.

– Бог прогневался на нас, торговец, – сказал Хурн. – Несколько лет назад Джикар был самым оживленным портом на западном побережье. Здесь нет таких больших городов, как на восточном побережье, но у нас как-никак пять тысяч жителей и столько же в окрестностях. Торговля шла хорошо. Нам не нужно было идти на поклон к лордам и просить у них защиты. Мы были свободными людьми, никому не подчинялись и умели за себя постоять. Нами правит Гильдия, а не какие-то пустоголовые воины, которые только и знают, что махать мечом и греметь кольчугой.

– Не следует дурно отзываться о людях, закованных в сталь, – подал голос Блатт.

Вино согрело его, и он разговорился, припомнив прежние милые сердцу времена, проведенные в этой таверне. Подняв стакан из темно-синего стекла, давший название таверне, он сделал большой глоток.

– Воины умеют только сражаться, но полагаю, что своей свободой Джикар обязан болотам, которые окружают нас с востока. На нас пало проклятие, люди стали вымирать от чумы, форты пали, и степняки наводнили наши земли. Прежде нам приходилось драться лишь с редкими всадниками, которым удавалось пробраться мимо фортов, воровски, под покровом ночи. Но потом, когда кочевники ударили по нам в полную силу, мы познали их ярость.

– Мы узнали их по-настоящему, но победили! – выкрикнул Хурн. – Эх, торговец, это стоило видеть. Наши молодые парни, моряки и сыновья Гильдии, выстроились с пиками наперевес и ни на шаг не отступили под ударами варваров, которые шли волнами, одна за другой. Честь и хвала нашим парням, чья кровь обагрила землю. Тогда нам достались сотни лошадей и айков.

Лошадей и скот завезли на Макассар во времена Старой Империи. Теперь животные размножились, и, несмотря на то, что там, где их не защищал человек, лошадей активно уничтожали местные хищники, скакуны заполнили степи.

Некоторые кочевники ездили на айках, местных плотоядных, похожих на лосей, покрытых длинной шерстью, с когтистыми лапами и удлиненными, как у хищников, мордами. Айки питались ульевыми крысами, теплокровными яйцекладущими с телом семифутовой длины, которые жили огромными колониями и проявляли слабую тягу к продолжению рода. Ульевые крысы были одними из самых опасных животных на Макассаре, несмотря на то, что они не были хищниками. Крысы с легкостью пожирали крепкое, как камень, местное дерево, прорывали в земле тоннели и с большим удовольствием воздавали должное питательным свойствам посаженных человеком зерновых культур. Загнанная в угол крыса сражалась; когда одну ранили, тысячи других в слепой ярости бросались на помощь. Не один человек погиб, настигнутый ульевыми крысами на открытом месте.

– Это была великая победа, – продолжал Блатт. – Победа, о которой мастер Хурн сможет рассказать вам больше, потому что в те дни он руководил Гильдией. Мы разбили их, но не могли преследовать. Множество кочевников бежало в степь. Будь у нас хотя бы сорок верховых, разгром был бы полным и варвары еще лет сто не приближались бы к нашим воротам.

– Да, – кивнул Хурн и глотнул вина. Потом улыбнулся и пожал плечами. – Согласен, воины знают ратное дело. Но я помню день, когда они отвернули от ворот нашего города. Во время битвы наши парни стояли на месте и держали пики, а железнобокие, которых нахваливает мастер Блатт, топтались на флангах, потому что боялись атаковать. После мы ничего им не заплатили.

Не успели слова Хурна затихнуть, как молодой человек, темноволосый и довольно высокий для Макассара, когда-то мускулистый, но теперь тощий, как все остальные, с надменным видом вошел в таверну, в отличие от других местных, кого видел Маккинни, гордо и высоко держа голову. Парню было около двадцати пяти земных лет, а то и меньше, и одет он был немного иначе, чем все. Штаны из той же грубой материи, что и у прочих горожан, но куртка и плащ – из тонкой ткани и изящного покроя, к тому же Натан заметил на его воротнике выцветшие полоски, словно оттуда спороли нашивки. Он припомнил, что воротники с золотым шитьем отличали мастеров Гильдии. Хозяин таверны молча подал пришедшему стакан дешевого вина и толстый ломоть хлеба, что служило в таверне ежедневным эквивалентом церковной десятины. Парень принялся за еду.

– Вот с кем вам нужно поговорить, – сказал Хурн Маккинни. – Давно следовало послать за ним. Если и есть в Джикаре человек, который расскажет вам, что за рекой и лесом, то это он. Или его друг-воин.

– Кто он такой? – спросил Маккинни.

– Его зовут Бретт, – ответил Хурн. Потом понизил голос. – Говорят, он пришел издалека, кое-кто даже считает, что с восточного побережья. Он принес сказания и песни, но о своем прошлом говорить отказывается. Мне кажется, что он рожден среди варваров-кочевников.

– Однако он знает много цивилизованных языков, – заметил мастер Блатт.

– Да. – Хурн выпятил губы и задумался. – У нас в городе варвары не появляются, поэтому мы не знаем их порядков. Но я слышал, что в местах, где степные всадники более частые гости, горожане нередко берут в плен молодых кочевников и используют их как рабов.

– И ты считаешь, что Бретт один из таких? – спросил Маккинни.

– Может быть, – кивнул Блатт. – Хотя я не завидую тому, кто был хозяином этого певца. Я бы предпочел числить такого среди друзей.

– Истинно, – согласился Хурн. – В Джикар приходили и другие трубадуры, но ни один из них не появился так, как Бретт. Все приходили пешком, Бретт же приехал на огромном боевом коне, а с ним железнобокий, в латах, кольчуге и с мечом. Воина звали Ванъянк. Изгнанный из южных земель, он, так же как Бретт, странствовал, чтобы продавать свое боевое искусство любому, кто пожелает его купить.

«Бродячий наемник, – подумал Маккинни. – Как я когда-то». Рассматривая темнокожее лицо трубадура, Маккинни с удовлетворением хмыкнул. Парень переживает черную полосу, но он не сдался. Несмотря на молодость, он больше был похож на мастеров Гильдии, чем на прихлебателей из этой таверны.

– Позовите его за стол, – сказал он после минутного размышления.

– Эй, трубадур! – крикнул Хурн. – Просим к столу, пожалуйте! Наш благородный друг хочет поговорить с тобой.

Трубадур подошел к столу и, когда Хурн представил присутствующих, поклонился.

– Мне сказали, ты прибыл из далекого края, – сказал Маккинни. Налив вина, он подвинул стакан Бретту. – Если у тебя есть время, может быть, ты расскажешь мне о своих путешествиях?

Бретт поморщился.

– Чего-чего, а времени у меня хватает. В отличие от всего другого.

Он осушил стакан одним глотком.

– Говорят, что ты странствовал не один, трубадур? – спросил Маккинни, наливая еще вина.

– Конечно, не один. Я научил Ванъянка слагать стихи, он научил меня драться. Теперь каждый из нас может продавать оба ремесла, и мы живем лучше прежнего. – Трубадур с презрением обвел глазами таверну. – Верней, жили. Но мы не собираемся обременять мастера Блатта задачей хоронить тут наши кости.

– Значит, ты хочешь уехать из Джикара? – спросил Маккинни.

– Торговец, мы сами готовы заплатить человеку, который позволит нам сражаться за него, но только если у него будет достаточно людей, чтобы прорубиться через марис. А они останутся тут до тех пор, пока у них будет что есть и жечь в кострах, и они не так глупы, как надеется Гильдия. Они останутся тут до снега, а потом уйдут. И тогда для вас наступит благодать, мастера Гильдии.

– Это просто орды кочевников – или марис, ты, вроде, так их называешь? О какой благодати ты говоришь?

Блатт поднялся с места, его широкие плечи почти погребли под собой парня, здоровенные руки, окрепшие и загрубевшие от растворов для вымачивания кож, уперлись в бока.

– Успокойтесь, вы испугаете нашего гостя, и вина больше не будет, – тихо проговорил Бретт. Потом добавил с ноткой угрозы в голосе, чего никто здесь не позволял себе с мастерами Гильдии: – Я зову их марис, потому что они сами так себя называют. А благодать – истребление ульевых крыс. Когда марис пришли, здесь было полно крыс, по сути дела поэтому они и пришли. Айки едят крыс, оттого марис приходится кочевать по великим равнинам. Если айки не едят, марис тоже нечего есть. Кочевники сожрали в полях все ваши земные посадки, пока айки подчищали ульевых крыс.

Маккинни с интересом прислушивался.

– Значит, марис живут за счет айков?

Бретт удивленно вскинул на него глаза.

– Такого выговора мне до сих пор слышать не доводилось, – сказал он. – Ты нездешний, местные знают о марис все. Откуда же ты пришел, что там даже не слышали о кочевниках? Ага, вероятно из горных городов на севере? Так знай, северянин, что эти великие равнины такая же отрава для нас, как и большинство растений Макассара. Священники говорят, что много лет назад мы пришли сюда со звезд, и это, наверно, правда, иначе почему Бог поселил нас там, где мы ничего не можем есть? Но айки могут есть здешнюю зелень, а человек может есть айков, и пить их молоко, и даже, как марис, пить кровь своих скакунов. Лошади тоже едят на равнинах все, и некоторые марис живут только за счет своих лошадей, но айки лучше. Но одними айками не прокормишься. Если есть только айков, человек болеет и умирает, это случается часто. У себя на севере вы едите высокую траву, которую привезли с Земли, и там вы можете есть гротку. Но и вы, если не едите ничего кроме гротки и плавающих созданий из моря, тоже очень быстро умираете.

Маккинни кивнул. Имперские рассказывали ему о проблемах питания на Макассаре. Большая часть местных животных, хотя и не все, годилась в пищу, из растений можно было есть только земные формы, завезенные с другой планеты. Местные растения запасали в своих стеблях металлы, отчего приобретали невероятную жесткость и становились ядовитыми для человека. Местные животные научились выводить металлы из организма, хотя некоторые, например, ульевые крысы, которые ели не только плоды и зерно, были ядовиты. В макассарских формах жизни полностью отсутствовали необходимые витамины. Пока Маккинни слушал трубадура, его неожиданно осенило.

– Я собираюсь вернуться в северные горы, – сообщил он.

Судя по картам, Батав находился у подножия – противоположного по отношению к Джикару – горной гряды, берущей начало у северной границы материка и проходящей через весь огромный полуостров. Горы постепенно превращались в холмы, и тогда гряда, естественная преграда перед Великими Равнинами, поворачивала на восток.

– Ты хочешь идти на север? – спросил Бретт. – Давно ты оттуда? Хотя, возможно, ты прибыл сюда на корабле. Дорога по суше уже два года как закрыта, торговец. Великий Король Ущелья умер, остальные дерутся за его престол. Смерть может настигнуть повсюду, нигде нет ни судей, ни закона, люди выживают как могут. Если у вас достаточно денег, вы можете нанять людей и попытаться прорваться на юг. Я могу быть проводником. Мы пробьемся через марис и доберемся до города-государства и королевства Кепул. Но только не на север, торговец. Санги нам не пройти никогда.

Бретт допил вино и махнул рукой человеку чуть ниже его ростом, светловолосому и сложения совершенно не такого, как у трубадура, но с той же уверенной осанкой. Тот не торопясь подошел к их столу.

– Торговец, – представил человека Бретт. – Это Ванъянк, лучший друг, какой только бывает у бродяги, потому что он так же несчастен, как я, и так же вынужден скитаться по земле.

Не спросив разрешения, Бретт налил своему другу вина.

Ванъянк молча кивнул Маккинни и присел к столу. Полковник отметил, что воин моложе трубадура, скорее всего на пару местных лет. И тем не менее воспитание его было благородным, в то время как Бретт происходил откуда угодно, только не из деревянного форта железнобоких. Было видно, что молодых людей связывали доверие и дружба.

Мастера и трубадур объяснили воину план Маккинни.

– Но через Санги прохода нет, – закончил Бретт. – А если есть, то мне он неизвестен.

– Мне он тоже неизвестен. – Ванъянк пил вино медленно и спокойно – очевидно так же он приступал к любому делу. – Людей – столько, сколько необходимо для похода через лес – вам тоже не удастся найти. Берег закрыт. Что творится на море, мне неизвестно.

– Море, – фыркнул Бретт. – Если бы возможно было ходить по морю, половина Джикара убралась бы подальше отсюда. Пираты отказываются от золота, торговец, сколько ни предлагай, а военных кораблей в Джикаре не осталось. Вернее, корабль есть, но только один.

– Здесь есть корабль? – спросил Маккинни. – Я могу его купить?

– Не уверен, что этот корабль продается, – задумчиво ответил Хурн. – Корабль принадлежит Кузнецам. В Джикаре осталось мало такого, что не продается ни за какие сокровища, среди прочего – честь наших дочерей. Но я могу поторговаться для вас с Кузнецами и сбить цену – за небольшой процент для моей гильдии.

– Это запрещено, – уверено заметил Блатт. – Запрещено продавать человеку что-то, от чего он может принять смерть. Спустись с небес, Хурн: гильдии не станут грабить человека со звезд.

Натан отметил, каким интересом вдруг вспыхнули глаза Бретта, попытавшегося тут же скрыть этот огонек любопытства. Маккинни повернулся к Блатту.

– Я готов купить корабль, мастер. – Честность кожевника тронула его больше, чем он готов был признать. – Если мы вернемся домой с пустыми руками, мы погубим не только свои жизни, но и жизни многих других людей. Отправляйтесь вместе с гильдейским мастером Хурном и купите мне этот корабль, и мы заплатим обеим вашим гильдиям процент. Свободные граждане Бретт и Ванъянк, я заплачу вам за ваши советы в любом случае, отправитесь вы со мной или нет; но мы выведем этот корабль из гавани Джикара, даже если в море нас будут поджидать все пираты Макассара.

Глава 11

Корабельщик

Маккинни и его люди осматривали корабль, когда посадочный бот поднялся из гавани и исчез из виду в низких облаках. Провожая его глазами, Натан не испытал сожаления. У него было слишком много работы, чтобы тратить время попусту, играя роль торговца и уламывая Ренальди или пытаясь чего-то добиться от Космофлота. Оказалось, что корабль не готов немедленно выйти в море.

Повезло в другом. Гардемарин Ландри улетел вместе с Ренальди. Когда лейтенант Фарр услышал о плане Маккинни, он решил, что Космофлот не может себе позволить жертвовать даже одним младшим офицером в год, потому что, без сомнения, Маккинни не суждено было вернуться. Ландри получил приказ отправиться в следующий порт, доложиться там и получить инструкции.

Прежде чем Ренальди улетел, Фарр объяснил ему, что Космофлот крайне отрицательно относится к тому, как он поступил с Маккинни, и отметил, что как бы призрачны ни были шансы того выжить и вернуться, Ренальди должен обеспечить ему транспорт на мир Принца Самуила. В глубине души Маккинни был убежден, что лейтенант гораздо сильнее расстроен тем, что Ландри приходится тратить время впустую, чем несправедливостью и нечестностью имперских торговцев, поскольку Гриноу удалось убедить, что гардемарин будет отсутствовать всего месяц-другой. Тем не менее, Фарр гарантировал Маккинни возвращение домой, если только тому удастся добраться обратно до Джикара.



Мэри Грэхем осталась на Макассаре. Она наотрез отказалась лететь на одном корабле с Ренальди без защиты Маккинни, на что по обычаям и законам Гавани вполне имела право. Это само по себе было обузой, а то, что Мэри настояла на том, чтобы отправиться вместе с экспедицией в Батав, вообще ни в какие ворота не лезло, но как Маккинни ни старался, отговорить Мэри так и не сумел.

– Чем, по-вашему, я должна тут заниматься? – спрашивала она. – Оставаться здесь опасно.

– Фриледи, – отвечал Маккинни, стараясь сохранять спокойствие. – Гражданин Дугал включил вас в мою группу без моего согласия. Мы должны основать торговое представительство в порту Империи, и вам придется остаться здесь в качестве нашего агента.

– Но нам не нужна тут контора, – запротестовала Грэхем.

– Согласен. Однако отправиться с нами вы не можете. На борту корабля вы будете огромной обузой. Каким образом, скажите, мы сможем выделить для вас каюту? И извините за прямоту, но как быть с санитарными нуждами? Это сумасшествие.

– Сумасшествие, торговец? А не большее ли сумасшествие оставлять меня здесь, в осажденном городе? На корабле я могу быть вам полезна.

– Нет.

– Вы твердите «нет». А вы подумайте как следует. Если я, по-вашему, недостаточно надежна, чтобы отправиться с вами, почему вы рассчитываете, что я буду молчать, оставшись на год в Джикаре? Вы оставляете меня с имперскими офицерами…

– Я не говорил, что не доверяю вам.

– Оставил бы меня здесь Дугал? Подумайте. Он предпочел бы убить меня, лишь бы не рисковать.

«Точно, он так бы и сделал, – подумал Маккинни. – Что ей известно об истинной цели миссии? Я никогда с ней об этом не говорил. Клейнсту все известно. Возможно, и Лонгвею. А Мэри Грэхем? Может быть, кто-то из них сказал ей».

– Пожалуйста, торговец, – продолжала просить Мэри. – Я знаю, что эта миссия очень важна и для Гавани, и для всего мира Самуила. Почему вы отказываете мне в возможности продемонстрировать, что я – женщина Гавани – не меньше вашего обеспокоена вопросами чести и долга? Вы считаете мужчин бóльшими патриотами?

«Никогда об этом не думал, – сказал себе Маккинни. – Но куда важнее другое: действительно ли я рискну оставить ее в Джикаре? Она права, Дугал не стал бы рисковать. Не думаю, что она чем-то поможет, хотя, с другой стороны…»

– Что ж, будь по-вашему…

– Спасибо, торговец. Вы не пожалеете.

«Уже пожалел», – подумал Маккинни, но ничего не сказал.

И вот теперь Мэри с озабоченным видом ходила по доку следом за Маклином, который осматривал корабль, и торопливо записывала в блокнот замечания моряка. Толпа молодых парней, жаждущих наняться на корабль, стояла на набережной под присмотром мастера гильдии корабельщиков. Во время короткого и бессмысленного сражения с Имперским Космофлотом эта гильдия понесла огромный урон и теперь готова была позволить любому поступить на службу к Маккинни при условии, что корабельщикам выплатят надлежащую долю, а работы будут вестись под началом мастеров Гильдии. Разглядывая толпу у доков и за ними, Маккинни подумал, что наниматься на корабль явилось полгорода.

Сам корабль, всего тридцати метров в длину, не производил особенно сильного впечатления. Его вытащили из воды в сухой док чрезвычайно примитивным способом. Маккинни досталось судно небольшого водоизмещения, со скругленным днищем и небольшим килем по всей длине. Нос и корма были приподняты, на корме устроена просторная площадка, на ней – каюта. Кроме этой площадки, палубы как таковой не было, лишь вдоль бортов были устроены помосты для гребцов. Вдоль выгнутых дугой полупалуб могло усесться до двух сотен человек, но экспедиция не смогла бы нанять столько народу для долгого плавания, даже если бы все пираты подкарауливали ее у выхода из гавани. К своим людям Маккинни пока добавил только Бретта и Ванъянка, которые готовы были отправиться с ним, несмотря на то, что шансы прорваться на север были ничтожны.

После того как Маклин закончил осмотр судна, Маккинни отвел его под навес, для переговоров. Хэла Старка оставили дозорным, чтобы никто их не подслушал, и Маккинни не мешкая приступил к делу.

– Мы сможем доплыть до места? Нам необходимо попасть в Батав, даже если придется добираться туда вплавь.

Маклин попыхивал трубкой. Курение табака ничуть не пугало местных жителей, хотя в Джикаре Маккинни не заметил ни одного курильщика, а вот зажигалка Маклина, по всей видимости, была самым технологически развитым предметом на планете. Маккинни не мог взять в толк, каким образом Маклину удалось сохранить зажигалку после длительного досмотра, устроенного Ландри, перед тем, как им позволили погрузить свои вещи на посадочный бот. Попыхтев минуту-другую трубкой, Маклин ответил:

– Перед тем как отправляться в такую даль, нужно немного перестроить корабль. Из того, что я слышал, следует, что здешние воды покрыты островами, но если мы возьмем чуток к северу, то со временем с запада на четыре тысячи километров окажется открытое море. Как правило, с этой стороны приходят высокие волны. Наверняка можно ожидать дьявольски сильных штормов.

– Но мы доплывем?

Маклин кивнул, и Маккинни продолжил:

– Какая нам понадобится команда?

– Когда я перестрою корабль, нам понадобится вдвое больше людей, чем у нас есть теперь, но трудиться придется всем. Вы можете нанять несколько десятков человек и сделать из них матросов.

Я намерен превратить эту посудину в настоящее океанское судно, торговец. Та мачта, что есть, похожа на пенек. Я хочу ее снять и поставить более высокую, а для остойчивости положить на днище побольше балластного железа. Ничего, что вызвало бы возражения имперских, делать не буду. Потом хочу устроить бортовые кили.

Корабельные термины ничего не говорили Маккинни, но одно он понял.

– С высокой мачтой легче перевернуться, верно? – спросил он.

Маклин кивнул:

– Но балласт, я надеюсь, исправит дело. Шпангоуты достаточно широки, и корабль имеет нормальную остойчивость. Трюм мне понравился. Наверняка местные уже попадáли на этом корабле в хорошие шторма. Здоровенная железная баба идет от носа почти до миделя; вот единственное, что они предусмотрели в смысле балласта в киле. – Маклин еще немного пососал свою трубку. – Можете не сомневаться, мелей тут полно, а отливы и вовсе сумасшедшие, при двух-то лунах, наверняка чертовски далеко обнажают дно. Вот почему днище посудины почти плоское. На ночь, думаю, корабль обычно причаливает к берегу. Доплыть-то мы доплывем, торговец, но вот насчет пиратов – не поручусь.

Маккинни кивнул.

– Какие предложения?

– Все перестроить и переоснастить – и уповать на то, что пираты нас не догонят. Такого большого – и быстрого – судна у них наверняка нет. Это военный корабль, говорят, лучший на планете. Но пиратов чертова уйма. При неполной команде стоит только кому-нибудь взять нас на абордаж, и нам крышка.

– Согласен. Впрочем, заранее волноваться ни к чему. На сколько тут работы?

Теперь, когда имперские больше не следили за каждым шагом Натана, он обрел прежнюю уверенность, а четкая цель впереди наполняла его нетерпением и энергией. Он огляделся по сторонам, достал свою трубку и попросил у Маклина зажигалку.

– Как вы сумели это протащить? – поинтересовался он.

– А, это? – пожал плечами Маклин, взглянув на зажигалку, словно видел ее впервые. Это была обычная зажигалка с кремнем и фитилем, совсем не похожая на те элегантные беспламенные устройства, которыми пользовались имперские офицеры. – Просто вышел с ней с корабля и все. Ландри видел зажигалку, но ничего не сказал.

Маккинни медленно кивнул. Согласно стандартам Империи зажигалка была достаточно примитивным устройством даже по меркам Макассара. Он задумался о том, сколько еще Космофлот просмотрел произведенных на мире Принца Самуила вещиц, которые были в диковинку на Макассаре; об этом стоило поразмыслить и вспомнить.

– Скоро мы сможем выйти в море?

Маклин потер подбородок.

– Если повезет, через несколько дней. Переустройство палубы – самое сложное. Здесь полно работников, но ни у кого нет опыта, никто из них раньше такого не делал. Но, как только вы доставите на борт все товары и провизию, мы будем готовы выйти в море.



Работа заняла две местные недели. Сутки на Макассаре были чуть больше, чем на мире Принца Самуила и, соответственно, еще больше, чем земные, но, несмотря на это, очень скоро Маккинни заметил, что и он, и его команда привыкли жить по местному времени, которое измеряли по солнечным часам или не измеряли вообще.

Одной из причин того, что работы продвигались недостаточно быстро, была местная Церковь, настаивающая на соблюдении дня отдохновения, и сверх того установившая по меньшей мере один церковный праздник в неделю. Это, а также то, что местные рабочие не были знакомы со строительными методами, на которых настаивал Маклин, задерживало переустройство корабля. По его окончании потребовалась еще неделя, чтобы раздобыть нужное количество подходящей по качеству материи и обучить ткачей кроить паруса.

Маклин был единственным, кто знал и понимал устройство нужного снаряжения. Он сконструировал и изготовил якоря, невиданно совершенные для Макассара со времен войны; он установил лебедки и брашпили, показав кузнецам, как отлить все это из бронзы; позже ткачи сплели из местных волокон канаты и тросы. Все это было необходимо для успеха плавания, и Маклин за всем следил лично. Шли дни.

В тот день, когда имперские десантники под командованием своего лейтенанта пришли проконтролировать работы в доках, Маккинни пришлось понервничать, но волнение было напрасным – Космофлот не нашел ничего запрещенного. Изготовленные Маклином якоря и брашпили оказались настолько примитивными по понятиям Империи, что десантники даже не поняли назначения некоторых из них. Предусмотрительный Маклин заранее выучил Бретта обращаться с техническими новинками, чтобы тот продемонстрировал знакомство со всем, что есть на борту. Пусть Космофлот решит, что такие устройства в ходу повсюду на Макассаре.

К тому времени, как корабль был готов к отплытию, на причал доставили и сложили грудами товары и оружие, которые судно должно было везти в трюме. Команда мокла под мелким накрапывающим дождем, наблюдая, как местные спускают корабль на воду. Примитивный уровень Макассара не позволял использовать никакие сложные механизмы – половина молодых парней городка тащила «Субао» волоком, приподнимая и перенося, потом эти же парни переместили на борт судна железные чушки, которые Маклин подобрал для балласта. Маккинни надеялся, что после этого корабль немедленно отправится в путь, но оставалось сделать еще кое-что.

– Что еще? – спросил он Маклина.

– Нужно оснастить мачты. Поднять паруса, чтобы убедиться, что все ладно. Закрепить балласт – ведь никто из нас не хочет, чтобы в один прекрасный день, когда корабль попадет в шторм, балласт в трюме сдвинулся. Груз можете перенести на борт уже сегодня, чтобы сберечь время, но не ждите, что мы выйдем в море раньше чем через три дня.

Маккинни выругался – тихо, чтобы не услышал Маклин. Сделать ничего было нельзя, оставалось только ждать. Днем Маклин начал обучение кораблевождению. Оказалось, что в детстве Тодд ходил на маленьких яхтах по гавани родного города, и после расспросов Маккинни парень рассказал, что был направлен в военное училище одной из самых богатых семей королевства Гавань. Маклин немедленно назначил Тодда младшим помощником и рулевым.

Они выучили морской язык, на котором местные общались на борту корабля, и Маклин ввел в обращение несколько терминов, с которыми макассарские матросы до сих пор не были знакомы. Потом Тодд проследил за тем, чтобы моряки вызубрили названия всех линей и оснастки на борту. Маккинни обратил внимание, что Бретт схватывает все буквально на лету и обучается даже быстрее, чем самуильцы – а вот его друг Ванъянк почти не проявляет ни к чему интереса. Старк, ничуть не расстроенный неожиданным повышением Тодда, который получил старшую должность, по обыкновению споро усвоил необходимое и проследил за тем, чтобы солдаты охраны затвердили свою часть мореходной науки. Вечером Старк и Маккинни сидели в маленькой комнатке Натана на постоялом дворе у набережной.

– Люди застоялись, сэр, нужно дать им какое-то дело, – сказал Хэл. – Все эти упражнения с мечами и щитами – хорошо, но ребята уже устали таскать доски и забивать гвозди. Этот Ванъянк хорошо дерется, у него есть доспехи и оружие. По-моему, раньше он занимался тем же, чем и мы.

Маккинни кивнул.

– Я понял только, что он знает единственно военное дело. Он когда-то лишился своих земель и стал странствовать с трубадуром. А что ты думаешь о Бретте?

– Даже не знаю, сэр. Сразу бросается выполнять мои приказы, более расторопный, чем Ванъянк, но толку от него меньше.

– Ванъянк упрямей. У них с Бреттом странная дружба, два совершенно разных типа. Ванъянк, похоже, из тех железнобоких, о которых мне говорил Блатт. – Маккинни поднял стакан и подмигнул сержанту. – Новое войско Железного Маккинни. Несколько десятков бойцов хватит. Ты уже подобрал кого-нибудь из местных?

– Я как раз хотел поговорить с вами об этом, сэр. Есть один корабельщик, с которым мне довелось выпивать, капитан Лохоло. Он клялся, что за небольшие деньги сможет набрать нам команду. Часть цены, которую он просит, – взять его с собой. Мистер Маклин вряд ли захочет иметь на борту еще одного командира из местных, ему и так нелегко заставить матросов подчиняться, потому что никто не знает, кто где старший. И тем, что вы главный над ним, Маклин тоже не очень доволен. Но сразу отказывать Лохоло я не стал; местные гильдейские мастера хорошо о нем отзываются. Может, прислать его к вам? Он сегодня в «Синем бокале», говорит, что будет ждать ответа.

– Что ж, если мы переговорим с ним, хуже не станет. Пошли за ним, почему бы и нет.

Старк кивнул и направился к двери. Снаружи он вполголоса переговорил с одним из охранников.

– Его приведут сюда через несколько минут, торговец. Лучше я побуду здесь, когда он придет.

Старк взял свой стакан и перебрался в угол комнаты.

Капитан Лохоло был человеком невысокого роста с темно-коричневой кожей, плечистым и с виду сильным, с явно раскосыми глазами, и напомнил Маккинни одного из чернокожих офицеров, которых они увидели на борту торгового звездолета. На Макассаре часто попадались темнокожие такого типа, сильно отличающиеся от высокого и светловолосого Ванъянка. В ухе у Лохоло болталась золотая серьга-череп, за пояс был заткнут широкий кривой нож. Одежда капитана – а одет он был чисто и опрятно – была из более тонкой и дорогой ткани, чем у большинства населения джикарцев. Он уверенно остановился в дверях, спокойно глядя на человека со звезд.

– Торговец, – сказал Хэл. – Позвольте представить вам капитана Лохоло, корабельщика и коммерсанта. По его словам, он – последний капитан, оставшийся в порту.

– Прошу, присаживайтесь, капитан Лохоло, – сказал Маккинни, наливая в стакан вина. – Мой начальник охраны сказал, что вы можете набрать команду.

– Именно так. – Лохоло повертел в руке стакан, отпил глоток. – Не слишком хорошую команду, торговец. Лучшие матросы покоятся на дне моря либо ушли из города, чтобы присоединиться к пиратам. Но еще есть люди, способные управляться с веслами. Не моряки. Это дети гильдейских семейств, молодые парни, которым хотелось бы стать мужчинами.

Лохоло говорил так быстро, что полковник едва понимал его и потому попросил повторить сказанное, после чего ответил:

– Я уже видел этих парней, но капитан Маклин не смог выбрать среди них ни одного человека.

– И не выберет.

Лохоло притронулся к бутылке и, после того как Маккинни кивнул, снова наполнил свой стакан. Прежде чем продолжить, капитан выпил.

– Капитан Маклин странный человек, торговец. Настелил палубу, и теперь гребцам нечем будет дышать. Снял почти все скамьи для гребцов. Те, что остались, стоят так высоко, что трудно создать хорошее усилие. Вы не сможете пройти на этом корабле на веслах и сотни километров. А железо, что он напихал в трюм? Мертвый груз, который придется тащить с собой! Люди не пойдут с ним, потому что, хоть они и не моряки, но видят, что ваш капитан тоже не моряк. Корабль стал слишком грузным. Ему не уйти от пиратов, а если все-таки сумеет увильнуть, скорости набрать он не сможет. – Лохоло пожал плечами. – Прошу простить за прямоту.

– Но вы-то хотите плыть с нами? И привести команду?

– Именно так.

– Тогда объясните почему.

– Вы не береговая крыса, торговец, в ваших жилах есть капля соленой воды, и вы это знаете. Мой корабль вышел на битву, а я валялся в чумовом бреде на берегу. Корабль так и не вернулся. Это все, что у меня было. Мне не на что купить у Кузнецов новый. Даже военный, который торговцу ни на что не сдался. Когда вы окажетесь в море и ваше судно никуда не поплывет, уверен, вы опомнитесь. Вам не обойтись без того, кто знает эти моря. Надеюсь стать вашим шкипером на первую неделю вашего плавания. Если вы сумеете продержаться так долго. Но для меня это шанс, которым я хочу воспользоваться.

«Так или иначе, нужно на что-то решаться, – подумал Маккинни. Рукоятку кинжала за поясом Лохоло когда-то украшали драгоценные камни. Теперь самоцветы исчезли, но оружие за поясом предназначалось не для щегольства. – Если Лохоло действительно таков, как утверждает, он сумеет стать хозяином на корабле с им лично набранной командой. – Маккинни взглянул на Старка: в его глазах читались те же мысли. – Но и при таком раскладе Лохоло можно было бы использовать… чем черт не шутит, вдруг он честный малый?»

– Вся ваша команда погибла вместе с кораблем?

– Истинно. Все до одного. Те, кого я приведу вам, капитан, не настоящие моряки, зато рвутся выйти в море.

– Почему?

Лохоло улыбнулся.

– У меня слава капитана, который возвращается. С деньгами в кармане и живой. Говорят, я везучий.

– Но как вы убедите местных выйти с нами в море? Ведь на выходе из гавани нас поджидают пираты.

– Скажу, что люди со звезд защитят их. Всем памятен тот день, когда появились они. Ребята поверят мне.

– Но сами вы в это не верите?

– Если бы вам помогали люди со звезд, то вы не стали бы посылать своего начальника охраны поить вином ребят в таверне и подыскивать команду. Люди со звезд не помогут.

Маккинни кивнул.

– А как быть с пиратами?

– Есть разные способы. Я хорошо знаю эти воды, торговец. Когда в небе стоят две луны, над рифами высоко поднимается вода. Но высокая вода быстро уходит. Пройдите рифы в нужный момент, прежде любой погони, и вас никогда не настигнут. Сомневаюсь, что пираты знают эти воды лучше меня. У нас будет шанс прорваться. Если на весла сядет достаточно гребцов. Прикажите вернуть скамьи на место.

– Что скажете, – спросил Маккинни, – если после возвращения в Джикар оттуда, куда мы идем, мы сделаем вас капитаном нашего корабля и своим торговым агентом, будем платить каждый месяц золотом и назначим процент от оборота?

Лохоло внимательно посмотрел на Маккинни.

– Не искушайте того, кому нечего терять, торговец. Вы не шутите?

– А вы служи?те мне честно и верно. Вот первое задание: найти команду из двадцати человек, умеющих драться. Скажите, что наша затея безумна, но вы, капитан Лохоло, беретесь провести корабль мимо пиратов. Наберите нам такую команду, чтобы не роптали и выполняли приказы, и пусть завтра к темноте она будет на борту.

– И за это, когда мы вернемся, вы отдадите мне корабль? В полную мою собственность, чтобы я ходил на этом корабле капитаном?

– Даю слово! И еще я дам вам возможность доставлять товары со звездных кораблей по всему Макассару. А там, глядишь, вы, если захотите, прикупите еще судов.

Лохоло улыбнулся.

– Мне достаточно одного корабля. Будет вам команда, торговец. Но кто будет главным во время плавания – этот ваш человек?

– Да. Самым главным. У него под началом будет молодой парень, которого мы назначили корабельным офицером. Еще над вами будет мой начальник охраны. А если Маклин решит назначить вас старшим офицером, он это сделает. Надеюсь, что так.

– Когда-то я был шкипером, торговец. Значит, теперь я снова шкипер. До тех пор пока я вам нужен.

Глава 12

Роковой прилив

Отплывали на рассвете. Лохоло, назначенный шкипером, привел двадцать молодых парней с оружием – экипаж. Товары погрузили на борт, Маклин наладил бортовые кили, огромные, похожие на веера и сколоченные из толстых досок, с петлями у узких концов и в сложенном положении достающие почти до середины палубы. Поднятые кили надежно прикрывали палубу. Вечером накануне отплытия Маккинни собрал команду и пассажиров на борту, и с интересом наблюдал за тем, как Маклин и Лохоло «помогают» матросам развешивать гамаки, бранью загоняя людей в узкое пространство под палубой.

Каюты для командного состава Маклин расположил традиционным образом, себе отвел место позади небольшой кают-компании между каютами Маккинни и Мэри Грэхем. Далее находились совсем маленькие клетушки Лонгвея и Клейнста, едва ли больше обычной койки за дверью; Старк и солдаты ночевали в гамаках, развешанных в отсеке, идущем поперек корабля от одного борта до другого. Маклин настоял на том, чтобы двое солдат Старка в полном вооружении всегда несли вахту на юте возле большого румпеля, служащего для управления кораблем.

С первыми лучами солнца – от воды еще поднимался туман – команду подняли из гамаков и приказали взяться за весла.

Глядя на такую организацию, Лохоло цокал языком. Скамей для гребцов не было. Люди гребли стоя, по два человека на каждое огромное весло. Весла погрузились в воду, корабль медленно отчалил от берега и двинулся к выходу из бухты.

– Не лучше ли было выйти затемно? – спросил Маккинни.

Они стояли на юте с остальными жителями мира Принца Самуила. Хэл и его солдаты были в кольчугах, нагрудниках и при полном вооружении. Латы для остальной команды были закреплены сыромятными ремнями по бортам. У самого юта стояли Бретт и Ванъянк, тоже в полном вооружении и латах. Было невозможно заставить Ванъянка грести, и Маккинни решил освободить от весел и Бретта, сделав обоих солдатами. Их лошади были размещены в стойле вместе с другими животными, которых взяли на «Субао» в качестве пищи.

Прежде чем ответить, Маклин смерил взглядом расстояние до медленно исчезающего берега, потом вгляделся в туман впереди и за кормой.

– Нет, торговец. Ночь не укроет нас от пиратов, и они все равно нас увидят, а ветер к тому времени утихнет. Зато к полудню ветер окрепнет. Тут от берега дуют бризы и частые весты. А чтобы обогнать корабли пиратов, нужен сильный ветер.

– Ну, как скажете, – пожал плечами Маккинни. А если ветер так и не поднимается? Он опять пожал плечами. – Другого шанса у нас все равно не будет. Вперед, капитан Маклин.

– Есть, сэр.

В голосе Маклина слышалось презрение, питаемое капитанами к непонятливым судовладельцам, но Натан не видел причин заострять на этом внимание. Маклин был нужен ему для того, чтобы добраться до Батава.

Он подошел к поручням и стал смотреть на море. Рассвет уже высветил прозрачную воду, прогнав из нее темноту. У борта лениво плавали мелкие рыбообразные создания; взглянув на корабль, они кидались в сторону и вперед и, несмотря на все усилия гребцов, ободряемых криками и руганью Лохоло, легко обгоняли судно. Шкипер без устали отсчитывал взмахи весел, выдерживая мерный ритм, не нарушавшийся даже когда он начинал ругать кого-либо из гребцов:

– Греби, болван, раз-два, идиот, раз-два, греби, греби, вонючая грязная сухопутная крыса, греби…

Стоящий у румпеля Маклин отвернулся от Маккинни и сосредоточился на компасе, установленном на малой мачте прямо перед рулевым. Впереди возносилась над палубой большая мачта с расчехленными парусами, подвязанными к реям. Снятые с парусов чехлы были убраны в трюм. Маккинни уже чувствовал дующий с юга утренний бриз, который ближе к полудню должен был смениться западным.

Мэри Грэхем и Лонгвей подошли к правому борту и остановились рядом с Маккинни. Крики Лохоло отчетливо разносились и отчасти казались даже музыкальными.

– Греби… шаг назад, шаг назад… греби…

– Следите за правым бортом, мистер Тодд, – негромко приказал Маклин рулевому.

– Есть, сэр.

– С рассветом мы увидим там землю, – сказал своим спутникам Маккинни. – Как я понял, Лохоло полагает, что нужно непременно держаться берега. Здесь есть рифы и подводные скалы, известные только ему, и он поклялся провести нас над ними раньше, чем пираты нас настигнут.

– Странно, – задумчиво сказал Лонгвей. – Тогда почему он не вывел отсюда таким же путем другие корабли? До сих пор считалось, что блокаду пиратов невозможно прорвать.

– Сейчас об этом лучше не спрашивать, – отозвался Натан. – Тем не менее Маклин полагает, что попробовать стоит. Чем дальше мы пройдем по морю, тем больше у нас будет шансов сойти на берег там, где нет кочевников.

Светало все быстрее, впереди уже смутно проступала береговая линия. В пятидесяти милях впереди высоко над туманом в утреннем свете сверкали заснеженные горные вершины.

– Если мы сумеем туда добраться, никакие кочевники нам не помешают, – сказал Маккинни. – Нас должны волновать только пираты. Мы сможем пристать к берегу и отправиться к горам пешком.

– Путь неблизкий, – заметил Лонгвей.

– Верно. Но выбора нет.

Клейнст молча стоял у поручней, и Маккинни показалось, что молодой ученый немного бледен, если не сказать зеленоват. Если парня мутит даже при такой малой волне, то в шторм он наверняка сляжет. Все время пребывания на Макассаре Клейнст держался особняком, однако успел завести странную дружбу с Бреттом, и Натан не раз и не два замечал, как ученый и трубадур беседовали о чем-то за стаканом вина в комнатушке физика в портовой гостинице.

– Где же пираты, торговец? – спросил Лонгвей. – Не стоит ли на всякий случай приказать гребцам надеть нагрудники и приготовить оружие?

– Думаю, пираты не появятся еще около часа, – ответил Маккинни. – Они наверняка держатся подальше от гавани, боятся имперских десантников. Но они там, это точно, прямо за линией горизонта. Очень скоро вы их увидите.

– Раньше, чем хотелось бы, – пробормотал Лонгвей.

Уже совсем рассвело. Игольное Ушко светило над сушей на востоке, озаряя море косыми лучами. Корабль уходил все дальше от порта, и ранний утренний бриз скоро утих; вокруг стояла тишина, нарушаемая только командами Лохоло, который понизил голос, да так, что в конце концов с юта его приказы едва можно было разобрать.

– Греби…

Когда наконец из тумана выглянуло и засияло солнце, гавань уже исчезла далеко позади. Море было непередаваемого ярко-голубого цвета, не более чем в трех ярдах под поверхностью отчетливо виднелось дно. Длинная тонкая рыба стрелой пронеслась под кораблем, спасаясь от щупалец чудовища метровой длины с горящими зелеными глазами, неотрывно следившими за добычей. Несколько более крупных существ примерно той же формы появились возле корабля, чтобы почти разумными глазами рассмотреть людей на борту и лениво уплыть прочь. Маккинни невольно задумался о том, какие еще создания водятся в этих морях, но тут от бизань-мачты донеся крик Маклина.

– Подготовить паруса! – приказал он.

Маккинни с интересом следил за тем, как часть команды с мира Принца Самуила собралась на шкафуте.

– Навались на бизань-фал, – крикнул Маклин. Потом повернулся к рулевому: – Поверните корабль по ветру, мистер Тодд. Переложите румпель.

– Перекладываю румпель, сэр.

– Держать бизань-фал. Снимите привязи с парусов.

Хэл с одним из своих солдат развязали паруса, потом взялись за бизань-фал.

– Поднять паруса, – приказал Маклин.

Большой гафель поднимался рывками, фалы пятки гафеля шли вверх слишком быстро, но постепенно и пятка и нок поднялись.

– Крутите лебедки. Тяните, ребята. Теперь крепите, вот так. Тяните, черти ленивые! Теперь заводите на кнехты!

Гафель захлопал на ветру, и корабль замедлил ход.

– Теперь вперед, к главным парусам! – крикнул Маклин. – Поднимайте все паруса, да с умом, черти!

Люди бросились вперед, и большой главный парус, почти вдвое больше бизани, был поднят почти так же быстро, как и малый.

– Берись за шкоты, – кричал Маклин. – Эй, болван, этот трос клади сюда, – добавил он специально для солдата, который стоял в растерянности. – Ровняйте шкоты, мистер Старк.

– Есть, сэр, – отозвался Хэл. Он вопросительно взглянул на Маккинни, потом повернулся к своим солдатам, занятым парусами. Корабль теперь едва двигался по морю, хотя гребцы на веслах старались вовсю, а Лохоло стоял подбоченясь и молчал, всем своим видом показывая: «Я же говорил».

– Переложите румпель, мистер Тодд. Четыре градуса на правый борт.

– Есть, сэр. Румпель по ветру.

Корабль повернулся, большой парус поймал ветер и потянул вправо.

– Выровняйте эти шкоты, – приказал Маклин. – Еще. Подтяните выше. Навались, ленивые скоты. Крепите на кнехтах. Положите в воду кили по подветренному борту, мистер Старк.

Корабль теперь скользил вбок по ветру, двигаясь так же быстро, как раньше двигался вперед. Гребцы налегали на весла, стараясь удержать корабль по курсу; Лохоло, заметив, что его молчаливый призыв не возымел действия на Маккинни, продолжил мерно считать гребки. Старк отвязал фал, удерживавший огромную лопасть киля, и тяжелая конструкция упала в воду. Железный груз на конце быстро утопил киль.

– Мистер Лохоло, – скомандовал Маклин, – уберите весла. Быстрее, шкипер, и пусть ваши ребята держатся покрепче.

Корабль поймал порыв ветра, гребцы и команда по левому борту от толчка едва не полетели за борт.

– Кто не удержится на борту, тому придется добираться до берега вплавь! – крикнул Маклин. – Старк, поднимите вон те кливеры!

Ветер подхватил корабль, киль по подветренному борту резал воду. Корабль начал набирать ход, постепенно и неприметно, но вскоре стало ясно, что судно идет быстрее, чем на самом сильном весельном ходу, и скорость продолжает нарастать. По бокам от носа появились два белых пенистых гребня, за кормой изгибались дугой две кильватерные волны. Маккинни показалось, что ветер заметно окреп и теперь корабль несется вперед, подталкиваемый вестом. «Субао» плавно поднялся над волнами и стрелой полетел вперед. Лохоло, до сих пор изумленно глядевший за борт, отправился на корму.

– Ну как, мистер Лохоло? – спросил Маклин.

Бывший капитан мгновение молча глядел на своего начальника, потом неловко откозырнул.

– Корабль идет быстрее, чем его могли бы разогнать самые сильные гребцы, капитан. Думаю, теперь это самый быстрый корабль на Макассаре.

– Будем надеяться на это, мистер Лохоло. По крайней мере на то, что этот корабль быстроходнее пиратских. Прошу вас, пошлите одного из ваших людей на марс.

– Есть, сэр. – Лохоло повернулся к команде. – Банта, полезай на мачту в корзину. Пошевеливайся, сынок, и гляди в оба. Мы идем очень быстро и скоро окажемся в пиратских водах.

Мастерски преодолевая качку, Лохоло прошел по палубе, отвел своих гребцов на нос, а остальных разместил на шкафуте.

– Как идет корабль под парусами, капитан? – тихо спросил Маккинни.

– Хорошо, торговец, – ответил Маклин. – Под ветром даже чуть лучше, чем я рассчитывал. Корабль с килем лучше слушался бы руля, но с большим килем мы не смогли бы пристать к берегу. Как бы там ни было, под ветром мы идем быстрее, чем любое из судов, какими располагают пираты. Именно так я и собирался уйти от них. Пираты наверняка пойдут на веслах, и при хорошем ветре им нас ни за что не догнать. Мы оставим ублюдков за кормой… прошу прощения, фриледи.

– Не нужно извинений на собственном корабле, капитан. По-моему, то, что вы сумели сделать с этим примитивным кораблем за такой короткий срок – это чудо. – Мэри взглянула на капитана, потом на Маккинни. – Хотите чего-нибудь, капитан? Торговец? Я принесу.

– Чайкеста, – ответил Маккинни. – Если вы сумеете его тут приготовить.

– Если не сумеет, все плавание нам придется есть холодную пищу, – резко ответил Маклин. – Сегодня прекрасная погода, торговец. К полудню мы узнаем, каковы тут настоящие волны. Прилива я не жду. Возможно, вы не заметили, но здешнее отливное течение, очень сильное, тоже помогает нам. Когда течение перемениться на приливное, оно станет помехой. Вам стоит осмотреть камбуз, фриледи. Возьмите с собой молодого Бретта, он поможет.

– Хорошо, капитан.

Мэри неверным шагом двинулась по палубе, отыскивая взглядом поручни, и в конце концов позволила Бретту взять ее за руку и свести по трапу. Корабль очень сильно кренился, палуба наклонялась на добрых сорок градусов к горизонтали.

Чтобы разогреть вчерашний чайкест, понадобилось полчаса, и половину напитка Мэри пролила, пока несла чайничек и чашки на ют, но все равно было видно, что она горда своим достижением. Теперь лицо Мэри тоже приобрело зеленоватый оттенок, как лицо Клейнста, и, оглянувшись, Маккинни заметил, что молодой ученый неотрывно смотрит на берег, накрепко вцепившись в поручни по правому борту.

– Впереди парус, – крикнул дозорный. – Два паруса!

Лохоло по-обезьяньи ловко вскарабкался по вантам, заслоняя глаза от солнца, приложил ладонь ко лбу и вгляделся туда, куда указывал дозорный. Потом спрыгнул на палубу и подбежал к Маклину.

– Наверняка пираты, капитан. Впереди по левому борту.

Маклин кивнул. Пираты шли под ветром, под квадратными парусами, и держали курс на «Субао».

– Так держать, мистер Тодд. Мистер Лохоло, будет лучше, если вы встанете к Тодду и посмотрите за румпелем. Править кораблем под ветром сложнее, чем просто по компасу, и нам нужен самый опытный рулевой, какой у нас есть. Кто-нибудь из вашей команды знает, как править судном?

– Никто, капитан. Ребята горячие, но не моряки.

– Тогда придется помогать вам. Займите свой пост.

Маклин щурился от солнца, легко удерживая равновесие на качающейся палубе. Как он и предсказывал, отмель кончилась, началась настоящая глубина, а с ней и настоящая качка, так что на борту всем, кроме трех моряков, приходилось держаться за что-нибудь, чтобы устоять на ногах.

– Теперь нам нужно перейти на более хороший галс и идти полным ходом, море открыто, – сказал Маклин. – Старк, займитесь кливером. Гафели встанут сами. Бегом, парни, у нас не целый год впереди.

Хэл и его солдаты бросились на нос, подняв на помощь несколько гребцов, которые сидели без дела на шкафуте.

– Распустить все паруса! – крикнул Маклин.

Маккинни с удивлением отметил, что голос военного моряка легко разносится по ветру и Бретт на своем посту у бизани повторяет команды.

– Румпель под ветер, мистер Тодд.

Корабль развернулся на направление ветра, прошел через него, и рея пронеслась над палубой. Один из людей Лохоло, не успевая уклониться, упал плашмя на палубу, чтобы рея прошла над ним; люди на юте, следуя примеру Маклина, пригнулись пониже. Кливеры наполнил обратный ветер, и нос начал поворачиваться.

– Отпустить кливера! – скомандовал Маклин. – А теперь подберите по левому борту! Навались на кливер. Людей на кили! Осторожней, ребята!

По левому борту в воду опустили килевой щит, щит по правому борту вытянули на палубу за тросы. Маклин нетерпеливо притоптывал, пока задача не была исполнена, потом повернулся к Маккинни.

– Корабль послушный. Но если остановится, нам крышка. Если я вдруг выйду из строя, запомните это. Держите кливера свободными, пока нос не повернется, или попадете в мертвую зону.

Про себя Натан поспешно вознес искреннюю молитву о том, чтобы ему никогда не пришлось командовать кораблем. Впрочем, если Маклин погибнет, останется молодой Тодд.

Пиратские корабли подошли уже совсем близко, когда дозорный на мачте крикнул:

– Пять парусов по бортам и два впереди, сэр!

– Это пиратский флот, – проговорил Лохоло. – Прошу прощения, сэр, но рифы – вон в той стороне. – Он указал на левый борт и немного вперед.

Маклин холодно кивнул.

– Пока что мы не можем лечь на этот курс, Лохоло. Когда выйдем в море, попытаемся воспользоваться вашим советом.

Маклин прикинул расстояние до стремительно приближающихся пиратов. Было видно, как вражеские корабли выпустили весла, принявшиеся ритмичными взмахами пенить воду по обоим бортам. Пиратские суда во многом напоминали «Субао» до того, как Маклин переделал его, хотя рей на них было больше, чтобы выдерживать штормы в прибрежных морях, но принципиальных отличий не было. На носу каждого корабля красовалось недавно виденное в море чудовище со щупальцами – вытянутые пучками вверх и вперед, те служили опорой для короткой мачты.

– Все, кто не занят работой, вниз! – приказал Маклин. – Фриледи, профессор Лонгвей, мистер Клейнст – прошу, спуститься в каюты и оставаться там до тех пор, пока вас не позовут. Мистер Лохоло, оставьте на время пост у румпеля и вооружите своих людей.

– Есть, капитан, – ответил Лохоло и побежал к шкафуту, чтобы раздать оружие гребцам.

Маккинни проследил, чтобы Старк достал арбалеты и раздал каждому из солдат мира Принца Самуила, расставив стрелков на шкафуте. Пираты заметили, что «Субао» идет под ветром без весел, и изменили курс, чтобы перехватить корабль, зайдя чуть вперед, из-за чего сближение замедлилось и, когда суда постепенно сошлись на три полета стрелы из арбалета от борта до борта, до встречи оставалось примерно такое же расстояние.

– Сомневаюсь, что будет стычка, – тихо сказал Маклин. – Если они не смогут грести быстрее, им нас не достать.

Словно для того, чтобы опровергнуть слова своего капитана, дозорный с мачты крикнул:

– Три паруса по левому борту впереди. И три паруса по курсу, сэр.

– Если они сумеют следовать нашим странным маневрам так же быстро, как эти, боя не избежать. – Маклин прикинул расстояние до пиратского корабля. – Мистер Старк, буду вам весьма благодарен, если вы отправитесь на нос и приготовитесь снова повернуть. Не бросайте кливера, пока я не скажу. И дайте мне пять человек на подъемные кили.

– Есть, сэр.

Хэл послал своих людей на помощь, тщательно проследив, чтобы каждый оставил и закрепил свой арбалет у поручней на подветренном борту.

Маклин покачал головой.

– Отнесите арбалеты на левый борт, Старк. Я не хочу, чтобы заряженное оружие валялось под ногами, когда мы займемся работой… Приготовитесь, Тодд. Необходимо как можно ближе подойти к ним, но так, чтобы нас не протаранили.

Пиратский корабль, постоянно выправляя курс, приблизился, целя под углом в носовую часть «Субао».

– Немного переложите румпель – на градус, – тихо проговорил Маклин.

«Субао» повернул, прыгая на волнах.

– Внимание… Теперь круто переложи румпель!

«Субао» резко повернулся под ветер, на мгновение замер и стал забирать влево.

– Отпустите кливеры. Пусть полностью наберут ветер. А вы, ребята, быстро вытягивайте килевые доски!

Обитый железом нос ближайшего разбойничьего судна неудержимо приближался, но Маклин был совершенно спокоен. Весла пиратского корабля вздымались все чаще, уже слышно было, как на средней палубе барабан отбивает мерный ритм.

«Дзынь!» Маккинни услышал, как что-то щелкнуло над головой и, глянув вверх, увидел в бизань-парусе круглую дыру. Звон и щелканье повторились, на палубу дождем посыпались стрелы.

– Пригнитесь! – крикнул Маккинни.

Старк, низко склонившись, срываясь на бег, ринулся к борту и схватил арбалет. Он видел только огромный нос надвигающегося словно таран вражеского корабля в тридцати футах от себя, режущий кипящую пеной морскую воду.

Маккинни молчал, застыв в неподвижности. Оставалось только ждать, невозможно было ничего сделать. Железный таран увеличивался на глазах. Но потом словно бы остановился и скользнул назад.

«Субао» начал набирать ход, и нос пиратского судна уже не был нацелен ему в середину.

– Так держать! – тихо приказал Маклин.

Разбойник начал отставать, потом попытался повернуть в сторону «Субао», но потерял ветер, и его паруса обвисли.

– Так держать, – пробормотал Маклин.

Пиратский корабль прошел за кормой так близко, что можно было дотронуться до весел. С его палубы поднялась и обрушилась на фальшборт «Субао» туча стрел, Старк ответил несколькими выстрелами из арбалета. Со стороны врага донесся крик, быстро смолкший.

– Теперь им придется спустить паруса и снова выгребать на ветер, – небрежно заметил Маклин. – Им никогда за нами не угнаться. Эй, на марсе! Видно еще корабли?

– Слева по борту чисто, сэр!

– Они идут прямо по ветру, – проговорил Маклин. – Посмотрим, остался ли у них здравый смысл. Мистер Лохоло, вы не могли бы сейчас подняться на ют?

– Есть, сэр.

Когда Лохоло поднялся к румпелю, оказалось, что руки у него в крови.

– Один из моей команды погиб, сэр. Стрела попала парню прямо в горло. В парусах тоже понаделали дыр.

– Ясно. Так где эти ваши рифы, и когда прилив начнет спадать?

Лохоло указал на расселину между парой холмов в стороне берега.

– Рифы вон там, сэр. Прилив сейчас полный. Отлив начнется через час.

– Отлично. Тодд, курс на вон те рифы, и пусть мистер Лохоло объяснит вам, где там лучший проход. Надеюсь, мы еще успеем воспользоваться приливом. Шкипер, сколько людей может быть на пиратском корабле?

– Семьдесят, а то и больше, сэр. Наверняка не все из них моряки.

– И сколько с той стороны сможет участвовать в схватке?

– Думаю, все, сэр. Для того их и держат на борту.

Маклин кивнул.

– Но взять нас на абордаж они не смогут. Глядите в оба, мистер Тодд, мы слишком близко. – Маклин прищурился, глядя на берег, потом бросил легкий линь с кормы за борт и проследил, какой угол тот держит с центральной осью «Субао». – Нас сносит по ветру больше, чем следовало бы, – заметил он Маккинни. – А тот парень позади нас, похоже, соображает. Другие стараются догнать нас, но этот держится подальше, чтобы оставаться вне нашей досягаемости. Может получиться интересно.

Корабль шел вперед. В полдень бриз изменил направление и дул теперь почти прямо от берега. Повернуло и течение, начался отлив, уносящий от берега в море стайки пузырьков. Первая группа пиратских кораблей осталась далеко за кормой, вторую группу беглецы тоже легко обогнали: из-за своей ошибки – попытки протаранить «Субао» – она осталась в результате с подветренной стороны, и новая атака была возможна только в открытом море. Хотя поначалу пираты их настигали, маневр оказался для них слишком сложным, и теперь они отставали все больше. Теперь между «Субао» и открытым морем находился только один вражеский корабль.

Погоня продолжалась, береговая линия удалялась на север, и ветер надувал паруса «Субао», все больше увеличивая крен корабля. Внизу протестующе пронзительно ржали в стойлах животные, их резкие голоса, доносящиеся до палубы, беспокоили не привыкших к такому людей, и в конце концов Бретту пришлось спуститься и успокоить лошадей. Пиратский корабль плыл вдоль берега параллельно «Субао», приближаясь медленно, но без риска упустить добычу, как вышло у остальных пиратов. Капитан морских разбойников наивыгоднейшим образом установил большие треугольные паруса своего судна, оставив на веслах всего нескольких гребцов. Маклин стоял на своем посту и внимательно глядел вперед. За румпель встал Лохоло, который освоил управление судном гораздо быстрее, чем воображал Маклин, и теперь, держа тяжелый деревянный брус с легкостью и изяществом, удерживал равновесие на раскачивающейся палубе и неотрывно следил за берегом.

– Где мы, мистер Лохоло? – спросил Маклин.

– На мелководье, капитан. Через четверть часа отлив закончится, и там, где мы сейчас, будет голое дно.

– Ясно. – Маклин взглянул на пиратский корабль. – Уходим от берега, а его подпустим ближе. Людей на передние паруса! – скомандовал он. – Будьте добры, мистер Лохоло, поставьте корабль на градус под ветер.

– Есть.

После того как корабль встал на новый курс, пират начал подходить быстрее, отлив помогал сдерживать дрейф под ветром. Через несколько минут течение стало таким сильным, что линь, свисающий с кормы «Субао», отклонился от курса корабля на шестьдесят градусов.

– Отлив очень сильный, капитан, – сообщил Лохоло.

– Мистер Тодд, – приказал Маклин, – отправляйтесь вперед, промеряйте глубину и постоянно докладывайте.

Кадет забрался на ванты, бросил в море линь со свинцовым грузом и четким голосом начал выкрикивать глубину.

– Три метра с половиной… три метра…

– Пират идет на сближение, торговец, – сказал Маклин, внимательно глядя на вражеский корабль. – Солдатам – взять оружие и занять боевые посты. Возможно, дело закончится абордажем.

Способность «Субао» обойти пиратское судно на этот раз сводило на нет мощное отливное течение в подветренный борт, а б?льшая длина корпуса пирата обеспечивала ему выигрыш в скорости. Маккинни оглянулся на горизонт. Никого.

– Отлично, торговец, – тихо проговорил Маклин. – Против нас вышла дюжина неприятельских судов, а осталось только одно…

Море мчалось прочь от берега. Маккинни никогда в жизни ничего подобного не видел и с удивлением спросил Маклина, почему течение такое сильное.

– Сближение двух лун усиливает отливы и приливы во много раз, – ответил Маклин, – кроме того, на этой отмели не может держаться много воды. Чтобы превратить это место в сушу, не нужен очень большой отлив. Через несколько минут, торговец, мы сядем на мель. Если мы попробуем повернуть вслед за отливом, пираты нападут на нас. Если сядем на мель, они по крайней мере не смогут нас протаранить. Уж не знаю, что выйдет за схватка, когда пираты увидят наш корабль на высоком месте на суше. Возможно, они решат повернуть вслед за отливом и привести своих друзей. В этом случае мы можем посуху добраться до берега.

Маккинни кивнул. По всему заметно было, что пиратский корабль останется возле них. Неприятель тоже мог угодить в ловушку отлива. Пиратам, если они и в самом деле не знали о повадках здешних вод, могло представляться, что «Субао» надеется остаться на плаву. Шверц задел за мель, и корабль медленно накренился, потом выпрямился, снова стал прямо, потом днище зацепилось опять.

– Людей на фалы! – закричал Маклин. – Убрать паруса! Шевелитесь, черт вас дери! – потом добавил, уже спокойно: – Мистер Лохоло, если возможно, переложите румпель под ветер… поставьте корабль против течения… не торопясь… сержант Старк, теперь пусть ваши люди действуют!

Паруса были убраны, вся команда работала быстро и не жалея сил. Тяжелая парусина горой легла на палубу, макассарцы принялись сворачивать паруса. Быстро обернули их вокруг гиков и закрепили фалами. Корабль качнулся, гонимый против течения сильным ветром, замер на месте, потом окончательно потерял ход и грузно двинулся кормой вперед. Лохоло, привычный садиться на мель в коварных морях Макассара, балансировал румпелем без приказа. Вода уходила, и «Субао» ткнулся носом в дно, закачался, выпрямился и сел на песок, накренившись в сторону берега.

– Мы на мели, – подытожил Маклин. Потом взглянул на пиратский корабль, от которого их отделяло три сотни футов. – Батюшки, и он попался! Ему не выплыть против ветра!

Гребцы вражеского судна вовсю работали веслами, остальные подбирали треугольные паруса и привязывали их к мачтам, но на глазах команды «Субао» корма пирата ткнулась в дно. Скорость течения была необычайно высока, и уже через минуту пиратский корабль тоже сидел на мели.

Бретт бегом бросился на шкафут и с усилием потащил на себя крышку трюма, потом ему на помощь пришел Ванъянк.

– Какого черта вы там делаете? – прокричал с юта Маклин.

– Нужно вывести лошадей, – ответил Бретт. – Мы с мастером Ванъянком должны сражаться верхом, капитан.

– Пусть делают, как знают, – махнул рукой Маккинни. – Противник превосходит нас числом, так что кавалерия нам поможет. Смотрите, что там происходит.

Он указал на врагов. На палубе толпилось множество вооруженных людей, но, вместо того чтобы бежать к «Субао», пираты выстраивались шеренгами перед своим кораблем.

– Настала моя очередь, – подал голос полковник. – Маклин, прикажи своим людям надеть нагрудники и вооружиться, потом помогите Бретту.

Крышку трюма наконец открыли, и при помощи большой реи, которую удерживали наклонно главным фалом, оба скакуна, покачиваясь из стороны в сторону, были подняты на перевязях, пропущенных под животами, и благополучно поставлены на песок. Бретт и Ванъянк вскочили в седла, укрыв крупы своих лошадей полами кольчуг.

– Чего они ждут? – спросил Маклин, указывая на пиратов.

– Они не знают, сколько у нас бойцов на борту и есть ли у нас звездное оружие, – тихо объяснил Лохоло. – Их главари сейчас объясняют им, какая богатая добыча ожидает их на борту нашего корабля и сколько оскорблений вытерпели пираты от Гильдии Джикара, после чего они бросятся в атаку. Я предлагаю нашим людям спуститься на песок, иначе придется вести бой с корабля.

– Нет, с корабля я драться не буду, – ответил Маккинни. – У пиратов есть топоры. Если один из них улучит несколько минут возле борта, нам никогда отсюда не уплыть, каким бы высоким ни был прилив. Хэл, выстройте своих людей перед кораблем так, чтобы пиратам было непонятно, сколько у нас бойцов!

– Есть, полковник!

С помощью уговоров и угроз, Старк выстроил местную команду перед бортом судна в подобие шеренги, разместив солдат Гавани с фланга. Люди взволнованно переминались с ноги на ногу, их оружие блестело на солнце.

– Помогите мне передать вниз пики, – приказал Маккинни Лонгвею, появившемуся на трапе. – Потом укройтесь с остальными в трюме и оставайтесь там.

– Как прикажете, торговец, – ответил Лонгвей. – Но я мог бы сражаться.

Профессор вышел на палубу, и полковник увидел, что плотную фигуру ученого поверх кожаной куртки облегает кольчуга. Вместе с Маккинни ученый брал пики из гнезд и передавал через борт вниз дожидающимся там бойцам. Вся местная команда была в нагрудниках, перчатках, со шлемами на головах, с короткими мечами и круглыми щитами. С пиками в руках небольшой отряд моряков имел более организованный вид, говоривший о готовности отразить нападение неприятеля.

– Они будут драться лучше, если вы объясните им, что делать, – сказал Лохоло. – Они еще молодые ребята, но гильдии уже начали их обучение.

Маккинни спустился на песок и встал перед шеренгой, оставив Маклина и Лохоло на палубе. Он повернулся к своим людям.

– Самое важное – соблюдать дисциплину, – начал он. – Если вы будете сохранять строй, они ничего не смогут с вами сделать. Пока враг не подойдет близко, держите щиты сомкнутыми, чтобы стрелы не достали вас, потом наступайте по моей команде. Я хочу, чтобы вы ударили по ним единой силой, а не бились разрозненными группами. Хэл, встань с солдатами из Гавани позади основного строя, и держите дротики и арбалеты наготове. Как только пираты приблизятся на расстояние выстрела, я хочу, чтобы по ним дали залп из арбалетов, и продолжайте в том же духе, пока они не подойдут настолько близко, что вы не будете успевать перезаряжать. Потом беритесь за дротики и опять метайте все вместе по моей команде.

– Слушаюсь, сэр.

– Действуйте только по моему приказу. Бретт и Ванъянк, держитесь рядом со мной до особого распоряжения.

– Что же, нам держаться позади и отдать этим пешим всю славу в бою? Это несправедливо! – медленно проговорил Ванъянк.

– Черт с ним, справедливо это или нет. Если ты, Ванъянк, или Бретт броситесь в бой без моего приказа, я велю солдатам Хэла вышибить вас из седел.

– Мы согласились служить человеку со звезд, – произнес Бретт. – И должны выполнять его приказы, друг, это честно. – Он похлопал Ванъянка по плечу. – И потом, что такое пиратская честь? Что для них значит честная игра?

– Пираты атакуют! – крикнул с юта Лонгвей.

Маккинни бросился к носу корабля и огляделся. Большой отряд пиратов, около сотни человек, медленно двигался в хорошем строю к «Субао».

– Хэл, бери своих солдат, слезайте на песок и занимайте позицию. Стреляйте тогда, когда решите, что дистанция подходящая.

– Слушаюсь, сэр. Охрана, направо! Вперед марш.

Старк и его солдаты спустились с кормы и заняли позицию почти прямо под ней. В результате Хэл и его отряд оказались ближе к пиратам, чем отряд Маккинни.

Натан не отрываясь смотрел на приближающийся строй пиратов, который время от времени расступался перед небольшими озерцами, оставшимися после отлива. Никаких команд вновь быстро сомкнуть ряды командир пиратов не давал. Из того, что Маккинни знал о тактике, применяемой на Макассаре, такое хождение строем было само по себе достижением и вершиной военного искусства. Дальше этого не шло. В атаку пираты бросятся диким вопящим стадом.

Пираты приблизились, и Хэл скомандовал:

– Товсь! Цельсь! Пли!

Запели стрелы, и несколько человек в строю пиратов упали, но основная масса продолжила наступление. Маккинни пока наблюдал и приказа не отдавал. Позади него Бретт и Ванъянк ласково говорили с лошадьми, но в голосах всадников слышалось напряжение. Они рвались в бой, и успокаивающие слова не могли этого скрыть.

Второй залп из арбалетов сбил на песок еще несколько пиратов, и наконец их разношерстная армия, вооруженная только короткими мечами и щитами – лишь у считанных единиц были топоры, – бросилась на своих противников, чудесным образом подставив свой фланг Маккинни.

– Вперед, ребята. Идти только строем. Следуйте за мной и сохраняйте шеренги. Бретт, ты и твой приятель остаетесь позади строя, пока я не прикажу вам атаковать.

Нападающие оказались зажатыми между двумя маленькими отрядами. Главарь пытался командовать пиратами, но они уже разделились на небольшие группы и набросились на Старка и его солдат.

– За мной, парни! – закричал Маккинни. – Держать строй! Следите за соседями справа и слева и держитесь вместе.

Он повел своих людей шагом от носа корабля к корме, так, чтобы атакующие все время оставались между двумя отрядами. Кое-кто из пиратов уже повернулся к ним, чтобы драться. Но большинство продолжало наседать на Старка.

Хэл и его бойцы снова дали залп из арбалетов и бросили оружие, взамен взяв в руки дротики. Когда группа Маккинни зашла пиратам во фланг, полковник крикнул:

– Давай, Хэл!

Солдаты Старка бросились вперед и с ходу метнули дротики, пробив в рядах пиратов бреши, вслед за этим ударил отряд Маккинни: моряки шли в атаку с пиками наперевес, а с другой стороны их поддерживали «волки» Хэла, под прикрытием щитов пустившие в ход короткие мечи.

Головной отряд пиратов был взят в клещи, но основные силы врага отступили, не желая оказаться в опасном положении между двух огней. Через минуту пираты внезапно атаковали отряд Маккинни: бросившись вперед с короткими мечами и ныряя под пики, они стремительно ввязались в схватку с моряками, не успевшими приготовить мечи. Двое парней из Джикара были почти мгновенно зарублены, и в шеренге пик открылась брешь.

На другом фланге атака на Хэла и его «волков» неожиданно прекратилась. Без лат или нагрудников, с одними мечами пираты могли только сдерживать их натиск, да и то лишь за счет численного превосходства. Разбойники устремились в просвет между группами Маккинни, нацеливаясь на лестницы, свисавшие с поручней вдоль борта корабля.

Размахивая клинком, Маккинни бросился в брешь в строю пикинеров, крича своим людям: «Держаться!» На него замахнулись коротким мечом, но он отбил удар и, сделав ответный выпад, разрубил нападавшему шею. Пират упал, но на Натана вновь напали сбоку; меч Маккинни, описав сверкающий полукруг, ударил – и отбросил второго пирата. Однако брешь была слишком широка, чтобы закрывать ее в одиночку. Третий враг попытался обойти Натана слева, но моряк с пикой прикрыл его, и меч лишь слегка звякнул о кольчугу. Маккинни отчаянно выкрикивал приказ сплотить ряды.

Джикарцы неловко сомкнулись.

– Щит к щиту! – рявкнул полковник. – Сойтись вплотную!

Как только брешь исчезла, он смог наконец переключить внимание на пиратов, атакующих корабль.

Перед самыми поручнями их остановил Лонгвей, ударив клинком по лицу одного из врагов, лишь только его голова показалась над палубой. Рядом с Лонгвеем стоял Маклин, а Лохоло с огромным двуручным мечом, крича в дикой ярости, спрыгнул с палубы на песок. Бывший капитан крутил свое оружие над головой и посылал пиратам проклятия.

– «Субао» мой! – кричал он. – Грязное отродье, морская слизь, немытые пожиратели падали!..

Одним ударом он снес вражескую голову и прижался спиной к борту корабля, не подпуская к себе пиратов, которые атаковали его с не меньшей яростью.

Главарь, выделяющийся золотым ошейником и золотыми браслетами на руках, криками пытался заставить своих людей временно прекратить бой, перегруппироваться и использовать свое численное преимущество.

Маккинни дождался, чтобы пираты отступили и построились, и тогда скомандовал Бретту:

– Вперед!

Бретт выкрикнул странное ругательство. Они с Ванъянком пришпорили коней и ураганом понеслись вперед, разя тяжелыми мечами, сминая жалкие попытки отбиться; пираты бросились врассыпную, чтобы не угодить под копыта огромных коней. Те тоже дрались: лягались, втаптывали упавших в песок. С фланга ударил Хэл; его солдаты, наступая ровным строем, принялись рубить первый ряд пиратов. Те повернулись и побежали. Маккинни держал свой отряд на месте, приказав выставить копья щетинистой стеной, остриями к врагу. Лохоло продолжал отчаянно биться, его меч превратился в сияющий полукруг. Остатки вражеского отряда отступили, устремившись к собственному кораблю.

Бретт и Ванъянк пустились в погоню за бегущими по песку, но с палубы пиратского судна по всадникам открыли огонь из луков, и Маккинни скомандовал кавалерии вернуться. Снова перестроив свой маленький отряд под бортом «Субао» и велев всем отдыхать, полковник осмотрел поле боя.

Он потерял двух местных моряков, павших, когда пираты прорвали их ряды. У нескольких человек были серьезные ранения, одному пронзили руку ударом кинжала. Сверх того, Маклин получил довольно глубокую рану плеча, нанесенную в последний миг пиратом, которого смертельно ранил Лонгвей. Остальные не пострадали. Отряд Гавани постоянно нападал, и пираты почти не имели возможности сблизиться с ним, к тому же их оружие было недостаточно тяжелым, чтобы пробить нагрудники и кольчуги солдат, а Хэл не дал им времени попытаться сделать это.

Между двумя кораблями на песке осталось тридцать четыре тела. Некоторые еще слабо шевелились. Большинство лежали вдалеке от «Субао», убитые солдатами Хэла из арбалетов или всадниками во время погони.

– Обычное дело, – объяснил Лонгвею и Маклину, забравшись обратно на борт, Маккинни. – Я еще не видел такого боя, в котором у терпящего поражение хватило бы духу в решающий момент собраться с силами и переломить ход битвы. Как только потеряна воля к победе, разгром предрешен. Обычно урон больше во время погони, чем во время самого боя.

– Удивительно, что победа досталась нам так легко! – воскликнула Мэри Грэхем.

Маккинни повернулся, пораженный тем, что девушка на палубе.

– Я приказал вам оставаться внизу, – пробормотал он. – Если бы бой завязался на палубе нашего корабля, нам пришлось бы куда хуже. Начни пираты атаковать нас сразу со всех сторон на палубе, где у нас не было бы возможности встретить их в строю и маневрировать, нам пришел бы конец. Но они оказались достаточно глупы и приняли наши условия боя. Что вы можете предложить нам на обед, фриледи?

Мэри с трудом сглотнула и спросила:

– Они могут напасть снова? Еду нужно приготовить.

– Думаю, у них не хватит на это духа. – Маккинни повернулся к Лохоло. – Когда вода поднимется, пираты могут напасть снова?

Лохоло покачал головой.

– Когда начнется прилив, и нам, и им хватит неприятностей, торговец. Вода пойдет стеной.

Маккинни заметил, что, пока они сражались, Маклин вручную снял, опустил и укрепил в песке со стороны моря один из корабельных якорей.

– Якорь будет нужен, – объяснил военный моряк. – Без него прилив может выбросить корабль на берег и посадить на настоящую мель. Якорь удержит нас, пока вода не поднимется достаточно высоко.

– Пираты поступили так же? – спросил Маккинни.

– Если хоть что-нибудь соображают.

– Ясно. У меня возникла мысль. Надо переговорить с Бреттом.

В военных действиях наступило затишье, но Натан приказал своим войскам оставаться в строю на песке. Обедали стоя. Когда через час подошло время прилива, лошадь Ванъянка подняли на борт, после поднялись и все остальные, только Бретт на своем скакуне остался на песке позади корабля. Несколько пиратов попытались приблизиться к «Субао», но когда до корабля оставалось сто ярдов, появился Бретт, и грозный вид всадника обратил врагов в бегство, в то время как Ванъянк на борту бесился от вынужденного безделья.

– Ты нам еще понадобишься, Ванъянк, – сказал ему Маккинни. – Ты остаешься в резерве до наших дальнейших приказаний.

Они ждали.

– Вижу прилив! – закричал Лохоло с марса. – Волна идет!

Маккинни махнул Бретту:

– Пошел!

Тот галопом поскакал к вражескому кораблю. На расстоянии полета стрелы он свернул. Сохраняя дистанцию до корабля, нашел якорь, выброшенный, чтобы удержать судно на месте. Быстро взмахнув мечом, он разрубил якорный канат и во весь опор понесся обратно к «Субао». Чтобы уменьшить тяжесть всадника, его латы и броню его коня сняли и заранее подняли на корабль; когда Бретт оказался возле «Субао», Ванъянк уже держал наготове рею. Под нарастающий рев приливной волны всадника вместе с конем подняли на борт.

Маккинни взобрался на ванты и внимательно смотрел в сторону моря. Впереди, менее чем в километре, темнела трехметровая, яростно бурлящая стена приближающейся воды. Пираты в отчаянии кричали, один из них, стоя на носу корабля, грозил кулаком. Но было поздно: к тому времени, когда они успели бы добраться до якорного каната «Субао», волна уже обрушилась бы на них, и, как видно, никому из пиратов не хотелось жертвовать жизнью ради того, чтобы навредить Маккинни. Корабль морских разбойников понесло на камни, и Маклин отдал приказ поднимать паруса и готовиться к долгому плаванию.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

ВЕРНОСТЬ

Глава 13

Охотничий домик

В двадцати световых годах от Макассара, шагая по извилистой тропе, поднимающейся по поросшим густым лесом холмам, Малкольм Дугал выругался. Еще со времен Сепаратистских войн, опустошивших мир Принца Самуила, здесь в течение многих веков был охотничий заповедник, но Дугалу было не до здешних красот, он не замечал пения и криков древожоров.

Он не знал, что деревья завезены сюда с Земли, иначе бы проклял их, как проклинал все земное.

Дугал одевался в простые килты. Сейчас его круглое лицо, всегда ужасно похожее на кроличье, уродовала гримаса, из-за которой он казался значительно менее безобидным, чем всегда, хотя и теперь обычный человек едва ли мог угадать истинный нрав полицейского. Свою внешность Дугал считал выигрышной; как он говорил в те редкие минуты, когда позволял себе расслабиться с друзьями, именно так и должен выглядеть сотрудник тайной полиции.

Мимо него пролетел древожор, и Дугал раздраженно отмахнулся от него, хотя обычно с интересом наблюдал за повадками этих маленьких летучих млекопитающих. Любопытные древожоры летали рядом, но Дугал едва замечал их. Подходя к охотничьему домику, он снова невнятно чертыхнулся.

«Двадцать лет, – повторил он про себя. – Нет. Нужно быть честным с самим собой. Скорее, пятьдесят. Будь проклята Империя Человечества! Где была ваша Империя, когда мы действительно нуждались в помощи? Где были эти умники, когда обитатели Самуила заново отстраивали цивилизацию на грудах радиоактивной золы и развалинах городов? И вот теперь, когда полвека спустя мы можем создать собственные космолеты, Империя явилась – с намерением отобрать у нас эти пятьдесят лет. Они вообще не хотят давать нам времени. Империя нагрянула к нам, и теперь я должен встречаться с королем в чаще леса…»

Происходящее больно уязвляло Дугалово чувство величия. Вместо того чтобы идти к его величеству по пурпурному ковру или встретиться с ним приватно, в кабинете позади Приемной Палаты, он крадется через лес как преступник. Теперь ни одному официальному помещению нельзя было доверять. У Империи везде и всюду были уши.

Но в эту тайну Империя не должна проникнуть!

«Возможность того, что тайна будет раскрыта, все же есть, – признался себе Дугал. – Вот почему я должен встретиться с его величеством здесь, и даже королевская охрана не знает, куда отправился их повелитель».

Инструкции короля были однозначны: никто не должен знать о месте его встречи с Дугалом. Никто – даже охрана. Его величество тоже будет один. Только два человека во вселенной, король Давид и Дугал знали о том, где они встретятся.

Кое-кто, конечно, знал. Дугал выделил несколько человек для охраны охотничьего домика. Но это были надежные люди, абсолютно надежные, те, кому он мог доверять…

– Стой!

В темном проеме на пороге домика стояли двое. Дугал узнал форму офицеров королевской гвардии. Офицеры были вооружены ружьями и пистолетами и держали оружие наготове. Один пристально рассмотрел Дугала, потом сказал:

– Проходите, сударь.

«Но почему?» – спросил себя Дугал. Войдя в охотничий домик, он испытал еще большее потрясение: в комнате с высоким потолком король был не один.

– Приветствуем вас, милорд, – официально поздоровался король. – Надеюсь, вы в добром здравии?

– Благодарю вас, сэр.

Дугал поклонился королю, потом второму человеку.

В отличие от моложавого привлекательного короля премьер-министр был стар. Его лицо покрывали морщины, живот нависал над ремнем. Малкольм Дугал трезво отдавал себе отчет в том, что лет через тридцать он и сам скорее всего будет похож на сэра Джайлза Ога – вот только он не надеялся прожить еще тридцать лет. Теперешний род его занятий делал это крайне маловероятным.

– Я полагал, ваше величество, что эта встреча была задумана как тайная, – сказал Дугал.

Король Давид кивнул.

– Она и есть тайная. Скажите мне, милорд, сколько ваших тайных агентов сюда стянуто?

Малкольм Дугал промолчал. Король снова кивнул.

– Поскольку я знал, что вы не придете в одиночку, я не усмотрел большого греха в том, что захвачу с собой пару гвардейцев. Весьма надежных гвардейцев.

– И сэра Джайлза? – спросил Малкольм.

– Сэр Джайлз как раз и явился причиной нашей сегодняшней встречи. Малкольм, бюджет трещит по швам. Сэр Джайлз пытается найти деньги на административные расходы, иначе бюджет обрушится.

– Поднимите налоги, – отозвался Дугал.

Несмотря на наружность, сэр Джайлз говорил тихо и сдержанно. Подняться по парламентской лестнице ему удалось исключительно благодаря ораторским способностям и умению держать паузу.

– К сожалению, я не могу назвать вескую причину, чтобы сделать это, милорд. В настоящий момент в стране и так самые высокие налоги за всю ее историю. И тем не менее, сейчас, в период затишья между войнами, во время таинственной экспедиции на… – премьер помялся, – …на Макассар, из-за постоянно возрастающих потребностей тайной полиции половина доходов короля куда-то испаряется. При подобных налогах у нас не должно быть финансовых проблем – но они есть. И я должен знать почему.

– Нет, – ответил Малкольм.

– Я думаю, следует объяснить сэру Джайлзу, – подал голос король.

– Сир! Вы обещали…

Король Давид пожал плечами.

– Я дал вам слово, Малкольм. И не нарушил его. Давайте-ка присядем и отбросим формальности. Нам есть о чем поговорить. Не принесете нам выпить, а, сэр Джайлз?

Король уселся на скрипучее деревянное кресло перед камином и жестом предложил остальным присоединиться. Он был невысок, и хотя лицо его было красиво по строению и чертам, оно было отмечено печатью наследственной болезни, столь явственной, что королевским постельничим приходилось заранее готовить его выходы в свет. Сегодня же король не озаботился гримом ради такой встречи. Небольшие шрамы добавляли ему суровости и решительности.

– Его величество ничего мне не рассказал, – произнес премьер. Он принес небольшую бутылку груа и стаканы и поставил все это на столик возле кресла короля. – Единственное, я узнал, что нельзя лишать ваше управление средств, ибо страна без него погибнет. – Сэр Джайлз сделал паузу. – Я верный слуга короля и признаю, что тайной полиции необходимы сбор и обработка информации, но я не готов платить за то, чтобы оказаться в полном финансовом рабстве у короны – или у кого-то еще.

Дугал рассмеялся.

– Я не собираюсь закабалять жителей Гавани, сэр Джайлз. Совсем напротив…

– Прошу прощения, но нам неизвестно, куда деваются деньги, а плодов ваших благих намерений не видно…

– Работа, которая ведется, жизненно важна для всей планеты, – ответил король Давид. – Даю вам слово.

– И я тоже, – подхватил Дугал.

– Этого недостаточно, – ответил сэр Джайлз. – Вовсе недостаточно.

– Я понимаю, – Дугал смерил премьер-министра ледяным взглядом. – Вам мало слова короля и моего слова…

– Конечно. – Старик поднял бокал. – Ваше здоровье.

Они выпили.

– Я всегда был верным слугой династии, но я должен быть верен и Конституции. Если вы не считаете возможным доверить мне вашу тайну, мне придется перейти со стороны правительства на сторону оппозиции.

– Сэр Джайлз просит об отставке, – объяснил король.

– Понимаю.

Дугал всмотрелся в потрескивающий камин.

«Без сэра Джайлза коалиция, поддерживающая короля, развалится. А коалиция эта крайне необходима. Или, быть может, в ней нет необходимости? Может ли король править без правительства? – Малкольм неохотно прогнал эту мысль. – Тайная полиция эффективна, но даже она не сможет справиться с разъяренной чернью. В свое время отец Давида легко лишил парламент части его прав, но это тогда – теперь парламент без боя не сдастся. Угрозами правительство к сотрудничеству не принудишь, и мир Принца Самуила не получит того, в чем он нуждается.

Или король справится?»

Малкольм быстро принял решение.

– Я объясню вам, в чем дело, сэр Джайлз. Но после того, как вы узнаете нашу тайну, один из моих людей будет неотступно следовать за вами везде. И если вы предадите нас…

– Прошу вас, избавьте меня от ваших угроз.

– Это не угрозы. Я просто хотел убедить вас не настаивать на раскрытии тайны.

С минуту сэр Джайлз сидел не двигаясь.

– Я готов поверить, что у вас благие намерения…

– Намерения благие.

– Но я не собираюсь отступать от Конституции по неизвестным мне причинам. Откройте мне вашу тайну. Я обещаю вам сохранить ее. Но не могу обещать, что буду помогать вам в чем бы то ни было…

– Как только вы узнаете, вы нам поможете, – ответил Малкольм. – Единственная моя проблема – с чего начать. – Он снова посмотрел в огонь. – Во время правления короля Джона Гавань превратилась в одно из самых сильных государств на мире Самуила. Гавань присоединила к себе несколько княжеств и городов-государств, и казалось, что не за горами время, когда сбудется наша мечта и на планете установится единое правление. Нашим следующим шагом должно было стать присоединение Орлеана, но тот упорствовал. Началась война. Постепенно в Гавани развивалась промышленность, и объединение снова показалось возможным. К несчастью, все ресурсы промышленности тратились на войну. Любая наша попытка завоевать республику Орлеан проваливалась.

– Но мы их почти разбили, – задумчиво произнес король Давид. – Была еще одна кампания…

– Почти, – ответил сэр Джайлз. – Но потом этот чертов полковник Маккинни разнес нас в пух и прах под Блантерном. Железный Маккинни… господи, я не хуже вашего знаю нашу историю. Какое все это имеет отношение к бюджету? Сегодня Орлеан наше графство…

– Орлеан превратился в графство только потому, что на помощь нам пришла Империя и десантники Космофлота помогли нам разбить орлеанские войска, – тихо проговорил король Давид.

Малкольм кивнул.

– Именно так. Гавань заключила союз с Империей, и та решила помочь нам образовать на Самуиле единое правительство. На нашей планете нет ничего, что могло бы противостоять их оружию. – Дугал с горечью рассмеялся. – Многие поколения мечтали о едином правительстве на планете, и нам наконец-то почти удалось этого добиться, но какой ценой?

– И тем не менее, мы добились своего, – ответил сэр Джайлз. – Хотя дело идет гораздо медленнее, чем я бы хотел.

– Дело идет медленно и требует средств, – сказал Дугал. – И у того и у другого есть объяснения.

– Да. – Лицо молодого короля окаменело. – Наша цель – объединение планеты, а не ее порабощение. Империя с удовольствием помогает нам в этом.

– Сир? – Сэр Джайлз осторожно поставил свой стакан на столик. – Империя союзник Гавани. Почему вы решили, что они хотят поработить планету? Имперских представителей на Самуиле всего пятьдесят человек.

– Союзнички, – презрительно произнес Дугал. – Все считают их союзниками, сэр Джайлз. Империя помогла нам расправиться с Орлеаном. Но моим агентам удалось установить, зачем это понадобилось. Гавань используют для объединения планеты, а потом привезут сюда колонистов с других планет. Торговцев. Ручных бюрократов, которые мечтают стать аристократами и займут здесь ключевые посты. И наше правительство уже не посмеет открыть рот.

Премьер-министр долго молчал. Единственными звуками под сводами комнаты были пение птиц в лесу да треск поленьев в камине.

– Я никогда не думал о них… в таком аспекте, – сказал он наконец. – Офицеры Космофлота никогда не казались мне завоевателями. Я никогда не замечал за ними таких зловещих устремлений.

– Они не злодеи, они гораздо опасней. – Дугал теперь говорил очень быстро. – Они фанатики. Имперский Космофлот намерен объединить человечество таким образом, чтобы оно уже никогда не смогло развязать межзвездную войну. Если им придется убить половину человечества для того, чтобы оправдать титул Леонидаса «Император Человечества», они так и сделают.

– Но ведь и мы хотим завоевать и объединить Самуил, – подал голос король Давид.

– Мне совершенно понятны их планы, – продолжил Дугал. – Мне понятны их мотивы. Я сам руководствуюсь подобным. Если бы я был гражданином Орлеана и, надеюсь, имел здравый рассудок, я бы, понимая, что объединение необходимо и неизбежно, трудился бы во имя того, чтобы добиться для своей страны некоего статуса в этом союзе. Именно это мы должны сделать для Самуила в рамках Империи. – Голос полицейского поднялся и зазвучал с гневным напряжением. – И, да поможет нам Бог, мы еще перехитрим их!

Сэр Джайлз подался вперед.

– И что мы – что мы должны сделать для этого? Мы же не можем драться с Империей?

– Нет, драться мы не можем, – ответил Дугал. – В самом лучшем случае, мы выиграем одно сражение. Но, несмотря на такое положение дел, мы еще можем остаться хозяевами себе. Империя соблюдает законы. У нее есть Конституция. Мы можем изучить эту Конституцию. Одна из статей Конституции Империи гласит, что мир, освоивший полеты в космос, оценивается выше того мира, который не может выйти в космос. Миры, способные выйти в космос, имеют право сами решать свои проблемы и отправить своих представителей в Парламент Империи…

– Космические полеты? Но это невозможно! – протестующе воскликнул сэр Джайлз. Внезапно он осознал, о чем речь, и его глаза округлились. – Так вы используете наши средства для постройки космического корабля? Каким образом? Мы ничего не знаем о космических полетах…

– А вот это настоящая тайна, – осторожно ответил Дугал. – И я предпочту пока не посвящать вас в нее. Ничего столь удивительного вам до сих пор не доводилось слышать, и даже намек – единственный намек, – дошедший до Имперского Космофлота, способен похоронить все наши надежды.

– Понимаю. – Сэр Джайлз снова откинулся в кресле и сцепил руки под подбородком. Темные вены на коже четко выделялись на фоне совершенно седой бороды. Он повернулся к королю. – Как я понимаю, сир, чудовищно дорогая экспедиция на Макассар напрямую связана с этими планами? И вы рассчитываете, что вашим людям во время этого перелета удастся выведать секреты космических путешествий и потом принести нам эти знания? Что ж, неплохая легенда для прикрытия.

– Да, – ответил Дугал.

– Не сработает, – покачал головой сэр Джайлз. – Сир, милорд, у нас нет необходимой технической основы. Когда-то я обучался инженерным наукам, с тех пор прошло много лет, но я с уверенностью могу сказать: на Самуиле нет такого завода, на котором можно построить космический корабль, даже если имперские позволят нам изучить их звездолеты до последнего винтика. У нас нет необходимых станков и инструментов, мы даже не представляем, в чем может крыться главная проблема. Ваш план – безумие!

– Есть кое-что еще, – ответил король Давид. – Мы надеемся на большее. Мы надеемся на то, что макассарская экспедиция доставит на мир Самуила самый ценный груз из всех, какие прибывали к нам. Они привезут нам свободу.

– Но каким образом?

– Наша тайна очень хрупка, – продолжил Дугал. – И, хуже того, Империя тоже знает тайну Макассара.

– Ох уж эти разговоры о тайнах! – сказал сэр Джайлз. – Вы ведь ничего не понимаете. Ваша экспедиция ни для кого не секрет. Космофлоту известно, что ваши люди отправились в космос. Что же до того, что они выведают «тайны» кораблей, то попробуйте сказать об этом адмиралу и он здорово удивится. Милорд, вы представить себе не можете, сколько трудностей вас ожидает! Пройдет, пожалуй, не меньше сотни лет, прежде чем мы сумеем построить комический корабль.

– Возможно, – кивнул Дугал. – А может, и нет.

В комнате повисла зловещая тишина. Малкольм с ледяным спокойствием изучал лицо премьер-министра.

– Значит, вы хотите узнать все до конца, я правильно понял? Тогда вы оставляете мне только два выхода. Либо я расскажу вам все до конца, либо убью вас.

– Лорд Дугал, я запрещаю вам! – Голос короля прозвучал резко и зычно. – Я намеренно закрываю глаза на то, что вы со своими людьми творите моим именем, но Господь свидетель, я не позволю вам угрожать моему премьер-министру!

Дугал развел руками.

– Я сказал, что у меня есть два выхода, сир.

«Есть и третий, – проговорил он про себя. – Снаружи мои люди, а у короля только двое охранников…»

– Я начал сомневаться в вашей верности короне, – продолжил король. – Ваши мысли противоречат тому, что принято при дворе.

– Я верен, сир, – протестующе ответил Дугал. – Я верен миру Принца Самуила, верен Гавани, династии и вам.

– Именно в таком порядке.

– Да, сир. В таком порядке.

Дугал встал – невысокий человек в простом килте, безоружный, с кроличьими, почти комическими чертами лица – однако в комнате явственно почувствовалась угроза.

– Ваше величество, сэр Джайлз, я сделаю все, чтобы сохранить свободу моего мира! Нами не должны править инопланетники! Мир Самуила был нашим домом многие века, так с какой стати Спарта или Земля должны теперь править нами?

Было видно, чего Дугалу стоит удержать себя в руках.

– В чем наша тайна, сэр Джайлз? – Дугал возвысил голос. – Наша тайна очень проста, настолько проста, что одно небрежно оброненное слово может убить наш великий замысел. – Дугал криво улыбнулся. – Надеюсь, мне не нужно об этом кричать? – Он снова сел в кресло у камина и понизил голос: – На Макассаре есть одно здание, которое местные жители считают храмом. Но на самом деле внутри этого здания находится старая библиотека…

Сэр Джайлз слушал с нарастающим ужасом. Было ясно, что ни Дугал, ни король не представляют всей грандиозности проблемы, с которой они столкнулись. Когда полицейский закончил свой рассказ, сэр Джайлз налил себе груа и глубоко задумался: может ли он пускаться перед ними в объяснения?

Ответ прост: не может.

– Вот правда. Вы поняли, что сказал господин Дугал? Вы поможете нам?

– Сир, ваша цель благородна и чиста, – ответил сэр Джайлз. – И наверняка знание, которое принесет нам ваша экспедиция, сможет изменить наш мир. Но… – он замолчал, чувствуя на себе ледяной взгляд Дугала. – …для того чтобы построить звездолет, одних знаний недостаточно, – продолжил премьер. – Можете не сомневаться, я осведомлен о наших технических возможностях не хуже вас. И уверен, что даже с подробным планом и чертежами звездолета нам его не построить.

– Но можно попробовать, – отозвался Дугал.

– И на это идут наши деньги.

– Большая часть была истрачена на финансирование экспедиции, – ответил Дугал. – Остальное ушло на расширение верфи Гавани и на строительство секретной базы в холмах Корлисс Грант. Мы отправили туда много молодых ученых. Например, еще недавно о приборах для связи без проводов ходили легенды… и вот мы уже можем создавать их. Конечно, эти устройства еще слишком грубы, но они работают. На нашей верфи мы совершенствуем обработку металлов, сосредоточившись на строительстве судов, способных плавать под водой, – и если нам удастся построить водонепроницаемые корабли, то мы сможем построить и корабли воздухонепроницаемые, способные выдержать пространство космоса. Сэр Джайлз, мы трудимся изо всех сил…

«И впустую, – сказал себе сэр Джайлз. – Но совсем не по тем причинам, о которых вы думаете. Построить космический корабль невозможно. Но если сказать это им в лицо, меня тут же убьют. И гвардейцы и тайная полиция Дугала только помогут сделать это. Есть лишь один способ выбраться живым из этого охотничьего домика».

Премьер поднялся и подошел к столу.

– Вот – мое прошение об отставке, – сказал он, взял листок со стола и бросил в огонь. – Я буду помогать вам. Но вам придется простить мне сомнения в том, что нам удастся задуманное…

– Никто из нас не уверен в этом, – ответил Дугал. – Мы не уверены даже в том, что Маккинни вернется. Но без него у нас вообще не остается никакой надежды.

Глава 14

Батав

Вдоль берегов порта Батава тянулись каменные ступени, ведущие к кромке воды; у границ плавали большие военные корабли охраны под флагом и вымпелами Храма, на носу каждого из них находились церковники в ярких золотисто-желтых мантиях: они встречали и допрашивали чужеземцев. Вход в гавань перекрывала тяжелая цепь, протянутая между двумя плотами, пришвартованными у оконечностей деревянных плавучих бонов.

Лохоло объяснил стражникам, что их корабль прибыл из Джикара, но по просьбе Маккинни не стал упоминать, что командует им человек со звезд. Одно из судов охраны сопроводил их через проход. «Субао» двигался медленно, убрав паруса, только на веслах. Внизу было видно дно, у берега несколько групп рабочих стояли по пояс в воде и вычерпывали ил, углубляя фарватер.

– Это преступники, – объяснил Лохоло. – Перед здешними церковниками только провинись! Но зато эти люди поддерживают гавань в отличном состоянии. Это лучшая гавань на Макассаре.

Для стоянки им указали место в огромной каменной нише, выбитой в скале со стороны моря, с выстроенными вдоль стен деревянными доками, где можно было не опасаться мощных приливов. Неподалеку трудился отряд осужденных, выкачивая насосом собранный ил и наносы на баржу. Другая баржа, уже заполненная до краев, направлялась в море.

– Всем здесь руководят священники Храма, – объяснил Лохоло, после того как «Субао» причалил к одному из доков. – Очень скоро сюда явится молодой дьякон, чтобы выторговать у вас как можно больше товаров. Обязательно постарайтесь уговорить его подождать, пока мы не узнаем, сколько могут предложить за груз местные торговцы, хотя в конце концов вам все равно придется что-то продать его святейшеству. Иначе из гавани вы не выйдете.

Стоя на юте, Маккинни наблюдал за движением по улицам, протянувшимся перед ним. В отличие от Джикара на них царило оживление, но все же менее интенсивное, чем Натан ожидал увидеть в таком большом городе, как Батав. Кораблей тоже было не очень много. В четырех доках от «Субао» разгружалось какое-то судно, но в промежутке никого не было, и следующее стояло довольно далеко.

Над гаванью возвышалось белоснежное, как мел, здание с развевающимися флагами Храма на вершине – красно-синий крест на черном фоне, со стилизованным изображением самого Храма ближе к краю. Старая Имперская Библиотека, выстроенная из местного гранита, составляла часть дворца вице-наместника. Карнизы Храма украшала монументальная резьба, херувимы и горгульи, коринфские колонны поддерживали четыре портика над центральными входами. На мире Принца Самуила Маккинни ничего подобного не видел и нашел массивное строение очень величественным, несмотря на его уродливость.

– Это и есть Храм, – быстро сказал Бретт. Трубадур стоял на другой стороне юта и рассказывал о городе Клейнсту и Лонгвею, которые слушали с интересом. – Храм выстроил сам Бог перед Падением, когда все жители планеты были еще людьми со звезд, и вложил Он всю свою мудрость и знание в этот Храм. Но макассарцы были слишком горды и сказали, что поскольку у них уже есть все знание, то Бог им не нужен. В гневе Бог поразил Храм – вон там, с краю, видите, часть Храма перестроена. Но прежде чем Бог успел разрушить весь Храм, священники напомнили Ему о Его обещании, данном нашему народу, и Он пощадил Храм, но отнял у нас знание о том, каким образом можно использовать великую мудрость Храма. Это известно только священникам, но и они не знают, как перевести слова ангелов, когда им порой удается заставить их заговорить. – Бретт протяжно вздохнул. – Все это скажут вам и сами священники. Когда-то в Храм верили во всех городах, а дьяконы и служители Храма правили во всех графствах и королевствах. Настоящие христиане, такие как мы в Джикаре, были вынуждены встречаться и отправлять свои службы в тайне. Но сегодня священники Храма правят только в Батаве, теперь их последователи в других городах собираются тайком, опасаясь за свои жизни. Все, о чем я вам рассказал, случилось на протяжении двух человеческих жизней.

– Но что вызвало столь стремительную модификацию религиозных ценностей в целом планетарном сообществе? – с интересом спросил Лонгвей. – По моему мнению, подобные изменения происходят медленно, если их не ускорять технологическими переменами. Мы на собственном опыте испытали быстрое падение традиционной церкви на Принце Самуиле, но наша церковь стоит на трех китах – это оружие, деньги и дисциплина, ничто иное не имеет значения.

– Я не знаю ответа, человек со звезд, – сказал Бретт. – Но странные вещи творятся в нашем мире уже много лет. Лето становится короче, а зимы холоднее, кочевники – обитатели равнин – идут к берегам моря и нападают там на города, потому что в степях все труднее прокормиться. Люди говорят, что Бог отвернулся от Макассара.

– Что ж, – проговорил Клейнст, и все повернулись к нему. Впервые с того дня, как худощавый ученый ступил на борт корабля, у него был более-менее нормальный цвет лица. – В этом нет ничего удивительного. По всей вероятности орбита Макассара имеет небольшой эксцентриситет, кроме того, наклон оси очень велик. Это дает в южном полушарии терпимые климатические условия, длящиеся несколько поколений, но сегодня происходит медленное рассогласование этих двух факторов. В результате зимы все суровее, и вскоре северное полушарие станет совершенно непригодным для жизни. Естественно, что орды кочевников стремятся к экватору.

– Следствие продвижения варваров на территории, где можно существовать более вольготно – то, что на своем пути они уничтожают цивилизацию, – добавил Лонгвей. – Следовало бы ожидать, что испытания укрепят правящую церковь. И тем не менее, я слышал, что там, где существует ересь, распад цивилизации порой приводил к тому, что многие отворачивались от традиционной религии во имя своего спасения и начинали искать другого Бога и другие церкви. Именно так и бывает.

Несколько минут они стояли в молчании, наблюдая, как осужденные поднимаются на борт военного корабля.

Мэри Грэхем доставила вино и чайкест: солдат нес следом за ней огромные подносы. За время путешествия она удивительно быстро овладела искусством готовить горячую пищу даже во время шквалов, когда скорость корабля достигала, по оценкам Маклина, шестидесяти километров в час. Мэри обучила нескольких парней из Джикара, сделав их помощниками, и очень быстро стала полноправной и единоличной хозяйкой камбуза на «Субао».

– Это и есть Храм? – спросила она, указывая на огромное строение, возвышающееся над городом.

– Да, госпожа, – ответил Бретт. – В кельях, вырубленных в этом здании, размещаются пятьсот священников и дьяконов, а также две тысячи воинов. Но перед кочевниками с равнин эта армия все равно не устоит.

– Но рискнут ли варвары нападать на воинов Храма? – спросила Мэри. – Вы говорили, что у них нет никакого вооружения, – а ведь Храм достаточно богат, если у него столько солдат.

– Кочевники не станут сражаться так, как хотелось бы Храму, – ответил Бретт. – Завидев солдат в доспехах, они обратятся в бегство, но, когда лошади храмовников устанут, вожди марис приведут назад свои кланы, и в ход будут пущены веревки: кочевники опутают ими железных всадников и стянут их из седел на землю. Или они могут уклониться от прямой атаки, пропустить рыцарей Храма вперед, а потом напасть на них с тыла.

– Мобильность против тяжелой кавалерии, – пробормотал Маккинни. – Рыцарей уведут от стен Храма, выманят на открытое место, где у них уже не будет возможности передохнуть и перестроиться. – Он кивнул. – Господа ученые, меня беспокоит судьба Храма. Смогут ли храмовники защитить этот город и его обитателей от вражеской осады?

– Долго они не продержатся, – ответил Лонгвей. – Насколько я знаю из опыта, полученного на Южном материке, горожане в сражении очень быстро устанут, особенно теперь, когда церковь перестала быть гласом Господним. Храмовникам никогда не удастся собрать на стенах достаточно людей, если враг подойдет к воротам этого города.

Маккинни кивнул.

– Я уже видел, как рушится воля к победе. Люди заботятся о своих удобствах, но пренебрегают своими жизнями, если угроза нависает над тем и другим. Возможно, мы прибыли в критический момент.

– Вы говорите страшные вещи, – подала голос Мэри. – Столько людей… Что с ними будет?

Прежде чем ответить, Бретт глубоко вздохнул.

– Все горожане погибнут. Самые красивые женщины будут угнаны в рабство и, если посчастливится, попадут в гаремы воинов-кочевников. Мальчиков примут в кланы и вырастят как воинов. Остальные, кто не сможет сражаться после того как стены падут, будут убиты на потеху женщинам клана.

Мэри вздрогнула.

– И мы ничем не можем помочь, торговец? – спросила она Маккинни.

– Сударыня, я не стал бы оплакивать жителей этого города, – ответил Бретт. – Вы не представляете, что они делают, когда загоняют на равнинах маленький отряд кочевников. Жизнь в этих краях очень трудна, и люди живут как могут.

Их перебил Старк, несший с двумя солдатами караул у оконечности причала.

– К нам гости, сэр, – доложил Хэл. – Не те, кого я ожидал. Я сказал бы, что это гражданские. – Он указал в сторону выхода с причала, откуда приближались двое вельможного вида господ, которых сопровождали с полдюжины вооруженных солдат. – Задержать их, сэр?

– Нет, пропусти, но вооружи всех, кто у нас есть, и пусть стоят наготове на палубе и в трюме. Когда закончишь, снова поднимайся на палубу. Сделай все тихо и незаметно; незачем заваривать кашу, если со стороны храмовников нам ничего не грозит.

Маккинни взглянул на процессию, приближавшуюся по каменному причалу.

Предводитель отряда, высокий и тощий, напоминал ходячий труп. Подойдя ближе, вожак поднял руку, повернув ее ладонью вверх в сторону Маккинни.

– Приветствую тебя, – сказал он Натану. – Надеюсь, ваше плавание прошло успешно?

Маккинни нахмурился. Он понимал эту речь, но… внезапно сообразил, что не сразу осознал услышанное. Вожак говорил на имперском языке.

– Есть здесь кто-то, понимающий меня? – Вожак быстро переключился на местный диалект. – Мир вам, чужеземцы, я приветствую вас.

– Добро пожаловать на борт, – ответил Маккинни на языке, который, как он надеялся, походил на имперский. – Чем я могу помочь Вашей Чести?

Предводитель повернулся к своим провожатым и что-то быстро сказал им, потом обернулся к Маккинни с нескрываемой радостью во взгляде.

– Хвала Спасителю, Космофлот прибыл, чтобы разыскать нас. Наши молитвы услышаны. Когда мы узнали, что около Джикара опустился корабль, мы не смели надеяться.

Маккинни внимательно рассмотрел небольшой отряд. Оба вельможи, высокие и чернокожие, ничем не походили на аборигенов. Солдаты же, напротив, определенно были из местных, скорее всего наемники.

– Прошу вас, поднимайтесь на борт, – сказал Маккинни. – Могу я предложить вашим солдатам вино и что-нибудь поесть?

– Благодарю.

Маккинни кивнул Тодду, отправив его в трюм, разыскать Хэла и собрать угощение. Двое людей со звезд поднялись на борт, и их проводили вниз, в каюту.

Когда все расселись и появилось вино, пришедшие представились.

– Я отец Делука, а это его святейшество младший епископ Лорейн. Мы – представители его преосвященства архиепископа Кастелиано, управляющего церковной миссией на этой забытой Богом планете. Просто чудо, что вы нашли нас.

– Я не совсем понимаю вас, ваше преподобие, – проговорил Натан. – Я был уверен, что вы в любой момент можете связаться с Космофлотом, ибо наверняка располагаете необходимыми средствами связи.

– Нет, сын мой, – печально ответил епископ Лорейн. – Варвары уничтожили наш передатчик. – Брат ЛеМойн, возможно, сумел бы его отремонтировать, не будь повреждения столь тяжкими. К тому же нам пришлось бежать, спасая свою жизнь. Двум другим членам нашей миссии не так повезло. Упокой, Господи, их души. Мы пробрались к городу, да тут и остались, осажденные варварами, с небольшим количеством золота, без связи и страшась раскрыть этим язычникам истинное назначение нашей миссии. Здесь в обычае сжигать еретиков, и на нас уже смотрят как на носителей ереси. Мы не боимся мучительной кончины, но едва ли в данной ситуации это принесет сколько-нибудь пользы вере.

– Не могу возразить его преподобию, – подхватил Делука, – но в действительности здешние обитатели – не язычники. Они веруют во все церковные доктрины, за исключением верховного владычества Нового Рима. Кроме того, они веруют в то, что в этом их Храме заключено боговдохновение, священные мощи или нечто подобное, и что Бог разговаривает с ними из недр этого Храма. У здешних храмовников даже имеются записи, согласно которым их епископы восходят непосредственно к первым епископам Макассара. Я надеюсь, что Новый Рим сможет принять их в лоно Церкви без нового рукоположения, поскольку единственная их ересь – это неподчинение духовному руководству.

Епископ печально покачал головой.

– Сказанное отцом Делукой почти верно, хотя я пока не вижу, как можно было бы освободить этих людей от их иллюзий. Они искренне веруют, что среди артефактов храма содержится Священное Писание – возможно, это так и есть, поскольку я уверен, что в библиотеках встречаются копии Библии, но, кроме того, они верят, что их Храм – это источник вечного и бесконечного откровения.

– Понимаю, – кивнул Маккинни. Медленно потягивая вино из бокала, он обдумывал услышанное. До сих пор полковник еще не лгал духовным лицам; все его контакты со священниками ограничивались общением с сослуживцами из числа военных капелланов, и сейчас он чувствовал легкое беспокойство. И принял компромиссное решение.

– Как ни жаль, ваше преподобие, но наше прибытие избавляет вас только от части трудностей. У нас на борту тоже нет передатчика. – Маккинни с осторожностью произнес незнакомое слово, но никто никак не отреагировал. – У нас есть золото, и мы можем сделать ваше пребывание здесь более безопасным, но ваше возвращение в Джикар придется отложить. Приближается сезон штормов, и мой местный штурман объяснил мне, что в это время возвращаться на запад никак нельзя. Перед прибытием сюда мы попали в один из таких штормов, в море ужас что творилось, а скоро будет еще хуже, я уверен.

Лорейн никак не отреагировал на слова Натана, но отец Делука привскочил с места, стукнувшись головой о низкий потолок каюты. Он снова уселся, и на глазах его выступили слезы, больше от разочарования, чем от удара.

– Выходит, нам придется остаться в этой дыре еще на год.

Делука тяжело вздохнул.

– На все Божья воля, – отрезал Лорейн. – Предложить нам деньги – весьма щедро с вашей стороны, милорд. Его святейшество будет весьма польщен. Вы отправитесь с нами, чтобы лично известить его?

– Мне объяснили, что нужно дождаться, пока храмовники явятся осмотреть мой груз, – ответил Натан. – После этого я почту за честь встретиться с его святейшеством. Кем считают нас местные священники?

– Торговцами, снаряженными в плавание варварами, – ответил Делука. – Мы обдумываем, нельзя ли перебежать к кочевникам и попытаться склонить их в свою веру, но нас слишком мало, а они убивают зачастую даже не выслушав. Даже Храм оставил попытки отправить к ним миссионеров. Его святейшество приказал нам оставаться с ним до тех пор, пока мы не поймем, что одолеть ересь Храма невозможно, и только потом принести себя в жертву.

Натан кивнул и снова наполнил бокалы вином. «Так и будет, – подумал он, – особенно если учесть, что вы, ребята, лишились средства связи с Космофлотом». Если бы священники не потеряли передатчик, ему бы пришлось уничтожить его самому. Космофлоту не стоит напоминать о библиотеке, тем более в связи с миром Принца Самуила. Возможно, священники Империи могут оказаться полезными. По крайней мере, он может попробовать что-нибудь у них выведать.

– Вы не пытались убедить храмовников, что их мощи – не что иное, как останки Старой Империи? – спросил он.

Делука покачал головой.

– Мы привели к ним брата ЛеМойна – он одновременно и библиотекарь, и ученый-физик, – чтобы он постарался объяснить храмовникам природу чудес, но они даже не подпустили нас к своему святилищу. Никто, кроме храмовников, не имеет права прикасаться к священным мощам. И нас, представителей Истинной Церкви, отвергли точно каких-то филистимлян.

Епископ улыбнулся.

– В сложившейся ситуации можно усмотреть определенный… э-э-э… смешной момент, милорд. Нас отказались допустить к центральному религиозному святилищу этой планеты. Или, скорей, к тому, что было центральным святилищем, потому что власть храмовников быстро ослабевает. Теперь я полагаю, что было бы лучше, если бы мы начали свою работу с Джикара, но кто мог знать.

В дверь стукнул Хэл.

– Сэр, явились эти дьяконы… осмотреть груз. Они также говорят, что хотят переговорить с хозяином корабля и с капитаном. Дескать, за стоянку в гавани взимается плата… и к тому же они хотят купить наши вина и продукты.

Натан поднялся, осторожно пригнувшись, чтобы не удариться головой о низкие балки потолка. Он научился пригибаться, получив за время плавания несколько болезненных уроков.

– Прошу прощения, но я должен переговорить с представителями Храма, – сказал он священникам. – Прошу, чувствуйте себя как дома, угощайтесь закусками и вином, ваши святейшества, – сказал он, откланиваясь.

– Сдерите с них три шкуры, – пророкотал вслед ему епископ. Потом махнул рукой.



На палубе уже стояли трое дьяконов Храма в сутанах. С ними явились двое офицеров в форме, а внизу, на причале, выстроившись, замерли по стойке смирно десять вооруженных мечников. Мундиры воинов храма были синие с алым, с серебряной отделкой, у офицеров шляпы с плюмажами, у сержанта – жезл с золотым набалдашником. Отметив вымуштрованность солдат и их добротное оружие, Маккинни понял, что Храм располагает весьма обученным войском. По крайней мере, эти солдаты были готовы исполнять приказы. Он удивился, почему столь дисциплинированное войско не может покончить с кочевниками. Наверняка виновата негибкая тактика, ответил он на свой вопрос, вспомнив поведение Ванъянка в бою на песке во время отлива.

Один из офицеров вышел вперед и направился к группе, собравшейся вокруг капитана Маклина и Лохоло.

– Вы владелец этого судна? – требовательно спросил он.

Маккинни кивнул.

– Хочу представить вам, ваша светлость, Синдабайя, младшего архидьякона Храма Истины.

– Мир вам и привет, – сказал человек в серой сутане. – У нас принято кланяться, принимая благословение, торговец. Вы отвергаете традиции, или вы просто язычник?

– Прошу прощения, ваша светлость, – запротестовал Маккинни. – Все мои верования связаны с нашей цивилизацией, и ничего иного я в мыслях не имею.

Он поклонился еще раз, получив за свою почтительность очередное благословение.

– Что ж, прекрасно. Раньше, мы вас в Батаве не видели, торговец, а ваш капитан приходил сюда в последний раз на собственном корабле. Отчего такие перемены?

– Пираты, ваше высочество. Во всем Джикаре осталась жалкая горстка торговых кораблей, а торговцев, способных нанять их, и того меньше, а все потому, что армия Джикара, отправляясь в большой поход, забрала с собой все товары. Жители Джикара вознамерились сначала разгромить варваров, а потом выслать флот и покончить с гнездом пиратов.

Офицер, который заговорил с Маккинни первым, быстро взглянул на него, потом о чем-то негромко переговорил с другим священником в рясе и наконец бесстрастно заявил:

– Джикар слишком мал, чтобы снарядить большую армию или большой флот.

– Это правда, сэр, – кивнул Маккинни. – Но Гильдии удалось заключить союз с другими городами, а кроме того, много жителей равнин и гор бежали в Джикар, ища защиты. Джикару посчастливилось захватить несколько пиратских судов, напав неожиданно, когда те отважились заплыть в гавань и были застигнуты там отливом. После великого сражения на песке вода в гавани стояла красная в течение двух приливов, а в руках у Гильдии оказалось несколько кораблей, но людей, чтобы снарядить их, не было. Когда война на суше закончится, Гильдия обучит молодых солдат обращаться с парусами и сделает из них моряков, после чего, по слухам, флот отправится на север, а может, на восток – снарядят большой конвой из торговых кораблей под охраной пятидесяти боевых галер. Хотя, по мне, нет смысла отправляться такой большой флотилией? При переизбытке товаров цены упадут. Теперь же, когда кораблей из Джикара здесь нет, отправившись в Батав, или на восток, или на север, я заработаю гораздо больше, к тому же мои друзья вспомнят меня, когда там появится большой конвой из Джикара… Вот на что я рассчитывал. Кроме того, мне сказали, что и сам великий Храм, вместилище мудрости, нуждается. Вот я и привез сюда груз, весь свой провиант; я все продам Храму, оставив только ту малость, какая нужна, чтобы кормить людей на обратном пути, и попрошу крайне скромное вознаграждение сверх того, чего мне стоило снарядить корабль и доплыть сюда.

Храмовники в серых сутанах пошептались, и говоривший от лица остальных снова взял слово:

– Почтительность вам зачтется. Что есть у вас на борту для Храма?

Хотя Маккинни искренне хотел проявить щедрость, о цене договаривались битый час. Дьяконы настолько привыкли торговаться с купцами, что даже когда нужды в этом не было, экономили каждый грош. Тем временем офицеры осматривали трюм и заглядывали в палубные ящики.

Священники отметили большое количество провизии на борту корабля и с большим интересом спросили Маккинни, вся ли эта провизия ему понадобится для собственных нужд «Субао». Священники настаивали на том, чтобы увеличить долю Храма. Исходя из того, как рьяно его уговаривали, Маккинни сделал вывод, что положение осажденного города гораздо серьезнее, чем готовы признать храмовники.

– Они наверняка уже в отчаянии, – шепнул ему Лонгвей. – Я разговаривал с одним из солдат. Они забирают все съестное со всех кораблей, которые заходят в гавань – поэтому с каждым месяцем кораблей становиться все меньше.

Наконец сделка совершилась, и на борт взошел целый отряд рабов, чтобы унести то, что купил Храм. Солдаты тщательно следили за ними и обыскивали всех в поисках украденной еды или оружия. Дьяконы наблюдали за солдатами и отмечали на свитках, прикрепленных к дощечке, что уже унесено, а что еще осталось на борту; сколько рабов поднялось на борт, а сколько уже сошло с грузом; и сколько в результате причитается Маккинни.

После того как все купленное сгрузили на берег, Синдабайя поднялся на ют, чтобы поговорить с Маккинни и его помощниками.

– Мы тут защищаем не только истинную веру, – сказал священник. – Он махнул рукой в сторону города и гавани. – Согласно нашим летописям, Храм издревле был оплотом мудрости и надежды для людей этого мира. Если другие города падут, у нас останется способность и средства отстроить эти города заново. С падением Храма последний источник знания исчезнет. Когда Бог перенес людей со звезд на этот мир, он выстроил тут Храм, чтобы Храм следил за людьми и нес им истину. Вот наше бремя, и нам нельзя пасть.

Глядя, как солдаты сгоняют рабов в строй, Маккинни промолчал. Синдабайя заметил выражение лица Натана и поморщился.

– Этот мир изменился. Было время, когда эти люди пели, исполняя свой долг. Корабли доставляли дары, которые складывали к подножию Божьего Храма. Теперь корабли редкость, у стен города стоят варвары, и мои офицеры бьют рабов у меня на глазах. Но ничего другого у нас нет. Рабы согласны работать только из-под палки, а работы много. Храм должен быть спасен!

Синдабайя повернулся к Маккинни, сотворил знак благословения, пристально посмотрел на полковника, повернулся и сошел с корабля.

Когда Маккинни смотрел вслед процессии айков и рабов, которые изнемогая под тяжким грузом, продвигались по мощеным улицам в сторону складов, на ют осторожно выбрался Делука.

– Они осмотрели ваш корабль, и теперь по закону вы можете спуститься в город, – сказал он Маккинни. – Вы намерены нанести визит лорду архиепископу?

Маккинни кивнул и приказал Тодду, Лонгвею и Клейнсту отправиться вместе с ним. Делука заверил их, что его собственной наемной охраны будет достаточно и после встречи наемники проводят их на корабль.

– Мы обязательно пошлем с вами охрану, – сказал Делука. – Ходить по этим улицам без нее теперь опасно. Воров развелось видимо-невидимо, они сбиваются в банды и нападают даже на вооруженных прохожих. Нашим наемникам и то можно доверять только когда они вместе, когда нечего украсть и нечего купить за золото, которое можно отыскать. У этого города нет будущего. Только у Храма осталась воля к борьбе. Было время, когда люди этого города правили всей планетой. Теперь ими правит Храм.

Они двинулись вдоль набережной. Маккинни отметил пустые пристани и доки, пустые склады с распахнутыми дверями, всюду толпы нищих и угрюмых людей, которые когда-то были портовыми рабочими, моряками или владельцами небольших хозяйств вблизи городских стен. В стороне от набережной, было немногим лучше. Они продвигались по узким, извилистым улицам, стиснутым домами, на первых этажах которых разместились торговые лавки, за редким исключением закрытые. На мостовой, иногда прямо посередине, загораживая проход, лежали люди на циновках.

Наконец они выбрались из лабиринта переулков на более широкие улицы, у которых по центру проходили выложенные камнем канавы, частично заполненные отбросами. Их было на удивление мало для столь примитивного хозяйства.

– Храм платит за своевременный вывоз мусора, – объяснил Делука. – В несколько засушливых недель года канавы поливают из бочек водой, чтобы смывать остатки. В этих краях нередки очень сильные, хоть и короткие ливни. Это самый чистый город на Макассаре.

Маккинни вспомнил Джикар, где улицы ежедневно мели нанятые гильдиями люди, и ничего не сказал. Батав был чище, чем того можно было ожидать от подобного города, и уж само собой, чище заваленных отбросами задыхающихся от перенаселения городов Южного материка на Самуиле.

На улицах попадались люди. Некоторые рассматривали витрины лавочек в первых этажах, хотя покупать там было почти нечего. На дверях каждой лавочки висели большое распятие и эолова арфа – колокольчик в форме грубого подобия Храма, с которого свешивались изготовленные из раковин амулеты и разные безделушки. Жители по большей части были смуглыми и низкорослыми, хотя встречались и люди большого роста и светловолосые, похожие на Ванъянка. Но даже самые высокие были ниже Маккинни и пары имперских священников, и время от времени прохожие оборачивались и смотрели им вслед, прежде чем отправиться дальше.

Несколько раз Маккинни замечал, как под охраной одетых в мундиры стражников Храма куда-то спешили чиновники в ярко-желтых хламидах. Он спросил Делуку, куда идут эти чиновники, и тот ответил:

– Это сборщики налогов. Некоторые из них имеют, помимо своего дьяконского служения, и иные поручения. Они нужны для того, чтобы Храм напрямую не занимался выжиманием средств из населения, и многие дьяконы прежде чем окончательно принять сан копят средства своей мирской деятельностью.

Они подошли к небольшому дому; перед воротами стоял большой камень. Рядом была сложена поленница. Охранявшие вход два стражника с мечами распахнули створки только после того, как увидели епископа, потом вернулись на свой пост и лениво замерли, прислонившись к воротным столбам.

– Мы задолжали им за две недели, – сказал Натану Делука. – Странно, что они еще здесь. Многим в этом городе нечего есть, и, казалось бы, людям следует соглашаться работать там, где их кормят и платят немного денег, но все больше народу живет на милостыню Храма, за что метет улицы или вообще не работает, отказываясь от более почетных должностей. Город утратил бойцовский характер.

Маккинни кивнул. Варвары-кочевники стояли пока только у стен города, но многие горожане уже признали себя побежденными или просто отказывались думать о своей судьбе. Только Храм пока что был в силах сдерживать неприятеля, сосредоточив в себе остаток батавского боевого духа. Но Натан сомневался, что стальная воля храмовников спасет этот город от скорого разграбления.

Комнаты дома были почти пусты, что могло говорить как о недостатке средств, так и о спартанских привычках архиепископа. Маккинни провели в просторную приемную, где в своем оборванном великолепии сидел его святейшество, задумчиво глядя на угасающий в камине огонь, без которого, строго говоря, он точно не замерз бы.

– Как мы и предполагали, ваше святейшество, – доложил Лорейн, – корабль прибыл с запада. А вот на что мы не смели надеяться: хозяин корабля – гражданин Империи, хотя, судя по выговору, они происходят из той ее части, где мы прежде никогда не были. Вы – колония? – спросил он, повернувшись к Маккинни.

– Милорд, предлагая вам свою помощь, я не спрашивал вас о том, где ваша родина, – ответил Натан. – Разве сейчас непременно нужно обсуждать название моего мира? Империя объединяет множество планет, и жить на одних из них легче, чем на других.

Делука задохнулся от возмущения, но прежде чем он успел заговорить, вмешался архиепископ.

– Верно. Пусть продолжает, ибо Бог часто посылает помощь в престранном обличье. Наша задача – выслушать любого. – Старик указал рукой на стул. – Как я понял, вы не можете связаться с Космофлотом и попросить прислать нам помощь?

– Нам не разрешили взять с собой такие устройства, милорд.

Архиепископ сразу все понял.

– Колониальный мир. – Он кивнул. – Даже если мы свяжемся с Космофлотом, они ничем не смогут нам помочь. Если мы погибнем, они вышлют карательную экспедицию и Имперская Торговая Ассоциация громче всех будет требовать отомстить за смерть служителей Господа. ИТА не раз и не два пользовалась Церковью как поводом для вторжения.

– Не понимаю, милорд, – подал голос Маккинни.

– Империя не имеет намерения завоевать этот мир. – Старик прервался, заметив удивленный взгляд Маккинни. – Принесите нашим гостям выпить. – Он повернулся к Натану. – Вам ничего не известно о политике Империи. Вы принадлежите к Церкви?

– Новый Рим еще не пришел на наш мир, милорд. Но мы христиане, более или менее. Я был крещен в православную веру, которую, как я слышал, Новый Рим не отвергает.

– Простите мое любопытство; оно не от праздности. Для чего вы прилетели на Макассар?

– Мой король отправил меня с торговой миссией, милорд. У меня на родине он правит самой большой из цивилизованных стран и заключил союз с Имперским Представительством. Космофлот помогает нам в объединении планеты.

Архиепископ снова кивнул.

– Но вы не торговец. И те, кто пришел с вами, тоже не торговцы. Прошу, не возражайте. Вам не обмануть человека моих лет. Вы солдат, а эти остальные, что пришли с вами, – кто они, шпионы? Впрочем, не важно. Вы явились на эту примитивную планету из мира, который тоже примитивен… и утверждаете, будто можете помочь нам! Это достойно восхищения, однако я не вижу, что вы могли бы для нас сделать. Тем не менее, подобную отвагу следует вознаградить, например, информацией.

Слуга принес вино, и старик замолчал, дожидаясь, чтобы для всех расставили стулья.

– Не слишком хорошее вино, – заметил Делука. – Но другого нет. У торговца на корабле вино гораздо лучше.

– Не в вине суть, – заметил архиепископ. – Вино лишь средство. Посмотрите на них, отец Делука. Они едва говорят на имперском языке, ничего не знают о столице и о ее политике, летают на космических кораблях, об устройстве которых не имеют понятия… Если бы Церковь могла своим учением привнести столько же веры, сколько имеют в себе эти люди! – Архиепископ пригубил вино и поморщился. – У нас с вами одинаковая миссия, господин торговец, – сказал он Маккинни. – Мы агенты и провокаторы, подосланные помочь Имперской Торговой Ассоциации. Разница в том, что мне это известно, а вам – нет.

– Не понимаю.

– А я и не ожидал, что вы поймете. Вы уверены, что явились на эту планету с какой-то великой миссией, цель которой определенно нечто гораздо более существенное, чем перемещение товаров туда-сюда и увеличение запасов золота в подвалах короля вашей планеты, например, – спасение вашего мира. Мы же здесь для того, чтобы вернуть этих людей к Богу. Но и мы, и вы служим целям ИТА так же верно и истово, как если бы они наняли нас.

Старик замолчал, и в комнате повисла тишина: все ждали продолжения.

– Космофлот не позволит торговцам просто поработить эту планету. Я уверен, вы знаете о том, что ни одно приличное воинское подразделение не станет сражаться во имя жизненных принципов, своих или чужих. Для того чтобы поднять боевой дух, требуется Бог, а не золото. Космофлот же идет в бой, имея на то четкую причину, например за Императора, или за Церковь, или за Новый Аннаполис, или за Клятву Воссоединения, но Космофлот никогда не станет сражаться за ИТА. Десантники никогда не прилетят сюда, чтобы основать здесь королевство торговцев.

Поэтому торговцы используют нас. Они отправили нас сюда и сделали так, чтобы Космофлот не мог защитить нас… но после нашей гибели именно представители ИТА станут взывать о мести. Надо преподать этим нищим урок, скажут они. То же самое произойдет и в вашей колонии… на вашей планете наверняка есть оппозиция Империи. Понятия не имею, откуда вы явились, но все равно уверен в этом. Империализм не возжигает в людях огонь верности. ИТА понимает, что оппозиция доставляет лишь неприятности. И самые крупные неприятности доставляют самые пламенные патриоты… Разве вы не согласитесь с тем, что патриоты вашего мира с готовностью присоединятся к наемной армии, присланной для наказания этой планеты? Чтобы отомстить за вас? Таким образом проблема решится весьма изящно – Макассар будет завоеван, а в мире, откуда вы явились, исчезнут и вожаки, и солдаты. Эта старая и проверенная формула срабатывает всегда.

– Но почему вы позволили им использовать вас, сударь? – спросил Маккинни.

– Каковы бы ни были ваши причины, разве вы отказались бы прилететь сюда, даже если бы обо всем знали заранее? – ответил архиепископ. – Я думаю, не отказались бы. Вот и я не отказался принести сюда с Небес Слово Божье. – Старик закашлялся, его тощие плечи затряслись. – Следуйте своему плану, каков бы он ни был, но помните об ИТА. У них – огромные средства, власть, а вот добродетели нет. В один прекрасный день Космофлоту надоест, что его используют, и он перебьет их всех, но я уверен, что на месте павших торговцев поднимется новая поросль. ИТА вечна.

– Благодарю за откровенность, сударь. Профессор, вам есть что сказать? – спросил Маккинни, обернувшись к Лонгвею.

– Сейчас – нет. Мне нужно время, чтобы все обдумать. Я очень сильно опасаюсь, что архиепископ прав. Вы, может быть, знаете, что ИТА уже ведет различные переговоры при дворе короля Давида. А любители взяток есть везде.

– Милорд, – спросил тогда Маккинни, – если мы поможем вам повернуть этих людей к Церкви и не допустим, чтобы торговцы получили повод требовать от Империи прислать сюда Космофлот, тогда вы поможете нам?

– Поможем в чем?

– Сейчас я не могу сказать. Эта тайна – не моя, и в любом случае я не представляю, что вы могли бы сделать.

– В принципе, я не против того, чтобы помочь вам… но прежде чем вы попросите меня об этом, вспомните, с кем говорите. Я – архиепископ Церкви. Я вижу всю подноготную некоторых церковных функционеров и многих имперских советников, но не стоит обманываться на мой счет. Я преданный слуга Церкви и храню верность Империи.

Маккинни кивнул.

– Я не собираюсь просить ни о чем, что запятнало бы вашу честь. Мы сможем обсудить это позже; а сейчас мне лучше вернуться на корабль.

Старик поднялся, протянул Натану руку, и тот после секундной заминки опустился на одно колено и поцеловал перстень. Покидая приемную, Маккинни заметил, что архиепископ поднял руку, благословляя, и что-то пробормотал на языке, которого полковник прежде никогда не слышал.

Глава 15

Военный министр

Стоя на высоких стенах Батава, Маккинни жалел, что у него нет бинокля. Он купил здесь примитивную подзорную трубу, но из-за скверных линз картинка расплывалась, так что лучше было рассматривать варваров невооруженным глазом.

Он наблюдал за ними пять дней, вглядываясь в даль за приземистыми грядами холмов и лоскутами возделанных полей – верховые марис быстро перемещались от одних ворот к другим. Кочевники стали лагерем на расстоянии полета стрелы от стен, расположив свои кибитки и шатры в оскорбительной близости от ворот, и теперь беспрерывно дразнили защитников города, призывая их проявить смелость и выйти из крепости, выкрикивая обидные слова и непристойные замечания, пока наконец солдаты Храма не начинали задыхаться от слепой ярости.

На четвертый день небольшой отряд рыцарей выехал, чтобы атаковать ближайший к воротам стан неприятеля. Тяжелая кавалерия храмовников промчалась сквозь ряды врага, втаптывая боевыми конями степняков, защищенных лишь легкими нагрудниками, в мягкую землю, прорубая мечами путь сквозь варваров и крича в упоении битвой. Ничто не могло остановить атаку рыцарей. Но мало-помалу атака захлебнулась. Огромные боевые кони утомились, утомились и люди. Слово распространилось среди марис, и те налетали на рыцарей волна за волною, и наконец отряд храмовников был окружен и смят. Рыцари исчезли под грудой шевелящихся тел, и звуки битвы стихли. В эту ночь к насмешкам в адрес оставшихся за крепостными стенами войск прибавились крики их умирающих товарищей.

На следующий день после трагически закончившейся вылазки, Маккинни попросил аудиенции у иерархов Храма, заявив, что располагает важной информацией касательно войны; информацией, которую он мог открыть только высшим офицерам. Тем временем Старк муштровал команду «Субао», заставляя свое войско биться на мечах, пиках, защищаться щитами, маршировать строем под барабанный бой, бросать по команде дротики, давать залп из арбалетов и снова маршировать, обходя пирс и держа строй. Учения привлекли внимание офицеров-храмовников, и на десятый день пребывания «Субао» в Батаве к кораблю направилась небольшая делегация.

– Мы проводим вас в Храм, – было сказано Маккинни.

Двое офицеров отвели его к воротам, где на смену сопровождающим вышли двое облаченных в яркие одежды служителей, которые провели Натана через анфиладу пышно украшенных гобеленами и флагами залов. Храм состоял из целого комплекса разнородных залов и коридоров, в которых яркие краски декора неожиданно сменяли голые стены, а роскошь уступала место спартанскому аскетизму. Наконец они поднялись по каменной лестнице к череде келий, вырубленных в стене высоко над внутренним двором Храма. Служитель осторожно постучал в одну из дверей.

– Войдите.

Храмовник открыл дверь и отступил в сторону. В келье за маленьким столом сидел священник в черной сутане, перед ним стояла чернильница и лежало перо. По полу было разбросано множество листков, а на стене, позади священника, висела карта города и окрестностей со схематически отмеченными дорогами и деревнями в пределах сорока километров от крепостных стен.

– Отец Сумбаву, вот чужеземец, которого вы хотели видеть, – доложил храмовник. – Он называет себя торговцем капитаном Маккинни.

Храмовник запнулся, выговаривая имя, но все же произнес почти без ошибки.

Натану уже сказали, что отец Сумбаву по сути военный министр Храма. Были другие священники, которые рангом значительно превосходили его, но мало у кого в руках было сосредоточено столько власти. Казалось, Сумбаву мало заботят митра и риза епископа и еще меньше – иные ловушки власти, но его люди служили ему верно. Маккинни отметил контраст между спартанской обстановкой кельи и богатством роскошно обставленных приемных храма; Сумбаву заботила действительность, не символы.

Его келья располагалась высоко над зубцами крепостной стены, и сквозь узкие бойницы можно было видеть город, стены, а за ними – лагерь кочевников. Натан даже разглядел отряды марис, выписывающие бесконечные петли между воротами. Кочевники держались точно за пределами полета стрелы. Приземистые однообразные холмы, покрытые травой и кое-где испещренные квадратами полей злаков, тянулись до самого горизонта. Равнину пересекали несколько дорог, на перекрестках, на месте некогда стоявших там фермерских поселков, чернели пожарища.

Сумбаву быстро поднял руку для благословения, и Маккинни поклонился. Не успел он поднять голову, как священник спросил:

– Почему вы решили, что можете понапрасну тратить мое время?

– Но это вы хотели меня видеть, отец мой.

– Вы просили встречи с членом иерархии. Вы сказали, что располагаете информацией военного свойства. Вот вы здесь. Что же вы хотели сообщить мне?

– Ваше святейшество, я уже участвовал в боях против таких же варваров. На востоке их удалось отогнать от городских ворот. Хотя я всего лишь торговец, я возглавлял отряд солдат в бою против кочевников и хотел узнать, не угодно ли вам испробовать наши методы боя. Мы прогнали кочевников от ворот нашего города на юг.

Маккинни замер, вытянувшись, словно кадет на параде, дожидаясь, когда священник заговорит снова, но в келье повисла тишина. Полковник рассматривал сидящего за столом человека.

Он не мог угадать, сколько Сумбаву лет. На его лице не было морщин, в коротко стриженных волосах – седины, но руки загрубели от мозолей, и на них взбухли вены от работы, а может, возраста.

Сумбаву внимательно пригляделся к нему, прежде чем ответить.

– Почему вы уверены, что вам по силам то, что не получилось у нас? У нас лучшее войско на Макассаре, но даже ему ничего не удалось сотворить с этими ордами. В прошлом мы всегда били и уничтожали кочевников, но теперь их собралось слишком много.

Священник поднялся и остановился у высокого окна. Кулаки были крепко сжаты, и костяшки побелели.

– Дело не в умении солдат, ваше святейшество, а в способе ведения боя. Ваши воины великолепно вымуштрованы, дисциплина у них на высоте, но их слишком мало. Ваши лорды бьются великолепно, но кавалерия не способна должным образом сражаться с этими кочевниками. В городе я почти не видел всадников – они в основном перебиты, я прав?

– Те, кто не пал, теперь просто жители города. Кавалерия и раньше была немногочисленна, а теперь ее дух сломлен. Трижды рыцари-храмовники и мужи из знатных семейств выезжали из ворот этого города. Три раза бросались они в атаку, и ничто не могло устоять против них. И трижды они терпели поражение, отрезанные, разбитые на мелкие группы и сметенные, словно соломинки ветром; лишь единицы уцелели и сумели, пристыженные, вернуться обратно. После этого варваров только прибавлялось, но сынов знатных семейств не становилось больше. И вы хотите сказать, будто способны сделать то, что оказалось не по силам великим воинам? У вас что, на подходе тысяча кораблей, несущих сюда новую армию? – Священник пристально взглянул на Маккинни, потом указал на деревянный стул. – Располагайтесь со всеми удобствами, которые я могу позволить себе и своим посетителям, – негромко проговорил он. – Здесь не слишком роскошно. И расскажите мне, как вы, южане, победили варваров.

Маккинни сел и заговорил, тщательно подбирая слова.

– Самое главное – выстроить пехоту и конницу, так, чтобы они поддерживали друг друга, – сказал он. – Если вы сможете правильно выстроить войска, кочевникам вас не одолеть.

– У нас мало солдат, – ответил Сумбаву. – Неважно, насколько вы хитры, невозможно выиграть сражение, когда врагов тысячи.

– Неправда, святой отец. Мы можем сделать так, что каждый солдат будет биться за десятерых. Кроме того, в городе полно праздношатающихся, наемников, воров, просто горожан. Все они могут сражаться.

Священник пожал плечами.

– Если согласятся. За каждым, кто отправится на бой, должен присматривать верный человек, чтобы оборванец не отлынивал от драки. Эта овчинка выделки не стоит.

– Если с ними обращаться как с людьми и обучить, они смогут воевать. Нам не нужно большое войско. Но к солдатам нельзя относиться как к скоту или рабам. Они должны идти в бой по доброй воле.

– И вы предлагаете вооружить этих людей? Они уничтожат Храм.

– Нет. Я спасу Храм. Храм обречен, отец Сумбаву. И вы знаете об этом не хуже меня. – Маккинни указал в сторону окна. – Город падет, не пройдет и года. Я видел опустевшие причалы и слышал, что порт настроен против вас. Я видел людей, которые спят на улицах, пока кочевники собирают их урожай. Вам не прогнать отсюда врага, пока он опустошит ваши поля. Припасов у них больше, чем у вас. Храм обречен, если только вы не прогоните врага, и чем быстрее, тем лучше.

Сумбаву пожал плечами, внешне сохраняя ледяное спокойствие – только руки на столе беспокойно двигались.

– И только вы один можете спасти нас? Вы что же, богоизбранный? Мы правили этим городом пять сотен лет. А чем славны ваши предки? Жили в землянках?

– Что я сделал в прошлом, неважно. Важнее то, что нам удастся сделать.

– И сколько мы должны будем вам за спасение города? Какова ваша цена?

– Нет цены, которую можно требовать за сохранение единственного источника мудрости на Макассаре. Я попрошу только то, что мне действительно необходимо. Оружие. Пики и щиты. Право набрать людей. Кроме того, я должен осмотреть солдат-храмовников, поговорить с конными рыцарями. Мне понадобится плац, где я буду вести обучение. Подати Храма следует направить на то, чтобы вооружить горожан. Я не потребую платы, но сделать нужно будет многое. Мы сможем спасти этот город и Храм, только если вы будете слушать меня.

Священник развел руки и напряженно вгляделся в свои ладони.

– Возможно, это воля Господня. Другого плана у нас нет. И большого вреда от того, что вы станете муштровать сброд, не будет, поскольку наш договор останется в силе только до тех пор, пока их всех не перебьют – и вас в том числе. Я прикажу, чтобы вас обеспечили всем необходимым.



Постепенно на парадном плацу перед Храмом выстраивалась армия. Она не слишком напоминала армию в привычном смысле. В первую неделю людей приходилось тащить на насильно; горожане не умели маршировать и спотыкались, неспособные понять приказы и не желающие учиться. Но когда раздали оружие и обучение продолжилось, в разношерстной толпе возникло и возобладало новое чувство – самоуважение. Люди, успевшие опуститься до состояния нищих, стояли бок о бок с крепышами-крестьянами из-за городских стен, а в их ряды затесались юные отпрыски из разорившихся купеческих семейств города. Прислушиваясь к уговорам Маккинни и приказам Старка, новобранцы выше держали голову, учились вгонять пики в чучела-мишени, издавать боевой клич. На третью неделю обучения, Маккинни созвал совет.

– Времени у нас немного, – сказал он своим военачальникам. – Сумбаву очень хочет посмотреть, на что мы способны, и я обязан доложить ему. Вам следует быть очень внимательными с этим человеком. Он опасней, чем кажется на первый взгляд, и не тот, кем кажется. Каково состояние армии?

– Пехота – так себе, – отрапортовал Хэл. – Храмовники молодцы, но не понимают, что от них требуется, и потом, они настолько уверены в себе, что не хотят учиться ничему новому. Ополченцы научились нести пики и смыкать щиты, но только не надолго. Большинство – дохляки. А выбрать лучников из этой толпы почти невозможно. У храмовников порядочно арбалетчиков, но этого мало.

– Смогут они отразить атаку легкой кавалерии? – спросил Маккинни.

– Не знаю, сэр. Они еще никогда не участвовали в деле, но если заставить их поверить в себя, то против кочевников они продержатся. А вот веры в себя у них как раз и нет, полковник.

Маккинни заметил, что у Лонгвея, услышавшего оговорку Хэла, округлились глаза.

– А что кавалерия? – спросил он Бретта. – Смогут всадники сражаться в строю? Вы уже выбили из них самонадеянность, и они будут держаться вместе или бросятся в атаку каждый сам по себе, едва завидев врага?

– Мы с Ванъянком говорили с ними, торговец, – ответил Бретт. – Честь – все, что у них осталось. Среди них есть такие, кто уже побывал на поля боя и узнал вкус поражения… к тому наш враг – попросту варвары… Однако будет трудно отлучить их от скорой победы.

– Но вы должны это сделать, – сказал Маккинни. – Это наш последний шанс. Нужно выучить рыцарей атаковать по команде и возвращаться, восстанавливая построение, под защиту стены щитов. Любой их них, кто осмелится действовать самостоятельно, желая покрасоваться, будет брошен на поле боя на погибель. Постарайтесь вколотить эти простейшие мысли в их головы. А также объясните, что если их убьют, город падет, и от чести, которой они так гордятся, не останется и следа. Поэтому они должны сражаться – чтобы ее сохранить.

– Да, но отступать для них означает покрыть себя позором, – ответил Ванъянк. – Хотя, когда я толкую с ними, они слушают меня внимательно, и я постараюсь убедить их в том, о чем вы просите. Сам я уже поверил. Но для других рыцарей это звучит странно.

Маккинни кивнул.

– Странно или нет, а учиться им придется. Что у нас с обозом?

Мэри Грэхем с гордостью улыбнулась.

– Полный порядок, – доложила она. – Теперь у нас достаточно повозок.

– Мне казалось, тягловой силы у нас маловато, – сказал Маккинни.

– Да, лошадей немного, к тому же упряжь была неправильная, – кивнула Грэхем. – Здесь используют кожаные поводья. Я объяснила плотникам, как сделать деревянные хомуты, и теперь животные устают меньше. У нас по-прежнему мало лошадей, но теперь каждая способна нести больший груз.

– Отлично.

– У нас есть повозки, но мало зерна, – продолжила Мэри. – Если вы беретесь охранять обоз, мы обеспечим вашим людям припасы на несколько дней. Еды все равно не много, но это лучше, чем ничего. После этого нам придется отыскивать провиант за крепостными стенами. Если мы сможем защитить фермеров, то попытаемся даже собрать часть урожая зерна.

– Итак, у нас имеется малообученная пехота, скромная кавалерия, от которой польза то ли будет, то ли нет, немного стрелков-храмовников и мечников-храмовников, наших лучших бойцов, которые, увы, не понимают, что им делать, и чертово море кочевников за стенами. Интересная ситуация. – Маккинни на секунду задумался, глядя на копию карты Сумбаву, терпеливо сделанную молодым Тоддом, потом подвел итог. – Нужна демонстрация силы. За неделю мы выберем лучших из наших людей – солдат, умеющих думать, которые не струсят, не побегут и будут подчиняться приказам. Еще мне нужен провиант на два дня для двойного числа бойцов и отряд самых дисциплинированных поваров и квартирьеров, – сказал он Мэри. – Мы покажем, на что способны, в стычке с врагом. Но главная наша цель – убедить наши войска в том, что кочевников можно разбить. – Маккинни поднялся, тем самым предлагая всем разойтись. – Хэл, задержитесь на минутку.

Когда все вышли, Старк сказал:

– Извините, что проговорился, полковник. Но очень похоже на войну, а я не привык быть шпионом.

– Пробьемся. Ты уже подобрал командиров?

– Да, сэр. Войска, которые мы привезли с собой, я использую для поддержания порядка, нам есть на кого опереться. Мне кажется, они готовы драться и с храмовниками, если будет надежда на победу. В любом случае мы можем управлять войсками. Если вы поведете их к победе, войска будут верны нам до конца.

– Отлично. Но группа командиров нужна обязательно. Иначе, когда все закончится, солдаты потеряют всякую цель. Хорошо, сержант, можете идти.

Хэл поднялся, улыбнулся, потом отдал честь.

– Как в старые времена, полковник. Волки другие, но времена прежние.



Перед визитом к Сумбаву Маккинни тщательно вооружился. Он надел кольчугу, набросил на плечи яркий пурпурный плащ, надел золотые браслеты и цепь, застегнул стихарь булавкой с драгоценным камнем, и наконец повесил на пояс меч, сделанный на мире Принца Самуила. Кольчуга и меч выглядели точно так же, как те, что производили на Макассаре, но были гораздо лучшего качества. Подобное оружие поддерживало статус отряда полковника. Маккинни, которого привела охрана, встретил Сумбаву на зубчатой стене над своей кельей.

– Вот теперь вы одеты в свои подлинные цвета, торговец, – проговорил священник. – Вы ведь более солдат, чем торговец, не так ли?

– На юге, святой отец, торговцы и солдаты – это часто одно и то же. По крайней мере, те из торговцев, кто выжил. В наших краях мир редкий гость.

– Здесь также. Но раньше было иначе.

Священник-военачальник оглядел бескрайнюю равнину, раскинувшуюся за стенами города.

– Сегодня кочевников стало еще больше. Зерно уже созрело, и они выстраивают заслоны, чтобы защитить урожай от наших огневых отрядов. Мы сможем сжечь урожай, но только ценой жизней наших рыцарей. Не думаю, что кто-нибудь вернется оттуда живым.

– Святой отец, есть способ, – сказал Маккинни.

Священник бросил на него быстрый взгляд, и Натан продолжил:

– Я хочу просить разрешения выйти с небольшим отрядом за стены города. Мы не собираемся отходить далеко.

– Можете использовать ваших бесполезных ополченцев, если угодно. Вы заставили их ходить с гордо поднятой головой, но это не солдаты. И никогда не будут солдатами.

– Мне нужны не только ополченцы, – ответил Маккинни. – Мне потребуется пятьдесят стрелков-храмовников и пятьдесят всадников.

– Четверть всех стрелков? И почти все рыцари? Нет.

– Но, святой отец, это стоит того. Мы покажем вам, что кочевников можно победить. И не станем удаляться от стен. Арбалетчики и рыцари могут вернуться в крепость, если мои люди не выстоят – и не запятнают свою честь, поскольку возвратятся оттого, что пехота не смогла поддержать их.

– А вы тоже пойдете?

– В авангарде с копейщиками.

– И рискнете жизнью, лишь бы доказать мне, что эти люди способны сражаться? Значит, вы уверены. Странно.

Маккинни взглянул на равнину и заметил, что к городским стенам направляется новый отряд кочевников. В одном только этом отряде было несколько сотен варваров.

– Значит, вы сами поведете своих людей, – повторил Сумбаву. – Вы не вернетесь.

– А если вернемся? Это поднимет дух остальных. Учтите, если мы будем сидеть сложа руки, Храм падет.

– А если вы истребите моих стрелков и рыцарей, развязка наступит еще быстрее…

Священник пытливо взглянул на лагерь кочевников внизу. Отряды всадников бросались к стенам – и поворачивали обратно точно на расстоянии полета стрелы. Он прикоснулся к своему знаку, золотому изображению храма с эбеново-черным крестом посередине, и внезапно обернулся к Маккинни.

– Поступайте как знаете. Вы безумны, но кое-кто верит, что безумие – благодать, ниспосланная Богом. Которой у меня уж точно нет.

Сумбаву отвернулся и, тяжело ступая, пошел прочь, по-стариковски сутулясь.

Глава 16

Марширующая стена

Прежде чем устроить вылазку, Маккинни неделю муштровал копейщиков. Наконец Хэл доложил, что солдаты подготовлены настолько, насколько возможно за такой небольшой срок, и части были построены в маршевом порядке перед воротами. Перед выступлением Натан в красном плаще, развевающемся за плечами, поднялся на невысокий помост перед воротами и обратился к солдатам.

– Сегодня мы одержим победу, какой еще не видывали на этом мире, – крикнул он. Об этом дне сложат песни, и им не будет конца. Вы спасете свои дома и покроете себя славой. Кроме того, что за жизнь сидеть тут, укрывшись за стенами? Разве мужчина тот, кто прячется от врага, когда можно сразиться с ним и разгромить его? Сегодня вы – те, кто победит. Никогда больше вы не будете рабами.

Раздались слабые ответные крики, организованные стражниками Хэла, рассеянными в рядах.

– Придется пойти на это, – говорил Натан сержанту. – Они не почувствуют воодушевления, пока не увидят, как можно бить врага. Вопрос в том, выстоят ли они до тех пор, пока это станет очевидно?

– Не знаю, полковник, – ответил Старк. – Я выучил их всему, чему только мог, но у большинства дух был сломлен задолго до того, как мы пришли сюда. Так что не скажу ничего.

– Но они знают, что от них требуется, – ответил Маккинни. – Теперь нужно заставить их драться, а это зависит от нас. Откройте ворота и ведите войска наружу.

– Слушаю, сэр.

Армию выстроили клином: копейщики со щитами по краям, кавалерия, лучники и повозки с провизией посередине. Копейщики стояли и в острие строя, суженного до ширины ворот. Отряду предстояло выйти колонной, края которой за воротами расходились в стороны, наискось, образуя треугольный строй, что не раз было отработано на плацу Храма. Алая форма лучников-храмовников и яркие доспехи рыцарей составляли заметный контраст с темной кожаной одеждой копейщиков, дожидающихся, когда ворота откроются. Все кто мог облачились в стальные нагрудники, шлемы и наколенники, но для многих снаряжения не хватило. У некоторых были только копья, щиты и небольшие кинжалы за поясом.

Маккинни в последний раз перед выходом оглядел свое войско. Проглотив комок, который всегда поднимался у него в горле перед делом, он задумался, как остальные солдаты справляются с таким напряжением. Потом махнул рукой, и ворота открылись.

– Вперед! – рявкнул Старк. – Держать строй! Так же, как на плацу. Вперед марш.

Пока войска выходили из ворот, молодые барабанщики, стоя на повозках, отбивали ритм. Когда за воротами оказалось довольно копейщиков, чтобы выстроить защитную стену, Маккинни выпустил кавалерию и вышел вместе с рыцарями, чтобы занять свое место в острие клина.

Под прикрытием стрелков, выставленных на стенах, войско выстроилось в боевом порядке. Несколько варваров бросились в атаку, но были сражены стрелами прежде, чем успели добраться до отряда. Большинство варваров стояло на безопасном расстоянии от войска, наблюдая, и тысячи всадников съезжались со всей степи.

– Ишь, какая орава, – заметил Старк. – Похоже, там все их силы. Зря мы не поставили второй отряд у других ворот.

– Людей мало, – пробормотал Маккинни. Он мрачно наблюдал за тем, как последние ряды пехоты выходят из ворот, чтобы образовать тыл клина. – Так, Хэл, теперь вперед. Командуй.

Старк махнул барабанщикам. Дробь изменилась, с разных сторон строя другие барабаны подхватили ритм. Отряд тронулся с места и медленно двинулся вперед. Солдаты несли щиты на уровне груди и держали копья горизонтально. Позади каждого солдата со щитом было еще два ряда копейщиков. Клин устремился по невысоким всхолмьям равнины в сторону ближайшего неприятельского стана, напряженно глядя только вперед и сознавая, что прикрытие осталось позади, на стенах города.

Марис кружили рядом, неизменно держась на расстоянии, заманивая подальше от стен. Время от времени отдельные кочевники галопом бросались к строю копий, резко поворачивали и скакали обратно, презрительно хлопая себя по ягодицам.

Отдельных всадников сменили небольшие группы. Потом на расстоянии полета стрелы собрался большой отряд. Кочевники медленно двинулись в сторону Маккинни.

– Первая атака! – крикнул Старк. – Они собираются ударить во фланг, там командует молодой Тодд. Отдать команду арбалетчикам?

– Два залпа, Хэл. Другие пусть стреляют под высоким углом, чтобы отогнать остальных. С этими кочевниками разберутся ребята Тодда.

– Слушаю, сэр.

После залпа храмовников часть неприятелей поп?дала из деревянных седел на землю. Сразу вслед за этим первые кочевники подлетели к линии щитов – не единой волной, а разрозненными группами.

Прежде чем произошло столкновение, Тодд отдал приказ. Барабаны изменили ритм, солдаты на передней линии опустились на одно колено, уперев копья в землю, копейщики за их спинами выставили вперед свои пики прямо над головами переднего ряда. Марис уже подлетали галопом, с криками и руганью.

Первая лошадь с лету напоролась на острия, пронзительно заржала и повалилась на землю; остальные скакуны попытались отвернуть от частокола копий, топча всадников, летящих следом. Перед остриями пик началась кутерьма, и в отряде кочевников перед правым флангом клина Маккинни произошла свалка. Арбалетчики открыли огонь по мешанине людей и животных. Враги выкрикивали проклятия, вновь и вновь пытаясь штурмовать стену щитов. Раздались крики:

– Они бегут, бегут!

– За ними! – явно различил Маккинни.

– Держать позицию! – выкрикнул он. – Ради вашего Бога и вашего Храма, иначе я прикажу стрелкам сбить с коня первого, кто оставит строй! Бретт, утихомирь своих проклятых рыцарей!

– Есть, сэр! – услышал Натан четкий ответ откуда-то из центра кавалерийского строя. Конные храмовники горячили коней, намереваясь пуститься в погоню за бегущим врагом. Марис уже прекратили атаку, отъехали, вновь осыпали врага проклятиями – и уехали совсем; за ними никто не погнался.

Когда спокойствие было восстановлено, Маккинни забрался на повозку.

– Только что мы отогнали маленький отряд. Это нельзя назвать сражением, но вы поняли, что мы можем устоять. Не позволяйте им дурачить вас. Как только вы сломаете строй или выйдете за линию щитов, они ударят по вас всей силой. Держитесь в строю, и мы покончим с ними. Запомните, жизнь каждого зависит от товарищей. Никто не должен оставлять строй, не должен трусить или поддаваться соблазну дешевой славы. Во славу Господа, ура!

На этот раз откликнулись все. Спускаясь с повозки, Маккинни впервые обратил внимание на возницу: небольшого роста, в кольчуге, тот кричал во все горло.

– Фриледи! – потрясенно произнес он. – Вам не место здесь.

– Вы приказали мне организовать обоз, полковник. Я должна была исполнить приказ. Командовать этой разношерстной толпой кроме меня некому, а я не хочу, чтобы все испортили неучи. Ваш сержант сам прогнал этого выскочку из Храма, который обращался с моими людьми как с рабами.

Глядя на Мэри, Натан вспомнил другую фриледи, не менее упрямую, но тряхнул головой, отгоняя воспоминания. Лаура с Мэри не были похожи как две капли воды. Невозможно было представить Лауру в доспехах – хотя она вполне могла носить меч. Меч Грэхем лежал на ящике рядом с ней. Пока Натан рассматривал свою подопечную, к ним подошел один из обозных. Это был повар, щупающий большим пальцем огромный топор.

– Оставили бы вы леди в покое, – сказал здоровяк. – Она святая с небес. Только троньте ее – и командир вы там или кто, а не сносить вам головы.

– Сумба, спасибо, но мне не нужна защита, – весело ответила Мэри. – По крайней мере от него.

– Хорошо, леди. Мы и за остальными присмотрим, – отозвался плечистый повар. Маккинни пожал плечами и вернулся к командованию сражением.

Отряд снова двинулся вперед, барабаны отмеряли четкий ритм. Время от времени мелкие группы кочевников бросались в их сторону, выпускали стрелы и поспешно бежали из-под огня стрелков Храма. Плохие луки кочевников не могли пробить с большого расстояния даже кожаные доспехи пехоты, а подходить близко кочевники не решались.

– Они перестраиваются и хотят напасть снова, – тихо проговорил Маккинни. – На этот раз нападут большой силой, всей, какая у них есть.

Старк кивнул.

– У людей уже появилась уверенность, полковник. Думаю, мы выстоим. Нам повезло, что сначала марис пытались напасть небольшим отрядом.

– Соперничество между кланами, – сказал позади Лонгвей. – Я уже видел такое на Южном материке. Каждый клан хочет первым отплатить нам за оскорбление, которое мы наносим своим присутствием здесь. Они нападут снова.

– Ночь, вот что меня беспокоит, – сказал Старк. – Мы останемся здесь на ночь?

Маккинни кивнул.

– Цель нашей вылазки – поднять боевой дух войск, оставшихся в городе. Если мы выйдем наружу и сразу вернемся, толку не будет. Нам нужна убедительная победа.

– Я все еще не понимаю, чего мы добиваемся, – подал голос Лонгвей. – Предположим, вы докажете, что можете выстоять против кочевников и передвигаться по равнине в строю, который они не смогут нарушить. Но они будут уклоняться от боя, и вы ничего не достигните.

– Мы обсудим это позднее, – пробормотал Маккинни. – Вот и они, Хэл! Прикажи приготовиться.

К ним по равнине галопом неслась вражеская орда.

– Их тысячи, тысячи! – крикнул кто-то в рядах. – Нам никогда не остановить их!

– Тихо в строю! – скомандовал Старк. – Барабанщики, бейте «К оружию!»

Над небольшим отрядом разнеслась тревожная дробь. Щитоносцы снова стали на одно колено; на сей раз весь периметр опустился ниже, и копейщики выставили пики над плечами передних. Резервные копейщики стояли в каждом углу клина, в центре гарцевала кавалерия Бретта. Стрелки дали залп по атакующим марис, позади них повара и маркитанты перезаряжали и подавали арбалеты. Все до одной стрелы угодили в цель, выбив всадников из седел; бесхозные лошади заметались, внеся сумятицу в ряды врага.

– У них отсутствует то, что можно было бы называть строем, – спокойно заметил Старк. – Если бы они нападали все одновременно, а не маленькими отрядами, то добились бы лучшего результата.

– Дисциплина слабовата, – заметил Лонгвей. – Они организованы лучше, чем можно было бы ожидать от такого мира, но все же дисциплина хромает.

Барабаны отчаянно загрохотали, и атака началась. Кочевники налетали и откатывались со всех сторон клина, неспособные проникнуть внутрь, метались перед стеной щитов и частоколом копий, прямо под огнем арбалетчиков.

– Мечники! Мечников сюда! – закричал Маклин из тыловой части клина, где он был командиром. По его команде дюжина солдат с мечами и небольшими круглыми щитами бросились закрывать прореху в строю щитоносцев и быстро выбросили пятерых спешившихся марис в кучу-малу за рядом щитов. Несколько копейщиков выстроилось, чтобы закрыть прореху, и строй вновь сомкнулся, прямо над телами пятерых щитоносцев, погибших после того, как один из их товарищей не выдержал и бежал.

Марис созвали своих, отступили и снова приготовились ударить в найденное слабое место.

– Они хотят нанести мощный удар по участку Маклина, – доложил Старк. – Становится трудновато держаться.

– Приготовь кавалерию, – тихо приказал Маккинни. – Пойду поддержу Маклина.

Маккинни бегом преодолел тридцать ярдов, отделявших острие клина от основания.

– Приготовьтесь открыть ряды, Маклин!

– Слушаю, полковник. Барабанщики, играй «Тов-сь!»

Ритм барабанов изменился.

– Старшины, отводите людей!

Зычный голос моряка разносился над шумом сражения, и было слышно, как его приказы повторяют в рядах. Маккинни спокойно следил за развитием событий.

– Давайте, мистер Маклин.

– Раскрыть ряды!

Щитоносцы расступились, зашли за спины друг другу, открыв в центре небольшой проход. Со стороны неприятеля донеслись торжествующие крики, и всадники-марис бросились в атаку.

Из центра клина взлетел пронзительный голос трубы. Медленно набирая скорость, тяжелая кавалерия двинулась вперед со своей позиции в острие клина.

Выставив копья, рыцари стремительно ударили по летящему навстречу врагу, используя встречный момент марис для того, чтобы усилить свой напор, сметая все на своем пути, повергая врага под копыта своих лошадей. Бретт и Ванъянк, скачущие каждый со своей стороны рыцарского кулака, разразились воинственными криками. Тяжелая броня железнобоких оказалась чересчур прочной для легковооруженных кочевников. Они бросились врассыпную. В возникшие бреши в их строю хлынули мечники, устремившиеся в атаку вслед за кавалерией, и принялись рубить варваров. Удар был невероятно мощным, рыцари уже преследовали врага. Кулак атаки медленно рассыпался, а марис отступали, собирая силы и готовясь к нападению.

– Трубите отбой, – приказал Маккинни. Снова запела труба, на этот раз спокойней, ровнее. – Трубите еще раз. – Натан повернулся к Старку. – Это решающий момент, Хэл. Если Ванъянк и Бретт не смогут управлять этими безмозглыми храбрецами, мы пропали.

Он видел, как его офицеры кричат на рыцарей. Люди медленно стали поворачивать назад, сначала один, потом другой – и вот уже все двинулись обратно. Маккинни заметил, как Бретт ровняет шеренги, и обратно рыцари поскакали, с достоинством, гордо, в отличном строю, с флажками, развевающимися на пиках. Они проехали за стену щитов, сомкнувшуюся за ними, оставив на поле боя сотни врагов.



Не теряя времени, Маккинни повел свой отряд по равнине к ближайшему лагерю кочевников. Марис нападали на них еще дважды, и клину пришлось останавливаться, чтобы выставить перед собой частокол из копий. Вторая атака оказалась самой мощной, и полковнику пришлось снова выпустить кавалерию. Закованные в латы рыцари прошли через средоточие врага, как раскаленный нож сквозь масло, и вернулись под защиту клина, прежде чем кочевники перестроились и смогли начать новую атаку. После каждого нападения на поле боя оставались горы трупов; их топтали сапоги пехоты и давили колеса повозок, как только колонна трогалась в дальнейший путь.

Они добрались до лагеря кочевников – немногочисленных кожаных шатров, растянутых на деревянных каркасах, и дюжины повозок, которые кочевники успели угнать прочь до прибытия отряда. На их защиту встала пара рядов воинов с легкими щитами. Бретт и Ванъянк подъехали к Маккинни.

– Мы сотрем их в порошок одним ударом! – выкрикнул Бретт. – Откройте клин.

– Нет. Я не стану рисковать кавалерией, выпуская ее в атаку из-за стены щитов. У нас слишком мало людей, и если что-то пойдет не так, нам никогда не вернуться в город. Мы пойдем вперед вместе и вместе умрем. Рыцари надумали бросить нас?

– Мы не оставим вас одних среди тысяч врагов, – тихо ответил Ванъянк. – Я поговорил с рыцарями. Никто из нас никогда не видел такого боя, как сегодня. Мы уже истребили больше врагов, чем нас самих. Прежде, когда мы нападали на них, первая наша атака каждый раз разносила их в клочья, но потом они бросались на нас всей силой и побеждали. Мы останемся с вами.

Отряд двинулся вперед, осторожно, но неудержимо, барабаны задавали маршевый ритм наступающей пехоте. Маккинни развернул клин так, чтобы его острие смотрело точно на врага, и собрал резервных копейщиков перед авангардом. Лучники пока молчали – запас стрел почти иссяк. Маккинни переговорил с офицером-храмовником, который командовал стрелками.

– Я хочу, чтобы вы дали сильный залп по правому флангу от острия клина. Необходимо, чтобы там в строю марис образовалась прореха. Они не умеют сражаться как пехота, не обучены и не любят. Мы прорвемся через их строй и сомнем фланги.

Когда кочевники оказался совсем рядом, Маккинни дал сигнал. Лучники дали залп, и мечники под командованием Тодда бросились вперед, чтобы метнуть во врага дротики, а затем вернуться под защиту пик. Острие колонны ударило по врагу почти сразу вслед за дротиками, прорвало тонкий строй за счет своего момента движения, и в тот же миг передние копейщики рухнули в яму-ловушку, скрытую позади марис. Оттуда донеслись крики боли.

– Вот что ожидало ваших рыцарей, – тихо сказал Маккинни Бретту. – Глядя на действия варваров, я понимал, что для них должна быть какая-то причина. Они надеялись, что мы выпустим вперед всадников.

Строй кочевников разрушился, они бросились врассыпную, забрались на лошадей, спрятанных за шатрами, и галопом унеслись прочь. Команда Мэри Грэхем вытащила раненых из ямы, оставив там пятерых воинов, тела которых были проткнуты кольями. Побледнев, Мэри стояла у ужасного рва и смотрела вниз, но у Натана не было времени сопереживать.

– Похороните их здесь, – приказал Маккинни. – Это достаточно почетная могила для воинов. Пришлите капеллана.

Он выстроил людей в линию, ровняя щиты по периметру.

Небольшой отряд разведчиков обошел захваченный лагерь. Их доклад по возвращении был восторженным донельзя.

– Здесь полно еды. Но входить в шатры нужно очень осторожно, внутри на стенах и на растяжках кочевники держат скорпиасов на кожаных поводках.

Скорпиасами звались местные создания, теплокровные, хоть и похожие на ящериц, длиной от восьми до двенадцати сантиметров. Эти «ящерицы» отдаленно напоминали земных скорпионов, но их укусы были во много раз опасней.

– Разобьем лагерь в стороне от шатров, – приказал Маккинни. – Добавьте их растяжки к нашим кольям, да ставьте колья как положено – марис могут напасть ночью. Принесите как можно больше еды для города.

Под командованием Старка отряд выстроил укрепленный лагерь, выкопав по периметру ров, набросав земли и установив на получившемся бруствере колья. Работали посменно, один копает, другой стоит и держит щит и оружие, свое и копающего, но кочевники не предпринимали новых атак. Марис безостановочно кружили около лагеря за пределами полета стрелы, время от времени трусливо выпуская стрелу и торопливо ретируясь, пока не открыли ответный огонь. Маккинни приказал лучникам не обращать внимания на эти выходки.

– Они попытаются напасть, когда стемнеет, – объяснил он командирам. – А с такого расстояния, как теперь, они не причинят нам вреда. Атаку предпримут позже.

Костры для приготовления пищи разожгли только в темноте, но Маккинни запретил отдыхать до тех пор, пока укрепление не будет завершено. Когда был вбит последний кол, солнце село, и сплошная облачность скрыла луны. С командного поста на повозке Мэри Грэхем Маккинни было видно, что равнина усеяна дюжинами костров; это были станы кочевников, в каждом отряде по несколько сотен человек.

– Да, у них полно народу, – проговорил он.

– Не понимаю, как можно одолеть такое скопище? – спросила Мэри Грэхем. – Мы можем убить много, но придет еще больше.

– Не придет, если тут нечего будет есть. Кочевники уничтожили почти весь провиант в округе. Сейчас они надеются только на урожай зерна. Если зерна не останется, им придется вернуться в глубь материка. Так мы сумеем их прогнать.

– Значит, вы в самом деле полковник? – спросила Мэри. – С того самого дня, как я увидела вас, я знала, что вы не просто торговец, и потому ничуть не удивилась, когда ваш человек проговорился.

– Вы наверняка слышали обо мне, – ответил он.

На равнине за укреплениями началось какое-то движение. На миг что-то заслонило огонек одного костра кочевников, потом другого.

– Вас зовут Маккинни? Постойте-ка… – На ее лице появилось удивление. – Железный Маккинни? Полковник орлеанских войск? Значит, я должна ненавидеть вас.

– Почему?

– Мой жених был при Блантерне. Младший офицер Пятой армии.

Маккинни с трудом спрыгнул с повозки, удивляясь тому, как он устал даже в слабой гравитации Макассара.

– В Пятой армии были отличные солдаты.

– Да. И никто не мог их победить, кроме ваших людей, верно? Со времен этой битвы каждый человек Гавани должен испытывать к вам сразу и восхищение, и ненависть.

– Это дело прошлое. Сейчас я на службе у короля Давида. Мне жаль, что так вышло.

– Не стоит сожаления. – Мэри подступила ближе, пытаясь увидеть при свете костров его лицо. – За миллион миль от мира Принца Самуила перипетии тамошней политики кажутся ничтожными. До сегодняшнего дня я вообще не была уверена, что нам удастся вернуться домой. Даже сейчас, по-моему, шанс невелик. Но если есть кто-то, кто сможет это устроить, то это вы.

Натан рассмеялся.

– Послушать вас, так начинает казаться, что это Хэл разговаривает с рекрутами, Мэри. Вы бы лучше накормили людей. У нас очень мало времени, скоро кочевники попробуют напасть снова, под прикрытием темноты. Чтобы нормально охранять периметр, я выставлю войска по сменам, и те, кто останется в лагере, поедят последними. Сегодня ночью нужно позаботиться о ребятах-щитоносцах и копейщиках.

– А когда кормить рыцарей?

– После того как они накормят своих лошадей, как всякие хорошие кавалеристы. Прошу прощения, фриледи, но мне нужно переговорить со своими людьми.

Ночь двигалась к рассвету. Маккинни радовался тому, что атака все не начиналась и ему удалось накормить солдат на периметре, но он не успокоился до тех пор, пока все не поели и не легли, кто мог, отдыхать, примостив рядом свое оружие. Мечники же стояли на страже, внимательно вглядываясь в темноту.

– Они готовятся, – сказал Маккинни Старку. – Я видел, как они копошатся там, и чую их. Ты тоже, верно?

– Да, сэр. Как вы правильно сказали, там, за периметром, какая-то суета. Они нападут еще до рассвета.

Было около полуночи, когда донесся предупреждающий крик часового, мгновенно смятого волной атакующих пеших кочевников, толпа которых затопила бруствер и частокол.

– Труба! – крикнул Маккинни. – Трубить тревогу! Вставайте, к оружию!

Он увидел, как отряд копейщиков, стоящих на страже в центральном резерве, уже бежит к месту прорыва.

– Ко мне! Ко мне! – слышал он призывы Ванъянка. – Бросайте лошадей, бегите ко мне!

Во главе отряда рыцарей, размахивая мечом над головой, Ванъянк бросился к периметру, расталкивая щитоносцев, которые только поднимались на ноги. Люди выстроились на брустверах, нанося ужасающие удары по любому врагу, рискнувшему выбраться из рва или перескочить его. Прежде чем Маккинни успел выстроить стену щитов и вернуть под ее защиту рыцарей, чтобы снова поставить в резерв, ночь уже наполнили крики и звуки битвы.

– Они окружили периметр, – доложил ему Старк. – Пытаются прорваться то здесь, то там, но между ними нет надежной координации. Хотя атаки не прекращаются, полковник.

Маккинни кивнул.

– Хорошая тактика. Они хотят измотать нас и отрезать от города. Но это им дорого обойдется.

Менее чем через час схватка прекратилась, снова повисла ночная тишина, прерываемая только стонами раненых, но враг не оставил людей Маккинни в покое. Нападения продолжались всю ночь, то в одной части периметра, то в другой, время от времени над лагерем свистели стрелы, выпускаемые наудачу. Медленно рассвело. Утро осветило сотни убитых или умирающих кочевников во рву – или в траве, если им хватило сил уползти прочь. Марис не спеша объезжали лагерь, молча рассматривая стену щитов.

– Непростая ситуация, – сказал Маккинни. – Но, надеюсь, пока с них довольно. Теперь они хотят узнать, что мы будем делать дальше.

Он тщательно выстроил щитоносцев и копейщиков снаружи перед частоколом, потом вывел повозки и резервные части. Кочевники наблюдали, но не нападали, и Натан снова медленно провел клин через лагерь марис. Те сожгли все, что не смогли унести с собой. Оставив их имущество полыхать позади, отряд быстрым маршевым шагом направился к городу.

Глава 17

Битва

Когда военный министр обратился к епископам храма, его лицо полыхало яростью.

– Он доказал, что способен сражаться с варварами. Продержался вне стен города день и ночь. Перебил сотни варваров. За это спасибо. Но, повторяю, выводить на поле битвы всю армию – это настоящее безумие. Пусть совершит еще несколько набегов с отрядом, который есть у него сейчас, но я не допущу, чтобы со стен города сняли всех защитников.

Члены совета епископов одобрительно загомонили. Их голоса эхом отдавались под сводами зала.

Тогда встал и заговорил Маккинни. Он вышел вперед и поднялся на трибуну перед столом совета. Подходя, он рассмотрел зал. На стенах висели гобелены; над ткаными полотнами возвышались строго взирающие вниз каменные статуи, олицетворяющие героев Империи, умерших столь давно, что само их существование превратилось в легенду. На возвышении над столом совета дремал его святейшество Виллем XI: на мгновение в его лице появился интерес к новому оратору, потом он снова стал клевать носом. Его святейшество говорил тихо, но епископы записывали за ним все сказанное, и повторяли при каждом удобном случае, кстати и некстати.

– Почтенные господа, – заговорил Маккинни. – Если будет необходимо, я поступлю так, как велит отец Сумбаву. Но наша вылазка была лишь примером. Без достаточного резерва, чтобы заменять павших в бою щитоносцев, более того, без резерва, который мог бы подменить уставших, мы ни за что не смогли бы выстоять против кочевников больше одного дня. Но с большим войском, я мог бы уничтожить их склады провизии или, вынудив врага вступить с нами в бой, уничтожил бы как можно больше, после чего остальные бежали бы, спасая свою жизнь, в дикие степи. Не пытайтесь обмануть себя, почтеннейшие. Кочевники изучают нашу тактику. Уже сейчас они пытаются придумать способы одолеть нас, способы использовать свое огромное число и быстроту перемещения. Следующее сражение решит участь города. Вступите ли вы в бой или будете дожидаться, чтобы голод превратил вас в тени? Станете ли сражаться за стенами города как мужчины или дождетесь внутри, чтобы вас превратили в рабов?

– Он хорошо говорит, Сумбаву, – заметил архидьякон и поднял светлые глаза на Маккинни. – Откуда вы знаете, что вам будет сопутствовать удача? Что вы за торговец, которому известны способы ведения войн, неведомые в этой части мира?

– Ваше святейшество, мои знания почерпнуты в гильдиях юга и запада. Нам и раньше приходилось сражаться с варварами, хотя никогда прежде их не собиралось так много. А будет ли мне сопутствовать успех… что может остановить армию Господа? Если мы выступим со всей отвагой, то победим, ибо с нами Господь.

– Он и раньше был с нами, но не спас наших воинов, – пробормотал Сумбаву. Старый священник испуганно оглянулся по сторонам, страшась обвинения в ереси.

– Вы хотите взять с собой всех рыцарей и арбалетчиков, а вместе с ними нищих, – проговорил архидьякон. – Так я понял ваш замысел, наблюдая сражение пять дней назад. Но зачем вы требуете на этот раз еще и мечников Храма? Какая от них польза в бою?

– Мечники в латах будут охранять наш лагерь ночью, – ответил Маккинни. – Они могут сражаться в темноте, когда толку от щитоносцев немного. Мечники будут драться с варварами, когда те покинут седла и нападут в пешем строю. Горожане знают только один способ воевать; это необученные солдаты. Нам понадобится отряд настоящих бойцов, когда дело дойдет до последней схватки.

– А вы, Сумбаву, что вы можете сказать в пользу того, чтобы не выпускать всю армию Храма за стены города? Какие у вас доводы? – спросил архидьякон в пурпурной мантии. – Ему удалось то, что вам никогда еще не удавалось. – Архидьякон повернулся к остальным членам совета. – Что касается меня, то в появлении этого человека я вижу промысел Господа нашего. Кто знает, какое орудие способен Всемогущий избрать для нашего спасения.

Сумбаву тщательно взвешивал слова, говорил негромко, и присутствующие подались вперед, чтобы лучше слышать.

– Я не знаю, какие привести возражения. Но все равно, мне не нравится эта затея. Есть в этом человеке что-то мне непонятное, и я считаю, что ему нельзя доверять армию Храма.

– Тогда отправляйтесь с ним и берите на себя командование нашей армией, – подытожил архидьякон. – Что же касается меня, я слышал достаточно. Пусть торговец разобьет варваров, и да пребудет с ним благословение Господне.

Сумбаву поклонился, принимая приказ, но Маккинни чувствовал, что пристальный взгляд военного министра не отпускал его, пока он не покинул зал.




* * *

Две следующие недели Маккинни готовился к битве. Все собранные им части крестьян и горожан были обучены, люди его собственного отряда поставлены над ними командирами.

Старк вытряс из ополчения душу, муштруя на плацу Храма, снова и снова повторяя сложные маневры: построение в каре и в колонну, уменьшение и увеличение дистанции между рядами, положение пик к бою и вольно.

Бретт и Ванъянк занимались с рыцарями: крича и ругаясь, они пытались доказать, что их главная сила – в массированной атаке, что по ее окончании надлежит вернуться под защиту щитоносцев для перестроения, иначе кочевники рассредоточат тяжелую кавалерию и перебьют всадников поодиночке.

Каждый вечер командиры собирались и обсуждали, как продвинулись за день дела, разговоры часто затягивались за полночь, а рано утром части вновь поднимались на дневную муштру.

Вечером накануне выступления Маккинни опять созвал военный совет. Он внимательно осмотрел своих офицеров, сидящих перед ним за массивным деревянным столом, и удовлетворенно кивнул.

– Мистер Маклин, как дела у пехоты?

– Лучше, чем в прошлый раз, торговец. Они уже побывали в бою и поняли, как пойдет дело, а Старк гонял их до седьмого пота, пока наука не отложилась в их головах накрепко. Это не ветераны, но они выстоят. И двойной рацион пошел на пользу.

– Вот вам подход торговца, – подала голос Мэри Грэхем. – Он нашел на складах тех, кого удалось подкупить.

Маккинни покачал головой.

– Насколько я понимаю, тут опять дело рук Старка. Надеюсь, у нас среди продовольственной команды нет таких корыстных?

– Среди моих людей, надеюсь, нет, – возмущенно ответила Мэри.

– Везде есть такие, ваша милость, везде, – подал голос Старк. – Будем надеяться, что здесь их цена очень высока, они побоятся вас и не наполнят мешки песком вместо зерна. Раньше такое случалось.

– Как ваши рыцари, Ванъянк? – спросил Маккинни.

– Обучены хорошо, поворачивают назад по сигналу трубы, но по-прежнему не рады тому, что придется бежать от битвы. Как и я, сэр… но я знаю, что от нас требуется. – Ванъянк поднял кубок и отпил вина. – Вы, люди со звезд, странно бьетесь на своем мире.

– Оставим это, – пробормотал Старк. – У нас и без того хватает забот с храмовниками.

Маккинни кивнул.

– Хэл прав. Но скажите, станут ли рыцари слушать сигнал трубы?

– Надеюсь, – ответил Бретт. – Никому не хочется, чтобы его зарезали кочевники. В этих людях нет страха смерти, только страх бесчестья.

– Вдобавок, Бретт сочинил песню о рыцарях, которые бросили своего командира и были обесчещены навеки, – подал голос Маклин. – Глупость, но берет за душу. Похоже, помогает.

– Если песня помогает, то пусть поют, пока не охрипнут, – сказал офицерам Маккинни. – Ключевой момент сражения – направить тяжелую кавалерию на варваров, когда те сгруппируются для массовой атаки. Ничто здесь не способно выдержать удар этих упрямцев в латах, но стоит только рыцарям ослабить напор и рассеяться, марис перебьют их по одному без хлопот. – Он повернулся к Мэри Грэхем. – Вы подготовили все припасы, о которых я вам говорил?

Женщина кивнула.

– Мы заготовили несколько тысяч стрел для арбалетов и повозки с зерном – все готово. Но хочу, чтобы вы были в курсе – провизии не так много.

– Я знаю. Мы возьмем с собой побольше пустых повозок. Либо мы найдем, что в эти повозки положить, либо отправим их в город за новыми припасами. Наша армия и так медленно двигается, и большой обоз внутри каре нас только задержит.

– Тогда мы готовы, – кивнула Мэри Грэхем.

– Вас это не касается. Вы не пойдете, – сказал ей Маккинни.

– Нет, пойду. Если мы проиграем битву, город все равно падет, и вы это знаете. – Она оглянулась по сторонам, ища поддержки у земляков. – Я имею право на защиту, и я выбираю, чтобы торговец защищал меня лично. Разве у меня нет такого права?

– Интересно получается, – подал голос Лонгвей. – Мы не можем оставить фриледи, не назначив ей надежной защиты, – сказал профессор полковнику. – Несомненно, она должна находиться под защитой человека со своего собственного мира. Но кого мы можем с ней оставить? Ученый Клейнст остается в городе, но при всех его несомненных достоинствах его нельзя рассматривать как подходящего защитника.

– Похоже, что ваш контрманевр удался, хотя я все еще не понимаю, фриледи, для чего вы так стремитесь сопровождать армию на поле боя.

Маккинни взглянул на Мэри, ожидая ответа.

– Просто я не вижу причин оставаться здесь, – ответила она. – Здесь, в этом Богом забытом месте, так мало тех, с кем я могу поговорить, не считая монахов-храмовников. Кроме того, меня можно использовать в походе, или вы уже присмотрели кого-то, чтобы поставить во главе продотряда?

– Вас.

«Отличный ход, – подумал он. – А ведь от Мэри столько же пользы, сколько и от Хэла, уж точно не меньше. Никому другому не удалось бы организовать подвоз грузов так же умело. Но…»

Полковник опять повернулся к совету.

– Общей целью нашей экспедиции будет либо вынудить кочевников вступить в схватку на наших условиях, либо уничтожить их склады продовольствия. И то и другое вполне оправдает наш поход, тем более что марис вряд ли позволят нам разгуливать по равнине и жечь их провиант да так и не нападут… – Натан указал на карту, расстеленную на столе. – Насколько мы смогли разобраться в их передвижении, марис вот уже три недели собирают урожай. Самые крупные поля злаков – вот здесь, в тридцати километрах от ворот. Если предположить, что кочевники воспользуются известными дорогами и существующими деревенскими постройками, то скорее всего в них и поместят урожай. Судя по их поведению, так они и поступят. Мы отправимся прямо туда и сожжем все, что не сможем забрать.

– И что потом? – спросил Маклин.

– Посмотрим, дадут ли они бой. Если варвары стерпят, мы начнем обходить склады зерна, пока подчистую не лишим их фуража. Но они нападут, не сомневайтесь.

– Сражение может оказаться более тяжелым и продолжительным, чем вы ожидаете, – подал голос Лонгвей. – Наша вылазка уязвила их гордость, и марис постараются доказать, что это была лишь случайность. В следующий раз они ударят по нам со всей силой, какая у них есть.

– На это я и рассчитываю, – медленно ответил Маккинни. – Чтобы собраться для битвы, им понадобится время, и еще больше, чтобы выбрать вожака. К тому времени мы доберемся до цели и разобьем лагерь. К ночи они соберут достаточные силы и наутро, возможно, попытаются уничтожить нас.

– Значит, ваша цель – одно-единственное сражение, – сказала Мэри.

– Верно. Один поворот колеса, фриледи. У нас не так много времени. – Маккинни со значением оглядел сидящих за столом макассарцев и поднялся, знаком распуская собрание. – Отдохните хорошенько и утром будьте готовы отправиться в поход. Возможно, нам не дадут дойти до первой деревни.



Чуть свет армия уже выстроилась за городскими стенами. Маккинни снова расположил свои силы треугольником, но на этот раз его основание было обращено вперед, а острие назад.

Полковник сосредоточил вдвое больше людей на правой стороне клина, отрядив туда всех солдат владеющих ударом левой, и выставив их на передовую, самый крупный резерв поставил в тылу, в острие. Когда построение закончилось, барабаны начали отбивать медленный маршевый ритм и армия двинулась вперед.

Тучи марис закружили около войска в бешеной ярости, бросаясь на ряды щитов, отступая, терпеливо высматривая прорехи, уверенные, что горожане не станут преследовать их. Медленное продвижение вперед продолжалось, скрипели колеса телег, погонщики кричали на мулов, тянущих повозки с припасами, рыцари в центре нетерпеливо сдерживали своих скакунов. Километр за километром они приближались к вражеского стану, а вокруг собирались все б?льшие силы кочевников. Войско Маккинни было уже полностью окружено.

– Надеюсь, город сможет продержаться? – спросил Старк, оглядываясь назад. – Вы не много им оставили.

– Прод?ржатся, – отозвался Маккинни. – У варваров нет тяжелого осадного снаряжения, и если на стенах будут защитники, марис не смогут предпринять ничего существенного. Если у них будет время, они сумеют забросить на стену лестницы или даже сложат в кучу свои седла и заберутся по ним, но защитники им помешают, да я и не намерен дать марис время на подготовку к штурму. К тому же мы оттянули на себя все их силы. Чем занят Сумбаву?

– Едет вместе с рыцарями, полковник. Присматривает за этими расфуфыренными мечниками и арбалетчиками Храма. Вам он точно не доверяет.

– Не в чем винить его, Хэл. На его месте я бы тоже мне не доверял. Но что ему остается? Посматривай за ним; я не хочу, чтобы он везде совал нос.

– Слушаюсь, сэр. А вы ни словом не возразили, когда Сумбаву отправили с нами.

– Возможно, я был не против. Теперь нужен глаз да глаз.

Марш продолжался, до вражеских шатров оставался от силы километр. Маккинни пристально взглянул на небольшой отряд марис, стоящий на пути войска.

– Они что-то решают. Не хотят отдавать нам все зерно без боя. Смотрите, вон мчится банда, вон там! Они наступают! Бейте тревогу!

Барабаны зарокотали, потом снова принялись отбивать марш. Клин продолжал двигаться вперед, пока враг не приблизился на арбалетный выстрел.

– Приготовиться, – негромко проговорил Маккинни, прикидывая расстояние до ближайшего марис. – Выстройте стену.

Барабаны снова забили тревожно, и арбалетчики Храма бросились вперед к периметру и выпустили залп в надвигающегося плотной стеной врага. Атака марис ударила в широкий фронт клина, потом отвернула в сторону, чтобы зайти с левого фланга. Копейщики бросились в угол: волна за волной всадники марис накатывали на левый фланг перевернутого треугольника.

Щитоносцы выстояли. Нескольким варварам удалось перескочить через ряды щитов и пики, рубя мечами направо и налево, но охрана Храма уже бросилась вперед, чтобы искрошить их. Схватка вышла очень короткой, и когда все было кончено, несколько сотен врагов остались лежать перед колонной. Воины Храма издали победный клич, вскоре прерванный барабанным боем, наказавшим возобновить марш.

– Это даже не битва, – прокомментировал Старк. – Я ждал большего.

– Это проверка, – ответил Маккинни. – Они нашли способ нескольким всадникам проникать в гущу наших рядов. И будут применять этот прием опять и опять. Довольно способные канальи.

– Им приходится приспосабливаться, – подал позади голос Бретт. – Вы понимаете, что предстоит еще немало схваток и каждая будет отличаться от предыдущей?

Маккинни повернулся и увидел, что трубадур терпеливо прохаживается у них за спиной.

– Понимаю. Но сколько их будет, зависит не только от намерений марис. Скоро все их припасы окажутся у нас в руках.

Лагерь кочевников был пуст. Марис унесли свои шатры, но оставили огромную гору зерна. Совсем недавно собранный урожай был укрыт шкурами, но теперь еда была брошена на милость всех ветров. Часть провианта была испорчена экскрементами. Продовольственная команда Мэри Грэхем принялась за долгую и монотонную работу по засыпке зерна в мешки и погрузке в телеги.

Вокруг пестрели следы долгих недель пребывания врага на этом месте: были найдены трупы несчастных жителей деревни, не успевших ускользнуть от рук марис. Старк отправил похоронную команду, чтобы предать их земле.

Отец Сумбаву смотрел на останки юной девушки.

– Чудовища, – проговорил он. – В них нет ничего человеческого. Они заслуживают полного уничтожения.

– Нам это вряд ли под силу, – отозвался Маккинни. – Но мы в состоянии удивить их. Прошу прощения, отец, я должен осмотреть укрепления.

Пока продовольственная команда готовила обед, вокруг лагеря выросли рвы, бруствер и частокол. По лагерю расхаживали с десяток трубадуров. Маккинни обошел отряд, заговаривая тут и там с небольшими группами людей, подбадривая солдат, проверяя боевой дух. Трудно было поверить, что всего месяц назад это были унылые рабы и угрюмые нищие с улиц Батава. Теперь эти люди лениво перешучивались, осыпали громкой бранью кочевников, гарцующих вдали от лагеря, и с мрачным видом сжимали в руках оружие, словно побаивались, как бы кто его у них не отнял. Маккинни искренне сочувствовал тому, кому хватило бы глупости решиться на это.

Ночью произошла стычка. Когда в небесах поднялись две луны и осветили равнину, кочевники, конные и пешие, тучей бросились на укрепление, пытаясь где-нибудь найти слабину. Марис наседали без устали, без перерывов, постоянно держа армию Батава в напряжении, отступая, когда встречали отпор, но вновь и вновь возвращаясь. Маккинни отправлял маленькие отряды в центр лагеря, установив отдых по сменам, чтобы каждый мог получить свою долю ночного сна. К рассвету атаки прекратились, и он позволил своим людям проспать до позднего утра. Мечники-храмовники сдерживали ночное наступление и больше других нуждались в отдыхе, и Маккинни не будил их до тех пор, пока все остальные не позавтракали.

В километре от лагеря собиралась большая сила кочевников. Марис скапливались большим полукругом между лагерем Маккинни и городом, и Натан подумал, что никогда раньше не видел столько варваров. Старк забрался к нему на повозку и тоже принялся смотреть в степь на неприятеля.

– Вот оно, да, полковник? – спросил он.

– Скорее всего. Посмотрим, сможем ли мы выбраться. Они рассчитывают ударить по нам, как только за периметром окажется достаточно людей, и нападение сможет увенчаться успехом.

Маккинни выкрикивал приказы, строил людей, потом махнул трубачам. В воздухе повисли пронзительные ноты, призывая к командиру его офицеров. Через мгновение главные ворота открылись.

Полковник отправил большое отделение щитоносцев налево от лагеря, вперед и под углом. Вторую группу он выслал направо. Остальные создали перемычку между стенами щитов, по флангам которой печатали шаг копейщики. Вслед за этим отряд слева образовал большое свободное пространство внутри клина, рыцарей отправили к самому дальнему левому углу перевернутого клина. На этом построение завершилось. Маккинни выслал арбалетчиков Храма вперед, выстроив их вдоль сторон треугольника и не оставив никого в центре. Всякий раз, как марис приближались, их встречал град стрел, отгоняя прочь. Силы врага стягивались к центру клина, где сопротивление было наименьшим.

Маккинни с удовлетворением кивнул.

– Теперь самое сложное, – пробормотал он.

Варвары ударили в центр треугольника, прямо перед воротами лагеря. Стена щитов выдержала, но постепенно щитоносцы стали отступать, их шеренга растягивалась и утончалась все больше, изгибаясь внутрь, в сторону врат, но более сильные части по краям строя удерживали позиции. Чтобы удержать фронт, в намечающийся прорыв были брошены дополнительные силы, но враг продолжал напирать, заставляя храмовников и горожан отступать; вдобавок число марис непрерывно возрастало. Строй прогнулся сильнее и стал похожим на огромную букву «U», основание которой почти коснулось частокола. Сотня, тысяча, четыре тысячи варваров непрерывно атаковали, прорываясь к воротам лагеря.

– Пора! – крикнул Маккинни. Рев битвы перекрыл сигнал трубы, и сразу забили барабаны. Рыцари построились за укреплениями; потом, едва строй расступился, ударили с обоих крыльев, сминая фланги врага. Стена щитов быстро сомкнулась позади всадников; концы «U» стали сходиться. Лучники теперь стояли лицом внутрь, расстреливая врага в упор, все то время, пока тяжелая кавалерия носилась среди кочевников, уничтожая признаки организованности и в конце концов не проехала в ворота лагеря.

Маккинни яростно замахал Бретту.

– Строй их снова и приготовьтесь защищать внешние порядки! – крикнул он. – Арбалетчики и копейщики разделаются с теми, кого мы окружили!

Поле перед воротами было залито кровью. Варвары, теснимые наступающей стеной щитов с торчащей щетиной копий, сбились плотным гуртом. Арбалетчики-храмовники выпускали стрелу за стрелой в беспомощного врага, сгрудившегося слишком тесно, чтобы с пользой применить оружие, внутри же окруженной части марис вообще не могли наносить удары. Нескольким варварам удалось в яростном броске вырваться из горловины ловушки, прежде чем отряды отборных солдат, специально подготовленных Маккинни, сошлись и перекрыли путь к отступлению.

Марис, оставшиеся снаружи, отрезанные от попавших в окружение, пытались помочь своим угодившим в ловушку товарищам, но были остановлены щитоносцами, которые развернулись и медленно наступали на врага, в то время как внутренние ряды строя щитов сходились. Средоточению сил врага мешали рыцари, проносившиеся через толпу из конца в конец и возвращавшиеся в лагерь для перестроения, пока мечники-храмовники защищали брустверы. Огромная масса обреченных марис, попавших в «котел», смогла прорвать тонкую линию обороны лагеря и даже внешние цепи окружения, но остановить битву и перегруппироваться варвары не могли, а малая часть кочевников вне окружения не могла пробиться им на помощь и в отчаянии бросалась на копья и стену щитов или гибла под копытами тяжелой кавалерии, пока их несчастных товарищей безжалостно вырезали.

Бойня продолжалась до полуночи. К ее исходу беспомощные кучки марис бросались на копья или взбирались по брустверам, чтобы на гребне быть зарубленными мечниками, их воля и смелость испарилась перед безликой массой мечей и непрерывным дождем стрел. Когда копейщики уходили вперед, идущие следом обозные перерезали заколотым врагам горло и вынимали из трупов стрелы, чтобы их можно было выпустить снова. Пойманных животных отводили в середину лагеря, где привязывали вместе с быками из обоза. Постепенно цепи окружения сходились все ближе, потом соприкоснулись. Внутри не осталось ни одного живого врага.



– Что планируете на завтра? – спросил Сумбаву на совете, устроенном Маккинни у лагерного костра. – Вы оставили на поле боя тысячи убитых врагов, и рыцари перебили их в схватке без счета. Мы можем вернуться в город.

– Нет. – Маккинни поднялся с чашей вина в руке. – До тех пор, пока все продовольствие марис не будет уничтожено, город в опасности. Мы должны сжечь все их зерно.

– Но это не их зерно, а наше! – бросил Сумбаву. – Мы не можем позволить себе сжечь весь урожай. Нужно доставить зерно в город. Эту кампанию можно отложить до тех пор, пока зерно не будет доставлено в Храм! Верующие голодают, а потом, им нужно поведать о великой победе!

– Вы забыли о том, что врага в поле осталось много больше, чем мы убили, – напомнил Маккинни священнику. – Нельзя давать им перевести дух. Надо гнать их без остановки, пока последний марис не бежит в страхе в свои пустоши.

– Запрещаю, – тихо отозвался Сумбаву. – Мы должны доставить припасы в город. И зерно вы не сожжете.

– Тогда, ваше святейшество, я предлагаю вам отвезти зерно в город самому, – сказал Маккинни. – Теперь, когда мы сильно потрепали ряды варваров, думаю, мы сможем обойтись и без мечников Храма. Мне понадобится часть повозок, чтобы транспортировать провиант армии, но половину можете забрать, а с ними триста слуг из обоза; каждый из них сможет нести полсотни мер зерна. Мне мало останется жечь.

– Да будет так. Мы выступаем немедленно.

– На ночь глядя, ваше святейшество? – удивился Маккинни. – Разве это мудро?

– Мудрее, чем позволить марис застигнуть себя на равнине днем. Насколько я понимаю, вы не собираетесь назначить мне отряд сопровождения, хотя это отвлечет ваши силы только на один день. Я доложу совету.

– Это двухдневный переход, святой отец, – тихо ответил Маккинни. – По одному дню в каждую сторону. Не считая времени на восстановление дисциплины, ведь каждый солдат помчится домой или к товарищам, рассказать о великой победе. Мы потеряем несколько дней – ради чего? Если нам суждено отогнать врага от города, то это можно сделать только сейчас.

– Какой в этом смысл, если у нас в руках столько провизии, и мы можем собрать еще? – резко спросил Сумбаву. – Мы можем вернуться – офицеры Храма научились командовать солдатами – и устроить новый поход. Но тогда вам и вашим товарищам-иноземцам не достанется столько славы, а вы стремитесь присвоить ее всю. Зачем, мне неизвестно. Но я повторяю вам, воин с юга, что знаю: в глубине души вы не желаете добра Храму. Если бы меня не хранила вера Храма, вряд ли я вернулся из этого похода живым.

Сумбаву удалился в ночь, его телохранители следовали за ним неотступно.

– Ступайте и выберите из вашей группы самых бесполезных рабов, – приказал Маккинни Мэри Грэхем. – Глупых и усталых животных, тех, которым не успели сделать новые хомуты. Повозки, которые скоро развалятся. И все это отдайте им.

Мэри внимательно взглянула на Натана.

– А я все думала, зачем вы тащите с собой весь этот хлам. И еще вы добавили к моим отборным людям группу заключенных… Вы все предвидели?

– Фриледи, выполняйте-ка приказ, – подал голос Старк. – У полковника и так хватает проблем.

Сержант проводил Мэри до амбаров и отрядил людей на погрузку повозок, которым предстояло отправиться в город.

Двумя часами позже Сумбаву был готов двинуться в путь. Он остановился с Маккинни в воротах лагеря и поглядел на небо.

– Через час зайдет луна. Не знаете, в какой стороне враг?

– Нет, святой отец, – ответил Маккинни. – Но у них везде разведчики.

– И все равно, вероятность того, что они нападут на меня, ночью меньше, чем днем, – продолжил священник. – В темноте они не смогут разобрать, что у меня только солдаты Храма, и побоятся нападать. – Сумбаву молча следил за тем, как луны опускаются за горизонт, и только когда всю равнину окутала темнота, заговорил снова. – Благословляю вас, – сказал он Маккинни. – Возможно, я ошибался на ваш счет. Да пребудет с вами Господь.

– Благодарю, святой отец, – ответил Маккинни.

Он приказал открыть ворота и смотрел, как уходят отряд и повозки. Каждый мечник вдобавок к своему оружию нес на спине мешок с зерном, натужно скрипели телеги. Осужденные и рабы, которых заманили в поход, пообещав свободу, теперь шатаясь плелись обратно к городу с грузом на плечах; впряженные в повозки и фургоны с треснувшими колесами старые волы брели в ночь, ведомые под уздцы гордыми караульными. Когда ворота закрылись, лагерь покинули тысяча солдат и триста слуг. Маккинни вернулся в палатку. Через несколько секунд к нему присоединились у костра Старк и Маклин.

– К утру они не пройдут и десяти километров, – сказал Старк. – С таким-то грузом…

– Надеюсь, святой отец с умом нагрузил каждого, – сказал Лонгвей. – Мне не показалось, что люди перегружены.

– Верно, но перед отходом торговец отдал им на разграбление лагерь кочевников. Уверен, что сейчас каждый солдат тащит на себе килограммов по десять барахла, собранного с убитых в стане варваров.

– Вы очень щедры, – усмехнулся Лонгвей. – Необычайно щедры.

– Это не последняя добыча, – ответил Маккинни. – У нас будет достаточно возможностей разбогатеть, а у этих парней шанса может уже не быть. Они заработали свою долю.

– Или еще заработают, – пробормотал Старк.

Маккинни быстро глянул на него, потом, когда в шатер вошла Мэри Грэхем, повернулся к огню.

– Вам лучше отдохнуть, – сказал ей Маккинни. – Завтра утром мы выступаем рано, а сейчас уже очень поздно.

– Я не устала, – улыбнулась Мэри. – Я ехала на повозке, не забыли?

– Леди, если вы умеете спать в повозке на марше, вы станете величайшей офицершей всех времен и народов, – заметил Старк. – Я предпочитаю идти пешком, эти телеги не пропускают ни одной рытвины на дороге.

Мэри рассмеялась, быстро огляделась и ответила:

– Как по-вашему, Империя не рухнет, если мы объясним местным, как устроить у повозок рессоры? Хотя сейчас уже все равно поздно.

Она оглянулась на лагерь. По всему расположению на земле по окружности периметра спали копейщики и щитоносцы, щиты стояли, прислоненные к частоколу, пики и копья были наготове под рукой, по брустверу ходили часовые.

– Думаю, пора разводить костры и готовить завтрак. Повара остались без отдыха.

– Не стоит беспокоиться, – ответил Маккинни. – Утром завтрака не будет. Через час я подниму людей, которых заберу с собой. Когда мы уйдем, вы, если неприятель позволит, сможете накормить остальных. Здесь я оставляю за старшего Маклина.

– Вы решили разделить силы, торговец? – спросил Лонгвей. – По-моему, это неразумно. Надолго вы собираетесь в поход?

– День туда, другой обратно – не больше, вроде бы так? Не тревожьтесь, профессор, вы не успеете по нам соскучиться.

– А куда вы? – спросила Мэри. – Что здесь происходит? Мне это совсем не нравится!

– Просто отдохните, пока есть время, – сказал ей Маккинни. – Если вам не спится, то, извините, я все-таки хотел бы отдохнуть. Поднимаемся рано, Хэл. Прикажите часовому разбудить меня за час до рассвета. Прошу прощения, но я не могу мыслить ясно, если не посплю, а враг еще слишком опасен, чтобы выступать против него с дурманом в голове.

Маккинни отправился в свою палатку и закрыл полог. Через несколько минут Лонгвей тоже ушел к себе.

– Хэл, что с ним творится? – спросила Мэри. – Ведь что-то случилось, верно?

– Фриледи, торговцу совсем не нравится то, что ему пришлось сделать. Не могу сказать, что это нравится мне, но другого выхода не было. Теперь послушайтесь его совета – идите спать. Прилягу-ка и я на пару часов.

Глава 18

Цена добычи

– Вставайте, полковник!

– Да.

Маккинни пошевелился, просыпаясь.

– Остался час до рассвета, – доложил Старк. – Ваш чай.

Он подал Маккинни чашку горячего чая, от которой поднимался пар.

Натан с удовольствием отпил.

– Спасибо.

Он снова пожалел о том, что на Макассаре нет ни кофе, ни чайкеста. «Но могло быть и хуже, – сказал он себе. – По крайней мере тут есть чай».

Ночь была темной. Обе луны зашли, низкие облака скрыли большую часть звезд. Лагеря не было видно, но Маккинни слышал, как тут и там тихо просыпаются люди. Говорили шепотом, лишь время от времени повышали голос, чтобы выругаться, да шипели приказы сохранять тишину, прерываемые тихими переговорами. Натан надел сапоги и отправился к кухне. Тут уже собирались офицеры и старшины.

Он обратился к ним вполголоса с речью:

– Меня тревожит судьба отряда отца Сумбаву. Мы пошлем первый и второй батальоны, а также рыцарей обеспечить ему прикрытие. Остальные останутся оборонять лагерь, главным будет Маклин. Приготовьтесь выступить через десять минут.

– Разумно ли разделять силы? – спросил Маклин.

– Разумно или нет, я так решил, – ответил Маккинни. – Я не привык к тому, что мои приказы обсуждают, мистер Маклин.

– Сэр, – отозвался капитан.

– Парни, пошевеливайтесь, – подал голос Старк.

Он дождался, пока все разойдутся.

– У нас хорошее войско, – заметил сержант. – Никто не стал особо возражать. Ясное дело, вчерашняя большая победа пошла на пользу. Дисциплина на высшем уровне, чудеса.

Когда его отряд был построен, Маккинни отправил половину копейщиков на стены. Вторая половина, а с ней рыцари, вышла маршевым порядком из ворот лагеря. Они повернули на восток, под прямым углом к дороге в город. В строю негромко переговаривались, но никто не задал полковнику ни одного вопроса.

Удалившись от лагеря на километр, Маккинни повернул свой отряд к городу, выстроив всех в две колонны по четыре, кавалерия посередине. Шли молча, без барабанного боя. Старк обошел всех, проверяя, чтобы ни у кого не бряцало снаряжение.

Небо сделалось серым, потом зажглось пурпуром. Когда света стало достаточно, чтобы видеть человека в пятидесяти метрах впереди, Хэл Старк догнал Маккинни во главе колонны.

– Без повозок и барахла люди движутся довольно быстро, – сказал сержант. – Следовало бы сохранять такую скорость все утро.

– По-другому нельзя, – ответил Маккинни.

Он обнаружил, что ему трудно оценить способность местных солдат, а ориентироваться на свои силы он тоже не мог; за месяцы, проведенные на Макассаре, он расслабился, но жители мира Принца Самуила были сильнее местных, и любое действие выполнялось с большей легкостью, как и предсказывал гардемарин Ландри.

Солнце уже почти поднялось, когда Старк послал за Маккинни. Натан добрался до сержанта, и тот показал ему чуть левее глубокую колею, оставленную повозками с зерном.

– Трудно сказать, сильно ли они нас обогнали, – заметил Старк. – Но, думаю, не больше чем на час.

– С таким грузом им не уйти далеко, – ответил Маккинни. – Я хочу, чтобы с обеих сторон выставили фланговые отряды. С ними мы пойдем медленней, но тут где угодно можно ждать засады. И поживее.

Перестроились в молчании.

Пробивать тропу в высокой и жесткой траве по пояс было делом нелегким. Люди во фланговых отрядах менялись, свежие подменяли уставших. Вокруг простирались низкие равнинные холмы, и всякий раз, оказываясь на вершине, Маккинни вглядывался вперед. Когда отряд в очередной раз поднимался на холм, с другой его стороны послышались крики. Они подошли ближе, и крики слились с шумом сражения.

– Рассредоточиться к бою, – тихо приказал Маккинни. – Колонны по четыре с каждого фланга.

Параллельно идущие колонны разделились, разошлись под углом, образовав две линии, и молча продолжили движение вперед. Солдаты приготовили оружие и помогли друг другу надежней закрепить щиты.

– Обнажить мечи, – приказал Маккинни. – Удвоить скорость.

Последние десять метров до вершины одолели бегом. Шум битвы стал очень громким. Внизу открылась лощина.

Тысячи варваров напали на колонну Сумбаву и уже почти всех истребили. Часть горожан и храмовников еще сражалась, но сначала Маккинни вообще их не заметил, а потом увидел, что группы солдат Храма по десять-двадцать человек дерутся, укрывшись за повозками. Марис нападали волнами, осыпая защитников стрелами, потом бросались вперед с мечами. На глазах у Старка и Маккинни одну из крохотных групп в алой форме поглотила волна кочевников.

– Ударим прямо в середину марис, – сказал Маккинни Ванъянку. – Рыцари пусть пройдут насквозь, развернутся и снова пройдут насквозь. Не останавливайтесь и не играйте с ними, держитесь сплоченно, как учили. Вперед.

Бретт и Ванъянк повели рыцарей в атаку. На спуске с невысокого холма тяжелая кавалерия набрала скорость, рысь сменилась на галоп, и мощным кулаком они устремились в самую гущу врага.

Сразу вслед за рыцарями вперед двинулась стена щитоносцев. Барабаны ускоряли темп, скорость вновь удвоилась. Со всех сторон командиры надсаживаясь выкрикивали приказы сомкнуть ряды и держать равнение. Стена щитов двигалась вперед.

Увидев несущийся на них клин, забыв о грабеже, которому они с таким жаром предавались, марис бросились к своим лошадям, но было поздно. Ряды пик опустились, и едва острия блеснули на солнце, Маккинни махнул трубачам. Одновременно с ударом рыцарей над покрытой росой равниной разнеслась пронзительная нота. Затрещали пики, и под победные крики враги полетели наземь, роняя мечи. Несколько всадников ввязались в драку, и бились, кружа коней, но очень скоро кочевники вырвали их из седел, накинув лассо, или же убили скакунов. Главный отряд рыцарей, истребляя врага, промчался насквозь, смял центральную линию варваров и развернулся для новой атаки.

Кавалерия уже вновь пробила орду марис, когда наконец прибыла пехота. Снова фланги цепи щитоносцев начали изгибаться наружу, стремясь зажать врага между рядами; рыцари опять бросились в атаку, загоняя в ловушку всех варваров, которые пытались спастись бегством, но сила удара тяжелой кавалерии сломила всякое сопротивление. У кочевников, оказавшихся в окружении, не осталось никакого шанса на спасение. Они могли броситься на копья перед стеной щитов или ждать, когда их затопчут рыцари. На этот раз бойня закончилась гораздо быстрее, потому что некому было напасть на пехоту сзади. Кочевники, сумевшие вырваться, были рады спасти свои жизни.

Сумбаву нашли во главе колонны. Вокруг его тела кольцом лежали погибшие мечники. В одной руке святой отец сжимал меч, в другой – распятие, его глаза неподвижно смотрели в небеса. Всего из его отряда уцелело не более пятидесяти человек.

Маккинни мрачно выстроил своих людей в колонну и отправился обратно, уводя с собой по холмам скрипящие повозки, и стоны раненых порой заглушали скрип колес.



На другой день Маккинни позволил своим людям отдохнуть. В середине дня к лагерю подъехал небольшой отряд кочевников; остановившись на расстоянии полета стрелы, марис принялись махать над головой палками с пучками перьев.

– Хотят вести с вами переговоры, – объяснил Бретт. – Варвары редко вызывают горожан на переговоры, но войны между кланами часто заканчиваются таким образом. Они считают вас вождем необычайно могучего клана. Воины в отряде переговорщиков – это вожди.

– Значит, мне нужно выйти к ним? – спросил Маккинни. – Как с ними говорить?

– Вы должны выйти за ворота с небольшой группой сопровождения. Марис боятся, что, подъехав ближе, вы попытаетесь перебить их из арбалетов. Обычно горожане поступали именно так.

– Ты поможешь объясниться с ними? Ты ведь знаешь их язык?

– Вы и так знаете, что я говорю на мари, и знаете почему. Если хотите, я поеду с вами.

Маккинни взял Бретта и молодого Тодда, оставив Старка и Маклина во главе войска. Лонгвей, сопя, настоял на своем и увязался с ними. Маккинни не возражал. Выехав из лагеря, они остановились в полете стрелы от кочевников, на всякий случай держась под прикрытием своих арбалетов.

Три фигуры отделились от группы, спешились и двинулись в сторону Маккинни. За несколько футов марис положили мечи на землю и развели руки в стороны, показывая, что безоружны. Один из них заговорил на быстром певучем языке, которого Маккинни никогда раньше не слышал.

– Он говорит, что пришел говорить с тобой, – перевел Бретт. – Сказал, ты сражаешься как великий вождь. Сказал, что никогда не думал, что эти болваны в сутанах могут так хорошо драться.

– Скажи ему, что он тоже хорошо сражался и мы оценили отвагу его воинов.

Бретт перевел. Прежде чем вождь марис успел ответить, Маккинни добавил:

– Теперь передай ему, что я великий южный принц и приплыл сюда на корабле. Скажи, что вслед за мной плывет еще тысяча таких, как мой, кораблей со многими лошадьми и что наша армия скроет под собой равнину. Скажи, что его храбрецы убьют много наших солдат, но на смену им придет еще больше, и скоро на этих полях будет не сосчитать павших.

– Тут принято сказать друг другу еще несколько хвалебных слов.

– Скажи парочку. Скажи, что его воины очень храбры и отлично дерутся. Потом передай ему мои слова.

Бретт некоторое время переводил сказанное Маккинни, потом дождался ответа и перевел:

– Он ответил, что для него большая честь повстречать великого южного принца. Сказал, он знает, что ты пришел не из города. И спрашивает, как ты собираешься поймать его.

– Передай, что, когда настанет зима, мы придем в его дом. Мы сожжем его еду и убьем его животных. Но мы совсем этого не желаем, потому что тогда умрет много сильных воинов, и наших, и его, и все понапрасну.

– К этому он прислушается, – сказал Бретт. И перевел сказанное Натаном.

На этот раз пауза была долгой. И ответ марис тоже.

Бретт слушал внимательно.

– Вы произвели на него впечатление, – сказал трубадур. – Он очень боится этих ваших шагающих стен. Он представил, как ваши войска придут к нему по снегу, и это его встревожило. Они не любят драться зимой, но думают, что вам это тоже не понравится. Он хочет знать, почему вы так усердно ищете неприятностей.

– Скажи ему, что я сумасшедший, – ответил Маккинни. – Как думаешь, это сработает?

– Может. Кочевники знакомы с фанатиками.

– Хорошо. Тогда скажи ему, что я фанатик, преданный идее спасения Храма.

Бретт снова заговорил, потом послушал и перевел:

– Этот вождь готов поверить всему, что вы о себе рассказываете. Он просит позволения говорить с вами снова. Это означает, что сейчас ему нечего ответить.

– Переведи как хочешь, – ответил Маккинни, – но мои условия следующие. У них есть два дня, чтобы убраться отсюда. Они ничего не должны больше жечь, но пусть унесут с собой все, что смогут. Через два дня я убью всех, кто тут останется. И если сегодня марис нападут на нас хотя бы раз, мы будем гнать их до самого края материка и сожжем там все их деревни и перебьем всех жителей и скот. Скажи так, чтобы он понял, что это не пустые угрозы.

– Он не может отвечать за всех марис, – объяснил Бретт. – Только за свой клан. Он не может обещать от имени остальных.

– Но ведь он вождь самого большого отряда?

– Да, он вождь одного из крупнейших кланов.

– Тогда он должен знать, как сделать так, чтобы ушли и остальные. Пусть заставит их убраться, иначе это станет его проблемой, а не моей. Так и скажи.

Бретт на мгновение побледнел. Казалось, он что-то хочет сказать Маккинни, но взгляд Натана остановил его. Трубадур повернулся к вождю марис и перевел слова Маккинни.

Плечистый вождь ответил коротко, потом позади него закричал другой вождь. Бретт что-то крикнул в ответ, перебранка длилась несколько мгновений, пока главный вождь не заговорил снова, на этот раз примирительно. Наконец Бретт повернулся к Натану.

– Он постарается уговорить остальных. Некоторые кланы уже ушли. Он уведет остальных. Они сказали, что двух дней мало, но я повторил им, что вы – опасный безумец и поклялись продолжать войну вечно, если она не закончится сегодня. Они еще спорят между собой, но ясно, что они очень боятся вашей армии. Я думаю, они уйдут.

Глава 19

Священные реликвии

Они вернулись в город с победой. Хотя Маккинни не стал посылать вперед гонцов, повозки с зерном сказали о многом; к тому времени, как армия вошла в город, вдоль улиц уже выстроились тысячи горожан. Сотни жителей высыпали из городских ворот и восторженно бежали навстречу солдатам, чтобы приветствовать их. Крики радости оглушали.

Чтобы пройти маршем по извилистым улицам от ворот до площади Храма, понадобился почти час. Маккинни послал вперед группу, которой надлежало очистить площадь, и наконец войска и повозки вышли к Храму.

– Праздновать будем вечером, – сказал он своим офицерам. – А сейчас накормите людей, и пусть отдохнут.

– Мы одержали великую победу, – возразил один из рыцарей. – Мы заслужили такую же награду.

– Конечно, – кивнул Маккинни. – Для рыцарей сделаем исключение. Но мы не можем полностью распустить армию. Марис ушли, на сегодня это так, но нужно быть настороже, любой клан может мгновенно изменить решение. Мы устроим пир на славу. Я пришлю целый погреб вина. Пусть один из вас пригласит всех солдат-храмовников, кто захочет присоединиться к нам. Не сомневаюсь, что храмовники захотят повеселиться, так пусть пируют с нами.

Натан распустил офицеров, оставив одного Старка.

– Теперь мне нужен штаб, – сказал Маккинни.

– Так точно, сэр. Они готовы. Все спланировано.

– Отлично. Пусть отправляются. И пошли гонца к имперским церковникам.

– Ваше святейшество, – сказал Маккинни, обращаясь к Кастелиано, – теперь вы – главный в Храме.

Архиепископ изумился.

– Как вас понимать? – переспросил он.

– Из войск в городе остались пара сотен арбалетчиков, столько же мечников, рыцари и моя армия. Большая часть армии – включая мечников-храмовников – пьянствует на площади Храма. Единственная боеспособная часть – это моя штабная гвардия.

– Но что это означает? – спросил Лорейн.

– Это означает, что Храм в наших руках, – объяснил Маккинни. – Кто нам противостоит? Рыцарям невозможно тягаться в уличной драке с копейщиками, а те останутся верны мне в любом случае.

– Но вы ведь не собираетесь нападать на Храм? – запротестовал Лорейн. – Я не желаю восходить в алтарь по колено в крови.

– Если понадобится, придется. Мы уже разослали отряды копейщиков на ключевые посты в городе. Храм – уже наш. Осталось объявить совету и этому их Папе, кто тут главный.

– И ваши люди вправду станут драться с Храмом? – спросил Кастелиано.

– Большая часть будет, – ответил Старк. – Вспомните, кого мы набрали. Это в основном рабы и крестьяне в последней степени обнищания. Они только что одержали победу – под командованием торговца. И будут драться за него.

– Но мы не хотим крови, – продолжил Маккинни. – Потом будет трудно удержать войска от грабежа, могут начаться пожары. Гражданские войны всегда такое неприятное зрелище…

– Нет. Крови не надо, – ответил Кастелиано. Он задумчиво почесал подбородок. – Вы еще не поставили правящий совет в известность о текущем положении дел? Хорошо. – Он повернулся к Лорейну и Делуке. – Быстро отправляйтесь и принесите церковные облачения. Лучшие, какие у нас есть, и самые дорогие причиндалы. Торговец Маккинни, вы одолжите нам несколько человек для сопровождения? Вам бы тоже не мешало принарядиться, это полезно. Если рассчитываешь уладить все без кровопролития, следует выглядеть внушительно.

– Надеюсь, – ответил Маккинни. – Старк проследит, чтобы вы получили от нас все, что вам нужно.

– Отлично.

Кастелиано вышел на стену и взглянул вниз на двор. Ворота не охранялись, стража покинула пост. Гражданские, мечники-храмовники, арбалетчики, рыцари, обозники – все плясали в огромных хороводах, останавливаясь только затем, чтобы зачерпнуть чашу вина из открытых бочонков.

– Взгляните вон туда, – тихо проговорил Маккинни. Он указал на широкую стену высоко над площадью. На каждом углу стены стояли по пяти копейщиков и щитоносцев с суровыми лицами.

– Вижу, – кивнул Кастелиано, продолжая смотреть во двор. – Я вижу и то, что вы не привели обратно ни одного мечника и арбалетчика Храма. Как погиб отец Сумбаву?

– Он и его люди угодили в засаду и были убиты кочевниками, – медленно ответил Маккинни.

– Но вы в засаду не попали?

– Сумбаву захотел отвезти продовольствие в город. Я отправился ему на помощь, но было поздно. Мы отомстили за него, но спасти не смогли.

– Понимаю. Тысяча смельчаков, которые хорошо вам послужили. Городу пришлось дорого заплатить за победу.

– Чертовски дорого, – пробормотал Маккинни. – Но Бог свидетель, другого пути не было. Вы же видели этих фанатиков-храмовников. Нам пришлось бы перебить их всех, прежде чем они позволили бы нам прикоснуться к их священным реликвиям.

Кастелиано отвернулся от стены.

– Реликвии. Вот что вам нужно. И зачем? – Он пристально взглянул на Маккинни. – Чем бы вы не руководствовались, вы сослужили службу Церкви, и мы этого не забудем.

– Благодарю вас.

– Теперь мы отправимся говорить с их советом. Прошу прощения, торговец, но нам нужна комната, где мы сможем достойным образом переодеться перед встречей – и я буду вам весьма признателен, если вы сочтете возможным предоставить нам дюжину ваших самых надежных солдат.

Священник помолчал.

– Сомневаюсь, что дело дойдет до стычки. Большинство в этом совете – разумные люди. Как и мы. Наши требования не покажутся им чрезмерными, но мы должны проявить сдержанность и не унизить их. К тому же марис еще не все ушли…

– Все верно, – отозвался Маккинни.

– Логика на нашей стороне, – продолжил Кастелиано. – Но если и это не поможет…

Маккинни указал на группу копейщиков на стенах.

– Есть и другие доводы.



Двумя днями позже Маккинни испросил аудиенции у Его Верховного Святейшества, Примаса всего Макассара, Викария Христа и Архиепископа Нового Рима. Его ввели в небольшой кабинет позади залы совета, где за столом в обычной мантии сидел Кастелиано и просматривал записи Храма. Архиепископ взглянул на него и улыбнулся.

– Это оказалось даже легче, чем вы думали, не так ли? – заметил он.

– Да, ваше преподобие. Я до сих пор не могу поверить в то, что обошлось без кровопролития. Но мои люди остаются на страже, на всякий случай.

– Я уже говорил вам, в доктринах практически нет разницы, и к тому же эти люди не только верующие, но и реалисты. Если бы мы повисли над городом на посадочном челноке Космофлота и потребовали бы от них повиновения Новому Риму, возможно, пришлось бы продемонстрировать им силу, прежде чем мы бы добились своего. Но мы прибыли точно нищие, и нас вообще не стали слушать. Кто бы поверил в то, что мы великие главы Истинной Церкви, явившиеся со звезд? Но вы на нашей стороне, ваши солдаты распоряжаются в Храме, и совету оставалось лишь подчиниться.

– Вы убедительны, ваше преподобие.

– Как и ваши действия. Не было ничего сложного в том, чтобы заставить их увидеть в вашей победе перст Господень, а в смерти Сумбаву Его проклятие. Вы и это предвидели?

– Нет, ваше преподобие.

– Что не меняет дела. Итак, чем я могу быть вам полезен?

– Даже не знаю, с чего начать. Но ваша помощь мне необходима. Другого выхода я просто не вижу.

– Полковник – не удивляйтесь, так ваши солдаты обычно называют вас меж собой – этот Храм в вашей власти, а не в моей. Вы можете избавиться от меня с той же легкостью, с которой возвели на престол, в особенности если настроите против меня Совет. Что же я могу сделать для вас такого, чего вы не в силах сделать для себя сами?

Маккинни рассмеялся.

– Не все так просто. Но – могу я говорить с вами откровенно? Заслужил ли я право просить вас о том, чему вы не станете препятствовать мне добиваться другим путем в случае вашего отказа?

Архиепископ взял со стола небольшую полоску ткани в церковных письменах, поцеловал и перекинул через плечо.

– Сын мой, за тысячи лет тайна исповеди не нарушалась ни разу. Это традиция, это закон Божий и один из самых строгих имперских уставов, и то, что ты скажешь мне на исповеди, никогда не станет достоянием ничьих ушей. У тебя есть в чем исповедаться?

Натан Маккинни глубоко вздохнул, взглянул на старика и, прежде чем заговорить, на мгновение задумался.

– Хорошо. Как вы правильно поняли, мы прибыли с вновь открытой планеты, которой, если ничего не изменится, будет присвоен статус колонии. Но классификация состоится только тогда, когда у нас появится единое планетарное правительство, и советникам нашего короля Давида до сих пор удавалось ее отсрочить. Но так не может тянуться вечно. Нам необходимо построить космический корабль прежде, чем из нас сделают колониальный мир.

– Космический корабль! Насколько развит ваш мир? Почему вы решили… и каким образом это касается меня?

– Святой отец, я прибыл сюда, чтобы снять копии со всех технических трудов, какие мне удастся найти в этой библиотеке. У нас считают, что мы сможем построить космический корабль, если станет известно, как это сделать. Я солдат, а не ученый, и не знаю, получиться ли что-нибудь из этого или нет, но попробовать нужно!

Архиепископ кивнул.

– Нужно. Скажите, полковник Маккинни, вы типичный представитель населения вашей планеты?

– Не знаю. Некоторым образом, да, наверно. Но почему вас это интересует?

– Потому что, и я говорю это от чистого сердца, если ваши люди действительно похожи на вас, да поможет Бог тем колонистам, которых пришлют на вашу планету. Вам просто неведомо, как идти на попятный. Хорошо, я помогу вам. – Архиепископ на минуту задумался, потом рассмеялся. – При этом мы останемся в рамках закона. К тому же я сомневаюсь, что Имперский Суд очень уж обеспокоит то, что вы стащите отсюда копии технических книг. Макассар был классифицирован задолго до обнаружения библиотеки, и с тех пор изменений в классификацию не вносили. Этот мир значится как «примитивный». Из чего следует, что любой артефакт, обнаруженный здесь, может быть доставлен в любую часть Империи. Так что мы окажем вам поддержку, и с большим удовольствием. Только представьте себе, как великолепно мы разыграем Имперскую Торговую Ассоциацию! – Архиепископ ударил в маленький гонг на своем столе и приказал слуге, явившемуся на зов: – Отправляйтесь к святых реликвиям и, пожалуйста, приведите мне оттуда брата ЛеМойна.

ЛеМойн оказался невысоким, рыжеватым, с горящими голубыми глазами. Как подобало, он опустился на одно колено перед Кастелиано, поцеловал его перстень и сказал:

– Чем могу служить его верховному святейшеству, помимо стараний дать знать Новому Риму о его новом титуле?

Архиепископ усмехнулся.

– Понимаете, почему ему никогда не стать епископом? Брат ЛеМойн, вам еще не удалось заставить священные реликвии заговорить?

– Библиотека сохранилась на редкость превосходно, ваше святейшество. Техники Космофлота починили б?льшую часть оборудования, когда снимали копии с записей. В Старой Империи пользовались практически неразрушаемыми пластиками, кроме того, все сохранялось со священным рвением. Для того чтобы запустить систему, необходим лишь источник энергии.

– Какого рода? – спросил Маккинни.

– Любой источник переменного тока. Не очень сложно. Староимперцы были весьма практичны. Весь дворец получает питание от небольшого преобразователя, работающего на тепле горячего гейзера, который все еще действует, но система регулировки разладилась. Мы получаем небольшое количество энергии, но этого недостаточно, чтобы запустить всю систему – но представьте, прошло триста лет, а мы по-прежнему можем получать несколько ватт энергии! В ту пору строили лучше, чем сейчас.

Кастелиано печально кивнул.

– Оборудование достойно всяких похвал. Но это им не помогло.

– Не помогло. В любом случае, дополнительно к древнему преобразователю у нас имеется небольшой ручной генератор, оставленный Космофлотом. Мы смогли запустить от него часть считывающих устройств и вскоре надеемся запустить все остальное. По правде сказать, не так сложно построить хороший мощный источник энергии, но мы не имеем права открывать его действие местным.

– Думаю, что в настоящий момент в этом нет необходимости, – ответил Кастелиано. – Хотя иногда Церковь обходит запреты на передачу технологических знаний, но только в самых исключительных случаях, и это требует тщательного анализа и подготовки. Нам нужно содействие Космофлота. – Архиепископ замолчал и задумался. – Торговец Маккинни осмотрит библиотеку, если это возможно.

– Конечно. Прямо сейчас? – спросил ЛеМойн.

– Да, – отозвался Маккинни. – Мне только нужно послать за одним из моих людей, Клейнстом…

– О, так ведь он нам помогает все утро, – ответил ЛеМойн. – Ваше святейшество тоже желает нас сопровождать?

Кастелиано с сомнением взглянул на кипы бумаг, рассыпанных по столу.

– С большим удовольствием, но у меня очень много работы. – Архиепископ вздохнул. – «Отойди от Меня, сатана…»

ЛеМойн пожал плечами и проводил Маккинни из кабинета. Спустившись по винтовой лестнице, они оказались у массивных дверей, охраняемых четырьмя копейщиками под командованием офицера-храмовника в алой форме. При появлении Маккинни копейщики лихо отсалютовали.

На лице офицера отразилось сомнение.

– Он простой мирянин. Только посвященные могут войти…

– Кто хочет остановить полковника? – спросил один из копейщиков.

– Его прислал сюда его верховное святейшество, – подал голос ЛеМойн. – Приятель, ты что, не помнишь? Если бы не полковник, этими реликвиями давно владели бы марис.

– Истинно, – кивнул офицер-храмовник. Взяв со стены факелы, он передал их Маккинни и ЛеМойну, потом отступил в сторону. Радости в его лице не было. Дальше оказались еще две комнаты охраны, но в них было пусто. Вниз уводила мраморная лестница.

– Уверен, что эта постройка Старой Империи, – сказал ЛеМойн. – После войны уцелевшие возвели над этим местом Храм. Все, пришли. Вот и вход.

«Свершилось, – подумал Маккинни. – Сколько мне пришлось пройти и испытать, чтобы попасть сюда…»

Помещение было не слишком большим. От светильников воняло рыбьим жиром. Стены отскребали не сосчитать сколько раз, чтобы удалить ламповый нагар, и те утратили все украшения и цвет, если они когда-то были. Смотреть особенно было не на что. В центре комнаты стоял небольшой ящик с изогнутыми рукоятками и сиденьем с педалями. От ящика пучки витых проводов вели к небольшому столу у стены. Над столом в стену было вмонтировано нечто вроде небольшого темного оконного стекла. За столом сидел Клейнст в темном монашеском плаще с капюшоном. Когда Маккинни вошел в комнату, ученый поднялся.

Натан растерянно огляделся.

– И где же сказочные машины? – спросил он.

ЛеМойн усмехнулся.

– Ваш друг, когда первый раз вошел сюда, задал тот же вопрос.

Монах указал на стол:

– Это – машина.

– Только и всего?

ЛеМойн кивнул.

– Только и всего. Все человеческое знание можно уместить в четыре таких устройства.

Маккинни не поверил монаху, но спорить не стал.

– И как продвигаются ваши дела?

Глаза ученого блестели.

– Прогресс есть! Хотите посмотреть?

– Конечно…

– Звуковой блок? – спросил Клейнст, взглянув на ЛеМойна. Тот кивнул в ответ, ученый уселся за стол и прикоснулся к небольшому квадрату на поверхности стола.

Из стены зазвучал тихий голос. Маккинни пораженно оглянулся по сторонам.

– И если бы не сократились те дни, то не спаслась бы никакая живая тварь, – проговорил голос.

– Матфей, – объявил ЛеМойн. – Тот, кто побывал тут последним, слушал эту запись. Священники Храма с тех пор только ее и слушают. Никто не знает, как поменять запись на другую. Примерно через час аудиомодуль разряжает аккумулятор, а система энергопитания настолько слаба, что на повторную его зарядку уходит несколько дней.

Маккинни покачал головой.

– Вы сможете в этом разобраться? – спросил он Клейнста.

– Да. Я уже почти разобрался. Это новый подход, но в общем большого отличия от фотографирования и звукозаписи, которые мы используем дома, нет. Просто гораздо более компактно. Конечно, принцип понятен мне не до конца. Не знаю, сумеем ли мы считать пленки и кубы, если доставим их на Самуил в университет.

– А если не сможем? – твердо спросил Маккинни.

– Значит, мне нужно осмотреть устройство здесь, на месте, – ответил Клейнст. – У меня фотографическая память. Это одна из причин, по которым меня выбрали для этого путешествия.

– В хранилище много свободной памяти, – подал голос ЛеМойн. – Вероятно, сделать копии не так уж трудно. Но ваш друг прав – оборудование для считывания этих записей очень сложное. – Священник подошел к небольшому украшенному резьбой шкафчику около стола и рассмеялся. – Они сделали из этого дарохранительницу, – объявил он. Потом открыл шкафчик и достал небольшой кубик.

– Мы могли бы записать все, что вам нужно, в два-три таких блока, если бы только у вас были считывающие устройства.

– Скопировать записи, нет ничего проще! – воскликнул Клейнст. – Как только у нас появится источник электроэнергии, мы сможем скопировать что угодно – а здесь есть все! Учебники для детей, где объясняются законы физики, которые вот уже сотни лет никто не может понять или все забыли. Справочники, инструкции по монтажу и эксплуатации оборудования, описать которое я не в силах, – вот, взгляните! Сядьте сюда. – Ученый указал на ящик с рукоятками. – Садитесь, крутите педали, и я покажу вам чудеса…

Маккинни пожал плечами и сделал так, как просил его ученый. Когда он налег на педали, внутри ящика что-то слабо загудело. Темное стекло над столом осветилось. Появился чертеж какого-то сложного оборудования. Потом зазвучала речь.

– Видите! – воскликнул Клейнст.

– И что это? – спросил Маккинни.

– Я не знаю. Но скоро узнаю. А если у меня не получится, разберутся молодые ребята-студенты. Мы научимся.

– Придется, – буркнул Маккинни.

– Я не совсем понимаю, что вы затеяли, – сказал ЛеМойн. – Но если его святейшество не возражает, то и я не против.

– Сколько времени, – спросил Маккинни, – понадобится, чтобы сделать нужные копии?

ЛеМойн выпятил губы.

– Сколько вы можете крутить педали?

– Это довольно утомительно. Не больше часа, я думаю…

– Хорошо бы построить более мощный генератор, но здесь это нелегко. Если бы нам удалось перенести это оборудование туда, где можно было бы соединить его с гидроэлектростанцией…

– Это невозможно, – ответил Маккинни. – Мы удерживаем Храм в своих руках, но настроение людей неустойчиво. Если мы решим вынести отсюда реликвии, поднимется волна недовольства и Бог знает, чем это кончится.

– Тогда вам лучше отрядить сюда своих офицеров для охраны дверей, – ответил ЛеМойн. – Чтобы сделать копии, достаточно четырех часов, но…

– Понятно, – кивнул Маккинни. – А сколько времени вам понадобится для изучения?

– Можно изучать это годами и так ничего и не понять…

– О годе не может быть и речи. У нас максимум неделя.

– Я знаю, – ответил Клейнст. – Постараюсь сделать все, что в моих силах. Мы снимем копии…

– От которых не будет толку, потому что мы не сможем их прочитать, – кивнул Маккинни. – Приближается период зимних штормов. К тому же нам неизвестно, что творится дома. Я уверен, что вы будете стараться изо всех сил.

Глава 20

Хураментадо

На лице старика играли всполохи костра.

Дату Аттик глядел сквозь пелену слез на то, как совершается ритуальное омовение двух хураментадо. Женщины вышли вперед, высоко держа темно-красное полотнище для обертывания. Тела молодых мужчин белели в свете костра. Началось пение. Заунывная песнь смерти неслась над ночным лагерем. Песня – в полной тишине. Потом к ритуалу присоединятся все, и воины, и женщины подхватят песню смерти по этим двоим еще не павшим, но пока все молчали – они и так видели слишком много смертей.

Под пшеничным жнивьем у костров лежали восемьсот воинов племени. Восемьсот молодых мужчин, окоченевшие и холодные, были отданы земле, восемьсот из нескольких тысяч, что пали под ударами армии Храма. Как клану выжить без них? А сейчас к павшим должны присоединиться и эти двое, один из них – сын Дату.

«Все напрасно. Напрасно, – думал старый Дату Аттик. – Мой сын умрет, сгинет ни за что, меньше, чем ни за что, хуже, чем ни за что. Храм очень силен. Глупцы в рясах нашли новую силу с этим новым султаном. Вспомнив битву, Дату Аттик скрипнул зубами. А ведь победа была так близка! Эти святоши из Батава были почти побеждены, сломлены, марис прикончили их, загнали в город голодать, а всадники свободно ездили по полям и ели зерно горожан, потом подъезжали к самым городским стенами и смеялись…

Но потом к ним пришел султан с дальнего запада, великан, который заставил стены двигаться и уничтожил величайшую силу, какую только удавалось собрать марис. Все было кончено, кончено, воля Аллаха исполнилась, и теперь марис должны были вернуться в свои бесплодные холмы, но сначала нужно было сделать так, чтобы город горевал, как горевали марис. Чтобы ни один горожанин не мог торжествовать победу. Пусть Храм плачет, как плачет Дату Аттик».

– Добра от этого не будет. – Голос раздался справа от него: у ног Дату лежал его второй сын. – Убить султана невозможно. Мой брат начнет новую войну, но это война, победить в которой невозможно.

– Молчи. Твой брат поет о прощании.

«Но сказанное – правда, – подумал Дату Аттик. – Султан сказал, что если между Храмом и марис начнется новая война, шагающие стены пройдут по зимним полям и будут преследовать марис до самого края мира.

Султан исполнит свое обещание, и мой сын погибнет, погибнут и мои люди. Зачем Аллах спас меня и позволил увидеть это? За что он так меня ненавидит?»

Песня присягнувших взлетела и ударила Аттика словно хлыст, и старик понял: слишком поздно. Нельзя оторвать этих гонцов смерти от их святого дела, это не сможет сделать ни он, ни кто-нибудь другой. Только смерть остановит их.

– О Господь Всемогущий, Аллах Всесильный, мы зрим, что Бог Един, мы зрим, что Аллах всесилен!

– Когда страницы Книги остаются нераскрытыми, когда сияет Адский огонь, когда Рай близок, пусть знает каждая душа, что труд ее свершен! Зрите, что Аллах Един, зрите, что Аллах всесилен!

Женщины с лицами, покрытыми чадрой, помогли смертникам-хураментадо. Молодые тела были плотно закутаны в красную ткань – туго, чтобы удержать кровь, красную, чтобы скрыть кровь от врагов. Эти молодые мужчины, один из них – его сын, умрут, но умрут во славу Аллаха…

Второй сын подал ему крис, и Аттик поднес кинжал к губам. Потом поднес крис к губам первого сына для поцелуя.

– Пусть знает каждая душа, что труд свершен, – заговорил нараспев Аттик. – Да святится Аллах, да святится Всесильный, все люди да исполнят волю Аллаха. Зрите, что Аллах Един, зрите, что Аллах всесилен.

– Да восславится Аллах!

Поминальная песнь смерти звенела над лагерем еще долго после того, как смертники исчезли в ночи за кругом желтых костров. Ушли к стенам Батава.

Со стороны города к лагерю долетали слабые звуки: пение и радостные крики мужчин и женщин, торжествующих свою победу. Дату Аттик слушал и грозил кулаком величественному великолепию Храма, возносящегося над стенами города.

Храм!

Храм Бога. Храм, где слышен глас самого Бога! Храм, украденный черными рясами Батава. Храм, который был уже почти в руках марис. Поколение за поколением лживые служители ложного Бога удерживали Храм в своих руках, укрывая его от правоверных. Дед Аттика был стар, когда смерть настигла его, но и самые глубокие старики из тех, кого знал дед в юности, не могли помнить времен, когда в Храме правили другие, не поклоняющиеся Пророку Иисусу.

Но Аттик знал. Знал, что были времена, когда человек летал над равнинами Макассара, долетал до любой звезды в небе над головой. В те времена Бог не гневался на людей, а Храм был открыт для всех, желающих слышать слово Господа. Но ведь наверняка Аллах лишил свой народ своего слова не навеки. Наверняка хураментадо сумеют отыскать в городе султана Маккинни, и тогда марис могут вновь завладеть Храмом! Возможность еще есть, без султана-предводителя черные рясы будут воевать по-старому и проиграют…

– Да свершиться воля Аллаха, – громко сказал Аттик. – Вверяю себя в руки Аллаха.

После реалист Аттик приказал клану собираться в путь. Когда хураментадо нанесут свой удар, клан должен быть далеко от города. Султан приказал им уйти в равнины через три дня, и время почти истекло.

Если хураментадо добьются своего, марис получат время снова собрать кланы и вернуться. Без своего султана священники Храма проиграют битву, как проигрывали раньше, и Храм падет.

Храм для Аллаха и город Батав для марис. Город, вожделенный город… Разграбление Батава будет продолжаться много дней!

Глава 21

Эхо войны

Празднование затянулось на несколько дней. После того как молчаливый указ освободил монахов от обета, их кельи, выбитые в стенах Великого Храма, опустели… Теперь широкие крепостные стены отражали эхо победных песен, сплетавшихся с пением «Te Deum» в святилищах Храма.

Маккинни стоял на вершине самого высокого из укреплений Храма и глядел в ночное небо, отыскивая там, в десятках световых лет отсюда свой дом. Звездная река расплескалась по небу, и трудно было определить, какая из этих сияющих крупинок его родина.

Эти звезды составляли Империю Человека, и, глядя на мириады огоньков, Маккинни хорошо представлял себе задачу, стоящую перед Имперским Космофлотом. Как сохранить мир между ними, если каждая стремится к свободе? Легендарные времена, когда мир Принца Самуила был един и на нем не знали войн, вспоминались сейчас как золотой век, а сегодня объединение все еще виделось мечтой и требовало нескончаемых многочисленных войн; и это только на одной планете. В Империю же входили сотни, а может, и тысячи – он этого точно не знал. Но явно больше, чем городов-государств и наций на его родном мире.

– Сэр?

Натан повернулся. Увидел Старка.

– Да, Хэл?

– Я привел корабельщика.

Маккинни вновь поразился тому, какие разные люди живут на Макассаре. На мире Принца Самуила люди тоже отличались друг от друга, но там не было ничего подобного тому, что он увидел на этой планете. Здесь среди смуглой темноволосой расы сородичей Лохоло, встречались высокие светловолосые люди, подобные Ванъянку, а в Имперском Космофлоте служили чернокожие мужчины и женщины. Дома черным звался сказочный людоед, который жил в горах и воровал маленьких детей…

Лохоло уважительно ждал, пока Маккинни заговорит с ним.

– Корабельщик, я должен вернуться в Джикар. Когда мы сможем выйти в море? – спросил Маккинни.

Лохоло пожал плечами.

– Корабль готов к отплытию. Но плавание будет нелегким. Почти все время придется идти против ветра. Теперь на юге и востоке торговля лучше – а, кроме того, шторма.

– Истинно.

Маккинни повел плечами. Теперь, когда они на берегу, он мог себе признаться, до чего боится моря.

«Но неужели других путей нет? Или есть?»

– Можем мы отсюда пойти на восток?

– На восток? Вы верите в сказки о том, будто Макассар круглый, – но вы увидите, что это не так, человек со звезд. Вы все поймете.

Лохоло пожал плечами, звякнув золотыми украшениями. На рукоятке его кинжала, торчащей из-за пояса, прибавилось драгоценностей, на пальцах появились новые кольца.

– Я знавал людей, которые верили, что мир круглый, и отправлялись на восток к западным берегам, – сказал корабельщик. – Но я не слышал ни о ком, кто бы туда добрался. Торговец, в западных водах полно мелей, среди островов скрываются пираты. «Субао» способен обогнать любого из них, но их слишком много. Это только в тех западных водах, что мне знакомы. Но огромные морские просторы лежат между нашей землей и тем, что… – Корабельщик снова пожал плечами и звякнул золотом. – Известно лишь Богу.

«Богу и Имперскому Космофлоту, – подумал Маккинни. – Судя по картам, которые показывали имперские, к востоку от главного материка лежат большие водные пространства. Возможно, Лохоло прав».

– Я уже все решил, – сказал Маккинни. – Обсуждать нечего. Выходим через пять дней.

– Так скоро? Мы вряд ли успеем купить груз. Лучше дождаться следующего сезона.

– Нет. Мне нужно добраться до Джикара через двести дней, – отрезал Маккинни.

Лохоло усмехнулся.

– Тогда нам предстоит весьма нелегкое плавание. Две тысячи километров за двести дней. – Моряк снова усмехнулся. – И в такой-то сезон. Что ж, «Субао» выдержит такую непогоду – но выдержите ли вы? И вообще, зачем вам уходить из Батава? Правьте здесь. Священник со звезд стал его верховным святейшеством, но он взошел на трон на ваших пиках, и разве не вы три дня удерживали город в повиновении, пока старый совет не выбрал новое верховное святейшество?

– Кроме того, – подхватил Старк, – в новом совете есть такие, кто поддерживает Кастелиано, но нельзя ожидать от них, что все они станут улыбаться имперским миссионерам, после того как с ними так обошлись. Мистер Лохоло прав, если бы не войска, гражданской войны не миновать.

– Но я не могу отправиться с целой армией через равнины, – ответил Маккинни. – Если я решу выступить в поход по суше, имперских миссионеров придется забрать с собой…

– Они не захотят уходить, – задумчиво заметил Старк.

– Согласен. И если мы уведем их с собой силой, они не станут помогать нам, став пленниками. – Маккинни снова взглянул на небо и подумал о проблемах Империи. – Поэтому остается море. Оставим тут копейщиков и будем надеяться, что миссионеры знают, как с ними управиться. Благодарю вас, мистер Лохоло. Это все.

– Торговец? – Лохоло не собирался уходить.

– Слушаю?

– Торговец, вы обещали отдать мне «Субао» после возвращения в Джикар.

– Он будет ваш, мистер Лохоло.

– Истинно. Тогда, с вашего разрешения, я отправляюсь на корабль. Работы много, и нужно многое успеть. Выскоблить дно, заполнить бочонки свежей водой, запастись провиантом – если есть в этом мире место, куда можно добраться по воде, я вас туда доставлю, пусть против нас выйдут все пираты отмелей! – Лохоло прикоснулся к серьге в виде золотого черепа, висящей в левом ухе. – Вы самый странный человек, какого мне доводилось встречать в жизни, торговец. Вы показали нам, как ходить на кораблях лучше, чем мы умели прежде. Вы собрали армию из городского отребья и научили их сражаться так, что они разбили орду варваров, после того как армия Храма сдалась. Теперь вы подчинили себе Храм и весь Батав, но хотите вернуться в Джикар! Другой человек остался бы здесь королем – и в этом не было бы ничего удивительного. Вам достаточно было бы сказать одно слово…

– А вы бы, мистер Лохоло, могли бы стать моим адмиралом?

– Нет, сэр. Этот пост достался бы вашему звездному мореходу мистеру Маклину, у меня нет таких честолюбивых замыслов. Мне вполне хватит «Субао», человек со звезд. Хороший корабль и открытое море – вот все, чего мой отец хотел для своих сыновей.

Лохоло повернулся и начал спускаться по длинной каменной лестнице на улицу. Маккинни, отвернувшись, облокотился о парапет. Батав сверкал огнями, на всех площадях горели костры. Казалось, все тридцать тысяч жителей высыпали на улицы, а с ними тридцать тысяч крестьян, искавших убежища за городскими стенами. Вскоре мужики вернутся на поля, а остатки древних феодальных семейств Батава, уцелевшие после вылазок против марис, предпринятых до того, как прибыл Маккинни, – в свои просторные чертоги и к рыцарским турнирам… И что тогда?

– Завладеть этой проклятой библиотекой оказалось легче, чем унести отсюда ноги, – проговорил Натан. – Что станет с миссионерами? Продержатся ли они в городе, после того как я уйду?

– Сомневаюсь. Без умелого военачальника, которому известны ваши способы ведения боя, это невозможно, – заметил Старк.

– Сможет ли Бретт защитить Храм? – спросил Маккинни.

Старк пожал плечами.

– Думаю, мозгов у него хватит, вот только остальные не очень-то ему доверяют. Его вырастили марис, это всем известно да и видно за версту. Никто не захочет, чтобы Бретт был командиром.

– Тогда кто же должен руководить?

– Вы.

– Неужели больше никого нет, сержант?

– Нет, насколько мне известно, полковник. Вы создали эту армию, вы знаете, как заставить ее сражаться. Никто другой не сумеет ей командовать.

– И тебя это тревожит? – спросил Маккинни.

– Мне платят не за то, чтобы я тревожился, – машинально ответил Старк. – Разве что…

«У него странное настроение, – подумал Маккинни. – Старк и вправду встревожен. Никогда раньше я его таким не видел…»

– Знаете, полковник, – продолжил Старк, – мистер Лохоло отчасти прав. Год назад мы раздумывали, где бы найти на Южном материке местечко с крохотной игрушечной войной, и ломали голову над тем, чем будем платить за номер в гостинице, но потом нам кое-что подвернулось. Вряд ли в будущем мы найдем что-нибудь получше того, что у нас есть сейчас.

– Я дал Дугалу слово и поклялся в верности королю Давиду, – напомнил ему Маккинни.

– После того как Гавань попросила Империю сжечь половину наших «волков», полковник! Без имперских десантников Гавань никогда не сумела бы овладеть Орлеаном… а потом они забрали вас к себе, как старого пса! Чем мы обязаны Гавани, полковник? Разве мы вообще кому-то чем-то обязаны?

Пораженный Маккинни повернулся к своему сержанту.

– Мы солдаты, Хэл. Никем другим мы быть не умеем, ни ты, ни я…

– Чьи мы солдаты, полковник? Перед Гаванью вы в долгу не больше, чем перед Батавом. Ради кого эти крестьянские мальчики разгромили марис? Теперь эти ребята отправятся за вами хоть в пекло, но что будет с ними, если мы свернем палатки, и поминай как звали? А когда мы вернемся в Гавань, чем наградит нас король Давид – перережет глотку, чтобы молчали? После того как мы доставим книги, или что там разыскал Клейнст, какой от нас будет толк? На Самуиле нас ничего не ждет, а наградой будет… – Старк быстро обернулся и схватился за меч. – Берегитесь, полковник, кто-то поднимается по лестнице!

– Пойди взгляни, кто это.

У подножия лестницы, ведущей в высокие покои Маккинни, стояла стража, а судя по звукам шагов, по ступенькам поднимался только один человек. Хэл мог справиться с любым, кто нападает в одиночку. Натан снова повернулся к парапету. Внизу в городе продолжался праздник. Пьяные гуляки бродили от лавочки к лавочке, требуя еще вина, требуя, чтобы в каждом окне выставили факел, потому что на улицах мало света, угрожая в противном случае сжечь сам дом, чтобы хоть так света стало больше. Бочки вина и эля стояли на каждом углу каждой улицы, и каждый прохожий мог напиться вдоволь. Но по приказу Маккинни во всех важнейших пунктах стоял отряд крестьян-копейщиков; с лицами решительными и напряженными они дожидались смены, чтобы присоединиться к увеселениям…

«Отправятся со мной хоть в пекло, – подумал Маккинни. – А почему бы и нет? Когда я пришел, они ничем не отличались от рабов, а сегодня победили самую страшную силу, какая существует в этом мире. Почему бы не стать их королем? Потому что у меня есть иной долг…»

Всю свою жизнь Маккинни прожил по солдатскому кодексу чести, а мир Принца Самуила, как любое другое общество с официально разрешенными дуэлями, почитал честь важнее смерти… но что выбрать теперь, чтобы не потерять честь? «Кому сохранить верность? – спросил он себя. – Дугалу, который убил дюжину мужчин и женщин только для того, чтобы сохранить в тайне болтовню пьяного мальчишки-имперского офицера? Кастелиано, верховному святейшеству моих копейщиков? Этим парням на улицах? Понятно, откуда у Хэла взялись такие мысли».

– Это фриледи Грэхем, полковник, – доложил Старк.

Мэри сняла доспехи, и ее рыжеватые волосы рассыпались локонами по плечам. Длинное синее льняное платье с тугим лифом облегало ее маленькую фигурку, и сейчас она выглядела гораздо милее, чем когда Маккинни увидел ее впервые.

– Натан, вы пропустите весь праздник, – сказала она с упреком. – Неужели вы не можете дать себе отдых хотя бы на один вечер? Пойдемте, повеселимся!

Маккинни удивился, услышав приказные нотки в ее голосе. Ему показалось, или… «Великие святые, – подумал он. – Как же она красива. И с распущенными волосами так похожа на Лауру. Такая же упрямая и отчаянная. Ей всего двадцать четыре, а ему пятьдесят, и она под его защитой. Но…»

Воспоминания, которых он совсем не желал, прорвались из памяти. Когда-то давно жила-была другая девушка. Фриледи. А не одна из бесчисленных маркитанток, которых любой военачальник познал во множестве. Ей не исполнилось и тридцати, и это случилось всего три года назад…

Мрачная картина возникла перед Маккинни. Гавань, побежденная у Блантерна, снова в походе, пытается захватить Орлеан при помощи необстрелянных войск и почти без обоза, что странно и опасно. «Волки» Железного Маккинни наготове, на этот раз они намерены покончить с угрозой Гавани навсегда. Когда эта битва завершится, Орлеанский Комитет и Общественный Совет получат возможность диктовать Давиду II любые условия!

«Волки» устроили засаду в Личфильде. Два батальона. Достаточно, чтобы принудить силы вторжения развернуть фронт и вступить в бой. Мимо Личфильда пройти нельзя, иначе можно остаться без снабжения. В двадцати километрах в густом лесу быстро выходил на позицию эскадрон орлеанских драгун – продвигаясь по лощинам между деревьями, спешиваясь и ведя лошадей под уздцы, чтобы незаметно выйти на открытое место. Наверху, на холмах, дожидался со второй половиной своих «волков» Маккинни, чтобы захлопнуть ловушку – куда и следовала армия Гавани.

Комитет выступал против такого плана сражения. Сходящиеся колонны представляли собой слишком серьезную угрозу. Между частями орлеанистов не было надежного сообщения, пусть профессора Университета и обещали вскорости наладить беспроволочную связь. Нанести удары нужно было предельно точно по времени, иначе рассредоточенные отряды могли оказаться в большой опасности.

Комитет был против, но Маккинни выиграл это сражение. Он знал, на что способны его войска: все до последнего солдата, разведка и гонцы, успеют добраться до любой точки поля боя. Орлеанистов нигде не подстерегали неожиданности, а вот Гавань ждал сюрприз, к тому же «волки» не будут участвовать в драке – только когда капкан сработает.

Войска Гавани шли прямиком в засаду и были обречены.

Фриледи Лаура была с ним на холмах над Личфильдом. Он пытался отослать ее в тыл, но она вернулась. За исключением Старка, среди офицеров и солдат не нашлось никого, кто ослушался бы распоряжения леди полковника, пусть даже оно противоречило приказу командира. Пока на холмах не стреляли. Урон сегодня понесет Гавань! И все-таки здесь опасно, и фриледи тут не место.

– Отправляйся в Личфильд, пока дорога еще открыта, – сказал ей Маккинни. – Майор Армстронг хорошо окопался, и его позиция останется скрытой до самого окончания боя. Встретимся в Личфильде.

Она возражала, но ему нужен был гонец, и в конце концов она согласилась.

– Во время атаки мы постоянно будем в авангарде, Лаура, – объяснил он ей. – Ты не поспеешь за нами! Все равно придется разделиться. Если уж мне не удалось отправить тебя в тыл – черт побери твоего отца за то, что не смог удержать тебя дома – то я хочу, чтобы ты находилась в безопасном месте.

– Хорошо. Я не позволю, чтобы ты волновался обо мне, когда будешь руководить сражением.

Лаура гордо взобралась на санитарную повозку. Кавалеристы-сопровождающие отсалютовали ей. Покрасневший корнет Блейр вскочил на коня, невероятно гордый тем, что именно ему доверено сопровождать и защищать невесту полковника.

– Когда бой закончится, мы съездим повидаем капеллана, – пообещал Маккинни. – Гоните, Блейр.

– Сэр.

Санитарная повозка и кавалеристы охраны исчезли в прозрачном облаке пыли, и Маккинни полностью сосредоточил внимание на происходящем внизу. Уже через час появился авангард неприятеля. Наткнувшись на заградительный огонь, солдаты не удивились, отошли назад и остановились в ожидании главной колонны.

Подошедшие основные силы выстроились в боевой порядок фронтом для атаки, артиллерия выдвинулась вперед – лошади шли галопом. Над вспаханным полем разносились звуки труб, армия готовилась к тщательно спланированной битве. Натан почувствовал беспокойство. Гавань привела сюда не лучших своих солдат! Враг угодил в классическую засаду, но даже не выставил флангового и тылового охранения! При том, что разведка Маккинни на взмыленных лошадях объехала части противника и ничего не обнаружила. Никаких серьезных укреплений, никакой поддержки главным силам, слепо двигающимся прямо в руки полковника.

«В чем же дело?» – думал Маккинни. Хотя сейчас это вряд ли имело значение. Возможно, враг замыслил какой-то хитрый контрманевр, но пока ничего не было заметно – ничего такого, что Маккинни мог бы предпринять, будь он на его месте… Орлеанские драгуны атаковали точно в назначенный миг. Кавалерия врезалась клином в глубь расположения неприятеля, отрезав ему путь к отступлению, образовав наковальню, о которую «волки» его размозжат. И вот, вот уже время пришло!

– Командуй «По коням!», Хэл! Пусть выдвигаются! Части Фокса и Драгона пусть ударят по батареям с правого фланга. Остальным спешиться в пятистах метрах и атаковать в пешем строю. Они у нас в руках, Хэл, и мы сотрем в порошок все, что только Гавань смогла выставить на поле боя!

«Волки» бросились в атаку с вершины холма, гикая не хуже дикарей Южного материка, трубы играли все известные сигналы подряд. Дело было сделано. «Волки» вышли на отличную позицию, готовые смять фланг противника – и тут с небес пала смерть. Гладкая продолговатая тень с ревом пронеслась у них над головами, и в тот же миг Личфильд обратился в пепел.

И снова черная тень скользнула по небу, и ослепительный луч света хлестнул по земле, уничтожив драгун! Черный призрак неподвижно завис над полем боя, охотясь за остатками отряда Маккинни.

– Всем спешиться! Всем частям – огонь по этой штуковине! Командиры батальонов – залповый огонь! Трубачи, сигнал артиллерии! Где, черт дери, полевые батареи? Наводчики, да разберитесь наконец с орудиями!

Невероятно, но им удалось его сбить. Черный призрак упал на кукурузное поле, и, завидев выбирающихся из машины пилотов в серой форме, «волки» перебили их всех, издав победный клич.

Но было уже поздно. Армия Гавани осталась невредима. Драгуны либо погибли, либо разбежались кто куда, Личфильд был стерт с лица земли. «Волки» понесли ужасные потери. Противник развернул фронт в правую сторону, и впервые в жизни Натан Маккинни познал поражение. Сигнал труб «К отступлению» знаменовал конец его карьеры, конец всему. В Личфильде была Лаура…

– Что?

Яркая картина сражения на пашнях мира Принца Самуила померкла. Натан неловко отвернулся от парапета и отпустил руки. Костяшки пальцев побелели.

– Прошу прощения, Мэри. Я кое о чем задумался… Вы правы, давайте посмотрим на празднество.

Глава 22

Милосердие и Прощение

Мэри Грэхем увидела, как безумный огонь в глазах Натана Маккинни погас. «Я знаю, – подумала она. – Я знаю, что он видел. Хэл рассказал мне, что случилось, и теперь я словно побывала там».

Голос Маккинни донесся со дна колодца эмоций. Мэри попыталась ободряюще улыбнуться ему, но это было невозможно. «На что это похоже? – подумала она. – Так горевать по кому-то? Да кто она, эта девушка, о которой он так печалится? Хэл сказал о ней лишь пару слов. Я даже не знаю, как ее зовут. Какой нужно было быть, чтобы заставить сокрушаться такого человека, как Маккинни? Никогда ни от кого я не видела такой преданности.

Но достойна ли я таких чувств?

Да. Достойна. Я уверена, что где-нибудь, когда-нибудь, найдется человек…

Девичьи мечты.

Нет, вовсе нет. Когда я была маленькой, я мечтала о прекрасном и богатом лорде, а теперь – ну да, он, кто уж это будет, представляется мне богатым и красивым, но главное, главное – человеком, который позволит мне стать для него чем-то большим, чем мой отец позволил стать моей матери. – Мэри взглянула на усыпанное алмазами звезд небо. – Вон та крохотная искорка – это мое солнце, – подумала она. – Единственная искорка среди тысяч подобных, маленькая и незначительная, и все же это мой мир, на протяжении всей жизни вплоть до прошлого года…»

Мир, судьба которого ее больше не волновала. Ограничения, налагаемые на нее законами Гавани, оскорбляли Мэри, но это была пустая обида, почти бессознательная. Она поняла другое. Были и иные уклады жизни, иные культуры на бессчетных мирах, сменяющих друг друга, среди которых мир Принца Самуила был лишь звеном бесконечной последовательности.

«Мы то, чем мы делаем себя. В наших силах изменить все миры. И сейчас мы меняем этот мир, правда? Разве этого мало?»

Она распробовала магию власти, волшебное сознание того, что другие зависят от ее решения. Маккинни одержал великую победу, но без ее поваров и обоза он не смог бы так доблестно выглядеть на поле боя. И ему это было известно, и он доверял ей, доверял ей жизни своих людей, а ведь солдаты для него важнее собственной жизни…

– Ваша очередь надраться до посинения, – сказал Маккинни. – Нужно только найти компанию.

Все еще погруженная в свои печальные мысли, Мэри кивнула и позволила Натану и Хэлу проводить ее вниз на улицу.

«Разве нам нужна компания? Нас и так слишком долго окружало великое множество людей. Хэл, наверное, с удовольствием присоединится к веселью и прекрасно обойдется без нас». – Мэри едва удержалась от смеха. Год назад подобные мысли шокировали бы ее. По крайней мере, она притворилась бы, что это так, хотя бы перед самой собой. Воспитанные юные леди точно знают, что им позволено. А что нет.

Воспитанные леди ведут скучную жизнь.



На улице было полно народу. Там, где прежде сидели нищие и темнели пустые витрины лавочек, теперь кричали толпы, торопливо заливающие вином и элем горечь многомесячной осады и поражения. Варваров прогнали от ворот!

Те, кто во время осады заложил ростовщикам свои драгоценности, теперь оделись в лучшие наряды. Несколько лавочек ростовщиков разграбили, и гуляющие щеголяли в ярких одеждах из богатых шелков, шерсти или узорчатого хлопка. Улицы пестрели нарядами, украшениями и флагами так, что рябило в глазах. Казалось, весь город преобразился. Даже облаченные в оранжевые мантии младшие храмовники, дьяконы в сером и высшие чины в черных рясах, и те присоединились к веселью. На своих постах оставались только верные Маккинни копейщики, но и тут многие уже опустошили протянутый из толпы стакан вина или пива.

– Улицы выглядят по-другому без мечников-храмовников, – заметил Хэл. – Я видел, что люди Храма уже вербуют новых мечников взамен тех, что пали в сражении…

– Да.

Маккинни совершенно не хотелось обсуждать эту тему.

– Ужасно, – сказала Мэри. – Отец Сумбаву и тысяча мечников погибли после того, как мы одержали победу… Не могу понять, как это вышло.

– Так всегда бывает, – ответил Маккинни. – Платить приходится всегда.

«Но как это вышло? – спросила себя Мэри. – Неужели Маккинни так хорошо понимал характер Сумбаву, что преднамеренно использовал священника, чтобы уничтожить армию Храма? – Это немного пугало. – Если Натан так хорошо разобрался в Сумбаву, то насколько хорошо он постиг меня?

Что если Натан специально послал Сумбаву и его людей на смерть? Был ли у него другой способ овладеть Храмом? Наверно, нет. Стоило ли платить за это такую цену? Вот в чем вопрос. Что мы делаем в этом городе? Судя по тому, чего я насмотрелась, я бы предпочла быть жительницей Империи, а не моего родного мира…

Империи не нужна ни я, ни мужчины и женщины вроде меня. Но мы нужны Гавани. Наш поход важен для Гавани, а я важна для успеха нашего похода, и этого для меня должно быть достаточно. Я о таком и мечтать не могла. Вот только моя работа закончена…»

Маккинни подал ей кубок вина. Вино было крепкое, с богатым вкусом, и сильно ударяло в голову. Мэри знала, что не сможет выпить его до дна, но царящему вокруг веселью трудно было сопротивляться, и она осушила больше половины кубка. Натан принял кружку эля у одного из своих сменившихся со службы копейщиков.

– Спасибо, Хиаро, – кивнул он. – Чем ты займешься теперь, когда война закончилась?

– Не знаю, полковник.

Коротышка-копейщик расправил плечи. Обрисовалась мускулатура, появившаяся благодаря безжалостной муштре Старка. Мэри вспомнила, каким увидела этого человека впервые: когда Хиаро вступил в армию Маккинни, он больше напоминал призрак, жил на милостыню Храма, ночевал в канаве и готовился умереть.

– Мою ферму сожгли, моя жена и ребятишки мертвы… мой лендлорд хочет, чтобы мы вернулись на его поля, и, похоже, роста у меня не хватит, чтобы поступить в новую гвардию Храма.

Маккинни отвернулся, но начальник копейщиков шагал за ними.

– Полковник… торговец… сэр, ходят слухи, что вы с армией отправляетесь на запад. Таких как я много. Мы хотели бы пойти с вами. Некоторые говорят, нужно-де держаться вместе и идти в другой город, наняться там солдатами, но нам бы лучше с вами.

– Спасибо, Хиаро. Я запомню, – ответил Маккинни.

«Что в нем есть такого, что заставляет людей быть верными ему? – удивилась Мэри. – Не только Хиаро. Хэла Старка. Других стражников. Этакая объединяющая сила. И я чувствую это, но понимаю, что тут должно быть что-то еще, нечто более физическое. Видит Бог, полковник достаточно обаятелен. Иногда он смотрит на меня». Мэри допила вино. Из толпы кто-то вышел и снова наполнил ее кубок.

Они двинулись по ярко освещенным улицам. В каждом дверном проеме позвякивала на ветру эолова арфа в виде миниатюрного Храма. Они свернули за угол, Мэри поскользнулась на мокрой мостовой. Маккинни поддержал ее, на мгновение она прижалась к нему. Ощутила его тепло и не захотела отстраняться. Он осторожно помог Мэри выпрямиться, но ей показалось, что делал он это чуть дольше необходимого, словно физическое прикосновение не было для него неприятно.

– Из копейщиков получатся отличные наемники, – заметил Старк. – Они разобьют любого на планете, кроме, пожалуй, конных рыцарей. Да и тех можно одолеть, если умело вести бой. Но без вожака они попадут в руки какому-нибудь идиоту, который отправит их на смерть ни за грош. Никто в этой части Макассара не понимает всей ценности хорошей пехоты. Жаль, что после такой отличной школы, какую они прошли у нас, эти ребята нигде не смогут себя применить…

– Я уже в курсе ваших соображений, сержант, – холодно сказал Маккинни.

– Да, сэр.

– Каких соображений?

– Хэл считает, что я должен остаться в городе и стать тут королем. Вместо того чтобы вернуться в Джикар.

– Но вы этого не сделаете! Гавань рассчитывает на вас, весь мир Принца Самуила – Натан, вы не смеете так поступать!

«Но это вполне возможно, – подумала она. – Мы можем остаться. – Увидев Хиаро, она задумалась о его судьбе. И о детях Батава. – Империя не станет помогать им. Но кто-то должен помочь. Нет, не мы! Нам нужно спасти собственный мир, и даже если Гавань не внушает мне теплых чувств, как прежде, это мой дом и это мой долг».

– Не могу? Неужели? Кто меня остановит?

Она отстранилась и рассмеялась.

– Кто? Да вы сами, Железный Маккинни! Думаю, это могло бы сойти вам с рук. Имперскому Космофлоту это не понравилось бы, но архиепископ на вашей стороне, а значит, все в порядке. – В ее голосе звучала издевка. – Вперед, ваше величество. Забудьте о своей клятве. Что вас останавливает – затащите меня в ближайшее здание и надругайтесь надо мной, здесь вы хозяин! Кто остановит вас? У меня больше нет здесь защитников. Никого, кроме вас.

Маккинни отвернулся.

Они приближались к большой группе пирующих – крестьян, солдат, сменившихся со службы, рыцарей в доспехах, собравшихся в центре большой площади.

На повозке стоял воин в кольчуге и яркой куртке, его голова была запрокинута: он пел.

– Смотрите, это же Бретт, – сказал Натан. – Пойдем, послушаем.

Заметив, что Маккинни направляется к ним, двое копейщиков быстро расчистили полковнику дорогу в толпе до самой повозки.

Я решил: помру в пивной,

Чтобы в час последний свой

Губы омочить в вине,

Чтобы ангел в вышине

Надо мною прослезился

И за пьяницу вступился —

Мол, Господь на небеси,

Душу грешную – спаси!

Бретт закончил песнь и схватил флягу с вином. Осушив ее, он заметил Маккинни.

– Ребята, с нами полковник и его леди, наша леди Мэри, которая приносила нам еду и питье и заботилась о раненых. Песню в честь главных виновников нашей победы! «О госпожа моя, где же ты…» – Не успев начать песню, Бретт замер, на его лице отразился страх. – Хэл! Сзади! Защити полковника!

Выхватив меч из ножен, Бретт спрыгнул с повозки.

Все случилось так быстро, что Мэри не успела отреагировать. Невысокий смуглый человек устремился к ним через толпу. В его руке сверкал тяжелый изогнутый клинок. Вокруг закричали, но нападающий бежал в зловещем молчании. Навстречу ему, пытаясь остановить, шагнул копейщик, но клинок сверкнул и отрубил солдату руку по локоть. Раздались испуганные возгласы. Крис блеснул снова и снова, и еще двое воинов Маккинни упали на залитую вином мостовую.

– Хэй!

Откуда-то из-за спины Мэри солдат бросил короткое копье. Полутораметровый дротик вонзился марис в грудь, но он вырвал его и снова побежал вперед, нанося направо и налево сокрушительные удары, сбивая с ног всех, кто вставал на его пути. Потом между полковником и убийцей остался только Старк.

Времени достать меч из ножен у Хэла не было. Он заслонил собой Мэри и Маккинни. Вновь сверкнул клинок. Крис ударил Старка в правое плечо и свалил на землю, зато Маккинни успел выхватить оружие.

Смуглый человек с занесенным над головой тяжелым изогнутым клинком устремился к Мэри и Натану. Но Натан уже стал в позицию, с лицом спокойным и сосредоточенным; на нем не было страха, когда меч полковника взметнулся над врагом…

Пронзенный острием, смуглый воин по инерции пробежал к рукоятке меча – к Маккинни. Крис был высоко занесен, и Мэри увидела, как смерть пикирует на свою жертву.

– Хэй!

Бретт издал тот же возглас, что и убийца. Его меч сверкнул молнией и отрубил марис кисть, сжимавшую клинок. Снова вскинув меч, Бретт рубанул убийцу по голове, потом еще раз. Могучий кочевник пошатнулся, тяжесть его тела вырвала меч Маккинни у того из рук.

– Хэй! – снова выкрикнул Бретт. – Как раз вовремя! Хэл, ты жив?

– Да.

Старк неуверенно поднялся на ноги, держась левой рукой за правое плечо.

– Черт, сильно бьет! Ударил больше плашмя, чем лезвием. Хорошо, что я не успел снять сегодня кольчугу… – Он ощупал руку. – Наверно, онемеет на неделю.

– Повезло, мог бы остаться без руки, – спокойно заметил Бретт.

Толпа уже бушевала на площади, мужчины и женщины кричали.

– Полковник жив!

Бретт вскочил на повозку и закричал что есть силы:

– Полковник жив! Жив!

– Слава Господу! – крикнул кто-то.

Священники-храмовники принялись громко молиться.

Только тогда страх настиг Мэри. Дрожа всем телом, она смотрела, как Маккинни взбирается на повозку, чтобы показаться народу. И как раз вовремя. На площадь уже бежали копейщики с пиками наперевес, готовые убивать всех и каждого, чтобы отомстить за смерть своего командира…



Натан спустился с повозки. «Опять повезло, – подумал он. – Еще чуть-чуть, и я бы…»

Теперь затрясло и его. Как всегда. В бою опасность только придавала ему спокойствия, но когда сражение заканчивалось… Он отыскал в толпе Мэри. Та выглядела спокойной, но подавленной, и он взял ее за руку.

Быстро собранный отряд копейщиков проводил их обратно в Храм. В полном молчании они вошли в комнату Маккинни, Мэри отправилась на поиски лекаря-храмовника, а Натан с Бреттом помогли Старку снять кольчугу и толстую нижнюю куртку из шкуры вулша. Плечо Хэла распухло и почернело.

– По-моему, не сломано, – сообщил Старк. Он осторожно подвигал рукой. – Но удар сильный. Простите, полковник, винца не плеснете?

– Конечно. – Маккинни взял кубки и бутыль. – Нам всем стоит выпить. Бретт, что это был за человек?

– Это был марис, фанатик, – ответил Бретт. – Посланный вас уничтожить. Таких смертников обычно выбирают из очень высокородных членов клана, и живыми они не возвращаются. Можно сказать, вам оказано уважение. Вас хотели убить, потому что считают очень важной птицей.

– Что ж, они правы, – пробормотал Старк. – Без полковника…

Бретт кивнул.

– Они бы захватили Храм через год. А может и раньше.

– Черт возьми, похоже, теперь вы оба за меня принялись. Как, по-вашему, я должен поступить?

– Никак, полковник, – ответил Старк. – Вы взялись выполнить работу, и вы будете не вы, если не сдержите слово. Однако жаль. Здесь хорошие ребята.

Последовало долгое молчание. Первым заговорил Хэл.

– Может быть, мы с Бреттом займемся этим городом вместе.

– Но…

– Вы доберетесь до дома и без меня, – продолжил Старк. – Теперь сложностей меньше. Маклин, Лохоло и Тодд хорошие мореходы. А когда мы вернемся на Самуил, меня там ничего не ждет.

Натан ничего не ответил.

– Черт возьми, – продолжал Старк. – Мне тоже не хочется бросать вас. Но – полковник, мы же сделали из этих крестьян солдат. Разве мы теперь ничем им не обязаны?

– Иначе мы все погибнем, – поддержал Бретт. – Я знаю марис. Вы, наверно, слышали, что я не рожден марис, но вырос в одном из их кланов и отлично знаю их повадки. Как только они узнают, что вы ушли из города, они вернутся, и кто тогда будет с ними драться? Я не смогу. Ванъянк тоже. Но мы сможем управлять рыцарями, а Хэл будет командовать пехотой… от вашего имени, конечно. Мы скажем, что поставлены здесь вашей волей до вашего возвращения, и Хэл примет командование вместо вас.

Старк криво улыбнулся.

– Как в старые времена. Так я обычно и делал. Хочу ли этого я, вот в чем вопрос. Но другой возможности у нас, похоже, нет.

– У вас достаточно времени, чтобы собрать новое войско, – ответил наконец Натан. – Хорошее войско, чтобы противостоять марис. Что же касается политики, сержант…

– Полковник, прошу вас, не приказывайте мне идти с вами.

«Впервые он позволил себе перебить меня», – констатировал Натан.

– Я позабочусь об этих новых «волках», ради вас же, – продолжил Старк. – Мы дождемся вашего возвращения. Давайте так и решим.

«Вот только мы оба знаем, что я никогда не вернусь», – подумал Маккинни.

Он поглядел на Старка, отвернулся. Старк мог погибнуть в бою, который Маккинни пропустит, хотя после Личфильда так уже не казалось. После Личфильда у него не осталось от прошлой жизни ничего, кроме Старка. Он никогда не думал, что может остаться один.

«Теперь пришло время узнать, что такое одиночество», – вздохнул он.

Появилась Мэри с двумя одетыми в желтые мантии священниками. Осмотрев плечо Хэла, лекари переглянулись, потом осторожно согнули его руку так и эдак.

– Кажется, перелома нет, – сказал один. – Заживет. Хотя возможен вывих. Нужно попробовать вправить сустав и туго забинтовать. Будет больно. Если вы соблаговолите пройти с нами…

– Я с ним, – подал голос Бретт. – На всякий случай.

Маккинни тоже поднялся.

Старк покачал головой.

– Вам не нужно идти, полковник. Увидимся утром.

«Ты не желаешь, чтобы я видел, – понял Маккинни. – Я уже наблюдал за работой лекарей-храмовников, они знают свое дело – но Хэл не хочет, чтобы я присутствовал при том, как ему вправляют руку. Ему будет легче орать в голос и осыпать их нездешними ругательствами, когда старшего товарища не будет рядом».

– Хорошо.

Он проследил, как Бретт и лекари увели Хэла из комнаты.

Натан подошел к двери и закрыл ее. Обернувшись, он увидел, что Мэри еще здесь, такая же красивая, и не собирается уходить…

– Фриледи, вы не должны…

– Не глупите, – ответила она. – Вы дрожите…

– Да, черт возьми. Я…

– Меня тоже трясет.

Она подняла руку.

Маккинни криво усмехнулся.

– Вас это не касается. У меня так всегда бывает после дела…

– Боитесь, как бы я не подумала о вас плохо? – спросила она. – Из-за того, что у вас дрожат руки?

Мэри пожала плечами.

«Для чего она осталась? – подумал Маккинни. – Стоит здесь, всего в паре шагов, и мне нужно только…»

Она под его защитой, ему пятьдесят, а ей вдвое меньше. И она чертовски красива. Так что теперь прикажете делать?

– Хотите выпить?

– Если угостите…

Он налил вина в два кубка.

Они выпили, и наступила долгая тишина. Потом Мэри рассмеялась.

– В чем дело? – спросил Маккинни.

– В нас. Сегодня вечером вас чуть не убили. Завтра вас могут убить. Или нас обоих. И мы стоим посреди этой комнаты… Натан, это глупо!

– Но…

– Никаких «но»! Тоже мне правила! Никогда не оставаться наедине с мужчиной. Натан, это другой мир. Мир настолько далекий, что несколько лет назад я и представить такого не могла… – Она шагнула к полковнику и взяла его руку в свою. – И мы здесь вдвоем, Натан. И пока живы. А завтра можем умереть.



Когда Маккинни проснулся, в серых рассветных сумерках уже можно было что-то различить. Минуту он лежал неподвижно, вспоминая сон. Потом поднялся и сел. В кровати он был один…

Но не в комнате. Мэри сидела в большом кресле, подтянув колени к подбородку. На ее плечи был накинут просторный меховой плащ.

– Ты проснулся, – сказала она.

– Значит, ты… почему ты сидишь там?

– Я не могла спать, но будить тебя не хотела.

– С тобой… с тобой все в порядке?

Она рассмеялась – серебряный колокольчик в утренних сумерках.

– Глупый ты гусь, конечно, со мной все в порядке. – Она снова рассмеялась. – Неужели ты решил, что я горюю о потерянной невинности? Если хочешь знать, я думала о том, сколько времени я потеряла напрасно до сегодняшней ночи.

– Я тоже.

Мэри поднялась. Сбросив меховую мантию, она предстала перед ним нагая.

– Тогда не будем тратить понапрасну время. На «Субао» не будет возможности уединиться.

Когда он проснулся опять, уже полностью рассвело. Осторожно повернувшись, Маккинни поцеловал Мэри. Она улыбнулась и нехотя открыла глаза.

– Доброе утро, – сказал Натан.

– Да. Это утро доброе. – Она лениво потянулась. – Настолько доброе, что хорошо бы сейчас кофе. Или чайкеста. Или даже этого их здешнего кошмарного чая.

– Тогда я скажу, чтобы принесли, да?

Она отстранилась в притворном ужасе.

– Оскандалиться перед твоей охраной?

– Они не обратят внимания. Или сделают вид, что не обратили, – ответил Натан.

– Ну почему ты такой серьезный?

– Кому-то нужно быть серьезным.

– Согласна. У нас обоих еще много работы впереди. Так что лучше давай вставать.

– Да черт с ней с работой…

– Ты шутишь, – сказала она.

– Может, и шучу. Чем больше мы поработаем сейчас, тем быстрее вернемся домой. Если, конечно, предположить, что Клейнст сможет извлечь какую-то пользу из того, что мы нашли, в чем я не уверен. Мэри – мы в самом деле можем остаться здесь.

– Ты же не собираешься затеять новое путешествие? Натан, я даже не знаю, почему мы здесь, в Батаве. Догадываюсь, что это как-то связано с библиотекой. Лорд Дугал сказал, что эта миссия самая важная в истории Гавани и важна для всей планеты.

– Так и есть, – ответил Натан. – Наверно, сегодня можно сказать тебе, зачем мы добирались сюда. Из того, что ты узнаешь, ни слова не должно дойти до Имперского Космофлота, это главное.

И он рассказал ей о цели их полета и плавания.

– Но сегодня мне все это начинает казаться бессмысленным, – закончил он.

– Почему?

– Почему? Ты же видела настоящие космические корабли. Можем ли мы сегодня построить нечто подобное?

– А что сказал Клейнст, когда увидел библиотеку?

– Гм… Он до того захвачен усвоением новых законов всяческих наук, что, кажется, забыл думать о постройке космического корабля. К тому же он не уверен, сумеем ли мы прочитать копии здешних записей на Самуиле, даже если удастся вывезти их отсюда. Он сказал, что наших ученых можно и должно обучить. Но сколько лет это займет? Мне кажется, Мэри, мы гонимся за мечтой. За благородной мечтой, но всего лишь мечтой.

Она взглянула на пятна солнечного света на стене. Потом заговорила очень серьезно.

– Мечта это или нет, мы должны сделать все, чтобы она сбылась, – сказала она. – И не только ради нас. Ради всех людей. Империя поступает неправильно, Натан. Ее политики намеренно или не намеренно ошибаются. Вспомни, что они сделали с этим миром. Даже мы с нашими ограниченными знаниями сумели тут всех спасти и всем помочь.

– Кто знает, может быть, мы их погубили, – отозвался Маккинни.

– Странно слышать такое от тебя.

– Что ж, я тоже не люблю имперских. Просто я не совсем понимаю их деятельность.

– Я тоже. Поэтому ты должен выполнять только свою работу.

– Но…

– Что-то случилось, верно?

– Хэл отказался возвращаться.

– Он и правда так решил?

– Да. Решил остаться тут вместе с Бреттом. Он полагает, что несет ответственность за крестьянских парней, которых обучил.

– Он ведь с тобой очень давно, верно?

– С того самого дня, как я получил звание младшего лейтенанта, – ответил Натан. – Мэри, разве мы можем оставить его? И ради чего? То, что здесь творится, больше не имеет к нам отношения. Впереди у нас только работа Клейнста, но даже он не знает, как построить этот космический корабль.

– Железный Маккинни сдается, – сказала она. – Могучий воин… нет, я не шучу. Мне кажется, я никогда не видела такой дружбы, как между тобой и Хэлом. Но поход закончится только тогда, когда мы вернемся домой, и, Натан, откровенно говоря, без тебя это почти невозможно.

– Какая разница, пойду я с вами или нет. – Казалось, эти слова вытянули из него клещами, что они вырвались у полковника вопреки его желанию. – И какую пользу мы принесем?

– Натан, библиотека в наших руках. Когда мы начинали, даже это казалось невероятным.

– Наша миссия стала очень важной для тебя – почему? – спросил Маккинни.

– Мне оказали доверие, – сказала она. – Для тебя это обычное дело, но со мной это впервые. И я, Натан, не могу его обмануть. – Мэри придвинулась к нему. – Я надеюсь…

– На что?

– Я эгоистка, и надеюсь, что ты не поставишь меня перед выбором, – сказала она.

В ее глазах появились слезы. Натан знал, что она изо всех сил старается не расплакаться и что она не играет.

Долг, честь и любовь. Что бы он ни сделал, он принесет в жертву все это. Но, глядя на Мэри, он понял, что выбора у него нет.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ.

НАДЕЖДА МИРА ПРИНЦА САМУИЛА

Глава 23

Замок Аринделл

Ангус Волькер, четырнадцатый регент Университета Принца Самуила, взглянул на приглашение еще раз и вздохнул. Приглашение, написанное великолепным почерком на простой открытке, на первый взгляд казалось довольно безобидным. «Давид II, милостью Господней Король Гавани и Великий Герцог Орлеана, Глава Халмарша, Принц-Магнат Стартфорда, просит оказать ему честь и явиться на аудиенцию, которая состоится в резиденции лорда Аринделла в 1664 часу в следующую среду».

Приглашение было составлено во всех отношениях безупречно. Это не был приказ.

И все-таки это был приказ. Профессор Волькер оглядел свой роскошно обставленный кабинет в университетской башне и вздохнул. Когда его избрали ректором, появилась вероятность того, что он будет председательствовать на праздновании двухсотлетия независимости университета. Теперь же, судя по всему, оно вряд ли состоится. Важным намеком на это были титулы, указанные королем Давидом на приглашении: Гавань, Орлеан, Стартфорд, Халмарш – все эти государства были самыми крупными и могущественными среди независимых стран союзного договора, гарантирующих независимость Университета Принца Самуила. Теперь все они оказались под властью Гавани и стали ее неотъемлемыми частями, не говоря уж о других, более мелких владениях, которые не стоили упоминания в титулах короля.

«Я могу отказаться, – сказал он себе. – Могу направить вежливый отказ с выражением сожалений.

Но следующее приглашение уже не будет таким корректным. Возможно, что его принесут гвардейцы Гавани. Прокторы Университета вряд ли смогут остановить вооруженных солдат, когда те захотят войти в кампус. Студенты, можно не сомневаться, взбунтуются, но исход предрешен. Независимость Университета никогда не определяло нечто столь эфемерное, как способность физически защитить себя. И вот теперь альянс, который был подлинной его защитой, оказался пустой скорлупой.

Нет, лучше принять приглашение. До тех пор, пока действия короля Давида формально можно рассматривать как законные, существует слабая надежда на то, что независимость удастся сохранить. Если с церемониями будет покончено, последний шанс исчезнет.

Волькер анализировал текст на открытке снова и снова – всю дорогу, пока шофер вез его к замку лорда Аринделла.

Аринделл. Возможно, место встречи выбрано намеренно? Аринделл известный социалист, и вряд ли король может приютить сборище социалистов в своей резиденции – но Аринделл одновременно и министр юстиции. Ходили слухи о его трениях с Королевской полицией; о том, как заподозренные в несогласии с королем Давидом исчезали без следа. Такие слухи ходили всегда, вот только в последнее время их циркуляция усилилась. Потому что роль Империи стала более понятной, или причина не только в этом? – Волькер не знал. – Но могли ли они открыто арестовать ректора Университета? Конечно нет! Университет, самое важное учреждение мира Принца Самуила, стоял над местечковыми политическими интригами, был старше любой нации и неподвластен ни одной из них. Наверняка волноваться не о чем». – Он снова повторил это себе, аккуратно сложил пухлые руки на полных коленях и попробовал заставить их оставаться там, пока машина катила по мощенным булыжником улицам мимо редких прохожих.

Замок лорда Аринделла был некогда крепостью. Ров давным-давно засыпали, а пушки на стенах стояли теперь только для украшения, в их жерлах всегда торчали живые цветы. На высоких стенах развевались флаги и вымпелы. Однако, несмотря на декоративный и праздничный вид, в крепости царил тревожный и враждебный дух, и Волькер выбирался из пароката весьма неохотно. Отчаянным усилием он удержался от того, чтобы немедленно приказать шоферу везти его обратно в кампус, где можно было чувствовать себя в безопасности. Но стоит ему бежать, и кампус пробудет его убежищем весьма недолго.

«Не будем торопиться. Потихоньку, полегоньку», – сказал он себе. Потом, уже вслух, приказал шоферу:

– Возвращайтесь в Университет, миссис Волькер хотела вас о чем-то просить. А за мной пришлите другого шофера. Пусть приедет и ждет меня тут.

– Да я и сам могу подождать, ректор. А Эндрю отправлю телеграмму, чтобы он помог леди Волькер.

– Нет. Прошу сделать, как я сказал. – Ректор помедлил. – Это не от недовольства тобой, Феликс. Есть определенные причины.

Шофер взглянул на массивные каменные стены.

– Понимаю, сэр. Попади я туда, мне бы тоже хотелось, чтобы кто-нибудь знал, когда я сюда вошел. Кто-то снаружи.

Волькер быстро улыбнулся.

– Не знал, что мои намерения так очевидны. Но не думаю, что со мной там что-то случится.

– Однако на всякий случай решили отправить меня обратно в кампус, – продолжил Феликс. – По пути к леди Волькер я загляну в кабинет проректора… к тому же мой двоюродный брат – проктор.

– В этом нет необходимости, – сказал Волькер. – Благодарю.

Дождавшись, когда парокат скроется из виду, ректор направился по обсаженной розовыми кустами дорожке к главным воротам замка.

Сотня самых блестящих лиц Гавани собралась в бальном зале древнего замка. Дворецкий объявил о прибытии Волькера, и лорд Аринделл приветствовал его. Вечер казался чисто светским, но Волькер держал ухо востро.

– Король наверху, – объяснил Аринделл. – Он присоединится к собранию чуть позже. Желаю приятно провести вечер.

Поклонившись, лорд оставил Ангуса в одиночестве.

«Странно, – подумал Волькер. – Вроде бы люди собрались развлечься. Но для чего тогда пригласили меня? Боюсь, это выяснится довольно скоро…»

Гости беседовали в основном на две главные темы: о войне за объединение, которая продолжалась с размахом, и об экономике – та была на подъеме, но ее могла подорвать возможная инфляция, и никакой уверенности в процветании не было, поскольку никто не мог знать, что именно предпримет Империя. Торговля с Империей одних могла обогатить, других разорить, и было непонятно, кто в чем преуспеет. Но и к этим вопросам относились весьма легко. Серьезных разговоров никто не вел. Среди присутствующих были такие, кто отправил своих сыновей учиться, и Волькер знал большинство из них лично; Университет был независимым, но благоразумнее было не пренебрегать студентами из знатных семейств Гавани. Волькер принялся изображать душку-профессора, рассказывая о проказах студентов и всем своим видом показывая, что ему доставляет истинное удовольствие сегодняшнее общество. Это удавалось ему без труда; главная работа ректора состояла в изыскании и добывании спонсорских денег.

Волькер провел во дворце полчаса и уже дважды успел наполнить свой бокал из чаши с пуншем, когда к нему наконец подошел человек в ливрее. Его выправка была слишком заметна, а сам он – слишком молод, чтобы быть отставным солдатом…

– Прошу вас пройти со мной, сэр, – сказал слуга. – У вас назначена встреча.

– Конечно, – ответил Волькер.

Вслед за дворецким он прошествовал в боковую дверь и поднялся по лестнице на третий этаж. В конце коридора у двери стояли еще трое ливрейных слуг – все молодые, весьма боевого вида. Дворецкий открыл перед Волькером дверь.

– Сюда, сэр, – сказал провожатый.

За дверью был просторный кабинет с рядами книжных полок по стенам. У камина в весьма непринужденных позах сидели король Давид, сэр Джайлз Ог и человек, которого Волькер не знал. Ректор поклонился королю, сидевшему неподвижно и глядевшему на него. Давид не был его королем, но что стоило оказать любезность? По закону они должны были встречаться как равные. Оба были суверенами. От глаз Ангуса Волькера не ускользнуло, что король, как и он сам, знал об этом.

– Ваше величество.

– С вашей стороны было очень любезно прийти, – проговорил король Давид. – Уверен, что с премьер-министром вы знакомы. И разрешите представить вам гражданина Дугала, министра без портфеля.

Присутствующие поднялись, и Волькер ответил на их поклоны. Все пока соответствовало протоколу, и Волькер почувствовал себя лучше.

– Прошу вас, садитесь, – предложил король. – Позвольте предложить вам груа.

– Да, спасибо…

Волькер ожидал, что король позвонит слуге, но Дугал лично отправился к низенькому столику и принес ректору напиток.

– Благодарю вас.

– Наша встреча в высшей степени конфиденциальна, – продолжил Давид. – Хочу обратить на это ваше особое внимание.

– Конечно, – кивнул Волькер. – Хотя, само собой, о любых переговорах, важных для Университета, придется доложить регентству…

– Поэтому мы и пригласили вас сюда, – подал голос Дугал. – Давайте начистоту, профессор. Вы хотите, чтобы Университет сохранил независимость. Что ж, мы можем обеспечить это, но при одном условии.

– Но члены правления…

– Члены правления ничего не должны узнать, – отчеканил Дугал.

Судя по тону, он привык отдавать приказы и привык к тому, что те неукоснительно выполняются.

– Если нам понадобится официальная встреча с членами правления, то переговоры там будут совершенно иными. Такими, которых не хотелось бы ни вам, ни правлению. Так что лучше нам решить все вопросы здесь.

– Откровенность очень важна, – заявил сэр Джайлз. – Тем не менее, во время переговоров можно сохранять вежливость. Однако, мы уклонились от темы: все, что вы услышите на этой встрече, должно остаться тайной.

Принять решение было несложно, по тем же причинам, какие заставили его сюда приехать. Следующий шаг Дугала можно было предвидеть. Тот уже намекнул на это обращением «профессор». На факультете так обращались к своим ректорам, но прочие, как правило, использовали более почетные титулы и уважительные фразы. Вздохнув, Ангус покорился неизбежному.

– Примите мои уверения в том, что все услышанное на этой встрече я сохраню в тайне.

– Отлично, – кивнул сэр Джайлз. – Опишем ситуацию в нескольких словах. Университет Принца Самуила обладал независимостью со Времен Великой Чумы. В Университете существуют свои законы, свое правление, Университет проводит собственную политику и предоставляет знания в равном объеме всем желающим. Эти правила всех устраивают. Мы не хотели бы менять их, ни сейчас, ни в будущем, даже если вы окажетесь в сердце владений Гавани. Бог свидетель, бывали времена, когда неприкосновенность Университета грубо нарушалась, но мы всегда выступали за защиту этой вашей привилегии.

Однако времена меняются. Когда мир Принца Самуила не знал единства, имело смысл отстаивать наднациональные институты, вроде Университета и Братства, но сегодня мы стремимся положить конец национальной розни. Гарантирующие вам независимость договоры Гавань заключала по большей части с теми государствами, которые сейчас вошли в ее состав. Остальные очень скоро к нам присоединятся. Таким образом, самое время поговорить о будущем Университета в условиях нового порядка.

– Понятно, – ответил Волькер. – Само собой, мы ожидали чего-то подобного. Но почему вы не обратились к правлению?..

– Потому что нам нужна ваша помощь, – ответил Давид. – Мы все здесь согласны, что вам можно доверять.

– Тем более, что в ваших же интересах сотрудничать с нами, – подхватил Дугал. – С нами вы можете вести переговоры. Мы в состоянии понять друг друга. Альтернатива – Империя… черт возьми, они не оставят и следа от вашей независимости.

«Империя. Любопытно, – подумал Волькер. – Конечно, у них нашлось бы что сказать о правлении Гавани на Принце Самуиле. Интересно, что они никому не сообщают о своих намерениях. Тем более интересно, что сейчас об этом с ним говорят верховные правители Гавани…»

– Империя ваш союзник, а не мой, – ответил Волькер. – Хотя, конечно, вам известно, что правление предоставило Империи определенные привилегии в отношении встреч и переговоров с учеными. Имперские офицеры и чиновники часто посещают наши библиотеки.

– Нам это известно, – кивнул Дугал. – А вот известно ли вам, зачем они бывают здесь?

«С этим человеком что-то не так? – удивился про себя Волькер. – У него такой вид, будто его вот-вот поведут на казнь. Не слишком веселая мысль, учитывая, где я нахожусь…»

– Нет, неизвестно. Мы всегда полагали, что намерения имперских составляют государственную тайну Гавани.

– Простите, сир, но мне кажется, что нам придется все ему рассказать, другого выхода у нас нет, – сказал Дугал.

– Мы уже решили это, еще раньше, – подал голос король Давид. – В этом деле действительно выбирать не приходится.

– Что ж, я того же мнения, – кивнул Дугал. – Итак, дело в том…

Волькер слушал объяснения начальника полиции с нарастающим изумлением.

«Да, стоит призадуматься. Возможно ли поверить в намерения Империи относительно мира Принца Самуила? Почему я должен это делать? – спрашивал он себя. – Теория вполне логичная. Империя ничего не сказала о своем устройстве и действиях своего правительства, вместе с тем тщательно исследовала уровень развития науки и техники Самуила, ничего не дав и не открыв взамен…»

– Понимаю, – сказал он, когда рассказ Дугала был закончен. – Но не вижу, как это связано со мной?

– Целиком и полностью, – ответил Дугал. – Не скажу, каким образом, но мы ожидаем, что очень скоро в нашем распоряжении окажется большое количество сведений о различных науках и технологиях. Множество книг, целые библиотеки. Эти знания по большей части будут настолько передовыми, что мы даже не надеемся, что на Самуиле найдутся ученые, которые смогут сразу же разобраться в них. Но разобраться и понять мы должны. Если это кому-то и под силу, то только ученым из Университета – при этом все должно оставаться в тайне. Нам придется скрывать даже тот факт, что нам есть что скрывать.

– И что от нас потребуется? – спросил Волькер.

– Мы знаем, что некоторым из ваших ученых можно доверять, – продолжил Дугал. – Вы поможете нам провести заключительный отбор. Но нам понадобится как можно больше научных работников, пусть и таких, которые не умеют хранить тайну. Этих мы доставим на одну из исследовательских станций его величества. На наши плавсредства или куда-то еще – неважно. Они должны отправиться туда по своей воле – по крайней мере, это желательно, хотя и не обязательно. Из числа студентов тоже нужно отобрать лучших – для изучения новых наук. И…

– Господи, сударь, но это означает конец Университета! – протестующе воскликнул Волькер.

– Вы можете предложить иной выход? – поинтересовался сэр Джайлз. – Если мы станем планетой-колонией, что, по-вашему, случится с Университетом?

«Хороший вопрос, – подумал Волькер. – Интересно, захотят ли имперские торговаться? Имеет ли смысл открыть кому-то из них часть этого плана? Хотя торговля тут, – сказал он себе, – маловероятна. Для чего сохранять независимость Университета на порабощенной планете? За спиной каждого ученого и студента будет стоять имперский надсмотрщик, все открытия попадут под запрет… С другой стороны, есть возможность получить новые знания, изучить новые отрасли наук, каким-то образом похищенные Гаванью у Империи. Уже одно это – причина согласиться. Но сначала…

– Мне хотелось бы узнать, можно ли сохранить за Университетом его вековые привилегии? – спросил Волькер.

– Привилегии останутся, – резко ответил Дугал. – По крайней мере, большая их часть.

– Я говорю о полном статусе, – настаивал Волькер.

– Только в случае успеха, – кивнул король Давид. – В случае успеха я лично прослежу, чтобы все привилегии были сохранены.

– А если мы не преуспеем? – спросил Волькер.

– Тогда проиграем все, – ответил Дугал. – И дальнейшие переговоры вы будете вести с Империей, выторговывая что удастся. Но мы добьемся своего.

– Хотелось бы мне разделить вашу уверенность, – проговорил Волькер. – Но я видел корабли Космофлота. Нам никогда не создать ничего подобного.

«Я задел их за живое, – подумал он. – По крайней мере, сэра Джайлза».

– Ни о чем нельзя судить заранее, – ответил король Давид. – Тем не менее, мы должны попытаться. Вы нам поможете?

«Возможно, что-то и получится, – подумал Волькер. – Университету это определенно выгодно. Как только Гавань подчинит себе всю планету, о прежнем статусе придется забыть. Тем не менее, у нас появится хорошая позиция для переговоров, особенно теперь, после обещания короля Давида. А кроме того, новые знания».

– Конечно, ваше величество.

Глава 24

Повышения по службе

На стене кабинета Малкольма Дугала висела карта мира Принца Самуила. Время от времени она изменялась и уточнялась.

Сегодняшние изменения происходили чрезвычайно стремительно. Война за объединение мира – если только можно было назвать войной периодические зачистки и акции устрашения – продвигалась весьма успешно, слишком успешно. Вести боевые действия почти не требовалось. Сразу после падения Орлеана достаточно стало подвести войска Гавани к границе очередного государства, чтобы то с готовностью совершило политическое самоубийство. Участь почти всех жертв Гавани решалась путем переговоров, без видимой демонстрации силы.

В этом не было ничего удивительного. В течение многих веков Орлеан был скалой, о который разбивались все честолюбивые замыслы Гавани относительно экспансии; устранив с пути республику, Гавань обрекла на падение большинство других государств. И все равно скорость, с которой Протуберанец и Крест, символы Гавани, распространялись по планете, потрясала воображение. Сегодня Дугал уже не удивлялся тому, что какая-то новая страна сдалась перед натиском его родины. По условиям капитуляции в результате объединения военные силы покоренной страны вливались в армию Гавани. Большую часть прекратившей сопротивление армии распускали, но в каждом полку были отличные профессионалы – их нанимали на службу. Поступало дополнительное вооружение, артиллерия и амуниция, даже военные корабли… Власть Гавани становилась неизмеримой.

Договоры об аннексии писались под диктовку Верховного Представителя Империи. Разумеется, Империя всем предлагала свою помощь, только помощь, но от этой помощи невозможно было отказаться. Планы Малкольма – планы затяжной кампании по объединению мира Самуила, дающие возможность выиграть время, – стремительно рушились.

Силы Гавани сегодня были так велики, что противиться им не мог никто. Если этих сил паче чаяния не хватало, то десантники Космофлота готовы были прийти на помощь и сокрушить сердцевину неприятельской обороны. Личфильд стал отличным примером; на протяжении следующих лет Космофлоту считанные разы приходилось пускать в ход свое космическое оружие. Примера Личфильда оказалось более чем достаточно. Объединение и усмирение варваров Южного материка могло продлиться еще целое поколение, но следовало ожидать, что через год-другой под властью короля Давида окажется почти весь мир Принца Самуила.

После чего к власти придет Империя. Дугал снова взглянул на карту и выругался. Объединение происходит слишком быстро.

Есть, конечно, в этом и свои преимущества. Средств теперь достаточно. Секретный исследовательский центр в холмах Корлисс Грант и другие лаборатории, а также верфь и литейный завод магната Вермюэля получают необходимую поддержку в полном объеме. Деньги поступают и в Университет, бесценное звено их организации.

Дугал удовлетворенно кивнул. Прошел месяц с тех пор, как они заключили сделку, и Ангус Волькер держал слово. Исследовательские центры Гавани получили необходимых специалистов. Запускать большие ракеты пока не отваживались, но несколько моделей опробовали. Наземные испытания мощных ракетных двигателей проходили вполне успешно. На верфи были разработаны и созданы герметичные отсеки, и теперь работа шла над тем, чтобы облегчить эти конструкции. Создание космического корабля, который сможет доставить человека на орбиту живым, было почти закончено.

Почти.

«Почти», означало, что на это по разным оценкам понадобится еще от трех до тридцати лет. Три года вполне устраивали Дугала, однако Малкольм слишком хорошо знал оптимистически настроенных инженеров, чтобы доверять их оценкам. А через, скажем, пять лет будет поздно. У него нет этого времени. Когда имперские корабли сели на мире Принца Самуила, казалось, что Космофлот никуда не торопится; позже, однако, стало ясно, сколько внимания они уделяют объединению планеты. В то же время число гражданских в Доме Правительства уменьшилось. Сэр Алексей Аков был любезен, как и прежде, но, казалось, его отвлекает какое-то стороннее занятие, словно мир Принца Самуила утратил для него прежнее значение – однако и этот человек очень спешил.

«Нам нужно время – или помощь, – подумал Дугал. – Если времени нам никто не даст, мы можем надеяться только на помощь, а она может прийти только от Маккинни».

Миновал год с тех пор, как до них дошли слухи о том, что Маккинни и его люди на небольшом корабле отправились в плавание через макассарский океан. Это плавание было предпринято вопреки советам Космофлота и многочисленным грозным предостережениям. Верховный Представитель особенно подчеркивал риск этого плавания. Если экспедиция бесследно исчезнет, вины Империи в том не будет… Малкольм не верил, что их миссия сгинет без следа, но ожидание давалось тяжело.

Но ничего не поделаешь – оставалось только ждать. Неделя уходила за неделей…



Большой квадратный ящик на столе Малкольма Дугала издал невнятный скрежет. Он поднялся и покрутил ручку настройки. Что означает этот процесс, он не знал, но ему объяснили, как следует настраивать прибор, и, немного изменив настройку, он добился того, что слова стали звучать четче.

– Вызываю гражданина Дугала, вызываю гражданина Дугала. Прошу ответить.

Наклонившись к затянутому металлической сеткой окошку на передней панели ящика, он крикнул:

– Дугал слушает.

Никакой реакции. Он выругался и нажал большую кнопку на верхней панели ящика.

– Дугал слушает.

– Космофлот докладывает, что экспедиция с Макассара возвращается. Они совершат посадку через двадцать дней.

На этот раз Малкольм не забыл нажать кнопку.

– Благодарю. Составьте отчет и пришлите завтра с курьером. Что-нибудь еще?

– Это все, сэр.

– Благодарю.

Дугал вернулся за свой стол. Возможно, радисту известно больше подробностей, но Малкольм не хотел обсуждать их по беспроводной связи. Скорее всего, имперские не подслушивают их, но при желании это вполне в их силах. Дугал посмеялся над собой. Единственный способ узнать подробности об экспедиции – это обратиться к имперским; им известно все, что Дугал может узнать от курьера. Разумно проявлять осторожность, но это не должно заходить слишком далеко.

Но не это важно. Важная и желанная информация появится в их распоряжении только тогда, когда полковник и его люди окажутся на планете и будут укрыты в надежном месте.

Возвращение отряда Маккинни станет сенсацией. Все захотят встретиться с ними. Парламент, газетчики, ученые из университета; риск огромен, участники экспедиции могут случайно проговориться, малейший намек насторожит Империю и сведет их шансы к нулю.

Нужно что-то придумать и предотвратить утечку информации. Но в первую очередь нужны иные приготовления. Дугал снял со стены позади себя переговорную трубу и свистнул в нее.

– Сэр.

– Пришлите ко мне капитана Грегори.

– Слушаюсь.

Когда в дверь постучали, Дугал уже сгорал от нетерпения. Прошло всего несколько минут, но они показались часами, и полицейский выругал себя за нетерпение. Ханс Грегори был офицером средних лет, неприметной внешности и на первый взгляд совершенно безвредный; человек весьма похожий на самого Малкольма.

– Слушаю, сэр?

– Прекрасно выглядите, – заметил Дугал. – Я так или иначе собирался с вами повидаться, но теперь дело ускорилось. Прошу садиться.

– Благодарю, сэр…

– Насколько я знаю, вы в дружеских отношениях с гражданином Лидделом и встречаетесь с ним регулярно?

– Совершенно верно, сэр. Мы виделись на прошлой неделе, и я способствовал тому, чтобы Лидделу разрешили вступить в мой клуб. Он очень высоко оценил мою поддержку.

– Прекрасно. Настало время заплатить услугой за услугу. Наши планы вступили в решающую стадию, и нам понадобится вся возможная информация об имперских. Насколько хорошо вы знакомы с Элейн Лиддел?

– Достаточно хорошо, сэр. Она весьма дружелюбна. Я обычно вижусь с ней, когда захожу к Лидделу – мы часто играем с ним в го. К сожалению, как я докладывал, в последнее время леди все чаще отсутствует.

– Значит, вы не можете сказать, согласится ли она сотрудничать с нами?

– Не могу, сэр. – Грегори пожал плечами. – Ясно, что она воображает, будто влюблена в юнца – имперского. Когда встанет вопрос о лояльности, ситуация может развиваться непредсказуемо.

– Даже если сам король попросит ее о помощи?

– Не могу сказать с уверенностью, сэр. Леди Элейн и этот десантник, они очень близки. – Грегори со значением взглянул на Дугала. – Я писал в отчете, сэр.

Дугал кивнул.

– Если бы она не отвечала взаимностью лейтенанту Джефферсону, это было бы странно. Но мне непонятно отношение ее отца к развитию событий.

– У него нет выбора, сэр, – ответил капитан Грегори. – Он не решится отказать имперскому офицеру. К тому же леди Элейн называет лейтенанта Джефферсона своим женихом – только в частных беседах, разумеется.

– Но об официальной помолвке не объявляли. Как реагирует на это лейтенант Джефферсон?

– Здесь дело сложнее, чем вы могли бы подумать, – объяснил Грегори. – Он ничуть не возражает против того, что его называют женихом в присутствии гражданина Лиддела. Вместе с тем он не может официально обручиться с местной девушкой – с леди Элейн – без разрешения своего командования – по крайней мере, так он говорит.

– Похоже, наш Джефферсон неплохо устроился, – заключил Дугал. – Привилегии, но никаких обязательств.

Грегори кивнул.

– Похоже, девушка не слишком задумывается о сложившейся ситуации.

– Да, сэр. И ее отец – тоже.

– Вы уверены?

Грегори улыбнулся.

– О, да. Мы с Лоренсом Лидделом добрые друзья – по сути дела, я его единственный друг, которому известны все подробности.

– Но почему он так спокойно к этому относится?

– Повторяю, у него нет выбора, сэр. Когда Элейн начала встречаться с Джефферсоном наедине, Лиддел пришел в ужас, но когда он попытался ей помешать, она пригрозила, что найдет работу у имперских и переедет жить в их форт. Отец больше не в состоянии контролировать леди Элейн, словно она…

– Разве это возможно? – удивился Дугал.

– Думаю, что дело обстоит именно так, сэр.

– Нам необходимы постоянные и точные сведения… нет, это не сработает. Лиддел уже все равно что потерял ее. И, работая через него, мы тоже ее потеряем.

Дугал задумался.

– Но нам нужно переманить ее на свою сторону. Каким образом мы можем заручиться ее поддержкой? У вас есть предложения?

Капитан Грегори взялся за подбородок и задумался.

– Можете представить себе ее чувства, сэр? – спросил он. – Она скомпрометировала себя, но Джефферсон не дал ей никаких гарантий. Если при данных обстоятельствах вдруг обнаружится его неверность…

– Гм. Известно, что Джефферсон демонстрирует интерес к девушкам в тавернах. Прекрасный план, капитан. Возьмем его на вооружение. И лучше, прежде чем мы открыто поговорим с ней, заручиться доказательствами…

– Я это устрою.

– Отлично. К тому же мы можем сыграть на слабостях самого Джефферсона и завербовать его, – задумчиво проговорил Дугал.

– Не уверен, что начальство не осведомлено о его похождениях. Если так, еще один подвиг ничего не изменит.

– Мне не хотелось бы делать ставку на связи Джефферсона с девицами из таверн, – проговорил Дугал. – Скажите, капитан, у вас есть основания предполагать, что фриледи Элейн бесплодна?

– Нет, сэр…

– Значит, поскольку она где-то приобретает противозачаточные средства, она уже сильно дискредитирована. Возможно ли, что Джефферсон доставляет ей средство, применяемое в Империи? То самое, которое называется «пилюли» и упоминается на страницах попавшего к нам в руки романа? Если он дает ей имперское лекарство, это может оказаться одним из нарушений их правил.

– Возможно, потребуется состряпать улики? – спросил Грегори.

– Капитан, в этом нет необходимости, – сказал Дугал. – Несколько моих агентов следят за этой парочкой. Один из них – консьерж в доме на окраине, где снимает квартиру Джефферсон.

– Даже если вы правы, о любых предложениях с нашей стороны он немедленно доложит командованию, – заметил Грегори. – Насколько я сумел узнать молодого лейтенанта, он весьма предан Империи.

– Да. К несчастью. Предполагаю, что вы правы и мой план так и останется планом. Теперь давайте вернемся к теме гражданина Лиддела. Станет ли он сотрудничать?

– Да. Он весьма лоялен. Положительно отзывается о войне за объединение планеты и прочем. К тому же поступки Джефферсона не добавили ему любви к Империи.

Дугал задумчиво посмотрел на досье на своем столе.

– Дороги и общественные работы, – пробормотал он. – Хорошие рекомендации от начальства. Честный, ответственный чиновник – скажите, он сможет исполнять обязанности одного из руководителей дорожного движения?

– Вполне.

– Отлично. Он получит этот пост. – Дугал сделал пометку в блокноте, лежащем перед ним. – Политиканы сэра Джайлза Ога не слишком обрадуются, потеряв для себя эту должность, но большого вреда от этого не будет. Пора показать Лидделу, что у него есть друзья, которые по достоинству оценили его способности – сделайте так, чтобы он узнал, что это ваше влияние помогло ему получить повышение. Чего еще он бы хотел?

– По выходе на пенсию – рыцарское звание и поместье, но у него нет особых причин надеться на эту милость…

– Можете посулить ему и это. Если его дочь станет сотрудничать с нами. Если же нет… – Дугал пожал плечами. – Если нет, рыцарство и поместье ничего не будут значить, но мы не станем ему этого объяснять. Капитан, Элейн Лиддел один из лучших источников информации о планах Империи, и эта информация мне крайне необходима. Особенно в данный момент.

– Ясно, сэр. Я сделаю все возможное.

– Уверен, что вы постараетесь. Это все.

– Сэр. – Грегори поднялся.

– Удачи, комендант, – кивнул ему Дугал.

На полпути к двери Грегори остановился. Он с удивлением обернулся к Дугалу.

– Комендант?

– Именно так. Я только что вас повысил. Думаю, вы это заслужили.

Дугал сделал новую пометку в блокноте.

«Это опасно, – подумал Дугал. – Экспедиция возвращается, и сведения о политике Империи на Самуиле необходимы. Элейн Лиддел потенциально бесценна, она их единственный настоящий источник, но она способна возбудить подозрения. Впрочем делать нечего, – подумал он. – Риск того стоит, но его нужно свести к минимуму».

Взяв рапорт со стола, он тщательно перечитал его. Фриледи Лиддел и лейтенант Джефферсон любили морские прогулки и часто выходили в море на небольшой яхте, но только в светлое время суток. У них еще сохранились остатки рассудка…

Дугал продолжал читать: гражданин Лиддел владел парой верховых лошадей манненхеймской породы, и Джефферсон с Элейн по меньшей мере раз в неделю ездили кататься. «Манненхеймская порода, – подумал он. – Весьма норовистая. Всегда может понести. А упав с такой лошади, легко сломать себе шею. Имперского Представителя весьма опечалит такая потеря, но кто заподозрит что-то, если это произойдет в результате несчастного случая во время верховой прогулки? – Дугал кивнул своим мыслям. – Нужно повидаться с инспектором Солоном. Просто на случай, если переговоры с девушкой пройдут неудачно».

До возвращения экспедиции нужно было успеть сделать еще множество дел. Пальцы Дугала забарабанили по столешнице, на тонких губах заиграла улыбка. Ожидание закончилось. Можно было приниматься за работу.

Глава 25

Принятие решения

Небольшая яхта скользила по воде прямо по ветру, прыгая по волнам как древожор, спасающийся от орла. Яхта была опасно валкой, и требовалось все мастерство Джефферсона, чтобы удержать суденышко на курсе. Он стоял на кокпите, широко расставив ноги, румпель за спиной, всем весом налегая на него и ощущая, как налетающие волны ударяют в нос; исправляя малейшие отклонения судна от нужного курса, осторожно и умело, чтобы не накренить яхту на другой борт. Попасть под волну было совсем несложно, а при таком волнении лодку запросто могло опрокинуть.

– Похоже, тебе нравится сражаться с волнами?

Элейн сидела на палубе, прислонившись спиной к переднему комингсу кокпита и подтянув колени к подбородку.

– Почему нет? Это занятно, – отозвался Джефферсон. Он задумчиво посмотрел на надутые спинакеры, потом оглянулся на корму.

– Скорость не меньше двадцати километров в час! Я никогда раньше не ходил с такой…

Элейн рассмеялась.

– Ты летал на космических кораблях, а гордишься тем, что ходишь на скорлупке?

– Это не одно и то же, – запротестовал он.

«Для чего она напомнила о космосе? И как наконец сказать ей? Может, теперь самый подходящий момент. Просто сказать и все. К тому же, возможно, у меня больше не будет такого шанса».

Одного ее взгляда хватило, чтобы его сердце разбилось.

– Почему?

– В районе Трансугольного сектора что-то случилось, – сказал Джефферсон. – Что-то очень важное. Похоже, произошел контакт с инопланетной цивилизацией.

Элейн нахмурилась.

– Но ты ведь говорил мне, что, кроме людей, других разумных существ нет…

Яхта врезалась в высокую волну, и прежде чем ответить Джефферсон несколько мгновений сражался с румпелем.

– Вселенная огромна. Мы ошибались. По сути, инопланетян обнаружили не сейчас, а раньше, просто новость дошла до нас только теперь.

– Но каким образом это касается нас?

– На их планету отправили экспедицию, – ответил Джефферсон. – Трудно сказать, что они там нашли, но всем основным боевым кораблям приказано собраться в Трансугольном секторе.

– Война? – Элейн пожала плечами. – У нас есть легенды о старинных войнах. Но тогда друг с другом воевали люди.

– Неизвестно, в чем там дело, – ответил Джефф. – Может быть, и война. Для чего еще собирать там весь Флот?

«Военный флот – огромная сила. Да еще под командованием Кутузова! Кутузова-мясника, Кутузова-героя… выбирайте на свой вкус».

– Туда отправляют много кораблей, чтобы покрыть как можно больше секторов. Я не представляю, куда отправят «Томбо». Может даже, за Угольный Мешок.

– Это далеко?

– Да. Очень далеко. По другую сторону Угольного Мешка – скопления межзвездной пыли, такой густой, что она закрывает звезды. Из-за этого с вашей планеты невозможно увидеть, например, столицу сектора.

– Я так и знала, – сказала она. – Отец предупреждал меня… предупреждал: не влюбляйся в мужчин из Космофлота. И вот ты решил бросить меня.

– Эй, я еще тебя не бросил, – отозвался Джефф.

– Но ты же не сможешь остаться?

– Не знаю.

«Это возможно, – подумал он. – Нужно только выйти в отставку и поступить на службу в гражданскую администрацию. Но как пойти на это? О, черт». Он представил себе, как «Томбо» получает приказ к отлету, как его товарищи улетают без него. Что труднее, это или оставить Элейн?

Вот уже два года он торчит на мире Принца Самуила без отлучки, за исключением кратких визитов на «Томбо», висящий на орбите. После тесного корабля оказаться на просторах планетного мира – блаженство. Но если он уйдет в отставку и осядет на планете, то никогда больше не выйдет в космос, разве что пассажиром. Джефф знал, что когда-нибудь ему придется принимать такое решение… но не так скоро, не теперь. Он попытался представить себя в роли гражданского административного деятеля, налаживающего жизнь промышленной цивилизации. Он будет жить в почете. Возможно, ему дадут баронство. После выхода в отставку наверняка дадут. Еще один титул в семейный букет. Отец будет гордиться им. И у него будет Элейн.

Но достаточно ли ему этого?

Естественно, он думал об этом с тех пор, как впервые встретил ее. Но пока не знал ответа. Лихорадочное желание быть рядом с ней ушло, и хотя Джефф не заглядывался на других женщин, он больше не испытывал к ним отвращения. Например, вчера вечером он болтал с одной девушкой в таверне, и та казалась очень дружелюбной… Джефф отогнал от себя эти мысли. Он не верил в телепатию, но Элейн уже не раз его удивляла.

Сегодня она была необычайно мила. Щечки раскраснелись, волосы, собранные ленточкой в хвост, взлетали под порывами ветра. Их глаза встретились, Джефф улыбнулся, и ее ответная улыбка была теплой и доверчивой.

«Конечно, Элейн тебе доверяет. Причем доверилась, гораздо больше, чем принято в ее мире. Она твоя до кончиков мизинцев, – подумал он. – Но это не совсем так. В жизни всякое случается. Зачем делать из этого проблему.

Потому что это проблема для нее, для ее отца и для всех их знакомых, и ты знал об этом с самого начала, и…»

Новая высокая волна опасно накренила яхту, и он усилием воли прогнал от себя печаль и тяжелые мысли, полностью сосредоточив внимание на румпеле.

И это ему почти удалось.



Глядя на заполненный списками экран, Джефферсон хмурился. Задача не представляла никакого труда, выполнялась механически. Для проверки данных граждан Империи на мире Принца Самуила требовалось только время, но сосредоточиться на этой работе ему едва удавалось. Печальные воспоминания о плавании в штормовом море с Элейн и о том, как они сошли на берег, ничуть этому не способствовали. Девушка чувствовала его нерешительность и, хотя ни словом не упрекнула его в том, что он собрался ее бросить, наверняка твердила это про себя. Хуже того, она имела на это право. Это была правда. Или почти правда. Он не хотел бросать Элейн, но не настолько сильно, чтобы отвернуться от товарищей по службе, махнуть рукой на карьеру. А ведь к тому все шло. Элейн никогда не приспособится к столичной жизни.

Для того чтобы сделать выбор, у него остался в запасе год. Представитель Аков уже начал переговоры с офицерами, предлагая им перейти на гражданскую службу, и политика Космофлота этого не запрещала; но если «Томбо» получит боевое задание, будет поздно принимать решение. После получения приказа капитан Гриноу не позволит сойти на берег ни одному своему офицеру.

Джефф вводил в компьютер данные о производстве платины – поразительно высоком для мира, столь бедного медью, – когда дверь открылась и вошел лейтенант Эднан Клемент.

– Я на два слова.

– Не больше, – отозвался Джефф. – Что такое?

– Блайвит, конечно. У старика для тебя новое задание.

Джефф мотнул головой в сторону экранов.

– Заданий у меня полно.

– Теперь прибавилось еще одно. Помнишь эту Макассарскую экспедицию? Они возвращаются и уже на подлете. Кто-то должен провести досмотр пассажиров и багажа от лица Космофлота. Назначили тебя.

– Черт побери. Почему меня?

– Потому что это точно не работа шкипера, а меня направляют на Южный материк, чтобы подпалить там флот пиратов, вот почему.

– Черт, это не шутка…

– Конечно, это не то, что кататься по волнам на деревянной лодке, которая того и гляди перевернется.

На лице Клемента появилось брезгливое выражение.

Джефф кивнул.

– Значит, меня выбрали искать в их мешках контрабанду? – Он повернулся к экрану и ввел запрос. Расписание заданий было заполнено сплошь, чего раньше не бывало. – Принесешь мне кофе? – спросил он.

– Хорошо, – отозвался Клемент. – Минуту.

«Можно посмотреть, какие действия включает в себя этот досмотр», – подумал Джефф. Он снова забарабанил по клавишам.

– Поглядим, – задумчиво пробормотал он. – Ключевые слова «МАКАССАР» и «ВВОЗ КОНТРАБАНДЫ». Теперь функция поиска в библиотеке…

«ВВОЗ КОНТРАБАНДЫ С МАКАССАРА: ОТВЕТ НА ВАШ ЗАПРОС НЕ ОБНАРУЖЕН», – появилась надпись на главном рабочем экране.

– Ага, – сказал Джефферсон.

– Кофе прибыл. – В рабочей комнате появился Клемент с парой пластиковых чашек. Одну он поставил на стол Джеффа. – Я просто вспомнил, что ты уже бывал на Макассаре. Так что ты в курсе, кто прилетит. – Он взглянул на экран. – Похоже, работка тебе попалась непыльная.

– Похоже. Список пустой.

Джефф напечатал: «ПРОДОЛЖИТЬ. ПОДРОБНОСТИ ТОРГОВОЙ ПОЛИТИКИ И ПУТЕШЕСТВИЙ», потом немного подождал.

«МАКАССАР КЛАССИФИЦИРОВАН КАК „ПРИМИТИВНЫЙ КЛАСС С“, БЕЗ ПРИЗНАКОВ ЗАМЕТНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ, БЕЗ ОГРАНИЧЕНИЙ ЭКСПОРТА. ДОСТАТОЧНОЕ КОЛИЧЕСТВО ПРОБ НЕ ВЫЯВИЛО ЗАБОЛЕВАНИЙ ЭПИДЕМИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА. ДЛЯ ВЫХОДА НА ПЛАНЕТУ И ПО ВОЗВРАЩЕНИИ С НЕЕ НЕОБХОДИМА ПОЛНАЯ СПЕКТРАЛЬНАЯ ИММУНИЗАЦИЯ.

ИЗВЕСТНО, ЧТО НА МАКАССАРЕ ИЗГОТАВЛИВАЮТСЯ ВЫЗЫВАЮЩИЕ ПРИВЫКАНИЕ НАРКОТИКИ, НО КАЧЕСТВО НАРКОТИКОВ НИЗКОЕ И РЫНКА СБЫТА ДЛЯ НИХ НЕТ. ДЛЯ ДАЛЬНЕЙШЕЙ ИНФОРМАЦИИ – СМОТРИТЕ «МАКАССАР – ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ».

ОГРАНИЧЕНИЯ ПО ИМПОРТУ – МОЩНЫЕ ВООР…»

Ударив по клавише, Джефф прервал поток слов.

– Вот видишь? – подал голос Клемент. – Работка – не бей лежачего.

– Но она требует времени, которого у меня нет.

– Бедняга. У тебя роман в полном разгаре?

Джефферсон пожал плечами.

– Я рассказал ей о мошкитах, – ответил он. – И о том, что может быть объявлена боевая тревога.

– Уверен, она не обрадовалась.

Джефф фыркнул.

– Можно сказать и так.

– И что ты думаешь с этим делать?

– Черт возьми, Эднан. Я не знаю. Мне нравится во Флоте.

– Пятьсот часов назад ты не мог говорить ни о чем, кроме выхода в отставку. Хотел жениться и стать колонистом. Основать новую династию – помню-помню твою трепотню.

Джефф кивнул.

– Да, но теперь нужно решить серьезно…

Клемент рассмеялся.

– Так в чем проблема, приятель? Боишься признаться себе в том, что ты очередной моряк, распрощавшийся со своей девушкой на берегу? Черт, неужели ты не понимаешь, что отставка не для тебя?

– Может, и не для меня, – вздохнул Джефф. – Но, дьявол, эта девчонка особенная…

– Естественно. Они все особенные, – ответил Клемент. И пригубил кофе. – Ладно, на моих экранах загрузка поменьше, чем у тебя, но пора и мне за работу. Пойду.

– Ага.

Джефферсон повернулся обратно к рабочему столу. Новые отчеты. Информация о рудниках и горнообогатительных комбинатах. Количество тепловых электростанций. Все это очень важно, но…

«Если я решу уйти из Флота, моя карьера продолжится здесь, – подумал он. – Боже Всемогущий, неужели можно всю жизнь заниматься вот этим? Лучше уж погибнуть в космическом бою. Лучше состариться в долгом скучном патрульном полете. Да что угодно будет лучше этих цифр!»

Шли дни, но Джефф никак не мог принять решения. Не успевал он выполнить одно задание, как ему тотчас давали другое. В его подчинении было пять местных работников, которые собирали информацию, и скорость поступления данных значительно превышала его способность вводить ее в компьютер.

Он дважды направлял предложение в офис Представителя, где объяснял, что необходимо – и выгодно – набрать местных и обучить их той простой канцелярской работе, которой занимался он. Если несколько коренных жителей освоят ввод данных в компьютер, от планеты не убудет. Но ответа он так и не получил.

Что, как он философски рассуждал, было все-таки лучше категорического «Нет».

И Элейн стала странной. Они постарались забыть свою ссору. Джефф не сознавался ей, что скоро должен будет определиться, а сама она не заговаривала с ним об этом. Зато ободряла его в работе и, казалось, проявляла живой интерес к тому, чем он занимался. Раньше Элейн совершенно не интересовалась его делами, но теперь, неожиданно, часто начинала расспрашивать о них, словно…

– Посадочная шлюпка на подлете, лейтенант.

– Ага, спасибо, Хави.

Он вышел на причал и остановился в ожидании. Через несколько минут послышался отдаленный нарастающий гром, потом резкий грохот перехода через звуковой барьер. Защитив от солнца ладонью глаза, Джефф вгляделся в даль над морем и у самого горизонта различил маленькую искорку, которая неслась прямо к причалу, заходя на посадку по длинной пологой дуге над водой.

– Вон они! – крикнул кто-то позади него. Джефф поморщился. На площади собрались несколько тысяч местных жителей, жаждущих увидеть своих соотечественников, которым удалось первыми побывать за пределами планеты. Встречающих не пустили на пристань, но толпа стояла очень близко. Теперь крики доносились отовсюду.

Посадочный катер опустился на воду. Джефф удовлетворенно кивнул. Отличная мягкая посадка. Два местных паровых буксира отвалили от причала, чтобы быстрее поставить катер на место у пристани. Некоторое время ушло на швартовку. Джефф задумался: чья это была идея. Посадочный катер маневрировал на воде не слишком ловко, но все же достаточно, чтобы обойтись без посторонней помощи. Кто это выискался такой добрый, что решил нанять местных? Может быть, лоцманы сами подали прошение, испугавшись, что посадочный катер потеряет управление и разобьет причал? Дожидаясь окончания маневров, Джефф в нетерпении постукивал носком ботинка о доски.

Наконец катер пришвартовался, на пристань перебросили сходни. Первыми вышли три офицера Космофлота. Младшие лейтенанты, почти мальчишки. Надутые от гордости, словно голуби. «Только что из мичманской школы», – подумал Джефферсон. Он вспомнил день, когда сам впервые увидел нашивки на своем рукаве. Отличное было чувство.

Офицеры неуверенно оглянулись по сторонам, и Джефф направился к ним. Хотя формально они были одного ранга, лейтенанты отдали ему честь. Джефф улыбнулся.

– Приписаны к нам? – спросил он.

– Да, сэр… Да, спасибо. Вас послали нас встретить?

Джефф рассмеялся.

– Вряд ли. Но можете подождать тут немного, и я провожу вас в штаб. Вы уже знаете, куда назначены?

– Пока еще нет, – ответил самый разговорчивый. – Что это за место?

– Нужно немного привыкнуть, но в целом неплохо, – отозвался Джефф. – О, прошу прощения, вот и мои клиенты.

Повернувшись к лейтенантам спиной, он зашагал по сходням.

Следующими из катера выходили коренные жители мира Принца Самуила. Джефф не знал, как он об этом догадался, но что-то в этих людях указало ему на это. Возглавлял группу высокий широкоплечий мужчина с соломенными волосами, ставшими от седины серо-стальными. В досье говорилось, что это торговец, но он, несомненно, был военным.

Джефф разглядел остальных. Девушка была ничего себе, но не ослепительной красоты; в Гавани встречались и покрасивее. Она держалась спокойно, но в ней чувствовалась внутренняя энергия, что делало ее даже привлекательней Элейн. Об остальных сказать было нечего.

– Торговец Маккинни? – спросил он главного.

– Да, сэр.

Сэр. В устах этого человека это слово ничего не значило. По крайней мере применительно к Джеффу.

– Меня зовут лейтенант Джефферсон. Мне поручено провести с вами послепосадочное собеседование и досмотр.

– Это займет много времени?

– Не думаю, – ответил Джефферсон. – Простая формальность. Быть может, войдем?

Он провел Маккинни в здание базы, в помещение для допросов, и предложил сесть.

– Пожалуйста, садитесь. – Включив магнитофон, Джефф достал и положил на стол свой карманный компьютер. – Вот так. Где-то здесь у меня есть ваше досье. Ага – «Торговец Джеймсон Маккинни, гражданин Гавани. Руководитель экспедиции». Как прошел полет, успешно?

Маккинни пожал плечами.

– Более чем скромно. Надеюсь, что груз, который мы привезли, покроет расходы на экспедицию, но на прибыль вряд ли стоит рассчитывать.

Джефферсон кивнул.

– Да, я не помню, чтобы мне здесь попалось на глаза что-то, что захотелось бы купить, – сказал он. – Где вам удалось побывать на Макассаре?

– Что сказать – мы приземлились около базы Космофлота в Джикаре и начали свой поход оттуда, – ответил Маккинни.

«Волнуется, – отметил про себя Джефферсон. – Есть особая причина? Или он просто недолюбливает имперских офицеров?»

– В отчете, поступившем с базы в Джикаре, сказано, что вы побывали в Батаве.

Маккинни кивнул.

– Я там тоже был, один раз. Вы видели Храм?

– Конечно. Это самая выдающаяся постройка на планете.

– Да, верно? Внутрь заходили?

– Нет, я был только во внутреннем дворе, – ответил Маккинни. – Это святое место, и непосвященных не пускают в главное здание.

Джефферсон улыбнулся своим мыслям.

– Точно.

Когда сам Джефферсон побывал в Батаве, все так и было. Конечно, другие офицеры Космофлота ходили внутрь, до самого склепа, где хранилась древняя библиотека. Но даже если бы этот парень знал, что там находится, что с того? Он не мог бы извлечь из этого никакой выгоды. Или мог бы?

– Почему это место считается святым? – спросил Джефферсон. – Я был там всего пару дней и так и не понял.

– Говорят, там хранятся какие-то реликвии, – ответил Маккинни. – Само здание очень старое. В Батаве мы встретили имперских миссионеров. Они рассказали нам о каких-то предметах, оставшихся от Первой Империи, которые хранятся в храме.

Джефферсон быстро взглянул на компьютер. Да, миссионеры на Макассаре действительно были. Согласно рапорту представителя в Джикаре.

Архиепископ Кастелиано оценил по заслугам помощь этой группы и направил в Космофлот благодарность.

«Вот оно что. Значит, у этих ребят друзья в Церкви. На этом можно заканчивать допрос».

– Заболеваний, ранений нет? – спросил Джефф. – И еще мне нужна опись груза…

Глава 26

Возвращение домой

Заметив, что на причале его дожидается лейтенант Джефферсон, Маккинни ощутил панику. Надо же, пронюхали…

Но, кроме двух откровенно скучающих часовых-десантников, вооруженных солдат не было; никаких признаков опасности и подозрительного отношения. Судя по виду Джефферсона, тот не помнил, что когда-то уже видел Маккинни. Учитывая состояние лейтенанта в тот единственный раз, когда они оказались в одних стенах, удивляться не приходилось. Джефферсон вежливо поздоровался. Все шло по заведенному порядку.

Когда допрос закончился, Маккинни прошел за офицером во внутренний, мощенный булыжником, двор, где Космофлот устроил подобие таможни, и постарался продемонстрировать спокойствие. Все прошло как нельзя лучше, и интерес Джефферсона к Храму казался вполне естественным. Настоящая проверка начнется, когда будут осматривать груз. Тщательно скопированные библиотечные записи были спрятаны в статуэтки ручной работы. Не требовалось обладать исключительным чутьем, чтобы отыскать их, но Натан не смог придумать другого тайника. Он чуть было не оставил записи на Макассаре, но Клейнст заявил, что не может полагаться на свою память, и выбора не осталось.

Оказалось, что волноваться почти не о чем. Осмотр груза и багажа был весьма поверхностным. Джефферсон приказал открыть пару ящиков, но в основном интересовался тем, что они купили на продажу.

– Медные статуэтки, – удивился Джефферсон. – Я ничего такого на Макассаре не видел.

Маккинни рассмеялся.

– Я тоже. Но медь там дешевая, и мы заказали ремесленникам медные копии.

– Умно, – кивнул Джефферсон. – Здесь уйдет по хорошей цене.

Он снова наклонился к ящикам.

– Вот эту я бы и сам взял.

Он достал фигурку макассарского клыкастого морского зверя, вырезанную из тамошней породы твердого дерева.

– Сколько вы за это просите?

Маккинни пожал плечами.

– Мы собираемся устроить аукцион. Как иначе установить стоимость редких произведений искусства? Но можете взять эту фигурку, если она вам понравилась.

– Я хотел бы заплатить…

Маккинни пожал плечами.

– Тогда сами назначьте цену.

– Вряд ли я могу позволить себе то, что вы можете выручить на аукционе.

– Может, и так. Но статуэтка ваша, если она вам понравилась.

– Я лучше воздержусь. Но спасибо за предложение. – Джефферсон сделал пометку в своем карманном компьютере. – Осмотр закончен, все в порядке.

Казалось, Маккинни удивлен и не пытается это скрыть.

– Благодарю.

– Это был досмотр Космофлота, – сообщил Джефферсон. – Счет на оплату ввоза вы получите позже. – Он взглянул на экран своего миниатюрного компьютера. – Поскольку экспедиция касалась союзного государства, пошлина будет не слишком высокой. Может быть, даже обойдемся без нее. Вы уже решили вопрос транспортировки ваших людей?

– Нет, но я думал, что люди из правительства его величества обо всем позаботились.

– Отлично.

– Куда дальше? – спросил Маккинни.

– Иммиграционный контроль, – ответил Джефферсон. – Но это ерунда. Просто подтвердите личные данные. Чтобы мы убедились, что вы те самые люди, которые улетели с планеты. Все вернулись?

– Нет, не все. Барстоник, Дэнверс и Старк убиты на Макассаре.

Маккинни поразился, до чего легко ему удалось сказать это. Конечно, Хэл жив и здоров. По крайней мере был жив, когда они вышли из Батава.

– Примите соболезнования, – Джефферсон сверился с карманным компьютером. – Старк был у вас начальником охраны?

– Да. Мы уже представили вашим людям полный отчет…

Лейтенант Джефферсон вздохнул.

– Похоже, отчет еще не переслали, – проговорил он. Проведя несколько манипуляций со своим компьютером, он снова взглянул на Маккинни. – Нет, отчета нет. Так что вам еще раз придется рассказать об обстоятельствах их гибели. Или же – погодите минутку. – Джефф маленьким стилом быстро написал что-то на экране. – Ага. Все-таки ваш рапорт прислали. Вместе со спутниковыми снимками. – Несколько секунд он читал с экрана, потом поднял глаза на Маккинни. – Похоже, в Батаве вы ввязались в небольшую, но качественную войну?

– Была стычка с кочевниками, – ответил Натан.

– Да. – Джефф читал еще несколько секунд. – Без применения более высокотехнологичного оружия…

– Конечно. Послушайте, на Макассаре перед посадкой нам уже устраивали допрос и проверку.

– Я знаю.

«А что еще ты знаешь?» – подумал Маккинни.

– Тогда в чем дело?

– Просто думаю, не противоречат ли новинки тактики ведения войн закону о запрещении передачи новых технологий, – ответил Джефферсон. – Впрочем, это не мое дело. Если макассарский гарнизон не представил жалобу, то мне нет причин поднимать этот вопрос. – Он перестал хмуриться и улыбнулся Маккинни. – Ах, совсем забыл. Добро пожаловать домой.



Снаружи их ожидала толпа, впереди выстроились около дюжины репортеров. Газетчики принялись одновременно выкрикивать свои вопросы. Потом неожиданно все смолкли.

Вперед вышел инспектор Солон. Перед его черной формой толпа расступалась, словно по волшебству.

– Добро пожаловать, торговец. Фриледи. Джентльмены. – На лице инспектора сияла широкая улыбка, но голос звучал холодно. Он обернулся к толпе: – Его величество хочет воспользоваться правом первой беседы, – объявил Солон. – Думаю, это справедливо. Вам еще представится возможность переговорить с товарищами торговца Маккинни, господа, у меня же есть приказ отвезти экспедицию во дворец.

Репортеры зашушукались, но никто не протестовал. Солон двинулся по широкому проходу к ожидающим поодаль парокатам.

– Мы едем прямо во дворец, – объявил он.

Маккинни почудилось, что у него за спиной встал Старк. Натан отчетливо услышал его голос: «Надеюсь, полковник, вам удастся выбраться оттуда живым. От этого парня у меня всегда мурашки бегали. И от его босса».

Их ожидали три машины.

– Торговец, фриледи Грэхем и наши ученые поедут в первой машине, со мной, – объявил Солон. И открыл дверцу.

Натан и Мэри забрались в парокат. Он был совсем новым, невиданной прежде модели, с роскошной внутренней отделкой. Когда все расселись, Солон протянул каждому по листку бумаги.

«ГОВОРИТЕ ТОЛЬКО ЛЮБЕЗНОСТИ. НИ СЛОВА ОБ ЭКСПЕДИЦИИ ДО ТЕХ ПОР, ПОКА ВАМ НЕ СКАЖУТ, ЧТО ОПАСНОСТЬ МИНОВАЛА».

Прочитав записку, Маккинни кивнул. Солон подождал, пока все ознакомятся с приказом, собрал записки и спрятал в карман.

– Как прошло путешествие? – спросил он любезно.

– Обратный полет был скучным, – отозвался Маккинни.

– Да, – кивнула Мэри. – Мы были единственными пассажирами. На борту были только три молодых флотских офицера, и те все время сидели в носовом отсеке с командой. Мы были предоставлены самим себе.

– Туда мы летели совсем не так, – подал голос Лонгвей. – На корабле Космофлота, на котором мы возвращались, обстановка была поистине спартанской. Даже иллюминаторов, чтобы смотреть наружу, не было.

Клейнст, который вначале молчал, с завистью проговорил:

– Во время отлета я видел мир Принца Самуила из космоса. И Макассар, когда мы прилетели туда. Они такие разные – и я задумался о том, что можно узнать о климате планет, глядя на них из космоса. Неудивительно, что имперские могут предсказывать погоду с какой точностью. Они столько знают…

Солон предупреждающе поднял руку.

– Наверняка так и есть, – быстро проговорил он. – Ну что ж! У вас есть, что рассказать его величеству.

Маккинни взглянул в заднее окно. Два пароката ехали за ними следом.

– Космофлот проверил наш багаж и груз и дал разрешение на ввоз. Нужно организовать доставку.

– Будет сделано, – ответил Солон. – Как только доберемся до дворца, я немедленно распоряжусь лично. Спасибо.

Дворец снаружи был обнесен лесами. Это было новостью. Едва двери закрылись за гостями, тех немедленно проводили в покои в глубине здания.

– Вы наверняка захотите вымыться и переодеться, – сказал Солон. И раздал новые бумаги с инструкциями.

Маккинни согласно кивнул.



Одежда была его собственная, но он сильно похудел. Как Натан и ожидал, оружия не было. Он быстро оделся и вслед за провожатым поднялся наверх в небольшую гостиную.

В гостиной находился единственный человек – Малкольм Дугал. При появлении Маккинни полицейский встал и приветственно улыбнулся, казалось, искренне.

– Ну вот вы и вернулись, – сказал он. – С победой?

– Прошу прощения за подозрительность, – спросил Маккинни, – где остальные?

Дугал нахмурился, искренне удивленный.

– Переодеваются, само собой. Ага! Вы взволновались из-за того, что я послал инспектора Солона встретить вас? Но как иначе мне было добыть вас из этой толпы?

– Нам сказали, что мы должны встретиться с королем Давидом.

– И встретитесь, когда все будет готово, – ответил Дугал. – Ваши охранники там точно не нужны. Их будут развлекать мои люди.

– Развлекать? Как?

– Как им будет угодно, – объяснил Дугал. – Откуда столько подозрительности? Вы что, ожидали наказания? Ваша миссия провалилась?

– Нет. Не совсем. Но мне хотелось бы быть в курсе ваших планов относительно нас. Для того чтобы надежно защитить свою тайну, вы убили десяток людей – а ведь ни я, ни мои солдаты вам больше не нужны.

– Времена меняются, – ответил Дугал. – С тех пор как вы улетели, многие были посвящены в наш план. У нас не осталось выбора, пришлось все им рассказать. Кстати говоря, двое ваших бывших офицеров теперь сотрудники службы безопасности одной из наших исследовательских лабораторий. Примерно таковы же были и мои планы в отношении вас и ваших стражников. Вы разочаровываете меня, полковник. Я не охвачен жаждой крови и не являюсь воплощением зла. Просто намерен одержать победу любой ценой. Теперь расскажите мне о своих успехах? Вы добыли, что требовалось?

Маккинни развел руками.

– Откровенно говоря, не знаю. Мы проникли в библиотеку, и Клейнст прочитал несколько старых книг. С большей части книг мы сняли копии – но Клейнст сомневается, что мы сможем прочитать эти книги при помощи того, что имеется в нашем распоряжении на мире Самуила. Как только мы ушли из Батава – города, где находится библиотека, – мы перестали это обсуждать. На корабле было слишком много местных моряков. Когда мы добрались до базы Космофлота в Джикаре, а потом летели обратно на корабле положение еще больше осложнилась. Мне кажется, Клейнст умрет от счастья, если ему удастся наконец с кем-нибудь об этом поговорить.

– Понимаю. И вы не уверены, сможем ли мы построить корабль?

– Я уверен на сто процентов, черт возьми, что мы не в состоянии построить ничего, хоть отдаленно напоминающее их корабли, – ответил Маккинни. – Дугал, вы представить себе не можете, какое оборудование есть в их распоряжении. Даже в библиотеке. Ящик не больше этой тумбочки, а мне сказали, что в него поместятся все книги мира Самуила и еще останется место. То, что мы привезли сюда, – вот такусенькое. – Маккинни слегка развел большой и указательный пальцы, чтобы показать размер. – И в каждом таком цилиндрике – целая библиотека. Если мы сумеем считать с них информацию.

– Значит, вы ничего не узнали?

– У меня не было задачи узнавать, – ответил Маккинни. – Меня наняли для того, чтобы я нашел книги и привез их сюда. Я выполнил свою задачу. И привез всех обратно. Кроме двоих солдат.

– Значит, придется расспросить Клейнста.

– Клейнста и Тодда. Они сутками просиживали в библиотеке. Возможно, им хотелось бы задержаться там, но я не мог дольше оставаться, потому что имперский корабль не стал бы ждать нас. Мы пришли в Джикар всего за пять дней до отлета, и, насколько я понял, другого корабля за нами бы не прислали. На другом краю Империи происходит что-то важное. Мне не пожелали объяснить, что там случилось, но Космофлот относится к этому очень серьезно.

– В самом деле? – проговорил Дугал задумчиво. – Нужно выяснить, нельзя ли разузнать подробности. Быть может, это как-то коснется и нас.

«Он отлично умеет лгать, – подумал Маккинни. – И ему известно что-то, чего он не хочет мне рассказывать. Интересно, это действительно важно?..»

– Что касается аудиенции, – продолжил Дугал, – там будут присутствовать многие, кто понятия не имеет об истинной цели вашей экспедиции на Макассар. Кроме того, мы подозреваем, что Империя способна прослушивать зал переговоров. Так что продолжайте играть роль главы обычной торговой миссии.

– Даже королю ничего не известно? – спросил Маккинни.

Дугал рассмеялся.

– Его величеству известно все, – ответил он. – Но большинство членов правительства не в курсе. И мы хотим, чтобы тайна оставалась тайной. Пойдемте, нужно повидаться с его величеством. Мне очень хочется подробно поговорить со всеми вами, но мы можем чувствовать себя спокойно, только покинув Гавань.

– Куда вы нас отвезете?

– У нас есть большая военная база на холмах Корлисс Грант, – ответил Дугал. – Сейчас там главным образом проводят военные исследования, и Империи об этом известно. Но это большая база, и нет необходимости докладывать Империи обо всем, что там творится.

– Я понимаю. У вас все хорошо организовано, – кивнул Маккинни.

– Стараемся. Но теперь все зависит от того, что вы нам привезли. И времени у нас осталось очень мало.



Их комнаты на Корлисс Грант были обставлены с удобством, но это была тюрьма.

– Мне бы не хотелось, чтобы вы считали себя пленниками, – сказал Дугал Маккинни. – Вам вернут оружие. Вас всех поселят в одном доме. Всех членов вашей экспедиции, включая солдат. Время от времени один из вас – я бы предпочел, чтобы это был профессор Лонгвей, у него хорошо подвешен язык – будет отправляться в Гавань, чтобы показаться прессе и дать пресс-конференцию. Поймите, полковник, если вы слишком долго будете находиться на людях, вас рано или поздно узнают. А здесь, где просто нет никого, кому можно открыть тайну, вы сохраните ее наилучшим образом. – Дугал всплеснул руками в деланном испуге: – Я готов предоставить вам любые гарантии вашей безопасности. Не сомневаюсь, что с вашими боевыми навыками и при помощи солдат, которых я вам оставил, вы сможете бежать отсюда в любой момент. Но я полагаюсь на ваше слово, полковник. Вы поклялись хранить верность королю и государству Гавани. Я все еще могу вам доверять?

«Крыть было нечем», – позже сказал Маккинни Мэри Грэхем.

– Значит, теперь мы свои собственные тюремщики, – сказала она.

– По сути, да, – кивнул Маккинни. – Он даже зачислил меня в ряды охранной службы. И я его не виню. Я и сам поступал точно так же. Хэл сказал бы, что мы увязли в этом шпионском бизнесе по уши.

Он попытался усмехнуться, но смех вышел невеселый.

– Ты расстроился? – спросила она.

– Расстроился ли я, что остался без Хэла? Да, такую потерю мне не восполнить ничем.

Мэри шагнула к нему, и он обнял ее, прижал к себе. Они долго стояли обнявшись. Наконец он отпустил ее.

– Но я рад, что нашел тебя. И кстати, я должен поговорить с твоим отцом…

– Нет.

Маккинни нахмурился.

– Почему это «нет»?

– Ты ничего не должен, – ответила она. – Ни тебе, ни мне это не нужно. В Гавани правят законы и традиции – но ни тебе, ни мне не нужны ни законы, ни традиции.

Несколько секунд Натан молчал.

– Хорошо, тогда скажем так – я хочу поговорить с твоим отцом. Пришла пора сделать тебя честной женщиной…

– Или себя честным мужчиной.



Они жили в роскоши, но в полной праздности. Научный центр базы располагался отдельно от главных зданий, до ближайшего города нужно было ехать несколько дней. Они были отрезаны от всего мира Принца Самуила, и изоляция не требовала никаких особых мер.

Поскольку никто ему этого не запрещал, Натан присутствовал на технических совещаниях. По большей части обсуждали движущие силы, направление импульса и другие понятия, не значащие для него ничего. Одно он понял – прочитать кубы с записями, которые они привезли с Макассара, Клейнст так и не смог.

– Я скоро свихнусь, – сказал ученый полковнику.

С десяток опытных техников и инженеров сидели за столом и сочувственно кивали.

– Все книги спрятаны вот тут. – Клейнст поднял один из пластиковых кубов. – И я ничего не смогу сделать, чтобы узнать, что он содержит. На это не хватит и десяти лет, скорей всего. Теория мне понятна…

– Мы работаем над этим, – подал голос профессор Тейлор.

Тейлор возглавлял группу, работавшую над проблемами дальней связи и другими радиоэфирными вопросами. Эта группа постоянно предлагала различные способы расшифровки макассарской базы данных, но до сих пор ничего не добилась.

– Кроме того, мне необходимо заниматься постройкой корабля, – добавил Клейнст. – И боюсь, это безнадежно.

– Мы сумели получить сжиженный кислород, как вы требовали, – подал голос Тодд. Вид у моряка был очень довольный, и Маккинни отметил, что Тодду действительно есть чем гордиться. На Макассаре Тодду удалось отыскать книги по старинным технологиям, восходящим к дням, древним даже по меркам Первой Империи, – и основательно изучить способы их применения. Маккинни даже представить себе не мог, что воздух может быть чем-то, кроме прозрачного газа, но Тодду путем повышения давления с последующим быстрым его снижением и охлаждением удалось превратить воздух в жидкость. Как только процесс был освоен, он показался невероятно простым…

– Да, – кивнул Клейнст, – но мы не знаем, как сделать насосы. И стабилизирующий механизм. – Молодой ученый печально покачал головой. – У нас есть большие гироскопы, но создать гироскоп малого размера, тем более с электрическими средствами переключения, который стабилизировал бы положение корабля, мы не можем. Все, что мы можем изготовить, слишком велико…

– Чтобы уменьшить размеры, нужно время, – заметил Дуглас Старр.

– А время – это то, чего у нас нет, – заметил Маккинни.

Старр ожег его взглядом.

– Мои механики работают день и ночь, пока не падают замертво. Я не могу заставить их работать быстрее. Предлагаете добавить еще несколько часов в сутки?

– Нет, я понимаю вас. Я не хотел вас обидеть, – отозвался Маккинни.

По идее, ему тут нечего делать. Но чем еще заняться? Каждый день он изучал политические карты. Гавань расширила свои владения далеко на восток, вплоть до побережья восточного океана. В один памятный период за четыре дня королю Давиду сдались семь городов-государств. Одно из крупных королевств на восточном побережье еще сопротивлялось, и хотя, чтобы захватить его, наверняка требовался один короткий натиск, Маккинни подал прошение о зачислении в армию Гавани. Само собой, Дугал отказался рассмотреть его просьбу.

– Будем исходить из того, что мы имеем на сегодняшний день, – продолжил Тодд. – Мы не способны построить настоящий космический корабль. Мы не сможем даже создать что-либо подобное посадочным катерам Космофлота.

– Значит, мы должны создать ракету, – ответил Клейнст. – Но большая ракета на жидком топливе очень сложна.

– Почему ракету? – спросил Тодд.

Клейнст нахмурился.

– А что еще нам остается?

– Это зависит главным образом от того, что Империя понимает под космическим кораблем, – ответил гардемарин. – Или, вернее, что Империя признает таковым…

– Если наша ракета вылетит в космос, то, значит, это космический корабль, – пробормотал Клейнст. – У нас нет времени на бессмысленные споры о назначении этого корабля. Что вы надумали?

– Есть древние документы, – сказал Тодд. – Страшно сказать, до чего древние… – Он заметил на лицах остальных живой интерес и смущенно улыбнулся. – Скорее всего, это начало второго тысячелетия христианской эры, – продолжил он. – В это время на Земле как раз появились первые космические корабли.

Наступила долгая тишина.

«Земля, – подумал Маккинни. – До Империи, до СоВладения, до межзвездных полетов. Эти времена теперь – не более чем легенда, и, тем не менее, Тодду удалось увидеть документы, написанные в ту эпоху».

– Первые космические корабли использовали ракеты, – уверенно объявил Клейнст.

– Да, но принцип был другой, – ответил Тодд. – Они не использовали ракеты, они были ими. И такую ракету мы должны построить…

Глава 27

Наблюдатель

Лейтенант Джефферсон взволнованно постучал в дверь кабинета Верховного Представителя Акова. Имперский Представитель вызвал его для беседы, и Джефф понятия не имел, почему такой высокий чин желает видеть его лично. За несколько минувших месяцев лейтенант выполнил несколько заданий, обычных, ничем не примечательных рутинных заданий, и, насколько он знал, выполнил вполне успешно; Акову не в чем его винить. При этом он не совершил ничего выдающегося. Джефф никогда не любил работу, связанную с экономической разведкой, и всей душой тосковал по космосу, дожидаясь новой приписки.

– Входите.

Офис Акова мог бы служить примером для учебников: «кабинет Имперского Представителя на малой колониальной планете». Несколько деревянных полок с книгами и кожаные кресла; стол для переговоров; с другой стороны кофейный столик для непринужденных бесед и мягкие стулья; компьютерный монитор и клавиатура, встроенные в письменный стол; портрет императора, задрапированный флагами Империи; полка с разными диковинами, включая модели кораблей, на которых доводилось служить Акову; большой бар со множеством бутылок…

Представитель сидел за длинным столом для переговоров. С ним был капитан Гриноу.

– Входите, Джефферсон, – пригласил Аков. – Садитесь.

– Благодарю, ваше превосходительство…

– Давненько я вас не видел, – продолжил сэр Алексей Аков. – Жаль, что правительственные семинары закончились, мне их недостает. Надо бы снова начать нечто подобное. Для меня это единственная возможность встретиться с моими офицерами. – Представитель медленно покачал головой. – Слишком много работы, а людей нет. Боюсь, Джефферсон, у нас для вас дополнительное задание.

– Сэр?

Джефф взглянул на Гриноу, пытаясь понять, что происходит.

– Нет, речь не о космосе, – усмехнулся Гриноу. Его развеселило растерянное лицо Джефферсона. – Надоела планета? Я слышал, что вы, кажется, практически обручены с местной девушкой…

– Пока еще нет, сэр, – уверенно ответил Джефф.

– Но вы встречаетесь, – продолжил Гриноу.

Это не был вопрос.

– Так точно, сэр.

– Довольно регулярно.

– Так точно, сэр.

«Довольно регулярно, и отношения уже перешли в стадию, которую Элейн могла бы назвать „практически обручены“. Да и ее отец наверняка думает так же. Чем меньше об этом будут говорить, тем лучше».

– Я не хочу лезть в ваши личные дела, – сказал Гриноу. – Но, как я понял, вы не имеете намерений подавать прошение о переходе на гражданскую службу?

– Нет, сэр, – ответил Джефф. – Я готов заступить на службу в космосе в любом месте приписки…

Гриноу усмехнулся.

– И вам не терпится узнать, когда поступит приказ о такой приписке. Нам всем хотелось бы это знать, лейтенант. Боюсь, даже сэру Алексею хотелось бы это знать. А тем временем у нас и здесь много работы. Вам что-нибудь известно о военной исследовательской базе Гавани?

– Совсем мало, сэр…

– Достаточно, как я понял, – перебил Аков. – Нас заинтересовал именно ваш экономический анализ. У Гавани имеется большая исследовательская база на холмах Корлисс Грант. Куда, как мы догадываемся, Гавань направляет огромную часть своего бюджета и технических специалистов. И мы не понимаем, почему это происходит.

– У вас есть догадки? – спросил Гриноу.

– Ничего определенного, сэр, – ответил Джефферсон. – По правде говоря, я не вижу никаких объективных причин для активной исследовательской деятельности. Гавань заканчивает объединение материка под своим владычеством, что по сути дела означает объединение всей планеты. И если бы не их нерешительность, объединение давно было бы закончено. У Гавани не осталось врагов.

– В точку, – кивнул Гриноу. – И это нас беспокоит. С одной стороны, неоправданная нерешительность, постоянные проволочки. Из истории мира Самуила мы знаем, что объединение планеты – давнишняя мечта Гавани, по крайней мере, с тех пор, как к власти пришла настоящая королевская династия. И вот мы дали им шанс добиться своего, а они медлят. Но вдруг бросаются вперед и завершают очередное дело слишком поспешно. С другой стороны, они тратят много денег и отправляют сливки своего инженерного состава на военную исследовательскую базу, где создается оружие, которое им никогда не понадобится. Скорострельные пушки. Военные ракеты – довольно мощные; радары «Томбо» засекли одну, которая пролетела шестьсот километров. Господи, они запускают оттуда дирижабли. И это только то, о чем они нам говорят сами. Что еще они там готовят?

Джефферсон нахмурился.

– Не знаю, сэр…

– Мы и не ожидали от вас ответа, – отозвался Гриноу. – Но мы хотим знать. Вы уже освоились среди местных. Можно сказать, у вас есть более прочные социальные контакты в Гавани, чем у любого из нас.

– Да, сэр, но отец Элейн назначен смотрителем дорог. Ему наверняка ничего не известно о базе в Корлисс Грант.

– Мы и не надеялись на это, – ответил Аков. – Но вы общаетесь с местными высшими слоями. Какие там настроения? Официально Гавань поддерживает союз с нами, но что у них в голове на самом деле? – Представитель беспомощно развел руками. – Неужели они настолько безумны и самонадеянны, что разрабатывают оружие против нас?

– Сэр, я не слышал ничего подобного, ни единого намека, – запротестовал Джефферсон.

– Мы тоже ничего такого не слышали, – тихо ответил Аков.

– Господи, – фыркнул Гриноу. – В Трансугольном секторе обнаружена чужая разумная раса. Половина флота стянута в этот Богом забытый уголок империи. Сепаратисты всего в двадцати парсеках отсюда, и вокруг нет кораблей, которые могли бы управиться с ними. Чего нам не хватало, так это чертова кровавого восстания, и это в тот момент, когда мы уже собирались рапортовать, что мир и порядок на этой планете установлены. – Гриноу печально покачал головой. – Ну что еще нам нужно сделать? Мы не сможем оккупировать эту планету, у нас недостаточно десантников…

– Этот мир вряд ли может представлять угрозу Империи, – подал голос Джефферсон.

– Сможет, если сумеет договориться с сепаратистами, – ответил Гриноу.

– Но… у вас есть основания подозревать, что…

– Нет, – ответил Аков. – У нас нет никаких оснований подозревать их в чем бы то ни было. Но факт остается фактом – они тратят огромные средства на цели, нам непонятные, а представленные объяснения кажутся бессмысленными.

– Жаль, что мы вообще нашли эту чертову планету, – проговорил Гриноу. – Но это к делу не относится. Да и наш разговор вот-вот станет напрасным. Они явно собираются поведать нам, чем они занимаются в холмах Корлисс Грант.

– Сэр? – удивленно переспросил Джефферсон.

– Они запросили официального наблюдателя, – объяснил Аков. – Имперского офицера или чиновника, чтобы тот засвидетельствовал важные испытания, которые они собираются провести.

– Но для чего им наш наблюдатель? – спросил Джефферсон.

Аков пожал плечами.

– Понятия не имею. Колониальные миры полны сюрпризов.

– Ситуация настолько необычная, что я собирался отправиться сам, – сообщил Гриноу. – Но губернатор приказал мне остаться.

– Без отряда сопровождения это невозможно, – кивнул Аков. – Но поскольку очевидных свидетельств того, что они готовятся напасть на нас, нет, было бы политически неверно отправить туда капитана Космофлота с отрядом десантников.

«Из чего следует, что лейтенантом можно пожертвовать, а капитаном нет», – подумал Джефф.

– Уверен, что им известны принципы отношения Империи к похитителям людей, – сказал он.

– Наверняка известны. Мы несколько раз упоминали об этом, – ответил Гриноу.

Политика Империи по этому вопросу была чрезвычайно проста. Люди считались мертвыми с того момента, как их объявляли похищенными. Космофлот мог взять место содержания заложников штурмом, или подвергнуть бомбардировке, на свое усмотрение. Единственным четким правилом было следующее: Космофлот никогда не ведет переговоры о выкупе. Такая политика должна была исключить любые попытки извлечь выгоду из похищения, и Джефферсон всегда одобрял такой подход. Теперь же он усомнился в его правильности…

– Конечно, есть вероятность, что они нам не верят, – продолжил Гриноу. – Но лично я так не думаю. Слишком все притянуто за уши. Вызвать высшего имперского офицера на свою секретную базу только для того, чтобы похитить его? Проще скрутить кого-нибудь из наших гуляк в одном из местных баров после бурной ночи. К тому же эти разговоры о погоде…

– О погоде? – поразился Джефф.

– Да, – кивнул Гриноу. – Они просят прислать представителя как можно скорее, но только в тот день, когда в районе Корлисс Грант будет стоять гарантированно ясная погода, безветренная и безоблачная.

– И чем они это объясняют? – снова спросил Джефф.

– Ничем.

– Что бы они ни затеяли, – сказал Аков, – это реальная возможность узнать, что там происходит. Я своей властью наделяю вас полномочиями официального наблюдателя – вот бумага, хотя это и бессмысленно, конечно; вы направляетесь на базу в ответ на запрос местных властей. Судя по орбитальным сводкам, ясная погода в том районе продержится еще дней пять или шесть, так что можете отправляться завтра.

– Захвати с собой пару десантников, парень, – напутствовал Гриноу. – И будь все время на связи со штабом. Я хочу, чтобы вас кто-то постоянно прослушивал, просто на всякий случай. Мы вытащим тебя, если сможем.



Холмы Корлисс Грант находились примерно в тысяче километров от города Гавань, на языке полуострова, протянувшемся от Королевства Гавань на юг. Сидя в вагоне первого класса на удивление быстрого пассажирского поезда, Джефф смотрел на проносящийся мимо пейзаж. Больше заняться было нечем. Дворцовый представитель, назначенный ему в провожатые, был неразговорчив. К сожалению, и виды за окнами мелькали не слишком живописные. Эта часть королевства в основном состояла из ферм, чередующихся с болотами. Однажды из топи на поезд выскочило нечто крупное и с виду опасное, но напасть не решилось, к тому же скорость состава была слишком высока, чтобы Джефф успел разглядеть это животное.

Через некоторое время поезд свернул и углубился в невысокие коричневые холмы, на склонах которых кое-где торчал приземистый кустарник. Джефф потряс головой, чтобы разогнать одурь. С каждым километром в купе делалось все жарче; и теперь поездка стала категорически неприятной. Что до местоположения секретной базы, то Корлисс Грант мало что могла предложить, кроме полного уединения, конечно.

«Для чего, – спрашивал себя Джефф, – Гавань решила истратить столько денег и отправить столько высококвалифицированного (по местным меркам) персонала в это Богом забытое место?»

Визжа тормозами и шипя паром, поезд замедлил ход и остановился. Забрав пару десантников, которых Гриноу выделил ему для охраны, Джефферсон сошел на перрон. Его ожидала небольшая группа военных во главе с офицером местных королевских войск. Офицер – судя по знакам различия, полковник – казался смутно знакомым. Лейтенант нахмурился, пытаясь вспомнить, где видел этого человека.

– Маккинни, – проговорил он. – Торговец Маккинни. Не знал, что вы служите в армии Гавани.

«Хотя, – сказал он себе, – нетрудно было догадаться».

– Таинственное событие, для засвидетельствования которого вы нас вызвали, имеет какое-то отношение к вашему пребыванию на Макассаре?

Улыбка Маккинни не говорила ни о чем.

– В меньшей степени, чем нам бы хотелось, – ответил тот. – Но думаю, что можно сказать и так. Добро пожаловать в Корлисс Грант, лейтенант. Машины ждут, прошу…

Парокаты были роскошными. Джефф отклонил предложенный напиток из встроенного бара и предпринял новую попытку вызнать у Маккинни подробности, но офицер Гавани не склонен был откровенничать.

«Всему свое время, – услышал в ответ Джефф. – Ждать недолго. К счастью, с погодой повезло…»

– Вам сообщили, что погода будет хорошая, – заметил Джефферсон.

– Да, спасибо.

Они проехали четверо охраняемых ворот. Солдаты на КПП были очень внимательны к приехавшим, но на Маккинни почти не обратили внимания.

«Все страньше и страньше», – подумал Джефф.

– Как я понимаю, не вы главный распорядитель на этом представлении?

Маккинни покачал головой.

– Нет, это не я. Скоро вас познакомят с одним из военных представителей его величества. Мне поручено сопроводить вас на наблюдательный пост и накормить обедом.

– Обед не нужен, – махнул рукой Джефф. – Сразу перейдем к тому, для чего я приглашен сюда.

– Обед пропустить не удастся, – ответил Маккинни. – Боюсь, у нас жесткое расписание.

В улыбке Маккинни сквозила издевка. И что-то еще – оттенок напряжения.

«Мысли полковника Маккинни заняты чем-то важным, – сообразил Джефф. – Он волнуется, но старается это скрыть. Интересно…»

Вдали прогремела серия громких взрывов. Джефф вздрогнул и выпрямился. Его рука легла на кобуру пистолета, но он заметил, что Маккинни не двинулся с места.

– Спокойно, Донивски, – сказал Джефф десантнику из охраны. – Приятно видеть, как быстро вы способны достать оружие.

– Сэр.

– Полковник, что, черт возьми, тут творится?

– Это экспериментальная пушка. Скорость стрельбы – несколько сотен снарядов в минуту, – ответил Маккинни. – Сейчас проходят испытания. Скоро вы все увидите своими глазами.

– И вы притащили меня сюда, чтобы я взглянул на вашу пушку?

– Не совсем. Ага. Вот мы и приехали.

Машина остановилась перед большим деревянным зданием. Снаружи стояли на часах несколько вооруженных солдат, двое подбежали к машине открыть для приехавших дверцу. И снова Джефф ощутил напряжение, что-то затевалось – но никаких подсказок не было. И никакой угрозы.

Его проводили в богато обставленную гостиную, где официанты в белоснежных куртках подали прекрасно сервированный вкуснейший обед. Джефф отказался от вина, но не смог устоять перед небольшим бокалом груа после еды. За столом было произнесено всего несколько фраз, и снова Маккинни уклонился от ответов на вопросы.

Когда обед был закончен, Маккинни поднялся.

– Теперь мы должны встретиться с лордом Дугалом, членом Кабинета его величества, ответственным за это предприятие. Соблаговолите пройти со мной…

Идти пришлось совсем недалеко. Про себя Джефф не переставал удивляться. На колониальных мирах, как правило, было в обычае демонстрировать собственную важность посредством сложных правил этикета. Само собой, члену королевского кабинета не пристало обедать вместе с простым лейтенантом.

Перед дверью кабинета Дугала разыгралась короткая сцена. Десантники Джеффа ни за что не хотели расставаться со своим лейтенантом.

– Прошу прощения, полковник, – извинился Джефф. – Но этому сержанту приказано сопровождать и защищать меня…

– Здесь вам не нужна защита, – ответил Маккинни. – По крайней мере от нас. На этом посту ваша защита – моя задача.

«А полковник-то здорово обиделся, – подумал Джефф. – Черт возьми».

– Сержант, со мной все будет в порядке, – сказал Джефф Донивски. – Прошу ожидать меня здесь.

Десантнику это не понравилось. Это отчетливо прозвучало в его «Сэр!» Входя в обшитый деревянными панелями кабинет, Джефф раздумывал о том, сколько разных выражений способен вложить в краткий ответ старший унтер-офицер.

Человек во главе просторного стола был определенно не опасен. Джефф припомнил, что уже встречал его на одном или двух королевских приемах и по работе.

– Милорд Дугал, министр без портфеля, – представил Маккинни. Джефф пожал руку Дугалу, а Маккинни тем временем закрыл дверь.

– Вы очень любезны, что согласились прибыть к нам, – сказал Дугал. – Прошу вас, садитесь. Вот так. Груа?

– Спасибо, милорд, меня уже и так отлично приняли, – отказался Джефф. – Если вы не против, я хотел бы перейти прямо к причине моего приезда сюда – я сгораю от любопытства, и это извинительно.

– Конечно, не сомневаюсь, и ваше любопытство мы утолим, – кивнул Дугал. – Прошу вас, предъявите мне бумаги, подтверждающие ваш статус имперского наблюдателя.

Джефф достал и передал свои документы. Бумаги пестрели печатями. «Напустим туману», – говорил о печатях Аков. Поскольку такого звания, как «официальный наблюдатель», никогда и нигде не существовало, текст был придуман с ходу секретарем Акова. Возможно, местные смогут в нем разобраться – язык Империи не слишком отличался от принятого на мире Принца Самуила англика. Документ в витиеватых выражениях оповещал, что лейтенант Джефферсон наделен полномочиями имперского наблюдателя с правом составить официальный отчет об увиденном.

Дугал просмотрел бумаги и положил их на свой стол.

– Прошу прощения, я отвлекусь еще на секунду. – Взяв со стола небольшую переговорную трубу, он приложил ее к уху, послушал, потом сказал в нее: – Отлично. Прошу, сообщите его величеству, что через несколько минут можно будет войти.

Дугал положил переговорную трубу обратно на стол и повернулся к Джефферсону.

– Лейтенант, приближается время большой дискуссии между нашими правительствами. Я бы предпочел, чтобы Империя прислала сюда офицера более высокого ранга, но вы тоже вполне подходите. В настоящий момент я должен обратиться к вам с необычной просьбой. Вы не позволите мне запереть ваше личное оружие в этом столе?

За спиной Джеффа раздался голос Маккинни.

– Прошу без резких движений.

– Увы, полковник вооружен, – продолжал Дугал. – Я тоже. Мой кабинет – под наблюдением нескольких моих агентов. Лейтенант, это не похищение, не волнуйтесь. Никаких требований вам не предъявят, и в скором времени оружие вам вернут. Но сейчас я настаиваю на том, чтобы вы сдали мне пистолет. Видите ли, у нас тут действуют жесткие законы, согласно которым только королевские офицеры могут носить оружие в присутствии его величества. А король дожидается за этой дверью, чтобы войти.

«За моей спиной стоит полковник Маккинни, – подумал Джефф. – Эти психи совсем сбрендили и вот-вот влипнут в жуткие неприятности. Уже влипли. Могу представить, что творится в штабе. Дежурный офицер на прослушивании уже послал за Гриноу – нет, Гриноу наверняка был на прослушивании с самого начала». Джефф надеялся на это. Не хотелось бы, чтобы на помощь ему отправили роту десантников.

– Хорошо, никаких проблем, – кивнул Джефф. – Только зря вы нагнали такого драматизма. Просто надо было объяснить…

– Что мы и сделали, – подхватил Дугал.

Джефф осторожно достал свой пистолет и положил на стол. Маккинни сделал шаг вперед и забрал оружие.

Дугал снова взял со стола переговорную трубу.

– Готово, – сказал он довольным тоном.

Дверь открылась, и в кабинет вошел его величество король Давид.



При появлении короля Дугал поднялся, и Джефф сделал то же самое. Записан ли в уставах Космофлота протокол встречи офицеров десанта с колониальными королями? Джефф этого не знал. Ничего не стоило проявить вежливость.

– Ваше величество, – проговорил Джефф и поклонился.

– Это не официальный прием, – ответил король Давид. – Прошу всех садиться.

Дождавшись, чтобы Дугал и король заняли свои места, Джефф опустился на стул. Когда король сел, Джефф рассмотрел его лицо. «Парень неплохо выглядит, – подумал он. – Явно не идиот, да и Гриноу хорошо о нем отзывается. Но сегодняшняя их выходка – полнейшая глупость, они представить себе не могут, какая. Гриноу теперь наверняка уже слушает лично…»

Словно бы читая мысли Джефферсона, король Давид спросил:

– Милорд, наш разговор не подслушивают?

– Почти наверняка нет, – ответил Дугал. – В течение обеда техники засекли определенную частоту радиоволны. После того как лейтенант вошел в этот кабинет и дверь за ним закрылась, связь прервалась благодаря экранированию. Возможно, что используется и некое другое средство связи, но я сильно в этом сомневаюсь.

– Сколько у нас времени? – спросил король Давид.

Дугал пожал плечами.

– Мы способны точно воспроизводить и дублировать сигнал. В настоящее время три актера, голоса которых очень похожи на голоса Маккинни, мой и лейтенанта, обмениваются в соседней комнате ничего не значащими любезностями.

– Что, черт дери, здесь происходит? – потребовал ответа Джефф.

– Прошу вас, – успокоительно поднял руку король Давид. – Лейтенант, даю вам слово, что вам не причинят вреда и очень скоро вернут оружие и отведут туда, где вы сможете переговорить со своим командованием. Более того, мы будем настаивать на этом. Единственное, чего бы нам не хотелось, это чтобы вы помешали нашим испытаниям.

– Тогда могу я предложить вам заняться испытаниями и не мешать имперским офицерам на службе исполнять свои обязанности? – спросил Джефф.

– Совет принимается, – кивнул король Давид. – Но если вы соизволите уделить мне всего минуту, вам все станет ясно. У нас есть один вопрос, на который мы хотели бы получить ответ. – Король быстро и внимательно взглянул на Маккинни. – Полковник просил нас выяснить это, прежде чем будет дано разрешение на старт. Лейтенант, нам известно, что ваш космический корабль обращается по орбите вокруг планеты. Мы отслеживаем его.

Джефф вскочил с места.

– Что вы затеяли, болваны! Неужели вы задумали запустить в «Томбо» свою паршивую примитивную ракету…

– Прошу вас, сядьте, – спокойно проговорил Маккинни, делая шаг к Джеффу. – Не стоит оскорблять нас. Хочу заметить, вы выставляете себя на посмешище. Мы никоим образом не собираемся угрожать вашему проклятому эсминцу. Мы хотим узнать только одно: если мы запустим на орбиту корабль с пилотом, сможет ли ваш эсминец спасти ее?

– Спасти? Что… Ваше величество, что за испытания вы затеяли тут сегодня?

– Думаю, вам все уже ясно из вопроса полковника, – ответил король Давид. – Мы собираемся запустить космический корабль. Единственная проблема в том, что вернуться на мир Самуила он не сможет. Поэтому мы хотели бы знать, сколько времени потребуется вашему кораблю для того, чтобы спасти нашего космонавта?

– Это женщина, – добавил Маккинни.

– Это невеста полковника, – объяснил король Давид. – Можно понять его волнение.

– Ясно, – Джефф опустился на стул. – Могу я воспользоваться своим компьютером?

– Прошу, – кивнул Дугал.

Джефф набросал на экране несколько цифр.

– Корабль стартует на восток?

Дугал кивнул.

– Мне сказали, так будет лучше всего, хотя, хоть убейте, не понимаю почему.

– Я понимаю.

«От этой широты на восток… в какой точке орбиты сейчас „Томбо“? Не над самым полюсом, немного в стороне. Перехватить объект, взявший старт с поверхности мира Самуила, не проблема, но потребуется совместить орбиты…»

– Ваше величество, я категорически не советую вам делать этого. Средства защиты «Томбо» работают в автоматическом режиме, ваш корабль могут сбить…

– Мы тщательно рассчитали время старта, – ответил Дугал. – Поскольку мы подозревали что-то в этом роде, ваш корабль в этот момент будет точно на другой стороне мира Самуила. Как только наш корабль выйдет на орбиту, вы должны будете предупредить ваших людей.

– Понимаю. – Джефф продолжал делать подсчеты. – Предположим, корабль вышел на орбиту – в чем я сомневаюсь, поскольку это сложнее, чем вам кажется, – тогда «Томбо» понадобится три часа, чтобы совместить орбиты и забрать его.

– Вот видите, – хлопнул по столу Дугал.

Джефф отметил, что член кабинета обращается к Маккинни.

– Вполне достаточно времени.

– Надеюсь, – пробормотал полковник.

– Ваше величество простит мне еще один глупый вопрос? – проговорил Джефф. – Мне хотелось бы знать, для чего вы затеяли такие испытания?

– Ну, это, вне всякого сомнения, ясно без слов, – ответил король Давид. – На прошлой неделе я установил свое правление на всей планете. Предположительно после этого нас должны официально принять в Имперский союз. Поскольку мы намерены продемонстрировать свою способность создать космический корабль, мы бы хотели претендовать на более высокий статус, чем статус колонии.

– Ни хрена себе, – прошептал Джефф.

Глава 28

Долгий гром

Снаружи, у офисного здания, ожидала группа официальных лиц. В конторе было жарко, но там, по крайней мере, воздух разгоняли вентиляторы. А вот снаружи не было ни ветерка, ни единого дуновения, жаркое солнце мира Принца Самуила висело в вышине. Через мгновение Джефф почувствовал, как под туникой по телу заструился пот.

Он ощупал кобуру на бедре, желая убедиться, что оружие при нем. Выбравшись из здания, он немедленно вышел на связь:

– Дежурный, немедленно вызовите капитана Гриноу.

На экране его карманного компьютера появился значок подтверждения. Через минуту из компьютера донесся ответ:

– Гриноу слушает.

– Капитан, здесь происходят серьезные вещи. Во-первых, они хотят запустить одноразовый космический челнок «земля-воздух».

– Лейтенант, вы пьяны?

Джефф терпеливо описал увиденное.

– Челнок будет запущен с минуты на минуту, – закончил он свой рассказ. – Я лично не видел его, но…

– Как я догадываюсь, у вас нет возможности задержать старт? – спросил Гриноу.

– Здесь у них пять сотен солдат, а нас всего трое, – ответил Джефф.

– Ясно.

Капитан на секунду задумался.

– К тому же присутствует их король Давид, – наконец проговорил он. – Наверно, стоит срочно обо всем сообщить его превосходительству. Кстати, опишите, какого типа этот космический корабль?

– Мне не сказали, сэр. Думаю, это какая-то примитивная ракета. Я не вижу вокруг ничего подобного, но по всем признакам что-то готовится. Они возвращаются; меня ненадолго оставили одного, чтобы я мог доложить вам без свидетелей – хотя они наверняка все прослушивают; они в курсе, какую частоту мы используем для связи. Наш разговор им известен, точно.

На другой стороне снова наступила долгая пауза. Потом:

– Мы не подозревали, на что они способны. Чего еще мы не знаем?

Джеффа так и подмывало сказать, что и про космический корабль они ничегошеньки не знали, но он решил смолчать.

– Смотрите вон туда, – сказал Дугал Джеффу. – На склон холма.

Внезапно раздался протяжный гром – серия взрывов; они происходили так часто, что между ними невозможно было различить промежуток, но все равно их было множество – грохотало слишком долго для единичного взрыва. Звук ничуть не напоминал запуск большой ракеты.

Корабль, взлетевший над холмами, не походил ни на один из тех, что Джефф видел раньше или мог бы вообразить. Он напоминал гигантский артиллерийский снаряд, установленный на перевернутой чаше. У ее основания чаши сверкали невыносимо яркие огни. Они полыхали один за другим так часто, что казались единым языком пламени, и тем не менее у Джеффа опять создалось впечатление скорее очереди вспышек, чем продолжительного горения. Не отдавая себе отчета в своих действиях, он пригнулся. Если этот – корабль? – взорвется, от обломков не будет никакой защиты. Почему они привели своего короля сюда, в такое опасное место?

– Что это такое? – потрясенно спросил Джефф.

– Пилотируемый корабль, – гордо ответил Дугал.

– Но он совсем не похож на корабль, – ответил Джефф. – Он даже на ракету не похож.

– Это не ракета.

Новый, визгливый голос был почти сварливым, но тоже полным гордости.

– Позвольте представить вам профессора Клейнста, – сказал Дугал.

– Клейнст, – повторил Джефф. – Вы не были в составе экспедиции на Макассар?

– Имел такую честь, – ответил Клейнст.

Потом молодой ученый повернулся в сторону быстро поднимающегося корабля.

Джефф тоже глядел в небо, страстно желая тому, чем бы это ни было – кораблю или ракете – успеха. В предмете, возносящемся ввысь на столбе пламени, под грохот грома, было нечто чрезвычайно драматическое.

– Если он сейчас взорвется, мы все погибнем, – сказал Джефф. – Почему вы не предусмотрели бункер для наблюдателей?

– Прошу прощения, – ответил Дугал, – но его величество полагает, что поскольку пилот подвергается риску, все мы должны его разделить. Конечно, не следовало исходить из того, что и вы того же мнения. Ведь это не ваше дело…

– Теперь это уже риторический вопрос, – сказал Джефф. – И как же устроен этот ваш корабль?

– Ради Бога, – перебил его голос Гриноу. – Называйте его аппаратом или опытным образцом – как угодно, черт возьми, но нельзя, чтобы это именовалось в записях «кораблем»! Его превосходительство чуть кирпичами не обгадился, когда я сообщил ему, что затеяли наши колониальные друзья.

– Аппарат, – поправился Джефф. – Как же он устроен, если вы говорите, что это не ракета?

Клейнст вскинул голову.

– В основании чаши установлена скорострельная многоствольная пушка, огонь которой направлен вниз. Стрельба ведется разрывными снарядами. Взрывы происходят в точке фокусировки нижней чаши-полусферы. Их последовательность создает тягу, поднимающую корабль.

– Никогда ни о чем подобном не слышал, – сказал Джефф. – Капитан, вы…

– Я слежу за взлетом, – ответил Гриноу. – Примитивный космический аппарат, приводимый в движение взрывчаткой. Господи Боже!

– Сэр?

– Первые упоминания относятся к 1899 году.

– Сэр, вы сказали 1899?

– Да, лейтенант. У нас нет текста, но ссылка есть. А в 1957 году Годдард зарегистрировал патент на подобную конструкцию. И Дисон экспериментировал с этими объектами.

Годдард. Дисон. Имена из древней истории, люди, жившие в легендарные времена. Джефферсону доводилось бывать на борту роскошного лайнера «Годдард», и ему был известен патрульный разведывательный корабль «Фримен Дисон».

Корабль уже почти исчез высоко в небе. Он уносился на восток, сливаясь с темной голубизной неба мира Принца Самуила. Гром разрывов постепенно затихал.

– Как вам удается стабилизировать полет? – спросил Джефферсон.

– В основном корабль стабилизируется сам, благодаря геометрии своей камеры сгорания, – объяснил Клейнст. – Кроме того, в распоряжении пилота имеются перекисные ракеты, чтобы корректировать курс…

– Пилот – женщина?

– Фриледи, – ледяным тоном поправил полковник Маккинни.

– Гироскопы контролируют равновесие, – добавил Клейнст.

Маккинни смотрел на восток, туда, где чудной агрегат уже почти полностью исчез. Джеффа мало волновало странное выражение лица полковника.

– Капитан, нужно предупредить «Томбо», чтобы они не сбивали этот аппарат.

– Уже предупредили, – ответил Гриноу.

– Полковник, прошу прощения за личный вопрос, но нельзя ли узнать, почему вы отправили в полет свою невесту? – спросил Джефф.

– Вес, – ответил сквозь стиснутые зубы Маккинни.

– Точнее, масса, – поправил Клейнст. – Нам требовался пилот, имеющий опыт в условиях отсутствия тяжести. У меня и у фриледи Грэхем масса оказалась наименьшей. Но я нужен для исполнения других обязанностей.

– Что вы собираетесь делать дальше? – продолжал расспросы Джефф.

– На борту корабля установлен передатчик, – ответил Клейнст. – В космосе, он начнет передачу сигнала, необходимого, чтобы определить местоположение «Надежды Принца Самуила» на орбите. Мы надеемся, что ваш корабль придет на помощь.

– Невозвращаемый аппарат, – проговорил Джефф.

На секунду Клейнст озадачился, потом кивнул.

– Совершенно верно. В настоящее время в нашем распоряжении нет средств посадки.

– И вы называете это космическим кораблем? – спросил Джефферсон.

Король Давид молча прислушивался к разговору.

– А это, полагаю, теперь станет предметом обсуждения между моими советниками и вашим начальством, не правда ли, лейтенант? «Надежда Принца Самуила» доставила одного из наших офицеров на орбиту. Разве это не означает, что мы построили космический корабль?

– Не отвечай, – раздался голос Гриноу. – Даже не заговаривай с ними на эту тему.

– Слушаюсь, сэр, – ответил Джефферсон.

Он попытался вспомнить лицо Мэри Грэхем, но не смог. С тех пор, как он проводил досмотр Макассарской экспедиции, прошло слишком много времени. «Вот это баба, – подумал Джефферсон. – Я не согласился бы залезть в этот пороховой гроб даже за графскую корону. Будем надеяться, что девушка долетит».

Повернувшись, он вместе с остальными принялся смотреть в пустое небо цвета индиго.

Глава 29

СОС

Корабль взлетал в пламени и громе.

Мэри Грэхем, пристегнутая кожаными ремнями к ложу, лежала, неспособная двинуть ни рукой ни ногой, а перегрузка растягивала ее лицо в зловещую улыбку. Несмотря на ложе и амортизаторы, вибрация была ужасной. Внутренности Мэри разрывала острая пронизывающая боль.

Но все же девушка чувствовала себя лучше, чем в ожидании старта. Тогда она умирала от неподдельного ужаса, часы ожидания, воспоминаний и попыток представить полет, тянулись, точно годы.

«Ты хотела стать важной, – говорила она себе. – Что ж, девочка, ты добилась своего, но теперь ты в двух шагах от гибели. Жаль только, что так больно».

Корабль вышел из атмосферы, и грохот постепенно замер. Но вибрация не утихала, а ускорение продолжало нарастать. Едва смолк рев пушки, Мэри услышала другие звуки. Щелканье спускового механизма, направляющего бесконечный поток снарядов во вращающийся затвор. Мерное гудение огромных гироскопов. Щелканье перфорированных стальных полос, протягиваемых через часовой механизм, управляющий шестеренчатыми передачами стабилизаторов. Ее называли пилотом, но она знала, кто она на самом деле. Настоящим пилотом были эти стальные ленты, а она – лишь пассажиркой.

«Сколько это уже продолжается? Что я здесь делаю?

Завершаю выполнение задания.

Может быть. А может, и нет. Даже если я уцелею, нет гарантии, что Империя согласится считать эту штуку настоящим космическим кораблем. Но другого у нас нет, а если на борту не будет пассажира, Империю и вовсе не уломать. Кто-то должен был лететь на «Надежде Принца Самуила», и логика подсказывала, что это я. Молодая, сильная, имеющая опыт полетов в космосе…»

Когда Мэри впервые предложила себя в качестве пилота, идея показалась убедительной. Сначала Клейнсту, потом Дугалу. Она так и не смогла убедить Натана, но остановить ее он был не в силах. Они еще не были женаты.

«А поженимся ли теперь когда-нибудь? Нужна ли я ему? Маккинни был в ярости – станет ли он жить с женщиной, которой не способен управлять? Глупо, он все знал со времен Макассара, где хотел меня так же сильно, как я – его, и, о Господи, я хочу его и теперь».

Вибрация и ускорение медленно нарастали, и у Мэри закружилась голова. Она уже не могла открыть глаза.

«Господи, пусть это прекратится!»

Она очнулась в тишине от ощущения падения. Тишина не была полной. Гироскопы продолжали тихо гудеть, но пушка смолкла. Мэри отстегнула ремни, удерживавшие ее на ложе.

Все тело болело. Это была не та прежняя тупая боль, которую причиняли перегрузки. Это была резкая, режущая, застилающая глаза ярко-красной пеленой, боль, пронизывающая весь низ живота, усилившаяся, когда Мэри попыталась ощупать себя, пошевелить ногами.

«Я должна встать. Должна включить… как его… передатчик. Или то, что Клейнст назвал передатчиком. Ничего похожего на аккуратный ящик лейтенанта Фарра на базе Космофлота на Макассаре.

Но сначала я должна убедиться. Мы вышли на орбиту, или…»

Мэри подлетела к иллюминатору. Мимо неслась звездная река, потом появился шар – мир Принца Самуила. Корабль вращался недостаточно быстро для создания искусственной гравитации, но все же вращался.

То и дело внизу на миг появлялась ее планета. Не целый мир в виде шара, но часть, похожая на диск. Мэри прижалась лицом к стеклу, дожидаясь, когда она снова появится, осторожно двигая ногами и пытаясь найти такое положение, в котором боль станет менее пронзительной.

Со временем она заметила, что корабль движется. Она летела над Главным морем, внизу простиралось то, что она привыкла видеть на картах мира Принца Самуила.

Через минуту она проверила секстант, измерила углы и убедилась: все в порядке. Да, «Надежда» – на орбите. Почти наверняка. Пора заняться передатчиком. Оттолкнувшись от иллюминатора, Мэри подлетела к переборке. Прибор представлял собой прерыватель, несколько катушек и зазор, в котором трещала искра, когда Мэри нажимала на кнопку.

«Ти-ти-ти. Та-та-та. Ти-ти-ти». «SOS». Нечто столь древнее, что мало кому доподлинно известно значение этих символов. Пользуется ли еще Империя «SOS» как сигналом бедствия? Во времена Первой Империи он был в ходу. Лонгвей был в этом совершенно уверен. Почему бы и современной Империи не использовать его?

Хотя теперь это не так уж важно. Империя уже наверняка знает, что она на орбите. Имперский наблюдатель должен был доложить Космофлоту о старте ее корабля, а также о том, какой сигнал она будет передавать, когда ей полетят на помощь. Мэри включила часовой механизм, меняющий зазор. Побежала бесконечная замкнутая лента. «Ти-ти-ти. Та-та-та. Ти-ти-ти». По проводам сигнал от искрового зазора через толстые изоляторы проходил в пластины из кварцевого расплава и дальше, за пределы корабля. Мэри попыталась представить себе, как ее сигнал летит в космосе, чтобы добраться до «Томбо». «Ти-ти-ти. Та-та-та. Ти-ти-ти».

Они должны услышать ее и прийти на помощь…

Больше от нее ничего не требуется, только ждать. Как медленно течет время.

Вот если бы только боль не мучила ее так. Никто этого не ожидал. «Что со мной? Ускорение? Вибрация? Что-то ужасное. Господи, какая боль…»

Постепенно, мало-помалу, боль утихла. Если свернуться в воздухе калачиком, болит не так сильно. Мэри улеглась на ложе, слабо затянула ремни и замерла в неподвижности.

Время мучительно утекает. В часовой механизм передатчика вмонтирован счетчик. Не слишком точные часы, но это лучшее, что у нее есть. Судя по ним, прошло всего тридцать минут. Мэри попыталась вытянуть ноги. Что ж, боль усиливается, но терпимо. Можно лежать, вытянувшись во весь рост. Что-то не в порядке с гироскопами. В аккумуляторах заканчивается заряд. Гироскопы замедляются.

Если они остановятся, ей придется управлять кораблем самостоятельно. У одного из иллюминаторов есть большие де