Book: Любовь вне закона



Любовь вне закона

Сандра Частейн

Любовь вне закона

ПРОЛОГ

Симс Кэллахен очнулся и застонал от невыносимой боли, раздиравшей его тело. Как будто огромное раскаленное жало пронзило его насквозь, пригвоздив к этой голой, выжженной солнцем земле. Такой нечеловеческой боли он не испытывал никогда, и на мгновение Симсу даже показалось, что он уже умер и горит теперь в адском пламени.

В затуманенном сознании Кэллахена зародилось какое-то смутное беспокойство, нараставшее с каждой минутой. Он изо всех сил стиснул зубы, тщетно пытаясь унять резкую пульсирующую боль в голове, которая мешала ему сосредоточиться и понять, что же его так тревожит. Внезапно он вспомнил: надо найти Бена, своего младшего брата. Он представил себе, как его несчастный брат лежит где-то под немилосердно палящим солнцем, истекая кровью. Это причинило Кэллахену больше страданий, чем физическая боль.

Новый приступ боли был так силен, что Симc не смог сдержать крик. Он чувствовал, что силы окончательно покидают его. Ужасно было бы умереть теперь, когда его жизнь наконец-то стала обретать смысл.

С трудом приподняв голову, Симc огляделся в поисках какого-нибудь укрытия от солнца, но кругом простиралась бескрайняя выжженная солнцем прерия.

Кэллахен потерял счет времени, он не понимал, сколько же он пролежал здесь, полумертвый от боли и голода, может быть, пару часов, а может, уже несколько дней.

Очнулся он от того, что чей-то голос звал его:

— Эй, бледнолицый, ты жив?

Кэллахен попытался что-то ответить, но из его пересохшего горла вырвался лишь приглушенный хрип, а сил не хватило даже на то, чтобы приоткрыть глаза. Симc ощутил, как кто-то поднимает его с земли, и это было последнее, что он почувствовал перед тем, как впасть в забытье.


Медвежий Коготь, индеец племени сиу, возвращался домой, когда вдруг увидел нечто, заставившее его похолодеть от ужаса. Вдалеке, на гребне холма, паслась черная лошадь с белыми пятнами. По древнему индейскому преданию, тот, кому являлся призрак черно-белой лошади, вскоре умирал. Сумев преодолеть страх, Медвежий Коготь подъехал поближе и с огромным облегчением убедился, что это не привидение, а настоящая лошадь из плоти и крови. Внезапно до чуткого слуха индейца донесся едва различимый стон. Немного проехав вперед, он увидел лежащего в траве окровавленного человека. Еще совсем недавно Медвежьему Когтю и в голову бы не пришло помогать бледнолицему, но с тех пор, как белая женщина-врач сумела спасти жизнь его отцу, индеец понял, что и среди бледнолицых попадаются стоящие люди.

Оглядевшись по сторонам, Медвежий Коготь убедился, что лошадь незнакомца, так испугавшая его вначале, ускакала. Тогда он поднял раненого, взвалил его на своего мустанга и поскакал в долину, где жила со своей семьей женщина-врач. Незнакомец был совсем плох, и индеец, прекрасно понимая, что любое промедление будет стоить этому бледнолицему жизни, заставлял своего коня скакать все быстрей.

1

Адвокату Джози Миллер крупно не повезло. Судью Карла Мак-Спаррена можно было с полным правом назвать самым бездарным юристом в Вайоминге. И именно этому человеку предстояло решить судьбу ее подзащитной, проститутки, которую обвиняли в краже часов у клиента.

Принося присягу, Джози мельком взглянула на судью Мак-Спаррена. Ее не переставал поражать контраст между этим неряшливым на вид и недалеким человеком и блестящими, великолепно образованными юристами, с которыми ей доводилось иметь дело в Нью-Йорке, где она изучала право.

Получая диплом адвоката, Джози отлично понимала, с какими трудностями ей предстояло столкнуться. Быть женщиной-адвокатом, да еще не где-нибудь, а здесь, на Дальнем Западе, где прав всегда оказывался тот, кто первым успел выхватить пистолет!

В Ларами, крохотном городишке, где Джози жила со своими приемными родителями, не было даже здания суда, и местному салуну время от времени приходилось становиться залом для судебных заседаний. Вот и сегодня здесь должен был состояться суд. Салун с самого утра был набит зеваками, пришедшими поглазеть на женщину-адвоката. Джози ужасно волновалась, это было ее первое серьезное дело, и ей наконец-то представился отличный шанс показать, на что она способна. Ее подзащитную, проститутку по имени Элли Олгуд, обвиняли в краже золотых часов у клиента. Элли же утверждала, что Вирджил Вэйн сам отдал их ей, расплачиваясь за ее услуги. Отдавая Элли часы, Вэйн был в изрядном подпитии, и девушка, наученная горьким опытом, поспешила спрятать их в надежном месте, пока он не протрезвел и не потребовал их назад. И точно, , проспавшись, Вэйн не мог ничего вспомнить, но, когда обнаружил, что у него нет часов, тут же отправился к шерифу, обвинив Элли в краже. Уилл Спенсер, здешний шериф, обыскал комнату девушки вдоль и поперек, но так и не смог отыскать злополучные часы. Правда, это не помешало ему арестовать несчастную.

Взглянув на свою клиентку, Джози почувствовала, как ее сердце сжимается от жалости к этой испуганной девушке с опухшими от слез глазами. Конечно, ей претил способ, которым та зарабатывала себе на жизнь. Но, зная историю жизни Элли, Джози не могла осуждать ее. Судьба просто не оставила девушке другого выбора. Ее мать была вынуждена торговать собой, чтобы прокормить дочь, и девочка, довольно рано поняв, как мама зарабатывает деньги, даже не считала это занятие чем-то противоестественным и позорным. Джози прекрасно понимала, что, если девушку признают виновной, на ее жизни можно поставить крест, обратного пути для нее уже не будет никогда.

Часы, которые якобы украла Элли, она отдала своему адвокату, и сейчас они лежали в кармане у Джози. Конечно, Элли могла бы вернуть их владельцу, но это означало бы, что она полностью признает свою вину, а Джози не могла этого допустить. Ведь Элли заработала их, пускай далеко не самым праведным путем, но называть ее воровкой никто не имел права.

С каждой минутой Джози все больше убеждалась, что судья Мак-Спаррен относится к ее клиентке с предубеждением, и только чудо могло убедить его в ее невиновности.

Тем временем Джози приступила к допросу потерпевшего:

— Господин Вэйн, расскажите нам, зачем вы приехали в Ларами?

— Вообще-то, я здесь проездом. Я еду в Шайенну, в воскресенье у меня свадьба, — с улыбкой ответил Вэйн.

Джози внимательно посмотрела на него.

— Вы отлично подготовились к встрече со своей невестой, я имею в виду ваш костюм.

Вирджил Вэйн кивнул и с нескрываемой гордостью одернул пиджак своего черного шерстяного костюма, который выглядел совсем новым.

— Мой будущий тесть, скажу я вам, очень уважаемый человек, и уж я должен не подкачать, чтобы он с легким сердцем мог доверить мне свою ненаглядную дочурку.

— Господин Вэйн, вы утверждаете, что золотые часы, которые были у вас, вам подарила невеста в честь вашей помолвки? — уточнила Джози.

— Так и есть.

— Вам повезло, такой роскошный подарок.

Отец моей невесты, старик Гюнтер, чертовски богат. Видели бы вы его ранчо! — воскликнул Вэйн. — У нас договорено: когда мы с его дочкой поженимся, я стану его компаньоном. Теперь-то вы смекаете, почему я так тороплюсь с женитьбой, а? — простодушно добавил он, подмигивая Джози.

Девушка взглянула на свою подзащитную. Элли сидела, сжавшись и уставившись в одну точку. Было видно, что она уже совсем потеряла надежду на благополучный исход дела. Джози чувствовала себя не намного лучше, изо всех сил борясь с подступавшим отчаянием.

— Господин Вэйн, если вы так торопились к своей невесте, то почему же не уехали в Шайенну с дневным поездом?

— Честно говоря, я надеялся тут немного поразвлечься перед свадьбой, ну вы понимаете, что я имею в виду? — ответил Вэйн с ухмылкой. — Должен же я как следует проститься с холостяцкой жизнью, у меня есть на это полное право, — с вызовом добавил он.

— Да, парень, я тебя отлично понимаю! — выкрикнул вдруг кто-то из толпы. — Когда ты женишься на Эззили Гюнтер, тебе придется несладко.

В зале раздался оглушительный хохот. Мисс Гюнтер действительно была на редкость несимпатичной девицей и к тому же славилась на всю округу скверным характером. Чтобы успокоить развеселившихся зрителей, судье Мак-Спаррену пришлось довольно долго стучать по стойке тяжелым стаканом для виски, заменявшим ему судейский молоточек.

— Угораздило же тебя, парень, отыскать себе такую невесту. Сказать по совести, девицы противнее мне еще не попадалось, а уж я повидал их немало на своем веку, — произнес судья с неподдельным сочувствием.

— Да ничего, привыкну как-нибудь, — растерянно ответил Вэйн.

— Господин судья, я протестую, — решительно вмешалась Джози. — Это не имеет никакого отношения к делу.

— Это бедняга Вэйн будет протестовать, когда окажется наедине со своей женушкой! — выкрикнул какой-то шутник из зала, и зрители вновь разразились хохотом.

Джози растерянно думала, что же ей делать дальше.

— Господин Вэйн, Элли утверждает, что после того, как вы провели с ней время, у вас не оказалось денег и, чтобы оплатить ее услуги, вы отдали ей свои часы.

— Вранье, я не мог этого сделать, ведь это подарок моей невесты. Она убьет меня, если с ними что-то случится, ведь они принадлежали еще ее деду.

Джози чувствовала, что ее шансы выиграть это дело уменьшаются с каждой минутой. Чего могло стоить слово проститутки против слова человека, который вскоре женится на дочери одного из богатейших людей в округе. Пусть судья и присяжные потешаются над Вэйном, их симпатии все равно целиком на его стороне, и переубедить их будет почти невозможно. Даже если Элли согласится вернуть часы, ее признают виновной.

Изо всех сил стараясь не впадать в панику, Джози ободряюще сжала руку своей клиентки. Если бы в свое время доктор Энни и Дэн не спасли Джози от тюрьмы и не удочерили, она вполне могла оказаться сегодня на месте Элли. Эти воспоминания помогли Джози собраться с силами и почувствовать себя увереннее. Она больше не паниковала и была полна решимости бороться до конца. Если ей смогли помочь, то и она обязана придумать что-нибудь, чтобы спасти Элли.

— Ну что, юная леди, вы готовы признать свое поражение? Если вам нечего больше сказать, то нет смысла терять время. — Когда судья Мак-Спаррен обратился к Джози с этими словами, в зале воцарилась полная тишина, и все глаза устремились на нее.

— Потерпите еще немного, господин судья, думаю, мы сможем представить доказательства, опровергающие обвинения господина Вэйна.

Джози пришла в голову идея, как ей выручить Элли. Правда, для этого придется нарушить закон, но что же ей оставалось делать, ведь по-другому справедливости ей добиться не удастся. Джози ставила на карту все: если ее уловка не сработает, о карьере адвоката можно будет забыть.

— Господин Вэйн, вы помните, как долго вы были в комнате у моей подзащитной?

— Точно не припомню. Может, минут двадцать или полчаса, не больше того.

— А где в это время лежали ваши часы?

— В кармане пиджака.

— Того самого, который сейчас на вас?

— Да, того самого, — нетерпеливо ответил Вэйн. Было видно, что этот допрос уже не на шутку раздражал его.

Не обращая внимания на недовольство Вэйна, Джози продолжала засыпать его вопросами:

— Когда вы были у Элли, куда именно вы клали ваш пиджак?

— Я боялся, что он помнется, и поэтому сразу снял его и повесил на стул.

— А сколько Элли потребовала с вас за свои услуги?

— Да я уж и не припомню, я довольно много выпил тогда.

— Но при этом вы уверены, что не отдавали ей часы сами?

— Говорю же вам, я не мог ей их отдать, это подарок моей невесты. — Вэйну уже осточертели эти вопросы, и он все больше выходил из себя. — Эта шлюха украла у меня часы, поэтому я и пошел к шерифу.

— Но если ваш пиджак висел на стуле, а вы никуда не выходили из комнаты, то как Элли могла умудриться украсть их, ведь у нее же попросту не было времени, чтобы сделать это?

— Ну… когда я уже уходил, она обняла меня, небось тогда и вытащила.

Джози вопросительно посмотрела на Элли, но та, затравленно глядя на своего адвоката, отрицательно покачала головой.

Повернувшись обратно к свидетелю, Джози спросила:

— С какой стати ей было обнимать вас, когда вы уже собирались уходить?

— А я почем знаю, может, девчонка была мне благодарна, — ответил Вэйн, неприятно ухмыляясь.

— Господин Вэйн, не могли бы вы встать? Сейчас мы проведем эксперимент: я обниму вас, и мы попытаемся представить, как действовала Элли.

— У вас ничего не выйдет, леди, — ответил Вэйн, немного растерявшись. — Вы ведь не воровка, как эта….

— Я бы попросила вас быть посдержанней в выражениях, — перебила его Джози. — Вы не имеете права называть Элли воровкой, пока вина ее не будет доказана. Чтобы присяжным стало все окончательно ясно, вы должны показать им, как именно, по вашему мнению, произошла кража.

Джози жутко волновалась, и ей едва удавалось сдержать дрожь. Слишком много сейчас было поставлено на карту.

— Прошу вас, подойдите ко мне, господин Вэйн, и покажите, как Элли обнимала вас.

Вирджил Вэйн окончательно растерялся и вопросительно взглянул на судью, ища поддержки.

— Давай, парень, обними ее как следует, если ей так этого хочется, — ответил судья, с трудом сдерживая смех.

Вэйн подошел к Джози и неуклюже обнял ее. Он выглядел совсем растерянным, и от его прошлой уверенности не осталось и следа.

— А где, вы говорите, лежали ваши часы?

— Вот здесь, в кармане пиджака. — Вэйн похлопал себя по груди.

Джози протянула руку к его карману, делая вид, что пытается что-то незаметно оттуда достать.

— Вы хотите сказать, что не почувствовали, как Элли достает у вас часы из кармана? Этого просто не может быть.

Не пытайтесь меня запутать, леди, все было так, как я говорю. — Вэйн чувствовал во всем этом какой-то подвох и нервничал все больше. — Девчонка украла у меня часы, и я позвал шерифа, чтоб тот ее арестовал.

Джози отодвинулась от свидетеля и задала ему следующий вопрос:

— Хочу вас все же еще раз спросить: может быть, вы потеряли свои часы или просто забыли, куда положили их, так как были пьяны?

— Это невозможно, я всегда кладу их в нагрудный карман, вот сюда, я… — показывая, где именно он обычно хранил часы, Вэйн сунул руку в карман и вдруг замер на полуслове. Весь вид его выражал крайнее изумление.

— Господин Вэйн, что с вами? — с недоумением спросил судья.

Вирджил Вэйн медленно вытащил из кармана руку, в которой он сжимал часы, и с ужасом уставился на них, не веря своим глазам.

— Позвольте мне взглянуть, не те ли это часы, из-за которых мы все тут собрались? — спросила Джози. Взяв часы из рук Вэйна, потерявшего дар речи от неожиданной находки, девушка прочитала выгравированную на них дарственную надпись: — «Сладкому Пупсику от его любимой». — Джози повернулась к судье и сказала: — Похоже, молодой человек ошибся, никто не крал его часы, и поэтому обвинение с Элли Олгуд должно быть снято прямо сейчас.

Услышав эти слова, Вэйн попытался протестовать:

— Как… как это могло получиться, ведь я точно знаю, что они были у нее, я сам ей их отдал… — Внезапно он осекся, поняв, что сболтнул лишнее, но было уже поздно.

— Как это понимать, Вэйн? Ты ведь утверждал, что девушка украла у тебя часы? — спросил судья.

— Ну… наверное, я ошибся, — промямлил Вэйн, не зная, как еще оправдаться.

— Да, тебя стоило бы наказать за такую забывчивость, но я просто закрою это дело. Ты ведь женишься на Эззили Гюнтер, худшего наказания и придумать трудно, — с усмешкой произнес судья.

— Я протестую, господин судья! — воскликнула Джози. — Я хочу напомнить, что Вирджил Вэйн так и не заплатил моей подзащитной за ее услуги, и к тому же я настаиваю, чтобы он решением суда был оштрафован за нанесенное ей оскорбление, таким образом, господин Вэйн должен выплатить Элли два с половиной доллара.

Судья выслушал Джози, не веря своим ушам, и вдруг расхохотался:

— А что, я думаю, вы правы, давай-ка, парень, заплати мисс Олгуд два доллара пятьдесят центов, как требует ее адвокат.

— Господин судья, — попробовал было возразить Вэйн, — я же уже говорил, что у меня нет с собой денег.

— Ну что ж, тогда нам стоит обратиться к почтеннейшему господину Гюнтеру, отцу твоей невесты, — сурово произнес судья Мак-Спаррен. — Я думаю, он не откажется оплатить долг будущего зятя.

— Не стоит впутывать в это дело старика Гюнтера, я постараюсь раздобыть денег, — тут же пошел на попятный Вэйн.

Когда суд наконец закончился и Джози собирала со стола свои бумаги, к ней подошел Карл Мак-Спаррен и сказал:

— Вы отлично провернули это дельце, мисс Джози, правда, я до конца так и не понял, как вам удалось подсунуть ему часы. Вряд ли этому вас научили в юридической школе, не так ли?

— Я не понимаю, о чем вы говорите, господин судья. — Джози удалось сохранить внешнее спокойствие, но сердце у нее замерло. Неужели он обо всем догадался и теперь хочет привлечь ее к суду? Господи, только бы не это, ведь он должен понять, что другого выхода у нее не было.

Между тем судья продолжал:

— Должен вам сказать, вы неплохой адвокат, мисс Джози, особенно для женщины. Наверное, по-другому и быть не могло, ведь ваши родители такие образованные и умные люди. Я слышал, и ваша младшая сестра удивительно способная девушка. Похоже, это у вас семейное.



Джози сдержанно поблагодарила судью. Если бы он только знал, что Лаура была единственной родной дочерью доктора Энни и Дэна. Они удочерили Джози, когда та была ребенком, правда, весьма ловким и хитрым. Но сегодня прошлое Джози сыграло ей на руку, ведь она выиграла это дело, потому что была не только хорошим адвокатом, но и ловким карманником.

Ее размышления прервала Элли:

— Не знаю, как и благодарить вас, мисс Джози, если б не вы, я бы точно угодила в тюрьму. — И, понизив голос, она добавила: — Я же знаю, что вы подсунули Вэйну часы, как бы у вас не было из-за этого неприятностей.

— Понимаешь, Элли, я поступила справедливо, правда ведь на твоей стороне. Но тебе лучше оставить свое прежнее занятие, а то ты в другой раз можешь попасть в такую передрягу, из которой тебя никто уже не вытащит.

— Я обещаю, мисс Джози, — кивнула Элли.

Когда Джози уже уходила, она столкнулась в дверях с шерифом Уиллом Спенсером, который очень обрадовался, увидев ее.

— Джози! Как хорошо, что ты еще не ушла, я как раз искал тебя! Знаешь, до меня дошел слух, что индеец Медвежий Коготь, большой приятель твоей матери, притащил к вам на ранчо какого-то раненого парня, на которого он наткнулся в прерии.

— А родителей, как назло, нет дома, они поехали в Нью-Йорк. Мне нужно поторопиться, чтобы помочь этому бедняге.

Джози подхватила свою сумку с книгами и, выбежав из салуна, поспешила на другую сторону улицы, где оставила свою коляску. Шериф едва поспевал за ней.

— Погоди, Джози, я поеду с тобой и помогу тебе перевезти этого парня в больницу! — крикнул шериф, задыхаясь от быстрого бега.

Спасибо тебе, Уилл, но я отлично смогу сама обо всем позаботиться. — Приподняв подол своего дорожного платья, девушка проворно уселась в экипаж, не обращая внимания на шерифа, который попытался было ей помочь. Схватив в руки поводья, Джози подстегнула своего старого верного Соломона и воскликнула: — Вперед, мой мальчик, похоже, дома нас ждет сюрприз!

Шериф Спенсер успел запрыгнуть в повозку, когда та уже трогалась с места.

— Я ничуть не сомневаюсь, Джози, что ты сама со всем справишься, но я все же поеду с тобой.

— Ну как хочешь, — ответила она, нетерпеливо подстегивая лошадь.

Уилл Спенсер улыбнулся. Замечательная девушка, она никого не могла оставить равнодушным: кто-то боготворил ее, а кто-то ей завидовал, к тому же она уже давно оставалась неизменным объектом для пересудов местных кумушек. Все в округе знали, что Джози собирается стать отличным адвокатом. Она и старалась выглядеть так, как, по ее мнению, надлежало выглядеть серьезной женщине-адвокату. Девушка старательно затягивала свою и без того стройную фигуру в корсет, носила строгие платья, а густые светлые волосы закручивала в тяжелый узел на затылке. Но все ее усилия пропадали даром, непослушные локоны все время выбивались из строгой прически, и Джози, с ее озорными синими глазами и нежным лицом, обрамленным белокурыми прядями, не очень-то походила на серьезного юриста. Однако природа была щедра к ней и наградила ее не только привлекательной внешностью, но и недюжинным умом. Джози знала толк не только в законах и во всяких юридических тонкостях. Помимо этого, она, часто помогая своей матери в больнице, со временем стала разбираться в медицине почти так же хорошо, как и сама доктор Энни. И поэтому сейчас Джози надеялась, что сумеет помочь незнакомцу и ей не придется тащить его в больницу по такой жаре.

— Уилл, ты не знаешь, в каком состоянии этот человек? — обратилась Джози к шерифу.

— По правде говоря, не знаю. Его нашел Медвежий Коготь, а он не может ничего толком объяснить, только бормочет какую-то ерунду про черно-белую лошадь.

— Черно-белая лошадь? — переспросила Джози. Она сразу поняла, что имел в виду индеец, она слышала о том, что в племени сиу черно-белая лошадь означает смерть. Значит, незнакомец совсем плох, и им лучше поспешить. Джози не переставала подгонять Соломона, и тот бежал все быстрей и быстрей по пыльной и ухабистой дороге. От немилосердной тряски прическа Джози совсем растрепалась, и волосы свободно развевались по ветру, но она не обращала на это никакого внимания. Все ее мысли были сосредоточены на раненом, который лежал у нее дома. Она еще не знала, чем обернется для нее встреча с ним, но у нее возникло необъяснимое чувство, что ее спокойной размеренной жизни приходит конец. И разобраться со всем этим будет посложней, чем подсунуть часы в карман простофили.

2

Ранчо Миллеров было необычным для этих мест. Дэн Миллер старался сделать его похожим на испанские гасиенды, которые так понравились ему, когда он был в Нью-Мексико. Для постройки дома Дэн использовал кирпич из обожженной красной глины и сделал внутренний дворик, без которого не обходится ни одна испанская вилла.

Экипаж Джози уже приближался к дому, и, на секунду забыв о волнении, она невольно залюбовалась открывшейся ее глазам картиной. Солнце уже клонилось к западу, и его лучи позолотили верхушки деревьев и черепичную крышу дома. Все вокруг замерло в ожидании вечера, и тишину нарушал лишь стук колес. В который раз Джози подумала, что лучшего места для своего дома ее родители не смогли бы найти. Их ранчо расположилось в живописной долине, со всех сторон окруженной холмами, надежно защищающими ее от безжалостных ветров, и здесь, под сенью деревьев, воздух всегда был свеж и напоен ароматом цветов.

Дэн Миллер построил этот дом в тот год, когда родилась Лаура, а сейчас ей было уже десять. Столько же, сколько было Джози, когда ее поймали при попытке стянуть кошелек у доктора Энни. С тех пор жизнь Джози навсегда была связана с этой женщиной.

Клиника доктора Энни располагалась в правом крыле дома, и именно туда Джози направила Соломона. Подъехав к дому, она легко соскочила с повозки и отдала поводья конюху Вэшу, велев ему позаботиться о бедняге Соломоне, который совсем выбился из сил.

Когда девушка вошла в дом, навстречу ей поспешила Любина, служанка Миллеров. Она вся извелась в ожидании Джози, не зная, что ей делать с этим бедолагой, которого притащил Медвежий Коготь.

Джози приблизилась к незнакомцу, который лежал на смотровом столе, и поняла, что тот был без сознания. Выглядел он просто ужасно, одежда на нем была порвана и насквозь пропитана кровью, длинные спутанные волосы и черная, слипшаяся от крови борода почти полностью скрывали лицо, мешая Джози как следует рассмотреть его. Ей подумалось, что если бы вдруг пришлось защищать его в суде, то его оправдания ни за что бы не удалось добиться. Он выглядел опасным даже сейчас, когда лежал перед ней раненый и беспомощный.

Любина никак не могла оправиться от пережитого волнения и бесконечно причитала, нервно заламывая руки:

— Что же нам делать, сеньорита, он весь в крови, что же нам делать?

— Прекрати стонать, Любина, — не выдержала Джози. — Я думаю, мы сможем ему помочь.

Джози нащупала артерию у незнакомца на шее и ощутила слабый пульс. Затем она попыталась приподнять его рубашку, чтобы осмотреть рану, но это ей не удалось, потому что ткань намертво присохла к запекшейся ране.

— Похоже, его ранили дня два назад, кровь уже совсем засохла, — произнесла Джози, обращаясь к шерифу, который стоял рядом с ней. — Уилл, ты знаешь, кто он?

— Никогда не встречал его раньше, — задумчиво ответил шериф. — И я думаю, будет лучше, если я увезу его с собой в город. Там мне будет легче разобраться, что он за птица.

Хотя незнакомец был без сознания, Джози не покидало странное ощущение, что он слышит их разговор. Девушке уже не раз доводилось заменять в клинике мать, и она всегда отлично справлялась со своими обязанностями. Почему же на этот раз она разволновалась до такой степени, что с трудом сдерживала дрожь?

— Нет, его нельзя никуда перевозить, по крайней мере, до тех пор, пока я не обработаю раны, — возразила Джози.

При этих словах в глазах Уилла промелькнуло недовольство. Джози ему очень нравилась, и, хотя она всегда относилась к нему только как к другу, он не терял надежды со временем завоевать ее сердце.

Тем временем Джози продолжала осматривать раны незнакомца.

— Помоги мне, — сказала девушка, обращаясь к Любине. — Нам нужно раздеть его, чтобы я могла как следует все обработать.

— Святая Дева Мария, дай мне силы! — с испугом всплеснув руками, воскликнула служанка. — Я ни за что на свете не дотронусь до этого дьявола, и не просите, сеньорита.

— Не болтай глупостей, Любина, лучше помоги мне, — рассердилась Джози.

— Оставь ее в покое, мы прекрасно обойдемся без нее, — вмешался Уилл.

— Ну хорошо. А ты, Любина, нагрей побольше воды и принеси чистой ткани для перевязки.

Служанка, обрадованная тем, что ей не придется помогать хозяйке раздевать этого черноволосого дьявола, молнией вылетела из комнаты.

Тем временем шериф попытался стянуть с незнакомца правый сапог, но это ему не удалось. Тогда он велел Джози покрепче обхватить раненого за ногу, а сам стал тянуть изо всех сил. Наконец их усилия увенчались успехом.

Джози нервничала все сильней, от волнения ее уже трясло, как в лихорадке. Конечно, в юности она много времени проводила в клинике, помогая своей приемной матери, но ей еще никогда не доводилось в одиночку заниматься таким серьезным случаем. К тому же последние четыре года она провела в Нью-Йорке, изучая право, и уже успела изрядно подзабыть то, чему ее научила доктор Энни. И сейчас, зная, что судьба раненого в ее руках и никто не сможет ей помочь, девушка немного растерялась.

Джози боялась, что Уилл заметит, как дрожат у нее руки, когда она разрезала и снимала с раненого насквозь пропитанную кровью рубаху. Ей не хотелось, чтобы он почувствовал ее волнение.

Разрезая рукав рубашки незнакомца, Джози обратила внимание на его грубые, мозолистые ладони, ладони человека, привыкшего к тяжелому физическому труду. «Кто бы ни был этот человек, — подумала Джози, — ему нелегко достается его хлеб».

Уилл прервал ее размышления:

— Раз нам не удалось выяснить, кто этот человек, тебе опасно оставаться здесь с ним одной. Я думаю, нам стоит послать телеграмму Дэну и доктору Энни, чтобы они поскорей возвращались, а до тех пор я мог бы остаться здесь.

— В этом нет никакой необходимости. Этот бедняга так слаб, что не представляет опасности ни для меня, ни для кого-то еще.

— Ну ладно, — разочарованно протянул Уилл, — тогда я вернусь в город и выясню, не было ли где поблизости какого-нибудь нападения на поезд или ограбления банка. А утром я вернусь проверить, как у тебя дела.

Джози взглянула на своего пациента и твердо сказала:

— Нет, я не думаю, что он преступник.

Она не знала, откуда взялась эта уверенность, но ей действительно так казалось. «Конечно, он не преступник, — подумала Джози, — но кого-то он сильно разозлил, вон как его отделали». Одна из пуль угодила ему прямо в пах, и Джози решила, что, скорее всего, в него стрелял рассерженный муж, заставший его со своей женой.

— Откуда тебе знать, преступник он или нет, ведь ты видишь его впервые в жизни и не знаешь о нем ничего, — рассерженно произнес Уилл. — Ты точно такая же, как твоя мамочка, если уж что вобьешь себе в голову, то разубедить тебя невозможно, — добавил он, направляясь к выходу.

— Какая есть, теперь уже не переделать, — сказала Джози, захлопывая за шерифом дверь.

Вернувшись к своему пациенту, девушка расстегнула ему пояс и попыталась снять с него брюки, как вдруг раненый открыл глаза и вцепился ей в руку, больно сжав ее.

От ужаса у Джози перехватило дыхание, она даже не смогла закричать. Что же она наделала, зачем только позволила Уиллу уехать! А вдруг она ошиблась, и на самом деле этот человек — опасный и безжалостный убийца.

— Я всего лишь пытаюсь вам помочь, — сумела она наконец произнести прерывающимся от страха голосом. — Но если вы предпочитаете истекать кровью, то я ничего не имею против.

Он уставился на нее холодным немигающим взглядом, и Джози замерла, как завороженная, не в силах пошевелиться. Совершенно некстати она вдруг подумала, что никогда еще не встречала мужчины красивее, чем он. Внезапно лицо его исказила гримаса боли, он выпустил руку Джози и бессильно закрыл глаза. Казалось, он вновь потерял сознание.

Сердце Джози колотилось так, будто готово было выскочить из груди. Она сделала несколько глубоких вдохов, чтоб хоть немного успокоиться. Девушка была очень напугана, но она не могла отказать в помощи этому человеку, даже если он был преступником. Собрав все свое мужество, Джози взяла ножницы и принялась разрезать брюки, чтобы добраться до ран на ногах. Когда она осторожно попыталась отодрать ткань, присохшую к ране, незнакомец застонал от боли и снова что было силы вцепился ей в руку. От неожиданности Джози едва не выронила ножницы, но потом быстро успокоилась, поняв, что этот человек действует инстинктивно, не желая причинить ей вреда.

— Отпустите меня, — попросила она. — Вы мне мешаете, я не смогу вам помочь, — добавила Джози, не очень надеясь, что он слышит ее.

Наконец ей удалось снять с него брюки и тщательно осмотреть раны. Как она и предполагала, одна из пуль угодила ему в пах, вторая попала в бедро, пройдя его навылет. «Что же все-таки произошло, кому понадобилось так жестоко расправляться с ним?» Джози не переставала задаваться этими вопросами.

К счастью, ни одна из его ран не представляла угрозы для жизни, важные органы не были задеты. И все же Джози считала чудом то, что он остался жив, ведь было видно, что он пролежал без всякой помощи, истекая кровью, не один день.

За дверью послышались шаги Любины, и Джози поспешно прикрыла тело своего пациента простыней. Ей вовсе не хотелось, чтобы та лишилась чувств, увидев его обнаженное окровавленное тело.

— Спасибо, Любина, можешь идти, — сказала Джози, забирая у служанки кувшин с горячей водой и чистую ткань. Когда дверь за женщиной закрылась, Джози вздохнула и приступила к работе. Намочив кусок ткани в воде, она принялась осторожно смывать кровь с его тела. Каждый раз, когда она невольно касалась его смуглой кожи, покрытой темными жесткими волосами, все ее тело охватывал неясный трепет. Она не могла понять, что с ней творится, но это незнакомое ощущение было очень приятным.

Наконец, смыв всю кровь, Джози смазала раны своего пациента серной мазью, чтобы не было заражения крови, и аккуратно перевязала их.

Закончив перевязку, Джози вздохнула с облегчением. Кажется, она отлично со всем справилась, сделав все, что от нее зависит. Если не возникнет никаких осложнений, то незнакомец скоро пойдет на поправку, главное, чтобы не было заражения.

Джози подвинула кресло доктора Энни поближе к своему пациенту и села, чтобы немного прийти в себя и отдохнуть.

В тишине операционной было отчетливо слышно, как тяжело дышит раненый. Джози приподняла простыню, которой он был накрыт, и увидела, как только что наложенные повязки быстро пропитываются кровью. Очень скоро ей придется их заменить. Подумав об этом, Джози вдруг поняла, что ей доставляет удовольствие заботиться об этом незнакомце, что ей приятно касаться его смуглого мускулистого тела. Эта мысль привела ее в крайнее смущение, и она торопливо опустила простыню.

3

Прошло уже двое суток с тех пор, как Медвежий Коготь привез раненого на ранчо Миллеров, и все это время Джози почти не отходила от него, наблюдая за ним и меняя ему повязки. Ее надежда на то, что его состояние быстро улучшится, таяла, как дым. К вечеру первого дня у него начался жар, и до сих пор ей так и не удалось сбить температуру. Время от времени он начинал лихорадочно метаться по кровати, выкрикивая в бреду какие-то бессвязные фразы и пытаясь подняться, а потом без сил падал на подушку и некоторое время лежал неподвижно, тяжело дыша. Но Джози уже знала, что это затишье ненадолго и скоро начнется новый приступ. В бреду раненый без конца повторял одно и то же имя — Бен, и по отрывочным выкрикам своего пациента девушка поняла, что он во что бы то ни стало хочет отыскать этого человека. Ей стало ясно, что именно это стремление не дает ему покоя, заставляя метаться по кровати и скрежетать зубами от бессилия.

Когда раненый, совсем выбившись из сил, ненадолго забывался тяжелым сном, Джози тут же принималась листать свои книги по праву, отлично зная, что скоро ему понадобится не только медицинская помощь. Того и гляди за беднягой явится шериф, которому не терпится забрать его в город.

Уилл Спенсер упорно считал пациента Джози опасным преступником, хотя оснований для этого у него не было: нигде в округе не было слышно ни о каких нападениях или перестрелках. Уилл чуть ли не каждый день наведывался на ранчо Миллеров, чтобы узнать, как себя чувствует раненый, и изо дня в день Джози отвечала ему, что он еще слишком слаб и его не в коем случае нельзя перевозить. Слишком много сил она отдала, чтобы спасти жизнь своему пациенту, не могла же она позволить снова подвергать его опасности.

Любина по-прежнему до смерти боялась незнакомца и наотрез отказывалась входить в комнату, где он лежал. Джози это ужасно злило, ведь никто не мог сменить ее у постели больного и ей все приходилось делать самой. Однажды она попыталась добиться от Любины, чем же ее так напугал незнакомец.



— Говорю вам, сеньорита, он настоящий дьявол, — испуганно ответила служанка.

— Да с чего ты это взяла? — удивилась Джози.

В тот день, когда Медвежий Коготь привез его, я видела в долине черно-белую лошадь, а индейцы говорят, что дьявол всегда ездит на такой лошади, — сказала девушка и перекрестилась.

— Ерунда, просто чья-то лошадь отбилась от табуна и бродила по прерии, — улыбаясь, возразила Джози.

— Хозяйка, вы помните, какая страшная гроза была в ночь перед его появлением? А ведь всем известно, что дьявол является в грозу, — убежденно заявила служанка.

Поняв, что спорить бесполезно, Джози отвернулась к окну. С запада на долину надвигалась огромная черная туча.

— Похоже, к нам в гости собирается еще один дьявол. Ночью будет гроза, — задумчиво произнесла Джози.

Первое, что услышал Симc Кэллахен, очнувшись, был сильный грохот, как будто невдалеке пронесся огромный табун лошадей. Симc приоткрыл глаза, и его на мгновение ослепила яркая вспышка света. Окончательно придя в себя, Кэллахен понял, что на улице бушует гроза. Некоторое время он лежал неподвижно, с наслаждением вдыхая запах свежести и мокрой листвы, доносившийся из открытого окна. Внезапно ему послышался какой-то шорох, и, повернув голову, он увидел возле своей кровати девушку, которая дремала, сидя в кресле. Девушка сидела, низко склонив голову, и водопад светлых волос скрывал от Кэллахена ее лицо.

— Неужели я умер и попал в рай? — спросил Симc, дотрагиваясь до ее руки.

Джози мгновенно проснулась и с удивлением посмотрела на своего пациента. Наконец-то он пришел в себя!

— Нет, вы все еще живы, но ваша жизнь висела на волоске. Я сделала все, что в моих силах, но я все-таки не врач, — произнесла девушка и спросила: — Кто вы? Как вас зовут?

Кэллахен внимательно разглядывал свою спасительницу. «Какие красивые у нее глаза, — подумал он, — синие-синие, таким бывает небо в прерии после захода солнца».

— А вы кто? — вопросом на вопрос ответил он.

— Меня зовут Джози Миллер. Но вы мне не ответили. Кто вы? Кто в вас стрелял?

Мужчина ничего не ответил. Прикрыв глаза, он сделал вид, что спит.

— Эй, так нечестно! — возмущенно воскликнула Джози, но так и не получила ответа. Девушка закрыла окно, чтобы капли дождя не попадали в комнату, и снова приблизилась к своему пациенту, но он, казалось, безмятежно спал, и ей ничего не оставалось, как тихо выйти из комнаты.


А на следующий день приехавший спозаранку Уилл Спенсер с порога заявил:

— Сегодня я заберу твоего больного в город, и мне все равно, как он себя чувствует.

— Но в чем дело, что случилось? — растерянно спросила Джози.

Мне сообщили, что на станцию в Ларами две недели назад привезли большое стадо племенных коров. Их купил некий Симc Кэллахен. Еще десять дней назад он со своим младшим братом Беном должны были привезти деньги и забрать коров, но в Ларами они так и не появились. Сдается мне, твой пациент — один из Кэллахенов.

Джози обдумывала то, что сообщил ей Уилл. Одно из имен, упомянутых шерифом, ей часто приходилось слышать последнее время, именно его без конца повторял в бреду раненый.

— А откуда они, эти братья Кэллахен? — спросила она у шерифа.

— Они недавно перебрались в Шарпсбург откуда-то с востока, кажется, из Каролины, — ответил он. — Они купили здесь ранчо и решили заниматься разведением племенного скота. Братья предложили окрестным фермерам войти с ними в долю, и кое-кто из них согласился. Кэллахены собрали деньги, кстати, у них вышла кругленькая сумма, и поехали выкупать первую партию коров. Но здесь они, как ты знаешь, так и не появились, исчезли вместе с деньгами. Так вот, описание одного из братьев очень подходит нашему общему знакомому, ты понимаешь, о ком я.

— Но кто же его ранил? — спросила Джози.

Уилл пожал плечами.

— Вот это нам и надо выяснить. Поэтому я хочу забрать его, — твердо произнес шериф. Джози хотела что-то возразить, но он перебил ее: — В Ларами нас дожидаются двое компаньонов Кэллахенов, надеюсь, они смогут опознать твоего подопечного.

Но его нельзя перевозить! — решительно воспротивилась Джози, готовая бороться до конца. Она не могла допустить, чтобы сейчас, когда ее пациент пошел на поправку, его куда-то везли, подвергая жизнь опасности. — У тебя нет никаких доказательств, как ты можешь обвинять его в краже этих денег? — горячо продолжала она. — В него кто-то стрелял, а когда Медвежий Коготь нашел его, никакой сумки с деньгами не было. По-моему, вывод напрашивается сам собой, тебе не кажется?

Джози прекрасно понимала, что у нее нет никаких оснований так верить в невиновность этого парня, ведь она совсем не знала его. Но она отлично помнила, как когда-то доктор Энни и Дэн так же поверили ей. Джози была почти уверена, что ее пациент — Симc Кэллахен, но в любом случае шериф не может обвинять его в воровстве, не найдя никаких доказательств. Но даже если Кэллахен и виновен, то все равно он имеет право на справедливый суд. Джози поклялась себе, что будет до последнего отстаивать интересы этого парня, ведь, кроме нее, у него никого сейчас нет. В конце концов, на то она и лучший адвокат в Вайоминге иди, по крайней мере, твердо собирается им стать.

— Ты меня неправильно поняла, Джози, — примирительным тоном сказал Уилл, — я не собираюсь его арестовывать. Компаньоны Кэллахенов в ярости, они считают, что братья обокрали их, и сейчас они готовы разорвать этого беднягу на части. Я хочу поместить твоего пациента под охрану для его же безопасности.

— Ну об этом я сама смогу позаботиться. Я попрошу Медвежьего Когтя прислать нескольких индейцев, чтобы они охраняли дом.

Немного поколебавшись, шериф согласился.

— Только обещай мне, что сегодня же пошлешь кого-нибудь к Медвежьему Когтю, а пока попроси старика Вэша держаться поближе к дому, — попросил Уилл. — Правда, случись что, проку от него не будет, — задумчиво добавил он, направляясь к двери.

— Хорошо, хорошо, я сделаю все, как ты говоришь, — пообещала Джози, выпроваживая шерифа.

Уилл уже вышел во двор и направился к лошади, как вдруг, вспомнив что-то, резко остановился.

— Да, я совсем забыл, — сказал он, поворачиваясь к Джози. — Элли просила меня передать это тебе. — С этими словами Уилл вынул из кармана какой-то сверток и протянул его девушке.

— А что это? — удивилась Джози.

— Элли очень благодарна тебе. Сначала я не хотел брать его, но потом подумал, что при нынешних обстоятельствах он может тебе пригодиться.

Джози развернула сверток и обнаружила там новенький женский револьвер.

— Я не могу его взять. — Джози отлично понимала, что для Элли, у которой каждый цент на счету, это слишком дорогой подарок.

Покачав головой, Уилл сказал:

— У тебя нет выбора, тебе придется его принять. Я отлично знаю эту девчонку, она ни за что не согласится забрать его обратно. Кстати, ты знаешь, после того случая она бросила свое ремесло. Не знаю, правда, как она теперь собирается зарабатывать себе на жизнь.

Джози с недоверием посмотрела на Уилла. Конечно, она сама убеждала Элли изменить свою жизнь, но не надеялась, что та сразу решится на это.

— Уилл, я тебя прошу, помоги Элли, — умоляюще произнесла Джози. — Подыщи ей хоть какую-нибудь работу.

— Ты шутишь? Куда я смогу пристроить девицу с такой репутацией? — Уилл с недоумением смотрел на Джози.

— Ну хотя бы в какой-нибудь магазин или что-то вроде этого.

Представив себе Элли в роли продавщицы, Уилл расхохотался.

— Ты соображаешь, о чем ты говоришь? Да ни одна из добропорядочных женщин в Ларами не захочет, чтобы их обслуживала такая продавщица. Любой магазин с ней разорится.

— Если никто не согласится принять девушку на работу, — решительно заявила Джози, — я открою свой собственный магазин и найму ее.

Джози действительно располагала для этого достаточными средствами. Когда она жила в Нью-Йорке, то с успехом играла на бирже под неусыпным руководством своего деда, отца доктора Энни, и сделала себе на этом приличное состояние.

— Если девушка твердо намерена изменить свою жизнь, ей обязательно нужно помочь, — продолжала Джози.

— Ты неисправима, — покачал головой Уилл. — Вы с доктором Энни хотите помочь каждому обездоленному, но пойми, что это невозможно. Ну ладно, я, пожалуй, поеду. Прошу тебя, будь осторожна. Надеюсь, ты умеешь с ним обращаться? — спросил шериф, указывая на револьвер.

— По-моему, у нас на Западе стрелять умеют даже грудные младенцы, — со смехом ответила Джози.

Уилл уже давно уехал, а Джози все вспоминала его слова. Он сказал: «Будь осторожна». Этими же словами ее напутствовал дедушка, когда она уезжала из Нью-Йорка в Вайоминг. Правда, он добавил еще кое-что: «…Но не настолько, чтобы упустить свой шанс. Поступай так, как подсказывает тебе твое сердце». Да уж, Ройлстон Синклер никогда не упускал свою удачу. Джози улыбнулась, вспомнив, как весело они с дедом проводили в Нью-Йорке время. Она не переставала удивляться, как у этого легкомысленного, отчаянного человека могла родиться такая серьезная и правильная дочь, как доктор Энни. Джози гораздо больше подходит на роль его дочери, вот он бы отлично понял, почему она так возится с этим Кэллахеном. Приемной матери объяснить это будет куда сложней.

Джози чувствовала, что этот мужчина неспроста появился в ее жизни. Девушка знала, что, когда у адвокатов нет доказательств, они полагаются на свое чутье, но она не была уверена, стоит ли действовать так же и в отношениях с мужчиной.


Скрипнула дверь, и Кэллахен услышал чьи-то легкие шаги. Даже не открывая глаз, Симc понял, что пришла его спасительница, светловолосая фея. Сегодня утром он поймал себя на мысли, что с нетерпением ждет ее прихода, и сейчас при звуке ее шагов Симc не смог сдержать довольную улыбку.

Джози осмотрела раны своего пациента и поменяла ему повязки. Она не переставала поражаться, как мужественно он сносил эту болезненную процедуру. Закончив осмотр, она сказала:

— Вам обязательно нужно помыться и побрить лицо. Давайте я помогу вам.

— Ни за что! Вы собираетесь купать меня, как младенца?! — воскликнул Кэллахен с возмущением.

— Вы еще слишком слабы, чтобы справиться с этим в одиночку, — возразила Джози.

— Тогда я подожду, пока у меня будет достаточно сил, чтобы вымыться самому.

— Не обижайтесь, пожалуйста, но от вас ужасно пахнет. Клянусь, я больше не подойду к вам, пока вы не приведете себя в порядок. — Девушка отвернулась, сделав вид, что собирается уйти.

— Ну хорошо. Помогите мне подняться, — произнес он, нахмурившись.

Джози обхватила его, помогая ему сесть. Поднимаясь, он обнял ее за плечи, и этот жест неожиданно привел ее в трепет. Покраснев, Джози поспешно отстранилась.

— Какого черта! Где моя одежда, почему я лежал совсем голый? — воскликнул Кэллахен, сумев наконец принять вертикальное положение.

— Мне пришлось снять ее, чтобы перевязать вас, — ответила Джози.

— Отвернитесь или хотя бы закройте глаза, — раздраженно сказал Кэллахен, натягивая на себя простыню.

— Уверяю вас, ничего нового я уже не увижу, — улыбнулась Джози.

— Ну и как, понравилось вам то, что вы увидели? — с издевкой поинтересовался Симc.

— Я попрошу вас не забываться, господин Кэллахен, — вспыхнув, произнесла Джози. — Кто позволил вам разговаривать со мной в таком тоне, я уважаемая женщина, я адвокат, в конце концов.

— Адвокат? — В его глазах мелькнуло любопытство. — Еще ни разу не доводилось встречать женщину-адвоката.

— Если вы на самом деле Симc Кэллахен, вам нужно благодарить бога, что вы встретили адвоката, возможно, скоро он вам понадобится. Местный шериф сбился с ног, разыскивая братьев Кэллахен, которые пропали вместе с деньгами своих компаньонов. Когда вас привезли сюда, вы были не в себе и в бреду постоянно называли имя Бен. Так что вы, очевидно, Симc, не так ли?

— Вы не знаете, они нашли Бена? — В волнении Кэллахен попытался привстать с кровати, но ему это не удалось.

— Вы были один, когда Медвежий Коготь обнаружил вас в прерии, истекающего кровью, — ответила девушка.

— Кто он такой, этот Медвежий Коготь? — нахмурившись, спросил Симc.

— Вождь племени сиу, которое живет здесь недалеко. Он наш друг и ваш теперь тоже.

Кэллахен задумался: что же ему делать дальше? Что случилось с его братом, удалось ли ему спастись? Этот вопрос не давал ему покоя. Больше всего Кэллахена мучила собственная беспомощность. Хватит ему прохлаждаться здесь, решил Симc, он должен найти брата.

— Принесите мне какую-нибудь одежду, мисс… Я забыл, как вас зовут.

— Джози Миллер, — ответила она.

— Кстати, где моя лошадь? — спросил он, не обратив, кажется, внимания на ее ответ.

— Никакой лошади Медвежий Коготь не находил. Но сейчас это вас не должно волновать. Вы свалитесь и станете добычей койотов, не проехав и десяти ярдов.

— Вы не понимаете, мисс, я должен уехать, — сказал он, вновь пытаясь подняться. Черт, он должен спасти Бена!

— По-моему, это вы не понимаете, — возразила Джози. — Вы четыре дня были без сознания и лишь недавно пришли в себя. К тому же вы потеряли море крови и еще не набрались сил. Вам нужно полежать. Потерпите немного, Симc.

— Называйте меня Кэллахен, — устало произнес он. — И я ничего не крал.

Кэллахен понимал, что девушка права. Он слишком слаб, чтобы отправляться на поиски Бена. Даже сейчас, когда он просто сидел, у него начала кружиться голова. Симc осторожно опустился на подушку и посмотрел на Джози.

— Я действительно так долго был без сознания? — спросил он и, не дожидаясь ответа, продолжил: — Как же мне было приятно, очнувшись, обнаружить рядом с собой ангела-хранителя.

Никакой я не ангел-хранитель, — сухо ответила Джози, беря в руки мыло. Ей ни разу не приходилось брить мужчин, но она много раз видела, как бреется Дэн. «Этого будет достаточно», — подумала Джози, покрывая его густую черную бороду мыльной пеной. Ей было приятно дотрагиваться до жестких волос на его лице, но она старалась не думать об этом.

Закончив покрывать лицо Кэллахена пеной, Джози взялась за бритву.

— Надеюсь, ты умеешь с этим обращаться? — спросил Кэллахен, приоткрывая глаза.

— Нет, — засмеялась Джози, — но мне представилась отличная возможность поучиться.

Побрив Симсу лицо, Джози взяла мокрую тряпку и стала протирать ему тело, в который раз удивляясь силе и твердости его мышц. Наконец она закончила с верхней частью туловища, и теперь ей нужно было убрать простыню и двигаться дальше. Джози замерла, не зная, как поступить. Вид его обнаженного тела приводил ее в смущение, даже когда Кэллахен был без сознания, как же она сможет справиться с этим делом теперь, когда он пристально наблюдает за каждым ее движением?

— Почему вы лечите меня, если вы не врач? — спросил вдруг Кэллахен.

— Это клиника моей матери, но она сейчас в отъезде, а другого врача здесь нет.

— И часто вам приходилось мыть мужчин?

— Часто. — Джози постаралась сказать это как можно спокойней. — Если позволите, я продолжу, — добавила она, берясь за простыню.

— Сначала дайте мне вашу руку, — произнес он так жестко, что девушка не могла не подчиниться. Кэллахен взял ее за руку и прижал ладонь к своей груди. — Вот что я вам скажу, мисс Джози Миллер. Мисс… я не ошибся?

— Да, я не замужем.

— Это означает, что вы девственница, как я понимаю.

Джози растерянно замерла, не находя ответа.

— Тогда вам лучше закрыть глаза, — насмешливо продолжал Кэллахен, — а то вы увидите, как тело мужчины реагирует на женщину. — И он глазами указал ей на простыню, которую она так и не успела снять с его бедер. Под простыней что-то шевельнулось, словно там находилось живое существо.

— Теперь ты понимаешь, что помыть меня — это не самая удачная идея? — расхохотался Кэллахен, увидев смятение Джози.

Девушка вспыхнула и, ничего не ответив, вылетела в коридор, наткнувшись при этом на Любину, которая несла ей чистые полотенца.

— Что случилось, сеньорита? Что-то с раненым? — спросила служанка.

— С ним все в порядке, — довольно резко ответила Джози.

— Ну да, вы и раньше говорили, что опасность уже миновала и он будет жить.

— Но теперь у него новая проблема. — Джози повысила голос, чтобы ее мог слышать Кэллахен. — Его мужской орган сильно распух, скорее всего, это какая-то инфекция. — Девушка с трудом сдерживала смех, глядя, как в ужасе округляются глаза служанки. — Я не знаю, как это лечить, пойду поищу, что пишут об этом в медицинских книгах. — И Джози с достоинством удалилась.

Перекрестившись, Любина с недоумением посмотрела ей вслед.

4

Когда за Джози захлопнулась дверь, Кэллахен откинулся на подушку и снова расхохотался. Очень даже неплохо для человека, в двух местах продырявленного пулями. Конечно, он и раньше попадал в переделки, и пару раз противникам удавалось его подстрелить, но так серьезно он был ранен впервые. Подобные раны запросто могли навсегда лишить Кэллахена мужской силы, но, к огромному его облегчению, этого не произошло. Он убедился в этом благодаря своему белокурому ангелу-спасителю, Джози Миллер. Бедняжка Джози, подумал Кэллахен с довольной усмешкой. Как трогательно она смутилась, поняв, что с ним происходит. Как бы там ни было, он ей страшно признателен за это явное подтверждение своей силы.

Однако стоило Кэллахену вспомнить о Бене, его хорошее настроение тут же улетучилось без следа. Весь оставшийся день Симc пытался восстановить в памяти, что же произошло, когда они с братом везли деньги в Ларами. Поначалу в голове всплывали какие-то обрывочные образы, но постепенно ему удалось вспомнить почти все. Они с Беном уже довольно далеко отъехали от Шарпсбурга, направляясь на север, в Ларами, когда на них напали трое или четверо всадников. Эти негодяи удачно выбрали место для засады, спрятавшись за высокой каменной грядой, и, когда братья Кэллахен проехали мимо, стали палить им вслед.

Одна из пуль тут же ранила Симса, но рана оказалась неопасной, и он на скаку бросил сумку с деньгами младшему брату, велев ему что есть силы скакать прочь, а сам стал отстреливаться, укрывшись за огромным валуном. Ему удалось довольно долго удерживать своих преследователей на расстоянии, и, когда Бен уже скрылся из виду, Симc решил, что пора и ему уносить ноги. Покинув свое укрытие, он поскакал вслед за Беном. И тут вторая пуля угодила ему в плечо. Но даже сейчас он мог бы еще уйти от погони, если бы его лошадь не споткнулась.

Что было дальше, он помнил очень смутно. Он видел какого-то гнедого жеребца с огромным шрамом на ноге. Почему-то этот шрам, по форме напоминающий полумесяц, прочно врезался Кэллахену в память. Кто сидел на лошади, он разглядеть не сумел. Эта лошадь с неизвестным всадником — последнее, что он помнил, дальше были только жара и невыносимая боль. Сколько он пролежал до тех пор, пока его не подобрал индеец, оставалось для Симса загадкой.

Если Бену все же не удалось далеко ускакать и деньги были похищены, они потеряют свое ранчо. За стадо, которое дожидалось их в Ларами, Кэллахены собирались отдать все свои сбережения, а без денег и без скота нечего было и думать сохранить ранчо. Кэллахен с горечью подумал, что это будет для них с Беном уже вторая крупная потеря. Первой стало их семейное имение в Южной Каролине, но в тот раз ни Симса, ни Бена не в чем было обвинить, теперь же потеря ранчо будет целиком на их совести. Правда, сейчас судьба недавно купленного ранчо меньше всего волновала старшего Кэллахена. Он беспокоился о брате, и неизвестность сводила его с ума.

Тем временем Уилл Спенсер с парой помощников отправились в прерию, чтобы тщательно осмотреть то место, где Медвежий Коготь нашел раненого. Индеец ехал впереди, указывая дорогу. Когда они прибыли на место, шериф спешился и стал разглядывать землю, пытаясь обнаружить хоть какие-нибудь следы. Уилл не очень-то надеялся на успех, ведь накануне прошел сильный дождь, который наверняка все смыл. Но шериф недооценил индейского вождя. Тот без труда обнаруживал едва заметные следы, неразличимые для глаза белого человека. Медвежий Коготь точно указал место, где лежал раненый, и сообщил, что в прошлый раз там все было залито кровью, но почти вся кровь была смыта дождем. Пока шериф осматривал это место, индеец проехался по округе и, вернувшись, рассказал Уиллу, что неподалеку возле груды камней он обнаружил еще следы. Там была перестрелка. Все выглядело так, будто какой-то смельчак довольно долго отстреливался от большой группы преследователей. Шериф пытался понять, что же могло здесь произойти. Он не знал, стоит ли ему до конца доверять словам индейца, ведь, в конце концов, Медвежий Коготь мог сам быть причастен к исчезновению братьев Кэллахен и теперь лишь старался сбить Уилла с толку. Шериф вообще с опаской относился к краснокожим, которые жили за пределами резервации, ведь после провала Форт-Бриджерского соглашения в 1868 году жившие в этих местах сиу, шошоны и арапахо не упускали возможности затеять между собой резню. Только благодаря усилиям Дэна Миллера местные власти пока терпимо относились к племени Медвежьего Когтя. Но Уилл прекрасно понимал, что если вождь окажется каким-то образом замешан в историю с исчезновением Кэллахенов, то ни о какой терпимости больше не будет и речи. Правда, шериф знал, что Миллеры безоговорочно доверяли этому краснокожему, и решил, что пока ему стоит заняться другими версиями.

По дороге обратно в Ларами ему в голову пришла великолепная идея. Что, если братья просто не поделили между собой деньги, схватились за ружья и младший оказался проворней? Такое вполне могло случиться. Из того, что он успел узнать о братьях, выходило, что старший Кэллахен вел отнюдь не праведную жизнь. Когда-то он был связан с одной из банд, занимавшихся грабежами и убийствами в Канзасе под личиной борцов за Конфедерацию.

Люди, знакомые с Симсом Кэллахеном, описывали его как нелюдимого, довольно грубого человека. Младший, Бен, был совсем на него не похож. Мягкий, приветливый парень, он не был замешан ни в каких темных делишках. Именно ему пришла в голову идея заняться разведением племенного скота, и это он убедил соседей войти в долю с ним и его старшим братом. «Мог ли такой человек хладнокровно выстрелить в собственного брата?» — спрашивал себя Уилл. Нет, это маловероятно. Конечно, соблазн в одиночку завладеть деньгами и удрать с ними был велик, но такой парень, как Бен, не мог вот так, запросто, выстрелить в своего брата и бросить его умирать. Уилл понял, что окончательно запутался в этом темном деле. В одном он был уверен точно: разобраться во всем ему может помочь лишь один человек — нынешний пациент Джози Миллер.

Джози растерянно стояла перед дверью комнаты Кэллахена, набираясь мужества, чтобы войти. Она злилась на этого человека, заставившего ее потерять самообладание и почувствовать себя полной дурой. Она решила, что если ей удалось сохранить спокойствие перед судьей Мак-Спарреном, то уже ничто не сможет вывести ее из равновесия, но, как оказалось, ошиблась.

Лицо Джози до сих пор вспыхивало от стыда, стоило ей вспомнить смех Кэллахена, который она слышала, когда выбегала из его комнаты, как глупая школьница. Но на самом деле Джози вовсе не была так наивна, как можно было о ней подумать, судя по ее реакции на выходку Кэллахена. Ее настоящая мать изо всех сил старалась, чтобы Джози как можно дольше пребывала в неведении, в чем заключается ее работа, но стены в борделе, где они жили, были слишком тонкими, и маленькая Джози слишком рано узнала, чем занимаются мать и ее подруги, когда закрываются в комнате с мужчинами. К десяти годам девочка уже отлично понимала, что происходит в этом грязном притоне.

Все это вызывало у нее такое отвращение, что она поклялась, что никогда, ни при каких обстоятельствах не позволит мужчине прикоснуться к себе. Именно поэтому теперь Джози была так растеряна и напугана. Раньше ей никогда даже не приходило в голову, что какой-нибудь мужчина сможет пробудить в ней желание и заставит потерять над собой контроль. И вдруг в ее жизни появляется этот Симc Кэллахен, самое невинное прикосновение которого приводит ее в трепет.

В задумчивости Джози забрела на кухню, где Любина возилась с обедом.

— Послушай, Любина, я знаю, что ты не замужем, — нерешительно начала Джози, — но скажи мне, ты когда-нибудь… была с мужчиной?

От неожиданности из рук Любины выскользнула жестяная миска и с грохотом покатилась по полу.

— Что вы такое спрашиваете, сеньорита? — Служанка смотрела на девушку с неподдельным испугом.

— Ты отлично понимаешь, что я имею в виду, — настойчиво продолжала Джози.

Любина неодобрительно покачала головой:

— Вам не следует об этом спрашивать, мисс Джози. Доктору Энни это не понравится.

Джози подумала о докторе Энни и Дэне, об их теплых отношениях, вспомнила, как они даже после стольких лет брака стараются как бы невзначай коснуться друг друга и обмениваются многозначительными взглядами, когда думают, что этого никто не заметит.

— Может быть, я никогда не выйду замуж, — задумчиво сказала Джози служанке, — но когда мама вернется, я обязательно спрошу у нее, что это такое: хотеть мужчину?

Любина хотела что-то возразить, но в этот момент до них донесся голос Кэллахена, звавшего Джози, и вслед за этим в его комнате раздался жуткий грохот.

— Этот дьявол зовет вас, сеньорита. — Любина с опаской посмотрела в сторону комнаты больного.

— Сходи узнай, что ему нужно, — попросила ее Джози.

— Нет, мисс Джози, мне пора собираться в церковь, а не то я опоздаю к началу службы. — Любина поспешно сняла фартук и повесила его на крючок. — Я лучше пришлю Вэша, чтобы он присмотрел за этим дьяволом.

— Какая же ты трусиха, Любина. Пойдем, поможешь мне, — с улыбкой произнесла Джози.

Из комнаты Кэллахена вновь послышался непонятный грохот.

— Вам лучше поторопиться, сеньорита, не знаю, что он делает, но, похоже, что-то там ломает, — испуганно сказала Любина. — Никогда еще эта клиника не видала таких беспокойных больных.

Поняв, что от Любины помощи не дождаться, Джози решительно направилась к комнате своего пациента. С этим мужчиной ей придется разбираться самой.

Войдя в комнату, она сразу поняла, чем грохотал Кэллахен. Каким-то образом ему удалось самому подняться с кровати, и теперь он направлялся в сторону двери, передвигая перед собой стул, который служил ему опорой.

— Что это вы делаете? Кто позволил вам вставать? — с возмущением накинулась на него Джози.

— Я собираюсь убраться отсюда и советую вам не мешать мне, — с угрозой в голосе произнес Кэллахен.

— Вы что, надеетесь, что у вас хватит сил уйти пешком? — с недоверием спросила девушка.

— Для начала найду себе лошадь и уеду подальше отсюда.

Но ведь у вас даже нет одежды, — растерянно произнесла Джози первое, что пришло ей на ум. Она понимала, что ни в коем случае не должна его отпускать.

Не обращая внимания на ее протесты, Кэллахен продолжил свой путь к двери. Было видно, что каждый шаг дается ему с огромным трудом. Он тяжело дышал, все его лицо покрыли крупные капли пота. Кэллахен сделал всего несколько шагов и совсем выбился из сил. Он вдруг качнулся в сторону, и Джози, решив, что он теряет сознание, в испуге бросилась к нему, но он не упал, а без сил опустился на стул, на который опирался. И в этот самый момент со двора послышался стук копыт и раздался голос шерифа, звавшего Джози. Девушка поспешила во двор, сказав перед этим Кэллахену:

— Постарайтесь добраться обратно до кровати и лежите тихо.

Но не успела она выйти из комнаты, как дверь распахнулась и на пороге показался Уилл, а с ним несколько незнакомых людей.


— Здравствуй, Уилл, — обратилась к нему Джози, стараясь выглядеть как можно спокойней. — Ты как раз вовремя. Помоги мне перенести моего больного в постель.

— Я отлично могу сам с этим справиться, — угрюмо процедил сквозь зубы Кэллахен, оглядывая вошедших.

— Это он? — спросил шериф, обращаясь к одному из своих спутников.

— Да, это Симc Кэллахен, он украл наши деньги — кивнул один из мужчин.

— Келлер, ты в своем уме? — воскликнул Кэллахен. — Мы с Беном тоже вложили свои деньги в покупку скота. Ты понимаешь, что эти коровы — наш единственный шанс сохранить ранчо? С какой стати мы бы стали красть свои собственные деньги?

— А я откуда знаю, — ответил человек, которого Кэллахен назвал Келлером, — может, вы за эти деньги собирались выкупить закладную на ваше ранчо или задумали всех коров присвоить себе.

— В общем, пока мы во всем не разобрались, я вынужден арестовать тебя, Кэллахен, — вмешался в разговор Уилл.

Джози почувствовала, как вся кровь отхлынула от ее щек.

— Ты не можешь его арестовать, у тебя нет ни доказательств, ни свидетелей, — попробовала она возразить шерифу.

Не обращая внимания на ее протесты, Уилл подал знак фермеру. Они вместе двинулись к Кэллахену и схватили его за руки.

— У нас есть подозреваемый, и этого достаточно, чтобы я мог его арестовать. Отвернись, — сказал шериф, обращаясь к Джози.

— Зачем? — не поняла девушка.

— Он совсем голый, если ты еще этого не заметила. — Уилл взял с кровати простыню и накинул ее на Кэллахена.

— Послушайте, шериф, уверяю вас, я не крал эти деньги! — воскликнул Кэллахен.

Джози подошла к нему и сказала:

— Он считается невиновным, пока его вина не будет доказана.

Не обращая внимания на ее слова, люди шерифа, схватив Кэллахена под руки, стали поднимать его со стула.

— Может, ты сразу расскажешь нам, где прячется твой милый братец? — с ухмылкой спросил у Симса шериф. Лицо Кэллахена исказилось от ярости, и он попытался вырваться, но его держали слишком крепко. Наблюдая эту сцену, Джози поняла, что шериф серьезно настроен арестовать ее пациента, и никакие доводы его не переубедят. Но в запасе у нее оставался еще один более чем веский аргумент. Джози сунула руку в карман и достала оттуда револьвер, который подарила ей Элли.

— Прикажи своим людям отпустить его, — произнесла Джози, направив пистолет на шерифа. — Может, он и вор, но он ранен и нуждается в медицинской помощи. Я не позволю вам увезти его отсюда.

Уилл кивнул своим подручным, и те отпустили Кэллахена.

— Убери пистолет, детка, — сказал шериф, глядя на Джози. — Пойми, этот человек подозревается в совершении преступления. Я должен отвезти его в тюрьму.

— Вот именно, что всего лишь подозревается! — с горячностью воскликнула девушка. — Пока вина не доказана, он невиновен. Как врач, я настаиваю, что его нельзя перевозить. Это убьет его.

Взглянув на пациента, Уилл, усмехаясь, ответил:

— Вот уж не думаю. Он выжил после того, как, раненный, на всем скаку слетел с лошади, но самое удивительное, что он выжил даже после твоего лечения. — И Уилл громко расхохотался, довольный своей шуткой.

Никак не отреагировав, Джози продолжала:

— А как его адвокат я должна предупредить тебя, что если ты увезешь его отсюда, то будешь нести ответственность за его жизнь.

— Его адвокат? — Уилл сразу стал серьезным.

— Мой адвокат? — Казалось, Кэллахен был удивлен не меньше шерифа.

— Да, ваш адвокат. — Джози молилась, чтобы Кэллахен замолчал, пока все окончательно не испортил. — Я не буду ничего иметь против того, чтобы его перевезли в город, когда он будет достаточно здоров, — продолжила Джози, обращаясь уже к шерифу. — А теперь, Уилл, помогите мне уложить его в кровать и уезжайте отсюда.

— Объясни мне, пожалуйста, Джози, как этот умирающий человек, у которого, по твоим словам, не хватит сил вынести дорогу до города, умудрился подняться с кровати и самостоятельно добраться до этого стула. Ты ведь не помогала ему в этом? — с недоверием спросил шериф.

— Так вы не знаете, где сейчас Бен? — перебил его Кэллахен.

— Это мы хотели узнать у тебя, парень, — ответил Уилл. — Раз ты действительно ничего не знаешь, то можно предположить, что он либо мертв, либо сбежал, прихватив все денежки.

Тем временем Джози пыталась придумать объяснение, каким образом Кэллахен оказался посреди комнаты на стуле, вместо того чтобы лежать в кровати. Но объяснения не понадобилось, потому что внезапно Кэллахен покачнулся и, потеряв сознание, едва не рухнул на пол, но его вовремя подхватил стоящий рядом с ним шериф. Джози не была уверена, действительно ли Кэллахен потерял сознание, но этот обморок пришелся как нельзя кстати. Шериф с помощью Джози осторожно уложил раненого на кровать.

— Только отдайте распоряжение, шериф, и мы закинем этого проходимца на лошадь и доставим в тюрьму, — сказал Келлер.

— И будете обвинены в убийстве. Не думайте, что я не смогу привлечь вас к ответу, — твердо возразила Джози.

Фермер замолчал, нерешительно поглядывая на Уилла.

— Не могли бы вы мне помочь? — обратилась к шерифу девушка. — Я как раз собиралась перетащить его кровать в жилое крыло, там мне легче будет за ним присматривать. Поэтому он и сидел на стуле, когда вы ворвались, как банда громил.

Пока Джози беседовала с Уиллом, фермеры о чем-то возбужденно переговаривались вполголоса.

— Я не верю ему, он наверняка знает, где припрятаны наши деньги, — заявил Келлер.

— Но зачем им было красть наши деньги, ведь Бен так мечтал разводить этих коров, — возразил другой фермер. — Нет, я не верю, что Бен способен на такое, он хороший парень.

Против Бена я ничего не имею, — ответил Келлер. — Небось все придумал этот Симc. Вот уж кто темная лошадка. Может, он сам подстрелил себя, чтобы мы подумали, будто на него напали и украли наши деньги, а сам где-нибудь их припрятал. Услышав его слова, Джози сказала:

— А вы не думали, что украсть деньги мог кто-то из ваших соседей? Вы все знали, когда Бен и Симc повезут деньги в Ларами, и запросто могли подстеречь их.

Келлер возмутился и хотел что-то возразить, но шериф велел ему и его товарищам заткнуться и перенести больного, как просила Джози. Девушка решила, что она разместит его в своей спальне, а сама переберется в комнату своих приемных родителей. После того как кровать с Кэллахеном наконец поставили в спальне Джози, она обратилась к шерифу:

— Уилл, ты ведь понимаешь, что он, скорее всего, ни в чем не виноват. Видно же, что эти раны он не мог нанести себе сам.

— Я все прекрасно понимаю, Джози, но ты тоже пойми, что твое дело — защищать подозреваемых, а мое дело — их арестовывать.

Джози решила сменить тему разговора:

— Как ты думаешь, Уилл, где может быть его брат?

— По правде говоря, не знаю. Может, он уже мертв, а может, на полпути в Каролину вместе с деньгами. Все, что мне известно, это то, что братья Кэллахен выехали из Шарпсбурга, имея при себе пять тысяч долларов, чтобы заплатить за племенных коров, привезенных из Англии. Коровы на месте, а братья так и не появились. Один из них ранен, а другой исчез вместе с деньгами.

Ничего из этого не указывает на то, что они украли деньги, — подвела итог Джози. — Все, что нам доподлинно известно, — это то, что старший Кэллахен чуть не умер от ран, а его брат исчез.

— Да, и если мы найдем его брата, мы найдем деньги. Кстати, где носит эту старую развалину Вэша, он ведь должен охранять тебя?

— Он где-то тут, поблизости, — неопределенно ответила Джози. — А кроме того, меня не нужно охранять. Я и так в безопасности, ты видел его раны, он ведь даже не в силах сам встать с кровати. А на крайний случай у меня есть пистолет.

Видя, что на лицах фермеров написано недовольство, Уилл строго спросил:

— Когда его можно будет забрать?

— Я не могу решить этого сама, — честно призналась Джози. — Нужно дождаться приезда моей мамы. Она сможет это решить, осмотрев его.

— Так не пойдет, мне нужно допросить его как можно скорей, — горячо запротестовал Уилл.

— Сейчас это все равно невозможно, он же без сознания, — попыталась умерить его пыл Джози.

— Хорошо, но завтра я снова приеду проверить, как у вас дела.

В этот момент Джози, случайно взглянув на Кэллахена, заметила, как едва заметно подрагивают его веки. Ей еще раньше показалось, что он как-то уж слишком вовремя потерял сознание, теперь же она была уверена, что он притворяется.

— Послушайте, мисс, вы и правда собираетесь оставить у себя этого негодяя? — спросил у Джози один из спутников шерифа.

Да, и похоже, что это единственный выход как для меня, так и для вас. Ведь если вы повезете его в город и по дороге он умрет, то вам уже никогда не удастся узнать, что же случилось с вашими деньгами.

— А что, если он сбежит от вас? Не будете же вы все время его стеречь?

— Можете мне поверить, у него не хватит сил даже забраться на лошадь. Но я могу попросить нашего конюха Вэша покараулить его, если так вам будет спокойней.

— Вот что я скажу вам, молодая леди! Если вы надеетесь, что сумеете помочь ему отвертеться, как этой шлюхе Элли Олгуд, то ничего у вас не выйдет.

Другой фермер одобрительно кивнул:

— Вот-вот, и если мы не получим свои денежки назад, этот парень не доживет до суда. Мы повесим сукина сына своими руками.

— Я так и знал, что у вас это на уме, — прервал Уилл разгоряченных фермеров. — Но, как вы понимаете, я не могу этого допустить. — И, обращаясь к Джози, он сказал: — Надеюсь, теперь-то ты видишь, что я хочу забрать Кэллахена ради его же безопасности.

Джози молча кивнула головой.

Убедившись, что Вэш занял свой пост у дверей спальни, шериф и его спутники удалились. Проводив их, девушка вернулась в комнату, где лежал Кэллахен, и с порога воскликнула:

— Все, Кэллахен, опасность, слава богу, миновала, можете больше не притворяться!

Симc открыл глаза и внимательно посмотрел на нее:

— Зачем вы устроили эту комедию, угрожая им пистолетом и пугая ответственностью в случае моей смерти? И с чего это вы вдруг назвались моим адвокатом?

— Я хотела защитить вас от них, а ничего лучше просто не пришло мне в голову, — пожав плечами, отвечала Джози.

— Так вы и вправду адвокат? — с недоверием глядя на нее, спросил Симc.

— Да, но мои услуги обойдутся вам очень дорого, — сказала Джози с лукавой улыбкой.

— Эй, не забывайте, сейчас я на мели. А очень скоро мы с Беном потеряем ранчо вместе с жалкими остатками нашего стада, и тогда у меня вообще не будет ни цента, — с горечью произнес Кэллахен.

— А что случилось с вашим стадом? Как вы оказались в такой ситуации?

— Нам с братом страшно не повезло. Пару лет назад мы купили это ранчо и приличное стадо коров. Сначала дело у нас вроде пошло на лад, но едва мы успели расплатиться с долгами, как один из наших соседей привез из Мексики коров, которые оказались больны ящуром. Болезнь мгновенно распространилась на всю округу, на всех соседних фермах начался падеж скота. За считаные недели мы с братом потеряли чуть ли не все наше стадо. И тут он где-то вычитал, что в Англии вывели особую породу, которую не берет никакая зараза. Он предложил мне купить несколько таких коров, чтобы хоть как-то поправить наши дела, — тут Кэллахен замолчал, о чем-то задумавшись.

— Что же случилось дальше? Продолжайте, пожалуйста, — попросила его Джози.

— Мы и несколько наших соседей собрали свои последние сбережения, чтобы купить этих коров.

— А вам легко удалось уговорить их вступить с вами в долю? — спросила девушка.

— Да нам и не пришлось никого уговаривать. Едва услышав от Бена о его планах, большинство из них сами захотели стать нашими компаньонами. Это была последняя возможность спастись от разорения, но теперь мы и ее потеряли. Новое стадо нам купить не удалось, и денег у нас совсем не осталось, так что ранчо у нас, считай, больше нет.

— Кэллахен, а кто на вас напал? Вам удалось их разглядеть?

— Да нет, конечно. Они стреляли в нас из засады, и я был слишком занят, спасая наши шкуры, так что разглядывать их мне было недосуг, — произнес Симc с горькой иронией.

Джози тяжело вздохнула:

— Да, потеряв деньги, вы попали в затруднительное положение. Что же вы теперь думаете делать?

— Как вы сказали? Затруднительное положение? — с горькой усмешкой переспросил Кэллахен. — Ну это слишком мягко сказано. Даже если бы нам удалось купить этих чертовых коров, это вовсе бы не означало, что все наши проблемы решены. Потребовалось бы несколько лет, чтобы восстановить поголовье, которое было у нас до эпидемии. А срок закладной на наше ранчо истекает уже осенью. Так что мы все равно могли потерять нашу землю. А теперь-то уж нас точно ничто не спасет.

Да, насчет закладной на ранчо Джози уже слышала, один из фермеров упоминал об этом. Получалось так, что у Бена действительно был мотив, чтобы скрыться с деньгами.

— А как вы думаете, Кэллахен, что все-таки случилось с вашим братом? — Джози была не совсем уверена, что стоило спрашивать его об этом. Уж очень это был больной вопрос.

В глазах Симса промелькнуло раздражение.

— Понятия не имею, — ответил он. — Я долго отстреливался, пытаясь задержать наших преследователей, так что у Бена было полно времени, чтобы скрыться. Но он должен был уже объявиться в Ларами. Черт возьми, он никогда не мог толком о себе позаботиться. — В его черных глазах вспыхнула ярость. — Если с Беном что-то случилось, я найду этих негодяев и убью их собственными руками.

Джози была напугана решимостью, прозвучавшей в его словах. Она не сомневалась, что Кэллахен действительно способен на такое.

— Еще не передумали быть моим адвокатом, мисс Миллер? — насмешливо спросил Кэллахен, заметив ее страх.

Джози не нашлась, что ответить. Этот человек на самом деле опасен. Может, стоит послать Вэша, чтобы он догнал шерифа и попросил его забрать Кэллахена? Но что-то подсказывало ей, что она сама должна во всем разобраться. Этот непростой человек всерьез интересовал ее.

Тут Джози услышала, как хлопнула кухонная дверь и в коридоре раздался голос Любины:

— Мисс Джози, я видела, как от нас выходил шериф. Что ему было нужно на этот раз? Где вы, мисс Джози?

— Здесь, Любина, в своей комнате, иди сюда.

Служанка вошла в спальню Джози и, увидев в ее постели Кэллахена, в ужасе воздела руки к небу.

— Пресвятая Дева Мария! Когда я просила тебя помочь мисс Джози вести себя, как подобает женщине, я совсем не это имела в виду.

5

Вечером, когда Джози зашла проведать Кэллахена, он спросил ее:

— Вам не кажется, что вы сильно рискуете, позволяя мне находиться у вас в доме? Что, если шериф прав и я на самом деле опасный преступник? Вы очень неосмотрительны, мисс Миллер.

— Ничуть, — ответила девушка, подхватив его шутливый тон. — Не забывайте о Любине, она не даст меня в обиду. К тому же у меня есть пистолет.

— Ну да, вы правы, вы отлично позаботились о своей безопасности. С таким могучим охранником, как Любина, и с пистолетом вам действительно нечего опасаться, — усмехнулся Кэллахен.

— Кстати, я забыла вас поздравить, — поддела его Джози, не желая оставаться в долгу. — Вам отлично удался спектакль с потерей сознания. Все выглядело очень натурально.

Мгновенно став серьезным, Кэллахен произнес:

— Я ведь так и не поблагодарил вас. Если бы не вы, сидеть бы мне в тюрьме. — Его голос звучал на удивление мягко. — Надеюсь, вы хороший адвокат, иначе мне туго придется.

— Я отличный адвокат, но об этом пока никто не знает. — Глаза Джози искрились от смеха. — Люди в Ларами никак не могут привыкнуть к женщине-адвокату. Несколько лет назад сюда уже приезжала женщина, чтобы работать адвокатом. Она собиралась защищать одного конокрада, но, едва завидев ее, парень поскорей удрал. Она ходила по городу, разыскивая своего клиента, но ни одна живая душа не показала ей, где он прячется. Тогда она, плюнув на все, собрала вещи и уехала подальше отсюда.

Кэллахен слушал ее с неподдельным интересом. Было видно, что эта история позабавила его. Когда Джози закончила рассказ, он спросил:

— Вам тоже приходится гоняться по городу за своими клиентами?

— Пока что не доводилось. Просто обидно: я прекрасно знаю законы и могу с успехом отстаивать интересы своих клиентов, но люди до сих пор сомневаются, что женщина может быть хорошим адвокатом. В этом все дело.

Кэллахен некоторое время молчал, обдумывая ее слова, а затем нерешительно произнес:

— Если вы действительно собираетесь защищать мои интересы, я должен вам кое-что рассказать. Во время войны я на какое-то время связался с негодяями, которые промышляли грабежами и мародерством, прикрываясь знаменем борцов за Конфедерацию. Я довольно быстро разобрался, что это за люди, и ушел от них, но пары недель, проведенных в этой компании, вполне хватило, чтобы меня обвинили в ограблении банка. Они взяли банк уже после того, как я от них ушел, но это не помешало судье засадить меня на три года в канзасскую тюрьму за то, чего я не совершал.

Услышав это признание, Джози похолодела. Ей придется защищать человека, который уже сидел в тюрьме по обвинению в краже. Это сильно затрудняло ее задачу.

— Если вы говорите, мисс Джози, что вы хороший адвокат, значит, вы уверены, что сумеете помочь самому отъявленному негодяю, не так ли?

— Я не собираюсь помогать негодяям. Я готова помогать тем, кто случайно попал в беду, отчаялся и потерял надежду.

— Если отчаяние и безнадежность для вас обязательные условия, то более подходящего клиента, чем я, вам не найти. Впрочем, это только шутка. На самом деле вам не стоит связываться со мной. Не стоит портить себе репутацию из-за безнадежного дела.

— Не надо падать духом, Кэллахен. Вполне возможно, что я смогу вам помочь.

— О господи, как же трудно с женщинами. Они всегда уверены, что знают все наперед, и переубедить их просто невозможно.

— Все-таки Любина права, вы на самом деле дьявол. Не понимаю, зачем я помогаю вам?

— А я знаю зачем, — мягко произнес Симc. — Просто вы не привыкли сдаваться. В этом мы с вами похожи, мисс Миллер. Простите, если я обидел вас, ведь я привык иметь дело, как бы это помягче сказать, с падшими женщинами.

Ничего не ответив, Джози встала и направилась к двери.

— Только, пожалуйста, не вздумайте снова с криками убегать из моей комнаты в притворном ужасе! — воскликнул Кэллахен. — Не дай бог, ваш верный страж Любина подумает, что я пытался соблазнить вас. Тогда мне несдобровать.

— Позвольте мне кое-что уточнить, Кэллахен. — Когда Джози повернулась к нему, ее глаза метали молнии. — Во-первых, падшие женщины редко становятся такими по собственной воле, во-вторых, я вовсе не собиралась кричать, и в-третьих, я ни одному мужчине не позволю себя соблазнить, вам это понятно?

Кэллахен поднял руки кверху:

— Все, сдаюсь. И все же я уверен, что обязательно найдется достойный мужчина, который доберется до вашей накрахмаленной нижней юбки.

— К вашему сведению, я не крахмалю свои юбки, — невозмутимо ответила Джози, решив, что на этот раз ему не удастся заставить ее потерять самообладание. — И к тому же когда-то давно я поклялась себе, что скорее съем жабу, чем позволю мужчине дотронуться до себя.

— Да, жабами питаться мне еще не приходилось, но могу вас заверить, что в моей жизни были моменты, когда я бы с радостью проглотил парочку просто потому, что ничего больше не было.

После некоторого молчания, когда они обдумывали слова друг друга, Кэллахен сказал:

— Мне очень нравится спать на вашей кровати. Я постоянно чувствую ваш запах.

Джози удивленно посмотрела на него.

— От вас пахнет цветами и солнечным светом, — добавил он, улыбаясь.

— Это всего лишь запах мыла, — смутившись, ответила Джози.

— Ни одно мыло не может так восхитительно пахнуть, — возразил Кэллахен. И уже серьезно добавил: — Что бы ни случилось, Джози, знайте, что я очень признателен вам за все, что вы для меня делаете. В жизни мне встречалось не так много людей, которые бы обо мне заботились, и я очень ценю вашу помощь.

Что-то подсказало Джози, что именно сейчас она видит перед собой настоящего Кэллахена, мягкого и искреннего. Его признательность тронула ее до глубины души, и, немного смущаясь, она тихо ответила:

— Это всего лишь моя работа.

— Нет, это ваша душа, — возразил Симc.

Джози видела, как он внимательно смотрит на нее, ощутила возникающее между ними притяжение. И все же она хотела, чтобы между ними сохранились чисто деловые отношения, ничего личного.

Чтобы разрушить интимность момента, Джози отвернулась от Кэллахена и отошла к окну. Пока она смотрела на далекие холмы, ей вдруг в голову пришла мысль, что уже скоро настанет день, когда у Симса будет достаточно сил, чтобы покинуть ее дом, и, скорее всего, больше они не встретятся. Отогнав грустные мысли, Джози обратилась к своему пациенту:

— Кэллахен, вам нравится моя комната?

Он внимательно оглядел ее светлую опрятную спальню с небольшим побеленным камином в углу и индейскими циновками на полу.

— У вас вообще очень необычный дом. В Вайоминге почти нет домов из глины и песчаника, тут народ предпочитает строить из дерева. А такие дома, как ваш, я видел в Нью-Мексико.

— У нас в долине с трудом найдешь деревья для постройки дома. Большую часть их вырубили, когда проводили Тихоокеанскую железную дорогу, а то, что осталось, растащили окрестные фермеры. Зато песчаника и глины здесь предостаточно, и поэтому мой отец построил дом буквально из того, что валялось под ногами.

Кэллахен задумчиво смотрел на нее.

— Кстати, ваша комната меня тоже удивила, мисс Миллер. Она подходит скорее мужчине, такая строгая, без всяких излишеств и дурацких безделушек.

— Мне нравится эта простота, тут я чувствую себя уверенно и свободно. Поэтому-то я и люблю эти места, вообще Вайоминг, его простую, строгую красоту. Здесь, как нигде, я могу ощущать себя свободной.

— Мне самому, очень нравится Вайоминг. И я думаю, вы любите здешние края, потому что с вашей прямотой и откровенностью вы чувствуете себя тут своей.

Девушка поразилась, как хорошо ее понимает этот человек, с которым она познакомилась совсем недавно.

— Да, вы правы, простота этой земли близка мне, я и сама такая, — ответила она.

А вот тут Симc мог бы с ней поспорить, чем-чем, а уж простотой Джози Миллер точно не отличалась. Давно уже ни одна женщина не интересовала его так, как Джози. Последнее время он постоянно думал о ней и ужасно злился на себя за это. Сейчас его должна интересовать только судьба Бена, а он забивает себе голову мыслями об этой девчонке. Правда, для поисков брата ему понадобится много сил, и если мисс Миллер позволит ему показать ей, что значит быть настоящей женщиной, это наверняка ускорит его выздоровление. Примерно так рассуждал Кэллахен, но он не собирался пока делиться с ней своими мыслями.

— Вы с рождения живете здесь? — задал он следующий вопрос.

— Нет, до десяти лет я жила совсем в другом месте, к востоку отсюда.

— Я тоже. А что заставило вас переехать?

— Это долгая история. — Джози растерялась, не зная, стоит ли ему об этом рассказывать. Интересно, что он скажет, узнав, как на самом деле обстоят дела. Его всего лишь обвинили в том, что он вор, а она действительно когда-то была воровкой.


Раненый споткнулся и упал на колени. У него не было больше сил двигаться вперед. Солнце палило немилосердно, и несчастный чувствовал, как его разгоряченная голова раскалывается на части от невыносимой боли.

— Я должен идти вперед, я должен… — пробормотал раненый, но, как ни старался, не мог вспомнить ни кто он, ни как здесь очутился. Прошла, казалось, уже целая вечность с тех пор, как он очнулся и, открыв глаза, обнаружил неподалеку от себя стервятника, который с нетерпением поджидал, когда же можно будет поживиться свежей падалью. Увидев, что человек открыл глаза и пошевелился, птица улетела прочь с недовольным криком. Некоторое время мужчина лежал неподвижно, но скоро нестерпимая жажда заставила его подняться и отправиться на поиски воды. Он едва держался на ногах и не смог бы уйти далеко, но, по счастью, нашел поблизости небольшой источник и с жадностью припал к нему пересохшими, потрескавшимися губами. Он чувствовал, как с каждым глотком живительной влаги в него вливаются силы. Утолив жажду и поднявшись на ноги, раненый огляделся. Вокруг расстилалась бескрайняя прерия. Он не знал, куда ему идти, и побрел наугад. Каждый шаг давался ему с огромным трудом, ноги то и дело подгибались, и бедняга падал на землю, но каждый раз какая-то неведомая сила заставляла его подниматься и продолжать свой путь. Как ни странно, он совсем не ощущал голода. Сейчас в целом мире для него существовала лишь эта испепеляющая жара да еще непреодолимое стремление двигаться вперед, чтобы выжить.

Он не знал, сколько брел так, тяжело дыша и отирая со лба пот, заливавший глаза, когда впереди показался небольшой холм, и он поплелся к нему в надежде хоть немного передохнуть, укрывшись в его тени. Приблизившись, он услышал доносящийся из-за холма женский голос:

— Черт тебя побери, ты не сможешь мне помешать, я все равно доберусь туда.

Не веря своим ушам, раненый из последних сил бросился к тому месту, откуда доносился голос. Но внезапно перед глазами у него закружились черные точки, и, споткнувшись, он упал, теряя сознание.

Вновь придя в себя, он увидел склонившуюся над ним женщину, которая, заметив, что он открыл глаза, ласково произнесла:

— Джакоб, как хорошо, что ты очнулся.


В очередной раз осмотрев Кэллахена, Джози с тревогой поняла, что его раны затягиваются слишком медленно. Покопавшись в медицинских книгах доктора Энни, девушка отыскала рецепт мази, которая должна была ему помочь. Достав немного пороха из ящика Дэна, она смешала его с уксусом, который раздобыла на кухне у Любины. В итоге у нее получилась темно-коричневая масса с отвратительным запахом. Джози ни разу не видела, чтобы ее приемная мать использовала это средство, но ничего лучше она придумать не смогла. Собрав все свои медицинские принадлежности и захватив новую мазь, Джози направилась в комнату к своему пациенту. В дверях она столкнулась с Любиной, которая выходила от него.

— Мисс Джози, я относила ему еду, — сказал; служанка, показывая пустую миску.

— Он что, все съел? — изумилась Джози, отлична зная, что до этого он ел очень неохотно.

— Да, все съел, а теперь спит. Скажу вам, сеньорита, он все еще очень плох. Дай ему волю, он вообще бы ничего не ел. Но я нашла способ, как заставит его. — Любина с гордостью смотрела на свою хозяйку.

— Что ж ты придумала? — недоумевая, спросил девушка.

— Я просто пообещала ему, что, если он все не съест, я запихну остатки фасоли ему в задницу, — ответила Любина с невинной улыбкой.

Джози расхохоталась, представив, какое у Кэллахена было лицо, когда Любина говорила это ему.

— Господи, Любина, — с улыбкой сказала Джози, — с тобой не соскучишься, это уж точно.

— Сеньорита, я, конечно, ни за что бы так не сделала, но он-то об этом не знал, вот и съел все как миленький. Вам не стоит ему доверять, мисс Джози, — уже серьезно добавила служанка. — Он слишком уж привлекательный, этот дьявол. Для такой молоденькой сеньориты, как вы, он может быть опасен.

Ничего не ответив, Джози зашла в комнату Кэллахена. Подойдя к его кровати, девушка задумчиво поглядела на него. А ведь Любина права, он чертовски привлекателен, и хотя служанка упорно продолжает называть его дьяволом, Джози не составило труда понять, что и ту он уже очаровал.

Глаза Кэллахена были закрыты, казалось, он крепко спал. Джози так хотелось, чтобы он не проснулся, пока она будет смазывать ему раны. Сняв с него простыню, девушка подумала, что ей нужно наконец подыскать ему какую-нибудь одежду. Конечно, это изрядно осложнит уход за ним, но тогда ей не придется каждый раз убеждать себя, что он для нее лишь обычный пациент и его нагота оставляет ее равнодушной.

Сколько ей уже приходилось менять ему повязки, но всякий раз, как она доходила до раны в паху, ее пальцы начинали предательски дрожать, а лицо вспыхивало от смущения. Хорошо хоть сегодня он не видит ее волнения. Она начала аккуратно снимать старый бинт, когда он вдруг открыл глаза и сказал:

— Поосторожней, крошка.

От неожиданности Джози отпрянула от него, едва не опрокинув миску с горячей водой.

— Не делайте больше так! — с возмущением воскликнула она.

— Что ты имеешь в виду? — не понял он.

— Не притворяйтесь, что вы спите.

— Если ты хочешь, я могу закрыть глаза, пока ты будешь менять повязку, и ты сможешь спокойно рассмотреть все, что тебя интересует, — с насмешкой сказал он.

Сегодня утром он еще раз обдумал все, что с ним произошло, и решил, что у него на самом деле маловато сил, чтобы отправиться на поиски брата. И если он хочет выбраться отсюда поскорей, ему не следует ссориться со своим ангелом-хранителем. Но ему так нравилось подшучивать над Джози. Когда она сердилась, то становилась очень хорошенькой.

Закрывая глаза, Кэллахен пробормотал:

— Я весь в твоем распоряжении.

Джози опустила губку в горячую воду и, не давая ей остыть, опустила Кэллахену на живот.

Вздрогнув от неожиданной боли, Симc воскликнул:

— Черт, ты что, собралась сварить меня живьем?

— Нет, я всего лишь напоминаю вам, что вы еще очень слабы и я могу сделать с вами все, что мне вздумается, если вы не прекратите свои глупые шутки, — с невозмутимым видом ответила девушка, — а теперь лежите спокойно.

Ничего не ответив, Кэллахен вновь закрыл глаза. Джози продолжила аккуратно промывать его раны. Пока она делала это, Кэллахен не проронил ни слова.

Девушка с удивлением поняла, что ей скучно без его игривых замечаний. Подумав об этом, она вспомнила своего дядюшку Рэта и тетушку Джинни. Дядя Рэт, веселый, жизнерадостный человек, постоянно подшучивал над своей невестой Джинни, да и та не оставалась в долгу. Потом они поженились, и до сих пор, уже имея пятерых детей, они похожи на молодых влюбленных, постоянно флиртующих друг с другом.

Вспоминая о них, Джози продолжала протирать тело Кэллахена влажной губкой. Внезапно ее внимание привлек небольшой шрам у него на правой лодыжке, которого раньше она почему-то не замечала.

— Откуда у вас этот шрам? — спросила она, легко касаясь его ноги.

— Это тоже след от пули, — просто ответил он.

— Я уже ничему не удивляюсь, — пробормотала Джози. — А что произошло в тот раз, может, вас ранили из-за какой-нибудь красотки?

— Из-за женщины? — Кэллахен с недоумением смотрел на Джози. — Знаете, я ни разу не встречал женщины, ради которой стоило получить пулю, пускай даже и в ногу.

— Даже ради вашей матери?

Несколько мгновений он молчал, а потом с горечью произнес:

— Моя мать погибла во время войны. Ее застрелили янки, когда она пыталась помешать им насиловать мою сестру. Сестру потом тоже убили.

Услышанное до глубины души потрясло Джози, и ее сердце наполнилось жалостью к этому человеку, которому довелось пережить подобную трагедию.

И еще тронуло то, что Кэллахен поделился с ней такими сокровенными переживаниями.

— Простите, мне очень жаль, — мягко произнесла она. — А моя настоящая мать умерла во время родов. Моего новорожденного брата тоже не сумели спасти. — Она сама не знала, зачем рассказывает ему об этом. Еще никому на свете она не рассказывала о несчастном крошечном мальчике, который невольно отнял жизнь у ее матери.

Кэллахен не стал продолжать разговор на эту тяжелую для обоих тему. Вместо этого он спросил:

— Как скоро я смогу сесть на лошадь? Не могу же я бесконечно валяться здесь. Мне надо найти брата.

— Успокойтесь, Кэллахен, я уверена, что с вашим братом все в порядке. Если бы он, не дай бог, был мертв, его тело давно бы уже нашли. К тому же я могу попросить Медвежьего Когтя, того, что привез вас сюда, — пояснила она, заметив вопрос в его глазах, — послать кого-нибудь из своих людей на поиски. Как только я раньше об этом не догадалась! Сиу лучше всех знают эти места, и, если Бен не успел слишком далеко отсюда уехать, они отыщут его.

— Как вы можете говорить с такой уверенностью? — недоверчиво спросил он.

— Ну, вас же нашли именно они. Так что можете быть спокойны, индейцы обязательно найдут вашего брата, — сказав это, она отвернулась, чтобы прополоскать губку, а потом принялась отмачивать бинт, присохший за ночь к ране на плече.

— Слушай, у тебя все так ловко получается, можно подумать, ты всю жизнь занималась уходом за ранеными, — с благодарностью сказал Кэллахен.

— Вы преувеличиваете, у меня не так уж много опыта в этом деле. Вот у доктора Энни действительно легкая рука, все ее пациенты говорят об этом.

— Эта доктор Энни, она ведь твоя приемная мать, я правильно понимаю? — спросил Кэллахен.

— Да, а моя настоящая мать была проституткой, — спокойно ответила Джози, наблюдая за его реакцией. Ей было очень легко с ним, она могла рассказывать о себе все, даже то, чего никому бы не рассказала. Он не был шокирован ее признанием, но и не сделал вид, что пропустил его мимо ушей. Это порадовало девушку.

— Наверняка у нее были веские причины заниматься этим. Ни одна женщина добровольно не выберет такую жизнь, — задумчиво сказал он.

Когда Джози еще жила с матерью, ее тоже мучил вопрос, почему мать не оставит это занятие. Однажды девочка набралась смелости и спросила ее об этом. Мать ответила лишь, что это была для них единственная возможность выжить.

Кэллахен очень внимательно слушал Джози.

— А что случилось с тобой после ее смерти?

— Когда мама умерла, один из ее «приятелей» взялся позаботиться обо мне. Он научил меня шарить по карманам и воровать кошельки в людных местах и каждый день отправлял на промысел. Я оказалась способной ученицей, и ловили меня нечасто, но если я оказывалась недостаточно ловкой, то доставалось мне крепко. У меня на всю жизнь осталась память о тех временах. — И она показала ему небольшой бугорок на правой руке. — Однажды мне сломали руку, и кость неправильно срослась.

— А с доктором Энни ты познакомилась, когда она лечила твою руку? — предположил Кэллахен.

— Нет, мы с ней познакомились позднее. Однажды я крутилась в толпе на вокзале в надежде стащить чего-нибудь и уже почти выудила кошелек у доктора Энни, когда меня поймал Дэн. Так вышло, что Энни и Дэн познакомились благодаря мне. Энни не позволила сдать меня в полицию и стала ласково меня расспрашивать, где я живу и кто мои родители, будто я была просто случайной знакомой, а не бродяжкой, пытавшейся ее обокрасть.

— А что произошло дальше? — в глазах Кэллахена читался неподдельный интерес.

— Когда Энни узнала, что у меня никого нет, она решила, что я буду жить у нее. Вскоре мы переехали в Ларами, и здесь она открыла свою клинику. Потом они с Дэном поженились и удочерили меня. Их дом стал для меня родным, нигде еще мне не было так хорошо. Я никогда не знала своей настоящей фамилии, поэтому они дали мне свою. Я не родная им, но они относятся ко мне, как к дочери.

— Ты так просто рассказываешь обо всем, что с тобой произошло, но я уверен, что все это было слишком тяжело для маленькой девочки. — В голосе Кэллахена слышалось искреннее сочувствие.

Да, ты прав, мою жизнь нельзя назвать простой. — Джози вдруг засомневалась, стоило ли ей рассказывать ему все это. С чего вдруг ей пришло в голову раскрывать душу перед человеком, которого она едва знала и который, возможно, был преступником. Джози подумала с горечью, что их, возможно, сблизило то, что в прошлом их судьбы были в чем-то похожи.

Кэллахен о чем-то задумался и лежал молча, но у Джози было ощущение, что этот разговор интересен ему так же, как ей.

— Мне повезло, что есть люди, которые действительно любят меня, которые считают меня лучше, чем я есть на самом деле. Энни и Дэн дали мне очень много, они заменили мне родителей и теперь имеют право ожидать, что из меня выйдет что-нибудь путное.

— А кем бы, к примеру, они хотели тебя видеть? — спросил Кэллахен.

— Они всегда говорили мне, что я должна учиться, они не настаивали на какой-то конкретной профессии, это я должна была решать сама. Просто они с детства внушали мне, что нужно заниматься чем-то, что будет приносить людям пользу. — Увлекшись рассказом, Джози бросила губку в миску с водой и села на стул у кровати Кэллахена. — Но самое главное, я должна была стать настоящей леди и быть примером для моей младшей сестры Лауры.

— Да из тебя такая же леди, как из меня джентльмен, — произнес Кэллахен.

Джози с удивлением посмотрела на него. Нет, он вовсе не хотел ее обидеть, он просто сказал, что думает.

— Вы правы, никакая я не леди. Мне приходится постоянно притворяться, и порой кажется, что все прекрасно это понимают и смеются надо мной.

— Посмотри мне в глаза, Джози, — вдруг неожиданно ласково сказал Кэллахен, — разве я смеюсь над тобой?

Девушку смутила нежность, звучавшая в его голосе. Почему он так себя ведет? Она снова почувствовала, что ее тянет к нему, и испугалась. Ей было легко и хорошо с ним и не хотелось, чтобы в их отношениях возникли какие-то сложности. Ей казалось, что он был единственным человеком на земле, который так хорошо понимает ее.

— Нет, я не думаю, что вы смеетесь, — ответила она, немного покраснев, и, схватив губку, стала с удвоенным усердием тереть Кэллахена, чтобы скрыть свою растерянность. Постепенно ее смущение сменилось раздражением на себя. И зачем только она так разоткровенничалась с человеком, которого почти совсем не знала? Она просто выставила себя доверчивой дурой! Что он теперь подумает о ней?

— Мисс Джози Миллер, мне кажется, ты соврала мне, рассказывая о своем прошлом, — голос Кэллахена вывел ее из задумчивости. Она не поняла, что он имеет в виду. — Ты была не карманником, — продолжал он, лукаво улыбаясь, — похоже, ты была прачкой. Когда ты трешь меня с такой силой, мне начинает казаться, что я стиральная доска.

Извините, Кэллахен, я просто немного задумалась. — Джози отложила губку, решив, что Кэллахен уже достаточно чист. Теперь ей предстояло снова перебинтовать его. Она достала чистый бинт, а потом, обхватив Кэллахена за шею и поддерживая под спину, помогла ему приподняться с кровати. — Посидите так немного, чтобы я могла забинтовать вашу рану, — попросила она его. Быстро справившись со всем, она помогла ему снова лечь. Тяжесть его тела заставила Джози склониться над ним, и на мгновение они оказались очень близко. Он едва не касался губами ее шеи, и девушка чувствовала его учащенное дыхание на своей коже.

Джози поспешно отпрянула, и несколько секунд они молча смотрели друг на друга. Девушке казалось, что ее сердце вот-вот выскочит из груди. Джози покачала головой, пытаясь прогнать наваждение, охватывавшее ее всякий раз, как Кэллахен оказывался так близко. Она огляделась в поисках простыни, чтобы поскорее укрыть его и уйти от греха подальше. Интересно, ощущает ли он что-то подобное, когда она касается его? Но не успела Джози подумать об этом, как его тело дало ей ясный ответ на этот вопрос. «Как хорошо, — подумала Джози, внутренне улыбаясь, — что у женщин нет такого предательского органа, показывающего всем, насколько они возбуждены».

— Вам не удастся больше испугать меня, мистер Кэллахен, — произнесла Джози, напуская на себя строгость. — Я уже отлично знаю, что вы — бессовестный дьявол, который к тому же совершенно не может себя контролировать, когда видит женщину, даже если она всего лишь пытается помочь ему. — С этими словами она развернулась и направилась к двери.

— Постой! — крикнул он ей вслед, пытаясь придумать что-нибудь, чтобы задержать ее. — Вернись и забери эту проклятую миску с водой, иначе я опрокину ее на пол.

— Советую вам быть посдержанней, — невозмутимо парировала Джози, не поддаваясь на его уловку.

— Черт возьми, знала бы ты, как я стараюсь быть сдержанней!

— Но пока у вас что-то ничего не выходит, — сказала она и открыла дверь, чтобы выйти.

— Я же не виноват, что ты постоянно соблазняешь меня.

— Никогда не делала ничего подобного, — возмутилась Джози, остановившись на пороге.

— Значит, это делает твое тело. Мое, например, меня не слушается, когда речь идет о женщинах, — усмехаясь, сообщил он.

— Самоконтроль, всего лишь самоконтроль, вот и все, что от вас требуется. Я думаю, вам следует поучиться контролировать свой… флагшток, а то что-то уж слишком часто вы поднимаете флаг.

— Флагшток? — переспросил Кэллахен, изо всех сил стараясь не расхохотаться. — Его называют по-всякому, но чтобы так? Ни разу не слышал.

— Ну извините, если невольно оскорбила его величество, — сказала Джози, закрывая за собой дверь.

Кэллахен чертыхнулся. Да что она понимает, эта девчонка, как еще он может реагировать, когда она почти прижимается к нему, а ее длинные волосы касаются его кожи. Он чувствовал, как эта девушка все больше покоряет его, причем его волнует не только ее тело. Ему нравится ее открытость и честность, ее чувство юмора… Черт возьми! Да ему все в ней нравится. Кэллахен слишком хорошо понимал, что не должен поддаваться этому влечению, но ничего не мог с собой поделать. Джози околдовала его.

Некоторое время он лежал, размышляя о Джози, и вдруг дверь снова открылась и девушка вошла в комнату. В руках она держала ночную рубаху Дэна, которую ему подарила на Рождество его мать, но это одеяние ему ужасно не понравилось, и, засунув его подальше в шкаф, он тут же забыл о нем. Сейчас же оно пришлось как нельзя кстати.

— Наденьте это, пожалуйста, — сказала Джози, протягивая Кэллахену рубаху.

Кэллахен осмотрел одеяние, которое она ему предложила, и возмущенно воскликнул:

— Ты что, издеваешься? Чтобы я надел женскую ночную рубашку? Да ни за что на свете!

— Это вовсе не женская рубашка, а мужская. Это ночная рубаха Дэна, — терпеливо объяснила ему Джози.

— Ты хочешь сказать, он надевает это на ночь? — недоверчиво переспросил ее Кэллахен. — Скажи мне честно, Джози, ты хоть раз видела своего отца в этом балахоне?

— По правде говоря, не видела, — призналась девушка, — но я уверена, что он обязательно бы ее надел, если бы его попросила моя мать.

— Знаешь что, крошка? Такую рубаху согласился бы надеть только тот мужчина, у которого нет женщины и который вообще не собирается иметь дело с женщинами.

Джози разозлило его упорство.

— Похоже, это про вас. Не думаю, что в скором будущем вам грозит иметь дело с женщиной. Так что можете смело надевать это на себя. И еще, не называйте меня крошкой.

— Ладно, давай сюда этот кошмар, — покорно вздохнул Кэллахен.

Джози отдала ему рубаху, радуясь, что ей не придется все время смотреть на его голое тело.

Симc просунул голову в ворот рубахи и ловко продел правую руку в рукав. С левой все оказалось сложней, как он ни старался, ему не удавалось попасть в рукав.

— Позвольте, я помогу вам, — решила вмешаться Джози, наблюдавшая за его усилиями. Ей быстро удалось продеть его левую руку в рукав, но натянуть на него рубаху, пока он лежал, было невозможно.

— Мне очень жаль, но вам опять придется привстать. Обхватите меня за шею и постарайтесь приподняться.

Кэллахен сделал, как она просила, и Джози легко смогла натянуть рубашку ему на спину. Одев его, она помогла ему опуститься обратно на кровать и попыталась отстраниться. Но на этот раз Кэллахен не собирался выпускать ее из своих объятий. Джози Миллер стала для него слишком сильным искушением, и он не мог ничего с собой поделать. Сейчас она была так близко от него, что он явственно ощущал аромат ее волос, и этот запах сводил его с ума. Когда девушка попыталась приподняться, он лишь крепче обнял ее и привлек к себе. Джози чувствовала, как он нежно перебирает волосы у нее на затылке. От его мягких прикосновений по телу Джози пробежала дрожь, и она смогла лишь прошептать:

— Не надо…

— Не надо что? — хрипло спросил он, прижимая к себе ее податливое тело.

Не надо… — повторила Джози, но в этот момент Кэллахен поцеловал ее. Почувствовав мягкое прикосновение его губ, девушка поняла, что именно этого ей хотелось всякий раз, как она оказывалась рядом. Все ее детские клятвы тут же вылетели у нее из головы, и она забыла обо всем на свете, наслаждаясь нежностью его поцелуя.

Кэллахен не мог до конца поверить в происходящее, не мог понять, как вышло, что он поцеловал Джози. Видит бог, он не собирался этого делать. С его стороны было бы безумием рассчитывать на успех, она должна была с возмущением оттолкнуть его, ударить, но произошло какое-то чудо, и вот он целует ее прекрасные губы, покорно раскрывшиеся ему навстречу. Но в какой-то момент тело Джози вдруг напряглось, и она стала изо всех сил вырываться из его объятий.

— Это нечестно, вы пользуетесь ситуацией, чтобы заставить меня потерять контроль над собой. — Джози была не на шутку напугана чувствами, которые пробудил в ней поцелуй Кэллахена.

— Никогда в своей жизни я ни к чему не принуждал женщин. Прости меня. — Слова Джози отрезвили Кэллахена, и он нехотя разжал руки.

— Считайте, что ваши извинения приняты, — холодно произнесла Джози.

Кэллахен задумчиво смотрел на нее.

— Чего ты так боишься, Джози?

— Не будьте так самоуверены, я и не думала бояться, — с возмущением ответила девушка.

— Вот и я говорю, что ничего страшного не случится, если я поцелую тебя еще раз, — нежно проговорил Кэллахен, вновь осторожно обнимая ее за талию. — Ты ведь никогда раньше не целовала мужчину, да?

Как бы там ни было, вас это не касается! — Ей не хотелось признаваться в том, что он прав. На самом деле у Джози не было ровным счетом никакого опыта в отношениях с мужчинами.

Кэллахен, чувствуя ее нерешительность, обнял ее еще крепче.

— Всего лишь один поцелуй, Джози, — прошептал он.

— Кэллахен, — в смущении ответила Джози, чувствуя, что готова сдаться, — вы больны, вы сами не понимаете, что делаете.

— Если ты имеешь в виду, что я сошел с ума, то ты права. Ты сводила меня с ума все эти дни своими прикосновениями. Теперь моя очередь. Ты должна мне по крайней мере один поцелуй, Джози.

Она хотела что-то возразить, но он не стал ее слушать, закрыв рот поцелуем. И на этот раз Джози, не найдя в себе сил бороться с ним, покорилась захлестнувшему ее чувству.

В этот момент в коридоре раздался голос Любины:

— Мисс Джози, ваш ужин готов, идите скорей, пока все не остыло.

Джози с испугом вырвалась из объятий Кэллахена и выбежала из комнаты. Должно быть, она тоже сошла с ума, раз позволяет ему делать это с собой.

6

Раньше Джози никогда не мучилась от бессонницы. Она засыпала сразу, едва голова касалась подушки. Но сегодня все было по-другому, она никак не могла уснуть, как ни старалась.

«Это все из-за жары, — уверяла она себя, ворочаясь на постели. — Поцелуи Кэллахена здесь совершенно ни при чем».

Наконец, поняв, что заснуть все равно не удастся, Джози решила выйти на улицу. Она надеялась, что на свежем воздухе быстро сумеет успокоиться и привести свои мысли и чувства в порядок.

Поднявшись с кровати, Джози подобрала подол своей длинной ночной рубашки, чтобы он не путался в ногах, и спустилась во двор. На небе сияла полная луна, и все вокруг было залито ее серебристым светом. Уже перевалило за полночь, но раскаленная за день земля еще не успела остыть, и о ночной прохладе оставалось только мечтать.

Пытаясь избавиться от нервного напряжения, сковавшего ее, Джози глубоко вдохнула теплый воздух, напоенный ароматом роз, в изобилии росших вокруг дома.

Внезапно тишину нарушил звук чьих-то шагов, раздавшийся у нее за спиной, и Джози в испуге обернулась.

— Доброй ночи, мисс Джози. — Девушка с облегчением узнала голос Вэша. Джози поспешно одернула ночную рубашку. Она совсем забыла, что шериф велел конюху охранять дом по ночам, и теперь ощущала неловкость, появившись перед Вэшем в таком виде.

— Здравствуй, Вэш. От Медвежьего Когтя не было никаких вестей? — спросила Джози, пытаясь скрыть смущение.

— Нет, ничего.

— Я думаю, тебе нет смысла охранять дом, Вэш.

Мой пациент не представляет для меня никакой опасности. — Джози так хотелось самой в это поверить.

— Вы же знаете, мисс, что доктор Энни никогда мне не простит, если с вами, не дай бог, что-то случится, — возразил Вэш, — так что я уж лучше покараулю. Мне самому будет спокойней.

— Ну что ж, спасибо тебе, — тепло произнесла Джози.

«А ведь и правда, — подумала Джози. — День независимости уже прошел, и совсем скоро доктор Энни и Дэн вернутся домой». Вряд ли им понравится, что она так долго не позволяла шерифу увезти Кэллахена в город. Они решат, что она повела себя неосмотрительно, и примутся в два голоса ругать ее за безрассудство. Но пока Джози не хотелось думать об этом. Сейчас ее больше заботило, где бы отыскать прохладное местечко, чтоб хоть немного отдохнуть от изнуряющей жары последних дней. Даже ночью от нее не было спасения, роса еще не выпала, и трава, по которой шла Джози, была сухой и не давала прохлады.

Подумав, что неплохо было бы освежиться, Джози решительно направилась к реке, протекавшей неподалеку от дома Миллеров. На берегу она ненадолго остановилась, прислушиваясь к ночным шорохам, а потом вошла в воду, с наслаждением ощущая освежающую прохладу.

Последнее время Джози никак не могла избавиться от неприятного ощущения, что в ее жизнь настойчиво вторгаются перемены, которых она сама вовсе не желает. Она всегда хотела походить на свою приемную мать, держать свою судьбу в собственных руках и решать все сама. Казалось, ей уже удалось стать уверенной в себе женщиной, которая знает, чего хочет, и никому не позволяет собой распоряжаться. Все в жизни Джози было просто и понятно до тех пор, пока не появился Симc Кэллахен. Этому человеку ничего не стоило заставить ее потерять над собой контроль. В его объятиях она становится покорной и безвольной. Да уж, у Джози действительно был повод для беспокойства. Вот и сейчас, стоило ей подумать о Кэллахене, вспомнить его поцелуи, как по ее телу прокатилась жаркая волна. Она набрала в ладони воды и умылась, пытаясь остудить пылающее лицо, но и это не помогло.

Выходя из воды, Джози обо что-то споткнулась и упала на колени. Мелкая прибрежная галька больно впилась ей в кожу. Ощущение боли всегда заставляло ее возвращаться воспоминаниями в свое несчастное детство, слишком много страданий пришлось пережить ей тогда, и забыть об этом она не могла, как ни старалась. И сейчас, чувствуя, как горят у нее поцарапанные колени, Джози почему-то с грустью подумала, что, как бы она ни пыталась стать настоящей леди, мисс Джози Миллер, в глубине души она по-прежнему Джо, уличная попрошайка.

Мокрая ночная рубашка Джози прилипла к телу, даря желанную прохладу. Девушка постаралась отогнать грустные мысли, сказав себе, что не собирается так просто сдаваться. Она все равно сумеет стать тем, кем хочет, и никакой Симc Кэллахен не сможет ей в этом помешать. Об этом размышляла Джози, направляясь домой. «Лучше бы он вообще не появлялся в моей жизни», — с горечью подумала Джози.

Кэллахен тоже не смог уснуть этой ночью. Жара была невыносимой, он весь вспотел, и рубашка противно прилипла к его спине. Но еще больше его мучили мысли о Джози. Стоило ему закрыть глаза, и он представлял ее в своих объятиях, видел ее обнаженное тело, ждущее его ласк. Он не мог больше оставаться в этой комнате, в которой все напоминало ему о Джози, неутоленное желание, казалось, разрывало его на части. Кэллахен не мог больше выносить этой медленной пытки, он решил спуститься во двор, чтобы хоть немного успокоиться и прийти в себя.

С усилием поднявшись с кровати, он медленно вышел из комнаты. Все же он был еще очень слаб, и каждый шаг давался ему с трудом. Но у него хватило сил, чтобы выйти во двор, и доковылять до скамейки, стоящей у стены. Присев, он отдышался и расстегнул ворот своей пижамы. В ночной тишине был слышен лишь далекий вой койота и легкий шелест листвы.

Кэллахен расслабился, чувствуя, как легкий ветерок обдувает его разгоряченное тело. Но мысли не давали ему покоя. Зачем он поцеловал Джози? И почему не может теперь забыть об этом, разволновавшись, как какой-нибудь мальчишка? К тому же ему не следует забывать, что, кем бы Джози ни была в прошлом, теперь она член одной из самых уважаемых семей в Ларами. Кэллахен никогда уже не сможет подняться до ее уровня, а о простой интрижке с такой девушкой, как Джози, не может быть и речи. Он не должен увлекаться, слишком много потерь было уже в его жизни, и новые ему не нужны. С тех пор как сгорело его поместье в Южной Каролине, Симсу всегда казалось, что в его душе тоже не осталось ничего, кроме горстки пепла. В общем, он должен выкинуть мысли о Джози из головы и побольше думать о том, как отыскать Бена.

В последние дни Кэллахен часто тренировался ходить по ночам, когда его никто не видел. Но сегодня он впервые вышел во двор, до этого он ходил только по комнате. Он провел в доме Миллеров уже почти две недели и за это время настолько привык чувствовать себя прикованным к постели, что сейчас его охватило ощущение полной свободы.

«Какой жалкий самообман», — с горькой иронией подумал он. Он не был свободен, в этом доме его держала не только болезнь. Кэллахен отлично понимал, что, окажись он сейчас-совершенно здоров, он все равно бы не смог беспрепятственно уехать отсюда, навсегда выкинув Джози из сердца. Он чувствовал, что эта женщина стала частью его жизни и забыть ее будет совсем не просто. Кэллахен мог сколько угодно злиться на себя, но он был не в силах что-либо изменить.

Внезапно во дворе послышались чьи-то легкие шаги. Тренированный слух Кэллахена различил, что человек идет босиком. Не успев даже подумать, кто бы это мог быть, Кэллахен увидел, что из темноты показалась женщина, завернутая, как ему показалось, в кусок белой ткани. Ткань так плотно облегала ее фигуру, что она выглядела совсем обнаженной, и в лунном свете ее можно было принять за мраморную статую, если бы она не двигалась.

Затаив дыхание, Кэллахен наблюдал за женщиной, не веря своим глазам. Она подошла совсем близко, остановившись в двух футах от него. Но Кэллахен, сидевший в тени дома, остался ею незамеченным. Он напряженно вглядывался, пытаясь понять, не сон ли это, и вдруг с изумлением узнал Джози.

Никогда в жизни он не видел ничего более прекрасного, чем это полуобнаженное тело, залитое серебристым светом луны. Она застыла на месте, как будто задумавшись о чем-то, и он залюбовался этой восхитительной картиной.

Наверное, он сделал какое-то неосторожное движение или издал какой-то звук, потому что она, вдруг вздрогнув, стала напряженно вглядываться в темноту.

— Вэш, это ты? — испуганно прошептала она. — Кто здесь?

— Дьявол, — с улыбкой ответил он.

— Кэллахен? Как вы здесь очутились? — спросила Джози, приблизившись к нему.

— Я решил прогуляться, мне нужно побольше ходить, — сказал Кэллахен. — А где была ты?

— Я ходила к реке. Я никак не могла заснуть и тоже захотела пройтись.

— Как видишь, мне тоже не спится. Садись рядом со мной, что ты стоишь.

Немного поколебавшись, Джози присела на скамейку.

— Ты вся мокрая, — заметил он, — как я завидую тебе, я бы все отдал, чтобы тоже искупаться в реке.

— Это слишком далеко для вас, вы туда не дойдете. Но я могу приготовить вам ванну с прохладной водой, чтобы вы могли освежиться, — предложила девушка.

«Я бы предпочел поплавать в реке вместе с тобой». Он едва не сказал это вслух.

— Не нужно. Это совсем не то, — вздохнул Кэллахен.

— Тогда позвольте я помогу вам вернуться в вашу комнату. — Джози поднялась со скамьи.

— Хорошо, — просто ответил он.

Она протянула ему руку, помогая встать. Он отлично мог бы обойтись без ее помощи, но говорить ей об этом Кэллахен не собирался.

— Вы готовы? — спросила Джози, обхватив его за талию.

— Да, пойдем.

Он знал, что ему не следовало прижиматься к ней, но он не мог ничего с собой поделать. Его взгляд постоянно возвращался к ее груди, четко обрисованной влажной тканью ночной рубашки. Обнимать ее, чувствовать ее тело рядом со своим и не поцеловать ее — это было выше его сил. Он уже собирался к ней нагнуться, но в этот момент Джози сказала:

— Давайте я перейду на другую сторону, тогда вы сможете опираться на меня и держаться за стену.

— Я не так слаб, как тебе кажется, — пробормотал Кэллахен, останавливаясь. Прижав Джози к груди, он жадно впился ей в губы, не в силах больше сдерживаться. Страсть охватила его, смывая все преграды и запреты, когда он понял, что она с жаром отвечает на его поцелуй.

Джози почувствовала, как язык Кэллахена настойчиво пытается проникнуть ей в рот, и ее губы сами собой раскрылись ему навстречу. Целуя ее, Кэллахен не прекращал ласкать ее тело, и каждое его движение заставляло Джози трепетать от удовольствия. Рука Симса скользнула за вырез ее ночной рубашки и нежно коснулась обнаженной груди, заставив Джози замереть в сладкой истоме, охватившей ее тело.

Кэллахен приподнял подол ее ночной рубашки и стал мягко поглаживать ее живот, спускаясь все ниже. Под его прикосновениями тело Джози изгибалось, подчиняясь первобытному инстинкту, стремясь достичь неизведанного. Но когда его рука проникла ей между бедер, лаская их шелковистую кожу, Джози напряглась и попыталась отстраниться.

— Кэллахен… — попыталась протестовать она, но он заставил ее замолчать, накрыв ей рот поцелуем и еще крепче прижимая к себе.

Он ласкал ее до тех пор, пока волна неистового наслаждения не захлестнула ее, заставив позабыть обо всем на свете.

— Что ты делаешь со мной, Кэллахен? — спросила Джози, пораженная ощущениями, которые он заставил ее испытать.

— Пытаюсь заняться с тобой любовью, моя дорогая.

Джози не знала, что сказать, она сгорала от стыда, и ей хотелось поскорей уйти.

— Я все-таки провожу тебя, Кэллахен, а то ты еще упадешь где-нибудь по дороге, и мне придется тебя тащить.

Не возражая, он оперся на ее плечо, и они молча дошли до его комнаты, не находя слов, чтобы начать разговор.

Когда Кэллахен улегся на постель, Джози, собравшись с мыслями, решительно сказала:

— Я не хочу говорить о том, что между нами произошло.

— Что ж, я не против. Лишние слова только вредят любви, — ответил Кэллахен, серьезно глядя на нее.

— И пожалуйста, никогда даже не упоминайте об этом, я вас очень прошу.

— Джози, если тебе так хочется, я ни словом не обмолвлюсь об этом. Но мы не сможем ничего забыть, как бы тебе этого ни хотелось. И всякий раз, глядя друг на друга, мы будем вспоминать о том, что нас связывает.

— Тогда я лучше вообще не буду на вас смотреть, — упрямо возразила она, собираясь выйти из комнаты.

— Хорошо, как хочешь, — устало произнес Кэллахен. — Но знай, что завтра я собираюсь уехать отсюда и ты должна мне в этом помочь.

Ничего не ответив, Джози вышла из спальни, закрыв за собой дверь.


Джози всегда казалось, что любовь — это что-то из области фантазий, что даже если это чувство существует, то к ней оно не имеет никакого отношения. Проведя детство в публичном доме, она увидела достаточно для того, чтобы быть уверенной, что никогда ни один мужчина не сможет пробудить в ней желание. Она считала, что удовольствие от занятий любовью — простое притворство, ничего приятного в этом быть не может. Поэтому то, что она испытала в объятиях Кэллахена, стало для нее настоящим потрясением.

Было еще кое-что, заставлявшее думать, что она никогда не будет близка с мужчиной. Результатом этой близости становятся дети, а Джози никогда не хотела иметь детей. Они были для нее загадочными существами, приносящими одно беспокойство, и она всегда ощущала неловкость в их обществе. Прошло очень много времени, пока она научилась ладить с малышкой Лаурой, своей сводной сестрой.

Джози вошла в свою временную спальню и устало опустилась на кровать своих приемных родителей. Внезапно ей пришла в голову мысль, что Энни и Дэн тоже ведь наверняка занимаются любовью.

Она вскочила с кровати, отгоняя вздорные мысли. Дэн и Энни действительно очень близки, они понимают друг друга с полуслова, и Джози часто замечала, как они смотрят друг на друга и как Дэн старается почаще обнять и поцеловать свою жену, когда думает, что их никто не видит. Вот такой должна быть настоящая любовь, если она вообще существует.

Джози подумала, что на самом деле ей приходилось много раз сталкиваться с любовью, просто она этого как-то не замечала. Она ведь видела, какие теплые отношения связывают ее приемных родителей или, к примеру, ее дядю и тетю. И это совсем не то, что она видела в доме своей матери, когда к ней приходили разные мужчины, думающие лишь о своем удовольствии.

Сегодня ночью Кэллахен доставил ей удовольствие, ничего не требуя взамен, и он называл это любовью. Джози поняла, что ей нечего стыдиться того, что произошло. Их с самого начала слишком сильно влекло друг к другу, и пытаться не замечать этого было бы глупо.

Этой ночью Джози так и не смогла заснуть, пролежав без сна до самого рассвета. Она должна помочь Кэллахену уехать сегодня же, так будет лучше для них обоих.


Утром, спустившись к завтраку, Джози обнаружила на кухне Медвежьего Когтя, который в ожидании ее пил кофе, любезно предложенный Любиной.

— Доброе утро, — поздоровалась Джози, гадая, какие вести он ей принес. Она уже знала, что набрасываться на него с расспросами бесполезно, индеец все равно ничего не скажет до тех пор, пока не сочтет это нужным.

Джози молча налила себе кофе и села за стол против Медвежьего Когтя.

— У тебя все в порядке? — спросила девушка, стараясь ничем не выдать своего нетерпения.

В ответ индеец лишь невозмутимо кивнул.

— А у твоих людей?

Еще один молчаливый кивок.

Наконец, когда Джози уже начала не на шутку злиться на его медлительность, индеец допил свой кофе и, поставив пустую чашку на стол, лаконично произнес:

— Все в порядке.

— Тебе удалось что-нибудь узнать?

— Пропавший белый человек находится в фургоне людей Белого Бога.

— Ты нашел Бена Кэллахена? — Джози не смогла сдержать радости. — Как тебе это удалось?

— Я шел по его следам. Его следы пересеклись со следами этого фургона. Фургон остановился, потом поехал дальше, а следы белого человека исчезли. Значит, он в фургоне.

— А ты уверен, что это он? — в голосе Джози сквозило недоверие. Очень уж просто все получилось у Медвежьего Когтя. Это он, точно. Он был ранен, но остался в живых.

Сказав это, индеец направился к выходу. Джози уже привыкла, что он никогда не задерживался у них надолго. Проводив старого друга своей матери, она поспешила в комнату Кэллахена, чтобы рассказать ему обо всем.

Но она не успела ему ничего рассказать, потому что в этот момент во дворе раздался топот копыт и ей пришлось спуститься вниз, чтобы узнать, кто к ним приехал. Во дворе она обнаружила шерифа Спенсера, который почему-то приехал сегодня на большой повозке, хотя обычно предпочитал ездить только верхом.

— Я приехал, чтобы забрать твоего пациента, — твердо сказал он Джози, вышедшей ему навстречу. Его глаза горели решимостью, и девушке стало ясно, что на этот раз ей не удастся отговорить его.

— Я не думаю, что он готов к такому переезду, — все же попробовала возразить она.

Меня это не волнует, — ответил Уилл, направляясь в комнату Кэллахена, — я больше не могу позволить ему оставаться здесь. Его бывшие компаньоны сильно волнуются, и если я не арестую его, они сгоряча могут натворить каких-нибудь глупостей. Я не хочу этого допустить, так что мне лучше забрать его в город для его же безопасности.

Джози подумала, что протестовать не имеет смысла. По сути, шериф был прав.

— Ну что ж, — спокойно ответила она, — раз ты так решил… Но я дам тебе с собой кое-какие мази, и тебе придется самому обрабатывать его раны и менять повязки.

Уилл с недоверием смотрел на Джози, он не ожидал, что она сдастся так легко.

— И было бы хорошо, если бы ты нашел ему какую-нибудь нормальную одежду, — добавила девушка.

Зайдя в спальню Кэллахена и увидев его в рубахе, шериф не смог сдержать смеха:

— А ты права, Джози, нормальная одежда ему действительно не помешает. Думаю, что смогу подобрать ему что-нибудь, пока он будет сидеть у меня под замком.

— Эй, что это он такое говорит?! — возмущенно воскликнул Кэллахен. — Я не собираюсь отправляться в тюрьму. Не виноват же я, в конце концов, в том, что меня подстрелили. Я не делал ничего предосудительного. Мне нужно искать моего брата, я не могу сидеть взаперти. Джози, сделай же что-нибудь, ты ведь мой адвокат, черт возьми!

— К сожалению, до суда я не могу ничего сделать. Но не переживай, вряд ли они сумеют доказать твою вину.

Кэллахен обескураженно смотрел на нее, как будто она его предала.

— Да плевать я хотел на этот суд. Но если меня запрут в тюрьме, я не смогу помочь Бену.

В его глазах Джози видела настоящее отчаяние. Она вспомнила, что так и не успела сообщить ему новость, принесенную индейским вождем.

— Успокойтесь, Кэллахен, вашего брата уже нашли. Я как раз шла, чтобы сообщить вам об этом.

— Нашли? — Было видно, что это известие поразило Кэллахена до глубины души. — И где он сейчас?

— Медвежий Коготь отыскал его следы к северу от Ларами. На пути Бену встретился обоз миссионеров, и они забрали его с собой.

— Значит, он жив. — Кэллахен вздохнул с облегчением.

— Я пошлю телеграмму с просьбой задержать Бена Кэллахена, а потом пошлю своих людей, чтобы они доставили его сюда. Будем надеяться, деньги будут обнаружены при нем, иначе вам не поздоровится, — жестко сказал шериф.

— Теперь я готов ехать с вами, — ответил Кэллахен, оставив без внимания слова шерифа. — Главное, что Бен жив, и я думаю, недоразумение с деньгами быстро разъяснится.

Уилл помог Кэллахену подняться и, поддерживая его под руку, повел в свою повозку.

— А может быть, Бен хотел забрать все деньги себе? — предположила Джози.

— Если бы ты знала моего брата, тебе бы и в голову не пришла подобная глупость, — возмутился Кэллахен.

Кэллахен выглядел спокойным, но Джози понимала, что эта поездка дастся ему нелегко. Все же физически он был еще слишком слаб.

— Будь с ним поосторожней, Уилл, — попросила она шерифа.

— Тебе не стоит предупреждать меня об этом. — Истолковав ее слова по-своему, он бросил многозначительный взгляд на свою винтовку.

Провожая глазами повозку шерифа, выезжающую со двора, Джози почувствовала, как ее сердце сжимается от грусти. Она задавалась вопросом, правильно ли она поступила, позволив шерифу увезти Кэллахена.

Когда повозка скрылась из виду, Джози медленно пошла к дому, размышляя о том, доведется ли ей еще когда-нибудь увидеть Кэллахена. В дверях она столкнулась с Любиной, выходившей ей навстречу.

— Я слышала ваш разговор с шерифом, сеньорита. Как хорошо, что он наконец-то увез этого дьявола. Скоро вернутся мистер Дэн и доктор Энни, и все пойдет по-прежнему. Все было так хорошо, пока этот тип не появился в нашем доме.


Еще раз оглянувшись вслед уезжавшей повозке, Джози грустно пробормотала:

— Нет, Любина, по-прежнему уже никогда не будет.

Служанка с пониманием посмотрела на Джози.

— Вы спасли ему жизнь, сеньорита. Конечно, вы привязались к нему, и теперь вам тяжело расставаться.

Джози с трудом подавила вздох. Если бы Любина знала, как на самом деле ей тяжело! Сейчас Джози казалось, что вся ее предыдущая жизнь была лишь прологом к встрече с этим мужчиной, только теперь она начала жить по-настоящему. Несправедливо, что ей пришлось расстаться с ним, она оказалась не готова к такой потере.

— Мой дед всегда говорил мне, что человек должен стойко сносить любые удары судьбы. Есть вещи, над которыми мы не властны, и иногда нужно просто смириться, — задумчиво произнесла Джози.

Воспоминания о деде немного подбодрили ее. Он всегда утверждал, что если удача обходит тебя стороной, не замечая, ты всегда в силах напомнить ей о себе. Похоже, именно это сейчас и нужно было Джози.


Три дня спустя Уилл Спенсер неторопливо вошел в салун и, усевшись к стойке, заказал себе стакан виски с содовой.

— Добрый день, шериф, рада вас видеть, — обернувшись, Уилл увидел Элли Олгуд.

— Привет, Элли, что ты здесь делаешь? Я думал, ты бросила этим заниматься.

— Я больше не развлекаю мужчин. Теперь я работаю здесь, разношу еду и напитки, — вспыхнув, ответила Элли. — Я хотела поблагодарить вас за то, что вы попросили мисс Миллер защищать меня, когда я попала в переделку, но вы что-то давненько к нам не заглядывали. Я слышала, вы заняты поисками каких-то пропавших денег?

Я почти уверен, что эти деньги находятся в обозе миссионеров, направляющемся в Орегон. Но я не смог отыскать этих чертовых миссионеров. Три дня я со своими людьми болтался по прерии, и все без толку. Как назло, дождь смыл все следы. А у вас тут что новенького?

— По городу прошел слух, что мисс Миллер собирается защищать того парня, которого вы недавно арестовали. Вы думаете, он действительно виновен в краже этих денег?

— Не знаю, Элли, — честно признался Уилл. — Он и его брат были последними, кто держал эти деньги в руках. Одного из них ранили, а второй скрылся с деньгами. Судье придется поломать голову над этим делом.

— А Джози уверена, что он не виновен. Она сумеет вытащить его, — с уверенностью сказала Элли.

— Джози просто хочет всем показать, что она может преуспеть в профессии адвоката так же, как ее приемная мать — в медицине, — раздраженно ответил шериф.

Элли усмехнулась. Ей не было нужды спрашивать, почему так злится шериф. Она прекрасно знала, что Уилл имел виды на Джози Миллер. Об этом догадались уже все в Ларами, все, кроме самой Джози. Но, по мнению Элли, шериф и сам был так же слеп, как и Джози. Он в упор не видел Элли так же, как его не замечала Джози.

Раньше Элли не очень-то задумывалась о том, как она живет. Но после суда она взглянула на себя другими глазами. Когда Джози рассказала ей о своем прошлом, Элли решила, что тоже сумеет изменить свою жизнь, как это сделала Джози. Она решила, что никогда больше не станет зарабатывать деньги, развлекая мужчин, стала одеваться, как подобает порядочной девушке, и нашла себе работу в салуне. Но в Ларами за ней прочно закрепилась репутация порочной женщины, и изменить это ей было не под силу. Временами на Элли нападало отчаяние, и тогда ей казалось, что она никогда не сможет изменить отношение людей к себе и ничего хорошего в ее жизни уже не будет, но она не позволяла себе киснуть, вспоминая слова Джози Миллер.

Из задумчивости Элли вывел голос Уилла:

— Знаешь, что интересно? Все компаньоны Кэллахенов винят в случившемся лишь старшего брата, в один голос заявляя, что младший, Бен, не способен на кражу. А похоже, что как раз он-то и скрылся с деньгами.

— Может, он и виноват, — согласилась Элли, — но вы сможете убедиться в этом наверняка, только когда отыщете его.

— Пока что это мне не удается. Знаешь, я уже начинаю беспокоиться, что народ в Ларами начнет судачить, что шериф из меня ни к черту. — Уилл действительно выглядел очень озабоченным.

Элли сочувственно коснулась его руки.

— Вы как раз такой, каким и должен быть хороший шериф. Порядочные люди уважают вас, а преступники боятся. И об этом все в городе прекрасно знают, не переживайте, Уилл. — Было видно, что Элли говорит искренне.

— Я думаю, мне стоит назначить тебя своим помощником хотя бы для того, чтобы ты возвращала мне веру в собственные силы, когда мне это необходимо.

— Что ж, неплохая идея, — Элли улыбнулась, — я не стану настаивать на большом жалованье.

— А сколько бы ты хотела? — поддержал шутку шериф.

— Я думаю, обеда с вами мне было бы достаточно, только, конечно, не в этой забегаловке, а в каком-нибудь приличном месте.

— Что ж, казне Ларами это не нанесет большого ущерба.

— Тогда решено. — Элли, смеясь, протянула шерифу руку. Ответив рукопожатием, шериф поднялся из-за стойки.

— Спасибо тебе, ты и в самом деле хорошая девушка, — поблагодарил он Элли, собираясь уходить. Уже направляясь к выходу, он вдруг обернулся и сказал: — Кстати, насчет обеда, по-моему, в нашей гостинице очень неплохой ресторан. Ты не возражаешь, если я попрошу Джози к нам присоединиться?

7

Первым, что он увидел, придя в себя, было лицо женщины, склонившейся над ним. Он никак не мог вспомнить, где находится. Все вокруг было чужим, и он не знал, кто эта женщина, с тревогой глядящая на него. Она была совсем молоденькой, и у нее были красивые карие глаза и остренький подбородок, придававший ей сходство с котенком.

— Кто вы? — выдавил он. Помедлив, она спросила:

— Ты совсем ничего не помнишь?

Все, что он помнил, — это непрекращающаяся боль, которая раздирала все его тело, и невыносимая жара.

Мужчина огляделся вокруг. Он лежал в каком-то тесном темном месте, стены и потолок здесь были затянуты тканью, а через откинутый полог ему было видно звездное небо и отблески костра.

Он понял, что находится в каком-то фургоне.

Девушка с нежностью, как маленького, погладила его по лицу.

— Скажите мне, где я? Как я сюда попал? — еле слышно произнес он. Язык его едва ворочался, каждое слово давалось с трудом.

— Я нашла тебя в долине, к северу от Ларами, в Вайоминге. Ты был ранен, Джакоб. Мимо нас проезжал миссионерский обоз, и брат Джошуа Виллис взял нас с собой, решив, что не по-христиански было бы бросить нас там.

— Ты называешь меня Джакоб. Это мое имя?

— Я не знала, как тебя зовут на самом деле. Но ты не мог оставаться без имени, и я решила назвать тебя Джакобом, мне так нравится это имя. — Она ласково улыбнулась, снова погладив его по лицу. — Я нашла тебя полумертвым. Ты был очень плох, у тебя было разбито лицо, и все тело было в синяках и ссадинах. Кто-то сильно избил тебя.

Мужчина напрягся, попробовав пошевелить руками. С ними все оказалось в порядке. Ноги тоже, хотя и затекли, двигались нормально. Похоже, больше всего пострадала голова. Малейшее движение отзывалось в ней сильнейшей болью. Он попытался было приподняться с подушки, но у него появилось ощущение, что его несчастная голова раскалывается на тысячу кусков, и он со стоном опустился обратно.

— Давно я уже здесь? — спросил он.

— Уже пять дней, как я нашла тебя и нас подобрал брат Джошуа, — ответила она. — Ты не хочешь пить?

Даже простой кивок причинил ему немалые страдания.

Девушка наполнила чашку водой и поднесла к его губам. Он жадно приник к воде, наслаждаясь каждым глотком. Утолив жажду, он сразу почувствовал прилив сил.

Девушка накрыла его легким пледом и поправила подушку у него под головой.

— А теперь спи. Тебе нужно отдохнуть, — сказала она, поднимаясь, чтобы уйти.

— Подождите, — остановил он ее, — скажите хотя бы, как вас зовут?

— Рэчел, — ответила она.

— А где все остальные?

— Ты имеешь в виду миссионеров? Они в других фургонах.

— А твой муж? У тебя есть муж? Нахмурившись, она отрицательно покачала головой.

— Нет, теперь уже нету. Он ушел от меня.

— А как получилось, что мы оказались с вами в одном фургоне?

— Я сама так захотела.

Мужчина непонимающе смотрел на нее.

— Я давно тебя ждала, — продолжала она, не обращая внимания на его изумление.

Ее невразумительные объяснения начинали пугать его, он сам не мог понять, чего именно боится, но по его телу пробегала дрожь всякий раз, как он смотрел в ее темные глаза. Его мучил вопрос: кто же все-таки эта женщина и чего она от него хочет?

— Я очень благодарен вам за то, что вы подобрали меня и ухаживали за мной все это время, но мне надо возвращаться домой. — Его не покидало ощущение, что ему нужно куда-то спешить..

— А где твой дом, Джакоб, ты знаешь об этом? — спросила девушка, ласково улыбаясь.

Он уже открыл рот, чтобы ответить, когда до него вдруг дошло, что он действительно этого не помнит.

— Я ничего не помню, я даже не знаю, кто я такой, — в отчаянии произнес он.

— Ты — Джакоб. Не беспокойся, я позабочусь о тебе.

— Но почему, почему ты заботишься обо мне? Что ты имела в виду, когда сказала, что ждала меня?

— Потому что я давно просила бога, чтобы он послал мне хорошего человека. Вот он и послал мне тебя.


Когда Джози подъехала к зданию городской тюрьмы, был уже полдень. Прошло три дня с тех пор, как шериф арестовал Кэллахена, и она решила, что пришло время навестить его, осмотреть раны и узнать, как он себя чувствует. Она сильно сомневалась, что Уилл очень уж усердствовал, меняя Кэллахену повязки и обрабатывая раны. Слава богу, если он вообще не забывал этого делать.

Из-за жары зарешеченные тюремные окна были открыты, и Джози еще с улицы увидела Уилла, который дремал, сидя на стуле и закинув ноги на стол. Когда она вошла, шериф даже не пошевелился, продолжая спать. Джози прошла мимо него, направляясь к единственной камере в этой крохотной тюрьме.

Кэллахен сидел на своей койке, безучастно наблюдая за приближением Джози. Он не выразил ни малейшей радости при виде ее.

— Ну как у вас дела? — спросила она.

— А ты как думаешь? — язвительно переспросил Кэллахен. — Я уже четвертый день парюсь в этой чертовой клетке, а ты даже не попыталась вытащить меня отсюда. Какой ты после этого адвокат?

— Я не только ваш адвокат, а еще и ваш врач. Поэтому сначала я хотела бы узнать, как вы себя чувствуете? Как ваши раны? — не обращая внимания на его раздражение, спокойно сказала Джози.

— К черту мои раны. Я буду чувствовать себя нормально, только когда выберусь из этой вонючей душной камеры, ясно тебе?

Девушку расстроил его тон, хотя она и не подала виду. Он вел себя так, словно между ними ничего не было. Но вполне возможно, он именно так и считал.

В конце концов, он обыкновенный мужчина, и ему нужно удовлетворять свои мужские потребности. Правда, справедливости ради следовало признать, что в тот раз Кэллахен скорее удовлетворил ее потребности, а не свои.

Стараясь выбросить из головы все эти глупости и свои обиды, Джози оглядела Кэллахена. Шериф выполнил ее просьбу и подобрал ему нормальную одежду. Сейчас на нем были новые джинсы, легкая рубашка и растоптанные башмаки. Джози отметила, что в этой одежде он выглядел как-то по-другому, совсем чужим, почти незнакомцем. И ему обязательно нужно было побриться. Девушка подумала, что в следующий раз ей нужно будет захватить бритву и расческу.

— Совсем скоро приезжает доктор Энни, она сможет осмотреть вас и сказать, когда наконец вы окончательно выздоровеете.

— Ты ведь отлично понимаешь, что не это волнует меня сейчас, — проворчал он.

— Знаешь что, парень, — вмешался в их разговор проснувшийся Уилл, — пока судья Мак-Спаррен не разберется с этим делом, ты можешь даже не думать о том, чтобы выбраться отсюда. Добрый день, — продолжал шериф, обращаясь к Джози.

— Здравствуй, Уилл, — ответила Джози. — Я приехала, чтобы поменять мистеру Кэллахену повязки.

— Да что ты говоришь? — сказал шериф, с любопытством глядя на нее. — Что ж, если ты так хочешь, я открою камеру и впущу тебя.

Уилл вернулся к своему столу и взял связку ключей.

— Ты думаешь, есть необходимость запирать его? — спросила Джози, с жалостью глядя на Кэллахена.

В ответ шериф усмехнулся:

— А что, парень, может, мне действительно не запирать тебя, ты ведь не сбежишь при первой же возможности, а, Кэллахен, что скажешь?

Ты сам отлично знаешь, что я отвечу, — произнес Кэллахен, мрачно глядя на них. — Джози, а ты бы осталась в камере, если бы она была не заперта?

Джози знала, что и сама бы ни за что не осталась в камере. В детстве, когда ее ловили на воровстве и приводили в полицию, она начинала рыдать и умоляла позвать свою мамочку. Никто ведь не знал, что ее мать давно умерла. И как-то раз, когда полицейский отправился искать ее мать, девочка сумела открыть замок в камере, где ее заперли, и сбежала. Так что она уж точно бы не осталась в тюрьме.

Тем временем шериф отпер железную решетку и, пропуская Джози внутрь, сказал:

— У тебя есть пятнадцать минут. И учти, что я запру за тобой дверь.

Джози вошла в камеру и неловко остановилась у двери. Помещение было крохотным, не было даже стула, на который она могла бы присесть.

— Ну что же ты, проходи. Будем надеяться, что доктор из тебя получше, чем адвокат, и ты сможешь меня подлатать, чтобы на виселицу я отправился совсем здоровым. Ты собираешься помочь мне?

Джози не нашлась, что ответить, прекрасно поняв, что, задавая последний вопрос, он имеет в виду совсем не медицинскую помощь.

— Мне нужно осмотреть ваши раны, — перевела разговор Джози.

— С ними все в порядке. Пойми наконец, что мне не нужен доктор, мне не нужен адвокат, мне нужен кто-нибудь, кто поможет мне отсюда сбежать. Я уже достаточно здоров, чтобы у меня хватило сил выяснить, кто так подставил нас с Беном.

— Ну предположим, вам удастся сбежать. Но как вы собираетесь искать этих людей? — спросила Джози.

— Это наверняка сделал кто-то из Шарпсбурга. Я попытаюсь выяснить, не появились ли у кого-нибудь в городе в последнее время деньги неизвестно откуда.

— А вы не думаете, что на вас мог напасть кто-нибудь из ваших компаньонов? Ведь именно они знали, что вы с братом поедете в Ларами с деньгами. Вы точно не запомнили лиц нападавших?

— Я тебе уже говорил: была перестрелка. А о том, что мы поедем в Ларами за коровами, знало полгорода. И еще, умоляю тебя, прекрати обращаться ко мне так официально.

— Хорошо. А ты уверен, что не пытаешься обмануть сам себя? Может, Бен решил завладеть деньгами и начать новую жизнь?

Кэллахен надолго замолчал, что-то обдумывая, потом покачал головой.

— Нет, он не мог со мной так поступить, даю голову на отсечение. — Взяв Джози за руку, Кэллахен пристально посмотрел ей в глаза. — Ты должна помочь мне убежать отсюда. Я найду этих мерзавцев. Ты адвокат, ты прочитала много книг, ты разбираешься в законах, но книги сейчас не могут мне помочь.

Джози отрицательно покачала головой:

— Ты прав, я адвокат и не могу нарушать закон. Но я помогу тебе, я постараюсь сама разобраться в этом деле, верь мне.

Еще долго после того, как Джози покинула тюрьму, Кэллахен размышлял о ней. Его адвокатом была исключительная, прекрасная женщина. Его до сих пор бросало в жар, стоило ему вспомнить, что он делал с ней той ночью во дворе ее дома. Казалось, она даже не вспоминает о той ночи, так почему же он не может забыть об этом, как какой-нибудь впечатлительный юнец?! За последние пятнадцать лед у него было предостаточно женщин, но он толком не помнит ни их лиц, ни их имен. И вот теперь, когда его жизнь рушится, когда жизнь Бена под угрозой, он вдруг встретил женщину, о которой думает день и ночь.

8

На следующее утро в контору шерифа вошел незнакомец.

— Мне необходимо лично встретиться с Симсом Кэллахеном, — сказал он вышедшему ему навстречу Уиллу. — Мне необходимо кое-что ему передать. Насколько мне известно, он находится у вас в тюрьме.

— А кто вы, собственно, такой? — настороженно спросил Уилл.

— Меня зовут Джером. Я работаю на Лестера Перримана, — ответил молодой человек.

Уилл понимающе кивнул:

— Перриман? Мне знакомо это имя. Если я не ошибаюсь, он владелец банка в Шарпсбурге.

— Да, помимо всего прочего, у него есть и банк.

— Но что общего может быть у этого человека с Кэллахеном? — поразился шериф.

— Извините, но мне поручено поговорить лично с Кэллахеном. — Молодой человек был явно не склонен откровенничать с Уиллом.

— Кэллахен, — позвал шериф, отпирая камеру, — к тебе посетитель от Перримана. Слыхал про такого?

Еще бы он не знал Перримана! Ведь именно ему принадлежала закладная на ранчо Кэллахенов. Симc знал, что ему еще придется услышать об этом человеке, но не подозревал, что так скоро. Срок закладной истекал только осенью.

— Перед там как впустить вас, я должен вас обыскать, — сказал Джерому шериф, — вдруг вы собираетесь помочь ему бежать.

— С какой стати? — Молодой человек выглядел оскорбленным, но все же позволил Уиллу осмотреть себя.

Пока шериф проверял карманы посетителя, Кэллахен пригляделся к нему повнимательней. Он был одет, как и полагалось банковскому служащему, в черный костюм и шляпу, но что-то в его облике заставило Кэллахена насторожиться. Эта одежда смотрелась на нем как-то неловко, было видно, что он был к ней непривычен. К тому же было очень странно, что у клерка, проводящего свои дни в душном помещении за письменным столом, кожа на лице обветренная и загорелая, как у ковбоя.

— Мне придется забрать у вас оружие, — произнес шериф. Молодой человек со вздохом вытащил из-за пояса револьвер и отдал его Уиллу. Закончив осмотр, Уилл позволил Джерому войти в камеру.

— Я хотел бы поговорить с Кэллахеном наедине, — попросил молодой человек.

Но шериф, пропустив его слова мимо ушей, и не думал выходить из комнаты. Он прислонился к стене, выжидательно глядя на Джерома:

— Вы хотели поговорить с арестованным? Вот и разговаривайте, не теряйте времени даром.

— А вам не кажется, что вы явились слишком рано, Джером, или как вас там? — произнес Кэллахен. — У меня есть еще время до ноября, чтобы расплатиться с долгами.

— Нет, вы ошибаетесь.

Кэллахен в ярости сжал кулаки.

— Что вы хотите этим сказать? — грозно прорычал он.

— Я приехал, чтобы сообщить вам, что ваши закладные были полностью оплачены. Вы больше ничего не должны, — сообщил клерк.

Некоторое время Кэллахен от изумления не мог вымолвить ни слова. Придя в себя, он набросился на Джерома с вопросами:

— Но как? Кто мог за нас заплатить? Я ничего не понимаю.

— Я ничего не могу вам сказать. Знаю лишь, что закладные были выкуплены. Я собирался по делам в Ларами, и господин Перриман попросил меня заехать к вам, чтобы сообщить приятную новость. Жаль только, что остальные фермеры не были так удачливы, — улыбнулся Джером.

— Но кто все-таки заплатил, вы можете мне сказать?

Вы понимаете, это конфиденциальная информация, и я в любом случае не мог бы вам этого сообщить, но, честно говоря, мне это и неизвестно. А теперь позвольте мне уйти, — продолжал молодой человек, обратившись к шерифу.

Шериф посторонился, и Джером поспешно направился к дверям. Через окно Кэллахен видел, как он отвязал свою лошадь и, проворно вскочив в седло, ускакал прочь.

Симc в отчаянии стукнул кулаком по стене. Что же, черт возьми, происходит? От Бена нет никаких вестей, и кто-то оплатил эти проклятые закладные. Какая-то бессмыслица.

— Ну что ж, похоже, все складывается один к одному, — довольно потирая руки, сказал шериф.

— Что ты имеешь в виду?

— Ну посуди сам, кому бы пришло в голову платить по закладным, кроме вас самих. Лучше скажи, где вы припрятали остальные денежки?

— Спенсер, ты считаешь, я настолько глуп, чтобы так подставить самого себя? Разве ты не видишь, что кто-то усиленно пытается обвинить нас в том, чего мы не совершали?

— Кто же это, интересно?

— Пока я и сам этого не знаю, но собираюсь докопаться до истины, — упрямо произнес Кэллахен.

— Тебе лучше помолиться сейчас, чтобы Джози оказалась и в самом деле хорошим адвокатом. Может, ей и удастся смягчить судью, — ответил шериф. — Кстати, раз уж речь зашла о Джози, я хотел бы тебе сказать кое-что.

— Ну, что еще?

Любина мне тут сказала, что ты, похоже, положил глаз на Джози. Так вот, выкини это из головы. Скоро вернутся ее родители, и тогда тебе не поздоровится, если ты не оставишь ее в покое. Джози слишком молода, чтобы самой разобраться, что ты за птица. Эта девушка не для тебя, понял?

Кэллахен почувствовал, что его душит ревность. Он сразу уловил, что шерифом движет не только забота о Джози, здесь явно ощущался личный интерес. Но он сумел подавить свой гнев, поняв, что в общем-то шериф прав.

— Я и сам говорил ей об этом. Но ты же знаешь, какая она упрямая.

— Я и слышать об этом не желаю. Я тебя предупредил, держись от нее подальше, — процедил сквозь зубы Уилл, выходя из камеры.


…Джози понимала, что Кэллахен по уши завяз в этом деле и выбраться ему будет совсем не просто. Она сколько угодно может доказывать его невиновность, обложившись своими книгами и отыскав десятки примеров из адвокатской практики. Но здесь, в Вайоминге, это не сработает. Здесь люди доверяют только фактам. Деньги пропали, младший Кэллахен пропал, значит — братья в сговоре. Вывод напрашивается сам собой. Джози уже послала за судьей Мак-Спарреном, но в глубине души она очень сомневалась, что его волнуют все эти юридические тонкости. Его можно было переубедить, лишь предоставив неоспоримые факты и имея в кармане показания надежных свидетелей. А шериф, похоже, уже все для себя решил и не очень-то озабочен поиском доказательств невиновности или даже виновности Кэллахена. Значит, Джози придется заняться этим самой.

Для начала она решила отправиться в Шарпсбург. Не откладывая, она отправилась собирать вещи, решив утром отправиться в путь.

Было уже за полночь, когда она услышала стук в дверь. Решив, что кому-то из пациентов ее матери срочно понадобилась помощь, она набросила халат и спустилась в гостиную.

— К вам пришли, сеньорита, — доложила Любима, входя в комнату. Весь ее вид выражал крайнее неодобрение. Джози поняла, что посетитель не вызвал у Любины ни малейшей симпатии.

— Кто там, Любина? — спросила Джози, но служанка не успела ничего ответить, потому что в комнату вошла Элли Олгуд и бросилась к Джози.

— Извините меня, мисс, я бы ни за что не решилась прийти так поздно, — быстро затараторила она, — но у меня для вас важное сообщение. Мне нужно кое-что сказать вам наедине.

— Все в порядке, Любина, ты можешь идти спать. Мисс Олгуд — моя клиентка, и мне нужно с ней поговорить.

Немного поколебавшись, Любина все-таки вышла из комнаты, недовольно ворча.

— Проходи, Элли. Садись, не стесняйся.

— Благодарю вас, мисс.

— Так что же случилось? — взволнованно спросила Джози.

Я сама толком не знаю, — снова заторопилась Элли, — просто мистер Кэллахен сказал, что у него возникла новая проблема, и попросил привезти вас к нему прямо сейчас.

— А что с ним случилось? Что-то с его ранами? — Джози разнервничалась не на шутку. Она прекрасно понимала, что Кэллахен ни за что не послал бы за ней, если бы не случилось что-то ужасное.

— По-моему, дело не в болезни. Он ничего мне толком не сказал. Вроде днем к нему кто-то приходил, и теперь он может предположить, куда подевались деньги.

— А почему он послал тебя, а не шерифа? — удивилась Джози.

— Шериф как раз сегодня уехал в Шарпсбург.

— Хорошо, подожди меня, я только переоденусь, — сказала Джози и поспешила в свою спальню.

Пятнадцать минут спустя они уже скакали в сторону Ларами. Джози сосредоточенно молчала, погрузившись в размышления о том, как ей лучше построить защиту Кэллахена. В первую очередь надо будет обязательно настоять на суде присяжных. Никаких явных улик против Симса нет, и, постаравшись, она, может быть, сумеет убедить присяжных в его невиновности.

Элли о чем-то спросила Джози, но, задумавшись, та не сразу расслышала вопрос.

— Прости, пожалуйста, Элли. Что ты говоришь?

— Я спрашивала вас о шерифе Спенсере. Он вас интересует?

Джози даже не поняла, что имеет в виду девушка.

— Интересует? Что ты имеешь в виду? — недоуменно переспросила она.

Разве вы не замечаете, что он сходит по вас с ума? — Элли не могла поверить, что Джози до сих пор пребывает в неведении относительно чувств Уилла. Но для Джози это действительно стало новостью. Дэн как-то намекал на что-то в этом духе, но девушка была уверена, что он просто подшучивал над ней.

— С какой стати Уиллу сходить по мне с ума? — спросила растерянно Джози.

— А разве для любви нужны какие-то причины? Просто он мужчина, а вы женщина, этого вполне достаточно, — с горькой улыбкой сказала Элли.

— Но Уилл нисколько меня не интересует, он просто мой друг. Даже не столько мой, сколько доктора Энни.

Лукаво улыбаясь, Элли спросила:

— Вот Кэллахен — другое дело, не так ли, мисс Джози?

— Если ты думаешь, что я увлечена Кэллахеном, то ты заблуждаешься! — с излишней горячностью, выдавшей ее с головой, воскликнула Джози.

— Ну, меня-то вы не проведете. Я же слышу, как меняется ваш голос, когда вы говорите о нем.

Джози не нашлась, что ответить. Какой смысл отрицать ее чувства к нему, если она вздрагивает, стоит лишь произнести его имя. В конце концов, она не должна отчитываться перед Элли.

Не дождавшись ответа, Элли продолжила:

— Но вы хоть понимаете, во что ввязываетесь? Этот человек может доставить вам уйму неприятностей.

Элли, ни во что я не ввязываюсь, — холодно ответила Джози. Ее начинала раздражать настойчивость девушки. — Я всего лишь его адвокат, и больше ничего.

— Представляете, а Уилл Спенсер, похоже, забыл, чем я занималась до последнего времени, и даже пригласил меня поужинать с ним в воскресенье. Но я не пара ему, — в голосе Элли послышалась горечь, — вы бы ему больше подошли.

Взглянув на грустное лицо Элли, Джози наконец догадалась, к чему были все ее расспросы.

— Так тебе нравится Уилл? — удивленно спросила она.

— По-моему, это заметили уже все, кроме него самого. Но я для него — пустое место, — грустно произнесла Элли.

— Ты не должна сдаваться, — ободряюще сказала Джози. — Ты ведь уже всем доказала, что ты сильная личность, которая в состоянии изменить собственную жизнь. Если ты будешь продолжать в том же духе, тебе, возможно, удастся заинтересовать Уилла.

— Пока он увлечен вами, у меня нет ни малейшего шанса. Вот если бы вы с Кэллахеном…

— Да выкинь ты это из головы! — поспешно оборвала ее Джози. — Между мной и Кэллахеном ничего нет и быть не может. Он просто мой клиент. Кстати, завтра я собираюсь в Шарпсбург, чтобы встретиться с банкиром, которому принадлежат закладные на ранчо Кэллахена. Может, мне удастся хоть что-нибудь выяснить. Скоро мне предстоит защищать Кэллахена в суде, и мне нужно хоть за что-то зацепиться.

— Вы собираетесь ехать в Шарпсбург одна? — с изумлением воскликнула Элли. — Но это безумие!

Вы забыли, что случилось с Кэллахеном на этой дороге?

— При мне же не будет пяти тысяч долларов, — возразила Джози.

— Но деньги — это не единственная ценность, которая есть у женщин, — не сдавалась Элли. — Пожалуй, я поеду с вами. Если что, я знаю, как обращаться с пистолетом.

— Спасибо тебе, Элли, — ответила Джози.

Подъехав к зданию тюрьмы и спешившись, Джози кинула Элли поводья своей лошади и поспешила внутрь.


С тех пор как этот парень от Перримана сообщил свою ошеломляющую новость, Кэллахен не находил себе места. Он пытался понять, кто же все-таки выплатил его долг и с чего вдруг Перриман решил известить об этом Кэллахена. Этот банкир был не из тех, кого волнует судьба его клиентов, и раз он получил свои деньги, то вряд ли стал бы утруждать себя поисками Кэллахена. Что-то здесь было нечисто.

Кэллахену с трудом удалось убедить шерифа съездить в Шарпсбург, чтобы удостовериться в банке, что закладные на ранчо были действительно выкуплены. Когда Уилл уже уехал, Кэллахен увидел Элли, которая проходила мимо тюрьмы, и сумел убедить ее съездить за Джози. Но ему казалось, что с тех пор, как Элли отправилась на ранчо Миллеров, прошла уже целая вечность, а Джози все не появлялась. Стараясь не впадать в отчаяние, Кэллахен вернулся мыслями к Джерому, стараясь разобраться, что же так насторожило его в этом парне. Он вел себя как-то напряженно, явно ощущая себя не в своей тарелке. Кэллахен вспомнил, что он особенно остро ощутил опасность, исходящую от этого человека, когда наблюдал из окна, как тот садился на лошадь. Вновь и вновь он прокручивал в памяти эту сцену, и вдруг его осенило. Лошадь этого парня стояла к Кэллахену боком, и он видел у нее на ноге большой уродливый шрам. И тут же перед его глазами возникла другая сцена. В тот день, когда они попали с Беном в засаду, он пытался отвлечь нападавших, чтобы дать Бену время скрыться. Но лошадь Симса споткнулась, и он, не удержавшись, вылетел из седла. Последним, что он видел, теряя сознание, была лошадь одного из его преследователей — гнедая кобыла со шрамом на ноге в виде полумесяца. И сегодня Кэллахен узнал этот шрам. Джером ездил на той же лошади, что и один из тех, кто украл деньги.

От волнения Кэллахен вскочил со своей койки и заметался по камере. Ну почему же не едет Джози, она должна помочь ему выбраться отсюда!

Вдруг во дворе тюрьмы раздался топот копыт, и Кэллахен вздохнул с облегчением. Только Джози могла приехать сюда в такой поздний час. Кэллахен услышал скрип открывающейся двери и знакомые шаги по коридору.

— Кэллахен, где ты? — прошептала она. — Здесь так темно, я ничего не вижу.

— Я здесь, Джози, — отозвался он. — Как хорошо, что ты приехала.

В темноте он слышал, как она возится с замком его камеры, пытаясь его открыть.

— Постарайся, Джози, — подбодрил ее Кэллахен, — ты же говорила, что отлично разбираешься в замках.

— Да, но тут такая темнотища, я с трудом попадаю шпилькой в замочную скважину! — воскликнула девушка. — Проклятье, ничего не выходит! — с отчаянием продолжала она, но в этот самый момент вдруг раздался тихий щелчок, и решетка открылась. — Слава богу, я еще не все забыла, — вздохнула Джози, входя в камеру. — Кэллахен, теперь расскажи мне, что случилось? Почему ты хотел видеть меня так срочно?

Ничего не ответив, он прижал ее к себе и впился ей в губы жадным поцелуем. Обняв ее, он вдруг со всей ясностью осознал, как все эти дни ему не хватало ее мягких губ, шелковистой кожи, ее неповторимого запаха, от которого кружилась голова. Целуя Джози, он забыл обо всем на свете, забыл, что еще несколько мгновений назад собирался бежать отсюда без оглядки. Сейчас для него существовала лишь эта необыкновенная женщина, с такой страстью отвечавшая на его поцелуй.

Внезапно он отстранился, словно вспомнив о чем-то.

— О черт, что я делаю? Ты сводишь меня с ума! — воскликнул он.

Джози с изумлением смотрела на него, пытаясь понять, что же с ней творится, почему она каждый раз, теряя голову, бросается в его объятия.

— Сегодня кое-что произошло, — сказал Кэллахен, наконец собравшись с мыслями. — Мне кажется, я видел одного из тех, кто участвовал в нападении на нас с Беном. Но чтобы наконец во всем разобраться, мне нужно выбраться отсюда, и ты должна мне помочь.

— Ты не можешь отсюда уйти, — прошептала Джози, стараясь, чтобы ее голос не дрожал. — Пока судья Мак-Спаррен не примет решения по твоему делу, я никак не смогу тебя освободить.

— Но пойми же, Джози, я не могу ждать, у меня нет на это времени. — В его голосе слышалась решимость.

— Я повторяю, это невозможно. Если ты посылал за мной Элли в надежде, что я помогу тебе сбежать из тюрьмы, то ты зря старался. Я ведь адвокат, и я не могу нарушать закон. Тебя арестовали и предъявили обвинение. Ты можешь выйти из тюрьмы только по решению суда. А если ты думал, что твои жаркие поцелуи сведут меня с ума и я соглашусь на преступление, то ты просчитался.

— Я понимаю твои сомнения, — сказал Кэллахен, оставив без внимания ее последнюю фразу, — но на карте стоит жизнь Бена. Помоги мне, умоляю тебя, Джози.

— Прошу тебя, Кэллахен, доверься мне. Я смогу вытащить тебя отсюда законным путем. — Джози пыталась его убедить, понимая, что это бесполезно. Он уже сделал свой выбор и теперь не отступит.

Ну как он мог объяснить ей, что в его случае бесполезно надеяться на справедливый суд? Его злила ее непоколебимая вера в торжество закона. Она никак не хотела понять, что человеку с таким прошлым нечего рассчитывать на снисхождение присяжных, даже если его адвокатом будет мисс Джози Миллер.

Он давно уже вне закона, и ему нечего терять.

Джози настороженно смотрела на Кэллахена. Она прекрасно знала, что если он, не добившись ее согласия, решит уйти силой, то она не сможет его задержать.

— Мне пора, — нарушил молчание Кэллахен, — но, прежде чем уйти, я хочу поблагодарить тебя. Я обязан тебе жизнью, и то, что я собираюсь сделать, нечестно по отношению к тебе. Но, я думаю, ты поймешь меня. Мне приходится выбирать между тобой и Беном. Но твои родители — влиятельные люди, они смогут замять это дело и защитить тебя. А у Бена никого нет. Я запру тебя в камере, и ты скажешь, что я обманул тебя и силой вырвался на свободу.

— Но, Кэллахен, — растерянно возразила Джози, — если ты убежишь, то сильно осложнишь свое положение.

— У меня нет другого выхода, и мне уже все равно, что будет со мной. Я должен узнать правду, а сделать это, сидя взаперти, я не смогу.

Джози смотрела на него в нерешительности. В чем-то он был прав. И, положа руку на сердце, она не была уверена, что ей удастся добиться его оправдания в суде. На этот раз все гораздо сложней, чем в случае с Элли, и одной ловкости рук тут не хватит.

— Мне нужно точно знать, что случилось с Беном, — продолжал Кэллахен, видя ее сомнения. — Твой индеец сказал, что он сейчас в обозе миссионеров, но краснокожий мог ошибиться. К тому же я должен успеть доказать невиновность Бена до того, как шериф Спенсер сцапает его. Нельзя допустить, чтобы брата посадили в тюрьму, он ни в чем не виноват. В общем, мне нужно поспешить в Шарпсбург.

Кстати, я не рассказал тебе, у меня был сегодня посетитель, он приходил от банкира Перримана. Так вот, этот человек сообщил мне, что наши закладные выкуплены.

Джози была ошарашена этим известием.

— Но кто мог это сделать? Неужели Бен?

— Я как раз собираюсь это выяснить. Да, и еще кое-что. Мой сегодняшний посетитель приехал на той же лошади, которую я видел у одного из тех, кто меня подстрелил, — сказав это, Кэллахен шагнул в сторону двери.

— Нет, ты не уйдешь. Я твой адвокат и не позволю тебе этого. — Она потянулась к решетке, чтобы ее захлопнуть. Но Кэллахен, поняв ее намерение, быстро перехватил ее руку.

— Я увольняю тебя, считай, что ты больше не мой адвокат. Не вынуждай меня применять силу, Джози, прошу тебя, — произнес он и, прижав девушку к себе, на прощанье поцеловал ее, оттолкнув, быстро выскочил из камеры и захлопнул за собой дверь.

— Не делай этого! — в отчаянии воскликнула Джози.

— Мне правда очень жаль, дорогая. Я так тебе благодарен за все, что ты для меня сделала. Черт возьми, здесь дело не только в благодарности. Если бы обстоятельства сложились по-другому… — Его голос дрогнул, и он не договорил фразу. — Но что теперь об этом говорить.

— Моя лошадь стоит во дворе. Возьми ее, Кэллахен. И… удачи тебе. Я не сержусь, изменить-то ведь уже ничего нельзя.

Услышав, как за Кэллахеном захлопнулась дверь, Джози без сил опустилась на койку. Все было кончено. Она взломала замок и помогла Кэллахену бежать. Теперь она такая же преступница, как и он.

Несколько минут она сидела в оцепенении, а потом поднялась и снова стала возиться с замком, на этот раз чтобы самой выбраться из камеры. Внезапно тюремная дверь снова открылась, и в коридоре раздались чьи-то шаги. Джози в ужасе замерла, но тут же вздохнула с облегчением, услышав голос Элли.

— Джози, ты где?

— Иди сюда, я здесь, — отозвалась Джози.

— Зачем ты отпустила Кэллахена, у тебя будут большие неприятности? — озабоченно спросила Элли.

— Он вырвался силой.

Услышав это объяснение, Элли не смогла сдержать смех.

— Что-то мне кажется, что шериф Спенсер и твои родители вряд ли поверят в это. Я, к примеру, нисколько не верю.

— Им придется поверить, — мрачно ответила Джози, пытаясь открыть замок своей шпилькой, — попробуй лучше отыскать какую-нибудь лампу, я уже исцарапала все пальцы, пытаясь открыть этот чертов замок.

На одной из полок, висевших на стене у двери, Элли удалось найти небольшую лампу.

— Я сейчас поищу ключи, — сказала Элли, наблюдая за бесплодными попытками Джози.

— Я думаю, шериф забрал их с собой. Черт возьми, в первый раз мне этот замок поддался гораздо быстрей.

К тому времени когда Джози наконец удалось выбраться на свободу, она вся взмокла от напряжения, и ее пальцы были исколоты в кровь.

— Я поеду за ним. Кэллахен еще не настолько окреп, чтобы проделать такой путь верхом. Он может упасть с лошади, а рядом не будет никого, кто мог бы ему помочь. Мне нужно отыскать какую-нибудь повозку.

— Оставайся здесь, а я пойду поищу повозку. Наверняка фургон Уилла стоит где-то здесь поблизости, — сказала Элли.

— Нет, Элли, возвращайся домой, — твердо возразила Джози, — ты и так мне помогла, и я не могу впутывать тебя в это дело.

— Джози, я поеду с тобой. — По ее тону было понятно, что спорить бесполезно. Элли отправилась на поиски, а Джози, прихватив с собой одеяло из камеры Кэллахена и его куртку, вышла из здания тюрьмы и, остановившись у входа, стала дожидаться Элли. Ей уже стало казаться, что томительное ожидание никогда не кончится, когда наконец раздался топот копыт и из-за угла показался фургон, которым правила Элли.

— Все в порядке, поехали.

— Где ты так долго пропадала? — проворчала Джози, забираясь в повозку.

Я постаралась сбить наших преследователей со следа, — объяснила Элли. — Теперь все будут думать, что недалеко от Ларами, на дороге в Шайенну, произошел несчастный случай и ты поспешила туда, чтобы оказать медицинскую помощь пострадавшим. А я поехала с тобой, чтобы помочь. Пока я искала повозку, я встретила девушку, с которой мы раньше вместе работали на улице, она как раз возвращалась от клиента. И я рассказала ей эту историю с несчастным случаем. Ручаюсь, завтра об этом будет знать весь город.

— Я все-таки думаю, тебе стоит остаться. Зачем тебе лишние проблемы? — озабоченно сказала Джози.

— Я уже все решила, и хватит об этом. Нам лучше поторопиться, если мы хотим догнать Кэллахена, — ответила Элли, беря в руки поводья.

Джози прикинула, что Кэллахен был в пути уже больше часа. Она сомневалась, что они смогут его догнать. Но попытаться все же стоило.

— А ты точно знаешь, куда он направился? — спросила Элли.

— В Шарпсбург.

— Но ехать туда — безумие! — воскликнула Элли. — Там мы наверняка столкнемся с шерифом.

— Я понимаю, что это глупо, но что же мы можем сделать, раз Кэллахен решил поехать именно туда.

— Ладно, будем надеяться, что нам повезет, — сказала Элли, подстегивая лошадь. — Но надо поторопиться, мы и так доберемся до Шарпсбурга только к утру.

К своему удивлению, девушки увидели Кэллахена задолго до прибытия в Шарпсбург. Ночь была лунной, и они издалека заметили его одинокую фигуру. Лошадь Кэллахена плелась еле-еле, и им не составило труда нагнать его. Похоже, с самого начала Кэллахен заставил лошадь бежать слишком быстро, и старина Соломон, не выдержав такого темпа, совсем выбился из сил. Увидев Джози и Элли, Кэллахен не смог скрыть удивления:

— Что вы тут делаете?

— Перебирайся в фургон, — велела ему Джози, не ответив на вопрос. — Элли, помоги ему, пожалуйста.

— Если нас арестуют, — со смехом заметила Элли, — то я скажу, что вы похитили меня.

Джози помогла Кэллахену улечься на пол фургона, подложив ему под голову его куртку.

— Я же предупреждала, что тебе еще рано ездить верхом, — сказала она Кэллахену, укрывая его одеялом, предусмотрительно захваченным из камеры.

— Со мной все в порядке. Я же не виноват, что этой развалине, на которой я ехал, лет сто, не меньше.

Джози спрыгнула на землю, чтобы привязать Соломона к фургону, и, забравшись обратно, сказала Элли:

— Ты не против и дальше управлять лошадью? А я бы пока осмотрела Кэллахена.

— Конечно, Джози, мне совсем не трудно. Тебе действительно лучше заняться своим пациентом или своим подзащитным, не знаю уж, как его лучше называть. Я беспокоюсь, как ты объяснишь, что помогла ему бежать из тюрьмы?

— У меня еще будет время, чтобы подумать об этом. А сейчас лучше поедем, — ответила Джози. — Мне нужно осмотреть тебя, — обратилась она к Кэллахену, — чтобы убедиться, что не открылось кровотечение.

— Не надо меня осматривать, — запротестовал Кэллахен, — теперь ты мой адвокат, а не доктор.

— Ошибаешься, я больше не твой адвокат, ты же уволил меня, помнишь?

— Признаюсь, что поступил глупо. Если ты согласна работать в кредит до тех пор, пока я не найду украденные деньги, то я найму тебя снова.

— Идет, — с улыбкой согласилась Джози.

— Хорошо, теперь ты снова мой адвокат, по крайней мере до тех пор, пока нас не поймает Уилл Спенсер. Ты сама-то не боишься угодить в тюрьму? — озабоченно спросил он.

— Надеюсь, до этого дело не дойдет, — без особой уверенности в голосе ответила Джози.

— Я тоже на это надеюсь, — отозвалась Элли. — Я, конечно, хочу привлечь внимание Уилла, но снова оказаться в тюрьме мне неохота.

Кэллахен обнял Джози за шею и привлек к себе. Она покорно опустилась рядом с ним, положив голову ему на плечо.

Джози лежала рядом с ним и думала о том, что бы сказали Энни и Дэн, увидев свою дочь в этом фургоне в объятиях преступника, сбежавшего из тюрьмы. Она легко могла представить гнев Дэна.

— От тебя восхитительно пахнет, я так скучал по этому запаху, — прошептал ей на ухо Кэллахен.

— Спи, — ответила ему Джози. — Может, я и помогла тебе бежать, но с этого момента мы будем делать все по правилам, не нарушая закон.

— Как скажешь, — пробормотал Кэллахен, погружаясь в сон.

Позднее, когда он уже спал, Элли спросила у Джози:

— Интересно, а что говорит закон в отношении адвокатов, сбегающих вместе со своими подзащитными?

— Я имела в виду совсем другой закон: не судите, да не судимы будете.

— Боюсь, судье Мак-Спаррену этот закон вряд ли придется по вкусу, — задумчиво произнесла Элли.

9

Остановившись на ночлег, миссионеры поставили свои фургоны по кругу. Они поступали так каждый вечер с тех пор, как свернули с главной дороги, такое кольцо из фургонов могло послужить укрытием в случае опасности. Когда несколько дней назад брат Джошуа, который был среди них главным, предложил своим спутникам проехать напрямик, они с одобрением приняли эту идею, ведь так их путь становился намного короче. Но они не подумали о том, какой опасности подвергались, покидая основную дорогу. Местность, по которой они теперь ехали, была совсем безлюдной, и к тому же на днях один из миссионеров, посланный на поиски воды, заметил неподалеку от лагеря двоих индейцев. Правда, увидев его, краснокожие поспешили скрыться из виду, но известие об их появлении не на шутку взволновало путешественников.

Пока мужчины распрягали лошадей, женщины разожгли костры, чтобы приготовить ужин. Обычно, занимаясь стряпней, они без умолку болтали и смеялись, но тревога, охватившая всех в последние дни, сделала свое дело, и теперь они сосредоточенно занимались своими делами, изредка перебрасываясь отрывочными фразами. Рэчел тоже была среди них.

Она и раньше не слишком охотно принимала участие в разговорах, а сейчас и вовсе замкнулась.

Человек в фургоне Рэчел лежал, прислушиваясь к звукам, доносящимся снаружи, пытаясь понять, что там происходит. Он так до сих пор и не вспомнил, кто он такой и как очутился там, где его нашла Рэчел. Он все думал над ее словами о том, что ей его послал бог. Что она имела в виду? И кто она такая, эта женщина, заботливо ухаживающая за ним? Его размышления были прерваны долетевшим до него восхитительным запахом жаркого, и он вдруг почувствовал, что очень проголодался.

Джакоб с трудом приподнялся, затем, преодолевая слабость, встал на ноги. Он решил, что пора ему выбираться из фургона, он и так уже достаточно долго тут провалялся. Подойдя к выходу и приоткрыв полог, он вдохнул полной грудью свежий воздух. Его глазам открылась прекрасная картина. Солнце уже клонилось к горизонту, залив небо на западе розовым сиянием и окрасив редкие облака в пурпурно-оранжевые тона заката. Он и не помнил, что в мире существует подобная красота. Джакоб замер, любуясь этим зрелищем, но тут его внимание привлекла хрупкая фигурка Рэчел. Девушка была одета в свое старое измятое платье, которому уже давно требовалась стирка, а на голове у нее была черная мужская шляпа, такие обычно носят священники. Одного взгляда на неряшливую одежду Рэчел было достаточно, чтобы понять, что девушка не очень-то озабочена своим внешним видом. С того самого момента, как Джакоб, очнувшись, первые увидел эту девушку, она не переставала заботиться о нем, готовила ему еду и промывала его раны. Но он так и не сумел добиться от нее вразумительного ответа на вопросы, которые волновали его. Кто она? Почему заботится о нем? И что же все-таки с ним произошло?

Всякий раз, как он начинал расспрашивать ее, она отвечала:

— Тебе лучше отдохнуть, в свое время ты все узнаешь, а пока поспи. — И поспешно удалялась, оставляя его мучиться догадками. Рэчел вообще была немногословна, и Джакобу никак не удавалось ее разговорить.

Часто, управляя фургоном, она начинала что-то напевать себе под нос. Джакобу нравился ее мягкий нежный голос. Он быстро погружался в сон, убаюканный мерным покачиванием фургона и ее тихим пением.

Он подумал, что девушка так и не назвала ему свою фамилию. Просто Рэчел и просто Джакоб, люди без прошлого, люди из ниоткуда. Джакоб. Он несколько раз повторил про себя это имя. Оно нравилось ему, но он был уверен, что на самом деле его зовут иначе. Но он был рад, что у него есть хоть какое-то имя, это помогало ему обрести себя. До тех пор пока он не вспомнит, как его зовут, он согласен оставаться Джакобом, раз Рэчел так нравится это имя.

Стряхнув с себя задумчивость, он уселся на пол фургона рядом со входом и, свесив ноги наружу, осторожно спустился на землю. Придерживаясь рукой за край повозки, он неуверенно сделал шаг, затем еще один. Конечно, он был еще слишком слаб, но у него было достаточно сил, чтобы идти самому, безо всякой помощи. Он первый раз поднялся на ноги с тех пор, как оказался в фургоне Рэчел, и даже представить не мог, сколько времени пролежал почти без движения.

Джакоб увидел перед собой фургоны, стоящие вплотную друг к другу. Возле каждого горел костер. Такие же костры разжигали у них дома вокруг плантации в канун Рождества. Это воспоминание, как молния, мелькнуло у него в памяти и бесследно исчезло. Как он ни старался, ничего больше вспомнить не смог. Он медленно побрел к Рэчел, которая хлопотала у огня. Она не видела, как Джакоб вылез из фургона, потому что стояла к нему спиной. Приближаясь к Рэчел, он подумал, как, должно быть, тяжело ей, такой маленькой и хрупкой, управлять громоздким фургоном, едущим по этой бесконечной прерии. Но она не унывала, и у нее даже хватало бодрости напевать в пути свои веселые песни.

И внезапно Джакоб ощутил, что счастлив в этом незнакомом месте, рядом с этой загадочной, почти незнакомой женщиной.

— Мисс Рэчел, — тихо позвал он, боясь ее испугать.

Она в изумлении обернулась:

— Ты поднялся?

— Похоже на то. Но я не уверен, что мне долго удастся продержаться на ногах. — Он начал ощущать головокружение, которое с каждым мгновением становилось все сильней.

Заметив его слабость, Рэчел устремилась к нему, подхватив в тот момент, когда он, покачнувшись, начал заваливаться.

— Сейчас я помогу вам! — воскликнула она.

Джакоб навалился на нее всей своей тяжестью, и она осторожно помогла ему опуститься на землю. Постепенно он начал приходить в себя. Рэчел опустилась рядом на колени, держа его за руку. Она с беспокойством наблюдала за ним, готовясь позвать на помощь, если ему станет хуже.

— Извините меня, я переоценил свои возможности. Мне не нужно было выходить из фургона. — Он тяжело дышал, лицо покрылось испариной.

— Конечно, ты несколько недель не поднимался на ноги, тебе теперь понадобится много времени, чтобы окрепнуть, — ласково ответила девушка.

Он и не предполагал, что пролежал так долго.

— Но вы так и не объяснили мне, кто вы и куда мы едем? — сказал он.

Она вернулась к огню и, взяв деревянную ложку, принялась помешивать какую-то еду, варившуюся в глиняном горшке.

— Я — Рэчел Уоррен, а едем мы в Орегон. Там у меня есть небольшой клочок земли, и я собираюсь заняться разведением коров.

— Я так благодарен вам за заботу, мисс Уоррен, вы прекрасная женщина.

— Вполне возможно, ты уже не будешь так благодарен, когда узнаешь меня получше, — возразила она.

— Не представляю, что может помешать мне испытывать признательность. Ведь если бы не вы, я так и умер бы в прерии.

Тут внимание Джакоба привлек гул голосов, и, обернувшись, он заметил, как из других фургонов выходят люди и, переговариваясь, рассаживаются по кругу. Когда в центр круга вышел человек, одетый в черный костюм и точно такую же шляпу, какую он видел на голове у Рэчел, разговоры мгновенно смолкли, и все глаза устремились на него. Откашлявшись, мужчина начал что-то говорить. Джакоб не мог разобрать слов, но и без того было ясно, что это проповедник, читающий проповедь, и все с благоговением внимают каждому его слову. Джакоб вопросительно посмотрел на Рэчел.

— Это ведь священник, я прав?

— Да, мы попали к миссионерам, — объяснила она. — Они едут в Орегон, чтобы обращать тамошних язычников в свою веру.

— А что же ты не слушаешь проповедь? — спросил ее Джакоб.

— Они считают меня язычницей. Мы с мужем ехали в Орегон с другими переселенцами, но мой муж тяжело заболел, и нам пришлось отстать от своих спутников. Потом мой муж умер, и я осталась одна. А потом я нашла тебя, без сознания, одного в прерии. Кто-то очень сильно тебя избил и бросил умирать. Я не знала, что мне с тобой делать, не могла же я оставить тебя там. Но, на счастье, мимо проезжал этот обоз, я уговорила миссионеров взять нас с собой и спрятала тебя в фургоне.

— Спрятала меня? — не понял Джакоб. — От кого?

— Ночью, после того, как я нашла тебя, обоз догнали какие-то всадники. Они искали раненого мужчину, но тебя никто не выдал. Ты долго пролежал без сознания, у тебя был жар, а потом ты пришел в себя. Что было дальше, ты сам знаешь.

— А в бреду я не говорил ничего, что могло бы помочь выяснить, кто я такой?

— Единственное имя, которое ты называл, — Сэм или Сим, я точно не разобрала. Ты все время звал его.

— Сэм, — задумчиво повторил он. Это имя не говорило ему ровным счетом ничего. — Это все, что я говорил?

— Нет, ты без конца повторял, что тебе нужно бежать.

Джакоб был растерян. Он не мог вспомнить, от кого он так упорно хотел убежать.

— Похоже, кто-то гнался за тобой, — продолжала Рэчел. — Может, ты скрываешься от закона?

— И ты не боишься меня, даже подозревая такое? — удивился Джакоб.

Она помолчала, прежде чем ответить.

— Я слишком много в жизни боялась. Когда мой муж умер, я решила, что больше ничего не буду бояться. А потом появился ты. Так что, Джакоб Кристофер, даже если ты преступник, считай, что ты получил шанс начать все заново.

— Постой, какой еще Кристофер? Это-то имя откуда?

— Я назвала тебя так в честь святого Кристофера, покровителя всех путешественников. Не забывай, мы едем с тобой в незнакомый край, и его защита нам очень даже понадобится.

В ночной тишине раздался пронзительный птичий крик. Несмотря на поздний час, было очень тепло, и Джакоб ощущал на своем лице дуновение ветерка. И вдруг он почувствовал, как спокойно стало у него на душе. Пусть он не знал, кто он и откуда, но сейчас ему хорошо, и он вполне может оставаться здесь до тех пор, пока все не вспомнит. Если вообще когда-нибудь вспомнит.

Однако кое-что в ее словах показалось ему странным.

— Послушай, Рэчел, я не понял, почему ты назвала меня в честь святого Кристофера, если ты язычница? Как такое может быть?

— Я не говорила, что я язычница. Так подумали обо мне миссионеры.

— Но почему? — не понял он.

— Когда они нашли нас, то решили, что ты мой муж. Я не стала их разуверять. Но еще до того, как узнала, кто они, я рассказала им, что мы не обвенчаны. Брат Джошуа решил, что люди, живущие во грехе, не могут ехать вместе с ними. Я испугалась, что они не возьмут нас с собой, и не придумала ничего лучше, как сказать, что мы язычники. Но он все равно ответил, что возьмет нас лишь при одном условии: если, как только ты придешь в себя, мы обвенчаемся. Я, конечно, сразу же согласилась. Не могла же я допустить, чтобы они бросили нас. Признаться, я надеялась, что ты очнешься уже на моей ферме. Ужасно эгоистично с моей стороны, но я решила отвезти тебя к себе, ведь мне очень нужна будет помощь, — все это Рэчел рассказывала, виновато глядя на Джакоба. Обернувшись и увидев направлявшегося к ним проповедника, Рэчел добавила: — А теперь, по-моему, уже слишком поздно.

Здравствуйте, я брат Джошуа, — представился священник. — И я очень рад, что вы поправляетесь. Пожалуй, самое время совершить обряд венчания.

— Мне кажется, тут есть о чем поговорить. По-моему, это не самая лучшая идея.

— Решай сам, Джакоб, — спокойно ответил мужчина, — но мы божьи люди и не можем потворствовать греху. Если вы не обвенчаетесь, вам придется уйти от нас.

— Не спорь, Джакоб, это индейские территории, мы не выживем здесь одни. — Рэчел умоляюще смотрела на него.

Он не мог ей отказать. Даже если в прошлой жизни у него и была жена, сейчас он этого не помнил, а этой женщине он был обязан жизнью. Платить свои долги он считал делом чести.

— Конечно, святой отец, я согласен жениться на Рэчел, — взяв девушку за руку, ответил Джакоб.

Священник открыл Библию, а остальные путешественники столпились вокруг них, наблюдая за церемонией. Все произошло очень быстро, и в завершении брат Джошуа торжественно произнес:

— Поклоняйтесь господу, иначе ваш союз станет наказанием для вас.

«Странные слова», — подумал Джакоб. Это было больше похоже не на благословение, а на угрозу.


Уже почти совсем рассвело, когда Элли остановила фургон. Оглянувшись на Джози, она серьезно сказала:

— Мы почти доехали. Здесь нам лучше расстаться. Отправляйся домой, а то тебя арестуют вместе с нами. Как ты собираешься объяснить, что оказалась в одном фургоне с беглым преступником? Пойми, ведь Кэллахен сам из Шарпсбурга, его здесь каждая собака знает.

Джози хотела что-то возразить, но Кэллахен опередил ее. Поднявшись с пола, он сказал:

— Знаете что? Мыс вами не поедем в город. Я передумал. Нужно ехать к нам на ранчо. Если Бену действительно удалось спастись, он наверняка должен быть там, ему больше некуда деться.

Джози отрицательно покачала головой:

— Нам ни в коем случае нельзя там появляться. Шериф Спенсер бросится туда в первую очередь, как только узнает, что ты сбежал, не говоря уже о ваших компаньонах, которые наверняка время от времени наведываются туда, чтобы проверить, не вернулся ли Бен.

— Да, в общем-то ты права. Но я знаю каждый закуток на этом ранчо. Поверь мне, там полно мест, где можно спрятаться так, что ни одна живая душа не найдет. Если Бен вернулся, он наверняка где-нибудь спрятался и ждет моего возвращения.

Джози эта затея совсем не нравилась, но она не могла не признать, что в чем-то он прав. Если Бен вернулся, искать его следует в первую очередь на ранчо.

— Я знаю, как пробраться туда незамеченным. Я возьму одну из лошадей и подъеду к ранчо с востока. Там растет небольшая роща, и через нее можно проехать так, что меня никто не увидит. Я буду очень осторожен.

Не сомневаюсь в этом, Кэллахен, если только где-нибудь в дороге тебе не станет плохо и ты не свалишься с лошади, — за ироничным тоном Джози пыталась скрыть беспокойство, — тебе нельзя ехать одному.

— И все-таки я поеду один. А вы с Элли езжайте в город. Если по дороге встретишь шерифа, то сможешь сказать ему, что приехала собирать доказательства для моей защиты, а Элли взяла с собой за компанию. Пожалуйста, Джози, сделай, как я прошу. Я не вынесу, если у тебя снова будут неприятности из-за меня. Это уже не шутки, тут дело серьезное. На этот раз ты не сможешь убедить шерифа, размахивая пистолетом у него перед носом. Поезжайте в Шарпсбург, пожалуйста. — В его голосе зазвучала такая нежность, что от смущения Джози не нашлась, что ему возразить.

— Хорошо. Но что ты будешь делать, если найдешь Бена? Ты ведь слышал, что он ранен. Я могла бы помочь ему, — попыталась убедить его Джози.

— Будем надеяться, что с ним ничего серьезного, — нахмурился Кэллахен.

— Но ему что-то же помешало найти тебя. Нельзя полагаться на случай.

Кэллахен задумался, потом кивнул головой:

— Что ж, пожалуй, ты права. Поехали со мной, а Элли пускай едет в Шарпсбург и ждет нас там.

— Но куда же мне ехать? Я совсем не знаю этот город, — растерялась Элли.

— Езжай прямиком в гостиницу, спросишь у кого-нибудь, где это, и жди нас там.

Джози с тревогой смотрела на девушку:

— Кэллахен, а что она скажет, если встретит шерифа?

Подумав, Кэллахен ответил:

— Скажи ему, что специально приехала в Шарисбург, чтобы найти его и сообщить, что я сбежал. Соври, что я отправился на восток, на поиски обоза миссионеров, где, по словам индейца, находится Бен.

Элли грустно покачала головой:

— Он ни за что не поверит. С какой стати я бы поехала за ним? И где Джози, почему она не приехала?

— Скажи ему, что я похитил Джози и увез ее с собой, — решительно ответил Кэллахен. — А ты приехала за ним, так как беспокоишься за подругу.

10

Джози ехала рядом с Кэллахеном, с интересом оглядываясь по сторонам. Ей не приходилось раньше бывать в этих местах, к югу от Ларами. Вокруг простирались зеленые пастбища и поля. Это был край скотоводов и фермеров, и из поколения в поколение люди здесь жили тем, что разводили коров и выращивали кукурузу. Правда, в последнее время прогресс добрался и сюда.

Раньше Ларами, расположенный на границе Вайоминга и Колорадо, был крохотным захолустным городком, но с тех пор, как неподалеку проложили Тихоокеанскую железную дорогу, он начал стремительно расти и развиваться.

Солнце еще едва поднялось из-за холмов, и до полуденного зноя было далеко. Легкий ветерок доносил до путников чудесный запах скошенной травы и луговых цветов. Глубоко вдохнув, Джози подумала, что эта поездка могла бы быть великолепной, если бы они не были преступниками, которых наверняка уже ищут и в любой момент могут поймать. Здесь, наедине с человеком, который ей так дорог, она могла бы быть по-настоящему счастлива, если бы все у них сложилось по-другому.

Наконец они добрались до реки и, свернув на запад, поехали по берегу. Время от времени Джози с тревогой посматривала на Кэллахена, пытаясь понять, как он себя чувствует. Но он крепко держался в седле. То ли от солнца, то ли от быстрой езды на его лице появился румянец, и он выглядел вполне здоровым. С лица наконец сошло выражение хмурой озабоченности, к которому за эти дни уже успела привыкнуть Джози, и он, казалось, сразу помолодел лет на десять. Его глаза горели нетерпением, и он без конца пришпоривал своего коня, так что старина Соломон, на котором ехала Джози, едва поспевал за ним. Джози отлично знала, что Кэллахен рассчитывает найти на ранчо своего брата, но интуиция подсказывала ей, что слишком надеяться на это не стоит.

— Мы на земле, принадлежащей Кэллахенам, — с гордостью произнес Симc, отвлекая ее от невеселых мыслей. — Никогда не думал, что стану землевладельцем. Эх, если бы нам повезло, мы могли бы здесь развернуться, — с тяжелым вздохом добавил он.

У тебя еще все получится, — подбодрила его Джози, — для человека, который победил в схватке со смертью, нет ничего невозможного. — Это прозвучало несколько напыщенно, но она действительно была уверена в том, что говорила.

— Но без Бена мне ничего этого не нужно, — сказал Кэллахен, сворачивая в заросли ивняка, росшего вдоль берега. — Это его мечта. — Немного помолчав, он продолжил: — Знаешь, я ужасно удивился, когда Бен предложил разводить скот. Я никогда не думал, что его тянет к земле. Ему скорее подошла бы работа школьного учителя или банковского служащего, и вдруг эта идея с коровами. Сначала я решил, что он предложил это, чтобы угодить мне, но потом понял, что ему самому это действительно интересно. Он был так доволен, когда мы купили это ранчо.

— А тебе самому нравится этим заниматься? — спросила Джози.

— Разведением коров? Да, мне это по душе. Настоящее мужское занятие, и к тому же мы могли справляться со всем сами, нам не нужны помощники. Конечно, в самое горячее время мы нанимали пару работников, но всего на месяц-полтора. А в остальное время делали все сами, — сказав это, Кэллахен огляделся по сторонам. — А теперь, Джози, мы должны быть еще осторожней. Видишь, на том берегу уже виднеется ограда нашего дома.

— И что же мы будем теперь делать? — спросила Джози, которая заметила впереди забор еще до того, как Кэллахен предупредил ее.

Я осмотрю дом и сараи, и, » если не найду Бена, мы дождемся темноты и вернемся в город. — В его голосе Джози не услышала прежней уверенности. Ей вдруг показалось, что он с самого начала не надеялся на то, что его брат вернулся на ранчо. Просто Кэллахен не хотел верить в то, что Бен пропал.

Кэллахен показал Джози брод и велел ехать точно за ним. Соломон сначала заупрямился, не желая входить в воду, но, увидев, что конь Кэллахена переходит реку, покорно поплелся за ним.

Оказавшись на другом берегу, Кэллахен остановил лошадь и, спешившись, отдал поводья Джози.

— Подожди меня здесь, я скоро вернусь, — сказал он девушке.

— А если с тобой что-нибудь случится и ты не сможешь вернуться, — возмущенно спросила Джози, — я что, так и буду стоять здесь, сходя с ума от неизвестности и волнения? Ну уж нет, я пойду с тобой.

— Не спорь со мной, сейчас не время упрямиться, — сердито прошептал Кэллахен.

Сказав это, он направился к ограде. Его рука инстинктивно потянулась к поясу, нащупывая пистолет, но он тут же вспомнил, что у него нет при себе оружия. Наблюдая за ним, Джози поразилась ловкости, с которой он перелез через забор. Он действительно уже совсем поправился и больше не нуждается в ее опеке.

Когда Кэллахен скрылся из виду, Джози осторожно спустилась с коня и, привязав обоих животных к дереву, крадучись направилась за ним вслед. Нет уж, он не сможет заставить ее томиться здесь в ожидании! Перебравшись через ограду, она увидела перед собой небольшой сарай. Дверь была приоткрыта. Решив, что Кэллахен, скорее всего, там, Джози нерешительно вошла внутрь. Но в сарае было пусто. В углу Джози увидела лестницу, ведущую на чердак.

Она решила подняться туда и уже направилась к лестнице, как вдруг наверху раздались шаги, а потом скрип перекладин. Кто-то спускался с чердака. У Джози мелькнула мысль, что это вполне мог быть кто-то чужой, а вовсе не Кэллахен, и она в испуге бросилась к выходу, чтобы бежать оттуда прочь, как вдруг с облегчением услышала за спиной голос Кэллахена:

— Ты что, никогда не делаешь того, о чем тебя просят?

Оглянувшись, она увидела в его глазах нескрываемое раздражение.

— Прости меня, я не хочу с тобой ссориться, — примирительно сказала Джози, — но я всегда стараюсь поступать так, как подсказывает мне мое чутье. Я не думала, что это рассердит тебя.

— Да ладно, я не сержусь на тебя. Что поделаешь, раз ты такая упрямая?

— Похоже, здесь никого нет, — произнесла Джози, оглядываясь по сторонам.

— Точно, — разочарованно сказал он.

Сама-то Джози и не надеялась, что они найдут Бена на ранчо. Медвежий Коготь сказал, что он находится в обозе миссионеров, едущих в Орегон. Девушка отлично знала, что индейскому вождю можно доверять. Он никогда не стал бы говорить того, в чем не был точно уверен. Но она понимала, что ей не удастся переубедить Кэллахена, пока тот не увидит этого своими глазами.

— И вот что я еще хочу тебе Сказать, Джози. Береги себя, не будь такой безрассудной. Ты знаешь, что я не крал деньги фермеров, и, если мне повезет, я смогу это доказать. Но если, не дай бог, что-нибудь случится с тобой, меня вздернут на первом же суку без всяких разбирательств. Я и сам не переживу, если по моей вине ты попадешь в беду. — Когда он говорил это, его голос смягчился, и она поняла, что он действительно беспокоится за нее.

— Со мной ничего не случится, — ответила Джози, приблизившись к нему.

— Я очень на это надеюсь, Джози, — сказал он и направился в сторону своего дома.

Кэллахен шел неторопливо и уверенно, не озираясь по сторонам. Он отлично понимал, что в любой момент может появиться шериф или кто-нибудь из соседей, но ему претила мысль, что нужно скрываться и прятаться здесь, на своей земле. Он вспомнил слова Джози о том, что он почти воскрес из мертвых. Что ж, она была права. Ему и раньше много раз приходилось попадать в переделки, и он всегда сам справлялся со всеми трудностями. Но в этот раз все было по-другому. Теперь он был не один, Джози спасла его и согласилась последовать за ним, несмотря на грозившую ей опасность. Он восхищался отвагой этой девушки, представляя, как нелегко ей было решиться на это. Но и ему по-своему было трудно. Он чувствовал, что с каждым днем привязывается к ней все сильней, и понимал, что уже не сможет просто развернуться и уйти от нее. Его очень пугала эта зависимость, он хотел быть свободным и знал, что теряет свою свободу.

Подойдя к дому, он поднялся на старое скрипучее крыльцо и, даже еще не открыв дверь, понял, что дом пуст. Войдя внутрь, он убедился, что не ошибся. Ничего в доме не изменилось с того утра, когда они с Беном выехали в Ларами. Он ощутил горькое разочарование. Положа руку на сердце, он не очень-то ожидал увидеть здесь Бена, но все же в его сердце теплилась надежда, и ему больно было с ней расставаться.

Кэллахен устало опустился в любимое кресло Бена. Именно брат настоял на том, чтобы забрать его с собой из Южной Каролины. И теперь это была единственная вещь, которая осталась от их матери. Раньше у них была еще камея, но она находилась в сумке с деньгами, которую украли.

Кэллахен в отчаянии закрыл лицо руками. Как же он сможет найти Бена, если его самого вот-вот арестуют и на этот раз запрут так, что он уже не сможет сбежать?

В этот момент на крыльце раздался голос Джози:

— Кэллахен, с тобой все в порядке?

Он попытался проглотить комок в горле, который мешал ему дышать, и отвернулся, чтобы она не заметила его повлажневших глаз. Но было уже поздно. Джози подошла к нему и, увидев, в каком он состоянии, опустилась рядом с ним, взяв его за руки. Ей невыносимо было видеть, как страдает этот сильный человек, но она не находила слов, чтобы его утешить. Взглянув на ее встревоженное лицо, Кэллахен вдруг подумал, что она на самом деле его ангел-хранитель, неизвестно за какие заслуги посланный ему небом.

Они были одни в доме. Прошлой ночью он позволил себе обнять ее в фургоне думая, что это прощальные объятия. Он знал, что, когда они приедут в Шарпсбург, потеряет ее навсегда. Но теперь не мог прикоснуться к ней, он был преступником, которому грозила тюрьма, и он не имел права привязываться к ней еще сильней.

— Не волнуйся, Кэллахен. Мы ведь знаем, что Бен жив, и, значит, рано или поздно мы его найдем.

— Ты должна вернуться в Шарпсбург, — сказал он, вглядываясь в ее лицо и пытаясь понять, о чем она думает. — Ты и так слишком многим ради меня рисковала.

— Ты же знаешь, что я не хочу оставлять тебя. — Она без тени смущения смотрела ему прямо в глаза.

Ему невыносимо хотелось обнять эту храбрую девушку, прижать ее к себе, но, преодолев этот порыв, он ответил:

— Если ты вернешься сейчас, то еще сможешь сказать, что я заставил тебя уехать со мной. Уезжай, пока не поздно.

Джози протянула руку и погладила его по лицу, коснувшись жесткой щетины.

— Теперь я понимаю, что означала та лошадь, о которой говорил Медвежий Коготь, — произнесла она.

Кэллахен непонимающе смотрел на нее.

— В тот день, когда он нашел тебя, — начала рассказывать Джози, — он видел черно-белую лошадь. По преданию индейцев такая лошадь означает скорую смерть. Но ты остался жив, и мне почему-то кажется, что сама судьба привела тебя в наш дом.

Кэллахен молча смотрел на нее, не зная что сказать. Не дожидаясь его ответа, Джози наклонилась и поцеловала его. Ее поцелуй был такой нежный, такой робкий, что на мгновение Кэллахен потерял голову, забыв обо всем на свете. Но он не мог позволить себе целовать эту необыкновенную девушку, он отлично понимал, что им не суждено быть вместе.

Когда он отстранился, Джози с изумлением посмотрела на него.

— Что произошло, Кэллахен? Я сделала что-нибудь не так? Я понимаю, что не очень умею, — в смущении произнесла она.

«Да при чем здесь умение?» — бессильно подумал Кэллахен. Его единственным желанием было обнять ее и больше никогда не отпускать, но вместо этого он сказал:

— Тебе не нужно было этого делать. Ты спасла мне жизнь и теперь чувствуешь за меня ответственность. Но я не могу больше подвергать тебя риску. Возвращайся в Шарпсбург и отыщи Уилла. Скажи, что я отпустил тебя, а сам скрылся.

Джози поднялась и отошла к окну. Она думала о том, как, в сущности, мало времени прошло с тех пор, когда Джози Миллер точно знала, кто она и чего ей надо в жизни.

— Мы не нашли Бена, но тебе может понадобиться моя помощь, чтобы проникнуть в банк. Помнишь, ты же хотел проверить свои долговые расписки?

Несмотря на серьезность момента, Кэллахен не смог сдержать смех.

— И как ты собираешься попасть в банк, неужели взломаешь его?

Если будет нужно, то и взломаю, — спокойно ответила Джози, не обращая внимания на его шутливый тон. — Я не знаю, отчего ты перестал доверять людям, но я прекрасно тебя понимаю. Я тоже слишком долго привыкала к тому, что кто-то может предложить мне бескорыстную помощь.

— Поверь мне, Джози, я доверяю тебе. Но твоего доверия я пока не заслужил. Ты не можешь связываться с человеком, которого обвиняют в краже денег и могут в любой момент посадить в тюрьму. Поговорим с тобой тогда, когда меня полностью оправдают.

— Но послушай, Кэллахен, — с горячностью возразила Джози, — тебе не нужно мне ничего доказывать, я не собираюсь осуждать тебя. Мои приемные родители научили меня, что людям нужно доверять. Они сами удочерили меня тогда, когда всем было ясно, что ничего путного из меня выйти просто не может. Я не понимаю, что заставило их это сделать, но они помогли мне. А теперь я хочу помочь тебе. Если ты говоришь, что невиновен, я полностью тебе доверяю.

Джози осознавала, как трудно Кэллахену было поверить, что кто-то в самом деле заботится о нем и верит ему. Ей все это было хорошо знакомо. Кэллахен мог быть кем угодно, но он был с ней откровенен. Это она была притворщицей, то пытаясь изображать из себя настоящую леди, то взламывая замок, как какая-то преступница.

— Я давно перестал доверять людям, — сказал Кэллахен. — Не пытайся изобразить меня лучше, чем я есть. Ты совсем не знаешь меня, иначе бежала бы от меня со всех ног. — Ненадолго задумавшись, он продолжал: — Когда началась гражданская война, я пошел воевать на стороне южан. Не потому, что был таким уж патриотом, просто этого хотел мой отец. Я думаю, он гордился мной. Но потом его убили янки, которые грабили и убивали всех, кто попадался им на пути. Они расправились с моей матерью и сестрой, а меня не было рядом, чтобы защитить их. Я никогда не смогу простить себе этого. А теперь я потерял и Бена. Можешь ли ты понять, что это значит для меня?

— Но он же не умер, ты найдешь его, — мягко возразила Джози. Ее потрясла горечь, звучавшая в его голосе, и она решила, что ей надо его отвлечь. — А сейчас нам не помешало бы поесть. Как ты думаешь, мы сможем найти здесь что-нибудь съедобное?

— Да, в кладовке были какие-то консервы. Вообще-то, я не очень этим интересовался. Обычно готовил Бен.

Кэллахен показал ей, где кухня, и сказал:

— Поищи, здесь наверняка есть какая-нибудь еда. А я пока разожгу огонь и принесу воды.

— Ты и так достаточно ходил сегодня, — попробовала возразить Джози, — лучше я схожу за водой.

— Не придумывай, у меня достаточно сил. К тому же надо привести и накормить лошадей, а то они так и стоят, бедняги, привязанные в лесу.

Джози выглядела растерянной. Когда Кэллахен уже открыл дверь, чтобы выйти, она вновь окликнула его:

— Постой, мне нужно сказать тебе кое-что еще. Я совсем не умею готовить.


Когда, закончив церемонию, брат Джошуа ушел, Рэчел виновато посмотрела на Джакоба.

— Прости, что так вышло.

— Что ты имеешь в виду? — спросил он.

— Ты отлично понимаешь, о чем я. О нашей женитьбе.

— Но я не мог оставить тебя одну после того, что ты сделала для меня.

— Я была одна задолго до того, как умер мой муж, — грустно произнесла она. — Джон, мой муж, сильно пил. Так он пытался спрятаться от проблем.

— Может, я вмешиваюсь не в свое дело, но раз уж ты начала, Рэчел, расскажи мне о себе, — попросил Джакоб.

— У Джона не было ноги. Ему казалось, что он лишь половина человека.

— Многие вернулись с войны калеками. Представляю, как трудно пережить такое.

— Да, ты прав, — просто ответила она, не вдаваясь в подробности.

— Я уверен, что ты заботилась о нем, никогда не жалуясь на свою долю.

— Конечно, ведь это была моя обязанность, — искренне ответила девушка.

— Как я уже успел заметить, ты всегда очень серьезно относишься к своим обязанностям, да, Рэчел?

Она промолчала, так ничего и не ответив.

Джакобу хотелось побольше узнать о ней, и, не обратив внимания на ее молчание, он задал следующий вопрос:

— Раз ты не язычница, то кто же ты? Католичка?

— Я и сама этого не знаю. Мои родители никогда не молились никаким богам, и, конечно, когда я родилась, они не научили меня этому.

— А брат Джошуа? Он тоже не очень-то похож на католика.

— Он основал свою собственную церковь и не относит себя ни к католикам, ни к протестантам. Хорошо хоть ему не пришла в голову мысль окрестить нас в том соленом озере, которое мы недавно проезжали. Может, после смерти я и отправлюсь в ад, но по мне это лучше, чем выслушивать каждый день нудные проповеди брата Джошуа, — с улыбкой сказала Рэчел.

Джакоб усмехнулся. Похоже, у его жены с чувством юмора все в порядке. Когда ее лицо озарилось улыбкой и с него исчезло серьезное, даже напряженное выражение, к которому он привык, она стала выглядеть гораздо привлекательней. До этого он видел ее лишь в неясном полумраке фургона, и, разглядев теперь при ярком свете костра, он понял, что она моложе, чем он подумал сначала. Ее точеную фигурку не могло скрыть даже уродливое мешковатое коричневое платье. А пока она поддерживала Джакоба, едва не потерявшего сознание, ее густые длинные волосы цвета меда выбились из-под шляпы и рассыпались по плечам и сейчас блестели и переливались золотом в отблесках костра. Джакоб вдруг представил ее локоны разметавшимися по подушке и решил, что хотел бы своими глазами увидеть это великолепное зрелище. Подумав об этом, он ощутил внезапное волнение. Что ж, пусть он потерял память, но о том, что он мужчина, пока еще не забыл.„А эта женщина была его женой. Как Джакоб ни старался, он не смог припомнить, была ли у него жена в прошлой жизни.

Внезапно он понял, что уже довольно долго молчит, пристально разглядывая Рэчел. Чтобы сгладить неловкость, он решил вернуться к прерванному разговору.

— Ты упомянула своих родителей, расскажи мне о них. Кто была твоя мать?

— Я не знаю о ней почти ничего. Она умерла вскоре после моего рождения.

— Прости, Рэчел, я не хотел напоминать тебе об этом.

Когда она говорила о своей матери, в его памяти промелькнули смутные воспоминания.

— Знаешь, Рэчел, я начиная что-то припоминать. По-моему, моя мать была тихой, запуганной женщиной. Я точно не помню, чего она так боялась, но, скорее всего, моего отца. Мой отец был жестким, даже жестоким человеком. Он очень грубо обращался со всеми нами. Я был не очень расстроен, когда он погиб.

Рэчел во все глаза смотрела на него. Память начала к нему возвращаться. Она должна была бы обрадоваться за него, но вместо этого ее сердце сжалось от недоброго предчувствия. Что, если, все вспомнив, он не захочет остаться с ней, вернется в свою прежнюю жизнь?

Джакоб обхватил голову руками, сильно сжав виски. Он страстно хотел вспомнить что-нибудь еще, но мимолетные образы исчезли так же внезапно, как появились.

— Возвращайся в фургон и отдохни, — нежно произнесла Рэчел, — а я закончу с ужином и принесу тебе поесть. Ты все вспомнишь в свое время.

Но когда же оно придет, это время? Этот вопрос мучил Джакоба. Он устал чувствовать себя выпотрошенной оболочкой человека, без прошлого он казался себе неполноценным, лишенным самого главного. Он вспомнил о Джоне, бывшем муже Рэчел. У того не было ноги, но он по крайней мере знал, кто он.

Джакоб оглядел свою одежду, подумав, что она может дать ему хоть какой-нибудь ключ к воспоминаниям. Нет, обычная одежда, ничего особенного. Вдруг он обратил внимание, что одет очень чисто. Если он валялся в прерии, его одежда должна быть пыльной и грязной.

— Моя одежда… — Он с недоумением поднял глаза на Рэчел. — Как ты умудрилась постирать ее? Ты что, раздевала меня?

— Да, и к тому же я вымыла тебя самого. Не смотри на меня с таким ужасом. Да, ты лежал передо мной совсем голый. Ну и что из того? Неужели тебе больше понравилось бы лежать потным и грязным?

Она раздевала и мыла его, стирала его одежду! Он прикрыл глаза, чувствуя себя очень неловко.

В воздухе разлился чудесный аромат кофе, доносящийся со стороны костра. Джакоб почувствовал, что не на шутку проголодался.

— Давай я помогу тебе, — предложил он Рэчел.

— Да нет, не нужно. Я жарю лепешки. Уже совсем скоро все будет готово.

— Я тоже могу отлично с этим справиться.

— Ты умеешь жарить лепешки? — В ее голосе звучало неподдельное изумление.

— Я помню, что мне приходилось делать это чуть ли не каждый день. А где взять молоко?

В корове, — с улыбкой ответила Рэчел. Она была уверена, что Джакоб растеряется и откажется от идеи помочь ей. Но он как ни в чем не бывало под хватил подойник и весело спросил:

— Покажи, в какой именно?

— Рози стоит вон там, — показала она, — но хочу тебя предупредить, что это сложней, чем кажется.

Но Джакоб был настроен решительно. Наконец-то представился шанс сделать что-нибудь самому, и он не хотел его упускать. Он надеялся, что подоить корову будет не так уж сложно. Конечно, это не мужское занятие, но он сможет помочь Рэчел. Ему уже надоело быть праздным бездельником.

Подойдя к корове, он погладил ее по спине и, поставив подойник под вымя, уселся на корточки, не зная, с чего начать. Нерешительно взявшись за вымя, он сильно сжал его. От боли корова вздрогнула и дернулась в сторону, едва не сбив его с ног.

— Спокойно, спокойно. — Джакоб поглаживал корову по боку, пытаясь успокоить. — Все понятно, я сделал что-то не так. Но ты тоже хороша, могла бы быть поосторожней с раненым человеком.

Как будто поняв его слова, корова повернула голову и безразлично посмотрела на него, давая понять, что это его проблемы. Ей же надо только, чтобы он ее поскорей подоил.

— Эй, мистер, вам нужна помощь? Обернувшись, он увидел рядом с собой рыжеволосого чумазого мальчишку.

— Я смотрю, у вас ничего не выходит. Так вы еще долго провозитесь. Если вы пообещаете угостить меня чашкой молока, я покажу вам, как это делается.

— Договорились, научи меня, — ответил Джакоб, поднимаясь и уступая юному наставнику свое место.

— Вот смотрите, надо просто взять сосок, осторожно нажать и потянуть вниз, как будто вы хотите выдавить молоко. Вот так, понятно?

Глядя, как белые струйки пенятся, ударяясь о дно подойника, Джакоб вдруг вспомнил, как пенятся во время шторма океанские волны, разбиваясь о прибрежные скалы. Он подумал, что когда-то наверняка жил на берегу океана. Джакоб не понимал, откуда взялось это ощущение, от Рэчел он еще раньше узнал, что сейчас они в Вайоминге, а, как он смутно припоминал, от Вайоминга до побережья путь неблизкий.

— Ну что же вы, мистер? Попробуйте сами, это совсем несложно, — задорный голосок вывел Джакоба из задумчивости.

На этот раз дело пошло на лад, и через двадцать минут Джакоб вернулся к Рэчел, держа в руках подойник с парным молоком. Увидев, с какой гордостью Джакоб несет молоко, девушка не смогла сдержать улыбку.

— Сказать по правде, я не думала, что ты справишься, — сказала она, с удивлением и нежностью глядя на него.

— Я не сам, мне помогали.

— Только не говори, что тебе повстречалась прекрасная фея с волшебной палочкой, — усмехнулась она. Не хотелось бы тебя разочаровывать, но это был всего лишь рыжий мальчишка.

— Да ладно, — ответила она, развязывая свой фартук, — все равно я никогда не верила в волшебство.

Когда она сняла фартук, Джакоб невольно заметил, что у нее на платье расстегнулась пуговка. Он приблизился к Рэчел, не в силах отвести глаз от того места, где в открывшемся разрезе платья виднелась ее смуглая кожа.

— Что у тебя на уме, Джакоб Кристофер? — спросила Рэчел. Проследив за его взглядом, она поняла, куда он смотрит, и, смутившись, поспешила застегнуть платье.

— Тебе лучше этого не знать, — ответил Джакоб, отвернувшись. Он решил, что его несдержанность могла обидеть ее.

Но Рэчел уже не выглядела смущенной. Она приблизилась к Джакобу и, прижавшись к нему, крепко обняла.

— Тебе нечего стесняться, я ведь теперь твоя жена, — ласково прошептала она.

Но в этот момент он почувствовал резкую боль в голове, перед глазами заплясали черные точки, и Джакоб потерял сознание, так и не успев поцеловать свою жену.

11

«Мне не мешало бы поучиться готовить», — подумала Джози, с отчаянием глядя на отвратительную липкую массу. Это было единственное, что ей удалось приготовить из кукурузной муки, которую она нашла в кладовке у Кэллахена. Но доктору Энни никогда не приходило в голову, что ее дочери нужно уметь готовить. С первого дня, как Джози отправилась в школу, она с головой погрузилась в учебу, и ей совсем некогда было крутиться на кухне, наблюдая, как мама готовит еду.

Потом в доме появилась Любина, которая терпеть не могла, когда кто-нибудь заходил на кухню и крутился у нее под ногами. И это вполне устраивало Джози, потому что у нее никогда не возникало желания попробовать приготовить что-нибудь самостоятельно. А в Нью-Йорке, в доме ее деда, где девушка жила, пока училась, всегда было полно прислуги, там Джози и подавно не приходилось возиться на кухне.

Теперь Джози горько пожалела, что, проводив столько времени за книгами, не удосужилась научиться самым простым вещам. Она всегда казалась себе самостоятельной и взрослой женщиной, а сейчас вдруг ощутила себя беспомощным ребенком, не знающим, с какой стороны подступиться к плите.

— Ладно, будь что будет, — пробормотала Джози себе под нос и, отыскав в плите закопченную сковородку, вывалила туда скользкое месиво, которое у нее получилось. Сунув сковородку в духовку, она присела на стул, боясь даже представить, что за блюдо у нее получится.

Кэллахен спал в другой комнате, утомленный долгой дорогой, и ей не к кому было обратиться за помощью. Так что пришлось готовить самой. После того как им не удалось найти Бена, Кэллахен упал духом и выглядел совсем разбитым. И поэтому, когда он привел лошадей, Джози предложила ему прилечь, пообещав, что справится со всем сама. Не став с ней спорить, он ответил:

— Пожалуй, ты права, я прилягу ненадолго. Ты только разведи огонь, а потом я встану и помогу тебе с готовкой.

Но, конечно же, он мгновенно провалился в сон, едва голова его коснулась подушки. Когда Джози через минуту зашла в его комнату, чтобы о чем-то спросить, то обнаружила, что он крепко спит. Даже во сне его лицо выглядело мрачным. Сердце Джози разрывалось от жалости к Кэллахену. Теперь она знала, как много значит для него Бен, и понимала его страх потерять единственного брата. Она с ужасом думала о том, как поведут себя ее близкие, узнав, что она помогла бежать из тюрьмы преступнику, но даже мысли о родителях не могли заставить ее бросить Кэллахена и вернуться домой.

Джози бродила по дому, размышляя, что же заставило ее нарушить закон и последовать за этим мужчиной в неизвестность.

Она прекрасно понимала, что дело тут не только в его красоте. В Нью-Йорке ей приходилось встречать достаточно красавцев, но их ухаживания оставляли ее равнодушной. А с Кэллахеном все было по-другому. Ее с самого начала влекло к нему, а теперь у нее появилось чувство, что они просто созданы друг для друга.

Джози чувствовала себя очень уязвимой, оставаясь с ним наедине в этом пустом доме. И дело было вовсе не в том, что она боялась, что Кэллахен попытается силой добиться близости. Она знала, что он никогда не причинит ей зла. Если она кого и боялась, то только саму себя. Ему было бы достаточно просто поцеловать ее, и она не сможет устоять против соблазна.

Чтобы отвлечься от опасных мыслей, Джози решила попробовать сварить кофе. Найдя кофейник, она наполнила его водой и поставила на плиту. На мгновение Джози задумалась, сколько кофе нужно насыпать, но, решив, что чем больше, тем лучше, она высыпала в кофейник чуть ли не полбанки.

Справившись с этим, Джози вытерла пот, выступивший у нее на лице. Огонь в плите накалил и без того горячий воздух, и находиться в кухне было совершенно невозможно. «И как некоторые женщины умудряются готовить еду по три раза в день?» — подумала Джози, выходя из кухни.

Присев в кресло, она в который раз стала перебирать в памяти судебные случаи, которые встречались ей в учебниках, пытаясь найти хоть что-нибудь похожее на дело Кэллахена. Потом мысли Джози переключились на Элли. Как там у нее дела в Шарпсбурге, встретилась ли она с Уиллом? В курсе ли шериф, что Кэллахен сбежал из тюрьмы, прихватив с собой Джози?

Джози казалось, что разумней было бы всем вместе отправиться в Шарпсбург и расспросить банкира Перримана. Но вместо этого она отправилась на ранчо, потому что так решил Кэллахен, а ей не хотелось с ним расставаться. За считаные дни она растеряла все то, что четырнадцать лет прививали ей родители, пытаясь сделать из нее настоящую леди.

Внезапно ее внимание привлек запах горелого, доносящийся из кухни. Вскочив с кресла, она кинулась туда и, схватив какую-то тряпку, поспешила вытащить сковородку из духовки. Но тонкая ткань не смогла защитить ее пальцы от ожога, и, вскрикнув от боли, Джози выпустила раскаленную сковородку из рук. Тяжелая посудина с грохотом покатилась по полу. Подняв глаза, Джози увидела, что вся плита залита кофе, про который она совсем забыла. От обиды и боли из глаз девушки брызнули слезы. И в этот момент на кухню влетел Кэллахен, разбуженный грохотом. Увидев, что Джози плачет, он кинулся к ней.

— Что тут у тебя случилось? — с тревогой воскликнул он.

— Да ничего, — ответила Джози, подбирая с полу обгорелые остатки того, чему уже не суждено было стать кукурузной запеканкой, — просто я почувствовала себя плохо и выронила сковороду. — Она пыталась хоть что-нибудь придумать, чтобы оправдать собственную беспомощность.

— Осторожней! Если ты собираешься упасть в обморок, тебе лучше отойти подальше от плиты. — Он пытался шутить, но в его глазах Джози видела неподдельную тревогу. Приблизившись к ней, Кэллахен обхватил ее за талию, чтобы поддержать, если она вдруг потеряет сознание.

— Вообще-то я и не думала падать в обморок, — запротестовала Джози, но тут же поняла, что поторопилась утверждать это, учитывая, с какой силой Кэллахен прижимал ее к себе, — но если ты не прекратишь сдавливать мне легкие, это вполне может случиться.

Пропустив мимо ушей ее иронию, Кэллахен сказал:

— Ничего удивительного, что тебе стало плохо. На этой чертовой кухне такая жара, тут можно просто свариться заживо. Ты бы хоть разделась.

— Что? — Джози непонимающе уставилась на него.

— Ну что ты так на меня смотришь? Я просто имел в виду, что тогда тебе было бы не так жарко. А вообще-то, тебе не мешает освежиться. — Он подхватил ее на руки и вынес на улицу, направляясь к реке.

— Кэллахен, я в состоянии идти сама, мне уже лучше. — Но он молча продолжал идти вперед, словно не слыша ее протестов.

Подойдя к реке, Кэллахен вошел в воду по пояс и только тут поставил ее на ноги. Они стояли довольно далеко от берега, течение здесь было таким сильным, что она с трудом удержалась на ногах. Увидев это, Кэллахен поспешил ей на помощь, снова крепко обнял и прижал к себе. Юбки ее намокали и тянули ко дну, но Джози ничего не чувствовала, кроме сильного, надежного мужского тела рядом с собой. Она обняла его за шею, прижимаясь к нему еще теснее. Кэллахен снова приподнял ее и легко, словно она была невесомой, перенес поближе к берегу, где течение не было таким сильным.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил он, глядя ей прямо в глаза.

— Спасибо, хорошо, речная прохлада мне явно на пользу, — ответила она, отлично зная, что говорит неправду.

Тот жар, который охватывал ее тело всякий раз, как он оказывался рядом, невозможно было охладить в реке. Неужели он не ощущает, как она вся горит в его объятиях? Джози казалось, еще немного, и вода вокруг них закипит. Ей вдруг вспомнилось, что произошло между ними в прошлый раз, когда он вот так же нежно обнимал ее. Тогда на ней тоже не было сухой нитки.

— Лучшего способа освежиться просто нет. Купание — это как раз то, что мне было нужно, — чтобы что-то сказать, продолжала Джози. — Но что мы теперь будем делать с этим? — И она указала на свою мокрую одежду.

— А что ты предлагаешь мне с этим сделать? — поинтересовался он с лукавой усмешкой.

— Я имею в виду, что наша одежда насквозь промокла, — покраснев, объяснила Джози, — а если ты помнишь, сегодня ночью мы собирались отправиться в Шарпсбург.

— Знаешь, сейчас мне меньше всего хочется думать о поездке в Шарпсбург, — пробормотал он, не отводя глаз от ее груди, четко обрисованной мокрой тканью. — Но если тебя это так волнует, мы быстро высушим одежду на такой-то жаре. Можем даже начать сушить ее прямо сейчас, — добавил он, нащупывая застежку у нее на юбке. Ловко расстегнув крючки, он стянул с Джози юбку и кинул на берег.

Возглас протеста уже был готов сорваться с ее губ, но Кэллахен опередил ее, закрыв ей рот поцелуем. Его руки поглаживали волосы Джози и мягко ласкали ей шею и спину.

Оторвавшись от ее губ, он посмотрел на нее потемневшими от страсти глазами и спросил:

— Ты боишься меня, Джози?

— Нет, — прошептала она.

Джози на самом деле отбросила все свои страхи, позабыв обо всем на свете. Каждое прикосновение Кэллахена приводило ее в трепет, заставляя сгорать от желания, и противостоять этому сладкому искушению она была не в силах. Сейчас ей было все равно, что Кэллахен — беглый преступник, а она его адвокат, ей было плевать на свою репутацию, лишь бы он был рядом и не выпускал ее из своих объятий.

Кэллахен вновь поцеловал ее, и она с жаром ответила на его поцелуй, ее тело отзывалось на каждую его ласку. Всем своим существом Кэллахен ощущал, что это его женщина, его половина, которую он даже не надеялся найти. Он страстно хотел, чтобы она принадлежала ему уже сегодня, прямо сейчас, и это желание сжигало его изнутри, доводя до безумия.

Внезапно Джози отодвинулась от него и, внимательно глядя ему в глаза, спросила:

— Кэллахен, почему ты делаешь это?

Он мог бы не отвечать, вновь начав ласкать ее, и этот вопрос потонул бы в водовороте страсти, так и оставшись без ответа. Но он хотел быть с ней так же откровенен и честен, как и она с ним.

— Я никогда в жизни не встречал и никогда не встречу такую женщину, как ты, — ответил он. «И ни одну женщину я не желал так страстно, как тебя», — хотел добавить он, но что-то удержало его.

Сегодня она должна наконец принадлежать ему. Он пытался убедить себя, что все дело в его долгом воздержании и неудовлетворенном желании. Стоит ему овладеть ею, и он сможет избавиться от этого наваждения, забыть ее. Он отправится на поиски Бена, а она вернется к своей спокойной, безопасной жизни, вместо того чтобы рисковать собой, спасая его шкуру.

Кэллахен осторожно расстегнул ее блузку и, сняв ее, бросил на берег, туда, где уже сохла ее юбка. Теперь на Джози осталась лишь тонкая батистовая сорочка, которая, намокнув, облегала ее тело тонкой паутинкой, ничего не скрывая. Он до сих пор не MOГ поверить, что держит в объятиях эту восхитительную женщину и она не отталкивает его, а позволяет касаться ее божественного тела, с наслаждением принимая его ласки. Наклонившись, он сжал губами ее сосок. От неожиданности Джози вздрогнула, но тут же выгнулась, застонав от наслаждения. Услышав этот стон, Кэллахен понял, что не сможет больше сдерживаться, желание просто разрывало его на части.

Подняв голову, он прошептал:

— Останови меня сейчас, Джози, иначе я наделаю глупостей. Мы зашли слишком далеко. Уезжай, уезжай прямо сейчас и живи своей жизнью. Мы не можем быть вместе.

Кэллахен готов был отказаться от нее сейчас, он вдруг со всей ясностью понял, что если они станут близки, то он уже никогда не сможет забыть ее.

Но вместо ответа она обняла его за шею, прижавшись к нему всем телом. Что он говорит? Уехать, жить своей жизнью? У нее не было теперь своей жизни, он стал смыслом ее существования. И она сделает все, чтобы доказать ему, что они созданы друг для друга.

Не в силах больше сдерживаться, Кэллахен расстегнул пояс своих джинсов, а потом рывком снял с нее рубашку. Наклоняясь, чтобы вновь прижаться губами к ее нежной коже, он прошептал:

— Я покажу тебе, Джози, что значит любить женщину. Ты ведь хочешь меня, скажи мне?

— Пожалуйста, Кэллахен.

— Пожалуйста, что?

— Люби меня, я хочу этого. — Она отбросила свою стыдливость, желая лишь одного: раствориться в его объятиях, слиться с ним воедино. Она нисколько не боялась, понимая, что всю свою жизнь ждала именно этого мужчину, ждала, даже не признаваясь себе в этом. Вся ее жизнь была лишь подготовкой к этой встрече. Она училась ухаживать за, больными, чтобы однажды спасти ему жизнь, и изучала право, чтобы защищать его в суде.

Обнимая Кэллахена, Джози покрывала поцелуями его смуглую, дубленную ветром и солнцем кожу. Инстинктивно она провела рукой по его животу и, опустив ее ниже, почувствовала, насколько он возбужден.

Ощутив ее прикосновение, Кэллахен простонал:

— Джози, ты сводишь меня с ума.

Он поднял ее на руки и вышел на берег. Здесь он осторожно опустил ее на траву. У него промелькнула мысль, что она может быть еще не готова принять его, но он не мог больше ждать. Если он не овладеет этой женщиной сейчас, он просто умрет от неистового желания. Раздвинув ей бедра, он вошел в нее, не в силах медлить ни минуты. Он старался быть осторожным, чтобы не причинить ей лишнюю боль. Он проникал все глубже и глубже, и настал момент, когда Джози вздрогнула, вскрикнув от резкой боли, пронзившей ее тело. Кэллахен на мгновение замер, дожидаясь, когда боль немного утихнет, а потом вновь начал медленно двигаться. Дыхание Джози участилось, она начала двигаться вместе с ним. Постепенно их движения становились все быстрее и быстрее. Наконец она выгнулась вперед, не сумев сдержать крик. Ее захлестнула волна такого наслаждения, которого она раньше и представить себе не могла. Она услышала крик Кэллахена, похожий на рычание, и почувствовала, как содрогнулось его тело.

Откинувшись на спину, Кэллахен привлек к себе Джози. Какое-то время они лежали молча, наслаждаясь ленивой истомой, охватившей их. Но постепенно возвращаясь к реальности, Кэллахен ужаснулся тому, что он натворил. Какого черта, как он мог так поступить с ней? Он же знал, что она была невинной, неопытной девушкой. Джози спасла ему жизнь, много дней заботилась о нем и, конечно, вообразила себе, что влюблена в него, а он, как последний негодяй, воспользовался ее порывом, не сумев совладать с собой.

Джози немного отодвинулась от него, и Кэллахен в отчаянии закрыл глаза, боясь увидеть выражение презрения и обиды на ее лице. Он был уверен, что она горько раскаивается в том, что произошло, и винил во всем себя. В конце концов, она ведь совсем девчонка, а он взрослый, опытный мужчина и должен отвечать за свои поступки. Теперь Джози наверняка решит, что он просто похотливый самец, который воспользовался ее наивной влюбленностью.

Но вдруг Кэллахен почувствовал, как Джози вновь прижалась к нему и поцеловала его так нежно, что его сердце сжалось от счастья. Он едва мог поверить своим глазам. Она не сердилась на него, и она действительно выглядела довольной и счастливой. Взглянув в ее прекрасные глаза, голубые, как небо Вайоминга, Кэллахен отчетливо ощутил, что его жизнь бесповоротно изменилась. Отныне и навсегда ему нужно видеть эти глаза, быть рядом с Джози, иначе его жизнь станет пустой и бессмысленной. Случилось то, что случилось, и он уже ничего не мог изменить. Он по уши влюбился в Джози Миллер. Но говорить ей об этом он не собирался.

— Это было ошибкой, — произнес Кэллахен, когда Джози поднялась с земли и села рядом с ним, ласково ероша ему волосы.

— Ты что, жалеешь?

— Нет, но нам не следовало этого делать.

— Но что в этом плохого? — Джози чувствовала себя необыкновенно счастливой, и даже сомнения Кэллахена не могли испортить ей настроения.

— Это безрассудство. Потом ты сама будешь жалеть о том, что произошло.

— По-моему, пока из нас двоих жалеешь об этом только ты, — со смехом парировала Джози. Немного помолчав, она добавила уже серьезно: — Помогать тебе бежать из тюрьмы тоже было безрассудно. Но это не остановило меня. Иногда нужно прислушиваться к тому, что подсказывает тебе твое сердце, даже если это противоречит здравому смыслу. Человек не может все время подчиняться разуму.

С сияющими глазами и длинными мокрыми волосами, разметавшимися по плечам, Джози походила на русалку из сказки, и Кэллахен залюбовался ею, но тут же с горечью подумал, что никогда не сможет быть с ней, он не вправе портить ей жизнь.

— Я просто хочу сказать, что ты слишком хороша для меня, я не заслужил любви такой изумительной женщины, как ты. Что я, беглый преступник, смогу тебе дать? Подумай сама.

Джози задумчиво смотрела на Кэллахена. Его смуглое мужественное лицо казалось ей таким родным. Ей страстно хотелось обнять этого упрямого мужчину и никогда не отпускать от себя. Неужели он не может понять, что ее не пугает неизвестность, что она готова на все, лишь бы быть с ним?

— А тебе кажется, что ты не заслуживаешь ничего хорошего, да? — спросила вдруг Джози. — Я тоже всегда так воспринимала себя. Все-таки мы очень похожи, гораздо больше, чем ты думаешь.

Джози поднялась на ноги и протянула ему руку. Из одежды на ней были только чулки, но она не обращала на это внимания, совсем не стесняясь Кэллахена. Он с восхищением смотрел на нее, чувствуя, как желание загорается в нем с новой силой.

— Видишь, иногда твое тело умнее тебя, — смеясь, отметила Джози, переводя взгляд на его вставший член.

— Иди сюда, женщина! — в притворном гневе воскликнул Кэллахен. — Я покажу тебе, как потешаться надо мной! — И он, взяв Джози за руку, потянул ее к себе, заставив опуститься на него верхом.

Когда они наконец-то собрались идти домой, их одежда была уже совсем сухой.


Вернувшись домой, Кэллахен зашел на кухню и. оглядевшись по сторонам, понял, что Джози явно не создана для того, чтобы быть домохозяйкой. Мужчине, который женится на ней, придется нанять ей в помощь кухарку и горничную.

Что за мысли лезут ему в голову? О женитьбе ли ему сейчас думать! У него других забот по горло. Но почему-то в последнее время мысли об этом постоянно мелькали у него в голове. Однако пришло время выбирать между долгом и велением сердца. И он уже точно знал, что выберет. Его брат нуждается в помощи, и бросить его ради женщины, пускай, самой лучшей на свете, Кэллахен просто не мог, не имел права.

К тому времени как они были готовы ехать в Шарпсбург, уже начало темнеть. До города было примерно час езды, и Кэллахен прикинул, что за это время сумерки успеют сгуститься и они смогут въехать в город незамеченными.

Джози собрала вещи и вышла во двор. Она оглянулась, чтобы окинуть прощальным взглядом дом, где узнала пусть такое короткое, но счастье. Может так случиться, что ей никогда уже не придется побывать тут снова. Джози опять пора было становиться адвокатом, а ей так хотелось побыть просто женщиной, любящей и любимой.

Кэллахен уже седлал лошадей. Приблизившись к нему, Джози сказала:

— В Шарпсбурге с нами может случиться все, что угодно, и я хочу кое-что тебе сказать. Тебе предстоит много испытаний, вся твоя дальнейшая жизнь поставлена на карту. И я вовсе не хочу создавать дополнительные трудности. Ты можешь ничего не отвечать мне, но ты должен знать, что я люблю тебя.

Кэллахен никак не ожидал услышать подобное признание, но ему очень понравилась прямота и открытость Джози. Эта девушка не привыкла ходить вокруг да около, предпочитая откровенно говорить о своих чувствах. Но, как ни жаль, ему придется разочаровать ее, для ее же блага.

— Послушай меня, Джози, — медленно начал он, тщательно подбирая слова, чтобы не слишком сильно обидеть ее, — мы занимались с тобой любовью, и это было великолепно. Да, мы пережили незабываемые мгновения, но все это не означает, что мы влюблены друг в друга. Это просто влечение, которое испытывают наши тела.

Но его слова звучали неубедительно, казалось, он сам не верит в то, что говорит. Джози не стала с ним спорить, решив, что сейчас это все равно бесполезно. Может, когда-нибудь потом, когда он отыщет Бена и сумеет доказать свою невиновность, они еще будут счастливы. А сейчас не время думать об этом, он прав. Что ж, она умеет ждать.

Джози робко обняла Кэллахена за шею, но он продолжал стоять неподвижно, не пытаясь ответить на ее объятия. Он твердо решил попытаться забыть все то, что произошло на ранчо, выбросить Джози из сердца навсегда.

— Поцелуй меня, Кэллахен, — тихо прошептала Джози.

Он выполнил ее просьбу, но на этот раз это не был страстный, исполненный желания поцелуй. Кэллахен нежно прижался к ее губам, и в каждом его движении сквозила грусть. Джози почувствовала, что он прощается с ней, со всем тем, что связывало их.

И будто в подтверждение ее мыслей, он произнес:

— Но больше никаких поцелуев. Мы возвращаемся в Шарпсбург, и ты забываешь обо всем, что было. Обещай мне. — И, не дожидаясь ее ответа, он вскочил на лошадь, избегая смотреть Джози в лицо, опасаясь, как бы она не поняла, что он лишь притворяется суровым и решительным.

— Ты можешь не целовать меня, Симc Кэллахен, но заставить меня забыть тебя ты не можешь, — мягко сказала Джози, словно все прекрасно поняла. — И я не собираюсь ничего забывать.

12

Джакобу снилось, что он несется на лошади по прерии и чей-то голос кричит ему вслед:

— Скачи быстрей! Спасайся, я задержу их!

Подчиняясь голосу, Джакоб пришпорил своего коня и помчался прочь, спасаясь от неизвестных преследователей. Раздались звуки выстрелов, и в этот момент Джакоб проснулся. Он долго лежал в темноте фургона, тяжело дыша и с трудом приходя в себя после тревожного сна. Он не сразу вспомнил, где он находится. Но когда наконец немного успокоился, на память ему пришли события последних дней, и он вспомнил о Рэчел, об их женитьбе.

В эту ночь Джакоб так и не смог больше уснуть, растревоженный своими видениями. Он ворочался с боку на бок до самого рассвета. Отчаявшись заснуть, он поднялся и выпрыгнул из фургона. Солнце уже начало подниматься, озаряя своим светом верхушки далеких гор.

За последние дни Джакоб заметно окреп. Рыжеволосый парнишка, которого, как выяснилось, звали Эл, проникся к нему симпатией и теперь прибегал почти каждый день, чтобы справиться о его здоровье и рассказать свои нехитрые новости.

В памяти у Джакоба постоянно мелькали какие-то обрывочные воспоминания. Однажды ему привиделось большое стадо коров, пораженных какой-то болезнью. Некоторые из них еще держались на ногах, но большинство уже беспомощно лежали на земле, не в силах подняться, и тяжело дышали. Но все эти осколки воспоминаний никак не желали складываться в общую картину, и Джакоб до сих пор пребывал в неведении относительно своего прошлого.

Из фургона донесся какой-то шорох. Он понял, что Рэчел тоже уже поднялась, и он представил, как она встает, надевает свое старенькое платье и убирает волосы под черную шляпу. Из фургона послышалось ее пение. Каждое утро, одеваясь и расчесывая волосы, она напевала какую-нибудь песню. Джакоб подумал, что, если Рэчел только что проснулась, он еще успеет развести огонь и начать готовить завтрак до того, как она выйдет из фургона. Еще ни разу ему не удавалось опередить ее с утра, и к тому времени, когда он просыпался, она всегда успевала нажарить комковатых лепешек и нарезать солонину.

Джакоб уже научился быстро разводить огонь. Эл пару дней назад показал ему, как это делается при помощи сухой травы, и теперь это не составляло для Джакоба никакого труда. Он разжег костер и поставил на огонь старый медный кофейник, весь покрытый вмятинами. К появлению Рэчел он уже начал замешивать тесто для лепешек.

— Что ты делаешь? — удивленно воскликнула она, застав его за этим занятием.

— Готовлю нам завтрак, — невозмутимо ответил он.

— Ты готовишь завтрак? Если честно, когда ты сказал, что умеешь печь лепешки, я тебе не поверила.

— Нет, я говорил вполне серьезно. Мне часто приходилось этим заниматься.

— И для кого же ты их жарил? — спросила Рэчел, боясь услышать ответ.

— Для Симса, — не задумываясь ответил Джакоб и тут же осекся, не понимая, почему он так сказал.

— А кто он, этот Симc? — с любопытством поинтересовалась Рэчел. Услышав мужское имя, она явно успокоилась.

— Я не знаю. Само как-то вырвалось, — пробормотал молодой человек, глубоко задумавшись.


…Тонкий месяц едва освещал прерию, и Джози с трудом различала дорогу. Ей казалось, что Кэллахен гонит коня слишком уж быстро, в такой темноте это могло быть опасно. Бедняга Соломон едва поспевал за ним. Давненько ему не приходилось столько бегать, тем более по ночам, и он, должно быть, недоумевал, какая нужда погнала его хозяйку в путь по такой темноте.

С того времени как они выехали с ранчо, Кэллахен не проронил ни слова, о чем-то глубоко задумавшись.

— Тебе не кажется, что нам стоит обсудить наши дальнейшие действия? — спросила наконец Джози.

— Наши дальнейшие действия? Никаких наших действий не будет. Ты просто заберешь Элли и отправишься домой.

Джози не стала с ним спорить. Пока он никак не хотел понять, что вдвоем им будет проще со всем справиться.

— Ну хорошо, могу я хотя бы узнать, что ты собираешься делать?

— Об этом я как раз сейчас и думал. Первым делом мне необходимо взглянуть на бумаги Перримана.

— Но ты же не можешь просто заявиться в банк и попросить показать тебе закладные. Если Уилл еще в городе, он наверняка ищет тебя.

— А что, ты можешь предложить что-нибудь получше?

— Давай дождемся утра, и я схожу повидаться с этим банкиром. В конце концов, я твой адвокат и имею на это право.

— А что ты собираешься сказать Уиллу Спенсеру, если мы его встретим?

По правде говоря, Джози тоже волновал этот вопрос.

— Нужно узнать, что рассказала ему Элли. В любом случае, нам следует в первую очередь поговорить с ней.

— Отлично, это будет очень интересно, — с сарказмом в голосе произнес Кэллахен. — Сначала в Шарпсбург под каким-то дутым предлогом заявилась Элли, потом шерифу стало известно, что я сбежал из тюрьмы, похитив тебя. И тут являешься ты в качестве моего адвоката. Подумай сама, ведь это же все полный бред.

Джози согласно кивнула:

— Тут ты прав. Мне кажется, нам лучше всего прямиком отправиться к Уиллу и честно ему обо всем рассказать.

— Ну конечно! Чтобы он сразу же засадил меня обратно в тюрьму!

— Может, тебе стоит немного побыть там, пока мы с Уиллом во всем до конца не разберемся?

Кэллахен почувствовал укол ревности, когда Джози заговорила о том, что собирается заниматься расследованием вместе с этим вездесущим шерифом. Разозлившись на себя за эту ревность, Кэллахен не сумел скрыть раздражения:

— Вы с Уиллом! А что ты ответишь ему, если он спросит тебя, почему ты защищаешь меня? Потому, что я невиновен, или потому, что ты занималась со мной любовью?

Разумно решив не обращать внимания на его раздражение, Джози спокойно ответила:

— Конечно, потому, что ты невиновен. Я не стала бы заниматься с тобой любовью, если бы не верила в это. Но дело даже не в том, — решительно продолжала она. — Я не собираюсь рассказывать ни Уиллу, ни кому-нибудь еще о том, что между нами произошло.

— А ты думаешь, он сам об этом не догадается? Мы провели наедине почти целые сутки. Если ты сейчас же не вернешься домой, , о тебе пойдут сплетни. При других обстоятельствах мне пришлось бы жениться на тебе, Джози Миллер.

Меня мало интересует, что обо мне подумают люди, — твердо ответила Джози. — И я ничего не стыжусь. Если тебя это волнует, то это твои проблемы. И я не хочу больше об этом говорить.

Джози начала злиться на Кэллахена. Он напустил на себя неприступный вид, и ему было плевать, что при этом чувствует она. К тому же ее слух больно резанула его последняя фраза о том, что ему пришлось бы жениться на ней. Он не сказал, что хотел бы этого. Видимо, в его жизни произошло что-то такое, что больно ранило его, заставив перестать доверять людям, даже тем, которые любят его.

По напряженному молчанию Джози Кэллахен понял, что перестарался, пытаясь убедить ее в своем равнодушии, и сильно обидел ее.

— Но послушай, ты ведь вовсе не влюблена в меня. Ты была совсем неопытной. Я разбудил твою чувственность, а ты приняла это за любовь. К тому же я был болен, и ты заботилась обо мне и постепенно убедила себя, что влюбилась. Но это не так, поверь мне. — Он понимал, что его слова причиняют ей боль, но не имел права дарить ей надежду. Лучше закончить все сейчас, пока это еще возможно.

— Я не верю тебе! — в запальчивости воскликнула она. — Ты вовсе не такой циничный, каким пытаешься казаться. Ты просто хочешь уберечь меня от опасности, которую сам выдумал.

— Джози, ты обманываешь сама себя. Я не тот, кем ты меня представляешь.

Поняв, что спорить с ним бесполезно, Джози заговорила о другом:

— Давай лучше обсудим, что нам делать дальше. Я думаю, стоит на время забыть о поисках Бена. Медвежий Коготь с уверенностью сказал, что его подобрали миссионеры, и у нас нет причин не верить ему. Может, вождь уже догнал этот обоз. А со дня на день миссионеров нагонят люди Уилла. Они арестуют Бена и привезут его сюда. К тому времени мы должны узнать, кто украл деньги, чтобы вам с братом не пришлось обоим гнить в тюрьме.

Кэллахен задумчиво посмотрел на Джози. Что же, спорить с ней он не мог. Она была права.

— Ты знаешь, я почти уверен, что за всем этим стоит Перриман, — произнес Кэллахен. — Ему принадлежат закладные. Он запросто мог сам организовать нападение на нас, чтобы не дать своим должникам подняться на ноги. Если мы с Беном и с нашими соседями не сумеем выкупить закладные, то он станет владельцем нескольких ранчо в округе. Желающих купить здесь землю больше, чем самих участков. Он заработает на этом огромные деньги. Кстати, я вот что подумал. Ведь мы с Беном сами покупали у него наше ранчо. Может, он уже не первый раз проделывает подобную штуку.

— Пожалуй, в этом что-то есть. — Джози чувствовала, что они с Кэллахеном на верном пути, хотя никаких доказательств у них пока не было. — Он мог сам внести деньги по твоей закладной, чтобы свалить все подозрения на вас с Беном.

В любом случае нам нужно как можно скорее взглянуть на эти закладные. Надо посмотреть, чья подпись там стоит. Джози с радостью отметила, что на этот раз он сказал: «Нам надо посмотреть». Пусть и маленький, но это был явный шаг вперед.

Когда Кэллахен и Джози добрались до Шарпсбурга, было уже совсем темно. Это было им на руку, потому что днем их непременно бы заметили. В этом крохотном сонном городишке редко появлялись приезжие, изредка сюда заезжали погонщики скота, чтобы провести здесь ночь и с утра ехать дальше. Правда, в городке была даже своя гостиница, но ее хозяин с трудом сводил концы с концами. Кэллахен не раз ломал себе голову, думая о том, что заставило удачливого банкира Перримана поселиться в этом захолустье. Здесь не было даже тюрьмы, и Кэллахен с усмешкой подумал, что, если шериф вздумает арестовать его, ему придется запереть своего узника в гостинице.

На окраине Шарпсбурга Кэллахен остановил лошадь и, спешившись, повернулся к Джози:

— Я попытаюсь проникнуть в банк, а ты поезжай в гостиницу и разыщи Элли. Ждите меня там. Если к утру я не появлюсь, возвращайтесь в Ларами.

— И как ты собираешься пробраться в банк? Не лучше ли нам вместе подождать до утра, а потом я сама встречусь с Перриманом и постараюсь все разузнать, — предложила Джози.

— Не спорь со мной. Я не хочу ждать, я что-нибудь придумаю. — Кэллахен отвернулся, давая понять, что не собирается больше выслушивать возражения Джози. Но девушка не собиралась сдаваться.

— Да пойми, едва ты попытаешься взломать дверь или разбить окно, чтобы забраться в банк, тут же сбежится полгорода. В этом городке стоит такая тишина, даже собаки не лают. Звук разбитого стекла прозвучит здесь, как пушечный выстрел! И тебе только не хватает обвинения в попытке ограбления банка!

— Но с утра появляться в банке тоже не имеет смысла. Шериф наверняка успел предупредить Перримана, и тебя тут же задержат, как только ты появишься на пороге. — Кэллахен начал нервничать, не зная, что лучше предпринять.

— А банк далеко отсюда? — спросила Джози, которой ни разу не приходилось бывать в Шарпсбурге.

— В двух шагах. Следующее здание вниз по этой улице, — ответил Кэллахен.

— Вот что, я пойду посмотрю, что там, а ты жди меня здесь. Я вернусь через минуту, — уверенно произнесла Джози и скрылась в темноте, прежде чем Кэллахен успел произнести хоть слово.

Джози с трудом различала дорогу в темноте. Если бы не тусклый свет луны, городок потонул бы в кромешной темноте. В домах свет давно был погашен, и лишь вдали сияло несколько огоньков, возможно, как раз там и была гостиница. Подумав об этом, Джози вспомнила об Элли. Джози успела привязаться к этой славной девушке и искренне тревожилась о ней. Размышляя об Элли, Джози дошла до следующего дома, о котором говорил ей Кэллахен. Судя по добротной двери и огромному замку, она не ошиблась, это действительно был банк. Подойдя к входу, девушка попыталась рассмотреть замок. Но и скудного света луны было достаточно, чтобы понять, что одной шпилькой здесь точно не обойтись. Наверняка Перриман хранил в своем банке немалые суммы, и замки здесь были покрепче, чем в тюрьме Ларами. Джози растерянно смотрела на дверь, пытаясь придумать, что им делать дальше, как вдруг из темноты раздался чей-то шепот:

— Ну что, Джози Миллер, надеешься, что сумеешь взломать и этот замок?

Резко обернувшись, Джози тут же с облегчением вздохнула, узнав Кэллахена.

— Это бесполезно, сам можешь убедиться. Я все-таки считаю, что нам лучше всего разыскать Уилла и рассказать ему о твоих подозрениях, — ответила Джози.

— Незачем искать меня, я сам давно вас поджидаю, — раздался другой голос, и из темноты появился шериф, сжимающий в руке пистолет. Увидев Спенсера, Кэллахен рванулся в сторону, но было уже поздно. Шериф направил на него пистолет и угрожающе произнес: — Ни с места, Кэллахен! Бежать бесполезно, я подстрелю тебя раньше, чем ты сделаешь хоть шаг, и на этот раз Джози не удастся так быстро тебя подлечить. К тому же со мной здесь некоторые из твоих бывших компаньонов, и они больше не позволят тебе улизнуть.

Повернувшись к Джози, шериф продолжил:

— Спасибо, что помогла заманить его сюда. Элли меня обо всем предупредила.

Кэллахен уставился на Джози. Он не верил своим ушам.

— Помогла заманить? Что это значит? Вы что, сговорились?

Джози не меньше Кэллахена поразили слова шерифа.

— Ты же не веришь в это? Кэллахен, скажи, ты ведь не веришь! — в отчаянии воскликнула Джози.

Однако его молчание было красноречивее всяких слов. Девушка приблизилась к Кэллахену почти вплотную и прошептала: — Как ты можешь подозревать меня в предательстве после всего, что… — Она осеклась, не желая, чтобы шериф услышал ее слова.

Но обида и ревность затуманила Кэллахену разум. Он поверил словам Уилла.

— Лучше скажи, как ты могла заманить меня в ловушку после всех рассуждений о том, что ты на моей стороне! — Кэллахен с презрением отвернулся от нее.

Джози понимала, что сейчас переубеждать его бесполезно, и обратилась к шерифу:

— Видишь ли, Уилл, нам необходимо взглянуть на эти проклятые закладные. В них может быть разгадка этого дела.

— О чем ты говоришь, Джози? Ты хоть понимаешь, что, если бы ты не была заодно со мной, мне пришлось бы арестовать и тебя? Подумай об этом! Отправляйся-ка ты в гостиницу, там тебя ждет Элли. Я поговорю с вами позже.

— Я никуда не пойду. Я адвокат Кэллахена и не оставлю его, — возразила Джози.

— Катись ты ко всем чертям, Джози Миллер! — взорвался Кэллахен. — Мне не нужен адвокат, который предал меня.

Отлично понимая, что сейчас чувствует Кэллахен, Джози пропустила его оскорбление мимо ушей.

— Я докажу тебе, что я ни при чем, поверь мне, — ответила она.

13

Едва Джози вошла в гостиничный номер, Элли бросилась ей на шею.

— О господи, Джози! Как хорошо, что ты вернулась! Я так за тебя волновалась. Расскажи, где вы пропадали? — затараторила она, не давая Джози вставить ни слова.

— Успокойся, Элли, со мной все в порядке, — ответила Джози. — Лучше скажи мне, что ты рассказала Уиллу, когда приехала в Шарпсбург?

— Я сказала все, что просил Кэллахен. Что он похитил тебя и отправился на поиски обоза миссионеров, а я поспешила вслед за шерифом, чтобы предупредить его. А в чем дело, что-то не так? — встревожилась девушка.

— Нет, ты все сделала правильно, — успокоила ее Джози, — просто Уилл сказал Кэллахену, что я специально подстроила все так, чтобы Кэллахена арестовали при попытке пробраться в банк Перримана.

— Но как ему в голову пришла подобная ложь? Вот уж не думала, что Уилл способен на подобную подлость! — с возмущением воскликнула Элли.

— Я не виню его. Шериф вынужден был выдумать это, иначе фермеры, которые были с ним в засаде, потребовали бы, чтобы он меня тоже арестовал. Уилл просто хотел защитить меня. Вся беда в том, что Кэллахен поверил в это, — грустно произнесла Джози.

— Джози, мне так жаль. — Элли с сочувствием обняла свою подругу за плечи.

Но знаешь, как бы там ни было, я благодарна Уиллу за то, что он не стал меня арестовывать. У меня слишком много дел, мне некогда сидеть взаперти. Чтобы помочь Кэллахену, мне нужно во всем разобраться. Надеюсь, я могу на тебя положиться? — Она вопросительно взглянула на Элли.

— Конечно, о чем ты спрашиваешь? Можешь во всем на меня рассчитывать.

— Спасибо тебе, Элли, — слова девушки растрогали Джози до слез. Она не собиралась плакать, но слезы вдруг ни с того ни с сего сами полились рекой. Элли понимала, что ее подруге пришлось слишком много пережить за последние дни. Поэтому она просто обняла ее, давая выплакаться. Наконец, успокоившись, Джози сказала, вытирая мокрые щеки:

— Прости меня, Элли. Сама не знаю, что на меня нашло.

— Тебе не за что извиняться, я все понимаю. Лучше скажи, где сейчас Кэллахен?

— Шериф арестовал его и запер на чьей-то конюшне. — Джози уже совсем успокоилась и взяла себя в руки.

— И что же нам теперь делать?

— Надо выяснить, кто стоит за этим ограблением. Подозреваемый у меня уже есть. Это банкир Перриман.

— Господин Перриман? — Элли не смогла сдержать возглас удивления. — Но ведь он уважаемый и влиятельный человек. Почти весь этот город принадлежит ему. И я слышала, что он, возможно, скоро станет губернатором Вайоминга. Как ты можешь его подозревать?

Я почти уверена, что он сам выкупил закладные Кэллахена, чтобы все подозрения пали на него. А раз Перриман собирается стать губернатором, ему понадобится много денег, и он мог все это задумать, потому что на этом деле можно отлично заработать.

В этот момент раздался стук в дверь. Джози прекрасно знала, что это Уилл явился разбираться с ней. Меньше всего на свете ей хотелось сейчас объясняться с Уиллом, но другого выбора у нее не было.

Джози открыла дверь и сказала:

— Входи, Уилл.

Шериф ворвался в комнату и захлопнул за собой дверь. Джози видела, что он готов взорваться от ярости.

— Элли, будь добра, оставь нас наедине. Нам нужно поговорить, — произнес он, с трудом сдерживая гнев.

— Уилл, я не думаю… — нерешительно начала Элли, но шериф прервал ее:

— Довольно, я уже и так наслушался от тебя, какая умная мисс Миллер и как правильно она поступает, не хочу больше ничего слышать! Оставь нас!

Элли вопросительно взглянула на Джози, и та со вздохом кивнула ей. Элли вышла в коридор, и Уилл, дождавшись, когда за ней закроется дверь, приступил к допросу:

— Джози, ты в своем уме? Что ты вытворяешь? — Он внимательно оглядел ее мятую, грязную одежду. — Тебе мало того, что ты помогла сбежать преступнику из тюрьмы?

— Я не понимаю, что ты имеешь в виду, — ответила Джози, скрестив руки на груди, как бы пытаясь защититься от его гнева.

Ты прекрасно все понимаешь! Но почему именно он? Почему ты не выбрала кого-нибудь другого? Многие мужчины отдали бы все, чтобы быть с тобой, а ты выбрала этого проходимца. Почему, объясни мне? — В глазах Уилла застыло страдание.

— Я не знаю, Уилл. — Она понимала, что не обязана отчитываться перед ним, но ей самой вдруг захотелось поделиться с кем-нибудь своими переживаниями. — Может, меня так тянет к нему, потому что мы с ним похожи.

— Похожи? Ты и Кэллахен? Не смеши меня, Джози, у вас же нет ничего общего. — Уилл подошел ближе к Джози и продолжил, глядя ей в глаза: — Я всегда понимал, что слишком стар для тебя, что я не смогу тебя заинтересовать, и я уже смирился с этим. Но я думал, что ты найдешь себе кого-нибудь, кто был бы достоин тебя. Мне невыносимо знать, что ты выбрала это ничтожество. Ты ведь знаешь, что Симc Кэллахен уже однажды сидел в тюрьме за ограбление банка, и я сделаю все, чтобы снова упечь его туда. Он не стоит тебя, поверь мне, Джози. И еще, скажи мне, неужели ты правда попыталась бы взломать банк Перримана, если бы я вам не помешал? Как он сумел уговорить тебя сделать это?

— Он не уговаривал меня, я сама поехала с ним.

— Не защищай этого человека, Джози, ты как будто ослепла и сошла с ума, сама не ведаешь, что творишь.

— Знаешь, Уилл, я люблю его? Но защищаю я его не поэтому. Я верю в справедливость и собираюсь доказать, что Кэллахен невиновен, — твердо ответила Джози.

— Нарушая при этом закон?

— Если это будет необходимо, то и так. Справедливость должна восторжествовать, и для этого можно использовать любые средства.

Шериф в ярости стукнул кулаком по стене. В соседней комнате кто-то закричал:

— Если вы не прекратите шуметь, я вызову шерифа.

Понизив голос, шериф спросил:

— Ты хоть отдаешь себе отчет, что ты творишь, Джози? Сначала взломала замок в тюрьме, потом хотела проникнуть ночью в банк. С этим Кэллахеном ты сама начала вести себя как отъявленная преступница. Ты понимаешь, к чему это может привести, я же не смогу до бесконечности покрывать твои преступления?

— Но мы с тобой должны найти настоящего вора.

— Если Кэллахен невиновен, как ты утверждаешь, ты должна доказывать это в суде.

— Но ты ведь не хочешь помогать мне. Проведи расследование, собери доказательства! Ты же не делаешь этого, вот и приходится мне делать все это самой.

— Я делаю все, что в моих силах, — не согласился с ней Уилл. — Я разослал запросы об этом обозе миссионеров, но он как сквозь землю провалился, никто его не видел. Я расспрашивал фермеров в округе. Кстати, они сильно злы на твоего приятеля. Мало того, что они потеряли свои деньги, теперь они еще теряют свои ранчо. И все из-за твоего клиента.

— Кэллахен здесь ни при чем, — возразила Джози.

— Ну, значит, из-за его братца.

— Бен тоже ни в чем не виноват, и я смогу это доказать.

— И как же, интересно? — спросил шериф.

— Мне нужно взглянуть на закладные Кэллахена. Он уверен, что подпись на них поддельная. Ни Кэллахен, ни его брат не вносили никаких денег.

— Знаешь, благодари бога, что компаньоны твоего клиента пока не знают о том, что его закладные выкуплены. Если им станет это известно, я не дам за его жизнь и ломаного гроша.

Джози отлично понимала, что шериф прав. Здесь, на Западе, было еще далеко до торжества правосудия. Она представляла себе, что может сделать с Кэллахеном толпа разъяренных мужчин, которым надоело ждать суда.

— Знаешь, ты зря обвиняешь меня в бездействии, — сказал шериф Джози. — Я даже встречался с Перриманом, чтобы узнать, кто выкупил закладные. Грешным делом я думал, что это сделала ты. И знаешь, что мне он ответил?

Джози ничего не сказала, напряженно глядя на Уилла.

— По словам Перримана, это сделал младший Кэллахен. — И Уилл торжествующе уставился на Джози.

— Перриману нельзя доверять, — ответила Джози. Слова шерифа лишь укрепили ее подозрения.

— Я не говорю, что полностью доверяю ему. Но то, что Кэллахен сбежал из тюрьмы, лишь подтверждает его вину. Ты понимаешь, что мы имеем слово Кэллахен против слова Перримана. Как ты думаешь, кому скорее поверят?

Я думаю, что Кэллахену, — твердо ответила Джози, хотя в глубине души в этом сильно сомневалась.

— А вот я так не думаю, и ты сама это отлично понимаешь. Что ты собираешься делать теперь?

Но Джози не успела ответить, потому что в комнату влетела взбудораженная Элли.

— Джози! Уилл! — закричала она с порога. — Бегите скорее. Хозяин гостиницы сказал, что фермеры собираются линчевать Кэллахена.

Шериф выругался.

— Видишь, что ты натворила, — сказал он, по вернувшись к Джози, которая побелела, как полотно, — что теперь прикажешь мне делать?

— Нужно их остановить! — воскликнула Джози, бросаясь к двери.

— Ты надеешься, они тебя послушаются? — скептически спросил Уилл, направляясь вслед за ней.

— Но что же нам делать? — в отчаянии произнесла Джози. И вдруг ей на ум пришло простое решение. Она даже удивилась, как это она раньше до этого не додумалась. — Я верну им деньги, которые они требуют от Кэллахена. У меня есть сбережения в одном из нью-йоркских банков. Я заработала их, играя на бирже, когда жила в Нью-Йорке.

— Но как ты объяснишь им, где взяла эти деньги? — попытался остудить ее пыл шериф. Джози глубоко вздохнула. Она прекрасно понимала, что, возвращая деньги, лишь укрепит людей в мысли о виновности Кэллахена. Но сейчас другой возможности спасти его жизнь просто не было. Она быстро что-то нацарапала на бумажке и отдала ее Уиллу.

— Прошу тебя, поскорей отправь эту телеграмму. Там указан адрес. Это банк Синклера в Нью-Йорке.

— Это все равно не спасет Кэллахена от тюрьмы, — предупредил ее Уилл.

— Но это спасет его от суда Линча. Думаю, этого достаточно. Нам надо поспешить, иначе мне некого будет защищать.


— Я собираюсь ехать за покупками, — сказала Рэчел, — брат Джошуа сообщил, что в двух милях к западу отсюда есть небольшой городок, где можно купить все необходимое. Я возьму лошадь и поеду туда вместе с ним, а ты будешь управлять фургоном.

— Давай лучше я съезжу с братом Джошуа, — предложил Джакоб, — правда, мне нечем платить за продукты. Ты вышла замуж за мужчину, от которого тебе нет никакой пользы, — грустно произнес он.

— Это не беда, у меня есть деньги, и пока нам этого хватит, — успокоила его Рэчел. — Ты не должен расстраиваться.

— Мне бы так хотелось помочь тебе хоть чем-нибудь, Рэчел, но я не знаю, что могу для тебя сделать. Лучше все-таки я поеду за продуктами, может, кто-нибудь в том городке узнает меня. — Он с надеждой взглянул на нее.

Рэчел не хотела отпускать его. Она не собиралась рисковать. Кем бы он ни был, Джакоб Кристофер был дарован ей богом, и она сумеет сберечь его, чего бы ей это ни стоило. Она специально решила поехать в этот городишко и купить побольше всего, чтобы им не нужно было появляться в форте Бриджер, следующем пункте их путешествия, где брат Джошуа планировал делать покупки в следующий раз. Форт Бриджер был крупным поселением, и там кто-нибудь запросто мог узнать Джакоба. Лучше не испытывать судьбу лишний раз, хотя в последнее время она все больше сомневалась в том, что он беглый преступник. Его хорошие манеры и правильная речь указывали на то, что перед ней настоящий джентльмен. Но в то же время было заметно, что он не белоручка и не лентяй.

Рэчел пугало, что все чаще у Джакоба появляются новые проблески воспоминаний. Ей бы хотелось, чтобы он никогда не вспоминал, кто он и откуда. Она была уверена, что и без этого сможет сделать его счастливым. А если он все вспомнит, то наверняка вернется в свою прошлую жизнь, навсегда забыв о Рэчел.

— Джакоб, я ценю твое стремление помочь мне, но все-таки лучше поеду я сама. И нам стоит купить все необходимое здесь, пока мы не доехали до форта Бриджер.

— До форта Бриджер? — удивленно переспросил он. — Впереди что, есть военный форт?

— Да, в двух днях пути отсюда. Но, Джакоб, ты должен быть очень осторожен. Мы ведь не знаем, кто избил тебя. Тебе может угрожать опасность. — Рэчел до сих пор просыпалась по ночам от криков Джакоба, которого мучили кошмары. Ему снилось, что за ним кто-то гонится и хочет его убить. Рэчел боялась этих снов больше, чем сам Джакоб, ведь они означали, что и в реальности его жизнь оставалась под угрозой.

— Рэчел, что ты хочешь этим сказать? Тебе известно что-то, чего я не знаю?

— Ничего мне не известно. — Рэчел покачала головой. — Просто я отлично помню, в каком ты был состоянии, когда я нашла тебя. Да на тебе живого места не было. Кто-то же избил тебя, и может, он до сих пор тебя ищет. В общем, я поеду в город сама. Заодно проверю, не разыскивают ли тебя.

— Разыскивают? Ты хочешь сказать, что, может быть, я преступник?

Рэчел взяла его за руку.

— Ничего я не думаю. Но пока мы все точно не выясним, тебе лучше не высовываться. Так мне будет спокойней.

— Я понимаю, что ты права. Я ничего о себе не знаю. Но мне противно прятаться за женскими юбками.

— Я понимаю тебя, но по-другому пока нельзя, — ответила Рэчел, с любовью глядя на него.

Ее взгляд смутил его. Отведя в сторону глаза, Джакоб сказал:

— Я обещаю, что помогу тебе на твоей ферме. Даже если память вернется ко мне, я не оставлю тебя.

Рэчел радостно улыбнулась. Не успев подумать, что делает, он обнял ее и крепко прижал к себе. Она смутилась и оглянулась по сторонам, не видит ли их кто-нибудь. Хоть они и поженились, все вокруг знали, что их брак ненастоящий. С тех пор как Джакоб почувствовал себя лучше, он всегда ночевал на улице, под фургоном, чтобы не стеснять Рэчел.

Джакоб понимал ее страхи. Одна, без мужа, она ни за что не справится с фермой. А он уже достаточно окреп, чтобы уехать прочь отсюда, и ничто не могло задержать его здесь. Кроме чести. Он был обязан этой женщине жизнью и не мог отплатить ей черной неблагодарностью.

— Не волнуйся, Рэчел, — сказал он, крепче прижимая ее к себе. — Ты права, поезжай с братом Джошуа, а я останусь здесь.

14

Кэллахен выругался и что было силы ударил кулаком в дверь. Проклятье! Спенсер запер его в этой чертовой конюшне.

В бессильной ярости Кэллахен огляделся по сторонам. Он был заперт в небольшой комнатушке, которая, скорее всего, предназначалась для конюха. Владелец конюшни, по-видимому, хорошо заботился о своих животных, поэтому в конюшне были прочные стены и крепкие добротные двери. Ни единого шанса сбежать. К тому же Уилл, не доверяя больше замкам, закрыл дверь на тяжелый деревянный засов. Кэллахен мог сколько угодно пытаться высадить дверь, это было бесполезно.

В стене напротив двери Кэллахен обнаружил небольшое оконце, но пролезть в него нечего было и думать, через него не протиснулся бы и ребенок.

В полумраке Кэллахен разглядел в углу железную койку и, опустившись на нее, в отчаянии закрыл лицо руками.

Теперь, после предательства Джози, он не знал, что и думать. Из-за нее он вновь оказался взаперти. Кэллахен выругался. Какого черта он позволил ей сбить себя с толку? Если бы не Джози, он ехал бы сейчас по следу того обоза, в котором якобы был его брат, вместо того чтобы сидеть в этой вонючей дыре.

Почему ему так не везет в жизни, чем он провинился? Сначала он не сумел спасти свою мать и сестру, потом потерял плантацию в Южной Каролине, теперь беда случилась с Беном и с их новым ранчо. Какой-то злой рок висит над ним. Даже Джози, которой он безоговорочно верил, предала его.

Думая о Джози, он снова и снова вспоминал, как она пыталась убедить его, что ничего не знала о засаде. Ее голос звучал так искренне, а глаза светились любовью. Он поклялся себе, что больше не позволит Джози одурачить себя, но сердце подсказывало ему, что она не могла его обмануть. Скорее всего, Уилл выдумал это для других, чтобы ему не пришлось арестовывать ее как сообщницу.

Вдруг внимание Кэллахена привлекли голоса, раздававшиеся снаружи. Он поднялся с койки и, подойдя к окну, выглянул на улицу. У конюшни он увидел своих компаньонов, которые о чем-то оживленно спорили. Кэллахен знал, что большинство из них уверены, что они с Беном украли деньги. Он понимал, что они поверили в это от отчаяния, стремясь найти виновника своих неудач, и не сердился на них. Кому, как не Кэллахену, знать, что отчаяние лишает людей разума. После войны он сам чуть не сошел с ума от горя, когда узнал о том, что случилось с его близкими. Он никому никогда не рассказывал, что ему пришлось тогда пережить, никому, кроме Джози.

Внезапно Кэллахен заметил человека, который быстро бежал к конюшне, неся в руках зажженный факел. Приблизившись, он крикнул:

— Мы повесим этого сукина сына, пока он опять не сбежал!

В толпе фермеров раздались возгласы одобрения, и Кэллахен увидел веревку в руках одного из них. Лицо этого человека было Симсу знакомо, но он точно не был его компаньоном. И тут Кэллахен его вспомнил: это же был Джером, посланник Перримана. Похоже, Перриман не собирался успокаиваться, засадив Кэллахена за решетку, он хотел избавиться от него навсегда. Он послал своего человека, чтобы тот взбудоражил людей. Если Кэллахена повесят, банкир сможет спокойно обвинить его во всех грехах.

Шум в толпе нарастал. Еще немного, и Кэллахену не поздоровится. Он был один на один с озверевшей толпой, готовой разорвать его на части. Отпрянув от окна, Кэллахен прижался к стене. Он понял, что минуты его сочтены. Но он будет драться до последнего, ему терять нечего.

И в этот момент Симc услышал голос Уилла.

— Остановитесь, пока не совершили величайшую глупость! — крикнул шериф.

Кэллахен снова выглянул на улицу и увидел Уилла, стоящего вместе с Джози в толпе фермеров.

— Глупость? Ты называешь это глупостью, Спенсер? — воскликнул мужчина, который держал факел. — Разве мы не имеем права защищать то, что принадлежит нам? Мы никому не позволим обвести нас вокруг пальца.

Ты ведь знаешь, как поступил с нами этот подонок! Приближается зима, и наши семьи сидят без куска хлеба. А скоро мы еще лишимся и крыши над головой. И это все из-за него! — Спорить с этими людьми, пылающими ненавистью, было бесполезно.

— Вы что, надеетесь, что смерть Кэллахена поможет вам решить ваши проблемы? — не сдавался Уилл.

— Это заставит вернуться назад его брата-мошенника! — воинственно выкрикнул Джером.

— С чего вы это взяли? — спросил Уилл, надеясь образумить стоящих вокруг людей. — ЕСЛИ Кэллахен будет мертв, с какой стати Бену возвращаться сюда?

— Потому что он трус, вот почему, — не сдавался Джером. Толпа одобрительно загудела, не обращая внимания на то, что в словах Джерома не было ни капли логики.

Кэллахен увидел, как Джози на мгновение скрылась в гостинице и тут же вышла обратно, сжимая в руке какой-то предмет. Как он ни старался, он не сумел разглядеть, что это было.

— Джентльмены, успокойтесь! Послушайте меня! — Джози попыталась привлечь к себе внимание, но разгоряченные фермеры не собирались ее слушать. Тогда она подняла руку вверх и несколько раз выстрелила из пистолета. Сейчас подарок Элли пришелся как нельзя кстати.

Мужчины притихли, настороженно глядя на Джози.

— Эй, смотрите-ка, что творится! — выкрикнул один из них. — Подружка Кэллахена решила за него вступиться. Адвокат Кэллахена, — невозмутимо поправила его девушка. — Может быть, кто-то из вас меня знает. Я Джози Миллер, дочь Энни и Дэна Миллер. Думаю, что могу помочь вам решить ваши проблемы.

В толпе послышались недоверчивые возгласы, но большинство фермеров стали с интересом прислушиваться к тому, что она говорит.

— Вам нужно пять тысяч, чтобы купить новых коров взамен тех, что погибли от эпидемии, так? — продолжала Джози. — Если у вас будут коровы, вы быстро сможете выплатить ваши долги?

— Поймите, что, если Перриман прижмет нас к стене, даже новое стадо нас не спасет. Уже слишком скоро нам придется платить по закладным, а денег у нас совсем нет, — объяснил один из мужчин.

— А если у вас будет стадо и деньги, чтобы заплатить очередной взнос по кредиту, что тогда?

Кэллахен никак не мог понять, к чему она клонит, но ей хотя бы удалось немного остудить горячие головы его компаньонов.

— У меня есть предложение, — между тем продолжала Джози. — Я готова дать вам столько денег, чтобы хватило на покупку коров и выплату части вашего долга.

Среди фермеров повисло напряженное молчание. Каждый обдумывал то, что только что услышал. Это был путь к спасению, но с трудом верилось, что эта женщина говорит серьезно.

— А вам-то что за выгода, мисс Миллер? — наконец послышался чей-то недоверчивый голос.

Симc Кэллахен — мой клиент, — попыталась объяснить Джози, — он не крал ваших денег, но раз вы сейчас в таком затруднительном положении, я готова помочь вам. Когда украденные деньги будут найдены, я возмещу часть своих расходов, а когда ваше стадо начнет приносить прибыль, вы вернете мне остальное и безо всяких процентов.

— Слушайте, а ведь она дело говорит! — воскликнул один из фермеров. Вокруг раздались одобрительные возгласы.

— Я уже послала телеграмму в банк, где хранятся мои деньги. Нужную сумму переведут в Ларами через несколько дней.

— Но зачем вам это нужно, помогать нам, если вы даже не уверены, что ваши денежки не пропадут зазря? — раздался недоверчивый голос.

— Не верьте ей! — попытался вмешаться человек Перримана. — Это какой-то обман! С чего бы ей быть такой добренькой? Небось они с ее дружком Кэллахеном снова собираются надуть нас.

— Никакого обмана здесь нет. — Джози оглядела мужчин, с недоверием смотрящих на нее, и тут ей в голову пришел убедительный ответ, — я делаю это потому, — на мгновение она запнулась, — потому что мы с Симсом Кэллахеном собираемся пожениться. Я не хочу, чтобы мой будущий муж закончил свои дни на виселице.

Фермеры оживленно загудели, обсуждая неожиданную новость.

— Хорошо же вы обходитесь со своим женихом, мисс! — смеясь, крикнул какой-то шутник. — Шериф Спенсер сказал нам, что вы помогли ему заманить Кэллахена в ловушку. Может, вы побаиваетесь, как бы он от вас не сбежал, вот и засадили его в тюрьму?

— Да, повезло этому прохвосту! — перебил его другой. — Мало того, что он наши денежки заграбастал, так теперь ему и состояние Миллеров достанется!

Мужчины недолго посовещались, а потом спросили у Джози:

— Когда, вы говорите, сможете дать нам деньги?

— Уже через несколько дней деньги будут у вас, можете не сомневаться. А перед тем как вернуться в Ларами, я навещу Перримана и сообщу ему, что вы готовы заплатить.

Кэллахен слушал этот разговор, не веря собственным ушам. Его компаньоны слишком быстро согласились, он не думал, что Джози так легко удастся войти к ним в доверие. Но что за ерунду она болтала насчет женитьбы? Кэллахен знал, что многим обязан Джози, если бы не она, он бы уже болтался на веревке. Но будь он проклят, если позволит этой взбалмошной девчонке вертеть им. Он сам будет решать, когда и на ком ему жениться, если вообще когда-нибудь созреет для этого безумного шага.

В этот момент раздался скрип открывающейся двери, и на пороге появилась улыбающаяся Джози. Уилл поспешно закрыл за ней дверь и задвинул засов.

— Джози! — воскликнул Кэллахен, сердито глядя на нее. — Что ты такое творишь, ты можешь мне объяснить?

Девушка удивленно на него взглянула. Что это его так разозлило? Мог бы быть и повежливей, ведь она как-никак только что спасла ему жизнь!

— Я просто покупаю нам время, чтобы найти Бена и украденные деньги, только и всего.

— Да? А мне показалось, что ты покупаешь меня, а не время, — ехидно заметил он.

Успокойся, никто и не думал тебя покупать. Я отлично знаю, что ты не собираешься на мне жениться, я просто придумала это, чтобы мои слова звучали более убедительно. Иначе они мне бы не поверили. Ты разве этого не понял?

— Честно говоря, я вообще уже ничего не понимаю, совсем запутался! — В его голосе звучало неподдельное отчаяние. — Нахожусь в каком-то подвешенном состоянии!

— Ну, подвешенного состояния тебе, слава богу, удалось сегодня избежать, — усмехнулась Джози, — хотя на твоем месте я бы говорила потише, если ты, конечно, не хочешь, чтобы эти люди на улице поняли, что я наврала про нашу женитьбу. Это может их не на шутку разозлить.

— Да что же это такое? — с возмущением воскликнул Кэллахен. — Ты когда-нибудь перестанешь указывать, что мне нужно делать? Если я хочу кричать, я буду кричать, и ты мне не указ, Джози Миллер!

Джози не обиделась на его резкий тон, понимая, что ему пришлось пережить сегодня.

— Нам нужно поговорить, Кэллахен, — спокойно произнесла она.

— А я думал, ты уже наговорилась сегодня на несколько дней, — проворчал Кэллахен. Он уже немного успокоился и теперь испытывал неловкость за свою несдержанность.

— Ну что ж, я, пожалуй, готова немного помолчать, — сказала Джози, хитро глядя на Кэллахена, — если только ты сможешь предложить мне занятие поинтереснее, чем разговоры.

Кэллахен подошел к ней и, сжав ее в объятиях, нежно поцеловал.

— Ты это имела в виду? — спросил он, оторвавшись от ее сладких губ. — Каждый раз, когда мы спорим, дело заканчивается поцелуем, и в конце концов я поступаю так, как тебе хочется. Ты невыносимая женщина, Джози, ты делаешь со мной все, что тебе вздумается.

— Ты преувеличиваешь, Кэллахен, все совсем не так.

— А по-моему, именно так. Ты всегда добиваешься своего так мягко и незаметно, что я подчиняюсь тебе, даже не успевая понять, что происходит. А ты совсем не думаешь о последствиях своих поступков. Пойми, Джози, такое поведение тебя не доведет до добра.

— Ошибаешься!

— Ни черта я не ошибаюсь, и ты прекрасно это знаешь!

Его губы были совсем близко, и Джози потянулась, чтобы поцеловать его, но Кэллахен отстранился от нее. Как же он заблуждается на ее счет! Она всегда думает о последствиях и всегда твердо знает, чего хочет. Вот сейчас она хотела, чтобы он поцеловал ее. Джози снова потянулась к нему и обняла его за шею. Но, похоже, Кэллахен твердо решил доказать себе и ей, что ее чары на него не действуют. Он не собирался отвечать на ее поцелуй, но стоило ей медленно провести кончиком языка по его сжатым губам, как вся его решимость вмиг улетучилась. Он со стоном сжал ее в объятиях, впиваясь ей в губы страстным поцелуем.

Наконец Джози отступила назад и спросила:

— А о каких последствиях, по-твоему, я не думаю?

— Ты что, не понимаешь? Тебя же тоже могут арестовать.

— Но за что? — Джози сделала вид, что не понимает, о чем он говорит. — Ты похитил меня, увез к себе на ранчо, а потом заставил ехать с тобой в банк. По-моему, звучит вполне убедительно. Все, кроме Уилла, в это поверили, а он меня не выдаст.

— А что будет, когда фермеры поймут, что ты не можешь дать им столько денег, сколько обещала? Как ты думаешь?

— Но у меня достаточно денег, чтобы выполнить свои обещания, и я говорила серьезно.

За дверью раздался какой-то шорох. Джози не сомневалась, что там стоит Уилл, напряженно вслушиваясь в каждое их слово.

— И откуда же ты собираешься взять эти деньги? — недоверчиво спросил Кэллахен. — Неужели ты надеешься, что твои приемные родители одобрят эту авантюру? Мне лично кажется, что, едва они услышат обо всем этом, они поспешат запереть тебя на замок, пока ты не наделала еще больших глупостей. По крайней мере, никаких денег тебе не дадут, это уж точно.

— Кэллахен, у меня есть собственные деньги, можешь не сомневаться.

— Но откуда? Насколько я знаю твое прошлое, ты не можешь быть богатой наследницей.

Я заработала их, когда жила в Нью-Йорке, — ответила Джози. Заметив недоумение на лице Кэллахена, девушка объяснила: — Все началось со ста долларов, которые дал мне мой дед, отец Энни. Он научил меня, как заставить эти деньги работать. Мой дед занимается игрой на бирже и сумел сколотить на этом неплохое состояние. Под его руководством мне тоже удалось отлично заработать. Теперь у меня много денег, и я собираюсь использовать их, чтобы помогать людям, к примеру, я собираюсь помочь Элли получить образование и найти в жизни свою дорогу.

— И ты думаешь, я соглашусь, чтобы ты потратила их, спасая мою шкуру? Похоже, ты плохо меня знаешь, — недовольно проворчал Кэллахен.

— Интересно, как ты сможешь мне помешать, сидя взаперти?

Джози видела, что Кэллахен снова начал злиться.

— Вот-вот, именно об этом я и говорил. Если уж ты что вобьешь себе в голову, то тебя невозможно переубедить. Ты мчишься вперед, сломя голову, не думая о последствиях. Так нельзя, Джози, нужно быть осмотрительней, иначе ты можешь нажить себе крупные неприятности. А я не хочу, чтобы это произошло по моей вине. Кстати, ты знаешь, что в украденной сумке вместе с деньгами были и драгоценности? Ты что, и за них собираешься платить?

Джози молча ждала, когда он выговорится, не перебивая его и не пытаясь оправдаться. Она уже много раз сталкивалась со вспышками его гнева и знала, что эти вспышки раздражения у него быстро проходят, главное, не спорить с ним в этот момент и не пытаться его переубедить. Когда он наконец замолчал, она спокойно сказала:

— Знаешь, ты подал мне одну идею. Мы совсем забыли о драгоценностях, а ведь они могут нам помочь распутать это дело. Расскажи-ка мне, что именно там было, как они выглядели?

— Зачем тебе это? — не понял Кэллахен.

— Пожалуйста, не спорь со мной и не задавай лишних вопросов. У нас мало времени. В любой момент может появиться Уилл.

Нахмурившись, Кэллахен молча смотрел на нее. Джози тоже не говорила ни слова, ожидая его ответа. Темные круги под его глазами напоминали, что еще совсем недавно он находился на грани жизни и смерти. Было видно, что его нервы напряжены до предела, и Джози отлично это понимала. Его арестовали за преступление, которого он не совершал, и только что едва не повесили.

— Поверь мне, Кэллахен, — Джози наконец решилась нарушить молчание, — я должна знать, как выглядели эти драгоценности, это может нам помочь.

— Я не знаю, что отдавали другие фермеры, всем этим занимался Бен, но у нас с братом была камея, которая осталась от матери, и мы решили ее заложить, если нам не хватит денег. Она была не очень большая, с мелкими жемчужинами по краю.

— Я думаю, что узнаю ее, если увижу, — произнесла Джози.

— А где ты собираешься ее увидеть? Ты что, надеешься взломать сейф Перримана? — Кэллахен встревожен но посмотрел на нее.

— Если придется, то я это сделаю. Но, думаю, до этого дело не дойдет. — Джози загадочно улыбнулась. — Все будет значительно проще. Элли рассказала мне, что мистер Перриман устраивает праздник у себя дома. Думаю, мне есть смысл там появиться.

Выехав рано утром, Рэчел и брат Джошуа только к полудню добрались до крохотного городка, где собирались покупать продукты. Они без труда отыскали небольшую лавочку, которая, судя по ее ветхому виду, осталась тут еще со времен первых переселенцев. Рядом с ней был небольшой загон для лошадей. Спешившись, Рэчел отвела туда своего коня и, привязав его к изгороди, отправилась за водой. Стояла ужасная жара, и несчастное животное, должно быть, изнемогало от жажды.

Рэчел обещала Джакобу, что постарается разузнать, не слышали ли здесь о каком-нибудь пропавшем человеке. Она решила спросить об этом у хозяина лавочки.

Напоив лошадей, Рэчел уже направлялась в магазинчик, когда ее внимание привлек большой лист бумаги, наклеенный на стене соседнего дома. Подойдя поближе, Рэчел прочитала:


«За совершение ограбления разыскиваются

Симc и Бен Кэллахен из Шарпсбурга.

Вознаграждение за их поимку гарантировано.

Все сведения о них сообщать шерифу Уиллу Спенсеру

в Ларами, штат Вайоминг.

Преступники вооружены и очень опасны».


Сердце Рэчел учащенно забилось. Симc и Бен Кэллахены разыскиваются за ограбление. Оглянувшись по сторонам и убедившись, что вокруг никого нет, Рэчел поспешно сорвала со стены проклятое объявление и сунула его себе в карман. Если брат Джошуа хоть на секунду заподозрит, что Джакоба разыскивают, он тут же передаст его в руки правосудия.

Рэчел не могла поверить, что ее Джакоб был грабителем, он был таким добрым и мягким, но что-то ей подсказывало, что разыскивали именно его.

Ее Джакоб. Она все выдумала, даже его имя. И их отношения от начала до конца были ее выдумкой. Он женился на ней по принуждению, из чувства долга, правда, это не мешало ему относиться к ней с заботой и уважением. Да, он казался ей мягким и воспитанным человеком, но никаких сомнений быть не могло, в этом объявлении говорилось о ее Джакобе. Она вдруг вспомнила, как в бреду он называл имя Симc, это не могло быть простым совпадением.

И что же ей теперь делать?

Она твердо решила, что все останется по-прежнему. Она никому не расскажет о своем открытии, ни самому Джакобу, ни тем более брату Джошуа. Она будет бороться за свое счастье и сумеет защитить его.

Войдя в магазин, она обнаружила там брата Джошуа, беседующего с человеком, стоящим за прилавком. Услышав шаги девушки, ее спутник обернулся к ней и сказал:

— Познакомься, Рэчел, это хозяин магазина, Хоук Пирс.

— Очень приятно, — ответила Рэчел.

— Добрый день, мадам, — поздоровался с ней торговец. — Что я могу вам предложить?

— Мне нужна мука, кофе, кукурузная крупа и соль, — перечислила Рэчел. Заметив на полке консервированные персики, она добавила: — Пожалуй, я возьму еще пару банок персиков и леденцов центов на пять.

Мистер Пирс принялся выкладывать на прилавок то, что она просила, не прекращая беседовать с братом Джошуа.

— А вам не попадались на пути индейцы, святой отец? — спросил он, насыпая в пакет муку.

На лице проповедника отразилось крайнее беспокойство.

— Индейцы? — переспросил он. — Нет, не попадались. А почему вы спрашиваете, что-то случилось?

— Да ничего особенного. Просто в последнее время они часто рыщут здесь в округе, как будто что-то ищут. Вам лучше быть поосторожней. Недавно, незадолго до вас, ко мне заезжал парень на почтовой карете. Так он рассказал мне, что индейцы остановили его в прерии и, ни слова не говоря, заглянули к нему в карету. Но, видно, почта их не слишком заинтересовала, потому что, увидев, что в карете никого нет, они сразу же уехали. Непонятно, чего им было надо, этим краснокожим. Вот, мадам, ваши покупки готовы. — Человек за прилавком повернулся к Рэчел.

Расплатившись, девушка направилась к выходу, а брат Джошуа остался в лавке. Он не спешил возвращаться, надеясь переждать здесь полуденный зной.

Рэчел очень взволновал рассказ хозяина лавки. Ей вдруг показалось, что индейцы могли искать Джакоба, но она тут же поспешила успокоить саму себя, решив, что они вряд ли могли им заинтересоваться. Но какое-то смутное беспокойство не покидало ее, и девушке хотелось поскорее вернуться в свой фургон, чтобы убедиться, что с ее мужем все в порядке. Но ей придется дожидаться брата Джошуа, он ни за что не позволит ей отправиться в путь одной, тем более после истории об индейцах, рыщущих поблизости.

Рэчел устало опустилась на скамейку возле лошадиного загона и стала думать, что им с Джакобом делать дальше. Впереди их ждал форт Бриджер, армейская крепость. Там наверняка каждый знает о беглом преступнике, объявленном в розыск. Ей придется убедить Джакоба сидеть в фургоне и не высовываться наружу, пока они не минуют форт. Рэчел надеялась, что сумеет что-нибудь придумать, лишь бы не объяснять ему, почему это на самом деле необходимо.

Рэчел сунула руку в карман и нащупала там сорванное объявление. Только бы подобная бумажка как можно дольше не попадалась на глаза брату Джошуа или кому-нибудь из его спутников. Девушка решила, что, как только они пересекут Зеленую реку, они с Джакобом покинут обоз. Им нужно лишь поскорее добраться до ее фермы, там ее муж будет в безопасности.

Вдруг Рэчел послышалось негромкое поскуливание. Отвлекшись от своих размышлений, она стала оглядываться по сторонам, пытаясь понять, откуда оно доносится. Поднявшись со скамейки, Рэчел заглянула за изгородь загона и увидела в пыли под забором худого грязного щенка. Заметив Рэчел, щенок радостно завилял хвостом. Войдя в загон, девушка наклонилась и взяла его на руки. Бедняга был совсем тощий, и под гладкой шкуркой отчетливо виднелись все его хрупкие косточки. — Да ты, должно быть, умираешь от голода, — ласково произнесла Рэчел, бережно прижимая к себе несчастное существо. Она направилась к своей лошади, решив забрать этого кроху с собой. Ее не волновало, есть ли у щенка хозяин. Никто не имеет права так обращаться с беззащитным животным.

Рэчел освободила одну из корзин, притороченных к седлу ее лошади, и посадила туда щенка.

— Сиди тихо, — предупредила она его, услышав голос брата Джошуа, направлявшегося в загон.

— Ну что, вы уже готовы ехать, миссис… Как теперь ваша фамилия, я запамятовал? — спросил ее проповедник, приближаясь.

— Кристофер, Рэчел Кристофер, — напомнила она ему. Ей нравилось ее новое имя.

Когда Рэчел и брат Джошуа ехали обратно, девушка запела одну из своих любимых песен, и, к ее удивлению, святой отец поддержал ее. У него оказался неплохой голос, и Рэчел с улыбкой подумала, что ему стоит почаще петь во время своих проповедей, может, хоть тогда они будут не такими скучными.

Не сговариваясь, путники пришпоривали своих лошадей, заставляя их бежать все быстрей. Брат Джошуа торопился вернуться к своей пастве, а Рэчел — к мужу.

15

Устав вертеться с боку на бок, тщетно пытаясь уснуть, Элли поднялась с кровати и подошла к окну. Сквозь легкую тюлевую занавеску она увидела Уилла, сидящего на другой стороне улицы. После того как Джози удалось успокоить фермеров и они разбрелись кто куда, шериф принес себе скамейку и, поставив ее возле входа в конюшню, уселся караулить Кэллахена, решив не покидать свой пост всю ночь.

Элли думала, догадывается ли он, что она наблюдает за ним, но если бы и так, ему это безразлично. Вот если бы на ее месте была Джози, тогда другое дело. Элли знала, что ее мечтам о счастливой жизни с Уиллом никогда не суждено осуществиться. Недавно Джози предложила помочь Элли открыть в Ларами свой ресторанчик, и Элли эта идея пришлась по душе. Она надеялась, что со временем сумеет вернуть Джози все деньги, которые та потратит на эту затею.

Конечно, собственный ресторанчик не сможет заменить ей мужа и детей, но Элли знала, что женщине с ее прошлым глупо думать о семейных радостях, все это не для таких, как она. А так у нее хоть будет нормальная работа, и она сможет полностью обеспечивать себя. К тому же она сможет давать работу женщинам, которые находятся в таком же затруднительном положении, как когда-то она. Эту идею девушке, конечно же, подсказала Джози. Правда, пока что Элли не самая умелая кухарка, но со временем она наверняка сумеет научиться.

В комнате было ужасно душно, и Элли отдернула занавеску, открывая доступ воздуху. Она увидела, как Уилл зажег сигару и с наслаждением затянулся. Ей безумно захотелось оказаться рядом с ним, вдохнуть ароматный дым его сигары. Хотя Элли так и не начала курить, как большинство девушек, работавших с ней в баре, но ей всегда нравился запах хороших сигар.

Уилл услышал шум отодвигаемой занавески и увидел в окне напротив стройную женскую фигуру в ночной рубашке. Сначала ему показалось, что это была Джози, но в призрачном лунном свете он разглядел, что у этой женщины темные волосы. Приглядевшись, он узнал Элли. Уилл вдруг подумал, что на самом деле Элли — очень привлекательная женщина, но почему-то раньше он никогда не обращал на нее внимания. Раньше он почти не замечал ее, и уж конечно, ему никогда не приходило в голову воспользоваться ее услугами, когда она еще работала в баре. Первый раз ему пришлось присмотреться к ней повнимательней, когда ее обвинили в краже часов у клиента и Джози Миллер принялась горячо его убеждать, что Элли не могла этого сделать.

Вспоминая обстоятельства этого дела, Уилл не смог сдержать улыбку. Он был уверен, что часы действительно были у Элли, но так и не смог найти их, хотя перерыл всю ее комнату. И он отлично знал, что в кармане у Вирджила Вэйна до начала суда было пусто. Джози удалось обвести вокруг пальца присяжных и судью, но Уилла она не обманула. Шериф не стал вмешиваться, решив, что самодовольный индюк Вэйн получил по заслугам.

Элли отвернулась, собираясь отойти от окна. Уилл, испугавшись вдруг, что она уйдет, вскочил со скамейки и окликнул ее. Он и сам не понимал, зачем это делает, но ему вдруг захотелось поговорить с ней.

— Элли, подожди! — воскликнул он. — У тебя что-то случилось?

— Нет, — ответила она, оборачиваясь, — просто я не могла уснуть, вот и решила подышать свежим воздухом.

— Если тебе не спится, спускайся, посиди со мной, — предложил шериф.

— Даже не знаю, — нерешительно ответила Элли. раньше она, встречая Уилла в баре, мечтала о том, чтобы он предложил ей подняться наверх в комнату, где она принимала своих клиентов. Но теперь она не позволит никому, даже Уиллу, обращаться с ней, как с вещью, которую можно купить. Ей нужна его любовь, на меньшее она не согласна.

— Ну пожалуйста, — взмолился Уилл, протягивая ей руку. — Ты можешь спуститься прямо через окно, я помогу тебе.

Ее окно действительно было очень низко, и вылезти на улицу не составляло никакого труда. Не в силах отказать Уиллу, Элли уселась на подоконник и аккуратно спустилась на землю. Шериф взял ее за руку, и они вместе вернулись к его скамейке.

— А что, если кто-нибудь увидит вас со мной? — спросила Элли.

— Ну и что здесь такого? — не понял Уилл.

— Я имею в виду, что вы шериф, вам надо заботиться о своей репутации.

— Да, — задумчиво протянул Уилл, — наверняка у меня будет куча проблем, если кто-нибудь заметит, что я разгуливаю по улице в компании красотки, одетой в ночную рубашку.

Элли смутилась и поднялась, чтобы уйти. Шериф поймал ее за руку и поспешно сказал:

— Элли, я же шучу. Пожалуйста, не уходи. Я думаю, нам следует лучше позаботиться о твоей репутации. — На мгновение задумавшись, он, смеясь, добавил: — Я придумал. Если нас кто-нибудь увидит, мы скажем, что ты лунатик и часто разгуливаешь во сне. Идет?

Элли понимала, что он шутит, но ей были приятны его слова. Никого и никогда еще не волновала ее репутация. И вдруг на глаза ее навернулись слезы. Почему жизнь так несправедлива к ней? Как бы она хотела всегда быть рядом с Уиллом! Ей ни с кем не было так хорошо, как с ним, он был таким сильным и надежным, и рядом с ним она могла бы забыть о горестях своей жизни, начав все сначала. Но она не имела права даже мечтать об этом, она не заслуживает такого мужчину.

Они довольно долго сидели молча, думая каждый о своем. Уилл обнял ее за плечи, и она доверчиво прижалась к нему, отбросив все свои страхи и опасения.


Рано утром Джози неторопливо спускалась по лестнице, размышляя, где бы ей раздобыть приглашение на праздник к Перриману, как вдруг дверь в гостиницу распахнулась, и в холл вошли ее родители и сестренка Лаура.

— Вот уж не ожидала! — радостно воскликнула Джози. — Как вы здесь очутились? — спросила она, бросаясь к ним.

— Лучше скажи, как ты сюда попала? — строго спросил Дэн.

— Да, Джози, объясни нам все наконец. Мы уже не знали, что и думать, — подхватила Энни. — Вчера, как только мы вышли из поезда, нам сообщили, что из тюрьмы сбежал какой-то преступник и похитил тебя. Как ты здесь оказалась?

— Ну что же тут непонятного? — услышала Джози чей-то знакомый голос и, обернувшись, с удивлением увидела, что в гостиницу входит Ройлстон Синклер собственной персоной.

— Дедушка! — с восторгом воскликнула Джози, кидаясь ему в объятия.

— Я просто хотел сказать, что Джози наверняка сумела сбежать. Я же говорил вам, что наша Джози может за себя постоять, — продолжал мистер Синклер, с гордостью глядя на внучку. — Я решил поехать вместе с твоими родителями, чтобы навестить тебя. Ты прекрасно выглядишь, несмотря на все свои приключения.

Джози тяжело вздохнула. Похоже, настоящие приключения только начинались. Она даже представить себе боялась реакцию родителей, когда они обо всем узнают.

— Да ты просто цветешь, Джози, — подтвердила доктор Энни. — Я слышала, мы можем тебя поздравить? В Шайенне мы встретили судью Мак-Спаррена, и он рассказал нам, как ты блестяще защищала Элли Олгуд. Похоже, ты отлично с этим справилась.

— Спасибо, мама, — ответила Джози в ожидании худшего.

— А еще мы узнали, что ты спасла жизнь некоему мистеру Кэллахену.

У него были не очень опасные раны, просто он слишком долго пролежал один, без всякой помощи. — Джози очень надеялась, что доктора Энни заинтересуют медицинские подробности и неприятный разговор можно будет хоть ненадолго отложить. Но ее приемную мать не так-то просто было сбить с толку.

— Мне сказали, что ты стала адвокатом этого вора. А Любина утверждала, что он настоящий дьявол и, скорее всего, он не похищал тебя, а убедил сбежать вместе с ним.

— Но мы не поверили в это. Ты слишком благоразумна, чтобы пойти на такую глупость, не так ли, Джози? — Дэн внимательно смотрел на свою дочь.

— Конечно, она не могла этого сделать, — вмешался дед. — В Ларами болтают, что он похитил ее, и это больше похоже на правду. Наша Джози — умная девушка, и если бы она решила сбежать, мы бы не нашли ее так легко.

Джози чувствовала, как над ней сгущаются грозовые тучи. В этот момент в гостиницу вошел Уилл. Джози бросилась ему навстречу.

— Я как раз собиралась тебя искать. Похоже, час расплаты настал. Как ты думаешь, в камере Кэллахена хватит места для двоих? — спросила она.

Уилл оглядел всех присутствующих и повернулся к Джози.

— Да, несладко тебе придется. Но я предупреждал тебя, что этот момент настанет быстрее, чем ты думаешь. Тебе не стоило связываться с этим парнем. Я — шериф Спенсер, — продолжал он, протягивая руку Синклеру.

— Привет, Уилл, — поздоровался с ним Дэн.

— Мы как раз собирались что-нибудь съесть. Не хочешь к нам присоединиться? — пригласила шерифа доктор Энни.

У вас здесь можно где-нибудь поесть? — обратился Дэн к распорядителю, который стоял тут же в холле, с интересом наблюдая за происходящим.

— Да, конечно, сэр. У нас в гостинице отличный ресторан, — с гордостью ответил распорядитель. — Сам мистер Перриман заказывал у нас зал, когда праздновал свой день рождения. Если вы прикажете, я сейчас же провожу вас туда.

Когда все уселись за стол, Дэн вновь обратился к распорядителю: — Принесите нам что-нибудь, что будет готово побыстрее. У нас нет времени.

Кивнув головой, молодой человек поспешил на кухню.

— А теперь, Джози, расскажи нам, как ты очутилась в Шарпсбурге и как твой клиент Симc Кэллахен ухитрился сбежать из тюрьмы.

— Ну, вообще-то, он не похищал меня, — нерешительно начала Джози. — Он запер меня в своей камере, а потом я тоже сбежала оттуда. — Она понимала, что это звучит по меньшей мере странно, но не могла заставить себя рассказать им правду.

О господи, Джози! — не выдержала доктор Энни. — Вчера в Ларами мы узнали о побеге мистера Кэллахена, и нам показали телеграмму от Уилла, где написано, что этот Кэллахен похитил тебя и что вы, похоже, направляетесь в Шарпсбург. Мы тут же кинулись сюда, вне себя от беспокойства, а теперь ты сидишь и мелешь какую-то чушь. Немедленно все объясни. Да, и вот еще что, — добавила доктор Энни, — едва мы приехали в Ларами, как к нам пришел человек из банка и сообщил, что перевод денег из банка Синклера задерживается и нам придется немного подождать. Объясни, зачем тебе срочно понадобилось шесть тысяч?

Джози почувствовала, что начинает медленно сходить с ума, пытаясь придумать внятные ответы на шквал вопросов, обрушившихся на нее.

— А вы не догадались захватить с собой деньги? — спросила она у матери.

— Конечно, мы привезли деньги, но мы хотим знать, зачем они тебе понадобились.

— Это ведь никак не связано с той суммой, которую Кэллахен украл у своих компаньонов? — спросил Дэн. — Джози, не обижайся на нас за эти расспросы, мы ведь беспокоимся за тебя.

— Да не нервничай ты так, Дэн. Я уверен, Джози все может объяснить, — перебил его мистер Синклер.

— А на твоем месте, папа, я бы вообще не вмешивалась, — с мягким укором произнесла доктор Энни. — Надо еще разобраться, откуда взялись деньги, так таинственно появившиеся на счету Джози в твоем банке. Думаю, без твоего участия тут не обошлось. — От ее внимания не ускользнуло, как мистер Синклер ободряюще подмигнул своей внучке.

— Мама, я сама заработала эти деньги, играя на бирже, — вступилась за деда Джози. — Конечно, дедушка помогал мне, но что в этом страшного, я не понимаю? А здесь деньги понадобились мне, потому что… потому что я собираюсь вложить их в развивающиеся скотоводческие хозяйства. В будущем это сулит неплохие прибыли.

— Ну вот видите, что я говорил! — торжествующе воскликнул Синклер. — У этой девушки есть голова на плечах, она отлично знает, что делает.

Джози с благодарностью взглянула на деда. Похоже, он здесь единственный ее заступник.

Энни с сомнением покачала головой. Слова Джози не внушали ей особого доверия, но она не стала спорить, желая поскорее выслушать дальнейшие объяснения дочери.

— Ладно, будем считать, с деньгами все понятно. А теперь расскажи нам о своем таинственном клиенте, — попросила Энни.

— Может, вы сначала расскажете мне, как съездили? Мне же так интересно, — предприняла она очередную неуклюжую попытку отвлечь внимание матери.

Лаура, которой пришлось непривычно долго молчать, пока разговаривали взрослые, тут же радостно затараторила:

— Ой, Джози, все было просто великолепно. Мы все время ходили в гости и обедали в шикарных ресторанах. Таких у нас в Ларами и в помине нет. А один раз мы были в театре и видели настоящее представление, честное слово. Никогда в жизни не видела ничего более великолепного. — На секунду задумавшись, девочка мечтательно добавила: — Вот чем бы я хотела заниматься — выступать на сцене.

Лаура, потерпи еще немного, — нетерпеливо перебила ее Энни, — ты сможешь все-все рассказать сестре, но только чуть позже. А пока Джози должна закончить свои объяснения. В это время открылась дверь, ведущая на кухню, и показался мужчина в замызганном фартуке, который держал в руках поднос, уставленный тарелками с едой. Составив все на стол и вежливо поклонившись, он вернулся на кухню. Все уже изрядно проголодались и тут же принялись за еду.

Разворачивая свою салфетку, чтобы положить ее на колени, Дэн обратился к шерифу:

— Уилл, может, хоть ты наконец объяснишь нам толком, что у вас произошло? Любина рассказала нам обо всем, что знала, но о том, что случилось после того, как ты забрал Кэллахена в тюрьму, ей почти ничего не известно.

— Да мне, собственно, особенно и нечего вам рассказать. Я запер Кэллахена в камере, а сам отправился в Шарпсбург, чтобы встретиться с банкиром Перриманом, а когда вернулся в Ларами, то узнал, что моему арестанту кто-то помог сбежать.

После этих слов за столом воцарилось напряженное молчание. Все взгляды устремились на Джози. Девушка тяжело вздохнула, готовясь к буре, которая вот-вот должна была разразиться.

Первым молчание нарушил Дэн. Пристально глядя на свою дочь, он спросил:

— Ведь это ты взломала замок, не так ли, Джози? Опустив голову, Джози тихо произнесла:

— Да, это я.

— Но мне уже удалось его снова поймать, и сейчас он здесь, в Шарпсбурге, заперт в конюшне, и на этот раз ему не удастся сбежать, — попытался Уилл разрядить ситуацию, но никто не отреагировал на его слова. Все ждали объяснений от Джози.

Синклер решил подбодрить внучку, заявив с уверенностью:

— Если ты так поступила, у тебя наверняка были на это веские причины. Расскажи нам о них.

Взглянув сначала на Уилла, а потом на своих родителей, Джози с горячностью воскликнула:

— Я поступила так, потому что Кэллахен невиновен. Все это дело рук Лестера Перримана, я в этом уверена. Но у меня нет доказательств, а без помощи Кэллахена их не раздобыть.

— Нет, погоди, Джози, — вмешался Уилл, возмущенный ее словами, — ты что, хочешь сказать, что я сидел сложа руки? Вообще-то, расследование — это мое дело, и я прикладывал все усилия, чтобы разобраться в этом деле.

— Если Джози говорит, что этот человек невиновен, то я склонен ей верить. Джози не будет покрывать преступника, я в этом уверен, — задумчиво произнес Синклер.

Джози с удивлением смотрела на деда. Честно говоря, она не ожидала от него такой безоговорочной поддержки и одобрения. Она знала, что когда-то его очень рассердило своеволие его дочери, которая, несмотря на его запрет, покинула Нью-Йорк и отправилась на Дальний Запад, чтобы организовать там клинику и заниматься медициной. Старик Синклер до сих пор не сумел до конца простить Энни, а теперь и внучка поступает так же безрассудно, как когда-то ее мать. Нет, на поддержку деда Джози даже не надеялась.

Взглянув на жену, Дэн тоже утвердительно кивнул:

— Вы правы, Синклер, и хотя мне совсем не нравится эта история с побегом, твоей интуиции, Джози, я доверяю. Раз ты утверждаешь, что этот Кэллахен невиновен, я склонен тебе верить.

Услышав эти слова, Синклер с облегчением вздохнул и сказал:

— Ну вот, наконец мы разобрались, теперь мы можем спокойно поесть, а то из-за этих разговоров у меня кусок в горло не лез. Я вас умоляю, давайте больше никогда не будем обсуждать за обедом проделки Джози, а то от переживаний у меня окончательно пропадет аппетит.

Полчаса спустя, когда обед уже был закончен, Дэн предложил:

— Пускай женщины отдохнут, а мы с тобой, Уилл, немного прогуляемся. Синклер, если хотите, присоединяйтесь к нам. Я все-таки не до конца разобрался в этой истории.

— Отлично, — ответила доктор Энни, — а мы с Джози и Лаурой поднимемся наверх. Лаура немного поспит, а мы тоже еще раз все обсудим.

Услышав это, Лаура тут же запротестовала:

— Но, мама, мне уже почти одиннадцать! Я же не ребенок, чтобы спать после обеда! Я бы лучше погуляла с папой.

Энни уже и так слишком устала от волнений, связанных с Джози, и у нее не было сил выслушивать капризы младшей дочери. Нахмурившись, она строго сказала:

— Мы слишком долго ехали на поезде, и у тебя совсем не было времени, чтобы отдохнуть. К тому же сегодня вечером мы приглашены на бал, но если ты не поспишь, то никуда не пойдешь, а будешь сидеть у себя в комнате до отъезда домой.

Поняв, что спорить с матерью бесполезно, Лаура уныло кивнула.

— Вы приглашены на бал? — с изумлением воскликнула Джози. — Неужели к Перриманам?

— Да, именно к ним, — подтвердила ее мать. — Мы уже давно получили приглашения и даже вернулись из поездки чуть раньше, чтобы успеть к балу. Твой отец давно хотел познакомиться с мистером Перриманом. Судья Мак-Спаррен много рассказывал о нем, они хорошие друзья. Кстати, судья тоже приглашен.

Доктор Энни обернулась к распорядителю:

— Благодарю вас за обед. А у вас есть свободная комната? Мы хотели бы ее снять.

— Вернее, нам нужно три комнаты, — поправил ее отец, — одна для вас с Дэном, одна для меня и одна для Лауры и Джози.

— Да, мам, я еще хотела тебе сказать, что уже сняла комнату, — вмешалась Джози, — но живу там не одна.

— А с кем? — с недоумением спросила доктор Энни.

— С Элли, Элли Олгуд, ты помнишь ее?

— Которая была твоей клиенткой?

— Да, мы с ней подружились. Она приехала со мной в Шарпсбург, чтобы помочь. Мы можем взять Лауру к себе в комнату, если ты не против. Сейчас я отведу ее наверх, а потом отправлюсь за покупками.

— А что ты хочешь купить?

— Я уезжала из дома в спешке и не успела ничего захватить, чтобы подготовиться к балу у Перриманов. Я собираюсь пойти туда с вами.

Идя по центральной улице Шарпсбурга, Дэн с удивлением оглядывался по сторонам. Сегодня в городке царило небывалое оживление. Сонный городишко преобразился до неузнаваемости. Везде было полно народу, а у салуна было привязано штук двадцать лошадей, никак не меньше. Такого количества посетителей одновременно местный бар еще не видел. Подойдя к салуну, Дэн удивленно присвистнул и повернулся к Уиллу:

— Слушай, откуда здесь столько народу? Неужели все съезжаются на бал к Перриману?

— Кто-то наверняка приехал на бал, но в салуне сидят в основном фермеры, которые примчались сюда, узнав, что я снова арестовал Кэллахена. Они надеются вернуть свои деньги. Честно говоря, я не знаю точно, виновен ли Кэллахен, но ни денег, ни его брата я так до сих пор и не нашел. А прошлой ночью дела пошли совсем плохо. Фермеры, не дождавшись своих денег, решили, что сумеют сами разобраться со своим обидчиком.

— Они что, собирались его линчевать? — нахмурился Дэн.

— Вот именно. Большинство из них были в изрядном подпитии, и я бы не сумел остановить их. Так что, если бы Джози не предложила вернуть им деньги, они бы точно вздернули Кэллахена. Джози велела мне послать телеграмму в банк твоего тестя с просьбой перевести в Ларами нужную сумму. Но она никак не ожидала, что деньги прибудут так быстро, — усмехнувшись, добавил Уилл.

Но неужели Джози не задумалась о том, как подозрительно все это выглядит? Мало того, что у нее нашлась именно такая сумма денег, какую у них украли, но она еще готова отдать их так просто, чужим людям?

— Конечно, подозрительно, — подтвердил Уилл. — Но мне кажется, если они получат деньги, то сразу успокоятся. Их не будет волновать, откуда они взялись.

— Наверное, ты прав, — согласился Дэн, — но, может быть, ты расскажешь все по порядку?

— Началось с того, что здешние фермеры потеряли почти весь свой скот из-за какой-то болезни, завезенной к нам из Техаса. Бен, младший из Кэллахенов, вычитал в газете, что в Англии вывели породу, которую эта болезнь не берет. И вот он загорелся купить стадо таких коров. Но у них с братом денег на это не хватало, и они уговорили других фермеров вступить с ними в долю. Общими усилиями удалось насобирать пять тысяч.

Дэн одобрительно кивнул:

— Я слышал об этой новой породе. Купить таких коров — отличная идея.

— Идея-то, может, и отличная, но ты послушай, что из этого вышло. Бен и Симc взяли деньги и драгоценности и отправились на вокзал в Ларами, где они должны были встретиться с продавцами и забрать коров. Ну так вот, коровы прибыли, а братья в Ларами так и не объявились. Потом этот индеец, ваш приятель, нашел раненого Симса Кэллахена и притащил его в ваш дом. Как ты знаешь, вас дома не оказалось, и все заботы о нем взяла на себя ваша дочь.

— Это ясно. А куда делся его братец?

— В том-то и вопрос. С тех пор его никто не видел.

— По-моему, в этом деле все понятно. Младший брат забрал деньги и скрылся, подставив старшего.

Уилл отрицательно покачал головой:

— Честно говоря, я так не думаю. Медвежий Коготь сказал, что Бен был тоже ранен. Он обнаружил его следы и теперь утверждает, что его подобрали миссионеры. К тому же я многих расспрашивал о братьях Кэллахен, и все в один голос уверяют, что они были очень привязаны друг к другу. Ну не мог Бен хладнокровно выстрелить в брата и оставить его умирать. На этом сходятся все, кто их знал. Правда, я не беру в расчет фермеров, потерявших свои деньги. Те с горя готовы поверить во что угодно.

— Короче, нужно найти миссионеров, подобравших младшего брата, и тогда ты сможешь наконец выяснить правду.

— Я-то это понимаю, но проклятый обоз как сквозь землю провалился, — со злостью ответил шериф. — Я разослал телеграммы о розыске обоза, везде развешены объявления о братьях Кэллахен, и все без толку. А тут еще Джози помогла Симсу сбежать, и они приехали сюда. Знаешь, где я накрыл их? Возле банка Перримана ночью, когда они, похоже, собирались туда забраться.

Дэн в ужасе уставился на шерифа.

— Похоже, Джози была в отчаянии, раз решилась на такой шаг. Ты думаешь, за этим стоит что-то большее, чем желание помочь клиенту? — спросил он.

Джози влюбилась в этого парня, и она намерена помочь ему, чего бы ей это ни стоило. Я запер его в старой конюшне у гостиницы. Там крепкий запор, и Джози не сможет открыть дверь, даже если захочет.

— А этот парень, Кэллахен? Что он хоть собой представляет?

— Да черт его разберет! Нелюдимый какой-то. Правда, Элли утверждает, что он по уши влюблен в Джози.

— Какая Элли? Не та девица, что работала в салуне?

— Да, она самая. Но только она больше этим не занимается, — как-то слишком горячо вступился за девушку Уилл.

Дэн улыбнулся. Похоже, его друг наконец понял, что с Джози у него ничего не выйдет. Уилл всегда будет для нее лишь другом.

— Ты увлекся Элли или мне показалось? — спросил Дэн в надежде, что его вопрос не обидит Уилла.

Немного помолчав, Уилл ответил:

— Да, ты не ошибся. Я знаю, что староват для нее, но ее это, похоже, не беспокоит.

— А тебя не беспокоит то, чем она раньше занималась?

— Нет, на это мне плевать. Сейчас она очень изменилась, а чем она занималась раньше… что ж, не у всех жизнь сразу складывается как надо.

— Ты молодец, Уилл, я от всей души желаю вам счастья. А кстати, я хотел тебя спросить, — решил сменить тему Дэн, — если у фермеров украли пять тысяч, то почему Джози просила шесть?

Она не просто хочет вернуть украденные деньги. Она собирается вступить в противоборство с самим Перриманом. Старик мечтает побыстрее прибрать заложенные ранчо к рукам, а Джози обещала фермерам, что поможет выкупить закладные. Что-то сдается мне, — со смехом добавил Уилл, — что наш ретивый адвокат доставит кандидату в губернаторы немало проблем.

16

Эл сидел рядом с Джакобом, крепко вцепившись одной рукой в борт фургона, а другой держась за своего друга. Дорога, по которой они сейчас ехали, вся была покрыта ухабами и рытвинами, и фургон немилосердно трясло, бросая то вправо, то влево. Уже несколько раз Джакоб предлагал своему маленькому приятелю забраться внутрь фургона, но Эл, которому так нравилось наблюдать, как Джакоб управляет лошадьми, всякий раз упрямо отказывался.

— Странно, почему нам не встречаются другие путешественники? Я полагаю, на запад должно ехать много народу, а дорога все время так пустынна, — задумчиво произнес Джакоб.

— Да просто по этой дороге почти никто не ездит. Главный путь, по которому переселенцы едут на запад, лежит в стороне отсюда. В Сент-Луисе брат Джошуа разузнал, что в Орегон можно проехать более короткой дорогой, и это поможет нам сберечь целый месяц. А я так мечтал, что мы поедем на поезде, — со вздохом произнес Эл. — Джакоб, ты когда-нибудь путешествовал по железной дороге?

Даже не знаю, приятель, — ответил Джакоб. — Я же почти ничего не помню из своей прошлой жизни. Но я тоже уверен, что ехать на поезде куда приятней, чем тащиться в фургоне по пыльной прерии. А почему твои родители не захотели поехать на поезде?

— Моя мама набрала с собой столько вещей, что нас не пустили бы с ними ни в один поезд. А она ни за что не хотела ничего оставлять. К тому же брат Джошуа уверял всех, что поезд — это адская машина и божьим людям нечего там делать.

«А главное, путешествовать в обозе куда дешевле», — подумал про себя Джакоб. В последнее время он по многим мелочам все чаше замечал, что брат Джошуа интересуется денежными вопросами гораздо больше, чем пристало божьему человеку, за которого он себя выдает.

— А что твой отец, он сразу согласился с братом Джошуа? — поинтересовался Джакоб.

— Конечно, он во всем с ним соглашается, — кивнул головой Эл.

— А мама, она не жалуется, что в обозе ехать слишком тяжело?

— Нет, моя мама никогда не спорит с тем, что говорят ей брат Джошуа и отец, — грустно ответил мальчик. — Она у меня совсем не такая, как мисс Рэчел.

Услышав эти слова, Джакоб невольно улыбнулся. А ведь мальчишка прав, Рэчел и в самом деле очень сильная женщина. Она твердо знает, чего хочет, и видно, что она привыкла добиваться своего. Она сказала, что их запасы подходят к концу, но Джакоб все проверил и понял, что они вполне могли бы продержаться еще немного, ведь через два дня они могли бы купить все, что им нужно, в форте Бриджер. Но Рэчел понимала, что появляться там ему не следует, и, чтобы защитить его от возможной опасности, она не побоялась отправиться за продуктами в какой-то захолустный городишко. Рэчел уехала довольно давно, и Джакоб уже начал беспокоиться. Они запросто могут встретиться в пути с индейцами, и Джакоб сильно сомневался, что брат Джошуа сумеет защитить Рэчел.

— А когда брат Джошуа решил ехать по этой дороге, он не опасался нападения индейцев? — спросил Джакоб у Эла. — Я слышал, как один из наших спутников рассказывал, как жестоко они мстят за то, что их выгоняют со своих земель.

— Брат Джошуа говорит, что бог защитит нас, но я, по правде говоря, побаиваюсь их, — честно признался мальчуган. Он сунул руку в карман и вытащил рогатку. — Но я смогу себя защитить. Не смейся! — воскликнул он, заметив улыбку Джакоба. — Она знаешь как сильно стреляет! А у тебя есть оружие?

— Нет, но мне не помешало бы его иметь, — пробормотал Джакоб.

Был уже почти полдень, и солнце, стоявшее в зените, безжалостно жгло утомленных путников своими жаркими лучами. Джакоб окинул взглядом расстилавшуюся перед ними бесконечную прерию в поисках какого-нибудь укрытия от солнца, где измученные жарой люди могли бы остановиться на привал и хоть немного отдохнуть. Но его взгляд натыкался лишь на чахлые деревца с пожелтевшими от сухости листьями, в тени которых трудно было бы укрыться и одному человеку.

Посовещавшись, путники решили не останавливаться на обед, а продолжить путь. Отдых на таком солнцепеке все равно не принес бы им облегчения, а перекусить они могли и не останавливаясь.

Джакоб попросил Эла достать из фургона еду и разделил на двоих солонину и лепешки, предусмотрительно оставленные для него Рэчел. Глядя, как Эл поспешно стал поглощать комковатые лепешки, запивая их водой с таким видом, словно в жизни не ел ничего вкуснее, Джакоб вдруг ощутил острую жалость. Бедняга Эл был таким тощим и всегда с такой жадностью принимался за еду, когда Джакоб с Рэчел его угощали, что было понятно, как редко ему приходится наедаться досыта. Джакоб не раз думал о том, какая нужда заставила всех этих людей сорваться с насиженных мест и отправиться в неизвестность. Он не помнил, приходилось ли ему голодать и нуждаться в той жизни, о которой он забыл, но он уже не раз замечал, что его руки сильно отличаются от натруженных, мозолистых ладоней большинства его спутников.

Прогнав грустные мысли, Джакоб поднялся и, попросив Эла подержать поводья, залез в глубь фургона, чтобы налить себе воды. После солонины его стала мучить нестерпимая жажда. Наполняя кружку, Джакоб с тревогой заметил, что запасы питьевой воды стремительно подходят к концу, а, по словам брата Джошуа, они смогут пополнить их только у Зеленой реки, до которой еще несколько дней пути.

Его размышления прервал голосок Эла, который звал его:

— Джакоб! Иди скорей сюда! Там какие-то всадники, которые скачут прямо к нашему обозу. Вдруг это индейцы?

Обеспокоенный словами мальчика, Джакоб выглянул наружу и вздохнул с облегчением. Всадники уже подъехали ближе, и он смог разглядеть силуэты своей жены и брата Джошуа, которые возвращались с покупками.

— Все в порядке, Эл, это же мисс Рэчел и наш священник, — успокоил он своего маленького спутника. Эл, который уже и сам понял, что ошибся, теперь сгорал со стыда за свой испуг.

Когда всадники подъехали совсем близко к обозу, брат Джошуа направился к головному фургону, а Рэчел в нерешительности натянула поводья, отыскивая глазами свой фургон.

Джакоб приподнялся с сиденья и что есть сил замахал своей жене. Заметив его, она улыбнулась и направилась к нему.

Его жена. Джакоб еще раз произнес про себя эти слова. До сих пор они звучали слишком непривычно. И хоть они были обвенчаны, пока он не вспомнит, кто он такой, этот брак не будет настоящим. Правда, Джакобу еще ни разу не пришлось пожалеть о том, что он женился на Рэчел. Напротив, он каждый день благодарил бога за то, что он послал ему такую женщину. В ней непостижимым образом сочетались сила духа, с которой она встречала все невзгоды, и удивительная нежность.

Когда Рэчел подъехала к своему фургону, Джакоб почувствовал желание крепко обнять ее, прижать к себе и больше никуда не отпускать. Ее взгляд, чуть смущенный и нежный, сказал ему, что она чувствует то же самое. Когда Рэчел спускалась с лошади, ее пыльное дорожное платье зацепилось за стремя, и Джакоб получил возможность полюбоваться ее стройными ногами.

Спешившись, Рэчел отдала корзины с покупками Джакобу и, привязав свою лошадь, ловко взобралась в фургон. Покопавшись в одной из корзин, Рэчел выудила оттуда небольшой кулек и протянула Элу:

— Угощайся, это тебе. Здесь леденцы.

Глаза мальчика загорелись от восторга.

— Леденцы! Ух ты! — с этими словами он взял кулек и, вытащив одну конфетку, бережно спрятал остальное в карман. — Спасибо вам, мисс Рэчел. Побегу угощу маму.

Мальчик спрыгнул с фургона и помчался вперед, мгновенно скрывшись из вида в облаке пыли, поднятом едущими повозками.

Глядя ему вслед, Рейчел с грустью сказала:

— Он славный мальчишка, но ему приходится нелегко. Ты ведь знаешь, его мать больна, и ей не до него, а отец у него — на редкость неприятный тип. Я ума не приложу, каким ветром такого человека занесло к миссионерам.

Джакоб стал раскладывать покупки Рэчел, а она взялась за вожжи. Джакобу показалось, что его жена чем-то встревожена, но она молчала, явно не собираясь ему ничего рассказывать.

— Ну как? Удалось тебе что-нибудь узнать? Никто не слышал о пропавшем человеке? — спросил он, внимательно глядя на Рэчел. Нет, мне очень жаль, — невозмутимо ответила она, — но никто ничего об этом не слышал. Через два-три дня мы доедем до Зеленой реки, и, как только мы ее пересечем, нам нужно будет покинуть обоз.

Они поедут дальше на запад, а моя земля находится всего в тридцати милях к югу от реки.

Джакоб был явно разочарован. Он так надеялся узнать про себя хоть что-то, он так устал от неизвесгности. Но с другой стороны, не так уж это плохо, по крайней мере, он может пока спокойно оставаться с Рэчел, ему не нужно от нее уезжать, у него нет никаких обязательств перед другими людьми. И от этой мысли ему стало вдруг легко на душе.

Тем временем, немного помолчав, Рэчел продол жила:

— Когда я приеду к себе на ферму, я наверняка смогу нанять помощника, который согласится работать за еду и жилье. А тебя я не имею права задерживать, ты должен наконец выяснить, кто ты и что с тобой произошло. Так что, если ты решишь уйти, я все пойму.

— Да, ты права, я должен все о себе узнать, и я не успокоюсь, пока не сделаю этого. Но я не собираюсь от тебя уходить. Бог не простит мне такой подлости.

Рэчел с облегчением вздохнула.

— Я рада это слышать. Может, я эгоистка, но мне совсем не хочется отпускать тебя, Джакоб Кристофер, — произнесла она нежно.

Разобрав покупки, Джакоб присел рядом с Рэчел. Внезапно откуда-то из-под юбки раздалось слабое поскуливание. Джакоб в изумлении посмотрел на свою жену.

— Рэчел, что это?

— Что ты имеешь в виду? Я ничего не слышу, — сказала девушка, с трудом сохраняя серьезность.

Он наклонился и, приподняв юбку Рэчел, обнаружил, что у ее ног стоит еще одна дорожная корзина, которую он не успел разобрать.

— Что у тебя там в корзине? — поинтересовался он.

— Я привезла кое-кого для вас с Элом. Лучше открой корзинку и посмотри сам, вместо того чтобы пялиться на мои ноги, — со смехом ответила Рэчел.

— Ну, если бы я мог выбирать, я бы предпочел разглядывать твои ноги, — парировал Джакоб, откидывая тряпку, которой была накрыта корзина. Оттуда показалась смешная коричневая мордочка, и, радостно виляя хвостом, выбрался довольно крупный, но очень тощий щенок.

— Ты подобрала щенка?

— Да, он был такой несчастный и заброшенный. По-моему, ему негде жить, — сказала Рэчел, ласково поглаживая малыша.

Джакоб взял щенка на руки и почувствовал, как тот доверчиво прижался к его груди.

— Слушай, похоже, ты подбираешь всех несчастных, которые встречаются на твоем пути, — шутливо сказал он.

— Да, тех, кто нуждается в помощи, — серьезно ответила Рэчел. — Слава богу, этот малыш выглядит получше, чем ты, когда я нашла тебя. Когда мы остановимся на ночь, мне придется готовить ужин уже на троих. Как мы его назовем?

— Даже не представляю. Мне кажется, у меня никогда не было собаки.

Внезапно вдали раздался громовой раскат. Рэчел с тревогой посмотрела вдаль. На горизонте небо угрожающе потемнело, похоже, приближалась гроза.

Рэчел доводилось слышать, какие бури бывают в этих краях. Если непогода застанет их в пути, им придется несладко.

Рэчел показалось, что бог послал на них бурю в наказание за ее обман. Она узнала, кто на самом деле ее Джакоб, но не захотела ему об этом рассказывать. Она понимала, что должна показать ему объявление о розыске, которое до сих пор лежало у нее в кармане, но это было выше ее сил. Если Джакоб узнает, что на самом деле его зовут Бен Кэллахен, он может вспомнить все остальное, и тогда она точно потеряет его.


— Итак, я слушаю. Давай рассказывай, — приказал Перриман, откидываясь в кресле и закуривая сигару.

— Кэллахена снова упекли в тюрьму, — с довольной улыбкой сообщил хозяину Джером.

— Об этом я уже знаю. Ко мне приходил шериф и рассказал, что схватил его у дверей моего банка. А что с девчонкой? Мне не нравится, что она сует свой нос в это дело. Как бы она все мне не испортила.

— Она сейчас в гостинице со своими родителями. Они приехали с утренним дилижансом.

— Что? Дэн Миллер уже в Шарпсбурге? А почему мне ничего не сообщили?

— Ну вот, я же и говорю. Он открыл счет в вашем банке и положил шесть тысяч долларов. Похоже, эта Джози Миллер серьезно собралась раздать деньги фермерам.

Проклятье! — взревел банкир, ударив кулаком по столу. — Он привез деньги. Я надеялся, что эти дурни, компаньоны Кэллахена, не поверят девчонке и не станут с ней связываться. Но раз Миллер привез деньги, значит, он собирается поддержать свою дочурку, а ему они точно поверят. А о Бене никаких известий?

— Никаких следов, он как сквозь землю провалился, — пробормотал Джером, боясь еще больше разозлить Перримана. — Я пустил слух, что за него обещано большое вознаграждение. Может, нам еще сообщат, где он, и на этот раз он не уйдет от меня живым.

— Теперь уже слишком поздно, идиот! — вскипел Перриман. — Слишком много людей интересуются этим делом. И все из-за этой Джози Миллер, черт бы ее побрал. Ладно, посмотрим, что у нее выйдет. Приставь кого-нибудь следить за ней, я должен знать о каждом ее шаге. Да не мешало бы ее слегка припугнуть.

— Слегка, это как? — не понял Джером.

— Разве я сказал слегка? — Перриман угрожающе посмотрел на Джерома. — Что-то ты стал совсем плохо соображать. Она должна хорошенько понять, куда ввязывается.

Джером понимающе кивнул.


Кэллахен в гневе мерил шагами тесную комнатушку, в которой его заперли. Он никогда не ощущал себя таким беспомощным, даже в канзасской тюрьме. Тогда ему, по крайней мере, нечего было терять, теперь же на карту поставлена жизнь Бена, их ранчо и, к его глубокому сожалению, судьба Джози. Всю прошлую ночь, которую он провел без сна, он вспоминал то время, что они с Джози провели наедине у него на ранчо. Вместо того чтобы думать о том, как спасти Бена и спастись самому, он вспоминал, как целовал ее, касался ее обнаженного тела. Стоило ему закрыть глаза, и он видел перед собой ее лицо, ее губы, готовые к поцелую. Эти видения сводили его с ума, заставляя сгорать от желания.

Но он с горечью понимал, что их связывает лишь физическое влечение, а на самом деле они остаются друг для друга чужими людьми. Джози не желает его понять, делает все наперекор, его слова ничего для нее не значат.

То, что она сделала для него прошлой ночью, больно задело его гордость и самолюбие. Да, конечно, она хотела спасти ему жизнь, но он-то предпочел бы, чтобы его повесили, чем пережить этот стыд. Любимая женщина платит за его жизнь, фактически покупает его!

Кто дал ей право обещать фермерам деньги, которые были у них украдены? Это была его проблема, он был в ответе за все, что случилось, и он сам должен найти выход. Он чувствовал себя униженным, гордость его была уязвлена. Если бы он мог выбраться отсюда, он показал бы ей, на что способен.

Его размышления были прерваны тихим стуком в дверь.

— Я бы с удовольствием впустил вас, но, к сожалению, я здесь заперт, — с сарказмом произнес Кэллахен.

— Мистер Кэллахен, простите, что беспокою вас.

Я — дед Джози Миллер, мистер Синклер, я хотел бы с вами поговорить.

— Что ж, я готов, если вас не смущает, что нам придется перекрикиваться через дверь, — ответил Кэллахен.

— Ничего страшного, ведь другого выхода у нас нет. Мистер Кэллахен, Джози утверждает, что вы невиновны, и я склонен ей верить. Я могу вам чем-нибудь помочь?

Услышав этот странный вопрос, Кэллахен только усмехнулся.

— Ну если бы вы могли помочь мне выбраться отсюда, это было бы очень кстати, — ответил он.

Синклер с сомнением покачал головой:

— Даже если бы у меня был топор, я не справился бы с этой дверью. Но, может, вам нужно еще что-нибудь? Я очень бы хотел помочь своей внучке… и вам тоже. Кстати, мистер Кэллахен, похоже, она к вам неравнодушна. Позвольте узнать, как вы к ней относитесь?

— А вот это уже мое личное дело, я не обязан перед вами отчитываться. — Кэллахен не на шутку рассердился.

— Простите, я не хотел вас обидеть, — извинился старик, отметив для себя, что, судя по всему, этот Кэллахен без ума от его внучки, иначе не реагировал бы так яростно.

— Позовите лучше Джози. Скажите ей, что я хочу с ней поговорить прямо сейчас, — попросил старика Кэллахен. Он надеялся убедить ее отказаться от безумной идеи вернуть деньги его компаньонам.

Боюсь, это невозможно, — ответил Синклер. — Сейчас она очень занята. Никогда раньше не замечал, чтобы ее интересовали подобные вещи, но ей срочно понадобилось кое-что купить.

— Что, интересно? — удивился Кэллахен. — Надеюсь, не стадо коров?

— Нет, она отправилась на поиски наряда для бала, хотя я сильно сомневаюсь, что она сможет найти что-нибудь подходящее в этом городишке.

— А когда будет бал? — спросил Кэллахен. Значит, Джози действительно решила отправиться на праздник к Перриману. Она решила отправиться в логово его заклятого врага. Кэллахен уже ни капли не сомневался, что во всех его бедах был виноват Перриман. Кэллахен не знал, что задумала Джози, но она говорила что-то о драгоценностях. Это может быть чертовски опасно. Ей придется быть очень осторожной.

Если Джози действительно поможет фермерам расплатиться с долгами, она помешает планам Перримана. Он потеряет на этом уйму денег, и ему это вряд ли понравится. К тому же, если Джози удастся напасть на след драгоценностей, она сумеет доказать причастность Перримана к этому делу. По всему выходило, что Джози слишком мешает банкиру, а Кэллахену уже довелось убедиться, что Перриман не остановится ни перед чем, добиваясь своего.

— Мистер Синклер, — обратился Кэллахен к старику, — раз уж вы пришли, то выслушайте меня. Джози грозит опасность, она сама не понимает, в какую игру ввязывается.

Молодой человек, объясните мне, про какую опасность вы говорите? — сразу встревожился Синклер.

— Это долго объяснять. Просто помешайте ей выплатить долги по закладным, не давайте ей денег.

— Может, мне лучше поговорить с шерифом?

— Проклятье! Это ничего не даст, шериф не сможет остановить Перримана. Просто объясните Джози, что ей лучше держаться подальше от этого дела, иначе она может попасть в крупную передрягу. — Кэллахен с отчаянием понимал, что никто не сможет переубедить упрямицу Джози, если она что-нибудь вобьет себе в голову. Боже, как ему хотелось очутиться на свободе, чтобы защитить ее!

— Не забывайте, Кэллахен, что у Джози есть я и ее отец, чтобы о ней позаботиться.

Кэллахен в отчаянии подумал, что старик просто не понимает, с кем Джози предстоит иметь дело. Ну что они смогут сделать против вооруженных людей Перримана?

— Пожалуйста, мистер Синклер, позовите сюда шерифа и Дэна Миллера. И пусть Джози тоже придет. Мне нужно срочно с ними поговорить.

— Хорошо, Кэллахен, я постараюсь привести их как можно скорее, — ответил Синклер и поспешил в сторону гостиницы.

Нетерпеливо расхаживая по своей комнатушке, Кэллахен размышлял о сложившейся ситуации. Он молил бога, чтобы Уилл Спенсер и отец Джози наконец осознали, какая опасность грозит Джози, и не позволили ей наделать глупостей. Но он отлично понимал, что шериф не согласится освободить его, а без помощи Кэллахена им не вывести Перримана на чистую воду.

Кэллахен в отчаянии бросился на свою койку. Прошла уже, казалось, целая вечность с тех пор, как старик Синклер отправился за Джози и шерифом, но до сих пор никто из них не появлялся.


Джози с грустью смотрела на платье, одиноко висевшее на вешалке в самом крупном магазине Шарпсбурга.

— Что же мне делать, Элли? — с отчаянием в голосе спросила Джози. — Это самый большой магазин. В других мы и этого не найдем. Глупо было надеяться отыскать в этом городишке бальное платье.

— Да уж, это платье никуда не годится. В нем тебя и на порог не пустят. — Но, увидев, что Джози едва не плачет, Элли попыталась ее успокоить: — Не расстраивайся ты так. Мы обязательно что-нибудь придумаем.

— Да что мы придумаем? Какая же я дура, что не догадалась захватить с собой побольше одежды.

— Когда ты уезжала из дома, ты меньше всего думала о том, что тебе придется ехать на бал.

Вспомнив обстоятельства, при которых они покинули Ларами, Джози не могла не согласиться со своей подругой. И вообще, с тех пор, как в ее доме появился Кэллахен, все ее мысли были заняты только им и его проблемами. Ни о чем другом она и не вспоминала.

— Надо же такому случиться! Джози Миллер влюбилась в преступника, — произнесла Элли, с улыбкой глядя на подругу.

— И все-таки, что же мне делать, Элли?

— С Кэллахеном? По-моему, все просто. Докажи его невиновность и выходи за него замуж, — рассмеялась Элли.

— Я спрашиваю тебя о платье, а не о Кэллахене, — возмутилась Джози. — К тому же Кэллахена не очень-то интересует женитьба.

— Это он тебе так сказал? — спросила Элли. — Что-то мне с трудом в это верится. Кстати, насчет платья. Я кое-что вспомнила. У меня есть знакомая в местном салуне. Она занимается тем же, чем и я когда-то. Так вот, она просто помешана на тряпках. Она тратит на одежду все, что зарабатывает. Я уверена, мы сможем найти у нее что-нибудь подходящее.

— Тогда идем скорее! — воскликнула Джози, схватив Элли за руку. — Нам нельзя терять ни минуты.

— Тебе лучше подождать меня в гостинице, — мягко возразила Элли. — Тебе не пристало появляться в подобных местах. Я схожу сама.

— Не выдумывай, Элли, я не собираюсь выслушивать эти глупости. Идем!

Они уже направлялись к выходу, когда в магазин вошел мистер Синклер и, увидев девушек, бросился прямо к ним.

— Слава богу, я нашел тебя, Джози! Энни сказала мне, что вы отправились в магазин. А куда вы сейчас идете? — спросил он, едва переводя дух от быстрой ходьбы.

— В салун, — просто ответила Джози, решив не вдаваться в подробности.

От удивления мистер Синклер едва не выронил изо рта сигару, которую как раз собирался раскурить.

— Что?! А бедняга Кэллахен надеется, что ты делаешь все, чтобы вытащить его на свободу. Кстати, это он прислал меня. Он хочет, чтобы ты пришла к нему.

— Только не сейчас. У нас важное дело, — ответила Джози и потянула Элли к выходу.

— Но он уверяет, что тебе грозит опасность! — крикнул им вслед мистер Синклер.

Джози резко остановилась и, обернувшись к деду, спросила:

— С чего он взял?

— Он считает, что Перриман пойдет на все, лишь бы помешать тебе помочь фермерам расплатиться с долгами. Тебе грозит опасность, но не бойся, мы сумеем тебя защитить.

— Спасибо тебе, дедушка, я всегда знала, что могу на тебя положиться, — ответила Джози, думая над предупреждением Кэллахена.

Скорее всего, он прав. Ведь Перриману наверняка известно, что это Джози помогла Кэллахену сбежать из тюрьмы, и он уж точно знает о ее решении дать денег фермерам. Но вместе с тем Перриман должен прекрасно понимать, что если с Джози что-нибудь случится, то ему ни за что не избежать наказания. Доктор Энни и Дэн не успокоятся, пока не докопаются до истины, а когда они во всем разберутся, банкиру не поздоровится. Все-таки она — не Кэллахен, за которого и вступиться некому. Она принадлежит к одной из самых уважаемых семей в округе, и вряд ли Перриман решится причинить ей вред. Ей нужно поторопиться разоблачить этого мошенника, пока он не натворил больших бед, а для этого во что бы то ни стало нужно попасть на этот бал. Что-то подсказывало Джози, что там она сможет найти доказательства.

Джози решительно взяла Элли под руку и сказала деду:

— Передай Кэллахену, что я делаю все, чтобы помочь ему. А сейчас извини, нам пора идти. — И девушки направились к выходу.


Когда Джози и Элли вошли в салун, там почти никого не было. За стойкой сидели два ковбоя и несколько девушек, наперебой кокетничающих с ними в надежде заполучить клиента. Элли огляделась вокруг и незаметно указала Джози на одну из девушек. Джози быстро подошла к ней и, отозвав ее в сторону, сказала:

— Давай поднимемся к тебе в комнату. У меня есть к тебе дело, обещаю, ты сможешь неплохо заработать.

Ковбои смотрели на Джози, не веря своим глазам.

— Чтоб мне лопнуть! — воскликнул один из них. — Ущипни меня, Кайл, я, должно быть, сплю. Сама Джози Миллер заявилась в эту дыру и о чем-то секретничает с этой шлюхой. Должно быть, скоро наступит конец света.

17

Обоз миссионеров уже подъезжал к Зеленой речке, когда вдруг все небо заволокло черными тучами, поднялся сильный ветер. Один из порывов едва не сорвал шляпу с головы Джакоба.

Джакоб успел ее подхватить и чуть не выронил из рук поводья. Он правил фургоном, и рядом с ним. как всегда, сидел верный Эл. Мальчишка болтал без умолку, засыпая Джакоба вопросами, на которые тот зачастую с трудом мог найти ответы. Многие вещи он пока так и не вспомнил, но память постепенно возвращалась к нему. Закрыв глаза, он часто видел перед собой бескрайние хлопковые поля, но никак не MOГ вспомнить, откуда пришло к нему это видение.

Он уже выяснил, что отлично держится в седле. но вот обращаться с коровами совершенно не умеет. Больше всего его огорчало то, что он никак не может вспомнить ничего о своих близких. Кто его родители? Был ли он женат? Как он ни напрягал память, ответов на эти вопросы он найти не мог. Он был точно уверен, что у него были женщины. Всякий раз, когда он касался Рэчел, в нем вспыхивало желание, и это ощущение казалось ему знакомым. Судя по возрасту, он вполне мог быть женат и у него вполне могли бы быть дети, но он совсем ничего не мог об этом вспомнить.

Налетел новый порыв ветра, и Джакоб с тревогой посмотрел вверх.

— Похоже, будет дождь, — сказал он Элу.

Может, будет, а может, и нет, — ответил мальчуган. — Мой отец рассказывал, что в этих местах часто бывают грозы без дождя. Сверкает молния, и гремит гром, а на землю не падает ни капли дождя. Из-за этого в прерии часто случаются пожары.

Джакоб нахмурился. Да уж, только пожара им не хватало.

— А где ваш щенок? — спросил Эл, озираясь по сторонам.

— Он увязался за Рэчел, которая отправилась навестить твою маму. Надеюсь, твоей маме поможет тот отвар, который приготовила моя жена.

— Папа говорит, что маме не нужны лекарства, — грустно произнес Эл. — Она сама изводит себя, скучая по дому, который мы покинули.

Черные тучи затянули все небо насколько хватал взгляд. Вокруг потемнело, хотя до вечера было еще далеко. Первые капли дождя застучали по крыше фургона. Натягивая свою шляпу глубже на лоб, Джакоб спросил у мальчика:

— Вы обычно останавливаетесь, когда начинается дождь?

— Специально мы не останавливаемся, но, если дождь будет сильным и дорогу размоет, чей-нибудь фургон обязательно увязнет, и все равно придется остановиться, — объяснил мальчик.

— И часто у вас такое случается?

— Да нет, не так уж часто. Правда, в Миссури один фургон так завяз в грязи, что мы так и не смогли его вытащить, как ни старались. Пришлось его там и оставить.

Дождь разыгрался не на шутку, к тому же поднявшийся ветер дул им прямо в лицо. Вода слепила глаза, и Джакоб уже с трудом различал дорогу. Рэчел все не возвращалась, и он уже начал о ней беспокоиться. Джакоб отлично знал, что его жена может о себе позаботиться даже лучше, чем он сам, но тем не менее напряженно вглядывался в серую мглу, надеясь разглядеть сквозь пелену дождя хрупкую фигурку верхом на лошади.

Внезапно яркая вспышка расколола небо надвое, а затем раздался страшный грохот. Казалось, гром гремит прямо над головами путников. Джакоб заметил, как испуганно сжался Эл при звуках грома, и обнял его за плечи, чтобы подбодрить.

— Джакоб, а у вас в фургоне есть какие-нибудь мешки? — спросил мальчик, когда грохот стих.

— Мешки? — переспросил Джакоб. — А зачем?

— Чтобы сбивать огонь, если от молнии вдруг загорится один из фургонов.

Джакоб не знал, что ответить мальчику, потому что точно не знал, что было в фургоне у Рэчел.

Но пока, похоже, пожар путникам не грозил, гораздо большую опасность представляла вода. Дождь потихоньку размывал дорогу, колеса начали вязнуть, а копыта лошадей скользили по жидкой грязи, и бедным животным все труднее становилось тащить повозки.

Наконец, как и предсказывал Эл, один из фургонов, ехавших впереди, остановился, окончательно увязнув в грязи. Другим никак нельзя было останавливаться, иначе их постигла бы та же участь, и те, кто ехал следом за застрявшей повозкой, стали съезжать с дороги, чтобы обогнуть это препятствие. Когда Джакоб поравнялся с увязнувшим фургоном, то они с Элом обнаружили, что беда приключилась с родителями Эла.

— Давайте я помогу вам! — воскликнул Джакоб и, передав поводья Элу, проворно спрыгнул на землю. Отец Эла, крепкий коренастый мужчина, изо всех сил толкал фургон сзади, пытаясь помочь лошадям вытащить его из грязи. Обернувшись к Джакобу, он ответил:

— Не надо, я сам справлюсь. Дело уже-пошло на лад.

— Тогда я просто сменю свою жену, — произнес Джакоб, направляясь к Рэчел, которая тянула за поводья лошадей, впряженных в фургон, помогая им выбраться из ямы, заполненной жидкой грязью.

— Рэчел! — окликнул ее Джакоб. — Перебирайся в наш фургон, а то Эл один не справится с лошадьми. Я попытаюсь помочь его родителям.

Но девушка ничего не успела ответить, так как в этот момент молния ударила совсем рядом с обозом. Животные, напуганные слепящей вспышкой света, заметались в панике, грозя перевернуть многострадальный фургон, а конь, на котором сидела Рэчел, встав на дыбы, метнулся в сторону и мгновенно исчез за плотной завесой дождя, унося на своей спине девушку.

Увидев случившееся, Джакоб, не теряя ни минуты, взобрался в свою повозку и, выхватив поводья из рук перепуганного Эла, крикнул ему:

— Слезай скорее и беги к своим родителям! Я поеду на поиски Рэчел.

Тревога сдавила сердце Джакоба, и он поминутно подгонял лошадей, которые и так уже бежали из последних сил. Джакоб свернул с дороги и направил лошадей в ту сторону, где мгновение назад скрылась из виду его жена. Дождь все не утихал, небо как будто разверзлось, и на землю обрушивались потоки воды. Джакоб не видел ничего на расстоянии вытянутой руки. Если жеребец сбросил его жену, то Джакоб мог не заметить ее, проехав всего в двух шагах. Но страх за жену гнал его вперед, и он продолжал бессмысленно колесить по прерии.

И вдруг в памяти отчетливо возникли картины прошлого. Когда-то он уже мчался по прерии, а сзади слышались звуки погони. Как наяву, он вдруг услышал голос брата, приказывавший ему скакать вперед во весь опор. И он поскакал вперед, а его брат остался, и еще какое-то время сзади до него доносились звуки выстрелов, а потом воцарилась тишина. Джакоб вспомнил, что тогда не было дождя, стоял сухой жаркий день, и он мчался вперед, не разбирая дороги, по потрескавшейся от жары земле. Он вспомнил, как его лошадь споткнулась и он, слетев с нее, лежал какое-то время на земле, оглушенный ударом, пока наконец не вспомнил о сумке с деньгами, которую доверил ему брат. С трудом приподнявшись и оглядевшись по сторонам, Джакоб обнаружил сумку неподалеку от себя и, подобрав ее, спрятал деньги за грудой камней. Едва он успел это сделать, как из-за холма показалась группа всадников. Подъехав к Джакобу, эти люди окружили его, и один из них закричал:

— Куда ты дел деньги?

— Я не знаю, о каких деньгах вы говорите, — ответил он.

Тогда один из них, высокий худощавый мужчина, спешился и со всей силы ударил его ногой в живот. Задохнувшись от боли, Джакоб согнулся пополам. Через мгновение на него посыпались новые удары. Последнее, что он услышал, теряя сознание, был чей-то возглас:

— Да вот же сумка! Этот негодяй спрятал ее за камнями.

Джакоб тряхнул головой, отгоняя ни к месту вернувшиеся воспоминания. Он так мечтал, что однажды к нему вернется память, но сейчас это его не интересовало. Беспокойство за Рэчел не давало ему думать ни о чем другом.

Почти час он безостановочно кружил по прерии в поисках своей жены, выкрикивая ее имя. Уже совсем стемнело, и дальнейшие поиски становились бессмысленными. Джакоб решил остановиться и попытаться развести огонь, чтобы хоть немного согреться и просушить мокрую насквозь одежду.

Он напряженно вглядывался в темноту, пытаясь определить, где находится. Прислушавшись, различил вдалеке шум воды. Значит, в поисках Рэчел он доехал до Зеленой речки. Недолго думая, Джакоб направился в ту сторону, откуда доносился шум. Дождь к этому времени почти совсем прекратился, но отыскать сухие дрова после такого потопа будет непросто, а на берегу должны быть заросли ивняка, и там наверняка можно набрать хворосту, чтобы разжечь костер.

Внезапно внимание Джакоба привлек странный звук, не то стон, не то плач. Джакоб не понял, откуда он доносился, и, оглядываясь по сторонам, он в отчаянии закричал в темноту:

— Рэчел! Рэчел! Где ты?

Звук повторился, и Джакоб понял, что это скулила собака. Он бросился к тому месту, откуда раздавался вой, как вдруг из темноты к нему выбежал щенок, тот самый, которого подобрала Рэчел. Подбежав к Джакобу, щенок вцепился зубами ему в брюки и стал нетерпеливо тянуть его за собой. В сердце Джакоба вспыхнула надежда, он знал, что с тех пор, как Рэчел привезла этого щенка, он неотступно следовал за ней по пятам. Может, он и сейчас отыскал свою хозяйку и зовет к ней на помощь.

— Ну что, приятель, ты знаешь, где Рэчел? Отведи меня к ней, — сказал Джакоб, наклоняясь к щенку, чтобы его погладить.

Словно поняв его слова, пес бросился обратно в ту сторону, откуда только что прибежал. Джакоб поспешил следом, боясь потерять его из виду.

Молитвы Джакоба наконец были услышаны, и из-за облаков показалась луна, осветившая все вокруг тусклым желтоватым светом.

Щенок метнулся в заросли ивняка, и Джакоб, не разбирая дороги, кинулся за ним, прикрывая лицо от острых веток. Выскочив на небольшую полянку, щенок остановился и оглянулся назад, нетерпеливо дожидаясь мужчину. Здесь, на этой полянке, Джакоб с ужасом увидел распростертое тело Рэчел. Она лежала совсем неподвижно, и у него от страха подкосились ноги.

Опустившись рядом с ней на колени, Джакоб дрожащей рукой попытался нащупать пульс у нее на шее.

— Рэчел, дорогая, девочка моя, ты меня слышишь? — позвал он, понимая, что не получит ответа. Она была без сознания, но он ощутил слабое биение пульса и на миг закрыл глаза. Она жива. Это главное. Она вся вымокла и замерзла, но он о ней позаботится.

Аккуратно ощупав все ее тело, Джакоб убедился, что кости целы. Бережно подняв Рэчел с земли, он понес ее через кусты к тому месту, где оставил фургон. Забравшись в повозку, он первым делом снял с Рэчел мокрую одежду и растер ее тело сухим полотенцем, надеясь согреть. Это не помогло, она по-прежнему оставалась холодной, как лед. Тогда, отбросив всякие сомнения, он разделся сам и лег рядом с ней, прижав ее к себе, чтобы согреть ее своим теплом.

И тут он услышал, как скулит щенок, который остался снаружи. Выглянув из фургона, Джакоб позвал его:

— Давай, малыш, залезай сюда. Ты тоже весь мокрый, и тебе не мешает погреться. — Он помог щенку взобраться в фургон, а потом вернулся к Рэчел, обеспокоенный тем, что она до сих пор не пришла в себя.

…Ветер с Зеленой речки дул в сторону Шарпсбурга, и к вечеру над городом сгустились свинцовые тучи. Испугавшись надвигающейся бури, люди попрятались по домам, улицы городка быстро опустели.

Джози Миллер торопливо шла по пустынной улице, с опаской оглядываясь назад. От самого салуна за ней по пятам шел какой-то незнакомец и, похоже, не собирался отставать. Это преследование не на шутку встревожило Джози, и она уже пожалела, что не осталась в салуне, чтобы дождаться Элли.

У девицы, с которой ее познакомила Элли, и впрямь оказалось множество нарядов. Нашлись даже такие, которые вполне могли бы сойти для бала Перримана, но вся беда была в том, что эта девушка оказалась совсем худенькой, и ее платья трещали на Джози по швам. Элли, которая неплохо управлялась с иголкой, уверила Джози, что сумеет как-нибудь это уладить. А когда выяснилось, что в шитье Джози ни чего не смыслит, Элли посоветовала ей отправиться в гостиницу и подождать там. И вот теперь она оказалась на темной улице совсем одна, и за ней следом шел какой-то подозрительный субъект.

Ускорив шаг, Джози направилась к магазину, надеясь, что там незнакомец не сумеет причинить ей вреда. Но ее преследователь разгадал ее намерение и, в два прыжка настигнув ее, зажал ей рот и затащил в узкий проулок за магазином. В темноте Джози не смогла разглядеть его лица. Он так крепко держал ее. что она не могла даже пошевелиться, не то что достать пистолет, спрятанный в кармане платья.

— Послушай меня, — угрожающе просипел незнакомец, — если ты хочешь, чтобы Кэллахен остался в живых, забудь об этом деле и возвращайся домой. Мы уже убрали его брата и, если ты нас вынудишь, уберем и его. Ты все поняла?

Джози извивалась изо всех сил, пытаясь освободиться от его железной хватки, и, наконец изловчившись, ударила его каблуком по колену.

— Ах ты, дрянь! — крикнул он и с силой отшвырнул ее от себя. Не удержавшись на ногах, Джози упала на землю, сильно ударившись головой о стену.

Когда она смогла наконец подняться, незнакомца уже и след простыл. Джози постояла немного, опираясь на стену, чтобы прийти в себя, а потом поспешила в конюшню, чтобы рассказать обо всем Кэллахену. Он предупреждал об опасности ее, а на самом деле ему нужно беспокоиться о себе. Перриману не нужна Джози, ему нужен Кэллахен.

Подойдя к конюшне, Джози услышала оттуда голос матери, которая разговаривала с Кэллахеном. Дверь была открыта, и в конюшне горел свет. В дверном проеме она увидела силуэт Уилла, который стоял с пистолетом в руке, облокотившись о косяк.

— Ваша дочь неплохо разбирается в медицине, вы не напрасно ее учили, — услышала Джози голос Симса. — Я обязан ей жизнью.

— Я знаю об этом. Но меня волнует совсем другое, — произнесла доктор Энни, и Джози смогла различить волнение во внешне спокойном тоне матери. — Когда я уезжала в Нью-Йорк, я оставила мою дочь здесь невинной девушкой… — Не закончив фразу, мать Джози вопросительно посмотрела на Кэллахена.

— Да, я это знаю, — ответил он после некоторого замешательства.

— Вы ведь понимаете, о чем я хочу вас спросить, мистер Кэллахен. Могу я сейчас; сказать про нее то же самое? — решительно спросила Энни. — Вы не должны обижаться на мой вопрос. Думаю, я имею право это знать.

Немного помолчав, Кэллахен сказал:

— Знаете что, доктор. Что бы ни происходило с Джози, могу вам сказать одно. Она поступает всегда так, как хочет сама, и не я, не вы не в силах этого изменить.

Тяжело вздохнув, доктор Энни произнесла:

— Я отлично знаю, как упряма и своенравна моя дочь, но я ума не приложу, что могло побудить ее помочь арестованному бежать из тюрьмы.

— Она не помогала мне, — попытался защитить девушку Кэллахен.

— Нет, неправда, я помогла тебе, — возразила Джози, входя в комнату. — И я собиралась помочь тебе проникнуть в банк Перримана, так что Уилл имеет полное право запереть меня вместе с тобой.

— Ну уж нет, Джози, — усмехаясь, ответил Уилл. — Не думаю, что это хорошая идея.

— И еще, мама, я хотела тебе сказать, что с Кэллахеном нас связывают только деловые отношения, не более того, — сказала Джози, обращаясь к матери.

— Разве ты не объявляла во всеуслышание, что вы собираетесь пожениться? — спросила доктор Энни, пристально глядя на дочь.

Этот прямой вопрос смутил Джози. Мельком взглянув на Кэллахена, она ответила:

— Да, я так говорила. Раз уж тебе передали мои слова, то ты должна знать, при каких обстоятельствах я это сказала. Мне пришлось соврать, чтобы спасти моего клиента от петли.

Ни о какой свадьбе и речи не может быть, — решительно вмешался Кэллахен в ее сбивчивые объяснения. — Я не собираюсь жениться на Джози. Ваша дочь спасла меня от смерти, и я до конца жизни буду ей за это благодарен. Я готов на все, чтобы ее отблагодарить, но от женитьбы меня избавьте. Я не создан для этого.

Слова Кэллахена глубоко задели Джози, но она не собиралась показывать, насколько неприятно было ей слышать это. К тому же ее волновало, как Энни отнесется к подобному заявлению Кэллахена, если узнает, что ее дочь влюблена в него. И тем не менее Джози не собиралась признавать поражение. Усмехнувшись, она как ни в чем не бывало произнесла:

— Ты сказал, что не создан для женитьбы? Но ты забываешь, что и я вовсе не собираюсь выходить замуж. Так что после того, как тебя оправдают, мы вполне можем продолжить жить с тобой во грехе.

Услышав слова дочери, доктор Энни, уже направлявшаяся к двери, остановилась и, бросив на дочь гневный взгляд, сказала:

— По-моему, вы стоите друг друга. Мне нечего добавить, я ухожу.

В этот момент в глазах у Джози потемнело, ноги подкосились, и она, потеряв сознание, упала на пол. Доктор Энни и Уилл еще не успели опомниться, а Кэллахен уже подхватил Джози на руки и бросился в сторону гостиницы.

— Остановись, Кэллахен! — воскликнул шериф, кидаясь за ним вслед. Доктор Энни, бледная от волнения, подхватила свой саквояж и поспешила за ними.

У дверей гостиницы Уилл нагнал Кэллахена.

— По-моему, тебя никто не выпускал, — проговорил шериф, задыхаясь от быстрого бега, — мы с Энни сами со всем справимся, а ты немедленно отправляйся назад.

— Сейчас не время болтать. Подержи лучше дверь, — процедил сквозь зубы Кэллахен, с тревогой глядя на побелевшее лицо Джози.

Внеся Джози в гостиницу, Кэллахен бережно положил ее в потертое плюшевое кресло, стоящее у входа, а сам опустился рядом с ней на колени.

— Джози, милая, что с тобой? — прошептал он дрожащим от страха голосом, не замечая никого вокруг.

Когда девушка открыла глаза, он с облегчением вздохнул и сжал ей руки.

— Господи, Джози, как же ты меня напугала. Что с тобой случилось?

Глядя на взволнованного Кэллахена, Джози улыбнулась:

— А говорил, что тебе все равно, что со мной происходит.

— Я такого никогда не говорил. Но почему все таки ты потеряла сознание? Ты не больна? — не мог успокоиться Кэллахен.

— Это все из-за тебя. Ты так грубо отверг мое предложение, что от расстройства я потеряла сознание. — Джози улыбнулась, надеясь, что ей удастся отшутиться и ее мама и Дэн не станут докапываться до правды. Если они только узнают о том, что на нее напал какой-то незнакомец, ее посадят под замок и не позволят даже носа высунуть на улицу. Уж она-то хорошо знает своих родителей.

— Дай я лучше тебя осмотрю, — произнесла Энни, озабоченно глядя на дочь, — что-то мне все это не нравится.

Джози вздохнула, отлично понимая, что спорить с матерью бесполезно.

— Вот здесь на голове сильный ушиб, — сказала доктор Энни, закончив осмотр. — Откуда он? Ведь ты не так уж сильно ударилась, когда падала? — спросила она.

— Но больше ему неоткуда взяться, — постаралась заверить ее Джози. — Значит, я ударилась сильнее, чем тебе показалось, только и всего.

— Ну хорошо, а сейчас давай поднимемся в твою комнату. Тебе нужно полежать. — И она протянула Джози руку, помогая подняться с кресла. — Ты можешь идти сама?

— Вполне могу, мне уже лучше, — ответила девушка.

— Я могу тебя отнести, — предложил Кэллахен, — ты уверена, что все в порядке?

— Ну уж нет, — вмешался шериф, доставая револьвер. — Ты арестован, и я отведу тебя туда, где ты должен находиться. — И он кивнул в сторону двери.

Кивнув на прощанье Джози, Кэллахен покорно позволил себя увести.

18

Джакоб лежал под одеялом рядом с Рэчел и крепко сжимал ее в объятиях. Никогда еще он не чувствовал себя таким беспомощным, даже тогда, когда очнулся в этом самом фургоне, ничего не помня о себе. С женщиной, которой он обязан жизнью, случилась беда, а он не знает даже, чем ей помочь.

Он знал, что она жива, он ощущал ее легкое дыхание, но его беспокоило то, что она до сих пор не пришла в себя.

Лежа под дождем, Рэчел промерзла до костей, и Джакоб делал все, чтобы согреть ее. Прижимая ее к себе, он растирал ей спину и плечи, стремясь изгнать из изящного тела сковавший ее холод. Никогда еще он не видел свою жену обнаженной, ни разу не касался ее нежной кожи. Сейчас она выглядела такой хрупкой и уязвимой, и Джакоб вдруг остро ощутил, что теперь их жизни неразрывно связаны и он должен защищать и беречь эту женщину, ставшую по воле судьбы его женой.

Джакоб прислушался, и ему вдруг показалось, что Рэчел совсем не дышит. До смерти испугавшись, он закричал в отчаянии:

— Рэчел, что с тобой? Дыши, я прошу тебя! Я не хочу тебя терять! — И, к своему удивлению, принялся покрывать ее лицо поцелуями.

— Я бы и сама рада вздохнуть посвободнее, но ты так сдавил меня, что я едва дышу, — ответила вдруг Рэчел, открывая глаза.

Джакоб поспешно отодвинулся от нее, испугавшись, что невольно причинил ей боль.

— Слава богу, ты наконец пришла в себя. Ты так замерзла, и я не знал, что делать. Я не придумал ничего лучше и решил согреть тебя своим телом, — сказал Джакоб, приподнимаясь. Но Рэчел обняла его, не желая отпускать от себя.

Не уходи, — прошептала она. — Я каждую ночь ждала, что ты придешь ко мне, а ты все не приходил. Наконец-то ты оказался в моей постели, и я не хочу, чтобы ты уходил. Твое место здесь, рядом с хвоей женой.

Слова Рэчел взволновали его, заставив его сердце биться быстрее, но он не мог позволить себе воспользоваться ее доверием.

— Но мы не настоящие муж и жена. Кто знает, что может случиться. Боюсь, что однажды мне придется уйти от тебя, не потому, что я этого хочу, а потому, что так сложится жизнь. Я начал кое-что вспоминать из своего прошлого, и то, что я вспомнил, мне совсем не понравилось.

Рэчел в испуге смотрела на него.

— Ты все вспомнил? — спросила она, моля бога, чтобы это было не так.

— Нет, просто в памяти стали всплывать какие-то обрывочные воспоминания.

В этот момент щенок, разбуженный голосами, выполз из своего угла и, радостно виляя хвостом, подскочил к Рэчел…

— Отправляйся на свое место, Моисей! — прикрикнул на него Джакоб, обрадовавшись возможности прервать тягостный для него разговор.

— Почему ты зовешь его Моисеем? — удивилась Рэчел.

— Этот щенок нашел сегодня верный путь, как когда-то Моисей, ведущий свой народ через пустыню. Я думаю, он заслужил это имя.

Рэчел рассмеялась, а затем обняла Джакоба и уже серьезно спросила:

— Что бы ни было с нами дальше, я хочу, чтобы сегодня ночью ты стал моим настоящим мужем.

— Рэчел, я страстно этого хочу, я мечтаю об этом.

Но что, если однажды мы узнаем, кто я, и правда тебе не понравится?

В ответ Рэчел лишь вздохнула. Она и так уже знала правду о том, кто он, но не это пугало ее. Она боялась, что в любой момент его могут арестовать, ведь объявления о розыске наверняка расклеены повсюду. Сегодняшняя ночь вполне могла оказаться их последней ночью вместе, и она не собиралась терять то немногое, что у них было.

Она потянулась к Джакобу, обняла его за шею и привлекла к себе. Когда он нежно поцеловал ее губы, ей показалось, что по жилам заструился жидкий огонь. Джакоб прижался к ней, и Рэчел ощутила всю силу его желания. Он покрывал ее кожу мягкими поцелуями, спускаясь все ниже. Когда он коснулся губами ее груди, Рэчел застонала. Ничего подобного она не испытывала никогда в жизни.

— Ты восхитительна, Рэчел, — шептал прерывающимся голосом Джакоб. — Я умираю от желания.

Рэчел уже была замужем и прекрасно знала, что такое супружеская близость, но ни разу за годы своего брака она не испытывала и доли той страсти, что охватила ее теперь в объятиях Джакоба. Ее бывший муж обычно скатывался с нее после нескольких конвульсивных движений и тут же засыпал. Теперь все было по-другому.

Джакоб двигался медленно, с удивительной нежностью. Когда же он останавливался, покрывая ее тело поцелуями, она начинала сама нетерпеливо двигаться ему навстречу, не в силах больше выносить эту сладкую пытку. Она и подумать раньше не могла, что можно так желать мужчину и что близость с ним может быть так волнующе прекрасна.

— Джакоб, пожалуйста, я хочу… — начала она, но не смогла больше говорить, потому что по ее телу вдруг разлилась волна жаркого блаженства, накрывшая ее с головой. Выгнувшись ему навстречу, Рэчел не смогла сдержать крик наслаждения. В ответ Джакоб издал приглушенный стон. Она почувствовала, как его тело напряглось и он достиг пика страсти почти одновременно с ней.

Потом они долго лежали молча, не разжимая объятий.

— Я несколько лет была замужем, но даже не догадывалась, что ощущает женщина, когда ее любит мужчина. Ничего подобного я в жизни не испытывала, — прошептала Рэчел, с любовью глядя на своего мужа.

— Я рад это слышать. И думаю, что смогу сегодня ночью удивить тебя чем-нибудь еще. Вот только схожу распрягу лошадей, им ведь нужно отдохнуть. — Джакоб ласково погладил Рэчел по лицу и поднялся, чтобы выйти из фургона.

Щенок, который высунулся вслед за ним, тут же вернулся назад весь промокший. Дождь начался снова, и Рэчел с тревогой подумала, как же они продолжат свой путь, если все дороги раскиснут. Но она скоро забыла о своих тревогах, думая о том, что только что произошло между ними.

Когда Джакоб вернулся, он был насквозь мокрый, вода лила с него ручьями.

— Да ты совсем замерз! — воскликнула Рэчел, ласково глядя на него. — Теперь моя очередь тебя согреть. Иди скорее ко мне.

Когда забрезжил рассвет, Рэчел и Джакоб сидели бок о бок и кормили друг друга консервированными персиками из банки, которую купила Рэчел. Время от времени Джакоб ловил руку своей жены и слизывал с ее пальцев сладкий сок. Когда Рэчел смотрела на него, ее глаза лучились счастьем. Никогда в жизни ей не было так хорошо, и она молилась про себя, чтобы их счастье продлилось как можно дольше.

Наконец они улеглись спать, так и не открыв друг другу своих секретов. Рэчел не решилась рассказать Джакобу об объявлении, а он, в свою очередь, побоялся рассказать ей о своих воспоминаниях.


Как только рассвело, Уилл поспешил в гостиницу, чтобы проведать Джози. Подойдя к гостинице, он увидел Элли, торопливо сбегавшую с крыльца.

— Привет, Элли, — окликнул он ее. — Куда торопишься в такую рань?

— В салун. — Увидев его недоумение, она поспешила все объяснить: — Ты только не подумай, что собираюсь вернуться к старому. Просто одна девушка обещала перешить для Джози бальное платье.

— Прости меня, Элли. — Он разозлился на себя за то, что позволил ей заметить свое удивление. Ее наверняка обидели его подозрения, пускай и невысказанные. — Я совсем не думал ни о чем таком.

— Неправда, — грустно возразила Элли. — Это было написано у тебя на лице.

— А как дела у Джози? — поспешил шериф сменить тему.

— У нее все в порядке. Она еще спит.

— Тогда я, пожалуй, провожу тебя, если позволишь.

— Это ни к чему. Не стоит, чтобы тебя видели со мной, — ответила Элли и повернулась, чтобы идти дальше.

— Постой! — воскликнул Уилл, поймав ее за руку. — Не говори глупостей и не делай поспешных выводов. Просто, если тебе нужны деньги, я мог бы тебе помочь.

Элли слишком часто приходилось слышать что-то подобное, и, когда Уилл это сказал, она резко обернулась, с упреком глядя на него.

— Ты что, хочешь меня купить? Как ты можешь, Уилл!

— Конечно, нет. Я же говорю, что ты торопишься с выводами. Ничего подобного у меня и в мыслях не было. Поверь, я отношусь к тебе совсем по-другому. — Уилл вдруг растерялся, не зная, что сказать дальше. На секунду замявшись, он продолжил: — Я сам себя не понимаю. С тех пор как мы поговорили с тобой тогда вечером, я смотрю на тебя другими глазами. Я мечтаю о том, чтобы быть с тобой, но я не собирался тебя покупать, поверь мне.

И, прижав Элли к себе, он нежно ее поцеловал. Не веря, что сбываются ее самые, сокровенные мечты, Элли неловко обняла его, отвечая на его поцелуй.

Наконец она немного отстранилась и, смущенно глядя на него, спросила:

— Мужчины, с которыми я встречалась, предпочитали не тратить время на поцелуи. И я совсем не умею целоваться. Я сделала что-нибудь не так?

— Элли, успокойся, все просто замечательно.

— Вот и отлично, — улыбнулась девушка, — а теперь мне нужно идти, а то Джози так и останется без бального платья. Кстати, я и себе надеюсь что-нибудь подобрать. Мне тоже очень хочется туда пойти.

— Я был бы очень рад, если бы ты пришла туда. Мы с тобой уже немного попрактиковались в поцелуях, а там мы могли бы попрактиковаться в танцах. Я знаю, что ты прекрасно танцуешь. Ты могла бы по учить меня, правда, тебе придется немало повозиться. По-моему, проще выучить танцевать медведя.

— Ничего, я думаю, мы справимся, — со смехом ответила Элли, увлекая Уилла за собой.


…Джози совсем не хотелось спускаться к обеду, но мама и дедушка настояли на своем, и теперь вся семья собралась за столом, ожидая, когда им подадут суп.

— Когда же ты наконец собираешься выполнить обещание, данное фермерам? — спросил Дэн, обращаясь к Джози.

— Честно говоря, я надеялась, что ты договоришься с ними сам. Тебе они скорее поверят, — ответила Джози.

— Я думаю, что так действительно будет разумней, — сказал Дэн, кивая головой. — Но что-то это на тебя не похоже. Обычно ты хочешь все делать сама. Что с тобой случилось, ты чем-то расстроена? — И он с волнением взглянул на дочь.

Мистер Синклер тоже пристально посмотрел на внучку.

— Похоже, твои мысли где-то очень далеко. Что тебя тревожит, детка, расскажи нам. Давай разберемся все вместе.

В ответ Джози только печально покачала головой.

— Я кажется догадываюсь, в чем дело, дочка. Ты ведь расстраиваешься из-за Кэллахена, я права? — мягко спросила доктор Энни.

Не поднимая глаз, Джози утвердительно кивнула.

— Он не виновен в этой краже, и, надеюсь, я уже сегодня смогу это доказать. Но вот что будет потом, я не знаю, — ответила девушка, с трудом сдерживая слезы. Она слишком долго хранила все в себе. И теперь ей захотелось поделиться своими переживаниями с людьми, которым она безоговорочно доверяла.

— Ты любишь его, да? — спросил Дэн, беря ее за руку.

— Мне кажется, да. Но это ничего не меняет. Мне не на что надеяться. Как только Уилл отпустит его, он отправится на поиски своего брата, и я никогда его больше не увижу.

— Значит, ты должна ехать вместе с ним, — сказала доктор Энни, с нежностью глядя на дочь.

— Но ты же слышала, мама! Он сказал, что вообще никогда не собирается жениться.

— И ты хочешь сказать, тебя это остановит? Я так не думаю, — возразила Энни.

Джози с удивлением смотрела на мать. Она никак не ожидала услышать от нее подобное.

— Но как же моя работа? Ведь я не смогу быть адвокатом. Вы так мечтали о том, чтобы я чего-нибудь добилась в жизни, а я не оправдаю ваших надежд. Любина была права. — Джози готова была разрыдаться. — Симc Кэллахен на самом деле дьявол. Лучше бы мне вообще с ним не встречаться.

Энни обняла дочь за плечи, пытаясь успокоить ее.

— Послушай, Джози, четырнадцать лет назад я приехала сюда, на Запад, чтобы доказать всем, что женщина может всего в жизни добиться сама. И когда я встретила твоего отца, я очень боялась, что он помешает осуществлению моей мечты, что он не даст мне реализовать мои возможности. Но все вышло наоборот. Он дает мне силы бороться, с его поддержкой я добилась гораздо большего, чем если бы была одна. И я благодарна судьбе, что встретила его.

Услышав ее слова, Дэн улыбнулся.

— Ты можешь гордиться своей матерью и брать с нее пример, Джози, — сказал он. — Никто не заставляет тебя быть адвокатом. Главное, чему мы старались научить тебя, это то, что любой человек может добиться в своей жизни всего, чего захочет, главное — приложить к этому усилия. И ты можешь стать тем, кем захочешь. Когда Кэллахена оправдают, ты можешь отправиться с ним туда, куда захочешь, хоть на Аляску добывать золото. Главное, чтобы у тебя было свое дело, которое ты любишь. А теперь вытри слезы, нам пора собираться на бал к Перриманам. Судья Мак-Спаррен наверняка уже там, а мне хотелось бы кое-что с ним обсудить. Я уже объявил фермерам, чтобы завтра с утра они собирались у банка Перримана, и хочу, чтобы судья тоже присутствовал там.

Спасибо тебе, папа, — сказала Джози, поднимаясь со стула. — Наши с Элли платья еще не готовы, так что мы подъедем попозже.

— Хорошо, — кивнула доктор Энни. — И помни, Джози, что бы ты ни сделала, мы всегда на твоей стороне. Но, пожалуйста, не устраивай больше никаких побегов. Судья Мак-Спаррен вряд ли одобрит методы, которыми ты защищаешь своего клиента.

— Да, это уж точно, — вздохнула Джози. А про себя добавила: «Он точно не стал бы со мной церемониться, если бы узнал, что я собираюсь взломать сейф Перримана».

Направляясь к выходу, Джози остановилась перед зеркалом. Она все еще выглядела бледной, но, слава богу, никто не узнал о нападении. Она никому не позволит остановить себя и сумеет найти доказательства вины Перримана. В этом Джози ни секунды не сомневалась.


В прерии уже ярко светило солнце и день был в разгаре, когда Рэчел наконец проснулась. Оглядевшись, она увидела Джакоба, который уже поднялся и теперь натягивал свою рубашку.

— Ты выспался? — спросила она его, зевая.

— Да, пора уже подумать о завтраке. Персики, конечно, очень вкусные, но хотелось бы чего-нибудь посущественней. Ты отдыхай, а я приготовлю еду и накормлю тебя, — ответил он, отдергивая полог, которым был завешен вход в фургон.

Спрыгнув на землю, он обнаружил, что все вокруг основательно намокло и костер развести будет совсем непросто. Вздохнув, он направился к берегу реки, надеясь собрать там хвороста.

Набрав охапку веток, он возвращался к фургону, когда случайно вышел на полянку, где накануне обнаружил Рэчел. Посреди поляны валялось седло. Подпруга лопнула во время бешеной скачки, поэтому Рэчел и упала с лошади. Она была прекрасной наездницей и, если бы не проклятое седло, вполне могла бы удержаться. Джакоб поблагодарил бога, что с ней не случилось ничего серьезного, и поспешил к фургону, чтобы поскорее приготовить завтрак.

Подойдя, он услышал голос Рэчел, которая разговаривала с собакой.

— Раз я разрешила один раз поспать на моем покрывале, это не значит, что теперь здесь твоя постель, Моисей, — со смехом говорила Рэчел. — Давай выбирайся из повозки и помоги своему папочке. А мне нужно одеться. Мое старое платье все промокло и измялось, а я хочу, чтобы мой муж видел меня красивой. Не смотри на меня с такой обидой, Моисей, я найду тебе другую подстилку.

Джакоб улыбнулся. Из Рэчел выйдет отличная мать, жаль, что у нее нет детей. При мысли об этом его вдруг прошиб холодный пот. Они целую ночь занимались любовью, вдруг она забеременеет!

Сквозь откинутый полог фургона он увидел Рэчел, которая стояла в рубашке, надевая нижнюю юбку. Заметив его взгляд, девушка испуганно отпрянула назад. Они были близки всю ночью, но теперь, с приходом дня, она вдруг почувствовала себя неловко.

Чтобы не смущать ее, Джакоб отвернулся и стал сосредоточенно заниматься костром. Он похлопал себя по карманам в поисках спичек, а потом, вспомнив, что в мешке у Рэчел было несколько коробков, сунул руку под сиденье фургона и вытащил оттуда сумку. Внутри он нащупал смятый листок бумаги. Он вытащил его и, разгладив, прочитал:


За совершение ограбления разыскиваются

Симc и Бен Кэллахены из Шарпсбурга.

Вознаграждение за их поимку гарантировано.

Все сведения сообщать шерифу Уиллу Спенсеру,

Ларами, штат Вайоминг.

Преступники вооружены и очень опасны.


Это разыскивали его, Джакоб в этом не сомневался. Он перечитал объявление несколько раз. Рэчел упоминала, что он называл в бреду имя Симc. Но ограбление? Неужели он, Джакоб, в этом замешан? Хотя ведь его имя не Джакоб. Его зовут Бен, Бен Кэллахен. Теперь все то, что он вспомнил, обретало смысл. Он увозил краденую сумку с деньгами, а его догнали и, отобрав ее, бросили умирать в прерии.

Но что же случилось с его братом? Он ничего не помнил о его судьбе.

Но почему Рэчел ничего ему не сказала? Она ведь обо всем догадалась, иначе зачем ей хранить это объявление.

Он все еще стоял, неподвижным взором уставившись в объявление, когда Рэчел выглянула наружу и окликнула его. Он поднял на нее взгляд, и когда она увидела, что он сжимает в руках, ей захотелось закричать от отчаяния. Ну почему, почему она не выбросила эту проклятую бумажку?

— Ты все знала? Все знала и молчала? Как ты могла? — Бен сурово смотрел на женщину. — Когда ты нашла это?

— Прости меня, я сама узнала совсем недавно. Я сорвала эту бумажку, когда ездила за продуктами в последний раз. Я все собиралась тебе сказать, но никак не могла решиться. Я боялась, что ты сразу уедешь, бросишь меня. — И, уткнувшись в ладони, она горько заплакала.

— Не надо плакать, Рэчел, успокойся. Но ты, конечно, понимаешь, что теперь я не могу здесь оставаться, мне нужно найти брата. Я отыщу кого-нибудь, кто будет помогать тебе на твоей ферме, пока я не вернусь.

— Но тебя наверняка схватят, здесь же обещана награда!

Бен внимательно посмотрел на нее. Она была прекрасна в новом светло-зеленом платье, которого он еще ни разу на ней не видел. Она не надела свою шляпу, и ее длинные волосы цвета меда свободно рассыпались по плечам. Ее губы немного припухли от его поцелуев, и больше всего ему сейчас хотелось сжать ее в объятиях и никуда не уезжать. Эта женщина принадлежала ему, и ему больно было даже думать о разлуке.

Он не имел на это права. Эта чудная женщина Джакоба Кристофера, простого и честного парня, а не Бена Кэллахена, которого разыскивают за вооруженное ограбление. Бен должен уйти, даже если это разобьет ему сердце. И ей тоже.

— Я знала, что ты покинешь меня, с того самого момента, как прочитала это объявление. Я не буду задерживать тебя, уезжай прямо сейчас. И не нужно никого искать мне в помощь, я и сама со всем справлюсь. Я хочу сказать тебе на прощанье, что, хотя я и была замужем пять лет. сегодня ночью я впервые поняла, что такое любовь. Если сможешь, возвращайся ко мне, я буду тебя ждать… Бен. — Она с заметным усилием произнесла это имя.

Бен медленно подошел к лошади, так же медленно оседлал ее и вскочил на нее. Его взгляд был полон отчаяния и боли, когда он оглянулся на Рэчел.

— Я не знаю, почему так случилось. Поверь, мне так же плохо, как и тебе, — сказал он с грустью. — Я уезжаю теперь, когда ты, может быть, уже носишь моего ребенка.

— Об этом можешь не беспокоиться, — печально ответила Рэчел. — У меня не может быть детей. Я всегда очень переживала из-за этого. Так что спокойно возвращайся в свою жизнь, но, пожалуйста, не забывай меня и еще помни, что дни, которые мы провели вместе, были самыми прекрасными в моей жизни.

— Я ни за что не брошу тебя одну на произвол судьбы. Сейчас мы догоним обоз, и я попрошу кого-нибудь позаботиться о тебе до моего возвращения. Как только смогу, я вышлю тебе деньги, чтобы ты могла нанять себе помощников.

Когда он говорил о деньгах, ему в голову вдруг пришла отличная идея. За его поимку обещают вознаграждение. Эти деньги должны достаться Рэчел, его ведь все равно поймают, как только он попытается что-нибудь разузнать о своем брате. Его ищет какой-то шериф Спенсер из Ларами. Бен не имел ни малейшего представления, где находится этот город, но впереди был форт Бриджер, вот туда им и следует отправляться.

— Собирайся скорее, мы едем в форт Бриджер, — сказал он Рэчел. — Я кое-что придумал.

В глубине души он очень надеялся, что скоро все разъяснится. Он не мог поверить, что был вором.

Если бы только он мог еще что-нибудь вспомнить!

19

Узнав о том, что он задумал, Рэчел всю дорогу, пока они ехали до форта, пыталась убедить его отказаться от этой затеи.

— Нет, не проси меня, Джакоб. — Она не заметила сама, как стала называть его прежним именем, к которому привыкла. — Я ни за что не соглашусь отвести тебя к шерифу. Что ты такое придумал, мне не нужны эти деньги, если тебя арестуют. Если хочешь знать, я ни капли не верю, что ты — вор.

— Я тоже не могу себе такого представить, — устало отвечал Бен. — Но, похоже, мы с тобой ошибаемся.

Он так и не рассказал ей о том, что вспомнил, как он увозил сумку с деньгами, а за ним по пятам гнались вооруженные люди.

— Я все равно не соглашусь выдать тебя, — упрямо твердила Рэчел.

— Тогда я сдамся сам.

. Девушка схватила его за руку и, умоляюще глядя на него, воскликнула:

— Что бы ты ни говорил, я все равно считаю тебя своим мужем, и я хочу быть с тобой! Мне не нужна моя ферма, я уже и забыла о ней. Давай поедем дальше на запад, туда, где никто не сможет нас найти.

— Мы не сможем найти такого места. — Он очень хотел, чтобы она была счастлива, но обманывать ее он не мог. — И даже если бы мы отыскали укромный уголок, я не хочу всю жизнь прожить в страхе, прячась за твою юбку. Я должен узнать правду, пойми, и я должен узнать о судьбе своего брата.

Ему приходилось разрушать ее мечты, но он не видел для себя другого выхода.

— Тогда я поеду с тобой в форт и буду ждать тебя там. — Она упорно не хотела сдаваться.

Обняв Рэчел, Бен привлек ее к себе.

— Твое ожидание может затянуться. Меня, скорее всего, посадят в тюрьму на долгие годы. Лучше ты забирай деньги и возвращайся к себе на ферму. Я найду тебя там, если все будет хорошо. Я так мечтал поехать туда с тобой, а теперь видишь, как получается…

— Но сколько мне придется ждать? — горько спросила она. — Год? Пять? Десять? Сколько?

Он отлично все понимал. С его стороны просить ее подождать было нелепо, несправедливо по отношению к ней.

— Ты права, тебе нужно продолжать жить, выкинув меня из головы. Самое лучшее для тебя — найти кого-нибудь, кто сумеет всегда быть рядом с тобой. Ты должна забыть обо мне.

Ничего не ответив, Рэчел сгорбилась и закрыла лицо руками. За весь остаток пути она не произнесла больше ни слова.

В полдень они добрались до форта. Перед воротами Бен остановил фургон и посмотрел на свою жену. Он хотел сказать ей, как сильно любит ее, но не смог. Он понимал, что они уже никогда не будут вместе, так зачем причинять ей лишнюю боль.

Он постучал в ворота и попросил проводить их к главному офицеру форта. Он собирался попросить, чтобы Рэчел выделили людей, которые могли бы проводить ее до фермы. А заплатить за это она сможет из денег, которые получит как вознаграждение за его поимку.

Обернувшись к Рэчел, Бен взял ее руки в свои и прижал к груди.

— Прости меня за все, я никогда не забуду того, что ты для меня сделала. Ты дала надежду на будущее человеку, у которого не было прошлого. Поверь, я теперь даже жалею, что мое прошлое возвращается ко мне. Без него мне было куда лучше. — И, вспомнив брата Джошуа, он криво усмехнулся: — Что ж, будем считать, что такова божья воля.

Рэчел сняла свою шляпу и прижала руки к вискам. Она выглядела совсем измученной. Ее лицо исказила горькая усмешка, больше напоминавшая гримасу боли:

— Ты забыл, Джакоб, меня считают язычницей.


Кэллахен сидел на своей койке, напряженно размышляя, что же ему делать дальше, когда его внимание привлек стук копыт, донесшийся с улицы. Подтянувшись к крохотному оконцу в стене, он выглянул наружу и увидел приближающийся экипаж, который остановился, подъехав к гостинице.

Из гостиницы вышли две женщины и направились к этому экипажу. Кэллахен с трудом узнал в одной из этих элегантных дам Элли. На ней было голубое платье со шнуровкой, украшенное лентами, которое ей удивительно шло. Когда же Кэллахен перевел взгляд на спутницу Элли, то не сумел сдержать возгласа удивления, узнав Джози. Она была одета в бледно-розовое платье с глубоким декольте, даже чересчур глубоким, как показалось Кэллахену. На талии оно было украшено цветком из розового бархата, и такие же цветы, но поменьше, были вышиты вдоль линии декольте. Платье обтягивало фигуру Джози, подчеркивая все изгибы ее тела, а юбка с турнюром была такой узкой, что сковывала движения девушки. Кэллахену еще ни разу не приходилось видеть Джози в таком изысканном наряде, и, с восхищением глядя на нее, он не мог поверить, что когда-то эта светская красавица стонала в его объятиях.

Джози не привыкла одеваться подобным образом, и было видно, что она неловко чувствует себя в этом платье. Она выглядела бесподобно, Кэллахен не мог этого отрицать, но, когда он увидел, как она семенит к экипажу, путаясь в подоле своего слишком узкого платья, он не смог сдержать улыбки.

Кучер распахнул дверцу кареты и, подав Элли руку, помог ей подняться внутрь, а потом обернулся к Джози, но девушка предпочла обойтись без его помощи. Приподняв свою юбку, она села в экипаж.

Кэллахен видел, что доктор Энни и Дэн с младшей дочерью уехали еще в полдень, а мистер Синклер до сих пор не показывался. Кэллахен надеялся, что дед Джози или Уилл будут сопровождать девушек, но, похоже, они собирались ехать одни. Он сжал кулаки от злости. Он ведь предупреждал об опасности, которая угрожает Джози, почему же ее родные позволяют ей ехать одной? Элли не в счет, если что-нибудь случится, она ничем не сможет помочь. С ними должен быть кто-то из мужчин.

Кэллахен в ярости ударил кулаком по стене. Женщина, которую он любит, в опасности, а он не может ее защитить.


— Я прошу тебя, Джози, постарайся не слишком быстро двигаться. Ты ведь знаешь, что платье держится на честном слове. Одно неловкое движение, и оно расползется по швам, — сказала Элли, с волнением посматривая на Джози. Она уже не успевала дошить наряд для Джози, и кое-что пришлось просто подколоть булавками. — Я думаю, мне стоит стать портнихой, а не открывать ресторан. С шитьем я явно справлюсь лучше, чем с готовкой, — продолжала она.

— Что ж, это тоже неплохая идея, — рассеянно одобрила Джози. Сейчас ее мысли были заняты совсем другим.

Заметив, что подруга чем-то озабочена, Элли поинтересовалась:

— Что тебя тревожит, Джози, ты сама не своя. Мы ведь едем на бал, не забывай. Там не место для грустных мыслей.

— Я действительно волнуюсь. Мне надо было отправить тебя вместе с Энни и Дэном, — ответила Джози.

— Но почему? — удивилась Элли.

— Вчера, когда я вышла из салуна, кто-то следил за мной. — Она не решилась рассказать о нападении даже Элли, чтобы не напугать ее. — А теперь ты еще засунула меня в этот тесный корсет, в котором я и вздохнуть толком не могу. Ты что, не могла найти корсет посвободнее?

— Джози, потерпи. Я понимаю, что тебе неудобно, но по-другому ты бы не влезла в это платье. Оно было на размер меньше, чем тебе нужно. Мне и так пришлось его расшивать, а времени у нас было в обрез, сама знаешь. — И тут Элли спохватилась: — А что ты имела в виду, когда сказала, что за тобой следили? С чего ты это взяла?

Джози все-таки не могла скрывать от подруги правду, ведь опасность могла грозить и Элли.

— Меня остановил мужчина и сказал, чтобы я не давала фермерам денег. Он угрожал мне, ты понимаешь? — наконец объяснила Джози. Она почувствовала облегчение от того, что смогла хоть с кем-то поделиться своими тревогами.

Элли действительно не на шутку встревожилась.

— Ты рассказала об этом Уиллу? — спросила она, глядя на Джози расширенными от страха глазами.

Нет, я никому не рассказывала. Я толком не разглядела, кто это был, так что Уилл ничем не мог бы помочь. Но ты не волнуйся, ничего не случится, с нами ведь кучер. Единственное, что может причинить мне вред сегодня вечером, так это тесный корсет. Никогда больше не надену это орудие инквизиции. Из чего он хоть сделан? — спросила Джози, надеясь отвлечь Элли, которая выглядела слишком напуганной.

— Из китового уса и стальных пластин. Девушки любят такие корсеты, потому что они отлично утягивают талию, и на этом фоне пышные бедра смотрятся соблазнительней. Но не пытайся заговорить мне зубы. Я так понимаю, что ты что-то задумала? Расскажи мне, может, я смогу тебе помочь?

— Ничего я не задумала, — чуть пожала обнаженными плечами Джози. — Просто хочу осмотреться в доме Перримана. Где-то там должны быть украденные деньги и драгоценности. Если я найду их, то это будет лучшим доказательством, что Кэллахен невиновен.

Элли попала в точку. У Джози действительно имелась одна идея, но сейчас она вдруг начала сомневаться в том, что собиралась сделать. Взламывать сейф Перримана — это настоящее преступление, и если ее поймают, на этот раз у нее не будет никаких оправданий. Но Джози тут же поспешила отогнать все сомнения, другого выхода не было. Когда она была маленькая, ей приходилось нарушать закон, чтобы выжить. Теперь же она пойдет против закона, чтобы спасти другого человека, мужчину, которого она любит. Мысль о том, что она, как адвокат, должна стоять на страже закона, как-то не пришла ей в голову. Но что еще можно ожидать от влюбленной женщины!

Она сожалела, что не могла переговорить с Кэллахеном, посоветоваться с ним. Ей так не хватало его поддержки. Впрочем, она все равно не решилась бы посвятить его в свой план. Он наверняка запретил бы ей так рисковать и чего доброго рассказал бы обо всем Уиллу, а уж тот бы нашел способ, чтобы ей помешать. Нет, она должна сделать все сама.

Она найдет эти деньги, а главное — драгоценности. Кэллахена выпустят из тюрьмы, а потом… О том, что будет потом, ей совсем не хотелось думать. Когда-то она клялась, что ни один мужчина не заинтересует ее, что она никогда не выйдет замуж. .

Ну что ж, в том, что касается замужества, она свою клятву, похоже, не нарушит. Кэллахен ясно дал понять, что жениться на ней не собирается.

Погруженная в свои тревожные размышления, Джози не заметила, как они доехали до дома Перримана.

— Джози, мы на месте, — окликнула ее Элли.

Джози распахнула дверцу экипажа и, подхватив подол платья, спустилась на землю. Слава богу, что Элли успела пришить к подолу пышную оборку, чтобы спрятать разбитые дорожные башмаки Джози, ведь бальных туфель ей так и не удалось отыскать. У дверей их встретил сам хозяин дома.

— Добрый вечер. Вы так задержались, я уже потерял надежду вас сегодня увидеть, — произнес он, радушно улыбнувшись.

— Мы уже тоже не надеялись, — подтвердила доктор Энни, подходя к дочери. Увидев платье Джози, доктор Энни замерла на месте.

— Мамочка, ты только посмотри на это платье, — зашептала Лаура, разглядывая старшую сестру. — Джози вот-вот вывалится из него.

Мне тоже так кажется, — ответила доктор Энни, строго глядя на Джози. — Любопытная вещица, где ты взяла ее? Не думаю, чтобы в местном магазине продавались подобные платья.

— Ты права, мама. Очень симпатичное, правда? — произнесла Джози, оглядываясь по сторонам. — Я одолжила его у одной знакомой. Правда, Элли пришлось кое-что переделать.

Взглянув на Перримана, Джози сказала:

— Спасибо вам за приглашение. Думаю, это будет великолепный бал.

— Я в этом не сомневаюсь, — самодовольно усмехнулся хозяин. — И я рад, что вы приехали, мисс Миллер. Хочу вам сказать, что сожалею о том, что вас задержали возле моего банка вместе с этим беглым преступником. Не сомневаюсь, что он принудил вас прийти туда.

— Вы знаете, — начала было Джози, но доктор Энни поспешно перебила ее:

— Джози, а где дедушка? — Энни сочла, что ей лучше вмешаться, пока дочь не наговорила глупостей.

— А разве он не здесь? — удивилась девушка. — Наверняка играет где-нибудь в покер. Пойду его поищу. — И Джози развернулась, чтобы уйти. В этот момент заиграла музыка.

— Подождите, мисс Миллер, — окликнул Джози Перриман. — Ваш дедушка наверняка решил опробовать мой новый бильярдный стол. Не стоит ему мешать, лучше потанцуйте со мной. Вы позволите пригласить вас на танец? — спросил он, протягивая ей руку.

Джози вовсе не хотелось танцевать, но отказаться было бы невежливо, и, подавив вздох, она согласилась. Перриман вывел ее в центр зала и, поклонившись, обнял за талию. Кружась в танце, Джози украдкой оглядывала дам, что танцевали вокруг нее, надеясь увидеть на ком-нибудь камею, о которой говорил ей Кэллахен. Но такого украшения не было ни у кого в зале.

— Я знаю, что вы защищаете этого Кэллахена, — вкрадчиво начал Перриман. — Вы думаете, это разумно? Я имею в виду, по отношению к вашим родителям. Я хочу сказать, что вы принадлежите к уважаемой семье, и мне бы не хотелось, чтобы вы портили репутацию своих родителей, связываясь с этим преступником. У вашего отца большое будущее, а вы своими неосмотрительными поступками можете серьезно ему навредить.

— Вы мне угрожаете, мистер Перриман? — прямо спросила Джози.

— Ну что вы, милая, — не растерялся банкир. — Это всего лишь предупреждение.

Джози совсем не нравился этот разговор, и она с нетерпением ожидала окончания танца.

— Я всего лишь адвокат, — сказала она. — И я должна защищать тех, кто в этом нуждается. А где миссис Перриман? Я хотела бы выразить ей благодарность за чудесный праздник.

Музыка закончилась, но мистер Перриман, похоже, не собирался отпускать руку Джози.

— Моя жена не очень хорошо себя чувствует и присоединится к нам позже, — продолжая улыбаться с притворным радушием, он вдруг до боли сжал руку девушки и процедил сквозь зубы: — Только попробуй еще раз помешать мне, маленькая воровка. Я никому не позволю стоять у меня на пути.

Джози попыталась вырвать у него руку, но он крепко держал ее.

— Я ни на секунду не поверил, что Кэллахен похитил тебя. Если ты не уберешься из этого города и с моего пути, то пожалеешь.

— И что вы можете мне сделать?

— Когда я стану губернатором, то найду способ уничтожить тебя и твою семью. Запомни, что за твои выходки придется расплачиваться твоим родителям. — С этими словами он как ни в чем не бывало поклонился и, выпустив наконец ее руку, проводил к родителям. — Доктор Энни, мистер Миллер, возвращаю вам вашу очаровательную дочь, — сказал он с улыбкой. — А теперь позвольте мне ненадолго покинуть вас. Я должен проведать свою жену, она неважно себя чувствует.

— Может, мне стоит осмотреть ее? — поспешила предложить свою помощь доктор Энни.

— Нет, не стоит беспокоиться. У нее мигрень. Надеюсь, ей скоро станет легче, — сказав это, мистер Перриман поспешно удалился.

Дэн, нахмурившись, смотрел на Джози.

— О чем вы беседовали с этим типом, Джози? У тебя было такое лицо, как будто он говорит тебе какие-то гадости.

— Нет, папа, все нормально, — поторопилась Джози успокоить отца. Если только Дэн узнает об этом разговоре, он тут же велит ей уехать с праздника, а это нарушило бы все планы девушки.

Еще раз оглядев роскошный зал, Джози подумала, что Перриману требуется уйма денег, чтобы позволить себе жить так, как он привык. И сегодня она собиралась выяснить, откуда у Перримана столько денег.

Пришло время действовать. Украденные деньги наверняка у него в кабинете, там должен быть сейф. И Джози была полна решимости заглянуть туда прямо сегодня. Но одной ей никак не справиться. Подумав об этом, Джози отправилась на поиски Элли.


На улице вновь раздался стук копыт, и Кэллахен услышал, как кто-то кричит:

— Шериф Спенсер! Шериф Спенсер!

Выглянув на улицу, Кэллахен увидел человека, который, соскочив с лошади, побежал к гостинице. Навстречу ему вышел шериф. Кэллахен понял, что все это время Уилл провел в гостинице, наблюдая из окна за конюшней. Похоже, он опасался, что, когда все уедут на праздник, Кэллахен попытается сбежать. Поэтому-то он и не поехал вместе с Элли и Джози.

Человек, который звал шерифа, подбежал к нему и отдал какую-то бумажку. Прочитав то, что там было написано, Уилл нахмурился и направился к конюшне. В следующий момент Кэллахен услышал скрип отодвигаемого засова. На пороге появился Уилл.

— У меня для тебя новости, Кэллахен. Твой брат арестован.

На мгновение у Симса перехватило дыхание. Его сердце бешено колотилось, когда он спросил:

— С ним все в порядке?

— В письме об этом ничего не сказано.

— А где он сейчас?

— В форте Бриджер. Здесь написано, что его задержала какая-то женщина. Она потребовала сто долларов в качестве вознаграждения.

— Какое еще вознаграждение? — не понял Кэллахен.

— Я обещал вознаграждение за поимку твоего братца. Надеялся, что это поможет отыскать его, и, как видишь, это сработало, — ответил шериф.

— Если ты такой сообразительный, то почему позволил Джози ехать к Перриману одной? — раздраженно спросил Кэллахен.

— Я не думаю, что ей что-нибудь угрожает, — возразил Уилл. — Деньги для выплаты долга уже в банке у Перримана. Я думаю, он смирился с потерей ваших земель.

— Да он на все готов, чтобы получить их, ты что. еще не понял? Он специально обвинил меня в краже, он все это подстроил! — горячо воскликнул Кэллахен, пытаясь переубедить шерифа.

— Знаешь что, парень, если Перриман в чем и виновен, так это в непомерных амбициях. Но он не преступник, он уважаемый человек. К тому же там. на празднике, и Дэн, и судья Мак-Спаррен. Они сумеют защитить Джози, даже если в твоих обвинениях есть доля истины.

Доля истины? — в отчаянии воскликнул Кэллахен. — Как ты можешь быть таким слепым, Спенсер? Может, ты хочешь рискнуть и проверить, действительно ли этот негодяй способен убить Джози? Но когда ты наконец убедишься, что я прав, может быть уже слишком поздно. К тому же не забывай, что Элли тоже в опасности. Поедем к Перриману сейчас же. — Он уже почти умолял Уилла, видя, как тот недоверчиво смотрит на него. — Я не убегу, даю слово.

— Я думаю, его слову можно верить, Спенсер, — раздался вдруг чей-то голос, и в конюшню зашел Ройлстон Синклер. — А если вы не хотите ехать с нами, шерифа я думаю, мы и сами справимся, а, Кэллахен?

— Мистер Синклер, что вы здесь делаете? — удивился шериф.

Ничего ему не ответив, старик продолжал:

— Возле конюшни стоят две оседланные лошади. Ну что, шериф, вы едете с нами?

Коротко кивнув, шериф направился к выходу.

— Едем, — твердо сказал он и пошел к гостинице, возле которой была привязана его лошадь.

Пришпорив лошадей, трое мужчин быстро поскакали к дому Перримана, подняв за собой облако пыли.


Подъезжая к дому, путники издалека услышали звуки музыки, доносившиеся из окон. Везде горел свет, а в окнах большого зала мелькали танцующие пары.

— Похоже, этот Перриман собрал немало гостей, — заметил Синклер.

— Да, к нему съехались отовсюду — из Ларами, из Байенны, кто-то даже приехал с юга Колорадо. Перриман приобретает все большее влияние, — объяснил Уилл. — Так какой у вас план?

— Я пойду в дом, проверю, все ли там в порядке, а вы подождите меня здесь. Я отыщу Джози, узнаю, как она, а потом вернусь к вам, — сказал Синклер и, спешившись, направился к дому.

Когда он ушел, шериф внимательно посмотрел на Кэллахена.

— Хочу тебя предупредить, что ты все еще обвиняешься в ограблении. Ты здесь только потому, что я волнуюсь за Элли и Джози. Но если ты попытаешься сбежать, я без колебаний пристрелю тебя, ты понял?

— Я же дал тебе слово, Уилл. А потом меня скоро оправдают, — улыбнулся Кэллахен. — Меня ведь защищает лучший адвокат Вайоминга.

— Что ж, может быть, и так. Надеюсь, что однажды Джози станет судьей, у нее хватит для этого настырное™.

Судья Миллер. Кэллахен подумал, что это вполне возможно. Джози всегда добивается того, чего хочет. Как-то она сказала, что они поженятся, и Кэллахен заявил тогда, что не позволит ей купить себя, но теперь он все чаще ловит себя на мысли, что ему очень хочется, чтобы ее звали не Джози Миллер, а Джози Кэллахен.

Но сейчас не время думать об этом. Она так и не рассказала ему о своих намерениях, но он догадался, что она собирается взломать сейф Перримана. Она так много помогала ему. Теперь пришла его очередь помочь ей.

20

Банкир Перриман поднял вверх руку, призывая гостей уделить ему минуту внимания. Он подошел к лестнице, по которой, приветливо улыбаясь, спускалась изящная шатенка, одетая в изысканное платье приятного персикового оттенка. Протягивая даме руку, Перриман обратился к собравшимся:

— Уважаемые гости, позвольте представить вам мою жену Мэйбел. Наконец мы все в сборе, и я имею честь пригласить вас к столу.

Он взмахнул рукой, и слуги распахнули двери на застекленную веранду, где взорам гостей открылись великолепно сервированные столы. Белоснежные скатерти, тяжелые бронзовые подсвечники и уйма всевозможных деликатесов на столах — если Перриман хотел поразить своих гостей, ему это удалось. Таких роскошных приемов Шарпсбург еще не видывал.

Джози как завороженная смотрела на миссис Перриман, не в силах оторвать от нее взгляда. Шею женщины украшала камея, приколотая на широкую бархатную ленту. У Джози не было никаких сомнений, что именно об этом украшении говорил ей Кэллахен. Одна улика против Перримана была уже найдена, оставалось отыскать деньги и другие драгоценности. Девушка была уверена, что они тоже где-то здесь, в доме.

— Джози, с тобой все в порядке? — зашептала Элли ей на ухо. — У тебя такой вид, будто ты увидела привидение.

— Что-то вроде этого и случилось. Идем со мной, — ответила Джози, беря Элли за руку.

— Сейчас? — разочарованно протянула Элли. — Но я так проголодалась, а там на столах столько всего вкусного.

— Нам надо поскорее уйти, пока дедушка не заметил меня. Он может нам помешать. — И, не обращая внимания на возражения подруги, Джози поспешила прочь из зала, увлекая за собой Элли.

Элли тоже заметила, как, войдя в зал, мистер Синклер принялся оглядываться по сторонам, пытаясь кого-то отыскать. Она не сомневалась, что он искал свою внучку.

— Я знаю, Джози, что ты что-то замышляешь, но я обещала твоему деду, что сумею позаботиться о тебе.

В ответ Джози рассмеялась.

— Сегодня вечером слишком много народу собираются защищать меня неизвестно от чего. Ты заметила, как странно оттопыривается у дедушки карман. Держу пари, у него там припрятан револьвер. Так что я могу ничего не бояться. Слава богу, мы успели сбежать и дедушка не заметил меня, иначе он замучил бы нас вопросами. А теперь идем, только постарайся особенно не шуметь.

— Как бы я хотела, чтобы Уилл был здесь, — про шептала Элли.

— Кэллахен тоже не был бы тут лишним. Но их здесь нет, и нам все придется делать самим. Идем!

Девушки шли по коридору, ведущему в противоположное крыло здания.

— Я хочу найти кабинет Перримана, — шепотом объясняла Джози. — Нам нужно проникнуть туда.

— Я не собираюсь проникать ни в какой кабинет! Я не хочу снова попасть в тюрьму за воровство! — Элли испуганно остановилась.

— Тебе и не нужно будет этого делать, — попыталась Джози успокоить подругу. — Ты просто постоишь в коридоре и дашь мне знать, если кто-нибудь появится. Ты умеешь свистеть?

— Когда-то умела, — растерянно ответила Элли.

— Ну вот, если услышишь чьи-нибудь шаги, то тихо свистни и скорее убегай.

Джози остановилась и заглянула в одну из комнат.

— Это не то, здесь, похоже, гостиная Мэйбел. — Закрыв дверь, девушка отправилась дальше. — Где же кабинет Перримана? В этом огромном доме запросто можно заблудиться.

— Смотри, там, в конце коридора, еще одна дверь, — прошептала Элли, всматриваясь в полумрак.

Подойдя к двери, Джози попыталась ее открыть, но она оказалась заперта.

— Чувствую, это как раз то, что мы искали, — произнесла она, вытаскивая шпильку.

— Джози, может, ты все-таки откажешься от этой безумной затеи? Ты представляешь, какой поднимется шум, если тебя поймают. К тому же твои родители здесь, подумай о них. — Элли умоляюще смотрела на Джози.

— Тише, Элли, молчи. Просто свистни, если понадобится.

Ройлстон Синклер растерянно оглядывал веранду в поисках Джози, но девушка как сквозь землю провалилась. Гости уже рассаживались за столы, а его внучки нигде не было видно, и мистер Синклер начинал волноваться.

— Где вы так задержались, Синклер? — спросил Дэн, подходя к тестю. — Я уж думал, вы вообще не приедете.

— Так получилось. Лучше скажи, где Джози, что-то ее нигде не видно, — озабоченно спросил старик.

Дэн нахмурился, оглядывая зал.

— Она совсем недавно была здесь, танцевала с Перриманом, а теперь ее и след простыл. Ума не приложу, куда она подевалась.

— Может, стоит ее поискать? — с тревогой предложил Синклер.

— На веранде ее точно нет, я посмотрю в зале, — ответил Дэн и направился в дом. Но его окликнул Перриман, и Дэну пришлось остановиться.

— Куда же вы, мистер Миллер, — широко улыбаясь, обратился к нему Перриман. — Вы ведь еще не пробовали наши знаменитые десерты со льдом. Этот лед мне приходится покупать в Канаде.

— С удовольствием попробую, но только чуть позже, — вежливо ответил Дэн, стремясь поскорее отделаться от гостеприимного хозяина. Дэна не на шутку взволновало исчезновение Джози, в последнее время его всегда рассудительная дочь слишком часто поступает неразумно. Как бы и на этот раз она во что-нибудь не влипла.

— Мистер Перриман, вы не видели мою дочь? — спросил Дэн.

— В последний раз я видел ее, когда был удостоен чести танцевать с ней. Может, она вышла в сад. Здесь все-таки немного душновато, вы не находите?

— Да, немного. Пожалуй, я присоединюсь к Джози, — ответил Дэн и направился в сад, хотя очень сомневался, что его дочь там. Джози никогда не была большой любительницей цветов.

А мистер Синклер в это время пошел, следом за банкиром, который после разговора с Дэном торопливо направился к двери, которая вела в противоположное крыло дома.

— Не знаю, куда так торопится наш хозяин, но бьюсь об заклад, он приведет меня прямиком к Джози, — пробормотал старик.


Уилл осторожно пробирался к дому, стараясь остаться незамеченным. Внезапно со стороны дома послышались чьи-то шаги, и шериф притаился за кустом, напряженно вглядываясь в темноту. Какой-то мужчина шел прямо к нему.

— Джози, ты где? — тихо позвал мужчина, и Уилл с удивлением узнал голос своего друга Дэна.

— Дэн? Это ты? — спросил шериф, выходя из своего укрытия.

— Уилл, что ты здесь делаешь?

— Похоже, то же самое, что и ты. Ищу Джози, — ответил шериф.

— Ее нет среди гостей, это правда. Но почему ты ее ищешь, ты ведь вообще не собирался ехать на этот бал? — Дэн вопросительно смотрел на друга, дожидаясь объяснений.

— Давай обойдем вокруг дома, может, Кэллахену удалось что-нибудь узнать. А по дороге я тебе все объясню.

— Кэллахен? Он разве не в тюрьме? — изумленно спросил Дэн.

— Знаешь, я начинаю думать, что Джози права, Кэллахены не крали этих денег. Но у твоей дочери появилась идея, как это доказать, прямо сегодня. Боюсь, это может ей дорого стоить, так что нам лучше найти ее побыстрее, — ответил шериф.


Кэллахен решил, что ему надо во что бы то ни стало пробраться в дом и отыскать Джози. Но это было не так-то просто. Весь дом светился, как рождественская елка, и даже подойти к нему незамеченным было не легко. Но ему все же удалось добраться до той части дома, которая не была залита светом, и через открытое окно веранды он сумел пробраться в дом.

Оглядевшись по сторонам, он различил в полумраке стеклянную дверь, ведущую, скорее всего, в соседнюю комнату, и двинулся было к ней, как вдруг оттуда донеслись чьи-то шаги. Кэллахен напряженно замер, боясь выдать свое присутствие. Он подумал, что это вряд ли был кто-то из хозяев, потому что хозяева не стали бы бродить по дому в темноте, а соседнюю комнату слабо освещало пламя одной крохотной свечки.

Неслышно подойдя поближе к двери, Кэллахен в тусклом свете свечи с облегчением узнал Джози. Девушка стояла перед открытым сейфом, что-то оттуда вытаскивая.

Кэллахен распахнул дверь и прошептал:

— Какого черта ты тут делаешь, Джози?

От страха девушка выронила из рук кожаную сумку, которую только что извлекла из сейфа, и резко обернулась.

— О господи, это ты, Кэллахен! Ты меня так напугал. Смотри! — тут же торжествующе продолжила она. — Я нашла то, что искала. Вот она, ваша сумка, в целости и сохранности.

В эту минуту из коридора донесся тихий свист, и в комнату вбежала Элли.

— Джози, Перриман идет сюда, нам надо бежать, — испуганно прошептала она.

— Давайте двинем отсюда поскорее. — Кэллахен подтолкнул обеих девушек к стеклянной двери, через которую только что сам вошел. Элли не пришлось упрашивать дважды, и она тут же скрылась в соседней комнате. А вот Джози осталась на месте, словно и не слышала слов Кэллахена.

— Ты что, не понимаешь? Нам не нужно убегать. Мы нашли улики против Перримана, которые были нам нужны. Вот она, сумка, и деньги, похоже, все на месте.

В этот момент в комнату ворвался Перриман. В одной руке он держал лампу, а в другой сжимал пистолет. Он сразу направил его на Кэллахена.

— Так-так, кого я вижу, мои старые знакомые. Я думаю, вам лучше отдать мне сумку, Джози, иначе я пристрелю вашего жениха. — Он поставил лампу на стол и протянул руку за сумкой.

Забудь об этом, Перриман, ты проиграл, — спокойно сказал Кэллахен. — Бена нашли, а теперь и деньги найдены. Слишком много людей уже знают правду, ты не сумеешь замести следы.

— Бена нашли? Откуда ты знаешь? — воскликнула Джози.

— Это не имеет ровным счетом никакого значения, — процедил сквозь зубы банкир, с трудом сдерживая ярость. — Этот город принадлежит мне! Эти людишки не будут кусать руку, которая их кормит. Я сумею выкрутиться. А вот вам не поздоровится. Все узнают, что Джози Миллер, дочь уважаемых родителей, влюбилась в преступника и стала его сообщницей. Я застал их на месте преступления, они пытались меня ограбить, и мне пришлось стрелять.

— С минуты на минуту здесь будет шериф Спенсер, и тебя арестуют, Перриман, — спокойно сказал Кэллахен.

— Меня арестуют? Да ты в своем уме? Я обнаружил в своем доме грабителей, которые взломали мой сейф. Я выстрелил в них, не сумев разобрать в темноте, кто это был, только и всего. К тому времени, как шериф появится здесь, никакой сумки с деньгами здесь уже не будет, и все будет выглядеть очень правдоподобно.

Мистер Перриман, послушайте меня, — произнесла Джози, пытаясь отвлечь разъяренного банкира. Она видела, что он действительно готов выстрелить, и надо было любым способом потянуть время. — Пока на вашей совести только ограбление. Хороший адвокат сможет добиться для вас условного осуждения, если вы вернете деньги и простите фермерам их долги в знак полного раскаяния. Но если вы будете стрелять, вам придется провести очень много лет в тюрьме. Не думаю, что вам нравится подобная перспектива.

Тут в коридоре раздались шаги, и в кабинет вошла жена Перримана.

— Дорогой? Что ты здесь делаешь?

— Возвращайся к гостям, Мэйбел, я сейчас приду! — проревел Перриман, не сводя глаз с Джози и Кэллахена.

Кивнув на Мэйбел, Джози сказала:

— Ты заметил, Кэллахен, какая необычная камея у миссис Перриман?

— Да, симпатичная вещица, — ответил Кэллахен. — Уверен, вам подарил ее муж, не так ли?

Не понимая, что происходит, миссис Перриман молча кивнула головой.

— Вы все равно ничего не успеете доказать, — прошипел Перриман, прицеливаясь в Кэллахена.

— Что происходит, дорогой, почему у тебя пистолет? — вскрикнула напуганная миссис Перриман.

— Я сказал, уходи отсюда, Мэйбел! А вы, мисс Джози, отдайте мне сумку.

— Хорошо, сдаюсь, ваша взяла, Перриман, — сказала Джози и, что было силы размахнувшись, швырнула сумку в Перримана. Раздался выстрел, и вслед за ним истошный крик миссис Перриман. Джози покачнулась и стала падать назад, стоявший рядом Кэллахен едва успел подхватить ее.

В коридоре раздался голос мистера Синклера, и в следующее мгновение старик влетел в комнату, размахивая пистолетом. С веранды показался шериф, по пятам за которым бежала встревоженная Элли. Одним прыжком Уилл подскочил к остолбеневшему Перриману и, отняв у него пистолет, скрутил ему руки назад.

Не обращая внимания на суету вокруг, Кэллахен сидел на полу, прижимая к себе Джози.

— Позовите наконец врача! — в отчаянии выкрикнул он. — Джози ранена, ей нужна помощь!

В кабинет вбежала доктор Энни и бросилась к дочери. Уилл тем временем выгнал всех из комнаты, где теперь оставались лишь Джози, доктор Энни и Кэллахен, который заявил, что ни за что не оставит Джози. Шериф счел за лучшее с ним не спорить.


— Позволь мне осмотреть ее, Кэллахен. — Доктор Энни опустилась на пол и трясущимися от волнения руками стала расстегивать платье дочери. В это время Джози открыла глаза и прошептала:

— Что со мной, мамочка?

— Успокойся, милая, похоже, все в порядке, — ответила доктор Энни. — Я не вижу у тебя никаких ран. Но что ты на себя натянула? Что это за рыцарские доспехи?

— Всего лишь корсет. Элли заставила меня его надеть, иначе я бы не влезла в бальное платье.

— Из чего он сделан?

— Элли говорила, из китового уса и стальных пластин.

Похоже, пуля как раз угодила в одну из этих пластин и отскочила, — сказала Энни, разглядывая корсет. — Ты упала в обморок потому, что этот корсет не давал тебе нормально дышать. Думаю, нам стоит сохранить его на память, он спас тебе жизнь, — произнесла доктор Энни, обнимая дочь.

— А Кэллахен, где он, с ним все в порядке? — спросила Джози, пытаясь приподняться.

Кэллахен придвинулся так, чтобы она его увидела, и взял ее за руку.

— Спасибо тебе, ты снова спасла мне жизнь, — с нежностью произнес он. — Похоже, это начинает входить у тебя в привычку.

— Что ж, ничего удивительного, я ведь твой адвокат, — улыбнулась Джози.

— Я же говорил тебе, что ты уволена, — ответил Кэллахен.

— Хватит болтать, лучше поцелуй меня, — прошептала Джози, закрывая глаза.

Склонившись к ней, Кэллахен с радостью выполнил ее просьбу. Увлекшись друг другом, они не услышали, как доктор Энни осторожно вышла из комнаты и прикрыла за собой дверь. Остановившись за дверью, она улыбнулась. Энни почти не сомневалась, что Кэллахен — именно тот мужчина, который нужен ее непокорной дочери, и была рада, что девочка нашла свое счастье.

А еще она подумала, что они с Дэном будут счастливы, если их младшая дочь вырастет хоть чуть-чуть похожей на Джози.

21

Два дня спустя все семейство Миллер в сопровождении Кэллахена вернулось в Ларами. В ожидании суда Перриман остался в Шарпсбурге. Уилл запер его в конюшне, где раньше сидел Кэллахен. Назначить день суда должен был сам губернатор штата, а Перриману пришлось нанимать адвоката из другого города, потому что Джози, конечно же, не собиралась его защищать.

Узнав правду о муже, Мэйбел Перриман подала на развод и уехала в Чикаго, к своему отцу. Перед отъездом она вернула Кэллахену камею.

Элли уже подыскала дом в Ларами, в котором она собиралась открыть свою швейную мастерскую.

Кэллахен отправил в форт Бриджер телеграмму, в которой говорилось, что он приедет за Беном, как только уладит вопрос доставки нового стада коров из Ларами в Шарпсбург.

— Знаешь, что меня интересует? — спросила у Кэллахена Джози, когда они сидели во дворе дома Миллеров под неусыпным наблюдением Любины. — Кто та женщина, которая получила вознаграждение за поимку твоего брата?

— Меня самого мучает этот вопрос, — задумчиво ответил Кэллахен. — Бен, конечно, не силач, но он, должно быть, был совсем плох, если женщина сумела задержать его.

Джози встала со скамьи и направилась туда, где росли раскидистые кусты и где зоркий глаз Любины не мог их видеть. Кэллахен последовал за ней.

— Мисс Джози! — крикнула ей вслед служанка. — Вашей маме не понравится, если вы останетесь наедине с посторонним мужчиной.

— Завтра мистер Кэллахен уезжает, позволь нам побыть вдвоем.

Недовольно ворча, Любина поднялась и направилась в дом.

— А знаешь, Любина мне нравится, — усмехнулся Кэллахен. — Она из тех женщин, которые могут вовремя отступить.

Джози ничего не ответила, погруженная в свои мысли. Первый раз в жизни она не знала, что ей делать. Она была без памяти влюблена в Кэллахена, а он собирался уехать от нее, и она не знала, как ей его удержать.

— Ты точно решил, едешь завтра? — тихо спросила она.

— Да, на утреннем поезде. Я не знаю, в каком состоянии Бен, и мне надо поторопиться.

— Знаешь, я хочу поехать с тобой. — Джози наконец решилась произнести это.

— Джози, пойми меня правильно. Я много думал о нас, о том, что нас ждет. Ты ведь понимаешь, ты адвокат, образованная женщина, у тебя большое будущее, а я бывший преступник, сидел в тюрьме. Ты понимаешь, что мы не можем быть вместе?

— Почему ты так считаешь? — в отчаянии воскликнула Джози.

Кэллахен пристально посмотрел на нее и сказал, с трудом подбирая слова:

— Я ничего не могу тебе предложить, кроме довольно нелегкой жизни на ранчо. Нам предстоит много трудиться, чтобы выжить.»И что там будешь делать ты? Доить коров и рожать детей? Ты заслуживаешь большего.

Он все уже для себя решил, она видела это, понимала, что не сможет его переубедить.

На глаза у Джози навернулись слезы. Да, она была адвокатом, но она была еще и женщиной, страстно влюбленной женщиной. Ее мать всегда говорила ей, что женщина может и должна совмещать работу и семью, но Кэллахен не хотел этого понимать.

— Знаешь, Кэллахен, — сказала она, — если бы ты любил меня, я могла бы оставаться адвокатом и при этом быть с тобой. Но даже если мне пришлось бы выбирать, я без колебаний выбрала бы тебя и никогда бы об этом не пожалела. Но раз ты меня не любишь…

Она поспешно отвернулась, чтобы он не увидел ее слез, и направилась к дому.

И вот тут ему вдруг стало страшно. Он понял, что не представляет, как будет жить дальше, если ее не будет рядом. Проклиная свою слабость и свой эгоизм, он бросился за ней следом.

— Постой, Джози, я люблю тебя! Я полюбил тебя с той минуты, как увидел. Но сама подумай, разве это разумно?

— А мне неважно, разумно это или нет. Я просто хочу поступать так, как подсказывает мне сердце. — И когда Кэллахен подошел к ней, Джози обняла его, тесно прижавшись к его груди.

Прижимая к себе Джози, Кэллахен тут же забыл о всех своих сомнениях. Он хотел одного — чтобы она всегда была рядом с ним.

— Джози, милая… — Он хотел сказать что-то еще, но слова застряли в пересохшем горле.

Я люблю тебя, Симc Кэллахен, — прошептала Джози, глядя ему в глаза. — И если ты меня любишь, то что помешает нам быть вместе? И если ты опять начнешь говорить о том, что это безрассудство, я не знаю, что с тобой сделаю. Лучше поцелуй меня.

Он не заставил долго себя упрашивать, так как и сам уже умирал от желания. Прижавшись к ее губам, он понял, что погиб безвозвратно. Он навеки связан с этой женщиной, без нее его жизнь будет пустой и пресной. Он пропал с того самого момента, когда очнулся и увидел возле своей кровати белокурого ангела.

Оторвавшись от губ Джози, Кэллахен сказал:

— Завтра я поеду за Беном, а когда вернусь, мы с тобой поженимся. Не знаю, что из этого выйдет и что нас ждет в будущем, но в одном я точно уверен: я единственный мужчина во всем Вайоминге, который сможет ужиться с такой упрямой и своенравной женщиной, как ты. Так что я твой единственный шанс.

— Думаю, мы стоим друг друга. Тебе тоже палец в рот не клади, Симc Кэллахен. Но мы любим друг друга, а значит, как-нибудь друг друга вытерпим.

Обменявшись еще одним пылким поцелуем, они медленно пошли обратно к дому. Кэллахен с удивлением думал о том, что только что сделал. Он предложил Джози выйти за него замуж. Вернее, даже не так. Это она предложила ему стать ее мужем, а он согласился. Кэллахен не смог сдержать улыбки, представив себе лицо Бена в тот момент, » когда он услышит эту новость. Кэллахен вдруг с удивлением понял, что мысль о женитьбе больше не пугает его, правда, при условии, что Бен как можно скорее научит Джози готовить.

Рассвет застал Рэчел на вокзале. Оглядываясь по сторонам, она поспешно села в поезд, направлявшийся в Ларами. Пройдя в вагон, она присела у окна и стала разглядывать суетившихся на перроне пассажиров.

Вчера в форт Бриджер пришла телеграмма, в которой говорилось, что с Бена Кэллахена сняты все обвинения. Комендант форта тут же освободил его, и Бен решил отправиться в Ларами к старшему брату. Он нанял человека, который должен был проводить Рэчел на ферму, пообещав, что обязательно приедет туда позже. Рэчел не стала спорить, но решила, что не отпустит Бена одного. Она знала, что Бен поедет в Ларами утренним поездом, и тайком отправилась за ним. Сначала ей казалось, что это неплохая идея, но теперь, когда она уже сидела в поезде, ее решимость таяла с каждой минутой.

Моисей, инстинктивно ощутив ее тревогу, положил мордочку на колени хозяйки.

Рэчел не с кем было оставить собаку и пришлось тащить беднягу Моисея с собой. Люди в вагоне неодобрительно косились на пса, который за последнее время несколько подрос, а главное, отъелся. Но его хозяйке не было дела до их недовольства, она думала совсем о другом.

Рэчел расправила складки своего нового нарядного платья, которое она купила, получив вознаграждение за поимку Бена. Она договорилась с комендантом форта, что он присмотрит за ее лошадьми и фургоном. Правда, ей пришлось отдать за это все деньги, которые у нее еще оставались, и она пустилась в путь без цента в кармане.

За окном одна за другой проносились станции: Рок-Спрингс, Холвил, Типтон, и наконец ближе к полудню поезд прибыл на вокзал Ларами.


Кэллахен и Джози приехали на вокзал к отходу поезда, следовавшего из Ларами в Роулинс. Они видели, как Уилл поручает Перримана заботам судебного пристава, который должен был доставить его в Роулинс. Там только что было закончена постройка новой федеральной тюрьмы, где Перриману предстояло провести несколько следующих лет.

В толпе проезжавших и отъезжающих пассажиров Вэш, конюх Джози, который нес ее чемодан, едва не потерял свою хозяйку.

— Ты не поедешь со мной, Джози, — твердо сказал Кэллахен, сердито глядя на свою невесту.

— Я и не собираюсь ехать с тобой, — миролюбиво отвечала Джози. — Мы ведь обо всем договорились. Ты отправляешься за Беном, а я поеду до конца в Роулинс, где судья Мак-Спаррен пригласил меня осмотреть новую тюрьму.

— Только прошу тебя, не забывай, что в этом же поезде едет Перриман. Неизвестно, что может взбрести ему в голову. Вдруг он попытается сбежать?

— Не волнуйся, Симc, — мягко сказала Джози, обнимая своего жениха. — Я смогу позаботиться о себе.

В ответ Кэллахен лишь неодобрительно покачал головой.


— Стой, Моисей! — воскликнула Рэчел, натягивая поводок. Но пес уже не слышал ее. Они только что сошли с поезда, и Моисей, обрадовавшись долгожданной свободе, дернулся в сторону и, вырвав поводок из рук Рэчел, промчался прочь. Виляя хвостом, он спрыгнул с деревянной платформы и, смешавшись с толпой, тут же исчез из виду.

Напрасно Рэчел звала его, он даже не обернулся. Из глаз девушки брызнули слезы. Все складывалось совсем не так, как ей хотелось. Зачем она вообще поехала за Беном, ведь ясно же, что он не собирается с ней оставаться. Ей нужно вернуться обратно на ферму, но у нее нет денег, а теперь еще и Моисей сбежал.

Ее охватило отчаяние, слезы хлынули из глаз, и она, закрыв лицо руками, без сил опустилась на свой чемодан.

— Что с вами? Мы можем вам чем-нибудь помочь? — Услышав приятный, сочувственный голос, Рэчел подняла заплаканное лицо и увидела возле себя симпатичную светловолосую девушку в сопровождении высокого мужчины.

— Спасибо, но вы ничем не можете мне помочь, — жалобно ответила Рэчел, все еще всхлипывая.

— Я бы на вашем месте не стал этого утверждать, — улыбнулся мужчина. — Лучше расскажите ей, что вас так расстроило, она все равно не отстанет, пока не поможет вам, — продолжал он, с нежностью глядя на свою спутницу.

— Помогите мне найти мою собаку. Она сбежала, как только мы сошли с поезда.

— Конечно, мы поможем вам ее отыскать! — воскликнула блондинка. — Но вы уверены, что вам ничего больше не нужно?

— Ну вы же не сможете заставить Бена полюбить меня, — горестно всхлипнула Рэчел.

— Как вы сказали? Бена? — нахмурился темноволосый незнакомец.

— Ну да, Бена Кэллахена. Это мой муж, вернее, он был моим мужем. Знаете, он потерял память…. Впрочем, это долгая история, я не буду утомлять вас. Помогите мне, пожалуйста, отыскать моего пса, мистер… — Она вопросительно посмотрела на мужчину. — Простите, я не знаю, как вас зовут.

— Я думаю, вам знакомо мое имя. Меня зовут Симc Кэллахен, я брат Бена, — ответил мужчина.

Глаза Рэчел расширились от удивления.

— Вы Симc Кэллахен? — переспросила она, не веря своим ушам.

— Да. Но когда вы успели пожениться и что вы делаете здесь? — спросил он у Рэчел.

— Понимаете, я нашла его в прерии раненого, без сознания. Когда он пришел в себя, то не мог ничего о себе вспомнить. Мы стали жить вместе, я полюбила его. Мне казалось, он тоже любит меня. Но потом он все вспомнил и отправился сюда, в Ларами, чтобы отыскать вас. Я поехала за ним тайком, он не знает, что я здесь.

— Но ведь я послал в форт телеграмму, что скоро приеду. Почему он меня не дождался?! — воскликнул Кэллахен.

— Мы не получали никакой телеграммы. Он поехал искать вас, а я последовала за ним.


Бен Кэллахен уже выходил из здания вокзала, как вдруг услышал позади себя жалобный собачий визг. Обернувшись, он увидел, как рассерженный вокзальный сторож тащит за собой на поводке упирающуюся собаку. Не веря своим глазам, Бен узнал Моисея. Это какое-то наваждение, он не мог быть здесь, и все же у Бена не было никаких сомнений, это был Моисей.

— Моисей?! — воскликнул Бен.

Увидев хозяина, пес радостно рванулся к нему, чуть не сбив с ног старичка-сторожа. И в тот же момент до слуха Бена донесся знакомый женский голос:

— Моисей! Моисей! Где ты, негодник?

Собака бросилась на голос, и Бен поспешил за Моисеем. Едва завернув за угол, Бен наткнулся на свою жену.

— Рэчел? Что ты здесь делаешь? — оправившись от изумления, спросил он.

— Я приехала за тобой, — ответила она, настороженно глядя на него.

Бен раскрыл объятия, а она бросилась к нему и прижалась к его крепкой груди. Некоторое время они молча смотрели друг на друга. Когда же Бен наконец поднял глаза, то не смог сдержать изумленного возгласа:

— Симc! — Не веря своим глазам, Бен выпустил Рэчел из своих объятий и шагнул брату навстречу.

Кэллахен с трудом проглотил комок в горле. Его младший брат, живой и невредимый. Наконец-то он нашел его! Он столько времени думал об этой встрече! Симc молча обнял брата и крепко прижал его к себе.

Через некоторое время, справившись с волнением, Симc немного отстранился и внимательно посмотрел на Бена.

— Да, похоже, тебе пришлось несладко, братишка, — произнес он.

— Я был серьезно ранен и к тому же потерял память. Но теперь благодаря Рэчел все позади. Она спасла меня. Но как ты узнал, что я приеду на этом поезде? — спросил Бен.

— Я не знал этого. Я как раз собирался ехать за тобой в форт Бриджер. Почему ты меня не дождался, я ведь отправил телеграмму? — Мысль о том, что они могли разминуться, была не слишком приятной.

— Я не получал никакой телеграммы, — пожал плечами Бен. — Я отправился сюда, как только меня освободили. Кстати, ты можешь мне объяснить, что же все-таки произошло? Я не все пока вспомнил.

— Я потом тебе подробно все расскажу. Это были происки Перримана, который надеялся засадить нас в тюрьму и присвоить себе наши деньги и нашу землю. Но в дело вмешалась Джози, и все его планы пошли прахом. — Кэллахен с ласковой улыбкой обернулся к Джози.

— Джози? — с недоумением переспросил Бен.

— Да, я ведь вас еще не представил. Знакомься, Бен, это Джози, моя невеста. — Кэллахен взял девушку за руку.

Бен расхохотался:

— Неужели ты женишься? Поверить не могу! Честно говоря, я даже не надеялся, что это когда-нибудь произойдет.

Кэллахен несколько смутился:

— Я и сам не знаю, как все случилось, но это так. Я без ума от Джози и собираюсь на ней жениться.

Спасибо тебе, Джози, — торжественно произнес Бен, с улыбкой глядя на невесту брата. — Не только за то, что помогла нам выбраться из этой переделки, но и за то, что сумела растопить этот айсберг. А я-то уж думал, что мне всю жизнь придется ему готовить. Что ж, а теперь познакомьтесь с моей женой Рэчел. Вернее, правильнее будет сказать, с моей будущей женой, потому что я не уверен, что обряд, проведенный братом Джошуа, имеет законную силу.

— С Рэчел мы уже познакомились, — ответила Джози.

— Похоже, нам придется расширять наш дом, тебе так не кажется? — спросил Кэллахен у брата.

— Нет, Симc, в этом нет никакой нужды. У Рэчел есть участок земли в Орегоне, мы, скорее всего, поселимся там и займемся фермерством. А вы с Джози можете обосноваться на нашем ранчо.

— Ты не забыл о том, что в Ларами нас до сих пор дожидается стадо племенных коров? Половина нашей доли по праву принадлежит тебе, так что вы приедете в Орегон не с пустыми руками. А теперь давайте лучше обсудим, как нам лучше организовать свадьбу. Сдается мне, двойных свадеб Ларами еще не видел.


Как это часто случалось с ним в последнее время, Кэллахен снова ошибся. Городок Ларами не стал свидетелем двойной свадьбы, потому что в этот ясный солнечный день во дворе дома Дэна и Энни перед священником предстали целых три пары новобрачных. Казалось, чуть ли не весь город собрался посмотреть на это событие.

Священник закончил проповедь, вступительную часть, и наступил главный момент церемонии.

— Берете ли вы, Симc Кэллахен, в жены эту женщину, Джози Миллер?

— Да, — без тени сомнения ответил Кэллахен. Пока шла церемония, с его губ не сходила улыбка. Он вспоминал, что произошло однажды ночью между ним и Джози на этом самом дворе, и эти воспоминания заставляли его с нетерпением ожидать момента, когда они с Джози наконец останутся одни.

— А вы, Бен Кэллахен, берете в жены эту женщину, Рэчел Уоррен?

— О да. — Поспешность, с которой ответил Бен, заставила улыбнуться всех присутствующих.

— А вы, Уилл Спенсер, берете в жены эту женщину, Элинор Олгуд?

— Да, сэр, — последовал четкий ответ Уилла.

С ответами невест тоже не было никаких затруднений. Все девушки, одетые в платья, собственноручно сшитые Элли специально для этой церемонии, выглядели великолепно.

Священник трижды произнес:

— Объявляю вас мужем и женой. — А затем обратился к новоиспеченным мужьям: — Можете поцеловать своих невест.

Уилл отнесся к этому разрешению со всей серьезностью, надолго прижавшись к губам Элли. Бен и Рэчел не стали увлекаться, лишь на мгновение легко прикоснулись друг к другу губами. Кэллахен же подхватил Джози на руки и, поцеловав ее, прошептал на ухо:

— Давай удерем отсюда и вернемся в гостиницу. Я схожу с ума от желания.

Улыбнувшись, Джози покачала головой:

— Нас еще ожидает праздничный ужин, придется тебе с этим смириться.

Но Кэллахену не пришлось долго ждать. Едва появившись на приеме и отведав торт, испеченный Любиной, все новобрачные посчитали, что гости вполне могут обойтись и без них, и поспешили в гостиницу, чтобы в полной мере насладиться обществом друг друга.

Глядя вслед уезжающему экипажу, который увозил новобрачных, Дэн обнял Энни за плечи и сказал:

— Я уверен, что они будут счастливы.

— Нисколько в этом не сомневаюсь, — с грустной улыбкой ответила его жена.

Эпилог

Шайенна, Вайоминг — июль 1890

Вслед за Джози Кэллахен вошел в ложу оперного театра. Они немного опоздали, представление в честь назначения нового губернатора штата Вайоминг вот-вот должно было начаться.

Прошло уже восемь лет со дня их свадьбы, но Кэллахен снова поймал себя на мысли, что не может оторвать восторженного взгляда от жены. Сегодня Джози выглядела просто потрясающе. Любина собрала ее пышные волосы в высокую прическу, закрепив их бриллиантовыми заколками. Волосы Джози отливали золотом, а бриллианты таинственно мерцали, притягивая к ней взгляды едва ли не всех присутствующих.

На ней было новое платье, последнее творение самой модной портнихи города — Элли Спенсер. Той пришлось изрядно повозиться, ведь Джози была уже на последнем месяце беременности, и сшить нарядное платье на ее фигуру было не так-то просто.

Элли была довольна, что справилась с работой в срок. Она вполне могла бы не успеть, учитывая то, что маленькому Уиллу исполнилось всего полтора месяца и он требовал к себе постоянного внимания.

Войдя в ложу, Джози и Кэллахен молча поприветствовали Дэна и Энни, которые приехали чуть раньше. За эти восемь лет Дэн добился значительных успехов в карьере. Он продолжал заниматься проблемами индейцев, и его миротворческие усилия не прошли незамеченными. Ему даже предлагали довольно высокий пост в Вашингтоне, но он отказался, твердо зная, что Энни ни за что не согласится уехать из Вайоминга.

Кэллахен огляделся по сторонам. Похоже, Бен и Рэчел тоже опаздывали. Они недавно приехали погостить со своего ранчо в Орегоне вместе с Элом, которого они взяли к себе, когда его родители погибли во время наводнения, и с дочкой, темноволосой малюткой, чье появление на свет стало настоящим счастьем для ее мамы Рэчел, уверенной после пяти лет предыдущего брака, что она уже никогда не может иметь детей.

Джози и Кэллахен оставили шестилетнего Клера и четырехлетнего Тэда в гостинице под присмотром Любины. Старик Синклер тоже должен был прийти на представление, и Джози вовсе не хотела, чтобы в театре начался кавардак, когда мальчишки затеют с дедом свою обычную возню. Джози вообще уже начала волноваться из-за того, что ее дети слишком много времени проводят в обществе своего неугомонного прадеда. Старший, Клер, начал настаивать, чтобы его называли полным именем — Синклер, а малютка Тедди с большим интересом перебирает дедову колоду карт.

— Слушай, а сколько продлится это представление? — прошептал Кэллахен на ухо Джози, когда они заняли свои места. — Нам вообще не надо было сюда приходить. Энни ведь говорила, что роды могут начаться в любой момент.

— Мама ведь здесь, с нами, так что мне нечего бояться, — успокоила мужа Джози, — к тому же у меня уже двое детей, и я кое-что в этом понимаю. Я думаю, малышка родится только на следующей неделе, — уверенно заявила Джози.

Кэллахен не стал с ней спорить. Он уже давно перестал спорить со своей упрямой женой. Раз она говорит, что ребенок появится не раньше следующей недели, значит, так оно и есть. Вдруг до него дошел смысл слов Джози, и он с недоумением уставился на нее.

— Малышка? Ты думаешь, после двух мальчишек у нас будет девочка? — с улыбкой спросил он жену.

— Это не я так думаю, Любина так говорит. Ты ведь знаешь, в таких вопросах она не ошибается.

Кэллахен обнял жену за плечи. — Когда наконец начнется это представление?

Мне уже не терпится отправиться домой. Есть кое что поинтереснее этого скучного праздника, — прошептал он, нежно целуя жену.

— Сейчас уже начинается. Первым будет выступать новый губернатор штата. Но сначала наша Лаура споет гимн, который недавно написал Френсис Скотт Кэй, — сказала Джози.

— Смотри, уже поднимают занавес, — перебил ее Кэллахен. — Вот и Лаура.

— Я ведь говорил ей, что платье со звездами и полосами не подходит для этого случая, — проворчал старый Синклер, едва успевший к началу представления. — Нужно что-нибудь более строгое. Но ведь Лаура такая же упрямая, как ее старшая сестра, ее не переспоришь. Ну ничего, к следующему выступлению я найму лучшего портного в Нью-Йорке, и он сошьет для моей внучки достойный наряд.

— Ты и так потакаешь ей во всем, папа, — повернулась к отцу доктор Энни. — Она вбила себе в голову, что хочет учиться на оперную певицу, а ты ее в этом поддерживаешь. Мне совсем не хочется, чтобы моя дочь выступала на сцене.

— Ты ведь сама знаешь, что она все равно сделает так, как захочет, — ответил жене Дэн, обнимая ее. — Мы сами так ее воспитали.

Энни хотела что-то возразить, но в этот момент ведущий на сцене сказал:

— Леди и джентльмены, прошу всех встать. Сейчас в исполнении Лауры Миллер прозвучит наш национальный гимн.

Лаура взглянула в ложу, где, затаив дыхание, стояли ее родные, и начала петь.

Джози вдруг почувствовала знакомую боль внизу живота и, наклонившись к мужу, прошептала:

— Похоже, на этот раз я была не права, нам не следовало сюда приходить.

— Я не верю своим ушам. Ты говоришь, что была не права? — в притворном удивлении прошептал Кэллахен, но, взглянув на жену, тут же стал серьезным. — Ты хочешь сказать, что нам нужно вернуться в отель и вызвать врача?

В ответ Джози лишь молча кивнула.

На этот раз судья Джози Кэллахен действительно ошиблась. Ее дочь родилась в гостинице в ту же ночь.

Кэллахен, сияя от счастья, взглянул на крохотное личико дочери и прошептал устало улыбающейся Джози:

— Похоже, наша дочь будет все делать по-своему, как и ты, любовь моя…


home | my bookshelf | | Любовь вне закона |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу