Book: Миланцы убивают по субботам



Джорджо Щербаненко

Миланцы убивают по субботам

Часть первая

Нынче наряду с массовой культурой возникла и массовая преступность. Полиция уже не расследует отдельные преступления, не гоняется за одиночками – теперь она устраивает облавы на торговцев наркотиками, проституток всех мастей, грабителей, фальшивомонетчиков, сутенеров, шулеров; в мутном и зловонном мире преступности всегда период путины, и не важно, какая рыба попадется в сети, крупная или мелкая,– лишь бы хоть немного очистить водоем. При таком положении вещей просто нет времени на поиски умственно отсталой девицы ростом под два метра и весом почти в центнер, пропавшей из дома и затерявшейся в безбрежном Милане, где каждый день кто-нибудь исчезает практически без следа.

1

– Итак, – без вопросительной интонации произнес Дука Ламберти, приготовившись слушать.

Сидящий напротив пожилой, но еще крепкий, широкоплечий и мускулистый человек с густыми бровями и торчащими из ушей кустиками волос заговорил:

Комиссар меня уверяет: «Не волнуйтесь, найдем вашу девочку, потерпите, мы так завалены работой...» Я раз в неделю хожу в полицию и слышу один и тот же ответ: найдем вашу девочку, но уже пять месяцев прошло и до сих пор никаких известий... Пожалейте отца, бригадир, в ней вся моя жизнь!

Бригадиром Дука Ламберти не был, однако не поправил собеседника, потому что не привык учить людей уму-разуму. Он взглянул на пожилого – хотя и не слишком, наверняка ему нет еще шестидесяти – человека, чьи мужественные черты в данный момент приняли какое-то жалкое, плаксивое выражение.

– Мы, разумеется, сделаем все возможное, – заверил Дука.

История драматичная, но по нынешним временам довольно обыденная: девочка внезапно сбежала из дома, отец заявил в районный полицейский участок, и там приложили все силы, чтобы найти беглянку – хотя о каких силах может идти речь?.. За пять месяцев отец, убежденный (чисто по-итальянски), что, чем выше чиновник, тем верней дело, добрался до квестуры, до самого Карруа, но у Карруа своих дел под завязку, не может он отвлекаться на такие мелочи, поэтому препроводил несчастного отца к нему, Дуке Ламберти.

– Жаль старика, сделай, что сможешь, а?

Вот он и пытается. Уже достал из ящика ручку и чистый блокнот.

– Сколько лет вашей девочке? – Дука невольно пытался подражать задушевной интонации, с какой любящий отец повествовал о своем единственном чаде.

– Двадцать восемь, – ответил старик, и плаксивая гримаса исчезла с его лица.

Дука Ламберти положил крохотную шариковую ручку на стол, рядом с блокнотом. Может, он ослышался, может, «восемь»? Да нет, старик выговорил предельно четко: «двадцать восемь», Дука не мог ослышаться. Он уж было приготовился искать малолетнюю шалунью, но двадцать восемь лет – это уже не девочка! Так он и сказал старику, у которого заросли волосами лицо, уши и даже ладони.

– Но двадцать восемь лет – это уже не девочка.

Чтобы не глядеть в серые глубоко запавшие глаза, Дука стал рассматривать густой и разноцветный – от черного до белого – волосяной покров на руках.

– Допустим, ваша дочь решила уйти со своим избранником, и это не считается побегом. Двадцативосьмилетняя женщина вправе решать сама...

Стасик затряс головой.

– Она не женщина, она девочка и останется ею, даже если доживет до ста лет.

Дука промолчал: не хотелось противоречить человеку, страдающему так искренне и глубоко; обожаемая дочь останется для отца девочкой и в сто лет – это понятно, однако, с точки зрения закона, в том, что дочь обманула отцовские чувства, нет состава преступления, он только не знал, как это объяснить старику, пришедшему в его кабинет таким ясным и теплым весенним утром.

– Я вас вполне понимаю, но на законном основании мы ничего не можем поделать с женщиной двадцати восьми лет, решившей уйти из отчего дома.

В ответ сидящий напротив человек проговорил с какой-то отчаянной, горькой решимостью:

– Моей дочери двадцать восемь лет, но у нееум десятилетнего ребенка... она неполноценная, понимаете? На Рождество она так просила у меня игрушечную швейную машинку, что я не мог отказать. При этом дома у нас стоит последняя модель «Борлетти», за которую я еще не полностью расплатился... Но девочка к ней не притрагивается. Она шьет куклам платья на игрушечной машинке... Представьте, моя дочь до сих пор играет в куклы, их у нее полна комната.

Дука встал. Теперь история выглядела еще драматичнее, чем вначале, и к тому же становилась гораздо более запутанной. Неполноценная! Повернувшись к старику спиной, он спросил:

– Вы лечили ее в специальной клинике?

– О, нет! – глухо отозвался голос сзади. – Мы ее держали дома.

Дука, не оборачиваясь, кивнул. Есть несчастья, которые приходится прятать от чужих глаз.

– И в школу, конечно, не пускали?

– Нет, к чему выставлять ее на посмешище, ведь она все равно ничему бы не научилась.

Ясно.

– А читать и писать она хотя бы умеет?

– Да, моя бедная жена выучила ее. – Под словом «бедная» он, очевидно, подразумевал, что жена его умерла и он, следовательно, является вдовцом – типично миланская манера речи. – А еще моя бедная свояченица, которая стала ей второй матерью.

Ага, надо понимать, вдовец лишился и свояченицы. Дука повернулся к нему.

– Но у вас, вероятно, был домашний врач, который ее наблюдал?

– А как же! – В просторечной интонации не было ни капли бахвальства, он просто выразил таким образом свое удивление: «Неужели вы думаете, я мог оставить девочку без медицинской помощи?» Затем тон снова стал интеллигентным: – Разумеется, врач посещал нас как минимум раз в месяц. Ежедневного наблюдения не требовалось, ведь моя девочка не сумасшедшая, она... она...

Сейчас скажет «недоразвитая», подумал Дука.

Человек, сидящий на месте допрашиваемого, произнес:

– Она недоразвитая. – И сглотнул слюну – Вернее, физическое развитие происходит за счет умственного.

С горьким осадком в душе Дука вернулся к столу.

В мире сотни, тысячи, десятки тысяч родителей, которые держат дома неполноценных, увечных, умалишенных детей – даунов, эпилептиков, паралитиков, сексуальных маньяков. Те, кто побогаче, как правило, помещают их в частные клиники, а семьям среднего достатка и беднякам приходится прятать свое несчастье и свой позор дома, кормить с ложечки, возить в инвалидной коляске двадцатилетних дебилов и монголоидов, весом под центнер, и едва ли они когда-нибудь научатся ходить; при этом большинство родителей старается скрыть от друзей и знакомых истинное положение вещей, представляя своего ребенка тяжело больным, но вполне нормальным. Вот так и старик со своей «бедной» женой оберегали дочку от чужих глаз, пока ей не исполнилось двадцать восемь и она не сбежала.

– И кто ваш лечащий врач? – спросил Дука.

– Профессор Фардаини, – сообщил отец не столько с гордостью, сколько с чувством выполненного долга.

Да уж, подумал Дука, едва ли можно лучше выполнить родительский долг. Джованни Фардаини – светило психиатрии, неврологии, эндокринологии и прочих наук, первый в Италии кандидат на Нобелевскую премию и, безусловно, один из самых дорогих специалистов в Европе. Дука не счел нужным спрашивать человека, по виду спасем не похожего на Рокфеллера или нефтяного короля, откуда у него деньги, чтобы платить профессору Фардаини. Бывает, что старые обедневшие аристократки воруют в супермаркете, чтобы прокормить своего шелудивого издыхающего кота.

– И какой диагноз поставил профессор Фардаини вашей дочери?

Старик прикрыл глаза ладонью.

– Слоновья болезнь.

Гм, слоновья болезнь – это слишком общо и специалисту еще ни о чем не говорит. Профессор Фардаини наверняка более точно сформулировал, но из всех медицинских терминов бедняга запомнил только слоновью болезнь – видимо, по ассоциации с зоопарком. А значит, бесполезно задавать ему чисто профессиональные вопросы, поэтому Дука спросил:

– Сколько весит ваша дочь?

Серые глаза удивленно блеснули, однако старик ответил без заминки:

– Девяносто пять килограммов.

– А рост?

Ответ опять не заставил себя ждать, хотя прозвучал немного вымученно, как будто в нем было нечто постыдное:

– Метр девяносто пять.

Дука кивнул. Вот это уже яснее. Избыточным весом страдают многие, но метр девяносто пять – для женщин редкость.

– Скажите, есть ли в телосложении вашей дочери какие-либо диспропорции... ну, скажем, одна рука короче другой, или одна нога толстая, а другая тонкая, или не хватает нескольких пальцев?

Старик отрицательно замотал головой.

– Моя дочь – красавица! – И порывисто выхватил из бумажника пачку фотографий шесть на шесть. – Вот, взгляните, я сам ее снимал, я очень люблю фотографировать. – Он веером разложил на столе снимки; в его голосе вдруг затрепетали нежность и гордость за свою дочь.

Дука одну за другой пересмотрел очень качественно сделанные фотографии. Действительно красавица. Пожалуй, северного типа. Римский профиль. В лице ни единой жиринки, даже несколько худощавое – ну конечно, что такое девяносто пять килограммов при этом росте! Роскошные светло-пепельные волосы, как у червонной дамы.

– Это у нее свой цвет волос? – спросил Дука.

– Свой, бригадир, конечно, свой! – горячо отозвался старик. – Мы ведь даже погулять ее не выводили – так на нее все пялились; представьте, что было бы, если б она вошла в парикмахерскую. А волосы у нее свои, вот как раз такого цвета и длинные, по пояс. Стричь я запретил, и мои бедные жена и свояченица уж так за ними ухаживали!..

Дука взял другую фотографию – в полный рост. Девушка стояла в комнате, у дивана; дневной свет мягко, но четко подчеркивал ее скульптурную красоту. Ни дать ни взять – статуя Свободы, только факела в руке не хватает.

На третьем снимке исполинская красавица была изображена в купальнике на пустынном пляже.

– Летом мы всегда возим ее к морю, – объяснил отец. – Это непросто, но мы нашли одно место близ Комакью, где пока еще безлюдно. Там на берегу рыбачья хижина, в ней можно спрятаться, если кто-нибудь появится на горизонте.

Нет, все-таки ни одна статуя не обладает пропорциями и гармонией человеческого, особенно женского тела, когда оно столь совершенно. Только плечи были, пожалуй, чуть шире, чем того требует классическая красота, но девушку это нисколько не портило.

– Почему вы ее прятали? – спросил Дука. – Ваша дочь, конечно, крупновата, но никакого криминала тут нет. У баскетболисток бывает такой рост.

Старик опустил голову.

– Потому что... – произнес он вдруг и осекся.

2

Дука ждал долго, потом переспросил:

– Почему?

Собеседник облизнул губы и взглянул ему в глаза, как бы собираясь с духом.

– Потому что она... Понимаете, если б только на нее все глазели, это бы еще ничего, мы же были рядом. Но она... Нет, это невозможно!..

Дука опять устал ждать продолжения.

– Почему невозможно?

Старик наконец решился излить свой позор.

– Потому что она заглядывалась на мужчин, раздаривала им улыбки. Однажды за нами увязались трое молодчиков – ну никакого спасения! Я дал одному пинка, и, если б моя бедная жена не затащила нас в какую-то лавку, не знаю, чем бы это все кончилось. С тех пор мы больше ее не выводили.

Дука живо представил себе эту сцену: монументальная, двухметрового роста девица шагает по улице, а за нею тянется шлейф низкорослых латинских любовников, готовых растерзать родительский эскорт за то, что он мешает им любоваться статуей Свободы во плоти и крови.

– Доктор говорит, что это болезнь, – вновь зазвучал голос из-под мохнатых зарослей. – Моя девочка не безнравственна, она просто больна, понимаете, она улыбается всем мужчинам подряд, и, думаю, каждый при желании мог бы ее соблазнить.

Разумеется, Дуке не надо было того объяснять: существует болезнь, называемая обобщенно нимфоманией и имеющая множество разновидностей. Нравственность, воспитание здесь совершенно ни при чем, поскольку больного изнутри сжигает страшный, неугасимый огонь сексуального возбуждения, толкающий его на достойные общественного осуждения поступки, разрушающие человека во всех смыслах – и морально, и физически.

– Поэтому мы перестали ее выводить, ведь она могла пойти куда угодно за первым встречным. Пока моя бедная жена была жива, она и дома ни на минуту не оставляла ее без присмотра, потом девочку стала сторожить эта святая женщина, моя бедная свояченица, а я ходил себе спокойно на службу, моя бедная свояченица научила ее отвечать на звонки, пользоваться стиральной машиной, включать и выключать телевизор – ну прямо чудо, надо было только следить, чтоб она не вышла на балкон и не заметила внизу какого-нибудь парня, а то начнет махать ему, улыбаться, звать... – Старик закрыл лицо руками. – Иногда даже расстегивала ворот или задирала юбку... Вам, бригадир, трудно себе представить, какой это позор, все соседи видели – квартира-то на втором этаже; правда, такое случалось очень редко, потому что моя бедная свояченица не отходила от нее ни на шаг, но потом и она умерла... а я не могу бросить работу – не столько из-за себя, сколько из-за нее, моей девочки, за лечение же надо было платить, а упрятать ее в клинику – все равно что похоронить заживо. Одним словом, после смерти моей бедной свояченицы я нанял одну пожилую женщину, чтоб следила за ней, пока меня нет, но скоро убедился: толку от этой сиделки никакого, с таким же успехом девочку можно оставлять и одну: вы знаете, за последние два года стараниями моей бедной свояченицы она просто преобразилась, стала такая послушная, почти все понимала, и я решил попробовать, первые дни, конечно, места себе не находил от страха, но постепенно успокоился – вы не поверите, бригадир, возвращаюсь я со службы, а она мне и суп приготовит, и яичницу сделает – все, как тетка учила, нет, на целый день я ее не оставлял. Боже упаси, я ведь работаю в бюро международных перевозок на площади Республики, а живу на бульваре Тунизиа, в трех минутах ходьбы, и мой начальник, кавалер Сервадио, разрешил мне отлучаться два раза до обеда, два раза после, сбегаю домой – три минуты туда, три обратно, три на то, чтобы проверить, все ли в порядке, дать ей разные наставления, так вот, я говорю, девочка вела себя отменно, вы бы видели, в какой чистоте она содержала дом, в мать уродилась, такая же чистюля, та вечно, как ни придешь, ползает по полу с тряпкой, и дочке внушила, что шваброй чисто пол не вымоешь. – Он вдруг расплакался, видимо, представив себе великаншу-дочь, ползающей по квартире на четвереньках (душевнобольные в своем рвения не ведают усталости). Затем утер кулаком слезы и продолжал: – Она очень любила музыку, и я ей купил такую шутку пластинки заводить – не могу запомнить, как она называется.

– Проигрыватель, – подсказал Дука.

– Вот-вот, проигрыватель. – Он повернул к Дуке залитое слезами лицо. – Я объяснил ей, как ставить пластинки, и все время покупал новые, бедняжке же скучно одной взаперти, я перед уходом запираю балконную дверь и наполовину опускаю жалюзи, на них тоже висят замочки, чтоб девочка не могла их поднять, а то, чего доброго, опять станет глазеть на мужчин, звать их и... – у него не хватило духу повторить: «задирать юбку», и он пропустил эту мучительную подробность, – ...она вела себя на удивление хорошо, штопала мне носки, гладила сорочки – отменно гладила, почти как моя бедная свояченица, я как-то даже забывать стал, что я одинокий мужчина с больной дочерью на шее, придешь со службы, а дома чисто, девочка мне рада, в кухне стол уже накрыт, а все так вкусно – пальчики оближешь, в общем, настоящий семейный очаг. Почти целый год я был счастлив, и вот однажды вернулся домой в обеденный перерыв, а ее нет...

Чтобы прервать эти беззвучные рыдания, раздирающие сердце пуще самых отчаянных воплей, Дука выпустил из пальцев ручку, и негромкий удар по столу сразу отвлек внимание старика: он перестал плакать.

– Давайте с самого начала, – сказал Дука. – Ваше имя?

– Аманцио Берзаги, – с грустной покорностью отозвался, утирая слезы, благонамеренный гражданин, соблюдающий законы и подчиняющийся властям.

– Дата рождения? – продолжил Дука, записав в блокнот древнее и аристократическое ломбардийское имя.

– Двенадцатое февраля тысяча девятьсот девятого.

– Родители?

– Покойный Алессандро Берзаги и покойная Роза Перассини.

– Имя вашей дочери?

– Донателла. – Старик опять зашмыгал носом. – Донателла Берзаги. Это я ее так назвал.

Дука все записал в блокнот.

– А теперь припомните в подробностях тот день, когда исчезла ваша дочь.



3

Старик рассказывал очень обстоятельно. В семь утра, как всегда, зазвонил будильник у него на тумбочке. Он сразу проснулся, выключил его, встал и пошел в комнату Донателлы. Девочка спала на своей – сделанной по специальному заказу – кровати, на обычной она не умещалась. В комнате на столе, на шкафу, на стульях – везде сидели куклы, большие, красивые, в сшитых ею самой платьях. Одну из них Донателла каждый вечер клала себе в постель. В тот раз она спала со своей любимицей Джильолеттой: длинные черные кудри закрывали спящей Донателле лицо, смешиваясь с ее белокурыми прядями. Первое, что сделал отец, – это убрал со лба и щек дочери густые черные волосы и тем самым разбудил ее. Донателла, еще не совсем проснувшись, обхватила его руками за шею и улыбнулась размягченной, чувственной, счастливой улыбкой. Потом он отомкнул замочек и поднял жалюзи, но светлее в комнате не стало: утреннее небо затянули черно-лиловые тучи, то и дело прорезаемые молнией, дул порывистый мартовский ветер. Аманцио Берзаги опустил жалюзи и отправился за дочерью в ванную проследить, не возникло ли какой заминки в ее утреннем туалете. К примеру, если чулок сразу не пристегивался к поясу, то Донателла начинала забавляться – расстегивать и отпускать резнику, поглаживая свою большую белую ногу, – и дело кончалось тем, что она так и ходила по дому со спущенным чулком, чего женственная прелесть ноги явно не заслуживала. Когда были живы мать и тетка, они строго следили, чтоб этих досадных недоразумений не случалось, и девочка выглядела опрятной. А теперь вот на него, на Аманцио Берзаги, легла обязанность подтягивать ей чулки, подбирать мыло, вечно выскальзывающее у нее из рук, – ее это страшно забавляло, как девочку-озорницу, или же напоминать ей последовательность действий при мытье и одевании: сама она из-за расстройства нервно-психических реакций не могла с этим справиться, как должно.

Но когда с утренним туалетом было покончено, далее все шло уже как по маслу, и то утро не составило исключения. Донателла сварила отличный кофе с молоком, а он дал ей указания, что приготовить на обед. По прошествии пяти месяцев он уже не мог с точностью вспомнить, каково было меню на тот день. Наверняка что-нибудь незамысловатое, простое в приготовлении: макароны, яичница, картошка, обжаренное на сковороде мясо. Старик стал напряженно думать, что же все-таки он наметил в тот день на обед: может быть, бульон с лапшой или рожки в масле?

– Да не важно, – сказал ему Дука.

Но Аманцио Берзаги был дотошен и упрям в этой своей дотошности. Какое-то время он еще морщил лоб и прищуривал глаза, а потом с полной уверенностью объявил:

– Точно, рожки в масле, я попросил ее сделать рожки в масле, потому что мы оба их очень любим.

Итак, сидя на кухне и макая хлеб в кофе с молоком, отец и дочь договорились о рожках в масле. Затем Аманцио Берзаги встал из-за стола и, прежде чем отправиться на службу, проверил одно за другим все шесть окон в квартире, то есть убедился, что жалюзи опущены наполовину и все замочки надежно заперты, с тем, чтобы жалюзи нельзя было ни поднять, ни опустить. Наверно, эта полутьма наводила уныние, но уж лучше так, чем ждать, когда девочка выглянет в окно и станет глазеть на прохожих.

После тщательной проверки Аманцио Берзаги вышел из квартиры и по обыкновению запер дверь на ключ. Изнутри Донателла никак не могла ее открыть, поэтому на случай, скажем, пожара, утечки газа или еще чего-нибудь подобного тетка научила ее, как вызвать по домофону привратника, у которого имелся второй ключ. Было восемь часов десять минут, когда Аманцио Берзаги вышел из дома номер пятнадцать по бульвару Тунизиа и сразу направился в маленький бар, пропустить рюмочку граппы. Это был его тайный порок: ни жена, ни свояченица даже не подозревали, что он предается ему несколько раз в день – по две-три рюмки с утра, после обеда и вечером.

– Знаете, когда моя бедная жена была жива, не так-то просто было вечером найти предлог, чтобы улизнуть из дома. Ей втемяшилось, что я завел себе другую, и однажды она даже закатила мне сцену.

Дука не прерывал этих семейных воспоминаний.

– А к граппе я пристрастился после той самой аварии... Бог мой, сколько было крови!

Аманцио Берзаги более пятнадцати лет работал в бюро международных перевозок – водил автопоезда в дальние рейсы из Милана по всей Европе.

– Два раза в Москве побывал, – с гордостью сообщил он. – Помню, недалеко от Красной площади нас остановили люди, толпа людей, им хотелось получше разглядеть нашу зверюгу, преградили нам путь, заставили спуститься, несколько человек забралось в кабину, все трогали, ахали, один немного объяснялся по-итальянски, сказал, что никогда прежде не видел такого огромного грузовика, а после вмешалась полиция и расчистила нам путь. Мне моя работа нравилась, недаром столько лет провел за баранкой и был на самом лучшем счету, так и в трудовой книжке записано: ни одной аварии, даже самой мелкой – до того случая...

А произошло это дождливой ночью неподалеку от Бремы (его автопоезд назывался «Милан – Брема»); шоссе было скользкое, и когда он съехал с автострады, то понял, что здесь даже на сорока идти опасно. Потому полз еле-еле, сигналил на каждом перекрестке, и Бог его знает, откуда он взялся. Этот идиотский «фольксваген» выскочил ему наперерез и угодил прямо под колеса. А внутри целое семейство: муж за рулем, жена, двое детей и теща. Аманцио Берзаги, хоть и двигался медленно и затормозил тут же, а ничего поделать уже не мог: его мастодонт тут же раздавил эту букашку, точно каменный пресс спелые оливки, к тому же от резкого торможения автопоезд занесло на встречную полосу, и в него на всем ходу врезался мотоциклист; Аманцио ударился коленом в гигантский приборный щиток, кость со страшным треском переломилась, а самое ужасное – он из кабины увидел растекающееся по асфальту море крови, высвеченное фарами подъехавших машин; наверно, в кино и то бы не показали такое количество: она бурлила перед колесами, смешиваясь с дождем, и от этого зрелища, скорее даже, чем от боли в колене или от судорожных причитаний напарника: «Ой, матерь Божья, мы же их всех порешили!» – Аманцио потерял сознание; чтобы привести его в чувство, ему в глотку влили целый стакан кирша, да и потом, уже в карете «скорой помощи», которая везла его в больницу, все продолжали вливать, так что он, никогда прежде не употреблявший крепких напитков (разве немного вина за обедом), с тех пор стал ощущать такую потребность: стоит только вспомнить то кровопролитие или другие свои несчастья – так его тянет опрокинуть рюмочку граппы. Следствие, разумеется, установило его полную невиновность, но с таким коленом (хотя хирурги сотворили прямо-таки чудо, ведь он ходит почти не прихрамывал) и думать было нечего снова сесть за баранку, поэтому фирма, учитывая, что пострадал он при исполнении служебного долга, нашла ему месте в отделе международных перевозок, на площади Республики, а живет он на бульваре Тунизиа, так что от дома до «конторы» (миланцы всякую службу называют «конторой») минуты три-четыре ходу.

– Так вот, заглянул я в то утро в бар и спросил порцию граппы. – Он секунду помешкался и признался: – Двойную.

Поток воспоминаний оказался в итоге не столь уж бесполезным: Дука сделал себе несколько пометок в блокноте и про себя решил, что человеческая подоплека этой истории стала ему гораздо яснее.

Итак, после двойной порции нраппы Аманцио Берзаги отправился на службу; на рабочем месте он был в 8.24, то есть за тридцать шесть минут до начала: ему надо было разобрать кое-какие дела, проверить водительские отчеты о расходах. Поскольку он сам много лет разъезжал по Европе, мог объясняться по-французски, по-английски и по-немецки, то был здесь, в конторе, как говорят англичане, «the right man in the right place» (человеком на своем месте): уж, во всяком случае, подсунуть ему просроченные, или фальшивые, или двойные квитанции никому не удавалось.

В четверть десятого Аманцио Берзаги позвонил домой и сразу услышал в трубке хрипловатый, но приятный голос дочери:

– Папа...

Никто, кроме папы, ей позвонить не мог; он сам научил ее, что, если она вдруг услышит чужой голос, то должна сразу положить трубку.

– Что делаешь, Донателла?

– Чищу картошку.

– Осторожнее с ножом.

– Хорошо, папа.

– А вообще, все в порядке?

– Да, папа. Когда почищу, поставлю ее в кастрюле на огонь.

– Умница! Я тебе еще позвоню.

Аманцио Берзаги поработал часок и в четверть одиннадцатого опять набрал номер.

– Папа?

– Как идут дела, Донателла?

– Убрала постели, вытерла пыль, сейчас подметаю пол, – с детской пунктуальностью отчиталась дочь. – Картошка сварилась, воду я слила.

– Молодец, девочка. А газ выключила? – Больше всего Аманцио Берзаги боялся, что Донателла по рассеянности забудет про газ, но за целый год этого, к счастью, ни разу не произошло.

– Да, папа, и рубильник повернула, все, как ты велел. – Ну точь-в-точь первоклассница отвечает урок!

– Хорошо. Будь умницей, скоро я приду тебя проведать.

– До свиданья, папа! – радостно отозвалась она.

Аманцио Берзаги посидел над бумагами еще полчаса и пошел домой. По специальному разрешению своего начальника, кавалера Сервадио, два раза в день отлучался на пятнадцать минут, а эти полчаса наверстывал утром, являясь в контору не в девять, а в восемь тридцать. Дежурный вахтер, нажав кнопку, отворил перед ним дверь служебного входа и приветливо улыбнулся. Немного припадая на одну ногу, Аманцио Берзаги пересек площадь Республики (несколько раз пришлось подождать у светофоров) и широким шагом двинулся по бульвару Тунизиа, Продавец цветов, смышленый быстроглазый паренек, открывающий свою лавку, окликнул его:

– Доброе утро, синьор Берзаги!

Этому цветочнику он заказывал венки на похороны жены и свояченицы и всякий раз, отправляясь на кладбище, покупал у него букеты.

– Доброе утро! – отозвался Аманцио Берзаги с истинно миланским добродушием и похромал дальше по бульвару Тунизиа к своему пятнадцатому номеру.

В спешке он поднялся на лифте на второй этаж и три раза позвонил в дверь: короткий звонок, длинный и еще один короткий. Это был условный сигнал. Затем, поскольку Донателле было не велено отзываться на звонки, он отпер дверь. Замок запирался на шесть оборотов, так что с ним пришлось повозиться, и едва Аманцио Берзаги вступил в переднюю, услышал голос своей девочки:

– Папа!

– Я, Донателла.

Он обнял ее, как будто они не виделись целый месяц, хотя с момента расставания прошло от силы три часа. Затем совершил положенный обход: один за другим проверил все запоры на окнах и жалюзи, газовые и водопроводные краны (а то однажды Донателла забыла завернуть на кухне кран и вынуть затычки из раковины, но, к счастью, он подоспел вовремя). На этот раз Аманцио Берзаги остался доволен: в квартире уже было убрано, из столовой доносились звуки проигрывателя. Уходя, он обнял дочь и поспешил обратно в контору.

– Да, все было в порядке, – рассказывал Аманцио Берзаги, – но я почему-то не мог успокоиться. То ли предчувствие какое... словом, душа была не на месте... а может, я подсознательно искал повод, чтобы пропустить еще рюмочку траппы.

Предчувствие или повод – как бы там ни было, он зашел в бар и выпил свою граппу, на этот раз, правда, не двойную, и поспешил в контору. Поработал еще часок и около полудня позвонил домой. За год он уже привык к этим звонкам, привык после четвертого – максимум пятого – гудка слышать в трубке приятный, грудной голос своей девочки.

На этот раз он его не услышал.

Из трубки доносилось только унылые «тууууу», «тууууу», «тууууу» – каждые несколько секунд. Он насчитал десять этих «тууууу», затем опустил трубку на рычаг и вытер внезапно вспотевший затылок. Почему она не отвечает? Пот, который он промокнул на шее, теперь заструился по вискам – его обычная реакция на тревогу и страх.

Успокойся, иначе тебя хватит удар и Донателла останется одна на белом свете, ей придется окончить свои дни в сумасшедшем доме. Что могло случиться, ведь ты оставил ее всего час назад, а то и меньше, даже если она забыла выключить газ – окна-то приоткрыты, хоть и заперты на замки, она не успеет задохнуться, а случись пожар, привратник подоспеет, у него ключ. И вообще, ты, скорее всего, ошибся номером, как в прошлый раз.

Да, такое уже было, несколько месяцев назад, он неправильно набрал номер, – такое бывает, даже с теми номерами, которые знаешь наизусть, даже со своим собственным, – и, по несчастью, там никто не отвечал.

Надежда придала ему сил. Он снова начал набирать и потом долго, раз десять – пятнадцать, слушал длинные гудки.

Может, опять ошибка (он уже понимал, что обольщается), руки дрожат, вот и попадаешь не в те отверстия!

Попробовал еще и еще – безрезультатно! Шатаясь, встал со стула, чувствуя, как судорогой свело все внутренности. Вышел, в спешке хромая сильнее обычного.

– Случилось что-нибудь? – спросил вахтер, открывавший ему дверь.

– Дочь на звонки не отвечает.

На службе все знали про его несчастье, про его крест, кто-то даже предлагал прислать жену, дочь, сестру, чтобы присмотрели за Донателлой, но Аманцио Берзаги вежливо отклонял эти предложения – не из гордости, а из чистого практицизма (миланцы – народ практичный): какой смысл обременять людей, когда девочке нужен постоянный присмотр, а на это были способны только покойные жена и свояченица. Постороннему человеку такое не по плечу, ведь Донателла, как дитя, задает одни и те же вопросы, все время что-то лепечет, требует внимания. Мать, отец, тетка, безусловно, были готовы на всяческие жертвы, а чужой наверняка уже на третий день не выдержал бы.

– Что вы говорите?! – ужаснулся вахтер, но тут же опомнился: – Да вы не волнуйтесь, может, просто телефон испорчен.

Аманцио Берзаги выбежал на улицу, пустился наперерез машинам через площадь Республики, проклиная светофоры, отчаянно хромая и размахивая руками (как бывший водитель грузовика, он сам не терпел тех, кто переходит на красный свет и теперь жестами просил у своих коллег прощенья); его не испугали ни пронзительный визг тормозов справа, ни тупая морда «ситроена» буквально в двух сантиметрах, скорее всего, он их не видел и не слышал, а только придержал рукой покалеченную ногу, чтоб не мешала; так дохромал он до бульвара Тунизиа, у дома номер пятнадцать открыл подъезд и весь в поту, держа наготове ключи, впрыгнул в лифт; перед дверью квартиры дал условные три звонка и с трудом справился с запором: дрожали руки. В прихожей, против обыкновения, он не увидел Донателлу, не услышал радостного: «Папа!», не смог ее обнять.

Ворвавшись в квартиру, Аманцио Берзаги стал лихорадочно рыскать по всем углам. Донателлы нигде не было. Замочки по-прежнему висели на местах, газ был выключен и рычаг перекрыт, на плите стояла кастрюля с налитой водой, чтобы варить рожки, – девочка уже высыпала их в блюдо, стоявшее на столе рядом с натертым сыром и пакетиком соли. Во всех комнатах царил тот же идеальный порядок, какой он оставил час назад: никаких следов внезапного вторжения и насилия – ни опрокинутого стула, ни разбитого стекла, ни плохо прикрытой двери. В гостиной точно в центре столика красовалась ваза с цветами, а на проигрывателе все еще вертелась любимая пластинка Донателлы с песенкой «Джузеппе в Пенсильвании» в исполнении Джильолы Чинкветти (эту песню дочь слушала часами, да и сам он частенько напевал ее на службе).

Обезумев от страха, Аманцио Берзаги начал заглядывать под кровати, под диваны, под шкафы, где Донателла никак не поместилась бы из-за своих габаритов, потом, весь взмокший, обессиленный, присел на кровать и попытался собраться с мыслями. Уж лучше бы он сошел с ума! Девочка не просто исчезла, а словно растворилась в воздухе. В голове не укладывалось, куда она могла подеваться, притом что входная дверь была заперта на шесть оборотов, ни один замочек на окнах не взломан, и вообще, ничего не тронуто, даже не сдвинуто с места. Колдовство, да и только! Час назад Донателла была здесь, и казалось, у нее нет никакой возможности выйти отсюда – а вот нате вам, пропала...

4

Районный полицейский комиссар сразу определил, что колдовство тут ни при чем. Таинственное исчезновение Донателлы Берзаги объяснить легче легкого, и даже особых доказательств не требуется. Кто-то был явно в курсе всех семейных перипетий и, преследуя свои цели, подобрал ключ к замку (может, и об условных звонках ему было известно). Скорее всего, человек он молодой и весьма привлекательной наружности, поэтому Донателла последовала за ним без всякого сопротивления. Похититель наверняка все рассчитал – вплоть до времени, когда сможет незаметно проскользнуть мимо привратника и не привлечь к себе внимания прохожих, появившись в компании столь видной девицы. Цель похищения также не вызывает сомнений. О шантаже не может быть и речи: откуда у скромного служащего деньги на уплату выкупа? О мести тоже – врагов не было ни у Аманцио Берзаги (наоборот, все, кого он знал, сочувствовали его горю), ни тем более у такой затворницы, как Донателла. Следовательно, целью похищения могло быть только одно: торговля телом девушки, – если принять во внимание его красоту и необычайные размеры. Похититель Донателлы Берзаги, воспользовавшись ее психической неполноценностью и нездоровым пристрастием к мужскому полу, беспрепятственно переправил девицу в какой-нибудь гостеприимный дом, чтобы впоследствии предлагать состоятельным клиентам, которым наплевать на ее умственные способности – была бы только привлекательна и темпераментна.



Комиссар обладал довольно крепкой оперативной хваткой и, выработав для себя единственно возможную версию, стал развивать поиски в двух направлениях: во-первых, опросил всех жильцов дома номер пятнадцать по бульвару Тунизиа. Чтобы так ловко похитить Донателлу, преступник должен был досконально знать маршрут и, стало быть, жить где-то поблизости, вероятнее всего, в том же доме. Однако расспросы ничего не дали: жильцы, по большей части мелкие служащие, чиновники, пенсионеры, отличались удивительной добропорядочностью, и трудно было представить себе, чтобы кто-то из них мог организовать подобное похищение. Основные подозрения, разумеется, пали на привратника. Ведь именно ему Аманцио Берзаги доверил запасные ключи от квартиры на случай пожара или другой опасности, а тот факт, что он не видел, как Донателлу провели мимо привратницкой, выглядел крайне подозрительно. Но после многочасовых бесед с привратником комиссар убедился в его непричастности, во всяком случае, так он написал в своем рапорте.

Второе направление поисков, которые развернул тронутый отцовским горем комиссар, вело в мир домов свиданий и сутенеров-одиночек. Но мир этот столь обширен, извилист и законспирирован, что малочисленная команда по чистке пристанищ порока в течение нескольких месяцев не вспахала и сотой части той необозримой нивы, на коей произрастают в Италии цветы проституции; к тому же Донателлу могли вывезти за пределы страны – скажем, в Южную Америку или на Ближний Восток, где очень ценятся белые женщины, – и область поиска, таким образом, расширялась до размеров Галактики.

Излишне упоминать, что полиция нравов направила запрос в Интерпол и что квестуры вех крупных городов Италии завели на Донателлу Берзаги карточку: «Разыскивается № 658/Н или 329/В», – которая была поставлена в картотеки без вести пропавших, разумеется, с размноженными фотографиями, и если какой-нибудь полицейский агент, случайно наткнувшись на разыскиваемого человека, вспоминал его по фотографии, то это считалось большой удачей. Но разыскивать – нет, где взять время? Даже если бы в сутках было сорок восемь часов. Нынче наряду с массовой культурой возникла и массовая преступность. Полиция уже не расследует отдельные преступления, не гоняется за одиночками – теперь она устраивает облавы на торговцев наркотиками, проституток всех мастей, грабителей, фальшивомонетчиков, сутенеров, шулеров; в мутном, зловонном море преступности всегда период путины, в сети идут и окунек, угнавший четвертого августа в Римини серебристо-серый «мерседес» немца Людвига Гаттермейера, и кит, прибывший с Юга, чтобы учредить в Милане филиал «Коза ностры» (а у него законными или почти законными методами можно реквизировать кое-какое «оборудование» и вырвать несколько имен сообщников). Путем упорных и продуманных научных изысканий полиции всего мира удается держать под контролем то, что в специальной терминологии называется «постоянно повышающимся уровнем преступности», или УП.

Однако, несмотря на сотни облав, проведенных за пять месяцев по всей Италии, полиция не поймала ни одной рыбы – ни крупной, ни мелкой, – которая была бы хоть косвенно связана с исчезновением Донателлы Берзаги. Не то что похитителя или сообщника – ни одного содержателя частного борделя или горничной в таком борделе, которые были бы в курсе! От Интерпола тоже никаких сведений не поступало: ни в Марселе, ни в Гамбурге, ни в других европейских центрах, судя по всему, не обнаружили следов девицы двухметрового роста и соответствующего веса.

Более пяти месяцев убитый горем отец обивал пороги районного комиссариата и всякий раз натыкался на стереотипный ответ: «Весьма сожалею, синьор Берзаги, но пока ничего».

В отличие от остальных блюстителей закона Дука Ламберти заглянул своему собеседнику в глаза и увидел в них невыразимые боль и отчаяние:

– Мы начнем сначала, синьор Берзаги, – сказал он твердо. – Я лично проведу расследование и обещаю сделать все, чтобы найти вашу дочь. – Поскольку утешить старика было нечем, он, немного помолчав, добавил: – Я ее найду, чего бы это мне ни стоило!

И закрыл за посетителем дверь. Чего бы это ни стоило? В каком смысле? Может, для того чтобы ее найти, он решился бы даже на убийство?.. Нет, на самом деле особых усилий и жертв не понадобилось. Чуть больше недели ушло на получение справок из всех архивов Милана, Италии, Интерпола по поводу пропавшей Донателлы Берзаги, затем, внезапно, она была найдена.

5

Маскаранти за рулем, а рядом – Дука сидели в полицейской «альфе», которая медленно проплывала по опустевшему вечернему городу. Уже октябрь, а небо над Миланом звездное, в воздухе не чувствуется никаких примет осени: тепло, тихо, листья и не думают облетать, и – что уж совсем невероятно – нет даже намека на туман. В половине одиннадцатого улицы почти опустели, и громоздкая «альфа» так вальяжно выехала на площадь Республики, словно двигалась по Сахаре. В кармане у Дуки лежал завернутый в вату и уже наполненный миксопаном шприц; он то и дело засовывал руку в карман, желая удостовериться, что шприц никуда не исчез.

У дома номер 15 по бульвару Тунизиа их ожидал предупрежденный по телефону Аманцио Берзаги. Дука сразу заметил, что старик дрожит и глаза его подернуты пеленой ужаса.

– Что случилось? – выдохнул он.

– Ваша дочь... – начал Дука.

Не дав ему договорить, старик еле слышно залопотал что-то нечленораздельное, точно боялся нарушить непривычную тишину этой ночи. Дука с большим трудом уловил в потоке слов настойчивое требование:

– Я хочу ее видеть. Где она? Вы отвезете меня к ней?

– Да, конечно. – Дука придержал его под локоть. – Но сперва поднимемся к вам, надо поговорить.

В доверчивом взгляде Аманцио Берзаги перемешались радость и страх.

– У вас плохие новости?

– Поднимемся, я должен с вами поговорить, – повторил Дука.

Старик кивнул, дверь парадного была открыта, он распахнул ее еще шире, пропустил вперед Дуку и Маскаранти, вошел сам.

– В лифте немного тесно, – произнес он, как бы извиняясь.

Они действительно едва поместились втроем, и, когда лифт тронулся, Аманцио Берзаги вдруг выкрикнул не слишком громко, но предельно отчетливо:

– Что случилось?! Она мертва? Если бы она была жива, вы не пришли бы так поздно!

Кабина лифта остановилась: старик продолжал стоять спиной к двери.

– Она мертва? – переспросил он тем же четким, металлическим голосом. – Будь она жива, вы не явились бы на ночь гладя!

Дука вновь нащупал в кармане приготовленный шприц. Что за неблагодарную работу он себе выбрал!

– Да, она мертва. – Он тоже старался выговаривать отчетливо, чтобы у старика не оставалось никаких сомнений.

Потребовалось еще, наверное, минуты две, прежде чем отец Донателлы Берзаги осознал, что лифт стоит и надо выходить. Поворачиваясь, он задел локтями Дуку и Маскаранти, извинился, вышел, отпер дверь квартиры. Рука его больше не дрожала: видимо, известие о смерти дочери вернуло ему физические и моральные силы, нередко изменяющие человеку в моменты трагической неизвестности. Теперь он по крайней мере все знал.

– Проходите. – Его голос звучал искаженно, точно в магнитофонной записи.

Дука и Маскаранти вошли в квартиру. Видя, что Аманцио Берзаги еле-еле стоит на ногах, Дука инстинктивно подхватил его под руку.

– Спасибо. – Старик мягко, но решительно отклонил предложенную помощь и зажег верхний свет в маленькой гостиной. – Садитесь, пожалуйста.

Он указал Дуке и Маскаранти на диванчик, а сам опустился в кресло, по другую сторону журнального столика, на котором стоял проигрыватель. Дука мельком взглянул на пластинку: все та же песенка «Джузеппе в Пенсильвании» в исполнении Джильолы Чинкветти, – видно, Аманцио Берзаги больше пяти месяцев не дотрагивался до этого ящика.

– Тогда я хочу видеть ее тело. Сейчас же отвезите меня к ней. – Кет, это не магнитофонная запись; в низком, утробном голосе нет ничего человеческого, как будто он принадлежит роботу.

– Разумеется, мы затем и пришли, – отозвался Дука. – Но прежде...

– Говорите, – тоном приказа прогудел робот, спрятанный за пепельно-серой маской.

Дука Ламберти опять похлопал себя по карману, осмотрел обстановку гостиной (довольно искусная подделка под девятнадцатый век), чуть задержавшись на проигрывателе, потом вперил взгляд в кустистые брови старика и заговорил.

6

– Вчера утром вашу дочь нашли на старой дороге близ Лоди... – начал Дука Ламберти.

Бывает и «добрый день» так просто не выговоришь, а тут надо сообщить отцу о смерти дочери, да еще в таких подробностях, что волосы дыбом встанут, и все-таки он заставил себя говорить, подбирая слова и строя фразы с тем расчетом, чтобы рассказ выглядел по возможности менее ужасающим (впрочем, едва ли это было возможно).

– Вчера утром ее нашли на старой дороге близ Лоди, – сказал, вернее повторил, Дука и углубился в чудовищные детали.

Итак, около семи часов утра по старой Эмильянской дороге в окрестностях Лоди, как обычно, тянулись авто и грузовики; утро было тихое, теплое, видимость хорошая, крестьяне уже вышли в поле, у околицы Мудзано слышался игривый рокот трактора, заползающего в обширное чрево Паданской равнины. А по обочинам пересекающей ее старой Эмильянской дороги то слева, то справа дымили костры: очищая свои угодья, крестьяне бросали в них слежавшуюся солому, сушняк и всякий мусор. Костры никак не хотели разгораться, а лишь распространяли плотный, порой удушливый дым, который стлался по земле, захватывая территорию, именуемую полицейскими в белых касках «дорожной зоной», поэтому водители проезжавших мимо машин, попадая в полосу дыма, сбавляли ход и морщились от запаха горелой стерни.

От одного из таких костров шла особенно едкая вонь: в ней ощущалось что-то чужеродное – ни горящая солома, ни навоз, ни старые велосипедные камеры, ни прочие сельские отходы такого запаха не издают. Аромат был какой-то сладковатый, тошнотворный, однако никого из водителей он не заставил остановиться: все думали только о том, чтобы побыстрей проехать зловонное место. А вот некий крестьянин, отправившийся с ружьем на поиски взбесившегося кота (его непременно надо было найти и пристрелить, не то зверюга, не ровен час, подкрадется к дому да передушит всех кур или выцарапает глаза внукам), мгновенно учуяв этот запах (нюх для сельского жителя – первое дело) и увидев у самой кромки своего поля густой дым, поспешил туда. Он все разглядел за несколько метров, но сперва не поверил глазам и, только подойдя почти вплотную к тлеющему стогу прошлогоднего сена, передернулся от ужаса при виде высовывающейся из него руки. Рука была женская, хоте и очень большая, с длинными, накрашенными ярко-розовым лаком ногтями, – такой цвет любят школьницы. С минуту крестьянин стоял в оцепенении, затем кинулся на дорогу, стал размахивать руками и, когда один из водителей соблаговолил остановиться, прокричал, запинаясь и сдерживая рвотные позывы:

– Там... женщина горит. Скорей езжайте за полицией!

Тот не сразу понял, в чем дело, и крестьянин, показав на стелющийся вдоль дороги удушливый дым, хрипло повторил:

– Женщина, слышите, женщина горит на поле, полицию надо вызвать!

Водитель с растерянности продолжал глядеть на этого мужлана, решив, очевидно, что у того белая горячка. К недоверию примешивалось раздражение: он и без того опаздывает, так ему не хватало только всяких дурацких розыгрышей!

– Женщина горит там, под соломой, – все твердил крестьянин, изо всех сил пытаясь выражаться грамотно. – Я подхожу, а оттуда рука торчит, с красными ногтями.

Автомобилист наконец осознал, что это не бред и не шутка, о чем свидетельствовал долетавший с поля чудовищный запах. На миг представив себе руку с накрашенными ногтями в горящем стогу, он, как и крестьянин, ощутил поднимающуюся из глубин желудка дурноту, закашлялся, с трудом выдавил:

– Да-да, конечно, я мигом! – и рванул с места машину.

Карабинеры из Мудзано подоспели очень быстро, а вслед за ними и специальная команда миланской квестуры в крытом фургоне; на всех полицейских были несгораемые комбинезоны. Медицинская экспертиза не смогла с точностью определить время наступления смерти, поскольку тело находилось в костре как минимум с пяти утра. К единому мнению эксперты пришли только по трем пунктам: во-первых, прежде чем бросить свою жертву в костер, преступники изуродовали ей лицо, а пламя довершило эту работу; во-вторых, рост женщины – метр девяносто пять и, в-третьих, если сделать необходимые поправки, связанные с чудовищными обстоятельствами ее кончины, весить она должна была не менее девяносто пяти килограммов.

Два последних пункта, собственно, и дали основание заключить, что сгоревшая женщина не кто иная, как Донателла Берзаги. В Италии, конечно, не у нее одной подобные габариты, но только одна женщина с таким ростом и весом исчезла из дома при загадочных обстоятельствах.

Дука Ламберти не сомневался, что речь идет именно о ней, поэтому и сказал в лифте ее отцу: «Да, она мертва». И все же закон требует официального опознания; кто-то из близких, посмотрев на изуродованные останки, обязан на основании данных, а, в, с и d удостоверить личность покойной.

Без этой процедуры труп следует считать неопознанным, а значит, нельзя начать розыски убийцы: коль скоро не установлено, что Донателла Берзаги мертва, по закону она числится в живых.

Единственный человек на свете, способный определить, являются ли жалкие останки, находящиеся в миланском морге, останками Донателлы Берзаги, – это ее отец, синьор Аманцио Берзаги, только он может засвидетельствовать данный факт, если, конечно, узнает свою дочь.

Дука приехал на бульвар Тунизиа, чтобы выполнить самую жестокую, самую отвратительную, самую чудовищную миссию из всех выпадающих на долю полиции: повезти отца опознавать обезображенный труп дочери на мраморном столе морга. И он ее выполнил, эту садистскую миссию.

– Конечно, – только и сказал Аманцио Берзаги, – поедем сейчас же.

Он выразил готовность ехать в морг и даже уперся руками в подлокотники кресла, чтобы встать, но, несмотря на то, что Дука в своем рассказе тщательно подбирал слова и, насколько это возможно, избегал натуралистических подробностей, попытка подняться удалась старику лишь наполовину: встать-то он встал, но тут же свалился прямо в объятия Дуки, а тот, заранее предвидя такое развитие событий, подхватил его на руки, как младенца.

– Маскаранти, поищи, где тут спальня, – распорядился он.

Маскаранти толкнулся в одну из дверей маленькой квартирки и увидел парад кукол в длинных бальных платьях: комната, несомненно, принадлежала Донателле Берзаги.

– Да нет, не сюда, – заметил Дука. – Если он очнется среди этого кукольного театра, то нам его уже не откачать.

Комната старика оказалась рядом. Дука положил бесчувственное тело на кровать, пощупал угасающий пульс, достал из кармана приготовленный шприц и, закатав рукав джемпера, медленно ввел миксопан в ту часть мышцы, где волосы кустились не так густо; потом завернул пустой шприц в смоченную спиртом вату, убрал его в карман, а в заключение ослабил узел галстука, слишком туго стягивавшего шею синьора Берзаги, расстегнул ворот сорочки, распустил ремень на брюках и вновь пощупал пульс: пока что едва прослушивается.

– Маскаранти, посмотри-ка на кухне, нет ли граппы или еще какого-нибудь крепкого ликера.

Маскаранти как всегда проявил расторопность: почти тотчас же Дука услышал в тишине хлопанье буфетных дверец. Он взглянул на старика, не выпуская его руки: неподвижное, обмякшее тело, глаза закатились под лоб, дыхания почти не слышно, – нет, это не смерть и не ее приближение, просто организм на время отключился, будто приемник, в котором вышли из строя транзисторы.

Дука вдруг почувствовал острое желание расправиться с тем (или с теми), кто убил Донателлу Берзаги, – пусть их будет хоть десять, хоть двадцать, – настоятельное желание стереть с лица земли гнусных тварей, оказавшихся способными на такое зверство.

– Ликера нет, только вино, – сообщил, вернувшись, Маскаранти. Дука покачал головой: вино не годится. Видно, Аманцио Берзаги боролся со своим тайным пороком и нарочно не держал дома крепких напитков.

– Ну, на нет и суда нет, – вздохнул Дука.

Под действием миксопана пульс постепенно приходил в норму. Лучше сейчас не думать о том, что пережил несчастный, болезненно привязанный к своей увечной дочери старик, узнав о ее гибели, да еще такой страшной, и что ему еще предстоит пережить, но мысли мазохистски вертелись только вокруг этого.

– Бригадир...

Голос доносился будто из глубокого колодца, в нем была такая боль, что Дука, который уже собрался послать Маскаранти за бутылкой граппы, вздрогнул и, обернувшись, увидел под кустистыми бровями неподвижный, зеленоватый огонь, точно фосфоресцирующее свечение на циферблате будильника.

– Ничего страшного, обычный обморок, – подбодрил его Дука (он знал, что старик боится инфаркта).

Аманцио Берзаги долго-долго глядел на него, затем охрипшим, с присвистом голосом выговорил:

– Мне лучше, бригадир. Можно ехать.

Он опять выразил готовность отправиться в морг опознавать тело дочери, но Дука движением руки удержал его.

– Полежите еще немного.

– Нет-нет, поехали, – возразил старик. – Мне гораздо лучше.

– Конечно, поедем, – кивнул Дука, – просто наш разговор еще не окончен.

Установлено, что миксопан оказывает стимулирующее воздействие и на психику, благодаря которому при тяжелых депрессиях или коллапсах организм быстрее возвращается в нормальное состояние.

Аманцио Берзаги слегка прикрыл озаренные фосфорическим светом глаза в знак того, что он согласен выслушать Дуку до конца – но только из вежливости.

– Вам не обязательно ехать в морг, – сообщил Дука. – Вы можете и отказаться.

– Я хочу видеть свою дочь, – в здравом уме и твердой памяти ответил старик.

– Боюсь, вы меня не поняли, – упорствовал Дука.

Оборачивая каждое слово толстым слоем ваты, с тем чтобы притушить его кровавый смысл, он вновь попытался втолковать старику, что тот увидит не «свою дочь», а нечто не поддающееся описанию, ведь до того как предать Донателлу огню, убийца еще орудовал камнем, словом, сделал все для изменения ее облика до неузнаваемости, а крестьянин, отправившийся искать бесноватого кота, может, и не поднял бы тревогу, если б не эта чудом уцелевшая рука с накрашенными ногтями.

– Поверьте, вам не обязательно ехать в морг. Закон не обязывает опознавать труп в таком... плачевном состоянии. Напишите официальное заявление об отказе, и к вам не будет никаких претензий. А убийцу... – он в ярости сжал зубы, – мы все равно найдем и без этого. Обещаю вам, что он получит по заслугам.

– Я хочу видеть свою дочь, – повторил Аманцио Берзаги. Миксопан уже действовал вовсю, и старик поднялся с постели энергичным, пружинистым движением спортсмена. Он совершенно твердо стоял на ногах и был настроен решительно, а в лице даже появились краски (вот каких высот достигла медицина).

– Поехали.

– Поехали, – сказал Дука, вставая, и добавил: – Спасибо вам.

Ему и Маскаранти путь до морга показался уж что-то чересчур коротким; старик, вероятно, этого не ощутил. Он всю дорогу держался прямо, не откидываясь на заднем сиденье, потом спокойно выбрался вместе с ними из автомобиля па площадке перед темным зданием; сторож отворил им дверь; из холла навстречу вышел дремавший в кресле дежурный врач: впятером они спустились в подвал и зашагали по длинному коридору мимо дверей холодильных камер, пока сторож не остановился и не открыл одну из них.

И тут Дука не выдержал – схватил старика за локоть, поскольку тот хотел войти первым и увидеть то, что до сих пор называл своей дочерью. А Дука уже видел это, потому и не совладал с собой.

– Не надо, вернемся домой! – почти умолял Дука. – Бог с ними, с этими формальностями, уйдем отсюда!

Но Аманцио Берзаги все-таки вошел в холодильную камеру, освещенную слепящими лампами из тех, что сводят человека с ума. Дука все время поддерживал старика под локоть; по его кивку врач приподнял красновато-серую клеенку, в жуткой тишине, которая сродни безумию, все смотрели на то, что до вчерашнего дня было Донателла Берзаги.

Наконец Дука нарушил эту тишину.

– Может быть, довольно?

– Нет, – ответил Аманцио Берзаги.

Дука понял, что дело здесь уже не столько в миксопане, сколько в несгибаемом, несокрушимом, неистребимом желании найти и увидеть свою дочь, пускай в таком вот жалком обличье, которое нельзя было бы назвать человеческим, если б не уцелевшая правая рука, нежная, белая, с ногтями, намазанными сентиментально-розовым лаком (такой цвет, вероятно, был в моде еще до первой мировой войны). И, глядя, как они поблескивают в мертвенном свете люминесцентных ламп, старик проговорил сдавленным голосом:

– Ее эмаль. Дома, в ванной, до сих пор такой флакончик стоит.

Какой точный подбор слов – сказал не «лак», а именно «эмаль», это значит, что голова у него светлая, миксопан еще действует.

– И вот здесь, на правой ноге, на большом пальце, та же эмаль. – Он слегка коснулся ноги, которую по непонятной причине, как и правую руку, пощадил огонь (на фоне ее нежной белизны тоже выделялись ногти, накрашенные розовым лаком а-ля Элеонора Дузе), и повторил: – Это ее эмаль, у меня стоит точно такой флакончик.

– Вы узнаете свою дочь? – спросил Дука.

Старик кивнул и произнес очень твердо и уверенно (видимо, подумал Дука, дело не только в инъекции миксопана, наверняка им движет какой-то внутренний импульс, не дающий ему потерять самообладание).

– Да. Я бы без этой эмали узнал. – Может быть, его убедили в этом размеры останков, а скорее – некое шестое чувство, безошибочно подсказывающее отцу, что перед ним его дочь, даже если от дочери почти ничего не осталось. – И плечи ее, и вот эта отметина на левой ноге, видите? Донателла в детстве упала, у нее был тяжелый перелом, она могла остаться хромой на всю жизнь, если б нам не попался замечательный хирург.

И действительно, несмотря на то, что огонь основательно потрудился над этим большим телом, он не смог уничтожить ни женственную покатость плеч, ни следы давнего хирургического вмешательства.

Дука кивнул сторожу, чтобы прикрыть труп.

– Все, пойдемте отсюда.

Аманцио Берзаги невольно воспротивился, но все-таки позволил себя увести. В кабинете полусонного врача он подписал протокол опознания: останки, содержащиеся в холодильной камере № 5 морга при миланской квестуре, идентифицированы отцом, Берзаги Аманцио, как труп его дочери, Берзаги Донателлы, на основании нижеследующих анатомических и сопутствующих данных; далее следовал перечень всего, что способствовало опознанию: розовый лак на ногах, след перелома на ноге и прочее. Затем все трое вышли из здания морга и уселись в машину в прежнем порядке: Маскаранти – за руль, рядом с ним Дука, сзади Аманцио Берзаги. Все в той же гробовой тишине, какая царила в холодильной камере, подъехали они к дому номер пятнадцать по бульвару Тунизиа. Вышли, старик отпер подъезд, Дука достал из кармана пакетик – наподобие тех, в каких подают сахар в барах.

– Здесь две таблетки... если не сможете заснуть.

– Спасибо. – Аманцио Берзаги взял пакетик.

– Синьор Берзаги, – тихо и проникновенно проговорил Дука, – не забывайте, что вы нужны следствию.

– Думаете, покончу с собой? – Старик чуть-чуть повысил голос, что особенно обеспокоило Дуку, но лишь на мгновение, потом голос вновь упал почти до шепота, однако не стал от этого менее пронзительным; казалось, он исходил из каждого волоска на этом лице, а прежде всего из ввалившихся, горящих, как две жаровни посреди пепла, глаз. – Нет. Я хочу дожить до того дня, когда вы найдете убийцу моей дочери. И если вы его найдете через тысячу лет, я еще тысячу лет проживу только затем, чтобы поглядеть ему в глаза.

Аманцио Берзаги закрыл за собой дверь и скрылся в темноте парадного. Проводив его взглядом, Дука удовлетворенно кивнул: теперь Аманцио Берзаги не покончит с собой – теперь он был в этом уверен.

Часть вторая

– Тебя как зовут?

– Черномазая шлюха.

– Л чего таскаешься?

– Тебе-то что? Все одно – везде грязь.

– Может, не везде?

– Везде. Вот ты, легавый, приходишь в бардак, как пацан, у которого по утрам не стоит, а сам тут вынюхиваешь. Везде грязь, как ее ни прикрывай.

1

Дверь кабинета Дуки Ламберти со скрипом, будто уступая насилию, отворилась, и вошел Маскаранти, держа за шиворот молодого человека в бархатном, оливкового оттенка пиджаке и водолазке из чистой шерсти, желтой, в тон изжелта-бледному лицу, с которым контрастировали смоляные волосы и такие же черные, будто начищенные до блеска ботинки, глаза.

– Иди, иди, сицилийская рожа, не то хуже будет! – приговаривал Маскаранти, втаскивая парня в кабинет.

– Зачем же так с земляком-то? – укорил его Дука. – Ты ведь, сдается мне, тоже не в Лондоне родился.

– Ну, я все-таки другой породы, чем этот... – Маскаранти прибавил словечко из непечатных. – Всю дорогу силком его тащил, а он упирается, ревет, руки, говорит, на себя наложу, коли засадите. Да накладывай, кто тебе мешает!

Маскаранти шнырнул его, можно сказать, прямо на стол; парень вцепился руками в столешницу и посмотрел на Дуку из-под черной шапки волос.

– Прошу вас, синьор, не отправляйте меня на Сицилию! – сказал он, вытирая слезы кулаками (ногти у него были что-то уж чересчур светлые). – Ей-богу, клянусь, я в тюрьме жить не буду!

Судя по бледным ногтям, и по одышке, и но всей узкоплечей фигуре, у парня явная анемия. Дука отметил это как врач и решил, что у него либо туберкулез, либо сердечная недостаточность.

– Садись, – спокойно сказал и еще мягче добавил: – Да успокойся ты, не плачь!

Парень подсел к столу; позади него стоял, побелев от ярости, Маскаранти.

– Отродясь не видывал такой скотины! – заявил он. Скуластое лицо его сделалось еще шире от гнева. – Я прихожу за ним домой, потом тащу сюда на аркане, а он цацу из себя строит: «Жить не буду! Руки наложу!» – да накладывай сколько влезет, козел вонючий!

– Хватит! – сказал Дука. – Ступай прогуляйся. – И протянул ему руку, но не для рукопожатия, а за сигаретой.

Маскаранти понял этот жест, дал сигарету и вышел, с ненавистью взглянув на сидящего перед Дукой юнца. Отродясь не видывал такой скотины, подумал он, хотя чего ты, собственно, кипятишься – тебя никто в полицию не тянул.

Дука Ламберти с наслаждением затянулся отечественной сигаретой (для настоящих мужчин!), сверился с бумажкой, исписанной каракулями Маскаранти, и обратился кпарню, который продолжал утирать кулаком слезы:

– Итак, ты Сальваторе Карасанто, двадцати двух лет... – Духа сделал еще одну затяжку, – да-а, двадцати двух лет, по роду занятий – король всех сутенеров, живущих в столице нравственности, то бишь в Милане. Кто знает, скольких девчонок ты уже пустил по дурной дорожке! Твоими услугами пользуются все миланские «культурные центры», а проще говоря – дома свиданий. Простушки клюют на твою внешность итальянского любовника, а ты, что называется, приобщаешь их к ремеслу, тем и кормишься...

– Нет, нет, неправда! – Юнец снова был на грани истерики. – Было, не отпираюсь, но только раз, по молодости. Один тип пристал с ножом к горлу, ну я и сосватал ему девчонку, а с тех пор – ни-ни, теперь я представляю фармацевтическую фирму.

– Про это ты кому-нибудь другому расскажешь, – решительно оборвал его Дука. – Я-то знаю, что у тебя за фирма. В нашем списке не одна, а девятнадцать девиц, которых ты сосватал разным типам, и, ручаюсь, он не полный. Пути закона неисповедимы, потому тебя, подонка, всего год продержали за решеткой, хотя ты заслуживаешь пожизненной каторги. По мне, чем торговать женщинами, лучше сразу их с моста в реку. А он, видите ли, сидит здесь таким франтом и вешает мне лапшу на уши – я, мол, представитель фармацевтической фирмы! Не выйдет, любезный! Либо ты как на духу отвечаешь на все мои вопросы, либо я тебя в двадцать четыре часа вышлю из этого благородного города под строгий надзор сицилийской полиции. Итак, даю тебе последний шанс: говори, будешь нам помогать или нет?

Как только ему предложили сделку, да еще таким властным тоном, парень мгновенно прекратил лить слезы и с готовностью затряс головой.

– Буду.

– Ну смотри, не вздумай финтить, а то всю жизнь будешь у меня гулять по кругу – из камеры в колонию, из колонии под надзор, – ты понял?

– Понял, – сказал парень и еще больше побледнел видимо, почувствовав, что этот полицейский не шутит.

– Так вот, – продолжал Дука. – Несколько дней назад была убита девушка двухметрового роста. Зверски убита: сперва ей чем-то – камнем, должно быть, – изуродовали лицо, а потом голую бросили заживо в костер на Эмильянской дороге. – Дука вдруг потерял над собой контроль: повертев в руках крохотную шариковую ручку, какими, вероятно, из соображений экономии министерство внутренних дел снабжает своих верных служащих, он со всей силы воткнул ее острием в столешницу. – Понимаешь? Бросили заживо поджариваться, точно курицу в гриль! Ты меня слушаешь? – Он лихорадочно облизнул пересохшие от ярости губы.

– Да-да, конечно! – закивал парень.

– У нас есть основания полагать, что эта девушка весом в сто килограммов, ростом под два метра и вдобавок умственно отсталая, была похищена кем-то вроде тебя...

– Нет, нет, это ке я! – взвизгнул юнец и так затряс головой, что из его смоляных волос едва не посыпались искры.

– Да не перебивай, я же не говорю, что это ты. – Дука Ламберти с сожалением посмотрел на сломанную ручку. – Я просто формулирую вопрос, а ты постарайся мне ответить как следует, не то на Сальваторе Карасанто можно будет поставить крест.

– А вопрос такой, слушай внимательно. Ты не какой-нибудь уличный котяра, что сосет денежки из своей подружки, ты ас в своем деле, у тебя обширные связи, и если кто слышал что-либо об убитой девушке, так это ты. У тебя же все дома свиданий, все проститутки Милана и окрестностей наперечет. Тебе известно, какая девица перекочевала в другой район, какая – в другой город. И ты бы давно уже срок мотал, не будь у тебя могущественных покровителей. Но теперь на них не надейся. Если не скажешь мне правду, слыхал ли что-нибудь про девушку под два метра ростом и весом в центнер, если не поможешь мне отыскать виновных в этом злодействе, тебя не спасет ни один адвокат и ни один из твоих хозяев. А если выведешь нас на след, я тебе прощу все прегрешения, так что ты снова будешь чист перед законом, и даже в Милане оставлю. Вот и выбирай... – Дука встал из-за стола, распахнул окно, выходящее на полупустынную, залитую мягким светом октябрьских сумерек улицу Фатебенефрателли. – Я хочу знать, слышал ли ты про девушку ростом под два метра и весом почти в центнер... Я все время повторяю эти размеры, чтобы ты понял, о ком идет речь, и все хорошенько вспомнил. Только не говори, что у тебя память отшибло. Не говори так, понял?

Парень чуть не подпрыгнул на стуле – его пробивала дрожь – и еще раз сглотнул слюну. Дуке было противно смотреть: мало того, что занимаются гнусным ремеслом, так они все еще и подлые трусы.

– Слышал, – прошептал тот.

2

– Когда? Где? – надвинулся на него Дука.

– Как-то вечером в «Билли Джо», – отозвался юнец, облизывая губы.

– Что такое «Билли Джо»?

– Ну, это такая пиццерия на бастионах, возле площади Триколоре... такая, понимаете ли, пиццерия. – Сальваторе Карасанто, несмотря на свой страх перед полицейским, не смог сдержать улыбки.

Ну и название – «Билли Джо»! Дуке стало любопытно, хотя пиццерии и не входили в круг его интересов.

– А почему «Билли Джо»?

– У Бобби Джентри, разве не помните, есть такая песня про парня, который бросился с моста.

И правда, вроде бы слышал по радио какой-то американский спиричуэл[1] про парня, который бросился с моста, – очень запоминающаяся мелодия.

– Ну-ну, продолжай.

– Я и говорю, в этой пиццерии собирается молодежь.

– Какая такая молодежь? – фыркнул Дука. – Сутенеры, что ли, вроде тебя?

По тому, как обреченно парень покачал головой, Дука почувствовал, что он решился все выложить начистоту.

– Разный народец попадается, но в основном вполне приличные парочки.

– Ну и что там произошло, в «Билли Джо»?

– Я назначил свидание одной девушке...

– Деловое, конечно? – поинтересовался Дука.

– Ага, – честно признал Сальваторе Карасанто, – но она не пришла, и больше я ее не видел...

Что ж, тем лучше для нее, подумал Дука.

– Ну и?..

– Сел у стойки, заказал себе пиццу и все время поглядывал на дверь.

– И что же?

– Ее все не было, я злился – не люблю, когда меня динамят, – вокруг шум, визг, все уже порядком набрались...

– А дальше?

– Ну, тут садится рядом со мной какой-то тип, заказывает пиццу и вдруг ни с того ни с сего мне и говорит: «Привет, земляк, ты, видать, тоже из курятника?» И давай гоготать. А я не привык к таким фамильярностям, хоть мы и земляки (я по выговору понял, что он из Мессины), но я не позволю первому встречному совать нос в мои дела. О делах я говорю только с друзьями.

– Или с полицией, – добавил Дука.

– Ну да, в крайнем случае, но уж никак не с первым встречным.

Естественно, не станет же он останавливать прохожих на улице и объявлять им: я сутенер.

– Так, и что дальше?

– Ну, тот парень явно перебрал, а может, и накурился... Сидит, губы распустил, изо рта сырные волокна свисают, языком еле ворочает, у меня, говорит, нынче праздник, такое, мол, выгодное дельце обтяпал, хочу с земляком это обмыть.

– И какое же дельце?

– Вот и я его спросил, какое дельце, а он: такое, говорит, дельце, такое дельце – во какое большое!.. И смеется, аж заходится. Я сперва в толк не мог взять, чего он так ржет, да и не до того мне было, чтоб слушать всякую пьяную болтовню, но земляка моего, видно, разобрало: страсть как хотелось передо мной похвастать, ну и выложил, что нашел громадину под два метра ростом, красивую, но у нее не все дома: мужика увидит – и млеет. Одним словом, самый что ни на есть лакомый кусочек для нашего курятника. Помнится, он все повторял: «Такого навару я отродясь не имел, давай с тобой, землячок, это дело вспрыснем!»

– Ну и?.. – не уставал твердить Дука.

– Тогда я, грешным делом, подумал, что он врет, – рассказывал парень, блестя черными, как начищенные ботинки, глазами, – или накурился травки, вот ему и мерещится всякое... но теперь, когда вы, бригадир, упомянули про убитую великаншу, я сразу тот типа вспомнил.

– Как его звали? – спросил Дука, поднимаясь.

– Не знаю, бригадир.

– Не называй меня бригадиром. – Дука смотрел на него сверху вниз. – Как это не знаешь?

– Да я его первый раз в жизни видел, клянусь! И потом, у меня свои заботы, как-то в голову не пришло имя спросить. Доел пиццу да пошел.

– Ладно, подведем итоги. Стало быть, о девушке-великанше, про которую рассказал тебе этот тип в пиццерии «Билли Джо», ты больше ничего не слышал. И его самого с тех пор ни разу не встречал. – Дука выдвинул ящик письменного стола и достал оттуда еще одну ущербную шариковую ручку, какими снабжает своих служащих министерство внутренних дел. – Правильно я тебя понял?

– Да, – без колебаний отозвался юнец в бархатном пиджаке. – Больше ничего не знаю, вот не сойти мне с этого места!

Дука потряс у него перед глазами шариковой ручкой.

– Положим, Сальваторе Карасанто, я тебе поверю. Но чтобы я окончательно убедился в твоей правдивости, ты должен помочь следствию разыскать этого типа. Ты единственный, кто может навести нас на его след, даже при том, что не знаешь его имени. Ведь мы, полицейские, в сутенерском бизнесе плохо разбираемся. – Дука хотел было улыбнуться своей шутке, но не смог пересилить отвращения. – Так что поработай еще немного мозгами.

– Я, право, не знаю, бригадир, чем вам помочь, – с трудом выдавил из себя парень.

– Сказано, не называй меня бригадиром и не финти. Я должен найти твоего земляка из пиццерии «Билли Джо», и я его найду. А ты помоги мне, тогда сможешь спокойно разгуливать по улицам туманного Милана и заниматься своими грязными делишками. Без тебя нам, олухам, не обойтись, ты станешь нашим экспертом. Мы для того и вытащили твою милость из теплой постели, чтоб ты помог нам отловить коммерсанта, который промышляет умственно отсталыми великаншами.

– Так я же его видел всего раз, – повторил Сальваторе Карасанто, – и ничегошеньки о нем не знаю.

– Допустим, – Дука вложил ему насильно в руку казенную шариковую ручку, – и все-таки попытайся. А не хочешь – лети обратно в родную сицилийскую деревню, и я сам по телефону буду проверять, чтобы ты как штык был дома, и не дай Бог тебе на чем-нибудь попасться, тогда загремишь на десять лет. Я ведь предупреждал, что со мной шутки плохи, вот и думай, как лучше выпутаться из этой истории.

Молодой человек был хоть и трусоват, но не глуп и потому с готовностью кивнул, стиснув в пальцах протянутую Дукой ручку.

– Молодец, хвалю, – одобрил Дука. – Давай теперь рисуй своего компаньона по курятнику.

– Не умею я рисовать, – возразил молодой человек, но и ручки все же из рук не выпустил.

– И я не умею, – сказал Дука. – Но общими усилиями у нас, может, что-нибудь и выйдет. Вот тебе лист бумаги, начнем с глаз. Надеюсь, ты способен отличить круг от овала или эллипса? Все глаза – от монглоидных до арийских – можно изобразить в виде этих трех фигур. Какие были глаза у твоего друга?

На последней фразе он чуть-чуть повысил голос; в нем прозвучала такая глухая и темная ярость, что парень вздрогнул. Должно быть, в сидящем перед тобой ничтожном существе есть нечто неотразимое для молоденьких горничных и сорокапятилетних нимфоманок, однако, стремясь возвратить этому плейбою человеческий облик, ты, пожалуй, обольщаешься.

– Ты слышал, что от тебя требуется? Рисуй, какие у него были глаза!

Молодой человек, вместо того чтоб рисовать, сказал:

– Куриные.

– Что значит – куриные?! – взревел Дука. – Рисуй, тебе говорят!

– Круглые, у кур ведь круглые глаза, – пролепетал Сальваторе Карасанто и нарисовал на бумаге два кружочка.

– Так, теперь брови. – Дука пустился в объяснения: – Брови бывают густые или редкие, сросшиеся или разлетистые, и, наконец, они, как улицы, либо слегка изгибаются, либо идут чуть ли не под прямым углом. Понял, о чем я говорю?

Парень кивнул, облизнув пересохшие от страха губы, и нарисовал над двумя кружочками непрерывную и почти прямую линию.

– Будь внимателен, – предупредил Дука. – Ты хочешь сказать, что брови у него совсем сросшиеся?

– Да.

– И черные, не так ли?

– Да.

– Хорошо, перейдем к носу. Меня интересует всего одна деталь – расстояние от одной ноздри до другой. Поставь две точки вот здесь, под глазами: если они будут близко одна от другой, значит, у твоего коллеги тонкий, острый нос, а далеко – стало быть, широкий.

У юнца дрожала рука (Дука, ненавидевший трусов, отметил про себя, что нет худшей трусости, чем трусость преступника, пасующего перед своим же собственным орудием, то есть насилием), однако он заставил себя нарисовать (если, конечно, данный глагол сюда подходит) две точечки, довольно далеко отстоящие друг от друга и призванные изобразить ноздри.

– Ого, какой широкий нос у твоего приятеля! – Дука поднял телефонную трубку и сказал в нее: – Маскаранти, принеси мне сигарету и заодно заберешь словесный портрет. – У него вырвался нервный смешок. – Ну вот, теперь будем рисовать губы. И не напрягайся, ты ведь не Рафаэль, все, что от тебя требуется, – это провести черту, либо прямую, либо изогнутую. Рты, к твоему сведению, бывают трех типов... видал, как их рисуют в комиксах? Уголки вверх – смеющийся тип, уголки вниз – грустный тип, и прямая линия – жестокий тип. Выбирай один из трех, да поживее.

Парень, не помня себя от страха, начертил прямую линию, обозначавшую рот жестокого типа.

– Так, – сказал Дука, – следующее задание – уши. Положим, дело это нелегкое, не всякому художнику под силу нарисовать уши, но мы и не претендуем на мастерство Караваджо, верно? Будет довольно, если ты полукругом изобразишь оттопыренное ухо или вертикальной линией – приплюснутое.

Почти в полуобморочном состоянии Сальваторе Карасанто пририсовал справа и слева от глаз большие полукружия. Подонок, значит, лопоух, заключил Дука.

– Так, с грехом пополам добрались до подбородка, – проговорил он. – Если подбородок нормальный, можешь нарисовать горизонтальную линию, если торчит вперед, то вертикальную, а если срезан, – тогда диагональ, и чем длиннее она будет, тем больше, значит, скошен подбородок. Ну, давай, не ошибись.

Но парень не успел провести нужную линию, потому что вошел Маскаранти, держа в руках пачку сигарет и коробок спичек. Дука закурил и снова накинулся на юнца:

– Не отвлекайся, рисуй подбородок знатного синьора, который нашел для вашего курятника курицу ростом метр девяносто пять и весом почти девяносто пять килограммов, а ума у нее было даже меньше, чем у курицы, несмотря на двадцативосьмилетний возраст. Очень тебя прошу, рисуй старательно, не то изувечу.

Под взглядом полицейского парень задрожал как осиновый лист, хотя Дука его бы и пальцем не тронул – не потому что конституция это запрещает, а просто руки не охота марать.

– Будь ласков, нарисуй мне этот подбородок.

Диагональ вышла нетвердая, извилистая, как на абстрактных рисунках, однако же довольно длинная.

– Ты хочешь сказать, что подбородка у твоего приятеля как бы и вовсе нет?

– Да.

Дука глубоко затянулся. Типичный портрет уголовника по Ломброзо[2] или по Фрейду; современные специалисты по соматологии и характерологии преступности, без сомнения, это подтвердили бы.

– И сколько же твоему дружку лет?

– Он не мой дружок.

– Ладно, не цепляйся к словам, – примирительно заметил Дука. – Сколько, по-твоему, лет этому милому юноше, случайно встреченному тобой в благопристойной пиццерии «Билли Джо» – пристанище любителей выпить и полномочных представителей курятника вроде тебя?

– Думаю, лет двадцать пять, не больше, – предположил парень, дрожащей рукой откладывая ручку.

– А росту он высокого?

– Скорее наоборот.

– Что это значит? Такой, как ты, выше или ниже?

– Ниже.

Дука окинул взглядом юнца, который по росту никак не тянул на баскетболиста, и взял со стола листочек с его рисунком. Сделал на нем несколько своих пометок, а затем протянул Маскаранти.

– Отнеси это нашим друзьям в этико-эстетический отдел.

Маскаранти усмехнулся.

– Скажи, что речь идет о совсем юном коротышке, еще ниже, чем вот этот. Глаза у него, как видишь, круглые, точно у курицы, брови сросшиеся, а ноздри, что называется, широко расставленные.

У Маскаранти опять вырвался смешок.

– Объясни им, что рот у нашего Ринальдо прямой, о чем свидетельствует вот эта горизонтальная линия, а подбородок сильно срезанный, если судить по вот этой длинной диагонали.

Маскаранти посмотрел на произведение абстрактного искусства и заметил:

– Извините, доктор, вы забыли про овал лица.

Дука сокрушенно покивал: кажется, у него проявляются симптомы раннего склероза.

– Послушай, – вновь обратился он к парню, – тебе еще придется вспомнить, каков овал лица у рыцаря из пиццерии «Билли Джо». Теоретически существуют три типа лиц: квадратные, круглые и треугольные. В какую из этих трех фигур ты бы поместил черты своего земляка?

Вопрос с геометрическим уклоном явно оказался трудноват для молодого сутенера, но, поразмыслив секунд двадцать, он все же изрек:

– В квадрат. – Погоняемый страхом парень напрягал все свои извилины, чтобы ответить точнее. – Сам он не толстый, но довольно упитанный, и лицо у него такое... широкое. – Он подумал еще немного. – Пожалуй что, именно квадратное.

– Так я пишу «квадратное»? – уточнил Маскаранти.

– Да, – отозвался Дука.

На листке, исчерканном молодым сутенером, Маскаранти приписал: «лицо квадратное». Затем добавил:

– Сказать, чтоб сделали срочно?

Дука отрицательно мотнул головой. Донателла Берзаги умерла, заживо сгорела в стогу соломы на старой Эмильянской дороге. Ее убийцу необходимо найти, но спешки никакой нет. Даже если они сегодня его возьмут, преступник, совершивший такое злодейское убийство, получит сравнительно небольшой срок, который еще сократится в результате всяческих амнистий, и, вероятно, очень скоро в какой-нибудь забегаловке на улице Торино или на площади Кайроли они вновь встретят его, благоухающего одеколоном, с бакенбардами, завитыми лучшим миланским парикмахером, и в кармане у него будут хрустеть сто тысяч, которые он выудит у какой-нибудь дурищи, не устоявшей перед этими бакенбардами, этими куриными гляделками, срезанным подбородком и жестокой линией рта.

Ей-богу, не стоит, подумал Дука Ламберти, тратить государственные деньги на срочное составление словесного портрета этого охотника за великаншами и в спешном порядке рассылать его по всем хвестурам Италии.

– Свехзвуковой скорости не надо. Пускай везут хоть на велосипеде.

Маскаранти улыбнулся одними глазами.

– А с этим что делать? – Он указал на юнца.

– Еще чуток тут посидит, потом я тебя вызову, – ответил Дука.

Он дождался, пока дверь за Маскаранти закроется, и предложил парню сигарету. Но тот вежливо отказался. Сутенеры, как правило, балуются наркотиками, а банальные сигареты не курят: извращенная натура не знает границ. Дука закурил сам и обратился к своему клиенту с новой речью:

– Видишь ли, приятель, мы, служители порядка, – народ суетный, бестолковый, хотя у нас и есть полиция нравов, отдел по борьбе с наркоманией, научные лаборатории, электронные архивы с коллекцией отпечатков, однако спецам вроде тебя наверняка мы кажемся дурачками, будто вчера вышли из яслей Христовых. – Он положил банальную отечественную сигарету в банальную пластмассовую пепельницу. – Вот и я, к сожалению, принадлежу к разряду невинных агнцев, поэтому хочу тебя попросить еще об одной услуге, а ты уж расстарайся и помоги мне, иначе жизнь твоя будет кислей недозрелого лимона. – Он покосился на усердно закивавшего юнца, прошел в глубь небольшого кабинета и повернулся к собеседнику спиной. – По части миланской проституции ты профессор, не чета нам, мог бы, наверно, участвовать в телевикторине на эту тему. «В каком районе Милана, как правило, группируются женщины легкого поведения?» – спрашивают тебя, и ты безошибочно указываешь этот район на карте. А ведущий этой программы кричит: "Браво, брависсимо! Вы получаете десять золотых жетонов... Теперь перейдем ко второму вопросу, и если вы точно на него ответите, то получите сто жетонов: «На какой улице данного района наблюдается наибольшее скопление подобных дам?» Я уверен, ты отлично справился бы и со вторым вопросом. Парень отрывисто, истерично засмеялся; Дука круто обернулся к нему.

– Так вот, внимательно слушай вопрос, золотых жетонов не обещаю, правда, но если не ответишь, всю рожу тебе разобью. Какие дома свиданий, бордели, вонючие ямы тебе известны? Дело в том, что мы, убогие полицейские, роемся вслепую, как кроты. Поэтому будь любезен, назови мне культурные центры, магазины мужского и женского белья, парикмахерские, все точки, где по твоим сведениям торгуют женщинами. – Он схватил его сзади за чернущую гриву волос. – Говори, дорогой, я тебя просто умоляю!

От этой железной хватки, а еще более от лицемерно просительного голоса парень затрепетал. Какой ни извращенец, а все-таки усек, что этот полицейский не оставляет ему никакого выбора.

– Да-да, хорошо, я назову.

3

Из квестуры Дука вышел около трех часов утра. Отказавшись от услуг Маскаранти, домой вернулся пешком. Ночь была удивительная, совсем не октябрьская – теплая и ни намека на туман. Чувствуя невыразимое блаженство, он прошагал по опустелым мостовым (лишь изредка в этой пустоте тоскливо шуршали машины). От улицы Фатебенефрателли до площади Леонардо да Винчи путь неблизкий, но он с удовольствием проделал его, правда, это было только физическое удовольствие – глотнуть воздуха и размяться после четырнадцати часов, проведенных в душном кабинете, – душа же и мозг никакого удовольствия не ощущали: перед мысленным взором все стоял (и Бог знает, до каких еще пор будет стоять!) несчастный старый отец, вынужденный опознавать свою дочь по цвету лака на ногтях. Больше Дука Ламберти ни о чем думать не мог.

Перед тем как отпереть подъезд, он взглянул на часы: половина четвертого. Поднялся по лестнице на второй этаж (не в лифте же ехать) и уже было полез в карман за ключом, как дверь вдруг распахнулась: в прихожей стояла Ливия.

– Только не говори, что ты меня ждала до сих пор! – сказал он вместо приветствия.

– А кого же еще! – с обычной своей прямолинейностью откликнулась она.

Действительно, кого же еще! Этой поди-ка возрази. С тех пор как Лоренца отбыла вместе с Карруа на Сардинию, она обосновалась у него в квартире, стирала, готовила, дарила ему свою любовь, а если надо, ждала его до полчетвертого утра.

– Звонила Лоренца из Кальяри.

– Угу, – буркнул он и снял пиджак, который влюбленная гардеробщица тут же подхватила.

– Сказала, что чувствует себя хорошо и к Рождеству вернется.

– Угу. – Он прошел на кухню и налил себе воды из-под крана.

– Ты что, не слышишь? Я говорю, сестра твоя звонила! – прикрикнула Ливия, следуя за ним по пятам.

Он, не оборачиваясь, выпил стакан воды. Ну почему же он не слышит – слышит! Сестра Лоренца вместе с Карруа отдыхает на Сардинии и вернется к Рождеству. Он помнит ее, жалеет, скучает по ней, ведь они почти всю жизнь неразлучны, если не считать тех трех лет, которые он провел в тюрьме за то, что избавил от мук умирающую от рака старуху... Но сейчас его сжигают куда более острые ощущения.

Он вышел из кухни, бросив Ливии:

– Спасибо, я понял. – Войдя в спальню, он разделся, лег на узкую кровать, натянул на себя одеяло и погасил свет.

– Дука, что с тобой? – послышался в темноте голос Ливии.

И поскольку он не ответил, Ливия, не зажигая света, тоже сбросила одежду и юркнула под одеяло. Кровать была односпальная, и было время, их ужасно смешила такая теснота, но сейчас ни ему, ни ей в голову не пришло рассмеяться.

– Дука, ради Бога, что стряслось? – спросила Ливия, наклоняясь над ним. – Почему ты не хочешь мне сказать?

Он уткнулся ей в шею, вдохнул запах ее волос.

– Сутенеры заживо сожгли в стоге соломы умственно отсталую девушку. Подонки, звери! Мне пришлось везти отца в морг, на опознание – тоже настоящее зверство. Ты меня прости, но пока их не отыщу, я не успокоюсь.

– Этого мог бы и не говорить. – Ливия коснулась губами его уха и колючей щеки. – Как будто я не знаю, что ты не найдешь себе места, пока не поймаешь злодея. – Она обняла его, прижалась еще теснее. – Глупый!

Да уж, он и впрямь давно начал сомневаться в своем уме.

– Хорошо бы, с завтрашнего дня ты меня повозишь. – Он неправильно употребил время; любой филолог наверняка поставил бы это ему в вину, однако в данный момент его интерес к суждениям филологов был более чем умеренным.

– Глупый, – повторила Ливия, лаская губами жесткую щетину. – Я и так тебя все время вожу.

– Да, но это услуга особого рода, – возразил Дука, слегка оттаивая от нежного женского тепла, которое источала ее чистая, ненадушенная кожа.

– Почему особого? – Ливия зарылась лицом в его плечо.

– Мне надо осмотреть дома, которые прежде назывались борделями, ямами, домами терпимости, а теперь именуются культурными центрами.

– Что ж, такая твоя работа, я уже привыкла помогать тебе в расследованиях.

– Но это расследование я должен провести инкогнито. Не как полицейский, а как клиент.

– Клиент?

– Ну да. Ведь если я явлюсь под этот гостеприимный кров в форме, то ничего не узнаю. Убитую девушку наверняка содержали в одном из частных борделей, скорее всего, в дорогом, аристократическом. Она была настоящая великанша с умом восьмилетнего ребенка, и они, конечно, не могли выпустить ее на панель как простую шлюху. Так вот, если я прикинусь клиентом, может быть, и удастся что-нибудь раскопать.

– Ладно, – согласилась Ливия, – повожу тебя и по этому туристическому маршруту.

– А ты хоть знаешь, сколько в Милане таких мест? Это могут быть и частные дома, и магазины, и все что угодно... Заходишь, к примеру, в небольшую добропорядочную галантерею, где большой выбор всего – от ажурных чулок до детских рукавичек, а в служебном помещении этой галантереи стоит удобный диван и рядом ванная, посему почтенный господин имеет возможность приобрести в торговом зале вязаный свитерок для внучонка, а затем проследовать в подсобное помещение, где на диване уже возлежит двадцатилетняя красотка, которая вдруг начинает испытывать к почтенному господину горячую симпатию. – Благодаря ее близости ярость постепенно уходила из голоса Дуки. – Знаешь, полиция нравов даже набрела на овощной магазин, где в подсобке оборудовали бордель. К примеру, покупатель просит: «Взвесьте мне, пожалуйста, килограмм яблок». А милейшая синьора за прилавком ему отвечает: «К вашим услугам, синьор, у нас сегодня отменные яблоки, вот полюбуйтесь». И проводит его в подсобное помещение, где на диване уже сидит Ева с яблоком в руке.

Оба тихонько рассмеялись в темноте. Дука погладил ее изборожденное шрамами лицо.

– Начнем завтра в десять; храмы удовольствий работают круглые сутки, и по утрам тоже. Командор Каругати выходит из дома ровно в девять и куда направляется? Разумеется, в контору с вывеской на двери: «Еврометаллэкспорт». Вот он уже у себя в кабинете, но еврометаллом там и не пахнет...

– В десять так в десять, – сказала Ливия.

– С нами еще поедет молодой красавец гид, – сообщил Дука. – У него бархатный пиджак оливкового цвета и очень красивая желтая водолазка. Ему известны все адреса этих благородных домов, я его прозвал «эксперт по делам проституции». Ясно тебе?

– Ясней некуда. Только ты не бесись так, прошу тебя! – Ливия опять уловила в его голосе хорошо знакомый ей низкий звон; она давно усвоила, что это не только бешенство, но и боль. Потрепав ежик волос на затылке, повторила: – Ну не бесись, слышишь?

– Они сожгли ее заживо!

– Господи, дай же мне хоть раз увидеть тебя счастливым! – взмолилась она.

Дука крепко ее обнял. И произнес очень банальное, неуместное в этой теплой постели и совсем не выражающее всей его нежности слово:

– Прости.

Но как еще мог он повиниться за все, что пришлось и придется ей пережить по его милости? Таких и слов-то нет. Поэтому он добавил:

– С утра пойдем в квестуру, возьмем машину с телефоном, прихватим красавца в бархатном пиджаке и будем прочесывать все злачные места в столице итальянской морали до тех пор, пока я не найду скотов, которые сожгли эту несчастную...

– Хватит, – оборвала она. – С тобой рядом прелестная женщина, а ты все о работе да о работе.

Они снова засмеялись, и он забыл о работе.

4

А вспомнил уже после семи часов, как только его разбудил грохот машин, доносившийся с площади Леонардо да Винчи. Зажег лампу; на тумбочке мерно тикал будильник. Ливия крепко спала, разметав одеяло. Дука ласково провел рукой по ее лицу, по волосам, по груди, затем взял со стула одежду и пошел в ванную. Вернувшись, он застал ее все еще спящей.

– Проснись, красавица! – Он потрепал ее по щеке.

– Ах, милый! – вздохнула она сквозь сон. Потом открыла глаза, потянулась к нему.

– Не надо, прическу испортишь, – пошутил он. – Лучше поторопись.

Она вскочила с постели и через десять минут – Дука едва успел выкурить сигарету – была готова.

– Пошли пешком, – предложил он.

Так приятно пройтись по городу ранним, необычайно ясным октябрьским утром: что-то странное творится с Миланом нынешней осенью! На бульваре Пьяве, возле площади Обердан, они заглянули в бар; Дука с удовольствием смотрел, как Ливия набирает целую гору булок к своему «капуччино». Женщинам, которые не боятся испортить фигуру, цены нет, подумал он. Они двинулись по проспекту Порта-Венеция, по улице Палестро, мимо городского парка (листья на деревьях нежатся под лучами лишь слегка поблекшего солнца и будто не думают опадать – неужели это лето так никогда и не кончится?). А вот улица Фатебенефрателли, садик перед квестурой. Полицейская «альфа», оснащенная телефоном, уже стояла наготове, и около нее дожидались отправления Маскаранти и трясущийся от страха юнец в оливковом пиджаке и желтой водолазке.

– Доброе утро, синьорина. Доброе утро, доктор, – окликнул их Маскаранти.

Ливия тут же уселась за руль, а Дука – рядом с ней.

– Ну, полезай, ублюдок! – Маскаранти силой впихнул парня на заднее сиденье.

– Не трожь его, – сказал Дука.

– Терпеть не могу этих... – Маскаранти оборвал фразу, смущенно покосившись на Ливию.

Но она не успела обратить на него внимания, потому что раздался властный голос Дуки:

– Поехали!

Ему тоже эти... не очень нравились, он взглянул в зеркальце заднего обзора на женоподобное, изжелта-бледное лицо сутенера; тем временем машина тронулась, и Маскаранти помахал вслед маленькой туристской группе особого назначения.

– Куда ехать?

– Наш друг укажет, – отозвался Дука. – Он обещал меня свезти в самый шикарный притон Милана. Ведь бедную великаншу не могли поместить в какую-нибудь забегаловку, верно, Сальваторе? – Он обернулся и поглядел на брюнета (тот машинально кивнул). – Давай, говори точный адрес.

Обитель порока находилась неподалеку от улицы Мандзони – можно было и пешком дойти. Ливия остановила машину перед входом в старое, внушительное здание прошлого века – должно быть, наследие «скапильятуры»[3].

Дука ступил на тротуар и кивком головы велел выходить бархатному пиджаку. Затем наклонился к окошку и тихо сказал Ливии:

– Следи за дверью. – Возможно, тот, кого он ищет, как раз сидит здесь и, почуяв неладное, попытается сбежать.

– Не беспокойся, – отозвалась она.

Следуя за гидом, Дука вошел в помещение привратницкой, довольно мрачный тип глянул на них сурово, но Сальваторе Карасанто помахал ему, как машут друзьям с отплывающего катера, и свернул налево, к лифту.

Последний этаж (порок часто гнездится в мансардах); на двери табличка «Софьор» – странное название. Открывшей им женщине наверняка под сорок, но выглядит моложаво и при всем параде, несмотря на ранний час. Юный спутник Дуки, как давний знакомый, был одарен ослепительной улыбкой, а на долю гостя достались церемонные поклоны и расшаркивания.

– Добрый день. Весьма рада. Прошу вас, проходите.

Маленькая, тесная прихожая увешана дорогими гобеленами; по обеим сторонам короткого коридора красуются серебряные плашки; освещение мягкое, торжественно-интимное.

– Мой друг, – слегка помятым от страха голосом представил брюнет.

– Я поняла, дорогой, добро пожаловать! – проворковала сорокалетняя мадам, распахивая перед ними дверь е гостиную. – Очень мило с твоей стороны, что ты приводишь ко мне таких очаровательных друзей.

Дука улыбкой ответил на ее комплимент и стал с любопытством рассматривать обстановку буржуазной гостиной, выдержанную в староамериканском вкусе.

– Чувствуйте себя как дома, я мигом, – произнесла хозяйка тоном добропорядочной вдовы и удалилась.

Пока они были с брюнетом один на один, Дука тихонько дал ему соответствующие наставления:

– Я выберу девицу и уединюсь с ней, а ты заговаривай зубы хозяйке дома. – Он понимал, что слово «дом», употребленное вот так, без всяких дополнений и определений, не выражает сути явления, однако ничего не добавил. – И не вздумай выкинуть какой-нибудь фортель – сбежать там или сообщить этой любезной даме, что я из полиции, – потому что тогда твое положение будет хуже, чем у покойника, самому жить не захочется... Одним словом, отвлеки хозяйку, чтобы я мог без помех побеседовать с девицей. Запомни: я тебе доверяю и очень не люблю разочаровываться в людях.

Он был почти уверен, что не разочаруется: кое-какие извилины под этим узким лобиком все же есть, недаром парень повинуется ему с полувзгляда, и для того, чтоб добиться его понимания, не нужны были ни оплеухи, ни зуботычины.

– Хорошо, – сказал парень. – Только я тоже хочу вас предупредить: здесь платят вперед. Вы должны выложить денежки прежде, чем уйдете с девицей, иначе хозяйка вас заподозрит, и посте меня не вините.

Ладно, примем к сведению. Он еще раз взглянул на гравюры, украшавшие стену гостиной: индейцы скачут на неоседланных лошадях, как в кино, – наверняка работа какой-нибудь высокопрофессиональной ломбардской типографии, ловких ломбардских печатников, потому гравюры кажутся подлинными, будто их изготовили сами индейцы.

– Не бойся, я заплачу, – сказал Дука.

В этот момент вошла девушка. Шоу началось. Она была миниатюрная, коротко стриженная и очень хорошенькая, разве что глаза немного осоловелые. Кроме ярко-розовых вельветовых брючек, на ней не было ничего: видно, торопилась к выходу на сцену.

Следом за ней вошла хозяйка с подносом, на котором стояли бутылка и стакан.

– Рановато, правда, но «негрони» прибавляет жизненных сил. – Она лукаво подмигнула при последних словах.

Парад продолжался недолго: девушек было всего четыре, среди них одна чернокожая. Дука внимательно к ним приглядывался, пытаясь определить, какая окажется самой разговорчивой. Наконец он выбрал негритянку и отправился за ней в маленькую, но очень уютную комнату, освещенную неярким октябрьским солнцем. Отдернув занавеску, увидел мясную лавку на углу улицы Мандзони, няньку, толкавшую перед собой коляску с двумя близнецами – добрый знак! – и оскаленную пасть экскаватора: прямо перед домом рыли котлован нового здания.

– В выходные здесь потише, – заметила негритянка, с профессиональной быстротой освобождаясь от одежды.

Типичная африканка – об этом свидетельствовал не только темный цвет кожи, но и толстые, вывороченные губы, расплющенный нос, упругие и продолговатые, как кабачки, груди.

– Тебе этот шум не мешает? – спросила она. – Многие жалуются, нервничают, особенно с утра, но что поделаешь, с другой стороны есть комнаты, куда почти не доходит шум, а меня запихнули в эту, проклятые расисты!

Экскаватор действительно ревел так, что дребезжали стекла, и Дука с трудом разбирал ее слова.

– Ты одевайся, – сказал он. – Я ведь сюда не за тем пришел, а чтоб поговорить.

Негритянка тупо на него поглядела и захохотала. Проституткам попадаются всякие извращенцы, но такого, который бы в десять утра пришел в бордель просто поболтать, она, видно, еще не встречала.

– Шутник! – Она вытянулась на постели и про себя подумала, что он, скорее всего, пьян, поскольку пьяных в городе и с утра пруд пруди.

Дука присел на краешек кровати.

– Я полицейский. Прикройся и садись поближе – поговорим.

При слове «полицейский» роскошное черное тело – от длинных стройных ног до продолговатых грудей – будто все передернулось.

– Не надо бояться, – сказал Дука, глядя на пыльный солнечный свет, проникавший в комнату сквозь занавески. – Не надо меня бояться.

Она торопливо натянула трико золотистого цвета и накинула на плечи прозрачную, ничего не прикрывавшую пелеринку.

– Да, я полицейский, но тебе бояться нечего, – повторил Дука под адский рев экскаватора. – Вот мое удостоверение. – Он достал из кармана корочки. – Я не причиню тебе зла. Ты мне только помоги, а потом можешь уходить на все четыре стороны.

Негритянка наклонила голову, и Дуке показалось, что в глазах ее уже нет прежнего страха.

– Я разыскиваю следы девушки очень высокой, почти двухметрового роста, и умственно отсталой. Ее похитили и, по моим сведениям, сплавили в один из таких шикарных домов, как ваш. Может быть, ты ее видела или слышала что-нибудь о ней. Тут ошибиться трудно, потому что, как я тебе сказал, девушка необычная – рост под два метра, а вес почти сто килограммов. Такая может привлечь клиентов только с извращенными вкусами, наверняка продавали ее дорого. Припомни, пожалуйста, не упоминал ли кто о ней невзначай. Это все, что мне от тебя нужно.

Скрестив руки и слегка дрожа, возможно, от холода, она пыталась прикрыть бесстыдно выглядывавшую из-под пелеринки грудь.

– Слыхала про такую.

– Слыхала? От кого?

– Клиент один рассказывал.

– А поподробнее? – Он опять понизил голос, потому что экскаватор на минуту умолк. Скользнул взглядом по босым ногам негритянки на пушистом небесно-голубом паласе: очень стройные ножки, ногти намазаны лаком цвета розового цикламена – на темной коже так красиво смотрится. – Когда он у тебя был и кто он таков?

– Да уж месяца три назад, в конце августа, еще жара стояла, – уточнила девица. – Ему сказали, что здесь есть негритянка. – Она улыбнулась. – Я... Вот он и пришел.

– Ну?

– Ну и говорит: мне, мол, нравятся женщины... в общем, разные. Негритянки, японки... Один раз даже с лесбиянкой был.

Сообразительная девочка, по-итальянски говорит почти без акцента, как ни странно, у нее римский выговор. Экскаватор снова заревел за окном, и голос негритянки зазвучал чуть громче:

– Но одну он никак не мог забыть, всю дорогу талдычил о ней. Она была огромная, настоящая великанша... Едва о ней заговорил, ужас как распалился, и тогда...

– И тогда?.. – нетерпеливо переспросил Дука.

И тогда, рассказывала она, этот плюгавый извращенец начал ее обнимать, тискать, а сам все вспоминал, как той здоровенной дуре нравилось заниматься любовью – она могла со всяким, день и ночь напролет, точно одержимая, говорил маленький, пухленький человечек, сразу видно, что у нее не все дома, зато в постели просто бомба.

Просто бомба, с горечью повторил про себя Дука. Без сомнения, это она, ему повезло с первой же встречи, уж теперь-то он выйдет на след. М-да, просто бомба!

– А что еще? Не сказал, где ее нашел?

– Нет, наоборот, жаловался, что потерял ее: в том доме ее больше нет, и куда она девалась – никто не знает, а он совсем покой потерял, говорит, заплачу хоть полмиллиона, лишь бы снова ее увидеть. Вот умора!

– Как он выглядит, тот клиент, которому нравятся «разные»?

Несколькими штрихами негритянка его описала: лысоватый, на шее большая черная родинка, из-под воротника ее видно.

– А как по-твоему, кто он по профессии? Инженер, учитель, торговец, мелкий промышленник, художник?

– Художник! Ха-ха-ха! – Негритянка, забывшись, отняла руки от груди. – Торговец, пожалуй, или промышленник... для художника слишком неотесанный.

– Ты по акценту смогла бы определить, откуда он?

– Типичный миланец. – Девушка опять засмеялась, на сей раз невесело. – Слушай, можно я выпью? Я все же побаиваюсь вас, легавых.

– Пей, – разрешил Дука. – Но меня ты можешь не бояться, я тебе уже говорил.

Прелесть она все-таки, такая женственная, грациозная и к тому же очень неглупа. Какая подлость, что судьба заставляет ее гнить в этой яме!.. Негритянка прошла по комнате в солнечном луче, сделавшем ее одеяние еще более прозрачным, вытащила из бара бутылку и стакан.

– Хочешь?

Дука помотал головой, она налила себе, вернулась на место, выпила. В стакан вошло едва ли не кварта виски; двумя глотками девушка осушила половину и сразу помягчела, успокоилась.

– Постарайся припомнить еще какие-нибудь подробности, – вновь приступил с расспросами Дука. – Ну хоть что-нибудь про того человека.

Она кивнула, явно понимая, что ему надо, и пытаясь быть ему полезной – добровольно, всей душой.

– Еще он говорил, что один раз был с карлицей.

Не слишком интересная деталь, однако в Милане не так уж много карлиц, и если ее отыскать да расспросить про этого коллекционера, возможно, что-нибудь и всплывет.

– Так, что еще?

Она допила виски, в задумчивости покачала головой.

– Вспомнила.

– Что?

– Он сказал, что за одну еще ночь с той дебильной великаншей готов заплатить хоть полмиллиона.

– Это ты уже говорила. Что еще?

– А еще... – Она брезгливо поморщилась, видимо, припоминая липкие лапы сладострастного коротышки. – Ну да, он упомянул, что зарабатывает кучу денег на пластмассах.

– На пластмассах? Так и сказал? Ты уверена?

– Да. Точно помню – на пластмассах.

Дука рывком поднялся. Сжал зубы, чтобы не завопить от радости. Все, убийцы у него в руках. Надо только разыскать дельца, торгующего пластмассами в Милане, коротышку с огромной родинкой на шее. Он спустит с цепи Маскаранти, и тот за неделю, а то и меньше, из-под земли достанет пластмассового короля, который переспал с несчастной великаншей. Коротышка даст им адресок дома, где он ее встретил, а уж оттуда потянется ниточка к убийцам. Теперь машина запущена, и расследование пойдет, можно сказать, само собой.

– Спасибо, спасибо тебе!

В голосе Дуки звенела ярость победы. Бывает же в жизни удача! Он было приготовился обшарить все бордели, а уже в первом ступил на тропу истины.

– Спасибо... Тебя как зовут?

Ее развезло от кварты виски, выпитой единым духом, теперь она сидела на диване, широко расставив нога.

– Черная шлюха.

Пробиравшийся в комнату луч внезапно погас, и розовато-сиреневые ногти на босых ногах прекрасной негритянки сразу утратили блеск.

– А чего таскаешься?

– Тебе-то что? Все одно – везде грязь.

– Может, не везде?

– Везде. Вот ты, легавый, приходишь в бардак, как пацан, у которого по утрам не стоит, а сам тут вынюхиваешь. – Под действием алкоголя у нее развязался язык. – Везде грязь, как ее ни прикрывай. К примеру, ты думаешь, он друг, а он котяра.

Да, выговор у нее явно римский.

– Ты что, жила в Риме?

– Я римлянка. – Она встала, чтобы калить себе еще кварту виски. – Юлий Цезарь мне, конечно, не родня, но родилась я в Риме, это ты правильно заметил, легавый.

Еще бы не правильно: ярко выраженная римская речь, быть может, только чуть-чуть смягченная португальским акцентом... Что ж, пускай пьет и болтает что угодно – она свое дело сделала.

– Мать привезла меня в Рим из Анголы в животе, и родилась я в доме на набережной Тибра. Помню, все глядела из окна на желтую воду. Отец приехал в Италию посланником португальского правительства, мне было пять лет, когда они оба погибли – взорвались в машине. Соседка по дому, старая дева, взяла меня к себе и воспитывала как свою дочь, лет до четырнадцати. – Слова теперь лились из нее потоком. Дука и не думал его останавливать. – А после явился он, котяра, сын одной сводки, разыграл из себя влюбленного без памяти и привез меня в Милан, на эту вот работенку. Мне еще повезло: молодая и к тому же негритянка – диковина, одним словом, потому и живу тут, в роскошной обстановке, а то ошивалась бы по вокзалам.

– Я спрашиваю, как тебя звать.

– На, держи. – Из маленького комода она достала сумочку и протянула ему паспорт. – Можешь меня засадить.

Дука раскрыл паспорт. Имя: Эреро Акауну; профессия – домохозяйка.

– Засадить? Я, наоборот, хочу тебя вытащить.

– Смотри какой добренький легавый!

Положим, она пьяна и жизнь у нее не сахар, но все равно неприятно, когда тебя обзывают легавым.

– Прекрати обзываться. И переоденься. Я вытащу тебя из этой ямы.

– Да что толку? – Она пожала плечами. – Выберешься из этой – попадешь в другую. Или ты меня в монастырь на перевоспитание определишь?

– Ну зачем же? Ты прекрасно воспитана, – возразил Дука. – Я тебя не в тюрьму везу и не в монастырь. Ты поселишься в хорошей гостинице, радом с квестурой, чтоб быть всегда у меня под рукой. Мне еще может понадобиться твоя помощь, поняла?

Она согласно кивнула.

– Ну давай, поживей. Через десять минут сюда явится опергруппа и заметет всех, кроме тебя, потому что ты уйдешь со мной. Есть тут кто из сутенеров?

– А то как же! – Она презрительно фыркнула. – Один-двое всегда на посту – следят, как идет работа, и заодно за хозяйкой приглядывают.

– Хорошо, – заключил Дука, – одевайся. Сейчас придут наши ребята, не могу же я увести тебя отсюда в таком виде.

– Да липа это все, – бросила она.

Но все же стащила золотистое трико и вынула из шкафа костюм из плотной ткани оранжевого цвета. Оранжевый должен быть негритянке очень к лицу, подумал Дука.

5

Несколько минут спустя действительно прибыл полицейский фургон, группа из шестерых человек под командованием Маскаранти ворвалась (не без помощи зеленого бархатного пиджака) в квартиру и собрала обильный урожай: кроме хозяйки и трех девиц они отловили, как предсказывала негритянка, двоих типов – один громила, другой злобный замухрышка, – чей род занятий не вызывал сомнений. В довершение всего Маскаранти реквизировал у любезной хозяйки дома удесятеренную хвоту в сто тысяч лир, заплаченных Дукой за доступ в комнату негритянки. А еще им посчастливилось изъять восемьдесят упаковок с ампулами стена-мина для «ослабленных» клиентов, нуждающихся в определенной стимуляции.

– Я вас заставлю сожрать эту гадость! – пригрозил Маскаранти двум сутенерам. – Выводи их!

Всю компанию погрузили в фургончик, квартиру опечатали. В квестуре Маскаранти самолично причешет обитателей притона частым гребешком, выколотит как можно больше сведений, а затем переправит в полицию нравов, где их причешут еще тщательнее.

А тем временем Дука и Ливия под конвоем вели прекрасную негритянку в отель «Кавур». Пешком – машина, как это часто бывает в жизни, – почему-то не завелась.

Они вошли в вестибюль гостиницы, вызвав живой интерес у группы немцев, которые воззрились на чернокожую уроженку Рима так, будто она была Миланским собором, замком Сфорца... нет, даже большей достопримечательностью – грандиозным, экзотическим памятником женственности. Дука взял номер, и вместе с Ливией они препроводили туда девушку, поддерживая с обеих сторон, поскольку та была пьяна вдрызг. Едва очутившись в комнате, она плюхнулась на постель, вытащила из оранжевой сумочки сигарету; Дука дал ей прикурить.

– Повтори-ка мне твое имя, – произнес он раздельно и внятно. – Оно у тебя трудное, я не запомнил, а разговаривать с человеком, не зная его имени, мне как-то непривычно.

– Эреро, – вымолвила она и томно прикрыла глаза.

– Ах, ну да, Эреро... Очень красивое имя.

– Это одно из племен банту в Анголе, мои родители к нему принадлежали, потому и назвали меня так.

Ливия сидела у окна и прислушивалась к разговору; шрамы ее были прикрыты длинными ниспадающими волосами. То и дело она поглядывала сквозь стекло на удивительное миланское солнце в конце октября, не привыкшая к таким чудесам.

– Вот что, Эреро, ты останешься здесь с моей подругой, – объявил Дука. – Ты не думай, она у нас не служит, а просто так, по-дружески помогает мне в работе. Надо бы, конечно, отвести тебя в квестуру, но ты неважно себя чувствуешь, а одной здесь сидеть скучновато, правда? Вот она и составит тебе компанию.

Как профессиональный врач, он увидел в глазах девушки отчаяние последнего предела. В таком состоянии нередко кончают с собой. Если поставить стакан на самый край стола, он рано или поздно все равно упадет. А Дука во что бы то ни стало хотел этому помешать.

– Ты мне нужна, Эреро. Всего на несколько дней, а потом ты будешь свободна, честное слово!

– Я выпить хочу, – сказала негритянка. – Виски. «Маккензи», если есть.

Дука сделал знак Ливии; та поднялась и взяла трубку телефона.

– Пожалуйста, бутылку виски в номер. «Маккензи» есть? – Она положила трубку. – Есть «Маккензи». – И опять приникла к окну, не уставая любоваться осенним солнцем.

Негритянка подошла и стала рядом с Ливией, тяжело опершись на подоконник.

– Ну, говори, чего тебе еще надо. Я ж понимаю, что задаром поселять в люкс и поить виски никто не станет.

– Нет, ошибаешься. Я прошу об услуге, но ты вольна и отказаться. Хочешь – сиди здесь и пей свое «Маккензи», не хочешь – можешь уйти отсюда сию минуту, я ведь тебя не задерживаю и подписки о невыезде не беру. Так что можешь идти. Но если бы ты выполнила мою просьбу, я был бы тебе очень, очень признателен.

Она заплакала тихо, без всхлипов. Посыльный из бара принес бутылку виски, лед и стаканы. Плача, Эреро подошла к столу, налила себе до краев, плача, села на кровать со стаканом в руке, плача, выпила, плача, тихонько выговорила:

– Прости, что называла тебя «легавым».

– Да ты что! Я за честь почту... Когда ко мне с уважением...

– Я без уважения называла. Прости...

По черным щекам, прокладывая радужные бороздки, катились слезы; она их не вытирала. Дука и понимал, и не понимал причину этих слез; впрочем, досконально разбираться не входило в его планы.

– Да брось ты об этом, – сказал он, – Я тоже не всегда владею собой.

– Что я должна сделать? – спросила она, еще раз отхлебнув из стакана.

– Та великанша, о которой я тебе говорил... ее убили, сожгли заживо в стоге сена, и я должен найти ее убийц.

– Говори, что делать, – повторила она тягучим, пьяным голосом.

– Скажи, ты давно этим ремеслом занимаешься?

– С четырнадцати лет, фараон. – Последнее слово она произнесла с максимальным уважением, на какое была способна, и даже, можно сказать, с нежностью. – Соседка, которая меня приютила после того, как гробанулись папа с мамой, сама гробанулась, когда мне исполнилось четырнадцать, и я стала жить у ее подруги, старой сводни. Ясно тебе?

Куда уж ясней! История стара, как мир.

– А почему не «умерли», не «погибли», а именно «гробанулись»?

– А это любимое словечко сынка той великодушной синьоры – я привязалась к нему, как собака, а он меня пристроил на теплое местечко. – Эреро сделала глоток еще, вытерла пальцем слезы. – Деньги на меня так и сыпались: здесь, в Италии, расистские предрассудки не так уж сильны, мужики любят черных, к тому же я чистокровная банту... Но мне от тех заработков ни лиры не обломилось, все подчистую загребали мой любезный со своей мамашей, а после другие стали обирать, и я, дура, каждый раз верила этим паскудам, видать, до самой смерти от них не отвяжусь... Ну да ладно, что же я все-таки должна делать?

– Вот телефон, – ответил Дука. – Я тебе добуду любые телефонные справочники – Италии, Европы, Южной Америки, Дальнего Востока. Ты обзвонишь всех своих знакомых – у тебя ведь есть связи?.. Обзвонишь и скажешь им... Слушай внимательно.

– Слушаю.

– Скажешь этим своим знакомым, – Дука чуть ли не по слогам выговаривал слова, – что потеряла из виду и разыскиваешь девушку по имени Донателла, огромного, почти двухметрового роста. Она, мол, работала с тобой в одном доме, потом пропала – и ни слуху ни духу. А тебе бы хотелось с ней повидаться. Донателла – девица приметная, наверняка кто-нибудь да и слышал про нее хоть краем уха. Вот это все им скажешь. Запомнила?

– Чего тут запоминать? Я хоть и пьяна, но все ж не дегенератка.

– Ливия будет под рукой. Записывайте все, что удастся выяснить. Повторяю еще раз: Донателла Берзаги, двадцать восемь лет, рост – метр девяносто пять, вес – девяносто пять кило, сделаешь?

– Сделаю, не беспокойся.

– Ливия, займись телефонными книгами.

– Да не надо. У меня есть одна подруга – не голова, а международное агентство. У нее есть адреса и телефоны всех шлюх в мире.

– Так ты и за пределами Италии кого-нибудь знаешь?

– А то! И в Марокко, и в Греции, и в Рио-де-Жанейро.

– Спасибо тебе. – Дука поднялся.

– Не стоит, сейчас засяду и буду крутить телефон, пока чего-нибудь не выведаю.

– Отлично. На прощание еще две небольшие просьбы. Во-первых, пей, но все же знай меру, хорошо?

– Это ты брось. – Она покачала головой. – Чего не могу, того не могу. А во-вторых?

– Во-вторых, дай мне адрес твоего последнего импресарио. Она заулыбалась, хотя в этой улыбке было беспредельное отчаяние.

– Это тоже брось. Нипочем не скажу.

Дука понимающе кивнул.

– Ну, я пошел. – Глядя на Ливию, он громко – так, чтобы и негритянка слышала, – добавил: – Не оставляй ее ни на минуту, даже в уборную одну не отпускай. А то ты отвернешься, и эта красавица чего доброго, выпрыгнет из окна.

Эреро подняла стакан, будто произнося тост, и спокойно отозвалась:

– Это верно. За мной глаз да глаз... Но ты не бойся, я сперва позвоню.

Дука прошагал двести метров от гостиницы до квестуры, поднялся к себе и тут же вызвал Маскаранти.

– Извините, доктор, я заставил вас ждать, – сказал, входя, запыхавшийся Маскаранти. – Один из тех скотов плюнул мне в лицо, пришлось отмываться. Ну да ничего, теперь он схлопочет полгода за оскорбление полицейского при исполнении, так что я даже доволен.

Ну где, скажите на милость, можно встретить человека, довольного тем, что ему плюнули в лицо! Но в полиции еще и не то бывает.

– Послушай, Маскаранти, мне нужен один тип, лет этак пятидесяти, низкорослый, с большой черной родинкой на шее. Он имеет дело с пластмассами здесь, в Милане. Торговец или промышленник, скорее всего мелкого пошиба. Большой босс едва ли станет светиться в доме свиданий.

Маскаранти повторял вслух данные, занося их в блокнот:

– Невысокого роста... на шее родинка... мелкий торговец или промышленник... пластмассы... – Сведений вполне достаточно: людей, занимающихся пластмассами, в Милане много, но не у всех же на шее родимые пятна!

– Постарайся найти его побыстрее, – сказал Дука, подумав, что на это уйдет не меньше недели. – И вот еще что: доставь-ка мне нашего друга в бархатном пиджаке.

– Слушаюсь, – отозвался Маскаранти. – Охранник доложил, что он там плачет у себя в камере.

Через несколько минут юнец предстал перед Дукой; лицо у него было по-прежнему испуганное, а глаза опухли от слез.

– Ты чего ревешь?

– Вы же обещали меня отпустить – и обманули... А знаете, что со мной будет, если они догадаются, что это я вас на них навел?!

– Никто вашу святую невинность не обманывал, – спокойно сказал Дука. – Я для того и засадил тебя в кутузку на несколько часов, чтобы ты был вне подозрений. А вот теперь отпускаю, как обещал, хотя не вам, сутенерам, рассуждать о людской порядочности. Просто у меня есть привычка сдерживать свои обещания, даже когда имею дело с такими, как ты. Сейчас вызову охранника, и он тебя отсюда выведет. Лети себе на волю и занимайся своим грязным бизнесом. Только выслушай сперва мое последнее напутствие. Я не многого прошу: если ты в твоем благородном окружении хоть что-нибудь услышишь о той великанше... тебе понятно, о ком я веду речь? Тогда немедленно дашь мне знать. Напиши номера телефонов, по которым я смогу тебя разыскать в любое время дня и ночи. И ни ногой из Милана, слышишь? Иначе я объявлю тебе войну.

Дука махнул рукой вошедшему охраннику, чтоб тот выпустил его отсюда ко всем чертям. Оставшись один, он вдруг вспомнил о сестре, отдыхающей сейчас на Сардинии вместе с великим Карруа. Надо бы черкнуть ей несколько слов, а то уже целый месяц не подает о себе вестей. Он вытащил из дешевого блокнота сероватый лист и вывел на нем: «Дорогая Лоренца...»

Часть третья

Во весь голос, так что дребезжали оконные стекла, Донателла звала отца. Находившийся с нею пожилой синьор едва не выскочил голым на улицу от хриплых воплей, напоминающих рев взбесившейся слонихи: «Папа, папа, папа!»

1

Дука недооценил оперативную хватку своего лучшего сотрудника. Он рассчитывал, что на поиски уйдет не меньше недели, но не прошло и двух суток, как Маскаранти посадил перед ним меченого специалиста по пластмассам, завсегдатая роскошных борделей, поклонника «разных» женщин.

– Спасибо, – с чувством раскаяния сказал ему Дука. – Садись, пиши протокол.

В восторге от того, что ему предстоит заняться любимым делом, Маскаранти уселся за спиной коренного миланца, безусловно состоятельного и, как пить дать, слабовольного, то есть абсолютно неспособного заявить: «Вы не имеете права тащить меня ночью в полицию, я честный труженик и добропорядочный гражданин...» Разумеется, он этого не заявил. Он вообще ничего не заявил. Только сидел, весь бледный, и трясся от страха. Поэтому первое заявление сделал Дука:

– Извините за доставленное беспокойство. Я хотел бы попросить вас о небольшой услуге, надеюсь, вы не откажитесь помочь правосудию?

– Конечно, конечно! – забормотал синьор с родинкой, выглядывавшей из-под белого воротничка. Вообще-то ему было наплевать на правосудие, но он боялся, что полицейские дознались о его развлечениях в районном «культурном центре» с несовершеннолетними, а вежливый тон Дуки вселил надежду, что, может быть, причина привода совсем иная. – Не сомневайтесь, я всей душой!..

– Мне нужна кое-какая информация, – произнес Дука еще вежливее. – До нас дошли сведения, что вы имели контакт с девицей...

По лицу кавалера Сальварсати, владельца небольшой, но доходной фабрики пластмассовых изделий (производимые ею нитко-вдеватели даже шли на экспорт) разлилась такая бледность, что Дука испугался, как бы его не хватил удар. Тот с ужасом ждал окончания фразы, уже отпечатавшейся у него в мозгу огненными буквами: «До нас дошли сведения, что вы имели контакт с некой девицей... тринадцати лет». Сей преступный контакт действительно имел место, однако следователь иначе завершил свое высказывание:

– ...довольно необычных габаритов, а именно: рост около двух метров и вес немного меньше центнера. Упомянутый контакт произошел во всем известном месте для публичных развлечений.

На этот раз кавалер Сальварсати залился румянцем, но не от стыда, а от облегчения: угроза вроде миновала.

– М-м, да, если мне память не изменяет... – В таком деле память ему не могла изменить, только он не хотел ни во что впутываться.

– Вы, видимо, не поняли, что речь идет о необычной девушке, – терпеливо втолковывал ему Дука, по-человечески понимая проблемы трудолюбивого, чувственного миланца. – И если вы действительно имели с ней контакт, то не забыли бы этого ни при каких обстоятельствах.

– Ну... как будто припоминаю, – упорствовал тот в своем нежелании делать обязывающие заявления.

Эти чертовы лангобарды десять раз подумают, прежде чем во что-либо вляпаться. Да, с производителями пластмасс требуется огромная выдержка. Дука снял телефонную трубку.

– Отель «Кавур», – сказал он телефонистке и стал ждать, старательно отводя взгляд от родимого пятна на шее собеседника.

Наконец в трубке послышался голос Ливии.

– Как дела?

– Нормально. Звоним, – ответила Ливия.

– Ничего не нашли?

– Пока ничего, никаких следов. В Алжир даже звонили. Сейчас вызываем Ассизи.

– Что? – переспросил Дука. – Я не расслышал. – Он отлично расслышал, но хотел удостовериться. – Вы собираетесь звонить в Ассизи?

– Да, в Ассизи, а что, собственно...

Дука прервал ее:

– Ладно, потом расскажешь, а сейчас давай веди сюда нашу подругу.

– Хорошо.

Повесив трубку, Дука объявил кавалеру Сальварсати:

– Извините, придется немного подождать, – Он протянул руку к Маскаранти, который тут же дал ему сигарету. – Вы курите?

– Да, благодарю вас.

Но от предложенной Дукой отечественной сигареты гость отказался, а вытащил длинную, английскую, и Маскаранти с насмешливой галантностью щелкнул у него перед носом зажигалкой. Тот не выкурил еще половины, когда охранник ввел в кабинет Ливию и негритянку. При виде чернокожей римлянки кавалер машинально затушил сигарету в пепельнице.

– Про этого человека ты мне рассказывала? – спросил Дука у Эреро.

– Про него. – Она с трудом держалась на ногах, так ее развезло.

– Дай ей стул, – велел Дука Ливии.

Пластмассовый магнат аж позеленел, глядя на негритянку, которую Ливия усадила рядом с ним.

– Вы знаете эту женщину? – обратился к нему Дука.

У того даже не хватило смелости как следует солгать – опять завел свою песню.

– Да, кажется, я ее видел, но знаете, я не слишком хороший физиономист.

Маскаранти хохотнул, услышав такой идиотский ответ, что еще больше напугало допрашиваемого.

– Поймите, синьор...

– Кавалер Сальварсати, – подсказал Маскаранти.

– Поймите, – повторил Дука, – вас никто ни в чем не обвиняет. Чего вы боитесь, точно вам грозит пожизненное заключение? Я только прошу вас ответить на несколько вопросов. Чем скорее вы на них ответите, тем скорее уйдете отсюда. Вы бы давно уже были дома, если б оставили свои бесконечные «кажется», «по-моему», «как будто»...

Типичный миланец кавалер Сальварсати, кроме осторожности, отличался еще и сообразительностью: он довольно скоро понял, что с этим следователем юлить бесполезно.

– Да, я ее видел. – Он кивнул на сидевшую слева негритянку.

Тут уж хохотнула Эреро.

– Теперь это называется «видеть».

После такого замечания никто в комнате, кроме кавалера Сальварсати, не удержался от улыбки.

– Синьорина утверждает, – продолжал Дука, – что во время вашей встречи вы ей рассказали, как некоторое время назад, в некоем увеселительном заведении познакомились с очень крупной девицей. Так или нет? – Он привстал и угрожающе навис над запуганным вконец ломбардским промышленником.

– Да... она была очень, очень крупная.

– Эта? – Жестом фокусника Дука выхватил из папки заранее приготовленную фотографию.

– Да, да, эта.

– Адрес и телефон того места, где вы с нею встретились? Только не говорите, что забыли.

Маскаранти фиксировал каждое слово, можно сказать, каждое междометие любезного разговора, происходившего в кабинете.

– Нет, я прекрасно помню. – И назвал улицу и номер дома.

– А телефон? – настаивал Дука. – Если у вас при себе записная книжка и вы тут же продиктуете мне телефон, мы сэкономим массу времени. Должно быть, в вашей записной книжке этот номер значится под пометкой «нотариус Беррути» или же «Общество по импорту железной руды» – на случай, если жена ненароком сунет нос в книжку. Итак, синьор...

– Сальварсати, – снова подсказал Маскаранти.

– Говорите номер. – Дука, не дождавшись ответа, обратился к Ливии: – Отведи ее домой, – сказал он, имея в виду отель «Кавур»; затем посмотрел на совершенно пьяную Эреро, которая раскачивалась на стуле. – И глаз с нее не спускай.

– Будь спокоен, – отозвалась Ливия и с почти сестринской нежностью помогла Эреро встать со стула. – Пойдем, милая.

Когда дверь за женщинами закрылась, Дука вдруг ударил ладонью по столу: ему уже начал надоедать этот бесхребетный и мякготелый промышленник; не жаль швырять свои миллионы на разврат, так пожалел бы хоть его, Дуки, время!

– Номер телефона, живо!

Производитель пластмасс покрылся красными пятнами.

– У них нет телефона, они работают по приглашениям.

Дука непонимающе глядел на него.

– Как? Что значит – «по приглашениям»?!

Тот начал было что-то лепетать, Маскаранти пришел ему на выручку:

– Телефон, доктор, штука опасная, несмотря на всю их маскировку. Поэтому в дорогостоящих публичных домах теперь действует система приглашений. У них есть узкий круг очень уважаемых и состоятельных господ с обширными связями. И вот эти господа, встретив на деловом рауте, в баре или ресторане подходящий объект вроде нашего кавалера Сальварсати, спрашивают как бы невзначай: «Вам нравятся рыжие? У меня есть на примете одна, очень пикантна, если желаете, могу препроводить в уютное местечко». Короче говоря, посредничество в...

Дука пропустил мимо ушей слишком откровенный термин. Итак, некто предлагает кавалеру Сальварсати знакомство с красавицей двухметрового роста – конечно, придется раскошелиться, но игра стоит свеч. Посредник, видимо, оговорил с кавалером день и час встречи и в назначенное время привел его в тихую, комфортабельную квартирку. Вот что означает эта система бестелефонной связи. Что ж, весьма убедительно.

Он попросил у Маскаранти еще сигарету.

– Стало быть, в один прекрасный день вам предложили «нечто особенное». Девицу исполинских размеров. Я правильно понял?

– Да-да, совершенно верно. Так уж я устроен, доктор, ничего не могу с собой поделать... Самому стыдно, поверьте.

Не хватало только, чтобы предприниматель ударился в покаянные слезы!

– Успокойтесь, пожалуйста, я вас не упрекаю. Скажите мне, кто этот посредник?

– У меня сохранилась его карточка, – ответствовал производитель пластмасс, доставая из пиджака альбом, заполненный до отказа визитками. Покопавшись среди них, нашел нужную.

«Донато де Витторио, юрисконсульт» – прочел Дука. Далее следовали адрес и два номера телефонов – домашний и служебный. Дука передал визитку Маскаранти.

– Завтра утром доставишь ко мне этого юрисконсульта.

Все-таки он совсем отстает от жизни: ему и в голову не приходило, что доступ в дом свиданий дают не только деньги, но и протекция юриста.

Он обернулся к промышленнику, все еще балансирующему на грани обморока.

– Вы свободны! Благодарю за информацию.

2

Несколько часов спустя в фургоне, за рулем которого сидел старейший сотрудник квестуры (полицейские тоже подвержены старению), в сопровождении других сотрудников помоложе, Дука прибыл по адресу, указанному злосчастным предпринимателем как место встречи со злосчастной Донателлой Берзаги. Было девять утра. Едва фургон остановился на одной из центральных улиц, Дука сразу же заметил две вещи: во-первых, перед ними яростно ревел экскаватор, роющий непомерных размеров яму, и, во-вторых, яма соответствовала топографическому расположению того самого дома, куда кавалер с родинкой на шее являлся на свои сентиментальные свидания, в том числе и с умственно неполноценными девицами. И все же Дука дотошно расспросил зеленщика, стоявшего радом со своей тележкой, действительно ли яма, представляющая собой котлован для фундамента будущего здания, соответствует номеру 18 бывшего здания по этой улице.

– Ну да, восемнадцатый и есть, – подтвердил зеленщик.

Явиться с облавой в фургоне, набитом оперативниками, и обнаружить на месте интересующего тебя объекта яму – уже само по себе огорчительно для полицейского, однако горечь достигла предела, когда Дука вспомнил рев другого экскаватора, который он слышал три дня назад во время визита к отчаявшейся римлянке из племени банту.

Снесенное здание, где прежде помещался приют удовольствий, стояло на пересечении двух красивых центральных улиц. И он со своим ненужным фургоном, полным полицейских, стоял и слушал рев экскаватора, вспоминая при этом милую беседу с негритянкой под аккомпанемент другого экскаватора.

Будь у меня чувство юмора, подумал Дука, умер бы со смеху: какой толк сносить бордель здесь, если он все равно вырастет через два квартала?!

А на обратном пути в квестуру он занялся подведением менее веселых итогов. Возможно ли найти хозяев квартиры, оказавших гостеприимство Донателле Берзаги? Возможно, конечно, но сколько времени это займет!.. В доме на перекрестке двух улиц было четыре этажа и по меньшей мере двадцать квартир: кто-то владелец, кто-то арендатор, а снять квартиру можно и через подставное лицо... В общем, чтобы распутать этот клубок, нужны месяцы и десятки помощников, а у них даже некому защитить лавочника, которого грабят средь бела дня. Нет, приятель, ничего у тебя не выйдет, лучше выбрось это из головы!

В кабинете его ожидало еще одно разочарование. Маскаранти положил перед ним оставленную мелким предпринимателем визитку и объявил:

– Все липа.

– Что?

– Нет в Милане улицы Колхитор, я справлялся в муниципалитете... И номера телефонов тоже липовые.

– Почему липовые?

– Потому что их пока не включили, – объяснил Маскаранти. – Сегодня в восемь утра я разбудил шефа телефонной компании «Стипель» и сказал, что целый час названиваю по этим двум номерам, а толку чуть, никаких гудков – ни коротких, ни длинных, – и он мне растолковал, что у них в каждом районе есть резервные номер.;. К примеру, вы, доктор, покупаете себе виллу в Сан-Сиро, и они вам дают один из этих запасных номеров, а до тех пор звонить по нему – все равно что стучаться в могилу и спрашивать: «Эй, кто живой есть?»

Все логично, однако Дука не смог скрыть раздражения.

– А имя? Там же было имя! Де Витторио, кажется. Ты не поинтересовался: оно что, тоже липовое?!

Чтобы он немного успокоился, Маскаранти протянул ему сигарету и дал прикурить.

– Не собираюсь я искать прошлогодний снег. Понятия не имею, сколько в Милане и во всей Италии людей по имени Донато де Витторио. Я хотел найти того, кто нам нужен на улице Колхитор, но посмотрел в справочник и, такой улицы не обнаружив, позвонил в штаб уличного движения – они тоже слыхом не слыхали про эту улицу, – наконец, разбудил начальника отдела топонимики, и тот совершенно официально заявил, что меня разыграли. Да-а, разыграли! – Маскаранти тоже был взбешен. – Прошу прощения, доктор, но, будь я маклером в гадючнике, думаете, я стал бы печатать себе визитки с настоящим именем, адресом и телефоном? Мы каждую ночь ловим типов, имеющих в кармане по меньшей мере два удостоверения личности, и, пока душу из них не вышибешь, они не расколются, какое настоящее. Так вот, будь я этим маклером, я бы, конечно, выдумал название улицы и дал бы в лапу какому-нибудь мелкому служащему телефонной компании, чтоб продиктовал мне несколько невключенных номеров. Да по нынешним временам достаточно представиться юрисконсультом или, скажем, горным инженером, и на эту удочку сразу клюнут старые слюнтяи, которым нужна женщина для поднятия тонуса. – Он нервно рассмеялся.

– Умерь свой пыл, – сказал Дука.

Маскаранти прав, тебе бы и самому сообразить, да, видно, мозги заржавели. В уликах недостатка нет: и коротышка с родимым пятном на шее, и дом свиданий – не важно, что его снесли, – и визитка... можно выйти на типографию, где она отпечатана, или разыскать того чиновника из телефонной компании, что предоставил своднику незадействованные номера. Однако это долгий путь, кропотливая работа; она потребует привлечения многих оперативных групп и экспертов-криминалистов, а тебе приспичило немедленно разгадать проклятую головоломку.

И все-таки не теряй надежды.

– Я скоро, – бросил он Маскаранти.

3

Минуты три спустя он уже был в номере отеля «Кавур». Весь похолодел, когда с порога увидел одну Ливию.

– Где она?! – прорычал он.

– В ванной, не нервничай.

– Я же сказал, чтоб ты ее и в ванной стерегла!

– Хорошо, хорошо, Дука. – Ей было невыносимо слышать этот жестокий, грубый голос – знак того, что душа у него болит. Она подошла к двери ванной и постучала. – Открой, пожалуйста.

– Не заперто, ваше фараонское величество.

Ливия отворила дверь и вошла. Эреро стояла в ванне под сильной струей холодного душа. Вскоре она предстала перед окаменело садящим на стуле Дукой. У того сразу отлегло от сердца, ведь ванная – самое подходящее место для самоубийства.

– Ну что еще?! Я и душ не имею права принять?

– Извини, – сказал Дука. – Я только хотел спросить, дозвонилась ли ты кому-нибудь.

– Всем, – вставила Ливия. – Всем дозвонилась, но безрезультатно.

– Ты вроде упомянула про Ассизи?

– Да, там что-то есть, но сведения туманные, – снова ответила за негритянку Ливия.

– Я говорила с подругой, – пояснила римлянка из племени банту. – Она месяца два назад заболела и вернулась к своим в Ассизи.

Как просто, подумал Дука, приехала из Ассизи в Милан, стала проституткой, потом захворала и вернулась к родным пенатам!

– Я разыскала адрес в телефонной книге, вызвала ее на переговорный пункт, и она сразу вспомнила ту великаншу. Даже имя назвала – Донателла.

Дука выпрямился и вновь застыл на стуле, точно изваяние.

– Ну-ну, продолжай!

– Она видела ее в одном доме, – вмешалась Ливия. – Когда та девушка...

– Вот именно, Донателла... Ее все время держали взаперти, другим не показывали, никто из девиц не знал о ее существовании, пока однажды ночью она не подняла на ноги весь дом.

Во весь голос, так что дребезжали оконные стекла, Донателла звала отца. Находившийся с нею пожилой синьор едва не выскочил голым на улицу от хриплых воплей, напоминающих рев взбесившейся слонихи: «Папа, папа, папа!» Эти вопли, наверно, были слышны и на площади Сан-Бабила, и на улице Мандзони, и на площади Кавур... Великанша металась по комнате, натыкаясь на мебель, получая ссадины и ушибы, и непрестанно душераздирающим голосом звала: «Папа, папа, папа!»

Сбежались все – не только хозяйка, не только двое «дежурных» сутенеров, но и остальные девушки, и две пожилые горничные, и повариха... Тогда как немногочисленные состоятельные клиенты на всей скорости, какую позволяли их иссякшие силы, бросились уносить ноги, ибо известный кардиолог X или прославленный издатель Y, естественно, не могли допустить, чтобы их застали в столь компрометирующей обстановке.

Подруга Эреро вошла в комнату Донателлы, когда двое горилл уже стреножили великаншу и дали ей в зубы, чтобы перестала орать (во всяком случае, изо рта у нее текла кровь).

– Пошла вон, стерва! – заорал один из них на подругу негритянки.

Но эта галантная просьба оказалась излишней: девица и так вылетела оттуда в ужасе и больше в тот дом не возвращалась.

– Да, негусто. А хоть адрес того дома ты у своей подруги спросила?

– Ну разумеется, – вновь ответила Ливия за негритянку, поскольку та прикуривала сигарету. – Он у меня записан.

Дука взглянул на адрес и закрыл глаза: воистину жизнь порой играет с тобою скверные шутки. Тот самый дом, который он посетил несколько часов назад, – вернее, не дом, а котлован, где с восьми утра до пяти вечера огромный экскаватор своим ревом действует на нервы всему району.

– Так, что еще сказала подруга? – обратился он к Эреро.

Ну ладно, дом снесли – это факт, но можно же по крайней мере установить имена или приметы хозяйки двух горилл, других девиц, горничных, поварихи, наконец. Даже одно-единственное имя значительно ускорит поиски.

– Ничего, – отозвалась та (взгляд ее прояснился – ни следа недавнего опьянения). – Я понимаю, что тебе нужно, и спросила ее, а она, если б знала, обязательно бы мне сказала. Но она ничего не знает: она там была в первый и последний раз, потому что дружок не захотел...

– Так спроси хотя бы, как зовут дружка, ему ведь наверняка известно имя хозяйки и горилл, а?

Голос ее прозвучал так же твердо, как она теперь держалась на ногах:

– Я не стану ей больше звонить, а кабы и стала, она все равно не выдаст своего кота.

Чертово племя! Пастух с Сардинии ни за что не выдаст полиции имя бандита, который пришил его родного брата, старуха сицилийка под пытками не откроет имя главаря мафии, виновного в гибели ее единственного сына, а шлюха – хоть режь ее – не скажет, как зовут того подонка, что сломал ей жизнь и теперь торгует ею, как рабыней. Дело чести! Ну и черт с ними! Он не раз подумывал о том, что наказывать надо не только преступников, но и их жертв, которые добровольно, в силу природной тупости, позволяют себя истязать.

– Ну скажи хоть, как зовут эту твою подружку из Ассизи?

Эреро Акауну присела на кровать и загасила сигарету в пепельнице, стоявшей на тумбочке.

– Так твоя фараонша его уж записала. Мне ведь пришлось вызывать ее на переговорный, и твоя мадам, как услышала имя, сразу чирк-чирк в своей книжечке. – Она с яростью повертела окурком в пепельнице. – Но ты оставь ее в покое, слышишь? Она больная, несчастная деваха, и не думай, что она станет с тобой разговаривать, как со мной. И если ты притащишь ее сюда и будешь трясти день и ночь, чтоб выдала своего котяру, значит, ты не тот, за кого себя выдаешь. Я согласилась помочь парню, который честно делает свое дело, а не вонючей полицейской ищейке.

Дука повернулся к Ливии.

– Отдай ей листок, где записала имя.

Ливия тут же достала из кармана записную книжку, вырвала оттуда лист и протянула негритянке.

– Возьми, нам оно не нужно, – сказал Дука. – Лучше я дам тебе свой адрес. – На том же листочке он нацарапал свое имя, адрес: и два телефона, домашний и служебный. Если я тебе понадоблюсь, по этому телефону будешь звонить мне домой, а вот это – номер квестуры. Все, ты свободна, иди. Спасибо за помощь.

Девушка взяла бумажку, засунула ее в карман своего оранжевого костюма и неуверенно произнесла:

– Так я могу идти?

– Конечно, – сказал Дука.

Несмотря на всю свою гибкость, она почему-то двинулась к выходу на негнущихся ногах, открыла дверь и вышла, не обернувшись, не сказав на прощанье ни слова.

Ливия с тревогой поглядела ей вслед.

– Думаешь, она покончит с собой?

– Не знаю, – ответил Дука. – Не знаю, все ли я сделал, чтобы помешать этому. Наверное, нет.

Ливия взяла с тумбочки стакан, перепачканный помадой Эреро, сполоснула его в ванной, вернулась и налила себе глоток виски. Было видно, что ей это сейчас необходимо.

– Мне нужен твой совет, – сказал Дука.

– Я тебя слушаю.

– У нас не осталось практически никаких следов. Я надеялся поймать убийц за неделю, максимум – за две. Есть, правда, одна ниточка, но чтобы ее распутать, понадобятся месяцы, а я не могу терять столько времени. Как ты считаешь, может, перепоручить это дело Маскаранти? Хотя у него тоже работы по горло, но он со своей настырностью потихоньку до всего докопается. А мне осточертели несчастные шлюхи, трусливые сутенеры, слюнявые старцы, швыряющие на ветер миллионы, лишь бы удовлетворить свою грязную похоть, сводники, которые поставляют им великанш, карлиц, обезьян и прочие мерзости. Ей-богу, мне больше по душе грабители банков и почтовых поездов, взломщики сейфов, карманники, чем подонки, что сосут кровь из неприкаянных дур!

– Именно потому ты и не должен бросать дело, – отрезала Ливия. – Маскаранти один не справится, вас должно быть много, чем больше вас будет, тем меньше останется на свете этих подонков.

Если ты, мозг всей операции, сейчас устранишься, то что сможет сделать обыкновенный полицейский? В лучшем случае прочесать проспект Витторио и проверить документы у сутенеров, которые пасут своих курочек, шныряющих под портиками...

Дука молчал долго, минуты две, и наконец выдохнул:

– Спасибо, Минерва, – Нет, он не бросит это дело, наоборот, возьмется за него с еще большей яростью. В конце-то концов, он Дука Ламберти, потомственный полицейский, а не какой-нибудь нытик! – Ты права. Начну все сначала, припру к стенке эту мразь в бархатном пиджаке, устрою новый набег на аристократические бордели, перетрясу всех сводников мужского и женского пола, пока не найду скотину, которая выследила Донателлу, выставила ее на продажу, а потом убила...

– Успокойся, – сказала Ливия.

Часть четвертая

Комната его девочки стояла пустая. Он разобрал всю мебель и перетащил в подвал. А кукол уложил в пластиковые мешки и на рассвете самолично проследил, чтобы они попали в чрево фургона, собирающего отбросы... Некоторые воспоминания мешают жить, а ему надо было дожить до того дня, когда убийцы Донателлы будут наказаны.

1

Синьор Аманцио Берзаги вышел из бара на бульваре Тунизиа, прихрамывая чуть меньше, потому что граппа, как ни странно, оказывала благотворное воздействие на его изуродованное колено. А сегодня он выпил немного больше обычного, так что человек посторонний даже, наверно, и не заметил бы никакой хромоты – настолько уверенной, упругой (несмотря на грузное тело) была его походка.

Он нехотя отпер дверь парадного: возвращаться в пустую квартиру не было желания. Нынче пятница, хотя нет, уже суббота, час ночи; трудовая неделя окончена, в субботнее утро можно поспать подольше, иначе разве бы он позволил себе так задержаться и выпить столько граппы? От алкоголя настроение у него было приподнятое, однако дом, где он уже несколько месяцев жил один, без своей девочки, без Донателлы, все же действовал угнетающе, и каждый раз войти туда стоило ему усилий.

Он включил свет, потому что с детства боялся темноты, и тут увидел его под своим ботинком. Письмо. Впрочем, он не сразу понял, откуда оно, и потом не сразу убрал ногу. С трудом ворочая одурманенными граппой мозгами, наконец сообразил, что письмо засунули в дверную щель, и когда он отворил дверь, оно упало.

Аманцио Берзаги отодвинул ногу, нагнулся и поднял письмо. Чистый конверт был не заклеен. Он долго разглядывал его, не открывая, затем все-таки вытащил и прочел то, что было написано на вложенном листке, раз, другой, третий. А когда положил письмо в карман и направился в ванную, то вдруг снова начал хромать, даже больше обыкновенного. Едва доковылял до раковины, как его стошнило: собственно, это была даже не рвота, а позыв, ведь он теперь почти ничего не ел.

Потом с присущей миланцу аккуратностью снял пиджак, умылся, восстановил в ванной безупречный порядок. Опять надел пиджак и в неизбывной тишине, какая теперь постоянно царила в его квартире, прошел по коридору в маленькую столовую и одновременно гостиную, зажег все светильники, сел к столу, чтобы вновь перечесть письмо.

И перечитывал его до трех часов утра – методично, чуть ли не каждые две минуты, может, раз пятьдесят, а может, сто. Наконец поднялся и побрел в спальню, но по привычке сперва открыл дверь и зажег свет в спальне Донателлы.

Комната его девочки стояла пустая. Никакой мебели на голом пространстве, свисала с потолка голая лампочка, привинченная к голому патрону. При жизни Донателлы на ней красовалась люстра из радужного стекла с привешенными к ней пластмассовыми зверюшками из диснеевских мультфильмов: Микки-Маус, Бэмби, Гномик, Гусенок, – Донателла так их любила.

Но он все ликвидировал. Одно дело, если бы она умерла от бронхопневмонии или погибла в автомобильной катастрофе, но хранить безделушки дочери, похищенной кровожадными чудовищами и зверски ими убитой, было выше его сил. После того как он увидел Донателлу в морге, Аманцио Берзаги вынес все из ее комнаты, чтобы ничего не напоминало о ней, как будто у него никогда и не было дочери.

Он разобрал всю мебель и перетащил в подвал. А многочисленных кукол, украшавших кровать его девочки, диванчик, два кресла, подоконник, уложил в пластиковые мешки вместе с диснеевскими фигурками и на рассвете самолично проследил, чтобы они попали в чрево фургона, собирающего отбросы, Он сошел бы • с ума и умер, если бы все эти куклы, микки-маусы, гусята и оленята остались в квартире. Некоторые воспоминания мешают жить, а ему надо было в здравом уме дожить до того дня, когда убийцы Донателлы будут наказаны. Так что воспоминания долой!

Вот почему эта комната была пуста, как после переезда, и Аманцио Берзаги отворял дверь, всякий раз мысленно обставлял ее – возвращал на место кровать, комодик, кукол, зверюшек, свисавших с люстры, а музыкальная шкатулка с маленькой каруселью все еще крутилась и звенела у него в мозгу.

Он выключил свет и закрыл дверь; как практичный миланец, он понимал, что этот ежевечерний ритуал нелеп и начисто лишен смысла, и все-таки не мог не совершать его.

Войдя в соседнюю комнату – свою и своей «бедной жены» – Аманцио Берзаги неторопливо разделся, лег под одеяло и закрыл глаза. Ночник на тумбочке он оставлял включенным с тех пор, как овдовел и стал сам охранять сон своей девочки...

Так, с закрытыми глазами, он продолжал перечитывать написанное крупным, размашистым почерком письмо, которое уже успел выучить наизусть.

2

Он перечитывал его бессчетно, всю ночь.

"Вот имена и адреса тех, кого ты разыскиваешь:

1) Франко Барониа, главный убийца. Живет на улице Ферранте Апорта, 86, со своей бабой.

2) Кончеттой Джарцоне, старой сводней, гардеробщицей из ночного клуба. Она придумала, как выкрасть твою дочь.

3) Микелоне Сарози – его ты хорошо знаешь, он служит барменом в заведении, где ты пьешь свою граппу. А тех двоих ты тоже хорошо знаешь, потому что они вечно ошиваются в том баре".

Вот и все, что было в письме. И ему ничего не оставалось, как повторять, лежа с закрытыми глазами, в оцепенении, эти немногие слова. Франко Барониа, главный убийца... Кончетта Джарцоне... Она придумала, как выкрасть твою дочь.

Только часам к девяти утра ему стало чуть лучше, и он решил, что пора вставать. Но в ванной у него опять закружилась голова, он рухнул на кафельный пол и несколько минут лежал без чувств. У него кружилась голова от мысли, что лишь накануне вечером он беседовал с барменом Микелоне, оказавшимся убийцей его дочери. От силы восемь часов назад тот как ни в чем не бывало наливал ему граппу и при этом обменивался с другими клиентами своими соображениями по поводу футбольной лотереи (на следующий день, в субботу, предстояло заполнить карточки).

Аманцио Берзаги пришел в себя и, цепляясь за стенку, попытался встать на ноги. А ведь он действительно хорошо знает и тех двоих друзей Микелоне, завсегдатаев бара, которых тот ласково называл «Кончеттуцца» и «Франколино».

За бритьем отец Донателлы пришел к выводу, что в письме все правда. Он был слишком опытен и осторожен, чтобы сразу поверить. Бывает, человека хлебом не корми, а дай вот так зло пошутить. Он тщательно сбрил пену, протер щеки спиртом. Но простой шутник не мог быть настолько в курсе всего. Аманцио Берзаги присел на край ванны, опасаясь вновь упасть: голова еще кружилась. Немного отдышался, закончил утренний туалет и вышел на улицу.

Бар находился в двух шагах от дома. Соблазн взглянуть в глаза убийце своей дочери был слишком велик, и Аманцио Берзаги не сумел его побороть. Вчера он смотрел на Микелоне совсем другими глазами, не зная, что бармен причастен к убийству Донателлы.

Вот уже много лет он заходил в тот бар – два раза с утра, два раза днем, один раз вечером. Причем не обязательно пил граппу – иногда ликер закажет, иногда просто «капуччино». Заведение было обставлено в убогом стиле эпохи всеобщего благоденствия: флиппер, музыкальный автомат, телевизор, радиоприемник – на случай, если нет ничего интересного по телевизору; смежный зал со столиками, накрытыми зеленым сукном для игры в карты; бар с холодильником, сквозь стеклянную дверцу которого видны колбасы, окорока, четверти швейцарского сыра и выставленные в ряд плексигласовые судочки с анчоусами, артишоками, каперсами; небольшая плита для пиццы, рядом витрина с пирожными и булками в целлофановых пакетиках; сооружение, напоминающее макет дворца Объединенных Наций из карамели, разнообразных жвачек и тюбиков с витамином С против гриппа.

– Доброе утро, – сказал Аманцио Берзаги, подойдя к стойке. – А что Микелоне? Его нет?

Хозяин стоял к нему спиной и сосредоточенно разглядывал в зеркальной стенке бара то ли фурункул, то ли какой-то лишний волосок, то ли пятнышко на коже; ответил не оборачиваясь:

– Доброе утро, синьор Берзаги. – Затем с унылым видом повернулся. – Нет, его нет.

– У него, наверное, выходной?

Выражение лица хозяина стало еще более кислым.

– Да у него всякий день выходной – является, когда пожелает, а я терпи, потому что другие еще хуже. Вам граппу, синьор Берзаги?

– Да. – Он залпом выпил, положил деньги на стойку и, пока хозяин отсчитывал сдачу, задал еще один вопрос: – Может, после обеда будет?

– А Бог его ведает! – отозвался хозяин. – Его милость никому не сообщает, когда соизволит прийти на работу, а искать ему замену – напрасный труд. – Он и себе плеснул граппы. – Вам он срочно нужен?

– Нужен, – ответил Аманцио Берзаги. – Но не срочно.

И пошел к выходу, тяжело припадая на больную ногу. Про себя машинально отметил, что идет по направлению к улице Ферранте Апорти. Утренний туман уже рассеялся, но небо затянуло тучами. Минут десять он посидел в скверике, среди голых клумб; с городского вокзала до него доносилась удушливая гарь, а четыре прилегающие улицы оглушались хаотическим грохотом почтовых фургонов, суетливых такси и грузовиков-мастодонтов. Аманцио Берзаги понимал, что ему не следует ходить на улицу Ферранте Апорта, но едва боль в колене чуть-чуть утихла, встал и направился именно туда.

Миновав здание почты, он начал размышлять о том, каким образом они умудрились подсунуть письмо под дверь. Как истинный миланец, он был очень дотошен и привык во всем доходить до сути. Вчера вечером он вышел из дома около одиннадцати, чтобы пропустить в баре рюмку граппы и посмотреть по телевизору новости – единственную интересовавшую его передачу. В одиннадцать письма под дверью не было. А подъезд был уже заперт. Около часу ночи он вернулся домой и нашел конверт. Следовательно, письмо подсунул под дверь человек, у которого имеется ключ от парадного, то есть один из жильцов. Или аноним дождался, пока кто-нибудь не войдет в подъезд, и прошмыгнул следом?.. Да зачем тебе знать, кто принес письмо и как подсунул его под дверь, спросил себя Аманцио Берзаги. Что тебе это даст? Ничего.

Остановившись на красный свет, он вдруг передернулся – не от холода, а от зрелища, возникшего перед его мысленным взором: девочка, черная, обугленная, на столе в морге... Это видение преследовало старика по многу раз на дню, и ничем вытравить его из памяти он не мог.

На светофоре загорелся зеленый. Аманцио Берзаги пересек улицу, но судорога внутри отпустила, только когда он подошел к номеру восемьдесят шесть. Теперь внутренности закаменели, словно пронзенные несгибаемым стальным клинком, заменившем ему позвоночник.

– Простите, мне к синьорине Кончетте Джарцони, – обратился он к привратнику с типично миланской, невзирая на стальной клинок, вежливостью.

Обращение «синьорина» вызвало на лице привратника злорадную ухмылку.

– Шестой этаж. – Тон был не менее злорадный, чем ухмылка. – Лифт не работает.

– Ничего страшного, – любезно отозвался Аманцио Берзаги (благодаря этому стержню внутри он вскарабкался бы и на верхний этаж «Эмпайр Стейт Билдинг»).

Отдыхая после каждого марша, он поднялся на шестой этаж нового, но уже провонявшего помоями здания, обращенного фасадом к головокружительному переплетению вокзальных путей, по которым с одержимостью эпилептиков шныряли поезда. Правда, на последних трех этажах он делал передышку и посередине марша. На площадке шестого этажа была всего одна дверь без таблички. Аманцио Берзаги набрал побольше воздуха в легкие и указательным пальцем надавил на грязно-белую кнопку. Изнутри ему откликнулся пронзительный звон.

Часть пятая

Преступники нынче не только стыд, но и всякий страх потеряли. Преспокойно рассказывают дружкам-подружкам в ресторанах и других людных местах о том, что завтра поутру убьют родную мать, – а наутро и правда убивают. Те же, кто находится вокруг них, почитают за лучшее заткнуть уши.

1

– Стоп. Кажется, здесь, – сказал он Ливии.

Та послушно притормозила. На заднем сиденье помещались Маскаранти и парень в оливковом бархатном пиджаке, на сей раз одетый в бежевое полупальто с меховым воротником.

– Точно, здесь, – подтвердил Маскаранти. – Я помню, что это было метрах в ста от бензоколонки.

Все, кроме молодого человека, вылезли из машины. Суббота. Миланское предместье в серых ноябрьских сумерках. Все настолько окутано предвечерней серостью, что кажется, будто с ясного неба упал туман.

– Да-да, здесь, – повторил Маскаранти, имея в виду, что здесь поблизости – плюс-минус двадцать метров – сожгли Донателлу Берзаги.

Дука окинул взглядом совершенно плоскую равнину с подгнившей в преддверии неминуемой зимы травой, грязную ленту дороги на фоне этой грязной зелени, и снова сел в машину. Для чего понадобилась еще одна экскурсия на пепелище? Какое это имеет значение, где была убита Донателла Берзаги? Ему важно найти убийц, но теперь он их почти наверняка нашел.

– В Лоди! Скорее! – приказал он Ливии, и та рывком тронулась с места.

Все пришлось начинать сначала. Ливия за рулем, Маскаранти, молодой человек в бархатном пиджаке – все та же компания – они как стог сена, соломинку за соломинкой, перерыли весь греховный Милан и всюду таскали с собой нарисованный молодым сутенером портрет преступника, и предъявляли его всем Богом проклятым шлюхам и всем их альфонсам-садистам, а в ответ неизменно слышали одно и то же монотонно-обескураживающее «нет, нет, нет». И вдруг в одном из пристанищ порока некая девятнадцатилетняя туринка нацепила на нос очки, оперлась своим могучим бюстом на этот весьма приблизительный рисунок размером двадцать на тридцать и раскатисто, по-турински, выговорила:

– По таким каракулям разве узнаешь? Но сдается мне, была я этим летом в Лоди с похожим типом. Рот такой же прямой, в ниточку, а брови совсем срослись, точно помню. Он как будто из этих, из черномазых сицилийцев.

Маскаранти тоже был «из этих», однако обошелся без комментариев.

– А где именно в Лоди? – спросил Дука.

– Да у его двоюродного брата бар с меблированными комнатами прямо на шоссе. Правда, что он ему двоюродный – не поручусь, мы нынче все двоюродные. – Девица приподняла роскошные груди над столом, выпрямилась, сдернула очки, и за ними обнаружилась лукавая туринская улыбка.

– А чего ему понадобилось везти тебя к этому двоюродному? – осведомился Дука. (К чему тащиться в Лоди, неужто в Милане коек нет?)

– Сказал, что ему надо с братом обсудить одно дельце, – объяснила уроженка Пьемонта. – И потом говорит: двоюродный отменно готовит и мы сможем у него поужинать на халяву – ну и все остальное в лучшем номере отеля.

Не след, а слезы: девица поглядела на жалкое подобие словесного портрета и сказала, что он ей напоминает типа, с которым она всего один раз, несколько месяцев назад, прогулялась в Лоди, к его двоюродному брату, хозяину гостиницы на шоссе, отменному кулинару и все такое прочее...

Но тут вмешался молодой человек в бархатном пиджаке, эксперт в вопросах проституции:

– Ой, вспомнил, тот парень из «Билли Джо» говорил, что двоюродный брат у него содержит гостиницу в Лоди...

Дука едва не бросился на парня с кулаками; Маскаранти вовремя его удержал.

– Что ж ты месяц назад молчал, чертов подонок!

– Да я... мне как-то в голову не пришло.

Подонки, подонки, сволочи, трусы, скоты, сутенеры проклятые, мразь без совести, чести, достоинства и даже без памяти! Он бы уже месяц назад вышел на убийц, если б этот альфонс безмозглый во время первого допроса упомянул о двоюродном брате, который содержит гостиницу в Лоди!

– Езжай помедленней, – сказал он Ливии.

Вдали, на фоне чернильного неба, замигали огни Лоди. Пользуясь инструкциями, полученными от дотошной туринки, они быстро отыскали ресторан-гостиницу на въезде в Лоди. Это здание ни с чем не спутаешь – сияет, будто рождественская елка среди низкорослых саженцев.

Ливия припарковалась под навесом.

– Маскаранти, стой здесь и стереги выходы, – распорядился Дука.

– Рад стараться! – Маскаранти добродушно похлопал себя по карману. (Пусть попробует сбежать из такого гостеприимного местечка – этим он доставит Маскаранти массу удовольствия.)

Дука, Ливия и юный «эксперт» вошли в совершенно пустой бар; казалось, все живое в этой маленькой, затерянной среди зеленых долин гостинице вымерло, несмотря на столь яркое освещение.

Слева под аркой вход в ресторан: столики накрыты, под люстрами печально поблескивают бокалы. Справа другая арка; за ней, должно быть, помещение администрации. Оттуда, из полутемной ниши, навстречу им с натянутой улыбкой поднялся человек.

Низкорослый, худощавый, в черной как смоль шевелюре пробивается седина, на мясистом носу круглые очки, а за ними умный, но грустный и усталый взгляд.

– Полиция. – Дука предъявил удостоверение. – Мне нужен хозяин этого заведения.

– К вашим услугам, – отозвался коротышка. – Хотите посмотреть регистрационный журнал? У меня сейчас ни одного посетителя. – Речь его была правильной, даже с некоторым оттенком интеллигентности.

– Нет, – ответил Дука. – Мы разыскиваем одного человека. Нам сообщили, что ваш двоюродный брат очень на него похож. – Он повернулся к Ливии. – Покажи.

Ливия достала импровизированный словесный портрет. При виде его лицо хозяина собралось в мелкие-мелкие складочки, и он сказал, впервые обнаружив гортанный южный выговор:

– Ну слава Богу, наконец-то я смогу спать спокойно.

После минутной растерянности Дука Ламберти кивнул в сторону бара.

– Пойдемте поговорим.

2

– Вы узнаете его? – Дука ткнул пальцем в словесный портрет.

Они сидели на диване перед узким столиком. Кругом тишина и запустение, должно быть, кроме хозяина, в гостинице вообще никого нет. Дука уж было приготовился сражаться против обычных «ничего не видел, не слышал, не знаю», а вместо этого с удивлением обнаружил, что врата истины медленно приоткрываются.

– Да, это мой двоюродный брат.

Он и сам сильно смахивал на своего брата или же на портрет, нарисованный юным художником в бархатном пиджаке.

– Ливия, поди позови сюда Маскаранти. – Нечего ему там больше сторожить. Дука обратился к хозяину: – Я бы выпил чего-нибудь. К примеру, белого вина.

– Сию минуту.

Вернулась Ливия с Маскаранти. Какое-то время все пятеро – Дука, Ливия, Маскаранти, хозяин гостиницы и ас бордельного бизнеса – в молчании потягивали вино, очень тонкое, совсем не отдающее пробкой, видно, из лучших запасов. Затем Дука знаком велел Маскаранти доставать свой блокнот.

– Как зовут вашего двоюродного брата?

– Как меня, – ответил хозяин, ставя на стол бокал с превосходным вином.

– То есть?

– Франко Барониа. В наших краях такое часто бывает. – Он горько усмехнулся. – Вот и мне повезло. Только он Франко Барониа, сын Родольфо, а я Франко Барониа, сын Сальваторе.

Для него, судя по всему, это отличие было принципиальным. Кивнув Маскаранти, застывшему наготове с шариковой ручкой, Дука задал следующий вопрос:

– Какие у вас отношения с двоюродным братом?

– Я ему подчиняюсь.

– А именно?

– Видите ли, в двух словах этого не объяснишь. Дело в том, что я приехал на Север четырнадцать лет назад, сперва голодал, попрошайничал, потом начал потихоньку становиться на ноги: Милан – город щедрый. Ну, подкопил немного и пять лет назад открыл вот это заведение. Когда построили автостраду Солнца, здесь стало не так людно, но все же как-то свожу концы с концами. И вдруг...

Дука его не торопил: пусть себе рассказывает потихоньку.

– И вдруг, – наконец выдавил тот, – сваливается мне на голову этот подарочек, мой двоюродный брат. Я-то знаю, что он за птица, всегда старался держаться от него подальше, но он явился полуголодный, оборванный, а у меня гостиница, сами понимаете, родня как-никак, у нас на Юге не принято от своих открещиваться. В общем, взял его к себе, накормил, приодел, дал работу. Он же мне брат, да еще тезка. Ничего не поделаешь. Клиенты на него жаловались, он ведь совсем неотесанный. На кухне помогать не хотел – его, видите ли, тошнит от запахов пищи. До уборки тоже не сниходил. А все больше обсчитывал меня, воровал бутылки из бара, тайком, без регистрации, водил сюда парочки – денежки, естественно, себе в карман. Если б карабинеры об этом пронюхали, у меня бы враз отняли лицензию. Как только я это заметил, то выставил его за дверь. Он выкатился как миленький и два года не подавал о себе вестей. А потом нежданно-негаданно прикатил – с другом и двумя девицами. Пришлось всех накормить и дать комнаты. Все задаром, ясное дело. Единственное, что я у них потребовал, так это документы: без документов я номера не сдаю, но ему что? Крыша, кормежка бесплатная – так он без звука предъявил документы, и свои, и всей компании. С того раза стал он меня навещать, то один, то вчетвером или даже вшестером – парочками. Пили и ели от пуза и устраивали в комнатах бардак. Один раз я хотел его выгнать, пригрозил, что заявлю в полицию, а он мне: «Заявишь в полицию, так я твою гостиницу спалю». Гостиница, конечно, застрахована, и все же радости мало, ежели она сгорит, а он, знаете ли, вполне способен на такую пакость. Ну я терпел, тратил сотни тысяч на его пирушки, лишь бы сохранить гостиницу. Вот почему, когда вы спросили, какие у меня с ним отношения, я и ответил, что ему подчиняюсь.

Хозяин встал, чтобы встретить вошедшую в ресторан молодую пару: она в светлой и блестящей искусственной шубке, он в куртке, тоже светлой, блестящей, с меховыми отворотами.

– Мне очень жаль, синьоры, – сказал Франко Барониа, сын Сальваторе, – но у нас закрыто. Мы переезжаем.

– Закрыто? – разочарованно протянул парень, а девица метнула на своего спутника полный негодования взгляд.

– Да, синьор, очень сожалею.

Парочка выкатилась. Франко Барониа запер за нею дверь, потом прошел в глубь помещения, чтоб запереть и черный ход, вернулся в бар и плеснул в свой стакан еще вина.

Теперь пришла очередь говорить Дуке.

– Километрах в десяти отсюда, – начал он, – был найден труп сожженной женщины. Ее размеры, прямо скажем, весьма необычны: рост почти два метра и вес около центнера. Эту женщину, по имени Донателла Берзаги, еще живую, засунули в стог прошлогоднего сена и подожгли. В результате проведенного расследования, – голос Дуки эхом отдавался в пустой гостинице, заброшенной на безлюдный простор равнины, – нами установлено, что вы должны быть в курсе этой истории.

– Да, я в курсе. – Франко Барониа, сын Сальваторе, а не Родольфо, слегка поежившись, повторил: – Я в курсе всего.

Дука тоже почувствовал при этих словах легкий озноб. Таких допросов он, пожалуй, еще не проводил. Обычно, чтобы вытянуть из клиента малейшее признание, мурыжишь, мурыжишь его часами, а этот сказал, что он в курсе всего, и даже без всякого нажима.

– Объяснитесь, пожалуйста.

– Извольте. Как-то вечером мой братец появился здесь в обществе двух женщин и друга. Одна из женщин была очень рослая, наверно, под два метра, и, думаю, весила порядочно. – Он говорил со спокойным отчаянием, точно приговоренный к смерти. – Поскольку двоюродный брат всегда бывал здесь с женщинами, я давно уж понял – нетрудно догадаться, – каким ремеслом он промышляет. Но я вопросов ему не задавал, только документы требовал, и все. Пусть занимается, чем хочет, это его дело, и я не в силах ему помешать, но каждый, кто приходит ко мне в гостиницу, должен предъявить документы. Это мое условие, и он его соблюдал, поэтому без разговоров выложил передо мной удостоверения всех своих спутников. А ту девушку мне было жаль: они ее вдвоем держали под руки, и, видно, она была в полном раздрызге, даже как будто спала. Вторую же я хорошо знал, Франко часто привозил ее с собой, она была его давнишней сожительницей.

Всем было не по себе смотреть на лицо этого человека, который будто казнил сам себя перед ними и одновременно избавлялся от тяжкого и горького бремени на душе.

– Раз вы спросили у них документы, значит, вы помните их имена, – заключил Дука. – Можете назвать?

– На память не помню, а в журнале они есть. Сейчас покажу. – Франко Барониа встал и скрылся в нише, где помещался его офис.

– Можно мне немного виски? – подал голос молодой человек. – Не люблю вино.

– Нет, – отрезал Дука. (Больно жирно будет!)

– Налей ему, – попросила Ливия. – Посмотри, какой он бледный, ему плохо.

– С чего это ему плохо? – усмехнулся Дука.

– С того, что он уже месяц у тебя в лапах, – объяснила Ливия. – Тебе трудно представить, что это значит. – Ему трудно, а она себе представляла, что это значит, когда кошка играет с мышью.

– Ладно, поди сам налей себе, – смилостивился Дука и повернулся к Ливии. – Вот уж не думал, что ты испытываешь такое горячее сочувствие к сутенерам.

Маскаранти кашлянул, подавив смешок.

Любезный, предельно искренний хозяин гостиницы вернулся наконец из своей ниши и положил перед Дукой толстый бумажный блок, в котором остались одни квитки.

– Вот, взгляните с номера двадцать девять тысяч шестьсот шестьдесят пять по номер двадцать девять тысяч шестьсот шестьдесят восемь имена четверых, что останавливались у меня в тот вечер.

Дука полистал блок.

– Пиши, Маскаранти. Берзаги Донателла. – На квитке стоял номер удостоверения личности и все остальные данные, но они уже не требовались.

– Берзаги Донателла, – повторил Маскаранти, записывая.

– Барониа Франко, – продолжил Дука и добавил, чтобы отличить ту скотину от стоявшего перед ним благородного человека: – Сын Родольфо.

– Барониа Франко, сын Родольфо, – снова повторил Маскаранти.

– Джарцоне Кончетта.

– Джарцоне Кончетта.

– Сарози Микелоне.

– Сарози Микелоне.

– Они приехали неожиданно, – рассказывал хозяин. – Народу был полон зал. Та высокая девушка сразу привлекла к себе внимание – не только внешностью, но и тем, что буквально спала на ходу, наверно, ей было плохо. Чтобы не вызвать скандала, я быстренько собрал документы и поместил всю четверку в один номер. После полуночи ресторан опустел, я начал помогать официанту – он же бармен – убирать со столиков, а когда и он ушел домой, я вдруг услышал крики: «Папа, папа, папа!» Голос был женский.

Дука уже вторично слушал рассказ о том, как женский голос зовет папу. Машинально, будто прося помощи, он протянул руку к Маскаранти за сигаретой и получил ее; парень, сидевший рядом, щелкнул зажигалкой.

– Я бросился наверх, – продолжал хозяин гостиницы, видимо, вновь переживая тогдашний ужас. – Постучался к этим подонкам – других постояльцев у меня в тот вечер не было – и снова услыхал это хриплое: «Папа, папа, папа!» Брат открыл мне и сказал, чтоб я не лез в чужие дела. Я сразу смекнул, в чем дело, и велел ему убираться подобру-поздорову, иначе я немедленно вызову полицию.

– А что, собственно, вы смекнули? – спросил Дука.

– Да уж смекнул! Совратили бедную девчонку, выманили из отцовского дома, накачали вином да наркотиками и торгуют ею. А бедняжка время от времени вспоминает семью, отца и вопит во всю глотку: «Папа, папа!»

Да, в сообразительности ему не откажешь!

– Продолжайте, пожалуйста.

– Ну, мой братец мне и говорит, что, если я, дескать, сунусь в полицию, он мне морду набьет и подожжет гостиницу. А я уж привык к этим угрозам, и хоть знаю, на что он способен, но мое терпение тоже не бесконечно. Даю вам, говорю, пять минут, чтоб духу вашего здесь не было, – и бегом вниз, к телефону. Пусть, думаю, потом прикончат, все равно позвонить успею. Но братец, видно, испугался, решил не связываться. И пяти минут не прошло – смотрю, спускаются все четверо. Вернее, трое-то спускаются, а ее, громадину, чуть не волоком тащат, а она, бедная, на ногах не стоит и охрипла уж совсем, но все зовет отца своего. Ну, запихнули ее кое-как в машину да и уехали. – Франко Барониа, сын Сальваторе, вскинул голову (до этого он упорно смотрел вниз). – А через два дня я прочитал в газете, что километрах в пятнадцати отсюда, в стоге сена сожгли женщину, «великаншу». Я подумал: не иначе, та самая, а поджигатель – не кто иной, как мой двоюродный со своей компанией.

– Если вы обо всем догадались, почему не позвонили в полицию? – строго спросил Дука.

Хозяин гостиницы поглядел ему прямо в глаза.

– Потому что я, как и мой братец, не без греха, хоть и на свой лад. Я не сутенер, не убийца, но мне ведь тоже надо держаться на плаву. В Катании у меня остались жена и четверо ребятишек. Чтобы содержать их и вот эту гостиницу, я уж сколько лет спину гну. А позвони в полицию – в момент заметут. Вот я, грешным делом, и подумал: держи-ка лучше язык за зубами. Ежели полиция до всего докопается – значит, так тому и быть, а может, как-нибудь пронесет. Знаю, порядочные люди так не рассуждают, но ведь мы с Франко братья, как говорится, одного поля ягоды.

Дука поднялся на ноги. Подошел к стойке бара, долго перебирал бутылки. Наконец выбрал горькую настойку, налил себе немного в стакан, добавил сельтерской, выпил и от стойки окликнул хозяина:

– Мы должны поскорее взять убийц этой девушки. Можете вы нам помочь? По-вашему, где их лучше искать?

– Как где – в Милане! – удивился честный труженик. – Мой брат живет у своей подружки, у Кончеттины...

– Кончетта Джарцоне, – уточнил Маскаранти, полистав испещренный пометками блокнот.

– Да. Улица Ферранте Апорта, восемьдесят шесть, – сказал Франко Барониа, сын Сальваторе.

– Откуда такие точные сведения? – спросил Дука, наливая себе еще настойки.

Хозяин не замедлил объяснить:

– Да всем им, моему брату и его приятелям, нравится сыр местного производства – пробовали его?

Еще бы: прославленный «лодиджано», твердый такой, со слезой. Дука кивнул.

– Они пожирали его целыми килограммами, и не только когда сюда наезжали; Франко часто требовал, чтоб я посылал головку-другую на дом его подруге, в Милан. Ну я и посылал как дурак по адресу: улица Ферранте Апорти, восемьдесят шесть, синьорине Кончетте Джарцоне. Я этот адрес наизусть выучил, до Судного дня не забуду, ведь всякий раз, отправляя посылки, чуть не лопался от злости.

– А второй приятель, где он живет? – осведомился Дука, выходя из-за стойки.

– Про того не знаю точно, но и он вечно ошивается у Кончеттины. Это, можно сказать, их явочная квартира, притон. Преступники нынче не только стыд, но и всякий страх потеряли. Преспокойно рассказывают дружкам-подружкам в ресторанах и других людных местах о том, что завтра поутру убьют родную мать. А наутро и правда убивают. Мне стоило постоять три секунды возле их столика, чтоб узнать все, что у них на уме. Потаскушек, которых сплавляли в бордели, по именам и фамилиям называли, не иначе... Так что не сомневайтесь, езжайте на улицу Ферранте Апорти и всех их там накроете: и Кончеттину, и братца моего, и третьего, Микеле Сарози, он служит барменом на бульваре Тунизиа, а эта Кончеттина спит с ними обоими.

– Спасибо, – сказал Дука, завершая самый легкий в истории сыска допрос. (Где это видано, чтоб человек сразу выложил полиции все, что она просит, и даже больше?) – А кстати, почему у вас так пусто? Выходной, что ли?

– Да нет, гостиничный персонал бастует.

– Мне очень жаль, синьор Барониа, но вам придется поехать с нами.

– Я так и думал. Я готов. Только свет погашу и опущу жалюзи.

Держится с редкостным достоинством – настоящий джентльмен!

Они подождали, пока он закроет свой отель, потом усадили на заднее сиденье вместе с Маскаранти и экспертом по вопросам проституции и направились в Милан.

Стоял ноябрьский вечер, сырой, но не туманный. На календаре была суббота.

Часть шестая

Не дай вам Бог обидеть кроткого человека!

1

А в то же субботнее утро – на часах было чуть больше десяти – Аманцио Берзаги нажимал грязно-белую кнопку звонка у двери без таблички, на шестом этаже дома по улице Ферранте Апорти, 86. Он пришел потолковать с синьориной Кончеттой Джарцоне.

Хотя из квартиры явственно донеслось звяканье, однако же ему никто не ответил. Он еще раз нажал кнопку. Подождал – никакого отклика. Позвонил в третий раз и еще не оторвал пальца от кнопки, как дверь приоткрылась. Женщина с опухшим от сна лицом силилась разглядеть его из-под набрякших век, но, очевидно, ей это не удавалось. И все же она впустила гостя. Маленькая, довольно смазливая, но уже увядающая; крохотное личико с детскими чертами расплылось, обрюзгло, равно как и тело (накинутый наспех прозрачный пеньюар не оставлял никакой пищи для воображения: обвислая грудь и жировые складки на животе просматривались лучше некуда и являли собой жалкое зрелище).

– Прошу прощения, синьора. – Аманцио Берзаги стыдливо отвел взгляд от этих просвечивающих «прелестей». Он ее сразу узнал: Кончеттина вечно околачивается в баре, куда он заходит выпить свою граппу. – Прошу извинить за беспокойство...

Вынырнув из тяжелой дремы, навеянной снотворным, она ухитрилась наконец разлепить веки и взглянуть на посетителя. (Кончетта Джарцоне служила гардеробщицей в ночном клубе на проспекте Буэнос-Айрес и ложилась обычно в пять утра.) Взглянула, еще не видя и не отдавая себе отчета в том, что предстала перед незнакомцем практически голая. В ответ на его извинения она тупо твердила:

– Да, да, да.

И вдруг до нее дошло: это же отец Донателлы, она столько раз его видела в баре. Подсознание, ничем не защищенное от действия снотворного, продиктовало ей инстинктивную, хотя и совершенно неадекватную реакцию.

– Это не я! Я ни в чем не виновата! – хрипло выкрикнула она и понеслась прочь по коридору, вихляя жирным задом, безжалостно просвечивающим сквозь пеньюар.

Аманцио Берзаги даже на хромой ноге сумел настичь ее прежде, чем эти крики привлекли внимание окружающих; правой рукой он схватил ее за волосы, а левой зажал рот. Долгого разбирательства не потребовалось: гиена сама себя выдала.

– Что значит – не ты? – поинтересовался он. – В чем не виновата?

Женщина, у которой за плечами было, наверное, лет сорок бурной жизни, покосилась на заросшее волосами лицо, на тяжелую мохнатую руку, и в глазах у нее мелькнули страх и ярость. Да, это была гиена, не желающая попадать в капкан, а кроме того, опытная шлюха, знающая, как надобно поступать с мужчинами в случае опасности. Поэтому она со всей силы нанесла своему гостю удар коленом в самое уязвимое место.

Аманцио Берзаги не вскрикнул, только прерывисто задышал и осел на пол, уцепившись за пеньюар и с треском разодрав его. Но рука бывшего водителя автопоездов даже при этой нечеловеческой боли не потеряла силы; он намертво схватил женщину за щиколотку.

Неизвестно, как выпуталась бы Кончетта Джарцоне из подобной переделки, если б ей не подвернулся увесистый – не меньше трех кило – дверной засов с медным набалдашником в форме шара. С быстротой молнии она нагнулась и в следующую секунду запустила тяжелым засовом прямо в физиономию врагу, угодив точно в левый глаз. Свет на мгновение померк для Аманцио Берзаги, и он выпустил ее ногу.

Кончетта Джарцоне, теперь уже совершенно стряхнувшая сонное оцепенение, посмотрела на распростертого перед ней старика с залитым кровью лицом и опрометью кинулась в спальню. Там на тумбочке стоял телефон. Она поспешно набрала номер.

– Его нет, – ответили ей.

Набрала другой.

– Его нет.

Еще, еще один – безрезультатно. Наконец под рев музыкального автомата в трубке послышалось:

– Минутку.

– Франко, Франко, сюда пришел отец Донателлы, кто-то ему все рассказал, я его оглушила, но мне страшно... Что делать, Франко?!

На другом конце провода раздался решительный мужской голос:

– Отключи его понадежней, чтоб лежал смирно, пока я не приеду. Жди.

Кончеттина сбросила с себя изодранный пеньюар, вмиг оделась, вышла из спальни и столкнулась лицом к лицу с окровавленным отцом Донателлы.

Она даже не успела как следует испугаться, потому что огромный волосатый кулак человека хотя и старого, но в свое время управлявшего грузовиками, у которых один руль около метра в поперечнике, опустился ей на голову с такой силой, что она, сдавленно вскрикнув, отлетела к стенке и мешком рухнула на пол.

Аманцио Берзаги не без труда наклонился, ухватил ее за волосы, собранные в конский хвостик (эта старая шлюха ходила с хвостиком, точно двенадцатилетняя школьница), и оттащил в ванную, оставляя за собой следы своей крови, сочившейся из левого глаза, и крови гиены, стекавшей из разбитого носа. Ему стоило немалых усилий одной рукой погрузить бездыханное тело в ванну (другую он зажал между ног, чтобы хоть немного унять боль в паху). Пустив холодную воду, старик стал ждать, когда хищница очнется.

Вода постепенно окрашивалась в розовый цвет и поднималась все выше; вскоре девчачий хвостик заколыхался на поверхности. Аманцио Берзаги ухватил ее за этот хвостик и хорошенько встряхнул, как полощут белье. Кончетта содрогнулась и открыла глаза: она была в пальто, в сапожках и крепко держала в руке сумочку.

– М-мне холодно.

Аманцио Берзаги встал около ванны на колени и приблизил окровавленное лицо с подбитым глазом к окровавленному лицу с расквашенным носом.

– За что вы убили ее, сволочи?

– Мне холодно, – повторила женщина, все с тем же отчаянием прижимая к себе сумочку.

По телу ее прошла судорога, ее стошнило, потому что она уже успела нахлебаться воды, хотя ванна заполнилась только наполовину.

Гигантская ручища бывшего водителя пригвоздила Кончетту к дну ванны; в ярости – нет, почти что в безумии – старик глядел на нее одним глазом.

– Вы украли у меня дочь – ладно. Вы таскали ее по своим борделям – Бог с вами. Но за что вы убили ее, несчастные? Что она вам сделала? Я бы вам все простил, лишь бы она была жива. Говори, за что вы ее убили, или я тебя утоплю вот здесь, в твоей ванне. – С этими словами он опустил ее голову под воду, которая продолжала литься из крана на полную мощь.

Она стала барахтаться, и он позволил ей вынырнуть.

– Мне холодно, холодно! Я вся застыла. Умоляю, выпусти меня!

– Выпущу, если скажешь, за что вы ее убили.

– Она д-действовала на н-нервы, – стуча зубами, пробормотала женщина.

– Что?! Как это – действовала на нервы?! – вскричал Аманцио Берзаги и опять окунул ее в ванну вместе с пальто, замшевыми сапожками и молитвенно – по обычаю всех старых шлюх – прижатой к груди сумочкой. – Как это?! Говори – или тебе конец!

И она заговорила.

2

Донателла Берзаги и впрямь действовала им на нервы.

Она была очень послушная девочка. Всегда и всем подчинялась, особенно мужчинам. Поначалу Кончеттина, Франко Барониа, сын Родольфо, ее сожитель, и Микелоне Сарози, ее сожитель номер два, качали из нее деньги словно из нефтяной скважины. Ибо у Донателлы было качество, каким не обладает ни одна профессионалка: ей нравилось.

Надо быть настоящими зверями, чтобы так эксплуатировать умственно неполноценную и чтобы потворствовать эксплуатации, покупая этот товар. Но в проблемы морали Аманцио Берзаги решил не вдаваться.

– Выкладывай все как на духу, не то утоплю! – зарычал он, полоская Кончетту в ванне.

Она продолжала говорить, содрогаясь от ледяной воды, которая уже переливалась через край ванны, а он, отец, этого и не замечал.

Да, именно действовала на нервы, потому что временами у Донателлы случались срывы. Мужчин она обожала. Похитители возили ее по всей Италии из борделя в бордель. И как только мужчина входил к ней в комнату, она расплывалась в улыбке, прямо-таки таяла от желания, что делало ее шансы на рынке порока невиданно высокими. Они выжимали из нее все. Позорная, беспрецедентная эксплуатация человеческого существа!

Однако вскоре – возможно, из-за тех злоупотреблений, которым она подвергалась, – очень сильный организм Донателлы начал сдавать. Какой-то клапан ее нервной системы вышел из строя, временами она впадала в бредовое состояние и принималась кричать: «Папа, папа, папа!» – видимо, вспоминая отца, не отпускавшего ее ни на шаг, дарившего кукол, окружавшего нежной заботой. Она тосковала по нему и физически и – насколько позволял ей ум восьмилетней девочки – духовно.

Вначале такие срывы были редки. С течением времени они участились. Бывало, она вопила: «Папа!» и в присутствии состоятельных клиентов, которые при звуках этого трубного голоса в ужасе ретировались.

Похитители, чтобы успокоить, пичкали ее таблетками, кололи снотворные, но вскоре вынуждены были изменить тактику. Ведь транквилизаторы разрушали золотоносную жилу: у Донателлы, одурманенной успокоительными средствами, начисто исчезали эротические инстинкты.

Тогда сутенеры (для истории надо повторить их имена: Франко Барониа, сын Родольфо, Микелоне Сарози и Кончетта Джарцоне) решили прибегнуть к насилию – куда ж это годится, если она вместо того, чтобы принимать клиента со свойственным ей от рождения сладострастием, станет, как истеричный ребенок, призывать отца?

Они начали избивать ее всякий раз, как с нею случался кризис, угрожали прибить до смерти, если не перестанет валять дурака, но Донателла, несмотря на свою инфантильную податливость, все чаще вспоминала дом на бульваре Тунизиа, комнату, полную кукол, люстру с Бэмби, Гусенком и Микки-Маусом, мохнатые брови отца, помогавшего ей одеваться, руку, нежно гладившую ее по щеке, и потому никакие угрозы, побои, наркотики не могли положить конец хриплым воплям: «Папа, папа, папа!» Оглашая то одну, то другую квартиру, куда сутенеры беспрестанно ее перевозили, эти вопли создавали ужасные неудобства и обесценивали «выгодный товар». Донателла Берзаги из золотоносной жилы превратилась в обузу. Рано или поздно своими безумными криками она привлечет внимание полиции. В последнее время дикие сцены стали повторяться каждый день; сутенерам то так, то эдак удавалось их подавлять, но присутствие Донателлы уже сулило опасность, к тому же она как-то разом утратила всю тягу к противоположному полу в лице любого его представителя, благодаря которой вначале столь высоко котировалась на порочной бирже.

Отчаявшись, эксплуататоры однажды вечером притащили ее, накачанную снотворными, в Лоди. Подлец из подлецов Франко Барониа, сын Родольфо, по обыкновению навязал свое общество истинному джентльмену Франко Барониа, сыну Сальваторе.

Двоюродный брат скрепя сердце его принял. И как не принять, когда он один, а их трое: его милый кузен, преступник, друг кузена Микелоне Сарози, тоже преступник, и Кончетта – такой изощренной садистки свет еще не видывал!

Но едва действие наркотиков чуть-чуть притупилось, Донателла Берзаги опять завела свое «папа» – все громче и громче; тоска по отцу пересилила все ее природные инстинкты и, не выдержав этих душераздирающих криков, Франко Барониа, сын Сальваторе, выставил незваных гостей вон.

Сутенеры уже не знали, куда им деваться со своей обузой, которая продолжала призывать отца, не чувствуя его больших ласковых рук, не слыша родного голоса, приговаривающего: «Девочка моя, девочка моя!» – а ей так необходимы были эти ласки и этот голос.

По дороге в Милан подлая троица решила наконец избавиться от груза по имени Донателла. Будь они поумнее, просто выкинули бы вблизи какой-нибудь деревушки неполноценную великаншу, что по воле злого рока досталась им в добычу. Возможно, местные жители, услышав, как она плачет, зовет отца, препроводили бы ее в участок. И даже если бы полиция установила имена троих негодяев, их обвинили бы только в похищении с целью наживы. Но чтобы избежать риска, эти светлые головы надумали ее убить.

Преступник никогда не бывает умен, ни один мало-мальски разумный человек не станет вором, грабителем, убийцей. Преступность – не что иное, как опасная, необратимая форма слабоумия. Когда трое злоумышленников приняли решение убрать девицу, переставшую приносить доход, им и в голову не стукнуло, что рано или поздно они все равно попадутся, но закон предъявит им уже более тяжкое обвинение – в преднамеренном убийстве. Такие вот умники!

Микелоне, бармен с бульвара Тунизиа, предложил закопать ее где-нибудь в поле, на что Франко Барониа, сын Родольфо, резонно возразил:

– А чем копать будем? Руками?

Рыть могилу для такой глыбы, не имея соответствующих приспособлений, показалось им утомительным.

Машина медленно катила к Милану по старой и пустынной дороге; с полей то и дело поднимался дымок, летели снопы искр от зажженных крестьянами костров; ночной октябрьский ветер носил эти искры взад-вперед по мирной долине. А великанша тем временем бесновалась, рвалась к отцу, все больше взвинчивая нервы своим похитителям.

– Ну-ка останови, – сказала тогда она, Кончетта Джарцоне, самая подлая сука на всей Паданской равнине. – Давайте бросим ее в костер. К утру никто и не поймет, баба это или лошадь.

Так и сделали. Выгрузили Донателлу Берзаги на дороге, увесистым камнем Франко лупил ее по голове до тех пор, пока она не перестала вырываться и звать отца. Затем они втроем, взметнув рой искр чуть не до неба, запихнули ее, еще живую, в тлеющий стог. На огне она что-то проверещала, но Франко Барониа, сын Родольфо, несколькими ударами камня заставил ее замолчать. Они навалили в костер побольше сухих листьев, веток, корней, с тем чтобы к утру сам дьявол не различил, что тут горело. Однако Донателла Берзаги все еще была жива и, почувствовав адское пламя, сделала последнюю, инстинктивную попытку спастись – высунула из костра руку с накрашенными ногтями (благодаря чему та и уцелела). Вскоре после этого, к счастью для нее, наступила смерть.

3

Стоя на коленях возле ванны, Аманцио Берзаги придерживал за хвостик голову Кончетты и постепенно, слово за словом, узнавал, что убийством его дочери руководила эта гаденькая, трясущаяся карлица, которая теперь лежала перед ним в пальто и сапожках, судорожно стиснув в руке сумочку. Это она предложила сжечь Донателлу прямо так, заживо. А хлеставшая из крана ледяная вода уже заливала пол не только ванной, но и всей квартиры.

– Дальше! – потребовал он, дергая ее за хвостик.

Кончетту стошнило одной водой, после чего ее зубы снова стали выбивать мерную дробь.

– Все, – прохрипела она. – Потом мы вернулись домой, в Милан.

Не успела женщина закончить фразу, как в дверь позвонили.

– Ну что, дружок пришел на подмогу, да? – проговорил Аманцио Берзаги, с трудом поднимаясь. – Я из прихожей слышал, как ты его вызывала.

Он выпустил ее волосы. Не имея больше сил барахтаться, она спокойно ушла с головой на дно в своем элегантном, под стиль 30-х годов, пальто, вместе с разбухшей от воды сумочкой; на поверхность всплыли пузырьки крови, все еще сочившейся у нее из носа и изо рта.

Аманцио Берзаги заковылял к двери, и единственным его намерением в тот момент было ее отпереть. Старик отлично знал (поскольку слышал телефонный разговор Кончетты), что за дверью стоит Франко Барониа, сын Родольфо, то есть тот, кто заживо бросил его дочь в костер, а он пока просто-напросто собирался открыть ему дверь. Что и сделал.

При виде кровавого месива, каким стало лицо Аманцио Берзаги, при виде этой грозно нависшей копны седых волос плюгавенький, развязный типчик оцепенел на пороге от ужаса (отвага не является достоинством подобных субъектов). Не сработал даже инстинкт, обращающий трусов в бегство, потому Аманцио Берзаги ухватил его за длинные патлы, втащил в квартиру и пинком захлопнул дверь. Пожилой инвалид с изуродованным коленом, адовой болью в паху, подбитым глазом, несмотря ни на что, оставался в душе водителем гигантских автопоездов «Милан – Брема», «Милан – Москва», «Милан – Мадрид». Он, этот водитель, и нанес сокрушительный – непонятно, как у того типа голова сразу не раскололась, – удар убийце своей дочери, а за первым ударом последовал второй, третий, четвертый, пока наконец юный подонок не грохнулся лицом в лужу собственной крови.

Аманцио Берзаги, задыхаясь, присел на стул в тесной прихожей и задумался: уж не убил ли он это существо, валяющееся на полу без признаков жизни? Вполне возможно, ведь он бил его не так, как бьют в ковбойских фильмах, а награждал настоящими, тяжелыми тумаками, от которых остаются следы на всю жизнь.

Прямо перед ним в прихожей висело зеркало, и он случайно увидел свое лицо. Кровь запеклась и почернела, левый глаз напоминал раздавленный апельсин. Та шлюха подбила ему глаз дверным засовом – вот он, до сих пор лежит под ногами. Аманцио Берзаги, не вставая с места, взялся за красивый медный набалдашник, взвесил засов на ладони, потом вновь поглядел на распростертое в луже крови тело убийцы. Дожидаясь, когда тот очнется, он машинально прислушивался к шуму воды, но не отдавал себе отчета, что поток ее уже достиг прихожей. Это журчание напоминало ему счастливые дни, проведенные с Донателлой в горах, в Фондо-Точе (несколько лет назад он и его бедная свояченица предприняли такую попытку). Они остановились в гостинице у самого водопада; девочке так нравился этот пенный поток, и надо было все время следить, чтобы она не свалилась в пропасть. Отдых, правда, вскоре пришлось прервать, как и во все предыдущие разы: люди беззастенчиво и безжалостно пялились на красавицу исполинских размеров, ходили возле нее кругами, точно в зоопарке. И все же несколько дней семейство наслаждалось горным воздухом и музыкой водопада. А вот теперь шум льющейся из крана воды напоминал Аманцио Берзаги его девочку и заставил скорчиться от страшной боли: ведь девочки больше нет, эта мразь на полу, у ног, сожгла ее заживо.

Мразь эта тем временем начала приходить в себя. Франко Барониа, сын Родольфо, чуть приподнял сплющенную, окровавленную голову и тупо глянул на своего судью.

Аманцио Берзаги, держа в руке засов весом не меньше трех кило, пригрозил ему:

– Лежи смирно, иначе получишь вот этим по башке.

Трусливый подонок хоть и смутно, но все же понял, что от одного удара такой штуковиной череп его расколется, как яйцо. И застыл в неподвижности.

– Расскажи, как вы умудрились ее выкрасть, – приступил к допросу Аманцио Берзаги, потрясая дверным засовом над головой подонка. – Я уже знаю, как вы убили ее, теперь мне надо знать, как вам удалось похитить у меня дочь. – Разбитая челюсть мешала ему говорить, и тем не менее по привычке во всем доходить до конца он желал знать подробности.

Ручеек, подтекавший из-под двери ванной, неторопливо размывал лужу крови на полу. Поглядев на него, а потом на угрожающе занесенный над головой дверной засов, подонок решил: с этим стариком шутки плохи, надо рассказывать все без утайки. Как ни странно, в мозгу у него прояснилось, что вообще-то с ним редко бывало.

Я уже знаю, как вы убили ее, теперь мне надо знать, как вам удалось похитить у меня дочь. Таков был вопрос, и подонок ответил на него точно и с полной искренностью, в то время как медный набалдашник неумолимо качался над его черепом.

4

Аманцио Берзаги частенько заглядывал в бар неподалеку от дома, а Микелоне Сарози его обслуживал. Милый, сердечный, красавец – всякому приятно с ним словом перемолвиться, причем не только о футбольном тотализаторе, но и обо всех житейских делах: к примеру, о том, как в очередной раз наставил жене рога, а порой и о том, как жена отплатила такой же монетой. Толковали о беспутных детях, о тупоголовых невестах, о политике, о тумане, о дорожных происшествиях. Когда все время ходишь в одно и то же заведение и там застаешь одного и того же бармена, естественно, рано или поздно разговоришься с ним о жизни.

Футбол и женщины мало интересовали Аманцио Берзаги, потому он говорил все больше о дочери. День за днем, рюмка за рюмкой, слово за слово поведал он бармену Микелоне свою трагическую одиссею: как вешает замочки на жалюзи, как звонит со службы каждый час, как два раза, кроме обеденного перерыва, заходит ее проведать. Миланцы если уж открывают душу, то нараспашку; он говорил с барменом, как с сыном, как с братом Донателлы.

Он ведь не знал, что у Микелоне есть хобби – наставлять девчонок «на путь истинный» и сбывать их в дома терпимости, где у него имелись обширные связи. Поначалу бармену скучно было слушать исповеди старого лангобарда. На кой ему сдалась какая-то полоумная? Но старик с мохнатыми ручищами и лицом дикобраза, потягивая граппу, все твердил, что дочь его красавица, настоящее совершенство, и хотя рост у нее под два метра, но сложена безупречно, напоминает античную статую. Она самая прекрасная женщина в мире, уверял размякший от граппы отец.

Эти дифирамбы – красавица, совершенство, самая прекрасная в мире – в конце концов сделали свое дело, вдохновив предприимчивого бармена. Он доложил обо всем Франколино, ближайшему другу, Кончеттине, даме сердца, которую они по-братски между собой делили, и все трое вплотную занялись изучением вопроса.

Техника охоты на несчастных девиц проста и не отличается разнообразием; цель ее – соблазнить курочку, растлить морально и социально, чтобы той остался единственный выбор – либо в бордель, либо в петлю. Однако же наше трио работало нестандартно и охотилось за нелегкой добычей. Кому нужны потаскушки, которые и без их помощи под любого лягут! Нет, они выискивал!: лакомые кусочки, малолеток из хороших семей, романтических невест, жестоко обманутых женихами, молоденьких учительниц, рисковавших остаться старыми девами из-за своей нравственной чистоплотности, – именно таких пташек Микелоне Сарози и Франко Барониа, сын Родольфо, при поддержке Кончетты Джарцоне ухитрялись в несколько месяцев избавить от комплексов и поселить на частной квартирке или на вилле, что именуются в приличном обществе «культурными центрами».

Но данный случай поставил наших сутенеров в тупик, ибо они с первых же шагов осознали, что к делу нельзя подходить с обычными мерками. Причем трудность не в том, чтобы соблазнить девицу (за рюмкой граппы Аманцио Берзаги с горечью и стыдом открыл бармену, какие греховные симпатии его девочка в своей умственной отсталости питает к мужчинам), а в том, чтоб найти к ней доступ: из-за неусыпного отцовского надзора замысел соблазнителей становился практически невыполним. Великанша никуда не выходит, дома остается одна не более чем на два часа (расписание ежедневных визитов и звонков отца им было уже известно), к тому же все двери и окна в квартире крепко-накрепко запираются. Как действовать в таких условиях?

Однако мозговой трест операции – Кончетта, приняла волевое решение: девицу надо похитить. Увезти – и дело с концом. С присущей всем садисткам практичностью она заявила, что риск вполне оправдан: безмозглая нимфоманка принесет им дохода больше, чем выигрыш в новогодней лотерее.

Идея-то хороша, а как ее осуществить? Попробуй выкрасть двухметровую, шестипудовую девицу, чье поведение может оказаться непредсказуемым. Но тут уже Микелоне приберег в рукаве козырного туза. В бар, где он служил, почти каждый день заглядывала молодая горничная, страдающая хроническим гепатитом и алкоголизмом. Одинокая, с двумя детьми, оставленными на попечении матери, она жадно выискивала мужчин, всех угощала, не забывая и сама опрокинуть стаканчик, а парни из бара, за исключением разве что нескольких побирушек, насмехались над нею и брезговали даже подходить близко к этой бесцветной блондинке с водянистыми глазами сексуальной маньячки, уродливо одетой – вечно в каких-то допотопных кофточках, – угловатой и плоскогрудой, с нелепо откляченным задом, вызывавшем скорее смех, ежели влечение. Да еще, как на беду, мать с отцом нарекли ее Домицианой, что с детства служило поводом для всяческих издевательств – не потому, что имя Домициана само по себе смешно или неприлично, а потому что оно подходило ей, как корове седло.

И при всем том она обладала одним достоинством, которое тройка сутенеров сразу оценила, – служила горничной у людей, живущих в том же доме, что и Донателла с отцом, на бульваре Тунизиа, 15.

План разработали во всех деталях, как будто речь шла о высадке союзников в Нормандии; даже провозгласили девиз – ни в чем не полагаться на волю случая. Первый этап операции – обольщение Домицианы – особой сложности не представлял. Микелоне, до сих пор взиравший на горничную, как на раздавленного таракана, внезапно воспылал к ней неудержимой страстью, а в подкрепление ему (если одному красавцу не удастся удовлетворить ее аппетиты) был придан Франко Барониа, сын Родольфо, и вдвоем они окунули страдающую алкогольным гепатитом служанку в такое море любви, что она согласилась выполнить все, буквально все, чего бы ни потребовали от нее эти достойные молодые люди.

Далее задача осложнялась: необходимо было на протяжении получаса (большего времени отец со своими телефонными звонками и визитами им не дал) выманить из дома такую объемистую девицу, как Донателла. Притом выманить, не оставив следов и не возбудив подозрений. Впрочем, эту задачу тоже удалось решить с помощью горничной Домицианы, погруженной в алкогольно-эротический рай.

Время было весеннее, и она сообщила осчастливившим ее рыцарям, что хозяева, как все порядочные, обеспеченные миланцы, едут к морю, в Рапалло, и в период с такого-то по такое-то число квартира будет свободна.

В один из этих дней Микелоне и заявился к Донателле. Он был не из тех, кому неподвластны чужие замки, и с легкостью отомкнул дверь вязальной спицей. Настал «час 0». Операция, тщательно продуманная генеральным штабом, началась.

Донателла вышла в прихожую на шум отпираемой двери, и Микелоне улыбнулся ей плотоядной улыбкой самца, так как был полностью проинформирован любителем граппы Аманцио Берзаги об эротических склонностях девицы (несчастный отец исповедовался в этом со слезами отчаяния на глазах, как в худшем из грехов, а он, Микелоне, жадно ему внимал, уже подсчитывая в уме барыши от торговли столь выгодным товаром).

Бармен положил ей руку на грудь, и Донателла последовала за ним без колебаний; они спустились по лестнице на один этаж, когда в подъезде никого не было (жильцы вообще редко пользуются лестницей, предпочитая лифт).

А внизу, у входа в квартиру добропорядочных миланцев, которые в данный момент упивались йодисто-соляным воздухом Рапалло, их уже поджидала горничная Домициана. Там же, в квартире, находился и Франко Барониа, сын Родольфо. Самыми мерзостными приемами, какие даже в голове не укладываются, они с Микелоне до ночи удерживали в этом укрытии несчастную дурочку, ведь им предстояло решить еще одну сложную проблему: как выйти из дома с таким громоздким багажом, чтобы ни привратник, ни кто другой ничего не заметил.

С проблемой очень ловко, можно сказать с блеском, справилась Кончетта Джарцоне. Донателлу похитили сразу после полудня и благодаря гостеприимству служанки препроводили в квартиру этажом ниже, где она пробыла до двух часов ночи, а затем, предварительно напоив, сволокли вниз, открыли парадное ключами горничной и погрузили в машину, за рулем которой сидела Кончетта Джарцоне.

Была дивная весенняя ночь. Домициана стояла у двери, совершенно пьяная, сексуально не просто удовлетворенная, а даже истощенная, и с ключами в руках тупо глядела вслед удаляющейся машине.

5

Аманцио Берзаги вновь покачал огромным дверным засовом перед лицом Франко Барониа, сына Родольфо.

– Ты хочешь сказать, что, когда я в тот день вернулся домой и не нашел свою дочь, она была с вами этажом ниже?!

Франко Барониа, лежа на полу в озерке – теперь уже трудно было сказать чего – крови или воды, – кивнул изуродованной головой.

– Мы не могли вывести ее днем, на нас бы обратили внимание, поэтому продержали ее в квартире до ночи, а потом увезли. – Он все смотрел на покачивающийся перед глазами шар и в ужасе слизывал с губ кровь.

– Ты хочешь сказать, – монотонно повторил Аманцио Берзаги (в сущности, они большие зануды, эти миланцы), – что, пока я ходил в комиссариат заявлять о пропаже девочки, она была там, внизу?..

Сутенеру и убийце ничего не оставалось, как это подтвердить. Отец в отчаянии мечется по квартире, бежит в полицию, а дочь тем временем находится этажом ниже, в обществе двух истязающих ее скотов и служанки, с вожделением следящей за этими пытками.

Аманцио Берзаги, вконец утратив человеческий облик, глухо взревел, поднял могучую, покрытую шерстью лапищу и что было сил обрушил дверной засов на голову и без того почти раздавленной твари.

Вода, струившаяся по квартире, мгновенно окрасилась в ярко-розовый цвет, и белые склизкие сгустки в журчащем потоке побежали, почему-то к входной двери (видимо, строители допустили брак, Сделав пол с небольшим наклоном). Спустя мгновение Аманцио Берзаги, сраженный нестерпимой болью в паху, рухнул ничком. Удар пришелся по левому глазу, рана открылась, и ручей, начавший было проясняться, вновь помутнел. Старик же, к своему благу, потерял сознание.

6

Очнулся он от какого-то назойливого гуда. Встал на колени и понял, что звонят в дверь. Последним усилием поднялся на ноги и повернулся к зеркалу. Впрочем, почти ничего не разглядел: правый глаз видел с трудом, а левого уже не было. В голове стоял туман, а шум воды, гуляющей по комнатам, никак не давал сосредоточиться. Однако звон не унимался, и чисто механически, как дисциплинированный миланец, привыкший реагировать на все звонки (дверь, телефон, будильник, трамвай), Аманцио Берзаги пошел открывать.

Открыл и зрячим глазом все же узнал Микелоне, также предупрежденного по телефону и явившегося на помощь своим сообщникам.

При виде бармена все внутри у Аманцио Берзаги сдвинулось, перевернулось, взорвалось. Этому человеку он, чуть не плача, поведал о своей трагедии, как родному сыну, излил ему свою боль, свою тоску, свою тревогу за девочку, которую он изо всех сил старался охранить, уберечь, а этот скот воспользовался выстраданным, трогательным доверием, чтобы выкрасть у него Донателлу.

Он схватил красавца за лацкан куртки, втащил внутрь и, хотя был стар, изранен, измучен, набросился на него уже не как человек, а как разбушевавшаяся стихия. А тот, здоровый, крепкий парень, безвольно осел под градом ударов и не знающей удержу яростью, с какой Аманцио Берзаги молотил его головой об стенку до тех пор, пока он не осознал, что живым ему не быть, и не повалился замертво на труп Франко Барониа в своей шикарной, подбитой мехом бежевой куртке (кстати, только что купленной), мгновенно пропитавшейся кровью.

С минуту Аманцио Берзаги смотрел на дело рук своих, затем направился было в ванную, чувствуя, что вот-вот потеряет сознание. Хотелось умыться, освежиться и закрыть в ванной кран, но не успел он сделать и двух шагов, как звуковой образ водопада в Фондо-Точе опять всплыл в затуманенном мозгу. Старик упал рядом с трупами двоих убийц своей девочки в воду, чей плеск, соседствуя с неотвратимо надвигающейся агонией, все же будил в нем воспоминание о Фондо-Точе, где он провел с Донателлой такие далекие и такие счастливые дни.

Часть седьмая

Конечно, синьоры, убивать нехорошо... Нехорошо – кто спорит!

1

Вечером в субботу, невероятно тихую и ясную ноябрьскую субботу, Дука Ламберти, Ливия и Маскаранти, возвращаясь из Лоди после беседы с Франко Барониа (сыном Сальваторе, однако), успели высадиться у дома № 86 по улице Ферранте Апорти раньше, чем привратник запер дверь парадного. Дука вошел и вежливо к нему обратился:

– Нам нужна синьорина Кончетта Джарцоне.

– Шестой этаж, лифт не работает, – с наслаждением ярого садиста ответствовал тот.

Они протопали пешком шесть этажей. Во время этого восхождения Маскаранти посещали мысли, которые он, пожалуй, не решился бы высказать вслух при Ливии. Уже с лестничной площадки пятого этажа они заметили струйку воды, спускающуюся по лестнице на манер миниатюрного каскада. С трудом сдерживая гнев (ибо он никогда не был страстным поклонником альпинизма), Маскаранти первым подошел к означенной двери шестого этажа.

– Отсюда течет, – заявил он. (Из квартиры, хотя и приглушенно, доносилось журчание воды в кране). – Что они тут, вымерли все, что ли?

Дука, не ответив, надавил кнопку звонка. Ливия тем временем старалась держаться в стороне от трех ручейков, струящихся из-под двери. Возможно, кто-нибудь из жильцов и заметил этот потоп, но почел за лучшее не сообщать привратнику: огромным достоинством массовой цивилизации является то, что всякому позволено утонуть без того, чтобы ближние донимали его заботой о спасении утопающих. По сути, это проявление деликатности и уважения к воле каждого гражданина подохнуть так, как ему заблагорассудится.

– Куда привратник смотрит?! – возмущался Маскаранти. – Квартиру-то небось уж затопило, а все видят и молчат!

Дука тоже промолчал, настойчиво звоня в дверь. Но никто ему не ответил. Тоща он повернулся к Маскаранти.

– У тебя есть чем открыть?

– Найдется. – Аккуратно переступая ручейки (порядочный южанин ни за что не станет мочить своих до блеска начищенных ботинок), Маскаранти подобрался к замочной скважине, вооруженный бойскаутским перочинным ножом, пригодным на все случаи жизни: в нем есть и лезвия различных конфигураций и размеров, и напильничек, и пилка для ногтей, и штопор, и пробойник. Поковырявшись немного этими приспособлениями в замке, он надавил на дверь плечом, и та отворилась. – Надо было во взломщики подаваться, чего меня в полицию понесло? – заметил он.

Один за другим Дука, Ливия и Маскаранти вошли в озеро, колеблемое легким ветерком.

В маленькой прихожей валялись три тела. Два – с раскроенными черепами (Дука с хладнокровием медицинского эксперта констатировал, что их содержимым были забрызганы все стены). Полученные ранее сведения позволяли заключить, что перед ними трупы Франко Барониа, сына Родольфо, и Микелоне Сарози. А третье тело скрючилось на полу и издавало странные звуки, наподобие предсмертного хрипа выловленных из воды лангустов. Идентифицировать это третье тело тоже не составляло труда: Аманцио Берзаги, отец Донателлы.

Дука, оценив обстановку, направился к источнику шума или плеска. В ванне, под слоем воды толщиной в ладонь, он увидел Кончетту Джарцоне, полностью одетую в набухших замшевых сапожках, отчего икры казались уродливо раздутыми. Ее девичий хвостик извивался в бешеном водовороте.

Дука закрутил кран, и навязшее в ушах журчание воды прекратилось. Он еще раз взглянул на Кончетту Джарцоне, которая упрямо сжимала также раздутую от воды сумочку, видимо, решив ни за что с нею не расставаться, унести с собой в вечность. Дука вышел из ванной, бродя в поисках телефона, переступил через трупы Франко Барониа, Микелоне Сарози, через глухо хрипящее тело Аманцио Берзаги и вдруг увидел перед собой желтое, должно быть, от подступающей дурноты, лицо Ливии: все же черепа, раздробленные дверным засовом, – не то зрелище, на которое женщина может взирать равнодушно.

– Уходи отсюда, Ливия, спускайся вниз, – сказал Дука, оценив как врач ее состояние.

– Почему? – Она проглотила комок в горле. – Нет, я останусь здесь.

Ладно, пусть остается, если хочет. Дука нашел телефон и вызвал всех и вся: полицию, «скорую помощь», морг, – затем склонился над человеком, издававшим хрипы наподобие умирающего лангуста, и, не обращая внимания на то, что обе штанины уже промокли, пощупал ему пульс.

На последнем издыхании.

Тогда с яростью он перевернул на спину огромное хрипящее тело, с неистовой яростью сорвал с него пиджак, рубашку, майку и обнажил могучий торс; изо всей силы, круговыми движениями начал делать массаж сердца хрипящему старику, избегая глядеть на черное от запекшейся крови лицо с выбитым глазом, и не остановился, пока не прибыли двое санитаров с носилками.

Дука вытер пот со лба, помог им положить Аманцио Берзаги на носилки и последовал за ними вниз. А за ним – Ливия. А за ними – Маскаранти. Субботний ноябрьский вечер в Милане. Кажется, и не ноябрь вовсе, хотя уже чувствуется легкая прохлада; кажется, вовсе и не Милан – так чист и прозрачен ночной воздух. Остается ждать, выживет ли старик.

2

Он выжил. Нельзя недооценивать старого миланца, водителя грузовика, даже если он при смерти. Он выжил против своей воли, лишь благодаря чудесам медицины. Лишился глаза, перенес тяжелую, неизлечимую травму в паху, но выжил и с тех пор, как осознал, что жив и может говорить, непрестанно твердил одно только слово – «нет». «Нет, нет, нет, нет» – ничего кроме «нет». Не надо быть гениальным психологом, чтобы понять, что хотел он сказать этим «нет». Он хотел сказать, что не хочет больше жить.

Однако переливания крови и другие процедуры перебороли его желание умереть, уйти к своей девочке и с бездумной жестокостью возвратили организму – правда, одним лишь внутренностям – бледную и усталую волю к жизни.

Дука три ночи и четыре дня просидел у его изголовья, пока старик наконец не заговорил.

– Отчего вы не пришли в полицию с этим письмом? – спросил Дука, едва осмыслив скорбный рассказ бездвижного, слепого, перебинтованного, но все еще сильного старика, лежащего перед ним на больничной койке. – Отчего не пришли к нам, вместо того чтобы убивать?

– Я приходил к вам много раз, – с грустью отозвался Аманцио Берзаги. – Много месяцев подряд я ходил к вам каждую неделю, говорил, что у меня похитили дочь, а вы... вы что сделали? Вы не смогли найти похитителей моей девочки, а когда ее убили – не нашли убийц. Я сам их нашел, раньше вас.

Вместе со слюной Дука Ламберти сглотнул свой позор, перевел дух и очень тихо сказал:

– Мы тоже их нашли, и в тот же самый день, в субботу.

– Может быть, но я все равно нашел их раньше.

В палате клиники «Фатебенефрателли» было очень жарко, на удивление жарко; сквозь занавески на окнах пробивался бледный свет миланского ноября. Дуке очень хотелось курить, но здесь нельзя.

– Вы убили трех человек, – сказал он, еще раз глотая горький ком в горле. – Убивать нехорошо, хотя бы и убийц своей дочери.

Поросшее волосами лицо как будто немного оживилось.

– Конечно, убивать нехорошо... Нехорошо – кто спорит! Я не преступник и никого не хотел убивать, даже убийц моей дочери. Если бы вы, полицейские, вместо того чтобы столько времени водить меня за нос, нашли тех, кто похитил мою девочку, она была бы теперь жива, и мне бы не пришлось никого убивать! – Аманцио Берзаги даже чуть приподнялся на постели и повысил голос. Он выглядел еще внушительней с этой повязкой, которая закрывала ему всю голову и две трети лица. – Чем вы у себя в полиции занимаетесь? Полгода я на коленях умолял вас найти мою дочь, а вы единственное, что смогли, – это найти труп... после того, как ее заживо сожгли там, на дороге. Мне сообщили имена убийц, так что же вы хотите от несчастного человека! Я должен был хотя бы посмотреть им в глаза.

– Одно дело – посмотреть в глаза, – произнес Дука, стараясь казаться спокойным и продолжая пить чашу своего стыда, – а другое – убивать.

– Но я не хотел их убивать, я хотел только поговорить с той женщиной, – возразил Аманцио Берзаги. – Я только задал ей несколько вопросов, а она вон как меня изувечила. Ну тогда я не стерпел. – В старческом голосе слышались слезы; он все пытался объяснить, что никого не хотел убивать, просто в какой-то момент потерял голову, перестал соображать, что делает. – Я не оправдываюсь, бригадир, можете хоть двадцать раз приговорить меня к пожизненной каторге – мне ли не все равно, в мои-то годы! Я говорю вам это только затем, чтобы вы знали: я и сам понимаю, что не должен был этого делать. Пускай они убили мою дочь, но я не должен был их убивать, я просто не смог сдержаться. – С предельной миланской честностью он пытался объяснить причины происшедшего несчастья. – Я не преступник и пошел туда не затем, чтобы устроить побоище, я пошел поговорить с той женщиной, а она сделала меня калекой да еще сказала: мол, девочку мою убили за то, что она действовала им на нервы... Потом пришли остальные двое – я их не искал, они сами пришли, чтобы убить меня, ведь та женщина вызвала их по телефону. Я почти и не заметил, как убил их, но я знаю, что не должен был этого делать, знаю, знаю, просто я не смог, понимаете, не смог сдержаться! – С трудом ворочая разбитой челюстью, он много-много раз повторял одни и те же слова.

– Вам надо было принести письмо, в котором перечислялись имена убийц вашей дочери и которое вам подсунули под дверь, в квестуру, и мы бы их арестовали, – через силу говорил Дука то, что следует говорить в таких случаях. – Могли бы и не ходить, а позвонить, мы бы сразу приехали. Почему вы этого не сделали?

Аманцио Берзаги покачал забинтованной головой и сказал такое, что Дука вначале даже усомнился, правильно ли его понял:

– Может быть, потому, что письмо мне подсунули под дверь в пятницу вечером, а на следующий день была суббота, выходной. Так вот, поскольку я был свободен, то и отправился на улицу Ферранте Апорти повидать эту женщину.

– То есть? – нахмурился Дука. – Что вы хотите этим сказать?

– Ну, понимаете, – мягким, хрипловатым голосом объяснил старый миланец, – если бы письмо мне подсунули под дверь, скажем, вечером во вторник, то в среду я пошел бы на службу, ведь день-то рабочий, а я, если жив, не могу не пойти на службу, поэтому вместо того, чтоб идти к ней, к той женщине, я пошел бы в контору и позвонил бы вам. Но раз в субботу у меня выходной, так я решил сам наведаться к ней, к женщине, что похитила у меня мою девочку и вместе с теми двоими убила ее. Словом, если б не суббота, я бы таких дел не натворил.

Дука все понял и промолчал. Это объяснение может огорошить кого угодно, только не миланца. Странное объяснение, но совершенно точное. Старый миланец при любых обстоятельствах, каждый день, всю рабочую неделю ходит на службу. А если и нарушает закон, то делает это в субботу. Дука поднялся.

– Ложитесь, отдыхайте.

– Да, да. – Аманцио Берзаги с тяжким вздохом откинулся на подушки. – Я хочу умереть, – прошептал он.

И в этом Дука понимал старика. Зачем ему жизнь без его девочки? Однако существуют обязательные для всех моральные правила, и среди них следующее: твой долг – всячески препятствовать каждому, кто пытается наложить на себя руки, какие бы уважительные причины он для этого ни находил.

– Успокойтесь, вам надо поспать, – сказал Дука и вышел из палаты.

У двери стоял полицейский, стороживший Аманцио Берзаги, убийцу.

– Иди в палату и не оставляй его одного ни на секунду. Я за него не поручусь.

– Слушаюсь, доктор, – откликнулся полицейский.

Внизу, сидя за рулем автомобиля, на котором ему надлежало ехать в квестуру, его ждала Ливия. День выдался пасмурный, очень холодный; миланская зима уже начинала кусаться, хотя тумана все не было.

Они вошли в кабинет, сели по обе стороны от его стола, поглядели друг на друга. Все было так грустно – и кабинет, и день, и вид у них обоих усталый, измученный.

– Тебе сегодня утром пришло письмо, – сказала Ливия, вынимая из сумочки конверт. – Прости, я его вскрыла, на конверте гриф Ассоциации врачей, и я не удержалась.

– Правильно сделала, – отозвался Дука.

В этот момент позвонил Маскаранти.

– Доктор, я ее взял.

Не надо быть Шерлоком Холмсом, чтобы понять, что письмо с именами троих убийц Донателлы подложила под дверь Аманцио Берзаги горничная Домициана, и Дука поручил Маскаранти ее задержать.

– Она во всем призналась! – доложил тот.

Дука надеялся, что Маскаранти получил признание гуманными, конституционными способами. Но уверен в этом не был.

– Во всем призналась. Она спрятала в квартире своих хозяев Донателлу Берзаги и тех двоих ублюдков, а когда они ее бросили, подсунула отцу Донателлы под дверь письмо – в отместку.

Младенцу ясно: любвеобильная служанка решила отомстить тем, кто обманул ее надежды. Мир прекрасен, ничего не скажешь!

– Спасибо, Маскаранти. – Дука повесил трубку.

– Ты прочтешь письмо? – спросила Ливия.

– Да. – Он вынул из конверта листок.

Дорогой Ламберти!

С несказанной радостью пересылаю тебе копию решения Национального совета, согласно которому ты безоговорочно восстановлен в Ордене. Решение будет опубликовано в газете и во многих специальных журналах. Все, кто тебя знает, очень рады этому событию, и надеюсь, мы скоро встретимся за дружеским столом, чтобы отмстить его. Обнимаю тебя...

Далее следовала подпись известного профессора, одного из членов Национального совета врачей.

– Прочел?

– Прочел.

– И что? Ты не рад?

– Ну почему? Рад, конечно.

– Это все Карруа, знаешь, сколько лет он за тебя боролся? Даже там, на Сардинии, не оставил свои попытки! И удалось-таки!

Еще бы, ему не знать, как мечтает Карруа, чтобы он снова стал врачом!

– Да, я знаю.

– А почему кривишься?

Дука глубоко вздохнул.

– Потому что я плохой врач и плохой полицейский. Как врач я добился, что меня исключили из Ордена, и самая крупная операция, какую я сделал в жизни, – это заштопал шлюху, чтобы она вновь обрела невинность. А как полицейский я добился, что тебе изуродовали все лицо, и вот теперь опоздал – не смог помешать кровопролитию, которое устроил бедный старик, мстя за убийство своей дочери.

– Неправда, – сказала Ливия, – ты хороший врач и хороший полицейский.

– Это по-твоему, – горько усмехнулся Дука.

– Да, по-моему, и это так. – Ливия чуть повысила голос. – Просто ты устал, потому что все принимаешь слишком близко к сердцу. Пошли подышим немного.

– Пойдем, – ответил Дука и мысленно добавил: «Спасибо тебе, Минерва».

Примечания

1

Спиричуэлс – песни американских чернокожих, обычно религиозного содержания.

2

Ломброзо Чезаре (1835 – 1909) – знаменитый итальянский психиатр, автор теории «криминальной антропологии», согласно которой характер преступника определяется психосоматическими аномалиями.

3

Букв.: «содружество растрепанных». Литературно-художественное движение в Италии второй половины XIX в., в противовес буржуазному романтическому сентиментализму открыто провозглашало свою приверженность к анархии, пороку, жестокости и прочим патологическим проявлениям человеческой натуры.


home | my bookshelf | | Миланцы убивают по субботам |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу