Book: Допинг на троих



Допинг на троих

Михаил Серегин


Допинг на троих

ГЛАВА 1

«Все, больше не могу!» – подумал я. Теннисный мячик, прыгающий по корту, уже мельтешил в глазах, а удары по нему игроков напоминали звуки метронома. Еще немного – и я усну. Футболисты тоже ползали по полю как осенние мухи. Они разыгрывали столь долгие многоходовые и скучные комбинации, что зевота сводила мне челюсти. И даже проходы к кольцу Майкла Джордана не реанимировали моего интереса к голубому экрану. Я понял, что более смотреть телепередачи спортивных каналов не могу. Пора ложиться спать.

Я медленно поднялся с кресла, направил на телевизор пульт дистанционного управления, называемый в народе «ленивкой», и нажал кнопку отключения. Подойдя к дивану, я медленно, но мощно накатил на него своей тушей. Старый добрый друг закряхтел от напряга, и я решил его пожалеть. Не стал более ерзать на нем, и он успокоился.

Мои веки закрылись словно занавес, и я уже готов был спустить свою фантазию с цепи и отправить ее прогуляться в царство снов, как где-то в глубине меня зазвонил телефон.

Занавес медленно стал подыматься, и я тупо уставился в потолок. Далее сработали рефлексы – я стал шарить вокруг в поисках трубки радиотелефона. Мои поиски результатов не дали.

Однако телефон, словно заблудившийся ребенок, снова дал о себе знать, и я понял, где он.

«А крепкие аппараты делают эти японцы, черт возьми!» – подумал я, перекатываясь на бок и доставая рукой из-под себя телефон.

– Алле! – произнес я в трубку. – Мальков на диване.

Видимо, я хотел все-таки произнести: «Мальков у аппарата», но вырвавшаяся у меня фраза более соответствовала истине.

– Алле! Алле! – раздался в трубке нетерпеливый голос. – Я хочу говорить с Мальковым!

Я поудобнее улегся на диване и сказал:

– А вы с Мальковым и говорите.

– Добрый вечер. Меня зовут Иван Путилин. Наши общие знакомые рекомендовали мне вас как человека, выполняющего работу частного детектива. Причем на хорошем уровне. Я хотел бы встретиться и обсудить кое-какие дела... Проще говоря, у меня есть для вас заказ.

– А какие у нас с вами общие знакомые? – поинтересовался я.

– Это два бизнесмена, клиенты моего заведения, Лозинский и Плющихин.

– Клиентами какого же заведения они являются?

– Я являюсь владельцем и управляющим клуба для мужчин «Помпей». Вы не могли бы подъехать ко мне для более обстоятельного разговора?

Я перевернулся на другой бок и сказал:

– Вы знаете, наверное, нет. Уже очень поздно.

– Да, – тут же спохватился Путилин. – Я извиняюсь за то, что беспокою вас в столь позднее время. Это не слишком-то с моей стороны прилично, но сложившаяся ситуация требует принятия кардинальных и быстрых решений.

– Дело не в том, что очень поздно, а в том, что я нетранспортабелен. Я сегодня перебрал. Давайте попробуем «забиться» на завтра. Я думаю, что вы позвоните мне часиков в одиннадцать, я уже буду в состоянии разговаривать с вами. А к часу, возможно, смогу даже приехать. И если у вас хороший выбор спиртных напитков, то я уверен, что мы проведем время во взаимоприятной беседе.

– Похоже, вы вообще не можете обходиться без спиртного, – скептически проговорили в трубке.

– Это мой метод как частного детектива. Я всегда устанавливаю истинного виновного в состоянии опьянения.

В трубке раздался вздох.

– В общем, так... – сказал после некоторого молчания Путилин. – Говорите свой адрес. Я пришлю за вами машину и двух своих парней-сопровождающих, которые помогут вам добраться до меня. Приезжайте сюда сейчас вместе со своим методом в любом состоянии. Уверяю вас, здесь мы сможем привести вас в чувство и дать возможность проявить ваш метод в полном объеме.

Я начал было протестовать, но это было бесполезно. Мужчина был очень настойчив, и в конце концов, чтобы отвязаться, я дал свой адрес, совершенно уверенный в том, что никто за мной не при-едет. Получив адрес, Путилин тут же повесил трубку.

Я бросил трубку на пол и вяло поразмышлял минут десять по поводу состоявшегося разговора. Я вспомнил своих давнишних клиентов, двух приятелей-бизнесменов, владельцев продуктовой оптовой конторы. Они были настолько дружны и в бизнесе и в жизни, что делили даже свои супружеские ложа, занимаясь вчетвером со своими женами сексом. И все было бы гладко и хорошо, если бы они в один неудачный день, сами того не подо-зревая, не пересекли интересы одной мафиозной группировки. Проблемы посыпались на бедных бизнесменов нешуточные: одного чуть не взорвали в машине, другого чуть не расстреляли у подъезда собственного дома. Это было одно из первых дел, в расследовании которых я рисковал жизнью. Однако, к счастью, все закончилось хорошо: я остался жив и получил приличное вознаграждение, господа предприниматели по-прежнему имеют возможность посещать публичные заведения, к которым наверняка можно отнести клуб «Помпей».

Устав от нахлынувших на меня мыслей, я стал снова медленно погружаться в дрему. Из нее меня снова вывел звонок. Но уже не телефонный. Звонили в дверь. Я попытался переждать и сделать вид, что дома никого нет. Однако звонили настойчиво, упорно, явно зная о том, что я дома.

Я с трудом поднялся, пошатываясь, доплелся до двери, открыл ее и увидел перед собой крупных молодых парней в темных костюмах и галстуках.

– Здравствуйте, – вежливо сказал один из них. – Вы Мальков Владимир Александрович?

Я вынужден был признать этот факт грустным кивком.

– Машина ждет у подъезда. Поедемте. Мы вам поможем добраться до нее, – так же вежливо сказал другой гость.

Я хлопнул себя по карманам, проверив, на месте ли мои ключи, и надел ботинки. Я уже собирался было переступить порог, как один из молодых людей, осмотрев мою помятую рубашку, сказал:

– Возьмите, пожалуйста, с собой какой-нибудь пиджак. Можно легкий. У нас в клубе, к сожалению, без пиджаков нельзя.

Секунду-другую я недоумевал по этому поводу. Кто, в конце концов, кого приглашает: они меня или я сам напрашиваюсь? Но в конечном итоге спорить не стал, пожал плечами, схватил с вешалки серый пиджак и оперся на плечи молодых людей. Они стали осторожно продвигать меня к дверям лифта.

На улице один из парней ловко раскрыл передо мной дверь серебристого «Мерседеса» и помог водрузиться на заднее сиденье. Мотор «мерса» тихо заработал, и машина плавно тронулась с места.

Мощная и красивая машина стремительно летела по пустеющим улицам ночного города. Я, удобно устроившись на кожаном сиденье, сквозь пьяный дурман грустно глядел на мелькавшие за стеклом огни витрин. Через пару часов город, обволакиваемый летней ночной прохладой, погрузится в сон. Однако заведение, куда меня везли, судя по всему, имело круглосуточный режим работы. Об этом можно было судить по тому факту, что в час ночи меня заставили надеть пиджак, дабы я не выделялся среди посетителей клуба «Помпей».

«Мерседес» нырнул в старую часть центра города и, поплутав по улочкам среди малоэтажных кирпичных домов, построенных в основном в начале прошлого века, остановился у одного из них. Это было длинное трехэтажное здание, фасад которого был облагорожен недавним ремонтом и осовременен яркой неоновой вывеской. Вывеска гласила: «Клуб „ПОМПЕЙ“ и сопровождалась голограммой с изображением профиля римского легионера в воинском шлеме.

Молодые люди помогли мне выбраться из машины и, поддерживая за локоть, чтобы я сохранял устойчивость, довели до небольшого вестибюля. С него, собственно, и начинался клуб. Там нас встретил высокого роста немолодой человек в черном смокинге. Весь его вид говорил о солидности. Набриолиненные светлые волосы были тщательно зачесаны назад, а крупная нижняя челюсть, напротив, выступала вперед.

Один из моих охранников, подойдя к нему, представил меня:

– Это господин Мальков.

Мужчина, слегка склонив голову, выслушал это сообщение и, оглядев меня с головы до ног, широко улыбнулся и произнес:

– Здравствуйте, очень рад вас видеть. К сожалению, Иван Алексеевич будет недолгое время занят. Он очень просил вас подождать. Проходите.

Мужчина указал на двустворчатую дверь, ведущую в зал ресторана. Охранники помогли мне преодолеть и это препятствие.

Ресторан, занимавший, по всей видимости, весь первый этаж, был погружен в полумрак, и по всей его площади были рассеяны тусклые огоньки, исходившие от стоявших на столах маленьких электрических светильников-канделябров. Прямо напротив входа в зал ресторана располагался бар, который полукругом выступал от стены. Он напоминал мерцающий огнями пирс, выдвинутый в тихие воды ночной гавани. Именно к нему меня и подвели охранники и усадили за стойку.

Следом подошел солидный мужчина в смокинге и сказал бармену:

– Этот господин – гость Ивана Алексеевича.

Произнеся эту фразу, смокинг тут же удалился.

Бармен услужливо чуть наклонился в мою сторону и спросил:

– Что-нибудь будете пить?

Я, прищурившись, осмотрел полку сзади бармена и остановил свой выбор на «Баккарди». Официант тут же налил мне порцию. Сделав хороший глоток, я задумался насчет того, сколько времени мне еще предстоит здесь сидеть и сколько я при этом смогу выпить. Я быстренько покончил с первой порцией рома и тут же заказал вторую. Мой бокал был мгновенно наполнен, и я уже собирался было сделать глоток, как сбоку раздался тихий картавый голос:

– Извините, вы член... или привлеченный?

Я отстранил ото рта бокал и повернул голову в направлении голоса.

Я и не заметил, что рядом со мной за стойкой сидит пожилой мужчина, лысую голову которого обрамлял венчик кучерявых волос. У незнакомца был большой крючковатый нос, покрытый капельками пота, и тонкие изогнутые губы. На вид мужчине можно было дать лет пятьдесят пять – шестьдесят.

Я поставил бокал на стойку бара и с некоей угрозой в голосе сказал:

– Не понял...

Мужчина развернулся ко мне на стульчике своим тучным корпусом и спросил:

– Я спрашиваю, вы член клуба или приглашенный членом клуба?

– Нет, я не член... Но и причлененным мне тоже быть не хочется. Я здесь впервые, в гостях у господина Путилина.

Крючконосый усмехнулся:

– Как-то вы странно высказываетесь о хозяине этого заведения... Значит, вы впервые здесь?

– Да, впервые, – подтвердил я. – И честно говоря, ничего о нем не знаю. А вы, похоже, завсегдатай?

– Да, я здесь давно. Со времен открытия. Когда он еще назывался бизнес-клубом и многое из того, что сейчас здесь присутствует, было нелегально. Когда наш губернатор начал реализовывать свою программу под названием «Земля и бабы», третий этаж этого заведения стали посещать без каких-либо атрибутов секретности.

– Что же это за загадочный третий этаж? Там что, находится школа диверсантов? – спросил я, не очень внимательно слушая собеседника.

– Там находится публичный дом, где вы можете заказать себе шикарную девочку и погрузиться с ней в гибельную пучину сексуальных страстей на всю ночь в условиях комфорта. Молодые мальчики сразу бегут туда, едва успев выпить рюмку водки в баре. Там же они и едят – ужинают и завтракают.

– Почему вы говорите только о мальчиках?

– Потому что люди в возрасте все реже поднимаются на третий этаж. Им вполне хватает второго. Этим людям уже не нужен фонтан страстей и бесконечное кувыркание в кровати. Всему этому они предпочитают ласковые и заботливые руки массажисток, под воздействием которых ты расслабляешься и забываешь о своих проблемах. Этим мужикам предпочтительнее лежать в теплой ванне, подставив свои пятки для массирования милой и улыбчивой женщине, вид которой скорее умиляет, чем возбуждает. Но со временем и это становится скучным, и ты все чаще и чаще просто застреваешь в ресторане за выпивкой и едой.

– Грустная картина, – отреагировал я. – Я бы добавил в этот философский борщ немного оптимизма или, на худой конец, юмора, чтобы он сделался более-менее съедобен.

– Такова жизнь. Нет смысла ее приукрашивать. Вы знаете, мне иногда кажется, что этот клуб олицетворяет собой все этапы мужского счастья. От избытка желаний в молодости до минимума в старости. Когда все желания ограничиваются заливанием пивом съеденного куска бифштекса. Один поэт написал как-то четверостишие:

У старости особые черты.

Душа уже гуляет без размаха,

А радости, восторги и мечты

К желудку поднимаются от паха.

– Слишком много философии и поэзии для скромного борделя, – резюмировал я речь незнакомца и подозвал бармена, чтобы он наполнил мне бокал. – К тому же, говоря о мужском счастье, вы забыли упомянуть семью. Ну, у кого она есть, конечно.

Мой собеседник ничуть не смутился и тут же ответил:

– Семья – это одна из сфер жизни, в которой мужчина испытывает те же радости, что и в борделе. Только не в таком чистом виде, как здесь. Он дороже за них платит, в конечном итоге получает меньше удовольствия и чаще разочаровывается.

Разговоры с моим собеседником действовали на меня не только угнетающе, но и усыпляюще. Я постепенно, упершись лицом в кулак, погружался в дрему. Крючконосый еще что-то говорил о том, что с возрастом не только исчезает желание, но и появляется необходимость философски осмыслить пройденный жизненный путь и систематизировать полученный опыт. И еще о том, как он завидует молодым мальчикам, расспрашивая по возвращении из походов об их ощущениях. В какой-то момент я уже перестал контролировать себя и слушать собеседника. И случайно упустил рвавшийся наружу звук...

Похоже, храп в этом клубе, так же как и хождение без пиджака, не приветствовался. И меня тут же потрясли за плечо. Я оторвался от стойки и посмотрел на трясущего меня типа. Это был один из парней, которые привезли меня сюда. Он сказал:

– Иван Алексеевич ждет вас, пойдемте.

Парень помог мне спуститься с высокого кресла и поддерживал меня на всем пути, когда мы, огибая округлую стойку бара, подошли к занавешенному портьерой входу, прошли по длинному коридору и, наконец, поднялись по лестнице на второй этаж.

Во время этого похода я совершенно отчетливо понял, что сильно перегрузился «Баккарди» под разговоры завсегдатая клуба, и при подъеме по лестнице парень уже не поддерживал меня, а чуть ли не нес. Когда же мы наконец поднялись на второй этаж и оказались в небольшом вестибюльчике, охранник, там находившийся, удивленно вытаращил на меня глаза. После этого он спросил у сопровождающего:

– Куда такого тепленького привезли? Ему, похоже, надо на третий этаж, чтобы отоспался.

– Это к шефу. Он ждет.

Охранник скептически на меня посмотрел и открыл одну из дверей, ведущих из вестибюля. Сопровождающий парень ввел меня в небольшой уютный кабинет, обставленный мебелью по домашнему образцу без налета всякой официальности. Напротив входа, у стены, за старинным столом с резными ножками, расположился невысокий человек плотного телосложения с простым открытым лицом и колючими черными глазами. Его седые волосы были тщательно уложены, а дорогой серый костюм сидел на нем как влитой.

– Иван Алексеевич, это господин Мальков, – произнес сопровождавший меня парень.

Мужчина протянул руку с сигаретой к пепельнице, сверкнув при этом золотой запонкой на рубашке, и загасил сигарету. После этого он встал над столом, застегнул пиджак на одну пуговицу и сказал:

– Здравствуйте. Прошу меня извинить за задержку. Проходите, пожалуйста.

Охранник выпустил меня из рук. Это стало роковой ошибкой. Я сделал несколько шагов в направлении стола, оступился и всей своей тушей приземлился прямо на стол владельца кабинета, ткнувшись лицом в какие-то бумаги. Понимая, что все это явно выходит за пределы этикета, я сделал последнюю попытку оправдаться. Я из последних сил изогнул шею, поднял свой взгляд на Путилина снизу вверх и произнес скороговоркой:

– Приветствую вас. Очень рад.

Путилин несколько секунд молчал, разглядывая меня сверху вниз. После этого последовала короткая, но ясная фраза:

– Н-да... Александр, живо в массажную его. Пусть им займутся Вера и Рита. Чтобы через три часа он был как огурчик.

Александр пригласил из коридора охранника, и они вместе выволокли меня из кабинета в вестибюль, где открыли еще одну дверь и внесли меня в новое помещение.

Обставлено оно было шикарной мягкой мебелью и столиками, на которых стояли кофейники с чашками и лежали журналы. Здесь тихо работал телевизор. Меня подтащили к одному из диванов и бережно уложили на него. Я тупо уставился в одноглазый светильник, встроенный в подвесной потолок. Через минуту он «достал» меня своим блеклым светом, и я закрыл глаза.

Очнулся я уже через некоторое время, и не оттого, что надо было уже вставать, а оттого, что по всему моему телу пробежали ласковые и теплые волны, от которых мне стало настолько хорошо, что удержать себя в рамках сна я был уже не в силах. Я раскрыл глаза и обнаружил себя сидящим на какой-то пластмассовой подставке в большом белом джакузи, которое было наполнено бурлящей водой. Одна моя ступня лежала на какой-то подставке над водой, и ее активно массировала пышнотелая черноволосая девушка с мягкой улыбкой на устах, а мои виски массировала другая девушка, которую я не видел, но явно ощущал. При этом меня совершенно не смущало, что я лежу в ванной совершенно голый. Может быть, потому что та девушка, которая массировала мои ступни, была без бюстгальтера и бурлящие потоки в джакузи периодически выбрасывали на поверхность ее пышные груди.



Заметив, что я вернулся в этот мир, девушка обворожительно улыбнулась и спросила:

– Как вы себя чувствуете? Вам уже лучше?

Я кивнул, чтобы не расплакаться от нахлынувшей волны благодати.

– Меня зовут Вера, – произнесла черноволосая.

– А меня Рита, – произнесла работающая сзади меня массажистка, перебравшаяся к тому моменту на мой затылок.

Я не нашел ничего лучшего как сказать:

– А меня Вова.

Вера засмеялась и сменила мою ногу на подставке.

Еще через несколько минут девушки поднялись из воды, и Вера сказала:

– Владимир Александрович, пойдемте.

– Куда? – вылупил я на них глаза, отметив при этом, что Рита оказалась невысокой блондинкой с также вполне конкурентоспособными формами.

Вера улыбнулась и сказала:

– Не бойтесь. Мы вам все расскажем.

Девушки вышли из джакузи, обтерлись полотенцами и одели на себя белые халаты. Я также собрался с духом и поднялся над водой. Так сложилась жизнь, что ни мускулатурой, ни иными достоинствами, будоражащими воображение женщин, я не располагал.

Но, о чудо! Ни скоромного смеха, ни даже скептической улыбки не мелькнуло на лице девушек. Они вполне деловито обернули меня большим полотенцем, тщательно растерли и надели на меня такой же белый вельветовый халат.

Мы вышли из комнаты, где располагалось джакузи, и очутились в другой. Здесь была сауна, бассейн и небольшой массажный кабинет. Девушки провели меня в сауну, уложили на деревянную лавку и аккуратно веником стали нагонять пар над моим телом.

После десятиминутного пребывания в сауне девушки дали понять, что пора. Я встал и вышел из сауны. Вера подвела меня к бассейну и легко подтолкнула к нему. Я плюхнулся в прохладную воду, ощутив при этом огромное удовольствие от контраста температур. Поплескавшись вместе со мной некоторое время, девушки вытащили меня из бассейна и, снова вытерев полотенцем, помогли взобраться на широкий массажный стол.

Следующие сорок минут я провел в постанывании и покрякивании от удовольствия, которое испытывал, когда девушки разминали и растирали мое задеревеневшее тело. Наконец, видимо, уже под утро, я очутился сидящим в белом халате в маленькой комнатке, где распивал хорошо заваренный душистый чай. Мне вернули одежду, я переоделся, и в этот момент явился помощник Путилина по имени Саша и сказал:

– Иван Алексеевич ждет вас.

Я поднялся помолодевшим на десять лет и устремился на встречу с этим человеком, который выполнил обещание поднять меня на ноги, а теперь, видимо, собирался предоставить мне оперативный простор для работы сыщика.

Путилин, несмотря на ранний час и на то, что он практически не спал, был также бодр и деловит. Часы на стене его кабинета показывали пять утра.

Войдя в кабинет, я начал с извинений за казус, возникший при нашем знакомстве сегодня ночью. Путилин резко прервал мои извинения, сказав:

– Ничего страшного. Вы же предупредили меня, что не в состоянии. Однако, если вы сейчас чувствуете себя нормально, я предлагаю начать нашу беседу.

– С удовольствием это сделаю, – сказал я и уселся в кресло перед его столом.

Владелец клуба, по всей вероятности, испытывал склонность к торжественности и обстоятельности. Об этом свидетельствовал его цветастый дорогой галстук с золотой булавкой и то, что свою речь он начал издалека.

Путилин откинулся в кресло, поставив локти на подлокотники и сцепив кисти рук на животе.

– Я управляю серьезным бизнесом, у меня большое и сложное хозяйство, требующее постоянного внимания. Я должен быть всегда в курсе всего происходящего в моем клубе. И если что-то случается, я должен реагировать быстро и адекватно. Мир жесток, конкуренция велика, и, если я в чем-то не успею опередить конкурентов, они меня задавят. Поэтому я слежу за каждым их действием. Ну и, само собой, за действиями своих многочисленных сотрудников. Я должен все держать под контролем. Поэтому, когда сегодня ночью я убедился, что у меня в очередной раз пропала одна из моих сотрудниц, я принял кардинальное решение обратиться к частному детективу за помощью.

Произнеся последнюю фразу, Путилин внимательно посмотрел на меня в ожидании ответной реакции.

– Простите, а можно поподробнее? Сотрудницей какого подразделения она являлась – ресторана, массажного салона или же она работала на третьем этаже? И сколько их пропало вообще и при каких обстоятельствах?

– Пропавшая девушка работала на третьем этаже и является пятой по счету. Терпеть дальше нет никакой возможности. Однозначно за этим что-то стоит, и я хочу знать, что именно. Что же касается обстоятельств, то они самые загадочные – девушки исчезают в никуда. За последние полгода я лишился пяти своих лучших сотрудниц. Говоря языком коммерции, самых кассовых.

– Но у девушек может быть своя личная жизнь, – начал было я.

– Да-да-да. У них, может быть, и есть своя личная жизнь. Вне всяких сомнений, они тоже люди. Они могут выйти замуж, могут запить, зависнуть у какого-нибудь постоянного клиента или дружка. Некоторые даже уходят в декретный отпуск, но потом, как правило, стремятся возвратиться, так как их доходы в моем заведении намного превышают среднестатистические. Через несколько лет работы девушки начинают приезжать на работу в клуб на машинах, ничуть не дешевле тех, на которых ездят наши клиенты. Так что когда мне говорят, что девушки могут исчезнуть просто так, без каких-либо предупреждений, я отказываюсь в это верить.

– Вы не пытались подключить к расследованию официальные органы, в частности милицию?

– Да, милицию... Я работаю под милицейской «крышей». У меня даже нет собственной службы безопасности. Она мне просто не нужна. Когда со стоянки клуба угнали два автомобиля, принадлежащих моим клиентам, милиция нашла угонщиков в течение суток. С таким же успехом были прекращены попытки наезда со стороны иных криминальных структур. Но когда же я обратился в милицию после пропажи моей четвертой сотрудницы, их действия стали напоминать слона в посудной лавке. Я чуть не лишился трех своих постоянных клиентов, к которым доблестные менты вломились на квартиры в поисках проституток. Мои клиенты понесли тяжелый моральный урон, неделю объясняя своим женам на разные лады это недоразумение. Я же понес ощутимый материальный ущерб, когда был вынужден компенсировать все это бесплатной работой моего персонала на этих клиентов. Таким образом, дело настолько деликатное, что поручить его исполнение правоохранительным органам я не могу. Эти девушки, конечно, стоят многого, но не моего бизнеса в целом.

– Кстати, о ценности, – спросил я. – Что, эти девушки вам действительно так дороги, что вы способны заказать дорогостоящее частное расследование?

– Да, они мне дороги. Случайных людей в моей конторе вообще нет. А девушек для клиентов я подбираю лично. Я должен быть уверен в их мастерстве, профессионализме, интеллектуальном развитии и женском обаянии. Исключительно все мои девушки – и массажистки, и путаны – имеют высшее образование. При этом все они прошли дополнительные курсы за мой счет. Эти девушки стоят дорого, потому что они лучшие. Но дело даже не в этом. Дело в принципе – девушки просто так не исчезают. Я уверен, что это результат чьей-то негативной деятельности. Я должен знать – чьей. Таким образом, я официально делаю вам предложение заняться этим расследованием.

Закончив свой монолог, Путилин положил сцепленные руки на стол и, подавшись вперед, посмотрел на меня вопросительным взглядом.

ГЛАВА 2

Некоторое время я сидел в задумчивости, уставившись в одну точку. Потом, собравшись с мыслями, произнес:

– Прежде чем я приму ваше предложение, мы должны обсудить финансовую сторону контракта.

Путилин тяжело вздохнул, развел руками, поднял взгляд к потолку и сказал тоном, как будто только что от него ушла супруга, с которой он прожил двадцать лет:

– Ну что ж, наверное, это правильное решение. Я готов выслушать ваши условия. Я вообще придерживаюсь принципа обо всем договариваться с самого начала.

– Мой суточный тариф – двести долларов плюс накладные расходы. Кроме того, вы должны мне оказывать всяческое содействие в расследовании. При этом, хотя у меня нет ни одного нераскрытого дела, я никогда не гарантирую успешного завершения расследования.

И я с замиранием сердца стал дожидаться ответной реакции Путилина.

Он некоторое время смотрел на меня непо-движным взглядом, потом усмехнулся и сказал:

– Согласен. Плюс бесплатное пользование услугами моего клуба на период работы. Но, – поднял указательный палец Путилин, – несмотря на то что вы работаете самостоятельно, вы работаете на меня. А со своих сотрудников я спрашиваю жестко... Итак, сделка заключена, – хлопнув ладонью по столу, он подвел итог разговору.

– Да. И давайте перейдем к деталям, – сказал я. – Мне нужны имена и адреса исчезнувших девушек, их род занятий в вашем заведении, по возможности их круг общения.

В этот момент после трех коротких ударов в дверь вошла высокая молодая женщина в больших солидных очках и строгом черном костюме. Ее длинные черные волосы были зачесаны назад в хвост. В руках она держала большую деловую папку. Не знаю почему, но я подумал о том, что эта администраторша, по всей видимости, начинала свою работу как массажистка салона или как путана – уж слишком много строгости было во всем ее облике. Даже очки были надеты не по причине плохого зрения, а для того чтобы подчеркнуть ее нынешний статус.

– В чем дело? – четко и отрывисто спросил Путилин.

– У нас одна проблема и две неприятности.

– Ну? Излагай...

– Начну с проблемы. В триста пятнадцатом скандал – клиент избил нашу девушку. Кроме этого, Алексей Иванович опять жалуется, что плетка не такая, как надо. И в триста восьмом клиент отказывается надевать презерватив.

Путилин тяжело вздохнул, после чего сказал:

– Давай по мере поступления. Кого избили, кто клиент?

– Избили Ольгу. Клиент – новый человек.

– Кто привел?

– Он гость Константина Матвеевича.

– В чем там проблема?

– В чем могут быть проблемы? – усмехнулась администраторша. – Проблемы с потенцией.

– Ну так пошлите Катьку, она великолепная лифтерша...

– Она сегодня выходная.

– Так, где Ольга?

– За дверью... Позвать?

– Быстро!

Администраторша открыла дверь и кивнула. На пороге появилась худенькая стройная девушка, которой на вид нельзя было дать больше двадцати лет. Лицо ее было заплакано, косметика размазана, а под левым глазом отсвечивал здоровенный синяк. Неестественную бледность подчеркивали красные пятна, видимо, следы от пощечин.

– Так, излагай, – устремил на девушку пронзительный взгляд Путилин.

– А что излагать? – вытирая лицо заговорила Ольга.

– За что он тебе фингал поставил? – гаркнул на нее Путилин.

– Не встает у него... Вот за что!

– Почему не встает? Ты ему минет делала? Руками мяла?

– Делала я ему все: и минет, и руками мяла! А у него он все равно квелый, как будто из концлагеря! – отчаянно завопила девица.

Администраторша, как будто между прочим, вставила свое слово:

– Нажрался как скотина, вот и не встает!

– Бл...дь! – грохнул ладонью по столу Путилин. – Как меня достали импотенты и алкоголики! Где клиент?

– У себя в номере, продолжает водку глушить. Обещает все здесь разнести.

– Где Константин Матвеевич?

– В триста семнадцатом лежит... Никакой абсолютно. Слово «мама» сказать не может.

– Ольгу к доктору, оказать помощь, отвезти на машине домой! Я в триста пятнадцатый – разбираться.

Путилин резко встал из-за стола, стремительно дошел до двери, потом развернулся и, обращаясь к администраторше, сказал:

– Надя, это Владимир Александрович, наш новый сотрудник. Дай ему папку с досье на пропавших девушек.

Надя поглядела на меня, поправила очки и коротко кивнула. После ухода Путилина и Ольги она подошла к висевшей на стене картине, нажала на какую-то скрытую пружину, и картина неожиданно отскочила от стены, открыв моему взору дверцу металлического сейфа. Сунув ключ в замочную скважину, Надя открыла дверцу, порывшись в сейфе вынула из него папку и протянула мне.

Пока Надя запирала сейф, я раскрыл папку. На листках содержалась краткая биографическая справка на четырех девушек с прилагавшимися фотографиями. Последние были сделаны, скорее всего, для потенциальных клиентов, и девушки позировали в полуобнаженном виде.

Не успел я бегло просмотреть всю содержавшуюся в папке информацию, как в кабинет молнией ворвался Путилин.

– Ну что? – вопросительно поглядела на него Надя.

– Пока ничего. Он уже спит. Как проснется, я буду иметь серьезный разговор с Константином Матвеевичем, а этому козлу выставим счет за лечение Ольги и ее вынужденный простой. Так, что у нас еще? – нахмурил брови Путилин. – Алексей Иванович?... Пошел он на х...! Я ради этого извращенца целую коллекцию плеток держу, и ни одна ему не нравится! В крайнем случае вынесешь и внесешь обратно ту же самую, намочив ее в воде. Он по пьяни все равно не разберется. Что еще?... Ах, да! Клиент отказывается надевать презерватив. Но это обычное дело – иди объясни, что наши девушки без кондомов не работают, что это непременное условие посещения нашего клуба!

– Обычное, да необычное, – возразила Надя. – Клиент аргументирует свое нежелание тем, что они ему не лезут.

– Кто не лезет? Презерватив?

– Да, – усмехнулась Надя. – «Крупняк» попался.

– Что же там за болт такой в штанах? – в задумчивости произнес Путилин. – А вы примеряли?

– Я не примеряла!

– А кто примерял?

– Не знаю! Он утверждает, что ему никакой презерватив не лезет.

– Так примерьте! – закричал Путилин. – Черт возьми, пусть надевает его в спокойном состоянии. Неужели еще этот вопрос я должен решать при наличии стольких сотрудников?! Иди и разберись сама!

Надя помолчала несколько секунд, после чего повернулась и вышла из кабинета.

– Ну что, Владимир Александрович, вы ознакомились с документами? – переключил свое внимание на меня Путилин.

– Мне надо прочитать все это еще раз в более спокойной обстановке.

– Да уж, у меня в кабинете, как на вулкане. Давайте до вечера.

Мы пожали друг другу руки, и я вышел из кабинета директора клуба, прихватив с собой досье. Сквозь окна вестибюля пробивались первые солнечные лучи нового будничного дня. Я был абсолютно трезв, и все окружающее меня представало в новом свете. Ресторан, который я миновал, был практически пуст. На большинстве столов стояли перевернутые стулья. В холле меня встретил все тот же управляющий залом. Однако в лучах солнца он показался мне не столь солидным: его выдвинутая вперед челюсть была все же вяловата, гладко зачесанные назад волосы лучше было бы распушить, а не прилизывать, и даже смокинг сидел на нем несколько мешковато. Похоже, он пошил его у своей тещи, сильно сэкономив на стоимости. Сопровождавший меня Саша также выглядел усталым. Он сильно ослабил узел галстука и лениво открыл передо мной дверь «Мерседеса». Через двадцать минут я уже входил в свой подъезд.

Поскольку всю ночь я мылся и парился, то решил не принимать утренний душ, а просто, на скорую руку позавтракав, приступил к изучению досье.

Путилин не соврал. Все четыре досье свидетельствовали о том, что девушки имеют высшее образование, преимущественно гуманитарное, две закончили филфак университета, одна – факультет иностранных языков и еще одна ВГИК. В биографиях не указывалось, каким образом девушки попали в этот бизнес, однако выводы можно было сделать самостоятельно. Самая благополучная ситуация в материальном смысле до работы в клубе была у выпускницы иняза Ольги Карнауховой, переводчицы в туристической фирме. Выпускница ВГИКа Наталья Костенко была просто безработной. Елена Петрова и Екатерина Вампилова работали преподавателями русского языка и литературы в средних школах.

Разглядывая фотографии девушек, нельзя было не отметить их великолепные внешние данные. Все они отличались по комплекции и по росту, соответствовали разным мужским вкусам, но были очень и очень сексуальны. Кроме этого, я отметил такую деталь, что ни у одной из них не было детей. В замужестве состояла только Наталья Костенко, да и то в прошлом. На момент начала работы в клубе она уже была разведена.

В досье нашли подтверждение слова Путилина о прохождении девушками дополнительных курсов: они прошли обучение массажу, риторике и основам психологии. В досье была указана их прописка и адрес последнего места жительства. Однако не был приведен круг знакомых и подруг. Похоже, Путилин посчитал, что об этом просто не стоит писать в досье. Об этом я решил расспросить его вечером.

Отложив папку в сторону, я позвонил на работу своему старому приятелю майору милиции Дынину. Он работал в городском УВД. Не так давно его повысили в звании и сделали заместителем начальника отдела борьбы за общественную нравственность.

– Алле, Дмитрий?

– Вовка, ты, что ли? Здор-рово! Я к тебе зайти собирался на днях, да вот как-то закрутился.

– Заходи, конечно. Но сейчас мне нужны твои консультации. У меня к тебе вопрос как раз по профилю твоей нынешней работы.



– Гы-гы-гы, – послужил мне ответом дынинский смех. – Вовка, ты что, девку, что ли, захотел себе снять? Так мы мигом организуем!

– Нет, это меня наняли. И не девки, а их хозяин. Меня интересует, что собой представляет клуб «Помпей»? Как я понял, отчасти его деятельность лежит в сфере твоих интересов.

– Вовка, ты что, серьезно, что ли?

– Более чем. Директор клуба «Помпей», некто Путилин, заказал мне расследование одного дела. Вот я и хочу у тебя узнать, с кем я связался.

– Вовка, это мафия, бл...дь! – категорично заявил Дынин. – Но такая мафия, тихая... Путилин – мужик, в принципе, нормальный, и с милицией у него проблем нет. Но если на его интересы наедут, он действует резко.

– А кто он сам такой?

– Я точно не знаю, но говорят, что раньше работал в каких-то административных структурах, что-то типа управляющего делами или хозяйством. Короче, организовывал номенклатуре пьянки-гулянки в банях и на дачах.

– То-то я гляжу, опыт его пригодился, – прокомментировал я.

– А что он хочет от тебя?

– Это не телефонный разговор. Встретимся завтра утром и обо всем поговорим. Возможно, мне потребуется твоя помощь.

Я положил телефонную трубку и посмотрел на часы. Было два часа дня. До вечера, на который был назначен разговор с Путилиным, было еще далеко, поэтому я посчитал, что оставшиеся три часа могу смело отдать сну.

Похоже, наши с Путилиным представления о вечере совпадали полностью, поскольку ровно в пять раздался телефонный звонок. Это был Путилин.

– Алле, Владимир Александрович? Добрый вечер! Как вы себя чувствуете?

– Спасибо, великолепно, – ответил я.

– Как продвигается наше дело?

– Пока я успел ознакомиться с теми документами, которые вы мне дали. У меня есть к вам вопросы, мне нужно встретиться с вами.

– Приезжайте прямо сейчас. За вами прислать машину?

– Спасибо, я доберусь сам, – ответил я и повесил трубку.

К шести часам вечера я подъехал на такси к клубу «Помпей». В вестибюле меня встретил другой управляющий залом, не тот, что вчера. Это был крупный мужчина атлетического телосложения с короткой стрижкой в светлом летнем костюме. Он много и широко улыбался открытой улыбкой и напоминал скорее заслуженного мастера спорта на показательных выступлениях.

Я представился, он заглянул в записную книжку и сказал:

– Пожалуйста. Иван Алексеевич просил вас подождать. Если вы не возражаете, можете поужинать.

Я решил, что ужин под хорошую порцию мартини мне явно не помешает, и сразу же согласился. Меня провели в зал и усадили за отдельный столик. Я остановил свой выбор на утке с грибами и бутылке мартини «Россо». Вдобавок к этому я взял пару салатов. Все подали на удивление быстро – не прошло и пятнадцати минут, которые я провел в разглядывании публики. Она поразила меня тем, что, несмотря на статус мужского клуба, в ресторане присутствовало немало женщин. Поразмыслив немного, я пришел к выводу, что это нормально, поскольку мужское предназначение клуба заключалось в наличии третьего этажа, где женщин не обслуживали.

Я уже разделался с салатами и вплотную приступил к утке, как меня неожиданно окрикнули:

– Вован, бл...!

Ему вторил другой голос:

– Гадом буду, но это Вован!

При звуке этих голосов я чуть не поперхнулся. Собравшись с духом, я дожевал кусок утки, вытер губы и медленно повернул голову. Передо мной стояли двое моих старых клиентов, бизнесменов, Паша Плющихин и Саша Лозинский.

– Господа, рад вас видеть, – сказал я.

– Ну, Вован, ты даешь! – произнес Паша, садясь за столик рядом со мной.

Его примеру последовал и Александр.

– Не ожидали тебя здесь встретить, – сказал он. – Ты что, здесь по делу или просто пообедать зашел?

– Нет, господа, в таких заведениях мне обедать не по карману. Я по делу.

– Слушай, – хлопнул по плечу Александр Пашу. – Я точно знаю, по какому он делу. Помнишь, в бане Путилин интересовался насчет частного детектива?

– Да, – ответил я ему. – Ваши рекомендации сыграли определенную роль. С сегодняшнего дня я веду небольшое расследование для Путилина.

– Молодчина! – воскликнул Павел.

– А вы, я смотрю, по-прежнему процветаете? – спросил я.

– У нас все зашибись!

– Как здоровье ваших жен? Передавайте мои наилучшие пожелания.

– Все нормально, – не моргнув глазом, ответил Александр. – А тебе как заведение? Ты уже по всем этажам прошелся?

– Нет, вчера я был клиентом массажного салона, а сегодня имею честь обедать в ресторане.

– А, значит, на третий ты не поднимался!

– Нет, еще не сподобился.

– А зря! Ой, какие там классные бабы! – смакуя каждое слово, произнес Саша.

– Да, – согласился с ним Паша. – Не пожалеешь!

– Я вполне доверяю вашим рекомендациям, – сказал я, проглатывая очередной кусок утки. – Послушайте, а можно нескромный вопрос, облеченный в обтекаемую форму?

– Валяй!

– Ваши отношения между семьями сохранили ту колоритную схему, по которой они развивались раньше?

– Не-а, – чмокнув языком, сказал Павел. – Мы это... свингерством больше не занимаемся.

– Да, – подтвердил Саша. – Хорошего помаленьку. Ну, было... Ну, прошло... Да и жены у нас теперь другие. С теми мы развелись после той истории.

Похоже, упоминание о давних временах, когда Саша и Паша занимались со своими женами сексом вчетвером, не вызвали у них особенно приятных эмоций. И господа предприниматели вернулись к стандартной схеме жизни новых русских.

– Ну а ты все детективом промышляешь?

– Да. Время от времени.

– Ты молодец, тогда нас здорово выручил.

Ко мне подошел управляющий залом и спросил, не хотел бы я после ужина посетить массажный салон. Я отказался и спросил, свободен ли сейчас Путилин. Управляющий ответил утвердительно, и я выразил желание как можно скорее его увидеть. Я быстренько допил бокал мартини, попрощался с Сашей и Пашей и отправился на второй этаж. Управляющий представил меня охраннику, объяснив, кто я и зачем, и я снова оказался в кабинете Путилина.

Тот с кем-то ожесточенно разговаривал по телефону и, улучив момент, кивнул мне и попросил садиться.

Путилин категорическим образом требовал от своего абонента неизменного выполнения всех условий контракта по поставкам мяса.

– А я вам говорю – у меня в ресторане все должно быть только высшего качества! Иначе я теряю доверие своих клиентов, и та сумма, которую они платят за кусок бифштекса и курицы, не соответствует их потребительной стоимости. А раз так, то выходит, что я обманываю своих клиентов. А если я обманываю своих клиентов, то теряю имидж. Если же я теряю имидж, то мне конец как предпринимателю, и мне надо закрывать клуб... Если такое повторится еще раз, я буду вынужден прервать с вами контракт. И мне плевать, что вы крупнейший поставщик продуктов на нашем рынке. Я лучше буду закупать мясо за границей! Я очень надеюсь на то, что подобного разговора у нас с вами больше не будет. Этот – первый и последний.

Путилин грохнул трубкой по телефонному аппарату.

– Прислали сегодня, – прокомментировал он для меня свои слова. – Это не говядина, это какие-то дистрофики, которые паслись не на лужайке, а в пустыне!

Я про себя подумал, что Путилин круглосуточно занимается своим клубом, без его личного участия не обходится не только подбор массажисток, проституток и официантов, но и продуктов питания и, может быть, даже медикаментов. Этот человек успевает, видимо, везде. От его острого взгляда не ускользают даже мельчайшие детали.

– Ну, что у вас за вопросы?

– Вчера вы говорили, что пропали пять девушек. В досье, которые вы мне дали, содержится информация только на четырех.

– Да, – раздраженно согласился Путилин. – Дело в том, что пятая пропала совсем недавно. Надежда, видимо, еще не успела переложить подготовленное досье в папку. Вот оно. – Он достал из ящика стола листок бумаги с фотографией.

На фотографии была изображена страшно худая девушка с продолговатым детским лицом и короткой стрижкой. У нее были маленькие груди и острые коленки. Пробежав глазами текст, я выяснил, что девушку зовут Марина Мамонтова, двадцати одного года от роду, не замужем, окончила училище культуры. У нее были родители, проживающие в нашем городе.

Я отметил этот факт, поскольку у тех девушек, о которых я уже читал, либо не было родителей, либо они были не местными.

Заметив, что я долго изучаю фотографию, Путилин опередил мой вопрос:

– Да, и такие тоже пользуются спросом. Обычно их заказывают пожилые мужчины.

Я подумал про себя, что у старперов в данном случае срабатывает или не реализовавшийся инстинкт отцовства, или особая извращенческая натура педофила, если их может возбуждать только детское лицо этой девушки.

– Может быть, это из области секретов фирмы, но мне, возможно, потребуются имена постоянных клиентов, которые особенно часто пользуются услугами ваших девушек, – сказал я, выразительно глядя на Путилина.

– Да, – нахмурился он и как-то стушевался, – мы стараемся не разглашать имена клиентов и даже между собой называем их только по имени-отчеству. Но если вдруг такая необходимость возникнет, эти фамилии будут вам предоставлены, – после некоторой паузы твердо заявил директор клуба. – У нас есть специальный журнал, куда заносятся фамилии членов клуба, которые пользовались услугами наших девушек. Кстати, из пропавших пяти девушек только четыре работали на третьем этаже. Оля Карнаухова специализировалась на обслуживании иностранцев в массажном салоне, поскольку владела языками.

– Да, и еще. Я обратил внимание на то, что все пропавшие девушки, за исключением последней, почти не имеют родственных связей в нашем городе.

Путилин отреагировал мгновенно:

– Это общий принцип подбора кадров на эти должности. Наличие близких родственников приводит к осложнениям, а мне проблемы не нужны. Разбираться с разгневанными мужьями и негодующими матерями мне некогда.

– Последний вопрос, чтобы уяснить для себя ситуацию изначально. Ваши девушки работают по контракту, накладывающему на них жесткие временные и финансовые обязательства? Или же их работа регламентирована другими соглашениями, по которым они могут уволиться в любой момент?

Путилин тяжело посмотрел на меня, несколько секунд посидел насупившись и наконец ответил:

– Видимо, речь идет о том, являются ли девушки моими вечными рабынями?... Давайте проясним и эту ситуацию. У меня солидная структура, я много зарабатываю и даю хорошо заработать моим сотрудникам. Естественно, такая структура не может работать без жестких принципов, без неукоснительного соблюдения правил игры, которые я определяю. Но я не идиот и прекрасно понимаю, что бизнес может быть успешным и иметь серьезные перспективы только в том случае, когда он основан на экономических интересах всех его участников. И это главный критерий, которым я руководствовался, создавая свою фирму. Мои девушки много работают и хорошо зарабатывают. Да, у них есть контракты, есть жесткие правила поведения, которые они должны соблюдать, есть и штрафные санкции... Но контракт я заключал только с теми, в которых вложил деньги – в их обучение и профессиональную подготовку. Эти деньги они должны были отработать, и они их уже отработали. Далее все наши отношения строились по обычному принципу: работаешь – работай и соблюдай правила, не работаешь – увольняйся. Я никого здесь не держу. Все мои сотрудники сами держатся за меня. Главное наказание в моей структуре должно быть одно – увольнение. За три года я сменил три состава сотрудников, прежде чем остались люди, которые способны удовлетворять моим критериям и требованиям. Так вот, могу сказать, что все пропавшие девушки вложенные в них средства отработали и никаких долгов за ними не числилось. Вот, собственно, и все, что я могу вам сказать. Если вас не убеждают мои слова, можете побеседовать с любой нашей сотрудницей наедине.

– Что ж, спасибо, – сказал я. – Думаю, что ваши аргументы вполне убедительны. На сегодня больше вопросов к вам у меня нет. Кроме одного – обычно, когда я берусь за дело, мне дают аванс.

– Ах да, конечно. Вы правы, – Путилин несколько секунд поразмышлял, – тысячи долларов будет достаточно?

– Вполне.

Директор клуба залез в боковой карман пиджака и вытащил оттуда кожаный бумажник. Вынув из него десять стодолларовых купюр, он протянул их мне.

Мы распрощались, и я отправился на такси домой. Уже поздним вечером, когда купленная мной бутылка джина «Гордонс» была ополовинена, я вяло стал обдумывать план дальнейших действий.

По данным досье, которое я имел, я составил хронологию исчезновения девушек. Примерно год назад исчезла Елена Петрова, следом за ней, месяца через два, пропала Екатерина Вампилова. Затем, через три месяца – Ольга Карнаухова. С момента исчезновения Натальи Костенко прошло два месяца. Две недели не выходила на работу Марина Мамонтова. Были все резоны начинать поиски с последней.

ГЛАВА 3

Майор Дынин был пунктуальным человеком. Если он говорил, что придет утром, то приходил с неизменностью московского поезда – плюс-минус пятнадцать минут. Вот и сегодня в девять ноль– две Дынин решительно нажал кнопку моего дверного звонка.

Как всегда по утрам, а точнее, особенно по утрам, Дынин был бодр и активен. За последние несколько месяцев, с того момента, когда моему старому детскому приятелю присвоили звание майора, в его внешнем облике произошли серьезные изменения. Дынин стал намного солиднее. Нет, он не распустил пузо, поскольку при его кипучей натуре и деятельности это было сделать сложно, и не стал зачесывать волосы назад, поскольку зачесывать было просто нечего – он был совершенно лыс. Просто во всем его облике произошли некоторые мелкие изменения, повысившие тем не менее представительность Дынина в глазах общественности.

Он стал носить более дорогой костюм, надел галстук, и я предполагал, что вот-вот наступит момент, когда он отпустит усы. Кроме того, внешней солидности Дынина способствовало и то, что его наконец повысили в звании и перевели на начальственную должность. Он стал заместителем начальника нового подразделения милиции, называвшегося на западный манер полицией нравов.

Однако в отношении меня Дынин соблюдал неизменную лояльность и всегда без оговорок, даже часто в ущерб своим личным делам, оказывал помощь в моих расследованиях, как только я его об этом просил. Дело в том, что карьерный рост Дынина во временном отношении почти идеально совпадал с моей деятельностью частного детектива. Это было не простым временным совпадением. Лично меня вполне удовлетворяли финансовые результаты моей деятельности, а публичную славу сыщика я старался водрузить на милицейские погоны своего приятеля, что сначала привело к увеличению звезд на них, а в конце концов закончилось их укрупнением.

Дынин шагнул за порог и протянул мне пакет с двумя банками джина с тоником.

– На, Вовка, держи.

– Надеюсь, не «Очаков»? – капризно спросил я.

– Обижаешь... «Гордонс»!

Наконец-то Дынин научился отличать нормальный джин с тоником от суррогата. Мне захотелось хлопнуть его по плечу и сказать: «Браво, Дынин, моя школа!» Но я все же удержался и не стал этого делать – все же майор милиции.

Поставив одну банку в холодильник, я тут же вскрыл другую и быстро ее ополовинил, плюхнувшись на диван.

– Ну, давай, алкогольный Пуаро, рассказывай, как ты умудрился связаться с этими ребятами. Что они от тебя хотят?

Вообще-то не в моих правилах было рассказывать подробности своих дел людям, которые к ним не имели прямого отношения, но Дынин был особый случай. Он работал на меня, так же как я, в свою очередь, работал на него.

– Из клуба «Помпей» стали исчезать девушки, – сказал я. – И это серьезно обеспокоило его владельца. Он хочет, чтобы я нашел их или, по крайней мере, отыскал концы, куда они делись.

– Господи, эка невидаль! – скептически воскликнул Дынин. – Б...ди они и есть б...ди! Сегодня работают на этой улице, завтра на другой, а потом вообще не работают.

– Не путай. Исчезли не уличные девки, а проститутки элитного борделя, куда конкурс как в институт международных отношений. И заработки побольше, чем у некоторых дипломатов. Девушки исчезают бесследно, не сказав никому ни слова.

Дынин насупился, отчего его лоб покрылся волнообразными морщинами, а лысина стала багроветь.

– Так, понял... Моя помощь нужна?

– Нужна, – тут же ответил я.

– Слушаю.

– Мне нужно узнать, поступали ли официальные запросы в милицию от родителей пропавших девушек. Были ли попытки со стороны милиции разыскать их. Это мне нужно потому, что я собираюсь начать расследование с общения с родственниками. Было бы очень кстати, если бы ты сопровождал меня как официальное лицо.

– Понял. Как скоро?

– Чем скорее, тем лучше.

– К кому ты собираешься ехать в первую очередь?

– К родителям некоей Марины Мамонтовой. Эта девушка пропала последней.

Дынин посмотрел на часы и сказал:

– Мне нужно два часа. Через два часа я в твоем распоряжении. К тому времени постараюсь выяснить кое-что о запросах по розыску.

– Хорошо. Я подъеду к двенадцати к городскому управлению.

Дынин не мешкая собрался и исчез за дверью моей квартиры.

Я слегка опоздал к нашей встрече. Дынин уже нервным шагом расхаживал в скверике взад-вперед.

– Есть результаты?

– Насчет запросов я узнал. Их было два: от родителей Елены Петровой, живущих в Челябинске, и от матери Ольги Карнауховой, проживающей в Арзамасе. По этим запросам в силу непонятных для меня пока причин особенно никто не работал.

– Это неудивительно. Похоже, Путилин, который имеет влияние на ваше руководство, попросил особенно не усердствовать.

– Почему?

– Во-первых, потому что ему не понравилось, как милиция изначально работала. В результате неуклюжих действий твоих коллег он чуть не лишился своих крупных клиентов. Во-вторых, потому что у него есть желание самому узнать без особого шума, куда пропали девушки и кому это выгодно.

Я заглянул в записную книжку, в которой вчера пометил адрес родителей Мамонтовой.

– Калмыкова, 15. Поехали туда.

Через двадцать минут такси въехало на улицу Калмыкова и остановилось около одной из многочисленных обшарпанных двухэтажек, которые выстроились вдоль выщербленной, давно не ремонтированной асфальтовой дороги. Эта часть города отнюдь не служила его гордостью и не была избалована удобствами. Таксист даже притормозил, чтобы не быть облитым помоями, которые какая-то хозяйка выливала на проезжую часть.

Отпустив водителя, мы подошли к покосившемуся деревянному забору и вошли в калитку. Перед нами предстал прямоугольный дворик, окруженный со всех сторон домами. Мы подошли к трем мальчишкам, которые соревновались друг с другом в подкидывании мяча одной ногой.

– Где десятая квартира? – спросил я.

– Вон там в углу вход, подниметесь на второй этаж, – указал самый младший.

Мы вошли в подъезд, который обдал нас запахом устоявшейся затхлости. Стараясь глубоко не дышать, мы поднялись по деревянной лестнице, ориентируясь на звук голосов, раздававшихся сверху. Когда мы поднялись на второй этаж, перед нами открылась наглядная картина межполовой распри.

Крупная женщина танком надвигалась на маленького мужичишку в порванном и запыленном пиджаке.

– Ах ты, падла! Мерз-завец! С-скотина!

Женщина медленно, почти ласково произносила эти слова, как будто они божественной мелодией грели ей душу. Однако выражение ее лица и горящие недобрым огнем глаза говорили о том, что ее намерения благостью не пахнут.

– Все пропил, все пропил, сволочь! Тебе как нормальному человеку подарили, а ты, козел безрогий, пропил... Тебе ничего доверить нельзя, копейки в дом не принесешь. Я весь день как заводная кручусь, а ты всю мою молодость погубил...

В дальнейшем беседа двух лиц, вне всякого сомнения являющихся субъектами супружеских отношений и проживших, видимо, в браке не один год, не отличалась особой оригинальностью. Минут пять мы наблюдали стандартные агрессивные наезды женской половины на мужскую и жалкие попытки последней противостоять этой лавине ненависти.

Через пять минут беседа подошла к логическому концу. До мужчины наконец дошло, что о нем говорят нехорошо. Он вытянулся по струнке и даже приподнялся на носки, чтобы прямо в лицо крикнуть своей визави:

– Прекрати на меня орать!

Женщина нашла эту фразу вполне резонной, замолчала и, размахнувшись, отвесила мужичишке здоровенную затрещину, которая отбросила его прямо в наши с Дыниным объятия. Плюнув вслед улетевшему от нее муженьку, женщина развернулась и, хлопнув дверью, зашла в свою квартиру.

Мы придали телу мужичка вертикальное положение, и он удивленно и одновременно испуганно уставился на нас ошалевшими глазками.

– Вы себя нормально чувствуете? – вежливо поинтересовался я.

Мужичок в ответ утвердительно заморгал. Я пришел к выводу, что он вполне вменяем, и задал более сложный вопрос:

– Скажите, пожалуйста, где проживают супруги Мамонтовы?

Мужчина удивленно посмотрел сначала на меня, потом на Дынина и молча ткнул пальцем в дверь квартиры, за которой только что скрылась пожилая фурия.

– Вон там, – сказал он.

Дынин спросил:

– Это что, Маринки Мамонтовой мать?

– Угу, – промычал мужичок.

– А ты, похоже, ее отцом будешь? – сделал логическое заключение майор Дынин.

Мужичишка не стал отрицать этого факта.

– Нам надо поговорить с вами, – сказал я. – Меня интересует, когда Марина последний раз была дома.

– Кто ж это помнит? На той неделе, похоже, была... а может, и не была... – задумался заботливый отец.

– Так, значит, на прошлой неделе она еще была?

– Да вроде как... Она к нам раз в неделю в гости-то заходит. А вы что, ее женихи какие али как?

– Али как, – ответил я.

– То-то я и смотрю, – сказал Мамонтов. – Ухажеры-то ее побогаче выглядят.

Похоже, что эта фраза оскорбила Дынина, и в нем взыграла ментовская натура:

– Ну ты, ханурик, твое мнение здесь никто не спрашивает. Давай отвечай на вопросы и не жужжи не по делу! Твоя дочь уже две недели на работу не является. А ты, придурок, не можешь вспомнить, когда она была здесь последний раз!

– А где она работает? – удивленно воззрился на Дынина незадачливый папаша. – Ее же вроде какой-то ухажер богатый содержит.

Я понял, что совершил ошибку, не объяснив Дынину, что многие девушки не информируют своих родителей о характере своей работы. Они объясняют дорогие украшения и одежду тем, что у них имеются богатые любовники. И попробовал исправить ситуацию:

– А ты что, думал, что наш шеф просто так ей все эти цацки дарит? Чтобы она исчезла вот так, никому не сказав? Это и есть ее своеобразная работа.

– Да я правда не знаю, мужики, – забеспокоился пьянчужка. – Ну, заходит к нам в гости иногда. Она же не с нами живет и о своих планах не говорит.

– Ты мне туфту не гони! – строго сказал Дынин. – Он схватил пьяницу за ремень и притянул к себе. – У меня и не такие раскалывались. Вот посажу на пятнадцать суток!

– За что? Я ничего плохого не сделал, – еще больше испугался Мамонтов.

– Найдем за что! Вот, например, откуда у тебя такой ремень? Он в магазине не меньше пятидесяти долларов стоит.

Я тоже обратил внимание на то, что по сравнению с рваным пиджачком и грязными брюками папаши ремень выглядел просто здорово.

– Да это дочка подарила на день рождения! – взвился Мамонтов. – Она мне целый комплект подарила. У меня еще кожаная куртка и бумажник были. Между прочим, из итальянской кожи. Они в магазине так комплектом и продаются.

– И куда ж ты их дел? – спросил я.

– Деньги нужны были, – философски ответил Мамонтов.

– Понятно, – процедил сквозь зубы Дынин. – Значит, пр-ропил! Лучше бы она тебе телогрейку подарила или валенки. Все равно пр-ропьешь! Глаза бы мои на тебя не смотрели!

– А вот дочь не обиделась, сказала, ничего страшного. У этого ее хахаля-армяшки магазин большой, кожаный. Она оттуда сколько хочешь может взять, и все бесплатно.

– Ладно, – вмешался я. – Хватит, пойдем. От него, видать, ничего путного не добьешься.

Дынин отпустил ремень спивающегося папаши и со словами «У, алкоголик!» оттолкнул последнего в сторону, убрав его с нашего пути.

Мы вышли во двор, и Дынин спросил:

– А почему мы, например, с мамашей не поговорили?

– Я думаю, что все, что нам надо, мы уже узнали. Дальнейшие разговоры привели бы к выдаче информации о характере занятий Елены. Ты и так прокололся.

И я объяснил ему суть его ошибки. Мы вышли на улицу и прошли два квартала, прежде чем сумели поймать такси и уехать из этого района.

– В любом случае мы выяснили два важных момента, – сказал я, когда мы подъехали к зданию городского управления внутренних дел и уселись в скверике. – Первое. Девушка, несмотря на то что вырвалась из того болота, где мы сейчас побывали, своих родителей не забывала, дарила отцу-алкоголику подарки, думаю, что помогала семье и деньгами. Поэтому предположить, что она могла исчезнуть, не предупредив родителей, было бы неверным. И второе. Несмотря на суровые правила клуба, у девушки все же был постоянный любовник или клиент. Вполне можно предположить, что нашла она его в стенах клуба «Помпей».

– А может, она наврала про любовника? А сама просто купила кожаный набор в магазине.

– Может быть. Но скоро я это уточню у Путилина и вечером тебе позвоню.

На этом мы с Дыниным разошлись, и я поехал в «Помпей». Как я и ожидал, Путилин был на рабочем месте и почти сразу же меня принял.

– Иван Алексеевич, – спросил я его сразу, после того как мы поздоровались, – среди ваших постоянных клиентов есть армянин, который владеет большим магазином кожаных изделий?

Путилин размышлял всего несколько секунд и быстро ответил:

– Да, пожалуй. Это Шагян Альберт Венедиктович. Владелец супермаркета «Мир кожи».

– Я хочу его увидеть. Как лучше это сделать?

– Обычно он у нас обедает как раз в это время, – Путилин посмотрел на часы.

– И еще. Посещал ли он третий этаж?

– Да.

– С кем он, как правило, проводил время?

Путилин постучал пальцами по столу и сказал:

– Спускайтесь в ресторан, пообедайте. Вам все сообщат и покажут.

Я спустился в ресторан и уселся за столик. Ко мне тут же подошел управляющий залом и спросил:

– Что будете есть, Владимир Александрович?

Я в очередной раз удивился исполнительности людей Путилина и заказал суп харчо и отбивную телятину с красным вином.

Я разделался с харчо и приступил к телятине, когда ко мне подошел управляющий и тихим шепотом сообщил:

– Господин Шагян сидит справа от вас за столиком перед картиной с морским пейзажем. Иван Алексеевич просил передать вам эту записку.

Я развернул записку, в которой четким круглым почерком было написано: «Из интересующих вас девушек в его поле зрения попадали Елена Петрова и Марина Мамонтова. Последние две недели третий этаж не посещает». Ознакомившись с содержанием записки, я засунул ее в карман и поблагодарил управляющего.

– Будут ли какие-нибудь вопросы? – спросил он.

– Пожалуй, нет. Большое спасибо.

Покончив с обедом и покинув клуб, я набрал рабочий номер Дынина.

– Дмитрий, мне нужна информация об одном человеке. Это Альберт Шагян, владелец супермаркета «Мир кожи». Сумеешь сделать до вечера?

– Постараюсь, – буркнул Дынин и положил трубку.

В восемь вечера Дынин явился ко мне домой и, поставив передо мной пакет с пивом, сказал:

– В общем, информация есть. Этот Шагян, пятидесяти пяти лет от роду, действительно владеет супермаркетом «Мир кожи» и еще несколькими магазинами, торгующими одеждой и обувью. Живет по адресу Ленинградская, 98, в четырехкомнатной квартире. Женат, жену зовут Наринэ Амбарцумовна. Имеет троих детей, все дочери от двадцати до девяти лет. Старшая дочь учится в Москве, две другие живут с ним. Имеет загородный трехэтажный дом. Это все, что удалось выцепить по нашим каналам.

«Загородный дом отпадает, – подумал я. – На дворе лето, и Наринэ Амбарцумовна наверняка посещает вместе с детьми это место. Да и следы женского пребывания в доме от опытной жены скрыть чрезвычайно сложно».

– Дынин, надо устроить слежку за Шагяном, – сказал я.

– Зачем это?

– Если мое предположение верно, то существует еще какое-то место, где он может прятать девушку. Может быть, съемная квартира или какая-нибудь дача, комната в пансионате или еще что-то.

– А почему ты уверен, что это так?

– Я не уверен, я предполагаю. Он две недели не посещает проституток в клубе «Помпей». Примерно такое же время прошло с момента исчезновения Марины Мамонтовой.

– Слушай, а может быть, взять этого старого армяшку за яйца и тряхануть как следует, чтобы у него из жопы песок посыпался?

– Ну да, – скептически промолвил я. – Чтобы Путилин лишился постоянного клиента? Меня на следующий день уволят. К тому же нет никаких гарантий, что ты добьешься желаемого результата. Если мы установим, что он умыкнул девицу, пусть его дергает за что угодно сам Путилин. Думаю, для этого у него есть и силы и возможности.

– Да, это мафия еще та, – согласился Дынин. – Я пытался было за него взяться. Но мой начальник сказал, что лучше этого не делать. А ему, в свою очередь, намекнули сверху. Вот мы и гоняем простых уличных бл...дей...

– Эти вопросы меня не касаются. Путилин мой клиент, и я обязан соблюдать его интересы. Никаких наездов на Шагяна, только слежка. Поможешь мне?

– В чем вопрос? Конечно.

– Тогда завтра же и начнем. Твоя тачка не подведет?

– Нет, не должна. Только с капремонта пригнал.

– В восемь завтра я выхожу из подъезда.

Утром в семь меня громким воплем разбудил будильник. Я рывком поднялся и с полузакрытыми глазами дошел до ванной. Через двадцать минут я был уже свеж и выбрит, еще через пятнадцать уплетал яичницу с беконом, запивая ее холодным пивом. В восемь утра я вышел из подъезда в полной уверенности, что Дынин сидит в машине.

Бравый майор меня, к счастью, не огорчил, но все же удивил. Вместо желтого «Запорожца», который Дынин пользовал последние семь лет, Дмитрий сидел за рулем бежевых «Жигулей» ноль-седьмой модели. Дынин протянул руку к двери, открыл ее и торжественно бросил:

– «Линкольн» подан.

– Что, Лизка раскошелилась и выделила из домашнего бюджета деньги на новую машину?

– Угу, – довольно буркнул Дынин. – Хотя она не такая уж новая.

– Ну и правильно. Все же майор милиции...

Дынин со свистом тормозов стартовал с места и, выскочив со двора, чуть не врезался в грузовик. Когда Дынин закончил материться вслед удаляющемуся грузовику, я как можно сдержаннее попросил его быть впредь осторожным, иначе Лизавета снова решит, что ему лучше ездить на битом «Запорожце». Дынин недовольно фыркнул, однако мои слова возымели действие, и он принялся соблюдать необходимые меры предосторожности.

Через пятнадцать минут мы подъехали к одиннадцатиэтажному зданию на улице Ленинградской, где со своей семьей жил господин Шагян. Дынин остановил машину недалеко от выезда со двора и, буркнув мне: «Сиди, я сейчас...», скрылся во дворе. Через три минуты он вернулся.

– Все нормально, Шагян еще дома. Его «БМВ» стоит во дворе вместе с шофером. Номер я вчера у ребят из ГАИ узнал.

– Тогда ждем, – сказал я, и мы закурили.

Ждать нам пришлось минут десять-пятнадцать. Как только темно-синий «БМВ» выехал со двора, Дынин выкинул бычок в окно и завел свою машину.

Пропустив перед собой пару автомобилей, Дынин тронулся и, заняв левую полосу, начал движение в том направлении, в котором ехал «БМВ». К счастью для нашей тачки, «БМВ» не очень торопился, и Дынин вполне мог, соблюдая правила осторожности при слежке, не упускать из виду преследуемого. Однако через десять минут езды мне стало ясно, что Шагян едет на работу. Я сказал об этом Дынину, тот согласился со мной, и мы не стали преследовать «БМВ», чтобы лишний раз не светиться, а другой дорогой подъехали к супермаркету «Мир кожи», который располагался на первом этаже пятиэтажного жилого дома и раньше, до того как его приобрел Шагян, был банальным гастрономом.

Мы не ошиблись – синий «БМВ» стоял около входа в магазин. Я оглядел окрестности и с радостью заметил недалеко киоск «Роспечати». Я вышел из машины и купил «Спорт-Экспресс» для себя, «Известия» и «Комсомолку» для Дынина. По всему выходило, что ждать нам придется довольно долго.

Однако через полчаса Шагян вышел из магазина, сел в машину, и «БМВ» стремительно стартовал с места. Дынин едва успел среагировать и тронуться вслед. К счастью, светофор сработал в нашу пользу, и на следующем перекрестке мы догнали преследуемую машину.

Я все время сдерживал Дынина, чтобы тот не приближался слишком близко к машине Шагяна, а тот объяснял мне, что если «БМВ» чуть прибавит скорость, то легко от нас уйдет. Через десять минут я уже перестал приставать к Дынину, так как действительно на каждом повороте «БМВ» уходил от нас все дальше и дальше. То ли Шагян куда-то очень торопился, то ли водитель заметил слежку.

Гонка, к счастью, закончилась для нас удачно. «БМВ» свернул на тихую улочку Шевченко и, проехав вдоль девятиэтажки, стал сворачивать во двор. Однако в тот момент оттуда выезжала мусорная машина, и «БМВ» был вынужден тормознуть. И тут у меня созрел план. Я увидел, что во двор, у которого мы остановились, есть не только автомобильный въезд, но и узкий проход между домами для пешеходов. Я решил, что если сейчас немедленно выйду из машины и пройду к дому через проход, то окажусь там раньше, чем «БМВ», и смогу точно определить, в какой подъезд направится Шагян. Если мне повезет, узнаю и этаж.

– Жди меня здесь. Я скоро вернусь, – сказал я Дынину и выскочил из машины.

Краем глаза я заметил, что «БМВ» еще стоит на месте, ожидая, пока неповоротливый мусоровоз наконец вырулит на улицу. Миновав проулок, я очутился во дворе в тот момент, когда «БМВ» в него въезжал. Я медленно пошел ему навстречу. Машина Шагяна остановилась около второго подъезда в то время, как я подходил к третьему. Шагян вышел из машины и направился в подъезд. Я чуть ускорил шаг и зашел внутрь через несколько секунд после армянина. Он стоял у лифта в ожидании. Я с невозмутимым видом остановился рядом. Шагян даже не посмотрел в мою сторону.

Кабина лифта прибыла через несколько секунд. Я сделал галантный жест.

– Какой вам этаж? – спросил я.

– Шестой.

Я нажал кнопку шестого этажа и с равнодушным видом стал ждать, когда лифт поднимется. Шагян вышел на шестом этаже и сразу повернул направо. Я нажал кнопку восьмого этажа, и двери лифта закрылись.

Выйдя на восьмом этаже, я несколько секунд прислушивался, пока где-то внизу, на шестом, не хлопнула дверь. После этого я подождал минут пятнадцать, чтобы водитель не заподозрил чего-то неладного в моем скором возвращении, и, вызвав лифт, спустился вниз. Опасения мои, однако, были напрасны – «БМВ» уже уехал. Можно было сделать вывод, что Шагян «завис» здесь надолго. Сев в машину, я сказал Дынину:

– Гнездышко найдено. Окажется ли в нем птичка, которую мы разыскиваем, или же будет другая, покажет время. Давай припрячь машину так, чтобы она не бросалась в глаза, и будем ждать, пока не приедет «БМВ» и Шагяна не увезут.

– А дальше?

– Дальше посмотрим.

В ожидании мы провели три с половиной часа. За это время я успел выпить несколько бутылок пива и прочесть от корки до корки «Спорт-Экспресс». Наконец за Шагяном подъехал «БМВ» и увез его, видимо, по делам.

– Пошли, – сказал я Дынину. – Попробуем проникнуть в логово разврата.

ГЛАВА 4

В лифте я спросил Дынина:

– Ты в электрике разбираешься?

– В автомобильной?

– Нет, электричество на этаже отключить сможешь?

– Посмотрим.

Выйдя на шестом этаже, Дынин осмотрел электрический щиток. Через полминуты осмотра он подвинул наконец какие-то рычажки.

Справа от лифта, куда направлялся Шагян, было две квартиры, слева – еще две, которые интересовали меня значительно меньше. Однако реакция на дынинские действия началась именно слева. Из одной из квартир вылезла пожилая тетка с крысиным лицом и, глядя на нас внимательными глазками, спросила:

– Что происходит?

Следом за ней с аналогичным вопросом, заданным более громогласно, на лестничную площадку вылезла еще одна старуха. Дынин начал было объяснять, что это обычная проверка работы электрических щитков и что мы из Горэнерго. В ответ две старухи категорически заявили, что им нет дела ни до нас, ни до нашего Горэнерго, и потребовали немедленно включить электричество, так как они лишены возможности наблюдать за очередным мексиканским сериалом, где очередная бедная девушка скоро должна стать богатой. Наконец открылась дверь одной из квартир справа, и на лестничной клетке появились старик со слезящимися глазами в сопровождении своего внука.

Дынин потратил еще минуту для объяснений причин, по которым возникли проблемы с электроэнергией. Старик и его внук молча слушали.

Наконец случилось то, ради чего было затеян весь этот спектакль. Щелкнул замок последней «нераспакованной» на этаже квартиры, и в узкую щель между косяком и дверью высунулось детское лицо девушки с короткими волосами, в которой я сразу же узнал Марину Мамонтову.

«Попалась птичка!» – подумал я про себя и подал Дынину условный знак.

– Да заткнитесь вы! – заорал Дынин, к тому времени уже выведенный из себя разговорами со старухами, и врубил свет.

– Уж и щиток проверить нельзя! – вторил ему я и нажал кнопку вызова лифта, бросив взгляд на дверь, за которой скрылась девушка.

В лифте Дынин спросил меня:

– Ну что, все нормально?

– Да. Одну нашли.

– Ну вот, по клиентам пошукаешь, и другие найдутся.

– Нет, интуиция мне подсказывает, что с остальными будет гораздо сложнее.

Дынин высадил меня у клуба «Помпей», когда был уже третий час дня, и, пообещав, что вечером позвонит, уехал по своим делам. Через двадцать минут я сидел в кабинете Путилина и наблюдал, как на лице этого достойного руководителя солидного учреждения играли эмоции. Поначалу он весь побагровел от злости, потом в силу вступил природный меркантилизм и осторожность, затем обида, что с ним могли так поступить. В конце концов Путилин успокоился и сказал:

– Ладно. С Шагяном и Маринкой я разберусь. Вы точно уверены, что она там?

– Абсолютно точно. Я ее видел на таком же расстоянии, как сейчас вас. Но все же думаю, что это нетипичный случай. Остальные четверо пропали по другой причине. И если вы хотите докопаться до истины, то следствие нужно продолжить.

Путилин бросил на меня колючий взгляд, пытаясь определить искренность моего заявления, и, видимо, убедившись в этом, сказал:

– Работайте. Наше соглашение в силе, все ваши затраты будут компенсированы. Но сегодня вы мне будете нужны. В пять часов мы устроим небольшое рандеву с господином Шагяном в его гнездышке.

Я вышел из кабинета директора и спустился в ресторан. За стойкой бара увидел своего первого собеседника в этом клубе, которого прозвал Крючконосым. Он помахал мне рукой, я кивнул в ответ. Деваться было некуда, и я подошел к нему.

– Вы, я гляжу, уже освоились здесь? – спросил он.

– Да, здесь отлично кормят и великолепный набор спиртных напитков.

Я махнул рукой официанту и заказал пиццу с грибами и коктейль.

– А вы по-прежнему все философствуете на тему мужского счастья? – спросил я.

– Я философствую вообще, – ответил он и глотнул из своего стакана. – Вы уже были на третьем этаже?

– Нет. Пока я обитаю на первом и несколько раз был на втором.

– Кстати, как вас зовут?

– Владимир Александрович.

– А меня Анатолий Исаевич... Вот и вы не стремитесь на самый верх блаженства.

– Отчего же? – возразил я. – Просто случая еще не было.

– Случаи всегда приходят, если есть желание.

Я подумал, что, наверное, он прав. Но не в этой ситуации. Все же я работал в этом заведении, а не отдыхал.

– А вы знаете, я люблю поговорить с людьми, которые бывают там. Они рассказывают о своих ощущениях, а я вспоминаю свою молодость.

– Вы что же, там практически никогда не бывали?

– Со времен основания клуба я бывал там лишь в первый год.

Я посмотрел на этого стареющего мужчину, и мне стало искренне жаль его. В этот момент я увидел, как мимо меня проходят два старых приятеля, бизнесмены Саша и Паша. Они также заметили меня и подошли к стойке бара.

– Вован, привет! Ты как, нормально, работаешь?

– Да, все хорошо. Мне надо с вами поговорить.

– Какие проблемы?! Пойдем за столик.

Суть моего обращения к господам коммерсантам сводилась к тому, что они должны были принять тот факт, что я здесь присутствую как гость клуба и никто не должен знать о том, что я детектив.

– Говорите всем, что я предприниматель, – сказал я. – Что у нас с Путилиным старые дружеские связи.

– Вован, да мы все поняли! Ты что нас за лохов держишь! – сказал Паша.

– Все ясно. Гость так гость. Заметано, – отрезал Саша.

– Кстати, а что это за мужик, с которым я сидел за стойкой?

– Какой-то придурок, из бывших совнаркомовцев.

– Как это?

– Раньше в партии был, потом в каких-то научных институтах работал, а теперь вот сидит здесь целыми днями и п...дит! Любит, когда ему рассказывают о проститутках.

В этот момент в зал вошел Шагян и, не замечая никого и ничего, направился к своему постоянному месту перед картиной с морским пейзажем.

– А этого вы знаете?

– Этот армяшка, что ли? Как же, как же. У него несколько магазинчиков по городу. Торгует кожаными шмотками, женскими трусами и еще какой-то х...ней. А морду делает, как будто нефтяной король.

Так за беседой с господами предпринимателями я и пообедал, заказав суп брокколи и тефтели из осетрины с белым вином. Наконец Шагян поднялся и вышел из зала. В этот же момент ко мне подошел управляющий зала и сказал:

– Иван Алексеевич ждет вас в машине. Серая «Вольво» справа от выхода.

Я подождал некоторое время, вышел на улицу и без труда отыскал нужную мне машину. Путилин сидел уже на месте, за рулем был мой старый знакомый Саша. Я назвал адрес, и мы тронулись в путь.

– Вы уверены, что он сейчас поехал туда, в гнездышко к своей птичке? – спросил я.

– Неважно, – со злостью буркнул Путилин. – Для начала я надеру задницу Маринке, а потом уже буду дергать за яйца самого Шагяна.

Поднявшись на знакомый мне шестой этаж, я попросил Путилина уйти с лестничной клетки, сам же позвонил одной из тех старушек, которые обругали нас сегодня днем. Я попросил ее позвонить в дверь, где обитала Мамонтова, объяснив это тем, что мне необходимо проверить проводку в квартире, а она мне не открывает.

– Это чревато пожаром на лестничной клетке, – сурово заявил я бабке.

Та вняла моей просьбе, и скоро мы с Путилиным уже стояли в небольшом коридорчике квартиры, которую снимал Шагян. Перед нами, испуганно хлопая глазами, стояла Марина Мамонтова.

– Ну ты и сука! – начал свою речь добряк Путилин.

– Здравствуйте, Иван Алексеевич, – боязливо вторила ему Мамонтова.

Далее Путилин разразился мощнейшим монологом, который на треть состоял из матерных высказываний, остальные же две трети из упреков в черной неблагодарности и заговорах за его спиной. Однако разгуляться Путилину не дали, так как его прервал звонок в дверь. Деятельная натура Путилина потребовала, чтобы ее владелец лично распахнул дверь.

На пороге стоял Шагян с букетом цветов в одной руке и наполненным до отказа пакетом в другой. Из пакета торчало горлышко бутылки с коньяком. Шагян несколько секунд смотрел на встречающего его Путилина, потом на номер квартиры, потом снова на Путилина, на всхлипывающую за моей спиной Марину. Несмотря на то что весь его внешний вид говорил: «Извините, я ошибся дверью», он с каменным лицом произнес:

– Иван, здравствуй! Как я рад тебя видеть, слушай!

– А уж я-то как рад!

Путилин втащил пожилого армянина за рукав в квартиру и захлопнул дверь. Несколько секунд они смотрели друг на друга. Первым перешел к делу армянин. Он положил цветы на коридорную тумбочку, поставил пакет на пол, вынул оттуда коньяк и сказал:

– Пойдем на кухню. Там поговорим.

Путилин без слов отправился на кухню. Шагян посеменил за ним следом. Я посмотрел на Марину и сказал:

– Ну а нам, видимо, лучше подождать все-таки в зале.

Я уселся в кресле, а Марина села на стоящий напротив диван и закурила. Я тоже вставил сигарету в рот и стал прислушиваться к разговору на кухне. Тон беседы был хотя и напряженный, но вполне спокойный. До меня донеслись слова Шагяна:

– Ваня, я тебе сейчас все объясню. Ты только не нервничай.

Я посмотрел на девушку, которая несмотря на жару закуталась в теплый халат, и сказал:

– Вы тоже не нервничайте. Ничего страшного. Просто Иван Алексеевич беспокоится о вас.

– Тоже мне, отец родной, беспокоится, – ухмыльнулась Марина. – До смерти напугал меня, ворвался сюда как ястреб.

– Но вы же пропали, не сказав никому ни слова.

– Ну и что? Может быть у меня своя личная жизнь или нет?! Я ему ничего не должна.

– Нет, вы не понимаете. На самом деле это нормально, когда руководитель предприятия, пусть даже такого необычного, как клуб «Помпей», заботится о своих сотрудниках.

– Не нужна мне его забота. Я взрослый человек и сама решаю свою судьбу! А он только вредит. Алик на мне жениться собирается, а он скандалы устраивает.

«На его месте логичнее было бы тебя удочерить», – подумал я, но вслух произнес:

– Вы не первая девушка, пропавшая бесследно из клуба «Помпей». В отличие от вас, судьбы остальных покрыты мраком. Где они, никто не знает. Родители подали запросы. Два месяца назад исчезла ваша коллега, Наталья Костенко. Вы не были с ней знакомы?

– Как же не были! Мы же обе актрисы... Правда, она закончила ВГИК, а я всего лишь театральное отделение училища культуры. Так что нам было о чем поговорить.

Я заинтересовался ее последними словами и спросил:

– Вы отмечали в ее поведении в последние дни перед исчезновением какие-нибудь странности? Может быть, она рассказывала вам, с кем она общается помимо работы...

– Мы все встречаемся с кем-то после работы, – философски заметила Марина.

В этот момент с кухни раздался возмущенный голос Путилина:

– А мне на х... не нужны такие клиенты, которые меня разоряют! Тебе что, сложно было меня попросить?

– Вай, какое разорение?! – недоумевал голос Шагяна.

– А я тебе расскажу какое! – проорал Путилин и более тихим голосом стал что-то настойчиво доказывать Шагяну.

Я несколько секунд помолчал и спросил:

– Так с кем же встречалась Наталья и как она вообще себя вела?

– Как себя вела? – задумалась Марина. – Как обычно. Тихая была, спокойная. Я бы даже сказала, спокойнее, чем обычно. А кто у нее был, я не знаю. Какой-то молодой человек, я его ни разу не видела. Она часто их меняла, иногда даже казалось, что она делает это специально...

– Почему?

– Не хочет ни к кому привыкать. Ей тяжело дался развод с мужем. Может быть, она до сих пор его любит. Они периодически встречались, даже проводили вместе время, но договориться никак не могли. Она не собиралась бросать работу, а он вообще не мог простить того, что она пошла в проститутки.

– Значит, отношения с мужем она поддерживала?

– Да. Только не афишировала. Мне говорила об этом, но особо не распространялась на эту тему.

Из кухни послышались приближающиеся шаги.

– Слушай, Иван, прости, пожалуйста... Правда, не знал... Честно, не знал.

– Ладно! – отмахнулся Путилин. – Если бы ты попросил, я бы тебе любую подарил. Да еще и свадебный обед бы оплатил. Но когда за моей спиной начинают что-то маркитанить, этого я не люблю больше всего.

– Иван, еще раз прошу, прости Христа ради.

– Ладно, ладно, – Путилин заглянул в комнату и бросил мне: – Владимир Александрович, пойдемте, мы решили все вопросы.

Потом бросил взгляд на Мамонтову, тяжело вздохнул и вышел из комнаты. Я поднялся и прошел мимо стоящего на пороге и натужно улыбающегося Шагяна.

Уже много позже, когда мы с Путилиным ехали в «Вольво» обратно в клуб, я осмелился спросить:

– Надеюсь, конфликт решен?

– Да, – отрывисто сказал Путилин. – Решен, и я больше ничего не хочу об этом слышать.

В этот вечер я поужинал в клубе и отправился к себе домой, прихватив из бара бутылку текилы. Дынин позвонил в девять часов и поинтересовался, как дела. Я сказал, что все нормально: девчонка найдена, конфликт решен, есть указание работать дальше.

– Что собираешься делать? – спросил Дынин.

– Пока не знаю. Завтра попробую навестить мужа еще одной пропавшей.

– Моя помощь нужна?

– Нет. Думаю, что справлюсь.

Я положил трубку, раскрыл досье, нашел нужную мне информацию, снова поднял трубку и набрал номер.

– Это Анатолий Костенко?

– Да, я вас слушаю.

Я представился и спросил:

– Я могу с вами встретиться? У меня к вам есть одно дело, которое я не хотел бы излагать по телефону.

– Да, пожалуйста. А в чем, собственно, проблема?

– Это касается вашей бывшей супруги.

– Да? – заинтересовался мой собеседник. – В таком случае приезжайте.

– Сегодня уже поздно. Если вы смогли бы найти время утром, было бы очень кстати.

– Хорошо. Приезжайте утром. Я работаю дома, вы меня без проблем застанете, и нам никто не помешает поговорить.

– Значит, завтра в девять, – сказал я и положил трубку.

Поскольку мне предстоял ранний, по моим меркам, подъем, сразу же после этого телефонного разговора я улегся спать.

Без пятнадцати девять следующим утром я вылез из машины недалеко от дома, где жил Анатолий Костенко. Допив остатки джина с тоником, я бросил банку в направлении урны. Банка приземлилась точно в нее. Я посчитал это добрым знаком и вошел в подъезд.

Анатолий Костенко оказался высоким сухощавым парнем с короткими вьющимися волосами и внимательным умным взглядом черных глаз. Он был несколько угрюм, сдержан в выражениях и проводил меня в небогато обставленную комнату, где самыми дорогими предметами являлись компьютер и принтер.

Он подал мне единственный в комнате старинный стул, сам же, откатив от компьютера стульчик на колесиках, уселся напротив меня.

– Я вас слушаю, – выжидательно поглядев на меня, сказал Костенко.

– Я не буду с вами лукавить. Я являюсь частным детективом и в данный момент расследую дело о пропаже нескольких девушек, занимавшихся проституцией в одном из публичных заведений нашего города. Одна из этих девушек – Наталья Костенко, ваша бывшая супруга.

Неожиданно для меня взгляд Анатолия потерял интерес, и в нем появились нотки иронии.

– Ну, слава тебе господи, хоть кто-то заинтересовался! Кто же вас нанял?

– Вообще-то это секрет. Но вам, думаю, можно сказать. Меня нанял хозяин заведения, который хочет знать правду о ее судьбе.

– Откуда такая забота?

– Дело в том, что из заведения пропало несколько девушек, и он, естественно, обеспокоен этим обстоятельством.

– Вы пришли не по адресу. Скорее, я мог бы сам быть заказчиком подобного расследования. Но у меня нет достаточных средств, чтобы оплатить вашу работу. Как, впрочем, и не было средств в свое время, чтобы обеспечить потребности моей бывшей супруги. Что и привело к нашему разводу и ее уходу в этот, мягко говоря, не самый престижный бизнес.

– Но по моей информации, вы и после развода общались друг с другом.

– Да, иногда она заходила, и мы даже проводили вместе время, продолжая свою дискуссию о целях в жизни и путях их достижения.

– Скажите, вы знали, с кем она общалась вне работы? Я имею в виду, были ли у нее поклонники?

– Наверное, – пожал плечами Костенко. – Она была видной молодой женщиной, умела вести себя в обществе. Но я никого из них не знал. И знать, откровенно говоря, не хотел. Правда, она заговаривала о каком-то немце, молодом бизнесмене, готовом озолотить ее в том случае, если она бросит проституцию и выйдет за него замуж. И вроде бы он даже не один такой был. Но я прекращал эту тему моментально.

– А жаль, – вырвалось у меня. – Сейчас, возможно, это могло бы помочь мне в расследовании. Любая мелочь в этом деле могла бы быть полезной. Вы не заметили никаких изменений в ее поведении перед исчезновением?

– Нет, не заметил. Разве что... Если вспоминать нашу последнюю встречу, то она была рассеянной, даже умиротворенной. Была очень задумчива, пыталась осознать что-то, неожиданно на нее нахлынувшее. Она даже забыла у меня свою сумочку. Я думал, что она зайдет через день-два, но, увы, этого не случилось.

– Сумочка? – заинтересовался я. – Она у вас?

– Да.

– Я могу на нее взглянуть?

– Да, пожалуйста.

Анатолий встал и полез в ящик стола. Он вынул оттуда небольшую изящную кожаную сумочку и протянул ее мне. Я раскрыл ее и высыпал на стол содержимое. В ней не было ничего особенного – обычные дамские вещицы. Пара губных помад, тушь для ресниц, пудра, изящное зеркальце, кошелек, в котором лежало пять десятидолларовых и одна пятидолларовая купюра, носовые платки, зажигалка...

Мое внимание привлекли лишь две вещи. Прежде всего этикетка, пришитая внутри сумочки – «Bruno Benvenutto», Made In Italy». «Итальянская кожа», – подумал я. Не от нашего ли знакомого Шагяна, любителя молодых и рьяных? Еще белая визитная карточка, на которой золотыми буквами было напечатан следующий текст, который я с большой натугой перевел с английского: «Alexander Bauer, Торговое посредничество. Оффенбах, Германия».

Телефонный номер, как и точный адрес, указан не был, но в самом низу карточки присутствовала абракадабра из латинских букв, которая начиналась со слова e-mail. Адрес электронной почты.

– Вы мне разрешите забрать эту визитку?

– Пожалуйста. Можете забрать все содержимое сумки, – сказал Анатолий.

Я положил визитку в карман пиджака и сказал:

– Большое спасибо за то, что встретились и поговорили со мной.

Костенко вдруг задумался и сказал:

– Если вы хоть что-нибудь узнаете о ней, любую правду, сообщите, пожалуйста, мне.

– Хорошо, – сказал я, пожал ему руку и вышел из квартиры.

Выйдя из подъезда, я тут же поймал такси и поехал в клуб «Помпей».

ГЛАВА 5

Путилин, как всегда, был на месте. У меня складывалось впечатление, что он не вылезает из клуба ни днем ни ночью. При этом он был гладко выбрит и тщательно причесан. Лишь припухшие веки говорили о том, что нынешней ночью ему удалось поспать всего часа три или два.

– Что-нибудь новенькое? – спросил он у меня, когда мы поздоровались.

– Ваше заведение, видимо, посещают иностранцы? – ответил я вопросом на вопрос.

– Да. Наши постоянные клиенты приводят своих друзей или бизнес-партнеров из зарубежья.

– Скажите, человек с такой фамилией посещал ваш клуб? – Я протянул визитную карточку Путилину.

Тот повертел ее в руках, нахмурил лоб и произнес:

– Нет, такого у нас не было.

– Вы точно помните?

Путилин полыхнул на меня огненным взглядом:

– Что за вопрос? Конечно да.

– Однако эта визитка была найдена мной сегодня в сумочке пропавшей Натальи Костенко.

– Где вы нашли эту сумочку?

– У ее бывшего мужа. Она забыла ее у него в квартире за несколько дней до исчезновения.

Путилин еще раз посмотрел на визитку и спросил:

– А что это за город Оффенбах?

– Не знаю. Как-то случая не было побывать там.

Путилин снова нахмурил лоб и посмотрел на меня колючим взглядом:

– Итак, вы считаете, что концы ведут в Германию?

– Не уверен в этом на сто процентов, но что-то мне подсказывает, что один конец вполне может уходить именно туда. У вас есть друзья в Германии, которые могли бы проверить этого человека?

Директор клуба встал, походил по кабинету, заложив руки за спину, и произнес:

– Да, у меня есть люди, которые могли бы помочь. Но проверить этого человека должны лично вы сами. Поэтому, по всей вероятности, вам придется отправиться в Германию. Я дам вам в сопровождение одного из своих людей. Естественно, все расходы за мой счет. Есть ли у вас загранпаспорт?

Загранпаспорт у меня был, поскольку в прошлом году я ездил в Анталью с детьми.

– Вот и отлично. Вопросы с визами я решу сам.

Путилин еще походил по комнате и задумчиво сказал:

– Да. Именно так мы и поступим.

– Один момент...

– Что? – он тут же вышел из состояния задумчивости.

– Полагаю, для вас это непринципиально. Если это возможно, разрешите мне самому выбрать попутчика.

Путилин пожал плечами и сказал:

– Пожалуйста. А с кем вы хотите поехать?

– Я хочу предложить это бывшему мужу Натальи. Он заинтересованное лицо и может быть полезен.

Путилин посмотрел на меня пристальным взглядом и сказал:

– Ну хорошо. Но следите за тем, чтобы он не наделал глупостей. Вы отвечаете за него.

– О’кей, – сказал я и бодро поднялся.

– Договаривайтесь с вашим попутчиком, а я, как только решу все формальные вопросы, связанные с поездкой, сразу же свяжусь с вами.

«Боинг-747» авиакомпании «Люфтганза» оторвался от взлетно-посадочной полосы аэропорта Шереметьево и взял курс на Франкфурт. Я вынул из дорожной сумки две банки джина с тоником и предложил одну из них Анатолию Костенко, который, отвернувшись от меня, хмуро смотрел в иллюминатор. Прервав свои мысли, Анатолий посмотрел на банку и отрицательно покачал головой. Я спрятал его банку в сумку и, отхлебнув из своей, закрыл глаза.

Путилин, как всегда, продемонстрировал свой талант организатора. Ему хватило недели для того, чтобы устроить нам гостевую визу в Германию. К счастью, у Анатолия был загранпаспорт – когда-то он собирался уезжать на заработки за границу, но так и не решился этого сделать. И вот мы вдвоем с ним уже летим в Германию.

Когда вопрос о моем отлете был решен и вечером того же дня я пришел к Анатолию с предложением составить мне компанию, он почти не колебался. Не знаю, что им двигало больше: то ли страсть к новым приключениям, то ли желание отыскать свою бывшую супругу, подогреваемое скрытой виной перед ней или еще каким-то чувством. Я решил об этом не гадать.

Перед отлетом Путилин дал мне телефон и адрес своего старого знакомого, работавшего в представительстве российской торгово-промышленной палаты в Германии. Он не стал распространяться о том, кто этот человек и ради чего будет помогать мне, но заявил, что тот сделает все возможное, что в его силах.

Полет продолжался чуть более двух часов, за которые я успел пообедать и вздремнуть. Я уговорил вторую банку джина с тоником и благополучно приземлился во франкфуртском международном аэропорту. Таможенный контроль мы прошли без особых проблем, и, выйдя из здания, я попросил Анатолия поймать такси и отвезти нас в какую-нибудь недорогую гостиницу. Перед вылетом я с удовлетворением узнал, что Анатолий изучал немецкий. Выяснилось, что его знания оказались достаточными для того, чтобы таксист понял, куда надо ехать.

Через двадцать минут езды мы остановились у трехэтажного здания, на котором было написано «Hotel „Freischutzer“. Войдя в гостиницу, мы подошли к портье, и Анатолий на ломаном немецком объяснил, что нам нужен номер на двоих. Пожилой мужчина с двойным подбородком и редкими седыми волосами внимательно и в то же время несколько скептически поглядел на нас и взял приличную сумму за десять дней вперед. Он дал нам ключ и жестом подозвал стоявшего у лестницы юношу в форменной одежде. Тот подхватил наши сумки и кивком показал, чтобы мы следовали за ним. Поднявшись на третий этаж, он остановился у комнаты с номером 315 и занес туда наши вещи.

Анатолий осмотрел апартаменты и с удовлетворением отметил, что в номере есть телефон.

– Ну что, давайте сразу позвоним этому человеку, – предложил он.

Я посмотрел на часы – время было пять вечера. Я вынул записную книжку и, подняв трубку, набрал номер в Кельне. Трубку сразу же сняли, и женский вежливый голос произнес:

– Гутен таг.

Я протянул трубку Анатолию и написал на листке бумаги фамилию: Быстряков Сергей Дмитриевич.

Костенко как мог объяснил даме, что он хочет, и представился моим именем и фамилией. Через несколько секунд он протянул мне трубку.

– Алле. Как долетели, Владимир Александрович? – раздался мужской голос.

– Спасибо, хорошо.

– Где вы остановились?

– В гостинице «Вольный стрелок» на Обер-штрассе.

– Понял. Давайте встретимся через два часа в кафе на углу Оберштрассе и Блюменштрассе. Я подъеду. Меня можно узнать по следующим приметам: я высокий, в сером летнем костюме, в руках у меня будет коричневый «дипломат».

– Хорошо, – сказал я и положил трубку.

– Черт, как в фильме про шпионов, – прокомментировал Анатолий мое сообщение.

– В этом нет ничего удивительного. Он официальное лицо, выполняющее для нас неофициальное поручение. Вряд ли он захочет это особо афишировать – у него ведь тоже есть начальство.

Через час мы, оставив вещи в номере, вышли на улицу. Судя по карте Франкфурта, купленной нами в аэропорту, угол Блюменштрассе находился в двадцати минутах ходьбы от гостиницы, и мы решили прогуляться пешком. Войдя в кафе, встречу в котором назначил Быстряков, мы уселись за столик у окна и заказали пиво с сосисками. Молодая девушка-официантка записала заказ и, сухо улыбнувшись, отправилась выполнять. Однако сухость не повлияла на скорость выполнения заказа, и вскоре мы уже наворачивали сосиски, запивая их пивом из больших хрустальных кружек.

Анатолий, глядя, как быстро исчезает пиво из моей кружки, наконец не выдержал и сделал мне замечание:

– Что-то вы сильно налегаете на пиво, нам же еще сегодня работать.

– Во-первых, сегодня работать будем не мы, а во-вторых, мне в моей работе это только помогает.

На моих часах было семь двадцать, когда в кафе, звякнув дверью, вошел высокий седой мужчина в очках в светлом костюме. На согнутую руку он повесил плащ, в другой держал «дипломат». Остановившись в дверях, он стал осматривать посетителей кафе. Заметив его, я поднял руку. Он сразу же устремился к нам.

– Извиняюсь за задержку, – сказал он, поздоровавшись. – На выезде из Кельна попал в пробку. Но перейдем к делу. Как я понимаю, вы выполняете поручение моего старого приятеля господина Путилина. По крайней мере, именно так он сказал мне, когда звонил из дома. Я, в свою очередь, тоже ему кое-чем обязан и готов оказать вам помощь. О чем, собственно, идет речь?

Я вынул из бумажника визитку Александра Бауэра и протянул Быстрякову. Тот взял ее в руки.

– Мне нужно узнать адрес этого человека и узнать о нем как можно больше, – сказал я. – Как скоро вы это можете сделать?

– В адресе электронной почты указан город Оффенбах. Это практически пригород Франкфурта. Кто же такой Александр Бауэр?...

Он задумался.

– Вообще-то фамилия мне смутно знакома. По-моему, он каким-то образом связан со сферой моей деятельности. Дайте мне время до завтра. Утром кто-то из вас двоих должен быть постоянно в номере гостиницы. Я свяжусь с вами.

Быстряков переписал содержавшуюся на визитке информацию к себе в записную книжку, попрощался и вышел из кафе.

Мы с Анатолием остались в кафе, заказав себе еще пива.

– Скажите, Владимир Александрович, – спросил он меня, – а почему вы уверены, что визитка может навести нас на след Наташи?

– Честно говоря, полной уверенности у меня нет. Хотя бы потому, что визитка находилась у нее в сумке. Осмотр ее квартиры, который я провел за период подготовки наших документов, ничего не дал. Хозяйка уверяет, что ничего не трогала. За квартиру Наталья заплатила до конца года, и она не собирается туда никого впускать. Наверное, в силу своей специальности и общительности она имела большой круг знакомых. Получала она наверняка визитки, открытки и письма, однако осмотр ее квартиры показал, что ничего подобного там нет. В общем, у меня создалось впечатление, что Наталья покинула свой дом не добровольно. Иначе она бы взяла с собой некоторые вещи, которые я обнаружил. Например, альбом с фотографиями родных и близких, несколько записных книжек, безделушки, которые были ей наверняка дороги... Однако это все осталось нетронутым. При этом кто-то заметал следы. Я не нашел ни одной визитной карточки. Письма в картонной коробке лежали вразброс, что не свойственно женщинам – обычно они хранят их аккуратно. В ее вещах явно кто-то рылся. С другой стороны, – продолжил я, – эта визитная карточка является единственной ниточкой, которая может привести нас к ее знакомым вне клуба. Если она и встречалась с этим человеком, то явно не в клубе. В общем, если получим хоть какую-нибудь информацию о Наталье, то можно считать эту поездку успешной. Однако от риска и неудач мы не застрахованы.

– Остается только надеяться на вашу интуицию, – проговорил Анатолий.

Мы допили пиво и пошли знакомой дорогой обратно в отель. Уже поздно вечером, когда мы с Анатолием легли спать, он вдруг неожиданно сказал:

– Вы знаете, у меня странное ощущение. С одной стороны, мне по-человечески будет обидно, если вдруг все это окажется банальной интрижкой Натальи с каким-нибудь зарубежным дядечкой. Однако только сейчас я осознал, что лучше бы это оказалось так и с ней было бы все нормально. Если мы найдем ее смеющейся в каком-нибудь роскошном особняке с бассейном, я буду этому рад.

Я ничего не ответил и погасил свет.

Было одиннадцать утра, Анатолий уже позавтракал и его примеру собирался последовать я, когда в номере раздался телефонный звонок. Это был Быстряков.

– Нам надо увидеться. Давайте во вчерашнем кафе через полчаса, – сказал он.

– Хорошо, – согласился я и повесил трубку.

Мы с Анатолием добрались до места встречи за двадцать пять минут, но Быстряков уже сидел за столиком и завтракал.

– Присаживайтесь. С утра не успел поесть. Может быть, вы присоединитесь?

– Пожалуй, да, – сказал я и заказал себе бифштекс с пивом.

Быстряков дожевал последний кусок мяса на своей тарелке, вытер губы и произнес:

– Все, что вы просили, я сделал. Отыскать его адрес оказалось не так сложно. В телефонной книге Оффенбаха, куда я вчера ездил, Александр Бауэр значится в единственном числе. Проживает он по Вольфгангштрассе, 35. Это двухэтажный особняк с небольшим двориком позади него.

– Кто он такой?

– Выяснить это было гораздо сложнее, но мне помогли коллеги по торгово-промышленной палате. Оказывается, Бауэр – эмигрант из Советского Союза. Он уехал в конце восьмидесятых. Сейчас ему пятьдесят шесть лет, вдовец. Жена и дочь погибли пятнадцать лет назад в автомобильной катастрофе в Швейцарии. Занимается торговым посредничеством. Когда-то у него была своя фирма, но с некоторых пор он отошел от дел и сейчас занимается отдельными индивидуальными проектами скорее для поддержания формы, нежели для приумножения капитала. А он у него, по разным оценкам, довольно значителен. Не так давно по делам своего бизнеса побывал в России, в нескольких городах, в том числе и у вас на родине. Что же касается его круга общения и связей, этим я еще не занимался. Хотя, насколько я понял, этого от меня и не требовалось.

– Да, конечно, – согласился я.

– Полагаю, что я смогу отвезти вас в Оффенбах и показать, где находится дом герра Бауэра.

– Будем вам очень признательны.

Быстряков подождал, пока я доем бифштекс и выпью пиво. После этого мы вышли на улицу и сели в его серый «Мерседес». По пути Быстряков сообщил:

– Вчера звонил Путилин и интересовался, как идут дела. Он просил, как только у вас будут какие-то конкретные результаты, позвонить ему.

– Да-да, – согласился я.

– И еще, – сказал Быстряков, когда мы уже проехали указатель с надписью «Offenbach». – И для меня и для Ивана Алексеевича очень важно, чтобы здесь, в Германии, не произошло никаких неприятных накладок. В случае каких-то неясностей обращайтесь ко мне. Я уже давно живу в этой стране и смогу вам помочь.

– Еще раз спасибо.

«Мерседес», поплутав по улицам небольшого по сравнению с Франкфуртом городишка, компактного и очень чистого, въехал на Вольфганг-штрассе. Эта улица представляла собой вереницу двух– и трехэтажных особняков. В центре ее находился небольшой скверик. «Мерседес» остановился невдалеке от двухэтажного особняка с номером 35 на фасаде. Перед зданием находился небольшой газончик, отгороженный от проезжей части решеткой. Дом с виду выглядел очень опрятно. Видимо, хозяин не так давно делал ремонт. Окна были плотно завешены шторами.

– У меня сегодня есть еще максимум три часа, которые я могу вам посвятить, – сказал Быстряков.

– В таком случае предоставьте нам ваш «Мерседес» как место, из которого можно наблюдать за особняком. Окна тонированные, нас вряд ли разглядят.

– Хорошо. Я пока погуляю по городу.

Быстряков вышел из машины, сделал вид, что ее запер, и не спеша отправился по аллее.

Анатолий спросил меня:

– Я так полагаю, что мы здесь проведем не один день, выясняя распорядок дня и количество жильцов в этом доме?

– Похоже, что так, – согласился я.

– Может быть, есть смысл взять где-нибудь напрокат автомобиль?

– А ты имеешь права?

– В армии я был шофером командира части, и права у меня профессиональные.

– Очень хорошо.

В шесть часов вечера появился Быстряков и сообщил, что городишко ему понравился, но времени у него больше нет. В этот момент к дому, за которым мы безрезультатно наблюдали в течение трех часов, подъехал черный «БМВ». Он затормозил прямо у маленьких ворот. Из машины вылез невысокого роста плотный седой мужчина. Он взял с заднего сиденья «дипломат», плащ и, хлопнув дверцей автомобиля, нажал на пульт сигнализации. Автомобиль в ответ пискнул, просигналил фарами, и удовлетворенный этим мужчина обошел машину, открыл калитку и вошел во дворик. Поднявшись по ступенькам, мужчина подошел к двери и, открыв ее, вошел в дом.

– Видимо, это и есть он, – проговорил Анатолий.

– Да, на хозяина особняка он похож, – подтвердил его слова Быстряков.

– Сергей Дмитриевич, – решился я, – во-первых, нам надо найти здесь автомобиль напрокат на несколько дней. И во-вторых, остановиться в какой-нибудь местной гостинице.

– Тогда поехали на поиски, – сказал Быстряков и завел мотор.

Гостиницу мы отыскали достаточно быстро, с прокатом автомобиля пришлось повозиться. Однако на окраине города мы все же нашли гараж, где такая услуга предоставлялась. Мы взяли в прокат «Фольксваген Гольф», и Анатолий вполне уверенно вывел его из гаража.

Мы распрощались с Быстряковым и вернулись на Вольфгангштрассе. Несмотря на то что мы пробыли здесь допоздна, ничего нового не узнали. С работы возвращались солидные немецкие бюргеры и их домочадцы. В окнах дома, где жил Бауэр, горел свет только на втором этаже. Хотя ночь была достаточно душной и форточки были открыты, никаких звуков, несущих какую-либо информацию, мы не услышали. До часу ночи в дом никто не входил и оттуда никто не выходил. Мы решили вернуться в гостиницу.

Постой в этой двухэтажной гостинице стоил недорого, и мы с Анатолием разместились в двух одноместных номерах, договорившись о том, что он поднимет меня рано утром. Так оно и произошло. Анатолий разбудил меня в половине шестого. Я с трудом поднялся, хотя накануне уснул как убитый.

В шесть ноль-пять мы уже остановили свой «Фольксваген» метрах в ста от интересующего нас дома. Я оставил Костенко на посту, а сам пошел погулять по Оффенбаху и заодно перекусить и выпить.

Вернулся я лишь через полтора часа, потому что слегка заблудился и не сразу нашел дорогу обратно. Когда я уселся в автомобиль, уже успел заметить, что Бауэр уехал, так как его «БМВ» отсутствовал перед домом. Анатолий сказал, что Бауэр уехал буквально за пять минут до моего возвращения в деловом костюме с портфелем для бумаг.

В половине девятого произошли новые события. Мимо нашей машины прошла невысокая полная женщина лет сорока пяти с черными короткими вьющимися волосами. Наружность ее была явно восточного типа. Анатолий сразу высказал предположение, что она является турчанкой, так как в Германии живут многие представители этой нации, которые работают здесь кем придется.

Женщина своим ключом отперла дверь в дом Александра Бауэра. В час дня, когда мы уже собирались по очереди идти на обед, женщина вышла из дома с большой авоськой и отправилась куда-то по своим делам. Я решил последовать за ней. Однако маршрут домработницы, а, похоже, именно эту функцию выполняла в доме Бауэра женщина, не отличался особой оригинальностью. Она обошла близлежащие магазины и, осуществив необходимые покупки, вернулась обратно. В районе трех часов она ушла. Вечером домой вернулся сам Бауэр.

Следующие пять дней были похожи один на другой. За исключением времени прибытия и убытия в дом на Вольфгангштрассе, 35, его хозяина и домработницы. Иногда Бауэр уезжал из дома в одиннадцать и приезжал в два. Домохозяйка, как правило, начинала работать в девять и закруглялась в двенадцать, если она в этот день не делала покупок. Четвертый и пятый день мы с Анатолием занялись слежкой. Анатолий попробовал последить за Бауэром на машине, я же отправился за домработницей.

Бауэр на своем «БМВ» каждый день уезжал из города во Франкфурт, и Костенко не решался преследовать его до конечной точки назначения, в силу того что он слабо знал город и не имел опыта автомобильной слежки. Моя же пешеходная слежка дала результаты – я выяснил, что домработница-турчанка жила в пяти кварталах от дома Бауэра в переулке Фишер-гассе, в небольшом домишке. В основном переулок был населен именно турками-гастарбайтерами.

Через пять дней наблюдений я пришел к выводу, что пора действовать, о чем и сообщил Быстрякову. Тот сразу же приехал в Оффенбах, и первый вопрос, который он задал, звучал следующим образом:

– Вы уверены, что объект вашего поиска находится в этом доме?

Первым заговорил мой горячий напарник, нервная система которого за пять дней подверглась тяжелым испытаниям. Вердикт Костенко был однозначен: он заявил, что несколько раз видел в доме Бауэра мелькающие силуэты за занавеской, когда хозяин и домработница отсутствовали. Анатолий не мог утверждать, что это на самом деле Наталья, но шестое чувство подсказывало ему, что это его бывшая супруга. Решающий аргумент изложил я.

На шестой день слежки я проследовал за домработницей, которая в большом бауле относила в прачечную грязное белье. Я специально испачкал соусом от гамбургера свой летний пиджак и отправился следом за ней.

Я поспел в прачечную со своим пиджаком в тот момент, когда турчанка распаковывала свой баул. Я совершенно четко видел, что среди мужских вещей в бауле присутствовали женские. Изящное нижнее белье, короткий домашний халатик, который вряд ли бы стала носить домработница.

– Таким образом, – подвел итог беседы Быстряков, – вы считаете необходимым проникнуть в дом?

– Да.

– Но это противозаконно. Германская полиция очень строга по отношению к такого рода самодеятельности. Нужны железные доказательства, иначе может быть большой скандал.

– В таком случае у нас есть только один шанс, – сказал я.

– Какой?

– Раскрутить турчанку.

– Каким образом?

– Для этого, возможно, нам понадобитесь вы, – я пристально посмотрел на Быстрякова.

– Что я должен делать?

– Вы, представившись полицейским, показываете домработнице фотографию. Лучше вас этого никто не сделает, так как нужен человек, хорошо говорящий по-немецки.

– Это совершенно исключено, – отрезал Быстряков. – Если потом выяснится, что я нарушал закон, у меня будут неприятности и я вынужден буду покинуть Германию.

Быстряков встал из-за стола и нервно заходил по комнате.

– Есть еще более простой способ, – вступил в разговор Костенко. – Я заметил, что замок в двери электронный. Всовывается карточка, и дверь открывается. Мне кажется, я могу попробовать вскрыть его.

– Да вы с ума сошли! – вскричал Быстряков. – Это же взлом! В чужой стране! Если вас поймают, то вам грозит тюремное заключение!

– Ты в этом уверен? – спросил я Анатолия.

– Я все-таки электронщик, программист...

– Ну что ж, придется идти на риск, – медленно произнес я.

В комнате воцарилась тишина.

– Ну, господа! – покачал головой Быстряков. – Я умываю руки. Меня с вами не было, и все ваши передвижения по Германии являются вашей личной инициативой.

– Да. Мы и только мы будем за это отвечать, – твердо заявил я.

– Вы смелые люди. Могу даже сказать больше, я вас уважаю. Если я чем-нибудь смогу помочь вам в случае провала, я сделаю это. У меня есть кое-какие связи в полиции.

Быстряков пожал нам руки и попросил вырвать из моей записной книжки страницу с его телефоном, запомнив его наизусть. После этого он вышел из нашего номера.

Почти всю эту ночь мы с Анатолием не спали, обдумывая план дальнейших действий.

ГЛАВА 6

Мы выехали из отеля в семь утра и, остановившись недалеко от дома Бауэра, принялись ждать утреннего отъезда хозяина. Однако, как назло, в это утро Бауэр все не уезжал...

Вдруг меня осенило, и я спросил Анатолия:

– А какой сегодня день?

Костенко подумал и ответил:

– Суббота.

Мы оба поняли, что Бауэр сегодня наверняка останется дома. Тем не менее в атмосфере нервного напряжения мы продолжали сидеть и ждать. Около десяти утра мы заметили, что к дому Бауэра приближается турчанка-домработница. И ко мне внезапно пришло решение. Я толкнул Анатолия в плечо и быстро сказал:

– Давай рискнем. Мы из русской полиции. Объясни этой старухе как-нибудь, что эта девушка на фотографии разыскивается русской полицией и Интерполом.

Анатолий сразу же утвердительно кивнул, и мы, выйдя из машины, преградили путь турчанке. Она непонимающе уставилась на нас своими большими черными глазами.

Костенко старался как мог и в трех-четырех фразах по-немецки объяснил:

– Я из Интерпола. Этот господин, – он указал на меня, – из русской полиции.

Глаза турчанки сделались испуганными. Я вынул из бокового кармана пиджака фотографию Натальи и сунул ее в лицо домохозяйке. Та испуганно уставилась на нее.

– Вам знакома эта женщина? – спросил Костенко. – Она разыскивается Интерполом. Есть подозрение, что она нелегально живет в доме господина Бауэра. Если это так, то вы являетесь участницей преступления, и вас ждет тюрьма, – коряво, но категорично заявил Анатолий.

Турчанка стреляла глазами то на фотографию, то на пристально глядящего на нее Костенко, то на меня. Затем она испуганно скосила взгляд в сторону дома.

– Эта женщина живет в этом доме? Да или нет? – Интонации голоса Костенко становились все более жесткими.

Женщина проглотила слюну и тихо прошептала:

– Ja, ja...

Анатолий вздохнул с облегчением. Я убрал фотографию.

– Скажи ей, чтобы она шла домой, – сказал я Анатолию.

– Идите домой. Сегодня у вас выходной, – заявил Костенко домработнице.

Турчанка попятилась сначала, потом повернулась и быстро пошла в сторону, противоположную дому Бауэра, периодически оглядываясь на нас.

– Так, а что теперь? – спросил Костенко.

– Теперь, похоже, нам надо идти в полицию. Это будет самым разумным.

– Какая полиция? Мы все узнали, она там! И наверняка не по своей воле!

– Вот это полиция и установит. В противном случае мы действительно серьезно рискуем.

– К черту риск! Там находится моя жена, и я имею право знать, что она там делает.

– Она бывшая жена! – сказал я в ответ, но эти слова прозвучали вдогонку Анатолию, который рванулся с места и почти побежал к дому Бауэра.

Я понял, что встречи с Бауэром не избежать, и, если я сейчас не возьму дело в свои руки, последствия могут быть непредсказуемыми. Я догнал Анатолия уже у дома, когда он, проскочив калитку, позвонил в звонок у двери. Когда я подошел к двери, она уже открывалась. Я оттеснил Костенко и сказал:

– Я сам.

Перед нами на пороге возник хозяин дома. Он был одет в длинный темно-синий халат, из-под которого виднелась волосатая грудь, на ногах у него были домашние шлепанцы. Седые волосы Бауэра были тщательно уложены, как и в рабочие дни. Я улыбнулся ему и сказал по-русски:

– Добрый день, господин Бауэр.

Услышав русскую речь, Буаэр несколько удивленно посмотрел на нас, и в его глазах на секунду мелькнуло беспокойство. Но он ответил также по-русски, со слабым акцентом:

– Здравствуйте, господа. Что вы хотели?

Я решил, что успех будет сопутствовать нам только в том случае, если мы будем действовать напористо и жестко. Нельзя дать этому прагматичному немцу опомниться. Я вынул фотографию из кармана и жестким тоном спросил:

– Вам знакома эта девушка? Ее зовут Наталья Костенко. Два месяца назад она бесследно исчезла из дома. Она находится во всероссийском розыске. Теперь к ее поискам подключен Интерпол. Кроме этого, ею серьезно интересуется русская мафия.

Немец удивленно захлопал белесыми ресницами:

– Я не понимаю.

– Все вы понимаете. Я уверен, что вы давно ждали этого момента. Но он наконец настал.

Немец посмотрел на нас уже с подлинным испугом.

– Герр Бауэр, я вам совершенно ответственно заявляю, что вы серьезно влипли, нелегально вывезя девушку из России и скрывая ее у себя дома.

Видя, что его замешательство продолжает нарастать, я навалился на него всей своей тушей и заорал:

– Прочь с дороги!

На удивление, мои методы дали результаты. Сработала немецкая натура – будучи в состоянии нервного напряжения, немец предпочел выполнять команды. Мы прошли в прихожую, и Костенко закрыл за нами дверь. Прихожая была достаточно просторной. Сразу напротив входа была видна лестница, ведущая на второй этаж. Слева была дверь в комнаты первого этажа.

Когда входная дверь захлопнулась, Бауэр понял, что первую ошибку уже совершил, и попытался перейти в контратаку.

– Господа, господа! Что вы хотите? Что вам здесь надо? Это частная собственность!

– Где девушка?! – заорал я в ответ. – Говори быстро, пень трухлявый!

– Вы не имеете права, – вновь заговорил Бауэр. – Это частная собственность, я живу здесь один, здесь нет никаких девушек.

Однако чем больше он говорил, тем яснее становилось, что девушка здесь есть. Он был в явном смятении и несколько раз бросал взгляд в сторону лестницы.

– Где она? – спросил Анатолий. – На втором этаже?

– Нет-нет... Я сейчас вызову полицию. Вы не имеете права... Это частная собственность.

– Вызывайте. Немедленно. Она-то уж точно отыщет ее в вашем доме, а заодно и установит, каким путем сюда попала Наталья.

Это была игра ва-банк. Я шел на риск, однако игра стоила свеч. Несколько секунд было проведено нами в томительном ожидании, после чего немец сдался. Рука его было потянулась к трубке телефона, который стоял в прихожей. Он поднял ее, но тут же опустил. Я понял, что мы хозяева положения.

– Анатолий, быстро наверх! Она там.

– Нет-нет! – вцепился Бауэр в руку Костенко.

Однако Анатолий с такой силой оттолкнул Бауэра, что немец отлетел к противоположной стене и уткнулся спиной в вешалку. Но все же бежать наверх необходимости не было. Заметив движение, мы повернули головы в сторону лестницы и увидели, как к нам со второго этажа спускается полуобнаженная девушка.

На ней были белые в кружевах трусики и такая же кружевная кофта-накидка, сквозь которую просвечивали груди и плоский живот. Я видел Наталью Костенко только на фотографии, но, несмотря на это, сразу же узнал ее.

Она спускалась по ступенькам, положив руку на перила. На ее лице блуждала какая-то удивленная и рассеянная улыбка.

– Наташа... – тихо проговорил стоявший рядом со мной Анатолий.

Девушка спустилась на нижнюю ступеньку и тихим голосом произнесла, обращаясь к Бауэру:

– Саша, мне показалось, ты звал меня. Тебя так долго не было, а сказал, что уйдешь всего на минутку.

Девушка обвела нас взглядом и спросила:

– У нас гости? Кто эти люди? Мне кажется, я уже видела их, но не помню где. У меня вообще очень плохая память. Но мне все же кажется, что я видела их.

– Натали, – произнес Бауэр слегка хриплым голосом. – Иди к себе в комнату.

Но девушка подошла к Анатолию и сказала:

– Мы поднимемся вместе. Это же твои гости. Они хорошие люди, к тому же я их знаю.

Она положила руки Анатолию на плечи и обвила его шею.

– Сначала мы попьем чаю, а потом все вместе займемся сексом. Ты же знаешь, я долго не могу без этого.

Наталья положила голову на грудь Анатолия и, прижавшись к нему, стала гладить рукой по его спине и ягодицам. Я ожидал, что Бауэр бросится отрывать девушку от Анатолия, но он смотрел на все это с каким-то опущенным видом. Куда-то исчезла его подтянутость и респектабельность. Он превращался на глазах в банального старика. Его челюсть отвисла, глаза потухли, прядь седых волос упала ему на лоб.

Наталья отпрянула от Анатолия, взяла его за руку и потянула в сторону лестницы.

– Пойдем. Нам будет очень хорошо.

Анатолий, до этого молчавший, смотрел на свою бывшую супругу с непонимающим и обескураженным видом, потом спросил:

– Наташа, что с тобой случилось? Ты пьяна?

Для меня же было совершенно отчевидно, что она не пьяна, а скорее находится в состоянии странного наркотического транса. Движения ее были четкими и скоординированными.

Я подошел к Наталье и, взяв руку, посмотрел на сгиб локтя. Следов уколов там не было. Я кинул взгляд на предплечье. Там также ничего не было. Тогда я решительно приспустил ей трусики. В верхней части ягодиц я заметил несколько точек, которые свидетельствовали о том, что инъекции явно делаются.

Наталья восприняла это как начало эротических ласк и нежно погладила меня по лицу.

– Чем вы ее обкололи? – сурово спросил я Бауэра. – Что вы вообще с ней сделали?

Бауэр молчал и лишь исподлобья, по-звериному, смотрел на нас. Анатолий вырвался из рук Натальи и схватил немца за лацканы халата.

– Что ты с ней сделал, старая обезьяна? Я сейчас из тебя кишки выпущу.

Анатолий отпустил Бауэра и снова подбежал к Наталье.

– Наташа, ты слышишь меня? Ты узнаешь меня? Это я, Анатолий, твой муж.

– Анатолий?... Муж?... – рассеянно проговорила Наталья. – У меня что-то с памятью... Я плохо помню...

В свою очередь я подошел к немцу и спросил:

– Что случилось с девушкой? У вас только один шанс уменьшить свои проблемы – рассказать нам всю правду. Так что с ней случилось?

Бауэр поднял глаза на меня и сказал:

– Не ваше дело. Идите к черту!

– Ну хорошо, – вздохнул я. – Пусть это будет делом полиции.

Я сделал шаг к телефонному аппарату и поднял трубку. Я уже поднес палец к кнопкам, как немец ударил рукой по рычагу.

– Подождите. Давайте сначала поговорим. Я надеюсь, что мы сможем договориться.

Я ничего не ответил.

– Пойдемте в гостиную, – сказал он и первым направился ко входу в апартаменты первого этажа.

Гостиная оказалась довольно просторной комнатой, с камином, обставленной старинной громоздкой мебелью.

Бауэр жестом пригласил нас садиться, а сам остался стоять. Анатолий с Натальей уселись на диван, при этом девушка постоянно ласкала и целовала своего бывшего супруга.

Тот же просто обнял ее и крепко прижал к себе. Мне показалось, что девушка даже успокоилась, почувствовав себя в знакомых руках.

– Итак, мы вас слушаем, – сказал я.

– Хорошо. Я расскажу вам все, – сказал Бауэр, плотно скрепив руки в замок. – И как она попала сюда, и что с ней происходит. В ответ вы должны гарантировать мне невмешательство полиции и то, что дело мы уладим без лишнего шума.

– Я ничего не могу вам обещать, – ответил я. – Потому что не знаю всех подробностей. Могу гарантировать только одно – если вы не расскажете мне правду сейчас, то в ближайшем будущем у вас будет масса проблем, начиная от немецкой полиции и кончая криминальными структурами из России, после вмешательства которых ваша жизнь станет невыносимой.

Бауэр подошел к камину, уперся обеими руками в каминную полку, повернулся и произнес:

– Хорошо. Два года назад, будучи по делам в Москве, я случайно в ресторане «Прага» познакомился с человеком, который поначалу представился мне бизнесменом. Мои тогдашние партнеры по бизнесу в России ничего не знали о нем, но позже, наведя справки, выяснили, что этот человек занимался улаживанием разного рода темных дел и имел широкие связи как во властных, так и в криминальных структурах. Воспользовавшись рекомендациями партнеров, я не стал вести с ним дела, но и связи не рвал. Это я сделал потому, что бизнес в России имеет свои специфические черты, и порой без связи с криминальными структурами сложно решить тот или иной вопрос. К тому же мы были близкими по возрасту и духу людьми. Мы проводили много времени в различных увеселительных заведениях. Позже, во время своих поездок в Москву, я встречался с этим человеком, каждый раз получая от него какие-то предложения. Одно из них меня в конечном счете заинтересовало.

– Какова его суть?

– Он предложил мне прибыльный, хоть и незаконный бизнес. Речь шла о переправке за границу русских девушек-проституток для продажи богатым одиноким мужчинам на Западе. Я не собирался заниматься этим бизнесом, но ради интереса решил уточнить детали. На самом деле любой преуспевающий западный бизнесмен, пусть и пожилого возраста, может при желании найти себе в России девушку, которая с удовольствием уедет вместе с ним на Запад. Однако человек пояснил, что речь идет не просто о девушках, – Бауэр помедлил, – а о... я бы сказал, об особой породе девушек. Он объяснил, что в провинции есть человек, который открыл химический препарат, имеющий двойное действие. Он одновременно повышает сексуальную активность и оптимизирует психическую натуру.

– Что вы подразумеваете под словом «оптимизировать»?

– У девушек становится более мягким характер, они делаются более доброжелательными, искренними и непосредственными. При этом практически не проявляют никакой агрессивности. Да, такая девушка вряд ли стала бы хорошим бизнес-партнером и спутником жизни. Но клиентам, на которых мы ориентировались, это и не требуется. Эти люди добились успеха в жизни, в материальном смысле у них не существует проблем. Единственное, чего им не хватает, – это доброты, искренней заботы и сексуальной привязанности. Мой знакомый был абсолютно убежден в том, что такой товар будет пользоваться спросом на западном рынке. Для этого нужно было подобрать покупателей и представить им на выбор несколько кандидатур. После этого выбранную девушку подвергали обработке новым препаратом в течение двух недель и переправляли заказчику.

– Почему девушек подбирали из проституток?

– С ними меньше проблем. Общеизвестно, что это дно общества, и их вряд ли кто будет разыскивать. К тому же у них богатый сексуальный опыт, они искусны в постели, что немаловажно для клиентов.

– Девушкам было необходимо постоянно делать инъекции?

– Нет. Интенсивному лечению, – при этом слове меня как бывшего медика покоробило, – девушки подвергались первые две недели. В этот период им кололи два раза в день внутривенно. Далее, когда они поступали в распоряжение клиентов, еще в течение трех месяцев их кололи внутримышечно, в мягкую часть. Далее до года можно было обходиться, принимая специальные капсулы.

– Девушки добровольно шли на эту обработку?

– Первые две недели, насколько я знаю, нет. Исполнители пользовались, видимо, различными методами, вплоть до насильственных. Многих обманывали, говоря, что это наркотик.

– Таким образом вы занялись переправкой девушек из России на Запад?

– Нет-нет, – Бауэр, ходивший до этого по комнате, засунув руки в карманы халата, остановился. – Я отказался, причем отказался категорически, несмотря на то что мне рассказали все детали. Я никогда не занимался криминальным бизнесом, это мой принцип. Все дело, однако, в том, что я одинок. Моя жена вместе с дочерью погибли много лет назад. Новой семьей я обзавестись не смог. И сама мысль, что рядом со мной будет искренний и добрый человек, который сможет удовлетворять меня сексуально и подлинно заботиться обо мне не потому что я богат, а потому что я есть... Так вот, эта мысль не давала мне покоя после разговора в Москве. И я задумался, почему бы мне не стать клиентом.

– Как зовут того человека, который предложил вам этот бизнес.

– Фамилия этого человека вам ничего не даст, – сказал Бауэр, снова засовывая руки в карманы халата. – Дело в том, что через две недели после нашего разговора этот человек был убит. Я не знаю, из-за чего это произошло, однако факт остается фактом – киллер расстрелял его у подъезда в тот момент, когда он выходил из автомашины. Тогда у меня наступил период серьезных психологических мучений и переживаний. Идея иметь возле себя близкого человека не давала мне покоя. И когда через несколько месяцев во время моего очередного приезда в Москву со мной связался по телефону молодой человек и, сославшись на мой разговор с убитым, спросил, готов ли я к осуществлению своей идеи, я посчитал это знаком судьбы и сразу же попросил его о встрече. При личной встрече я снова заявил, что не собираюсь участвовать в этом проекте, но вполне мог бы стать клиентом. Он принял это к сведению и через некоторое время сообщил, что для реализации моего заказа я должен приехать в один из провинциальных российских городов на Волге. По приезде в город, откуда вы, видимо, и прибыли, меня встретил этот человек и отвез в гостиницу. В течение следующей недели этот парень назначал мне встречу в ресторане, куда он и еще двое молодых людей приводили разных девушек. Наталья была четвертой, с кем меня познакомили. После первых же минут разговора я понял, что она мне очень нравится. Она была великолепна в общении и в постели. Я был очарован ею... И сразу же сообщил об этом Андрею – так звали того человека.

Бауэр задумчиво посмотрел на сидящую в объятиях Анатолия Наталью.

– Кто он, как его фамилия?

– Он представился просто Андреем и категорически отказался сообщить место, где его можно было бы найти. Все наши контакты осуществлялись в одностороннем порядке – он сам находил меня по тем телефонам и адресам, которые я ему оставлял, будь то Германия или Россия.

– Как они переправили сюда Наталью?

– Я не знаю. Просто когда я сделал заказ, – Бауэр снова неловко посмотрел на Наталью, – Андрей сказал мне, чтобы я уезжал домой, ни о чем не беспокоился и ожидал.

– Какова была сумма сделки?

Бауэр нахмурился и ответил:

– Сто тысяч евро. В эту сумму входила обработка девушки, переправка ее за границу и снабжение меня препаратами в течение полугода. Через три недели после того, как я приехал в Германию, они связались со мной уже из Франкфурта, привезли мне Наталью домой и оставили препараты на три месяца.

– Кто привозил Наталью?

– Молодой человек, которого я не знаю. Он сказал, что следующая партия препарата будет доставлена через три месяца.

– Вы узнавали у этих людей, каковы последствия применения этого препарата? Прошел ли он клиническую практику и зарегистрирован ли он вообще?

– Меня заверили, что никаких серьезных последствий у препарата нет. Наблюдается лишь оптимизация личности. У человека становится более добрый нрав, он спокоен и нераздражителен. Нервная система сохраняется в целостности. Препарат лишь увеличивает сексуальное влечение, человек получает от этого особое удовольствие.

– Таким образом, – я встал с кресла, – можно констатировать, что вам за сто тысяч евро привезли живую куклу, способную думать лишь о сексе и не слишком понимающую, где она, что с ней происходит.

– Нет-нет! – закричал Бауэр. – Она счастлива, а вместе с ней счастлив и я. Эти два месяца были самыми счастливыми в моей жизни.

– Заткнитесь, старый идиот! – заорал я в ответ. – Не пытайтесь убедить меня в том, чего вы сами не можете не замечать. Налицо явная дебилизация личности, у молодой девушки наблюдается расширенная амнезия. Кроме всего прочего, это варварское насилие над личностью. Вы все решили за эту девушку. Ее насильственно сделали дебилкой, против воли привезли в чужую страну.

– Nein, nein, – от волнения Бауэр заговорил по-немецки. – Неужели вы считаете, что лучше было бы, если бы она оставалась банальной шлюхой в России? Все мое состояние, мой дом, машина достанется ей после моей смерти. Она будет богатой женщиной, а в России она была проституткой.

– Это был ее выбор, – возразил я. – А здесь вы все решили за нее. Что же касается наследства, то боюсь, что она будет одной из самых богатых психических больных в вашей стране.

– Что? – вскричал Анатолий. – Вы считаете, что это необратимо?

Он вскочил с дивана, разбудив Наталью, которая в процессе разговора заснула у него на плече.

– Не знаю. Но ее срочно надо показать врачам. Может быть, последствия будут не столь тяжелыми.

Анатолий подошел к Бауэру со сжатыми кулаками и, глядя в лицо испуганному немцу, произнес:

– Если с ней что-нибудь случится, я вас убью.

– Прекрати, Анатолий, – сказал я. – Думаю, что участь этого господина и так незавидна. Сто тысяч евро, отданных им за два месяца счастья, далеко не полная цена, которую он заплатит за участие в этом преступлении.

Я подошел к телефону и поднял трубку.

– Куда вы собираетесь звонить?

– В полицию.

– Подождите, – устремился ко мне Бауэр. – Вы же мне обещали!

– Я вам ничего не обещал, – оборвал я его. – Девушку надо депортировать в Россию и серьезно лечить. Вывезти ее легально я не могу, да и не хочу. Без участия властей здесь не обойтись.

Бауэр кинулся было ко мне, но Костенко крепко ухватил его сзади. Наталья испуганно наблюдала за нами. Я набрал кельнский рабочий телефон Быстрякова и, когда он подошел к телефону, объяснил ему создавшуюся ситуацию.

– Хорошо, я немедленно приму меры, – ответил он.

После этого я набрал номер полиции и заученной фразой сделал вызов, назвав адрес дома. Бауэр смотрел на нас глазами, полными ужаса. Он не сопротивлялся, а лишь просто стоял в центре комнаты. Руки его безвольно висели. Наконец он произнес:

– Вы увезете Натали от меня?

– Да, – ответил я. – Ей предстоит долгое лечение.

– Я снова останусь один, – как бы разговаривая сам с собой, проговорил он. – Я знал, что когда-нибудь это кончится... Однажды я уже пережил такое, когда погибли моя жена и дочь. Второго раза мне не пережить...

ГЛАВА 7

Было уже пять часов вечера, когда дом Бауэра оказался полон полиции. Первыми на вызов при-ехали местные полицейские. Я впервые столкнулся близко с пресловутой немецкой бюрократией. Она была очень схожа с российской и в чем-то ее даже превосходила. Сразу разобравшись в том, что ничего экстраординарного не произошло и оперативного вмешательства не требуется, полицейские начали медленно и нудно разжевывать ситуацию.

Хозяин дома Александр Бауэр выглядел подавленным. Он лишь вяло кивал в знак согласия с корявой немецкой речью Анатолия, который что есть силы старался объяснить стражам порядка, что произошло. Наконец младшие чины поняли, что необходимо присутствие начальства и переводчика с русского на немецкий. Они сделали соответствующий запрос по телефону, и через некоторое время прибыл комиссар полиции в сопровождении преподавателя русского языка в местном колледже.

Наконец удалось выговориться и мне. Я показал местным полицейским документы, полученные мной перед отъездом в нашей городской милиции с помощью Дынина и подтверждающие то, что Наталья Костенко находится во всероссийском розыске. Бауэр же, со своей стороны, не смог предо-ставить никаких документов, подтверждающих легитимность нахождения Натальи в Германии.

Еще через некоторое время прибыло полицейское подкрепление из Франкфурта, организованное, видимо, не без помощи Быстрякова. Объяснения повторились.

Наконец полиция приняла решение – Наталью увела наверх одна из женщин-полицейских. Через двадцать минут девушка снова появилась внизу, уже одетая и готовая для транспортировки в местную больницу. Анатолий просился поехать с Натальей, но его не пустили.

При осмотре дома Бауэра полиция обнаружила кустарно запакованные ампулы с белым порошком. Эти ампулы были приобщены к делу и отправлены на экспертизу. Скорее всего, раствором этого вещества и колол Наталью Бауэр.

Сам Бауэр ничего не отрицал, но и ничего не подтверждал, заявляя, что будет беседовать только в присутствии своего адвоката.

К вечеру нас всех увезли в полицейское управление. Туда же вызвали домработницу-турчанку.

Управление мы покинули утром следующего дня. Нас с Анатолием отпустили, обязав не выезжать из города как свидетелей, проходящих по делу. За Бауэра же его адвокат внес в местный суд необходимую сумму залога, и он отправился домой.

Мы с Костенко, после того как вышли из управления, сразу же направились в больницу. Лечащий врач Натальи сообщил нам о том, что пока у девушки лишь взяты первые анализы и ничего конкретного он сказать не может. Кроме того, он отметил, что налицо серьезные нарушения психики.

Анатолий остался в больнице с женой, я же направился в гостиницу. Едва добравшись до койки, я уснул мертвым сном.

Разбудил меня телефонный звонок. Звонил Быстряков.

– Владимир Александрович? – послышалось в трубке.

– Слушаю вас, Сергей Дмитриевич, – заспанным голосом ответил я.

– Случилась еще одна трагедия.

– В чем дело?

– Сегодня днем у себя дома застрелился Бауэр.

Несколько секунд я сидел, пытаясь осознать произошедшее.

– Алле! – послышалось в трубке.

– Да, я слушаю, – встрепенулся я.

– Он оставил письмо, в котором изложил все подробности переправки девушки за рубеж. В значительной степени это облегчает ситуацию.

– Каким же образом? – удивился я. – Ведь со смертью Бауэра все концы ушли в воду! Пропала ведь не одна Наталья, а бог знает сколько еще девушек!

– Я понимаю. С другой стороны, не было никаких гарантий, что Бауэр в суде стал бы давать показания. Он мог сослаться на какую-нибудь выдуманную историю, мол, подобрал девушку в притоне Гамбурга, а препарат ему подкинули вы.

– Но на ампулах наверняка были отпечатки пальцев!

Быстряков не стал со мной спорить и сказал:

– Наверное, вы правы. Но судьба распорядилась именно так. Я звонил уже сегодня Ивану Алексеевичу и рассказал о результатах вашей работы.

– К сожалению, результаты не слишком обнадеживают. Хорошо хоть, что девушку нашли.

– Теперь, видимо, дело передадут российским правоохранительным органам, а девушку депортируют в Россию.

– Я думаю, что чем быстрее это будет сделано, тем лучше. Было бы неплохо, если бы при этом были соблюдены правила секретности.

Мы еще немного поговорили с Быстряковым, и я отправился снова в клинику навестить Наталью Костенко. Анатолий все это время провел в палате со своей бывшей женой не сомкнув глаз. Я сообщил ему о случившемся с Бауэром. Он не выразил по этому поводу никакого сожаления, посетовав лишь, что потерян важный свидетель по делу.

Анатолий сообщил, что с Натальей все по-прежнему. Она мало что помнит и не узнает своего бывшего мужа. Я посидел с ними еще немного и поехал в полицейское управление Оффенбаха. Комиссар полиции Хесслер, с которым я познакомился вчера в доме Бауэра, увидев меня, тут же вызвал переводчика, который прибыл в течение пятнадцати минут, пока я пил крепкий кофе.

Комиссар спросил через переводчика, знаю ли я о самоубийстве Бауэра. Я ответил утвердительно. В течение полутора часов нашей беседы комиссар сообщил мне, что российское посольство уже поставлено в известность и готовятся документы на депортацию Костенко в Россию. Кроме того, он заявил, что возбуждено дело по незаконному пересечению границы и контрабанде.

Я поинтересовался, проведен ли анализ химического препарата, которым кололи Наталью. Комиссар ответил, что, по заключению немецких медиков, порошок в ампулах представляет собой наркотический препарат, неизвестный доселе официальной медицине. Препарат также будет передан по линии Интерпола в Москву. При этом Хесслер заверил меня, что все будет сделано с соблюдением необходимого уровня секретности.

Я сказал Хесслеру о том, что преступники могут и не узнать о самоубийстве Бауэра. Не исключено, что, как он и говорил, через месяц в Оффенбахе появится курьер с новой порцией наркотического вещества. Хесслер сказал мне, что на этот счет я могу не волноваться, так как в доме Бауэра уже выставлен полицейский пост, который встретит курьера достойно.

Я поблагодарил комиссара за информацию и, пожелав ему удачи в деле поиска торговцев живым товаром, поехал снова в больницу. Передав Анатолию сказанное мне комиссаром, я настоял на том, чтобы он наконец поехал в гостиницу и отоспался, аргументируя это тем, что персонал больницы вполне способен оказать Наталье необходимую помощь.

Утром следующего дня мы с Анатолием вместе поехали в больницу. Врач сообщил, что никаких серьезных изменений за прошедшее время в состоянии больной не произошло, да и не могло произойти, так как ей требуется продолжительный курс лечения. Он сказал, что даст согласие на депортацию Натальи в Россию в ближайшее время. Комиссар Хесслер в свою очередь сообщил ему, что документы на депортацию уже подготовлены.

Это был наш последний день, проведенный в Оффенбахе. На следующий день в сопровождении офицера полиции и медика Наталью повезли во Франкфурт. Мы с Анатолием купили билет на тот же рейс, которым должны были отправить в Россию его бывшую супругу.

Уже сидя в самолете, я задумался над итогами своей первой в жизни зарубежной командировки. В плане продвижения вперед расследования дела она дала мне немного. Однозначно, факт того, что в Германии была найдена девушка из России, насильно туда увезенная и подвергшаяся, как подопытный кролик, медицинским экспериментам, окупал все затраченные деньги. Но меня волновала сейчас судьба остальных трех девушек, увезенных из России.

В своей предсмертной записке Бауэр сообщил фамилию человека, который изначально был организатором этого проекта и впоследствии был убит. И наверное, московская милиция или ФСБ займутся выяснением его связей. Но это все наверняка потребует больших временных затрат. Что случится с девушками за это время, предугадать невозможно. И что самое главное, преступная группировка наверняка еще действует. И не исключена возможность, что она продолжает отсылать новый живой товар за рубеж. Судя по кругленькой сумме, которую выложил за Наталью господин Бауэр, этот бизнес являлся крайне прибыльным, и вряд ли преступники откажутся от него, несмотря на высокий риск.

Авиалайнер приземлился в Шереметьеве, и у трапа самолета нашу троицу уже встречали. Ко мне подошел среднего роста плотный мужчина и, поздоровавшись, представился старшим следователем по особо важным делам прокуратуры России Александром Субботиным.

Передав Наталью Костенко медикам, которые тут же увезли ее в больницу при одном из научно-исследовательских центров, мы вместе с Анатолием и Субботиным отправились на ожидавшей нас возле аэровокзала белой «Волге» в прокуратуру России.

Там мы в очередной раз поведали следователю о наших германских приключениях и их результатах.

– Ну что ж, – сказал Субботин, выслушав наш рассказ, – придется мне собираться в ваш город в командировку. Похоже, эта преступная группа работает именно там. А в Москве они лишь отыскивают клиентов. И времени у нас, к сожалению, не очень много. Думаю, что информация о смерти Бауэра до них все же дойдет, и они могут затаиться.

– Может быть, это и хорошо, – сказал Анатолий. – Прекратится этот варварский бизнес.

– Может быть, – согласился Субботин. – Хотя вряд ли. Скорее, они будут более осторожными. Уж больно выгодное это дело... Или перебазируются в другой город. Однако химик, судя по показаниям, живет в вашем городе.

– Судя по количеству высших учебных заведений, где есть кафедры, имеющие отношение к химии, сделать это будет непросто, – сказал я.

– Что делать, такова наша работа.

Мы попрощались со следователем, и он обещал свое содействие в том, чтобы нам не оказывали препятствий в больнице, куда направили Наталью. Я выделил Анатолию денег из наших командировочных, чтобы он смог остаться в Москве на некоторое время и навещать жену. Сам же я задержался в столице всего на два дня.

Перед отъездом в коридоре больницы я беседовал с врачом, наблюдавшим Наталью Костенко. Я сообщил ему, что сам бывший медик, и спросил, возможны ли необратимые процессы в психике после применения этого препарата. Еще достаточно молодой врач сказал:

– Пока делать прогнозы рано. Хотя думаю, что возможны. Все зависит от сроков применения этого препарата.

После возвращения домой я, выйдя из здания городского аэровокзала, сразу поехал в клуб «Помпей». Последний раз с Путилиным я связывался по телефону несколько дней назад, будучи в Германии.

Едва войдя в двери клуба, я тут же наткнулся на управляющего зала, который сообщил мне, что Путилин меня уже ждет.

– Ну, наконец-то, – сказал он, когда мы поздоровались. – Я вас ждал еще позавчера.

Я объяснил как мог свою задержку вмешательством в дело прокуратуры России и в подробностях рассказал о своей беседе со следователем Субботиным.

– Все ясно, – сказал Путилин, неодобрительно посмотрев на меня. – Вообще-то я просил не вмешивать сюда официальные структуры.

– К сожалению, без этого обойтись в данной ситуации было нельзя. Девушка была вывезена в Германию нелегально, а вернуть ее в Россию можно только легально. Пришлось подключать немецкие официальные органы, они же, в свою очередь, не могли не информировать своих российских коллег...

– Да ладно, понял я! – отмахнулся Путилин. – Как там Наташка?

– Пока неясно. Но ситуация крайне тревожная.

– Понятно, – протянул Путилин. – Коли уж мы не обошлись без официоза, поехали со мной.

– Куда? – удивленно спросил я.

– В областное УВД. Меня вызывают.

– Зачем?

– Вот там и узнаем, – сказал Путилин и, поднявшись, пошел к выходу.

Через двадцать минут мы вчетвером сидели в кабинете начальника областного УВД генерала Рюмина. Кроме генерала, высокого статного мужчины с зачесанными назад волосами и почти дикторским баритональным голосом, в кабинете присутствовал уже знакомый мне следователь генеральной прокуратуры Субботин.

Он как раз завершал изложение своей концепции расследования.

– Конечно, мы будем разрабатывать все места, которые могли представлять интерес для бандитов в плане селективной работы. Это массажные салоны, шейпинг-центры, всевозможные академии красоты. Мы прошерстим конторы, занимающиеся поставкой проституток на дом. Но эта работа требует времени. Пока у нас есть клуб «Помпей», из которого уже исчезли четыре девушки. Поэтому именно там надо внедрять агентуру, и именно клиенты клуба должны в первую очередь попасть в сферу внимания оперативников.

– Да вы что?! – взъерепенился Путилин. – Я категорически против. Как вы это себе представляете? Семен Степанович, – посмотрел он на генерала. – Это же нонсенс! Вы меня разорите, если я представлю списки клиентов клуба. Вы представляете себе клуб, нашпигованный милицией в штатском? Да ко мне потом ни один сраный ларечник не зайдет! Семен Степанович, вы знаете, что я с милицией дружу и законов не нарушаю. Вы знаете объемы моей спонсорской помощи нашей городской милиции. Но всему есть предел. Все, что предлагает господин Субботин, меня просто разорит. Кому от этого станет хорошо?

Генерал, потупив взор, выслушал Путилина, потом сказал:

– Успокойтесь, Иван Алексеевич, успокойтесь.

– Переведя взгляд на Субботина, он предложил: – Может быть, есть смысл начать с проституток и массажных салонов? Зачем сразу тормошить такое солидное учреждение? Там все-таки бывает цвет города.

Субботин окинул генерала скептическим взглядом, словно оценивая, каких проституток любит заказывать генерал в клубе «Помпей», и сказал:

– Я высказал свое мнение. Клуб «Помпей» – это единственная конкретика, имеющаяся у нас в руках. Рассчитывать на показания девушки, которую нашли, пока не представляется возможным. Память к ней не вернулась. Ничего другого у нас пока нет.

Генерал насупился и, сложив перед собой руки, налег грудью на стол и уставился в какую-то точку перед собой. В кабинете воцарилась напряженная тишина.

Я откашлялся и произнес:

– Разрешите мне высказать свое мнение.

Собравшиеся уставились на меня напряженными взглядами.

– Я думаю, что Иван Алексеевич прав, говоря о том, что пускать милицию в клуб «Помпей» нецелесообразно.

На губах Субботина появилась усмешка. Я постарался не обращать на это внимание и продолжил:

– Я думаю так потому, что клуб «Помпей» является для преступников самым лакомым кусочком. Дело в том, что девушек, подбираемых Иваном Алексеевичем для работы, как и других его сотрудников, можно отнести к высшей категории. У всех великолепные внешние данные, они хорошо образованы, обаятельны, прекрасно владеют искусством общения. Не случайно именно отсюда было взято так много девушек. И это при том, что клуб «Помпей» является хорошо организованной структурой, способной за себя постоять в случае наезда на ее интересы. Поэтому преступники наверняка соблюдали здесь правила предосторожности и конспирации. И если вдруг в клубе появятся новые люди, пусть даже в штатском, тем более если они совершат вдруг какую-то ошибку, это мгновенно насторожит преступников и заставит их лечь на дно не только в «Помпее», но и везде. Пока единственная их ошибка заключалась в том, что они не нашли у Натальи визитную карточку Бауэра. И то только потому, что она забыла сумочку у своего бывшего супруга. Это дало возможность отыскать саму девушку и одного из клиентов. Однако Александр Бауэр уже мертв, да и если бы он был жив, вряд ли он смог бы дать какую-то полезную информацию. Я думаю, ему можно верить, когда он говорил, что он мало что знал об этой преступной организации. Уж больно осторожно они работали.

– Так что же вы предлагаете? – спросил Субботин, во время моего монолога нетерпеливо ерзавший на стуле.

– Я предлагаю вести работу в «Помпее» силами самого клуба.

– Что вы имеете в виду?

– Прежде всего себя. Я человек уже примелькавшийся в клубе.

– А на каком основании вы будете там работать?

– На основании того, – влез в разговор Путилин, – что Владимир Александрович является начальником моей службы безопасности.

– И давно? – спросил генерал.

– С момента начала расследования, – не моргнув глазом и не замечая моего невольно удивленного взгляда, соврал Путилин. – У него в подчинении несколько человек, в том числе моя личная охрана.

– А сколько людей вы можете задействовать? – спросил меня Субботин с улыбкой.

– Я думаю, что много людей здесь не надо. Скорее всего предстоит кропотливая работа по изучению статистики посещений клуба клиентами. Я имею в виду, с кем и когда работали девушки. Дальше эти данные будут предоставлены вашей следственной группе, и вам предстоит слежка уже за конкретными людьми.

– А вы знаете, – генерал встал и заходил по комнате, – мне эта идея нравится. Я думаю, нам есть смысл пойти навстречу Ивану Алексеевичу и его начальнику службы безопасности.

Субботин снова скептически окинул взглядом генерала, бросил взгляд на меня и сказал:

– В словах Владимира Александровича есть свои резоны. Но если через какое-то время результатов не будет, я буду настаивать на своем варианте развития событий вплоть до прямого указания из Москвы.

Генерал посмотрел на Субботина с таким выражением лица, как будто он съел горькую пилюлю, и сказал:

– Думаю, что десяти дней здесь хватит.

– Но не больше, – сказал Субботин.

ГЛАВА 8

На обратном пути в клуб мы с Путилиным почти всю дорогу молчали. Наконец он прервал затянувшуюся паузу и, оторвав взгляд от дороги, повернулся ко мне.

– А ловко вы, однако, все сделали, – сказал он.

– Что вы имеете в виду?

– И клуб от ментов отмазали, и сами в деле остались.

Я усмехнулся:

– Думаю, что это в интересах нас обоих.

– Здесь не поспоришь. И вам интересно в финансовом смысле, и мне крайне важно. Однако я не очень понимаю, каким образом вы собираетесь продолжать расследование... По сути дела, надо все начинать с нуля.

– Честно говоря, пока сам не знаю.

Пришла очередь усмехнуться и Путилину:

– Звучит обнадеживающе.

Мне вдруг надоел его скепсис.

– Иван Алексеевич, у меня есть ощущение, что вы не очень-то доверяете мне и считаете, что я просто вытягиваю из вас деньги.

Путилин пытался было протестовать, но тут уже я жестко прервал его.

– Я хочу, чтобы вы знали одно – деньги для меня не самое главное. Я же не первый год занимаюсь детективными расследованиями и вполне сносно зарабатываю на жизнь. Дело в том, что у меня еще не было провалов. Все дела, которые я вел, даже те, которые казались самыми безвыходными, я раскрывал. И у меня есть горячее желание довести и это дело до логического конца. Кроме того, вы можете мне не верить, но это на самом деле так... Именно данное преступление вызывает мой особый интерес. Я никогда до этого не сталкивался с вещами более бесчеловечными. У меня у самого подрастает дочь, и одна мысль о том, что кто-то может сделать из нее дорогую куклу для богатого человека, заставляет меня ненавидеть этих людей все больше и больше.

– Успокойтесь, – сказал Путилин. – Поверьте мне, я немножко разбираюсь в людях и вполне доверяю вам. Все мое раздражение вызвано лишь тем, что не удалось все случившееся сохранить в тайне и избежать огласки. Но похоже на то, что вас и здесь вряд ли в чем можно обвинить. Да что там говорить!

Путилин махнул рукой и, как только машина остановилась у клуба, тут же вышел из нее, громко хлопнув дверцей.

Я попросил водителя Сашу отвезти меня домой. Как только после многодневного отсутствия я оказался в своей квартире, то сразу же позвонил на работу Дынину. Мне сказали, что он на совещании, я представился и попросил передать ему, чтобы он зашел ко мне вечером. К своему вящему удивлению, я обнаружил в холодильнике едва начатую бутылку коньяка, которую купил перед отъездом. «Это судьба!» – подумал я и, выпив рюмку, пошел принимать душ.

После душа я продолжил общение с коньяком. Отчасти для того, чтобы хоть как-то подстегнуть свою фантазию в плане определения направления расследования. Но чем больше я думал на эту тему, тем яснее для меня становился тот факт, что как ни крути, а бывшему медику Владимиру Александровичу Малькову, ныне высокооплачиваемому частному детективу, придется заняться рутинной работой по изучению статистики посещений клиентами тех или иных проституток в клубе «Помпей». Необходимо было выяснить, кто из членов клуба или гостей членов клуба чаще других пользовался услугами пропавших девушек.

К вечеру я дорассуждался до такой степени, что полностью уговорил бутылку коньяка. К приходу Дынина я находился в весьма расслабленном состоянии. Он же пришел радостный и возбужденный.

– Ну, наконец-то начинается нормальное дело! – заявил он почти с порога. – А то надоело бл...дей по улицам ловить и общественные порицания им выносить. И все благодаря тебе, Володька... Говорят, это ты девчонку в Германии нашел. Нам сегодня следователь рассказал из генпрокуратуры. Он сейчас возглавляет спецгруппу, куда и я вхожу. Будем трясти массажные салоны, центры по аэробике, всякие там шейпинг-центры... Блин, названий напридумывали, а за ними голое блядство... Ничего, ничего... Мы всю эту малину хорошенько тряханем.

Я посмотрел на Дынина и подумал, что, где бы ни работал этот славный страж порядка, везде он будет ударять по преступности с такой силой и страстью, что лбы при этом будут трещать часто и у людей, совершенно не причастных к тем злодеяниям, с которыми он борется.

– Ты знаешь, Вовка, самое интересное, что клуб «Помпей» с его мафиозным директором трогать запретили.

– Знаю, – ответил я. – И здесь без меня не обошлось.

Дынин удивленно вытаращился на меня и заставил битых полчаса объяснять ему ситуацию. Я пересказал ему разговор с генералом Рюминым и следователем Субботиным.

– Так ты что, получается, тоже в нашей группе? – спросил Дынин.

– Как бы да. Только я работаю отдельно, в клубе «Помпей». И докладываю Субботину о проделанной работе. Кстати, когда будете ходить по массажным салонам, не особенно их громите. Дело в том, что преступники могут быть связаны с ними и получать оттуда какую-то информацию. Нам нельзя допустить, чтобы они затаились и ушли на дно.

– Хорошая задачка, – протянул Дынин. – Ну, если что, увидимся.

– Да, увидимся, – медленно сказал я, поднимаясь с дивана, чтобы проводить его.

И тут мне в голову пришла идея.

– Дмитрий, ты на машине?

– Да.

– Отвези меня в клуб «Помпей», я почувствовал, что мне необходимы услуги массажистки.

Дынин вылупил на меня свои большие голубые глаза и сказал:

– Быстро ты, однако, привык к хорошей жизни. Ты, видимо, на этой оперативной работе и проституток путилинских потрахиваешь?

– Нет, туда я еще не подымался. Видимо, прав этот крючконосый – каждому возрасту хорошо свое. Мне, например, комфортнее на втором этаже.

– О чем ты?

– Так, о мужском счастье. Мне ведь уже скоро сороковник.

– Ну и что? – спросил Дынин, когда мы спускались по лестнице.

– А то, что мне приятнее вспотеть в бане, чем на бабе.

– Не-е, Вовка, чего-то ты какую-то фигню порешь, – покачал головой Дынин. – Мне ведь тоже уже сороковник стукнул, а я еще будь здоров! Гы-гы-гы...

– Это оттого, что ты, Дмитрий, – сказал я, плюхнувшись на пассажирское сиденье его «Жигулей», – не слишком обременен мыслями о смысле жизни.

– Чем не обременен?

– Ну, короче, потому что ты не заморачиваешься...

– Да, я этой херней не занимаюсь, – согласился Дынин и завел мотор. – Мне философствовать некогда, у меня служба. А ты, вот я смотрю, дофилософствуешься – скоро и массажистки в радость не будут. Будешь одну водку глушить, и это заменит тебе и секс, и кайф, и собеседника.

– Ладно, – сказал я. – Это мое дело.

Дынин насупился и всю дорогу до клуба молчал. Высадив меня у «Помпея», он сказал на прощание:

– Если что, завтра вечером позвоню.

– Будь! – коротко попрощался я с неунывающим майором милиции и, пошатываясь, вошел в здание клуба.

В вестибюле меня встретил управляющий залом, тот самый, который дежурил в мой первый визит в клуб «Помпей». Подойдя к нему, я рукой стряхнул перхоть с его черного смокинга и спросил:

– Как вас зовут?

– Сергей Альбертович, – ошарашенно произнес мужчина.

– Слушай, Альбертыч, давай-ка сегодня в баньку, а? К массажисткам...

Сергей Альбертович облегченно выдохнул и, поправив смокинг, сказал:

– Я не могу. Я на службе. А вас, Владимир Александрович, сейчас проводят.

– Еще один на службе, – разочарованно произнес я. – И тоже наверняка не заморачивается насчет смысла жизни.

– Что-что, простите, не понял? – сдвинул брови управляющий залом.

Но я не стал продолжать разговор и направился прямиком к бару.

– Давай сегодня бурбон... двойной, – сказал я официанту.

Тот кивнул и пошел было исполнять заказ, как я остановил его:

– Слушай, а где этот отставной солдат сексуальных битв, как его... Анатолий Исаевич, кажется?...

– Еще не подошел на вечерний сеанс словоблудия, – с усмешкой произнес официант.

Он вскоре принес мне бурбон, который я мгновенно потребил. В этот момент ко мне подошел охранник Путилина Саша и, бережно взяв за локоть, сказал:

– Владимир Александрович, вы собирались в массажный салон – пойдемте, там все готово.

Я улыбнулся широкой улыбкой:

– А, Саша! Пойдем! Надеюсь, сегодня будет Верочка, черненькая такая, в теле дама...

– Если вы ее выберете, конечно, будет она.

– Конечно, выберу, – грустно ответил я.

Мы поднялись на второй этаж, вошли в небольшой вестибюльчик, где сидел охранник, и, пройдя мимо него, оказались в большом холле, куда меня в первый свой визит в клуб доставили в почти бессознательном состоянии. Сейчас на диванах по периметру сидели девушки в кипенно-белых вафельных халатах.

Я быстро отыскал среди девушек знакомую мне брюнетку Веру и улыбнулся ей. Она все поняла, встала, взяла с полки запасной халат с полотенцем и сказала:

– Пойдемте, Владимир Александрович.

После погружения в теплое джакузи все остальное я уже помнил смутно. Я что-то вещал Верочке об этажах счастья, о том, что вся жизнь – бордель, о том, что я стареющий одинокий мужчина, у которого двое детей, живущих у сестры в другом городе, о том, что моя жена, тоже Вера, несколько лет назад погибла в автомобильной катастрофе и что с тех пор я так и не смог создать с какой-либо женщиной новой семьи. Вера терпеливо слушала весь этот пьяный словесный поток, периодически переводя мое тело из одной процедуры в другую. Однако закончить весь этот путь до конца достойно я не смог. Уже лежа на массажном столе, я заснул таким крепким сном, что будить меня не стали, а лишь перенесли в комнату отдыха, где я и очнулся уже под утро.

Я выпил горячий кофе, оделся и покинул массажный салон. На выходе в маленьком вестибюле я столкнулся с покидающей кабинет Путилина администраторшей третьего этажа Надей. При виде ее строгого костюма, затемненных очков и папки под мышкой я вдруг вспомнил, что мне тоже неплохо бы поработать. И именно Надя может быть полезной в этом.

И я сказал:

– Доброе утро, Надя.

– Здравствуйте, Владимир Александрович, – ответила она, поправляя очки.

– Как самочувствие?

– Спасибо, бодрое.

– Если у вас есть свободное время, мне хотелось бы с вами переговорить.

– Со мной? – удивилась она, но тут же спохватилась: – Да, конечно, давайте поднимемся ко мне в кабинет на третий этаж.

Я поймал себя на мысли, что невольно уставился обескураженным взглядом в потолок, и произнес:

– Там я еще не был. Пойдемте.

Надежда, видимо, не слишком уловила смысл моих слов и просто двинулась вперед по лестнице.

На третьем этаже был такой же небольшой холл, где сидел охранник. Открыв дверь, которую он охранял, мы оказались в большом холле, в аналогичном которому на втором этаже сидели массажистки. Здесь также стояла мягкая мебель вдоль стен, однако свет был притушен, и на диванах также сидели девушки. Халаты были у них самые разнообразные – от махровых до шелковых разных расцветок. Видимо, под утро клиентуры было немного, и некоторые труженницы позволили себе заснуть на диванах.

Однако когда Надя хлопнула дверью, все встрепенулись и уставились на меня. Всего я насчитал пять девушек. Я подумал, что этого количества маловато для такой солидной конторы, как клуб «Помпей». Видимо, остальные были заняты с задержавшимися на ночь клиентами и гостями клуба. Заметив пристальный взгляд, которым я окидывал девушек, Надя спросила:

– Может быть, желаете задержаться здесь?

Уголок ее рта скривила усмешка.

– Нет-нет...

От неожиданного предложения я даже засмущался. Надежда, чтобы не продлять неловкую ситуацию, молча продвинулась в направлении двери своего кабинета, на которой было написано «Администратор». Я посеменил за ней.

Войдя в кабинет, небольшой, но весьма уютный, обставленный с хорошим женским вкусом, Надя прошла в уголок, где стояли два кресла около небольшого столика, на котором блестел чайник и сервиз, и пригласила меня сесть.

Я занял одно из кресел и спросил:

– Надеюсь, я вас не очень отвлекаю? Есть ли у вас время?

– Честно говоря, не очень много. Через пятнадцать минут у меня заканчивается смена, и я очень бы хотела уехать домой. Что, собственно, вы хотели у меня узнать?

– Мне важно выяснить, кто из клиентов клуба наиболее часто пользовался услугами пропавших четырех девушек. Также меня интересует, кто из членов клуба чаще всего приводил в клуб молодых людей в качестве гостей, которые также пользовались услугами девушек. Кроме того, мне хотелось бы знать, если это возможно, максимум о личной жизни пропавших – с кем встречались, с кем жили и так далее.

Надежда смотрела на меня сквозь очки не отрываясь и продолжала смотреть несколько секунд, когда я закончил. Потом она сняла очки, аккуратно положила их на стол и сжала переносицу тонкими длинными пальцами. Похоже, за время ношения в клубе очков, которые ей не очень-то были и нужны, глаза у нее сильно уставали.

Несколько секунд Надежда сидела в такой позе с закрытыми глазами, после чего посмотрела на меня усталым взглядом. Без очков ее лицо показалось мне значительно симпатичнее. У нее были правильные черты, большие серые глаза, красиво очерченные губы. Общее выражение лица без темных очков стало более женственным и чувственным.

– Владимир Александрович, дорогой мой, – произнесла Надя. – Двумя первыми вопросами вы мне задали работу почти на неделю. На третий же ваш вопрос ответить вообще нереально. Я мало знаю о личной жизни девушек и очень надеюсь, что и о моей здесь тоже не слишком осведомлены. Мы достаточно много и интенсивно работаем, как это ни двусмысленно и вульгарно звучит. И поэтому в часы отдыха стараемся не общаться друг с другом. Только Иван Алексеевич является некоторым исключением, он почти все свое время проводит здесь.

– Надя, другого выхода нет. У нас в запасе всего лишь десять дней, которые должны дать результаты.

– Какие результаты?

– Мы должны выйти на след людей, которые похищали девушек из клуба.

Надежда нахмурилась и бросила на меня внимательный взгляд.

– Правда, что вы нашли Наташу Костенко? – спросила она.

– Да.

– В каком она состоянии?

– В плачевном, – не стал я скрывать правды.

Надя задумчиво посмотрела на свои руки, лежащие на подлокотнике кресла, и неожиданно сказала:

– Я не хотела бы с вами беседовать в этих стенах. Вам может показаться это странным, но я предлагаю поехать ко мне домой. У меня есть кое-какие документы, и мы сможем провести беглый первичный анализ тех фактов, которые вас интересуют.

Я был удивлен таким предложением, но неожиданно для себя быстро согласился.

– Я польщен. Мне будет очень приятно.

– В таком случае вот вам ключи от моей машины, это темно-зеленый «Опель Астра» на стоянке у клуба. Садитесь в машину и ждите меня там. Минут через пятнадцать я подойду.

Я взял ключи и вышел из кабинета. Оказавшись на стоянке, я без труда отыскал названную Надей машину, открыл ее и уселся на пассажирское сиденье.

Как и обещала Надежда, она явилась через двадцать минут и, усевшись за руль, завела машину и весьма ловко вырулила на проезжую часть. Вела она машину умело и быстро, не особенно побаиваясь гаишников. То ли оттого что время было раннее, то ли потому что в силу своих внешних данных могла очаровать любого из них.

Через пятнадцать минут езды мы подъехали к девятиэтажке в центре города, недалеко от набережной. Поднявшись на лифте на пятый этаж, Надежда открыла дверь своей квартиры и пригласила меня войти.

Обитель администратора третьего этажа клуба «Помпей» была двухкомнатной и хорошо обставленной. Видимо, один ремонт ее обошелся хозяйке в кругленькую сумму. Проводив меня в зал, Надя сказала:

– Если вас не затруднит, дайте мне минут двадцать на то, чтобы принять душ и привести себя в порядок. Если хотите что-нибудь выпить, в баре – холодные напитки, а в холодильнике на кухне можете найти, чем закусить.

– Я могу пожарить яичницу с беконом, – крикнул я ей вдогонку.

– Буду вам очень благодарна, – послышалось мне в ответ из ванной.

Я вынул из бара бутылку мартини, тут же налил себе немного, выпил и отправился на кухню жарить яичницу.

На этом поприще я старался что есть сил. Яичница вышла на сей раз не очень подгорелой и пересоленной. Бекона в холодильнике я не нашел, но вареная колбаса оказалась вполне приемлемым заменителем. Когда наконец через пятнадцать минут Надежда вышла из ванной в длинном до пят шелковом халате, я как раз раскладывал приготовленную пищу по тарелкам.

– С ума сойти! – сказала она. – Впервые за долгие годы мне по утрам кто-то готовит горячую пищу.

– Не обольщайтесь, – сказал я. – Вы ведь еще это не пробовали. Я кулинарных техникумов не кончал.

– А это неважно. Вкусной пищи в моей жизни было немало, а подлинной заботы не было.

– Неужели о такой женщине некому позаботиться? – неподдельно удивился я. – Я думал, что здесь стоит целая вереница поклонников.

– Они приходят и уходят. Последний ушел совсем недавно. Кому нужна женщина, которая сутками торчит в борделе?

– Ах, ну да! Вы же современная женщина: хорошая квартира, машина, высокие заработки, полная самостоятельность... Не всякий мужчина может с вами посоревноваться. Кстати, в этом борделе вы и начинали свою карьеру?

– Начинала я свою карьеру давно и совсем в другом месте. Однако жизнь меня закинула именно сюда. Вы правы, намекая на то, что я не всегда была управляющей. Начинала я рядовой девушкой по вызову.

– Но вас это не устраивало?

– Вы знаете, – вздохнула Надежда, – из этого мира есть два пути. Первый и самый популярный – это зацепить какого-нибудь богатея, закружить его и раскатать по полной программе вплоть до женитьбы. Не случайно самый популярный фильм среди проституток – «Красотка» с Ричардом Гиром и Джулией Робертс. Все хотят получить все сразу – красавца-мужа, шикарные дома с бассейнами, машины... Это как детская сказка, которую все девушки хотят воплотить в жизнь. При этом каждая понимает, что это сказка. Но все тем не менее верят.

– А вы уже не верите?

– Конечно нет. Когда-то верила, но вовремя остановилась. А теперь мой банковский счет позволяет обходиться без этой иллюзии. Деньги, конечно, не могут сделать тебя счастливой, но с ними гораздо легче переносить несчастья.

– В таком случае в развитие темы мой следующий вопрос, – я с удовольствием смотрел, как она с аппетитом поглощает приготовленную мной яичницу. – Я так понимаю, что многие девушки охотно идут на связь с клиентами вне работы.

– Да, конечно.

– Они делятся с вами своими впечатлениями и какой-либо информацией на этот счет?

– Конечно нет. По правилам клуба частные контакты с постоянными клиентами не приветствуются. Однако, с кем из клиентов девушка встречается, можно предположить. По моим наблюдениям, есть два типа клиентов. Первый – люди, переполненные сексуальной энергией, зачастую невостребованной в обычной жизни. Этим важен секс в чистом виде. Их не очень интересует, кто с ними. Им важна фактура. Как правило, это молодые люди, арендующие номера на час, два, три. Обложившись девушками, они любят устроить небольшие оргии. Утолив страсть, они быстро покидают третий этаж. Второй тип – люди, для которых важно прежде всего общение с женщиной. А секс уже выступает в качестве необходимого элемента этого общения. Они, как правило, залегают в номере надолго. Очень постоянны в своих привязанностях. Они в основном принадлежат к старшей возраст-ной группе.

– Меня интересуют гости членов клуба, которые задерживались с девушками надолго или посещали их не раз. Я полагаю, чтобы очаровать девушку и предложить ей встречу вне работы, надо провести с ней какое-то время.

– Не всегда. Иногда человек нравится сразу, с первого же свидания.

– Да? – удивленно спросил я, отхлебнув мартини. – А я думал, что такая женщина, как вы, не может верить в любовь с первого взгляда.

– Я не говорю о любви. Я имею в виду симпатию. На мой взгляд, подлинная любовь может возникнуть между людьми, которые длительное время провели вместе. Это на уровне физиологии или подсознания, как хотите. Ты уже не можешь без этого человека и чувствуешь себя спокойно только тогда, когда он рядом. Во всех остальных случаях чувствуешь какой-то дискомфорт.

– Не ожидал услышать подобную лирику от человека, работающего в столь специфическом бизнесе.

– В этом бизнесе, – задумчиво проговорила Надя, глядя на свой бокал мартини, – самое опасное не то, что теряешь социальный статус. И не то, что можно изуродовать себя физически. Социальный статус не всем так уж и нужен. Не все стремятся в высший свет. От второй опасности тоже можно как-то уберечься. Главное – не получить психологический комплекс, не стать проституткой в душе. Когда на каждого мужчину смотришь с точки зрения его кошелька, оценивая, на сколько можно его раскрутить, и абсолютно не веря в то, что он сам может испытывать к тебе какие-то чувства, кроме похоти.

– Вы считаете, что вам это удалось?

Надежда помедлила, отпив глоток мартини, поставила бокал на стол и, посмотрев на меня в упор, спросила:

– А вы как думаете?

Наверное, я выглядел как простой болван и с виду все это казалось подцеплением на удочку глупого пескаря Вовы Малькова, но я вдруг совершенно четко осознал, что не только верю своей собеседнице, но и страшно хочу ее... Сейчас, в данный момент. Я даже не помню, когда это со мной случалось последний раз.

Я вдруг поднялся и, подойдя к ней, произнес:

– Я думаю, что вы та женщина, которая достойна не только уважения, но и любви.

После этого я порывистым движением поднял ее на руки и прижался своими губами к ее губам. Еще в начале своего столь неожиданного пиратского сексуального демарша я почему-то был уверен, что подобные чувства испытывает в данный момент и она. Это было видно по выражению ее глаз.

Все дальнейшее напоминало плавание по теплым волнам бурного течения. Поначалу я еще сам, окунувшись в этот поток, активно плыл, словно пытался оторваться или сбежать от утомивших меня жизненных реалий... Путилин, Дынин, Наталья и Анатолий Костенко, незаконченное расследование – все это казалось мне в этот момент неважным и ненужным и олицетворяло лишь темную сторону моей жизни. И только неожиданная страсть к этой женщине оказалась единственным светлым пятном, столь притягивавшим и манящим.

Когда я устал, а это случилось довольно быстро, инициативу в нашем совместном плавании в бурном сексуальном потоке взяла Надежда. И я впервые в жизни ощутил, сколько удовольствия может доставить опытная в этих делах женщина мужчине. Особенно когда делает это со страстью и желанием.

Прошло не меньше часа, а скорее всего, гораздо больше, когда мы, совершенно измотанные, лежали на большой кровати в комнате, которая служила Надежде спальней.

Надя оторвала голову от подушки, положила ее мне на грудь и, глядя куда-то в сторону, спросила:

– Тебе действительно понравилось?

В ответ я тяжело вздохнул и крепко обнял ее. В молчании мы пролежали еще несколько минут.

– Хочешь что-нибудь выпить? – спросила Надя.

– Умираю от жажды, – признался я. – Если можно, джин с тоником.

Она улыбнулась, поцеловала меня в щеку, встала и, накинув халат, вышла в зал. Вернулась она с двумя стаканами прозрачного шипучего напитка. Я мгновенно осушил свой и удовлетворенно откинулся на подушку.

В этот момент в зале раздался телефонный звонок. Надежда ненавидящим взглядом посмотрела на телефон.

– Господи, как мне все это надоело!

Однако многолетняя путилинская муштра не могла не дать свои результаты. Тяжело вздохнув, Надя поставила свой стакан с джином на прикроватную тумбочку и пошла в зал, через минуту вернулась, держа в руках трубку радиотелефона.

– Это тебя.

Я удивленно посмотрел на нее.

– Звонит Путилин. Он сообщил, что еще одна девушка не вышла на работу.

Я взял трубку.

– Да.

– Владимир Александрович, – узнал я знакомый голос, – случилось ЧП. Еще одна девушка не вышла на работу. Срок ее отсутствия приближается к неделе.

– Что заставляет подозревать вас что-то серьезное?

– Мои люди уже проверили ее квартиру и переговорили с соседями. Она отсутствует дома уже неделю. Последний раз ее видели с каким-то молодым человеком. Соседка случайно услышала, что она назвала его Вадимом.

– Этот Вадим значился в клиентах клуба?

– Да. Я просмотрел книгу посещений. У этой девушки, ее зовут Светлана Улитина, два раза подряд, с разрывом в три дня, был среди клиентов некий Вадим, гость члена нашего клуба по фамилии Литовченко.

– Хорошо. Я сейчас выезжаю, – сказал я и отключил связь.

– Надя, у этой Светланы Улитиной есть родители в городе? – спросил я, кладя трубку на тумбочку.

– Нет. У нее только мать, алкоголичка. Сейчас лечится в платной клинике за счет Светы.

– А кто такой Литовченко? Путилин сказал, что это член клуба.

– Да, так оно и есть, – ответила Надежда, присаживаясь на кровать. – Бизнесмен, владелец нескольких магазинов, торгующих женской одеждой. Не ручаюсь за точность, но поговаривают, что он голубой. Он один из тех, кто обычно приходит в клуб со своими гостями. Как правило, это молодые люди приятной наружности. Самое интересное то, что многие эти юноши втайне от него посещают девочек.

– Что ж, придется им заняться, – сказал я, вставая с кровати. – Я еду в клуб.

– Тебя подвезти?

– Нет, спасибо. Отдыхай, я возьму такси.

ГЛАВА 9

Вечером этого дня мы сидели в гостинице «Славия» на пятом этаже в номере, где остановился господин Субботин. В одной из комнат его апартаментов размещался импровизированный штаб, куда являлись люди, работавшие в его группе. Кроме него, в комнате сидели я, майор Дынин и еще несколько оперативников.

– Вот то, что удалось выяснить, – сказал я, глядя в свою записную книжку. – Литовченко Геннадий Васильевич, предприниматель, владелец пяти магазинов модной женской одежды, член клуба «Помпей» с момента его основания. Сексуальная ориентация нестандартна.

– Попросту говоря, пидор-рас, – рубанул с плеча Дынин. – И не хрена тут либеральничать.

– Что же тогда делает этот человек в мужском клубе? – с усмешкой спросил Субботин.

– Дело в том, что клуб «Помпей» не только место для мужских развлечений. Он служит еще и местом встреч деловых людей. Литовченко к таковым несомненно относится. Кроме этого, в клубе прекрасный ресторан, привлекающий гурманов. По статистическим данным, Литовченко приводит в клуб самое большое количество гостей. В основном молодых людей приятной наружности.

– Оно и понятно. Было бы странно, если бы гомик приходил в мужской клуб с женщиной, – заметил Субботин. – С таким же успехом мы с вами могли бы прийти в женский монастырь.

– При этом, – продолжил я, – как сообщила мне администрация клуба, было так, что молодые люди, получив статус гостя, забывали о сексуальных пристрастиях Литовченко и прямиком устремлялись к проституткам на третий этаж. Говоря, видимо, при этом, что они идут в массажный салон.

– Сам Литовченко посещает массажный салон?

– Да. Но пользуется услугами только мужчин-массажистов.

Присутствующие громко заржали.

– Однако подобные измены были достаточно редки и скорее являлись исключением. Таковым явился и последний случай, когда гость Литовченко по имени Вадим воспользовался услугами той самой Светланы Улитиной, которая пропала. Наша служба безопасности провела определенную работу. Выяснилось, что Светлана была последний раз дома неделю назад вместе с молодым человеком, который по описанию схож с гостем Литовченко и которого также зовут Вадим. Соседка подслушала их разговор на лестничной клетке, когда они, будучи подшофе, долго не могли открыть дверь. С того времени девушка дома больше не появлялась. Не появлялся в клубе и этот человек.

– Майор Дынин! – скомандовал Субботин. – Завтра же вызовите свидетелей, видевших молодого человека, и составьте фоторобот. Раздайте его всем оперативным сотрудникам. Кроме этого, раздайте фотографию девушки. Оповестите патрульно-постовую службу на предмет обнаружения и задержания девушки и этого мужчины. С сегодняшнего вечера устанавливается постоянное наружное наблюдение за Литовченко. Необходимо выяснить все его связи. Если этот человек является организатором и главарем всей группы, то у него должно быть еще несколько помощников. Владимир Александрович, докладывайте нам каждый день о том, с кем он появляется в клубе и чем занимаются его гости.

– Хорошо, – сказал я. – Кстати, что дал обход массажных салонов и центров аэробики?

– Пока немногое. Мы старались работать аккуратно. По предварительным данным, составлен список аж из пятидесяти девушек, которые работали в этих организациях и без видимых причин покинули их. Лейтенант Шевчук! – обратился Субботин к одному из оперативников. – Когда получите фотографию Улитиной, обойдите все рестораны и бары, осторожно показывайте ее швейцарам, метрдотелям, официантам. Может быть, кто-то видел ее в прошедшую неделю. Все остальные резервы пустить на разработку списка из пятидесяти фамилий. Времени у нас мало, работы много. Как нам почти доподлинно известно, преступникам хватает обычно двух недель, для того чтобы медикаментозно обработать девушку и подготовить ее для отправки за границу. Лысаков! – обратился он к еще одному оперативнику. – Попытайтесь выяснить по своим каналам, кто из иностранцев сейчас гостит или находится с рабочим визитом в этом городе.

– Слушайте, а может быть, взять этого Литовченко за муды и прозвонить его как следует в нашем управлении? – подал изящную идею Дынин.

– Пока этого делать нельзя. Слишком мало данных, – возразил Субботин. – Не исключено, что девушка объявится и все это окажется ложной тревогой.

– Вам виднее, конечно, – сказал Дынин.

– Думаю, день-два в запасе у нас есть, – подытожил Субботин. – Все, на сегодня закончим. Завтра встречаемся по оперативной необходимости. Итоговый сбор здесь в семь вечера.

Мы все поднялись и отправились каждый по своим делам. Дынин подбросил меня на машине до клуба.

– Пока! – крикнул он мне на прощание. – Давай, не забухай там! А то по пьяни выдашь все наши тайны.

Вечер в ресторане был в самом разгаре. Уже играл оркестр, и публики было много. Я уселся на указанный метрдотелем Сергеем Альбертовичем столик в глубине зала. Подошедшему официанту я заказал котлеты по-киевски, салат из морской капусты и маленькую бутылку виски. Пока жарили котлеты, я, расправляясь с салатом, наблюдал за происходящим. Почти все столики были заполнены, люди о чем-то оживленно разговаривали.

Где-то в половине девятого в зал вышел хозяин клуба Иван Путилин. Он подошел к стойке бара и поприветствовал сидевших там людей. Потом прошел по залу, то и дело останавливаясь то около одного, то около другого столика. Наконец он подошел ко мне и с улыбкой произнес:

– Литовченко еще нет. Как только он появится, вам немедленно сообщат.

Я уже приканчивал котлеты, как в зале появились двое гостей. Один был пожилым, коренастым, широкогрудым, с редкими седыми волосами на голове. На нем был светлый костюм, сиреневая рубашка и платок на шее. На его спутнике, молодом человеке, был костюм, одетый прямо на белую футболку.

Сразу же после их появления ко мне подошел Сергей Альбертович и сказал:

– Обратите внимание на только что прибывшую пару. Тот, что постарше, – господин Литовченко.

Я кивнул в знак того, что принял информацию к сведению. В течение последующего времени я пытался, особо не привлекая внимания, наблюдать за пришедшей парой. В своей жизни я имел немало дел с гомосексуалистами, и эти ничем не отличались от остальных. Типичная пара, где более пожилой, «папик», наверняка доминировал. Хотя для гомосексуалиста господин Литовченко слишком часто менял своих партнеров, разочаровываясь в них. Как правило, голубым все же свойственно большее постоянство в своих симпатиях.

За этими размышлениями я уговорил маленькую бутылочку «Джонни Уокера» и заказал себе еще одну вместе с пиццей. Выпив первый стакан виски, я закурил и задумчиво оглядел зал ресторана.

Многих сидящих здесь я уже знал. Я увидел своего знакомого Анатолия Исаевича. Он сидел за столом с какими-то молодыми людьми, слушая их рассказ с широко раскрытыми глазами. На своем привычном месте, перед картиной с морским пейзажем, сидел господин Шагян. На этот раз он сидел не один, а с уже знакомой мне Мариной Мамонтовой. Видимо, старик совсем потерял голову, если приперся сюда с бывшей проституткой этого же клуба, которая моложе его лет на тридцать пять. Шагян в обычной своей неторопливой манере пережевывал пищу. Его спутница напротив оживленно о чем-то болтала.

Я снова перевел взгляд на господина Литовченко и его молодого бойфренда. Он положил руку на руку своего партнера и осторожно, нежно поглаживал ее. «Господи, воистину бордель!» – подумал я. Мне захотелось уйти, но этого делать было нельзя, так как это была работа.

К счастью, долго наблюдать мне не пришлось. Парочка посидела и, заплатив за ужин, покинула клуб, тут же попав, видимо, в поле зрения оперативников Субботина.

Я допил свое виски и также отчалил домой, поймав такси. Я уже собирался спать, когда позвонил Дынин.

– Вовка, в общем... Этот педик снова был в клубе?

– Да, я видел его в ресторане.

– Так вот, если тебя интересует, то он сейчас с каким-то пацаном заперся у себя в хате и погасил свет.

– Спасибо, Дима, теперь я засну спокойно.

Дынин не понял моей иронии и, что-то буркнув, положил трубку.

Следующий день не предвещал ничего необычного. Вся информация стала поступать только после обеда. Я был в клубе, когда Путилину позвонил Дынин и сообщил, что Субботин принял решение брать Литовченко. Я срочно выехал в управление, где меня встретил тот же Дынин.

– В общем, так. Мы пасли его уже около полутора суток, и за это время никого, кроме этого пацана, не было. Парень, фоторобот которого мы составили, и близко не появлялся около него. Несмотря на то что все посты на выезде из города предупреждены, никаких результатов пока нет. Поэтому было принято решение взять Литовченко и попробовать его расколоть здесь. Взяли его тихо, без шума, никто и не знает, где он.

– И что? Удалось что-нибудь из него вытянуть?

– Пока нет. Им Субботин лично занимается.

– Можно ли мне поприсутствовать на допросе? – спросил я.

– Думаю, да. Пойдем сядем в соседней комнате, там все прекрасно слышно.

Мы вошли в помещение, в котором было широкое мутное окно. Это было стекло одностороннего видения. Через него обычно свидетели опознавали преступников. Беседующие в соседней комнате Субботин и Литовченко нас не видели и не слышали. Из разговора я понял, что беседа только что началась.

– А я вам говорю, что без своего адвоката я беседовать с вами не намерен.

– У вас будет возможность вызвать адвоката. Однако, если вам скрывать нечего, вы и сейчас можете со мной поговорить. Повторяю вам, что мы никаких обвинений не предъявляем. Но если вы будете упорствовать, мы найдем способ задержать вас на несколько суток.

– Что вас, черт возьми, интересует?

– Меня прежде всего интересует круг людей, которых вы приводили в клуб «Помпей».

– Это мое личное дело! – гордо посмотрел на следователя Литовченко, поправив свой платок на шее. – Я сам решаю, с кем мне проводить время и кого мне приводить в клуб.

– Да, конечно. Однако ваши молодые люди часто имели обыкновение покидать вас для того, чтобы воспользоваться услугами проституток.

– Ну и что? В конце концов, это их личное дело.

– А то, что после этого многие из них пропадали неизвестно куда.

– А это уже личное дело проституток.

– Не совсем. С некоторого времени это стало делом правоохранительных органов. Одну из этих девушек недавно нашли. Она была продана в рабство заграничному богачу, при этом ее с помощью наркотических средств довели до полудебильного состояния. У нее серьезные провалы в памяти, расстройство психики. Она сейчас проходит лечение в одной из московских клиник.

Сидевший вполоборота к следователю Литовченко уставился на собеседника пораженным взглядом. Несколько секунд он разглядывал Субботина, как будто пытался определить, насколько серьезно он говорит. Потом наклонил голову и сказал:

– Конечно, то, что вы рассказываете, ужасно. Но эти бабы сами не знают, что хотят. И если они попадают туда, то по своей вине. К тому же я не имею к этому никакого отношения! И с чего вы взяли, что к этому причастны мои знакомые?! Большинство из них, между прочим, не имеет к женщинам серьезных пристрастий. Вы и сами это наверняка понимаете, судя по вашим недвусмысленным намекам, которые вы позволили себе в начале нашей беседы.

– Меня и интересует меньшинство ваших знакомых, которые общались с проститутками. Вот, например, совсем недавно, вы появились в «Помпее» с молодым человеком, который, в то время когда вы были заняты в массажном салоне, отправился на третий этаж и там познакомился с девушкой по имени Светлана Улитина. Эта связь продолжилась и вне клуба, что кончилось для девушки, по всей вероятности, плачевно. Она уже больше недели не появляется ни в клубе, ни у себя дома. Об этом говорит опрос ее соседей. Последний раз ее видели в обществе вашего знакомого по имени Вадим. Я думаю, в ваших интересах сообщить фамилию этого человека и место, где его можно найти.

Литовченко развернулся к Субботину всем корпусом и, положив холеные руки на стол, стал рассматривать свои аккуратно постриженные ногти. Потом, видимо, приняв решение, наконец посмотрел на Субботина в упор и сказал:

– Все дело в том, что я практически не знаю этого человека. Мне он представился Вадимом Скворцовым и даже показал какие-то документы.

– Где вы с ним познакомились?

– Месяц назад он явился ко мне в офис и сообщил, что у него есть возможность поставки недорогого, но очень качественного женского белья из Германии. Условия и предполагаемый ассортимент были не самыми лучшими, но вполне сносными. Впрочем, с подобными предложениями ко мне обращаются постоянно толпами. И я не придал его визиту серьезного значения, отложив это дело в дальний ящик. Через некоторое время, приблизительно десять дней спустя, он явился снова, уже с другим предложением. На этот раз шла речь о поставках из Голландии через Москву. Беседа наша была более долгой, и в человеческом плане Вадим произвел на меня, во всяком случае, тогда, – Литовченко снова посмотрел на свои ногти, – неплохое впечатление. Что же касается его предложения, то оно также было более интересным, чем в первый раз. Третий раз он появился у меня десять дней назад с бутылкой коньяка. Мы совсем немного говорили о делах. За рюмкой коньяка гораздо лучше говорить о жизни. Молодой человек нравился мне все больше и больше. Мне импонировали его вежливость, тактичность, изящная манера одеваться, тонкое остроумие... Еще во время своего второго визита Вадим делал мне прозрачные намеки на нашу возможную встречу не только в качестве бизнес-партнеров. А за коньяком он делал уже откровенные реверансы в мою сторону. И мне казалось, что я ему тоже нравлюсь.

При этих словах Литовченко снова гордо поднял голову и изящным жестом поправил платок на шее. Дынин, находящийся по эту сторону перегородки, сплюнул:

– Тьфу, бл...дь, пидор!

– В общем, было решено отметить нашу встречу где-нибудь в шикарном месте, – продолжил тем временем свой рассказ Литовченко. – И мы отправились в «Помпей».

– Кто первым предложил поехать в этот клуб?

– Мне сложно вспомнить точно, но, по-моему, я. Дело в том, что в клубе «Помпей» меня привлекают две вещи: изысканная кухня и его статус. Это мужской клуб...

– Блин, ну и аргумент, – прокомментировал Дынин.

– ...и обычно женщин там не бывает. К тому же это единственное место, где соблюдается идеальнейший порядок. За все время, что я посещаю этот клуб, не произошло ни одного скандала. Надо отдать должное его хозяину, Ивану Алексеевичу Путилину. Он всегда элегантно выглядит и прекрасно ведет свое дело. Всем этим молодым вертихвостам, без пяти минут бизнесменам, надо поучиться у него!.. Так вот, всех своих достойных бизнес-партнеров я вожу в это респектабельное заведение. Не исключением был и этот молодой человек. Мы прекрасно провели вечер за ужином. Потом он сказал, что слышал о наличии в этом клубе еще каких-то увеселительных заведений. Я ответил, что есть прекрасный массажный салон и что мы можем отправиться именно туда. У меня и в мыслях не было, что его могут интересовать и другие услуги, предоставляемые в клубе... Мы поднялись на второй этаж. Там мало мужчин-массажистов, но подозреваю, что специально для меня и моих гостей держат двоих. Поскольку процедуры мы проходили в разных отсеках, то вынуждены были расстаться... Вот, собственно, и все. С тех пор я этого молодого человека больше не видел. Позже я спросил массажиста, который занимался с ним. Тот ответил, что Вадим перед самым началом процедур извинился, сказал, что передумал, оделся и покинул помещение.

– Он оставил какие-нибудь визитки или еще что-нибудь наподобие?

– В бумажнике, который вы у меня отобрали во время задержания, есть его визитка. Однако, если вы будете звонить по телефону, который на ней оставлен, вы рискуете нарваться на пустоту или на человека, который абсолютно не поймет вас. Я выяснил, что это телефон номера гостиницы «Колос». Раньше там была какая-то фирма, которая давно уже покинула это место. Я проявил настойчивость и нашел эту фирму. Мне сообщили, что никакого Скворцова Вадима Михайловича там не знают и человек с подобной фамилией никогда у них не работал. По всей вероятности, молодой человек оказался проходимцем, которому я был необходим для проникновения в клуб, а может быть, и для совершения чего-то большего.

При этих словах Литовченко посмотрел на Субботина широко раскрытыми глазами, явно на что-то намекая. Для меня так и осталось загадкой, что он имел в виду.

Субботин положил на стол фоторобот, сделанный на основе показаний свидетелей.

– Вы узнаете этого человека?

Литовченко вынул из кармана очки и внимательно посмотрел на листок бумаги.

– Узнать сложно, но все-таки, наверное, можно утверждать, что это человек, который представился мне Вадимом Скворцовым.

– Как думаешь, Вовка? – спросил меня Дынин. – Брешет или правду говорит?

– Кто ж его знает, – ответил я. – Но если брешет, то очень искусно. Чем больше я занимаюсь этим делом, тем больше убеждаюсь, что преступники весьма опытные и осторожные. И вряд ли они стали бы светиться таким образом, как засветился этот Литовченко. Скорее он похож на педального коня, верхом на котором они проникли в клуб. Если организатор и является членом клуба, то это человек, на которого подумаешь в самую последнюю очередь... Кстати, как идут поиски химика?

– Пока никак. Наши люди пытаются работать с учебными заведениями, где есть химические лаборатории. Но чтобы не спугнуть птичку, работаем только через знакомых людей, тех, кто, сотрудничая с нами, держал бы язык за зубами.

– Да-да, – задумчиво произнес я. – А времени остается все меньше.

– Думаешь, уже увезли девчонку? – отрывисто спросил Дынин.

– Все может быть.

Я подумал, что из Литовченко большего выжать не удастся. Это битая карта и ложный ход. Самым разумным для Субботина будет сейчас отпустить его и попросить держать язык за зубами в ближайшую неделю.

Мы с Дыниным вышли из комнаты и пошли по коридору.

– Ты куда сейчас, Вовка?

– Домой, наверное. Похоже, вся надежда сейчас на ваших оперативников.

– Да, ребята пашут р-рогом!

– Может быть, что-то путное и нароют, – задумчиво произнес я. – Отвезешь меня домой?

– Поехали.

Был уже поздний вечер. Мы молча проехали несколько перекрестков. Похоже, Дынина, так же как и меня, угнетала создавшаяся ситуация. В этом следствии была задействована большая группа людей, которые работали в весьма напряженном режиме. Перелопачивались большие объемы информации. Ежедневно оперативники беседовали с кучей народа. Однако ничего серьезного накопать пока не удалось. Оставалось только ждать оплошностей, которые могут допустить члены преступной группы.

Дынин остановился на красный свет и стал нервно постукивать пальцами по рулю. И тут мне вдруг расхотелось ехать домой. Мне непреодолимо захотелось поехать совершенно в другое место.

– Дмитрий, я передумал.

– Чего? – спросил Дынин, оторвавшись от своих мыслей.

– Я говорю, что передумал. Вези меня в другое место. Это по пути.

– А чего там такое?

– Так, поговорить надо с одним человеком.

– По делу?

– Да. Очень важный разговор.

Дынин резко стартанул с места и вырвался на правую полосу, подрезав путь ехавшей сзади машине. Через десять минут мы въехали в нужный мне двор. Как только я заметил стоявший около подъезда темно-зеленый «Опель Астра», у меня стало радостно на душе.

– Все, приехали, – удовлетворенно сказал я. – Давай, завтра созвонимся.

Дынин махнул мне рукой. Я поднялся на пятый этаж и с замиранием сердца позвонил в дверь. Через несколько секунд она открылась. На пороге все в том же цветастом шелковом халате стояла хозяйка квартиры. Я молча стал топтаться на месте.

– Извини, я без звонка, ехал мимо.

Надя улыбнулась, схватила меня за руку и потянула внутрь квартиры.

– Я сама не так давно вернулась и звонила тебе уже два раза.

Я с остервенением заявил своему внутреннему голосу, что даже если она и соврала, то все равно мне очень, очень приятно.

Мы проболтали весь вечер и половину ночи, попивая из мелких рюмок настоящий армянский коньяк. Часы показывали три пятнадцать, когда я завершал свой очередной длинный монолог о женщинах и их роли в формировании мужского счастья. Окончив свою очередную длинную фразу, я вдруг заметил, что моя собеседница мирно посапывает на диване.

Я понял, что несколько перебрал в риторике, аккуратно поднял Надю на руки и, стараясь не сильно шататься, поскольку коньяка тоже перебрал, донес до спальни, положил на кровать и укрыл одеялом. Сам же отправился в ванную, где принял теплый, расслабляющий душ. Затем я вернулся в спальню и, понаблюдав несколько секунд за спящей женщиной, аккуратно, стараясь не потревожить ее, пристроился рядом.

Закрыв глаза, я тихо погрузился в сон.

ГЛАВА 10

Широкий луч прожектора мелькал по большому бассейну, выхватывая отдельные сцены безудержного веселья. Музыка нарастала, усиливалась, словно подстегивая само веселье. Я стоял на краю бассейна, следя за мельканием луча.

Столы с напитками и угощениями были установлены прямо на воде. Повсюду раздавались веселые выкрики и женское повизгивание. Вот луч прожектора осветил пожилого пузатого мужчину, который лежал на матраце, обхватив за талию двух молоденьких голых женщин. Одна из них кормила его ножкой курицы, вторая поглаживала пузо, которое, видимо, было для него главной эрогенной зоной.

Луч переместился, и я увидел господина Шагяна, который сосредоточенно обедал, даже не пытаясь прислушаться к тому, что говорила ему его молодая собеседница. Она болтала без умолку, и глаза ее излучали безудержную радость.

В поле моего зрения попал господин Литовченко со своим новым молодым бизнес-партнером. Литовченко перевесился через стол в направлении молодого человека и, страстно глядя ему в глаза, держал его руку в своих ладонях и ласково ее поглаживал. Молодой человек при этом равнодушно отвернулся в сторону, устремляя свой взгляд на медленно идущих по воде официанток и проституток, которые обслуживали клиентов прямо в бассейне.

В свете луча появился вальяжно шагающий по бассейну Путилин. Его уже погрузневшее, но все еще мускулистое и подтянутое тело поблескивало от окатывавших его брызг. Он был в плавках, руки держал сцепленными за спиной. Босс шел между столами, раздавая дежурные улыбки и здороваясь с веселящимися. Однако взгляд его был напряженным, его что-то настораживало, словно он что-то искал и никак не мог найти.

Неожиданно я заметил, как к краю бассейна приблизился молодой человек, который увлекал за собой девушку. Он крутился вокруг нее, обходя то с одной, то с другой стороны. Девушка, повинуясь его движениям, медленно приближалась к бортику бассейна. После чего оба поднялись по кафельным ступенькам и вышли из воды. Мужчина, держа девушку за руку и талию, уводил ее прочь в темноту. Наконец парочка совершенно скрылась из вида.

Я не совсем понимал, зачем мужчина это сделал, поскольку проституток можно было пользовать прямо в воде. Однако его пример оказался заразителен – из бассейна вышла еще одна парочка. Еще один молодой человек увел другую девушку. Они вышли на другом краю бассейна и также скрылись в темноте. Наконец, когда из бассейна вышла четвертая пара, я отправился вслед за ней.

Ненадолго парочка скрылась из вида, но я упорно шел в том направлении, в котором она удалилась. Когда я уже почти ничего не различал в темноте, неожиданно увидел очертания какого-то домика. Обойдя его, я отыскал дверь. Она была не заперта, я открыл ее и заглянул внутрь.

Моему изумленному взору предстал маленький, хорошо освещенный бассейн, в котором плескались двое, мужчина и женщина. В мужчине я узнал Александра Бауэра. Он нежно держал в своих руках бултыхающуюся в воде Наталью Костенко. Что-то неестественное показалось мне в движениях обоих. Бауэр держал Наталью на вытянутых руках и почти не двигался. Наталья же, наоборот, активно мотала руками и ногами. Все ее движения напомнили мне заведенную механическую куклу.

Наконец, продолжая барахтаться, они развернулись в воде, и я похолодел от ужаса. Я увидел, что Бауэр мертв. В его виске, скрытом доселе от меня, виднелась огнестрельная рана, из которой тонкой струйкой вытекала кровь. Бауэр смотрел на девушку бесцветными неживыми глазами. В эту секунду его руки разжались, он отпустил Наталью и, накренившись, стал погружаться на дно.

Наталья неуклюже стала барахтаться в воде, стараясь удержаться на поверхности. Постепенно она начала захлебываться, однако на ее лице не отразилось ни тени страха, а продолжала блуждать радостная улыбка. Я был совершенно уверен, что она вот-вот может утонуть. Я упал на колени на край бассейна и, вытянув руку, ухватил девушку за волосы и потащил к себе, перехватив по пути под мышки.

Вытащив Наталью на сушу, я заглянул ей в лицо и поразился, насколько бессмысленным и ничего не понимающим был ее взгляд. Впечатление усиливала глупая улыбка. Меня вдруг охватил дикий страх. Я выбежал из домика, и изо всех сил побежал на звуки играющего оркестра, и скоро очутился у большого бассейна. Оркестр орал нестерпимо громко. Я пытался крикнуть о том, что я увидел, но меня никто не слышал. Я искал глазами Путилина, но луч прожектора почему-то не выхватывал его.

Неожиданно прожектор сфокусировался на краю бассейна, где стоял одетый в черный костюм крючконосый Анатолий Исаевич. Руки у него были засунуты в карманы брюк, а на лице блуждала ухмылка.

Я что есть силы закричал, обращаясь к нему. К моему удивлению, он услышал крик и поднял на меня насмешливые глаза. Я кричал о том, что увидел в домике недалеко от бассейна, об убитом Бауэре, о сумасшедшем взгляде Натальи и ее поведении, которое напоминало заведенную куклу.

По мере того как я кричал, Анатолий Исаевич улыбался все больше и больше и наконец сказал фразу, которую я почему-то, несмотря на гром оркестра, явственно услышал:

– Не волнуйтесь. Так надо. Они счастливы. Оба.

Я сделал шаг к нему навстречу и, поскользнувшись, упал в воду.

Я вскочил и сел на кровати, весь покрытый холодным потом, и уставился ошарашенными глазами прямо перед собой. На мое плечо легла мягкая прохладная ладонь.

– Что с тобой? Что-нибудь плохое приснилось? – ласково спросила Надя.

– Да.

– Что?

– То, чего я не ожидал. В общем, всякая чепуха.

Я посмотрел на настенные часы, висящие над дверью в спальню. Время было семь двадцать утра. Встав с постели, я отправился в душ. Холодная вода слегка успокоила мою нервную систему и привела мысли в порядок.

Выйдя из душа, я обнаружил, что Надежда уже собралась.

– Извини, мне пора на работу.

– Да-да, я сейчас, быстро, – сказал я и пошел одеваться.

Через десять минут мы уже выходили из подъезда.

– Тебя подбросить домой или ты поедешь в клуб? – спросила Надя, заводя мотор своего «Опеля».

– Нет, у меня сейчас другой маршрут. Если у тебя есть время, отвези меня в гостиницу «Колос».

Надежда удивилась, но ничего не сказала. Высаживая меня у гостиницы, она спросила:

– Я сегодня на сутки. Позвонишь мне завтра утром, если не увидимся сегодня?

– Конечно, – и, поцеловав ее в щеку, я вышел из машины.

Субботин уже был на ногах и, только что побрившись, собирался идти завтракать в ресторан. Я присоединился к нему.

– Что вас привело в такую рань? – спросил он, проглотив первую порцию заказанных нами котлет.

– Я подумал, что, поскольку нам не удается пока захватить людей из основной группы, есть смысл попробовать перебросить усилия на поиски химика.

– Поиски мы ведем, – сказал Субботин, – но они пока тоже не дают серьезных результатов. Формируется список людей, которые занимались подобными исследованиями.

– Это все хорошо. Но если попробовать подойти с другой стороны? Навряд ли химик непосредственно задействован в похищениях. Он лишь продает порции этого препарата и за это получает деньги. Остальное его, скорее всего, не интересует. Почему бы в таком случае не предположить, что этот же порошок он может продавать еще кому-то?

– Кому? – спросил, отрываясь от процесса поглощения пищи, Субботин.

– Например, молодежи. Для повышения ее сексуальной активности. Ведь это наркотическое средство может потреблять кто угодно. Диапазон его применения пока неизвестен. Насколько я знаю, среди молодежи популярны секс-стимуляторы типа экстази. Но экстази довольно дорогой наркотик, а препарат химика наверняка дешевле, поскольку отсутствуют какие бы то ни было накладные расходы.

– Что вы предлагаете? – спросил Субботин, окончательно перестав жевать.

– Может быть, есть смысл вашим оперативникам потрясти дискотеки и прочие молодежные тусовки?

– Что ж, это идея. И ею надо заняться немедленно.

– А что с Литовченко?

– Пришлось отпустить, предупредив, чтобы он молчал о нашем разговоре.

В районе девяти в номере Субботина стали собираться сотрудники его группы. Появился и Дынин. Субботин тут же дал задание своим подчиненным прошерстить дискотеки. Был утвержден план действий на сегодняшний вечер. Каждый из оперативников должен был задействовать всю имеющуюся у него агентуру среди молодежи для решения поставленной задачи.

После обеда у Субботина снова собралось совещание. Двое оперативников сообщили о том, что работавшие на них информаторы подтвердили, что на молодежных тусовках появилось в ходу новое средство, серьезным образом повышающее половую активность. При этом средство было достаточно универсально – его можно было применять по-разному. Продается оно в гранулах, которые можно растолочь и ввести себе внутривенно или внутримышечно. При желании можно было растворить содержимое в воде и принять внутрь. В этом случае эффективность препарата была меньше.

Почувствовав приближающуюся удачу, Субботин перебросил все имеющиеся людские ресурсы на поимку людей, продающих наркотики.

– Чем скорее мы это сделаем, – произнес он под конец планерки, – тем быстрее выйдем на химика. Он же выведет нас на банду, которую мы ищем.

В шесть часов вечера мы с Дыниным сидели у него в кабинете, просматривая список молодежных мероприятий по городу на сегодняшний день. Должно было состояться пять дискотек в различных молодежных клубах. Кроме этого, готовилось несколько облав в наркотических притонах.

Через два часа стала поступать первая информация. К десяти информация пошла потоком. Однако ничего обнадеживающего не произошло. Облавы в притонах привели к задержанию нескольких разыскиваемых лиц и изъятию небольших доз известных наркотиков – марихуаны, гашиша, героина.

Дискотеки еще продолжались, но, кроме двух драк, никаких других инцидентов там зафиксировано не было.

В одиннадцать мы с Дыниным нервно курили. Он только что вернулся от Субботина и ничего нового мне не сообщил. Наше молчание прервал телефонный звонок. Майор загасил окурок в пепельнице и поднял трубку.

– Алле... Да ну?! Где? Понятно. А много у него было?... Давай вези его сюда, я с ним сам поговорю!

Дынин положил трубку и помпезно заявил:

– Попался! Кажется, наш клиент.

– Какие основания для подобных выводов?

– Наши стукачки на него показали, что он сдавал наркоту для секса. Ребята его аккуратно в сторонке зажали, а при нем приличная доза порошка. Медицинского названия сам не знает, называют по-разному: то «веселушка», то «трахушка», то просто «трах». Сейчас его привезут.

И действительно, через пятнадцать минут в управление был доставлен молодой человек субтильного телосложения со светлыми волосами, заплетенными сзади в косичку. На этом радостные события не кончились. Следом за ним привезли еще одного. Он был постарше, высокий, крепкий, одетый в джинсовый костюм.

Дынин подошел к Субботину и сказал:

– Дайте их мне.

– Бери, только не переусердствуй.

– Ничего, у меня и не такие заговаривали. Начну с того, белобрысого. Через полчаса он у меня в таком сексуальном экстазе забьется, что как миленький все выложит.

К Дынину в кабинет завели пацана. Я задумчиво глянул на него и вышел в коридор. Допросы обоих продолжались целый час. К моему удивлению, из белобрысого выжать ничего не удалось, он был просто «шестеркой» парня в джинсовой куртке. Именно крепыш поставлял белобрысому порошок.

Дынин уже вдвоем с Субботиным взяли его в оборот. Через полчаса появились результаты. Дынин вышел из кабинета и, вытирая платком пот с шеи, сказал:

– В общем, так... Химик, похоже, нам известен. Он назвал фамилию и имя. Сейчас через справочную выяснят адрес. Некто Семенов Григорий Петрович, работает преподавателем технологии химического производства в технологическом колледже. Сам парень – студент этого колледжа. В общем, сейчас поедем брать.

Мы увидели приближающегося к нам по коридору Субботина.

– Майор Дынин! Бери оперативников и на выезд! Вот адрес, по которому проживает Семенов.

Дынин зашел в кабинет, взял пиджак и снова вышел в коридор.

– Я с вами, – сказал я.

Через двадцать минут «уазик» остановился у обычной хрущевской пятиэтажки на улице Высокой. Дом находился на окраине городского парка. Дынин с двумя сотрудниками вышел из машины и сказал мне:

– Лучше здесь подожди. Мало ли что там может быть.

И группа из трех человек скрылась в подъезде. Я же остался сидеть в машине рядом с водителем. Ночь была тихая, и мне показалось, что из парка слышалось пение соловья.

Я вышел из машины, закурил и представил себе, как Дынин сейчас солирует при аресте химика Семенова. Прошло десять минут, и вдруг неожиданно раздался грохот разбитого оконного стекла. Вслед за этим послышались крики, и недалеко от меня приземлился мужчина, выпрыгнувший из окна второго этажа.

Вскочив на ноги, он что есть силы побежал в направлении городского парка. Шофер выскочил из «уазика», заорал:

– Стоять! – и выстрелил в воздух.

Неожиданно для меня мужчина развернулся и выстрелил в ответ. Пуля пробила ветровое стекло автомобиля.

Спустя несколько секунд из подъезда выбежали Дынин и двое оперативников.

– Куда он побежал? – спросил на бегу Дынин.

Я указал пальцем направление. Милиционеры бросились вслед убегающему, тень которого мелькала между деревьями в парке. Через минуту-другую снова раздались выстрелы. Я в замешательстве стоял около машины, глядя то в направлении погони, то на высаженную раму второго этажа.

Похоже, впопыхах Дынин не успел вычислить этаж квартиры и поставить людей внизу на всякий случай. В голове майора, видимо, витал образ субтильного ученого с бородкой и в пенсне, погруженного в свои формулы. Он же оказался весьма проворным малым.

Из парка прибежал шофер и, схватив рацию, поднял всеобщую тревогу, дав команду оцепить территорию городского парка. Через несколько минут до меня донесся вой милицейской сирены. Началась операция по блокированию горпарка.

На место происшествия приехал и Субботин. Я вкратце объяснил ему суть случившегося. Субботин сплюнул и громко выругался.

К этому времени из парка к нам присоединился Дынин. Следователь лишь зло взглянул на него, но ничего не сказал. Дмитрий выглядел совершенно убитым. После такого напряженного поиска вдруг выпала удача, но увы... Похоже, какой-то злой рок висел над этим делом.

Нашли Наталью Костенко в Германии, но выяснить истину помешала смерть Бауэра. Вычислили химика, но он сбежал.

Я, Субботин и Дынин уселись в кабину «уазика» и закурили. Субботин после некоторой паузы произнес:

– Ситуация критическая. Если сейчас не поймаем химика, он точно предупредит всю банду. И тогда – все, дело можно будет закрывать.

Дынин выбросил в окно едва начатую сигарету и, схватившись руками за свою лысую голову, стал активно тереть лоб.

– У меня есть одна идея, – сказал я. – Я не хотел решаться на это до последнего момента. Но сейчас, видимо, такая ситуация, что надо идти ва-банк. Получится – так получится, не получится – так и так дело может накрыться. Времени у нас немного. Отвезите меня в клуб «Помпей».

– Что за идея? – спросил Субботин.

– По дороге объясню.

Субботин размышлял несколько секунд, потом резко вышел из «уазика». Я последовал за ним. Мы сели в подъехавшие милицейские «Жигули».

– Клуб «Помпей», быстро! – скомандовал он водителю.

И, развернувшись ко мне вполоборота на заднем сиденье, приготовился слушать.

За квартал до клуба машина остановилась. Субботин сидел в неподвижной задумчивости.

– Ну, бог с ним! Хотя то, что вы мне рассказали, конечно, весьма необычно, но другого шанса у нас нет. Будь что будет. Перед разговором еще раз убедитесь, что запись идет нормально.

– Хорошо, – сказал я и, выйдя из машины, направился к дверям клуба.

Войдя в зал и окинув его беглым взглядом, я убедился, что все постоянные клиенты, несмотря на поздний час, на месте. Я поднялся на второй этаж и вошел в кабинет Путилина. Он о чем-то беседовал с Надеждой. Оба недоуменно на меня посмотрели.

– Иван Алексеевич, у меня срочный разговор.

Путилин кинул быстрый взгляд на Надю, и та, кивнув, вышла из кабинета, одарив меня короткой улыбкой.

– В чем дело? – спросил Путилин.

– Мне нужна ваша помощь.

В следующие пять минут, стараясь говорить максимально кратко, я объяснил Путилину создавшуюся ситуацию и изложил свое предложение. Когда я закончил, он посмотрел на меня долгим взглядом и откинулся в кресле:

– Что ж, давайте попробуем. Мы мало что теряем. В крайнем случае, я вас уволю публично... Я все подготовлю.

Мы обсудили еще несколько деталей, и я, выйдя из кабинета, спустился в ресторан. Усевшись за стойку бара, я подозвал официанта и заказал виски. Едва официант отошел, я тут же услышал знакомый голос:

– Владимир Александрович? Что-то вы сегодня припозднились.

Я повернул голову и увидел перед собой подсаживающегося ко мне крючконосого Анатолия Исаевича.

– Дела знаете ли, дела... А вы все философствуете о мужском счастье под смакование информации, приносимой вам мальчиками с третьего этажа?

– А вы не иронизируйте, – крючконосый, кажется, слегка обиделся. – Вы сами-то там бывали?

– Еще не довелось.

– Вот видите, значит, я прав, говоря о том, что возраст меняет представление о счастье.

– Да, здесь не поспоришь.

– Однако вы сегодня слегка взвинчены.

– Есть от чего расстроиться. Напьюсь как скотина и буду счастлив, – сказал я и опрокинул бокал «Джонни Уокера». – Не желаете, кстати, составить мне компанию? Поднимемся в массажный салон...

Анатолий Исаевич некоторое время колебался.

– Приглашаю, за мой счет! – сказал я.

– Что вы?! Ни за что на свете. Однако ваше предложение я принимаю.

Мы поднялись и пошли на второй этаж. Через час, распаренные и расслабленные, мы лежали развалившись на диванах в комнате отдыха. Я заказал джин.

– Не круто ли? После бани? – спросил Анатолий Исаевич.

– Лично меня запах можжевельника только бодрит.

Я разлил джин по стаканам, добавил тоник и поднял тост. – Давайте выпьем за удачу! Надеюсь, она будет сопутствовать нам, в том числе и сегодня.

Я осушил бокал до дна, заметив, что Анатолий Исаевич лишь пригубил его.

– А знаете что? Думаю, вы не правы. Во всяком случае, не до конца правы. На самом деле человек может быть счастлив только тогда, когда все эти удовольствия жизни, столь ярко выражаемые, по-вашему, в этажах этого заведения, мы получаем не за деньги, а совершенно искренне. Когда женщина спит с вами, потому что она хочет вас, а вы хотите ее, когда она растирает вам больную поясницу, потому что она любит вас и хочет, чтобы вы были здоровы, даже когда она готовит вам обед, боясь того, что вы останетесь голодным. И все это за деньги купить сложно.

– Вы думаете? – усмехнулся крючконосый, наполнив бокал.

– Я уверен. И самое главное, что женщина при этом тоже счастлива, потому что она все это делает для любимого человека, а не потому что он ей хорошо заплатил.

Мой собеседник отхлебнул большой глоток джина.

– У нас с вами, видимо, разная философия. Вы хотите убедить меня в том, что эти проститутки с третьего этажа станут когда-нибудь счастливы оттого, что начнут варить кому-нибудь борщ?

– Не знаю. Может быть, и будут. Как сказала одна моя знакомая, главное – не стать проституткой в душе.

– Бросьте вы! Вы сами, наверное, в это не до конца верите. Я уверен, что эти меркантильные сучки счастливы только тогда, когда они одеты и обуты во все лучшее, когда они живут в роскошных домах. Именно за это они и трахаются. И им глубоко наплевать на чувства, о которых вы говорили.

Последние слова мой собеседник произнес с эмоциональным накалом в голосе, после чего, схватив бокал с джином и несколько секунд посмотрев на дно, разом осушил его. Поскольку тоника он не добавлял, лицо его сморщилось и он зажмурил глаза. В эти несколько секунд я просунул руку под низ столешницы. Все было сделано как условлено. Мне оставалось только нажать кнопку. После этого я откинулся на спинку дивана и произнес:

– Неделю назад я был в Германии и отыскал там одну девушку. У нее было все: шикарный двухэтажный дом недалеко от Франкфурта, роскошь, деньги. Человек, который ей все это предоставил, по-моему, искренне был привязан к ней. Однако несмотря на то что все это ее радовало, счастливой ее назвать повернется язык только что у сумасшедшего.

– Что вы имеете в виду? – каким-то отстраненным голосом спросил меня Анатолий Исаевич.

– Потому что кукла не может быть счастлива по определению.

Крючконосый порывистым жестом налил себе «Гордонс» и, не добавляя тоника, снова выпил. Несколько секунд он молчал, а потом произнес бодрым тоном:

– Кукла? Я не совсем вас понимаю.

– Дело в том, что эту девушку, кстати, бывшую проститутку, подвергли обработке новым наркотическим препаратом. Он стимулирует сексуальную активность, и одновременно под его воздействием деградирует личность. Женщина перестает интересоваться всем, кроме секса и того человека, кто несет ей эту радость. Она жила в этом доме практически взаперти. Никто не знал о ее существовании, кроме хозяина-немца по фамилии Бауэр и еще одной полуграмотной турчанки-домработницы. Девушка не носила практически никакой одежды. Она ничего не помнила из своей прошлой жизни, поскольку препарат вызвал амнезию. Единственное, чего она хотела, чтобы пришел хозяин и занялся с ней сексом. При этом она была готова ублажать его, выполнять различные прихоти.

– Какая волнующая история! – задумчиво произнес Анатолий Исаевич.

– Да уж. Честно говоря, меня она взволновала до глубины души. Достаточно было посмотреть на эту женщину. Кстати, работала она проституткой именно в нашем клубе.

– Что вы говорите?! – сделал удивленное лицо крючконосый. – Как же она попала туда?

– А вот в этом мне и предстояло разобраться. Дело в том, что в нашем городе существует группа людей, которые занимаются изготовлением подобных кукол, если, конечно, можно так выразиться, и поставляют их богатым заграничным дядям за бешеные деньги. Препарат же изобрел наш, местный житель, некий химик, фамилию которого удалось выяснить сегодня. Это некто Семенов.

– Откуда вы знаете, что именно он?

– Он это сам подтвердил, когда к нему нагрянула милиция. Этому господину, видимо, мало было поставлять свой препарат группе, работающей с девочками. Он решил подзаработать на молодежи, продавая им на дискотеках препарат для повышения сексуальной активности. У него нашли большое количество этого самого химического вещества.

– Черт! Надо же! – Сквозь улыбку на его лице проступила ярость. Крючконосый со стуком поставил бокал с джином на стол. – Жадность всегда губит дураков! Кстати, а как вы нашли эту девушку?

– Случайно. По визитке господина Бауэра. Так получилось, что бандиты, переправлявшие девушку за границу, сработали неаккуратно. Точнее сказать, совершили маленькую оплошность. Они подчистили все, чтобы не нашли никаких следов. Они старались не светиться в клубе, парень, обрабатывавший девушку, наверняка появлялся с ней не в самых людных местах. Они обыскали ее квартиру и ликвидировали все возможные улики, по которым можно было определить связи Натальи Костенко вне работы. Но все они предвидеть не могли. А Наталья забыла визитку у своего бывшего мужа. Вот по ней мы и нашли господина Бауэра.

– Так, – вдруг категорично произнес Анатолий Исаевич. – А зачем вы мне все это, собственно, так подробно рассказываете?

– А потому, что вы очень заинтересованный слушатель и весьма живо реагируете на мой рассказ. Итак, девушку отыскали... Она, правда, в плохом состоянии, к ней не вернулась память, но врачи все же надеются на положительный результат в своем лечении. Бауэр уже дал показания, химик оказался более упорным, но и он скоро заговорит. Осталось лишь две задачи: арест группы преступников, непосредственно занимавшихся переправкой живого товара за рубеж, и главного организатора акции.

– Так за чем же дело стало? – усмехнулся мой собеседник.

– Когда я думал над этим вопросом, вдруг решил для себя, что если есть в клубе диспетчер, который руководит работой этой группы, то, учитывая осторожный стиль их работы, он должен быть наименее подозреваемым. Я проверил списки. Среди постоянных членов клуба вы практически единственный, кто не приводил с собой гостей. Кроме этого, всем в клубе известно, что вы последние несколько лет не посещали третий этаж. Но при этом вы регулярно собираете информацию оттуда. Ваши беседы с людьми, которых вы просили рассказать о впечатлениях от общения с проститутками, вызывали лишь усмешку у тех, с кем вы беседовали. Похоже, что именно из этих бесед вы выбирали ту проститутку, о которой члены клуба отзывались положительно исходя из тех критериев, по которым вы вообще отбирали женщин. Далее вы засылали на третий этаж своих подручных, молодых людей, и уже на практике проверяли, насколько она хороша и соответствует запросам клиента. При этом подручные использовали для проникновения в клуб других постоянных его членов. Последний раз член вашей группы под именем Вадима Скворцова проник в клуб при помощи господина Литовченко, известного своими голубыми настроениями.

– Все это крайне интересно, – с усмешкой заметил Анатолий Исаевич. – Но боюсь, что это всего лишь плод вашей фантазии. Я не имею к этому никакого отношения.

– Я думаю, что химик в своих показаниях укажет на вас.

– Он бы указал. Если бы вы его взяли. Но вы его не взяли, иначе здесь были бы не вы, доморощенный частный детектив, а менты.

– А я ничего и не собираюсь доказывать. Я подумал, что доказать вашу причастность будет действительно крайне сложно. В дело вступят адвокаты, защитники, деньги, которых у вас немало, судя по прибылям от вашей деятельности.

– Тогда в чем же дело? – все с той же скептической усмешкой спросил крючконосый, вставая с дивана и направляясь к выходу.

– Дело в том, что я приговорил вас сам. Какой смысл?...

– Не понял...

– А то, что вас сделают счастливым и очень сексуальным. Именно по тому рецепту и с помощью того препарата, которым вы обрабатывали девушек.

Я нажал на кнопку звонка. В комнату вошли двое охранников Путилина. Один из них был Саша. Я посмотрел на него, он кивнул мне и вынул из кармана пачку одноразовых шприцев, которую бросил на столик. Потом из другого кармана он вынул пузырек с белым порошком.

– Так вот, Анатолий Исаевич, – сказал я, наливая себе джин. – Я не знаю, испробовано ли действие препарата на мужчинах. Если нет, то вы будете первым. Но две недели мы ждать не будем. Постараемся уложиться в три дня, используя большую концентрацию вещества.

– Вы с ума сошли! Вы не можете это делать!

– Почему?

– Потому что это преступление, и вы не пойдете на него.

– Преступление? – удивился я. – В чем? Вы будете довольны жизнью и счастливы. И навеки останетесь на своеобразном третьем этаже счастья.

– Вы с ума сошли! – заорал крючконосый и сделал решительный шаг к двери.

Но ему навстречу с угрожающим видом шагнул второй охранник.

– Я требую вызвать сюда администрацию. Позовите Путилина!

– Не волнуйтесь, – сказал я. – Путилин и пальцем не пошевельнет, чтобы вас спасти. Более того, когда вы станете совершеннейшим дебилом и законченным наркоманом, вас еще демонстративно будут водить по залу ресторана, чтобы другим было неповадно. Александр, – кивнул я охраннику, – начинай.

Тот кивнул и с хладнокровным видом взял один из шприцев, надел на него иголку и несколько раз качнул поршнем, проверяя работу.

– Прекратить! – что есть мочи заорал крючконосый. – Я требую прекратить! Вы же здравые люди, я согласен все вам рассказать. Только не это, я прошу вас, только не это...

– А нам ничего не надо рассказывать. Все расскажут ваши сообщники. Вы можете лишь облегчить свою участь, сказав нам, кто они и где они.

– Я все расскажу, все расскажу! – затараторил Анатолий Исаевич, шарахаясь от Александра как от чумы.

– В таком случае мы внимательно слушаем. Быстро перечисляйте всех ваших подручных и их адреса, – сказал я.

Второй охранник вынул из кармана записную книжку и ручку. Анатолий Исаевич заколебался, глядя на блокнот. В этот момент Александр вынул из кармана пузырек с физиологическим раствором и, высыпав туда порошок, взболтал полученную смесь и просунул в пузырек иголку шприца. Шприц стал медленно наполняться.

Это был решающий момент, сломавший торговца живым товаром. Он затараторил имена, фамилии и адреса людей, которые были с ним связаны. Всего их оказалось четыре человека.

Охранник едва успевал фиксировать показания Анатолия Исаевича.

– Это все? – спросил я.

– Да. Не считая химика. Всех остальных мы нанимали на определенный период операции.

– С этими потом, – сказал я и кивнул охраннику.

Тот спрятал блокнот в карман и вышел. Через пятнадцать минут в комнату вбежал Дынин и сказал:

– Вовка, все нормально. За ними уже поехали. – Переведя взгляд на сидевшего на диване бледного Анатолия Исаевича, майор яростно процедил сквозь зубы, сжимая кулаки: – У, с-сука! С тобой я еще поговорю!

– А теперь, Анатолий Исаевич, – сказал я, – рассказывайте, кто еще из девушек стал жертвой ваших операций и где их теперь искать.

ЭПИЛОГ

Химика поймали через три дня на даче у одного из его приятелей. Помогла в этом его супруга, которая, узнав о том, чем занимался последнее время муж, сообщила, где он может скрываться.

Захват снова осуществлял Дынин, и, судя по количеству синяков и ссадин на лице и теле Семенова, видимо, на сей раз бравый майор для верности брал его зубами.

Арест помощников Анатолия Исаевича Маркина осуществлялся в ночь после разговора в массажном салоне. Однако из четырех его молодых подручных одному все же удалось уйти. Хуже всего обстояли дела с вызволением из сексуального рабства девушек. Их в общей сложности насчитывалось десять.

Легче всего отделалась Светлана Улитина, которую обнаружили на одной из дач в обществе молодого человека по имени Вадим. Она подвергалась медикаментозному воздействию десять дней. Ее лечение в нашей местной наркологической клинике закончилось практически полным выздоровлением.

Спустя два месяца в город прибыла чета Костенко. Я встречал их на вокзале. Внешне Наталья выглядела обычно. Но как мне объяснил потом Анатолий, память к ней вернулась не полностью. Ее постоянно мучили головные боли и бессонница. По утверждениям московских врачей, полностью избавиться от последствий применения препарата Наталье не удастся. Хотя и не исключили такую возможность.

Меня приятно поразил тот факт, что Анатолий ухаживал за ней эти два месяца, как заботливый папа за своей дочкой, которую растит без матери.

В начале октября к нам в город в командировку снова приехал следователь Субботин. Я встретился с ним в гостиничном номере. Он рассказал мне о той работе, которую пришлось проделать для вызволения похищенных девушек из-за рубежа.

Из восьми девушек, которые были переправлены за границу раньше, чем Наталья Костенко, найти удалось лишь пятерых. Все в крайне тяжелом состоянии и, по мнению врачей, до конца своих дней останутся пациентами психиатрических клиник. Кроме всего прочего, длительное применение препарата отрицательным образом сказалось на деятельности всего организма.

Зарубежные «владельцы» оставшихся трех девушек, видимо, уже избавились от своих деградировавших кукол, состояние здоровья которых ухудшалось день ото дня.

– Скорее всего, – сказал Субботин, – их просто сдали в частные приюты. Мы продолжаем работу по их поиску, но здесь требуется помощь уже других организаций, в том числе и спецслужб.

Владелец клуба «Помпей» Иван Путилин внес свою лепту в раскрытие преступления не только щедрой оплатой моих услуг как частного детектива, но и оплатой лечения четырех своих найденных девушек.

Субботин также сообщил, что через два месяца, видимо, окончится судебный процесс над всеми участниками преступной группы. Свою вину не отрицал никто, и во время следствия их легко удалось разговорить. Помощникам Маркина Субботин дал послушать магнитофонную запись, где их патрон выдал их имена и адреса. Сам же Маркин заговорил особенно бурно, когда узнал, что из ста тысяч евро, полученных от Бауэра за Наталью Костенко, один из его помощников, Вадим, передал своему шефу лишь шестьдесят, положив себе в карман оставшуюся часть денег.

– В общем, господам светит немалый срок, – подытожил свой рассказ Субботин.

– Вы знаете, – сказал я ему в ответ, – какой бы срок им ни дали, но тогда, в массажном салоне Путилина, у меня впервые в жизни всерьез мелькнула мысль о том, чтобы расправиться с ними, не дожидаясь никаких судебных разбирательств. Лишь появление Дынина в тот момент в какой-то мере отогнало мои черные мысли.

Субботин неожиданно для меня произнес:

– Скажу вам честно, Владимир Александрович, я вас понимаю.

Мы расстались с ним, пожелав друг другу удачи.

Наступало утро одного из последних октябрьских дней.

В компании со своими приятелями я встречал его в массажном салоне клуба «Помпей». Несмотря на то что я уже больше не работал на Путилина, Иван Алексеевич пригласил нас в клуб в качестве своих гостей. При этом он сам провел вместе с нами половину ночи, но, по своему обыкновению, покинул нас, чтобы заняться делами.

– Ну что, господа? – Дынин начал разливать по рюмкам. – Давайте выпьем за удачное завершение дела.

– Нет, Дмитрий, ты как хочешь, а я удачным такое завершение назвать не могу, – сказал я. – Я вчера был у супругов Костенко. Выглядит Наталья, мягко говоря, неважно. И это та, которая отделалась еще сравнительно легко. У остальных же, полагаю, состояние еще хуже.

– Но банду-то раскрыли! Наркотик изъяли! – возразил мне Дынин. – Половину девчонок назад вернули.

– Да ладно тебе, Володька! – поддержал его Седой. – Дынин прав: все хорошо никогда не бывает. Если бы не ты, все могло быть гораздо хуже.

– Зато ты теперь постоянный член этого клуба, – улыбнулся Дынин. – И мы тут с тобой сидим заодно, на халяву паримся, гы-гы...

– Кстати, Дынин, – спросил Седой, – а как ты будешь объяснять своей супруге, что впервые за много лет пришел с ночного дежурства свежим и чистым?

– А я домой и не пойду, я отсюда прямиком в управление.

– Зачем тебе, Дынин, на работу идти? Давай поднимемся на третий этаж. Отберешь себе пару девочек, допросишь их по всей форме, в отдельном номере.

– Пару? – задумчиво проговорил Дынин, глядя в потолок.

– Нет, ребята, вы как хотите, а я больше не могу, – сказал я. – Мне надо идти.

– Куда ты? – поднял брови Седой. – Сейчас все пойдем. Накатим еще пару раз и вместе пойдем.

– Не могу больше, – решительно сказал я. – Через пятнадцать минут Надя работу заканчивает.

– А-а! – угрюмо проговорил Дынин.

– Ну-ну, – равнодушно сказал Седой. – В таком случае давайте выпьем на посошок за нерушимую мужскую дружбу.

Мы подняли стаканы с водкой и осушили их до дна.


home | my bookshelf | | Допинг на троих |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 4.1 из 5



Оцените эту книгу