Book: 200 школ боевых искусств Востока и Запада



200 школ боевых искусств Востока и Запада

А.Е.Тарас

БОЕВЫЕ ИСКУССТВА

200 ШКОЛ БОЕВЫХ ИСКУССТВ ВОСТОКА И ЗАПАДА Традиционные и современные боевые единоборства Востока и Запада

Энциклопедический справочник

ПРЕДИСЛОВИЕ

Энциклопедические словари по боевым искусствам до сих пор на русском языке не издавались. Да и в других странах они редкость. Подготовить такой словарь очень трудно по ряду причин. Самая большая трудность – составление словника. В самом деле, как только кто-то берется за работу над любым словарем, он погружается в мучительные раздумья: какие термины, включать в словник, а какие – нет.

Например, при описании боевых искусств Востока достаточно сложно решить, каким стилям и школам следует посвящать отдельные статьи, а какие упоминать только в обзорных статьях (в первую очередь это касается многочисленных стилей и школ каратэ, ушу, кэнпо, пенчак-силата, во-вьетнам, дзюдзюцу). Вторая трудность – проблема сбора материалов о западных и славянских боевых искусствах. Надо признать, что сегодня мы знаем гораздо больше о том, что есть (или было) в этой области на Востоке, чем на Западе. А хуже всего обстоит дело с информацией по школам боевых искусств отечественного образца.

Третья проблема, носящая более частный характер, чем первые две, это неясности с транскрипцией имен и названий, а также невозможность проверки достоверности информации из-за почти полного отсутствия справочной литературы.

Но какие бы трудности не существовали, необходимость издания подобного словаря-справочника назрела давно. Ведь эпопея боевых искусств восточного, западного или славянского происхождения длится в странах Содружества и Балтии уже четверть века. При этом ощущается острая нехватка исторических и теоретических сведений о них.

Данный энциклопедический словарь призван заполнить вакуум в этой сфере.

А

АДИ-ХАЙ ПИДУТАМ

Индия считается колыбелью всех боевых искусств. Во всяком случае, уже в великом эпосе индийцев «Махабхарата», возникшем более чем за тысячу лет до н.э., говорится о сословии (варне) «кшатриев» – профессиональных воинов. В этой поэме, а также в других древних текстах имеются сведения о различных воинских упражнениях кшатриев. Даже в наши дни во многих штатах Индии можно найти школы боевых искусств, происхождение которых теряется в глубине веков. Одна из них – Ади-хай пидутам, существующая в районе города Каннур (штат Ке-рала).

Эту школу возглавляет сейчас 80-летний Кума-ра Свами. Европеец, побывавший у него в гостях, вспоминает: «Я не мог поверить, что учитель столь преклонного возраста. Он держался прямо, как свеча, у него было тело спортсмена – мускулистое, нервное, без грамма жира. Кожа гладкая, словно у молодого человека. Движения, жесты – мягкие и грациозные, как у дикой кошки. Ни одна деталь не ускользала от его ясных блестящих глаз».

На малаяли – языке дравидов, коренных жителей индийского юга – слово «пидутам» означает «управление» руками («хай»), наносящими удары по наиболее уязвимым точкам тела («ади»). Техника этой школы чисто внешне напоминает технику японского дзю-дзюцу: захваты с переходом на болевые приемы и последующим нанесением ударов пальцами по точкам. Однако это именно внешнее сходство, так как индийская система намного старше. Нередко вместо ударов после захватов следуют броски.

Общефизическая подготовка представлена здесь статической гимнастикой (асанами) и дыхательными упражнениями (пранаямой) хатха-йоги. Для того, чтобы наносить удары в жизненно важные точки тела, изучается специальная дисциплина – «марма», то есть комплекс сведений о расположении и функционировании нервных и энергетических центров организма человека.

Практика ади-хай пидутам в настоящее время распространена среди членов секты Сиддха-Самайя, которую основал гуру Шивананда Парамахамса в первые годы XX века. Секта придерживается принципов ненасилия, но для самозащиты ее сторонники должны владеть «мягкими» методами самообороны, позволяющими надежно нейтрализовать агрессоров, не доводя дело ни до членовредительства, ни, тем более, до убийства.

АЙКИБУДО

Айкибудо – это боевое искусство, вобравшее в себя учение древних японских школ боевых искусств работы без оружия Дайто Рю Айки Дзюдзюцу, с оружием – Тэнсин Седэн Катори Синто Рю, базой школы является Айкидо-дзюдзюцу Есейкан учителя Мочизуки Минору.

Основоположник Айкибудо – французский мастер Алан Флоке.

Айкибудо, как и его исходные компоненты – Айкидо Йосейкан и Дайто Рю Айки Дзюдзюцу относят к «жестким» школам (сюда относят также школу Йошинкан, основанную Гозо Шиода, школы учеников Сокаку Такеда и учеников Морихеи Уесиба довоенного периода). Отличия от «мягких» школ проявляются в форме движений, которые в Айкибудо в целом намного короче, проще и более приближены к реальности. Во Франции Айкибудо эффективно используется в армии и полиции. Среди занимающихся очень много полицейских, и не случайно основной зал, где проходят занятия Учителя Флоке в Париже, находится в Полицейском Управлении и принадлежит Спортивной Ассоциации Полиции Парижа (ASPP).

В переводе с японского иероглифы, образующие название этого боевого искусства, означают:

Ай – объединение, любовь, гармония

Ки – жизненная энергия, душа, дух, сила

Бу – мужество, храбрость, воинственность

До – путь

Сочетание Ай и Ки (Айки) – объединение энергий, единение внутренних способностей человека для достижения совершенства.

Приемы Айкибудо содержат в себе множество болевых воздействий на суставы, болевые точки при помощи заломов, замков цель которых – полный контроль противника, лишение его возможности повторения атаки.

Большое внимание уделяется изучению правильных перемещений. В Айкибудо много движений направленных на опережение противника, цель которых остановить удар или захват на первой его стадии, когда он не набрал еще максимальную мощность. Таким образом, важно уметь правильно и точно выполнять вход в прием в зависимости от дистанции разделяющей вас от противника. Цель перемещений: уход с линии атаки и (или) опережение противника, получение позиции (в ближней зоне с противником), исключающей повторную атаку с места, вслед за этим одновременно с перемещением следует прием, выводящий противника из равновесия, возможен последующий болевой контроль. Все это должно выполняться плавно без рывков и максимально быстро, не давая возможности противнику оценить ситуацию и принять контрмеры. Техника перемещений изначально нарабатывается без партнера, здесь внимание уделяется правильному положению тела, ног, разворотам корпуса вокруг оси.

В Айкибудо присутствуют удары руками и ногами, правильная техника выполнения которых нарабатывается в ката. Основная цель применения ударов – это не столько выведение противника из строя (все завит от ситуации в бою), сколько нацелено на отвлечение его внимания, расслабление, что бы тем самым получить возможность провести прием.

Процесс изучения Айкибудо, как и других боевых искусств, можно разделить на два основных этапа: подготовительная часть и непосредственно техника.


Подготовительная часть представлена:

общефизической подготовкой (разминочные и силовые упражнения)

техникой перемещений

техникой страховок

ударной техникой


Техническая часть включает в себя:

Техники освобождения от захватов

Техники бросков от захватов и ударов без дальнейшего сопровождения

Техники бросков с дальнейшим удержанием и конвоированием

Техники Айки

Рандори – работа против атак одного или нескольких противников

АЙКИ-ДО

Айки-до – это очень молодое боевое искусство, однако воплотившее в себе принципы и методы, которые насчитывают не одну сотню лет. Создателем айкидо считается Уэсиба Морихэй (1883 – 1969), потомок старинного самурайского рода из префектуры Вакаяма.

Айки-до с самого начала предполагает, что у каждого человека есть определенный запас жизненной энергии ки, сосредоточенной в центре хара. Эту энергию можно устремлять в любом направлении. В айки-до используется принцип управляемого контролирования. Противнику дается свобода двигаться куда он захочет, но любое его движение находится под постоянным контролем. Внимание не на секунду не расслабляется. В переводе с японского ай означает гармонию. Эта гармония бывает нарушена, когда проявляется агрессия. Задача айки-до – восстановить гармонию. Агрессивная энергия нападающего сначала контролируется, а затем переводится в окружность. И тогда Ваш центр становится центром нейтрализации. Все приемы в айки-до так или иначе связаны с круговыми траекториями. Движение айкидоиста по кругу позволяет не только избежать жёсткого столкновения, но и полностью сопровождать движение атакующего. Движения в айки-до подобны потоку воды: мягкой, податливой, но одновременно разрушающей твердые камни. Одно действие как бы вытекает из другого. Все приемы и движения в айки-до должны быть элегантными и красивыми. С самых азов этому уделяется большое внимание. Эти принципы верны также и на психологическом уровне. Hастоящий мастер видит сознание противника и предупреждает все его действия. Техника отрабатывается во время тренировок. Hо на этом айки-до не заканчивается. Айки-до это и философия, и психология, и физика. Любой человек может найти здесь свое Я. Hеобходимо всегда помнить, что айки-до развивает не только физические способности, но и духовные качества. Развитию этих качеств способствует особая обстановка в зале. Hеобходимо постоянное сосредоточение и безоговорочное выполнение указаний наставника во время тренировки. Только в этом случае можно избежать всевозможных травм и добиться результатов. Изучение техники айки-до начинается с изучения базовых стоек: хидари-ханми и миги-ханми. Ступни расположены на линии атаки под углом 90 градусов друг к другу. Вес тела равномерно распределяется на обе ноги. Спина выпрямлена и плечи отведены назад. Руки находятся прямо перед собой прямо по центру. Ладони раскрыты. Оптимальное расстояние для работы в паре, когда партнеры слегка касаются друг друга кончиками пальцев. Перемещения в айки-до являются комбинацией вращательных и прямолинейных движений. Шаги не должны быть скованными или тяжёлыми. Айкидоист должен быть в любой момент готов к смене направления. Голова двигается в одной горизонтальной плоскости. Каждое промежуточное положение должно быть очень устойчивым. При любом перемещении двигаться начинает центр тяжести. Корпус всегда остается в вертикальном положении. В классическом айки-до нет соревнований, а практикуется ката: многократное повторение приемов, пока они не становятся привычными. Большая часть тренировок проходит в работе с партнером с целью добиться гармонии между ними. Как правило один из партнеров атакует (он называется нагэ), а другой защищается (он называется укэ). Партнеры поочередно меняются. Важно, чтобы атакующий партнер выполнял свои действия искренне и без страха падения. Очень важным моментом в айки-до является &укэми& – искусство страховки. Вам необходимо находится в постоянной готовности без особого напряжения и применить страховку в любой момент.

В настоящее время существует множество стилей Айкидо. Ограничимся перечислением лишь основных направлений, взявших своё начало от Айкидо О-Сенсея. Данная классификация носит условный характер и призвана лишь дать представление о многообразии форм Айкидо.



Иосейкан.

Эта форма разработана Минору Мочизуки, который входил в число наиболее ранних студентов О-сэнсэя. Этот стиль включает в себя элементы Карате, Дзюдо, Кобудо и других искусств.

Иосинкан.

Стиль разработан мастером Годза Шиода. Шиода-сэнсэй обучался у О-сэнсэя с середины 30-ых годов. После войны его пригласили начать преподавание айкидо в организации известной как Иосинкан. В отличие от многих других организаций Иосинкан всегда поддерживала дружеские отношения с Айкикай как при жизни, так и после смерти О-сэнсэя. Иосинкан – жесткий стиль айкидо, направленный на прак– тическую эффективность и реальность применения техники. Его изучают во многих подразделениях полиции Японии. Международная организация, связанная с Иосинкан стилем Айкидо, известна как Иосинкай и имеет действующие отделения во многих частях мира. В последние годы появилось много ответвлений этого стиля, обычно появляющихся по политическим мотивам. Они входят в организацию Иосиокай, возглавляемую Такаси Косида.

Айкикай.

Айкикай общее имя стиля возглавляемого Киссемару Уэсиба, сы– ном О-сэнсэя, поддерживаемого Международной Федерацией Айкидо. Большинство считают эту школу основным направлением в развитии Айкидо. В действительности этот «стиль» больше похож на ЗОНТИК чем на специфический стиль, поскольку многие, входя в одну орга– низацию, имеют весьма различные способы тренировки айкидо. Айкидо О-Сенсея Уэсибы амплитудное и подвижное с малым или вообще не использованием оружия в тренировках. Однако некоторые сэнсэи в Айкикай (Чиба-сэнсэй) много времени в тренировке отдают оружию.

Ивама-рю.

Является частью системы Айкикай, хотя имеет ярко выраженные отличия стиля. Имеет собственное название по имени додзе его создателя сенсея Морисиро Сайто. Сайто-сэнсэй был долгое время учи-де– ши О-сэнсэя, начиная с 1946 г. и до самой смерти. Многие считают, что Сайто-сэнсэй был учеником самое большее учившемся у Учителя. Сайто-сэнсэй говорит, что он пытается сохранить и изучать это искусство точно так, как он изучал его у Учителя. Технически Ивама-стиль очень похож на Айкидо начала 50-ых. При отработке технических навыков очень большое внимание уделяется работе с оружием.

Айкидо Школы Уэсиба (ASU).

Этот стиль Айкидо разработан г-ном Мачизуки Саотоме. Сейчас ASU объединены с Айкикай, хотя долгое время это были независимые организации с независимым развитием. Саотоме-сэнсэй весьма разносторонне подходит к Айкидо, включая в свою практику как сильные и жесткие формы, так и мягкие абстрактные упражнения для развития чувствительности. Уделяет значительное внимание работе с оружием.

Ниппон Кан.

Ниппон Кан основано Гакки Хомма, одним из последних учи-деши О-сэнсэя. Хомма-сэнсэй преподаёт Айкидо в очень традиционной манере с подчеркиванием точности во взаимодействии и технике.

«Ki» Школы.

Одно из самых значительных направлений развития мирового Айкидо было образовано в 1974 году, когда Коичи Тохей, будучи Главным Инструктором Айкикай ушел из этой организации и основал Ки-но-Кенкикай, чтобы изучать Айкидо с сильным акцентом на использование энергии Ки. С этого момента Ки-айкидо выделилось в отдельное направление, никак не связанное с Айкикай. Все школы Ки-айкидо подчеркивают свою самостоятельность, особенно в тех случаях, когда им приходиться контактировать с другими направлениями Айкидо.

Чин-чин Тонзил Айкидо.

Стиль основан Коичи Тохеем – Айкидо объединяющее Ум и Тело. Тохей-сэнсэй придавал большое значение пониманию концепции Ки, развивая этот аспект независимо тренировки в применении к повседневной жизни и здоровью. Этот стиль является одним из самых мягких стилей Айкидо и характеризуется текучими перемещениями, которые часто включают прыжки или остановки, что редко встречается в других стилях. Большинство Ки-школ первоначально не занимаются практическим физическим приложением техник, заменяя их упражнениями, предназначенными для разработки способностей объединения ума и тела. В последние годы Тохей-сэнсэй все дальше и дальше уходил от Айкидо и посвятил себя исключительно Ки тренировкам.

Кокикай.

Основан Шизуя Маруяма, который был главным Инструктором Ки Общества США. Уходя из Ки Общества он основал Кокикай. Этот стиль представляет мягкую форму Айкидо, концентрирующуюся на достижении максимальной эффективности при использовании минимальных усилий.

Сейдокан.

Основан Р. Кобаяси. Кобаяси-сэнсэй был главным Инструктором КИ Общества Южной Калифорнии и студентом Тохей-сэнсэя. Покидая Ки Общество в 1981г., он сформировал Сейдокан, который позднее вновь присоединился к Айкикай. Стиль характеризуется малыми перемещениями при исполнении техник.

Ки федерация.

Основана Кеннетом Вильямсом. Сэнсэй Вильямс был основным ассистентом Кенширо Аббата-сэнсэя в середине50-ых и начал свое обучение с жесткой формы близкой к Айкибудо. После ухода из Айкикай в конце 60-ых он практиковал независимо несколько лет, прежде чем стать студентом Тохея-сэнсэя в 1976 г. и создать КИ федерацию Великобритании. В 1986 Сэнсэй Вильямс уходит в отставку из КНК. Ки Федерация продолжала свое существование как независимая организация, изучающая собственный стиль сэнсэя Вильямса, сохраняя все элементы его тренировки.

Томики Айкидо

Один самых больших переломов в истории Айкидо, произошедших при жизни О-сэнсэя, было предложение Кендзи Томики рационализировать Айкидо, введя в практику «Ката» и соревнования. С тех пор было прервано какое-либо общение между школами Томики и традиционными школами Айкидо.

Томики Айкидо было основано одним из самых первых студентов О-сэнсэя Кензи Томики. Также Томики-сенсей долгое время учился у основателя Дзюдо Дзигоро Кано. Томики-сэнсэй верил, что «рационализация» Айкидо тренировок по направлениям сделанным Дзигоро Кано в Дзюдо, сделает Айкидо более легким для изучения, особенно в Японских Университетах. К тому же он верил, что введение соревновательного элемента должно служить ограничению и концентрированию практики, поскольку не существует лучшего теста, чем реальная схватка. Последнее было причиной разделения с О-сэнсэем, который твердо верил, что соревнованию нет места в Айкидо. Томики-рю характеризуется использованием Ката (форм) в изучении и проведении соревнований, как без оружия, так и с резиновым ножом.

АРНИС ДЕ МАНО

В переводе с испанского – «защита рукой», боевое искусство филиппинцев. На государстве-ном языке Филиппин – тагальском, он называется «эстокада». Оба термина обозначают технику боя с одной или двумя палками в руках, являющуюся составной частью «эскримы» (см. соответствующую статью).

Существуют 4 основных варианта использования палок:

– Соло бастон, или техника работы одной палкой;

– Синавали, наиболее известная и популярная техника работы двумя палками одинаковой длины;

– Эспада-и-дага, работа двумя палками, но разной длины (одна из них имитирует «шпагу», другая – «кинжал»);

– Арнис кавайян, работа с длинным шестом.

Палки делают из пальмового дерева либо из бамбука. Их длина находится в пределах 70-80 см, диаметр 2,5-3 см, концы тупые. Называются они «бастон» или «мутон». Короткие палки, имитирующие «дагу» (кинжал) имеют длину 30-40 см. Шест обычно равен по длине двум «басто-нам».

Традиционный арнис учит самозащите, метод которой сводится к тому, что сначала поражают палкой суставы вооруженной руки противника, а затем наносят несколько ударов ему в голову или в корпус.

Обучение арнису разделено на 3 этапа, напоминающие этапы обучения каратэ (кихон, кихон-ку-митэ и дзю-кумитэ). Итак, ПЕРВЫЙ этап называется «муэстрасьон», или «пандалаг». Здесь изучают правильный хват палки (надо держать ее так, чтобы со стороны кулака она выступала на 8-10 см, этот «выступ» используют для захватов и для ударов на ближней дистанции), пять основных типов ударов, а также различные способы защиты от них. Очень большое внимание уделяют отработке правильной техники передвижения. С этой целью ученики долго ходят по деревянным дощечкам, образующим треугольники со сторонами в 38-40 см (напоминает китайскую практику хождения по деревянным столбам, вкопанным в землю). Так осваивается система уходов с линии атаки, и комбинации ударов и блоков одной палкой. Затем изучают технику обороны и нападения двумя палками одновременно.

На ВТОРОМ этапе, называемом «санга ат па-тама», или «сомбра табак», работают в паре. В основном, проводят учебные схватки, во время которых отрабатывают стандартные комбинации и связки приемов. Работа на этом этапе выполняется «в стук», поскольку задача ученика не в том, чтобы попасть палкой по противнику, а в правильном и четком усвоении комбинаций ударов. Скорость и сложность приемов постепенно возрастают.

ТРЕТИЙ этап («ларга мутон», либо «лабунанг тотоханан») – это вольный учебный бой, в процессе которого ученик вырабатывает свою собственную манеру ведения поединка, подбирает наиболее подходящие для него комбинации и приемы. И, что очень важно, старается достичь максимальной скорости действий как одной, так и двумя палками. В вольном бою можно бить куда угодно. Помимо ударов палками, на ближней дистанции проводятся удары локтями, коленями, ступнями и головой. В прошлом протекторы в вольном бою не использовались, но сейчас обязательны плотные краги на руки, защищающие их от запястий до локтей, и шлем-маска на голову (типа маски японского кэндо).

В современном арнисе проводятся соревнования, где схватку судят трое судей (один на площадке и двое боковых), а наиболее опасные приемы запрещены. Там нельзя атаковать выронившего оружие, добивать упавшего, поражать пах и лицо, нельзя также пускать в ход локти, колени, голову. Короче, это уже спорт со всеми его ограничениями. Разумеется, такой поединок разделен на раунды, тогда как в прошлом он шел без перерывов, до явной и убедительной победы одного из участников.

В арнисе наших дней получили наибольшую известность следующие стили:

– Арнис модерно (современный арнис), основанный в 1957 году мастером Реми Амадором Пресасом. Он учился у своего отца, Леона Преса-са, потом у Родольфо Монкаля, затем у Тимотео Маранга (учителя Р. Монкаля) и, наконец, у Ве-нансио Бакона (учителя Т. Маранга). Их технику он соединил между собой, переосмыслил и творчески развил. В ней много теперь ударов открытой рукой, кулаком, ступней, локтем, коленом, а также довольно много бросков и удушений;

– Эскридо, стиль, основанный Какоем Канэт в конце 50-х годов. В этом стиле используется только одна палка (соло бастон) длиной 30 дюймов (76,2 см). Приемы традиционного арниса К. Канэт дополнил элементами дзюдо и каратэ до, отсюда и суффикс «до» в названии системы;

– Сикаран, популяризируемый Дэном Ино-санто, филиппинцем, давно живущим в США и широко известным как друг, ученик и последователь Брюса Ли. Иносанто пропагандирует работу двумя палками (синавали);

– Самаханг, развиваемый группой филиппинцев в районе Манилы (столицы государства на самом большом острове Лусон). Этот стиль ставит своей целью сохранение классического арниса, без каких-либо заимствований из других видов единоборств, и без превращения его в спорт.

– Пекити тирсиа, созданный Леоном Гадже и Томом Бисио. В этом стиле главный акцент сделан на спортивный поединок в полный контакт с использованием целого комплекта протекторов (маска, краги, накладки, жилет, футы.

А всего на Филиппинах и за пределами этой страны известно сейчас около 100 различных стилей арниса.

АСИХАРА-РЮ

Стиль японского каратэ, созданный в 1980 году Асихара Хюдэюки (р. в 1944 г.) Он долго изучал каратэ Кёкусин по руководством мастера Ояма Масутацу, а потом создал собственный стиль, называемый также «Асихара Файтинг Каратэ».

Асихара-Рю предлагает научный подход к бою, ориентированный как на спортивные состязания, так и на самооборону. Он разработал свои собственные ката, и правила соревнований с контактными ударами, похожие на правила Кёкусинкай.

Асихара-Рю особенно популярно в Японии и США.

АТЭМИ-КИДО-НИН-ДЗЮЦУ

Боевое искусство, созданное в США Ирвингом Сото. И. Сото изучал каратэ и айки-дзюцу, а также Атэми-нин-дзюцу под руководством мастера Ямамото в течение десяти лет, которые он провел в Японии.

Атэми-Кидо-нин-дзюцу использует в основном точечные удары (Атэми-Вадза), к которым добавлены многочисленные болевые вывихи и броски. Используются также различные виды холодного оружия.

Основные цели тренинга: самооборона, психологическое воздействие на противника и работа с энергией Ки.

Атэми-Кидо-нин-дзюцу, называемое также Сото-рю-нин-дзюцу, развивается в рамках Федерации Атэми-Кидо-нин-дзюцу, которая регулярно проводит соревнования (вольный бой в жесткий контакт).

Б

БАГУА-ЦЮАНЬ

По-китайски означает «кулак» (цю-ань) «восьми"(ба) «триграмм» (гуа). Один из трех наиболее известных стилей «внутреннего» направления ушу (нэй-цзя).

Точное время и место возникновения этого стиля неизвестны. Согласно традиции считается, что «отцом-основателем» является некий Ван Хэн, живший во второй половине XVIII века. В 1796 году он взял к себе в ученики Фын Гочаня, а тот, достигнув преклонного возраста, избрал своим преемником юношу по имени Дун Хайчу-ань, с которым встретился в провинции Чжан-ван. Дун Хайчуань обучил, в свою очередь, 12 человек, которые понесли стиль Багуа в разные стороны Китая. Имена легендарных «12 апостолов» таковы: Ван Лидэ, Вэй Цзи, Инь Фу, Ли Цуньи, Лю Фэнчунь, Лян Чжэньпу, Ма Вэйци, Сун Чанчжун, Сун Юнсян, Чжан Чжанькуй, Чэн Тинхуа, Ши Лю.

Особенность этого стиля в движении по кругу шагами двух типов (сворачивающимися и разворачивающимися) с одновременным вращением вокруг оси. Основное оружие – открытая рука, точнее, ее ладонь и пальцы. Базовые формы стиля подразделяются на 8 составных элементов, имеющих названия «Лев», «Единорог», «Дракон», «Феникс», «Змея», «Ястреб», «Медведь», «Обезьяна». Во время практики форм особенно ценится непрерывность и скорость вращении в сочетании с перемещением ногами по кругу.

БАНДО

Упоминания о боевых искусствах впервые появляются в бирманских хрониках династии Паган (XI-XII вв.) Центрами их развития и пропаганды были буддийские монастыри, а также своеобразная «военная академия» «Газа Кхунит Кья-унг», или «Кхо Кьяунг», в которой сыновья правителей и аристократов изучали боевые искусства и военное дело. Наставниками обычно были буддийские монахи. Кроме этого, боевым искусствам обучали воинов королевской гвардии. Но широкого преподавания боевых искусств всем желающим, как во многих других странах Востока, здесь не было. Хотя показательные выступления и состязания проходили достаточно часто. Раз в год лучшему бойцу страны даже присваивалось звание «королевского боксера». Традиция эта жила до XIX века, пока Бирму не оккупировала Англия, и сама королевская династия не прекратила свое существование.

С установлением господства англичан наступил упадок национальных боевых искусств. Закон начал преследовать как учителей, так и учеников. Однако окончательно традиция не угасла. Она сохранилась в качестве деревенского развлечения и показательных выступлений во время народных праздников в отдаленных деревушках. Конечно, настоящие мастера боевых искусств («летхвэй сая») продолжали тайное обучение реальным приемам, но с годами делалось это все реже и реже. Многие из них эмигрировали в соседний Таиланд.

Первая возможность возродить национальные боевые искусства появилась в 1933 г., когда их начали пропагандировать во вспомогательных частях британской армии, состоявших, в основном, из бирманцев и непальских горцев – гурк-хов, известных своей воинственностью. В том году офицеры отдельной бригады гуркхов, расквартированной в Бирме, организовали занятия ими в своем армейском гимнастическом клубе. Дальнейшее развитие эта тенденция получила во время второй мировой войны, когда пришедшие в Бирму японцы, поощрявшие бирманский национализм и даже создавшие марионеточную армию при таком же марионеточном бирманском правительстве, активно способствовали воскрешению местных боевых искусств. В 1942 г. известные мастера У Пье Тхиен и Сая Пуа начали активную пропаганду бандо.

После второй мировой войны, когда Бирма получила независимость, министерство спорта стало проводить ежегодные соревнования по «бирманскому боксу». В 1946 г. удалось создать Всебир-манскую федерацию тхайинг, которую возглавил У Чит Тхан, ученик У Пье Тхиена. В том же году У Ба Тхан Гьи, занимавший пост директора департамента физической культуры в министерстве образования, создал Международную ассоциацию бандо с центром в Рангуне, столице Бирмы. Ее главными задачами он считал восстановление традиций бандо, создание единого и обновленного его стиля на базе комплексной традиции тхайинг. К 1950 году обновленное бандо было создано, а в 1962 г. объявлено национальным видом спорта. У Ба Тхан Гьи много странствовал по Бирме от одного мастера к другому, собирая и кодифицируя приемы. Он же придумал правила для спортивного варианта бандо. Умер он, считаясь Великим Учителем. Его сын Маунг Гьи эмигрировал в США, где создал Американскую федерацию бандо, наиболее известную из организаций, практикующих бирманские боевые искусства за пределами страны.



В Европе бандо нередко называют бирманским каратэ, видимо потому, что его напоминают современные разновидности бандо. Традиционые школы включают в себя красивые плавные движения, более похожие на технику китайских внутренних школ, чем на каратэ. Есть в бандо и «звериные» стили, имитирующие движения буйвола, кобры, орла, обезьяны, пантеры, удава, скорпиона, кабана, оленя, полевой птицы, тигра, гадюки.

Техника бандо включает в себя блоки, удары головой, удушения, захваты, удары кулаками, локтями, ступнями и коленями, пальцами наподобие «когтей», подножки и броски. Обычно бандо практикуют в одной из трех основных форм. В «мягком» бандо бой ведут против воображаемого противника по заранее подготовленной схеме. Даже если партнер присутствует, то контакта с ним нет или почти нет. Это немного похоже на ката в каратэ. В «среднем» бандо есть спарринг в легкий контакт в течение трех минут. Это похоже на спарринг в каратэ, но бой не прерывается, когда засчитывается очко при успешно проведенном приеме, а финальное решение принимается по истечении всего времени, отведенного на схватку. «Жесткое» бандо – это бирманский бокс летхвэй. Бои проходят в полный контакт и заканчиваются нокаутом. Они очень напоминают поединки муай тай, но лишены каких-либо ограничений, обеспечивающих безопасность партнеров. Например, в отличие от муай тай или кик-боксинга, в поединках «летхвэй» разрешены удушения и захваты, а бойцы носят не боксерские перчатки, а кожаные ремни, намотанные на руку, что позволяет бить не только кулаком, но и открытой ладонью или ее тыльной стороной.

В технике обучения, в классификации приемов бандо и в его тактике господствует принцип «девять на девять». Существуют девять основных способов перемещения; девять базовых блоков; девять типов ударов ногами; девять способов ударов локтями, кулаками и коленями; девять основных направлений атаки и обороны; девять основных типов захватов, удержаний, бросков; девять приемов, направленных на отрыв противника от земли. Конечно, на самом деле приемов гораздо больше, чем девять, однако все они основываются на этом фундаменте.

Бандо может быть любительским и профессиональным. В последнем случае подготовка начинается с подросткового возраста и проходит по принципу, аналогичному подготовке борцов сумо в Японии и боксеров в Таиланде. Бандо изучают в армии и полиции. В современной Бирме считается, что лучше всего его традиции сохранились именно в воинских частях. Бандо занимаются и женщины. Техника у ходов и освобождений от захватов, принятая в бандо – удобный для них вид самообороны.

Одежда, применяемая в традиционном бандо, состоит из шортов (либо набедренной повязки) и лангота – треугольного пояса, играющего роль своеобразного протектора для защиты паха. В Бирму он, скорее всего, пришел из Индии. Во время поединка его можно хватать для проведения броска. Иногда тело натирают маслом, а на руки и ступни надевают примитивные протекторы, сделанные из кокосового ореха. В школах модернизированного бандо (особенно в Америке) носят черную униформу, под цвет шкуры черной пантеры – тотемного зверя бандо. Как и в муай тай, тела профессиональных бойцов могут быть покрыты татуировкой, обычно изображающей животных. Раньше вытатуированный зверь обозначал принадлежность бойца к тому или иному подразделению бирманской армии, а сейчас считается, что этот зверь как бы передает человеку часть своей силы и быстроты. Помимо того, сама процедура нанесения сложного рисунка на кожу, достаточно болезненная и длительная, служит одним из способов воспитания выдержки и силы духа.

В бандо традиционно отсутствует система официальных рангов. Считается, что выделение кого-то может обидеть окружающих. Поэтому в Америке, где с проблемой градации пришлось столкнуться, систему данов построили просто по стажу занятий. Чтобы получить первый дан, нужно заниматься 5 лет. Затем через каждые три года присуждается последующий дан вплоть до шестого. Седьмой, восьмой и девятый присуждают с интервалом в 10 лет. Бандо не стремится превращаться в спорт. Большинство его организаций являются некоммерческими и не прибегают к рекламе своей школы или своего стиля.

БАНШАЙ

Это общее название для всех видов бирманских искусств работы с оружием. Главными видами считались шест, копье и меч (были разработаны 37 классических приемов владения мечом «дха»). Техника складывалась и под китайским, и под индийским влиянием. Работа с оружием осваивалась (и осваивается) параллельно с техникой бандо.

БАТТО-ДЗЮЦУ

Японское искусство, принадлежащее к группе Синбу-дзюцу (новых боевых техник) и заключающееся в особом умении пользоваться мечом (катаной).

Основателем батто-дзюцу является мастер То-яма, основавший свою школу (Тояма-рю) в 1925 году. Он ранее принадлежал к школе иай-дзюцу Омори-рю, но покинул ее из-за того, что считал нереалистичной исходную позицию этой школы – сидя на согнутых в коленях ногах. Учеником Тоямы стал Накамура Тайсабуро (родился в 1911 г.), ныне живущий патриарх и верховный учитель школы.

Батто-дзюцу Тоямы-Накамуры отличается от классического кэн-дзюцу и иай-дзюцу следующими особенностями:

1. Нет исходных позиций сидя или стоя на коленях;

2. Руководствуются 8 «заповедями» боя;

3. Главным тестом считается рубка катаной вертикально закрепленных бамбуковых палок.

БВАНГ

Боевое искусство коренных жителей Микронезии (Каролинские, Маршалловы, Марианские острова в Тихом океане, ныне находящиеся под опекой США).

Термин «бванг» довольно любопытен, так как он обозначает такие боевые приемы, целью которых является разоружение противника. Следовательно, этот термин идентичен японскому «бу-дзюцу» и китайскому «у-шу». Он известен в нескольких вариантах местных диалектов: «бванг» (острова Яп и Палау), «пванг» (Пулуват, Пулусук и Намулук), «пваан» (острова Трук и Восточные Каролинские), «пвен» и т.д.

По своему происхождению бванг является микронезийским. Однако господство Японии в 1919-1946 годах над многими островами Микронезии привело к целому ряду заимствований из дзю-дзюцу, дзю-до и бо-дзюцу. В результате сегодняшний бванг во многих отношениях напоминает эти японские системы: такое же использование инерции движений противника, вкладывание в приемы веса своего тела, рациональное расходование энергии и т.д.

Бой голыми руками в бванге представлен захватами и бросками, в сочетании с ударами ног и рубящими ударами рук. Наиболее популярны два вида таких ударов: «фалафаль» (то же самое, что и «сюто-учи», рубящий удар ребром ладони в каратэ) и «чептхак» (прямой удар ногой, подобный «мае-гэри»). Среди прочих приемов можно отметить «тхор» (освобождение от захвата за волосы спереди), «чиёрама» (удушение захватом пальцев за горло), «нееям» (особый вид защиты гребца в каное), «дохоуб» и «иресейай» (два типа защиты от ударов копьем), а также различные комбинации захватов и боевых удержаний («сооне-киёк, эфин, финикувен, сунукус, пуэнин-фефин, рефизи»).

Бой с оружием в бванге представлен техникой работы с копьем (оппонг), кастетом (никкумвуч), ножом (наджиф), палкой (вук), пращой (эву-нун).

Среди учителей бванга, получивших известность в прошлом, обычно называют Химо, Хаб-вунгомара и Танглемаля.

БЕРСИЛАТ

Малайзийское боевое искусство, включающее в себя бой голыми руками и с оружием. В своем развитии испытало сильное влияние индонезийского пенчак-силата и южных стилей китайского ушу.

Бой голыми руками в берсилате традиционно разделяется на два основных варианта: «пулут» – чисто показательные выступления, своего рода воинские пляски, и «буах» – истинное искусство боя. Главную роль в берсилате играют точечные удары, которые сочетаются с захватами, болевыми приемами и бросками.

Бой с оружием представлен техникой коротких клинков: это, прежде всего, знаменитый крис (кинжал с волнообразным клинком), а также паранг (кинжал с утолщенным клинком), бадик и писау (местные разновидности ножей).

Основными стилями берсилата являются баян, келантан, линтан, медан, пенинчуан, тералак, чекак.

БО-ДЗЮЦУ

Японское и окинавское искусство боя палками различных типов. Оно в равной мере продолжает традиции Бу-дзюцу феодальной Японии и Ко-будзюцу острова Окинава.

Палка, чаще всего используемая в бо-дзюцу, это рокусяку-бо, длина которой примерно 180 см. Кроме того, на Окинаве популярны кюсяку-бо (280 см) и сансяку-бо (100 см), а в Японии хан-бо (130 см) и тан-бо (60 см).

В период феодальных войн самураи использовали и другие модели. В частности, тэцу-бо (железную палицу с шипами разнообразной формы), консай-бо (палку, окованную металлом), хакка-ку-бо, кири-бо, ёри-бо.

Одной из первых школ феодальной эпохи, кодифицировавших бо-дзюцу, была Тэнсин-Сёдэн-Катори-Синто-рю, основанная в XV веке и существующая по сей день. В XVII веке знаменитый Мусо Гонноскэ заменил рокусяку-бо на более короткую, легкую и, следовательно, удобную модель.– дзё (120-125 см), или дубинку. В итоге он создал новую разновидность фехтования на палках – дзё-дзюцу и основал школу Синдо-Мусо-рю, прославившуюся своими 64 приемами боя.

БОЕВАЯ МАШИНА

Современная система самозащиты, которую разработал Анатолий Тарас (1944 г.р.) из Минска на основе методов рукопашного боя подразделений советской военной разведки. Главная цель подготовки по этой системе – научить защищаться от нападения сразу нескольких человек, в том числе вооруженных холодным оружием.

Основная ставка делается на приемы шокового и травматического воздействия. В техническом плане данная система представляет комбинированный рукопашный бой, с использованием в качестве оружия различных предметов (бутылок, камней, кусков стекла, гвоздей, палок и т.п.). Базовый принцип – безжалостное поражение наиболее уязвимых мест человеческого тела, начиная с нижнего уровня: ступни и голени, колени, пах, руки, живот, и только в последнюю очередь голова.

Отрабатывается небольшое количество приемов, из которых для каждого занимающегося составляется личный комплекс. Эти базовые приемы отрабатываются до полного автоматизма в типовых ситуациях. Важную роль играет психологическая подготовка, обеспечивающая постоянную готовность к смертельной схватке. Изучаются всевозможные хитрости и уловки, позволяющие выиграть инициативу в бою, подавить противника морально, успешно оторваться от преследования и т.д.

Ведущие методы тренинга, это различные виды спарринга, работа на тренажерах и репетиции на реальных объектах. Одним из тренировочных методов является участие в спортивных поединках в полный контакт (бокс, кик-боксинг, тайский бокс, саньда, бои без правил).

БОЕВОЙ СТИЛЬ

Общее название систем рукопашного боя, противопоставляемых спортивным единоборствам и так называемой «военизированной гимнастике» (типа условно-игровых стилей каратэ и ушу).

Подразделяются на системы ограниченного боя и тотального. В системах первой группы главная цель схватки заключается в обезоруживании, обез-движивании и конвоировании противника. Там захваты, болевые приемы, броски существенно преобладают над ударной техникой. Подобные системы состоят на вооружении полиции и органов госбезопасности.

Системы второй группы стремятся к уничтожению противника либо к выведению его из строя на длительный период. Здесь приоритет отдается сильным ударам конечностями и применению холодного оружия, как «настоящего», так и заменяющих его предметов повседневного обихода. Такие системы наиболее популярны в десантных частях, в подразделениях спецназначения.

Одной из первых систем «боевого стиля» стала в конце 20-х годов та, которую разработал специалист НКВД Нил Ознобишин. Она объединила в себе удары кулаками из английского бокса, удары ступнями и локтями из французского бокса, бросково-болевые и удушающие приемы из дзю-дзюцу и вольноамериканской борьбы (кэтча), технику работы с тростью и финским ножом. Более чем 50 лет спустя похожую систему создали американские специалисты Дэн Иносанто и Пол Ванек. Они сочетают в ней технику английского и французского бокса с приемами дзю-дзюцу, а также с техникой работы палками и ножами из филиппинских арниса и кали.

БОКС

Это поединок двух спортсменов, во время которого каждый, избегая ударов противника, стремится нанести ему как можно больше ударов в определенные части тела. Бой проводится на ринге, квадратной площадке, огражденной канатами (сторона квадрата от 4,9 до 6,1 м). Боксеры имеют на руках мягкие кожаные перчатки, а с недавних пор еще и защитный шлем на голове.

Удары разрешается наносить только руками в передние и боковые части головы и туловища (выше пояса). Захваты, толчки, подножки, удары локтями и головой запрещены. Бой разделяется на трехминутные раунды (три раунда у любителей, до 15 у профессионалов). Победителем считается тот боксер, который набрал большее число очков за успешные атаки, или выиграл нокаутом. Для уравнивания шансов спортсменов их разделяют на группы по возрасту, спортивной квалификации, весовым категориям.

Бокс развился из английского кулачного боя (см. статью). Крестьяне и городские жители в этой стране имели обычай разрешать свои споры с помощью поединков на кулаках. В XVIII веке учителя фехтования объединили элементы тактики и техники фехтования и бокса. Известно имя учителя фехтования и бокса Дж. Фигга, который впервые опубликовал правила бокса ив 1719 году стал чемпионом Англии по боксу. В 1743 году содержатель цирка Джеймс Броутон дополнил эти правила предписаниями для судей. С этого времени берет начало так называемый «призовой» профессиональный бокс. В соответствии с правилами Фигга-Броутона бой проводился голыми кулаками, разрешались захваты, подсечки и подножки. Ограничений по времени, разделений на весовые категории не существовало.

В 1867 году маркиз Куинсберри ввел правила бокса в перчатках, которые почти в неизменном виде сохраняются до настоящего времени. Благодаря им были устранены элементы борьбы, а также грубые силовые действия, бокс приобрел характер искусного спортивного единоборства. Теперь победу стали одерживать не только более сильные и выносливые боксеры, но и те, которые имели отличную технику, не выделяясь физическими данными. Вскоре британские власти поняли прикладное значение бокса и сделали его обязательным видом спорта в армии, на флоте, в полиции и у пожарных.

Из Англии бокс распространился в Европу и в Америку. Во Франции из соединения английского бокса и французского боя ногами «сават» родился так называемый «французский бокс». В США бокс превратился в национальный вид спорта. Первая любительская ассоциация бокса была основана в Англии в 1881 году, В США соревнования боксеров-любителей начали проводить с 1888 г., во Франции – с 1903 г., в России – с 1913 г. С 1904 г. бокс стал олимпийским видом. В 1920 году была образована Международная федерация бокса (АИБА) и с этого времени началось широкое распространение бокса по всему миру (до тех пор он был развит преимущественно в Англии, США и Франции).

В настоящее время, помимо англо-американского бокса, в котором разрешены удары только руками в перчатках, существуют также иные виды, допускающие удары ступнями, а также коленями и локтями. Это французский бокс, китайский бокс (саньда), бирманский бокс (летхвэй), тайский бокс (муай-тай).

БОРЬБА

Это такой вид единоборства, в котором соперники захватывают друг друга, пытаясь вывести из равновесия и бросить на землю. Во многих видах борьбы схватка продолжается и на земле (в партере), где широко применяются перевороты, выкручивание конечностей и другие приемы. В настоящее время виды борьбы разделяются на международно признанные (классическая, она же греко-римская или французская; вольная, или вольноамериканская; дзюдо; самбо) и национальные (среднеазиатская, кавказская, китайская, японская, индоперсидская и др.).

В древности борьба была распространена повсеместно. Нет таких племен и народов, у которых в прошлом не практиковался бы какой-нибудь вид борьбы. Все развитые цивилизации древнего мира (китайская, индийская, иранская, египетская, эллинская, римская, майя и др.) отводили борьбе самое видное место в своих иерархиях ценностей. В 708 году до н.э. борьба вошла в программу эллинских олимпийских игр в качестве пятой дисциплины пентатлона. По ее правилам побежденным считался тот, кто трижды касался земли любой частью тела, кроме ступней. С 648 года до н.э. стал олимпийским видом и панкратион – соединение борьбы с кулачным боем.

В Средние Века борьба развивалась в Европе по двум направлениям. Во-первых, как одно из «семи благородных искусств» рыцарей. В данном варианте поединки нередко происходили в доспехах и широко применялось «малое» оружие (кинжалы, стилеты, кортики). Во-вторых, борьба без оружия была весьма популярна среди крестьян и горожан. В течение XVI века борьба превратилась в Европе в народное искусство, хотя еще сохраняла первоначальный характер самозащиты. В XVIII веке в ряде европейских стран появились национальные гимнастические системы, в которые наряду с другими видами физических упражнений входила борьба. Особенно большое развитие она получила во Франции, где появились первые профессиональные борцы.

Борьба как вид спорта развилась из выступлений профессиональных борцов в период между 1880 и 1896 годами. В 1896 году были признаны международные правила греко-римской (французской) борьбы и ее включили в программу современных олимпийских игр. С 1898 года началось проведение чемпионатов Европы, а с 1904 года – чемпионатов мира. В 1914 году была основана Международная федерация любительской борьбы (ФИЛА).

В России любительской спортивной борьбой начали заниматься с 1895 г. (Санкт-Петербург), первое пособие по борьбе на русском языке вышло в свет в 1896 г., первый всероссийский любительский чемпионат был проведен в 1897 году. Наиболее известные дореволюционные российские борцы, это К. Буль, Н. Вахтуров, Г. Гаккеншмидт, С. Елисеев, И. Заикин, М. Клейн, П. Крылов, И. Поддубный, И. Шемякин, правда, все они – профессионалы.

Что касается национальных видов борьбы, то их существует огромное количество. Среднеазиатские: узбекский кураш, казахский курес, киргизский и таджикский куреш; закавказские: армянский кох, азербайджанский гюлеш (или гурассу), грузинская чидаоба. Известна молдавская трын-тэ, японская сумо, китайская сюайцзяо, исландская глима, голландско-немецкая, финская и много, много других. Характерная особенность национальных видов борьбы заключается в небольшом количестве базовых приемов (обычно не более 10-15), существующих в десятках региональных вариантов. По сравнению с современной спортивной борьбой, национальные виды достаточно примитивны как технически, так и тактически. В них повсеместно сила и силовая выносливость преобладают над изощренностью техники и гибкостью тактических действий. Тем не менее, в национальном самосознании каждого народа личности выдающихся борцов окружены легендами, –а достоинства конкретного вида борьбы всячески превозносятся.

См. также статьи ваджра-мукти, глима, дзюдо, кушти, маллявеша, панкратион, сумо, сюай-цзяо.

В

ВАДЖРА-МУКТИ

(или «мушти»)

Это ритуальное индийское единоборство, которое представляло поединок двух бойцов, вооруженных одной либо двумя «ваджра– ми» (молниями) – бронзовыми, железными или стальными кастетами причудливой формы. Такие поединки берут начало с времен завоевания Индии арийскими племенами, вторгавшимися с северо-запада волна за волной на протяжение нескольких веков, начиная с условной даты 1500-й год до н.э.

Поединки ваджра-мукти посвящались тем или иным богам многочисленного индийского пантеона. Они обычно кончались смертью одного из участников и, таким образом, напоминали поединки гладиаторов, возникшие из ритуальных боев во время тризны по воинам, павшим в сражениях. Неизвестно, кто участвовал в них в глубокой древности, но после IV века до н.э. бойцы вербовались из числа профессиональных борцов – «малля». Поединки ваджра-мукти многие ошибочно считают самостоятельным видом единоборств и, к тому же путают при этом два разных вида борьбы – «маллявеша» и «кушти» (см. статьи о них).

ВАДО-РЮ

Стиль японского каратэ, основанный в 1939 г. мастером Оцука Хиронори (1892-1982). Он начал заниматься дзюдзюцу с шести лет под руководством своего отца, Оцука Токудзиро. В 1905 г., в возрасте 13 лет, поступил в школу дзюдзюцу Синдо-Ёсин-рю, к мастеру Накаяма Тацусабуро-Ёкиёси. В 1921 году мастер Накаяма вручил 29-летнему Оцука «мэнкё-кайдэн» (свидетельство о завершении полного курса обучения) и объявил его своим официальным преемником.

С 1922 года Оцука начал изучать каратэ в стиле Сётокан-рю под руководством Фунакоси Гичина (1869-1957), чьим помощником он стал три года спустя. Параллельно он стал учеником Мотобу Чоки (1871-1944), который, в отличие от сенсея Фунакоси, который большое внимание уделял изучению «ката» (формальных упражнений), основной акцент делал на спарринг (кумитэ). Системы Фунакоси и Мотобу были полностью противоположны, вследствие чего Оцука постепенно пришел к идее создания собственной системы, на основе Мотобу-рю, Сётокан-рю и Синдо-Ёсин-рю. В 1934 году Оцука создал первую независимую ассоциацию каратэ.

В 1939 году, по просьбе Бутоку-кай и под воздействием националистических идей, он объявил о создании «первого чисто японского стиля каратэ», которому дал название: «Вадо-рю-кэнпо» (тем самым он как бы узаконил в глазах общественности то, что фактически сделал пятью годами раньше). После смерти мастера Хиронори, школу и ассоциацию Вадо-рю возглавляет его старший сын, Оцука Дзиро (родился в 1934).

В этом стиле 15 основных «ката»: 5 ката Пинан, 3 ката Найханчи, и еще 7 других – Бассай, Вансю, Кусанку, Нисэйси, Рохай, Сэйсан, Чинто.

ВАРМА-КАЛАИ

Индийское боевое искусство, сохранившееся с древних времен в южном штате Тамилнаду, в районе между Мадрасом и Путтуччери. На тамильском языке «варма» означает «то, что скрыто», а «калаи» переводится как «поражать, или находить». Таким образом, термин «варма-калаи» можно перевести словами «искусство поражения уязвимых точек». Оно подразделяется на бой голыми руками и бой с оружием. Обучение начинается с освоения стоек и передвижений. Потом приступают к изучению блоков, ударов кулаком и открытой рукой. Затем приходит черед ударов ногами, а также выпадов и уклонов. Кроме того, техника варма-калаи включает в себя прыжки, удары локтями и коленями, захваты, подножки и броски. Когда ученик овладевает техникой голых рук, его начинают знакомить с тем, как владеть оружием. Сначала учат пользоваться в бою длинной палкой (силамбам), затем переходят к дубинке, а потом к различным видам холодного оружия: кинжалу, сабле, мечу, копью и даже таким экзотическим, как боевой хлыст и рога газели. Ученик сначала работает с оружием в одной руке, позже его учат держать оружие в обеих руках (например, работать с двумя дубинками или с двумя кинжалами одновременно).

Что. касается формальных упражнений «ади вариссай» (дословно «серия, или последовательность шагов»), то их насчитывается не менее 60-и. Они разделены на пять блоков, по 12 в каждом, причем сложность их возрастает от первого блока («ученического») к пятому. Существуют также упражнения «кутту вариссай» (аналогичные японским «бункай»), то есть применение техники формальных комплексов против двух, трех и более противников. Интересно то, что все движения в формальных упражнениях отрабатывают как с пустыми руками, так и с оружием.

Любой атакующий прием варма-калаи нацелен на поражение жизненно важных точек тела противника. Это называется «марма ади». Случайных ударов просто нет. Но в зависимости от того, хотят ли убить противника или только вывести его на время из строя, сами удары наносят по-разному. И еще: в зависимости от способа поражения точек, связанных с внутренними органами, действие ударов может быть отсрочено. Например, человека можно ткнуть пальцем сегодня, а умрет он только через два месяца (это напоминает китайскую технику «дим мак»). Иными словами, в основе техники «марма ади» лежат представления о циркуляции внутренней энергии.

Тренировки по системе варма-калаи обычно проводят рано утром (с 4-х до 5-и часов), на свежем воздухе, подальше от любопытных взглядов. Места для занятий выбирают самые разнообразные: на берегу моря, в лесу, в песках, на крутых склонах гор, в болотах и даже под водой (чтобы тренировать дыхание). Практика варма-калаи требует серьезного знания йоги (особенно техники дыхания), а также знакомства с «баратханатти-ям», классическим танцевальным искусством тамилов. Дело в том, что в варма-калаи позиции и передвижения сходны с «па» этого танцевального стиля.

В Европе школу «варма-калаи» с 1988 года пропагандирует гуру Закрия, ученик мастеров Кришны и Тирунгана Самбадар.

ВИН-ЧУН-КУЭН

Один из наиболее популярных среди «хуацяо» (этнических китайцев, живущих в других странах), а также среди европейцев и американцев стиль китайского ушу. Впрочем, в КНР этот стиль известен под другим названием – Юнчунь. Его возникновение датируется XVII веком и связывается с женщиной по имени Инь Вин-Чун (Поющая Весна).

Предание повествует, что сначала она изучала шаолиньский стиль ушу под руководством своего отца и своего мужа Хун Цзэгуана, одного из «десяти тигров Шаолиня». Но потом стала ученицей монахини по имени Нгань Хуэй, разработавшей свой собственный метод самозащиты и не знавшей поражения ни в одном поединке с мужчинами. Творчески переработав систему Нгань Хуэй, Инь Вин-Чун создала оригинальную технику боя, которую после смерти этой женщины стал пропагандировать ее муж, давший стилю имя своей жены.

В настоящее время существуют два основных направления стиля Вин-Чун: китайское, связанное с именем мастера Ип Мэня (1898-1972) из Гонконга, и вьетнамское, возглавляемое Нгуэн Тэ Конгом. Несмотря на сходство в исходных принципах и в манере ведения поединка, они имеют некоторые различия.

Во-первых, последователи Тэ Конга в настоящее время изучают комплекс «кулак пяти зверей», отдавая таким образом дань уважения знаменитому шаолиньскому стилю.

Во-вторых, есть различия в тренинге с деревянным манекеном. В Гонконге изучают комплекс «116 приемов», разработанный Ип Мэнем. Во вьетнамском направлении существует парный комплекс «108 форм», который можно выполнять вдвоем с партнером, на манекене или в одиночку. Другие различия несущественны.

Вин Чун – это техника боя на ближней дистанции, в которой важнейшую роль играют руки. Однако не следует думать, что работе ног в школе уделяется мало внимания. Техника ног очень изощренна и эффективна в реальном применении, поэтому в процессе тренировки ей уделяется достаточно времени.

Отличительной особенностью техники рук Вин Чун являются упражнения Чи сау (склеенные кисти), которые вырабатывают у последователей школы умение контролировать руки противника и правильно распределять свою силу. Подобные упражнения имеются и для ног. У мастеров школы развито «шестое чувство», позволяющее опередить намерение противника прикосновением к его руке и таким образом опередить его хотя бы на один ход.

Арсенал школы закодирован в шести комплексах формальных упражнений – Тао. Первый «Сиу Лим тао» (маленькая идея) исполняется на месте. В нем отрабатываются базовые движения и комбинации руками, а также происходит культивация внутренней энергии Ци. Второй «Чум киу» (поиск рук) посвящен отработке защиты и контроля от нескольких нападающих.

Этот комплекс отрабатывается уже в движении и включает новые элементы техники – удары ногами и локтями и т.д. В третьем «Бил дзе» (бьющие пальцы) отрабатывается техника работы пальцами и нанесение ударов по уязвимым точкам. Четвертый комплекс представляет собой работу с деревянным манекеном. Пятый и шестой комплексы посвящены отработке техники с оружием (шестом и «ножами-бабочками»). Все сказанное относительно техники справедливо как для китайского, так и для вьетнамского направления Вин Чун.

Сейчас в мире создано несколько крупных организаций, изучающих, развивающих и пропагандирующих искусство Вин Чун. К их числу относятся «Всемирная организация Вин Чун кун-фу» под руководством Вильяма Чеуна, «Международная организация Вин Чун кун фу» под руководством Лян Тина (оба – ученики Ип Мэня), «Ассоциация Вин Чун Тэ Конга» под руководством Винг Занга.

ВОВИНАМ-ВЬЕТВОДАО

Наиболее широко распространенный во Вьетнаме и за его пределами стиль вьетнамских боевых искусств (Во-дао, или Во-Вьетнам). Основал в 1938 году мастер Нгуэн Лок (1912-1960). Это «синтетический» стиль, источниками которого стали несколько старинных стилей вьетнамского рукопашного боя, заново переосмысленные на основе классического трактата XVI века «Лин Нам Во Кин». Обычно называют 4 таких стиля: Тай-шон Нян (Феникс Западной Горы), Ким Ке (Золотой Петух), До Нхан (Одноглазый), Са Лонг Чыонг (Сила Дракона Песков).

В ближнем бою стиль вьетводао-вовинам отдает предпочтение ударам локтями, коленями и головой, широко использует подсечки и подножки, болевые приемы и броски. На дальней дистанции – удары кулаками, пальцами, стопами. Своего рода «визитной карточкой» стиля вовинам являются так называемые «ножницы» (донг-чан) – подбивы и захваты противника ногами по всем уровням – от стоп до шеи. Известно более 20 вариантов таких «ножниц», в том числе с за-прыгиванием на шею более высокому по росту противнику! Соответственно, важное значение придается укреплению ног и прыжковой акробатике.

Однако главное, что сделал Нгуэн Лок – он поставил во главу угла духовное и физическое развитие человека через практику боевого искусства. Иными словами, он сделал то же самое, что и знаменитый Фунакоси Гичин («отец японского каратэ»), превративший технику рукопашного боя в Путь пустой руки, то есть в систему самосовершенствования: «Если ты хочешь изменить мир, то начни с изменения самого себя».

ВО-ВЬЕТНАМ

С вьетнамского эти слова переводятся как «боевые искусства Вьетнама». Имеется в виду бой голыми руками (во-туат) и бой с оружием (ко-во-дао).

До окончательного завоевания Вьетнама Францией (1884 год) там существовало много различных стилей и школ боевых искусств. После роспуска вьетнамской армии и запрета на преподавание рукопашного боя как с оружием, так и без него, эти искусства ушли в подполье. Некоторые за полстолетия исчезли навсегда.

Постепенно грозные некогда указы колонизаторов утратили свою силу, а местная администрация почти полностью стала состоять из вьетнамцев. К тому же колониальные власти справедливо полагали, что в эпоху пушек и пулеметов даже самые великие мастера кулака, меча и копья не представляют никакой опасности для государства. Итак, к 30-м годам XX века вьетнамские боевые искусства снова обрели право на жизнь.

К 1938 году получили определенную известность в колониальном Вьетнаме примерно 20 школ. Среди них: Тайшон-Нян, Ким Ке, До Нханг, Са Лонг Чыонг (см. статью Вовинам), а также Тхиеу-Лам (вьетнамская версия китайского стиля Шаолинь-цюань), Ба-Хак (от китайского Белого журавля), Зыонг-Ланг (от китайского Танлан-цюань), Во-Бинь-Динь (по названию провинции), Во-Тхай-Бинь (то же самое), Хонг-За-Куэн (от китайского Хун-цзя), Хоанг Лонг (Огненный Дракон), Лям-Шон (Лазурная Гора), Вин Чунг (от китайского Вин-Чун) и ряд других.

Однако все они являлись немногочисленными по своему составу, по существу, это были не школы, а секты. Дело в том, что для поступления в любую из них требовалось соответствовать трем условиям:

– быть благородного происхождения;

– иметь рекомендацию от человека, которому мастер-наставник вполне доверял;

– выдержать суровые приемные испытания.

Кроме того, обучение носило ярко выраженный личностный характер. Отношение «учитель-ученики» больше всего походили на взаимоотно– шения строгого отца с собственными детьми. И вот эти-то незыблемые прежде традиции Нгуэн Лок и отбросил. Во-первых, его школа была открыта для всех желающих, даже для французов! Происхождение ученика не играло никакой роли. Во-вторых, он ввел практику массовых тренировок – десятки людей на площадке в окружении толпы любопытных. В-третьих, он установил градацию технического мастерства, символически выражавшуюся в пяти степенях «кап» и 8 степенях «данг». В-четвертых, он меньше всего беспокоился о так называемой «чистоте стиля», спокойно заимствуя технику отовсюду, даже у врагов-японцев (броски и болевые приемы из дзюдо и дзюд-зюцу). То, что он сделал, было своего рода революцией. Излишне говорить, что все его новшества старые мастера встретили в штыки. Отношения Нгуэн Лока с ними являлись непрерывной «холодной» войной, иногда переходившей в «горячую». Видимо поэтому он умер, не дожив даже до 50 лет!

Впрочем, все новое заразительно. Под влиянием его примера другие молодые мастера тоже стали создавать свои школы. Обычно они брали за основу какой-то семейный стиль, и добавляли к нему все, что считали нужным из других стилей. Так появились новые школы: Во-Винам (основатель Чу Тон), Ву-Дао (мастер Тан Фам Ван), Вьет-Ву-Дао (мастер Морис Нгуэн Конг Тот), Тхан Лонг (Летящий дракон) (мастер Нгуэн Зан Фу), Шон-Лонг-Куэн-Туат (мастер Нгуэн Зык Мок), и некоторые другие.

ВОНХВАДО

Система самообороны, специально разработанная последователями «Универсальной церкви» Мён Сон Муна для привлечения в ее ряды молодежи. Существует в двух основных вариантах: «тон иль» и «чун хва».

В системе «вонхвадо» нет ничего оригинального. Ее «слепили» из таких известных систем, как хапкидо и тхэквондо, корейских аналогов дзюд-зюцу и каратэ. Техника того и другого вида соотносится в вонхвадо в пропорции примерно 70:30. Как и в хапкидо, главное, к чему должен стремиться боец – напор и силу противника обращать против него самого. Другой сходный аспект: после того, как противника поймали на захват, допускаются (и отрабатываются на тренировках) различные варианты последующих действий: бросок, болевое удержание, удар, удушение, нажатие на болевую точку.

Это позволяет, в зависимости от ситуации, строго дозировать степень воздействия на врага – ограничиться болевым контролем, свалить на землю, сломать ему что-нибудь, лишить чувств или убить. Естественно, что о подготовке к групповому бою (один против нескольких нападающих, или столкновение одной группы с другой) речи нет.

Как известно, в хапкидо существуют два основных направления: жесткое и мягкое. Вонхвадо ближе к мягкому направлению. Особенно это чувствуется в манере передвижений, и в том, как «снимают» удары противника. Их не блокируют, а лишь отклоняют от первоначальной траектории и немедленно переходят на захваты. Для развития «чувства противника» и умения точно определять дистанцию, много внимания в вонхвадо уделяется парным упражнениям, похожим на туйшоу в тайцзи-цюань и «чисао» в Вин Чун. Техника работы с короткой палкой и ножом очень похожа на филиппинские арнис и кали.

ВУН-ХОП КУЭН

Система самообороны, которую создал в США мастер Ал Дакаскос (1942 года рождения). Он ряд лет изучал Кадзюкэнбо-кэнпо под руководством главы этой школы Адриано Эмперадо и его главного помощника Асунсьона Сида. К этой основе он добавил ряд приемов из дзюдо, ушу и гавайского боя дубинками «лоас». А его сын Марк (1967 г. р.) привнес в эту систему еще и приемы бразильской капоэйры.

Г

ГЛАДИАТОРСКИЕ БОИ

Один из видов зрелищ, устраивавшихся в древнем Риме в конце эпохи республики и в эпоху империи для развлечения граждан.

Эти бои произошли от культовых погребальных обрядов, связанных с жертвоприношениями. Обычай убивать людей (военнопленных или рабов) над могилой павшего предводителя дружины или знатного соплеменника, был в древности распространен повсюду. Так было у скифов, элли-нов, славян, германцев, этрусков, почти у всех племен и народов. Постепенно с обычаем резать пленных и рабов, словно скот, во время похорон покончили, вместо этого их начали заставлять сражаться друг с другом. Победителю даровалась жизнь, а кровь побежденного служила жертвой покойнику.

На латыни слово «меч» произносится «гладиус» – отсюда термин «гладиатор» – «сражающийся мечом».

Первые 160 лет (с 264 по 105 г. до н.э.) гладиаторские бои в Риме устраивались исключительно на погребальных торжествах. Сначала редко, один раз в два-три года, с малым числом участников, потом все чаще и всё многолюднее. Начиная со 104 года до н.э. гладиаторские бои стали проводиться независимо от поминок по ком-то, на систематической основе. Эти кровавые «игры», тешившие самые низменные инстинкты развращенного римского плебса, длились ровно 500 лет, вплоть до 404 года н.э., когда они были окончательно запрещены вследствие настойчивых требований христианской церкви.

Гладиаторов набирали из числа военнопленных, осужденных преступников, рабов, а также свободных граждан – любителей острых ощущений, выходивших на арену по призванию, а не принуждению. В период наибольшего процветания гладиаторских боев в Римской империи насчитывались сотни тысяч гладиаторов. В некоторых играх участвовало до десяти тысяч бойцов в течение трех-четырех дней! В одной только Италии известны 99 цирков для гладиаторов, и ни один из них не пустовал больше месяца.

Средний гладиатор погибал на пятом, или шестом бою. Отдельные, особо одаренные фехтовальщики набирали до 50-и побед. Гладиаторские бои, с их «искусством красивой смерти», настолько восхищали римлян, что среди их участников постепенно стало появляться все больше и больше не то что свободных граждан-добровольцев, но даже представителей аристократии. Всех превзошел император Коммод, правивший со 180 по 192-й год н.э. До своей гибели от рук заговорщиков в возрасте 31 года, он успел провести более тысячи боев с дикими животными и с людьми! (правда, с людьми он бился деревянным оружием и не до смерти).

Гладиаторы выступали на арене парами, группами и целыми отрядами, вооруженные различными видами оружия. По роду оружия выделяли ретиариев (трезубец и сеть против щита и меча), фракийцев (шлемы с забралом, малые щиты и длинные мечи), самнитов (короткие мечи и большие щиты), галлов (копье, меч, шлем, щит), лак-веаторов (петля и дубинка) и других. Самыми искусными были димахеры, сражавшиеся двумя мечами сразу, либо выходившие на каждый следующий бой в другом вооружении. Основным видом боя был парный. Кроме того, существовали так называемые бестиарии – бойцы, сражавшиеся исключительно с животными, львами, медведями, пантерами, быками и др. Далеко не все бои велись до смерти, но все же таковых было большинство.

Подготовка гладиаторов осуществлялась в специальных школах с крайне суровым режимом и жестокими наказаниями (вплоть до сожжения живьем). Новички начинали с упражнений деревянным оружием на столбах и вращающихся манекенах. По достижении определенного уровня они получали металлическое тренировочное оружие, более тяжелое, чем то, которым им предстояло сражаться в цирке. Важную роль в их подготовке играли упражнения с отягощениями и на развитие ловкости, массаж, специальная диета. Фехтовальная подготовка в гладиаторских школах велась по всем правилам боевого искусства. По своему уровню она даже превосходила подготовку солдат римской армии!

ГЛИМА

Слово «глима» означает борьбу с молниеносными движениями. Это старая исландская борьба, похожая на швейцарскую и немецкую «борьбу на поясах» (вид народной борьбы крестьян в средневековье, во время которой надевались специальные укороченные брюки), а также на лапландскую борьбу.

Поединки проводятся на площадках с песком или дерном. Во время борьбы каждый из соперников хватается правой рукой за ремень или кольцо брюк, а левой – за укороченную штанину другого. Они пытаются вывести друг друга из положения равновесия и бросить на землю.

При этом борющиеся подпрыгивают, приседают и отрывают друг друга от земли. Установлено семь основных приемов и около 50 их вариантов. Работа ног и бросок, который осуществляется черед бедро, имеют сходство с приемами дзюдо. Запрещается отрывать правую руку от ремня или кольца брюк соперника. Партнер, который касается пола любой частью тела, кроме голени и предплечья (включая, конечно, также руки и ноги), проигрывает схватку.

Если падают оба борца, признается ничья. Весовых категорий в прошлом не было, сейчас есть три: легкая, средняя и тяжелая.

Этот вид борьбы популярен в Исландии, начиная с времен заселения острова викингами в X– XI веках. Глима интересна в качестве своего рода живой древности, дающей представление о том, как боролись люди в средневековой Европе. Ведь в Исландии, вследствие ее большой удаленности от материка и малочисленности населения (даже сейчас оно составляет меньше 200 тысяч человек), глима сохранялась без изменений целую тысячу лет!

ГОДЗЮ-РЮ

Школа жесткого и мягкого, стиль окинавского каратэ, основанный в 20-ые годы XX века мастером Мияги Чодзюном (1888-1953). Один из наиболее распространенных стилей каратэ, существующий в трех основных вариантах– окинавском, японском и американском.

Занятия боевыми искусствами Мияги начал с 11 лет. Первые 3 года его учителем был Арагаки Рюко. Затем учитель представил способного подростка великому мастеру Наха-тэ, Хигаонна Канрё (1840-1915). После двух лет, проведенных в кругу «семьи» Хигаонны, Мияги по его совету отправился на 4 года в Китай (в приморскую провинцию Фуцзянь), в те самые места, где лет тридцать назад учился сам Хигасионна. После возвращения домой Мияги возобновил тренировки у патриарха стиля, продолжавшиеся вплоть до кончины последнего.

После смерти Хигаонны встал вопрос о его преемнике. На руководство школой претендовали двое: 27-летний Мияги и Киёда Дзюхацу, любимый ученик патриарха, его «тень», хранитель самых сокровенных секретов Наха-тэ. (В конце-концов соперничество этих двоих закончилось тем, что Киёда создал школу Тун-рю, а Мияги Годзю-рю). Как бы там ни было, в мае 1917 года, уже после смерти Хигаонны, Мияги еще на 2 года отправился в Китай, чтобы продолжить там занятия у преемников Во Луциня, бывшего некогда учителем патриарха Наха-тэ. Его сопровождал некий Ёсикава (1886-1940), китаец по происхождению, чья семья давно уже поселилась на Окинаве. Этот Ёсикава хорошо владел ушу в стиле «Белый журавль» (Бай-хао-цюань) и, судя по всему, оказал значительное влияние на Мияги.

Вернувшись из Китая в июле 1919 года, Мияги начал работу по созданию своей собственной системы из элементов всех тех школ, которые он изучал: Рюкю кэнпо (Арагаки), Наха-тэ (Хигаон-на), Бай-хао-цюань (Ёсикава), Синьи-цюань (кулак направленной воли), Танлан-цюань (кулак Кузнечика-Богомола). Двумя основополагающими ката новой системы стали Санчин (в двух версиях – с пальцами, сжатыми в кулаки, и с открытыми ладонями) и Тэнсё. Значительно позже, в 1940 году, Мияги создал еще две ката: Гэкисай-Дай-Ичи и Гэкисай-Дай-Ни.

В 1921 году Мияги с блеском продемонстрировал свое искусство перед императором Японии Хирохито, посетившим Окинаву во время объезда провинций империи после своего вступления на трон. В 1926 году он основал ассоциацию «Окина-ва-каратэ-дзюцу-кэнку-кай», которую вместе с ним возглавили Ханасиро Чомо, Мабуни Кэнва и Мотобу Чою.

В 1927 году основатель дзюдо, мастер Кано Дзигоро, приехал на Окинаву со своими учениками для показательных выступлений. Вполне понятно, что демонстрировались всевозможные захваты и броски. К немалому удивлению Кано, после выступления дзюдоистов на площадку вышел какой-то крепкий мужчина (это был Мияги) и тоже показал серию захватов с бросками, но иных по технике исполнения, нежели в дзюдо. Позже, в более интимной обстановке, Мияги познакомил доктора Кано с богатым арсеналом бросков и болевой техники окинавского каратэ. Японец был поражен, тем более, что он уже познакомился с каратэ в исполнении Фунакоси Гичина, но тот ничего подобного ему не демонстрировал.

На следующий год, по инициативе Кано. Мияги был официально приглашен в Киото, для участия в фестивале, организованном ВАБИ – Всеяпонской ассоциацией боевых искусств (Дай-ниппон-бутокукай). Эта организация, созданная в 1895 году, устраивала такие фестивали регулярно. Мияги был очень плотно занят преподавательской работой в своей ассоциации, поэтому поехать в Киото не смог. Вместо себя он послал лучшего своего ученика, Синзато Дзинана (1901-1945). Его выступление произвело сильное впечатление. Все увидели, что каратэ – это не только ритуал, но в первую очередь грозная система рукопашного боя. Когда у Синзато стали спрашивать, как называется его «рю» (школа), он ответил: «ханко-рю» (школа середины). По возвращении домой его спонтанный ответ получил одобрение учителя, процитировавшего по этому поводу слова из китайского стихотворения: «все на свете одновременно и жестко, и мягко» (в том смысле, что везде побеждает «золотая середина»). Так родилось название Годзю-рю. В 1933 году школу Мияги официально зарегистрировала ВАБИ, именно под этим названием.

В 1932 году Мияги отправился в Осака, по приглашению одной из кафедр университета Кан-сай. Затем он побывал в Киото, в штаб-квартире ВАБИ и, наконец, в Токио. Там он встретился с Ямагучи Гогэном (1909-1989), молодым человеком, которому суждено было стать его преемником и продолжателем его дела.

В 1934 году Мияги по приглашению одной газеты уехал на Гавайи. Там он провел 8 месяцев, в течение которых преподавал технику каратэ служащим гавайской полиции и участвовал в показательных выступлениях. Любопытно, что в газетах каратэ Мияги называли двойным термином: «кэн-по-каратэ».

В 1935 году Мияги снова посетил Китай, те места, где он учился в 1904-08 и 1917-19 гг. А в 1937-м ему пришлось прибыть в Киото, где ВАБИ удостоил его звания «кёси» – верховного наставника школы, с присвоением ему степени 8-й дан. Удивительно, что ему была оказана такая честь, ибо «кёси» полагалось иметь 10-й дан!

С этого времени и до самой смерти, то есть около 15 лет, Мияги занимался в основном тем, что внедрял каратэ в учебные программы окинав-ских школ.

После смерти Мияги в 1953-м году, его официальным преемником стал Хига Сэко (1889– 1966). В прошлом этот человек вместе с Мияги учился у Хигасионны, а после смерти учителя он, несмотря на 12-летний стаж (с 1903 года) и практически одинаковый возраст, признал главенство своего коллеги. В 1932 году Хига открыл собственное додзё в Наха, где стал преподавать Годзю-рю. При жизни Мияги мастер Хига оставался единственным человеком, имевшим право учить этому стилю вне стен додзё Мияги. В 1937-м году ВАБИ присвоил Хига 7-й дан и звание «рэнси» (наставник). А с 1953 по 1966 Хига возглавлял Годзю-рю-синкокай, и считался вторым (после Мияги) великим мастером данного стиля.

После смерти Хига Сэко, его место занял Яги Мэйтоку (1912 г.р.), бывший учеником Мияги с 1926 года, а с 1929 еще и помощником. Яги принадлежал к одной из прославленных «36 китайских семей», поселившихся на Окинаве в 1391 году. Именно этому своему ученику Мияги завещал свое кейко-ги (костюм для тренировок). Ныне старому мастеру (все же 84 года!) помогают его сыновья – Мэйэцу и Мэйтацу.

Вот что вспоминает патриарх об «отце-основателе»: «Учитель был невысок, но широкоплеч и хорошо сложен. Он обладал проникновенным взглядом, всегда выглядел опрятно. Это был человек спокойный, улыбчивый и скромный. Так как его семья была очень богатой, он мог позволить себе посвятить всю свою жизнь боевым искусствам».

Среди других представителей Окинава-Годзю-рю наиболее известны Миязато Эйичи (родился в 1921 г.), Тогучи Сэйкичи (1917 г.р.) и Хигасионна Морио (1940 г.р.).

Японская ветвь Годзю-рю

При жизни Ямагучи Гогэн (1909-1989), по прозвищу «Кот», являлся самым известным японским учителем каратэ Годзю-рю. И хотя некоторые представители окинавских школ пытаются преуменьшить ту роль, которую он сыграл в распространении Годзю-рю по всему миру, его имя вписано золотыми буквами в историю каратэ.

Еще ребенком он начал заниматься кэн-дзюцу в школе Кирино Тосиаки (стиль Дзигэн). Кирино считался одним из лучшим японских фехтовальщиков своего времени. Говорили, что он мог разрубить мечом падающую каплю воды! Правда, легенды всегда преувеличивают. Во всяком случае достоверно известно, что он проиграл поединок мастеру Сюри-тэ кэнпо, Азато Анко (1827– 1906), противоставившим его мечу свои голые руки. Хотя, с другой стороны, Азато прекрасно знал технику Кирино, так как сам был знатоком Дзигэн-рю кэн-зюцу.

С 1922 года он занимался окинавским каратэ под руководством выходца с Окинавы, некоего Маруто. После встречи с Мияги, Ямагучи стал одним из самых пылких его последователей. Он полностью посвятил себя Годзю-рю. Когда его исключили из университета Кансай (в Осака), он сумел поступить в университет Рицумэйкан (в Киото), известный своим факультетом боевых искусств. К 1932 году у него был уже 10-летний стаж практики каратэ. Поэтому ему удалось быстро освоить стиль Годзю-рю.

Вот что он говорил о Мияги: «Я никогда не встречал человека столь замечательного, как Мияги-сэнсей. Спокойный на вид, но обладавший невероятной силой. Он тренировался очень упорно, поэтому его тело было прекрасно развито. Наши тренировки в то время сводились, в основном, к дыхательным упражнениям, практике ката и набивке предплечий (котэ-китаэ)».

С 1935 по 1937 год Ямагучи жил на Окинаве, где углубленно постигал суть кумитэ (поединков), а также психологические и энергетические аспекты каратэ. Хотя после 1947 года мастер Ямагучи стал развивать свое собственное направление в Годзю-рю, он навсегда сохранил глубочайшее уважение к окинавскому каратэ. Он называл его «первобытным», в смысле истинного искусства боя не на жизнь, а на смерть, не имеющего ничего общего с соревнованиями, где побеждают или проигрывают по каким-то «правилам», со всеми их условностями.

С 1938 по 1945 годы Ямагучи находился в Маньчжурии, где, судя по всему, выполнял тайные задания японских спецслужб. Об этом периоде его жизни существует множество легенд. Рассказывают о многочисленных дуэлях с разными бойцами, о схватках с животными (однажды ему пришлось голыми руками убить тигра!), о невосприимчивости к пыткам (2 года, с 1945 по 47-й, он находился в руках советской контрразведки).

Бежав из плена, Ямагучи вернулся в Японию, где с большой энергией занялся созданием по всей стране филиалов созданной им Ассоциации Годзю-каратэ. Он устраивал многочисленные турниры, а в своем додзё в Токио восстановил древнюю традицию «учи-дэси», – приближенных учеников, своего рода элиты школы. Спортивные соревнования, начавшие мало-помалу получать распространение в каратэ, Ямагучи не любил. Но, как вспоминает младший из его сыновей, Госи, он требовал от учеников, чтобы они любой ценой побеждали, если уж принимают участие в спортивных поединках.

Мастер Ямагучи имел сложный характер и слыл забиякой. При всем при том он всегда тяготел к мистике. Несколько раз он месяцами жил в горах, в полном одиночестве, предаваясь многочасовым медитациям на самом краю ущелий или в ледяной воде водопадов. Особенно он любил ката Санчин: «несколько лет ежедневных усилий, и она (эта ката) начинает дарить вам необычные ощущения и сверхъестественные возможности»…

Нельзя не отметить, что Маньчжурия периода японского господства (1932-1945 гг.) словно магнит притягивала к себе многих людей, сыгравших не последнюю роль в истории современных боевых искусств. Среди них мастер Кин-Рю (основатель Дзюкэндо), Мацуяма Синсукэ (основатель Кэнпокан-рю), Мочидзуки Минору (основатель Ёсейкан-Айкидо), Накано Мичиоми, он же Со Досин (основатель Сёриндзи-Кэнпо), Накаяма Масатоси (реформатор Нихон-Каратэ-Кёкай) и это еще не все…

После себя Ямагучи Гогэн оставил огромную организацию, которой руководят теперь трое его сыновей и две дочери. Самым знаменитым среди его учеников, бесспорно, стал Ояма Масутацу, создатель стиля Кёкусин. Именно у Ямагучи он заимствовал идею отшельничества в горах и медитации под водопадом.

Американская ветвь Годзю-рю

Каратэ Годзю-рю в США своим развитием обязано страстной и противоречивой личности Питера Урбана. В свое время он изучал Сёриндзи-рю у Ричарда Кима, потом Кёкусин-рю у Ояма Масутацу и, наконец, продолжил .свое образование у Ямагучи Гогэна.

В 1959 году он открыл свою школу в Нью-Джерси. Позже этот мастер переехал в Нью-Йорк, где открыл свое знаменитое «Чайна-таун-додзё» и ассоциацию Годзю-Кай. Среди его учеников можно отметить известного турнирного бойца Рона Ван Клифа, а также организатора престижных турниров фулл-контакт каратэ, Аарона Бэнкса.

В настоящее время П. Урбан возглавляет Всеамериканскую ассоциацию доблестных боевых искусств.

ГУЛАТ

Этот термин обозначает индонезийскую национальную борьбу, существующую в нескольких разновидностях, среди которых наиболее известен стиль Баньян, популярный на острове Ява, где живет примерно половина всего населения Индонезии. Гулат испытал определенное влияние таких разных видов борьбы, как японское Сумо, корейский Сиррым, а также индийская Кушти.

ГУНФУ

В старом Китае все методы психофизиологического тренинга, в том числе «боевые искусства», получили обобщающее название – гунфу. Искаженному прочтению французской транскрипции этого слова, перешедшей в другие западные языки, мы обязаны терминами типа «кунфу», или «конфу».

Спектр значений слова «гунфу» очень широк. Образованными людьми оно понималось как «подвижничество», достижение «предела» в любом достойном виде деятельности. Это подразумевало также постижение тайн мироздания, существование в гармонии с его законами. Входящий в слово «гунфу» иероглиф гун толковался прежде всего как «подвиг», «высокое деяние». Но в китайском языке он означает также «действие», «работу». В народной среде слово гун стало восприниматься и как обозначение способа приобщения к могуществу природных и божественных сил, и как просто «упражнение». В результате взаимодействия «книжной» и народной культур термин «гунфу» стал названием тех видов практики, в которых такого рода способы играли особую роль, а также наименованием высшего мастерства в этих сферах деятельности.

Появление обобщающего термина «гунфу» обозначило возникновение в Китае новых общекультурных ценностей. Конфуцианские, даосские и буддийские мотивы психофизиологического тренинга тесно переплелись в синкретической – «со-ставной» – китайской культуре средневековья. Задачи сохранения здоровья слились воедино с целями воспитания и самовоспитания, с мотивами соблюдения этических норм и законов мироздания. «Боевые искусства» сомкнулись с идеей духовно-физического самосовершенствования, приобщения к высшим силам. Эта взаимосвязь «всего со всем» в феномене гунфу не раз ставила в тупик его интерпретаторов на Западе. На вопросы прибывавших в Китай европейцев – чем занимаются медитирующие монахи, выступающие на рыночной площади бойцы или бродячий циркач, на груди которого разбивают молотом булыжник, – чаще всего следовал ответ: гунфу. Отсюда западные толкования этого понятия: «гигиеническая гимнастика», «способы продления жизни», «средства достижения сверхвозможностей», «техника экстаза», «техника транса», чаще всего – «искусство боя» и т.д.

Подобные определения, разошедшиеся по западной литературе, – результат подхода к явлению иной цивилизации с мерками своего опыта. Некоторые из этих мерок оказались весьма кстати, когда появилась возможность реализации китайской экзотики в коммерческих масштабах. В «массовой» культуре гунфу стало трактоваться только как изысканная техника мордобоя, донельзя усовершенствованная древней китайской мудростью.

Д

ДАЙТО-РЮ

(Школа Великого Востока)

Это школа традиционной ориентации, созданная легендарным человеком: Такэда Сокаку-Минамото-Масаёси (1858 – 1943). Его называют «последним великим воином старой Японии».

1. Формирование воина

Такэда Сокаку родился 10 октября 1858 года в провинции Айдзу. Его клан принадлежал к древнему и знатному роду Такэда. Еще совсем маленьким ребенком он начал изучать дзю-дзюцу у своего деда Такэда Соэмона, и бо-дзюцу – у своего отца, известного мастера в этом виде боевого искусства. В 12 лет он поступил в школу кэн-дзюцу Оно-Ха-Итто, к мастеру Сибуя Тома. Этот наставник был знаменитым мастером меча высокого класса. Очень быстро Такэда Сокаку проявил необыкновенные способности в фехтовании. Достаточно сказать, что в возрасте 16 лет он выиграл поединок на синаи (бамбуковых мечах) у одного из знаменитых фехтовальщиков того времени, мастера Момоно Сюнзо (1826-1886) из школы Кёсин-Мэйдзи-рю. В 1876 году, после 6-и лет занятий, мастер Сибуя вручил Такэда «мэнкё-кай-дэн», документ, удостоверяющий постижение всех секретов и технических тонкостей школы и дающей право на самостоятельное преподавание.

Параллельно со школой Оно-Ха-Итто, Такэда 2 года занимался в школе кэн-дзюцу Дзики-Син-Кагэ-рю у 14-го великого мастера этой школы Са-кикабара Кэнкичи (1829– 1894), а также в школе со-дзюцу (владения копьем) Ходзоин. В том же 1876 году он получил «мэнкё-кайдэн» школы Ходзоин.

В июне все того же 1876 года умер его старший брат, и семейные обязанности заставили Такэда вернуться в родную провинцию. Там он был представлен Сайго Таномо-Чикамаса (1829-1905), прямому потомку основателя их клана и тогдашнему его главе. Этот человек слыл непревзойденным мастером меча, копья и боя голыми руками. Свою школу он называл Осикиучи-рю. То, что он преподавал нескольким избранным ученикам, являлось комплексной боевой системой. Она включала, помимо фехтования мечом и копьем, также и захваты, болевые и бросковые приемы. Около двух лет Такэда постигал технику Сайго, и весьма преуспел в этом.

В 1880 году эти два человека снова встретились, когда Сайго Таномо исполнял обязанности настоятеля в храме Синто Никко Тосёгу – главном храме их клана, а также всего рода Такэда. За шесть месяцев, проведенных вместе, мастер Сайго передал одаренному ученику все секретные знания школы(«окудэн»).

2. Странствия и преподавание

С 1880 по 1898 гг. Такэда Сокаку вдоль и поперек объездил Японию, соревнуясь со всяким сколько-нибудь заметным мастером боевых искусств, который только принимал его вызов. Он не просил поблажек или особых условий при встречах с теми, кто считался сильнее него, фактически, он уменьшал свои преимущества, используя только излюбленное оружие своего противника – то есть сражался копьем против мастера копья и мечом – против знаменитого мастера меча. Он никогда не терял уверенности в себе, а число его учеников, невзирая на частые разъезды и отсутствие постоянного тренировочного зала, превысило 30 тысяч за всю жизнь. Среди них были дворяне, члены правительства, бывшие даймё и высокопоставленные чиновники.

Такэда Сокаку был представителем последнего поколения самураев, блестящим мастером боевых искусств и талантливым учителем, опыт которого являлся результатом интенсивных занятий ценой больших жертв с юного возраста. Академические знания, полученные от инструкторов в тренировочном зале, он довел до совершенства в настоящем, не сдержанном ни правилами, ни страхом официального запрета, бою с мастерами, полагавшими себя более-еильными и опытными, чем он. Эти соревнования ни в коей мере не были дружескими, смерть участников была обычным явлением. Прошедшие годы не помешали дойти до нас многим историям, показывающим характер и практические способности этого человека.

В 1910 г. в сельской местности, по которой путешествовал Такэда, объявился жестокий грабитель, который действовал настолько успешно, что люди, за исключением самых сильных, боялись путешествовать в темноте. Полиция, несмотря на все усилия, не смогла с ним покончить. Неожиданно по неизвестным причинам деятельность разбойника прекратилась. Поиски полиции позволили обнаружить труп, глубоко увязший вниз головой в грязи, на рисовом поле недалеко от дороги, по которой обычно ездил Такэда.

Деревенские жители считали, что мастер бросил негодяя с такой силой, что тот не смог выбраться из заболоченного места и задохнулся. С другой стороны, возможно, он умер от того, что у него была сломана шея. И полиция и население были очень довольны такой развязкой, и поэтому особо не расследовали действительные причины смерти.

Пятью годами спустя Такэда участвовал в столкновении с полусотней дорожных рабочих и вышел из него невредимым, нанеся большой ущерб численно превосходящим силам врага. В то время многие дорожные и строительные рабочие набирались из бывших преступников или бандитов. Они были жестокими, агрессивными, обычно не имели постоянного дома, кочуя в поисках работы и проводя свободное время в драках и пьянках. Для полиции это было настолько большой проблемой, что смерть от ран, полученных в столкновении с ними, регистрировали как вызванную естественными причинами, чтобы соблюсти формальности и избежать лишних вопросов.

Когда началась схватка, врагов было полсотни на одного – вооруженных тобигути (баграми), железными ломами и лопатами. Сначала Такэда просто бросил нескольких нападающих. Однако, когда в ход пошли ножи, он тоже вооружился сходным образом – и это стоило жизни девятерым бандитам. Этот случай прекрасно демонстрируует силу и гибкость айки-дзюцу как комплексной боевой системы За счет способности без колебаний переходить от работы без оружия к работе с оружием, Такэда вышел победителем из такой схватки, которая на первый взгляд казалась совершенно безнадежной.

Возможности Такэда Сокаку вызывали огромное восхищение сотрудников полиции, и в течение своей жизни он был учителем многих их офицеров и рядовых. Поэтому ему сходило безнаказанно ношение стального меча (запрещенное еще в 1872 году), а также многочисленные убийства своих противников на поединках. По некоторым сведениям, за свою жизнь Такэда убил на дуэлях около 50-и человек, и это не считая всякого рода бандитов. Кстати, чины полиции вполне одобряли его расправы с преступниками, и не смея сами нарушать закон, всячески покрывали Такэда, делавшего то, о чем полицейские могли только мечтать.

Если бы Такэда жил в наше время, его, без сомнения, сочли бы эксцентричным человеком. Рассказывают даже, что он всегда носил с собой собственную чайную посуду, из которой только и считал возможным пить, и ел лишь ту пищу, что готовил он сам или его старший ученик. (В давние годы для самураев было обычным беречь свою жизнь таким способом). Похоже, что его поведение было достаточно вызывающим, что показывает, например, следующий инцидент. В 1904 г. американец Чарльз Пэрри, учитель английского языка колледжа Сэндай, пожаловался контролеру в поезде на плохо одетого пассажира, занимавшего место в вагоне первого класса, которое он, похоже, не имел возможности оплатить. Проверка показала, что у пассажира действительно был билет первого класса, но привела его в такую ярость, что он попросил показать того, кто на него жаловался. Узнав, что это был ехавший в вагоне крупный иностранец, маленький Такэда, в котором было всего 150 см роста и 52 кг веса, схватил Пэрри двумя руками (приемом Ёнкадзё) и вытащил на открытую платформу в задней части поезда.

Неизвестно, что там произошло, но безусловно, это произвело очень сильное впечатление на м-ра Пэрри. Он сообщил в США, что Дайто-рю айки-дзюцу – это высшая система единоборства, результатом чего было приглашение от президента Рузвельта с просьбой прислать в США инструктора для демонстрации этих странных, но эффективных приемов. В ответ Такэда Сокаку направил туда Нарада Синдзо из отдела полиции Сэндай, одним из первых учеников которого в США стал Чарльз Пэрри, бывшая жертва его собственного гениального учителя.

Такэда Сокаку – это связующее звено между нашим временем и эпохой самураев. Имено он обеспечил передачу истинного айки-дзюцу через своих учеников к последующим поколениям.

Прожив полную, удачную и очевидно очень интересную жизнь, Токэда Сокаку скончался от естественной старости 25 апреля 1943 г. За два года до этого у него начался паралич, и многие тогда поверили в близость конца. Он был настолько близок к смерти, что один из его старших учеников, Уэсиба Морихэй, сменил название своей собственной школы.с Айки-Будо на Айкидо; совершая это, мягко говоря, нарушение этикета, он, вероятно, считал дни своего учителя сочтенными и мог поэтому произвести замену без страха вызвать его недовольство. Однако Такэда Сокаку отчасти восстановил свою былую силу и за два месяца до смерти, несмотря на частичный паралич, на занятиях в отделе полиции города Муро-ран даже бросил дзюдоиста 6-го дана. В тот день, когда его не стало, он почувствовал себя плохо у станции Аомори на северной оконечности основного японского острова Хонсю и был принесен учениками в гостиницу города Ито уже мертвым. Один из наиболее выдающихся бойцов последнего поколения самураев покинул этот мир в возрасте-85-и лет, после чего задача продолжения его работы лежала на учениках.

3. Ученики и последователи Такэда Сокаку

Наибольшую известность среди них получили Уэсиба Морихэй (1883-1969), создатель Айки-До; Окуяма Ёсидзи-Рюхо (1906-1987), создатель Хакко-рю; Чой Ёнсоль (1904 – 1987), создатель Хапкидо; Такэда Токимунэ (его сын, нынешний великий мастер школы Дайто-рю); Сагава Юки-ёси и Хиса Такумо.

Двое последних – единственные, кто получил «мэнкё-кайдэн» из рук самого Такэда Сокаку. После смерти учителя Сагава ряд лет возглавлял школу, но когда сын учителя вернулся домой после войны и плена, он отказался от этого поста в пользу последнего. Ныне Такэда-сын является 37-м по счету главой школы, считая за первого легендарного князя Минамото-но Ёсими-цу (1056-1127).

Вот что он говорит о своем отце: «Мой отец был человеком маленького роста, но грозного вида. Он всегда носил только традиционную японскую одежду. Много лет он был единственным, кто преподавал Дайто-рю. Но своего додзё у него не было. Он ездил по всей стране и проводил в разных местах 12-дневные семинары. Его учениками являлись, в основном, полицейские, а также чиновники местных органов управления. Как он сам считал, в течение всего периода преподавания он в той или иной мере обучил около 30 тысяч человек.

У него был удивительный дар, нечто вроде шестого чувства. Мне всегда казалось, что он мог читать мысли других людей. Любую опасность он чувствовал еще до того, как происходила сама встреча с ней. При этом он отличался скрытностью и осторожностью. Например, он никогда не ел и не пил ничего, приготовленного кем-то другим, кроме него самого, меня или старшего ученика. Он никогда никому не говорил, куда уходит или уезжает, когда вернется. Входя в чей-нибудь дом, или выходя оттуда, он всегда шел позади других, чтобы никто не мог ударить его в спину. Одним словом, он всегда был готов к бою, в любом месте и в любой момент»…

Анри Пле, «отец европейского каратэ», вторит ему: «Мастер Такэда жил так, как подобает самураю, не доверяя полностью никому, кроме самого себя, не произнося ни одного лишнего слова, не заботясь о достатке, и поистине пребывая за пределами расхожих представлений о добре и зле. До конца своих дней он преподавал жесткое айки-дзюцу, отличавшееся высочайшей эффективностью. И только немногим избранным ученикам он передавал, кроме этого, круговую плавную технику».

Поэтому, когда Уэсиба Морихэй в 1942 году начал открытое преподавание этого тайного раздела, назвав его «айкидо», Такэда испытал приступ гнева. Несколько его учеников отправились даже к Уэсибе, в его деревню Ивама, чтобы убить.

И только благодаря своему уму, выдержке и умению вести переговоры, Уэсиба смог избежать неминуемой смерти. Один он не выстоял бы против нескольких лучших учеников Такэды, владевших всем арсеналом приемов школы Дайто-рю.

4. Арсенал Дайто-рю айки-дзюцу

Его составляют 118 базовых приемов, 80 приемов айки-дзюцу-осики-учи, 66 приемов хидэн-окуги и 84 приема тосинъё-но-тэ, а всего 348 приемов боя голыми руками. К ним надо добавить технику работы с длинным мечом (катаной), с коротким мечом (вакидзаси), с длинным и коротким мечами одновременно (техника рёто-дзукаи), с копьем, шестом, посохом, железным боевым веером (тэссен-дзюцу), а также умение метать в цель острые предметы (нож, стрелки, шипы и другие).

Так что и сегодня школа Дайто-рю живет и здравствует!

ДАНЗАН-РЮ

Школа дзю-дзюцу, основанная в Гонолулу (Гавайские острова) в 20-х годах мастером Генри Окадзаки (умер в 1951 г.). Окадзаки считается основоположником гавайского и американского дзю-дзюцу. Наиболее известными среди его учеников являются Уэлли Джей (родился в 1917 г.) и Зиг Куфферэт (р. в 1911 г.).

У. Джей с 11 лет занимался боксом, а с 18 лет дзю-дзюцу. В 27 лет он получил первый дан (после 9-и лет тренировок; в те годы получить черный пояс было не так-то просто). В настоящее время ему почти 80 лет, он имеет 10-й дан в дзю-дзюцу и б-й дан в дзюдо. У. Джей известен в качестве автора теории «дзю-дзюцу малого круга» и признан одним из ведущих экспертов боевых искусств в мире.

3. Куфферэт, ученик Окадзаки с 1937 года, в свои 85 лет возглавляет школу Кодэнкан-Данзан-рю и демонстрирует блестящее владение боевым веером (тэссен-дзюцу). Все трое – Окадзаки, Куфферэт и Джей имели много учеников.

ДАН-ТЭ

Это боевая система, которую развивает в США Джон Кихэн со своими учениками. Кихэн был известным турнирным бойцом американского каратэ 60-х годов, одержавшим множество побед. Ныне он взял себе псевдоним «граф Дантэ», откуда и название системы. Если верить этому деятелю, то его система представляет собой один из вариантов искусства «Дим-Мак» (см. статью о нем), известный как «77 приемов отравленной руки воинов Черного Дракона».

Система, созданная во Франции в 1970 году Даниэлем Дао на основе трех стилей ушу: шао-линь-цюань, бай-хао-цюань (белый журавль) и цуй-ба-сянь-цюань (восемь пьяных мудрецов). В этой системе широко используется традиционное китайское оружие (сабля, меч, копье и др. виды), а также различные предметы повседневного обихода в качестве оружия, которое всегда «под рукой».

Существует Национальная федерация Дао-сю, со штаб-квартирой в Лионе.

ДЖИТКУНДО

Путь опережающего кулака.

Школа самозащиты, основоположником которой был знаменитый киноактер Брюс Ли (1940– 1973), американец китайского происхождения. Преемником Б. Ли стал Дэн Иносанто, американец филиппинского происхождения (родился в 1937 г.). Центром практического развития ДКД является «Академия боевых искусств» Д. Иносанто в небольшом городке Марина дель Рей (штат Калифорния).

ДКД – это не набор конкретных приемов, а метод. Идти по пути Брюса Ли, значит самостоятельно двигаться в каком-то направлении, которое невозможно точно определить в исходной точке. Оно складывается постепенно, по мере поисков и развития. А поскольку все люди разные, постольку они идут разными путями.

Брюс Ли часто говорил: «нельзя использовать способ как способ». Смысл этих слов в том, что даже самую эффективную технику нельзя использовать всегда и везде. Нет идеальных систем и нет, следовательно, такой– техники, которая бы годилась на все случаи. Тем более нельзя слепо копировать то, что отлично работает у других, но не проверено лично. Способ – это общий подход к решению задач, но не какой-то неизменный алгоритм их решения. Это не конкретное знание, а метод добывания знания.

Другой принцип звучит так: «не использовать предел как предел». Эти слова – призыв к простоте, к устранению всего лишнего и неэффективного. Брюс говорил, что в «настоящем мастерстве нет ничего специфического. Там есть только умение добиваться максимальных результатов минимальными средствами. В сложности и в украшениях нуждается то, что само по себе неполноценно». Простота и эффективность, как в изучении, так и в применении – вот его критерии для анализа любой техники.

Брюс Ли считал, что работа ног в поединке должна быть близка к той, что используют боксеры. Но только по своему смыслу, а не копированием их пританцовывания на носках. Противнику должно казаться, что вы стоите неподвижно, равномерно распределив вес тела на обе ноги. На самом же деле вес надо ежесекундно чуть-чуть перемещать с одной ноги на другую, но без внешне заметного движения. Смысл подобных микро движений заключается в высочайшей степени готовности к мгновенным выпадам, уходам в сторону, отходам, хотя кажется, что, вы стоите спокойно и расслабленно.

Это же относится и к рукам. Только что они напоминали гибкие, мягкие, чувствительные «щупальца» и вдруг, как молнии, ударили двумя стальными молотами. И снова стали мягкими и расслабленными. Существуют и формальные признаки, позволяющие отличать последователей ДКД от остальных практиков. Так, обстановка в зале гораздо свободнее, чем в традиционном додзё. В частности, можно разговаривать между собой, можно задавать вопросы инструктору тогда, когда они возникают, а не в конце занятий или после их окончания. Ритуал не акцентируется, характерных для японского каратэ многочисленных поклонов просто нет. Униформа и цветные пояса не используются. Ученики обычно носят ту одежду, которая для них наиболее удобна. Чаще всего это майка с короткими рукавами, широкие брюки из легкой ткани, туфли кунфу либо кроссовки.

ДКД отвергает низкие, напряженные стойки каратэ типа «киба-дачи» или «дзэнкуцу-дачи», а также замысловатые стойки ушу вроде позиций дракона, змеи и журавля. Основной является естественная стойка человека, изготовившегося к драке, очень похожая на стойку боксера. Она хороша своей мобильностью и удобством как для защиты, так и для атак.

Отвергаются также классические жесткие блоки, вместо них предпочтение отдается так называемым «стопорящим» ударам по атакующим конечностям, либо мягким движениям, изменяющим траекторию атаки и нередко переходящим в захваты. Не признаются размашистые и «петлевые» движения руками и ногами. Считается, что руки и ноги должны поражать цель кратчайшим путем, т.е. в большинстве случаев по прямой линии. В удары руками и ногами не обязательно вкладывать силу всего тела за счет скручивания корпуса и работы бедер. Брюс утверждал, что удар кулаком должен разить наповал даже в том случае, если он начался всего в десяти сантиметрах от цели. Вертикальный кулак явно предпочитается горизонтальному. Ударам всегда отдается первенство по сравнению с захватами, болевыми приемами на суставы, удушениями и бросками, хотя подобная техника тоже используется в подходящих случаях.

К практике формальных упражнений Брюс от носился отрицательно. Он всегда говорил, что если готовить себя к реальной схватке в городских джунглях, то нужен спарринг, спарринг и еще раз спарринг. Не признавал он и «боя с тенью». Зато отводил важную роль тренировке на тяжелых мешках, боксерских лапах, подвесных макиварах, традиционных и современных манекенах. Считал особенно важным освоение техники «взрывных» ударов руками и ногами из любого положения и в любом уровне – верхнем, среднем и нижнем, а также техники «липких рук».

ДКД требует ежедневных тренировок. Оптимальный вариант выглядит следующим образом: 3 дня в неделю – занятия в составе группы, а еще 3 дня – самостоятельная тренировка на снарядах. Кроме того, необходима ежедневная дополнительная практика по утрам, под которой понимается общефизическая подготовка – бег, растяжки, силовые упражнения и т.д. На тренировках в составе группы используются, в основном, такие виды работы, как спарринг, техника «липких рук», отработка захватов с бросками или болевыми приемами, тренировка на боксерских лапах.

ДЗЁ ДЗЮЦУ

Искусство фехтования дубинкой. Основано Мусо Гонноскэ в 1610-1615 гг. Ранее Мусо изучил технику работы «бо» (шест) школы Тэнсин-Сёдэн-Катори-Синто. Однако после поражения в поединке со знаменитым фехтовальщиком Мусаси Миямото, победившим его деревянным мечом (боккэном), он удалился на южный остров Кюсю, и там разработал 64 приема, составившие основу новой школы Синдо-Мусо-рю.

Длина «дзё» равняется 125 см, диаметр 2,5 см, а сама техника этой школы представляет нечто среднее между бо-дзюцу и кэн-дзюцу, причем преобладают тычковые удары по болевым точкам. Тренировки с «дзё» проводятся без протекторов, а удары (за исключением наиболее опасных) наносятся в полную силу. Подобная методика обучения не только воспитывает мужество, но и дает великолепную «набивку» тела, развивая мышечную броню и притупляя болевые ощущения.

С 1955 года существует Всеяпонская федерация дзё-дзюцу (Дзэн-Нихон-Дзё-Дзюцу-Рэнмэй), которую возглавляет Симидзу Такаги.

ДЗЁСИНМОН-РЮ

(Врата непоколебимого духа)

Один из «новых» стилей каратэ. Его основал в конце 60-х годов мастер Икэда Хосю (родился в 1942 году в Китае, в семье проживавших там японцев).

В 1954 году, в возрасте 12 лет он вместе с родителями переехал на Окинаву, где изучал оки-навские стили. Стиль Дзёсинмон базируется на старых окинавских стилях Сёрин-рю и Сёриндзи-рю. Его название как нельзя более точно отражает смысл традиционного боевого искусства, которое учит владеть не только телом и оружием, но и духом. Духом в первую очередь, ибо побеждает, в конечном итоге, не техника рук или ног, а совершенное владение самим собой. Побеждает тот, кто обладает «непоколебимым духом» (дзан-син), так как поколебать можно все что угодно, только не «пустоту отрешенности».

Взгляды Верховного Учителя иллюстрирует следующее высказывание: «Вы не можете обучать каратэ как средству нанесения ущерба другому человеку, это нарушает гармонию Природы. Но вы можете учить каратэ как средству, позволяющему остановить того, кто хочет причинить вред вам или другим людям. Таким образом вы восстанавливаете гармонию Природы».

Стиль Дзёсинмон-рю весьма популярен –на Кубе, где является одним из основных стилей каратэ.

ДЗЮ-ДЗЮЦУ

1.

Термин «дзю-дзюцу» (искаженное произношение – «джиу-джитсу») появился в Японии в XVI веке как общее название всех видов рукопашного боя без оружия и с так называемым «подручным» оружием. Он состоит из двух слов. Слово «дзю» означает «мягкий, гибкий, податливый, уступчивый», а «дзюцу» переводится как «техника, способ». Итак, дзю-дзюцу – это «мягкая, или податливая техника». Мастер дзю-дзюцу уступает натиску противника до тех пор, пока тот не окажется в ловушке, а тогда обращает действия врага против него самого. Разъясняя главный принцип дзю-дзюцу («поддаться, чтобы победить»), наставники прибегают к выражениям вроде того, что «ветка под грузом снега сгибается до тех пор, пока не сбросит его» и что «гибкая ива распрямляется после бури, а могучий дуб лежит поверженным».

Предшественниками дзю-дзюцу были различные виды самурайского боевого единоборства в доспехах. Среди них наиболее известны системы «ёрои куми-учи» и «коси-но-мавари», расцвет которых пришелся на XI-XV века. Их технический арсенал включал захваты за руки и болевые приемы на них, броски, подножки и подсечки, освобождения от захватов, работу с кинжалом. Удары применялись ограниченно, т.к. легче было травмировать собственную руку о латы, чем поразить врага. Но по мере распространения и совершенствования огнестрельного оружия доспехи сначала стали делать облегченными, а потом от них отказались совсем. Это позволило включить в указанные системы большое количество тычковых и рубящих ударов по уязвимым местам («атэми-вадза»).

Считается, что первую школу рукопашного боя в легком снаряжении («когусоку»), близкую к технике современного дзю-дзюцу, основал в 1532 году Такэноучи Хисамори в городке Сакусикияма на острове Кюсю. Четверть века спустя в Эдо (нынешний Токио) поселился эмигрант из Китая Чэнь Юань-бин, выдающийся мастер «циньна» (или «шинь-на»), китайского искусства захватов, болевых приемов и бросков. В 1558 году он открыл в буддийском храме Сёкоку-дзи школу, где обучал этой технике за плату всех желающих из числа самураев и монахов. У него было много учеников, трое из которых (Миура Ёситацу, Фукуно Масакацу, Исогаи Дзиродзаэмон) основали потом собственные школы дзю-дзюцу: Миура-рю, Фукуно-рю, Исогаи-рю.

В конце XVI ив первой половинеХVII веков, когда доспехи, даже облегченные, окончательно вышли из употребления, школы дзю-дзюцу возникали одна за другой. К 1650 году их насчитывалось более 400. Наиболее крупными среди них, помимо названных выше, были Арагаки-рю, Асаяма итидзэн-рю, Кито-рю, Косин-рю, Кураку-рю, Ёсин-рю, Мусо-рю, Рёи синто-рю, Син-но синдо-рю, Синсин-рю, Тэнсин синьё-рю, Ягю-рю и некоторые другие.

Исо Мутаемон – одна из самых известных фигур в истории дзю-дзюцу – родился в 1800 г. В 15 лет он прибыл в Токио (тогда назывался Эдо) с целью найти учителя рыцарского ремесла. После многочисленных мытарств он попал в школу, которую вел Орибэ Хитоцуянаги, продолжавший традиции Ёсин-рю. Здесь он обучался около 7 лет, вплоть до смерти учителя. Потом опять блуждал в поисках самой лучшей школы и в конце концов попал к Хомму Дзёэмону, который обучал Синно-синдо-рю. Несколько лет спустя он решил оставить учителя и основать собственную школу. Но вначале отправился в «мусасюгё» – путешествие по различным додзё в храмах с целью проверить свои приемы в борьбе с другими мастерами и усвоить науки, интересующие его. Однажды в селении Кусацу в провинции Оми он увидел, как несколько вооруженных разбойников намереваются ограбить сильно выпившего самурая. С помощью своего ученика Нисимури он легко справился с головорезами, не зная, однако, что это были члены большой банды, терроризирующей всю округу.

На следующий день в глубоком овраге Исо встретил около сотни бандитов. В получасовой борьбе Исо поверг многих из них, а оставшиеся спаслись бегством. Победоносный результат был возможен благодаря использованию атэми – ударов по уязвимым местам тела, а также приемов, дающих возможность выворачивать суставы.

Эта история принесла Исо большую славу. В заключение своих путешествий Исо поселился в Эдо и основал там школу под названием Тэнсин-синъё-рю, которая содержала 124 приема. В течение многих лет в своей школе Исо обучил около 5000 учеников.

2.

Характерной особенностью дзю-дзюцу на протяжение более чем 300 лет было то, что его культивировали исключительно семейные школы самурайского происхождения. Простолюдинам категорически запрещалось изучать это искусство.

Согласно традиции, в обучении четко выделялись три фазы, или этапа. Первая фаза – прием ученика в школу. Для этого надо было заручиться чьей-то рекомендацией и выдержать серию различных испытаний, проверявших физические, психические и моральные качества вновь поступающего.

Вторая фаза, длившаяся несколько лет, это тщательное изучение базовой техники. Надо было изо дня в день, по многу часов подряд, отрабатывать одни и те же приемы, стандартные связки движений и т.п. и только в том случае, если ученик проявлял способности выше средних и, к тому же, доказывал делом свою преданность учителю, тот его посвящал в тайны школы (их называли «окудэн» – «глубокие приемы»).

Такая система имела рациональное зерно, поэтому до сегодняшнего дня практикуется в некоторых традиционных школах. Суть ее в том, что упражняющиеся должны привыкнуть к терпеливой и продолжительной работе над приемами, что, по мнению азиатов, является ключом к последующим более сложным приемам.

Прежнее положение вещей начало быстро изменяться после буржуазной революции Мейдзи 1868 года, лишившей самураев всех привилегий и уравнявшей с другими сословиями. Европейцы и американцы впервые познакомились с дзю-дзюцу уже в начале XX века, когда несколько японских наставников открыли свои школы в Старом и Новом Свете. Однако широкое распространение в западном мире дзю-дзюцу получило только с 50-х годов. И хотя оно уступает по своей популярности каратэ, тхэквондо и ушу, все же число его приверженцев достаточно велико. Это сотни тысяч людей на всех континентах, объединенных в Международную федерацию Будо, Всемирную федерацию дзю-дзюцу и две Международные федерации нин-дзюцу.

Но сегодня эпоха мастеров с изумительными индивидуальными качествами, эпоха небольших, но знаменитых школ ушла в прошлое. Здесь и там еще предпринимаются попытки синтезирования новых приемов, но чаще всего они являются лишь рекламными уловками. В современном мире считаются только с такими мероприятиями, которые приносят огромные прибыли. Шанс на выживание для старых видов боевых искусств видится в превращении их в спортивные дисциплины, но, искренне говоря, это уже что-то другое.

В конце концов у дзю-дзюцу имеется неслыханно сильный конкурент – дзюдо, хорошо известный олимпийский вид спорта, финансируемый государственными и международными федерациями. Сегодня некоторые энтузиасты по-прежнему подчеркивают положительные качества дзю-дзюцу, но чтобы их добиться, требуется продолжительная, настойчивая работа, а большинство людей в современном мире ищет счастье в «легкой работе за большие деньги». Однако есть и такие, благодаря которым настоящие виды боевых искусств, в том числе дзю-дзюцу, не исчезнут.

3.

В современном дзю-дзюцу существуют 3 направления:

1) системы, созданные по заказу специальных групп и общественных организаций;

2) системы, являющиеся продолжением традиций, но модернизированные с целью приспособления к современным условиям;

3) системы, являющиеся творением оригинальной творческой личности.

Общей чертой почти всех вышеуказанных направлений является стремление к использованию приемов других видов боевых искусств.

Особый интерес к дзю-дзюцу проявляли и проявляют военнослужащие, сотрудники спецслужб и полицейские. Это понятно. Ведь техника современного дзю-дзюцу на 55-65% состоит из приемов, которые условно можно назвать «борцовскими» (захваты, болевые приемы, удушения, подножки, подсечки, броски), а еще 35-45% ее объема составляют всевозможные удары пальцами, кулаками, ладонями, локтями, головой, коленями и стопами ног. Иными словами, дзю-дзюцу – это техника комбинированного рукопашного боя. Даное определение тем более уместно потому, что в дзю-дзюцу широко используют в качестве оружия любые предметы труда и быта. В частности, «классическими» его видами считаются «явара» (палочка длиной от 15 до 30,5 см), «дзё» (дубинка длиной примерно в один метр) и «бо» (шест длиной в 2-2,5 метра), а также «вэй» (веревка или пояс) и «танто» (обычный нож).

Следует учитывать, что кроме задач самообороны в узком смысле этого слова, служащим армии, полиции, органов госбезопасности, сотрудникам разведки и контрразведки, пограничникам, членам групп антитеррора нередко приходится не защищаться от нападения, а нападать самим. Поэтому используемые ими системы дзю-дзюцу включают приемы шокового, травматического и смертельного воздействия, а также использование «военного» оружия – штыка, приклада или ствола автомата (винтовки), саперной лопатки, рукояти пистолета, корпуса гранаты и т.д.

Ведущую роль в современном дзю-дзюцу по-прежнему играют семейные школы японского происхождения. Известно около 50 таких школ, филиалы которых разбросаны по всему миру. Среди них 5-6 крупных (самая большая – Хакко-рю), но большинство мелких. Однако в последние 10-15 лет в разных странах (в США, Франции, СССР и других) стали появляться одна за другой школы боевых искусств, которые формально никак не связаны с традиционными японскими школами, хотя фактически они представляют собой современное дзю-дзюцу. Надо отметить, что уставы международных организаций дзю-дзюцу разрешают любой школе включать в программу тренинга те элементы техники, которые характерны для традиций рукопашного боя той или иной страны. Можно сказать поэтому, что техника дзю-дзюцу включает в себя все известные приемы боя. Различия между школами заключаются в том, какие группы приемов в них преобладают. Одни делают упор на болевые приемы, другие – на броски через бедро или корпус, третьи – на тычковые или рубящие удары по точкам, но в любой школе, помимо ее «основной» техники, изучают и другие способы самозащиты.

Что же позволяет в таком случае, говорить о дзю-дзюцу как о едином направлении? –То, что оно по своей сути не может быть спортом, и то, что в нем всегда на первом месте стоит так называемый метод «уступания, ложной податливости».

ДЗЮ-ДО

(«Путь гибкости», или «мягкий путь»)

Боевое искусство и спортивное единоборство, созданное в 1882 –1887 годах японским педагогом Кано Дзигоро (1860 – 1938). Является самым из вестным и популярным в мире видом восточных единоборств.

1. Создание дзюдо

До поступления в Токийский университет в 1877 году Кано занимался гимнастикой, греблей и бейсболом. Он даже основал первый в Японии бейсбольный клуб. С 17-летнего возраста, став студентом, Кано начал изучать дзю-дзюцу. В 1877 – 79 гг. он учился у мастера Фукуда Хати-носкэ из школы Тэнсин-Синъё-рю; в 1879 – 81 гг у мастера Исо Масатомо той же школы; в 1881 – 82 гг. у мастера Икубо Цунэтоси из школы Кито-рю. Все трое учителей Кано были очень старые, занятия у каждого из них прекращались в связи со смертью учителей.

Сам Кано вспоминал об этом периоде ученичества и поисков следующим образом: «Я изучал искусство дзю-дзюцу у знаменитых мастеров позднего феодализма, которые были еще живы в пору моей юности. Их наставления обладали большой ценностью, так как являлись результатом долговременного опыта. Однако все эти наставления давались не в виде разъяснения способов практического приложения некоего всеобъемлющего принципа, но лишь как независимые изобретения отдельных специалистов. Обнаруживая различия в технике, я часто оказывался в затруднительном положении, не зная, что здесь верно, а что нет, и чему следовать предпочтительнее. Такая ситуация привела меня к. мысли о необходимости более тщательно изучить предмет».

И тогда Кано приобрел на деньги отца редкие трактаты, излагающие теорию школ дзю-дзюцу Сэйго-рю, Сэкигучи-рю, а также Кито-рю. Теория последней из трех, видимо, сыграла решающую роль в оформлении его теоретической платформы. Во всяком случае, в июне 1882 года у Кано появился первый ученик,. Свое додзё, открытое им при храме Эйсё в Токио, Кано назвал Кодокан (Храм постижения Пути). В августе того же года у него было уже 6 учеников, и в это время появился седьмой – знаменитый Сида Сиро (он же Сайго Сиро, он же Сугата Сансиро).

Итак, основополагающий принцип был определен: «Этот принцип – наиболее эффективное использование духовной и физической энергии в достижении конкретной цели». По-япюнски данный принцип звучит как «Сэйроку-дзэнъё». Впрочем, различия между «старым» дзю-дзюцу и «новым» дзюдо были незначительны, по крайней мере в том, что касалось техники. Сам Кано отмечал: «Дзю-дзюцу я трактую как искусство или практику наиболее эффективного использования духовной и физической энергии, а дзю-до – как Путь и принцип этого использования». Современные японские исследователи (например, Обата Тосисиро) смотрят на дело очень просто: У 22-х летнего Кано не было «мэнкё кайдэн». Поэтому ему для открытия собственного додзё понадобилось заявить во всеуслышание о том, что он не продолжатель традиции какой-то конкретной школы дзю-дзюцу, а создатель совершенно новой.

Однако такое мнение и верно, и ошибочно сразу. Возможно, что Кано действительно поначалу не ставил перед собой каких-то глобальных задач, и не мечтал ни о чем ином, кроме как о собственной школе. Но он очень быстро пришел к идее, ставшей вторым главным принципом дзюдо: это идея всеобщего благоденствия. Вот как определял данный принцип сам Кано: «Наиболее результативное приложение силы применительно к усовершенствованию общественной жизни, равно как и в деле достижения гармонии тела и духа путем изучения практики нападения и защиты, требует прежде всего согласия между всеми членами общества, а этого можно добиться лишь за счет взаимопомощи и взаимных уступок, ведущих к взаимному благоденствию». Таким образом, главной целью Кано Дзигоро стало решение задач морального, нравственного воспитания через практику боевого искусства.

Впрочем, как всегда бывает в таких случаях, новшества Кано были крайне враждебно встречены «старой гвардией» – руководителями многочисленных школ дзю-дзюцу. Они публично обвиняли Кано в отсутствии должного мастерства, называли его книжным червем, отбивающим учеников у подлинных мастеров воинских искусств. Особенно рьяно ополчилась на Кодокан школа Рёи Синто-рю во главе с Тоцука Хикоскэ. Дело в том, что мастера этой школы обучали служащих токийской полиции, и обоснованно опасались возможности потерять работу. Трудно сказать, чем могло бы все кончиться, если бы у Кано не появился человек, ставший добрым «гением» дзюдо, 15-летний Сайго Сиро (1868-1922).

2. Сайго Сиро, «гений» дзю-до

Его в возрасте 9 лет взял на воспитание выдающийся мастер боевых искусств Сайго Таномо-Чи-камаса, глава клана Айдзу и школы ацки-дзюцу Дайто-рю (стиль Осикиучи). У Сайго Таномо не было сына, пэтому он надеялся вырастить из этого мальчика своего преемника, продолжателя традиций школы. Он даже дал ему свою фамилию. Под руководством мастера Таномо, юный Сиро освоил ряд приемов, которые впоследствии принесли ему и Кодокану всеобщее признание.

Однако в возрасте 13 лет Сиро покинул приемного отца, и поступил в школу дзюгдзюцу Тэнсин-Синъё-рю, где его и заметил спустя два года Кано Дзигоро. Еще через год Сиро уладил конфликт с мастером Сайго Таномо (в чем была суть трений между ними, осталось неизвестным) и даже женился на его дочери (все-таки, рано тогда взрослели: в 15 – 16 лет женились, получали «мэнкё-кай-дэн», становились знаменитыми бойцами!). У Сайго Сиро были исключительные природные способности и огромная физическая сила. В его лице Кано нашел идеального бойца для победы над врагами и конкурентами.

В поединках с представителями различных школ дзю-дзюцу Сайго побеждал противников с помощью броска из школы Дайто-Рю, называемого яма-араси («горный вихрь»), который стали отождествлять с его именем. Больше никто из его поколения не смог овладеть этой техникой, сочетающей бросок и замок кисти. Она была настолько сильной, что большинство противников некоторое время после броска не могли встать на ноги.

Кано Дзигоро весьма умно, хотя и не вполне честно, использовал мастера техники Дайто-Рю, чтобы показать превосходство своей системы дзюдо. Большинство приемов, с помощью которых Сайго побеждал своих противников, не изучались в школе Кано. Фактически большинство замков кисти, ударов руками и ногами и подсечек не вошли в новое искусство, поскольку считалось, что они слишком опасны и могут вызвать травмы у занимающихся в новой школе Дзюдо. К 1905 г. система Кодокан включала около 150 так называемых «приемов», в то время как в Дайто-Рю число видов техники (или Вадза) превышало 2000. Кроме того, в школе Кодокан были введены правила соревнований, которые хотя и уменьшили число травм, но ускорили деградацию дзюдо от уровня боевого искусства (Бу-Дзюцу) до уровня спорта и спектакля на публику.

Успех школы Кодокан был настолько велик, особенно после публикации романа по материалам из жизни Сайго Сиро, что привлек внимание иностранцев. К 1905 г. вышло несколько книг на английском языке, посвященных системе «Дзю-Дзюцу мистера Кано», как она еще называлась. Официальной линией Кодокана было утверждение неэффективности старых стилей дзю-дзюцу по сравнению с новым методом Кано. Публично утверждалось, что «японцы, изучавшие старые и сейчас бесполезные системы, обнаружили, что они вынуждены забыть свои полученные трудом знания и начать изучать все сначала по более научной системе Кано. Обладатель первого дана по старым школам оказывается беспомощным перед прилежным рядовым учеником Кано». Конечно, не говорилось, что этому представителю старой школы должно быть запрещено использование оружия и применение ряда наиболее эффективных приемов – таких, как удары руками и ногами, замки кисти и воздействие на болевые точки. Но даже в таком случае результат соревнования было бы несложно предсказать.

Если стиль Кано был столь совершенным, зачем же он тогда использовал одного из наиболее талантливых мастеров Дайто-Рю айки-дзюцу того времени для укрепления престижа своей школы? Кано знал, что большинство старых школ дзю-дзюцу не нарушит традиции й, не начнет свободно учить своим системам первого встречного, поэтому он мог уверенно и спокойно бросать им вызов, зная, что лишь немногие его примут, а тем, кто решится, придется столкнуться с техникой Дайто-Рю в исполнении Сайго Сиро.

Все же было бы неправильно слишком критически относиться к Кано, поскольку он достиг больших успехов в области воспитания молодежи и, несмотря ни на что добился признания своей унифицированной и высокоорганизованной школы дзюдо как основы стандартной системы физической подготовки в японской школе, полиции и армии. В то время дзюдо включало небольшое число приемов, которые были малоэффективны в единоборстве, то есть могли эффективно применятся только если нападающий был безоружен, неподготовлен и одет так, чтобы «дзюдока» мог захватить его за одежду для выполнения приемов дзюдо. Возможность эффективного использования этой техники против вооруженного и хорошо подготовленного самурая была невелика.

Но самого Кано мало волновало то, что у его стиля было много ограничений и то, что он был несравним с существовавшими тогда школами исключительно эффективного в поединках дзю-дзюцу. Он решал другую задачу.

Случилось так, что в 1891 году Сайго Сиро оставил ряды школы Кодокан и переехал в Южную Японию, где работал репортером. (Он получил девятый дан по Кюдо, японскому виду стрельбы из лука, и умер 23 декабря 1922 г. в возрасте 54 лет). Одним из объяснений может быть то, что давление, оказываемое нуждающимися в его услугах школами Кодокан и Дайто-Рю было настолько велико, что он решил уйти из них обеих. Другое же, более вероятное объяснение связано с фактом столкновения Сиро и еще нескольких мастеров дзю-до с борцами сумо во время отъезда Кано в Европу, когда Сиро выполнял его обязанности. Для наведения порядка и восстановления мира была вызвана полиция. Несколько полицейских офицеров, пробовавших вступить в переговоры, были сброшены группой Сайго Сиро в реку. Поскольку профессор Кано стал главой полицейской школы дзюдо, это могло иметь самые серьезные последствия. Поэтому чтобы избежать их, а также избавить профессора Кано от неприятностей, Сайго покинул его.

С отъездом Сайго Сиро из Кодокана оборвалась связь этой школы с истинно боевыми искусствами. С этого времени дзюдо в основном утратило свою жизненность. В последующие годы оно все больше и больше превращалось в спорт, хотя его основатель никогда к этому не стремился, а «жесткое» дзю-до сохранилось в армии и полиции. Вторая мировая война знаменует его превращение из полуэффективного метода борьбы просто в спорт, практически не эффективный в реальном поединке, в котором решающими факторами для победы стали грубая сила и хитрости в пределах правил соревнований.

Кроме самого Кано Дзигоро и Сайго Сиро, наибольшую известность получили еще два деятеля дзю-до: Мифунэ Кюдзо (1883 – 1965), обладатель 10-го дана (с 1945 года), прозванный непобедимым. Его ученик, голландец Антон Геессинк стал в 1961 году первым не японцем – чемпионом мира по дзюдо. Второй – это Кавайси Микиносу-кэ (1899 – 1969), работавший тренером в Англии и Франции с 1933 года. Его заслуженно считают «отцом» европейского дзюдо, так как почти все «чёрные пояса» (обладатели степени «дан») европейцы – дзюдоисты до 1947 года были его учениками.

3. Техника дзю-до

Техника классического дзю-до подразделяется на следующие разделы:

1) Расшатывания (кудзуси), т.е. подготовка к проведению основного приема; 2) Броски (нагэ-вадза) из положений стоя (тати-вадза) и лежа (сутэми-вадза). Стоя – с преимущественным использованием рук (тэ-вадза), бедер (коси-вадза) или ног (аси-вадза). Лежа из положений на спине (масутэми-вадза) и на боку (ёкосутэми-вадза).

3) Захваты (катамэ-вадза) трех видов: с удержанием (осаэ-вадза), удушающие (симэ-вадза) и болевые замки (кансэцу-вадза).

4) Удары (атэ-вадза) руками (удэ-вадза) и ногами (аси-атэ).

5) Владение ножом, палкой, большим самурайским мечом; ныне этот раздел практически забыт, так как после 1945 года он больше не изучался, ни в школе, ни в полиции, ни в силах самообороны (как называют японскую армию).

6) Приемы реанимации (каппо-дзюцу) путем нажатий на определенные точки человеческого тела.

7) Ката, или комплексы формальных упражнений, объединяющие базовую технику классического дзю-до. Этих ката, знание которых для обучающихся в Ко-докане строго обязательно и поныне, всего девять:

1. Комплекс мягкости (дзю-но ката)

2. Старинный комплекс (косики-но ката)

3. Комплекс «пяти стихий» (ицуцу-но ката)

4. Комплекс принципа наиболее результативного приложения силы (сэйроку дзэнъё кокумин-тайику-но ката)

5. Комплекс свободного спарринга (рандори-но ката)

6. Комплекс боевых приемов (синкэн-сёбу-но ката), т.е. ударов

7. Комплекс самозащиты Кодокана (кодо-кан госин-дзюцу-но ката)

8. Комплекс самозащиты для мужчин (иппон-ё госин-но ката)

9. Комплекс самозащиты для женщин (фудзёси-ё го-син-но ката) Именно в ката Кано Дзигоро видел образец гармоничного развития жизненных процессов, направленного на достижение взаимного благоденствия.

4. Клятва учеников Кодокана

Первые ученики Кодокана кровью расписывались под уставом школы: «Будучи принят в Кодо-кан, я не оставлю занятий без важной причины:

Я не посрамлю своей школы; Без разрешения не стану никому сообщать преподанные мне секреты мастерства; Без разрешения не стану никого обучать искусству дзю-до; Сначала как ученик, затем как наставник всегда буду неотступно следовать традициям нашего додзё».

ДЗЮКАДО

Система самозащиты, которую создал американец Брюс Тэгнер (родился в 1929 г.) Он занимался боевыми искусствами с 8-и лет, преимущественно дзю-до и дзю-дзюцу. Был чемпионом Калифорнии по дзюдо в 1949 г., тренировал спортивные команды дзюдоистов вооруженных сил США. С 1952 по 1967 г. возглавлял школу самозащиты в Голливуде (пригород Лос-Анджелеса), через которую прошли тысячи учеников разного возраста. Опыт, накопленный в этой школе, привел Б. Тэгнера к объединению элементов дзюдо (ДЗЮ), каратэ (КА), айкидо (ДО) в единый комплекс приемов, получивших название «Дзюкадо, или модернизированное джиу-джитсу».

Курс обучения в дзюкадо разделен на 6 этапов, каждый из которых завершается получением цветного пояса. Это белый пояс, голубой, коричневый первой степени, коричневый второй степени, коричневый третьей степени и, наконец, черный. Технический арсенал системы составляют удары руками и ногами (в том числе точечные удары кончиками пальцев, собранных вместе), блоки, захваты и освобождение от них, болевые приемы, броски, удушения, работа с палкой средней длины (типа дубинки).

Система Б.Тэгнера была популярна в США в 60-70-х годах, а также в СССР в конце 70-х, начале 80-х.

ДЗЮКЭНДО

(Путь мягкого кулака)

Боевое искусство, создателем которого является Тун Циньзак, более известный под японским псевдонимом Кинрю (Золотой дракон). Он соединил в своей системе технику нескольких стилей ушу с различными японскими методами.

В настоящее время существование дзюкэндо связано с деятельностью окинавца Кинзо Акио, открывшего свое додзё в Мияко (остров Окинава) в 1973 году, которое называется «Кэнсей Будо-кан». Он также возглавляет Всеяпонскую федерацию дзюкэндо. По мнению специалистов, дзюкэндо представляет пример типично окинавского каратэ – это значит, с преобладанием китайского влияния над местными разработками.

ДИМ-МАК

Искусство поражения нервных центров. Этот термин на кантонском диалекте китайского языка означает то же самое, что и «тьен-сюэ» на пекинском диалекте.

Существуют три класса точечных воздействий, описанных в китайской методологии – так называемые Дим Чинг, Дим Сюэ и Дим Мак. О Дим Мак многие знают из фильмов или выпускавшихся у нас брошюр. Однако то, что известно под этим названием, нельзя изучать как «Дим Мак – искусство замедленной смерти».

Дим Мак практически недостижим без овладения Дим Сюэ, а прежде всего – Дим Чинг. Воздействия класса Дим Чинг – самые легкодостижимые и самые надежные – составляют приблизительно 80% всех точечных воздействий. Поле деятельности Дим Чинг – структурные слабости человеческой конструкции, близколежа-щие к поверхности нервные узлы, сухожилия, суставы.

Дим Сюэ атакует кровеносные и лимфатические сосуды, дыхательные пути, жизненно важные органы. Нарушив кровоснабжение сердечной мышцы, можно заставить сердце остановиться. Удар в пах, селезенку, печень, желудок вызывает приступ общей слабости. Дурнота, потеря координации валят человека с ног. Последствия атаки Дим Сюэ гораздо более тяжелые, так как энергобаланс органов может не выровняться несколько лет, или вообще никогда, но правильно поразить эти точки гораздо труднее, чем точки Дим Чинг.

Воздействия класса Дим Сюэ используют при-мерно 15-17% известных уязвимых точек. Венцом точечных воздействий является Дим Мак, использующий энергетические каналы и входы человека – но достичь этого уровня очень и очень трудно, а простым «набиванием» вовсе невозможно.

Для самообороны вполне достаточно Дим Чинг. Для убийства годится Дим Сюэ. Человек, овладевший Дим Мак, скорее всего, никогда не применит его, так как уже избавился от необходимости драться, и унесет свои знания с собой в могилу, поскольку практически невозможно передать кому бы то ни было опыт личного переживания единства с Космосом. Конечно, есть общие методики достижения этого уровня, но каждый . мастер выполняет их по-своему: Малейшая ошибка-и прием не сработает, а то и обернется против самого бойца. Дим Мак – «атомная бомба» ушу: его не всегда выгодно использовать. Что же касается замедленной смерти – кому сейчас это нужно?

ДИСТАНЦИЯ БОЯ

Известный советский специалист 20 –30-х годов Н.Н. Ознобишин выделял 6 дистанций рукопашного боя:

– первая на 4-5 шагов, это сфера действия револьвера (а также метания камня, ножа, бутылки);

– вторая на 3-4 шага, это сфера действия трости (или цепи, большой лопаты, нунтяки);

– третья на 2-3 шага, это сфера действия ударов ступнями ног;

– четвертая на 1-2 шага, это сфера действия ударов кулаками (и пальцами);

– пятая вплотную без обхвата и на 1 шаг, это сфера ударов локтями, коленями, головой, болевых приемов на суставы рук;

– шестая дистанция, это бой вплотную с обхватом, т.е. борьба, имеющая преимущественно силовой характер.

Кроме того, Ознобишин выделял бой лежа на земле (борьбу) и бой с земли против стоящего противника (удары ногами).

Спустя пятьдесят лет (или что-то около того) американские специалисты Дэн Иносанто и Пол Ванек выделили 4 дистанции: ударов стопами ног, ударов кулаками, захватов (дистанция клинча) и борьбы сцепившись (т.е. в обхват). Такое разделение является менее точным по сравнению с вариантом Ознобишина.

Смысл концепции дистанций боя заключается в том, что для каждой из них наиболее эффективны строго определенные виды «естественного оружия» тела (или «настоящего» оружия) и требуется соответствующая тактика действий.

ДОСИНКАН

1.

Эту школу каратэ основал в 1966 году японский мастер Итикава Исао. Ранее его учителем был мастер Тояма Канкэн, глава школы Сюдокан (ныне школу Сюдокан возглавляет мастер Ханауэ Тосин). Мастер Итикава достиг 10-го дана в каратэ, 9-го дана в кэндо, 8-го дана в дзю-дзюцу и в дзюдо.

В конце 50-х годов он покинул родную страну и отправился в Европу. Оттуда он неоднократно выезжал в Латинскую Америку, США, Австралию, Черную Африку и везде пропагандировал свою систему. Так возникла Всемирная федерация каратэ-до Досинкан, штаб-квартира которой находится в Вене (Австрия). В настоящее время она объединяет сотни клубов в десятках стран мира, включая Россию, Грузию, Венгрию, Польшу, Германию, Мексику и другие.

Досинкан – традиционная школа. На первом месте в ней стоит духовное и моральное воспитание в соответствии с принципами самурайского кодекса Буси-до. Поэтому школа отводит важную роль общению учеников с учителями, практике ритуалов (например, чайной церемонии, обрядам посвящения), медитации, содержанию и ритму повседневной жизни, вегетарианскому питанию, безусловному отказу от наркотиков, включая столь распространенные как алкоголь и табак. Девизом школы вполне могут служить слова немецкого мистика начала XVII века Якоба Бёме: «Для кого мгновение – это вечность, а вечность – это мгновение, того не волнует мирская суета».

Разумеется, нынешние школы японского каратэ нельзя считать наследниками старинных «рю» – школ боевой подготовки самураев. Там все дело сводилось к ежедневным изнурительным тренировкам с утра до вечера, в ходе которых шлифовалось до совершенства умение владеть мечом, копьем, кинжалом, луком со стрелами. Ведь воин прошлого в любом сражении, в любой случайной стычке всегда рисковал своей жизнью. Сохранить ее могло только воинское мастерство самой высокой пробы. Поэтому овладение различными «дзю-цу» (видами боевых искусств) являлось для самураев основным и самым главным занятием в мирные периоды жизни, начиная с раннего детства.

Сегодня каратэ утратило свою первозданную практическую направленность. Обычная двух или трехчасовая тренировка 3 – 5 раз в неделю – это только часть жизни, а не главное ее содержание. В цивилизованном обществе среднему человеку очень редко приходится ставить на карту свою жизнь. Но даже тогда, когда такое случается, ведущую роль в обеспечении безопасности играют технические средства (транспорт, телефон, сигнализация, огнестрельное оружие и т.п.), а не степень мастерства во владении собственным телом. Реальность такова, что из боевого искусства в точном смысле этого слова каратэ превратилось в объект увлечения, так называемое «хобби». Еще и поэтому его наибольшую ценность составляют теперь отработанные веками методы закалки духа, вовсе не технические приемы, как считают многие. Если для человека самое главное – приемы рукопашного боя, то ему надо заниматься не традиционным каратэ, а каким-нибудь современным видом самозащиты.

Ученический цикл обучения в школе Досинкан включает прохождение 10 этапов, начиная с десятого «кю» и заканчивая первым. Считается, что при усердном отношении к тренировкам (не менее 3-х раз в неделю по 2 часа каждая) уровня десятого кю можно достичь за 3-4 месяца, и к концу первого года занятий дойти до седьмого кю. К концу второго года старательным ученикам удается освоить уровень третьего кю, к концу третьего года они получают «черный пояс» и степень 1-й дан. Указанным уровням соответствуют цветные пояса: белый (10, 9, 8, 7 кю), желтый (6-й кю), оранжевый (5-й кю), зеленый (4-й кю), синий (3-й кю), светло-коричневый (2-й кю), темно-коричневый (1-й кю).

2.

Стержнем системы обучения в школе Досинкан являются ката – комплексы формальных упражнений. Вокруг них объединены такие виды практики как дыхательная, энергетическая, медитация, закалка тела. На этапах «кю» осваивают 13 ката: 5 ката «Кёку», 5 ката «Пинан» и 3 ката «Найфанчи». На этапах «дан» помимо так называемых «высших» ката (Ванкан, Симпатан, Тэнъю и других) значительное внимание уделяется технике работы с оружием. Впрочем, эта техника тоже формализована, в соответствующих ката. Основные виды оружия следующие: «Бо» (двухметровый шест), «Дзё» (короткая дубинка), «Кама» (боевой серп, обычно в паре на обе руки), «Катана» (самурайский меч), «Нунтяка» (двузвенный короткий цеп), «Сай» (парные короткие трезубцы), «Тонфа» (парные рукоятки от жерновов). Настоящий меч чаще всего заменяет его деревянная копия – «боккэн».

Схема типовой тренировки в додзё выглядит следующим образом: дыхательные упражнения (5 минут), разминка (30 – 40 минут), «твердая» подготовка (20 – 40 минут), отработка техники (30 – 60 минут), разучивание и повторение ката (30 – 40 минут), дыхательные упражнения (5 минут). Всего от 120 до 180 минут не менее трех раз в неделю. Во время тренировок, проводимых японскими мастерами, вы не увидите упражнений на шпагат, специализированных упражнений для увеличения силы удара, пресловутых растяжек. По их мнению, все это, как и бег, силовые упражнения с отягощениями – гимнастика, а не каратэ. Гимнастикой надо заниматься в другой время (например, утром – растяжками, развитием гибкости, бегом) или в другие дни, свободные от тренировок в додзё.

В полном соответствии с самурайскими традициями, 2 раза в год клубы федерации Досинкан проводят курс интенсивного тренинга в течение 8 – 10 дней подряд, по 8 часов в день. Программа построена так, что нагрузка увеличивается лавинообразно, ее максимум приходится на 4 и 5-й день. Ощущение наполненности тела силой появляется на б – 7 день, а к 8 – 10 дню возникает удивительное состояние, которое можно без натяжек называть «просветлением»! Такие курсы имеют место в специальных загородных лагерях, где каратэки живут в палатках или легких домиках, а тренируются на открытом воздухе. Общеразви-вающие упражнения чередуются там с повторением базовой техники, практикой ката, работой с оружием. Для разрядки через каждые полтора-два часа устраивается короткий отдых (5 минут) с последующим выполнением комплекса дыхательных и энергетических упражнений (еще 10 минут).

3.

Базовая техника, используемая в школе Досин-кан, достаточно традиционна. Здесь можно видеть 15 стоек, в том числе 3 стойки ожидания (хейсо-ку, мусуби, учихати), 2 стойки готовности (хей-ко, найфанчи) и 10 боевых (дзэнкуцу, каги, киба, кокуцу, нэкоаси, санчин, сико, рейной, фудо, цзиго), 12 блоков руками (агэ-укэ, учи-укэ, удэ-укэ, гэдан-барай и т.д.) и 6 блоков ногами. Характерно, что блоки ногами могут одновременно выполнять роль подсечек, а блоки руками – переходить в захваты верхних и нижних конечностей. К числу основных ударов ногами относятся мае-гэри (прямой вперед), ёко-гэри (прямой в сторону), маваси-гэри (вперед по дуге) и ура-ма-васи-гэри (по дуге назад), усиро-гэри (прямой назад), ороси-гэри (маховый сверху вниз). Удары руками выполняются по прямой, по дуге сбоку, сверху вниз, снизу вверх, наотмашь в сторону и вперед, а также локтем (вперед, назад, снизу вверх, сверху вниз). Допускаются удары коленом снизу вверх и по дуге сбоку.

Интересно то, что в школе Досинкан большое внимание уделяется тренировке захватов. Среди них можно выделить захваты головы спереди и сзади, захваты рук и захваты ног. Основой для проведения захватов в бою служат неудачно проведенные удары противника, блоки, ослабление возможностей противника путем «отключения» сильным ударом одной из его конечностей. Опытные мастера в боевых поединках перед проведением захвата стараются надежно поразить соперника и лишь потом проводить завершающий прием: захват плюс добивание. Для успешного использования захватов нужны сильные мышцы, способные работать не только в динамическом режиме (как при ударах), но и в статическом, что приводит к уменьшению скорости удара. Поэтому спортивные стили каратэ редко применяют захваты.

«Твердая» подготовка включает в себя набивку мышц рук, ног, корпуса. У набиваемых мышц снижается восприимчивость к боли, повышается эластичность, они меньше подвержены травмам. Набивание тела идет снизу вверх. Первый этап набивания – бег на носках, пятках, ребрах ступней. Затем набивают подъемы стоп похлопыванием по ним ладонью. После исчезновения боли набивание продолжается кулаками, затем пучком тонких древесных веток, обтянутых тканью. Колени набивают о макивару (пружинящую доску, обмотанную туго натянутой веревкой) или о накивару (мешок с песком). Грудную клетку, живот, спину, руки сначала укрепляют наращиванием мускулатуры, потом набивают их ладонями, затем – кулаками, на завершающем этапе – палкой. Набивание лобной части головы аналогично предыдущим упражнениям: похлопывание, легкие удары кулаками, работа на мешке с песком.

Когда в руках и ногах возникает ощущение твердости, тогда приступают к переламыванию досок, Палок, разбиванию кирпичей (не раньше, чем после двух-трех лет предварительной подготовки), и к тренировке на деревянных манекенах «такэ-маки» («деревянный человек»). В школе Досинкан, в отличие от спортивных стилей, наби-ванию тела и практике разламывания твердых предметов придается огромное значение. То и другое составляет неотъемлемый элемент тренировочного курса в додзё, а также ежегодных курсов в загородных лагерях.

Еще один важный аспект тренировочного процесса в школе Досинкан можно назвать практикой «астрального каратэ». Имеется в виду умение использовать энергетические ресурсы организма. Необходимо добиться того, чтобы любой блок или удар совпадал с энергетическим импульсом, идущим из глубины подсознания. Такое мгновение можно сравнить с одновременно вспыхнувшим пламенем сотен тысяч свечей, до того сильно ощущение единства физической силы и энергии.

Умение сконцентрировать в себе первородные функции человеческого организма, берущие начало в далеком прошлом, когда человек еще почти не отличался от животного, и есть тот самый путь психофизического совершенствования, о котором так часто говорят. Если взглянуть на вполне безобидную домашнюю кошку в момент наивысшего эмоционального напряжения, мы как раз и увидим единство первородных функций организма: тело, готовое мгновенно осуществить любое движение, реагирующее на малейшие изменения в позе противника (другой кошки или собаки), горящие яростью глаза, выражающие стремление драться до конца. Человеку, далеко ушедшему от природы за тысячелетия цивилизации, чтобы научиться входить в подобное состояние, требуются годы упорных ежедневных тренировок.

Практика «астрального» каратэ включает в себя следующие элементы: очищение тела, соблюдение диеты, дыхательные упражнения, медитацию, энергетические упражнения, точечный самомассаж, энергетическую «подпитку» от природных объектов. В коротком очерке невозможно подробно раскрыть суть каждого из перечисленных элементов, поэтому придется ограничиться самой общей характеристикой.

Так, комплекс точечного самомассажа «сиацу» (или «шиатсу») включает 24 вида надавливания на точки и занимает, в общей сложности, примерно один час времени. Диетические требования сводятся к отказу от мяса, к всемерному ограничению в рационе продуктов, подвергшихся сложной кулинарной переработке, животных жиров, консервантов и прочей пищевой «химии». Концентратами энергии считаются злаки (это, в основном, различные крупы), мёд, орехи, отвар шиповника, настойки дикорастущих трав. Очищение тела, помимо соблюдения диеты, предполагает специальные курсы (например, 6-недельное питание исключительно свежими овощами и фруктами в летний период, так называемые «голодные» дни раз в неделю зимой и весной, или трехдневные голодовки раз в месяц-полтрра).

Медитация в каратэ Досинкан подразделяется на пассивную (сидя в позе «дза-дзэн») и активную (длительное повторение ката в плавном, медленном ритме). Энергетические упражнения включают, прежде всего, самовнушение, когда человек мысленно осуществляет различные манипуляции с воображаемыми объектами, например, с огненным шаром, с выбросом «энергии» через глаза, через центры ладоней и т.д. Наконец, энергетическая «подпитка» от сил природы – это поглощение тех излучений, которые тренированный соответствующим образом человек ощущает исходящими от деревьев, солнца и луны, звезд, драгоценных и полудрагоценных камней, от «живой» воды рек, озер и морей, где растут водоросли, плавают рыбы, копошатся на дне различные животные.

4.

Все перечисленные здесь аспекты сливаются воедино в ката. Каждая из них является одной из тропинок, ведущих к тем или иным вершинам психофизического совершенства. Об этом говорят их названия: «путь к истине», «обретение гармонии», «дорога к совершенству души» и тому подобные. Таким образом, школа Досинкан дает возможность всем желающим прикоснуться к древним духовным ценностям, культивировавшимся в додзё сотни лет назад. Возрождение традиционных идеалов в сегодняшнем суетливом и нервном бытии есть главное достоинство и притягательная сила школ традиционной ориентации. Именно поэтому ей уделено здесь столько места.

ДУАНЬДА

Китайское слово «дуаньда» состоит из двух иероглифов. «Дуань» – короткий, «да» – бить, удар. Таким образом, это слово обозначает технику ближнего боя, основанную на коротких, энергичных приемах, преимущественно на ударах и толчках.

1. Происхождение приемов дуаньда

 В древности Китай вел нескончаемые войны, и это заставляло людей изучать искусство самообороны. Только владение навыками рукопашного боя давало человеку возможность сохранить себе жизнь, победить врага. Поэтому правители страны поощряли развитие боевых искусств, заботились о том, чтобы каждый воин постоянно совершенствовался в них. Выдающийся полководец эпохи Мин Ци Цзигуан (1528 – 1587) в «Наставлении о подготовке солдата» говорил: «Совершенствовать свое боевое искусство надо не потому, что ты находишься на государственной службе и это входит в круг твоих обязанностей. Если ты умелый боец, ты убьешь врага, а не он тебя. Поэтому не повышает боевое мастерство только тот, кому надоело жить».

Он же неоднократно указывал, что различные вычурные стили ушу, не имеющие боевого значе ния «не надо изучать», и выступал за жесткий, чисто прикладной вариант техники единоборства. Такой подход к боевым искусствам способствовал развитию рукопашного боя дуаньда. Однако конфуцианцы, буддисты и даосы – эти три главные общественные силы старого Китая – всегда стремились ограничить развитие жесткой, даже жестокой по своему характеру системы дуаньда. Они пытались направить ее развитие по тому же пути, что и всех остальных разновидностей ушу – в русло оздоровительной гимнастики и комплексов формальных упражнений (таолу), не имеющих никакого практического значения для боя.

Последователей школы дуаньда всегда было относительно немного. В основном, ими являлись профессиональные военные и стражи порядка. Это нетрудно понять: ведь основная цель данной школы состояла и состоит в практическом использовании боевого искусства. А людей, способных к бою не на жизнь, а насмерть, всегда было гораздо меньше, чем тех, кому доступны оздоровительные и показательные упражнения.

Еще одна причина меньшей известности дуаньда по сравнению с народным и спортивным ушу заключается в том, что для освоения техники этой системы, глубокого понимания ее принципов, обязательно требуются сведущие наставники и способные партнеры. Оздоровительные и формальные комплесы можно всю жизнь практиковать в одиночку. О приемах дуаньда такого не скажешь. Сыграло пагубную роль и прямое запрещение школ дуаньда в годы «культурной революции». В тот период поощрялись и развивались только оздоровительные и зрелищные виды ушу.

Итак:

1. Дуаньда – древняя, исконно китайская система ближнего боя голыми руками;

2. Она предназначена, в первую очередь, тем людям, чьей жизни и достоинству постоянно угрожает опасность;

3. Дуаньда практиковали и практикуют в основном военнослужащие и защитники правопорядка;

4. В широких народных массах Китая эта система известна гораздо меньше, чем оздоровительные и зрелищные системы народного или спортивного ушу;

5. Причины меньшей популярности дуаньда по сравнению с ушу заключаются в следующем: не всем эта система нужна; не всем она доступна; традиционные китайские учения отвергали ее как нечто варварское; официальное руководство страны ряд лет запрещало ее. Однако дуаньда живет, ибо повседневная действительность, весьма далекая от совершенства, снова и снова требует от множества людей умения защищать себя, своих близких, а также общественный порядок.

2. Особенности приемов

Система дуаньда использует в качестве оружия части человеческого тела – голову, кулаки, ладони и пальцы, локти, плечи, таз, колени, стопы. Ее главный принцип – ловкие и яростные действия на ближней дистанции. Это способствует преобладанию коротких, небольших по амплитуде, смелых, резких и мощных приемов. Особенно много разнообразных действий локтями и коленями.

Атакующая рука никогда не распрямляется до конца, всегда остается возможность ее отдернуть. Удары наносятся вверху – в лицо и в горло, внизу – в пах и по коленным суставам. Удары стопами применимы как на дальней, так и на ближней дистанции и помогают действиям руками. Удары ногами должны быть расчетливыми и ловкими, быстрыми, точными, яростными. Удары головой внезапны и обладают сокрушающей мощью. В ближнем бою они поистине бесценны.

В своих движениях вы должны проявлять искусность руки, отточенность движения локтя, мощь ноги, отработанность удара коленом и головой, точность шага. Удары в дуаньда просты, но сокрушительны, правильная стойка наполняет их энергией. Эта энергия зарождается в поясе, усиливается ногой и достигает руки. Надо пользоваться толчком ноги, «закручиванием» талии, помощью плеча, чтобы все тело действовало в едином порыве. Резким и мощным ударам обычно сопутствует крик, помогающий «выбрасывать энергию».

В схватке следует выполнять следующие требования: руки всегда возле ребер, кулаки всегда у центра туловища, они защищают голову и закрывают пах от атак сверху, прямо и снизу. Защищаясь от мощного удара, надо уклониться, уйти с линии атаки, затем использовать брешь, образовавшуюся в обороне противника после проведения им приема, и контратаковать. Удар, идущий высоко в голову, отбивается вверх, удар в среднем уровне отбивается в сторону, а низкие удары отбиваются вниз. Удар левой руки блокируется правой с уклоном и ударом ногой, удар правой блокируется левой.

В дуаньда приемы не делятся на чистые действия руками или ногами, правой или левой конечностью. Все части тела помогают друг другу. Неудавшийся удар рукой подкрепляется ударом ногой и наоборот. Удару правой конечностью сопутствуют защитные действия левой, удар правой рукой дополняется ударом левой ногой. Для увеличения взрывной силы ударов, возможностей своего тела противостоять ударам противника, развития его способности наполнять те или иные части тела энергией, необходима гармония физического и психологического состояния.

Такая гармония достигается через сочетание физических и энергетических упражнений, но главное – через соблюдение моральных принципов.

3. Составные элементы системы дуаньда

Чтобы вступить в схватку с преступниками, защитить себя и победить врага, недостаточно хорошей физической подготовки и бесстрашия. Надо еще хорошо владеть всеми составными элементами системы рукопашного боя дуаньда. Это означает следующее:

1. Уметь использовать в схватке все возможные средства;

2. Направлять свои удары в уязвимые места противника;

3. Постоянно сохранять оборонительную стойку;

4. Избегать пассивного ведения боя, ибо лучшая оборона – нападение;

5. Полностью использовать потенциал удара;

6. Уметь преодолевать неблагоприятные моменты в схватке.

Уметь использовать в схватке все возможные средства, это значит, что прежде всего, следует применить оружие, если оно у вас есть, либо употребить в качестве оружия имеющиеся под рукой предметы – палку, бутылку, камень, зонтик, поясной ремень, инструменты или что-то другое. Ведь оружие, даже примитивное, значительно расширяет возможности самозащиты.

Если же под рукой ничего нет, необходимо, полностью использовать возможности своего тела, применить серии защитных движений, уходить от ударов, использовать промахи противника для собственной атаки.

ДЫХАНИЕ В БОЮ

Существуют два основных типа дыхания – диафрагмальное и скелетное (изолированное и включенное), к которым так или иначе молено отнести любой дыхательный прием.

Наш естественный способ дыхания основан на первом принципе. Межреберные мышцы и брюшной пресс ритмично сокращаются, то вытесняя воздух из легких, то втягивая его. При этом они действуют как бы изолированно от всех остальных мышц, мало участвуя в общем двигательном процессе. Человек так дышит с самого рождения и неплохо обходится этим способом всю жизнь. Но начиная двигаться активно, он чувствует «недостаток» дыхания, резь в боку, быстро утомляется, теряет способность координировать свои действия.

Причина этого в несогласованности дыхательных и двигательных ритмов. Ведь полностью изолировать мышцы, участвующие в дыхании, от других невозможно, так как они собраны на одном и том же каркасе-скелете. Поэтому их движения взаимно действуют друг на друга, внося разлад и хаос, сбивая ритмы при несогласованной работе.

Но в процессе движения рано или поздно возникает какой-то общий ритм. Придерживаясь его, можно продолжать движение безостановочно, иногда в течение нескольких часов. В этом случае происходит синхронизация ритмов: они перестают сбивать друг друга, делая необязательным постоянный контроль за ними, переводя движения на рефлекторный уровень. Здесь имеет место и еще один интересный фактор – резонанс ритмов, их взаимное усиление и поддержка.

Для рассмотрения этого феномена бег не самый лучший пример, поскольку основные работающие мышцы не связаны непосредственно с грудной клеткой, где находятся легкие. Лучшим примером будет косьба: движение ритмичное, сильное и достаточно продолжительное. Косарь, взмахивая косой, скручивает тело вокруг продольной оси. При этом он дышит в такт замахам: вдох – разворот груди (замах), выдох – скручивание (подрезка). Можно сказать, что движения рук с косой управляют дыханием человека.

Действительно, в процессе движения можно заметить, что вовсе необязательно «включать» в общий дыхательно-двигательный процесс те мышцы, которые мы привыкли использовать собственно для дыхания. Вполне можно обойтись без них.

Косьба не единственный пример такого движения. Такое дыхание не является изолированным и не зависит от какого бы то ни было дыхательного ритма. Его уже не нужно сохранять. Отказавшись от «независимого» дыхания, мы сами перестаем зависеть от него. Значит, очень трудно будет его сбить.

Теперь, глядя на представителей разных боевых систем, можно с первого взгляда определить тип дыхания, используемый ими: каратэ, айкидо, вообще почти все японские системы, преимущественно используют изолированное, принудительное дыхание, поэтому одно из главных в них требований – вертикальный, неподвижный корпус; стиль «пьяного», обезьяны, Кадочникова использует преимущественно второй тип дыхания, изгибаясь и скручиваясь в уклонах и поворотах.

Тип дыхания, в свою очередь определяет и основной технический арсенал бойца. Каратэист предпочтет жесткий сметающий блок, а «пьяный» применит уклон, который кроме защиты обеспечивает ему выдох.

Преобладание одного типа дыхания вовсе не означает отказ от другого: айкидоки высокого уровня используют технику кокю-нагэ, применяя для броска силу дыхания, а последователи стиля «пьяного» применяют резкий диафрагмальный выдох-сброс, вкладывая его силу в удар.

Многочисленные дыхательные упражнения призваны развить и закалить межреберные и брюшные мышцы, которые потом смогут служить неплохой броней, как в жестких стилях вроде Кёкусин-рю.

Эти же мышцы служат биомеханической основой двигательной системы человека, позволяя вложить усилие ноги в удар рукой, совершить высокий прыжок, резкий уклон или поворот, только используют их в этом случае по-другому, не закрепощая, а наоборот, усиливая действие скелетных мышц. При этом они используются для дыхания не более, чем те же скелетные. Поэтому второй тип дыхания также называют «скелетным».

Настоящий боец умеет комбинировать оба типа дыхания, добиваясь наибольшей боевой эффективности. При этом он не должен думать в бою, как именно следует дышать – об этом следовало думать на тренировке.

Правильно развитая биомеханическая основа дыхания повышает КПД действий бойца до 80% против обычных 10-15, поскольку устраняет так называемый «развал тела» – несогласованность взаимных действий и невозможность взаимного усиления рук и ног, возникающие вследствие слабости связующего звена. Масутацу Ояма убедился в этом, наблюдая в течение года двух учеников, один из которых накачивал мускулатуру железом, а второй делал упор на дыхательные упражнения. Через год в контрольном спарринге худой и жилистый «дышатель» совершенно загонял «качка», превосходя его и в скорости, и в подвижности, и в инициативе. Тесты же на разбивание предметов заметных различий в силе ударов не показали. О выносливости не стоило и говорить. Перефразируя известную поговорку: «драться – не мешки ворочать».

Базовым комплексом дыхательных упражнений может служить любая методика – годятся и кара-тэистские, и ушуистские комплексы. Важно только чередовать их выполнение с ритмичными движениями типа косьбы или рубки.

Хорошей дыхательной медитацией можно назвать чеченский танец «зикр», где дыхание с прихотливым, постоянно меняющимся соотношением глубины и частоты длится до двух часов, сопровождаемое резкими ритмичными колебаниями всего тела.

Важно только одно – дыхание должно быть самым быстрым и самым сильным. Помните – его целью является укрепление и закалка дыхательных мышц.

ДЭНСЁКАН-БУДО

Школа боевого искусства, основанная в 1988 году французом Тьерри Рьесерр-Надаль, известного также под псевдонимом Окуяма Сидзан. Он прошел курс обучения Хакко-рю дзю-дзюцу в Японии у главы школы, Окуяма Рюхо. Долгое время был официальным представителем мастера Окуяма в Европе. В конце концов у него возникло желание создать свой собственный вариант Хакко-рю. После смерти учителя в 1987 году он это желание осуществил, заручившись подержкой его сына – Окуяма Тосио. Главное отличие школы Дэнсёкан-будо от классического Хакко-рю заключается в появлении «ката» и в участии в соревнованиях.

ДЮКС-РЮ

( Школа Дюкса)

Это школа дзю-дзюцу, основанная в 80-х годах в США Фрэнком Дюксом. Он американец, изучал дзю-дзюцу у Джека Саки и нинпо тай-дзюцу у Танака Сензо. Дюкс прославился тем, что ряд лет участвовал в неофициальных, и даже нелегальных турнирах боевых искусств, где поединки проводились в жесткий контакт и очень часто сопровождались тяжелыми травмами (вплоть до смертельного исхода). Дюкс провел на таких турнирах 329 боев и все выиграл!

Эта сторона жизни Ф. Дюкса в художественной форме была отображена в знаменитом фильме «Кровавый спорт» (1986 год), где его роль сыграл Жан-Клод Ван Дамм.

Е

ЕДИНОБОРСТВА ВОСТОКА НА ЗАПАДЕ

Это те виды боевых и спортивных единоборств, которые пришли на Запад (и в СССР) из стран Дальнего Востока (Японии, Кореи, Китая), а также из Юго-Восточной Азии (Таиланда, Вьетнама, Бирмы, Филиппин, Индонезии).

В 50-ые годы наиболее популярными на Западе единоборствами восточного происхождения были дзю-дзюцу и дзю-до, в 60-ые каратэ, в 70-ые тхэквондо, в 80-ые ушу. К 90-м годам интерес к ним значительно снизился, хотя выбор сейчас широк, как никогда: к названным видам добавились тайский бокс (муай-тай) и вьетнамские боевые искусства (во-вьетнам), ниндзюцу и хапкидо, пенчак-силат и куксульвон, арнис и бандо, циньна и каляри-ппаятт.

Понимание причин снижения популярности каждого из видов восточных единоборств по отдельности, и всех вместе взятых, необходимо любому, кто серьезно ими интересуется. В этом процессе просматривается ряд закономерностей.

Выделим только одну из них, связанную с превращением боевых искусств в спортивные единоборства.

Когда какое-либо восточное боевое искусство попадает на Запад, оно поначалу пользуется все большей популярностью. Секции растут, как грибы после дождя. Проводятся десятки и сотни показательных выступлений. Это стихийное развитие в определенный момент достигает такой степени, что возникает необходимость создания центральных институтов, обеспечивающих организованность движения. Затем наблюдается многолетний период большой популярности. Организации укрепляются, приводятся в порядок правила, ограничивается «партизанщина» в области присуждения степеней, достраиваются те институты, которые неотступно связаны с современными спортивными дисциплинами – медицинские и судейские комиссии, центры подготовки, спортивные классы, классификация участников соревнований, создаются кадры…

Апогеем этого организованного процесса является фаза начала кризиса. Наплыв в секции и клубы постепенно уменьшается, тают ряды тренирующихся. Наступает момент, когда дисциплины, ранее насчитывавшие десятки тысяч в своих рядах, объединяют несколько сотен спортсменов. О динамическом развитии уже не может быть и речи. Каковы же причины такой закономерности? Сначала восточное боевое искусство завораживает своей новизной и таинственностью. Кажется, что достичь мастерства можно за короткое время, можно освоить тайные приемы, обладающие чрезвычайной эффективностью. Ну кто не хотел бы узнать этот способ?

Тренировки приносят, однако, разочарование: «узнать» – это не то же самое, что и «научиться». Работа, работа, все время работа, избитое тело, удушье в легких, натруженные мышцы, соленый вкус пота и пыль с пола додзё – вот реальность тренировок. Занимающийся чувствует себя окончательно замученным конём. Из секции начинают уходить те, кому такие занятия не по плечу физически.

Затем уходят те, которых интересовала лишь новизна, экзотика, т.к. их мотивировка ослабевает, не поддерживает морально и перестает вдохновлять к работе.

Но вина падает не только на совесть легкомысленных почитателей минутного увлечения или непривыкших к трудностям. Что же происходит с новым видом единоборства с точки зрения его организации?

Первые тренирующиеся спортсмены чувствуют себя пионерами. И действительно: на целинном поле новой дисциплины они устанавливают права так, как на Диком Западе первые поселенцы делили землю. Сначала сколько хочет каждый, потом – скромнее. Первые мастера часто получают пояса черного цвета за одно лишь прилежание в тренировках, за вклад в работу на основании экзаменов, построенных на их собственных критериях. И в этом нет ничего плохого: так требует ситуация, таковы права пионеров. Но в один прекрасный день этот круг постановляет: надо кончать с безобразием, с сегодняшнего дня экзамены будут проводиться по-иному, а творцами порядка будем мы. Теперь второй ряд пионеров начинает бунтовать:

«Почему они так, а мы должны по-другому?». И, как результат, после нескольких лет сплоченности возникают различные школы и стили, полные антипатий и ущемленных амбиций.

Оживленная организационно-пропагандистская деятельность переходит в борьбу за то, кто лучше, кто более «истинный». Соревнования, турниры, фестивали теперь уже не соперничество отдельных спортсменов, а соперничество школ и стилей. Кроме пропаганды своей школы много времени уходит на дискредитацию соперников. Наступает момент, когда единственным способом разрешения спорных вопросов и единения всего движения становится разрыв с традицией. Новая организация прекращает дискуссию о том, чей стиль более «настоящий», систему ступеней часто заменяет системой профессиональной подготовки. Кандидатов в руководители обучения ищут среди окончивших институты физкультуры и спорта, а организаторов – среди способных и профессионально подготовленных функционеров. Ранг этих специалистов зависит не от цвета пояса, а от результатов их учеников на соревнованиях. Самофинансирование секции перестает быть главным источником доходов, поэтому ищут покровительства у меценатов, крупных спортивных или хозяйственных организаций.

Прежнее искусство превращается в спортивную дисциплину. А в спорте свои законы. Главное здесь – результат, и к нему обращены все. Богатство искусства борьбы ущемляется от подчинения его требованиям спорта. Обучение направлено на достижение быстрых успехов, даже если они мало значимы.

Личные черты молодой смены становятся менее важными; главное, чтобы она хотела много и часто тренироваться и выступать на соревнованиях. Самым способным выплачивают стипендии и создают «условия для тренировок». Все меньше становится инструкторов высокого класса на местах и в массовом обучении, так как они группиру– . ются в тех центрах, где имеются уже какие-то успехи.

С прежним искусством боя общественность знакомится как со спортом. Об этом искусстве, о его природе, целях и методах помнят теперь далеко уже не все, и в то же время многие его отождествляют со спортом. И в этом видится близкий конец развития данного вида единоборств.

ЕСТЕСТВЕННОЕ ОРУЖИЕ ТЕЛА

Любая часть тела может использоваться для атаки противника: голова, плечи, таз, бедра. Но чаще всего оружием являются конечности – руки и ноги. Однако, если винтовкой или кинжалом можно воспользоваться не изменяя их «физического облика», то в боевых искусствах надо уметь мгновенно превращать руку или ногу в мощное оружие.

Обычно выделяют следующие ударные формы верхних и нижних конечностей: кулак (8 основных вариантов использования для ударов); открытую ладонь (4 варианта); пальцы (6 основных вариантов); предплечья (4 варианта); локоть (4 варианта); колено (3 варианта); стопы (6 вариантов). Разумеется, каждый боец использует только часть этих форм, в соответствии с характером полученной подготовки и своими физическими возможностями.

ЕСТЕСТВЕННОЕ ФИЗИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ

Накануне и особенно в годы первой мировой войны усилилась военизация европейских систем физического воспитания. Французский офицер Эбер предложил так называемый «естественный метод физического воспитания», состоявший из упражнений военно-прикладного характера.

Фактически его метод явился модернизацией военного раздела естественно-прикладной гимнастики полковника Франциска Амороса (1770 – 1848). Аморос, испанец по происхождению, эмигрировал во Францию в 1814 году. С1819по1831 год он руководил Нормальной гимнастической гражданской и военной школой, готовившей руководителей физической подготовки для армии, пожарных команд и гражданских учебных заведений. Выпускники школы должны были знать анатомию, физиологию, психологию, педагогику, музыку, пение, танец. Им надлежало развивать у воспитанников «физические, моральные и нравственные качества», используя для этого соответствующие физические упражнения, хоровое пение, коллективные танцы, спортивные соренования, нравоучительные беседы.

По своим задачам и средствам гимнастика Амороса разделялась на гражданскую, военную, лечебную, сценическую. Развивая идеи Амороса, Эбер заявлял, что гимнастикой он хочет устранить дефекты физического развития современного «культурного» человека, вызванные нездоровым образом жизни и недостатком движений. Истинный мужчина должен быть воином, именно поэтому упражнения, направленные на овладение военно-прикладными навыками, являются естественными и наиболее полезными для физического развития.

Эбер выделил 8 групп таких упражнений:

1) ходьбу,

2) бег,

3) прыжки,

4) лазания,

5) поднимание тяжестей,

6) метания,

7) плавание,

8) рукопашный бой.

Каждая группа включала много различных упражнений. Кроме того, Эбер использовал подготовительные упражнения (элементарную гимнастику типа разминки) и дополнительные (игры и физический труд). По всем 8-и видам гимнастики были установлены обязательные нормативы, без выполнения которых нельзя было говорить о готовности к военной службе.

Ё

ЁСЕЙКАН-БУДО

Воинское искусство, созданное во Франции в 1970 году японцем Мочидзуки Хиро, живущим в этой стране с 1955 года. Хиро изучал айки-дзюцу, дзю-дзюцу и кэн-дзюцу у своего отца, Мочидзуки Минору. Позже он практиковал каратэ Вадо-рю, Сётокан-рю, а также другие восточные и западные виды единоборств.

Он следующим образом характеризует свою систему: «Я разработал систему тренинга, основанную на волнообразных движениях. На основе ее мне удалось объединить различные формы ведения боя в единое целое. Волнообразное движение дает большую мощь.

Я против застоя в боевых искусствах. Наши предки оставили нам огромное наследие. Наша роль заключается в том, чтобы продолжать их дело, приспосабливая старинные методы к сегодняшней жизни. Если же сохранять созданное ими в неизменном виде, то боевые искусства превратятся в музейные экспонаты…

Раньше бу-дзюцу были оружием войны. Сегодня они нужны нам прежде всего для поддержания формы и укрепления здоровья. Ёсейкан-будо создано именно для этого».

Система Мочидзуки включает в себя технику захватов, удушений, вывихов, ударов для самозащиты, а также спортивные поединки в перчатках и футах. В поединках с оружием используются защитные доспехи и тупое оружие.

ЁСЕЙКАН-РЮ

Школа боевых искусств традиционной ориентации, созданная в Японии в 1931 году Мочидзуки Минору (родился в 1907 году).

Этот мастер с 1912 года (с 5-и летнего возраста!) по 1928-й изучал дзюдо у таких знаменитостей, как Току Санпо, Мифунэ Кюдзо и Кано Дзи-горо. Затем он 3 года (1928 – 31) изучал комплекс воинских искусств школы Тэнсин-Сёдэн-Катори-Синто, а также кэн-дзюцу у мастера Накаяма Ха-кудо, дзё-дзюцу (у мастера Симидзу Такаги), айкидо (у мастера Уэсиба Морихэя), каратэ (у мастера Фунакоси Гичина).

Благодаря такой подготовке, он смог обеспечить обучение в своей школе по широкой программе: айки-дзюцу, айкидо, дзю-дзюцу, дзюдо, каратэ, кэндо, дзё-дзюцу и другие дисциплины, за исключением техники ниндзюцу (как истинный самурай, мастер Мочидзуки относится к ниндзя крайне неприязненно).

С 1951 по 1953 гг. он жил во Франции (по приглашению и на средства Анри Пле), где знакомил европейцев с техникой айки-дзюцу, айкидо, бо-дзюцу и кэн-дзюцу.

ЁСИНКАН-РЮ

(Школа храма Воспитания Духа)

Это стиль айки-дзюцу, развивавшийся с 1955 года японским мастером Сиода Годзо (1915 - 1994).

Сын влиятельного врача, Сиода  Годзо  рано  проявил  интерес  к  боевым искусствам, который сохранил  на  всю  жизнь.  В  доме  его  отца,  как  это характерно для того  времени,  жили  многочисленные  ученики  и  ассистенты, которые учились у него и помогали по  хозяйству.  Для  того,  чтобы  они  не бездельничали, когда были свободны от  учебы  или  работы,  и  находились  в хорошей  форме,  доктор  Сиода  поощрял  занятия  учеников  в  школе  дзюдо, созданной при доме.

Помимо  изучения  дзюдо  в  школе  своего  отца,   которая   называлась "Ёсинкан", Годзо проявлял интерес к кэн-до. Однако именно желание  проверить свои знания по дзюдо привело его в школу Уэсиба  Морихэя,  учителя  Дайто-Рю айки-дзюцу и бывшего ученика Такэда Сокаку. Его  дзюдо  оказалось  настолько неэффективным по сравнению с техникой Айки-дзюцу,  что  23  мая  1932  г.  в возрасте 17 лет он поступил в школу, известную как Дзигоку, или дьявольская. Уэсиба  Морихэй,  тогда  49-летний,  был  в  то  время  на  вершине   своих, возможностей.

Сиода учился в университете Такусёку, учебном заведении, которое по сей день продолжает выпускать выдающихся мастеров боевых искусств. Он был  одним из "трех лучших  ребят"  Такусёку,  двумя  другими  были  Накаяма  Масатоси, который потом стал старшим инструктором японской ассоциации каратэ, и Кимура Масахико, много лет удерживавший  титул  чемпиона  Японии  по  дзюдо.  Сиода закончил университет в апреле 1941 г. и в возрасте 26 лет  был  направлен  в Китай для участия в военных действиях.  Его  учитель  Морихэй  Уэсиба  тогда преподавал в школе Рикугун Нака-но Гакко - академии для  армейский  офицеров высшего ранга, где наряду с другими предметами  изучали  искусство  владения мечом.

В 1946 г., когда военные действия прекратились, Сиода вернулся в Японию и вновь начал заниматься1 у Уэсиба Морихэя - но  лишь  затем,  чтобы  вскоре оставить его и начать развивать свое  собственное  направление,  которое  он назвал Ёсин-кан в честь додзё своего отца. Учитель Уэсиба, которому уже было более шестидесяти лет, постепенно превращал свое боевое искусство  в  способ духовного развития. Сиода  же,  как  основатель  нового  движения  и  потому известный  под  титулом  "кантё",  предпочел  сохранить  те  эффективные   в единоборстве методы, которые изучал до  войны.  Впоследствии  школа  Ёсинкан всегда отличалась выносливостью и хорошей подготовкой своих представителей и эффективностью  их  техники.  В  результате  она  и  по  сей  день  остается предпочитаемой школой подготовки армии и полиции.

В июле 1954 г. на всеяпонском фестивале  боевых  искусств  Сиода Годзо получил высшую награду среди сотни участвовавших групп, что сильно  повысило репутацию школы Ёсинкан и помогло сформировать ее крепкую основу.  Это  было поворотным моментом для школы Ёсинкан, и нужно было показать, собирается  ли Сиода Годзо далее следовать старому пути традиций Дайто-Рю, не отклоняясь от них, или же пойдет на какие-то компромиссы на том пути, которому он следует. Группу Уэсиба Морихэя на этом  фестивале  представлял  Тохэй  Кончи.  Мастер Сиода сохранил верность "старой" школе.

Годзо Сиода часто выбирали для показательных выступлений  перед лицами международного  значения  -  такими,  как  японская  императорская  сем  <я, принцесса Александра из Великобритании и Роберт Кеннеди из США. Кеннеди  был представлен   Сиода   Годзо   Накасонэ   Ясухиро,   который    затем    стал премьер-министром Японии. Во время своего визита в Ёсинкан Кеннеди  объяснял Сиоде, насколько сильны, выносливы и хорошо подготовлены его  телохранители. Он гордо утверждал, что они ничему не  удивляются  и  ничего  не  боятся,  и предложил Сиоде испытать их. Один из очень крепко  сложенных  телохранителей неожиданно схватил Сиода, в котором всего 150 см роста и около 55 кг веса, и толкнул его. Без колебаний и размышления  Сиода  применил  технику  Ёнкадзё, легко уложив крупного охранника на пол лицом вниз.

Кеннеди это очень позабавило, и он в шутку  предложил  разогнать своих телохранителей и набрать себе охрану из школы Ёсинкан. Это происшествие ясно показывает, что даже против хорошо тренированных и  физически  превосходящих противников правильно выполненная техника будет иметь желаемый эффект.

Сиода Годзо по праву  считался  одним  из  выдающихся  мастеров  айкидо современности и одним из немногих, кто  мог  проводить  обучение  древним  и эффективным в единоборстве методам Айки-дзю-дзюцу. Он и  его  школа  Ёсинкан занимают видное место среди японских  боевых  искусств,  но  не  так  хорошо известны в остальном мире.

Ж

ЖЕЛЕЗНАЯ РУКА

В китайском ушу е давних пор существуют упражнения «железная рука», «железная стопа», «железный живот», «железнаярубаха». Все они направлены на то, чтобы определенные части тела стали по своей крепости подобными металлу. Имеется в виду обретение способности выдерживать без всяких последствий самые сильные удары противника по голове, торсу, конечностям, а также самому атаковать его будто ломом или топором.

Основной принцип таких тренировок заключается в набивке различных частей тела одновременно с направлением в эти части внутренней энергии «ци». В процессе тренинга рекомендуется соблюдать следующие условия:

– концентрировать внимание на том участке тела, который подвергается набивке;

– удары наносить (либо выдерживать) на вцдохе, с задержкой дыхания;

– напрягать мускулатуру набиваемой части тела в момент ее соприкосновения с поверхностью тренажера;

– мысленным усилием направлять на выдохе в этот участок жизненную энергию «ци»;

– начинать тренинг на мягкой поверхности, затем через несколько промежуточных этапов придти к тренировке на тренажере с твердой поверхностью (сначала гладкой, затем грубой);

– идти от легких ударов (похлопываний) к мощным.

Пример тренировки по методу «железной руки»: встаньте у деревянного столба, прижмите кончик языка к нёбу, поочередно наносите легкие удары обеими руками по столбу. В тот момент, когда рука касается столба, задерживайте дыхание. Следует поочередно касаться столба всеми точками руки от плеча до кисти, справа и слева (набивка всегда идет от центра к переферии, от головы к ногам). Повторить это упражнение за урок 100 раз.

Аналогично выглядят и остальные названные здесь упражнения. Как указывают китайские специалисты, надо добиться того, чтобы воля (И), внутренняя энергия (Ци) и физическая сила (Ли) сливались в одном порыве. Таким образом, «железная рука», «железная нога» и другие «железные» части тела – все это разновидности цигуна (см. статью Цигун боевой).

ЖУАНВИЛЬСКАЯ ШКОЛА

Военная школа физического воспитания, открытая в 1852 году в одном из пригородов Парижа.

Долгое время являлась основным центром подготовки специалистов по физическому воспитанию во Франции. Она продолжила традиции Нормальной гимнастической гражданской и военной школы полковника Ф. Амороса, претворяла в жизнь идеи Эбера и других выдающихся педагогов.

В школе преподавались различные системы гимнастики, среди которых важное место занимали такие, как французский бокс и работа с тростью, а также фехтование, штыковой бой, борьба.

З

ЗВЕРИНЫЕ СТИЛИ УШУ

Это целый ряд стилей ушу, объединенных общим названием сян-синцюань – «стили образа и формы» или «стили имитации формы». Они основаны на подражании движениям и повадкам животных. В сянсинцюань состояние естественности, спонтанной раскрепощенности (цзыжань) достигается за счет полной самоидентификации с избранным объектом, причем не только внешней, но что самое главное, внутренней. Человек, овладевая «формой и образом» тигра, змеи, дракона, достигал естественной раскрепощенности и природной мощи животного в своем «первозданном состояни».

Имитация движений животных известна в Китае давно. В ранних тотемных танцах предки китайцев имитировали манеру боя животного.

Например, в первых веках нашей эры при императорском дворре устраивались танцы обезьяны и журавля. В начале 2-го века н.э. трактат «Хуайнань-цзы» описал упражнения «карабкающийся медведь», «вытянувшаяся в полете птица», «моющаяся дикая утка», «скачущая обезьяна», «смотрящая сова», «оглядывающийся тигр», объединенные названием «игра шести животных» (люцинси). Несколько позже знаменитый врачеватель, даос Хуа То (141-208) создал комплекс «Игра пяти животных» (уцинси), на основе движений медведя, тигра, оленя, обезьяны и птицы, утверждая, что это «может излечить каждого». Однако все эти упражнения относились скорее к системам психофизической регуляции и не представляли боевого искусства в полном смысле этого слова. Но именно они заложили основные принципы стилей сянсинцюань.

На чем же основываются стили имитации животных? Уподобление животным требует повторения не только их внешней формы, например, переваливающейся походки медведя или забавных ужимок обезьяны, но и внутреннего состояния. В китайской традиции это объяснялось как сочетание «формы и бесформенного», соответствовавших внешнему и внутреннему в человеке. . Для этого бойцы ушу имитировали даже дыхание животного, уподобляя ток энергии ци в своем теле ее циркуляции в теле животного.

Подражание животным, прочно входя в сознание занимающегося ушу, могло изменять кинематику его движений, а на последующих этапах – и манеру мышления. Поэтому человек не столько подражал природе, сколько обнаруживал в ее обитателях самого себя, предполагая в чужом движении безграничность собственных возможностей. В традиционной китайской философии не было различий между понятиями «тождество» и «подобие». За основу бралось именно подобие, т.е. человеку не обязательно было полностью походить на подражаемое животное. Достаточно было сымитировать несколько характерных признаков, например, издать крик орла, сформировать особую позицию ладони – «лапу тигра», прыгнуть, как обезьяна. В этом случае считалось, что человек набрал определенное количество признаков требуемого объекта. Такой чисто китайский подход давал возможность имитировать даже несколько животных сразу, не добиваясь полного внешнего сходства с ними. Например, мастера стиля суньбинцюань («Кулак полководца Суньцзы») учили, что необходимо иметь «драконью поясницу, орлиный глаз, змеиные ноги, а в передвижениях походить на ласточку».

Подражание «образу и форме» можно встретить в сотнях стилей ушу. Например, в стиле шаолиньцюань одним из самых мощных технических действий считался прием «яростный тигр вырывает сердце» – резкий прыжок вперед и удар «лапой тигра» снизу вверх. В стиле мицзунцюань («стиль тайного следования») есть много движений, название которых связаны с мифической птицей Феникс – «Феникс взлетает с красной горы» – одновременный удар коленом и кулаком, «Красный Феникс расправляет крылья» – одновременные блок одной рукой и удар другой.

Во время выполнения таких движений следует представлять образ данного животного. Характерно, что большинство стилей сянсинцюань рекомендовалось изучать в «подходящем месте». Так, «стиль Змеи» – в высокой траве или скалистом ущелье, «стиль Журавля» – на берегу озера. Весь этот декор из обстановки и движений был призван навеять прежде всего внутренний образ, уже не зависящий от внешней формы, а потому и называемый «бесформенным». Истинный мастер сянсинцюань не зависел от обстановки, ему не надо было досконально вопроизводить характерные движения животного, так как его образ вошел уже в плоть и кровь. Этому соответствует сентенция основополагающего даосского трактата «Дао дэ цзин»: «Великий образ не имеет формы», поэтому учитель ушу воплощал собой некий Великий образ, независимо от того, какой конкретно стиль животного он практиковал. Это было похоже на некую драгоценную жемчужину, скрывающуюся в сердцевине бойца ушу. Один из речитативов ушу говорит об этом так: «Форма и бесформенное сочетают в себе абсолютно ложное и доподлинно истинное. Внутри формы таится игла, а в ее сердцевине – учение о сокровенном».

Каждое направление ушу включало несколько стилей группы сянсинцюань. Как же проходило обучение этим стилям? Оно подразделялось на три основных этапа. На первом этапе учителя советовали ученику имитировать лишь внешний облик подражаемого объекта, что называлось «овладеть формой» (сянсин). В «стиле Обезьяны», например, ученик, не изучая никаких боевых движений, учился срывать персик как обезьяна, подражать мартышке, дрожащей от холода, прыгающей от радости. В стиле «Когтей Орла» (инь-чжао) боец бил крыльями как птица, падал на песок, будто орел атакующий добычу. В «стиле Змеи» (шэцюань), тренируя гибкое тело бойца, учитель советовал ученику «оборачиваться вокруг камня».

Затем начинался второй этап обучения, на первый взгляд, прямо противоположный по своему характеру первому. Он носил название «отойти от формы» (лисин). В китайской эстетике есть выражение: «Отходя от формы достигаем схожести». Отход от формы как от некоего канона, есть закономерный процесс творчества. Но прежде чем отойти от него, надо обрести эту форму, то есть в полной мере освоить базовые упражнения. В противном случае школа подменялась выдумками занимающегося, питающего иллюзию, что он якобы практикует ушу.

Китайские мастера учили «не отходя от формы, оторваться от нее». Это парадоксальное на первый взгляд утверждение постигается лишь в процессе тренировки. Боец не должен «переигрывать», увлекаясь чисто внешней имитацией формы. Один из известных мастеров «стиля обезьяны» (хоуцюань) Ся Инпэй вспоминал, как он сначала подражал лишь повадкам и ужимкам обезьяны, затем стал замечать, что и его дух стал подобен внутреннему состоянию играющей и сражающейся обезьяны. Затем он потратил много времени на совмещение внешней формы и внутреннего образа, а потом «забыл о том и о другом».

На первом и втором этапах боец лишь учился отождествлять себя с каким-либо внешним объектом. Однако на этой фазе сянсин-цюань оставался только танцем, точно копировавшим повадки представителей животного мира, что для боевого искусства недостаточно. Необходимо было еще овладеть сочетанием методов кулачного боя и принципов имитации животных. Это знаменовало собой переход к третьему этапу изучения сянсин-цюань, называемому «утверждение в мысли», что означало понимание бойцом ушу того, что перед ним – не просто имитационный танец, но многогранное и эффективное боевое искусство. Во многих стилях «образа и формы» считалось, что если имитируемая форма не согласуется с боевым содержанием ушу, то следует пожертвовать формой ради сохранения прикладного содержания.

Основой для такой работы является изучение комплексов – тао. Такие комплексы в виде ритуальных танцев существовали еще в III в., однако лишь с XIV –XV вв. они стали базой для передачи как технического арсенала ушу, так и духовной традиции. Всякое тао требовало строго определенного внутреннего состояния, отвечающего характеру движений. Особенно важно это при выполнении тао стилей синсинцюань, не случайно даже названия движений стремились навеять ученику внутренний образ: «свирепый тигр пожирает добычу», «черный дракон выходит из воды» и т.д.

ЗОЛОТОЙ ЦВЕТОК

Школа китайского ушу, существующая в Санкт-Петербурге. Ее возглавляет Иван Горбачев, который несколько лет учился в Китае у мастеров «внутреннего направления» (нэй-цзя). Он является одним из немногих отечественных специалистов, владеющих Тайцзи-цюань именно как боевой системой, а не оздоровительной гимнастикой.

Техника школы «мягкая». Она представляет синтез тайцзи-цюань, багуа-цюань и синь-и-цюань. Тактика боя основана на круговых перемещениях, с тем, чтобы силу и инерцию движений противника обращать против него же. Для атак и защит используются в основном руки, точнее ладони и пальцы. Кулаки не применяются, ноги играют второстепенную роль, считается, что их главное назначение – передвижение. В программу обучения в обязательном порядке входят дыхательно-медитативные упражнения.

Последователи школы уделяют много внимания изучению даосской философии, китайского языка, каллиграфии и даже китайской кухни. Видимо, они полагают, что став в душе китайцами, смогут добиться подлинного мастерства как в искусстве кулачного боя, так и в «искусстве жизни».

И

ИАЙ-ДО

Это искусств мгновенного обнажения меча (катаны) с последующим ударом. По сравнению с кэндо (фехтованием) это более молодое искусство. Оно возникло в Японии XVII века. Согласно легенде, один самурай (Хаясидзаки Дзи-носкэ) хотел отомстить за убийство своего отца. Однако он не мог противостоять убийце в поединке, так как тот был опытнее и сильнее. Прибегнуть к услугам наемника, равно как и напасть из-за угла не позволял самурайский кодекс чести – Бусидо. После долгих раздумий молодой самурай понял, что может рассчитывать на успех только в том случае, если успеет зарубить обидчика, первым выхватив меч. После длительной тренировки он осуществил свой замысел и отомстил за смерть отца.

С течением времени техника мгновенного выхватывания клинка распространилась во всей Японии. Возникло более 400 школ иайдо. Каждая из них привносила что-то свое в технику, но в своей сути они были едины: молниеносное обнажение меча из любого, даже самого неудобного положения и один, максимум два последующих удара. Как в американских ковбойских фильмах, в живых оставался тот, кто делал это быстрее. Несмотря на кажущуюся простоту, иайдо требует не только отличной физической подготовки, но и высочайшей степени психической концентрации и мобилизации. Именно поэтому древнее самурайское искусство продолжает жить в эпоху компьютеров и космических ракет. Умение сосредотачивать свою психику, мобилизовать все ее возможность для конкретного дела необходимо современному человеку не меньше, чем воинам прошлого.

В отличие от многих других единоборств, техника иайдо сохранилась до наших дней практически без изменений. Это связано с тем, что после того, как в Японии запретили самураям носить меч (указ 1872 г.), искусство владения им потеряло свое прикладное значение. В результате главным требованием в иайдо стало максимально точное следование канону и ритуалу, начиная от траектории движения клинка и заканчивая коли-чеством и формой складок на одежде.

В любой школе иайдо техника разделяется на 4 элемента:

1) нуки – цукэ (выхватывание меча, начальный этап атаки);

2) кири-цуки (момент удара по врагу);

3) гибури (стирание крови с клинка);

4) ното (вложение клинка назад в ножны).

ИССИН-РЮ

(Школа одинокого сердца)

Стиль окинавского каратэ, созданный Симабу-ку Тацуо (1906 – 1975). Этот человек изучал каратэ у таких прославленных мастеров, как Мото-бу Чоки и Мияги Чодзюн, а также окинавское кобудо у Тайра Синкэн и Ябику Модэн.

Название «иссин-рю» придумал Канэси Эйко, один из учеников Симабуку. Техника этого стиля представлена в 8-и ката без оружия (Вансу, Ку-санку, Найханчи, Санчин, Сэйсан, Сэйенчин, Унсу, Чинто) и 7 ката с оружием.

Среди известных учеников Симабуку следует назвать Нагаминэ Сёсина (основателя Мацубая-си-рю), Дона Нейгла (который активно пропагандирует этот стиль в США с 1957 года), Стива Армстронга (автора нескольких книг об Иссин-рю), Арсенио Эдвинкула (бравшего уроки с 1958 по 1972 г. и придумавшего всю символику стиля). Брат основателя, Симабуку Эйдзо, был одним из тренеров легендарного Джо Льюиса, 12-кратного чемпиона мира по каратэ.

К

КАДЗЮКЭНБО-КЭНПО

Гавайское боевое искусство, которое основал в 1949 году Адриано Сонни Эмпера-до филиппинец по происхождению (родился в 1926 году). С 13 лет он изучал филиппинские боевые искусства под руководством мужа своей сестры. В 20 лет стал учеником Уильяма Квай-Сун Чжоу (1914-1987), открывшего в 1946 году школу кэнпо-каратэ в Гонолулу. Параллельно А. Эмперадо изучал окинавское кэнпо, существовавшее на Гавайях уже более полувека.

В 1949 году он объединил вокруг себя четырех экспертов: Питера Чу (тансудо и английский бокс), Джо Холека (дзюдо), Фрэнка Орденеза (дзюдзюцу) и Кларенса Чанга (ушу). Все вместе они попытались создать универсальную боевую систему, самую полную и эффективную из всех известных им, подлинное «искусство уличного боя». Название этой системы получилось следующим образом: «Ка» от каратэ, «Дзю» от дзю-до и дзю-дзюцу, «Кэн» от кэнпо, «Бо» от бокса: Кад-зюкэнбо.

С 1958 года один из учеников А. Эмперадо, Джон Леонинг, начал преподавать кадзюкэнбо в США, в штате Калифорния. В 1986 году сам основатель стиля, 60-летний А. Эмперадо, создал там же Эмперадо Кадзюкэнбо Ассоциацию (ЭКА). Членов этой организации в американской прессе шутливо называют «черными баранами» из-за того, что они носят униформу черного цвета, практикуют тяжелые тренировки и отличаются упрямством и суровостью настоящих уличных бойцов.

Кроме ЭКА, существует и Международная ассоциация кадзюкэнбо (МАК), которую возглавляет Тони Рамос, имеющий 10-й дан в этом стиле.

КАЛИ

Филиппинское искусство боя с одним или двумя клинками в руках. Среди традиционных видов клинкового оружия наиболее популярны так называемые «ножи-бабочки» (балисонг). Рукоять такого ножа состоит из двух половинок, скрывающих в сложенном виде (словно крылья бабочки) лезвие, утопленное в пазе между ними.

Балисонг часто употребляется попарно. В этом варианте техника работы с ним (как с палками) аналогична технике «табак малиит». Имеются в виду две короткие палки (типа явары), выступающие на несколько сантиметров с обеих сторон сжатых кулаков. Приемы использования «табак малиит» сводятся либо к ударам на выпадах, либо к болевым захватам рук противника с ударами по нему ногами, либо к поражению суставов.

Применяются в кали также малайский крис (длинный кинжал с волнистым лезвием) и короткий трезубец «тьябанг», аналог окинавского «сай».

Техника и тактика кали во многих отношениях подобны арнису де мано.

КАЛЯРИ-ППАЯТТ

Это одно из древнейших боевых искусств мира. Оно сохранилось до наших дней в ряде деревень и городов штата Керала, на юго-западе Индии. На языке малая ли (языке дравидов, темнокожих коренных жителей субконтинента, обитавших здесь еще до прихода ариев) каляри значит «священное место», слово же ппаятт (или «ппаятту») переводится как «бой», «боевые приемы». Таким образом, это название означает что-то вроде «боя на священном месте», что связано с интересной особенностью тренировок: их никогда не проводят на открытой площадке.

Обычно сначала размечают прямоугольник 12 на б метров. Затем углубляются в землю на 2 метра. Сверху настилают на решетку из прутьев пальмовые листья. Или же обкладывают стены котлована камнем. Тем самым решаются сразу две задачи: не так жарко, как на открытом месте (тропики!), и есть укрытие от посторонних взглядов.

С одной стороны делаются ступеньки входа, в дальнем углу устраивается алтарь богини войны и отваги Махакали. Там горит масляная лампада, стоят цветы, находятся изображения богини. На стенах – портреты прежних учителей школы. Возле алтаря сложено оружие.

Спустившись в этот зал-котлован (входить туда надо всегда только с правой ноги), ученик должен коснуться рукой пола и поднести ее ко лбу (взять прах), затем поклониться алтарю, а потом встать на колени перед учителем и прикоснуться лбом к его ступне. Когда все собираются вместе, начинается тренировка. В ней четко выделяются 4 раздела.

Первый называется «метхотхари». Это комплекс общефизической подготовки. Он включает в себя различные шаги, прыжки, приседания, отжимания, махи руками и ногами, повороты, наклоны; вращения в сочетании с определеной техникой дыхания. Ритм упражнений задает учитель (гурукал), напевая мелодию в индийском стиле бесконечной импровизации. Метхотхари занимает много времени и дает большую нагрузку.

Второй этап – «колтхари», упражнения с оружием. Сначала с «отта», деревянной толстой палкой в форме бивня слона. Потом с бамбуковой тростью (кеттукари), с «мади» – своего рода кинжалом из двух рогов антилопы, соединенных торцами (это двуконечное оружие держат рукой посередине), с «черувати» (короткой палкой), с. саблей и маленьким круглым щитом, с гибким обоюдоострым мечом-плетью «уруми» и другими видами старинного вооружения..

Третий раздел называется «ангатхари». Это упражнения без оружия, к ним переходят только после того, как научились владеть оружием. Здесь два основных положения. Во-первых, гурукал показывает ученикам 12 точек человеческого тела, поражение которых влечет смерть, и еще 96 точек, воздействие на которые вызывает либо сильную боль, либо временный паралич. Во-вторых, приемы боя голыми руками и ногами основаны на подражании животным: змее, льву, пантере, медведю, тигру, слону и другим. Существуют 8 (или /12) традиционных способов нападения и защиты, объединенных в определенные комплексы типа «звериных ката».

Четвертый раздел «верамкхари» – означает учебные поединки. Они бывают трех типов: безоружного против вооруженного; двух одинаково вооруженных противников; противников с разным оружием (например, у одного длинный меч (пулиянкам) и щит, а у другого – только один гибкий меч (уруми).

В каляри-ппаятт различают 2 основных стиля – Юга (более древний) и Севера. В северном стиле много прыжков, ударов ногами по верхнему уровню (в том числе в прыжках), длинных выпадов. Стойки здесь закрытые, руки и ноги в ударах и блоках никогда до конца не распрямляются, основная ударная форма рук – кулак.

Южный стиль предпочитает удары и блоки открытой рукой, высокие удары ногами и прыжки встречаются редко, круговые движения преобладают над прямолинейными. В целом, стиль Юга более жесткий, чем северный, он сохранил первозданный облик чисто боевой техники, тогда как на Севере каляри-ппаятт в большей мере стал искусством военного танца. В этом смысле можно провести параллель между местным фольклорно-тан-цевальным театром «катхакали» и «пекинской оперой». Там и там практикуют, по существу, сценическое, а не реальное искусство боя.

Наиболее древний трактат «каляри-ппаятт» был записан на пальмовых листьях около двух с половиной тысяч лет назад. Он называется «Асата вадиву». Кроме того, здесь имеется книга о нервных центрах и жизненно важных точках тела (тоже записанная на пальмовых листьях 2 тысячи лет назад) – «Марама-сутра». Учителя каляри-ппаятт все, как один, являются специалистами в области традиционной индийской медицины. Они умеют лечить ушибы и переломы, вывихи и растяжения, останавливать кровотечение и снимать боль, вправлять кости и вообще устранять последствия любых травм. Для этого они используют массаж, различные мази и снадобья, хиропрактику, внушение и магические обряды. Воинская магия вообще играет важную роль в этом древнем искусстве, но о ее сути мало что известно.

Каляри-ппаятт намного старше самых старых школ китайского ушу, не говоря уже о корейских и японских школах. В этом главная ценность экзотического реликта давно ушедших времен.

КАМЕННЫЙ БОЙ

Это искусство метания камней, но не пращой, а руками. В прошлые времена оно широко практиковалось в тех регионах разных стран мира, где добывали строительный камень, либо имелись неисчерпаемые россыпи гальки (в Крыму, в Италии, на островах Греции, на Гавайях, в Армении, на берегах Чили и т.д.). С помощью камней жители этих регионов охотились на птиц и мелких животных, защищались от врагов, решали споры между собой. Существовали там и варварские кровавые развлечения типа перебрасывания камнями между двумя группами бойцов.

Мастер каменного боя бросал камни весом от 50 до 300 грамм точно в цель на расстояние до 50 – 60 метров и даже дальше. Он мог также, стоя по существу на одном месте, оставаться неуязвимым под градом летящих в него камней. Для этого использовалась разнообразная техника уклонения (повороты, приседания, прыжки, наклоны), часть камней ловили рукой на лету, часть отбивали другим камнем либо сбивали прямо в полете встречным броском.

Каменный бой не утратил своей значимости для самозащиты в современных условиях.

КАПОЭЙРА

Оригинальное боевое искусство, созданное в XVII-XVIII веках чернокожими рабами, вывезенными из Африки для подневольного труда на плантациях сахарного тростника и кофе в Бразилии.

«Невольничье» происхождение наложило свой отпечаток на технику. Капоэйристы принимают очень низкую стойку, основанную не на продольном, а на поперечном шпагате – ноги широко расставлены, руки почти касаются земли. Бойцы перемещаются «лягушачьими» прыжками, держась друг от друга довольно далеко. Используя руки для опоры, наносят удар или делают подсечку ногой (чаще обеими). Становятся понятными и кажущаяся незащищенность головы при «четвероногой» стойке, и дальняя дистанция поединка: близко все равно не подойти, так как выпад очень длинный – во все тело плюс длина рук. Внезапно упав на связанные (безразлично – спереди или за спиной) руки и провернувшись вокруг них, словно волчок вокруг оси, схваченный раб мог за секунду буквально скосить нескольких охранников. Потом вскочить, нанести им ряд добивающих ударов, чтобы не дать подняться. Если позволяли путы – вырвать оружие. Но чаще – просто бежать, скрыться в джунглях… (Нынешняя спортивная капоэйра теперь практикует и обмен ударами в стойке, без падения. Но это уже сказывается влияние каратэ).

Бой чаще всего происходит под сопровождение музыкального инструмента. Во всяком случае, это касается «публичных» боев, неотъемлемого элемента любого бразильского карнавала. Такие поединки происходят почти бесконтактно, удары скорее эффектны, чем эффективны, явно рассчитаны на публику – словом, боевого искусства тут ненамного больше, чем в танце ламбада. Но с точки зрения чистоты выполняемых движений, карнавальные поединки демонстрируют потенциальные возможности капоэйры лучше, чем поединки спортивные и боевые. К примеру, на них капоэйристам гораздо чаще, чем в бою, удается проводить серию «вращательных» приемов, или так называемый «бедуинский прыжок» (косой проворот тела и ног в воздухе без опоры на руки – почти сальто), являющиеся неотъемлемой частью искусства капоэйры, но в реальной схватке применяемые редко.

Вообще, карнавальная капоэйра знает, по сути дела, лишь две зоны атаки: в самом нижнем уровне (различные подсечки, зацепы и подбивы ног противника) – и в самом верхнем (удары ногами в голову). G точки зрения боевой капоэйры – это тоже наиболее желательные варианты нападения. Однако в контактном поединке все-таки достаточно часто наносятся и удары по корпусу; к тому же там удары более прямолинейны, чем удары «карнавальные» (которые всегда вращательны). Защита в «публичных» поединках осуществляется лишь за счет поворотов и уклонов, основанных на все том же вращении. Но во время бескомпромиссной спортивно-боевой схватки нередко можно наблюдать и блоки – правда, не жесткие, а скорее отводящие удар противника за счет опять-таки вращательного движения.

Танцевальные элементы – не нововведение, а исходная особенность капоэйры. Мастера утверждают, что раньше тренировки маскировались под танцы, чтобы не привлекать внимание рабовладельцев: пусть, мол, «рабочая скотина» развлекается, лишь бы не бунтовала. Это правда, но лишь часть правды – ведь во многих странах, где не было нужды в маскировке, борьба и кулачный бой приурочивались к празднику и тоже сопровождались музыкой и танцами. Тут и молодецкая потеха, и общий (для бойцов и публики) сброс напряженности, избавление от будничных забот…

Разумеется, такой вид единоборства как капоэйра требует умения отскакивать, падать, перекатываться, уходя от атаки, а потом мгновенно выпрыгивать из лежачего положения. Также в капоэйре хорошо разработаны ложные выпады, отвлекающие, обманные движения.

Удар в капоэйре наносится, в основном, пяткой, реже – другой частью стопы (например, сводом или подпальцевой зоной). Надо сказать, что удар не такой концентрированный, он более «размазан», чем в восточных единоборствах. Следовательно, обладает меньшей пробивной силой. Кроме того следует отметить слабо разработанную технику рук: в классической капоэйре, как уже сказано, руки предназначаются для упора, но в реальном бою (особенно после отмены рабства) это ведь удается далеко не всегда… Отсутствует работа «по точкам» – и сами точки (кроме очевидных, вроде солнечного сплетения) малоизвестны.

Техника нанесения ударов ногами, опираясь на руки, называется бананейра – «сажание бананов». А отвлекающие маневры – «пританцовывание» в низкой стойке – именуется «джинга» – так же, как известный танец.

В качестве вспомогательного оружия капоэй-рист мог использовать копье, палку или мачете, приклад выхваченного в схватке ружья… Но есть и оружие, разработанное специально для капо-эйры.

Это – короткий нож с вогнутым лезвием (точнее, одно лезвие без рукоятки). Капоэйристы вступали в схватку, зажав такие ножи между пальцами каждой ступни. Но в схватку не с белыми рабовладельцами, а друг с другом. Ведь ка-поэйра по происхождению – дикарское единоборство, она не опиралась (как это было на Востоке) на глубокую философию, медицину или развитую теологию. Психологическая подготовка капоэйриста вплоть до последних десятилетий имела совершенно иные корни. Кровавый бой, когда противники, не пытаясь ни убить, ни уклониться, полосовали друг друга ножами по мышцам груди и плеч, являлся частью религиозного экстаза. В этом смысле музыка, сливающая капоэйристов и зрителей в единое мистическое целое – аналог церковных песнопений, а брызжущая кровь – угодная богу жертва, аналог «плоти и крови», вкушаемой верующими христианами. (Впрочем, та же Масленица – древний языческий праздник, искусственно подогнанный к церковной дате. И именно на Масленицу происходили кулачные бои – тоже весьма кровавые).

Ныне такие бои ушли в прошлое, но ушли сравнительно недавно. Еще живы старики-капо-эйристы, наблюдавшие эти поединки в молодые годы, а то и участвовавшие в них. Впрочем, кто знает, что происходит в наши дни в затерявшихся под сенью бразильских джунглей глухих деревушках… Тем более, что изначальная капоэйра очень похожа на ритуальные единоборства тайных союзов, близких к организациям воинов-зверей эпохи военной демократии.

Как спорт, капоэйра стала оформляться в 30-е годы XX века. С 1932 года мастер Бимба начал преподавать ее в Региональном центре физической культуры в Салвадоре. В 1937 году она была официально признана Национальной конфедерацией бразильского спорта. Разумеется, в отличие от карнавального варианта, в спортивной капоэй-ре поединки проводятся с ощутимым контактом. Тем не менее, травм там не больше, чем в боксе, хотя и не меньше.

Кроме карнавального и спортивного, существует еще боевой раздел. Там изучается противостояние «один против нескольких», «безоружный против вооруженного», а главное (специфика жанра!) – «связанный против свободного». В последнем варианте капоэйра достигает высот, сравнимых с лучшими результатами Востока. Но все-таки это – «силовое» единоборство, а значит и возраст ограничен, и пол… Женской капоэйры не существует, это было бы нечто вроде модного теперь женского бокса: еще не боксеры, но уже не женщины.

Раньше в капоэйре существовал «расовый барьер». Сейчас он снят, но лидируют по-прежнему темнокожие спортсмены. Не то традиции сказываются, не то потенциал негритянских атлетов (а он высок и общеизвестен). На сегодняшний день не было ни единого случая, чтобы белый капоэйрист завоевал чемпионский титул.

Капоэйра, в определенном смысле, уникальное явление. Достаточно сказать лишь одно: это, по-видимому, единственное боевое искусство, которое сумело достичь достаточно высокого уровня исключительно на основе собственных источников. Все единоборства Евразии так или иначе прошли этап обмена опытом, взаимного обогащения. Капоэйра же с самого начала оказалась в жесткой изоляции. По вполне понятным причинам раб ничему не мог научиться у белых хозяев (к тому же последние если чем и владели, то европейским боксом и фехтованием, а у капоэйры совсем другая база). С индейцами черные рабы тоже практически не общались.

Предки капоэйры и в Африке не отыскиваются. Большинство рабов попадало в Бразилию из португальских колоний: Мозамбика и Анголы. Один из двух основных стилей современной ка-поэйры даже именуется «ангольским», но это современное название: черные рабы свою прародину так не называли, да и вообще она не существовала тогда как единая страна (второй большой стиль называется «региональным»). – Так или иначе, в Анголе не удается найти прототип, «ангольского» стиля. А вот в Мозамбике дело обстоит немного лучше: там обитает одно из зулусских племен (шангаан), практикующее боевой танец «гийя», отдаленно напоминающий ка-поэйру. Но именно отдаленно. Пожалуй, больше всего на прото-капоэйру походят боевые танцы Сенегала. Однако оттуда в Бразилию рабов не вывозили…

Итак, на Черном Континенте, в лучшем случае, можно встретить лишь отдельные «компоненты» этого уникального единоборства. Тем выше его ценность.

КАРАТЭ

Этот японский термин состоит из двух слов: «кара» (пустой) и «тэ» (рука). Вместе они образуют словосочетание «пустая рука». Имеется в виду техника рукопашного боя голыми (т.е. «пустыми») руками, а также ногами и всеми другими частями тела.

История каратэ берет начало в XIV веке на острове Окинава, наиболее крупном из островов архипелага Рюкю. Это длинная и сложная история, полная противоречий и неясностей. Чего стоят одни названия боевого искусства окинавцев: «тэ», «окинава-тэ», «то-тэ», «кара-тэ», «кэнпо», «кэнпо-дзюцу», «кэнпо-каратэ», «каратэ-дзюцу», «каратэ-до»… В отличие от дзюдо и айкидо, каратэ явилось творением не одного человека, а многих поколений учителей и учеников. Поэтому существующее в нем разнообразие школ и стилей не случайно. Так было, по существу, всегда.

Иероглиф «тэ», как уже сказано, означает «рука». Иероглиф «то» по-китайски читается «тан». Имеется в виду династия, правившая в Китае с 618 по 917 годы. Следовательно, термин «то-тэ» переводится как «танская рука». Наконец, иероглиф «кара» (старый, потому что есть еще и новый, читающийся тоже «кара», но обозначающий «пустоту») использовался в прошлом в смысле «континент», то есть «Китай», «страна на материке». В этом отношении значения терминов «то-тэ» и «кара-тэ» совпадают. Но фактически, все три названия обозначали разные школы: чисто окинавского происхождения (тэ), китайского (то-тэ), окинаво-китайского (окинава-тэ). И только в первой половине XIX века все они соединились в понятиях «каратэ» или «кэнпо» (закон кулака).

В XX веке каратэ Окинавы стало распространяться за пределы архипелага в двух основных направлениях: на Восток, через Гавайские острова в США, и на север, в Японию. В Японии приобрели популярность две основные разновидности каратэ. Первое из них можно назвать «направлением Мотобу Чоки» (подлинное, традиционное, боевое, делающее акцент на эффективность в реальном бою). Второе – «направлением Фуна-коси Гичина» (модернистское, приспособленное к официальным требованиям, т.е. с акцентом на ритуал, эстетическую выразительность, воспитательное значение). В США долгое время была известна только первая разновидность.

1. Из истории Окинавы

Окинава (что означает «веревка, извивающаяся в море») имеет площадь около 1,2 тыс. кв. км, причем длина острова примерно 100 км, а ширина в самом узком месте всего-навсего 8 км. Весь же архипелаг состоит примерно из 70 клочков суши, площадь которых (без Окинавы) составляет 1,3 тыс. кв. км. Население архипелага представляет результат смешения трех миграционных потоков: с севера – предков нынешних японцев (этот поток прекратился в 3-м веке н.э.), с юга – племен малайско-полинезийской группы, с запада – древних китайцев. Как бы там ни было, традиционные формы ведения домашнего хозяйства, сельского труда и рыболовства (главных занятий оки-навцев), религия с ее культом предков и ритуалом погребения – все это имеет явно китайское происхождение.

Исторические документы свидетельствуют о том, что начиная с 605 года окинавские общины платили дань китайскому императору, а с 698 года еще и японскому. Во время войны в Японии между кланами Тайра и Минамото, в 1165 году, князь Минамото-но Тамэтомо обосновался на Окинаве вместе с остатками своей разбитой дружины. Он женился на дочери одного из местных вождей, а их сын в 1187 году стал первым королем архипелага под именем Сюнтэн (или Сонтон). В свою очередь, трое сыновей Сюнтэна разделили после его смерти Окинаву на 3 независимых княжества, каждое из которых платило дань как Японии, так и Китаю.

В 1391 году в деревне Кумэ, неподалеку от города Наха, обосновалась колония китайских эмигрантов из провинции Фуцзянь («36 семей»), многие члены которой были знатоками цюань-фа. Их потомки оказали значительное влияние на возникший позже стиль рукопашного боя «наха-тэ».

В период между 1422 и 1429 годами все три княжества снова объединились в одно королевство под властью Сё Хаси (правил в 1421 – 1439 гг.), основателя династии Сё. Он проводил политику «открытых дверей», благодаря которой Окинава стала одним из важных центров международного судоходства и торговли. В результате постоянного присутствия иностранцев, окинавцы смогли познакомиться с различными школами боевых искусств Японии, Китая, Филиппин, Малайи, Индонезии.

В годы правления короля Сё Сина (1477 – 1526) было проведено разоружение населения архипелага. Таким способом король хотел покончить с вооруженными столкновениями между враждующими кланами островитян, а также устранить возможность народных восстаний. Эту задачу он решил, но возникла другая проблема: население оказалось беззащитным перед террором пиратов («вако») и местных разбойничьих шаек. Естественнойреакцией жителей королевства стал рост интереса к методам рукопашного боя без оружия. Так родились два направления. Первое называлось «тэ», его практиковали местные аристократы и городские жители. Второе поначалу никак не называлось, и лишь позже получило наименование «кобудо». Его практиковали крестьяне и рыбаки. Соответственно, в первом варианте акцент делался на бой голыми руками, во втором – на использование в качестве оружия различных орудий труда (весел, багров, мотыг, цепов, гарпунов, вил, лопат, серпов и т.д.). Но в том и в другом случае тренировки проводились тайно от королевских чиновников, в уединенных местах, чаще всего с наступлением темноты.

В 1609 году японский князь Симадзу Иэяса из клана Сацума высадился на Окинаве с 3-х тысячным войском. Небольшая окинавская армия была разбита, а собрать ополчение не удалось, ведь «настоящего» оружия ни у кого из подданых короля не имелось. Королевство оказалось во власти оккупантов. В 1611 году по приказу Симадзу окинавский король вынужден был издать знаменитые «15 указов», установившие грабительские налоги, запретившие торговлю с иностранцами, обладание любым «железным» оружием, а также военные упражнения. Дело дошло до того, что в течение нескольких десятилетий в каждой деревне разрешалось иметь всего один большой нож для разделки рыбы и животных, привязанный веревкой к столбу на площади в центре села!

Ответом окинавцев на издевательства и поборы окупантов явилось движение сопротивления. До массового восстания дело не дошло, но столкновения с наиболее оголтелыми самураями были не редкостью. Поскольку окинавцы не имели ни копий, ни мечей, ни топоров, ни луков со стрелами, постольку вооруженным до зубов японским воинам они противопоставили свое умение сражаться голыми руками или с хозяйственными инструментами вместо «настоящего» оружия.

В течение XVII –XVIII веков стили «тэ» и «ко-будо» слились с известными на островах архипелага фрагментами китайских систем боя (то-тэ) и так родилось новое искусство, известное под названиями «окинава-тэ» (рука Окинавы) и «каратэ» (китайская рука). В начале XIX века школы этого боевого искусства практиковали члены тайных антияпонских обществ трех главных городов Окинавы. По их названиям варианты окинава-тэ, или каратэ, получили известность как Наха-тэ, Сюри-тэ и Томари-тэ.

С 1871 года Япония начала вводить на Окинаве свое законодательство и систему образования, а также заменять чиновников местного управления на японцев. Это встретило ожесточенное сопротивление местных жителей. Начался новый период беспорядков, бунтов и убийств, заметную роль в которых сыграли члены тайных обществ. Тогда японцы в 1879 году увезли последнего окинавско-го короля (Сё Тая) заложником в Токио, а само королевство превратили из автономного государства, находившегося в вассальной зависимости от метрополии, в 47-ю префектуру империи. Кроме того, благодаря буржуазным реформам 1872 года самураи лишились всех своих привилегий и были уравнены в правах с другими сословиями. В результате всех этих мер столкновения между оки-навцами и самураями прекратились. Однако тайные общества остались, и члены их продолжали упорно заниматься каратэ и кобудо. В них оки-навцы теперь видели источник, дающий силу национальному духу.

Следует отметить еще два факта из новейшей истории Окинавы. В 1945 году битва за Окинаву унесла жизни 17 тысяч американских военнослужащих и 75 тысяч японских военных и окинавских мирных жителей! А сам архипелаг с июня 1945 по май 1973 года находился под прямым управлением США.

2. Сёрин и Сёрэй, Кэнпо и Кэнпо-Каратэ

Общепринято разделение старинных окинав-ских школ рукопашного боя на две основные группы: «Сёрин-рю» (включающее в себя стили Сюри-тэ и Томари-тэ) и «Сёрэй-рю» (стиль Наха-тэ).

– «Фунакоси Гичин полагал, что характеристики двух главных направлений окинавского каратэ связаны с различиями в телосложении тех, кто их практиковал. Так, Сёрин-рю, отличавшийся быстротой движений и маневренностью, давал определенные преимущества низкорослым худощавым бойцам, а Сёрэй-рю более подходил высоким массивным людям» (Нагаминэ Сёсин, «Сущность Окинавского каратэ-до»);

– «Исследуя ката, можно в целом подразделить, «их на две категории. Одни делают упор на развитие мускулатуры, физической силы. Другие на легкость и быстроту движений. Наши учителя относили первые к Сёрэй-рю, вторые к Сёрин-рю» {.Фунакоси Гичин, «Каратэ-до нюмон»).

Иначе говоря, термин «Сёрин-рю» относится к прямолинейной, размашистой, «длинной», скоростной технике, напоминающей северные школы Китая (Шаолинь-цюань из провинции Хэнань). Термин «Сёрэй-рю» – к круговой, малоамплитудной, «короткой», силовой технике, типичной для китайского юга (Шаолинь-цюань из провинции Фуцзянь). Та же идея выражена в понятиях «дзю-но-кэнпо» (мягкое кэнпо) и «го-но-кэнпо (жесткое кэнпо).

Вообще говоря, термины «Сёрин» и «Сёрэй» могут использоваться в разных значениях. Когда китайский стиль «Шаолинь-цюань» (Кулак Молодого Леса, по названию монастыря) стал известен на Окинаве, тогда термин «Сё-рин» явился окинавским произношением китайского слова «Шао-линь», а название «Сёрин-рю» обозначало «Школа Молодого Леса». Но есть и другой иероглиф, который тоже читается как «сё», но обозначает не «молодой», а «сосна» (по-другому он читается «мацу»). Именно его употребляет Итосу Ясуцунэ в названии своей школы. Его «Сёрин-рю» обозначает «Школу соснового леса».

Что же касается термина «Сёрэй», то он представлял местный вариант чтения все тех же иероглифов «шао-линь» и обозначал «молодой лес» на диалекте района Наха. Только и всего.

Термин «кэн-по» представляет собой окинав-ское прочтение китайских иероглифов «цюань-фа» (метод, или закон кулака). Очень давно, в XV веке, первые школы китайского ушу, получившие известность на Окинаве, называли во всей их совокупности именно этим словом «кэнпо».

В XIX веке (до 1900 года) данный термин стали употреблять преимущественно для обозначения окинавских стилей рукопашного боя, параллельно с термином «каратэ». Например, «Мотобу-рю кэн-по-каратэ».

В наши дни этот термин используют в качестве общего названия целого комплекса боевых искусств, в основе которых лежат окинавские стили, подвергшиеся, однако, гавайским, филиппинским, индонезийским влияниям.

3. Учителя старой Окинавы

Яра из Чатаны. Первым великим мастером Оки-нава-тэ, чье имя дошло до нас, был Яра из деревни Чатана. Он родился в начале XVIII века. В возрасте 12 лет был послан родителями в китайский портовый город Фучжоу (провинция Фуц-зянь), учиться там торговому делу. Учение заняло, ни много, ни мало, целых 20 лет, в течение которых он, помимо торговли, досконально изучил стиль ушу Синь-И-цюань (кулак формы-мысли).

Вернувшись домой, Яра столь упорно боролся с японцами, что стал своего рода национальным героем. То искусство, которое Яра успешно применял в схватках с самураями и которому обучал сородичей, он называл либо «Рэймё-То-Тэ» (Чудесное искусство с материка), либо «Синпи-То-Тэ» (Тайное искусство с материка). Позже, будучи уже известным мастером, Яра брал уроки у одного китайца, жившего на Окинаве, по имени Гуан Чжан-фу (на окинавский манер это имя звучит как Кусанку).

Яра оставил потомкам три ката: Чатан-Яра-но-Кусанку (созданную им на основе учения Гуан Чжан-фу), Чатан-Яра-но-Бо (Шест Яры из Чатаны) и Чатан-Яра-но-Сай (Трезубец Яры из Чатаны). Их практикуют по сей день.

«То-Тэ» Сакугавы. Вторым великим мастером считается Сакугава (1733-1815). В 1750 году он стал учеником некоего Такахара Пэйчина в деревне Аката. А через б лет, в 1756 году, продолжил обучение у мастера Гуан Чжан-фу.

Сакугава оставил две ката: Сакугава-но-Кусанку (отобразившую его понимание учения мастера Гуана и потому отличающуюся от ката Чатан-Яра-но-Кусанку), а также Сакугава-но-Кон (палка Са-кугавы). Среди учеников этого мастера наиболее известны трое: Мацумото (ставший его официальным преемником), Гинован Тунчи (создатель ката «Гинован-но-Кон») и Мацу мураСокон.

Мацумура и самый первый «стиль» каратэ. Мацу-мура Сокон (1792-1896) родился в Сюри. В 1802 году отец представил его мастеру Сакугава, учеником которого он был до смерти последнего, т.е. на протяжении 13 лет. Когда учитель умер, 23-х летний Сокон отправился в Китай, где изучал цюань-фа у мастера Хи Хуа. По возвращении на Окинаву он объявил о создании своего собственного стиля, которому дал название «Сёрин-рю-Го-коку-Ан-То-Тэ» (в переводе это означает «Школа китайского искусства руки Молодого Леса, предназначенного для защиты отечества»). Однако столь длинное имя не прижилось, стиль получил известность сначала как «Сюри-тэ», а позже как «Мацумура-Сёрин-рю». Еще и сегодня некоторые окинавские стили претендуют на прямое наследование ими учения Мацумуры Сокона, например, стиль «Сёриндзи-рю Кэнко-кан» семьи Хисатака. Наименование, взятое Мацумурой, явилось первым случаем использования окинавским учителем для обозначения своей школы терминологии японского бу-дзюцу.

Мацумура прожил очень долгую жизнь – 104 года! Однако сам он создал всего лишь две ката: Мацумура-но-Пассай (явившуюся его собственной версией древней ката Оядомари Пассай, известной на Окинаве с XIV века) и Мацумура-но-Чинто, в которой он обобщил учение Хи Хуа.

Кроме них, он преподавал уже упомянутые выше ката Чатан-Яра-но-Кусанку, Сакугава-но-Кусан-ку и Оядомари Пассай, всего 5 формальных комплексов.

У него было много учеников. Наибольшую известность среди них получили Ябу Кэнцу (1863 – 1937), Кян Чотоку (1870-1945), Мотобу Чоки (1871-1944), Ханасиро Чомо (1869-1945), Азато Анко (1827-1906), Итосу Ясуцунэ (1830 – 1915).

Итосу Ясуцунэ и Сюри-тэ. Итосу Ясуцунэ (или Итосу Анко) был вторым великим мастером Сюри-тэ, после Мацумуры Сокона. Сначала он учился у своего отца, потом у Мацумуры Сокона и, наконец, у Гусукума Синпана. Великолепный техник, прекрасный боец и замечательный педагог, он добился того, что Окинава-тэ было включено в программу обучения начальных школ Окинавы, начиная с 1900/01 учебного года.

Для обучения детей он разработал серию из пяти ката Пинан, более простых, чем классические ката. Данную идею подхватили впоследствии некоторые другие стили, создав собственные версии упрощенных ката (Хэйян-но-ката, Хэйва-но-ката и т.д.). Среди наиболее известных учеников мастера Итосу можно отметить Кяна Чотоку (учившегося также у Мацумуры Сокона и Мацумуры Косаку), Чибана Сёсина (1885 – 1969), Ма-буни Кэнва (1889-1957), создателя Сито-рю, а также Фу накоси Гичина (1869 – 1957), преподававшего впоследствии в Токио и порвавшего с окинавской традицией.

Классическое Томари-тэ. Известным –мастером старинного Томари-тэ был Мацумура Косаку (1829 – 1898). Он учился у китайского мастера Цюань Цзя (или Чжуан Цзя), ставшего учителем и для других окинавских мастеров. Согласно целому ряду свидетельств, старинное Томари-тэ представляло собой синтез «внешних» и «внутренних» стилей китайского цюань-фа.

Другим известным представителем этого стиля был Оядомари Пэйчин (или Кокан). Он являлся так называемым «внутренним учеником» (учи-дэси) мастера Цюань Цзя, тогда как Мацумура Косаку – «внешним». Этот человек прославился тем, что познакомил общественность с древней формой ката Пассай, передававшейся в его семье с XIV века. Свое искусство мастер Пэйчин передал сыну, Оядомари Кодаю, а тот – своим сыновьям, Коду и Конину.

«Старое» и «новое» Наха-тэ. Старое Наха-тэ связано с именами трех окинавцев – Томоёсэ, Гуши и Сакиямы, учившихся у одного китайца, жившего на Окинаве. Сакияма обучал некоего Томигусу-ку, со смертью которого традиция прервалась, так как официального преемника у него не было. В «старом» Наха-тэ известны 4 ката: Найханчи, Сэй-сан, Сансэру, Санчин.

Ван Син-цзянь тоже был китайцем, жившим на Окинаве. У него было несколько учеников, самым знаменитым среди которых стал Хигаонна Канрё (1840-1916); прозванный «святым кулака». Хигаонна еще ребенком был учеником Мацумуры Сокона, а затем поступил в обучение к Ван Син-цзяну. В возрасте примерно 21 года он отправился в Китай, в провинцию Фуцзянь, где провел более 20 лет. Там он изучал несколько стилей цюань-фа, а именно Тан-Лан-цюань (стиль богомола), Бай-Хао-цюань (стиль белого журавля) и Тайцзи-цюань.

По возвращении на Окинаву он создал свой собственный стиль, дав– ему название Наха-тэ. Среди учеников Хигаонны наиболее известными стали Мияги Чодзюн (1888 – 1953), основатель Годзю-рю, и Мабуни Кэнва (1889-1957), основатель Сито-рю.

«Забытые». Окинава знала и других каратистов высокого ранга, не вошедших, однако, в официальную историю Окинава-тэ. Речь идет об «айноко», т.е. метисах, рождавшихся от матерей-окинавок и отцов-иностранцев, чаще всего от португальских или голландских моряков.

Наиболее знаменитым среди них считается некий Бункичи Итоман, «человек с голубыми глазами», что на Окинаве считалось признаком людей с «дурными задатками». Как уже сказано, ему и другим незаконнорожденным не нашлось места в генеалогии ни одной из окинавских школ. Но ведь кто-то его учил, раз члены окинавских землячеств на Гавайях и в Бразилии хранили память о нем,. как об одном из самых выдающихся мастеров рукопашного боя! Бункичи – типичный пример мастера-одиночки, стоявшего вне традиции, и не имевшего учеников.

Были также мастера, не вошедшие в официальную историю по религиозному признаку, то есть христиане. Кстати, христианство оказалось наиболее популярным именно среди айноко. А вообще, до конца XIX века каратэ оставалось чисто окинавским явлением. Затем оно шагнуло за пределы архипелага, прежде всего на Гавайи. Практически все гавайские учителя были людьми не знатного происхождения и со смешанной кровью. В Японии первые учителя являлись окинавцами, но потом эстафету перехватили японцы, а один из самых знаменитых деятелей японского каратэ – Ояма Масутацу – был кореец.

4. Каратэ в Японии

Самую первую попытку познакомить японцев с каратэ предпринял окинавский мастер Азато Анко, совершивший в 1886 году поездку по Японии. Несмотря на то, что ему было уже 59 лет, он победил многих мастеров традиционных воинских искусств, включая Сакудзиро Ёкояма, сильнейшего дзюдоиста Кодокана после Сайго Сиро. Но блестящий успех Азато не вызвал никакого интереса у широкой общественности. В те годы японцы быстрыми темпами осваивали технические и культурные достижения европейской цивилизации, в связи с чем отечественные боевые искусства очень и очень многим казались ненужным хламом…

Вторую попытку предпринял окинавский врач Читосэ Цуёси (1889-1984) в 1915 году. Читосэ был учеником Кяна Чотоку, а в 1946 году он-основал свой собственный стиль Чито-рю. Но в годы первой мировой войны его попытка тоже прошла незамеченной.

Третья попытка связана с именем Фунакоси» Гичина, выступившего в 1917 году с демонстрацией техники каратэ в штаб-квартире Бутоку-кай (японского союза мастеров боевых искусств) в Киото.

Но подлинное распространение каратэ в Японии началось только в 1921 году, когда в Осака прибыл окинавский мастер Мотобу Чоки. Как утверждает «отец европейского каратэ» Анри Пле, «без него (Мотобу) каратэ никогда не получило бы признания в Японии, где наставники боевых искусств относились к окинавскому «то-тэ» с глубоким пренебрежением. Учитель Фунакоси, который не являлся бойцом, полностью провалился со своей миссией в 1917 году. Заключение японских экспертов было тогда единодушным: каратэ, или окинава-тэ не боевое искусство (дзюцу), а разновидность фольклорного танца».

Деятельность Мотобу Чоки. Мастер Мотобу Чо-ки (1871 – 1944) стал первым окинавцем, доказавшим японцам в многочисленных поединках с мастерами дзю-дзюцу, что «тэ» Окинавы может спорить с ними на равных. Пресса рассказала о его подвигах всей стране, благодаря чему у него появилось много учеников и подражателей.

Мотобу происходил из семьи, известной своими мастерами боевого искусства. Семейный стиль назывался «Го-тэн-тэ», или «Мотобу-тэ» и брал начало от Мотобу Чохэ (позже свой стиль Чоки стал называть «Мотобу-Ха-Косё-рю-кэнпо-кара-тэ»). В конце XIX века патриархом Го-тэн-тэ был Мотобу Чомура, обучивший троих сыновей: Чою (умер в 1926 году), Чодзюна и Чоки. Мотобу Чою, как старший из сыновей, стал официальным преемником стиля и полноправным наследником отца. Позже он передал право на преподавание семейного искусства «чужаку» – Уэхара Сэйки-чи (родился в 1903 году), так как Чоки уехал жить в Японию. Еще позже, в 1949 году, Уэхара создал свой собственный стиль и назвал его «Мо-тобу-рю»!

Мотобу Чоки изучал, помимо Го-тэн-тэ, несколько стилей направления Сёрин-рю. Его учителями были Мацумура Сокон, Мацумура Коса-ку, Итосу Ясуцунэ. Однако самое большое влияние на его формирование оказала «школа улицы». Наделенный огромной физической силой и агрессивный, Мотобу очень быстро стал одним из самых известных бойцов Окинавы. Стиль Мотобу Чоки отличался естественными позициями, более высокими стойками, чем в других окинав-ских стилях, вольной интерпретацией понятия «хикитэ» и явным стремлением к бою на ближней дистанции. Он также настаивал на необходимости атаковать и защищать центральную линию тела. В этом стиле жесткие яростные атаки сочетались с мягкими отводящими блоками и грациозными перемещениями. Впрочем, блоки иногда были такими, что ломали руки противникам. А за свои непредсказуемые движения Чоки получил прозвище «обезьяна».

Что касается практики «кумитэ», то стиль Мотобу Чоки был жестко контактным и ставил своей целью нокаут. Отсюда еще одно прозвище Чоки – «тэйдзикун» (приблизительный перевод с окинавского звучит как «убивающий кулак»). Одним из любимых приемов Мотобу был «кэйко-кэн-учи», посредством которого он ломал доску любой макивары. В этой связи любопытно привести мнение одного из его учеников, мастера На-гаминэ Сёсина: «Ни один каратист в истории Окинавы не мог сравниться с Мотобу в разрушительной силе кэйкокэн!» В практике ката Чоки отдавал предпочтение Найханчи в различных вариантах ее применения.

Итак, приехав в Осака в 1921 году, Мотобу начал пропаганду своего искусства через показательные выступления и поединки со всеми желающими. На следующий год он попросил Фунакрси приехать к нему на помощь. Дело в том, что Мотобу плохо знал японский язык, тогда как Фуна-коси в совершенстве говорил, читал и писал по-японски. Фунакоси очень ловко использовал официальное приглашение Мотобу для того, чтобы выступить в Кодокане, в Токио. Содержание этого выступления походило на демонстрацию 1917 года. Поэтому Кано Дзигоро был очень удивлен 5 лет спустя, когда посетил Окинаву и увидел там совсем другое каратэ, нежели то, что показывал Фунакоси.

К 1925 году репутация Мотобу как бойца прочно установилась по всей Японии. Нелишне отметить, что ему было в это время уже 54 года! В 1926 году была издана его книга «Окинава-кэнпо-кара-тэ-дзюцу». В 1927 году он переехал в Токио, где между ним и Фунакоси возникли серьезные разногласия. В нескольких поединках, а также в различных ситуациях Мотобу убедительно доказал свое полное превосходство над Фунакоси. Эти эпизоды из жизни последнего потом всеми силами замалчивались…

Мотобу никогда не склонен был к компромиссам. Все 15-летнее пребывание в Японии он гордился своим искусством и своим происхождением. Каратэ он повсюду старался показывать в самом что ни на есть традиционном духе – как искусство жестокого рукопашного боя. Поэтому главные упреки, которые он адресовал Фунакоси, заключались в том, что тот, во-первых, стремился превратить боевое искусство в военизированную гимнастику, и, во-вторых, эту гимнастику сотворить на японский манер, по образу и подобию дзю-до и кэн-до. Короче, он считал Фунакоси ренегатом, стыдящимся собственного происхождения, родного языка и традиций своего народа!

Когда Мотобу в 1936 году вернулся на Окинаву, Фунакоси немедленно изменил иероглифы термина «каратэ» с тех, что означали «рука континента» на другие – «пустая рука», и в своей маленькой ассоциации приступил вместе с сыном Ёситакой к последовательной ликвидации старинного кэнпо-дзюцу Окинавы.

Ученики мастера. Как в Японии, так и на Окинаве, Мотобу имел массу учеников. Назовем самых известных: Канэсима Синэй (прославленный мастер Исиминэ-рю); Канэсима Синсукэ (создатель Тодзан-рю); Кониси Ясухиро (создатель Синдо-Сидзэн-рю); Мацуяма Синсукэ (создатель Кэнпокан-рю); Митосэ Масаёси, или Джеймс (создатель Косё-Сёрэй-рю кэнпо-каратэ); Нагаминэ Сёсин (создатель Мацубаяси-рю); Накамура Си-гэру (создатель Окинава-кэнпо-каратэ); Оцука Хиронори (создатель Вадо-рю); Симабуку Тацуо (создатель Иссин-рю); Роберт Трайэс (первый пропагандист каратэ в США), Уэсима Сансукэ (один из создателей Кусинрю) и многие другие, не ставшие основателями собственных школ…

Среди них самыми верными последователями Мотобу явились Накамура Сигэру и Мацуяма Синсукэ. Кроме того, жизнь и взгляды на боевые искусства мастера Чоки послужили источником вдохновения для Оямы Масутацу, создателя стиля Кёкусин-рю.

Деятельность Фунакоси Гичина. Мастер Фуна-коси (1869 – 1957) в 15 лет начал изучать стиль Сюри-тэ. Его учителем сначала был сын Азато Анко, а потом и сам патриарх. Спустя 6 лет (в 1890 году) он поступил в обучение к Итосу Ясу-цунэ.

С 19 лет Фунакоси работал учителем начальной школы. Кроме окинавского и японского языков он хорошо владел еще и китайским. Это был воспитанный, утонченный, вежливый человек, увлекавшийся поэзией (его литературный псевдо-* ним «Сёто» означал «Сосны и волны»), философией и каллиграфией. Приехав в Японию в 1922 году чтобы помогать Мотобу Чоки, Фунакоси остался здесь навсегда. Свои усилия он направил на создание клубов каратэ в университетах. Однако он сам, а также то искусство, которое он пропагандировал, пользовались значительно меньшей популярностью по сравнению с «Мотобу-кэнпо». Его время пришло после возвращения соперника на Окинаву в 1936 году.

В том же году Фунакоси создал свою собственную организацию (Сёто-кай), открыл собственное додзё (Сёто-кан), издал свою книгу «Каратэ-до кёхан», в которой изменил название окинавского боевого искусства. Вместо иероглифа «китайский» (кара) он употребил иероглиф «пустой» (читающийся тоже «кара») и добавил слово «до» (путь). Так вместо «танской», «китайской» или «окинавской руки» появился «путь пустой руки». Одновременно Фунакоси объявил о создании стиля Сётокан-рю (Школа клуба «Сосны и Волны»).

В 1949 году ассоциация Сёто-кай была преобразована в общенациональную организацию – Японскую ассоциацию каратэ (ЯАК). Ее почетным президентом стал 80-летний Фунакоси, а исполнительным директором Обата Исао (в 1955 году их сменили Накаяма Масатоси и Нисияма Хидэтака). Своей целью руководители ЯАК, где одну из первых ролей играл сын Фунакоси Гичи-на по имени Ёситака, поставили создание нового каратэ. Им требовалось «свое» каратэ, основанное на новых традициях, новой технике, новых методах тренинга. Старые ката были изменены. Но самое главное изобретение «авторитетов» из ЯАК, это такие поединки, в которых запрещен реальный удар. Отныне его надо было лишь «обозначать» , но ни в коем случае не доводить дело до жесткого контакта. Было с умным видом заявлено, что умение вести поединок по таким правилам является свидетельством высшего мастерства – мастерства самоконтроля!

На самом же деле, независимо от того, какими намерениями вдохновлялись авторы данного новшества (а стремились они к обузданию человеческой агрессивности), «их» каратэ очень быстро выродилось в гимнастику. Впрочем, каратэ Фунакоси было ею с самого начала, достаточно вспомнить ту оценку, которую дали ему эксперты Буто-ку-кай в 1917 году – «танцор»! Ояма Масутацу выразился по этому поводу не менее резко: «Фунакоси не был способен научить ничему, кроме гимнастики». Мнение Оямы особенно значимо потому, что он 2 года (в 1938-40) тренировался под руководством Фунакоси Гичина и Ёситаки.

В 1957 году, через несколько месяцев после смерти Фу накоси Гичина, ЯАК организовала первый чемпионат по своим странным правилам, победителем которого стал Канадзава Хироказу. В этом чемпионате участвовали только члены ЯАК, в основном из Токио и его окрестностей. Стоит отметить, что десятью годами раньше был проведен Всеяпонский чемпионат каратэ, открытый для представителей всех стилей и школ. Победа там присуждалась за нокаут или явное превосходство над противником, а не за умение лучше соперника останавливать свою руку либо ногу в нескольких миллиметрах от цели. Чемпионом тогда стал Ояма Масутацу, боец, которым вполне мог бы гордиться Мотобу Чоки!

5. Каратэ в Соединенных Штатах

Гавайские острова. На Гавайях окинавское каратэ появилось в конце XIX века вместе с многочисленными эмигрантами. Но местные виды единоборства, включавшие в себя китайские и окинавские элементы, существовали на островах и до начала массового наплыва эмигрантов из Азии. Впрочем, конкретных сведений о том периоде почти нет.

Официальная история гавайского каратэ началась в 1905 году, когда один из учеников Хигаон-ны Канрё начал обучать Наха-тэ-кэнпо. В 1920 году здешний мастер Шунган Ваиалуа-Тарю (1879 – 1945), живший в то время на Гавайях, создал Сёрэй-Кё-кэнпо-каратэ, которому он потом обучал Мацуяма Синсукэ, создателя Кэнпокан-рю. В 1927 году мастер Ябу Кэнцу (ученик Мацумуры Сокона и Итосу Ясуцунэ) преподавал Сюри-тэ в Гонолулу и Кауаи. Среди его первых учеников был Миясиро Томас, который в 1933 году учредил «Гавайскую молодежную ассоциацию каратэ» (в ней в 1933 – 34 гг. преподавали приехавшие с Окинавы Хигаонна Камэсукэ и Муцу Дзуйхо, а в 1935 – 36 гг. мастер Окадзаки Сэйичиро).

В 1934 году на Гавайях побывал Мияги Чод-зюн, основатель Годзю-рю. Вспоминая два года спустя о своей поездке, он сказал: «Каратэ вызывает на островах исключительно живой интерес… По приглашению нескольких влиятельных лиц и одной газеты я побывал там, чтобы вести пропаганду и развивать каратэ на месте. И сейчас мы можем говорить уже о многочисленных группах энтузиастов на Гавайях».

В 1936 году в Гонолулу вернулся ученик Мото-бу Чоки, гаваец японского происхождения Мито-сэ Масаёси, или Джеймс (1916-1981). Его возвращение означало начало нового этапа в развитии гавайского каратэ. Митосэ начал преподавать стиль Мотобу под названием «Косё-Сёрэй-рю-кэнпо-каратэ». В 1942 году он открыл клуб самозащиты, которым руководил до 1953 года. Обучение было суровым и требовательным, достаточно сказать, что только пятеро учеников Митосэ получили черные пояса. Это Томас Юнг, Пол Ямагучи, Уильям Квай-Сун Чжоу, Артур Кив и Эдвард Лав.

В 1953 году Юнг взял на себя руководство клу бом самозащиты, Ямагучи и Кив открыли свою собственную школу, где преподавали стиль Митосэ, Лав с 1958 года начал пропагандировать на Гавайях стиль Кёкусин-рю. Что касается Уильяма Чжоу, самого известного среди учеников Митосэ, то он объявил о создании своего собственного стиля, названного им просто «кэнпо-каратэ». В свою очередь, Чжоу вошел в историю как учитель Эдмунда Паркера, одного из пионеров каратэ на американском континенте.

В 1956 году Карлтон Симоми открыл в Гонолулу клуб Сёрин-рю-каратэ. В 1957 Уолтер Нисио-ка основал там же школу каратэ Госинкай. А в 1959-м была учреждена Гавайская ассоциация каратэ, руководящий совет которой составили П. Ямагучи (кэнпо-каратэ), К. Симоми (Сито-рю) и трое экспертов Годзк>рю (М. Кобаяси, К. Мура-ками, Д. Миядзаки). Начиная с 1961 года на Гавайях стали проводиться различные чемпионаты и показательные выступления, среди которых особо надо выделить турнир 1968 года «Гавайи-США», с участием таких знаменитостей, как Чак Норрис, Майк Стоун, Рон Марчини, Глен Ояма, Арнольд Уркидес.

Сегодня гавайское каратэ представлено несколькими стилями, главными из которых являются Косё-Сёрэй-рю-кэнпо-каратэ (Митосэ), Гавайское кэнпо-каратэ (Чжоу), Кадзюкэнбо-кэнпо (Эмперадо), Кара-Хо-кэнпо-каратэ (Куоха).

Пионеры континентальных штатов. Одним из первых попытался пропагандировать каратэ в США окинавский мастер Ябэ Норимичи, который в 1920 году провел несколько эффектных показательных выступлений в городах западного побережья. Однако тогда это не имело никаких последствий, зрители восприняли его демонстрацию как экзотическое шоу.

Поэтому истинным первопроходцем американского каратэ следует называть Роберта Трайеса (1922-1990), ученика Мотобу Чоки. В 1946 году он основал в штате Аризона первое додзё каратэ. Всего два года спустя Трайес создал всеамериканскую организацию – Ассоциацию каратэ Соединенных Штатов. В 1963 году этот неутомимый человек устроил в Чикаго Всемирный турнир каратэ (по существу, первый неофициальный чемпионат мира) с участием нескольких команд из США, Японии и стран Юго-Восточной Азии.

В 1952 – 54 годах мастер Ояма Масутацу, будущий создатель каратэ Кёкусин, предпринял турне по Америке. По воспоминаниям очевидцев, успех его выступлений был грандиозным: «Ояма воплотил в своем облике образ восточного супермена… Он представил ошеломленной публике каратэ как мистическое искусство, наделяющее своих приверженцев способностью побеждать толпу противников и разламывать неодушевленные предметы» . За два года турне Ояма около 50 раз сражался с быками, одержал десятки побед над профессиональными боксерами и борцами, разбил несчетное множество досок, черепиц и кирпичей.

Следующая заметная фигура в истории американского каратэ, это Эдмунд Кеалоха Паркер (1931 – 1990). Гаваец по происхождению, он свое детство и юность провел в Гонолулу. Там в 15 лет Паркер стал учеником Уильяма Чжоу. Через 3 года он уехал на континент, в город Прово (штат Юта), где поступил в университет. Но с 1951 по 54 год, во время войны в Корее, он проходил службу в Гонолулу и благодаря такому стечению обстоятельств еще 3 года занимался у мастера Чжоу. Вернувшись после демобилизации в Прово, Паркер открыл осенью 1954 года свое додзё кэнпо-каратэ при университете.

В 1956 году, получив диплом, он переехал в Пасадену (штат Калифорния), где создал Американскую ассоциацию кэнпо-каратэ, которую в 1960 году преобразовал в Международную ассоциацию кзнпо-каратэ. В 1964 году Паркер организовал международный чемпионат кэнпо-каратэ, победу на котором одержал американец гавайского происхождения Майк Стоун. В 1970 году он в сотрудничестве с Майком Стоуном, Чаком Нор-рисом, Дутому Осима и Фумио Дэмура учредил Конгресс каратэ Соединенных Штатов, организацию, многое сделавшую для распространения каратэ в этой стране.

Среди других «зачинателей» американского каратэ выделяются Дон Нейгл, Сесиль Паттерсон, Джордж Маттсон, Питер Урбан, Аарон Бэнкс. Нейгл, ученик Симабуку Тацуо, с 1957 года распространял стиль Иссин-рю в штате Нью-Джерси. Годом позже С. Паттерсон основал додзё Вадо-рю в штате Теннесси (к 1975 году он стоял во главе 20 додзё!). В том же 1958 году Д. Маттсон открыл додзё Уэчи-рю в Бостоне. Благодаря ему, этот окинавский стиль получил распространение на всей территории США. В 1959 году П. Урбан открыл додзё Годзю-рю в городе Юнион-сити (штат Нью-Джерси). А на следующий год он создал Американскую ассоциацию Годзю, являющуюся крупнейшей в мире организацией этого стиля после японско-окинавской. Наконец, А. Бэнкс создал в 1968 году Всемирную организацию профессионального каратэ и провел первый чемпионат мира по каратэ для профессионалов.

6. Каратэ во Франции

Деятельность Анри Пле. Каратэ в этой стране (да и вообще в Европе) началось с Анри Пле, одного из первых французских «черных поясов» в дзюд-о. Он вспоминает: «Когда я в 1948 году стал пионером европейского каратэ, никто до этого не слышал такого слова. Поэтому некоторые утверждали, будто я сам все придумал, и что надо говорить не каратэ, а «карапле». В течение 10 лет я пытался постичь искусство каратэ без учителя»…

А. Пле изучал каратэ по книгам и фильмам, которые присылал ему из Японии американец Донн Дрэгер. Этот человек несколько лет жизни посвятил-изучению истории японских боевых искусств. В первые послевоенные годы он жил в Японии и был в довольно близких отношениях с руководителями ЯАК – Обата Исао, Нисияма Хидэтака и Накаяма Масатоси. Так что Пле получал вполне достоверную информацию. Но, к сожалению, это была информация о каратэ, уже превращенном в военизированную гимнастику. Данное обстоятельство наложило заметный отпечаток на характер развития каратэ во Франции и в других странах европейского континента.

Пле и возглавлявшиеся им организации французского каратэ, начиная с 1954 года приглашали во Францию японских наставников для проведения более или менее длительного обучения инструкторских кадров. Первым приехал Мочидзуки Хироо, вторым My раками Тэцудзи, следом Осима Дутому, потом Харада Мицусукэ, затем Нанбу Ёсинао и, наконец, Касэ Тайдзи. За исключением Нанбу, все они представляли Сётокан-рю, стиль Фу накоси, отца и сына. Соответственно, именно этот стиль каратэ получил преобладающее развитие во Франции.

В 1954 году Пле основал Французскую федерацию каратэ и вольного бокса, которая просуществовала до I960 года, когда она по финансовым причинам вошла на правах секции в состав федерации дзюдо, дзю-дзюцу и сходных дисциплин. Еще через 10 лет эта секция преобразовалась во французский союз карата, и так одна реорганизация следовала за другой.

Соревнования и стили. По 1975-й год включительно все соревнования каратэ во Франции проводились согласно правилам «бесконтактного» поединка ЯАК. В 1976 году были проведены первые соревнования по фулл-контакт каратэ согласно правилам Ассоциации профессионального каратэ (А. Бэнкса) и Всемирной всестилевой организации каратэ (ВАКО). Известность в соревнованиях по фулл-контакт каратэ получили в те годы Доминик Валера, Роже Паши и Франсуа Птитдеманж. В 1978 году Ален Сетрук провел первый кубок Франции по каратэ Кёкусин. В декабре 1980 состоялся первый чемпионат Франции по контактному каратэ, и с тех пор соревнования проводятся по самым разным правилам.

Сегодня во Франции известны следующие стили каратэ: Вадо-рю, Годзю-рю (в трех вариантах), Кёкусин-рю, Кэнпокан-рю, Сёриндзи-рю, Сёрин-рю, Сётокай-рю, Сётокан-рю, Сидокан-рю, Сито-рю, Уэчи-рю.

7. Техника и стили каратэ

Каратэ – это боевое искусство, рационально использующее– все, что доступно человеческому телу в целях самозащиты. В современных стилях преобладают удары и блоки. В традиционных наряду с ними широко представлены захваты, вывихи, броски, удушения, толчки, подножки, подсечки. Бросково-болевая техника «старого» каратэ во многом аналогична технике айки-дзюцу и дзю-дзюцу.

Традиционное каратэ должно было обеспечить максимальную эффективность на всех дистанциях: дальней (расстояние удара стопой), средней (расстояние удара кулаком), ближней (дистанция захвата за корпус) и в любой ситуации: стоя, на коленях, сидя, лицом к лицу, сбоку, при нападении сзади, с оружием, без оружия, с одним противником, с несколькими и т.д.

Правильное использование техники каратэ требует соблюдения ряда принципов, таких как «ки-мэ» (соединение силы тела с силой духа), «хара» (соединение внутренней энергии с силой мышц бедер, живота и поясницы), «дачи» (правильной позиции), а также целого ряда других. Все они постигаются длительной упорной практикой «ката», формальных комплексов, в которых зашифрована вся техника и, что гораздо важнее, вся «идеология» традиционных школ. В традиционном каратэ Окинавы ката и кумитэ (вольный бой) были сбалансированы. Одно предполагало другое. В современном каратэ произошел явный сдвиг в сторону ката. Если трактовать каратэ как искусство самозащиты (чем оно и являлось по крайней мере 500 лет), то одной только практикой ката его не постичь: «В реальном бою я познал эффективность. Эффективность, это умение убивать как можно быстрее» (Мочидзуки Минору)…

Общее число стилей каратэ сегодня неизвестно, то ли их несколько сотен, то ли более тысячи. Можно лишь сказать, что по своей сути любой современный стиль так или иначе связан с одним из четырех направлений: кэнпо-каратэ (боевым искусством китайско-окинавского происхождения), каратэ-дзюцу (японской боевой версией в духе Мотобу), каратэ-до (японской философско-педагогической версией в духе Фунакоси), спортивным каратэ (полуконтактным или контактным).

Ниже я даю перечень наиболее известных стилей. В скобках указаны основатели стиля, сначала идет фамилия, потом имя.

1. Американское Годзю-рю (Урбан Питер)

2. Американское кэнпо-каратэ (Паркер Эдмунд)

3. Асихара-рю (Асихара Хюдэюки)

4. Бутокукан-рю (Кэичи Рэичи)

5. Вадо-рю (Оцука Хиронори)

6. Дайдо-дзюку (Адзума Такаси)

7 Джо Льюис-каратэ (Джо Льюис)

8. Дзёсинмон-рю (Икэда Хосю)

9. Дзэндо-рю (Дзэн Ки)

10. Дзюкэндо (Кинрю)

11. Досинкан-рю (Йтикава Исао)

12. Ёсэйкан-рю (Джанкарло Луккези-Борелли)

13. Ёсюкай-рю (Ямамото Мамору)

14. Исиминэ-рю (Канэсима Синбу)

15. Иссин-рю (Симабуку Тацуо)

16. Кадзюкэнбо-кэнпо (Эмперадо Адриано)

17 Кара-Хо-кэнпо (Куоха Сэм)

18. Кёкусин-рю (Ояма Масутацу)

19. Китайское Годзю-рю (Ван Клиф Рон)

20. Кобаяси-рю (Чибана Сёсин)

21 Кодзё-рю (семья Кодзё)

22. Косё-Сёрэй-рю-кэнпо-каратэ (Митосэ Масаёси)

23. Косики-каратэ (Хисатака Масаюки)

24. Кохэйкан-рю (Ониси Эйдзо)

25. Кусин-рю (Киндзо Кэнсэй и Уэсима Сансукэ)

26. Кэнкокан-Сёрин-дзи-рю (Хисатака Кори)

27. Кэнпокан-рю (Мацуяма Синсукэ)

28. Кэнпо-каратэ (Чжоу Уильям Квай-Сун)

29. Кюдокан-Сёрин-рю (Хига Ючоку)

30. Мацубаяси-рю (Нагаминэ Сёсин)

31. Мацумура-Сёрин-рю (Мацумура Сокон)

32. Мотобу-рю (Уэхара Сэйкичи)

33. Мотобу-рю-кэнпо-каратэ (Мотобу Чоки)

34. Мусиндо-рю (Отомо Рюсё)

35. Нанбу-до (Нанбу Ёсинао)

36. Окинава Годзю-рю (Мияги Чодзюн)

37. Окинава-кэнпо-каратэ (Накамура Сигэру) ,

38. Осака-кэнпо-каратэ (Аоки Ганрю)

39. Ото-рю (Тамаэ Хирояси)

40. Ояма-рю (Ояма Сигэру)

41. Рюкю-кэнпо-каратэ (Оята Сэйю)

42. Рюкю-Сёрин-рю (Инаминэ Сэйдзин)

43. Рюэй-рю (Накаима Кэнко)

44. Санкюкай-рю, или Нанбу-кэйсэй-рю (Нанбу Ёсинао)

45. Сано-рю, или Ёсэйкан-рю (Сано Тэруо)

46. Сато-дзюку (Сато Кацуаки)

47. Сёбаяси-рю, или Сёрин-рю (Кян Чотоку)

48. Сёрин-дзи-рю, или Кян-рю (Накадзато Дзоэн)

49. Сёриндзи-рю (Ким Ричард)

50. Сёринкан-рю (Накадзато Сюгоро)

51. Сёрин-рю: (Симабуку Эйдзо)

52. Сётокай-рю (Эгами Сигэру)

53. Сётокан-рю (семья Фунакоси)

54. Сидокан-рю (Соэно Ёсидзи)

55. Синдо-Сидзэн-рю (Кониси Ясухиро)

56. Сито-рю (Мабуни Кэнва)

57. Сито-рю (Сирома Синпан)

58. Сито-рю-кэнпо-каратэ (Уэчи Канэй)

59. Сэйдо-дзюку (Накамура Тадаси)

60. Сэйдокан-рю (Тома Сиан)

61. Сэйдокан-рю (Исии Кадзуёси)

62. Сюдокан-рю (Ханауэ Тоси)

63. Сюкокай-рю, или Тани-Ха-Сито-рю (Тани Ходзиро)

64. Тайсиндо-рю (шри Кантарао)

65. Тодзан-рю (Канасиро Кэнсэй)

66. Тодзан-рю (Канэсима Синсукэ)

67. Тун-рю (Киода Юхацу)

68. Уэчи-рю (Уэчи Канбун)

69. Чак Норрис каратэ (Норрис Чак)

70. Чито-рю (Читосэ Цуёси)

71. Чубу-Сёрин-рю, или Сэйбукан-рю (Симабукуро Дзэнрё)

72. Хакучо-рю, или Сукунай-Хаяси-рю (Сокэн Хохан)

КАРА-ХО-КЭНПО

Этот стиль гавайского кэнпо-каратэ основал в 1987 году Сэм Алама Куоха. Он занимался кэнпо-каратэ под руководством своего деда, бывшего ученика Уильяма Квай-Сун Чжоу. Затем Куоха отправился в Гонолулу, чтобы учиться у самого Чжоу. Позже он стал его главным помощником. Вдвоем они усовершенствовали технику гавайского кэнпо-каратэ, в частности, дополнили ее двенадцатью приемами Косё-сёрэй-рю Джеймса Ми-тосэ.

После смерти Чжоу в 1987 году, Сэм Куоха возглавил школу своего учителя. Именно тогда он дал ей название «кара-хо-кэнпо», чтобы подчеркнуть, с одной стороны, приверженность традициям Чжоу и Митосэ, а с другой – указать на ее отличие от американского кэнпо-каратэ Эдмунда Паркера и кэнпо-каратэ Ника Серио.

КВОНБОП

1.

Корейский термин, аналогичный китайскому «цюань-фа», т.е. «кулачный бой». Им обозначают корейские боевые искусства в целом.

Традиция боевых искусств началась в Корее с периода Трех Государств (Когурё, Пэкчё и Сил-ла), существовавших на территории Корейского полуострова с I века до н.э. по 668 г. н. э. В каждом из них имелись свои системы боя. Например, в Когурё, располагавшемся в северной части полуострова и на значительной части территории современной Маньчжурии, существовала система «сонбэ». Выросшее и окрепшее в борьбе с Китаем, Когурё имело сильную, хорошо обученную армию, которая не раз громила захватчиков.

В государстве Пэкчё боевые искусства были известны под названием «субак». Любопытно, что теми же иероглифами записывалось древнейшее название боевых искусств Китая («шоубо»). То есть, название корейского искусства боя передавалось китайским термином. Это понятно, поскольку в описываемое время древнекитайский язык вэньянь играл на Дальнем Востоке роль, сходную с ролью латинского языка в средневековой Европе.

Наиболее интересно государство Силла, прославившееся своим военно-религиозным институтом хваранов («цветущая молодежь»). Эти юноши, отбираемые в возрасте 14 – 15 лет из дворянских семей, в мирное время занимались изучением целого комплекса боевых искусств, распевали песни, наделенные «магической силой», учились управлять страной, а на войне сражались в первых рядах и были наиболее подготовленными боевыми отрядами, о подвигах которых немало сведений в корейских летописях. Тренировка хваранов включала в себя не только упражнения в медитации, поэзии, музыке и танцах, но и джигитовку, занятия фехтованием и стрельбой из лука, а также – субак. Задачей такой комплексной подготовки было воспитание совершенной, гармонической личности.

В борьбе между тремя государствами роль объединителя страны сыграла Силла, использовавшая помощь танского Китая. В 668 г. Корея стала единым государством, тесно связанным с соседним Китаем. Квонбоп обогатился китайской традицией, и ряд его направлений, например, «тан-су до» («танская рука»), эту связь подтверждает. Однако внедрение китайских элементов способствовало расслоению квонбоп на две ветви. Одна, более китаизированная, включила в себя боевые искусства, распространенные при дворе или в буддийских монастырях, а также применяемые для обучения элитных подразделений войск. Другая сохранила свою корейскую самобытность и была популярна среди простых людей как в городах, так и в сельской местности. Эта тенденция продолжалась и после 976 г., когда на смену Объединенному Силла пришло государство Коре. В это время многие направления развития боевых искусств оформились в определенные школы и стили. В частности такие как тхэккён, чхарёк, субак, орёнквон и юсуль сформировались именно в это время.

2.

Наиболее самобытным и наиболее корейским из перечисленных является тхэккён. Техника тхэккён не отличается разнообразием стоек, зато характеризуется развитой техникой ног с большим арсеналом разнообразных подножек и подсечек. Выше грудной клетки ногами не бьют, поэтому круговые удары ногами встречаются чаще проникающих. В поединках главным было повалить противника, а не нанести ему какое-то серьезное телесное повреждение.

Техника рук – круговые движения, причем кулаки не используются вообще. Руки применяются для тычковых ударов ладонью в лино и в горло, а также для захватов руки или ноги противника, позволяющих нанести ему сильный удар ногой. Основная борьба ведется именно ими, поэтому блоки ногами, подножки, зацепы, подсечки составляют основной арсенал приемов. Система тренировок достаточно жесткая: ученики тренируются, набивая ноги на камнях, на стволах деревьев, прыгая через колючие кусты или отталкиваясь от деревьев. Предусмотрено боевое применение «колеса» и сальто назад.

Субак в Силла-Корё превратился в конкретный стиль, в котором, в отличие от тхэккён, нога бьет в основном выше пояса, используется кулак и ударная работа локтями. Одной из наиболее распространенных стоек этого стиля является положение с руками, сложенными перед грудью как для молитвы. Из этой стойки производятся все основные удары руками.

Наряду с такими «внешними» стилями, как су-бак и тхэккён, широко распространенными среди крестьянства, существовали направления «внутреннего» плана, культивировавшиеся корейскими горными отшельниками, близкими китайским даосским монахам и японским ямабуси. В их среде было развито «мягкое искусство» юсуль, построенное на бросках, болевых замках, захватах и точечных ударах в уязвимые места, топография которых была детально разработана. Естественно, такой отшельник занимался не только и не столько боевым искусством, сколько своим духовным совершенствованием, предполагавшим осознание себя как части природы, умение жить в гармонии с окружающим миром, и способность гармонизировать мир вокруг себя.

Другой системой подобного типа был чхарёк («заимствование силы»). Она сводилась к тому, что после долгих лет тренировок в горах тело и чувства отшельника приобретали качества, свойственные окружающим его животным, а сам он достигал гармонии с миром природы, благодаря чему получал возможность собирать от нее энергию, реализовывая ее, например, в форме «железной рубашки». Типично корейская техника работы ногами (куда входят удары из сидячего положения) сочетается в чхарёк с любопытной системой блоков, где кулак противника захватывается согнутой в локте рукой; удержания чередуются с заломами и жесткими ударами. Искусство использования внутренней энергии включает в себя способность прицельной «стрельбы» ею, когда например, от легкого удара по горке кирпичей нижний разлетается вдребезги, а остальные остаются целыми.

В более позднее время подобная техника была известна под названием кидо или кихап, мастера ее встречаются и среди советских корейцев (Си-дэо Кин и другие).

При дворе правителей королевства Коре культивировались направления, близкие к китайским.

Правда, уровень подготовки корейского солдата к концу династии Коре упал, поэтому искусство боя голыми руками изучала не вся солдатская масса, а лишь ее спецформирования, подобные «трем особым корпусам» самбёльчхо – личным войскам дома Чхве, узурпировавшего в конце династии власть в стране и установившего нечто вроде японского сёгуната, который смогло сокрушить только монгольское вторжение. Самбёльчхо, ставшие основной силой сопротивления монголам, изучали так называемый орёнквон («кулак пяти видов»), в который входили направления «кулак пушечного удара», «кулак свирепого тигра», «кулак обезьяны», «кулак журавля» и «кулак семи звезд».

К концу XIII века монголы прочно осели в Корее и даже использовали ее как основной плацдарм для двух неудавшихся попыток захватить Японские острова. Однако сопротивление населения Кореи вынудило их сохранить правящую династию Коре и ввести систему, похожую на ту, которой удостоились русские княжества, а именно косвенное управление через систему чиновников, аналогичных баскакам на Руси, которая существовала вплоть до конца монгольской династии Юань на территории Китая (1368 г.).

Монгольское влияние в Корее проявилось в разных областях, в том числе в боевых искусствах, куда они занесли ссирым – обычную борьбу на поясах, в которой запрещены удары, допускаются только броски с применением корпуса, бедер, рук и ног. Большое внимание уделяется весу бойца. В этом ссирым похоже на японское сумо и на другие виды борьбы алтайгко-монгольского происхождения.

В 1392 г. в Корее пришла к власти династия Ли, правившая вплоть до японской аннексии в 1910 г. Новое правление принесло значительные перемены в государственном строе. Буддизм утратил былое влияние, место его заняло конфуцианство. На судьбе боевых искусств это отразилось двояко. С одной стороны, искусство рукопашного боя по-прежнему входило в состав дисциплин, которые будущие чиновники и офицеры должны были сдавать на государственном экзамене. Претенденты экзаменовались в знании древних трактатов, стрельбе из лука и вольтижировке, кроме того, «абитуриент» должен был победить в кулачном бою не менее трех соискателей. Впрочем, это относилось к офицерам. А солдат учили по китайскому принципу, предполагающему ограниченное умение владеть всем понемногу. Поэтому общий уровень подготовки солдат корейской армии (равно как и современной ей китайской) был невысок. Поднимали его только особо талантливые и думающие командиры. Одним из которых был, например, национальный герой Кореи, выдающийся полководец Ли Сунсин (1545 – 1598). В тренировку его воинов входили и прыжки через стену (зачастую – в полном вооружении) и силовые упражнения с мешками земли и многое другое.

В 1592 г. на Корею обрушились серьезные испытания – в страну вторглась японская армия, боевые качества которой были в то время лучшими на Дальнем Востоке. Корейские войска потерпели ряд поражений, меньше чем за полгода японцы захватили почти всю страну. Тогда на борьбу с захватчиками поднялся народ. Партизанские отряды «армии справедливости» (ыйбён) нередко возглавляли местные мастера боевых искусств. С помощью умелых действий корейского флота, возглавляемого Ли Сунсином, партизан и пришедших на помощь китайских войск, японцы в конце концов были изгнаны, но закончилась война лишь в 1598 г. с большими потерями для Кореи.

В сражениях против японцев принимали также участие отряды монахов-воителей, вооруженных своими боевыми посохами. Число занимающихся боевыми искусствами в связи с войной резко увеличилось. Тренировались воины и крестьяне, ремесленники и торговцы, чиновники и монахи. Много нового принесли китайские инструкторы из состава экспедиционного корпуса. Они, например, занесли в Корею соримквон, представляющий собой несколько кореизированный вариант шаолиньской школы ушу, хотя буддийские системы самообороны, не связанные с нею, тоже существовали в Корее достаточно давно.

Примером тому может быть хёльдо, которое включает в себя броски и обездвиживание противника через воздействие на биологически активные точки. Мастер хёльдо мог легким прикосновением заставить своего противника потерять сознание, вызвать у него болевой шок, «отключить» руку или ногу, парализовать все тело. Другой буддийский стиль – пульмудо – более разнообразен, он похож на китайские стили, предпочитающие мягкую технику работы рук. Ладонь обычно открыта и двигается по кругу, темп исполнения форм значительно медленнее, чем в других направлениях, а сами движения иногда напоминают «журавля» или «богомола».

В XVI веке в северо-западных провинциях Кореи возникла интересная техника, построенная главным образом на работе локтями, плечами и головой. Особо была известна работа косой, которая использовалась в качестве плетки. В кончик косы вставлялся острый гребень или вплеталась металлическая гирька. Техника получила название пакчхиги. Оригинальный стиль оказался популярным во всем регионе, в том числе в Китае, где вероятно, функционировал в виде семейной школы с основателем корейского происхождения.

После войны 1592 – 1598 гг. снова наступил застой. Преподавание боевых искусств не поощрялось.

В условиях усиливающейся стагнации корейского общества уровень требований к военным понижался, и самобытная традиция корейских боевых искусств была полузабыта. Можно только сожалеть о тех направлениях, которые были навсегда утрачены из-за небрежения государства к этой ветви национальной культуры.

4.

В 1905 г. Корее был навязан японский протекторат, а в 1910 г. аннексированная страна превратилась в японскую колонию и сразу же испытала на себе ее империалистическую политику, направленную на уничтожение корейского менталитета и замену его японским. Насильственно вводился синтоизм, корейские имена переделывались на японский манер, а в школах под названием «родная речь» изучался японский язык. Преследование корейского и насаждение японского проявилось и в боевых искусствах. Как атрибуты японского образа жизни, в Корее появились залы для занятий дзюдо, кэндо, каратэ. Последнее, правда, не прижилось, а вот дзюдо и кэндо завоевали популярность и ныне даже считаются чуть-ли не корейскими традиционными боевыми искусствами.

Произошла замена смысла термина «юсуль» («мягкое искусство»), под которым теперь стали понимать не исчезнувший корейский внутренний стиль, а японское дзю-дзюцу. Традиция же корейских боевых искусств в этот период приобрела новые формы. Если раньше «подпитка» ее шла из Китая, то теперь источником косвенного влияния стали японские школы.

В 1919 г. у известного японского мастера школы «Дайто-рю» айки-дзюцу, учителя самого Морихэя Уэсибы – создателя айкидо, Сокаку Такэда появился корейский ученик по имени Чхве Ёнсоль. Овладев искусством настолько, что сумел победить сына учителя, он вернулся в Корею, где соединил обретенные в Японии знания с остатками корейского юсуль, которое в то время носило название «кидо», что значит «путь энергии», и традиционной корейской техникой высокой ноги.

Родившийся в результате этого новый стиль получил название хапкидо («путь соединения энергии»). Иероглифами это название записывается так же, как айкидо, но если после плавного обхода противника по круговой траектории адепты направления, разработанного Уэсибой, стремятся вывести его из равновесия и бросить, то ученики Чхве Ёнсоля применяют ломающий кости захват или просто удар. Есть в хапкидо и мощные прыжки, и детально разработанная система использования подсобных предметов (трость, палочки для еды и др.). Поэтому, если айкидо называют сугубо внутренним стилем, то хапкидо имеет репутацию гармоничного сочетания твердого и мягкого, внешнего и внутреннего.

Сейчас хапкидо второе по известности корейское боевое искусство. Как и в любом большом направлении, единого руководства в нем нет. В Корее наиболее известными считаются федерации, которыми руководят Мён Дженам, развивающий мягкое направление, и Хван Доккю, делающий упор на более жесткие техники. В Соединенных Штатах, где хапкидо завоевывает все большую популярность, наиболее известны Мён Гвансик и, особенно, мастер Чи Ханджэ, считающийся одним из наиболее продвинутых учеников ныне покойного Чхве Ёнсоля. Его направление в хапкидо, названное синмудо, меньше других похоже на айки-дзюцу, а сам мастер Чи, невзирая на свой возраст (75 лет), до сих пор считается прекрасным бойцом.

Когда после освобождения Кореи в 1945 г. квонбоп вышел из подполья, выяснилось, что хотя большинство технических приемов сохранилось, духовно-философская традиция во многом утрачена. Открывались все новые и новые залы, число инструкторов, преподающих разные виды боевых искусств, множилось, но мало кто из них серьезно знал историю своей школы или мог объяснить ее философские принципы. Очень часто все сводилось к освоению голой техники. Процесс этот подстегнула Корейская война 1950– 1953 гг., во время которой резко увеличился спрос именно на инструкторов-прикладников. Основная масса инструкторов практиковала различные направления, близкие к субак. Названий было много: тэгён, тосудо, тансудо, тэквонбоп и так далее. Как и собственно субак, это были направления, испытавшие на ранних этапах своего становления китайское влияние, но отличающиеся характерным для Кореи вниманием к технике ног и высоким ударам ими.

После Корейской войны возникла явная тенденция к унификации квонбоп и созданию единого корейского боевого искусства, которое могло бы символизировать «дух нации». Таковое было создано генералом Чхве Хонхи на базе девяти исходных направлений (кванов, разница между которыми значительно меньше, чем между различными направлениями каратэ-до), одним из которых руководил он сам. Новое искусство после долгих споров нарекли тхэквондо, хотя многие отдавали предпочтение названию субак.

Тхэквондо буквально значит «путь ноги и кулака». Этим он как бы инкорпорирует в себя все разновидности боевых искусств, являясь собирательным названием типа «кулачный бой», под которым можно понимать все что угодно. Принцип его создания напоминает китайский «длинный кулак», новый «внешний» стиль ушу, созданный за счет использования элементов различных старых. Тхэквондо было более доступным, упрощенным и менее опасным для здоровья тренирующихся, чем другие современные ему школы, и получило поэтому активную поддержку государства.

Большинство иных школ отошло в тень или получило развитие среди корейцев за рубежом, главным образом в США. Способствовало этому и то, что в Южной Корее, где было создано тхэквондо, другие боевые искусства периодически попадали под запрет.

В 1961 г. Чхве Хонхи по политическим мотивам эмигрировал в Канаду. Сейчас организованная им Международная федерация тхэквондо (ИТФ) поддерживается в основном, Северной Кореей и базируется на техниках тех кванов, которые подержали ИТФ. На Юге же существует более признанная в мире Всемирная федерация тхэквондо (ВТФ), руководимая Ким Унъёном, со штаб-квартирой в Сеуле, в Академии тхэквондо Куккивоне. Ким Унъён много сделал для пропаганды тхэквондо. Его стараниями оно в недалеком будущем станет олимпийским видом спорта. Однако его стремление превратить тхэквондо из боевого искусства в спорт на манер кикбокеинга, часто критикуется «хранителями старины». Поэтому с созданием тхэквондо процесс формирования корейских боевых искусств не завершился и продолжается до сих пор.

С середины 70-х годов в Корее и США возникло много стилей корейского происхождения, вобравших в себя элементы, не включенные в тхэквондо.

Наиболее известные среди них следующие:

Куксуль, что можно перевести как «государственное» или «дворцовое» искусство, было создано мастером Со Инхёком, тридцать лет странствовавшим по храмам в поисках забытых приемов и написавшим книгу, посвященную историю корейских боевых искусств.

Адепты куксуль – одни из немногих, чья форма черного цвета. Это необычно для тех, кому привычен белый цвет кимоно. И вообще, в куксуль много интересных сочетаний. Традиционная высокая нога с прыжками и ударами сразу по двум противникам сочетается с очень мягкими основными стойками. Применяется множество разнообразных положений руки, из которых наиболее типична ладонь с сильно согнутыми пальцами, но согнутыми в верхних фалангах. Техника бросков, захватов и падений похожа на хапкидо, но захваты, в основном, на кисть. Захваты преобладают щипковые и когтевые. При работе с двумя противниками мастер куксуль не вертится, разворачивая корпус, а активно работает руками во всех направлениях. Много работы с колена и в партере. Разработан большой арсенал приемов из положений лежа и сидя против стоящего противника. Оружие куксуль также богато и разнообразно: костыль, короткая палка, шест, пояс, меч, веер, кинжал. В формах много сложных кувырков и перехватов, применяется обратный хват меча. Кроме того, куксуль – одно из немногих направлений, где учат спаррингу с оружием.

Самым таинственным корейским боевым искусством считается хварандо, которое, согласно открывшему его широкой публике мастеру Ли Банд-жу, длительное время укрывалось в буддийских храмах. Техника хварандо и основные принципы этого боевого искусства близки к хапкидо, но дополнены упражнениями кихап, благодаря которым продвинутые ученики в состоянии разбивать о собственную голову каменные валуны. Арсенал оружия разнообразен, а искусство боя различными типами шестов считается одним из наиболее развитых и функциональных.

Повлияло хапкидо и на систему, созданную мастером Ли Донгу – сонму до. Круговых движений в ней меньше, самооборона построена на достаточно жестких правилах, но нацелено сонму-до на комплексную тренировку духа и тела, имеется система упражнений, развивающих способность управления внутренней энергией, умение работать вслепую, в том числе с оружием.

Брат одного из упомянутых патриархов хапки-до Мён Джэнама – Мён Жэок на базе хапкидо создал свою систему – хведжон мусуль, где развороты корпуса используются, в основном, для обхода противника и нанесения ударов. Особой техникой хведжон мусуль является чоксульдо – детально разработанная техника ударов ногами.

Популярны сейчас в Корее и некоторые традиционные стили, особенно тхэккён, для восстановления и пропаганды которого много сделал недавно умерший мастер Сон Докки.

Стали более доступными для изучения светской публике и буддийские стили. В частности, в Сеуле уже в течение ряда лет существует научно-исследовательский институт пульмудо, который возглавляет Чо Джарён, изучавший это боевое искусство под руководством высших буддийских священнослужителей. Включив в пульмудо традиционные китайские оздоровительные системы (например, комплекс тайцзицюань из 24-х форм, который, правда, выдается за исконно корейский), он разработал лечебно-прикладное направление и называет пульмудо «искусством жизни», в отличие от прочих боевых искусств, главная цель которых – уничтожить противника. Сейчас у института есть филиалы в Гонконге и Парагвае.

Опыт Брюса Ли (по созданию своего боевого стиля) в Корее встретили с интересом. Среди вновь созданных боевых искусств много построенных по аналогичному принципу. Например, техника рук – от каратэ, ног – от тхэккён (стиль ханпхуль). Даже небезызвестный Мун Сон Мён попытался создать собственное направление боевых искусств, включающее элементы хапкидо, дзюдо и тхэквондо, назвав его вонхвадо. Среди студентов распространяется кёккидо, которое чаще называют по-европейски триатлон. Зародившийся среди студентов военной академии, этот стиль включает в себя поединок из трех раундов, в каждом из которых соперники ведут бой, используя разные техники: в первом раунде – тхэквондо, во втором – дзюдо, в третьем – вольная борьба. Есть и кёктхуги, корейский вариант кикбоксинга.

Тенденция новотворчества коснулась также работы с оружием. Мастер А. Санго на базе традиционных корейских техник работы с мечом, японских кэн-дзюцу и нин-дзюцу, а также элементов фехтования стран Юго-Восточной Азии, создал любопытное направление, называемое чхонмёдо. Основным оружием здесь является меч, хотя воспринимая любой предмет как потенциальное оружие и умея раскрыть его боевые возможности на основе неких общих принципов, адепты чхонмёдо в состоянии вести бой чем угодно, будто то китайские боевые кольца, японские тонфы или обычные палки. Другой системой, похожей на чхонмёдо работой с оружием является «еольсадо, которое одни воспринимают как «оружейную приставку» к тхэквондо, а другие возводят к корейским ниндзя «сульса». В арсенале сольсадо – меч, саи, нунтяку, серп, шест, короткая палка, парные дубинки и кинжалы, хотя работа пустой рукой тоже присутствует.

Если попытаться систематизировать известные корейские боевые искусства, число которых превышает три десятка, то можно сказать, что они распадаются на несколько больших групп. К первой относится тхэквондо и сопутствующие ему направления с их высокой ногой, приматом ноги над руками и практическим отсутствием форм с оружием (за исключением куксуквон, в котором есть формы с мечом и шестом): су бак, тансудо, куксуквон и др. Ко второй – хапкидо и сопутствующие ему стили, объединенные развитой техникой рук (в основном, бросков и захватов), и разработанными техниками с оружием: куксуль, хварандо, сонмудо и др. К третьей – буддийские стили, превращенные сейчас в лечебно-оздоровительное направление: хёльдо, пульмудо и др. К четвертой – аутентичные корейские традиционные виды боевых искусств: тхэккён, чхарёк, сси-рым и др. К пятой – всякого рода новации: во-нхвадо, ханпхуль, чондосуль и др.

КЁКУСИН-РЮ

(Школа Окончательной Истины)

Широко распространенный в мире стиль каратэ, созданный в 1957 году японским мастером корейского происхождения Ояма Масутацу (1923 – 1994), настоящее имя которого Чхве Ёнъи (или ЦойЮн).

1. Начало пути

С 9 лет у себя на родине Ояма изучал корейские боевые системы «тхэккён», «чаби» и «чхарёк». В возрасте 14 лет он уехал в Японию, в Токио, где с 1938 года изучал каратэ Сётокан-рю у отца и сына Фунакоси, и параллельно дзю-до в Кодокане. В 1940 году Ояма покинул додзё Фунакоси, полностью разочаровавшись в практикуемой там «гимнастике». Он поступил в додзё мастера Со Нэйсю, тоже корейца по происхождению, ученика Ямагучи Гогэна, преподавашего каратэ Годзю-рю. Кроме того, мастер Со был членом религиозной организации Сока Гаккай (основана в 1937), распространявшей идеи японской буддийской школы Нитирэн Сёсю. Учение Нитирэна глубоко впечатлило Ояму и стало его идеологией на всю последующую жизнь.

По рекомендации Со Нэйсю, Ояма был принят на обучение самим Ямагучи Гогэном. К концу войны он уже обладал 4-м даном в этом стиле. В 1947 году Ояма стал победителем первого всеяпонского турнира каратэ, нокаутировав всех своих соперников. На следующий год он, подражая трем своим кумирам (святому Нитирэну, Му-саси Миямото и Мотобу Чоки) удалился отшельником в горы, где провел 10 месяцев в полном уединении. Вот как он сам описывает свое отшельничество:

«В 1948 году, когда мне было уже 25, и я имел десятилетний опыт практики боевого искусства, я уединился на горе Киёдзуми, расположенной в 10 км от станции Ясубо Коминато. Густой кустарник, могучие дубы и высокие клены покрывают эту гору. Там течет река с многочисленными водопадами и стоит знаменитый буддийскихй храм Сэйдзёдзи, в котором когда-то жил прославленный монах Нитирэн. Поселился я недалеко от этого храма в полуразвалившейся сторожке. Большинство моих друзей пытались удержать меня от ухода в горы для усиленных занятий каратэ. Они считали, что глупо тратить так много времени и сил на то, что не может защитить от одной пистолетной пули. Другие же в противовес им утверждали, что хотя бы один человек из восьмидесятимиллионного населения тогдашней Японии может позволить себе делать глупости.

Так или иначе, я отправился в горы, взяв с собой книгу о Миямото Мусаси, величайшем японском мастере фехтования на мечах, написанную Эйдзи Ётикавой. Помимо книги, я взял с собою меч, копье, ружье, котелок для приготовления пищи, чайник и посуду. Из продуктов я взял чай, рис и бобы. Мой день начинался в 4 часа утра. Сразу же после пробуждения я бежал к ближайшему ручью, чтобы искупаться в его холодной воде. Затем возвращался в хижину и делал там базовые физические упражнения, а потом около часа бегал по горным тропинкам.

Вместо отдыха я готовил себе завтрак из риса и бобов, после которого читал книгу Ётикавы. Тренировка в каратэ проводилась часов через 5 – 6 после пробуждения. Я обвязал ползучими растениями стволы деревьев около своей лачуги и отрабатывал на них удары кулаками, ребрами ладоней, пальцами и ступнями. Через полгода все эти деревья завяли. Кроме того, я 100 раз повторял какую-нибудь ката. Я не позволил себе уклониться от этих упражнений хотя бы один раз за то время, что жил на горе Киёдзуми.

Потом я обедал, съедая то же, что и утром и немного отдыхал, продолжая чтение или гуляя в лесу. После этого приступал к силовой тренировке. Я где-то читал, что старые мастера развивали свою прыгучесть, прыгая много раз в день через растущий лен. Лен – это растение, которое растет необыкновенно быстро. Я решил делать то же самое и посадил лен в углу маленького участка, где выращивал овощи для своего стола. За время с утра до вечера, в несколько приемов, я прыгал через лен 300 раз. Каратэ не может позволить себе роскошь пользоваться высоким прыжком с разбега, приходится прыгать с места. Высота взрослого льна превышает два метра. На такую высоту невозможно прыгнуть с фиксированной исходной позиции. Но ежедневные прыжки вверх через лен значительно улучшили мою прыгучесть.

Еще я делал сотни отжиманий на кулаках и на пальцах, в том числе в стойке вверх ногами, упражнял брюшной пресс, подтягивался на перекладине, поднимал и бросал тяжелые камни, ворочал здоровенные валуны. Разумеется, каждый день утром и вечером и очень часто – ночью, я практиковал различные формы медитации. Среди них было и погружение в реку на полчаса или час, и стояние под струями водопада, и выполнение ката в медленном темпе на краю обрыва, и многочасовое созерцание луны и звезд. Когда наступала темнота, я в своей хижине сквозь полузакрытые глаза смотрел на пламя свечи, одновременно читая наизусть священные тексты. Или же пристально всматривался в круг, нарисованный на стене. Этими способами я достигал освобождения сознания от всех посторонних мыслей и образов, постоянно меня осаждавших.

Мои дневные тренировки были настолько тяжелыми, что но ночам нередко наступало состояние подавленности, иногда начинались галлюцинации. Однако к концу жизни в горах у меня выработалось умение достигать полного бесстрастия. В этом мне помогло разбивание камней. Я выбрал булыжник подходящего размера и попытался расколоть его ударом ребра ладони. Камень не поддавался моим усилиям. Я упрямо продолжал попытки десять дней подряд. По ночам я сидел в доме, положив камень перед собой и созерцая его, а не круг, нарисованный на стене.

Однажды ночью я, как обычно, пристально смотрел на камень. Была яркая лунная ночь. Чувство, внезапно охватившее меня, можно назвать вдохновением или как-то иначе, но главное то, что я ощутил: сейчас я смогу разбить этот булыжник. Я вынес его наружу и положил на землю. Потом опустился рядом с ним на одно колено. Ощущение того, что я могу его разбить, теперь переросло в уверенность. Я был совершенно спокоен. В таком состоянии я нанес удар ребром ладони, и камень раскололся пополам. Я долго смотрел на него. Я сделал это, я сделал это!

После той ночи я разбил бесчисленное множество камней. Когда я покидал свое убежище в горах, рядом со сторожкой валялась большая груда их.осколков. Так я научился достигать полного бесстрастия сознания, позволяющего ощущать свое единство с Вселенной и генерировать в себе огромную мощь. В этом состоянии я адекватно воспринимаю любое движение окружающих и не думая мгновенно реагируя на него. Когда я вернулся к людям, выяснилось, что тренинг дал мне многое. Я смог выдержать трехсуточный спарринговый марафон, где каждый день приходилось проводить без перерывов 100 двухминутных схваток с постоянно меняющимися противниками. Еще я провел 52 боя с быками, сбивая им рога ребром ладони. Трое из них скончались мгновенно, остальные не смогли продолжить поединок. Я провел немало встреч с мастерами английского и тайского бокса, дзюдо, борьбы вольного стиля и во всех этих встречах одержал победу…

Поэтому я думаю, что каждый, кто хочет полностью посвятить свою жизнь каратэ, или какому-то другому боевому искусству, обязательно должен пройти тренировочный курс в условиях природы, подобный моему, продолжительностью хотя бы полгода»…

Итогом отшельничества стало намерение доказать всему миру превосходство «настоящего» каратэ над любым другим видом боевых искусств. Для этого Ояма решил повторить подвиги мастеров прошлого.

2. «Бой быков»

Начал он с поединков с быками. Но прежде, чем выйти на арену, Ояма посетил несколько скотобоен, где опробовал различные удары на животных. Выяснилось, что наиболее подходящими являются всего два: прямой удар кулаком (цуки) в лоб, между глаз, а также круговой удар нижней частью ребра ладони (сюто-учи) в основание бычьих рогов.

В 1950 году Ояма впервые сразился с быком на глазах у зрителей. После удара кулаком в лоб животное осело на землю, но не упало на бок. Понадобился еще и удар ребром ладони, сбивший ему рог. Следующий поединок с быком был снят на кинопленку студией Сёчику. Ояма впоследствии вспоминал: «Это было интересное предложение, которого я уже давно ждал. В случае успеха фильма я намеревался сразиться потом с медведем и с тигром. Тем самым я надеялся вызвать еще больший интерес людей к каратэ. Но хотя фильм в самом деле имел успех, продолжения не последовало. Оказалось, что медведь и тигр стоят слишком дорого, к тому же посыпались протесты со стороны общества охраны животных…

Я намеревался сразу схватить быка за рога, повалить его на землю и сбить ему один рог, прежде чем он снова встанет на ноги. Но этот бык весил не меньше чем 600 кг, он был сильный, и мне не удалось повалить его в первую же минуту. А еще через минуту я ощутил нечто страшное: бык ударил меня своим рогом. Брызнула кровь. Все померкло вокруг меня – и небо, и солнце, и сверкающий песок…

И в этот момент из глубины моего естества хлынула чудодейственная сила. Через мгновение я забыл о своей боли и слабости. В сияющем неземном свете я отчетливо увидел, как огромная черная масса падает передо мной, унося с собой мою смерть. Я захватил быка одной рукой за шею и пригнул его к земле. Затем четыре раза подряд ударил ребром ладони другой руки по рогам, один раз по одному и три раза по другому. Но тщетно. Тогда я понял, что надо к моей силе прибавить силу быка, ударить его на встречном движении, когда он будет вставать с земли. Я ослабил захват и ударил в момент подъема. Рог наконец сломался, и я показал его публике».

3. Поездки по США и ЮВА

В 1952 году Ояма получил приглашение от Ассоциации профессиональной борьбы США. Его просили приехать для показательного выступления в Чикаго. Вместе с ним должны были выступать еще двое приглашенных – японский дзюдоист Эндо Кокичи (б-й дан) и гавайский борец под псевдонимом Великий Того. Ояма вспоминал позже:

«Рестлинг-Холл» в Чикаго был огромным спортивным залом с местами для 15 тысяч зрителей. В тот вечер ни одно из них не пустовало. Великий Того, которого мне представили как моего ассистента, говорил только по-английски, так что я не понял ни слова из его объяснений…

Предполагалось, что я продемонстрирую свои таланты каратиста перед началом состязаний по борьбе, которые должны были стать главным событием вечера. Я хотел разбить для начала одну доску толщиной в большой палец, а затем, прибавляя по одной, дойти до пяти таких досок, сложенных вместе. Но когда принесли две доски, моему удивлению не было границ: каждая из них была толщиной в пять пальцев! Тогда я понял, что языковый барьер может обойтись мне слишком дорого…

Первую доску я сломал одним ударом сюто-учи, и тогда Эндо спросил, хочу ли я продолжать… Он схватил вторую доску двумя руками и отставил одну ногу назад для лучшего упора. Впервые мне предстояло разбивать доску такой толщины, находящуюся в вертикальном положении. Но после короткой настройки я сломал ее первым жецуки…

Дальше мне надо было эффектно крушить кирпичи. Но я еще не знал, что американские кирпичи намного прочнее японских. К тому же я всегда делал это на твердой подставке, а здесь ринг был покрыт толстым мягким ковром… Первый раз я ударил сюто-учи, безрезультатно. Вторая попытка кончилась тем же. Тогда я решил сосредоточиться, и удивительное спокойствие охватило меня. Гнев и нетерпение ушли прочь, а вместо них меня наполнила небывалая мощь. Удар, и кирпич разлетелся вдребезги, а весь зал обрушился громом рукоплесканий…

После окончания выступления меня ждал в раздевалке какой-то мужчина. Он очень внимательно рассмотрел мою правую руку, а потом сказал: «Я хотел бы, чтобы у моего сына были такие же сильные руки, как эти!» Оказалось, что передо мной Джек Джемпси, один из сильнейших боксеров мира всех времен»…

Так началось триумфальное турне Оямы по США, длившееся около двух лет. За это время он примерно 200 раз выступал с демонстрацией различных трюков, а также провел около 40 поединков с профессиональными боксерами и борцами (кэтчерами). Все бои завершились победой Оямы. О том периоде своей жизни мастер вспоминал следующим образом:

«У меня не было большого желания участвовать в этом турне. Меня смущало то, что я получаю деньги за демонстрацию Будо. Но надо было на что-то жить, содержать семью, а мне предложили 100 долларов в неделю, не считая оплаты всех текущих расходов. Для послевоенной Японии это было целое состояние»…

В 1954 году, после выступления на Гавайях, Ояма вернулся в Японию и открыл в Токио свое первое додзё. Через два года он на пару месяцев отправился на Окинаву, откуда начал затем почти годовую поездку по странам Юго-Восточной Азии. Поездка свелась к встречам с мастерами различных боевых искусств и к поединкам с ними. Например, в Таиланде Ояма провел поединок с чемпионом муай-тай, имевшим псевдоним «Черная кобра». Все поединки 33-х летний Ояма выиграл.

Вернувшись в 1957 году домой, он учредил свою знаменитую организацию Кёкусин-кай (Ассоциация Окончательной Истины). С этого времени берет начало его стиль Кёкусин, стоящий особняком в мире японского каратэ.

4. Развитие организации

Это развитие неразрывно связано с двумя аспектами: проведением соревнований по правилам Кёкусин-кай, и с пропагандой стиля в книгах Оямы и в многочисленных публикациях периодической печати, телепередачах, показательных выступлениях в большинстве стран мира.

Самый первый чемпионат по правилам Кёкусин-кай провел в 1959 году Эдвард Лав в Гонолулу. По этому случаю туда приехал Ояма, выступивший с демонстрацией ката и тамэси-вари. В 1960 году во втором гавайском чемпионате участвовали команды из 16 стран мира. В 1962 году в «Мэдисон-сквер Гарден» в Нью-Йорке прошел первый открытый северо-американский чемпионат Кёкусин-кай, который выиграл Гэри Алексан-дер. В 1964 году трое бойцов школы Оямы выступили, в Бангкоке против троих боксеров муай-тай: в двух поединках победили японцы, третьего их товарища сняли с соревнований врачи ввиду травмы.

В 1965 году была создана Международная организация каратэ (МОК), подразумевается каратэ Кёкусин-рю. С 1966 года она ежегодно проводит Всеяпонские открытые турниры, а с 1975 года также и Всемирные (один раз в 4 года). Первым чемпионом мира в стиле Кёкусин стал Сато Ка-цуаки, чемпион Японии 1971, 74 и 75 годов. Участвовали команды 36 стран. Слово «открытый» означает, что в таких турнирах могут выступать представители любого вида, любого стиля боевых искусств, согласные драться по правилам Кёку-син, то есть без протекторов, нанося удары в полную силу…

В настоящее время в МОК входят национальные организации более чем130 стран мира. Без сомнения, стиль Кёкусин-рю является одним из самых популярных и массовых стилей каратэ в мире, если не самым популярным!

Что касается книг, то свою первую – «Что такое каратэ?» – Ояма опубликовал в 1958 году. Ее огромный успех побудил его издать впоследствии еще несколько: «Это каратэ» (1965), «Живое каратэ» (1967), «Продвинутое каратэ» (1970) и другие. Они широко переиздавались во многих странах мира и в большой мере способствовали росту популярности каратэ. Кроме того, по заказу МОК было снято множество рекламных фильмов, как документальных, так и художественных. Надо отметить, однако, что иностранцы, абсолютно не разбиравшиеся в 60-ые и 70-ые годы в каратэ, многие привлекательные аспекты этого искусства, свойственные только стилю Кёкусин-рю, переносили и на другие стили, безнадежно ему уступавшие по всем пунктам…

5. «Настоящее» каратэ

Секрет привлекательности Кёкусин-рю заключается в том, что Ояма изначально развивал свой стиль как стиль реального боя. Отсюда его глубокое презрение к большинству других стилей каратэ, выродившихся, с подачи Фунакоси Гичина, –в военизированную гимнастику, в «танцы», по определению самого Оямы.

«Настоящий» каратист тот, кто способен пройти сквозь самые суровые испытания духа и тела. Отсюда знаменитое кумитэ «100 боев». В начале 50-х годов сам Ояма, находившийся тогда в расцвете сил, провел однажды 300 поединков за 3 дня, по 100 поединков в день. Ему противостояли сильные бойцы, достаточно сказать, что Ояма был тогда серьезно травмирован. Однако он выиграл все схватки!

В 1956 году, после пребывания на Окинаве, Ояма решил возродить в своей ассоциации это испытание, практиковавшееся в школах старого Окинава-тэ. Тот, кто выдержит 100 боев подряд, тот настоящий мужчина, Боец с большой буквы. Первым, кто успешно прошел через 100 боев (то есть, выиграл их все до одного!), был англичанин Стив Арнейл в 1965 году. За ним последовали Накамура Тадаси (1965), Ояма Сигэру (1966), Лоек Холлаидер (1967), Джек Джарвис (1967), Говард Коллинс (1973), Миура Миюки (1973), Мацуи Акиёси (1986) и Адемир Да Коста (1987). Особенно впечатляющим был успех Мацуи. 100 поединков он провел за 2 часа 25 минут в присутствии 500 зрителей. При этом в своих ладонях он сжимал маленькие деревяшки, что исключало использование им ударов открытой рукой и захватов, тогда как его противникам можно было делать то и другое. Говоря словами Оямы, «способ проведения 100 кумитэ Мацуи был великолепен. Более 50 боев он выиграл иппоном. Он сделал это для каратэ Кёкусин, для Японии и для мировой истории каратэ»…

Разумеется, тех, кто выдерживает 100 боев, но не во всех побеждает, можно насчитать по меньшей мере несколько тысяч в разных странах за 40 лет прошедших с момента введения этого теста.

Другая категория испытаний в каратэ Оямы, это тесты на силу, скорость, точность, закалку тела и им подобные. Среди них надо назвать следующие: гашение свечи на расстоянии различными ударами рук и ног, разрубание ребром ладони спичечного коробка со спичками, выдергивание бумажного листа из-под пачки сигарет, стакана или стоящей сигареты, «стряхивание пепла» с зажженной сигареты в зубах у партнера ударом ноги и тому подобные.

Тесты на разламывание:

– пробивание подвешенного на двух нитках листа тонкой рисовой бумаги ударами кулака и пальцев руки;

– раскалывание подвешенной на веревке доски (или кирпича) ударами кулака, локтя, ребром ладони, ребром стопы, передней частью стопы из положения стоя на земле и в прыжке;

– раскалывание нескольких дюймовых досок в руках двух ассистентов ударами рук и ног, в том числе и в прыжке на высоте около двух метров;

– раскалывание плавающей в бочке с водой дюймовой доски;

– раскалывание руками, ногами и головой до двадцати слоев черепицы;

– раскалывание ударом «рука-меч» (или «железный молот») трех положенных друг на друга кирпичей;

– раскалывание ударом «рука-меч» трех уложенных друг над другом с промежутками ледяных плит толщиной в три дюйма каждая;

– пробивание рукой и головой ледяной глыбы;

– раскалывание массивных булыжников основанием ребра ладони;

– отрубание горлышка стоящей бутылки;

– «проникновение» ударом «рука-копье» в плотно связанный пучок бамбуковых прутьев;

– «пронзание» ударом «рука-копье» подвешенной коровьей туши.

Не менее важное место в программе Кёкусин-кай занимают тесты, раскрывающие способность организма к пассивному сопротивлению. Например, палка толщиной в два дюйма ломается при ударе о голову, спину, грудь, руки или ноги стоящего человека.

В стиле Кёкусин-рю существует градация мастерства по поясам следующих цветов: белого, синего, желтого, зеленого, коричневого, черного. Для перехода в каждый следующий разряд требуется сдать экзамен, включающий спарринг с сильнейшим, ката и проверку умения разламывать твердые предметы. В частности, необходимо выдержать подряд десять схваток с противниками разрядом выше и выиграть как минимум половину.

6. Кёкусин-рю в Европе

Самыми известными европейскими учениками Оямы были англичанин Стив Арнейл и голландец Джон Блюминг (1933 года рождения). Арнейл стал вторым (после самого Оямы) человеком в истории каратэ Кёкусин, который успешно прошел через 100 кумитэ. Он создал Британское Кёкусин Каратэ (Б.К.К.), которое много лет являлось самой крупной на Западе организацией этого стиля.

Джон Блюминг стал учеником Оямы в 1959 году. Он вспоминает: «ежедневные тренировки были очень тяжелыми. Сначала разминка 30 минут, потом спарринг около часа без перерывов, с постоянной сменой партнеров, и еще после этой изнурительной работы полтора часа мы повторяли всю базовую технику». В 1976 году Блюминг получил из рук Оямы б-й дан! Патриарх стиля так характеризовал этого бойца: «Найдите человека, способного победить Блюминга. Я заберу тогда его 6-й дан, а свой 8-й отдам его победителю»…

Среди учеников Блюминга прославились голландец Янн Калленбах и француз Ален Сетрук. Блюминг следующим образом излагает свое кредо: «Я всегда хотел, чтобы мои черные пояса были настоящими черными поясами. Первое, что я сказал Алену, когда мы с ним встретились: «Ты считаешься каратистом, но это еще не настоящее каратэ. В бою боксер тебя нокаутирует, борец скрутит, дзюдоист бросит… Ты должен превзойти их всех. Если ты член семьи Кёкусинкай, ты должен показывать всем, что наш стиль самый эффективный.

Раньше Ален никогда не дрался. Я научил его этому. Он стал настоящим фанатом. Лучшим во Франции! Когда Ален приехал в Амстердам, все мои ученики хотели сразиться с ним. Они тоже хотели быть лучше всех. Ну, он им показал!»

КИАЙ-ДЗЮЦУ

Если спросить преподавателей восточных боевых искусств о киай-дзюцу, то по их реакции легко можно понять, что нет искусства более неясного, таинственного и противоречивого. Услышав этот вопрос, одни улыбнутся, другие с уважением кивнут головой, третьи пожмут плечами и посоветуют нам, чтобы мы поговорили с каким-нибудь столетним китайцем. Другими словами, мы встретим как решительных скептиков киай-дзюцу, так и самых страстных последователей.

Если рассматривать этот термин с точки зрения этимологии, то «аи» в свободном толковании означает «соединять в одно целое», «ки»… – слово, которое трудно объяснить. Чаще всего под ним понимается «внутренняя энергия», «жизненная энергия», «поток энергии», «освобождение энергии», «дух», «воля», «желание», «стремление», «энергизация воли». Как видно, уже сам термин «ки» говорит о его неоднозначности. В этом нет ничего странного, потому что «ки» – понятие, относящееся к сфере интуиции и переживаний, своего рода психологическим впечатлениям, трудным для четкого определения.

Почти каждый человек, пытаясь выяснить значение «ки», будет скорее оперировать примерами, чем определениями, будет ссылаться на сферу чувств, а не на мир вещей материальных или каноны логики. Во всяком случае неправильно представлять «ки» как силу, разрушающую стены или приводящую в негодность внутренние органы.

Умение осознавать «ки» неотделимо связано с определенными практическими навыками и, между прочим, с многолетней практикой боевых искусств. Кто занимается этим, может в нескольких словах объяснить ту или иную вещь, а непосвященные будут всю ночь вести оживленную дискуссию ни о чем.

Подходя к вопросу несколько более практически, можно сказать, что «киай» означает возглас, акцентирующий определенную фазу приема.

Это явление встречается не только в боевых искусствах, но и во многих видах спорта, где требуется миг исключительной концентрации силы, внимания или точности. Часто помогают себе возгласом волейболисты и гандболисты, фехтовальщики и метатели, тяжелоатлеты и борцы, именно в тот момент, когда определенный прием входит в решающую фазу. По-видимому, задержка дыхания на миг имеет решающее значение для точности приема, в то время как резкое выпускание воздуха – для выдачи динамической силы. Это, вероятно, сложный дыхательно-мышечный рефлекс, весьма распространенный как среди людей, так и в мире зверей, например хищников, атакующих с характерным хриплым рычанием. Следует отметить, что возглас в боевых искусствах как метод акцентирования решающей фазы приема, является всего лишь частью киай. В это понятие входит также совершенство временной и пространственной координации движений.

Примером тому может быть прием в каратэ, называемый ой-цуки или «прямой удар с шагом». Несмотря на кажущуюся легкость и относительную простоту, это один из самых трудных приемов «искусства кулака» в смысле точного координирования во времени и пространстве.

В процессе тренировки упражняющиеся должны прежде всего овладеть приставным шагом. Освоив тонкость этого движения, переходят к ударам на месте, которые в каратэ также являются трудным приемом. Наконец они соединяют шаг с ударом и… у 99% начинающих каратистов попадание в цель наступает через долю секунды после задержания шаговой ноги. И это – фундаментальная ошибка, потому что оно должно на долю секунды опережать задержание ноги!

Что решает эта разница? Удар в тот миг, когда вперед движется не только рука, но и все тело, подобен удару дышлом, подталкиваемым, скажем, 80-килограммовой повозкой. Ударяя мгновением позже, мы оперируем массой только одной руки, а это огромная потеря. Немаловажно учитывать и скорость. При правильно выполненном ударе она равняется векторной сумме скоростей руки и тела. Допустим, 4 м/сек+ 8 м/сек– 12 м/сек – показатель техники мастерства. Но если задержать движение тела хотя бы на мгновение, скорость удара уменьшится сразу на одну треть.

Для наблюдателей, не знакомых с тонкостями приемов каратэ, ой-цуки двух тренирующихся кажутся одинаковыми, хотя результат, например, удар в мешок, будет диаметрально противоположным! И если мы скажем, что просто-напросто мастер умеет освобождать свою «ки» и что именно она, «внутренняя энергия», отбросила мешок, то многие поверят в это…

Давайте посмотрим, как это понятие вводится в общественное сознание. Цитируемые ниже фрагменты взяты из статьи о Цутомо Осима, известном японском каратисте, ведущем занятия в своей школе в Южной Калифорнии. Вот что пишет журналист. «Осима – худощавый, подвижный человек. Он разговаривал с нами в кабинете на предложенную тему и вдруг прервал беседу. «Позвольте мне показать то, что я имею в виду, говоря о силе «ки», – попросил он. Сняв с руки часы и осторожно положив их на стол, он подошел к нам. Двигался он быстро и энергично, как человек, чем-то переполненный и страстно желающий это «что-то» выдать из себя… «Разрешите мне привести один пример, – сказал Осима. – Если я стану спереди и легко вас толкну, то с вами ничего не произойдет». Он быстро подошел ко мне и толкнул меня в грудь. Эффект был таким, как он говорил, то есть почти никакого. Его длинные блестящие черные волосы упали на лоб, и он резко отбросил их назад. «А сейчас сделаем с «ки». Я напряг мышцы в ожидании. Немного отступив назад, он снова слегка ударил. Удар был нанесен с расстояния нескольких дюймов, и мне казалось, что силы в нем было не больше, чем в первом случае. Но я закачался так, что ударился плечом о стенку. По-видимому, я выглядел перепуганным, потому что Осима радостно хлопнул в ладони и показал на меня пальцем. «Видите, вот это то, что я понимаю под «ки». Слегка помассажировав место удара и почувствовав всю его интенсивность, разгоравшуюся во мне все глубже и распространявшуюся по телу, я думал о том, как долго это будет продолжаться. Наконец жар внутри прекратился, но еще в течение получаса мне казалось, что удар пришелся в середину грудной клетки. Затем Осима вышел на середину комнаты и попросил, чтобы я его поднял. «Попробуйте, пожалуйста! – сказал он. – Это просто: мой вес – всего 146 фунтов (59,5 кг)». Я без труда поднял его. «А попробуйте меня поднять сейчас, когда я употреблю против вас мое «ки». Я схватил его под локти и попробовал поднять. Он даже не двинулся с места. Я пробовал еще и еще, но с каждым разом он казался мне все более тяжелым, как будто врос в землю. «Смелее! – побуждал он меня. – Ведь мой вес такой же, всего 146 фунтов. Почему Вы меня не можете поднять?» Я признался, что не знаю».

Ну что же, следует попросить товарища, который никогда не слышал о «ки», чтобы он как можно сильнее напряг все мышцы. Тогда поднять его не составит большого труда. Затем попросим его полностью расслабиться, как будто через мгновение он должен потерять сознание. С уверенностью можно сказать, что на этот раз мы поднимем его с большим трудом.

Тайны «ки» в виде загадочной энергии попросту не существует. Она состоит в безупречном приеме, по-мастерски исполненном. Как говорят каратисты – нет ничего удивительного в том, чтобы разбить двадцать черепичин, а искусство состоит в том, чтобы в воздухе ребром ладони рассечь на двое лист из школьной тетради.

Кроме всего прочего, «киай» выполняет в боевых искусствах еще одну роль. Речь идет о напряжении мышц живота, которое защищает эту область тела от возможного контрудара, а также для уменьшения боли, которая может возникнуть в столкновении с противником. А то, что возглас помогает переносить боль, известно каждому.

«Киай», выраженное возгласом, является также способом придания надежды и смелости самому себе. До недавнего времени все армии мира, идя в атаку, кричали как одержимые, даже когда враг был слишком далеко для того, чтобы его можно было поразить криком. Киай-дзюцу является искусством воздействия не только на противника, но и на себя.

Звук человеческого голоса, окрашенный страхом или отчаянием, вызывает мгновенное беспокойство, «звериные» окрики, дикие и хриплые – испуг и даже ужас. Заключенная в них примитивная ненависть, дикость и необузданная агрессия способны вывести из равновесия людей даже с так называемыми стальными нервами. Интересно то, что в качестве постоянного метода киай-дзюцу возникло в Японии в средневековье, и по-видимому, оно неразрывно связано с фехтованием. Здесь получение хотя бы мгновенного психического или физического преимущества давало возможность для выполнения определенного удара. Даже в современном спортивном каратэ, несмотря на всю условность поединка, психологический эффект хорошо выполненного «киай» кажется довольно выразительным.

И наконец возможно ли киай-дзюцу как искусство побеждать одним лишь криком или угрожающим жестом?

Всякая борьба, обусловленная какими-либо правилами, не позволяет киай-дзюцу проявиться как самостоятельному искусству, потому что существует своего рода психологическая ширма, которая действует так, как решетка в зоопарке. Даже когда огромный тигр погружает на нас взгляд своих красивых и одновременно ужасающих глаз, мы спокойны и с аппетитом уплетаем мороженое. Однако, если мы находимся в бамбуковом лесу Индокитая, даже от тихого мурлыкания у нас встают дыбом волосы на голове, не говоря уже о встрече с животным. Киай-дзюцу, как искусство, возможно только в реальной борьбе, в синкэнсёбу-но-ката – в войне не на жизнь, а на смерть. В этой ситуации не только возглас, но даже некоторые жесты, либо полный решимости взгляд могут решить борьбу до того, как она началась. Знаменитые фехтовальщики были известны тем, что умели подчинить себе противника лишь взглядом, без единого жеста или слова.

Когда говорят о киай-дзюцу как об искусстве, можно легко представить себе ситуацию, в которой дикое, примитивное и хриплое «киай», выполненное резко и с предельной решительностью, может выбить оружие из рук противника или вызвать у него потерю сознания. Следует заметить, что очень многое зависит от тренировок. Возможности, скрывающиеся в человеческом голосе, прямо-таки необычны, иногда их талантливо используют актеры.

Боевое «киай» состоит не в том, чтобы «рыкнуть, сколько есть силы в легких», а в умении выразить в этом звуке заряд эмоций – информации грозной, устрашающей, говорящей о решимости и силе мастера.

КИК-БОКСИНГ

Термин «кик-боксинг» впервые появился в 1974 году. Его придумал менеджер соревнований профессиональных спортсменов Георг Брюкнер из Западного Берлина (до 1991 года Западный Берлин являлся особой административной единицей, формально не входившей в состав ФРГ). В 1977 году Г. Брюкнер создал Всемирную ассоциацию организаций кик-боксинга.

Основная идея этого вида единоборства, заключается в соединении техники ударов руками (боксинг) из англо-американского бокса с азиатской^ техникой ударов ступнями («кик» по-английски означает «удар ногой»). При этом на ступни одеты специальные протекторы из мягкого пластика – футы. Бить кулаками и ступнями можно по всему телу, от головы до пяток. Однако удары локтями, коленями, головой, подножки, подсечки, захваты, броски, удушения в кик-боксинге запрещены. То есть, это своеобразный ку-лачно-ножной бокс.

Кик-боксинг явился попыткой создания нового зрелищного вида единоборства, рассчитанного в основном на профессионалов. Поэтому он неразрывно связан с шоу-бизнесом и сопровождается всевозможными закулисными махинациями. Называть кик-боксинг «квинтэссенцией» боевых искусств, как это делают некоторые журналисты, значит, абсолютно не понимать сути последних.

В профессиональные кик-боксеры чаще всего идут бывшие боксеры, редко и плохо использующие удары ногами, и бывшие каратисты, кое-как познакомившиеся с боксерской техникой, а потому не умеющие уходить от молниеносных серий ударов руками в голову. В 90-е годы в Европе и в СНГ кик-боксинг постепенно вытесняется тайским боксом (т.е. муай-тай).

КИМ-КЕ

(Золотой петух)

Оригинальный вьетнамский стиль рукопашного боя, который создал в конце XVIII века один из предводителей грандиозного восстания тэйшо-нов (1773-1802 гг.), мастер Нгуэн Лы. Этот стиль родился в результате наблюдений за петушиными боями, чрезвычайно популярными среди вьетнамцев. Нет такой деревни в стране, где не разводили бы бойцовых петухов и не устраивали каждую неделю состязания между ними. Поэтому никому из повстанцев не требовалось долго объяснять технику и тактику данного стиля. Достаточно было ссылок на то как дерутся петухи. Обычно тот петух, что поменьше или слабее, старается уворачиваться от атак и пытается зайти сбоку к своему противнику. В качестве оружия петухи используют клюв и крылья, но главное – ноги. Они часто подскакивают вверх, чтобы ударить всей массой тела, делают много финтов (ложных выпадов), стремятся выклевать глаза. Примерно так же действуют адепты стиля «ким-ке». Для их тактики характерны прыжки с ударами ногами, финты, всевозможные уловки (например, притворное отступление). Популярны атаки головой в лицо, грудь и в живот противника. Много размашистых ударов ребром ладони, напоминающих удары крыльями.

Если в некоторых стилях уходят с линии атаки Шагом в сторону от нее, или вперед под углом к противнику, то в «ким-ке» предпочитают нырять под удар или уходить от него вращением вокруг своей оси. Вслед за этим немедленно следует контратака в ребра, солнечное сплетение, висок или затылок, по почкам, по позвоночнику. Основное оружие тела здесь не кулаки, а пальцы, согнутые подобно петушиным когтям или собранные вместе, словно клюв. Ими стремятся поражать глаза, горло, подмышки, виски, ребра… Широко используются удары ногой с разворота, подсечки, удары двумя ногами одновременно (знаменитый «сонг пхи кык»).

Ударные поверхности ступней – это пятки («шпоры») и пальцы («когти»), особенно последние. Ведь простолюдины сражались, как правило, босиком. В «ким-ке» широко применяются колени и локти. В «петушином стиле» используют даже зубы, которыми рекомендуется перекусывать горло, вырывать из тела куски мяса, перегрызать сухожилия. Темп ведения схватки высокий, это очень динамичный и быстрый стиль. Траектории ударов в большинстве своем направлены по дуге (как в горизонтальной, так и в вертикальной плоскости) и по диагонали…

Свое понимание созданного им стиля кулачного боя Нгуэн Лы выразил в коротком стихотворении, написанном иероглифами на классический манер, восемью вертикальными строками, по восемь иероглифов в строке:

1. Два петуха сходятся и наносят пробные удары.

2. Они подпрыгивают и пронзают врага когтями обеих ног.

3. Золотое копье (голова) бьет в уязвимое место.

4. Серебряный меч (крыло) защищает уязвимое место.

5. Отравленная стрела (клюв) глубоко проникает в горло.

6. Петух поворачивает голову и сбоку разит врага.

7. Он взлетает вверх и припадает к земле.

8. Мягкость и твердость, податливость и напор – все есть у него.

В современном Вьетнаме стиль «Ким-Ке» остается одним из наиболее популярных традиционных стилей.

КОБАЯСИ-РЮ

(Школа Молодого Леса)

Стиль окинавского каратэ, созданный в 1920 году мастером Чибана Сёсин (1885-1969). Он был учеником Итосу Ясуцунэ (стиль Сюри-тэ) и ЯбуКэнцу (1863-1937).

Среди известных учеников мастера Чибана выделяются Нагаминэ Сёсин (основатель Мацубая-си-рю), Канасиро Кэнсэй (создатель Тодзан-рю), Мияхира Кацуя (учитель Чинэн Кэню), Накадза-то Сюгоро (учитель знаменитого Ямасита Тадаси) и Хига Ючоку.

КО-БУ-ДЗЮЦУ

(Старинные Воинские Искусства)

Это комплекс окинавских искусств владения традиционным, так называемым «крестьянским» оружием (в отличие от самурайского – меча, алебарды, секиры и т.п.). Эти искусства зародились на Окинаве в XV веке, но основное развитие получило значительно позже, в XVII –XVIII веках. Развитие кобу-дзюцу неразрывно связано с каратэ. Фактически, старые мастера этих искусств одновременно являлись мастерами первых школ каратэ.

1. Мастера и организации

Прежде всего, это Яра из деревни Чатана и Сакугава (1733 –1815). Яра работал в основном с палками ("бо" или "кон") и трезубцами ("сай"). Он оставил две ката: Чатан-Яра-но-Бо и Чатан-Яра-но-Сай, практикуемые и сегодня. Сакугава специализировался в технике работы с палкой. Он создал ката Сакугава-но Кон, тоже сохранившуюся до наших дней. Позже один из его учеников, Гинован Тунчи, вдохновленный этой ката, разработал свою собственную – Гинован-но-Кон.

Сакугава передал свое искусство Чинэну Пэй-чину, а тот своему сыну, Чинэну Санда. Этот последний имел четырех основных учеников, среди которых выделяется Ябику Модэн (1882 – 1945). Мастер Ябику занимался также под руководством Канакусику Санда (1841 – 1926), а его учеником был Тайра Синкэн. Канакусику известен как основатель школы Уфучику. Кроме Ябику Модэна, его учениками являлись Такахаси Сабуро, Кина Сёсэй и пятеро собственных сыновей.

Еще один выдающийся мастер прошлого, это Сакияма Китоку (известный также под именами Сакияма Таро и Сакияма Вакуда), учившийся у китайского мастера У Лу-циня. Сакияма передал свое искусство Куниёси Синкичи. Современник Хигаонны Канрё, с которым его связывала дружба, Куниёси, известный как «буси» (воин) Куниёси и еще как Куниси, разработал несколько ката. Среди них Куниси-но-Бо и Куниси-но-Ку-ми-Бо.

Последний выдающийся мастер довоенного периода, это Матаёси Синко (1888– 1947), учителями которого были Хига Танмэй (он же Кусикава Тиракава) и Ирэ Мосикава. Кроме того, он несколько лет учился в Китае.

Главным систематизатором старинных стилей кобу-дзюцу стал мастер Тайра Синкэн (1897 – 1970). Он изучал кобу-дзюцу у Ябику Модэна, а каратэ у Фунакоси Гичина и Мабуни Кэнва. В 1955 году Тайра основал Рюкю-Кобудо-Ходзон-Синко-кай, а в 1970, незадолго до смерти, Всеяпон-ская Федерация кобудо присвоила ему 10-й дан.

Преемником Тайра Синкэна стал Акаминэ Эй-сукэ. Он поступил в ученичество к мастеру в 1959 году, уже имея неплохую подготовку от других учителей. В 1965 году Акаминэ получил от Тайра «мэнкё-кайдэн», документ, дающий право преподавать стиль в полном объеме. В 1971 году он открыл свое додзё, которому дал название Синбу-кан.

Наряду с Акаминэ, еще одним выдающимся мастером современного кобу-дзюцу (правильнее сказать ко-будо) является Матаёси Синпо (1921 года рождения). Его учил собственный отец, Матаёси Синко, а позже мастер Хига Сэко (каратэ Годзю-рю). Среди учеников мастера Синпо известны Ито-кадзу Сэко, Мияги Коки, Киндзо Кэничи, Одо Сэйкичи, Чинэн Кэню и Адания Сэйсукэ.

В настоящее время кобу-дзюцу Окинавы развивается в форме ко-будо по двум основным направлениям: окинавскому и японскому. Каждое из них представлено несколькими организациями. На Окинаве их 7, в Японии 3.

Окинавские:

– Дзэн-Окинава-Кобудо-Рэнмэй (Матаёси Синпо);

– Рюкю-Кобудо-Ходзон-Синко-кай (Акаминэ Эйсукэ);

– Дзэн-Окинава-Каратэ-Кобудо-Рэнго-кай (Хига Сэйтоку);

– Окинава-Кэнпо-Каратэ-Кобудо-Рэнмэй (Одо Сэйкичи);

– Мотобу-рю-Кобудо-Дзюцу-Кёкай (Уэхара Сэйкичи);

– Кокусай-Каратэ-Кобудо-Рэнсэй (Такаминэ Чубуку);

– Рюэй-рю-Каратэ-Кобудо-Ходзон-кай (Накаима Кэнко).

Японские:

– Рюкю-Кобудо-Синко-кай (Иноуэ Мотокацу);

– Итосу-Каратэ-Кобудо-Ходзон-Синко-кай (Сакагами Саадаки);

– Международная конфедерация пропаганды каратэ и кобудо (Огура Цунэёси).

2. Оружие кобу-дзюцу

Специфика окинавского кобу-дзюцу заключается именно в том, что здесь как оружие используют сельскохозяйственные инструменты и предметы повседневного обихода, по логике вещей оружием быть не предназначенные. Наиболее известные виды такого оружия следующие:

– Бо (палка). Чаще всего употребляют року-сяку-бо (длиной 180 см). Менее популярны другие варианты: кю-сяку-бо (280 см) и сан-сяку-бо (100 см);

– Нунтяку (короткий цеп для молотьбы). Вероятно, наиболее известное в мире оружие Окинавы. Представляет собой две короткие палки (по 25 – 32 см), соединенные веревочным или цепным звеном (длиной 8-10 см).

– Сай (трезубец, укороченный до размеров кинжала). В сечении его зубцы не граненые, а круглые. Используется попарно, а третий сай носят за поясом в качестве запасного. Иногда сай прикрепляют к концу палки, такое гибридное оружие называется нунти;

– Тонфа (рукоятка мельничного жернова). Используется как парное оружие, преимущественно для блокировки;

– Кама (серп). В отличие от славянских серпов, здесь лезвие насажено на прямую рукоятку под прямым углом. С нашей точки зрения это скорее миниатюрная коса. Используется в одиночном и парном вариантах;

– Эку (весло). Техника работы с веслом (эку-дзюцу) представляет разновидность техники работы с палкой (бо-дзюцу);

– Тэкко (кастет). Существует в разнообразных вариантах, но характерной особенностью окинавского тэкко является выступающий спереди (из пальцев) острый шип, или два шипа. Похож на индийскую ваджру и микронезийский никкумвуч;

– Суручин (веревка с грузилами по обеим концам). Различают «нага-суручин» длиной три метра, и «тан-суручин», длиной полтора метра. Применяется для захлестывания рук или ног противника, для ударов в голову и по рукам с дальней дистанции;

– Фундо (короткая цепь с рукоятками по концам, играющими роль грузил). Существует в двух вариантах: «кусари-фундо» (50 см длины) и хо-со-фундо» (70 см длины);

– Кува (мотыга), тэчу (лом), тимбэ (щит в сочетании с секачом для разделки крупной рыбы и туш. животных) относятся к видам оружия, мало известным за пределами Окинавы. Щит – это круглая крышка от больших емкостей, сплетенная из молодых побегов бамбука и обтянутая кожей животных.

Говоря словами 75-летнего Матаёси Синпо, «постижение искусств кобудо (прежнего кобу-дзю-цу) сопряжено с большим риском. Оно требует совершенного владения как телом, так и оружием, такого мастерства, когда тело и оружие становятся одним целым… Цель кобудо заключается в познании самого себя, в испытании собственного терпения, в умении разделять добро и зло».

КО-ВО-ДАО,

или ВУ-КХИ-ТУАТ

Общее название вьетнамских искусств владения оружием. Так же, как на Окинаве и в Китае, работа с оружием изучается параллельно с техникой боя голыми руками. Это относится и к старым, и к новым школам Во-Вьетнам. Оружие во Вьетнаме традиционно разделяется на ручное (ву-кхи) и метательное (ам-кхи).

Ручное, это: дао (классическая сабля), ма-дао (кавалерийская сабля монгольского происхождения), дай-дао-тхан-куат (большая сабля, рукоять и клинок которой имеют одинаковую длину), тан-нгуэт-гым (сабля с гардой в форме полумесяца), сонг-кау (сабля с крючками, парное оружие китайского происхождения), кьем (прямой меч с двусторонней заточкой, аналог китайского прямого меча «цзянь»), тхан-лонг-дао (алебарда), юэнь-дао (ножи-ласточки, парное оружие), сонг-дьеп-дао (ножи-бабочки, парное оружие), тхыонг (классическое копье), там-тьем-тхыонг (копье с наконечником в виде трезубца), хоан-туен-нгуэт-хунг (оружие в виде металлического кольца с острым краем большей части окружности), дан-бай (короткий трезубец), чыонг-бонг (длинная палка), бонг (дубинка), бат (шест), буа-као (грабли), бут-чи (лопата), мок-кань (рукоятки жерновов, аналог окинавской тонфа), лонг-зян (двухвостый бич), там-тхиет-зян (трехвостый бич), ку-чык-нхуэн-тьен (цепь из девяти коротких секций), нъя (вилы), риу (топор), гай-нгань (разновидность деревянного кистеня) и другие.

Метательное оружие: но (арбалет), куш (лук), пхи-тин-чам (звезды), пхи-дан (каменные или металлические шары), пхи-чам (иглы), пхи-тьен (металлические стрелки), пхи-дуа (заостренные с обеих концов палочки из твердой тяжелой древесины), пхи-дич-чам (духовая трубка для выстреливания отравленных иголок) и так далее.

Два вида вьетнамского оружия заслуживают особого упоминания. Это «тью-сонг-кон», и «вьет-лонг-гым». Первое представляет две короткие палки (по 70 см), немного скошенные к краям, которые используют одновременно. Техника работы ими похожа на технику стиля Синавали в Арнис де мано или на Нитэн-Бо-дзюцу в школе Кэнпокан-рю. Второе – это сабля вьетнамского образца (клинки китайского происхождения называются «дао»). Вьетнамская сабля мало известна. Ее никогда не изготовляли серийно. Каждый образец делался под конкретного человека. Это отражалось прежде всего в ее длине, которая равнялась длине руки владельца, плюс толщину кулака, положенного на плечо. Длина рукояти определялась расстоянием между кончиками среднего и большого пальцев руки, максимально разведенных в противоположные стороны.

Тренинг первые три года осуществляется .только с саблей из пальмового дерева. Шлем из плетеного бамбука защищает голову и плечи. Такие меры предосторожности позволяют хорошо овладеть базовой техникой и ее многочисленными вариациями. Затем, когда переходят к работе со стальной саблей, важное место в тренинге занимают специфические вьетнамские методы. Например, рубка бамбука, растущего у берегов водоемов, под поверхностью воды, на глубине примерно в один метр. А также отработка ударов саблей по плодам (типа ананасов) с завязанными глазами.

Вот что говорит Эрик Ла Рокка, ученик мастера Фам Хуан Тонга: «Обучение владению оружием является важнейшей составной частью стиля Кван-Ки-До… Что касается удара с завязанными глазами (да-ма-конг), то речь идет о развитии некоторых качеств, которые невозможно приобрести другими способами. Одно из наиболее распространенных упражнений заключается в том, чтобы с завязанными глазами разрубить фрукт. Этот фрукт лежит на дощечке, покрытой воском. Лезвие должно пройти сквозь весь фрукт, но при этом не оставить следа на воске. Для усложнения упражнения и проверки самообладания, фрукт можно положить на горло партнера!

Излишне говорить, что такой удар требует от исполнителя полной сосредоточенности на том, что он делает, абсолютной веры в себя и безупречной техники. Мастер Фам Хуан Тонг впервые показал его во Франции в 1973 году…

Он придает одинаковое значение технике боя с оружием в руках и без оружия. Получение очередных степеней в его стиле обязательно предполагает показ умения работать с одним или несколькими видами оружия».

КОДЗЁ-РЮ

(Школа Кодзё)

Стиль окинавского каратэ, созданный семьей Кодзё. Эта семья является прямой наследницей одной из знаменитых «36 семей» китайцев, поселившихся в Кумэ (недалеко от Наха) в 1391 году.

Основал семейный стиль Кодзё Уэката (он же Сай Ко), живший в XVIII веке. Он ездил учиться в Китай, а позже передал свое искусство сыну Сэйдзину (он же Сай Сё, 1816-1906). Кодзё Сэйдзин изучал сначала семейный стиль под руководством отца, а затем различные стили окинавского кэнпо. В 1848 году он вместе со своим сыном Исэем уехал в Китай (провинция Фуц-зянь), где они пробыли 20 лет. Там они изучали, в частности, технику работы с палкой. Исэй в Китае занимался под руководством мастера Хи Хуа, того самого, который обучал Мацумуру Сокона. Вернувшись в 1868 году на Окинаву, Исэй (1832-1891) основал собственное додзё (его отец после недолгого пребывания на Окинаве навсегда уехал в Китай).

Сын Исэя, Кодзё Кахо (1849-1925) родился на Окинаве, в Кумэ. Сначала его учителем был отец, потом он уехал в Китай, где создал свое додзё с помощью некоего Макабэ Удуна. В последние годы XIX века именно здесь учился Уэчи Канбун, будущий создатель известного стиля Уэ-чи-рю. Кахо передал знания и умения сыну Сайко, а тот своему – Кодзё Кафу. Кодзё Кафу учился не только у отца, но еще и у деда, а также у дяди, Кодзё Сюрэна. Именно он дал семейному стилю название «Кодзё-рю» после Второй мировой войны.

Взгляды Кодзё Кафу хорошо выражены в следующих словах: «Каратэ – это искусство реального боя. Оно не сводится только к ударам кулаками и ногами. Защищающийся должен быть способен, кроме этого, схватить, бросить, вывихнуть конечность, задушить».

В Кодзё-рю шесть ката без оружия и два с палкой. Ката без оружия имеют следующие названия: Хаку-Рю (Белый дракон), Хаку-Тора (Белый тигр), Хаку-Цуру (Белый журавль), Тэн (Небо), Ку (Пустота), Дзи (Земля).

КОСЁ-СЁРЭЙ-РЮ

Стиль кэнпо-каратэ, созданный в 1942 году Джеймсом (Масаёси) Митосэ (1916-1981), гавайцем японского происхождения. Он родился в Кона (на Гавайях), нов 1920 году его семья вернулась на родину, в город Кумамото (остров Кюсю). Семья Митосэ принадлежала к самурайскому роду, известному еще до XVII века. Как следствие, в ней передавались традиции боевых искусств. Еще подростком Митосэ изучал под руководством отца яри-дзюцу (искусство копья), кю-дзюцу (стрельбу из лука) и дзю-дзюцу (рукопашный бой).

В 1930 году Митосэ стал учеником своего дальнего родственника, знаменитого окинавского мастера Мотобу Чоки. В течение 6 лет Мотобу преподавал юноше науку ведения боя, а также различные тонкости своей любимой ката Найхан-чи. В 1936 году, когда Мотобу вернулся на Окинаву, Джеймс-Масаёси уехал в Гонолулу. Там он начал преподавать то, чему научился от мастера Мотобу, называя это дзю-дзюцу-кэнпо-каратэ.

Когда 7 декабря 1941 года японская авиация атаковала американский флот в гавани ПёрлХарбор на острове, Оаху, Митосэ оказался перед трудным выбором: «Я счастливо жил в Америке как ее гражданин. Я любил Америку и ее порядки, и чувствовал, что обязан защищать ее с оружием в руках. Ведь эта страна столь щедро предоставила мне свои блага. Но с другой стороны, детство и юность я провел в Японии, и там жили мои родители, а также другие родственники». Как бы там ни было, на следующий день, 8 декабря, Митосэ вступил добровольцем в территориальную гвардию Гаваев.

В январе 1942 года он открыл в Гонолулу Официальный клуб самозащиты, и с этого времени стал называть свой стиль Косё-Сёрэй-рю. Наиболее известными его учениками стали П. Ямагучи, Т. Юнг, А. Кив, Э. Лав, У. К.-С. Чжоу. В 1953 году Митосэ покинул Гавайи и обосновался на континенте, в штате Калифорния. Там он основал христианскую секту. Его харизматическая личность быстро начала притягивать к себе многочисленных фанатиков, увидевших в нем нового духовного наставника.

Однако в секте не утихали распри между ее членами. В результате его учение, совмещавшее высокие идеалы традиционного кэнпо и заветы христианской веры, было скомпрометировано. В конце-концов Митосэ оказался замешанным в убийстве одного из членов секты и его осудили на пожизненное заключение. В тюрьме он погиб при загадочных обстоятельствах.

В настоящее время существуют две организации, пропагандирующие этот стиль: Международная ассоциация Косё-Сёрэй (ее возглавляет сын основателя, Томас Митосэ) и Всемирная Косё-рю кэнпо ассоциация (которой руководит Брюс Юх-ник).

КОСИКИ-КАРАТЭ

Спортивный вариант окинавского стиля Сё-риндзи-рю-кэнпо-кан. Главная особенность коси-ки-каратэ заключается в обязательном использовании во время поединков удобного и надежного защитного снаряжения, изготовленного на основе новейших технологий. Оно включает шлем с маской из прозрачного пластика, полностью закрывающий голову со всех сторон, жилет на корпус и раковину на область паха. Руки и ноги голые.

Это снаряжение разработал Хисатака Масаюки (1940 г. р.), сын и преемник знаменитого Хисатака Кори. В 1958-62 гг. Масаюки был бессменным чемпионом турниров каратэ Сёриндзи-рю-кэнпо-кан, а в 1961-62 гг. дважды стал победителем Всеяпонского открытого чемпионата каратэ. В 1963 году, в возрасте 23-х лет, он уже обладал 4-м даном дзю-до и 5-м даном каратэ. Он уехал тогда в США, где преподавал обе дисциплины во многих университетских клубах, а с 1967 года еще и в Канаде. В возрасте 30 лет мастер Хисатака Масаюки стал самым молодым в истории японского каратэ обладателем 7-го дана.

Он говорит: «Соревнования являются важной составной частью каратэ. Ведь каждому каратисту необходимо проверять время от времени свои силы, видеть свой прогресс. Раньше для этого можно было выйти на улицу и там подраться. Сегодня такой способ не подходит. Остаются соревнования. Но и там нельзя калечить друг друга. Чтобы стал возможен ощутимый контакт, но при этом существенно снизился бы травматизм, я изобрел новое защитное снаряжение («андзэн богу») и пересмотрел правила соревнований».

В результате новшеств мастера Масаюки, коси-ки-каратэ сегодня популярно более чем в 40 странах мира, включая такие как Канада, Россия, Иран, Китай, и сама Япония.

КРАБИ-КРАБОНГ

(дословно «Мечи и палки»)

Таиландское искусство владения оружием, сформировавшееся на основе индийских, китайских и японских методов боя. Основными видами оружия являются: «дааб» (меч средней длины, используемый как в одиночном, так и в парном варианте), «нгоу» (алебарда), «тхуан» (копье), палки разной длины в одиночном и парном вариантах, кинжалы, дротики, щиты трех разных образцов. Есть и метательное оружие – «тхану» (лук), «наа май» (арбалет). Известен также двуручный тяжелый меч.

Когда в 1767 году бирманские войска взяли штурмом древнюю столицу Сиама (прежнее название Таиланда) – Аютию, там впервые закрылась школа краби-крабонг «Буддхай-саван», существовавшая более 400 лет. Но позже она была возрождена национальным героем тайцев, полководцем Пхрая Таксином.

В настоящее время школа Буддхай-саван продолжает существовать. Ею руководит энтузиаст тайских боевых искусств Кру Самай. Срок обучения в школе 2 года, занятия ведутся по 5 часов в день. Число учеников составляет 30 человек, это подростки в возрасте от 10 до 16 лет. Сначала ученики работают с деревянными мечами и палками, потом осваивают и стальные клинки. Таким образом, традиции краби-крабонг в Таиланде сохраняются.

КРАВ-МАГА

(Контактный бой)

Израильская система самозащиты, созданная в конце 40-х годов XX века. Ее создатель – Имай (Имрэ) Лихтенфельд (1910 г.р.), венгерский еврей. Он родился в Будапеште, в семье инспектора полиции, преподававшего дзю-дзюцу. Лихтенфёльд-отец был, кроме того, чемпионом по боксу и классической борьбе. Имаю с детства пришлось применять на практике уроки отца, сражаясь на улицах Будапешта с фашистскими молодчиками. Именно в то время у него выработался предельно реалистический подход к уличным дракам и методам подготовки к ним.

В 1941 году Имай эмигрировал через Египет в Палестину. Там он поступил на службу в английские части «коммандос», в составе которых сражался до конца войны. Затем он создавал боевые группы еврейских сил самообороны в Палестине (Хагана-Палмах), а после образования государства Израиль (декабрь 1947 года) до самого последнего времени являлся главным инструктором по рукопашному бою вооруженных сил, спецслужб и полиции.

Постепенно израильская система вызвала интерес в ряде стран. В настоящее время ее изучают спецподразделения Франции, Бельгии, Швейцарии, Польши, США. Главным инструктором в Европе является Ришар Дуэб (1956 г.р.), обладатель черного пояса в дзю-дзюцу, экс-чемпион Франции в фулл-контакт каратэ. В самом Израиле продолжателем дела 86-летнего основателя является один из его первых учеников Рафи Эгрисси.

Основные принципы Крав-Мага, это простота, быстрота, надежность. Изучаются только те приемы, которые отвечают этим, трем требованиям. Соображения эстетики, традиций, гуманности в расчет не принимаются. Поэтому здесь популярны укусы, переломы конечностей, удары в глаза, в горло, в половые органы и другие предельно жестокие действия. По мнению И. Лихтенфельд а и его учеников, традиционные боевые искусства Востока слишком сложны. Именно поэтому многие их приемы, эффектно демонстрируемые на показательных выступлениях и квалификационных экзаменах, в уличной драке, в боевом столкновении с преступниками или террористами не работают.

В традиционных стилях (например, в дзю-дзюцу) чем выше уровень бойца, тем сложнее освоенная им техника. Целью Крав-Мага является все большее упрощение техники по мере обретения бойцовского опыта и уверенности в себе. Главная трудность освоения данной системы заключается именно в этом, в избавлении от любых бесполезных движений, в умении действовать необыкновенно просто. И в то же время молниеносно, с максимальной эффективностью. Вторая трудность – умение контролировать свои эмоции. Без такого контроля довольно сложно ограничиваться необходимым минимумом приемов и контратаковать только тогда, когда это действительно надо и только в те места, которые являются у противника наиболее уязвимыми.

«Главное в бою, – говорит Ришар Дуэб, – не дать себя серьезно ранить… Ваш ответный удар должен быть прямым, быстрым, коротким, и не оставлять нападающим ни малейшей возможности защититься от него».

КУКСУЛЬ-ВОН

Этот термин в переводе на русский язык обозначает «национальное искусство».

1.

Куксуль принадлежит к числу школ, появившихся в Корее в 70-е годы, когда после создания Академии Тхэквондо «Куккивон» курс правительства Южной Кореи на развитие этого оспор-тивленного варианта единоборства и подавление других корейских традиционных единоборств определился как нельзя более четко. Стремясь противостоять этому курсу, многие мастера начали тогда работу по сохранению тех традиций, которые не нашли официальной поддержки государства. В числе этих мастеров был человек по имени Со Инхёк, который тридцать лет странствовал по монастырям и селениям своей страны, собирая по крупицам то, что сохранилось от старинных боевых систем. В результате своих поисков он написал книгу «История корейских боевых искусств», весьма непохожую на официальную версию.

По мнению Со Инхёка, боевые искусства в Корее развивались по трем основным направлениям: «садо мусуль» – семейные и клановые школы; «пульдо мусуль» – боевые искусства, практиковавшиеся в буддийских монастырях; «кунджун мусуль» – так называемые «дворцовые» искусства, использовавшиеся для подготовки армии. На базе сохранившихся элементов всех трех направлений Со Инхёк начал создавать свое собственное, стараясь включить в него самое лучшее из них. При этом он стремился создать такую систему, которая бы отражала наиболее характерные особенности корейской традиции рукопашного боя и психофизической подготовки. Подобные устремления встретили определенное противодействие со стороны властей. Поэтому в 1975 году Со Инхёк покинул Корею и перебрался в США. В настоящее время он живет в Сан-Франциско, где находится центр созданной им Всемирной Ассоциации Куксуль (ВКСА). В Южной Корее кук-суль получил наибольшее распространение в юго-восточных районах страны, особенно в городе Пусане.

Есть сходство между куксуль и хапкидо. Не меньшее, чем между тхэквондо и каратэ. И куксуль, и хапкидо сочетают «высокую ногу» с действиями руками, направленными на захваты, заломы, болевые удержания и броски. Но в куксуль меньше круговых движений, взятых из дзюдзю-цу, развита техника борьбы на коленях, в партере и лежа против лежащего, сидящего или стоящего противника (чего в хапкидо нет вообще). Удары руками наносятся более изощренно при различных позициях пальцев, довольно много акробатических элементов типа «работы от стен». Кроме того, куксуль имеет целый арсенал традиционного оружия.

Как и в хапкидо, в куксуль носят черную униформу, в которой нижняя часть куртки по крою напоминает старинную «латную юбку». В кук-суль существует 10 данов и 4 подготовительных ступени. Начальная – «чхогып», продолжающая – «чунгып», продвинутая – «когып» и высшая – «тэгып». Обучение идет по принципу «руки – ноги – броски».

Хотя употребляемые в куксуль стойки достаточно мягкие и напоминают айкидо, ударная работа руками поставлена жестко. Удары наносят кулаком, тыльной стороной ладони, «рукой-плетью» (кор. «пхёнсу»), растопыренными и чуть согнутыми пальцами, напоминающими китайские «когти тигра», «рукой-ножом» (кор. «судо»). Захваты преобладают, в основном, за кисть или ущемлением точки хэ-ry с последующим рывком. Многие захваты за лицо или шею следуют вслед за ударом «когтями». Высвобождение от захватов связано с развитой техникой падений (в том числе на противника) и кувырков, а также с нажатием на нервные центры предплечий противника. Адепты куксуль, любят демонстрировать акробатические прыжки, вроде приземления на живот после перелета через несколько человек (обычно их пять, но некоторые могут перелетать и через девять).

Ногами бьют, в основном, выше пояса. Это могут быть прямые отбрасывающие удары и «надевающие» противника на ногу. Распространены боковые удары и удары в прыжке (часто по двум мишеням сразу, когда боец как бы садится в воздухе на шпагат). При ударе одной ногой в прыжке вторая не идет параллельно ей, как в хапкидо, а подгибается.

«Фирменной карточкой» куксуль является изучаемая на продвинутых этапах «хвальджан-чаги», техника работы от стен. Со Инхёк выводит происхождение этой техники со времен государства Силла, чьи легендарные хвараны (юноши-цветы) учились использовать в бою все виды препятствий (включая скачущих лошадей) для того, чтобы отталкиваться от них. Сейчас подобные трюки с неизменным успехом демонстрирует его сын Алекс (Со Сонъу). Существуют три этапа освоения техники «хвальджан-чаги». На первом в качестве «поддерживающего препятствия» используют стену. Она не прогибается, не «уходит» под ударом ногами, а помогает сохранить равновесие для сложного разворота в воздухе, предшествующего атаке противника. Второй этап – атака «or противника», которую часто показывают в кино. Проведя удар по одному из врагов, боец отталкивается от него ногами и атакует другого. На третьем, самом сложном этапе, первый удар идет «в пустоту», здесь используется только инерция тела и упругость воздуха. Угол между двумя ударами может достигать 180°, но чаще всего используется и считается менее сложным удар под углом в 45° по отношению к направлению первого удара-прыжка-толчка. При помощи такой техники, овладение которой требует немало времени и большого числа дополнительных упражнений, можно выбить вражеское оружие, расколоть деревянную доску и т.д. Удар хорош тем, что является неожиданным и мощным.

Синкретичность куксуль как стиля, вобравшего в себя традиции нескольких разноплановых корейских видов боевых искусств, и его ориентация на реальный бой сформировали специфическое отношение к спаррингу. Напоминая, что боевые искусства – это боевые искусства, адепты куксуль делают ставку на разностороннюю подготовку, считая, что истинный боец должен использовать целую гамму приемов, а не одни только удары (как в тхэквондо) или захваты и броски (как в дзюдзюцу). Поэтому существуют как бы три основных разновидности спарринга: бой на захватах и бросках, бой в протекторах и свободный бой.

Бой на захватах построен, в основном, действительно на захватах и бросках, но они с самого начала включают в себя не только болевые заломы или удары по нервным центрам, но также использование локтей и кулаков. Бой направлен на то, чтобы научиться чувствовать противника, читать его намерения и обращать против него его же собственные движения и силу. Этим бой на захватах очень близок по своей сути к «толкающим рукам» в тайцзицюань. Во время такого боя тело человека расслаблено, но не пассивно, а подобно гибкой плети, в любой момент способной нанести удар. Бой на захватах дает хороший опыт противостояния более крупному и сильному противнику.

Бой в протекторах напоминает спортивный соревновательный поединок. Он ведется в полный контакт, но на руки, ноги, грудь и голову надеты протекторы, а правилам ведения поединка уделено большое внимание. Во время такого боя части тела, по которым можно бить, строго лимитированы, к тому же боксерская перчатка затрудняет любые иные способы использования руки, кроме сжатого кулака. Что дает бой в протекторах, так это работу на полную скорость и в полную силу (надо ли говорить, что расход энергии, построение удара, расчет и распределение силы значительно отличаются от удара в легкий контакт) и умение принимать удары. Не умеющий держать удар в реальном бою будет выведен из строя первым же серьезным попаданием. Еще одна важная особенность боя в протекторах – это отработка в нем действительно реальной техники. Можно знать много приемов и красиво двигаться, но не уметь использовать это в реальном бою.

Свободный бой действительно является свободным. Нет никаких правил, хотя понятно, что ломать кости и наносить иные увечья не рекомендуется. Можно использовать все: броски, захваты, заломы, удары ногами и руками, атаки нервных центров, подсечки и даже удушения. Бой заканчивается в том случае, когда противник сдается, хлопнув ладонью по мату во время залома или удушения, или при получении такого удара, который бы в реальной ситуации его убил. Конечно, большое внимание уделяется контролированию силы удара: если в грудь можно бить почти в полную силу, то удар в колено или в нервный центр лишь намечают легким касанием. Свободный бой нацелен на отработку реальной самообороны с минимумом ограничений, и с использованием в качестве мишени всего тела. Именно в этом виде спарринга отрабатывается умение использовать все многообразие приемов куксуль, не фиксируясь на какой-то одной особенно полюбившейся технике. Только в этом случае, считают инструкторы, человек реально готов к схватке на улице.

2.

Начиная с первого дана, адепты куксуль приступают к освоению традиционного оружия. Поначалу это просто короткая палочка, часто используемая в парном варианте. Держат ее обычно за середину, используя для ударов или дополнительного контролирования выступающие концы. Рука с зажатой в ней палочкой красуется на эмблеме ВКСА.

«Чунбон» – короткий шест длиной в 120-140 см. Многие удары им напоминают удары самурайским мечом, а техника ведения боя включает в себя кувырки, перехваты через спину, атаки с колена. Есть в куксуль и работа тростью «чипхэ-нъи», которая считается «табельным» оружием хапкидо. Работа ею в куксуль проще, она включает простые захваты крюкообразной рукоятью или просовывание древка между рук противника.

Длинный шест применяется в куксуль не только для исполнения формальных упражнений, но и для свободного или полусвободного спарринга. Такой спарринг – прекрасное упражнение для развития контроля над своим дыханием и скоростью, учит умению четко фиксировать удары. Обучение технике боя шестом начинается с разнообразных вращений и прокруток при неизменном положении тела. На следующем этапе, наоборот, шест неподвижен, изучается работа ногами, правильная техника передвижений. Затем идут формы, за ними – условный бой, когда партнеры обмениваются ударами, отрабатывая заданные связки, и в заключение – реальный бой.

Движения осуществляются по кругу. Оба противника, движутся друг против друга, стараясь зеркально повторять движения. В случае, когда одному из них это не удалось, следует атака через центр. Приемов существует много. Наиболее часто употребляемые – боковые удары в голову, подсекающие удары по лодыжкам и икрам, атаки в колени и в горло, прямые тычки, в том числе в нервные центры. Блоки встречаются как стандартные жесткие, так и отбиванием с линии атаки вниз или в сторону. Большое внимание уделяется умению крепко держать шест и не выпускать его из рук. Ведь уронивший свое оружие на поле битвы платил за это жизнью.

Со второго дана начинается работа с мечом. Он имеет одностороннюю заточку и почти прямую форму. Рукоять мощная, отделенная небольшой гардой. Форма меча напоминает японскую ката-ну. Обучение работе с мечом делится на четыре этапа: работа прямым хватом («чонгом»), обратным хватом («ёкком»), парными короткими мечами, парными длинными мечами.

При работе длинным мечом его вращают одной рукой, подхватывая второй для концентрации во время нанесения удара. Она может и подстраховать лезвие. Такой жесткий блок «широким хватом» обычно сопровождается контратакой ногой. Меч часто заводят за спину или держат над головой подобно китайскому мечу цзянь. Много работы мечом в положении стоя на одном колене.

Интересной и хорошо разработанной техникой, встречающейся кроме куксуль разве что еще в паре корейских школ и в ниндзюцу, является работа мечом на обратном хвате. Ее происхождение связывают с хваранами. Обратный хват очень эффективен в ближнем бою или в тесном помещении, где для широких ударов прямым хватом попросту нет возможности. Он не менее эффективен и при обороне против нескольких противников – за счет разворота тела меч может порезать сразу нескольких. Обратным хватом меча удобно работать вслепую. Техника работы обратным хватом включает в себя мощные удары снизу вверх, отводящие блоки, заканчивающиеся разрезающим движением на реверсивном повороте кисти, постоянные перехваты из обратного хвата на прямой, прямые тычки назад, развороты тела, часто с уходом вниз.

Короткий меч, употребляемый в паре, своим эфесом и строением гарды похож на китайский нож-бабочку, но его лезвие имеет прямую или слегка изогнутую форму того же сечения, что и длинный меч. Работают им, в основном, на параллельных движениях или крестообразных блоках. В технике много акробатики. Например, «колесо», выполняемое с опорой на руки с оружием. Работают парным коротким мечом, в основном, против длинного. Парный длинный меч держат прямым хватом. Техника работы им похожа на работу одним мечом.

Среди других видов оружия, применяемого в куксуль, надо выделить железный веер, состоящий из металлических пластин с заточенными острыми краями. Техника работы им осваивается, начиная с восьмого дана.

Куксуль – один из тех стилей, в которых самое серьезное внимание уделяется работе с внутренней энергией. Методы тренировки и развития жизненных сил и внутренней энергии «ки» (кит. «чи», или «ци») куксуль заимствовал из богатейшего опыта буддийских монастырей. О выдающихся энергетических способностях и боевых подвигах буддийских монахов корейская история сохранила немало примеров.

В своих представлениях об энергии «ки» мастера куксуль опираются на концепции китайской натурфилософии. Так работа,: направленная на развитие внутренней энергии, называется «нэгон» (кит. «нэйгун»), а внешней – «вэгон» (кит. «вайгун»). Подобно принципу взаимодействия начал Инь и Ян, внутренняя работа проявляется на внешнем уровне, а внешняя – на внутреннем. Поэтому тренировка должна вестись по двум направлениям одновременно и быть сбалансированной.

КУЛАЧНЫЙ БОЙ

Это поединок, суть которого в обмене ударами кулаков и, реже, ступней, локтей, коленей, головы. В кулачном бою часто допускались захваты, силовые и болевые удержания, подсечки, подножки, удушения. Чего никогда не было в кулачном бою, так это борьбы в обхват и продолжения поединка на земле.

Графические либо скульптурные изображения мужчин в типичных для кулачного боя позах известны по «раскопкам в Месопотамии, по декоративному оформлению некоторых индийских храмов (возраст наиболее старых фресок и рельефов составляет 4800-4500 лет). Первые письменные упоминания о кулачных боях в европейской тра-диции относятся к временам Гомера (рубеж IX – VIII веков до н.э.), описавшего их в поэме «Илиада». Они состоялись на тризне в честь воинов, погибших в битве за Трою.

Двумя веками позже, в 688 году до н.э., кулачный бой был включен в программу эллинских Олимпийских игр. Рисунки и письменные свидетельств говорят, что уже тогда существовали специальные снаряды, на которых кулачные бойцы отрабатывали удары. Бились либо голыми кулаками, либо бинтуя их ремнями из мягкой кожи. Сам бой длился до полного изнеможения участников. В период упадка древней Греции, начавшегося в V веке до н.э., кулачные бои постепенно приняли зрелищный характер. Появились профессиональные бойцы, переезжавшие из города в город и дававшие показательные выступления за плату. Они надевали на руки ремни из грубой кожи, которые очень часто вызывали тяжелые телесные повреждения. Во 2-м веке до н.э. начали употреблять «цесты» – тяжелые перчатки со свинцом, что изменило прежнюю технику боя. Одну руку боец держал теперь перед собой для защиты, а другой старался нанести удар в голову противника.

О занятиях кулачным боем в средневековой Европе сохранилось мало сведений. Известно лишь, что он был распространен повсеместно: и у латинских народов, и у германских, и у славян. В Англии к началу XVII века сложились три стиля кулачного боя – вестморлендский, девоншир-ский, кумберлендский. Позже, в XVIII-XIX веках на их основе родился бокс.

КУНГ-ФУ

Этот термин пришел в русский язык с Запада. Он происходит от искаженного китайского слова «гунфу). В Китае данное слово всегда употреблялось в двух значениях – прямом и переносном. Прямое значение термина «гунфу» тройственно: «работа над собой», «повышение мастерства в чем-либо», само это «мастерство». Переносное – «воинские искусства» (в смысле практики самосовершенствования).

На Западе, а вслед за тем в странах СНГ термин «кунг-фу» стал использоваться для обозначения китайских боевых искусств. С позиций его употребления вне Китая, он является синонимом таких терминов как «цюань-шу» (искусство кулачного боя), «чуань-фа» (то же самое на кантонском диалекте), «ушу» (боевая, или воинская техника), «чжунго-цюань» (китайский бокс), «кэнпо» (метод кулака).

Трудно сказать, почему произошла подмена содержания данного термина. Ведь еще в 1779 году во Франции была издана книга миссионера-иезуита Сибо, озаглавленная «Заметки о гунфу даосских бонз». В ней автор с поразительной даже для нашего времени точностью описал многие особенности практики «внутренних стилей» ушу. Ученый иезуит более 200 лет назад увидел в нэйц-зя гунфу ушу «утонченную и разумную систему физических упражнений», ставящую своей целью «достижение бессмертия».

КУН-ТАО

(Путь кулака)

Этим термином обозначают китайские боевые искусства, практикуемые в Индонезии и Малайзии. Имея чисто китайское происхождение, эти искусства за сто лет своего распространения в регионе подверглись многочисленным влияниям других систем, в частности, индонезийского пен-чак-силата, малайского берсилата, филиппинского кали, индийской кушти.

Среди основных стилей Кун-Тао находятся Тхай-Кек (индо-малайская версия Тайцзи-цю-ань), Пен-Хо (Бай-Хао-цюань), Ков-Кун, Тхик-Кун, Танг-Кёк.

КУСИН-РЮ

(Школа Небесного Духа)

Стиль японского каратэ, основанный в Осака в 1937 году Киндзо Кэнсэем, при помощи Уэсима Саносукэ. Киндзо был учеником Чибана Сёсин (основателя Кобаяси-рю) и Мияги Чодзюна (основателя Годзю-рю). Помогавший ему Уэсима являлся экспертом в стиле дзю-дзюцу Консин-рю (Золотого Духа). Позже, в 1960 году, ученик Киндзо по имени Ёсидзато Синтаро ввел этот стиль и на Окинаве.

Основные ката данного стиля, это Годзюсихо, Кусанку, Пассай-Дай, Пассай-Сё, Санчин, Супа-ринпэй, Сэйпай, Сэйсан, Сэюнчин, Чинто, всего 10 ката.

КУШТИ

Самый известный и популярный вид национальной борьбы в Индии. Слово «кушти» существует в языке хинди с глубокой древности. В мифах и легендах есть немало историй о борцовских поединках между богами и героями. Кушти пользовалась покровительством местных правителей, в старину большинство состязаний проходило в их присутствии. Боролись чаще всего до смерти одного из соперников. С тех пор нравы смягчились и кушти теперь относительно безопасный спорт, хотя многие приемы, разрешенные в этой борьбе, в дзюдо, самбо и вольной борьбе являются запрещенными.

Существует много школ кушти, названия которых происходят от имен их легендарных или реальных основателей. Самые известные среди них три: Бхимасени, Джарасандхи и Хануманти. В тренировке борцов (пахалванов) главное внимание уделяется общефизической и атлетической подготовке. Она включает в себя сотни и тысячи отжиманий (данд) с волнообразным движением позвоночника (джор), выполняемых ежедневно, с опорой на обе руки и ноги, на руки и колени, на обе руки и одну ногу, на пальцах, на одну руку и одну ногу в положении на боку. Точно также обязательными являются многочисленные ежедневные приседания (байтхак) на одной ноге с вытянутой другой. Часто приседают с тяжелым каменным кольцом, одетым на шею или с партнером, сидящим на плечах.

В кушти используют немало любопытных тренировочных снарядов. Это «наль» – тяжелая каменная гиря в форме «бублика» с поперечной рукояткой в середине; «сумтола» – большое бревно с прорезанными в нем пазами для захвата руками; «гада», «карела» и «экка» – деревянные и каменные дубины для укрепления мышц плечевого пояса, особенно кистей. Тренинг пахалванов отводит важное место массажу и специальной диете.

Несмотря на большой вес и мощное телосложение, они быстрые и ловкие.

Цель схватки в кушти сводится к тому; чтобы повалить противника на лопатки, используя приемы четырех основных типов. Первый тип – это захваты и броски, построенные на грубой силе. Второй – захваты и броски, основанные на использовании инерции движений противника. Третий – приемы обездвиживания и ослабления противника. Наиболее опасны приемы четвертого типа: болевые замки, позволяющие ломать конечности, пальцы, позвоночник, а также удушения.

Обычно состязания по борьбе кушти проводятся в неглубокой яме квадратной формы, называемой «акхада», хотя иногда схватка может происходить и на деревянном полу. Перед поединком борцы растирают землю в ладонях, чтобы обеспечить лучший захват. Чемпиона («рустама») награждают большой деревянной булавой с резьбой и украшениями, покрытой позолотой. Название титула победителя восходит к имени легендарного героя персидского эпоса, могучего богатыря. Одним из самых выдающихся мастеров кушти считался Гама, по прозвищу «Великий» (1878– 1960), на протяжении многих лет обладавший званием всеиндийского чемпиона. В 1926 году чемпион мира по классической борьбе в тяжелом весе и мастер американского кэтча Станислав Збышко из Гродно прибыл в Индию, чтобы сразиться с Гамой. В течение двух месяцев он старательно изучал приемы кушти при дворе махарад-жи Патиалы. Тем не менее его схватка с Гамой закончилась через 90 секунд победой индийца! В 1947 году, когда Индия стала независимой, кушти объявили национальным видом спорта.

Кушти явилась также источником (или основой) для нескольких связанных с ней видов борьбы. «МАСТИ» заключается в том, что один борец отбивается от группы противников. Однако опасные приемы четвертого типа здесь запрещены, это своего рода атлетическая игра, немного напоминающая регби, только без мяча. «БИНОТ» – это оборона с помощью приемов кушти от атак противника, вооруженного ножом, мечом, шестом, копьем и т.д. Другая похожая система самозащиты голыми руками называется «БАНДЕШ». В ней главное – это обернуть оружие агрессора против него же.

КЭН-ДЗЮЦУ

Это самурайское искусство владения мечом, зародившееся приблизительно в Х веке. Его техника существенно отличалась от других методов владения клинковым оружием, принятых как в Европе, так и в Азии.

В кэн-дзюцу (другие термины: гэккэн, татига-ки, хэйхо) сравнительно мало фехтовальных элементов, к которым привыкли европейцы.

Бойцы, как правило, становились в исходную позицию и выжидали, когда противник откроется для нанесения удара. Затем следовал решающий удар или серия ударов. Чем меньше было взмахов мечом – тем выше ценилось искусство бойца. Такая схема поединка была основной для более чем 1500 школ кэн-дзюцу (а позднее и кэндо). Главным лозунгом кэн-дзюцу всегда был «одним ударом наповал!»

Меч принято было держать двумя руками, хотя допускалось фехтование и одной рукой и фехтование двумя мечами сразу – большим и малым.

Школы кэн-дзюцу различались между собой стойками, которых насчитывалось около трехсот и приемами (их было несколько тысяч), но в каждой отдельной школе (рю) основных стоек и ударов предусматривалось не так уж и много – от 10 до 15. Считалось, что при твердом усвоении этого вполне достаточно, чтобы выйти победителем из любой схватки.

Первые сформировавшиеся школы кэн-дзюцу появились в Японии в период Муромати, в конце XIV века. Направлений и стилей было очень много. Залы для занятий («додзё») существовали при каждом замке, владелец которого тренировал там свою дружину и занимался воспитанием собственных детей. На Востоке образованный человек всегда должен был в равной мере владеть и мечом, и кистью. Трактаты по искусству фехтования, такие, например, как широко известная в мире, переведенная на многие языки «Книга пяти колец», написанная одним из самых известных японских фехтовальщиков Мусаси Миямото (1584-1645 гг.), содержит в себе не только описание техники, но и глубокий философский пласт, в котором отражены универсальные принципы стратегии жизни. Меч также одна из святынь синтоизма. Поэтому при японских храмах тоже существовали школы, а священнослужители ничем не уступали профессиональным воинам в искусстве владения клинком. Во всяком случае, японские монахи-воители «сохэй» были куда более известны, чем их шаолиньские собратья в Китае.

На протяжении многих веков обучение кэн-дзюцу шло с максимальным приближением к реальным условиям, то есть на стальных мечах и чаще всего без доспехов. Только в 1750-х годах Наканиси Тюта, основатель школы Наканиси Итто-рю внедрил в практику тренировок защитные приспособления для головы, рук и тела, скопировав настоящие доспехи, а также заменил стальной меч на синаи – легкий, удобный меч из плотно перевязанного в нескольких местах пучка бамбуковых полос. Его общая длина 118 см, в том числе длина рукоятки (обтянутой выворотной кожей для того, чтобы не скользила рука) отделенной от «лезвия» небольшой кольцеобразной гардой – 35 см. Вдоль одной из сторон синая натянута леска, условно обозначающая тупую сторону меча («спинку»). До нашего времени синаи используется как основное учебное оружие кэндо.

Кроме синая, в кэн-дзюцу широко использовался боккэн, деревянная копия катаны – самурайского меча. Боккэн немного короче синая, выполняется из твердых пород дерева и по габаритам в точности соответствует самурайскому мечу, длина лезвия которого, по японским правилам, должна быть от двух до трех сяку (сяку = 32 см). Он был создан как тренировочное оружие значительно раньше синая и завоевал большую популярность благодаря Мусаси Миямото, который активно его использовал и даже не раз одерживал победы, выходя с боккэном против настоящего меча.

Почему же кэн-дзюцу считалось искусством?

С началом периода Токугава (сёгунат Токугавы длился с 1603 по 1867 годы) феодальная система приобрела полностью сформировавшийся вид, установилось жесткое деление всего общества на классы, высшим классом в иерархической лестнице стал класс самураев. И, если раньше кэн-дзюцу могли заниматься и крестьяне и горожане, то теперь по закону только воины (буси) имели на это право. В это время кэн-дзюцу слилось с морально-этическим кодексом самурайской чести – бу-сидо (путь воина) и философией дзэн-буддизма, которые внесли в японское фехтование богатое духовное и теоретическое содержание, подняв его от обычного вида единоборства на уровень таких искусств как живопись, каллиграфия, поэзия и т.д.

А само искусство меча в свою очередь стало рассматриваться как важнейший путь духовного воспитания личности и одним из видов динамичной медитации.

КЕН-ДО

После революции Мэйдзи (1868 г.), когда самураи лишились права на ношение меча, кэн-дзюцу временно увяло, но вскоре возродилось уже под новым именем – кэндо и было принято как обязательный предмет в средних школах.

Всеяпонская федерация кэндо возникла в 1928 году и с тех пор процветает, несмотря на тяжелые испытания военных лет и запрет американских оккупационных властей в послевоенные годы. Дело в том, что кэндо и связанные с ним обряды (например, кимотори) стали символами японской традиции и средством воспитания самурайского духа. Поэтому после поражения Японии во второй мировой войне одновременно с литературой, фильмами и спектаклями на самурайскую тему было запрещено и кэндо. Возродилось оно снова только в 1952 г., но с этого времени стало развиваться уже в спортивном варианте, который сегодня широко известен за пределами Японии…

В матчах кэндо побеждает выигравший два очка из трех возможных. Очки присуждаются за поражение трех опасных участков головы, а также правого или левого запястий, которые в момент касания меча находятся не ниже уровня плеча, горла и двух определенных участков корпуса.

Техника кэндо включает в себя стойки, удары, защиту (блоки), уходы и некоторые другие элементы. Большое внимание уделяется формальным упражнениям (ката) и тестам на эффективность ударов с настоящим мечом (тамэси-гири). Мастера высокого класса демонстрируют чудеса, перерубая толстый слой соломы, молодое деревце, бамбук, подброшенный волос, летящую стрекозу. В среде мастеров ценилось умение нанести несколько ударов на одном или разных уровнях – например, разрубить стоящую палку на четыре части. Предания гласят, что иные мастера проделывали такие трюки с завязанными глазами, используя свое «внутреннее видение» и экстремальный разум.

Большинство ударов наносится из-за головы. 1Три этом левая рука движется почти параллельно позвоночнику вдоль передней срединной линии тела, а правая, которая перед ударом может отводить лезвие в сторону, помогает тем самым выполнить косой удар справа или слева. Допускается тычок в горло или грудь, но ни о каких ударах по ногам и вообще ниже пояса, заходах за спину противника или работе мечом между его руками (не говоря уже об использовании обратного хвата) не может быть и речи. Все удары проводятся в полную силу и скорость и бывают весьма ощутимы, несмотря на крепость доспехов и особенности конструкции синая, позволяющей амортизировать удар. При этом громкий треск бамбуковых пластинок синая о синай или синая о доспехи, сопровождающий вместе с криками сражающихся любой поединок, служит еще и индикатором, позволяющим определять направленность и силу удара.

Соревнования по кэндо проходят обычно на площадке размером 9x9 или 11 х 11 метров, отделенной от зрителей примерно полутораметровым пространством. К доспехам сражающихся сзади привязаны белые и красные ленточки. Судья после успешного проведения удара поднимает белый или красный флажок, цвет которого такой же, как цвет ленточки у автора удара. Раунд длится 5 минут, но бой заканчивается раньше, если кто-либо из противников уже набрал нужное число очков – два из трех возможных.

Одежда для занятий кэндо, это кимоно из плот-« ной, простеганной ткани темно-синего цвета и ха-кама, такого же цвета длинная юбка-брюки, в которую заправляется куртка.

КЭНПО, или КЭМПО (Закон кулака)

Этот японский термин пишется двумя иероглифами. Первый из них читается как «кэн» (или «кэм»), второй как «по» (или «хо»). По-китайски те же самые иероглифы читаются как «цюань-шу». На русский язык их можно перевести словами «метод кулака», «способ кулака», «закон кулака». В более широком смысле данный термин значит «кулачный бой».

Данный термин был распространен на острове Окинава. Там он сначала (т.е. в XV –XVI веках) означал приемы китайского ушу. Позже, в XVII –XVIII веках он постепенно стал использоваться для обозначения окинавских стилей кулачного боя (а точнее, рукопашного, т.е. с применением и рук, и ног, и разных предметов в качестве оружия). Такая трансформация значения термина объясняется достаточно просто: как известно, все, или почти все окинавские стили испытали сильное китайское влияние.

В этой связи надо отметить, что и термин «каратэ» долгое время употреблялся в значении «рука континента», т.е. «китайская рука». Еще до Второй мировой войны термин «кэнпо» фигурировал в названиях книг, посвященных «Окина-ва-тэ» или «каратэ». Например: «Рюкю Кэнпо То-Тэ» Фунакоси Гичина, «Госин-дзюцу Каратэ-Кэнпо» Мабуни Кэнва, «Окинава Кэнпо-Каратэ-дзюцу» Мотобу Чоки и целом ряде других.

В настоящее время слово «кэнпо» фигурирует в названиях следующих школ боевого искусства:

– Кэнпокан-рю (Окинава). Основатель Мацуяма Син-сукэ. Преобладает влияние старого и нового Наха-тэ, прослеживается также влияние Сюри-тэ и То-мари-тэ;

– Окинава-кэнпо (Окинава). Основатель Накамура Си-гэру. Влияние нового Наха-тэ, Сюри-тэ и Томари-тэ. Главные фигуры сегодня, это Одо Сэйкичи (10-й дан) и Оята Сэю (10-й дан);

– Косё-Сёрэй-рю-кэнпо (Гавайи). Основатель Мито-сэ Джеймс, влияние старого и нового Наха-тэ, а также южного Шаолиня;

– Кэнсикан-кэнпо (Япония). Основатель Кусано Кэнд-зи. Влияние Тани-Ха-Сито-рю и некоторых школ китайского ушу;

– Кэнпо-каратэ (Гавайи). Основатель Уильям Квай-Сун Чжоу. Влияние Косё-Сёрэй-рю, и некоторых школ китайского ушу;

– Кэнпо-каратэ (США). Основатель Эдмунд Паркер. Влияние стиля Уильяма Чжоу, полинезийских методов боя и американского бокса;

– Кадзюкэнбо-кэнпо (Гавайи). Основатель Адриано Эмперадо. Влияние стиля Уильяма Чжоу, дзю-дзюцу, американского бокса, некоторых окинавских школ;

– Кэнпо «Фу-Ших». Основатель Рауль Гуттьерес. Влияние стиля Эдмунда Паркера и стиля Джеймса Митосэ;

– Кэнпо Ника Серио. Основано в 1974 году. Влияние стиля Уильяма Чжоу, стиля Эдмунда Паркера, дзю-дзюцу, дзю-до и японского каратэ;

– Сёрин-до кэнпо (США). Представитель в США Скотт Прайс. Влияние Сёрин-рю Окинавы.

КЭНПО-КАРАТЭ

Строго говоря, не всегда понятно, почему употребляется такое сочетание терминов. В самом деле, «кэнпо» и «каратэ» на Окинаве значило одно и то же, или почти одно и то же. Иногда говорят, что современные стили кэнпо-каратэ, это такие, в которых техника боя представлена в основном ударами, тогда как в старых стилях кэнпо помимо ударов имелось много захватов, вывихов, бросков, удушений.

КЭНПО-КАРАТЭ ГАВАЙСКОЕ

Стиль кэнпо, созданный в Гонолулу Уильямом Квай-Сун Чжоу (1914 – 1987). Он сначала учился у своего отца, китайца по происхождению, а потом стал учеником Джеймса Митосэ. В 1946 году Чжоу получил от Митосэ черный пояс и открыл в Гонолулу свое собственное додзё. Там он постепенно разработал свою систему обучения, более продуманную и упорядоченную, чем у Митосэ. Чжоу воспитал много «черных поясов», тогда как Митосэ только пятерых. Первыми среди них были братья Джо и Андриано Эмперадо (см. Кадзю-кэнбо).

Среди других учеников Чжоу, получивших известность, обычно называют Эдмунда Паркера, Ника Серио, Сэма Куоха, Фреда Лара, Мэнни Де Ла Круза, Осиро Масаичи. Преемником и продолжателем учения Чжоу является Сэм Куоха (см. Кара-Хо-кэнпо).

КЭНПО-КАРАТЭ ПАРКЕРА

Это стиль кэнпо, созданный Эдмундом Кеало-ха Паркером (1931 – 1990), американцем гавайского происхождения (он был праправнуком гавайского короля Камехамеха Первого, правившего на Гавайях в начале XIX века).

Паркер в 1946 – 49 и 1951-54 гг. был учеником Уильяма Квай-Сун Чжоу. В 1951 году Чжоу вручил ему черный пояс. В 1954 году Паркер открыл свое первое додзё в городе Прово (штат Юта), а в 1956 году переехал в штат Калифорния, в город Пасадена, где прожил всю остальную жизнь. К разработке своего стиля Паркер приступил в 1959 году. Он считал, что вклад Уильяма Чжоу в его систему не превышал 15%, а 85% принадлежит ему самому. Поэтому он назвал свой стиль «Американское кэнпо-каратэ», специально для того, чтобы отличать его от гавайского (стиля Чжоу).

Основу стиля Паркера составили 150 приемов базовой техники, почерпнутые им из японского дзю-дзюцу, окинавского кэнпо, местных гавайских (т.е. полинезийских) методов боя, а также из уличной техники драки. Главным критерием выбора техники была для Паркера степень ее соответствия биомеханическим и моторным возможностям человеческого тела. Этим он радикально отличался от большинства основателей восточных систем, вдохновлявшихся идеями даосско-буддийской философии. В системе Паркера нет места для мистики, легендарных историй и восточной экзотики. Это научно обоснованная система.

Паркер говорил, что свою концепцию постижения боевого искусства он может сравнить с процессом обучения устной речи и письму: «Когда ребенок учится говорить, он сначала усваивает отдельные звуки, затем начинает составлять из них слова, а еще позже соединяет эти слова в целые фразы. Если представить, что каждое техническое действие – это звук или слог, то станет понятным, что я имею в виду». То есть, 150 элементов базовой техники, это своего рода «словарь», дающий возможность «разговаривать» на языке движений в соответствующих ситуациях.

Продолжая сравнение с речью, надо отметить, что с помощью одних и тех же слов люди говорят по-разному. Речь одних свободна и выразительна, у других она бедная и косноязычная. Все дело в способностях и в подготовке. Рассматривая подготовку бойца, Паркер говорит, что есть три основных вида письма: машинопись, где каждая буква печатается только после того, как напечатана предыдущая; письмо от руки (курсив), где следующая буква как бы «вытекает» из предшествующей; и стенография, в которой один условный значок обозначает либо слог, либо целое слово. Так и в боевых искусствах.

Отдельные движения, выполняемые с перерывами между ними, можно сравнить с печатанием. Движения, вытекающие одно из другого – это курсив, а если блок и удар, захват и подножка совпадают в одном приеме, это «стенография». Легче всего научиться печатать на машинке. Быстро и красиво писать от руки значительно труднее, не зря существует такое искусство, как каллиграфия. Ну, а стенографией вообще владеет считанное число людей. Задача наставника боевого искусства заключается в том, чтобы научить своих учеников свободно «стенографировать».

Итак, оригинальность кэнпо-каратэ Паркера-в его «словаре» базовой техники и в правилах пользования им. И то, и другое он изложил в пятитомном труде «Бесконечное постижение кэнпо», изданном в 80-х годах. Каждый, кто хочет изучить систему Паркера, должен сам подбирать из этого «словаря» ту технику, которая наиболее приемлема для него, с учетом особенностей своего телосложения и нервно-мышечных реакций, своей психологии и предполагаемых опасностей.. Разумеется, такой путь абсолютно неприемлем для многочисленных интеллектуальных лентяев и тупиц, составляющих большинство занимающихся в додзё США-, Европы и стран СНГ. Зато для думающих наставников боевых искусств труды Паркера являются неисчерпаемым источником творчества.

В 1960 году Паркер создал Международную ассоциацию кэнпо-каратэ, которая в течение 30 лет, до самой его смерти 15 декабря 1990 года, являлась одной из наиболее крупных организаций боевых искусств в мире. Достаточно сказать, что к началу 1990 года она объединяла 35 тысяч человек, состоявших в 170 клубах в 12 странах мира. Когда Паркер умер, возник целый ряд проблем организационного и финансового характера, в результате которых МАКК прекратила свое существование. Но в апреле 1991 года четверо его учеников: Джо Паланцо, Томас Келли, Фрэнк Трэджо и Ричард Планас создали Всемирную федерацию кэнпо-каратэ и таким образом продолжили его дело.

КЮ-ДЗЮЦУ

(Искусство лука и стрелы)

Японской искусство стрельбы из лука, структурно оформившееся в первую школу (рю) в X веке (школа Масацугу-рю, основанная Масацугу Дзэнсё). В XV веке появилась другая мощная школа, Нихон-рю, от которой берут начало еще б школ. Двумя веками позже мастер Морикава Кодзан начал преобразовывать кю-дзюцу в кю-до (т.е. искусство лука и стрелы в путь лука и стрелы) .

В наши дни практика кю-до почти полностью вытеснила практику кю-дзюцу. Тем не менее, некоторые школы традиционной ориентации (например, Огасавара-рю и Такэда-рю) всегда употребляют термин «кю-дзюцу» (а не «кю-до») для обозначения своих тренировочных методов.

В тех случаях, когда стрельба производится из седла скачущей лошади техника называется кю-ба-дзюцу, или ябусамэ.

КЮ-ДО

(Путь лука и стрелы)

1.

Меч и лук со стрелами считались священным оружием самураев. Фраза «юмия-но мити» – «путь лука и стрелы» была в средневековье синонимом выражения «путь самурая» (буси-до). Стрельбе из лука самураи придавали большое значение и посвящали тренировкам в стрельбе много времени, т.к. роль лука в феодальных войнах была очень велика. Так же как и фехтование (кэндо), искусство стрельбы из лука пропитано мистицизмом, что делает их весьма своеобразными видами боевых искусств, в корне отличными от аналогичных спортивных дисциплин в Европе.

Многое в кюдо (традиционном искусстве стрельбы из лука), по японским понятиям, выходит за рамки человеческого разума. Считается, что стрелок в этом искусстве играет второстепенную роль посредника и исполнителя. Его действия носят двойственный характер: он стреляет и попадает в цель как бы сам, но, с другой стороны, это обусловлено не его волей и желанием, а влиянием сверхъестественных сил. Стреляет «оно», т.е. «дух» или «сам Будда». Стрелок не должен думать в процессе стрельбы ни о цели, ни о попадании в нее – только «оно» хочет стрелять, «оно» стреляет, и «оно» попадает, говорят наставники кюдо.

В луке и стрелах стрелок должен видеть лишь «путь и средство» для того, чтобы стать причастным к «великому учению Будды». В соответствии с этим кюдо рассматривается не как «техническое», а как абсолютно «духовное» действо. В этом тезисе заложено глубокое религиозно-философское содержание, ибо кюдо – дзэнское искусство. Его цель – «соединение с небытием» (Великой пустотой), при котором человек становится «действующим Буддой».

Во время выстрела надо обладать совершенным спокойствием. «Все приходит после достижения полного спокойствия», говорят японские мастера кюдо. В дзэнском смысле это и означает «бытие в небытии, или положительное небытие». Только уйдя в состояние «вне себя», когда стрелок отказывается от всех мыслей и желаний, становится возможным установить «связь с небытием», из которого он снова «возвращается в бытие», лишь после отлета стрелы к цели. Поэтому лук со стрелами является, в данном случае, единственным средством достижения просветления (сатори).

2.

И поныне стрельбы из лука призводится по классическому ритуалу (дзярэй), сохранившемуся в неизменном виде со времен средневековья. Он включает четыре этапа: приветствие, подготовку к прицеливанию, прицеливание, пуск стрелы, и может производиться из положений стоя, с колена и верхом на коне.

Одетый подобно древнему воину, стрелок получает лук и стрелу от помощника, изображающего оруженосца. В этот момент он находится в позе для сидячей медитации (дза-дзэн). Взяв оружие, стрелок встает со своего места и, преисполненный собственного достоинства, занимает положение для стрельбы на исходном рубеже. Благодаря контролю за дыханием (имеющим в кюдо большее значение, чем в любом другом виде боевых искусств), он достигает состояния «спокойствия духа и тела», после чего приготовляется к выстрелу. Стрелок поворачивается левым плечом к цели, держа лук в левой руке. Ноги он расставляет на расстояние, равное длине стрелы, стрелу кладет на тетиву, удерживая на ней пальцами, и после того, как полностью расслабит мускулы рук и груди, поднимает лук над головой, для того, чтобы натянуть его в этом положении. Дыхание в этот момент производится не грудью, а животом, что позволяет мускулатуре груди, рук и плечевого пояса пребывать в расслабленном состоянии. Затем лук натягивается и производится выстрел.

В момент пуска стрелы все физические и психические силы стрелка сосредоточены, по японским понятиям, на «великой цели» (дзансин), т.е. на стремлении уловить божественный дух, слиться с великой пустотой, ни в коем случае не на мишени или желании попасть в цель. Произведя выстрел, стрелок опускает лук, возвращает его помощнику и занимает исходное положение… Наряду с зоркостью лучник должен обладать также большой мускульной силой и выносливостью. Сила и меткость стрелков проверялись раньше не во время соревнований, как это делается сейчас, а в период религиозных праздников. «Рекордсменами» прошлого считаются Дайхаси Вада и Масато-ки. Первый в 1696 году в течение одних суток выпустил 13053 стрелы, из которых попали в мишень 8183. Расстояние до цели было равно 118 метров. А второй в 1852 году выпустил подряд 10050 стрел, попав 5383 раза.

3.

Большой самурайский лук (оюми) сохранил свои размеры и форму с древних времен. Наиболее существенной отличительной особенностью японских луков является расположение места для стрельбы, которое помещается не в середине, а немного ниже центра лука. Соотношение «верха» и «низа» определяется пропорцией 9:7.

Стрелы могут быть самой разнообразной формы. Материалом для наконечников служат сталь, медь, рог или кость, дерево, бамбук. Обычно для поражения деревянных мишеней используют металлические наконечники, роговые или костяные для стрельбы по соломенным мишеням, а тупые деревянные – для стрельбы по бегущей собаке. Веретено стрелы делается из ивы или бамбука.

Оперение состоит из двух либо четырех перьев орла.

Колчаны для стрел, в отличие от лука, могут быть самыми разнообразными Их изготовляют из дерева, плетут из ивовых прутьев или бамбука. Сверху их обычно обшивают материей или мехом. Колчан положено прикреплять за спиной с таким расчетом, чтобы стрелы возвышались над плечом и их можно было легко выхватывать оттуда правой рукой. Иногда также используют маленький колчан, который носят на боку (обычно для тренировок). В комплект снаряжения для стрельбы входит еще кожаный нарукавник (томо), предохраняющий левую руку от удара тетивы.

…Японцы считают, что для европейца стрельба из лука есть лучший способ постижения японского духа.

М

МАЛЛЯВЕША

Вид единоборства, широко распространенный в северо-западных и центральных районах Индии древней и средневековой эпохи. Он берет начало от эллинского панкратиона, занесенного на индийскую землю воинами Александра Македонского, находившимися здесь в составе гарнизонов в 327-318 гг. до н.э.

Маллявеша широко использовался для физической подготовки молодежи, а также в ритуальных (см. ваджра-мукти) и коммерческих целях. Говоря о призовых поединках, надо отметить, что во времена шаха Акбара (правил в 1556-1605) победители турниров по маллявеша получали до 400-450 дирхемов серебром, огромные деньги для тех времен. Существовали целые общины профессиональных борцов («малля»). Представители данной профессии есть еще и сегодня в Гуджарате, Майсоре, Махараштре, Раджастхане, Хайдарабаде и некоторых других штатах Индии.

Известны три или четыре стиля борьбы маллявеша: (малля-крида, малля-юддха, ниюддха-крида). Маллявешу часто путают с кушти (см. статью), однако различие между ними в том, что кушти – это борьба, а маллявеша – комбинированное боевое искусство, сочетающее силовые, болевые и ударные приемы.

Достаточно ясное представление о данном виде дает старинная рукопись, своего рода «священное предание» профессиональных борцов – «Малля-пурана», написанная на санскрите, литературном языке древней Индии, в 1731 году. Всего в рукописи, опубликованной индийскими учеными в 1964 году, насчитывается 18 глав, посвященных истории борьбы, классификации борцов, описанию методов тренировок и правил поединков, вопросам питания, гигиены и т.д.

Первые пять глав рукописи посвящены классификации борцов по их морально-психологическим, физическим и техническим качествам. Далее идет подробное описание методов общефизической и специальной подготовки борцов. Тренировочные занятия рекомендуется проводить ежедневно, но в наиболее прохладное время суток – по утрам. С учетом особенностей климата (жара, зной, духота и т.д.), в период с декабря по апрель тренировки должны быть более тяжелыми по объему нагрузки, с августа по ноябрь – более легкими, а в мае-июле – средними.

Для правильного выбора тренировочных упражнений надо учитывать возраст занимающихся: подростки ли это, юноши или же мужчины в расцвете сил. В качестве факторов, препятствующих полноценным занятиям, рукопись выделяет расстройства пищеварения, общее недомогание и слабость, половые сношения, повышенную температуру тела, травмы и опухоли, насморк и кашель, а также неблагоприятное психическое состояние – тревогу, беспокойство, гнев и т.д.

Подготовку борцов рекомендуется начинать с развития выносливости, гибкости и силы. Так, для постановки дыхания и развития выносливости надо бегать и прыгать, плавать, сидеть под водой, взбегать вверх по лестнице или на крутые холмы, таскать мешки с песком на плечах и на спине. Для увеличения подвижности суставов и развития гибкости рукопись рекомендует всевозможные растяжки, круговые движения и махи руками и ногами, повороты, прогибы и скручивание торса. При занятиях силовыми упражнениями особое внимание следует уделять укреплению пальцев, запястий, плечевого пояса, спины и брюшного пресса.

Силовые упражнения следует выполнять с каменными кольцами (своего рода гантелями) и деревянными булавами различных размеров и веса. Однако наиболее оригинальным видом силовых упражнений является так называемый «малляхамб» – лазание вверх и вниз по гладкому деревянному столбу, врытому в землю и достигающему в высоту 5-7 метров. Выглядит это упражнение (практикуемое, кстати сказать, в Индии по сей день) следующим образом: сначала борец лезет вверх по столбу, крепко обхватывая его руками и ногами. Достигнув вершины столба, он взбирается на крохотную площадку, а затем спускается назад, но уже головой вниз!

Вслед за общефизической подготовкой наступает пора изучения приемов борьбы. Согласно тексту «Малляпураны», в поединке нельзя убивать друг друга, а проигравшим считается тот, кто падает на землю. Можно, однако, выбивать зубы, вырывать волосы, ломать пальцы и сдавливать горло. Приемы поединка включают в себя захваты, броски, удушения, подножки, подсечки, удары кулаками, локтями, коленями и стопами ног, толчки, отбивы, блоки и т.д. Удары можно наносить только в верхнюю часть тела и в голову.

Дальше в рукописи описываются методы массажа для восстановления сил после тренировок и способы расслабления мышц, снятия психического напряжения. Подчеркивается важность заблаговременной настройки борца на поединок, изучения особенностей его вероятных противников, разработки плана схватки с каждым из них, описываются 12 наиболее эффективных способов проведения схваток. Что касается питания, то рукопись запрещает борцам употреблять мясо и алкоголь, а также наркотики. Рекомендуется молочно-растительная диета.

В описании места для тренировок и соревнований указаны размеры площадки в локтях: в длину 101 локоть, в ширину 50 локтей. Говорится о том, что эта площадка должна быть покрыта чистым речным песком, просеянным с добавлением растительного масла, охры и других компонентов. Раз в 3 дня ее надо поливать водой.

Надо признать, что все эти и другие рекомендации рукописи вполне соответствуют нашим сегодняшним знаниям и представлениям. Однако следует добавить к сказанному в рукописи то, что запрет на убийство противника профессиональными борцами нередко нарушался (в ритуальных, а позже и в коммерческих, поединках по правилам ваджра-мукти. Именно распространение таких поединков и дало основание для отождествления «маллявеша» и «ваджра-мукти», хотя в действительности с кастетами в руках сходились и борцы «кушти».

МАЦУБАЯСИ-РЮ

(Школа соснового леса)

Стиль окинавского каратэ, созданный в 1947 году мастером Нагаминэ Сёсин (1907 г. р.). Он учился у семи окинавских мастеров, в том числе у Кяна Чотоку и Мотобу Чоки. В этом стиле 18 ката: Ананку, Ванкан, Ванею, Годзюсихо, Кусан-ку, Пассай, Рохай, Чинто, 2 ката Фукю, 3 ката Найханчи и 5 ката Пинан.

МЕДИТАЦИЯ В БОЕВЫХ ИСКУССТВАХ

1. Общая теория

Пытаясь постигнуть смысл старинных восточных трактатов, мы почти никогда не можем понять эти тексты адекватно потому, что говорим с их авторами на разных языках. Перевести слова восточного трактата еще не значит передать его смысл, но наши переводчики об этом, как правило, забывают, стремясь к наиболее возможной дословности перевода. При этом нередко утрачивается практический смысл руководства, поскольку об этой части работы с текстом теоретик не думает, а практик, к сожалению, не может понять его дословный перевод.

Привожу пример: выражение «намылить шею» в русском языке означает кого-либо обругать, побить. В японском языке оно означает признать свою неправоту и быть готовым искупить ее ценой своей жизни. Это следует из обычая, по которому попавший в немилость самурай вынужден был совершить харакири, дабы доказать чистоту своих помыслов. При этом обряде ему, как правило, помогал друг, срубавший голову после вспарывания живота, чтобы избавить от долгих мучений. Поэтому перед церемонией харакири считалось необходимым хотя бы намылить шею и живот, чтобы не умирать, подобно свинье, в грязи. Английское выражение «пройдись в моих туфлях» переводится на русский совсем другими словами: «стань на мое место» или «попробуй побыть в моей шкуре». Т.е. при переводах обращать внимание следовало бы, преимущественно, на смысл всего текста, чего переводчики, не имеющие практического опыта, сделать не в состоянии.

Так и то, что на Востоке понимают под понятием «медитация», и обо что спотыкаются многие наши любители, способен, и более того, умеет делать каждый человек, независимо от его религиозной принадлежности.

Термин «медитация» впервые был применен к восточным психотехникам отцами-иезуитами, попавшими на Восток и столкнувшимися там с практикой Дхъяны или Чань. Имея широко разработанную практику умственных упражнений (meditatio – лат. «размышление»), канонизированных преподобным Игнатием Лойолой, они сочли восточную практику чем-то схожей с католической схоластикой. Впоследствии оказалось, что здесь больше различий, чем сходства, однако привычка употреблять слово «медитация» сохранилась до сих пор.

На Востоке «дхъяна» означает не что иное, как «готовность», «внимание», «осознавание», но в отличие от западного термина имеет гораздо более широкий смысл. Дхъяна может присутствовать в любой деятельности. Ее часто определяют еще как «созерцание». Но, учитывая сложившиеся привычки, мы в дальнейшем будем использовать термин «медитация».

Итак, медитация – это состояние полного внимания к малейшему сигналу и вместе с этим способность восприятия каждого такого сигнала одновременно с другими. Состояние медитации подразумевает также возможность одновременной обработки поступающих данных и постоянной коррекции программы действий в соответствии с ними.

В любом виде деятельности необходимо понимание сути происходящего, четкий расчет и максимальное управление процессом, а также высокая чувствительность к возникновению любых возможных нарушений и вмешательств, полная готовность на них отреагировать. Эти качества необходимы как в рукопашном бое, так и в ловле рыбы или игре в теннис.

Любой процесс осуществляется посредством превращения каких-либо энергий. Кинетической энергии мяча и ракетки, импульса распрямляющейся ноги и т.д. Так, тонкая и чувствительная рапира при усилии всего 500 грамм пронзает насквозь свиную тушу, пробивая при этом лопатку. А более мощную дубину такое усилие даже не сдвинет с места. Так же точно сокрушительный размашной свинг боксера-тяжеловеса можно поставить рядом с молниеносным и точным тычком пальца тщедушного старика-ушуиста. Разрушительный эффект, производимый этими действиями, будет абсолютно разным, но конечный результат – победа – один и тот же.

Разные формы воздействия требуют разных затрат энергии, связанных, прежде всего, с перемещением разного количества массы. Здесь существует забавный парадокс: с точки зрения силы выгоднее задействовать большую массу, но чем она больше, тем труднее ею управлять в процессе ее движения. Многие стремятся нарабатывать скорость и силу, – но при этом признают, что важна не скорость, как таковая, а реакция. «Как же наработать скорость реакции?» – звучит один и тот же наболевший вопрос. Самое смешное, что ее и не надо нарабатывать. Реактивность человека поистине фантастична. Максимальная частота прохождения нервного импульса равна 55 импульсов в секунду – это частота слияния мельканий. Хватит? Глаз реагирует на количество света в 5 – 6 фотонов, палец ощущает вес в десятые доли грамма.

Почему же, обладая такой чувствительностю, мы не успеваем вовремя прореагировать на атаку противника, скорость которой в десятки раз ниже той, которую мы способны воспринять? – Потому, что задав двигательную программу телу, не успеваем ее изменить в необходимые для ответной реакции сроки. Чем большее количество массы «запущено» в удар, или другое движение, тем труднее будет изменить направление ее полета. Это значит, что для быстрой реакции необходимо, чтобы ударная масса была как можно меньшей. Чем легче управлять – рапирой или дубиной?

Любители «врезать» посильнее могут сказать, что быстрый удар не нуждается в корректировке, и если большая масса будет лететь с большой скоростью; то это само по себе гарантирует нужный эффект.

Сравним, однако, время, за которое набирает скорость эта «дубина», со временем, необходимым для рапиры. Очевидно, что меньшая масса разгоняется быстрее, т.к. обладает меньшей инерцией. Следовательно, при одновременном старте дубина опоздает нанести свой удар, а рапира достигнет цели.

Далее, время торможения или изменения траектории большой и малой масс также несравнимы. Из этого всего следует вывод, что пока будет длиться один удар дубины, рапира может совершить несколько атак, причем в самых разных направлениях. Кто-нибудь может сказать, что рапира, несмотря на свою эффективность в атаке, вряд ли сможет остановить удар дубины, которая, таким образом, все равно достигнет цели. На это следует вопрос – а зачем его останавливать?

Здесь огромную роль играет соотношение веса оружия, т.е. двигающейся ударной массы и опоры, т.е. массы, остающейся в покое, чтобы обеспечить необходимое движение.

Если опорная масса сопоставима с ударной, то мы имеем дело с двумя центрами масс, дающими общий центр тяжести, который в процессе движения существенно отклоняется от первоначального положения. Это движение управляемо только в том случае, если суммарный центр тяжести не выходит за пределы опорной базы, которая по этой причине должна быть достаточно широкой.

Т.е. при работе тяжелым оружием мы должны принимать широкую стойку, тем самым существенно снижая свои двигательные возможности. В этой ситуации мы вынуждены для защиты использовать опять-таки сильно инертные формы-подставки, сходные с базовыми блоками каратэ, полагаясь на то, что кинетическая энергия ударной массы будет поглощена полностью инертной массой «подставки»; таким образом, мы принимаем удар дубины, подставляя под него такую же дубину. Это вовсе не самый лучший способ защиты – просто мы не можем отреагировать иначе.

Человек с рапирой не столь скован своим оружием – он может нанести молниеносный упреждающий укол, и тогда дубина просто не закончит свой разгон; он также может уйти с линии атаки и спокойно проткнуть врага, прежде чем тот управится со своим оружием. Так легко двигаться он может потому, что ему практически не мешают перемещения суммарного центра тяжести, какие бы манипуляции он ни совершал своим легким оружием. Защитой здесь будет высокая маневренность и скорость перемещения.

Подводя итог этому «поединку», мы можем отметить, что при равных физических данных рапирист куда более реактивен, и, следовательно, куда более эффективен, чем незадачливый поклонник дубины.»

Каким образом это касается медитации? – Все очень просто. Медитация, как состояние полного внимания, в котором находится ум,– лишенный своего обычного пережевывания собственных мыслей, образов и настроений, дает нам возможность реагировать на самые слабые сигналы, поступающие в мозг от мельчайших частей нашего тела. Раньше они попросту терялись в постоянном мельтешении «мыслительного процесса». Еще один парадокс – не обращая внимания на свой внутренний мир, человек тем самым оказывался так глубоко погруженным в него, что практически не в состоянии вовремя и правильно реагировать на мир внешний. Теперь же, обратившись «внутрь», как многие и понимают медитацию, он впервые получает возможность полностью видеть, слышать и чувствовать окружающее и, конечно, прежде всего, самого себя, собственное тело, его состояние и возможности.

Через преграду мысленного шума – как в ту, так и в другую сторону – могут пробиться только очень мощные сигналы, сравнимые с пресловутым ударом дубины. Поэтому большинство людей, находящихся в омраченном состоянии сознания, могут пользоваться только большими, заметными для них величинами. Так в букваре используются большие буквы, чтобы дети могли их распознать. Так и в современных единоборствах применяются широкие, размашистые движения, которые хорошо видны и понятны зрителям даже на галерке.

Человек, не стремящийся развивать способности восприятия, тем самым лишает себя возможности прогрессировать в развитии своих двигательных возможностей. Дело в том, что здесь не идет речь о простом количественом наращивании разных, не зависящих друг от друга движений – развитие возможно лишь на основании уже освоенных форм: так десять домиков, стоящих рядом, не равны одному десятиэтажному дому. Такое сравнение не случайно: сложное движение представляет собой многоступенчатый процесс, где задействована цепь ударных масс, одновременно являющихся опорными массами. Движение развивается не поэтапно, а «поэтажно», т.е. не является ни последовательно выполненными его элементами, ни простой их суммой.

Каждый этаж движения живет самостоятельно, но при этом опирается на другие, более низкие этажи. Такой принцип построения движения дает возможность выполнять быстрые, не скованные друг другом движения одновременно, гарантируя полное вложение силы на любой точке их траектории.

Естественно, для овладения искусством взаимосвязанности движений мы должны уметь рассеивать свое внимание заранее, не концентрируя его ни на чем, и оставаться при этом в состоянии чуткого восприятия, чтобы успеть среагировать на малейший сигнал, поступивший от любого звена нашего тела.

Удержание нескольких центров сознания – обязательное условие успешного ведения боя, поскольку это дает нам возможность не только изменять траекторию своего движения, переходить с приема на прием, но и учитывать движения противников, «успевать не спеша», встречать каждую атаку так, как будто мы к ней готовились заранее.

Хороший мастер гордится тем, что его можно фотографировать в любой момент, – его движения неизменны и безупречны, – все равно, выполняет ли он ката или ведет поединок. Не многие чемпионы спортивных единоборств могут похвастаться этим. Те же, кто может, обязательно практиковали медитацию.

Энергия, о которой все так много говорят, прежде всего является именно функцией внимания, активным осознанием, активным контролем своего тела в процессе выполнения какого-либо действия. Чем большим уровнем энергии мы обладаем, тем обширнее сфера контроля нашего сознания и тем легче поддерживать этот контроль.

2. Медитация в движении и покое

Начальным этапом обучения в любой школе является статическая и динамическая медитация. Одной лишь мышечной тренировки недостаточно, чтобы сделать из человека бойца – упор на физические упражнения дает в итоге лишь самоходную макивару.

Внешне человек выглядит, как движущийся костяной каркас, стянутый мышцами и перевитый нервами. Но это все равно, что сказать, что «Война и мир» – пачка бумажных листов, переплетенных между собой и испачканных брызгами черной краски. Сущностью романа является его содержание, так же, как сущностью, отличающей гения Леонардо да Винчи от простака Тартарена, является СОЗНАНИЕ.

Сознание – это наша внутренняя природа. Его тоже можно представить похожим на тело – недаром говорят, что человек зачастую снаружи таков, как и внутри. Давайте сейчас рассмотрим сознание с этой точки зрения и обсудим методы его тренировки-медитации.

Если вы спросите у человека – каждого встречного – что такое его сознание, он не задумываясь скажет: «Ум!» Ум лезет на первый план, беззастенчиво отпихивая всех остальных, и, естественно, объявляет себя единственным «законным представителем» всего сознания. Такую картину можно наблюдать на выборах – побеждает тот, у кого глотка больше, и народ-простофиля голосует «за», забывая о том, что такая глотка и ест больше других. Ум, интеллект – это тоже только рот нашего сознания.

Интеллект – «рот». Логика – «язык», способность к анализу – «зубы», память – «желудок», способность забывать – гм… «прямая кишка».

Как должна функционировать такая система? – Известно как – откусывать, жевать, поглощать, усваивать и отбрасывать. Все должно идти туда и ничего назад, тогда хозяин этого «тракта» будет здоров и доволен.

Как «ест» сознание «нормального» человека? – прежде всего, во рту у него все время находятся какие-то полу переваренные остатки, которые он называет «принципами» и «идеями». Более того, извне поступает все новая и новая «пища» – впечатления (информация + эмоциональный заряд). Они перемешиваются с содержимым «рта», переполняют его и вываливаются наружу, портя аппетит окружающим. В довершение всего измученный «желудок» периодически выбрасывает наружу свое содержимое, так как часть пищи попадает в него вовсе не прожеванной, а другая часть, принятая за пищу ошалевшим «языком», оказывается просто мусором. Несчастное сознание остается вечно голодным, постоянно пытается есть – но опять и опять хватает «ртом» собственную «рвоту». Беспорядок усугубляется тем, что больной «желудок» страдает еще и совершенно неуправляемым «поносом» забывчивости…

Именно так и живет почти всю свою жизнь обычный человек и еще пытается гордиться «вечным голодом пытливого ума». Почти ничто пережитое им не идет на пользу. Мало никто, всячески терзая свое сознание, не удосужился натренировать его работать правильно.

Многие, говоря о медитации, подразумевают некий умственый наркотик, который облегчит страдания больного сознания. Другие, более близкие к реальной практике, принимают за медитацию предшествующую ей стадию концентрации, и изнуряют себя тупым бормотанием мантр и заклинаний. Знайте – это не медитация. Это только способ подойти к медитации.

Нашему сознания нужны не наркотики, дающие возможность безболезненной смерти. Ему необходимо лечение. Медитация в быту – это уже не лечение, это здоровая жизнь с правильным питанием. Динамическая медитация – это правильная диета, статическая – лечебное голодание. Концентрация на мантрах здесь выступает как прием таблеток и микстур, но, согласитесь, нельзя же питаться таблетками?

Итак, перейдем непосредственно к рецептам: Самое простое и доступное средство – сделать «пищу» менее острой и более однообразной. Перестаньте читать газеты – их стоит просматривать лишь изредка, в поисках необходимой рабочей информации – кстати, вы сразу увидите, насколько ее там мало. Не смотрите телевизор – смотрите КОНКРЕТНЫЕ фильмы. Увидите, что это не смертельно, зато сколько появится времени!

Потом перейдем к «диете»: концентрация может быть непроизвольной и сознательной. Первый вариант проще – мы просто прячем подальше все вредное. Не общайтесь с лишними людьми. Не разговаривайте просто так. Молчите. Говорите только на определенные темы, создайте себе определенное окружение – будто вы хотите бросить курить. Мысли, появляющиеся в вашем сознании, направляйте на то, что вы хотите вылечить его от болезни интеллекта. Сам по себе он несомненно необходим – но какой?

Далее переходим к дыханию. Пойте. Как можно чаще и громче. Желательно, чтобы содержание песен было стимулирующим ваше стремление на пути к здоровью. Если вы поклоняетесь Всемогущему Богу – пойте молитвы. Если вы буддист – пойте. Если вы атеист – пойте старинные песни. Пение делает ваше дыхание размеренным, вибрации музыки наполняют вас, очищая тело и сознание от застоявшихся отходов, ваш ум получает должное устремление – ум, тело, дух сливаются воедино – вот и достигнута непроизвольная концентрация!

Повторение заклинаний, заговоров и мантр – следующий шаг. Они тоже дают определенный ритм дыхания, но уже удерживаются вполне сознательно. Это укрепляет новорожденное единство дух – ум – тело (которое, кстати, и есть воля). Следующей ступенью будет не произнесение слов, а «слышание» их в шумах, окружающих вас, например, в том же дыхании. Потом попытайтесь концентрироваться на естественности дыхания. Это очень важный рубеж – здесь ваше устремление должно потерять конкретную форму. К этому времени весь склад вашей жизни должен обеспечить верный курс.

Вы выходите за пределы тела! Начните с осязания и координации движений. Концентрируйтесь на них – это и есть углубление в суть движения. Далее, шаг за шагом вы не должны забывать предыдущие – они должны оставаться с вами всегда, но не требовать к себе вниманиея, а просто быть рядом – это и будет медитацией на них. Преодолевая очередную ступень, вы просто расширяете область своей медитации, одновременно с ее углублением. Медитация должна быть всеобъемлющей, тотальной, иначе цель ее не будет достигнута. Итак, вы осознали, что вы сидите. А вот вы двигаетесь. А вот уже двигаете одновременно рукой и ногой. А вот вы танцуете. Танец – это песня тела, здесь те же законы.

Танцуйте больше. Танцуйте свою работу, свою походку, свои жесты! Научитесь наполнять собой мир. А потом дайте миру наполнить вас. Остановитесь. Наблюдайте. Теперь вы можете учиться. Вы достаточно здоровы, чтобы понемногу начинать «есть».

Это – медитация. Расширяйте и совершенствуйте ее до тех пор, пока она не будет занимать 24 часа в сутки. Только тогда ваше «лечение» будет закончено.

3. Статическая медитация

В традиционных боевых школах используется поза лотоса или поза «на коленях». Но, учитывая наставления куда более опытных в этом деле индийских йогов, можно сказать, что эти позы далеко не единственные, ведь Шива передал им 8 400 000 асан. То есть, практически любая поза тела годится для медитации – Патанджали предупреждает лишь, что вам в ней должно быть удобно.

Начнем с позы «лягушки» – она очень удобна, годится и для новичка и для мастера. Сядьте на пол, соединив подошва к подошве и подтянув их к себе. Колени «развалены» в стороны, ноги расслаблены. Подсуньте руки под колени чуть выше щиколоток, ладонями вниз – теперь они плотно прижаты к полу, и, несмотря на то, что тело полностью расслаблено, они не дают ему упасть на спину.

Сперва – медитация (вернее, концентрация) на дыхании. Медленно вдыхайте воздух через нос, как бы вдыхая тонкий, невыразимо прекрасный аромат. Постепенно легкие наполняются до отказа, и струйка воздуха медленно иссякает, хотя вы стремитесь вдохнуть еще, – это дает непроизвольную задержку дыхания. Потом, убедившись, что вдохнуть больше нельзя, с облегчением дайте воздуху вырваться из вас – как будто вы переводите дух после тяжелой работы. Воздух должен выйти естественно, под тяжестью вашей расслабленной грудной клетки. Сбросив воздух сидите тихо: ведь вдыхать вам сейчас совсем не обязательно. Да и не хочется. Захочется – повторите весь цикл, ловя наслаждение от этого процесса. Постепенно ваши вдохи станут почти незаметными, выдохи – неуловимыми, и вам самим будет казаться, что дышать вам вообще не надо. В этот момент мысли, которые очень тесно связаны с дыханием, тоже останавливаются – тело наполняют приятный покой и тишина.

А вот теперь можно медитировать на стихии: представьте себе горное озеро. До мельчайших ощущений и подробностей. Огонь в уютном камине – теплый и яркий. Высокий солнечный утес над морем. Добейтесь эффекта присутствия. Никуда не спешите – просто отдыхайте. Пусть вам это понравится – тогда можно будет говорить и о пользе.

4. Медитации-состояния

Чтобы ответить на вопрос, как медитация может помочь в бою, я приведу здесь пример техники динамической медитации на СОСТОЯНИИ.

Мы можем не думать. Мы можем не медитировать. Мы можем просто не существовать, но все это будут наши состояния. Мы не можем не находится в состоянии, но обычно они навязываются нам извне людьми и обстоятельствами. Если вы научитесь произвольно вызывать у себя какое-то состояние, то тем самым вы приобретете власть над обстоятельствами и над теми, кто их создает.

Чтобы быть в состоянии драться, вы должны уметь приводить себя по крайней мере в состояние боя. Всем известные «звериные» стили кун-фу базируются именно на этом, а не на технических премудростях. Их базой является классика шао-линь-цюань, а вот наполнением…

Боец стиля «обезьяны» вступает в бой и… исчезает. Его нет в бою. Он наблюдает его со стороны, как будто смотрит фильм. Вместо него в его теле действует искусственно созданный боевой «автопилот» – псев до личность, этакий боевой монстр, сконструированный на основе повадок непоседливого животного. Не человек проводит захват – это «обезьяна рвет фрукты», нет удара – просто мартышке захотелось схватить банан. Выглядит это почти несерьезно, да, почти, – если не считать того, что роль банана выполняет, к примеру, селезенка противника, а то, что она находится в его животе… ну что ж, «непоседа» просто его не заметила.

Такой автопилот не знает ни страха, ни ярости – это все «сэкономилось» при его строительстве. Он знает только одно – быть обезьяной, – и он останется ею, пока не погибнет, или пока не вернется «хозяин»: ведь страх смерти в него тоже не закладывали.

МОТОБУ-РЮ, или МОТОБУ-РЮ-КЭНПО-КАРАТЭ

Окинавский стиль каратэ и кэнпо-каратэ, созданный Мотобу Чоки (1871-1944) на основе семейного стиля Го-Тэн-Тэ (или Мотобу-тэ, Косё-рю-кэнпо-каратэ) и некоторых других окинав-ских стилей: Сёрин-рю (варианты Томари и Сюри), а также Наха-тэ.

В свою очередь, стиль Мотобу-рю стал источником трех других стилей кэнпб-каратэ: Кэнпо-кан-рю, Косё-Сёрэй-рю, Окинава-кэнпо-каратэ.

МУАЙ-ТАЙ

Боевое искусство, называемое в Европе таиландским боксом, или просто тай-боксом, или, по-тайски, «муай тай», обрело свой классический вид во второй половине XVI века.

1.

Тогда оно еще не называлось муай тай. Первоначально это боевое искусство носило имя «май си сок», а затем, с образованием на территории нынешнего Таиланда государства Аютия, было принято название «пахуют», что значит «многосторонний бой». Нынешнее название впервые появилось двумя веками позже, уже после падения Аютии в 1767 году и возникновения нового государства Сиам, со столицей в Бангкоке. Долгое время оба названия сосуществовали. Термин «муай тай» окончательно закрепился только после буржуазной революции 1934 года, когда Сиам сменил свое название на Таиланд. «Тай» значит «свободный», поэтому «муай тай» можно перевести и как «тайский бокс», и как «свободный бокс», и как «схватка свободных».

Существует много легенд о муай тай, повествующих о зарождении его более двух тысяч лет назад, о связях этого боевого искусства с индийскими системами рукопашного боя, о его не превзойденных достоинствах. Однако это только легенды. Достоверно известно лишь то, что со времен государства Аютия, возникшего в XVI веке, в сиамском войске существовало обучение воинов бою голыми руками и ногами. Особо выдающиеся бойцы ценились так высоко, что их зачисляли в королевскую гвардию и давали им дворянский титул. Такое же обучение было обязательным для членов королевской семьи.

Помимо Наресуана, правившего в 1590– 1605 гг., историки муай тай часто упоминают еще двух королей – Прачао Сыа и Пья Таксина. Первый из них настолько любил кулачный бой, что часто сам, загримировавшись, участвовал в поединках наряду со своими подданными (менять свою внешность ему приходилось потому, что личность короля считалась неприкосновенной для простолюдинов). Второй тоже считался выдающимся бойцом и, кроме того, прославился как выдающийся полководец и создатель нового тайского государства после падения Аютии.

Легендарным бойцом прошлого, упоминаемым в школьных учебниках, был Най Кханом Том. Его история такова. В 1774 году бирманский король решил устроить большой праздник, в программу которого включил соревнования кулачных .бойцов. Один из его сановников предложил начать турнир с поединка лучшего бирманского мастера кулачного боя с одним из захваченных в плен тайских воинов. На бой вызвался ничем внешне не примечательный, изможденный пленник, утверждавший, что он – знаток «паху юта». До того, как бой начался, тайский воин пустился в странный танец вокруг своего противника. Этот танец называется «рам муай» и служит одновременно и для подготовки к схватке и для выражения уважения к противнику и публике. Схватка была почти мгновенной, но сановник не засчитал победу тайцу, заявив, что побежденный был введен в заблуждение танцем. Най Кханом Тому пришлось сразиться еще с девятью бирманскими бойцами (по другой версии, даже с одиннадцатью), которых он одолел одного за другим. Бирманский правитель был так потрясен, что предложил победителю свободу и награду на выбор: деньги или прекрасных девушек. Най Кханом Том без колебаний выбрал последнее, считая, что деньги найти значительно проще, после чего был отпущен домой.

2.

Как бы там ни было, муай тай долгое время развивался в качестве жесткого прикладного стиля рукопашного боя тайской армии, владеющие которым могли с успехом продолжать бой и лишившись оружия. Типичным примером тому может служить история воина по имени Прайя Пичай, прозванного «Сломанный меч». Сражаясь в войске Пья Таксина против бирманских захватчиков, он бился так яростно, что когда его меч переломился пополам, он продолжал бой кулаками, локтями и коленями, и благодаря своему мастерству вышел из битвы живым и невредимым.

Первый дошедший до нас письменный источник по муай тай относится к временам короля Рамы Третьего, правившего в 1824-1851 годах. На традиционной тайской рисовой бумаге «кхой» изображены в рисунках основные приемы защиты и нападения. Облик боксеров отличается от современного, однако техника практически та же. Успешно развивался муай тай и при короле Раме Пятом, непременно посещавшем состязания с участием лучших бойцов. Многим он присвоил почетные имена, что всегда ценилось среди тай-цев. Имя человека в Таиланде считалось и считается самой важной и яркой его характеристикой. Даже сейчас политических деятелей тайские газеты предпочитают называть только по именам.

В 1929 году традиционная обвязка рук ремнями из конской шкуры уступила место боксерским перчаткам европейского типа (шести и восьмиунцовым), хотя ноги остались босыми (впрочем, разрешается их бинтовать). Было введено разделение на семь весовых категорий, а продолжительность боя ограничили пятью раундами по три минуты каждый, с двухминутными перерывами между ними. Раньше бой шел без перерывов, вплоть до победы одного из участников. Помимо судьи на площадке, ввели двоих боковых судей. Согласно новым правилам, запрещались захваты и броски борцовского типа (например, через бедро и через плечо), удары головой, удушения, а также атаки упавшего противника. Победа стала присуждаться за нокаут (если на счет «десять» противник не в состоянии продолжать бой), по очкам и в случае технического нокаута. Было разрешено сдаваться, что раньше осуждалось. (Бой продолжался до тех пор, пока один из соперников не покидал площадку мертвым либо жестоко избитым. Но и теперь, согласно официальной статистике, один бой из 1500 заканчивается гибелью спортсмена). Земляную площадку заменил ринг 6 х 6 метров. Так муай тай принял свой нынешний вид.

Бум муай тай в Европе начался после того, как 12 марта 1977 года его мастера одержали в Бангкоке красивую победу над кикбоксерами, несмотря на необходимость драться по правилам кик-боксинга, т.е. не прибегая к помощи локтей и коленей, работа которыми является одним из главных козырей муай тай. 6 мая того же года там был проведен аналогичный матч с каратистами, и с тем же результатом. Сейчас муай тай распространился по всему миру, однако его лучшие мастера по-прежнему находятся в Таиланде. Наиболее известные среди них – Сурачай Сирисуте, Утпад Ной Воравут и Панья Крайтас.

3.

Занятия муай тай обычно начинаются с раннего детства, так что восьмилетний малыш, пинающий тяжелый мешок для набивки, вовсе не редкость. На тренировках основной упор делается на развитие скорости ударов и выносливости. Широко используется массаж. Для набивки применяют различные снаряды, преимущественно типа боксерских мешков и груш, как подвесные, так и укрепляемые на подставках. Для защиты от ударов в голову на тренировках одевают шлем-маску, в рот берут «капу» (резиновую прокладку для зубов), на пах одевают «ракушку». Ракушка обязательна и на соревнованиях, а вот шлем там не полагается. Тренировки проходят в достаточно жесткой, даже суровой манере.

Схема типичной тренировки в муай тай выглядит следующим образом: разминка (чаще всего это пятнадцать минут упражнений со скакалкой); пять трехминутных раундов (с минутными перерывами между ними) боя с тенью, с использованием всех типов у даров; пять трехминутных раундов (с минутными перерывами) спарринг с партнером, но без ударов локтями и коленями; пять трехминутных раундов (с минутными перерывами) работа на снарядах, с использованием всех типов ударов; пять трехминутных раундов (с минутными перерывами) отработка техники с тренером; силовые упражнения (особенно популярны отжимания в упоре, укрепление мышц брюшного пресса, вращения корпуса) и растяжки. По утрам рекомендуется тридцатиминутный бег и гимнастические упражнения.

4.

Муай тай почти не связан с буддийской религией Тхеравады, являющейся государственной в стране. Дело в том, что это направление буддизма проповедует пассивность, покорность судьбе, непротивление злу насилием, поэтому между буддийской идеологией и боевыми искусствами не произошло того слияния, которое характерно для Китая (Шаолинь!), Кореи или Японии. Отсутствие подобной связи компенсируется местной магией, правилами «честного боя» и мифологией, пришедшей из Индии.

Магическое значение имеет татуировка, в изобилии покрывающая тела профессиональных боксеров. Она изображает различные «волшебные» знаки и схемы, либо «покровительствующих» животных. Магической силой обладает, по мнению адептов муай тай, и головная повязка, скрученная из куска полотна с нарисованными на нем символами, и освященная специалистом по магическим обрядам. Эту повязку называют «монгкон» и носят постоянно, не снимая даже во время боя. Вторая повязка того же рода носится на одном из бицепсов. Развита в муай тай практика заклинаний (мантр), используемая на тренировках и перед началом поединка, чтобы войти в необходимое психологическое состояние.

Вот как, например, звучит заклинание, произносимое перед боем:

НА ян бот сонгкрам

МА тид там campy

БУД тор су пай рин

ДХА прав син пол край

Я чок чай чана

НА в месте, где идет война

МА следую за врагом

БУД сражаюсь с врагом

ДХА собрав все силы

Я для славной победы

Прочитав первые слога по вертикали, получим слова «Нама Буддхая», что на санскрите означает «Слава Будде!». Считается, что подобная анаграмма усиливает магическое значение и силу заклинания.

Магическими ритуалами пронизана церемония посвящения в бойцы. Она включает ритуальное подношение цветов и благовонных палочек статуэтке бога Вишну-Нараяна, вручение отрезов ткани и небольшой суммы денег учителю, угощение всех участников церемонии мясом и вином. Церемония происходит, как правило, в доме учителя, и называется «ёк кру». (Вообще, почитание учителя очень развито в муай тай, и такой день недели, как четверг, традиционно считается днем почитания учителей). Сейчас, правда, вера в магию слабеет. Татуировку, например, все чаще воспринимают просто как знак принадлежности к определенной школе, а не магическую символику.

5.

Хотя поединки в муай тай проходят в боксерских перчатках, традиционная техника бинтования кистей и запястий тоже сохранилась, особенно в деревнях (откуда, кстати, выходит подавляющее большинство профессиональных бойцов муай тай). Длина такого бинта из мягкой ткани около 2,5 метров, ширина – 4,5 сантиметра. В давние времена руки бинтовали либо ремнями, либо веревками. Это называлось «кад чеуг». Многочисленные порезы и кровоподтеки, возникавшие при ударах такой рукой, породили легенду о том, что в старину бойцы якобы окунали свои забинтованные руки в специальный клей, а затем в битое стекло. Однако в действительности подобным образом поступали лишь наемные убийцы. Нормальное бинтование кистей и запястий мягкой тканью помогает смягчать удары, защищает пальцы от переломов, экономит энергию, необходимую для того, чтобы сжимать кулаки, и в то же время оставляет достаточную свободу для движений пальцами и кистями.

В отличие от китайских, японских, вьетнамских боевых искусств, в муай тай нет комплексов формальных упражнений (ката), хотя базовые упражнения представляют собой короткие связки основных приемов. Большинство этих связок известно с тех времен, когда муай тай назывался «пахуют». Они подразделяются на основные (маэ май) и дополнительные (лук май).

В муай тай выделяют два основных стиля: муай лак и муай киеу. Муай, лак (твердый бой) сейчас можно увидеть достаточно редко, в основном в деревнях. В нем главное внимание обращают на твердую, устойчивую позицию, надежную защиту, относительно медленные, но четкие перемещения и мощные удары. Тактика зиждется на контратаках. Движения прямолинейны, финты не используются, очень развита техника боя на ближней дистанции. Муай киеу (щегольской бой) напротив, строится на финтах и уклонах. Передвижения быстрые, много боковых и круговых ударов, а также ударов коленями. Правда, атаки, строящиеся на финтах, требуют больше времени, чем прямолинейные, но на силе ударов это не сказывается. К сожалению, сейчас все чаще многие боксеры муай тай сводят бой к простому обмену ударами – сказывается влияние европейского бокса и кик-боксинга.

6.

Каждая схватка в муай тай начинается с церемониального танца «рам муай». Значение его многозначно. Это демонстрация почитания и благодарности за заботу родителям и учителям; своеобразная разминка для ног, рук и корпуса, включающая ритуальные приветственные жесты и чисто танцевальные движения; связки боевых приемов, в частности, «ян саам кхум». Это также психологическая настройка на бой, поскольку танец включает декламацию заклинаний и сопровождается музыкой. Таких танцев существует очень много. Они красивы, и разговор о них мог бы составить отдельную тему. По исполнению «рам муай» знаток тайского бокса может определить принадлежность бойца к той или иной школе, его стиль ведения боя и даже главные человеческие качества. С обучения «рам муайя» начинается тренинг, а когда ученик просит учителя разъяснить особенности их школы, ответом ему служит опять же танец «рам муай». В свою очередь, танцу-приветствию, танцу-разминке, танцу-ритуалу предшествует своеобразная короткая медитация, именуемая «уай кру».

Все поединки в муай тай проходят под традиционную тайскую музыку, задающую их ритм и исполняемую на четырех инструментах: пи джава (яванский кларнет), клонг как (двойной барабан), шинг (металлические цимбалы) и конг (тайский тип барабана). Ведущую партию исполняет кларнет, звук которого считается наделенным .магическими свойствами (поэтому хорошего музыканта нередко приравнивают к магу).

7.

В классическом муай тай насчитывали 108 базовых приемов. Однако в современном его варианте осталось всего 30 вариантов. Попробую их перечислить:


Маэ-май:

1. Уход по диагонали;

2. Птица чирикает в гнезде;

3. Джава метает копье;

4. Инао втыкает крис;

5. Поднять гору Сумиеру;

6. Старик держит дыню;

7. Мон поддерживает колонну;

8. Проткнуть змею копьем;

9. Крокодил бьет хвостом;

10. Сломать бивни слону;

11. Змея вертит хвостом;

12. Кувырок птицы;

13. Погасить светильник;

14. Сломать шею слону;

15. Великан ловит обезьяну.


Лук-май:

1. Слон колет бивнями;

2. Нога гладит лицо;

3. Великан похищает девушку;

4. Рама натягивает тетиву;

5. Тигр спускается к ручью;

6. Олень оглядывается назад;

7. Гора рушится на землю;

8. Змея устремляется в море;

9. Хануман дарит кольцо;

10. Рыбак забрасывает сеть;

11. Тайэ поддерживает колонну;

12. Сломать крыло лебедю;

13. Одеть ожерелье;

14. Послушник подметает пол;

15. Фон режет дыню.


Удар кулаком в муай тай наносят как изолированно, так и в серии связок. Основной ударной поверхностью являются костяшки пальцев, а в перчатках – их «фасад». Раскрытая перчатка используется для того, чтобы накрыть прямой удар или отвести его в сторону. Удары ладонью, пальцами, тыльной стороной запястья не применяются. Техника работы кулаками похожа на технику обычного европейского бокса: хук, свинг, апперкот, прямой удар, против каждого из них используют несколько способов контратаки или блокировки.

Большое внимание бойцы муай тай уделяют локтю, считая его оружием столь же острым и опасным, как лезвие меча. Удары локтем очень сильны, их трудно остановить, они часто вызывают кровотечение. Наиболее распространенный удар локтем в муай тай – «сок та», по принципу исполнения напоминающий боксерский свинг. Впрочем, удары локтем наносят практически во всех направлениях и под любым углом: снизу-вверх (сок хад), по диагонали наружу (сок чи-енг), сверху-вниз по вертикали (сок саб и сок тонг). Такими ударами можно запросто сломать противнику руку или перебить позвоночник). Есть работа двумя локтями сразу, как на блок, так и на удар (сок ку), но самым сложным приемом считается удар локтем назад (сок клаб), выполняемый и по прямой, и круговым движением.

Методов использования колена тоже немало, но в основном, это прямой удар (као тоун) и круговой, в самых разнообразных вариантах, в том числе с подпрыгиванием. Высоко поднятое колено может служить блоком при ударах ногами и в то же время позволяет проводить «колющие» удары стопой. А положение, когда мастер муай тай захватывает голову противника или входит в клинч в сочетании с ударом коленом, вообще может считаться визитной карточкой тайского бокса. Коленом бьют и в прыжке, даже в подбородок или в лицо (као лой), но развита и техника работы коленом в нижнем уровне, против коленей противника и против попыток подойти поближе (као ной и као кратай). Часто удары коленом применяют в сочетании с ударами локтем.

Техника ударов ногой (точнее, стопой) разработана в меньшей степени. В ее арсенале отсутствуют подсечки и удары в прыжке. Базовый удар стопой (тэ пиен тхан) – это прямой удар, направленный в пах или в солнечное сплетение. Боковых ударов немного, их наносят, как правило, с разворота или в круговом движении. Есть и аналог «маваси-гэри», удар, который называется «крокодил взмахивает хвостом». Зато хорошо разработана система ударов, нацеленных в подколенную ямку и цепляющих противника за ноги (тэ пааб и тэ таад). Стопы и особенно колени столь часто используют в бою, что муай тай нередко называют «боем восьмируких».

Многие иностранцы-путешественники, не разбирающиеся в боевых искусствах, воспринимают муай тай просто как драку без ограничений. В этом есть некоторая доля истины, потому что по сравнению с другими видами и направлениями боевых искусств, муай тай наиболее эффективен в уличной драке. Или, по крайней мере, относится к числу самых эффективных. Жесткий характер тренировок, высокая скорость движений, активная отработка всех приемов в спарринге делают бойцов муай тай чрезвычайно опасными противниками в реальных уличных столкновениях. К тому же в этом виде единоборств период выработки боевых навыков очень короток. Если человек, который занимается, к примеру, айкидо, может реально противостоять противнику в лучшем случае через пару лет ежедневных тренировок, то приемы муай тай можно достаточно уверенно применять на улице уже через месяц интенсивного обучения.

6.

Боец муай тай должен быть вежливым по отношению к своему противнику. Всякие оскорбления на ринге запрещены, перед началом поединка бойцы должны обменяться рукопожатиями, а сам бой начинается только после исполнения обоими участниками «рам муай». Вообще, комплекс требований к боксеру включает в себя требования нравственного характера. Это мужество и самообладание, способность принимать решения на ринге и вне его в соответствии с правилами чести и нормами морали, это уважение к старшим, это спортивный дух, свободный от зависти и чувства мести. Боец муай тай должен являть собой пример благородства, скромности, честности, уважения к законам и обычаям своей страны. Клятва, которую дает всякий, кто вступает в любой клуб муай тай, звучит в Таиланде следующим образом:

«Я буду сильным и чистым, всегда поступать честно, всегда следить за своим поведением. Я никогда не стану кичиться своей силой и задирать слабых. Я буду стараться совершать добрые поступки, отзывающиеся в сердцах других людей. Я буду повиноваться своим наставникам и верен своей нации. Мы все, ученики и учителя, будем любить друг друга, будем едины в своих целях и помыслах и всегда помогать друг другу».

Правда, эта клятва, хоть и считается наделенной магической силой, не мешает накалу страстей, связанных с тотализатором, активно работающим в профессиональном муай тай. Ставки бывают очень большими. Бывает также, притом достаточно часто, что после объявления победителя, выигравшего по очкам, недовольные зрители забрасывают спортсменов и судей пустыми банками и бутылками. Иногда они даже требуют остановки боя и дисквалификации боксера, который, по их мнению, сражается не в полную силу.

Тайский бокс популярен сейчас во всем мире. Достаточно сказать, что это единственный вид иностранных боевых искусств, который практикуют в Японии, и что правила китайского «сань-да» в основном скопированы с муай тай. В самом Таиланде муай тай практикуют более 120 тысяч любителей, и около 10 тысяч профессионалов, насчитывается около 2-х тысяч клубов. Это очень много для страны с населением в 55 миллионов человек. Военнослужащие и полицейские в эту цифру не входят, так как занимаются муай тай в обязательном порядке.

МУККИ-БАЗИ

Эта школа сохранилась с древних времен в индийском штате Уттар-Прадеш, хотя в связи с запретами полиции и ростом популярности английского бокса число ее последователей в нынешнем веке неуклонно снижалось. Еще в тридцатые годы в Варанаси (Бенаресе), столице штата, ежегодно устраивали большие состязания по «мукки-бази». Во время парных поединков «выясняли отношения» наиболее известные мастера, а в групповых схватках сходились их ученики. В последнем случае победителями считались представители той команды, которым удалось оттеснить соперников за линию, обозначенную на земле. За боем наблюдали несколько судей, стремившихся не допустить излишней жестокости. Однако тяжелые травмы и даже смертельные случаи в ходе подобных турниров бывали довольно часто, почему, собственно говоря, их и запретили вообще.

В настоящее время данная школа немногочисленна до своему составу, фактически это секта. Впрочем, все, или почти все традиционные индийские школы боевых искусств являются религиозно-клановыми, куда нет доступа посторонним.

Ее характерная особенность – акцент на силовой тренинг. Бойцы выполняют множество разнообразных отжиманий и приседаний, большое внимание уделяют изометрическим и дыхательным упражнениям. Кроме того, в мукки-бази широко практикуется набивка рук на твердых «макиварах» из камня или металла. Но больше всего поражает в этом искусстве умение «держать удар» в любую часть тела, даже в самую уязвимую, вроде губ, носа, горла, паха и т.д. Методика овладения подобным умением держится в секрете. Что же касается кулаков, закаленных о стальные пластины, то бойцы легко разбивают ими булыжники и кокосовые орехи.

Разумеется, подобные методы тренинга предполагают глубокое знание традиционной индийской медицины, в противном случае были бы неизбежны серьезные повреждения костей и суставов рук, а также сопутствующие им заболевания.

МУКНА

Традиционно индийское единоборство, распространенное в штате Манипур (особенно в деревнях). Возникло, согласно преданиям, в XII веке. Суть единоборства в том, что соперники одевают специальные фартуки из плотной ткани (кипи) и шлемы-протекторы, после чего вступают в схватку. Во время ее можно бить кулаком, толкать и бить открытой ладонью, обхватывать соперника руками, производить захваты его конечностей, уклоняться, прыгать.

Цель поединка – заставить противника коснуться земли коленями, плечами, спиной или головой, любой из этих частей тела. Чаще всего противники кружат по площадке, делая ложные выпады до тех пор, пока одному из них не удастся неожиданным ударом либо толчком лишить своего соперника равновесия и заставить прикоснуться к земле. Или же поймать руку противника на захват и бросить его приемом, похожим на технику айки-дзюцу. Затем победитель совершает ритуальный танец «ятра» с мечом и копьем в руках.

МУСИНДО-РЮ

(Школа пути отрешенного духа)

Стиль окинавского каратэ, созданный в 50-х годах XX века монахом Отомо Рюсё на основе каратэ Уэчи-рю и различных «внешних» стилей китайского ушу, в первую очередь стиля Пангай-нун. Наиболее известные представители стиля (его «хонбу-додзё находится на Окинаве в храме Чистой любви – Бякурэн-дзи), это Осима Такэ-си, Ямамото Тэйичиро, Дан Рассел и Терри Дьюкс.

МУ-ТАУ

Метод ведения боя, созданный в США в 60-х годах Джеймсом Арванитисом. Основная идея метода состоит в том, что в зависимости от ситуации (соотношения росто-весовых показателей противников, условий местности, наличия или отсутствия оружия и других) необходимо использовать приемы разного типа. Эти приемы Д. Арванитис берет из каратэ, тхэквондо, бокса, ушу, дзюдо, айкидо, греко-римской борьбы и кик-боксинга.

Н

НАНБУ-ДО

(Путь Нанбу)

Боевое искусство, близкое каратэ, которое создал в 1978 году мастер Нанбу Ёсинао. Он был учеником мастера Тани Ходзиро, создателя Сюкокай-рю (иди Тани-Ха-Сито-рю). Будучи с начала 70-х годов одним из пионеров французского каратэ, Нанбу сначала создал школу Сан-кюкай. Вспоминая о ней, мастер говорит: «Я создал Санкюкай… Но чтобы пойти дальше, я создал Нанбу-до. Я пытался найти способ, посредством которого грубую мускульную силу можно заменить гармонией круговых движений… Круг аккумулирует энергию. Он втягивает силу противника, соединяет ее с нашей собственной и обращает против него… Этот естественный и уравновешенный подход составляет основу Нанбу-до. Итак, Нанбу-до это каратэ без каратэ».

Основные цели данного стиля сводятся к следующим:

1) Приобрести здоровье и физическую силу;

2) Приобрести психическую силу и способность самоконтроля;

3) Приобрести достоинство через усвоение этикета.

Для достижения перечисленных целей в Нан-бу-до используются следующие средства:

1. Нанбу-Тэнчи-Ундо: дыхательные упражнения в положении сидя;

2. Нанбу-Тайсо: дыхательные упражнения в положении стоя;

3. Сэйко-Дзахо: медитация, соединенная с практикой мантр;

4. Кихон-Вадза-Тори: комплекс точечных ударов, захватов и бросков;

5. Кихон-Вадза-Укэ: комплекс приемов уклонения и блокировки;

6. Кумитэ-Вадза и Рандори-но-Ката: комплекс приемов условного спарринга (т.е. без ударов в полный контакт) с одним и несколькими противниками;

7. Нанбу-Ката: связки приемов, выполняемые «пустоту»;

8. Нанбу-Будо: практика приемов с традиционным оружием.

Характеризуя свой подход, мастер Нанбу говорит: «Я хотел ввести новый способ тренинга, с круговыми движениями, более естественный и полезный для здоровья, чем силовой тренинг традиционного жесткого каратэ… И я начал с себя, отправившись медитировать в уединении, вдали от всех. Я удалился, чтобы заняться энергетикой, стать ближе к природе… Я также разработал технику, сбалансированно развивающую как внешнюю мускульную силу, так и внутреннюю энергию. Вся боевая техника основана теперь у меня на идее круга».

В Нанбу-до практикуют 20 ката: 7 ката Сихо-тай, 5 ката Нанбу, 2 ката Санпо, а также Иккёку, Мацу, Сёчикубай, Сэпай, Такэ, Умэ. Существуют Всемирная ассоциация Нанбу-до (с хонбу-додзё в Японии) и Французский институт Нанбу-до.

НАРАМХАЙ-НИХАНГО

Комплекс традиционных боевых искусств ни-хангов, клана наиболее фанатично настроенных членов военного ополчения в Пенджабе (штат на северо-западе Индии, до середины XIX века независимое государство).

И сегодня здесь повсюду можно видеть мужчин, вооруженных саблями, ружьями, палками, окованными медью. Это так называемые «кесад-хари», члены «хальсы», воинской религиозной общины, основанной в 1699 г. в Анандпуре 10-м гуру сикхов Говиндом Раи. Все они имеют так называемые «пять К» – 5 обязательных признаков своей принадлежности к этому боевому братству: никогда не стригут волос на голове, не бреют усов и бороды (кеш); всегда имеют в волосах гребень (кангха); под верхней одеждой у них плотные короткие штаны, удобные для боя (качх); на их правую руку всегда одет стальной браслет, защищающий ее от ударов вражеских сабель (кан-кан); за поясом у них всегда кинжал или сабля (кирпан). А те сикхи, которые не входят в хальсу, не имеют этих признаков. Их зовут «сахаджхари».

Своей вершины движение сикхов достигло при Ранджите Сингхе, объединившим к 1801 г. весь Пенджаб в единое государство, и провозгласившим себя его правителем – махараджей.

Особой доблестью в битвах тех времен отличались «ниханги» – члены особого ордена сикхов-кесадхари. Ниханги давали клятву найти свою смерть в бою, а не от старости или болезней. Этот орден возник еще при жизни гуру Говинда Раи, погибшего в 1708 г. Ниханги отказывались от всякой хозяйственной деятельности, от всего, что не было связано с войной или подготовкой к войне. В сражениях они шли в первых рядах хальсы, бросались в бой там, где другие были готовы отступить, пробивали брешь в рядах противника, устилая своими телами путь сикхов к решающему удару.

В истории сикхских войн бывали случаи, когда перед небольшими отрядами нихангов, нападавшими с безудержной яростью, в панике разбегались войска противника, превосходящие их численностью и вооружением. Но их сила заключалась не только в беспредельной отваге. Они еще были превосходно подготовленными профессионалами, блестяще владевшими всеми видами оружия, великолепно ездившими верхом, умело сражавшимися в пешем строю, прекрасно знающими приемы боя голыми руками.

В дни праздника весны все ниханги собираются в наши дни для проведения традиционных воинских игр в одном из трех городов Пенджаба: в его столице Амритсаре, либо в Анандпуре, где была основана хальса, либо в Дамдама, небольшом городке, где гуру Говинд долгое время скрывался от врагов. Вот как описывает очевидец эти игры: …"На этот раз в Дамдама собралось не меньше двух тысяч нихангов, а может быть, и все три. Первую половину дня они бродили по ярмарке, вызывая боязливое восхищение соплеменников своим оружием, лохматыми бородами и огромными тюрбанами на голове, из которых торчали рукоятки кинжалов. Потом они готовили пищу на кострах, пили свой знаменитый «бханг» – наркотический напиток из листьев какого-то растения, растертых с водой. Бханг они давали и своим коням, и собакам. Собаки без нужды рычали друг на друга, а кони возбужденно ржали и рвались с привязи. Потом они спали под деревьями. Никто не смел им перечить, отказывать какой-либо их просьбе, спорить или хотя бы косо смотреть в их сторону. За такую дерзость можно заплатить жизнью. Даже сегодня ниханги убивают без колебаний, потому что сами не боятся смерти…

К вечеру, когда дневной зной немного спал, процессия нихангов двинулась вокруг городского пруда. Впереди на слоне в золоченой беседке ехал их вождь. За ним в беспорядке сказали на опьяненных конях всадники, а следом валила валом толпа пеших нихангов во главе с обязательной пятеркой воинов, символизировавших тех «панч-пиярэ» – «пять любимых», которые первыми в 1699 г. вступили в хальсу, не побоявшись отдать свои жизни за веру. Традиционные цвета нихангов – синий и желтый – в самых разных сочетаниях окрашивали процессию, а клубы пыли окутывали ее подобно красному туману. Краски дополнялись бесчисленными вспышками блеска на остриях копий и сабель. Именно так выглядела хальса в старину, когда она шла на врага.

Когда по знаку вождя процессия остановилась, воины мгновенно выстроились квадратом вокруг недавно сжатого поля. Сначала была джигитовка. Ниханги скакали с копьями наперевес стоя на седле, сидя в седле, свешиваясь с седла в сторону. Копьями они подхватывали разложенные там и сям пучки травы, пронзали мишени, сплетенные из гибких прутьев, рубили саблями чучела, изображавшие врага… Потом в пешем строю они метали в цель копья, дротики и чакры.

Чакра – боевой диск для метания – это древнейшее оружие индусов, о котором обычно говорят и пишут, что его можно увидеть только в руках каменных изваяний богов в древних храмах, что уже много веков назад оно полностью вышло из употребления. Но оказывается, что чакра хорошо знакома нихангам, по сей день используется ими в воинских играх. Это тяжелое плоское стальное кольцо, подобное диску с вырезанной серединой, и отточенное по внешнему краю как бритва. Его раскручивают на кисти руки или на растопыренных пальцах и метают во врага. Чакра летит, вращаясь в горизонтальной плоскости, и при попадании в шею может начисто срезать голову. Предание гласит, что чакра была любимым оружием бога Кришны. Куда ни посмотри в этот момент игр, везде в воздухе описывали сверкающие траектории стремительно летящие вращающиеся чакры…

После джигитовки и метаний наступил черед поединков. В разных концах поля ниханги исполняли обрядовые воинские пляски, обязательные перед началом боя, затем преклоняли колено перед оружием, разложенным на чистых полотенцах и взяв его, вступали в жаркие схватки друг с другом. Повсюду сталь звенела о сталь, раздавались дикие крики, вздымалась пыль под босыми ногами воинов… В завершение праздника начались поединки вооруженных нихангов с безоружными, своего рода турнир рукопашного боя». Система боя голыми руками называется у нихангов просто «нарамхай». По мнению немногочисленных очевидцев, чисто внешне она похожа на бирманское бандо.

НИН-ДЗЮЦУ

(Искусство быть невидимым)

Обычно считается, что ниндзя – это члены обособленных кланов, сформировавшихся из людей, оказавшихся в средневековой Японии вне общества: ронинов (самураев, оставшихся без князей), бежавших от расправы мятежников и преступников, бродячих монахов (не приписанных ни к одному монастырю), отшельников, а также из жителей уединенных горных селений. Когда в Японии началась эпоха феодальных войн, длившаяся пять веков подряд, их стали нанимать для шпионажа и диверсионно-террористической деятельности удельные князья, принадлежавшие к противоборствующим военно-политическим группировкам.

Объясняют это тем, что подобные задачи, согласно господствовавшим представлениям о морали, наиболее успешно могли решать не самураи, подчинявшиеся требованиям ведения войны «по правилам», а те, кто находился как бы за пределами общественной иерархии, не подчинялся общепринятым нормам. Их презирали, ненавидели и боялись, но пока шли бесконечные войны, обойтись без них не могли. Внутри этих кланов постепенно сложилась специальная дисциплина, главной целью которой являлось теоретическое обоснование наилучших способов незаметного проникновения В ряды противника, выведывания его секретов и сокрушения изнутри. Она получила название «ниндзюцу» – искусство быть невидимым (имеется в виду для противника). Так появились ниндзя – потомственные профессиональные разведчики, террористы и диверсанты феодальной Японии.

Однако реальная, а не легендарная история ниндзя и ниндзюцу выглядит иначе. Прежде всего, необходимо подчеркнуть, что слово «ниндзя» в японском языке появилось только в XX веке. Раньше в значении «тайный шпион, лазутчик» употреблялся термин «синоби», точнее «сино-би-но-моно». Причем этим термином именовались шпионы вообще, безотносительно их принадлежности к каким-либо кланам. Соответственно, слово «синобу» (а не «нин-дзюцу») обозначало обычное искусство шпионажа и разведки, диверсий и саботажа, без налета мистики, клановости и т.д.

Этот тезис подтверждается, во-первых, широким употреблением производных от «синоби» слов: синобиёру – подкрадываться; синобииру – тайно проникать куда-либо; синобисугата-дэ – переодевшись, инкогнито, под чужим именем; си-ноби-аруку – ходить крадучись; синобиаси-дэ – на цыпочках, тихонько, и других из того же ряда. Во-вторых, тем фактом, что техника шпионажа входила отдельным разделом в программу обучения таких типично «самурайских» школ бу-дзю-цу, как Айсу Кагэ-рю, Катори Синто-рю, Камиид-зуми-рю, Итидзэн-рю, Курама Ёсин-рю и других, не имевших никакого отношения к пресловутым горным кланам отщепенцев.

В период феодальных распрей шпионы действительно использовались всеми удельными князьями и полководцами, а потому школы «синобу» возникали по всей стране. Однако наибольшую славу на поприще тайной войны снискали жители провинции Ига, а также уезда Кога в провинции Оми, Где сложились две наиболее крупные школы шпионажа: Ига-рю и Кога-рю. Провинция Ига полностью окружена горными хребтами Судзука и Касаги, которые, по сути дела, изолировали ее от остальной территории страны. В то же время средневековая столица Японии – Киото – находится недалеко, в каких-нибудь 80 километрах от Ига. Поэтому с древнейших времен эта горная область становилась прибежищем тех, кто по какой-то причине не ладил с властями. Сюда бежали разорившиеся крестьяне, остатки дружин разгромленных политических группировок, религиозные еретики, здесь же искали просветления ямабуси и последователи доктрины Сингон.

Согласно историческим изысканиям японских ученых, традиция синобу, или нин-дзюцу, зародилась в Ига и Кога уже в Х веке. А своего расцвета она достигла к середине XVI века. Постоянные занятия шпионажем на протяжении нескольких столетий, в сочетании с мощным влиянием синкретического религиозного учения Сюгэндо (Путь обретения сверхмогущества) –и эзотерического буддизма Сингон породили феномен уникальной культуры горцев Судзука (по названию горного хреба, проходящего через Ига и Кога). Влияние этой культуры на нин-дзюцу было столь велико, что многие современные историки считают истинными школами нин-дзюцу лишь те, которые так или иначе связаны с ней. Иными словами, с их точки зрения, нин-дзюцу – это единство трех аспектов: искусства шпионажа, диверсий, террора; особого мировоззрения; различных эзотерических практик религиозного характера.

На самом же деле нин-дзюцу может выступать в двух ипостасях: в качестве искусства тайной войны вообще, а также как специфическое порождение культуры Судзука.

Проблема пресловутых «отщепенцев», создавших нин-дзюцу для своего выживания в условиях постоянных гонений со стороны официальных властей, при ближайшем рассмотрении тоже выглядит по-другому. В частности, твердо установлено, что кланы Хаттори, Момоти и Фудзибаяси (основные кланы ниндзя провинции Ига) ведут свое происхождение от дворцовой аристократии (кугэ), в силу разных причин утративших прежнее высокое положение.

В книге XVIII века «Букэ Мёмокусё» (Обозрение самурайских родов) сказано: «В Кога и Ига было много дзи-самураев. После периода Онин (1467-1477 гг.) эти дзи-самураи объединились в многочисленные группировки, и развили могучее военное искусство, не признававшее никаких законов и правил, кроме одного – использовать все возможности, чтобы победить». Надо пояснить в этой связи, что дзи-самураи – это вовсе не крестьяне, а мелкие феодалы, имеющие земельные угодья («дзи» по-японски значит «земля»). Японские историки установили, что ниндзя, или сино-би Ига и Кога вышли из слоя госи – мелких военных феодалов, имевших свои поместья и не подчинявшихся удельным князьям (даймё). В отличие от них, обычные самураи как правило не имели земли и служили за паёк рисом.

Следовательно, «таинственные кланы» людей, стоявших вне закона и вне общества улетучиваются, а на их месте появляются мелкие феодалы, содержащие дружины и воюющие за сохранение и расширение своих владений. В своей борьбе они чаще, масштабнее и успешнее других феодалов использовали средства и методы тайной войны. Это давало им возможность подрабатывать (попутно решая свои собственные задачи) поставкой тайных агентов для крупных феодалов. Соответственно, все «гонения» на ниндзя заменяются походами крупных феодалов против объединений госи и дзи-самураев из провинций Ига и Кога. В частности, в знаменитой битве Тэнсё Ига-но-ран против войск полководца Нобунага Ода сражались не кланы ниндзя, а объединенные силы госи провинции Ига (Ига-куни сококу-икки).

Причины широкого интереса к нин-дзюцу на Западе трудно объяснить однозначно. Видимо, это результат сочетания целого ряда факторов. Так, известный американский пропагандист нин-дзюцу С. Хайес считает, что в современном западном обществе фактически царит тот же произвол власть имущих, то же беззаконие, что и в Японии XIII-XVI веков. Поэтому многие люди понимают, что заботиться о личной безопасности и безопасности членов семьи необходимо им самим. Для таких людей философия и технические приемы ниндзя создают возможность контролировать происходящие события хотя бы на уровне микросреды.

К числу других факторов можно отнести всеобщий интерес к методам выживания в условиях дикой природы и в районах военных действий, массовое увлечение восточной мистикой и эзотерическими культами, а также неизменную притягательность всего экзотического и таинственного.

В Японии известны сейчас около двух десятков человек, претендующих на то, что они якобы являются хранителями традиций тех или иных школ нин-дзюцу. Однако в остальном мире получили известность только двое из них. Это Хацуми Масааки-Ёсиаки (1931 г.р.) и Танэмура Сёто (1947 г.р.). Первый из них создал международную организацию Бусинкан-Нин-Дзюцу, второй – Гэнбукан-Нин-Дзюцу.

«Мода» на ниндзя и все, что с ними связано, наиболее сильна в США. Дело поставлено там на солидную коммерческую основу: издается много книг и журналов, выпускаются художественные и учебные фильмы, организуются семинары и тренировочные лагеря, налажено производство оружия, униформы, снаряжения «как у ниндзя»… У истоков американской «ниндзямании» етоят два человека: Асида Ким (по происхождению то ли кореец, то ли японец) и Стефан Хайес (1949 г.р.), один из первых иностранных учеников мастера Хацуми. Начиная с 1981 года оба они выпускают одну книгу о ниндзюцу за другой, дают многочисленные интервью и проводят учебно-тренировочные сборы.

В качестве примера приведу содержание типичного 4-х дневного сбора А. Кима (американцы предпочитают термин «тренировочный лагерь», имея в виду палаточный городок где-нибудь на природе). Первый день – специальная физичес кая подготовка и ознакомление с методами выживания (сооружение укрытий, добывание огня, обеспечение водой и пищей, преодоление естест-веных препятствий и т.д.). Второй день – техника камуфляжа, маскировки и рукопашного боя ниндзя; третий день – «занятия на местности», то есть что-то вроде тактических учений курсантов, разделенных на две команды условных «противников». Четвертый день – изложение основ философии нин-дзюцу, методов медитации, дыхания, сплетений пальцев (позволяющих, якобы, достигать измененных состояний сознания), про-говаривание мантр и… фотографирование вместе с «великим» учителем на память.

О

ОКИНАВА-КЭНПО-КАРАТЭ

Этот стиль создал в 1953 году мастер Накамура Сигэру (1893-1969). В детстве и юности, а также в молодые годы он обучался Окинава-тэ у своего отца – Накамура Кэйкичи и его братьев, Тэйичи и Синкичи. Потом у Ябу Кэнцу и Ханасиро Чомо (оба – стиль Сёрин-рю), Итосу Ясуцунэ (Сюри-тэ), Хигаонна Канрё (Наха-тэ), Куниёси Синкичи (Кобудзюцу), Мотобу Чою и Чоки (Мотобу-рю).

Благодаря Ябу Кэнцу и особенно Мотобу Чоки, Накамура глубоко постиг все тонкости реального боя. Практика вольного боя, с ударами в жесткий контакт, составляла главное содержание занятий под их руководством.

Свое первое додзё Накамура открыл в 1940 году, но в 1945 оно было разрушено во время битвы за Окинаву. В 1950 году он открыл новое додзё, а тремя годами позже объявил о создании собственного стиля. В 1965 году Накамура учредил ассоциацию окинавских школ каратэ, практикующих вольный бой в протекторах (в перчатках и с упругим нагрудником). Среди наиболее известных учеников Накамуры выделяются Тома Сиан (создатель Сэйдокан-рю), Оята Сэйю (создатель Рюкю-кэнпо-каратэ) и Одо Сэйкичи (1923 г.р.), продолживший и развивший дело своего учителя.

Одо Сэйкичи с 9 дет практиковал дзюдо, а с 13 лет каратэ. В 40-х годах он открыл для себя Ко-будзюцу и страстно увлекся им. Его учителями в работе с оружием были Тома Сэйки, Накаима Канпо и Матаёси Синпо. Позже он вспоминал: «Накамура-сэнсей знал кобудо, но он предпочитал ката и кумитэ без оружия… Еще при его жизни у меня возникло намерение дополнить Окинава-кэнпо большим количество ката с оружием… Я стремился не допустить их исчезновения. Я хотел сделать их источником, питающим новые поколения… Учитель, вопреки моим опасениям, одобрил эту идею».

Сегодня в Окинава-кэнпо практикую 20 ката без оружия и 25 ката с оружием. В первой группе 12 ката составляют те, которые преподавал мастер Накамура (5 ката Пинан, 3 ката Найханчи, плюс к ним Кусанку, Нисэйси, Пассай и Сэйсан); 6 ката, добавленных Одо Сэйкичи (2 ката Годзюси-хо, а также Ананку, Вансу, Санчин, Чинто) и 2 ката, введенных Брюсом Хейлманом (учеником Роберта Трайэса и Одо Сэйкичи) – Санчин (другая версия, нежели версия мастера Одо) и Тэнсё. Среди ката с оружием 2 – это наследие Накамуры (с шестом и трезубцами), все остальные ввел Одо. Среди них ката с шестом, трезубцами (сай), нунтяками, кастетами, серпами, рукоятками жернова (тонфа), веслами и т.д.

Стиль Окинава-кэнпо-каратэ развивают ученики Одо Сэйкичи в США и во Франции.

ОРУЖИЕ БЛИЖНЕГО БОЯ

Это так называемое «холодное» оружие. Разнообразие его моделей не поддается никакому описанию. Поэтому с давних пор делались многочисленные попытки выработать общую классификацию подобного оружия. Исходные принципы классификации были разными: по типу действия, по способу применения, по конструкции или внешнему виду – оружие пехоты и кавалерии, ближнего и дальнего боя, колющее и рубящее, древковое и клинковое. Классифицировали оружие и по его происхождению: является оно собственно оружием (как, например, меч или алебарда) либо боевым вариантом какого-то хозяйственного инструмента (топор, серп, цеп, плеть и т.д.).

Одна из лучших современных классификаций делит холодное оружие на девять больших групп, объединенных как сходными конструктивными принципами, так и особенностями техники применения. Эти группы таковы:

1. Оружие с переменной боевой частью (той частью, оружия, которой наносится удар в конкретном случае). Это шесты и палки, так как у них ударной является любая часть. Подгруппа – копья, то есть шесты с усиленной колющей способностью;

2. Ударное оружие. Здесь центр тяжести смещен на дальний конец, а ударная часть не имеет лезвийной заточки. Сюда входят всевозможные дубины, молоты, шестоперы, булавы;

3. Древковое оружие. К нему относятся разнообразные варианты колюще-режущих наконечников на достаточно длинном (больше одного метра) древке, например алебарды, рогатины, совни;

4. Оружие с боковым острием. Его боевая часть вынесена в сторону от вертикальной оси оружия и расположена под углом к ней. Это боевые топоры, серпы и крюки;

5. Оружие с дополнительной рукоятью, расположенной перпендикулярно его вертикальной оси, так называемые «боевые загогулины» (типа тонфы, костыля и т.п.);

6. Клинковое оружие, имеющее четко оформленное лезвие. Существует в двух подгруппах: длинное (мечи, сабли, шпаги) и короткое (ножи, кинжалы, стилеты, крисы и т.п.);

7. Гибкое оружие. Это виды оружия, имеющие гибкую боевую часть, гибкое древко или полностью гибкое, как цепи и веревки. Подгруппа – секционное оружие, где гибкими являются только сочленения (одно либо несколько);

8. Короткое оружие. Боевая часть этого оружия более или менее равномерно распределена вокруг кулака, либо кисти руки. Существует в двух подгруппах: кастетного хвата и укрепляемое на руке.

9. Метательное оружие. Все виды холодного оружия, поражающие противника на расстоянии. Тоже есть несколько подгрупп – луки, арбалеты, диски, духо– –вые трубки, бумеранги и т.д.

Границы между группами довольно условны. Например, копье можно считать промежуточной формой между шестом и древковым оружием, секционное – переходным типом между шестом и гибким оружием, а с боковым острием – чем-то средним между ударным и клинковым. Кроме того, оружие может иметь как основные, так и дополнительные элементы. Например, боевой молот можно увенчать копейным острием, противоположный конец оснастить пробойником, а на обухе укрепить крючок. Тогда этим молотом можно будет и колоть, и цеплять, и бить его рукояткой, но все-таки молотом от установки дополнительных элементов он быть не перестанет.

Все поражающие воздействия холодного оружия разделяются на три группы: бьющие, или рубящие; тычковые, или колющие; режущие, или рвущие.

Рассматривая кулачный бой, борьбу и работу с оружием с исторической точки зрения, необходимо признать, что кулачный бой намного моложе двух других видов единоборства. Во все времена и у всех народов люди воевали с оружием в руках. Борьба являлась средством укрепления тела и одним из ритуалов. А кулачный бой повсеместно появлялся лишь через сотни (а то и тысячи) лет после возникновения достаточно развитых систем борьбы и вооруженного боя. Поэтому комплексы упражений с оружием, существующие во всех традиционных боевых искусствах Востока и Запада не какое-то малозначительное приложение к кулачному бою, а их главная часть.

ОЯМА-РЮ

(Школа Оямы)

Стиль японского Каратэ, создатель которого Ояма Сигэру (однофамилец и ученик знаменитого Ояма Масутацу). Он много лет изучал стиль Кёкусин-рю. Затем был главным инструктором хонбу-додзё Кёкусинкай в Токио. Еще позже помогал мастеру Накамура Тадаси внедрять этот стиль в США, после чего отправился с той же целью в Канаду. В конце концов он вернулся в США и вышел из организации Кёкусинкай, объявив о создании собственного стиля. Впрочем, причина разрыва находится в сфере межличностных и деловых отношений, так как чисто технически Ояма-рю отличается от Кёкусин-рю весьма незначительно.

П

ПАНКРАТИОН

В программе древних олимпийских игр этот вид единоборства появился позже борьбы и кулачного боя (в 648 году до н.э.).

Это дает основание некоторым исследователям считать, что причиной его появления стали частые нарушения правил в борьбе и кулачном бою, что и вызвало к жизни единоборство практически без всяких правил. Действительно, особенностью панкратиона было то, что в нем почти не было ограничений. Похоже, запрещалось только кусаться. Судья, тем не менее, на поединках присутствовал. Задача его заключалась в том, чтобы не допустить смертельного исхода поединка или тяжелого увечья. Для пущей убедительности он был вооружен палкой. На одной из античных ваз представлены бойцы, один из которых давит пальцами рук в глаза противника, другой раздирает сопернику рот, а также судья, который приготовился ударами палки разнять противников.

Одна из особенностей панкратиона состоит в том, что к борьбе в стойке присоединяется борьба на земле после падения обоих борцов. Борьба на земле завершалась не в силу какого-то заранее определенного условия, как, например, после троекратного падения в античной борьбе, а в результате отказа одного из соперников от дальнейшего поединка. Смысл схватки заключался в достижении такой ситуации, при которой продолжение ее соперником стало бы невозможным.

При этом допускались удары кулаком или ладонью (без ремней и перчаток) по всем участкам тела, удары ногой, ступней, коленями, удушение, выкручивание суставов.

Удары открытой рукой в панкратионе зачастую были призваны облегчить применение какого-либо борцовского приема. Если они и использовались в нападении, то представляли собой более резко и сильно выполненные приемы борьбы. Удары кулаком в этом виде единоборства ни в коем случае не могли быть такими же тяжелыми, как это было в кулачном бою, особенно когда они направлялись в голову. Ибо повреждения рук, вполне вероятные в этом случае, мало способствовали бы продолжению поединка, как и в кулачном бою, будь руки бойцов там не защищены.

В то же время в обороне удар кулаком имел гораздо больше «прав на применение», даже если при этом спортсмен рисковал повредить руки. При многих приемах и во многих ситуациях в панкратионе удар кулаком в уязвимые точки (например, в нос или подбородок) мог быть последней попыткой избежать грозящего поражения. Когда необходимость вынуждает атлета с помощью удара кулаком избавить себя от невыносимой боли в до предела выкрученном суставе, он непременно нанесет удар, даже рискуя заплатить за это травмой руки. Такая же ситуация возникает при удушении, когда у атлета возникает страх смерти, когда он задыхается и просто не думает о возможной травме руки.

Одним из важнейших и эффективных приемов классической борьбы являлся захват снизу. Правила Панкратиона чрезвычайно усложняли возможность применения этого приема. Если бы панкратиаст с помощью захвата снизу-спереди попытался приподнять соперника, то последний мог мощными ударами кулаком в неприкрытое лицо атакующего (удары ведь не запрещались), обе руки которого были задействованы в захвате, не только свести на нет его усилия, но и, нанеся ему травму, осложнить его дальнейшие действия или же сделать вовсе невозможным продолжение поединка. Хотя эти удары и несравнимы по силе с ударами кулачного боя (поскольку поднятый в захвате панкратиаст не имел такой свободы движений), тем не менее их было вполне достаточно, чтобы привести соперника в шоковое состояние, в котором он наверняка ослабил бы захват и рисковал тем самым попасть в довольно невыгодное для него положение.

Бросок имел в панкратионе столь же малое значение, как и захват. Предшествующий броску наклон головы с целью защиты от захвата за шею можно было легко остановить превентивными ударами кулаков. Даже если одному из борцов удавалось схватить противника для броска, последний имел достаточно возможностей ударами ног в голову и лицо атакующего заставить его отказаться от приема. Если атакующему все же удавалось бросить соперника на землю, то для последнего, согласно правилам панкратиона, падение не означало проигранного раунда, как это имело место в классической борьбе.

Итак, что же сохранилось в борьбе в стойке в панкратионе от классической борьбы? Опасность, с которой был сопряжен для панкратиаста захват соперника обеими руками, требовала от первого прежде всего предотвратить опасные удары кулаком по наиболее чувствительным участкам тела, то есть панкратиаст должен был сделать все возможное, чтобы нейтрализовать руки и кисти рук соперника. Это можно было осуществить, молниеносно схватив противника за руки и обезопасив себя от его ударов и приемов.

Чаще случалось, что панкратиасту удавалось схватить только одну руку соперника. Скорее всего делал он это обеими руками. Затем, чтобы предотвратить ответный удар кулаком, уклониться от которого в данной ситуации гораздо труднее, чем в кулачном бою, он должен был быстро привести соперника в такое положение, когда тот не смог бы ударами кулака сорвать прием. Этого можно было добиться, приведя резким движением захваченную руку в такое положение относительно туловища, при котором соперник предпочел бы сдаться, нежели терпеть сильную боль (например, вывернуть его руку за спину, загибая ее вверх по направлению к голове). Если соперник оказывается наклоненным вперед или же на коленях – ничего другого ему и не остается; если он не желает признать поражение – в этом случае у атакующего появляется возможность удерживать соперника в таком положении одной только рукой, вторую же использовать каким-либо иным образом. Описанная ситуация представляет собой, очевидно, единственную в панкратионе возможность добиться победы уже на этапе борьбы в стойке. Но гораздо чаще исход поединка решался на земле.

Схватка на земле предполагала падение обоих борцов из положения в стойке на песок, причем в панкратионе не имело значения, кто из атлетов вызвал падение. В этом состоит одно из важных отличий панкратиона от Классической борьбы. Обоюдное падение здесь еще ничего не решает. И если считать приемы, ведущие к нему в панкратионе маловероятными, то по другой причине.

Бросок предполагает охват каким-либо образом тела соперника, причем в классической борьбе атакующий не рискует получить удар, ибо удары запрещены правилами. А в панкратионе такой охват легко предотвратить, действуя кулаками. Поэтому можно предположить, что в панкратионе броски, как и захваты снизу, были маловероятны и даже опасны, поскольку противодействие им было слишком эффективным.

У панкратиаста, ухватившего соперника за руку или за кисть, в случае, если сила соперника или недостаток собственных сил не позволяли ему прибегнуть к выкручиванию суставов, оставалась в распоряжении только группа приемов-бросков, из них в первую очередь бросок через плечо. Осуществить его весьма удобно, держа соперника за руку. Этими бросками через плечо в основном и осуществлялся переход от борьбы в стойке к борьбе на земле. Рассматривая изображения этого приема на древних сосудах, остается лишь гадать, представлен ли здесь эпизод из панкратиона или из классической борьбы, и чаще всего точный ответ на этот вопрос будет невозможен. Помочь может разве что стремительность, с которой осуществляется бросок, если только эта стремительность отражена на рисунке.

Разумеется, борьба в стойке в панкратионе не ограничивалась двумя описанными схемами (выкручивание суставов рук и бросок через плечо). Древние рисунки, на которых изображены «побочные» действия из панкратиона (например, захват части тела противника с одновременным ударом кулаком), свидетельствуют о том, что атлеты имели для атаки и другие возможности. Однако то, что изображено, является, по сути промежуточными стадиями борьбы, отвлекающими маневрами или более или менее удавшимися попытками уклониться от приемов соперника.

По внешнему облику атлета-панкратиаста следует поставить между кулачным бойцом и классическим борцом. Он был тяжелее кулачного бойца, но не отличался его великолепной гибкостью и подвижностью. В то же время он отличался от классического борца меньшим весом, более мягким очертанием мускулов и более высокой подвижностью и ловкостью. Открытый, свободный стиль панкратиона, предпочтение толчкам и броскам, нежели захватам, зачастую непредсказуемые варианты перехода к борьбе на земле, отреагировать на которые атлет мог лишь ловкими и быстрыми движениями тела, – это те факторы, которые делали внешний вид панкратиаста гораздо более изящным, чем тело классического борца, как бы воплощавшего в себе вес и мощь. От кулачного бойца панкратиаст должен был отличаться большей подвижностью бедер, что было обусловлено бросками при борьбе в стойке и особенностями борьбы на земле.

Столь подробное рассмотрение особенностей панкратиона связано с тем, что этот вид единоборства без всяких оговорок можно отнести к первому достаточно нам известному боевому единоборству, а также тем обстоятельством, что боевые единоборства многих европейских народов (и не только их, то же самое относится к Индии и Ирану) прямо восходят к нему и немало заимствовали из его технического арсенала.

ПЕНЧАК-СИЛАТ

(Поединок молний)

Общее название индонезийских боевых искусств, включающих в себя два основных раздела – бой голыми руками и бой с оружием. В основе современных стилей пенчак-силата (их насчитывают более 50), лежат боевые приемы различных племен и народов, населяющих Индонезию, страну «ста тысяч островов». Бой голыми руками включает разнообразные удары руками и ногами, локтями и коленями, сбивающие, блокирующие и отвлекающие движения руками, удущения и укусы, захваты, броски, болевые приемы. В бою с оружием используется традиционный арсенал: крис (длинный кинжал с волнистым лезвием), писау (нож с широким клинком), паранг и голок (разновидности ножа-мачете), келеванг (сабля), педанг (меч), тоя (длинная палка), пен-чонг (короткая палка), томбак (копье), арит (серп).

На рубеже XIX-XX веков пендекар (мастер-наставник) Соэродивирджо (умер в 1944 году) впервые попытался объединить разрозненные боевые приемы жителей наиболее многолюдного острова Ява в единую систему. Так возник первый кодифицированный стиль пенчак-силата – Сэтья-хати-терате (1903 год). В более поздних системах отчетливо прослеживается влияние китайских и японских боевых искусств, тогда как Сэтья-хати-терате наиболее оригинален в аспекте своего происхождения.

Дирджоатмоджо разработал три основных способа ведения боя голыми руками: технику кобры, технику удава и технику тигра. Первый из них заключается в том, что боец описывает круги вокруг противника, внезапно атакуя его сериями из двух-трех ударов– ног и рук, с немедленным отходом после каждой серии. Первым обычно идет удар ногой в пах или по ноге противника, а за ним удар рукой в глаза либо в горло. Защита от вражеских атак включает стопорящие удары по бьющим конечностям и зигзагообразные уходы с линии атаки, ставящие своей целью зайти ему в бок. Оказавшись сбоку от противника, с ним резко сближаются, атакуя локтями и коленями.

Способ удава заключается в том, чтобы наступить на ногу противника или обвить ее своей ногой, входя с ним таким образом в плотный контакт. Затем впиться зубами ему в шею или в плечо и резким скручивающим движением корпуса и рук сломать либо шею, либо ногу, либо позвоночник. Способ тигра предназначен для боя на скользкой и мокрой земле. Для этого боец становится на четвереньки, нанося из такого положения удары ногами по голени, колену и в пах противника.

Кроме приемов рукопашного боя, в систему Сэтья-хати-терате были включены приемы психической самонастройки и воздействия на противника. Это «изгнание страха» (из собственной психики), «глаза в глаза» (поймать взгляд противника и как бы загипнотизировать его), «устрашение в атаке» (леденящий душу крик). Для развития возможностей психологического самоконтроля 'и подавления вражеской воли используются оригинальные методы, например, суточное пребывание в глубокой яме, хождение по оживленным улицам с завязанными глазами и другие.

В старых стилях пенчак-силата сохранился обычай дарить учителю при поступлении в его школу живого цыпленка, отрез белой ткани, нож и определенную сумму денег. Кровь цыпленка, орошая землю, символизирует кровь ученика, которую он прольет на тренировках. Белая ткань пойдет на саван, если он погибнет во время занятий. Нож символизирует остроту ума и чистоту помыслов ученика. А деньги понадобятся учителю для покупки новой одежды, если он порвет старую во время занятий. Этот обычай косвенно свидетельствует о том, насколько суровыми были раньше тренировки.

К числу наиболее известных стилей пенчак-си-лата относятся Делима, Будожа, Чампака-пути, Перисай-дири и Перисай-сакти (остров Ява), Атчех и Бару (остров Суматра), Бакти-негара и Эка-сентоза (остров Бали), Батумерах (Молуккские острова). Подавляющее большинство стилевых школ входят в одну из двух федераций: Ика-тан-Пенчак-Силат-Индонезия (учреждена в 1947 году) и Персатуан-Пенчак-Силат-Индонезия. Пенчак-силат весьма популярен в исламских странах.

ПРАЩА

Кто и когда изобрел пращу – неизвестно. Она изображена на самых древних памятниках Египта, Ассирии, Персии, Эллады. Можно полагать, что праща была известна человеку за несколько тысяч лет до н.э. Но с самых древних времен и до конца своего существования в качестве оружия войск, праща оставалась по своему устройству одной и той же. Это ремень (либо веревка) длиной около 150 см, с уширением в средней части (нашитым или плетеным). Один из концов ремня (веревки) имел петлю для более удобного удержания пращи в руке при выбрасывании из нее камня; другой конец был гладким.

Для метания снаряда (камня-голыша, либо свинцовой пули, весом от 100 до 400 грамм) ремень одевали петлей через кисть руки, пращу складывали пополам, в уширение укладывали камень, другой конец (без петли) держали между большим и указательным пальцами той же руки. Сложенной пополам пращой делали в воздухе несколько круговых оборотов (снизу-вперед-вверх), а затем сильным размахом выпускали из пальцев свободный конец ремня. Снаряд, вырвавшись из пращи, летел на расстояние до 400 шагов (284 метра).

Хороший пращник до 100 шагов (70-71 метр) редко когда давал промах по стоящему человеку, попадая ему почти всегда в голову. При таком попадании человек обычно падал мертвым. На расстояниях до –480-190 метров пращник попадал в корпус, нанося серьезные ранения. Древний автор (Диодор Сицилийский) говорит: «Не было шлема или щита, который бы они (пращные пули, отлитые из свинца) не пробивали»…

Дешевизна пращи и снарядов к ней, а также достаточно высокие боевые качества явились причинами того, что она продержалась в европейских армиях почти до конца XVI века, служа рядом с луками, арбалетами и огнестрельным оружием. Во время войны между гугенотами и католиками во Франции праща употреблялась как оружие даже в 1572 году. В XX веке пращу широко использовали (в основном на охоте) афганцы, готтентоты, американские индейцы, жители Канар-ских островов и Полинезии, эскимосы.

Праща в современных условиях может служить прекрасным оружием самозащиты, а также спортивным развлечением. Ее нетрудно сделать из брючного ремня, камни же всегда под рукой.

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА К БОЮ

Человечество за свою долгую историю перепробовало множество методов преодоления чувства страха, возникающего у большинства людей перед боем и сопровождающего многих из них в процессе схватки. Например, прусский король Фридрих Второй (царствовал в 1786-1797 гг.) заявлял, что «солдат должен бояться палки фельдфебеля больше, чем вражеской пули»! На языке науки его рекомендация означает выработку привычки действовать нужным образом независимо от того, что творится в душе. Может быть, сердце уходит в пятки, но человек получил приказ (или сам себе приказал) и ринулся в бой.

Известно также, что люди совершали и совершают чудеса героизма из ненависти к врагу, благодаря пониманию своего долга перед родиной (или перед семьей, кланом, партией, друзьями). Однако все методы такого рода не решают главной проблемы: чувство страха никуда не уходит, просто человек его преодолевает сознательным усилием воли.

К числу именно психологических методов следует отнести, прежде всего, прием наркотических препаратов. Так, знаменитые берсерки (см. статью) принимали перед битвой настойку мухомора. В результате у них полностью исчезал страх, возникала неистовая ярость, обострялись реакции, возрастала мышечная сила. В нынешнюю эпоху этот метод нередко используют бойцы спецподразделений и секретные агенты, действующие в одиночку в сложной ситуации.

Следующий метод состоит в том, что все внимание бойца сосредоточено на процессе действия. При этом сознание не привязано к возможным результатам и последствиям, как положительным, так и негативным. Его оценочная функция как бы отключена, работают только механизмы ориентации в пространстве, восприятия противника, управления движениями, причем работают они в автоматическом режиме. Противник для бойца, полностью погруженного в действие, не более, чем оживший манекен, стимулирующий необходимые двигательные реакции. Поэтому он абсолютно спокоен, раскован, действует решительно и последовательно. Подобный алгоритм действий становится возможен благодаря самопрограммированию, но только при условии наработки соответствующих стереотипов поведения на многочисленных тренировках (спарринги, работа на тренажерах).

Третий метод – это вхождение в образ. Он широко использовался и используется в так называемых «звериных стилях» ушу (см. статью), в нин-дзюцу, в некоторых индийских школах. Суть метода в том, что человек внушает сам себе посредством определенных процедур (либо это делает его наставник) будто он стал кем-то другим. Например, хищным зверем, являющимся тотемом его рода, или существом божественного происхождения. Собственная психика полностью подчиняется этому существу (а фактически, некой модели собственного сознания), которое полностью берет на себя управление поведением данного субъекта во время схватки.

Еще один метод связан с религиозным экстазом самопожертвования. Примером достижения подобного состояния могут служить смертники-террористы в Иране, Ираке, Палестине, Ливане, Индии и других странах. Существенно то, что все они являются глубоко верующими людьми. В частности, они искренне убеждены, что существует «жизнь после смерти», что они окажутся в раю, где будут наслаждаться вечным блаженством в награду за свой подвиг.

Наконец, существует метод обретения невозмутимости духа. Его культивируют даосы, чань и дзэн-буддисты. Невовлеченность в переживания позволяет им сохранять стабильное состояние психики в любых экстремальных условиях. Боец, находящийся в подобном состоянии, реагирует на события целостно и спонтанно, действует молниеносно. Здесь сознание и бессознательная сферы интегрированы в единое целое, вследствие чего эмоции не могут влиять на поведение. Однако дойти до подобного результата удается немногим, и то лишь через несколько лет ежедневных психофизических упражнений.

Таким образом, наиболее приемлемыми для большинства практиков являются – в принципе – второй и третий способы из числа названных.

ПУТЬ БОЕВЫХ ИСКУССТВ

Путь боевых искусств – это процесс превращения обычного человека в воина. А как выразился Карлос Кастанеда, «стать воином – значит сознательно выработать у себя набор специфических качеств и соответствующее этим качества поведение». Мае Ояма сказал по существу то же самое, но иными словами: «путь боевых искусств сводится к обретению истинного смысла жизни через воинскую практику».

Занятия боевыми искусствами позволяет удовлетворять те глубинные потребности, которые определяют все человеческие поступки. Эти потребности разделяются на три основные группы: витальные, социальные и идеальные (или духовные). Удовлетворение витальных потребностей (от латинского слова «вита» – жизнь) обеспечивает биологическое существование индивида. Признание со стороны себе подобных (что связано с понятиями популярности, любви, власти, авторитета) относится к социальным потребностям. Что же касается третьей группы, то именно здесь скрыта причина творчества, поисков истины, добра, красоты, справедливости, всего того, что в совокупности составляет смысл жизни.

Так вот, прикладной аспект боевых искусств (то, что в Будо называют «дзюцу» – техника, приемы) отвечает инстинкту самосохранения, присущему человеку как виду живых существ. Практика соревнований, показательных и трюковых выступлений («сиай»), а также исполнение роли наставника, главы школы или федерации соответствует той стороне человеческой природы, которая жаждет признания окружающими ее достижений и личных качеств. Наконец, третий аспект боевых искусств, именуемый «Путь», связан с совершенствованием личности, с поиском смысла жизни, с обретением духовных ценностей. Принципиально важно то, что в рамках одних школ эти стороны боевых искусств сливаются воедино, в других же (и таких большинство) реализуются по отдельности: только техника боя, толь-' ко спорт, только психофизическая практика.

Говоря о человеческих потребностях, следует особо подчеркнуть, что человек отличается от животных не витальными и даже не социальными потребностями, а идеальными. Иными словами, в каждом из нас тем больше человеческого, чем сильнее наши поступки определяются стимулами духовного плана. В конечном счете (потому что на первый взгляд это не очевидно) жажда материального благополучия и сексуальных наслаждений, стремления к власти или к славе – все это в людях от первобытного стада человекообразных обезьян.

Для того, чтобы пройти «школу боевого искусства», понимаемую лишь как определенную техническую систему, не требуется ничего иного, кроме времени, здоровья и усердия. Для овладения «голой» техникой, приемами нападения и защиты, образ жизни адепта, наличие либо отсутствие у него совести, чести, чувства красоты и прочих духовных качеств не имеют никакого значения. Хватило бы ему ресурсов сердечно-сосудистой и дыхательной систем организма, не получил бы он на тренировках тяжелую травму, достало бы ему упорства.

А вот для того, чтобы все три аспекта боевых искусств (дзюцу, сиай, до) соединить в одно целое, чтобы пойти значительно дальше техники конкретной системы – для этого преображение психики и тела через аскетизм, нравственный образ жизни, непрерывный психический и физический тренинг абсолютно необходимы. В результате человек будет оставаться грозным бойцом до глубокой старости, а не до обычных 30 – 40 лет (вспомним Такэда Сокаку из Дайто-рю или Саваи Кзнъичи из Тайки-кэн). Но гораздо важнее другое, то, что повседневная жизнь станет для него непрерывно длящимся счастьем!

Итак, Путь боевых искусств – это такой образ жизни, главную роль в котором играет ежедневная практика конкретного вида единоборств и психофизического тренинга. Истинный воин живет «здесь и сейчас», не волнуясь из-за того, что было в прошлом или случится в будущем. Он мастер не только смерти (искусства убивать), но и жизни (искусства жить полноценно всегда и везде).

Р

РАДУЖНЫЙ ПОТОК

Современный «внутренний стиль» рукопашного боя, созданный Михаилом Шестаковым (1954-1989) из Калининграда Московской области. Число последователей невелико, наиболее известным популяризатором стиля является Владимир Титов. По его словам, РП «состоялся как идея и никогда не состоится как школа», потому что «потенциальные адепты РП по душевному складу не расположены к внедрению в иерархическую школу…, они берут себе недостающее и уходят, становясь мастерами и воздвигая личный стиль».

И. Шестаков стремился дать четкую картину того, что происходит с человеком в бою через современный категориальный аппарат, через рациональную теорию схватки. Он пытался научить тому, как управлять в бою сознанием противника без тайных методик и магических заклинаний. Суть стиля в том, чтобы побеждать противника не противореча ему, а изменяя условия реализации его намерений в области сознания, в движении биоэнергетических потоков. Разным способам взаимодействия с потоком атаки в системе РП соответствовало 9 уровней защиты. Кроме того, существовала вступительная ступень, на которой ученик начинал объединять в действии три плана бытия: тело, биоэнергию и сознание.

РУССКИЙ СТИЛЬ

Этим термином обозначают школы боевых искусств, принадлежащие к-доум основным направлениям, похожим по своей идеологии, но существенно различающимся по техническому содержанию.

Первое направление – это чисто прикладные системы, предназначенные для военнослужащих, сотрудников милиции и органов госбезопасности, для работников охранных структур, а также для самозащиты от вооруженного (в том числе группового) нападения. Среди них наиболее известны системы А. А. Кадочникова из Краснодара (ее первую стали называть «русским стилем»), А. И. Ретюнских из Москвы (система Росс), А. Лаврова из Екатеринбурга.

Второе направление – это многочисленные системы фольклорно-этнографического происхождения. Среди них: славяно-горицкая борьба (А. Белов), буза (Г. Базлов), скобарь (А. Грунтовский), лесной воин (А. Петрухин), коло (О. Онопченко), тризна (А. Туманов), лютый бой (А. Егоров), кружала (М. Боровков), челдон (К. Работа), приклад (А. Никонов), ярг (В. Голяков) и другие.

Все школы «русского стиля» едины в следующих тезисах:

1. Провозглашается прямое наследование каждой из них народной традиции боевого искусства, в одних случаях – полузабытой, а ныне реконструированной, в других – сохранившейся почти без изменений;

2. Провозглашается принципиальное отличие этих школ от восточных боевых искусств в техническом, психологическом, тактическом и даже общефизическом аспектах;

3. Заявляется, что православие либо язычество составляет идейную основу каждой из школ;

4. Вводится собственная терминология и символика, равно далекая от традиционной восточной и современной спортивной;

5. Заявляется о совершенно необыкновенных боевых достоинствах школ «русского стиля».

Происхождение своих школ их адепты выводят из русского кулачного боя, существовавшего, якобы, с незапамятных времен в виде групповых схваток («стенка» и «сцеплялка-свалка») и парных поединков («охотницкий бой»). Причем бой этот представляется им технически весьма изощренным и, к тому же, основанным на принципах благородства, гуманности, справедливости. Однако исторические изыскания специалистов, не стоящих на позициях национал-патриотизма, рисуют иную картину.

Кулачный бой на Руси появился значительно позже борьбы (так было у всех народов мира), не ранее IX века. Стеночные бои чаще всего превращались в массовые побоища (а сцеплялка-свалка была побоищем изначально), с непременным использованием дубинок, кистеней, свинцовых заначек, ножей. «Стенка» или «сцеплялка», после которой не оставались хотя бы несколько убитых либо искалеченных участников была до конца XVIII века редчайшим явлением. Первая попытка регламентации кулачных боев с целью смягчения царящих там обычаев имела место только в 1726 году. В изданом тогда Указе императрицы Екатерины Первой говорилось, в частности, следующее: «Чтобы увечного боя не было б и кто упадет, лежащих никого не били б»…

Для парного поединка были характерны высокие открытые стойки, отсутствие уклонов, уходов, нырков (умение «держать удары», терпеть боль ценилось чрезвычайно высоко), отсутствие ударов ногами (ногами иногда проводили подсечки), а в технике рук использовались исключительно кулаки. На руки довольно часто одевали рукавицы, нередко обшитые металлическими бляхами. Иными словами, их техника и тактика оставались примитивными, решающим фактором в бою являлась физическая сила.

По существу, техническую основу современных «русских» школ прикладного направления составили элементы таких японских систем самозащиты, как дзю-до и дзю-дзюцу, распространявшиеся в СССР с середины 20-х годов благодаря деятельности В.А. Спиридонова, Н.Н. Ознобишина и B.C. Ощепкова. Что касается школ второго направления (фольклорно-этнографического),. то все они без исключения заявили о себе в течение лишь последних десяти лет. В основе их техники лежит причудливый конгломерат приемов отечественного происхождения, собственных фантазий авторов этих систем, а также ряда элементов восточных единоборств (в основном китайских или корейских). Говорить о каком-либо превосходстве систем этого направления над восточными боевыми искусствами не приходится. Они серьезно уступают и таким западным видам как англо-американский и французский бокс.

Не начнись в СССР в 70-ые годы «бум» каратэ, а потом тхэквондо, ушу и ниндзюцу, никто никогда не узнал бы о школах фольклорно-этнографи-ческого направления «русского стиля». Их появление – всего лишь запоздалая ответная реакция на «ветер с Востока». Своей исходной точкой их создатели берут модель восточных школ: ей либо подражают, подбирая отечественные аналоги (пример – «славяно-горицкая борьба»), либо ее последовательно отвергают способом «от противного» (пример – «скобарь»). Но главное не это, не способ конструирования псевдо-старинных, псев-до-народных, псевдо-боевых школ. Главное то, что на Руси таких школ – в точном смысле термина – никогда не было.

Школа, по определению, должна обладать своей собственной теоретической концепцией и развитой методикой обучения, своим исконным (а не придуманным в наши дни) названием, своими символами и ритуалами, своими потомственными учителями. Кроме того, школа, что очень важно, должна быть признана различными слоями общества именно в качестве школы (не имеет значения, семейно-клановой или сословно-государственной). Ничего подобного у русских, украинцев и беларусов не было, во всяком случае, после XIV века (о более ранних временах достоверных исторических сведений просто нет). Разумеется, существовал обычай учить подрастающее поколение традиционным приемам ведения боя (как правило, с оружием в руках), но такой механизм обучения складывался и существовал стихийно, его нельзя назвать школой.

Феномен «русского стиля» относится преимущественно к сфере идеологии и моды, он связан с проблемой самоутверждения отдельных личностей в такой сфере общественной жизни как боевые искусства.

РУССКОЕ КЭМПО

Современное боевое искусство, созданное Юрием Костровым из Киева. В основе стиля лежит техника Кёкусин-рю, дополненная бросково-боле-выми и удушающими приемами из дзю-до и самбо. «Русификация» азиатских элементов свелась в школе Кострова к замене восточных терминов и символики отечественными. Например, каратэги там называют «платно», ката – «лест-вицами», степени дан – «байсами» и т.д. Черный пояс здесь заменяет трехцветный, повторяющий цвета российского флага. При этом Ю.А. Костров без всякого смущения или иронии заявляет, что он создал «истинно народную» и «самую совершенную» школу боевого искусства!

Впрочем, надо признать, что в спортивных контактных поединках (условно их схему можно выразить словами «фулл-контакт каратэ плюс дзюдо») ученики Кострова выглядят хорошо. Хотя говорить об их безусловном превосходстве над представителями всех других школ не приходится.

РЫЦАРСКИЕ ИСКУССТВА

Рыцари в странах Европы – это профессиональные воины, из которых состояла тяжеловооруженная конница, главная ударная сила средневековых войн. На это указывает сам термин: «рейтер» по-немецки, «шевалье» по-французски, «кабальеро» по-испански, «найт» по-английски. На всех языках он обозначает именно всадника в тяжелом вооружении – в шлеме и панцире, со щитом, копьем и мечом. Стоило такое вооружение очень дорого: в конце X века, когда расчет велся в основном на скот, комплект оружия вместе с боевым конем оценивался в 45 коров – целое состояние по тем временам.

Мало, однако, взять в руки оружие – им надо уметь отлично владеть. Это требовало систематических тренировок с самого юного возраста. Поэтому в рыцарских семьях мальчиков начинали приучать к доспехам, верховой езде и работе с оружием начиная с 7-летнего возраста. С утра до вечера они учились военному делу под руководством своих отцов, старших братьев, приближенных отца. Следовательно, тяжеловооруженным конным воином мог стать только богатый человек, свободный от физического труда и повседневных бытовых забот. Чтобы обеспечить свою главную военную силу средствами для приобретения вооружения и для обеспечения надлежащей военно-прикладной подготовки, крупные феодальные владыки Европы закрепляли за ними поместья и крепостных крестьян. Так в течение VIII –X веков возникло рыцарское сословие. Его расцвет пришелся на XI –XIII века, а упадок – на XIV-XV.

К числу рыцарских «искусств» относились:

1. верховая езда;

2. фехтование мечом;

3. владение копьем;

4. впадение секирой или палицей (обычно в сочетании с защитой небольшим щитом);

5. охота на крупного зверя (на вепря, дикого быка, оленя, лося, медведя);

6. борьба в одежде (часто в доспехах, в сочетании с использованием кинжала);

7. умение штурмовать и оборонять крепостные сооружения.

Иными словами, их составляли те знания, умения и навыки, которые были необходимы профессиональным воинам той эпохи.

«Базовый» курс обучения (если выражаться современным языком) занимал 7 лет, затем с 14 лет до 21 года шел этап практического совершенствования. Эти 7 лет юноша исполнял обязанности оруженосца у какого-нибудь полноправного взрослого рыцаря. Служба у него считалась (и обычно являлась на самом деле) хорошей военной школой. Наконец, по достижении 21 года молодого человека посвящали в рыцари.

Иногда к числу рыцарских искусств' относят еще плавание, стрельбу из лука или арбалета, игру в шашки, пение, даже сочинение стихов в честь дамы сердца. Однако это не соответствует действительности. Плавать в Средние Века умели считанные люди, стрельба из лука (как на охоте, так и на войне) считалась уделом простонародья, стихи о «прекрасной даме» сочиняли трубадуры, труверы и миннезингеры (они же их и распевали), а игра в шашки считалась просто забавой в долгие зимние вечера в период между трапезой и отходом ко сну.

На протяжении семи веков становления и существования рыцарства в его среде сложились сословные традиции и этические нормы. К числу этих «семи добродетелей» относились:

1. служение христианской церкви;

2. верность сюзерену;

3. отвага, презрение к опасности;

4. забота о чести рода неразрывно связанной с личной честью;

5. щедрость;

6. служение даме сердца;

7. забота о нуждающихся из числа рыцарского сословия (престарелых, детях, больных).

Шесть веков рыцарских сражений, это тот период европейской истории, когда могучий, искусный и храбрый воин-одиночка представлял гораздо большую силу, чем толпа кое-как обученных, плохо вооруженных людей, воевавших не по призванию, а по обязанности. Рыцарская эпоха была противоречивой. Она дала немало злодеев. И она же – время героев, совершавших подвиги.во имя своих идеалов, для которых такие слова как честь, храбрость, великодушие не были пустым звуком. Благодаря этим героям мы употребляем сегодня термины «рыцарь» и «рыцарство» только в положительном смысле.

РЮКЮ-КЭНПО-КАРАТЭ

Стиль окинавского каратэ, созданный мастером Оята Сэю, учеником Накамура Сигэру (Оки-нава-кэнпо-каратэ). Впоследствии Оята стал называть свой стиль Синсю-Хо-рю, однако прежнее название тоже сохранилось. Главный акцент в этом стиле делается на ударах и нажимах по болевым точкам. В работе с оружием используется традиционный арсенал ко-будзюцу. Оята больше всего прославился тем, что одним из его учеников был американец Джо Льюис, 12-кратный чемпион мира по фулл-контакт каратэ.

РЮКЮ-СЁРИН-РЮ

Стиль окинавского каратэ, созданный Исиминэ Сэйдзином с помощью и при поддержке еще четверых мастеров. Все пятеро были учениками Ирэ Мацутаро и Симабуку Эйдзо. В этом стиле 21 ката, в том числе 2 с длинной палкой (бо) и 2 с короткими трезубцами (сай). Среди ката без оружия находятся 5 ката Пинан, 3 ката Найханчи и такие известные, как Кусанку, Чинто, Ванею, Пассай, Годзюсихо.

РЮЭЙ-РЮ

Стиль окинавского каратэ, создатель которого Накаима Кэнко (1911 – 1990). Он учился у своего отца, Накаима Кэнчу, а также Ябу Кэнцу и Осиро Чодзо. В этом стиле равное внимание уделяется и бою голыми руками, и работе с традиционным окинавским оружием. В бою голыми руками важное место занимает спарринг с реальными ударами. Мастер Накаима говорил: «Соревнования без жесткого контакта абсолютно нереалистичны. То, что делают в некоторых японских стилях просто смешно: там главное – обозначить удар, независимо от того, обладает ли он мощью, сохраняется ли при этом устойчивое положение атакующего. С такими правилами могут побеждать те, кто слабее, а не сильнее».

Один из учеников мастера Накаима (Сакумото Цугуо) вспоминает: «Когда я пришел к учителю в первый раз, у него еще не было своего додзё. Мы тренировались на улице или на пляже, нередко поздним вечером либо ночью. Тем не менее, стать его учеником было трудно. Без рекомендации двух-трех уважаемых им людей об этом нечего было и мечтать. Он учил истинному боевому искусству, борьбе на грани жизни и смерти. При подборе учеников для мастера Кэнко главным было состояние их психики, а не тела…

Его лозунгом было «ничего лишнего!» Ни движений, ни слов, ни мыслей. Он говорил: «даже если ты уже можешь убивать одним движением, оставайся скромным, не думай, что ты самый-самый…»

Ката, практикуемые в этом стиле, следующие: Анан, Нисэйси, Охан, Пайхо, Пайку, Пайчу, Сан-чин, Сансэру, Сэйсан, Сэюнчин, Хэйку.

С

САВАТ

По-французски это слово означает «старый стоптанный башмак», а в переносном смысле – «бродяга, босяк, оборванец». Так назывался старый французский метод боя ногами в обуви с подключением, в случае необходимости, ударов открытой рукой (ребром и основанием ладони, пальцами, всей раскрытой рукой).

Сам термин указывает на то, что сават получил наибольшее распространение среди нижних слоев общества: бродяг, воров, нищих, батраков, грузчиков, мастеровых и тому подобной публики. Временем возникновения савата считается конец XVII-начало XVIII века. Его расцвет наступил примерно сто лет спустя, а начиная с 50-х годов XIX века популярность савата резко пошла на убыль в связи с появлением так называемого «французского бокса» (см. статью).

Сават происходит от фехтования. Ведь боевое фехтование эпохи мушкетеров (то есть в XVI – XVII веках) употребляло не одну только шпагу. Широко использовалось вспомогательное оружие для свободной от шпаги руки (кинжал, кортик, плащ), а также шли в ход ноги. В более поздний период работа ногами приобрела самостоятельное значение. Считается, что это произошло в городе Кан (не путать с Канном), при дворе герцога бер-рийского. Первыми мастерами савата стали учителя фехтования по именам Фанфан, Батист и Сабатье. Их учениками называют Гаду, Карпа, Миньона, Тулуза, Рошеро, Франсуа и Шампаня. Судя по отсутствию фамилий, все они были людьми недворянского происхождения.

Видимо, путь от придворного окружения до кварталов бедноты сават проделал с помощью «браво» (или «эскримеро») – мастеров шпаги, плаща и кинжала, нанимавшихся за деньги в охранники, наемные убийцы, учителя фехтования и самозащиты. Очень немногие среди них смогли обзавестись средствами для более или менее приличной жизни, большинство с годами неизбежно опускалось на «дно».

Удары в савате наносились носком или ребром обуви, обычно не выше колена. Пах, а тем более живот считались уже слишком высокой мишенью. Были также популярны подсечки. Кулаки не использовались никогда, ударными поверхностями являлись ребро и основание ладони, пальцы, ладонь вместе с пальцами. Цели для ударов открытой рукой находились в основном на голове: глаза, уши, горло, виски, нос… Удары как руками, так и ногами не отличались особой силой, но их скорость и точность, а также разнообразие взятых из боевого фехтования стоек и передвижений поистине впечатляли.

После I860 года сават в «чистом виде» почти не встречался: И все же он не погиб окончательно. Отдельные энтузиасты сохраняли это оригинальное боевое искусство, передавая немногочисленным ученикам. Один из таких энтузиастов – весьма популярный во Франции в прошлые годы деятель французского бокса, граф Пьер Барузи (1897 – 1994). В настоящее время существует группа «ортодоксальных» саватистов во главе с Мишелем Ниссо, ставящая своей целью сохранение и развитие старинного боевого искусства французов (см. статью Франкомба).

САМБО

(САМозащита Без Оружия)

Самбо, это советское боевое искусство, возникшее в результате соединения техники японского дзю-дзюцу и дзю-до с техникой западного происхождения: вольноамериканской борьбой (кэтч), греко-римской борьбой, английским и французским боксом.

Первым среди создателей самбо надо назвать В.А. Спиридонова (1883-1943). Он в 1922 – 33 гг. разработал на практике и зафиксировал в трех опубликованных книгах технику самозащиты на основе японского дзю-дзюцу, английского и французского бокса, а также «бытовой драки». Всю технику боя он сгруппировал по 7-и разделам: дожимы (в стойке), рычаги (в стойке), выверты (в стойке), выводы из равновесия, нажатия и сжатия (в стойке), удары (боксерские и из дзю-дзюцу), комбинированные приемы. На основе этой техники он предложил приемы защиты от различных захватов и от нападения вооруженного противника. Система Спиридонова была предназначена для сотрудников НКВД, т.е. для милиции, органов госбезопасности, пограничных и конвойных войск. Свою систему автор называл сначала «сам», потом «самоз» и, наконец, «самозащита без оружия – самбо».

Второй создатель самбо, это В. С. Ощепков (1892-1937). В 1911-14 гг. он прошел курс обучения дзю-до в Кодокане, у Кано Дзигоро и получил из рук патриарха степень 2-й дан. В 1922 – 25 гг, Ощепков находился в Китае (в Маньчжурии), где познакомился с некоторыми стилями ушу. А с лета 1929 года по сентябрь 1937 (он был убит в тюрьме через 10 дней после ареста как «враг народа»), Ощепков жил в Москве, часто выезжая в Ленинград. В этих городах он внедрял дзю-до среди командного состава армии, а также среди студентов центрального института физкультуры и профессиональных спортивных работников. В отличие от Спиридонова, не допускавшего изучения своей системы людьми, не состоявшими,на службе в НКВД, Ощепков стремился познакомить с дзю-до как можно больший круг лиц.

В основном, он проводил двухмесячные семинары. Их программа включала три раздела: 1) броски, рычаги, удушения, удары руками и ногами (т.е. базовую технику);

2) приемы защиты от нападения вооруженного противника (с ножом, штыком, саблей, палкой);

3) приемы рукопашной схватки двух безоружных противников. Приемы второго и третьего разделов строились на основе базовой техники.

То, чему обучал Ощепков, он называл «борьбой вольного стиля», или «борьбой в одежде – дзиу-до». Однако в отличие от классического дзю-до, Ощепков изменил униформу занимающихся, устранил японские ритуалы, жесткое татами заменил толстым мягким ковром, дополнил технику дзю-до некоторыми приемами европейского и китайского происхождения. Сравнивая системы Спиридонова и Ощепкова, надо признать, что вторая была более «спортивной» , более доступной для массового распространения.

В 1940 году В.П. Волков, прошедший обучение как у Спиридонова, так и у Ощепкова, впервые соединил элементы обеих систем в рамках единого курса обучения, изложенного им в учебнике для школ НКВД. Отталкиваясь от этого фундаментального пособия, А.А. Харлампиев (1906 – 1979) продолжил работу в данном направлении, итоги которой были изложены в его большой книге «Борьба самбо» (1949). Однако в ней он исключил удары, удушения, опасные броски, приемы защиты от вооруженного противника. Так произошло разделение самбо на чисто спортивный вариант «борьбы в одежде» (который впоследствии стал международным видом спорта) и на боевой вариант (его Харлампиев изложил в книге «Борьба самбо – специальные приемы», изданной в 1952 году военным издательством под грифом «для служебного пользования»). Конечно, деятельность Харлампиева лишь отражала установки руководителей «компетентных органов», чьи приказы он исполнял, но, тем не менее, она достаточно четко совпадает по датам с характером происходивших изменений. Так что называть его «отцом самбо» – слишком большая, а главное незаслуженная честь.

Перестав быть боевым искусством, открытым для всех желающих, самбо харлампиевского образца очень быстро превратилось в обыкновенное спортивное единоборство, со всеми его условностями и ограничениями. Боевой вариант столь же быстро распрощался с названием самбо и стал «рукопашным боем», эклектичной системой, впитывавшей в себя самые разнообразные влияния и веяния. Крупными специалистами советского рукопашного боя послевоенного периода считались А. Долматов, Н.Н. Симкин, Л.П. Онул и ряд других «засекреченных товарищей».

СЁБАЯСИ-РЮ

(Школа Молодого Леса)

Стиль окинавского каратэ, создатель – Кян Чотоку (1870-1945). Он был учеником Мацу-муры Сокона, Мацу муры Косаку, Итосу Ясуцунэ и Оядомари Пэйчина. Среди учеников мастера Кяна выделяются Накадзато Дзоэн (создатель Сёриндзи-рю), Симабуку Тацуо (создатель Ис-син-рю), Нагаминэ Сёсин (создатель Мацубая-си-рю) и Симабуку Эйдзо (создатель Симабуку-Сёрин-рю).

СЁРИНДЗИ-КЭНПО

(Кулачный бой монастыря Молодого Леса)

Уникальная система самозащиты, духовного совершенствования и физического воспитания, которую создал в 1947 году мастер Накано Ми-чиоми (1911 – 1980), более известный под псевдонимом Со Досин.

1. Предыстория Сёриндзи-кэнпо

Накано родился в Японии, в префектуре Окая-ма. Оставшись к 8 годам сиротой, он был отправлен жить к деду в Маньчжурию, где тот работал чиновником в Обществе южноманьчжурских железных дорог. Чтобы понять дальнейшие события, следует уяснить, что все мужчины семьи Накано состояли в тайной организации Кокурю-кай (Ассоциация Черного Дракона). Ее создал в 1901 году Тояма Мицуру (1855 – 1944) входивший, в свою очередь, в тайную организацию Гэнъёся-кай (Ассоциация Темного Океана), учрежденную в 1881 году старыми самураями клана Фукуока.

Ассоциация Темного Океана и еще две похожие организации – Ассоциация Вишневого Дерева (Сакура-кай) и Союз крови (Кэцу-мэйдан) – были созданы ультранационалистически настроенными самураями, не мыслившими своей жизни без ведения захватнических войн. Деятельность всех этих тайных организаций финансировалась дзайбацу, мощными финансово-промышленными группировками, стремившимися к экспансии и переделу сложившихся рынков сырья и сбыта товаров. Впоследствии именно они толкнули Японию к началу войны с США, а после капитуляции были признаны преступными организациями и запрещены.

Сказанное дает представление о том, в какой атмосфере происходило формирование личности молодого Накано. Когда дед умер, 17-летний юноша отправился к Тояма Мицуру в Токио. Этот деятель не мог придумать ничего лучше, кроме немедленного возвращения Накано в Маньчжурию, но уже в качестве секретного агента Кокурю-кай. В Маньчжурии Накано оставался до весны 1946 года, после чего навсегда вернулся в Японию. Таким образом, в Маньчжурии (то есть в Китае) прошли 26 лет его жизни!

Для маскировки своего истинного облика Накано вступил там в несколько антияпонских китайских тайных обществ и, в частности, в секту «Белого Лотоса» (Байлянь-шэ). Благодаря этому он смог изучить ряд стилей китайского ушу. Параллельно Накано серьезно изучал даосизм, буддизм, конфуцианство, китайскую магию и медицину. В 1932 году в Пекине он был представлен мастеру Вэнь Лао-шэ (известному также под японским именем Со Бунта), патриарху северной шаолиньской школы «Кулак Врат справедливости» (Ихэмэнь-цюань по-китайски, Гивамон-кэн по-японски). Почтенный старец был опечален в то время отсутствием достойного преемника, которому он мог бы раскрыть все секреты своего искусства. Поэтому, увидев способности и рвение Накано (об истинном облике которого он не догадывался) старый мастер с энтузиазмом взялся за его обучение. В 1936 году он отправился вместе с ним в монастырь Шаолинь, где торжественно провозгласил своим наследником, 32-м патриархом школы Ихэмэнь-цюань. Нелишне заметить, что «патриарху» в это время было всего-навсего 25 лет. Видимо, Вэнь Лао-шэ в самом деле очень торопился.

Итак, в 1946 году Накано вернулся на родину В то время морально-психологическое состояние нации, поставленной победителями на колени, усомнившейся в своих святынях, переживавшей огромные материальные и бытовые трудности, было крайне тяжелым. Особенно плохо обстояли дела у молодежи. Преступления, пьянство, проституция, погоня за сиюминутными удовольствиями, пренебрежение вековыми традициями – вот что увидел Накано. Все это заставляло жестоко страдать такого патриота как он. Он пришел к убеждению, что для духовного возрождения нации необходимо воодушевить молодежь новым идеалом личности: не ми л итаристско-саму райским, а гуманным, ориентированным на взаимное сотрудничество и всеобщее благо.

Великолепное средство для достижения этой цели он увидел в шаолиньской системе, соединяющей в себе религиозную философию с боевыми искусствами и нравственным образом жизни. Новшество Накано, принявшего отныне имя Со Досин, пришлось по душе многим. Юноши и девушки до отказа заполнили небольшое додзё, названное им храмом учения Конгодзэн и гимнастики Эккингё.

«Конгодзэн» в переводе означает «разум, твердый как алмаз», а «эккингё» – это гимнаетика, соединяющая медитацию с физическими упражнениями. В основу системы, которую Со Досин в 1947 году официально назвал «Сёриндзи-кэнпо», легло учение Бодхидхармы о том, что для достижения просветления в равной мере необходимы железное здоровье, несгибаемый дух и миролюбивый характер. В свою очередь, обретение этих «трех сокровищ» возможно через практику боевых искусств, дыхательно-медитативные упражнения, познание истинной сути буддизма и следование его заветам в своей повседневной жизни.

Общая численность лиц, практикующих Сёриндзи-кэнпо в Японии составляет сейчас 1 миллион 200 тысяч человек, объединенных в полторы тысячи клубов. В 1984 году была создана Всемирная федерация Сёриндзи-кэнпо (Сэкай сёриндзи-кэнпо рэнго), в которую ныне входят более 20 национальных федераций, в том числе из Австралии, Германии, Индонезии, Испании, Италии, Канады, Сингапура, США, Франции, Чили и других стран.

2. Сущность системы Сёриндзи-кэнпо

Эту систему можно сравнить со светильником,-стоящем на трех ногах, символизирующих разум, тело и энергию. Разум – это изучение законов природы и общества, физиологии и психологии, восточной философии и медицины, стратегии и тактики поединка… Энергия – это развитие биоэнергетических возможностей организма, выработка умения сознательно управлять циркуляцией «ки», направлять ее в любую точку тела и в окружающее пространство. Совершенствование тела осуществляется тремя способами: твердым (гохо), мягким (дзюхо) и методом саморегуляции (сэйхо).

Раздел «гохо» включает в себя различные защитные действия, такие, как уходы, уклоны, нырки, кувырки, прыжки, блоки и контрудары, выполняемые в ответ на атаки противника. Этот раздел во многом похож на бокс и на каратэ, однако отличий еще больше. Главное из них – гораздо более естественное поведение бойца. Техника «тамэсивари» (разламывания твердых предметов) сюда не входит. С точки зрения Со Досина, эта техника не соответствует реальности боя, где противник не так тверд, как кирпич или доска, и в то же время движется и старается уклоняться от ударов. Тем не менее, результаты применения приемов «гохо» могут быть весьма разрушительными.

«Дзюхо» – метод мягкости, под которым имеется в виду проведение различных бросков и болевых удержаний, освобождение от захватов и контрзахваты, удушения и т.д. Эти приемы могут выполняться почти безболезненно для противника, а могут сопровождаться повреждением суставов и связок, болевым шоком. Степень болевого и травмирующего воздействия на противника определяется степенью его собственной агрессивности.

Метод саморегуляции «сэйхо» объединяет практику сидячей и динамической медитации, практику релаксации, точечный массаж и самомассаж, приемы мгновенного приведения себя в состояние наивысшей боевой готовности. Сюда же входят приемы реанимации и восстановления путем воздействия на энергетические каналы и центры человеческого организма.

3. Принципы системы

Первый из принципов Сёриндзи-кэнпо гласит: «тело и дух едины» (кэн дзэн итиня). Он подразумевает необходимость совершенствования одновременно и тела, и духа, единство боевой техники и нравственности. Это очень важно хотя бы уже потому, что даже восточные боевые искусства во многих случаях предают забвению свою духовную (т.е. религиозно-философскую) основу. Особенно наглядно это видно в спортивных единоборствах, когда физически переразвитые спортсмены страдают от травм и болезней из-за того, что их психика и нервная система не тренированы. Такова неизбежная плата за пренебрежение верой в высший смысл, медитациями и дыхательными упражнениями. В то же время развитие одних лишь духовных качеств без тренировки тела делает человека физически слабым, а следовательно и беспомощным перед лицом бездуховного агрессора со стальными мышцами.

Гармоническое развитие духа и тела невозможно без соблюдения трех заповедей: быть доброжелательным, быть мудрым и быть смелым. Быть доброжелательным – значит уважать жизнь во всех ее формах и проявлениях и особенно уважать человеческую жизнь, самую драгоценную и уникальную во Вселенной. Мудрость заключается в спокойствии, милосердии, уважении и доверии к людям и ко всем другим живым существам. И, наконец, смелость позволяет человеку реализовать свои потенции, претворить в жизнь замыслы и мечты, преодолеть различные препятствия, в том числе успешно противостоять любому нападению. А для того, чтобы все это стало возможным, требуется крепкое здоровье.

Реализация упомянутых качеств есть не что иное, как самостановление, проповедовавшееся Шакья-муни (Буддой). Он говорил: «Прежде всего утверди себя. Утвердив себя, помоги утвердиться другому». Таким образом, с позиций буддизма Конго дзэн, процесс самосовершенствования и помощь в его осуществлени другим людям является главной целью каждого сознательного человека. Ибо каковы в своем духовном и телесном состоянии члены общества, таково и оно само. Отсюда вытекает иное, нежели у нас, понимание патриотизма. В нашем обществе патриотизм традиционно понимается как готовность отдать все силы и даже погибнуть ради какой-то цели или идеи. По мнению Со Досина, патриотизм – это совершенствование себя, обретение здоровья и силы для помощи людям, окружающим каждого из нас по соседству, на работе, в религиозной общине и т.д. При таком подходе не может быть и речи об утверждении превосходства одной нации или государства над другим.

Другой важный принцип Сёриндзи-кэнпо формулируется следующим образом: «сила и любовь не противоречат друг другу» (рикиай фудзи). Он обосновывает выбор боевых искусств в качестве средства самосовершенствования. Соответственно, встает вопрос об отличиях Сёриндзи-кэнпо от спорта (спортивных единоборств) и от традиционного каратэ.

Спортсмен подвергает себя интенсивным и жестким тренировкам ради достижения личной или командной победы на соревнованиях, происходящих по определенным правилам и под контролем судей. Однако стремление к победе нередко ведет к нарушению олимпийского требования честности, к использованию запрещенных приемов, допинга, психического и иного давления на соперника и к запредельным нагрузкам в тренировочном процессе. В результате на первый план выдвигается принцип «победа любой ценой», реализация которого связана с разрушением здоровья спортсмена и с его морально-психологической деградацией. В этом случае нет места ни самосовершенствованию, ни помощи другому (соперник, как ясно из самого термина, далеко не партнер).

В традиционном каратэ методы тренинга во многом схожи с теми, которые используются в Сёриндзи-кэнпо. Однако их цели различны. Победа над соперником в каратэ – это его убийство или травмирование, а сам поединок проходит без судей и без каких бы то ни было правил. Цель поединка в Сёриндзи-кэнпо определяется полузабытым ныне значением иероглифа «у» (по-японски «бу»): не только «воинское искусство, воинская доблесть, слава», но и «усмирять, гладить, ласкать». Чтобы понять как объединяются столь разные значения, следует всмотреться в начертание данного иероглифа. Тогда можно заметить, что оно символизирует остановку движения двух копий, направленных друг против друга. Таким образом, подлинный смысл иероглифа «у» (или «бу») – в прекращении поединка двух соперников, в их усмирении.

Для того, чтобы это сделать, недостаточно увещеваний или окрика, необходимы огромная сила и высочайшее мастерство, ради обретения которых и тренируются приверженцы Сёриндзи-кэнпо. Из сказанного вытекает следующий принцип: «не убивать, а возрождать противника». Надо не убивать и не травмировать неприятеля, а заставить его ощутить слабость своего тела и духа, задуматься о своем несовершенстве, дать ему возможность встать на истинный путь. В этом плане Сёриндзи-кэнпо аналогично айкидо: противник должен чувствовать себя беспомощным при столкновении с кэнси, убеждаясь «на собственной шкуре» в бесполезности агрессии и в превосходстве гуманизма.

4. Ранги и символика

Эмблемой Сёриндзи-кэнпо, как и монастыря Шаолинь, является «мандзи» (на санскрите «свастика»), буддийский символ совершенства. Кратко проанализируем значение этого символа, возбуждающего у наших людей преимущественно негативные чувства и мысли. Вертикальная черта обозначает взаимосвязь неба и земли, а горизонтальная указывает на отношения инь-ян. Направленность коротких черточек влево олицетворяет движение, мягкость, любовь, сострадание, а их устремленность вправо связывается с постоянством, твердостью, разумом и силой. Таким образом, всякая односторонность является нарушением мировой гармонии и не может привести к вселенскому счастью. Любовь и сострадание без силы и твердости беспомощны, а сила и разум без милосердия и любви ведут к умножению зла.

Фашисты, как известно, избрали своей эмблемой именно правостороннюю свастику, тем самым наглядно выразив свой идеал, извратив заветы древних мудрецов и осквернив сам знак, которому более пяти тысяч лет (именно поэтому эмблемой Всемирной федерации Сёриндзи-кэнпо, в отличие от японской, является четырехлепестковый лотос, в центре которого находится иероглиф «кэн» – кулак). Возможно, что в будущем, когда фашизм окончательно уйдет в прошлое, свастика индусов, мандзи китайцев и японцев, знак солнца древних славян снова обретет свое истинное значение для европейцев.

В японских додзё Сёриндзи-кэнпо всегда присутствуют оба варианта мандзи, левосторонний и правосторонний, причем первый из них является основным, а второй – подтверждающим первый. Со Досин объяснял это так: «Принципы справедливости, не подтвержденные силой – бессильны; сила, не следующая принципам справедливости – разбой и насилие». Иными словами, зло, объективно существующее как насилие, жестокость, наглость, безнаказанность и т.д. нельзя остановить одними только уговорами, призывами, моральным осуждением. Ему надо противопоставить силу, действующую во имя гармонии и справедливости. Кэнси носят на левой стороне груди левостороннюю свастику, символизирующую чистоту и возвышенность их помыслов, а правосторонняя скрыта в них самих как их собственная сила и мастерство.

Система рангов в Сёриндзи-кэнпо похожа на каратэ. Подготовительный уровень обозначается разрядами (кю) от б-го до 1-го. Обладатели 6, 5, 4, 3 «кю» носят белый пояс, а 2-го и 1-го – коричневый. (В детских группах цвета поясов иные: белый, желтый, зеленый и синий). Затем следуют инструкторские и мастерские степени (даны), от первой до девятой, все обладатели которых носят одинаковый черный пояс. Впрочем, степени «кк"> и «дан» характеризуют только технический уровни. Духовный и теоретический уровень обозначается иначе, цветом нагрудной свастики. Зеленый цвет – обладатель «кю», черный – первый или второй дан, красный – третий или четвертый дан, желтый – пятый или шестой дан, оранжевый – седьмой или восьмой дан. Руководить филиалом (быть сэнсеем) разрешается при наличии 4-го дана и красной (или желтой) свастики. Это очень важное условие, потому что доверять обучение и детей, и взрослых человеку, не обладающему необходимым уровнем духовного, технического и физического совершенства опасно. В «лучшем случае» такой человек будет искажать технику школы, в худшем – разрушать здоровье и губить души доверившихся ему людей.

Оценка уровня развития каждого из «кэнси» происходит на экзаменах, проводимых через такие промежутки времени, которые требуются для достижения очередной ступени. Естественно, чем выше эта ступень, тем больше времени требуется для приближения к ней. Экзаменующийся предъявляет личное удостоверение члена японской (или иностранной) федерации, квитанцию об оплате расходов, а затем сдает экзамен по теории. Только после его успешного прохождения разрешается экзамен по технике. В него входят: демонстрация базовой техники (кихон) и работа в паре (куми-эмбу), как заранее подготовленная, так и свободная (дзюкуми-эмбу). Оцениваются чистота выполнения приемов, их скорость и степень реальности. Экзамены на разряды «кю», на первый и второй даны сдают непосредственно в филиалах федерации (т.е. прямо в клубах) сэнсеям. Начиная со степени 3-й дан, экзамен можно сдать только в главном центре Сёриндзи-кэнпо – «хомбу додзё», находящемся в небольшом городе Тадоцу (префектура Кагава), на острове Сикоку. По представлению руководителя филиала, или по решению комиссии, кэнси присваивается очередная степень, а в подтверждение этого он получает выписанное от руки каллиграфическим почерком (естественно, иероглифами) свидетельство, с печатью федерации и с личной печатью ее главы. Такова традиция, восходящая к монастырю Шаолинь и к китайским школам, связанным с ним своим происхождением.

5. Цель практики

Каждая новая степень – это посвящение в новые удивительные приемы и способы воздействия на человека. Достаточно сказать, что обладатель 5-го дана знает менее половины всей техники и методики Сёриндзи-кэнпо. После достижения этого уровня кэнси обязан периодически проходить курсы совершенствования в специальной школе (Сёриндзи-кэнпо будо-сэммон-гакко). Занятия там включают изучение методов воздействия на энергетические точки и меридианы, а также методов «оживления» .– Очевидец свидетельствует: «Я своими глазами видел, как преподаватель подозвал к себе одного из курсантов и быстрым, легким движением открытой ладони нанес ему хлесткий удар в заднюю часть головы. Ноги курсанта подкосились, он резко побледнел, упал на пол и замер не» шевелясь. Тогда преподаватель посадил его на полу, поддерживая коленями, и надавил пальцами на какие-то точки возле ушей. Тело курсанта вздрогнуло, он открыл глаза, тряхнул головой и сказав «аригато» (спасибо) поднялся на ноги».

Для достижения подобных результатов вовсе не требуется лупить кулаками по макиваре, не надо ломать черепицу или кирпичи. Кстати, по поводу разбивания кирпичей Со Досин как-то сказал: «Чем бить черепицу, лучше накрыть ею крышу. Чем бить кирпичи, лучше построить из них дом». Однако важно, чтобы самые эффективные приемы знали только духовно совершенные люди, с высоким уровнем нравственности. В этом залог того, что они будут служить правому делу. Попади такие методы на вооружение преступников, не оберешься беды. Поэтому в Сёриндзи-кэнпо, как и в древнем Шаолине, действует принцип «невыноса за ворота» (монгай фусюсу), т.е. принцип неразглашения того, что изучается. Там считается, что за те 15 лет, которые требуются в среднем для достижения уровня 5-го дана, кэнси в такой мере постигает мировоззрение Будды и Бодхидхармы, суть учения Конгодзэн, что его можно начинать посвящать в мир тайных техник, собранных Со Досином за двадцать лет пребывания в Китае.

Одной из наиболее существенных особенностей Сёриндзи-кэнпо является тренировка в паре с партнером. Если в японском каратэ и в китайском ушу в основу тренинга положена практика формальных упражнений («ката» или «таолу»), то здесь такой путь изучения техники школы или стиля и повышения уровня мастерства отсутствует. Основным методическим приемом является «куми-эмбу», серия из 10, 20, 40 приемов гохо и дзюхо, выполняемых вдвоем на большой скорости и с высокой точностью. Нападающий (сэмэтэ) осуществляет реальную атаку (удар или захват), а защищающийся (маморитэ) должен мгновенно провести блок-контрудар, болевой прием, бросок или удержание. Контрприемы маморитэ, в отличие от атак сэмэтэ, контролируются, иначе были бы неизбежны травмы. Победа/поражение не определяются. Оценивается точность технического исполнения, скорость и степень реальности.

Когда техника «куми-эмбу» демонстрируется на экзамене, то выставляются баллы, причем сразу обоим партнерам. Если один из них допустил ошибку, то балл снижается обоим. Смысл такого подхода в том, что ни один человек не может жить, а тем более совершенствоваться, в одиночку. Ему обязательно нужен партнер, который знает и умеет больше его, чтобы идти вслед за ним: «Слепой не выведет слепого из леса, они оба упадут в яму». В совместных упражнениях оба партнера повышают свой технический уровень: «Я становлюсь сильным и ты становишься сильным». В таком случае 1+1 равняется не 2, а больше. Индивидуализм, стремление быть сильным только «для себя», тенденции «одинокого тигра» в Сёриндзи-кэнпо исключаются. В пределах Всемирной федерации все его адепты – братья и друзья, а не соперники.

Именно поэтому Со Досин определил путь кэнпо как «осуществление» (= становление) через взаимопомощь, помощь самому себе и слабым. Взаимопомощь является источником развития каждого человека, групп людей, общества в целом. Взаимопомощь символизирует традиционное приветствие Сёриндзи-кэнпо: складывание ладоней пальцами вверх на уровне» глаз, при вертикальном положении корпуса, что означает «половина счастья мне, половина тебе». В то же время такая поза демонстрирует уважение к партнеру при сохранении собственного достинства (никаких поклонов!). Со Досин считал, что распространение Сёриндзи-кэнпо по всему миру будет способствовать построению идеального общества, основанного на уважении между людьми.

СЁРИНДЗИ-РЮ

Боевое искусство, созданное гавайцем Ричардом Кимом. Его называют «каратэ», хотя правильнее назвать «кэнпо». В самом деле, сначала Ким учился у окинавского мастера Аракаки. Потом отправился в Китай осваивать два «внутренних» стиля ушу – Тайцзи-цюань и Багуа-цюань. И, наконец, в Японии он изучал Дайто-рю айки-дзюцу. Так что от каратэ в его системе нет по существу ничего. Однако такова привычка американцев: большинство систем рукопашного боя, независимо от их происхождения, они предпочитают называть «каратэ». Разве что добавляя определения – «японское», «китайское», «корейское», даже «индийское» или «русское».

СЁРИНДЗИ-РЮ КЭНКО-КАН

Стиль каратэ, основанный в 1946 году мастером Хисатака Кори. Он сначала изучал Окинава-тэ (стиль Сёрин) под руководством мастера Кяму Чодзюна. Затем во время службы в армии познакомился с кэн-до. Демобилизовавшись, способный юноша отправился в Токио, чтобы углубить свои познания под руководством ведущих мастеров Кодо-кана. Всего за год усердных занятий ему удалось подняться до четвертого дана дзю-до – результат поистине феноменальный даже для подготовленного спортсмена!

Распрощавшись с Кодо-каном, молодой искатель приключений отправился странствовать по Японии в поисках достойного противника. Если в прошлом подобные «рыцарские странствия» протекали беспорядочно и сводились главным образом к потасовкам на постоялых дворах, то XX век предоставил желащим более благоприятные возможности. Хисатака путешествовал от одного полицейского участка к другому и там устраивал дружеские встречи с оперативными работниками, а иногда и с задержанными бандитами. Как-то раз, когда Хисатака давал показательные выступления на центральной площади села, к нему подошел местный мастер кэн-до с фамильным мечом. Не говоря ни слова, фехтовальщик взял сосновую доску, подбросил и разрубил ее на лету пополам. В ответ Хисатака подбросил такую же доску и расколол ее на лету ударом «рука-копье». Фехтовальщик, оскорбленный в лучших чувствах, принял боевую стойку и поднял меч. Каратисту оставалось только принять вызов, что он и сделал, мгновенно обезоружив пртивника и ткнув его носом в пыль.

Конец тридцатых годов он провел в странствиях по Китаю, добираясь до сокровенных тайн ша-олинь-сы цюань-фа. Война застала мастера в Маньчжурии, где он работал начальником железнодорожной станции и по совместительству вел секцию каратэ.

Годы войны явились суровым испытанием для человеческих качеств Хисатака. Однажды, как повествует «легенда школы», станция, на которой он служил, подверглась массированной бомбежке. Были взорваны склады горючего. Население поселка в панике металось по улицам. Эвакуироваться можно было только в одном направлении – в горы, но мост через ущелье оказался разрушен. С большим трудом удалось натянуть подвесной веревочный мост, однако никто не решался ступить на него. Тогда Хисатака применил свои меры воздействия, «отключив» паникеров несколькими шоковыми ударами. Он сам и перенес их в бессознательном состоянии через пропасть. Остальные жители перебрались без посторонней помощи.

На основе своего жизненного опыта Хисатака Кори впоследствии сформулировал концепцию «невозмутимости духа» (хэй-дзё-син), которая легла в основу философии школы Кэнко-кан каратэ-до. По возвращении на родину Хисатака, подобно многим наставникам воинских искусств в ту пору, задался целью помочь соотечественникам и возродить поверженные в прах моральные ценности через посредство Будо. Вскоре на Кюсю, в префектуре Фукуока, появился новый центр каратэ – плод взаимодействия традиционных японских и китайских систем самообороны.

С точки зрения техники особенностями школы Кэнко-кан являются удары кулаком в вертикальном положении (татэ-кэн) и акцент на работе ног с использованием пятки в качестве основного оружия увеличенной пробивной силы. Тренировочные занятия на «продвинутой» стадии обучения проводятся в протекторах и защитных шлемах, что, естественно, уменьшает травматизм и позволяет работать в полный контакт. В обязательную программу входит борьба против партнера с оружием.

В стиле 19 основных ката, в том числе: 5 ката Хэйан, Бассай, Косики-бассай, Дзион, Кусанку, Найханчи, Косики-найханчи, Нидзюсихо, Сан-чин, Санкакутоби, Сочин, Сэйсан, Хаппикэн, Чинто, Косики-чинто.

Стиль Сёриндзи-рю кэнко-кан в настоящее время возглавляет сын основателя, Хисатака Ма-саюки (1940 г.р.). Существуют Всеяпонская и Всемирная федерация косики-каратэ, развивающие и пропагандирующие данный стиль (см. Косики-каратэ) .

СЁТОКАЙ-РЮ

(Школа ассоциации «Сосны и волны»)

Японский стиль каратэ, созданный в 1956 году мастером Эгами Сигэру (1912-1981), бывшим учеником отца и сына Фунакоси. После смерти Эгами стиль возглавлял Мураками Тэцудзи, а после его смерти – Харада Мицукэ.

Школа Сёто-кай отвергает силовые упражнения и не поощряет пробы на разбивание твердых предметов (тамэси-вари), уделяя особое внимание «энергетическим» аспектам и внутренней концентрации. В Сёто-кай преобладают плавные движения, родственные китайским «мягким» стилям. Вместо обычного плотно сжатого кулака чаще используется «голова дракона» – кулак с выставленной вперед фалангой среднего или указательного пальца. Важную роль играют в Сёто-кай ката, через которые реализуются энергетические потенции каждого бойца.

«Духовное» каратэ, как порой называют Сёто-кай, явилось не чем иным, как возрождением полузабытых в современной Японии исконных традиций окинавского искусства тэ и китайского кэнпо. На начальной стадии обучения тренировки в Сёто-кай почти не отличаются от Сёто-кана и Сито-рю. Они развивают растяжку, силу, выносливость, вырабатывают отличную реакцию. Затем на «продвинутой» стадии идет отработка способности к мобилизации ки. Так, на первой стадии удар разбивается о препятствие (доску, черепицу или человека), не проникая вглубь, подобно мощной волне. На второй же стадии за счет концентрации ки и «устремленности» (кимэ) удар проникает сквозь препятствие и продолжается в бесконечность. Эгами в своих наставлениях призывает не жалеть стараний для достижения состояния отрешенности духа-разума (му-син), чтобы через врата Средоточия (тандэн) вступить на Путь познания истины (до). Только такое состояние может дать полную гармонию и слияние с природой (хэй-хо), проникновение по ту сторону добра и зла, жизни и смерти. В учении Эгами мы встречаемся с тезисом о самопознании в процессе практики боевого искусства, из которого вытекают важнейшие требования: во всем следовать за движениями противника, одолевая его податливостью; в бою обретать истинную любовь; находить покой в движении и движение в покое; ощущать себя во Вселенной и Вселенную – в себе. Неудивительно и то, что в Сёто-кай нашла применение теория первозвуков, лежащих в основе творения и воплощающих космические силы в момент концентрации (киай). Столь же традиционна и заимствованная из комплекса классических бу-дзюцу идея о воспитании «шестого чувства», о телепатическом контакте с противником.

«Харада вспоминал: «Мастер Эгами сначала долго присматривался ко мне, прежде чем предложил заниматься у него… Полтора года я тренировался под его руководством по 3 часа ежедневно. Я был счастлив, так как занятия стилем Сётокан-рю в клубе университета Васэда давно уже меня не удовлетворяли… Учитель отвергал механическую работу. Он поставил мне цель: заставлять противника падать, не прикасаясь к нему. Он сам показал мне как такое искусство выглядит. И я понял все преимущества духовного каратэ»…

СЁТОКАН-РЮ

(Школа клуба «Сосны и Волны»)

Широко известный во всем мире стиль японского каратэ, созданный в 30-е годы XX века мастером Фунакоси Гичином (1869 – 1957) и его сыном Ёситакой. Суть действий этих двоих заключалась в превращении каратэ из искусства жестокого рукопашного боя в средство физического и духовного воспитания молодежи, поддержания оптимальной «формы» людей зрелого и пожилого возраста. Чтобы такая трансформация стала возможной, семья Фунакоси фактически превратила искусство боя в военизированную гимнастику. Тем самым они осуществили полный разрыв с окинавской традицией, за что одни всячески осуждают их, а другие превозносят, смотря какие цели преследуют критики и поклонники.

Главное содержание тренинга по системе Сё-токан составляет практика ката. Их здесь насчитывается 27 – 5 ката Хэйан, 3 ката Тэкки, 2 ката Канку, 2 ката Бассай, 2 ката Годзюсихо, а также Ванкан, Ганкаку, Дзиин, Дзион, Дзиттэ, Мэйкё, Нидзюсихо, Сочин, Унсу, Хангэцу, Энпи, Чинто, Тэн-но-ката. (См. статью Каратэ),

СИБАТ

Боевая система, созданная в США Келли С. Уорденом. Он объединил в этой системе технические элементы каратэ, ушу и арнис де мано.

СИЛАМБАМ

Это индийское искусство палочного боя, наиболее популярное в штате Тамилнаду. Силамбам известен здесь с незапамятных времен, чуть ли не с первого века новой эры!

Состязания обычно проводят во время религиозных праздников на круглой площадке радиусом от 6 до 7,5 метров. Участники соревнуются в парах или командами по два-три человека. Они одеты в короткие плотные штаны, разноцветные майки, на голове тюрбан, служащий одновременно протектором, грудь прикрывает толстый кожаный или сплетенный из соломы нагрудник. Победителем считается тот, кто выбил палку из рук противника, или сумел большее число раз прикоснуться своей палкой к его телу, или ударил его палкой по голове. Концы палок покрывают специальной цветной мазью, оставляющей следы при каждом прикосновении, что облегчает определение победителей.

Палка своей длиной превышает человеческий рост. Ее держат за один конец двумя руками, хотя существует и такой вариант силамбама, где боец вооружен двумя довольно короткими палками, по одной в каждой руке. Мастер силамбама может отбить палкой брошенный в него камень, умеет совершать акробатические прыжки, бить ногами, маневрировать, проводить серии ударов в высоком темпе и т.д. Ему ничего не стоит одному разогнать целую толпу. Видимо поэтому индийские полицейские изучают боевой вариант силамбам – «латхи». Латхи не игра. Его применяют для разгона демонстраций, при подавлении массовых беспорядков, при задержании преступников и в тому подобных целях. Одним ударом мастер латхи запросто ломает кости любому противнику.

СИНДО-РЮ

(Школа Истинного Пути)

Один из стилей окинавского каратэ, принадлежащий к семейной традиции Ханасиро. В настоящее время стиль возглавляет 68-летний Ханасиро Найто, имеющий на Окинаве примерно 40 преданных учеников. Кроме того, данный стиль практикуют последователи в США, Дании и в России (Москва).

Важнейшие принципы школы – «иккэн хисса-цу» (одним ударом – наповал!) и «мэцкэй сутэ-ми» (хладнокровная решимость идти в бою до конца). Главные компоненты тренинга, это практика ката, работа на снарядах (макивара, подвесной мешок и другие предметы), кумитэ (как обусловленное, так и вольный бой).

Вот как характеризует данный стиль руководитель московской школы В. Майстровой: «У меня вызывают иронию заявления горе-мастеров, фактически преподающих военизированную гимнастику или спортивные единоборства, но утверждающих, что на самом деле их направление – это «очень грозная» система реального боя. И что прозанимавшись лет пять или шесть под их мудрым руководством, любой средниий-человек сможет эффективно защищать себя от кого угодно. Во-первых, если практиковать «условное» каратэ типа Сётокан-рю, Вадо-рю, Сито-рю или «спортивное» дзюдо, самбо, кик-бокс, то и через 15 лет не сможешь драться на равных с опытными уличными бойцами. Во-вторых, не каждому человеку суждено быть бойцом, если дух слаб, то никакой тренинг не поможет. И в-третьих, что это за «боевые» системы, которые надо осваивать не меньше пяти-шести лет чуть ли не ежедневных тренировок?

В старину никто столько ждать не мог. Сегодня – тем более. Где гарантия, что на вас не совершат нападение после первой же тренировки? Значит, уже на первом занятии вы должны научиться хотя бы одному надежному приему самозащиты. А за год необходимо освоить солидный технический и тактический арсенал, причем реально, на снарядах и с партнерами. Тогда в самом деле можно постоять за себя. Всего один пример, подтверждающий правоту моих слов, хотя таких примеров я могу привести значительно больше. Четыре года назад один из моих учеников, имевший «всего лишь» 5-й кю, прогуливался со своей девушкой тихим вечером по улицам Москвы. И вот в безлюдном месте на них «наехали» трое ублюдков, один из которых был вооружен бейсбольной битой, а двое других – ножами. Произошел «разговор», в результате которого мой ученик получил несколько неглубоких порезов и большую шишку за ухом. Зато его «собеседники» будут помнить эту встречу до конца своих дней, настолько дорого она им обошлась!»

Впрочем, превыше всего в школе Синдо-рю ценится умение не доводить дело до столкновения и, таким образом, побеждать без боя. Именно в этом заключена суть традиционного боевого искусства: иметь реальные возможности побеждать противника, превосходящего численностью и вооружением, не испытывая потребности в их проверке и применении по любому ничтожному поводу.

Хотя в школе Синдо можно всего за один год научиться эффективно защищать себя, полная программа обучения рассчитана на 12 лет, в том числе 8 лет на каратэ и 4 года на кобудо. Идея здесь в том, что к началу занятий кобудо человек должен полностью владеть всей техникой каратэ. Поэтому обладатель первого дана приравнивается к тем, кто имеет четвертый дан в любом спортивном направлении каратэ. То же самое и в отношении учеников: 5-й кю в Синдо-рю – это 2-й кю в других школах. Данное утверждение не просто слова. Здесь стало традицией участие учеников в различных соревнованиях, где предусмотрен жесткий контакт.

Речь идет о международных турнирах по рукопашному бою, русскому кэмпо (школа Ю.А. Ко-строва), асихара-каратэ, муай-тай, дзю-дзюцу и другим. Несмотря на предвзятое отношение к питомцам школы как к чужакам и необъективность судей, они еще ни разу не оставались без призовых мест.


В школе Синдо-рю 8 ученических степеней, от 8-й (низшей) до 1-й (высшей). Каждой из этих степеней соответствует тот или иной цветной пояс и девиз:

8-й кю (белый пояс) – Становление на путь ученичества;

7-й кю (белый пояс с оранжевой меткой) – Начало познания;

6-й кю (оранжевый пояс) – Совершенствование в познании;

5-й кю (синий пояс) – Расширение познания;

4-й кю (зеленый пояс) – Середина ученического пути;

3-й кю (темно-синий пояс)-Возвышение познания;

2-й кю (коричневый пояс) – Углубление познания;

1-й кю (темно-коричневый пояс) – Зрелость.


Затем идут степени «дан», которым соответствует черный пояс. Их присваивает мастер Ханаси-ро Найто.

Главная задача полного курса обучения в том, чтобы за долгие годы ученичества воспитать нравственного человека, сильного как духовно, так и физически, а не робота с пудовыми кулаками, не знающего толком, когда их надо применять. В соответствии с этой задачей сформулированы

Правила для учеников школы Синдо-рю:

1. Ученик должен быть скромным, честным и справедливым.

2. Ученик должен быть почтителен в обращении с Учителем и вежлив со своими товарищами.

3. Ученик должен иметь не только желание, но и серьезные мотивы для изучения боевого искусства.

4. Ученик не должен применять свои умения в боевом искусстве на улице, за исключением экстремальных ситуаций. Ученик, замеченный в обычных драках, подлежит немедленному исключению из школы.

5. Ученик не имеет права курить и употреблять спиртные напитки.

6. Ученик не имеет права обучать кого бы то ни было боевому искусству без разрешения Учителя.

7. Учитель имеет право наказывать учеников и исключать их из школы.

Программа школы Синдо-рю предусматривает изучение 17 ката, из них 12 без оружия (в том числе 2 дыхательно-энергетических) осваивают ученики, а 5 с оружием – обладатели степени «дан». На второй дан – с посохом (року-сяку-бо) и короткими трезубцами (сай), на третий – с коротким цепом (нунтякой) и рукоятками жерновов (тонфа), на четвертый – с парными серпами (кама). Ката без оружия – это Сандзюго, 5 ката Пинан (нидан, седан, сандан, ёндан, годан), Сан-чин, Бассай, Канку, Чинто, Ванею, Сэйенчин. После получения четвертого дана обучение по программе школы считается полностью завершенным. Дальше человек должен идти по Пути совершенствования самостоятельно.

Кумитэ включает следующие виды:

1. Кихон кумитэ – обусловленный спарринг на один или на три шага;

2. Дзю иппон кумитэ – свободный спарринг на одно движение;

3. Ури куми дзю – свободный спарринг с использованием любой техники, но без «кимэ» в ударах;

4. Ури куми го – свободный спарринг с «кимэ» в ударах, но с запрещением ударов в глаза, горло, пах, колени, и без добивания;

5. Дзиссэн кумитэ – свободный спарринг, в котором запрещены только удары по глазам, но с жестким судейством во избежание тяжелых увечий;

6. Ниайтэ кумитэ – работа одного против двоих по правилам «ури куми го».

Весовые категории отсутствуют, защитные приспособления не используются.

В школе Синдо-рю, как и в других школах «настоящего» каратэ (которых и до второй мировой войны было немного, а сейчас осталось еще меньше), ката и кумитэ не противопоставляются. Это два способа, дополняющих друг друга, и направленных на достижение одной и той же цели – формирование идеального бойца. Но все же можно сказать, что практика ката в традиционных школах (таких, как Синдо-рю) считается основной, а кумитэ – дополнительной. Ведь каждая ката представляет собой не просто набор технических действий, присущих данному стилю, но прежде всего – медитативный поединок с несколькими противниками, различными по их росту, силе, технике, вооружению.

Если подходить к практике ката с такой позиции, то она незаметно для практикующего развивает его способность работать в любом поединке, как учебном, так и реальном, на «автомате». Ведь именно в процессе динамической медитации (ката) «загоняются» в подсознание двигательные «клише», связки ударов руками и ногами, уклонов и блоков, выпадов и прыжков, захватов и бросков. Все дело в том, чтобы добиться исполнения ката именно на медитативном уровне. Иначе от этих упражнений действительно будет мало пользы в плане подготовки к реальному бою на смерть. В большинстве случаев так и происходит: в ката видят лишь нормальную основу техники школы, ту «обязаловку», которую надо «сдать», чтобы получить очередной пояс. В школе Сандо-рю в практику ката вкладывается столько энергии и внутреннего смысла, что даже новички ощущают каждую из них как настоящий тяжелый бой.

СИНЬ-И-ЦЮАНЬ

(Кулак формы-мысли)

Широкоизвестный (хотя больше понаслышке) «внутренний стиль» китайского ушу, один из трех знаменитых стилей Уданских гор. Его появление легенда относит к периоду между 1637 и 1661 годами, и связывает с деятельностью некоего Цзи Лунфэна, якобы развившего теоретическое наследие знаменитого полководца и мастера рукопашного боя Юэ Фэя (1103– 1141). Затем он передал свое учение трем ученикам – Ци Чжу, Ма Хуэли и Цзяо Циу, от которых берут начало три основные школы: в провинциях Куангси, Хунань и Шанси.

«В период заката династии Мин и воцарения Цин к востоку от реки Бу жил знатный человек по имени Цзи Цикэ, по прозвищу Лунфэн (дракон-вихрь), мастер фехтования на длинных копьях. Он странствовал по Поднебесной, посещая знаменитых мастеров воинских искусств, пока не дошел до горы Чжуанань. Там у одного мастера он и нашел «Пособие по пяти стилям кулачного боя» Юэ Фэя, ясное по мысли и драгоценное по содержанию. Впоследствии свои познания Лунфэн передал через поколения, и так они пришли к нынешним мастерам школы Синь-И».

Однако китайская история вообще, а история боевых искусств особенно, чрезвычайно мифологизирована. Поэтому к данной легенде следует относиться с большим скептицизмом.

В отличие от стиля Багу а, где приложение сил-ы идет по горизонтали за счет энергии скручивания и раскручивания, в Синь-И сила прикладывается по вертикали в трех уровнях, а движения характеризуются большей жесткостью. Долгое время странствующие по Китаю купцы наиболее охотно набирали охрану из бойцов этого стиля.

Базовая техника школы включает в себя пять видов атакующих действий:

1. Расщепление. Энергия удара резко взмывает вверх и опадает.

2. Пробивание. Энергия проходит стадии расширения и сужения.

3. Бурав. Энергия изливается ввинчивающейся струей.

4. Глушение. Энергия исторгается подобно выстрелу из ружья.

5. Пересечение. Энергия при ударе изливается вперед по дугообразной траектории.

Это нашло отражение в технике кулачных ударов: рубящий кулак, отражающий кулак, сверлящий, пушечный и поперечный.

Тактика движений Синь-И основана на четырех позициях: подъем (изготовка), ввинчивание в оборону, приседание, поворот.

Многочисленные «тао» Синь-И, состоящие из десятков движений, подразделяются на 12 различных звериных стилей: «Дракона», «Тигра», «Обезьяны», «Лошади», «Ящерицы», «Петуха», «Ястреба», «Змеи», «Орла», «Медведя», «Ласточки» и «Устрицы». Причем последователь этой школы должен владеть всеми 12 стилями. Такой богатый арсенал предполагает, что при встрече с противником ему будет дан отпор в выгодном для обороняющегося стиле.

СИТО-РЮ

(Школа Итосу и Хигаонны)

Второй по степени популярности после Сё-токан-рю стиль «гимнастического» каратэ, созданный в начале 30-х годов XX века в Осака мастером Мабуни Кэнва (1889-1957). Его учителями были окинавские наставники Итосу Ясуцунэ (стиль Сюри-тэ) и Хигаонна Канрё (стиль Наха-тэ). Названия иероглифов, обозначающих их имена, составили название данного стиля. Его лидерами сегодня являются Мабуни Кэнэй (сын основателя), Хаяси Тэруо, Дэмура Фумио, Огаса-хара Эйдзи и Огура Цунэёси. Все они уже немолоды, так как начинали занятия у мастера Кэнва в конце 40-х годов.

Сам «отец-основатель» стиля не отрицал важности спарринга и «тамэси-вари» (разламывания твердых предметов), однако его постоянный акцент на ката, привел к тому, что последователи превратили стиль в разновидность военизированной гимнастики, подобный стилю Сётокан.

Мабуни, обобщая унаследованные им традиции, писал:

«Самое важное в каратэ – формальные упражнения (ката). В них собраны все приемы нападения и защиты. Поэтому надо хорошо понимать смысл движений ката и исполнять их правильно.

Хотя некоторые, вероятно, считают, что можно игнорировать ката и практиковать только спарринг, такое отношение никогда не приведет к истинному прогрессу в каратэ. Дело в том, что удары и блоки, техника нападения и защиты имеют тысячи вариаций, и в схватке все опробовать невозможно…

Одна-две ката – вот единственное, что нужно человеку, если только исполнять их четко и с условием, что они станут «твоими». Тогда прочие ката будут служить лишь для расширения познаний и для сравнения. Как бы ни был богат и обширен ваш опыт в области формальных упражнений, он бесполезен без должной глубины. Сколько бы человек ни выучил ката, если тренировка в них недостаточна, они едва ли пригодятся. Учите правильно и отрабатывайте одну-две ката, и когда придет время их применить, то независимо от вашего сознания они окажутся эффективны сверх всяких ожиданий.

Второе, что следует выделить особо, – это правильность тренинга. Если методика тренировок неправильна, то уже неважно, в скольких схватках вы участвовали, сколько разбили камней и досок, ибо дурные навыки в конце концов приведут к поражению.

Однако, хотя ката можно назвать самой важной частью занятий каратэ, не стоит пренебрегать также спаррингом и тестами на пробивание твердых предметов. Путь к настоящему каратэ – это избегать праздности и заниматься упорно с мыслью, что ката составляют половину успеха, а прочие индивидуальные и групповые тренировки – вторую половину».

СИТО-РЮ КЭНПО-КАРАТЭ

Стиль окинавского каратэ, созданный Уэчи Ка-нэем (1905 г.р.), которого надо отличать от другого Уэчи Канэя, из стиля Уэчи-рю. Этот Уэчи родом из деревни Утэнбару на Окинаве, с детства он изучал каратэ, искусство владения алебардой (нагината-дзюцу) и копьем (яри-дзюцу) под руководством своего деда и дяди.

В 1929 году в Осака он стал учеником Мабуни Кэнва (создателя Сито-рю) и через 6 лет получил от него степень 2-й дан. Еще через два года, в 1937-м, он открыл свое первое додзё в Осака. В 1942-м Мабуни присвоил ему степень 4-й дан, а в 1948 году мастер Уэчи Канэй вернулся на Окинаву, где основал школу Сито-рю-кэнпо-каратэ.

В этом стиле 13 основных ката: 5 ката Пинан, 2 ката Пассай, а также Годзюсихо, Кусанку, Сан-чин, Сэйпай, Сэйсан, Сэйюнчин.

СПАРТАНСКОЕ ВОИНСКОЕ ВОСПИТАНИЕ

Спарта – одно из наиболее древних эллинских государств, возникшее в VIII веке до н.э. на территории двух исторических областей Греции – Лаконии и Мессении. Его устройство было весьма любопытным. Пришельцы-завоеватели (спартиаты) разделили все плодородные земли на 10 тысяч участков, каждый из которых контролировала одна спартанская семья. Местные жители были прикреплены к этим участкам и превращены в полурабов (их называли илотами). Еще 30 тысяч участков малоплодородной земли получили так называемые «периэки», тоже из числа местных жителей, но занимавшихся не земледелием, а ремеслами и торговлей, и платившие дань спартиатам. Сами же спартиаты никакого хозяйства не вели. Они жили за счет того, что производили илоты и периэки.

Правящее сословие составляло не более 10% населения государства. Илоты постоянно оказывали сопротивление крайне жестоким завоевателям-эксплуататорам, периодически выливавшееся в восстания. Чтобы держать в повиновении илотов и периэков, а также для обеспечения военного перевеса над соседями, спартиаты уделяли огромное внимание воинскому воспитанию молодежи. Современники свидетельствуют, что они настолько опасались илотов, что никогда не расставались с оружием (даже когда ели или спали), а свои жилища строили на манер небольших укреплений и снабжали хитроумными запорами. Все спартанское общество было пронизано суровым военным духом, в основных своих чертах повторявшим обычаи «военной демократии» эпохи родо-племенного строя.

Так, ограниченность жизненных средств нередко заставляла первобытных людей убивать часть новорожденных. Спартиаты тоже убивали тех младенцев, которые казались им хилыми. «Пригодность» ребенка для жизни определяла специальная комиссия, после чего отец бросал забракованное дитя в глубокую пропасть. До 7-и лет дети росли в семье, в основном под присмотром женщин, инвалидов и стариков, так как мужчины-воины приходили домой только ночевать. Но несмотря на малолетство обращались с ними достаточно сурово.

С семилетнего возраста мальчиков забирали из семьи и помещали в особые школы (гимнассии). Там они занимались разнообразными физическими упражнениями, военными играми, закаливающими процедурами. Спали в холодное время на соломе, в теплое на земле, вся одежда состояла из одной накидки на голое тело. Еще их учили умению сдерживать себя во всем и терпеть боль. С этой целью практиковалась, в частности, торжественная порка на жертвеннике богини Артемиды Орфии – покровительницы спартиатов. Кровь истязуемых обливала жертвенник и утоляла жажду богини.

Грамоте детей учили в очень малом объеме, зато преподавались музыка и пение, как предметы, необходимые для воинов. Их даже учили воровать, находя, что это развивает ловкость и находчивость. Известный спартанский лаконизм (привычка кратко выражать свои мысли) тоже проистекает от воинского воспитания. Спартиаты должны были уметь отдавать приказания и толково их повторять, большего от них не требовалось. В результате они страдали бедностью речи, над чем еще в древности потешались все их соседи, особенно афиняне.

С 15 лет юноши переходили в разряд «эйренов» – тех, кто изучал военное дело, но еще не сражался на войне. На этом этапе, длившемся 5 лет, они ежедневно упражнялись с оружием в составе фаланги. Дело в том, что одно из главных преимуществ спартанского войска над другими заключалось в исключительной дисциплинированности воинов и в согласованности их действий в бою. В сочетании с великолепным физическим развитием, храбростью, стойкостью и (что существенно) прекрасным качеством стальных мечей спартиатов.

В этот период молодые спартиаты проходили своеобразную кровавую «практику»: рассеиваясь по стране во время ежегодно объявлявшейся тайной «священной» войны (криптии), они убивали наиболее сильных и мужественных илотов, которым, кстати, категорически запрещалось иметь какое-либо оружие. Тем самым решались две задачи: илотов запугивали, а молодежь приучали к убийствам.

Такая привычка имела немалое значение. Ведь чисто технически тогдашние сражения представляли процесс непрерывной многочасовой резни. Человеку, не приученному равнодушно смотреть на кровь, агонию, страшные колото-резано-рубленые раны, на трупы, слышать вопли и стоны павших, на войне делать было нечего.

С 20 лет молодых воинов зачисляли в конкретные воинские подразделения, где они и проводили всю свою жизнь вплоть до 60 лет (если, конечно, не погибали раньше в бою или не становились инвалидами от тяжелых ранений). Там они занимались гимнастикой, военными упражнениями, хоровым пением, ходили в тренировочные походы, совместно питались и развлекались.

Итак, цель спартанской системы воспитания была в том, чтобы вырастить идеального воина, не умеющего рассуждать и привыкшего повиноваться. Однако даже в те времена, когда физическая закалка, сила, умение сражаться в рукопашном бою значили чрезвычайно много, силы без ума хватило не надолго. Уже в начале IV века до н.э. Спарта потерпела несколько жестоких поражений, потеряла половину своей территории (Мессению), и превратилась в захудалое государство. Спартиаты, несмотря на всю свою доблесть, вооружение и даже численное превосходство были наголову разбиты афинянами в 390 году до н.э. в битве у города Коринф, в 371 году фиванцами в битве у Левкатр, ими же в 362 году у Мантинеи. Пример спартиатов убедительно доказывает, что качества ума – хитрость, быстрота изменения алгоритма действий, предусмотрительность и другие – намного важнее физической мощи и умения ломиться в одном направлении подобно быку с налитыми кровью глазами.

СУБАК-ДО

Это корейское боевое искусство, в котором сохранилось наибольшее число элементов древних систем. В соответствии с восточной традицией, считается, что ему около 2-х тысяч лет, и что основной период своей истории оно держалось в тайне, передаваясь от учителей весьма ограниченному кругу учеников. Впрочем, достоверно известно, что в одном из древних государств на корейском полуострове – Пэкчё (I век до н.э. – 668 год н.э.) – в самом деле существовало боевое искусство под названием «субак». Последователи этой системы говорят, что впервые техника «су-бак» была частично открыта в 1790 году, когда был отпечатан трактат Ли Донму «Муетоботхонч-жи» (имеется в виду приведенный там комплекс приемов кулачного боя, который назван в трактате Хёнгакквон).

С этого времени су бак перестал храниться в тайне, но по-прежнему преподавался довольно ограниченному числу учеников, теперь уже не из-за соображений секретности, а по причине общего снижения интереса в стране к национальным шко-«лам рукопашного боя, и к военному искусству вообще. И только в 1945 году мастер-хранитель стиля Хван Ки (10-й дан) открыл в Сеуле школу, доступную всем желающим. С 1960 года субак-до начал распространяться за пределами Кореи. В настоящее время в мире насчитывается примерно 135 тысяч последователей этого корейского искусства. Подавляющая их часть живет в республике Корея. Кроме нее, субак-до практикуют в США, Малайзии, Англии, Италии, Бельгии, Греции, Франции.

Практикующие субак люди считают, что это искусство нельзя однозначно отнести ни к жесткому виду (типа традиционного каратэ), ни к мягкому (типа тайцзи-цюань). Скорее, оно занимает промежуточное положение, так как сочетает в себе жесткие резкие атаки и мягкие защиты. Практика субак складывается из 4-х основных разделов: изучения базовой техники (включающей различные удары и блоки руками и ногами), формальных упражнений (напоминающих «хюн» и «пхумсэ» в тхэквондо), вольного боя и изучения приемов защиты от захватов и от вооруженного нападения (этот раздел называется «хосинсуль»). Для получения черного пояса степени первый дан необходимо, в частности, свободно выполнять 13 комплексов формальных упражнений.

Основные удары ногой – это прямые удары вперед, в сторону, назад, а также круговой и назад с разворота. Все они наносятся по уровню выше пояса (характерная для корейских систем «высокая нога»). Есть удары коленями и локтями. Удары кулаком производятся из исходного положения рук возле груди, сложенных как бы для молитвы (в этом есть глубокий смысл, данное положение указывает на стремление защищать центральную линию тела). Вольный бой ученики практикуют после получения желтого пояса (8-й гып), то есть через полгода-год после начала обучения. Большое значение в процессе тренинга придается правильному дыханию и качественной разминке всех основных мышц, суставов и связок.

В уставе школы Субак-до говорится, что главная цель практики этого боевого искусства заключается в воспитании уважения к жизни, во всех ее проявлениях. Надо уважать свою жизнь, а потому уметь ее защищать. Надо уважать жизнь тех, кто нуждается в покровительстве, защищая их от преступных посягательств. И надо уважать жизнь врага, оставляя ему шанс на то, чтобы остаться живым.

СУМО

Национальная борьба японцев, зародившаяся в глубокой древности, еще до нашей эры. Однако первые достоверные сведения о проведении состязаний сумо относятся только к 642 году, когда по указанию императора при дворе состоялся праздник в честь корейского посла. В программу этого праздника были включены соревнования по борьбе сумо между воинами дворцовой стражи и корейскими воинами из охраны посла. С этой даты состязания по сумо при дворе проводились ежегодно. Они были приурочены к Танабата, празднику окончания уборки риса (по-японски «су-маи», отсюда и название борьбы. Дело в том, что борцовские состязания по случаю завершения уборки риса входили в развлечения крестьян и горожан задолго до начала дворцовых турниров.

Специально отобранные для чемпионата борцы (около 40 человек), представляли различные провинции и области страны.

Во время соревнований они выступали двумя командами – от придворной гвардии правого и левого крыла. За самым перспективным тяжеловесом, лидером команды, называвшимся хотэ, по старшинству следовали сначала ваки и далее борцы еще семнадцати степеней по убывающей. Главный турнир, во время которого проходили схватки между мастерами равных степеней от обеих команд, проводился в один день. Затем следовали командные турниры «на выбывание участников» и абсолютное первенство. Схватки проводились не на помосте, как в наши дни, а на ровной песчаной площадке. Главным отличием тогдашнего сумо от его позднесредневековых и современных аналогов было отсутствие четких правил и