Book: Безотказная команда (Спасительный удар)



Безотказная команда (Спасительный удар)

Михаил Серегин


Спасительный удар

Глава первая

Ашот степенно прошествовал к столу со своей ношей – бутылкой домашнего вина четырехлетней выдержки, сделанного из пальчикового винограда с примесью шафрана, и, поместив ее в самый центр, пробасил:

– Вот скажи мне, Грач, каким должен быть погреб, чтобы вино в нем хорошо дозрело?...

– Ну, наверное, очень холодным или, по крайней мере, глубоким, – предположил Грачев, ковыряясь ножичком в продырявленном червяком крупном красном яблоке, которое он подобрал под деревом.

Было пять часов вечера, и мужчины, не так давно сдав смену в службе спасения, где они дежурили сутки через трое, решили немного отдохнуть от забот и, собравшись вместе, полакомиться шашлыком, который уже не раз обещал сделать для них толстяк Ашот.

Вернуться в спасатели – а там они успели побывать во время своей службы в армии – предложил их бывший старший смены Косицин, успевший за недолгое время дослужиться аж до начальника городской службы. Пока вторую работу никто за серьезную не считал, ведь она отнимала у них всего пару суток в неделю, все остальное время каждый занимался тем, что ему нравилось. И все же от лишнего заработка и возможности оставаться командой отказываться никто не хотел.

– Во-о, не знаешь, – протянул Ашот следом, присаживаясь рядом. – Погреб должен быть крепко запертым. Иначе что в нем успеет дозреть? Ничегошеньки! А потому я ключик всегда при себе ношу. – Ашот продемонстрировал один из ключей на огромной связке, висящей на его необхватном поясе, и, звякнув ею, добавил: – Уж тут-то он точно в безопасности.

– Странный ты человек, Ашот, – донеслось откуда-то из глубины сада. Это подал свой бархатный голосок Максимов, качающийся на качелях, как маленький ребенок. Впрочем, от истины это было не так уж и далеко, учитывая склад характера и шаловливый нрав последнего. – Сам подумай, кому, кроме тебя, твой погреб нужен? Жене?... Или, может быть, девчонкам? Были б сыновья, другое дело, успевай только запоры придумывать, а так что – от себя не спрячешь, – закончил он с усмешкой.

Мачколян нахмурился. Самая больная тема. Будучи женатым не один год, он так и не сумел сделать себе сына. Словно назло, у него рождались одни дочери, а так как смиряться с этим он не желал, стремясь заполучить хотя бы одного продолжателя своей фамилии, семейство его неуклонно прибавлялось в численности, но это касалось лишь женской его части. И, пожалуй, сам глава этой милой общины уже не мог точно сказать, сколько всего хомутиков висит на его могучей шее в данный момент – где уж там всех по именам запомнить.

– Да ладно, не бери в голову, – попытался вернуть былое боевое настроение своему другу Валентин, заметив расстройство Ашота. – Этот пустомеля вечно несет какую-нибудь чушь. Дочери – это гордость и красота. А у него вон вообще семьи нет, глядишь, так до старости холостяком и проходит.

– Ага, щас, – услышав, о чем идет речь, откликнулся Макс, отталкиваясь очередной раз от земли и взлетая в воздух. – Я не вы, за первую попавшуюся юбку не схвачусь...

– Ты хотел сказать, не женюсь никогда, – поправил его Грачев. – Э-э-эх, из чего же сделаны наши мальчики? – напел он известную всем детскую песенку. – Из болтиков, из гаечек...

– А пусть и из болтиков, – совсем не обиделся на это Максимов, которого не первый раз в его жизни сравнивали с разного рода инструментами, а все потому, что он работал мастером по спецэффектам на одной телестудии и шарил в любой технике если не лучше, чем ее создатель, то и не хуже уж точно. – Вы двое, – продолжил Макс, – кроме того, как людям головы морочить да у плиты стоять, больше ничего и не умеете, а я талант. Может быть, один из тысячи. Так что... – Он многозначительно поднял указательный палец вверх, но, не найдя что сказать, сразу же опустил его.

– Ну да, талант, – усмехнулся в ответ Ашот. – Только что-то этот самый талант тебе нормальную бабу подцепить не помогает, аль со здоровьицем непорядок?

– Ха, – скривил рожу Макс. – По-вашему, я чем сейчас занимаюсь?

– Ну и чем же? – уточнил Грачев, доставший наконец наглого червя из яблока и теперь рассматривающий его движения на острие ножа.

– Да вот хочу сделать подарок девушке, но не знаю какой. Думаю, – почесав затылок, ответил им Макс.

Ашот и Валентин в голос захохотали, чем немного сбили с толку Максимова, не понявшего причины столь бурной реакции товарищей на его слова и сообразившего, в чем дело, только когда хозяин дома и двора, в котором они на данный момент находились, Ашот Ваграмович Мачколян, спросил:

– Не знаешь, какой девушке?

Макс слегка смутился и, отведя глаза в сторону, пояснил:

– Нет, какой подарок. Ну... ну предложите же что-нибудь.

– А подари ей батарею, – не задумываясь, выдал Ашот и хитро покосился на Андрея.

– А на фига она ей? – послал вопросительный взгляд Ашоту Максимов.

– Когда слиняешь от нее так же, как и от всех предыдущих, ей будет обо что греться, – с ехидной улыбкой пояснил тот, намекая на неоднократные попытки Макса обзавестись семьей, заканчивающиеся уже через неделю разводом, якобы из-за несовместимости характеров. А если уж быть совсем точным, то разлады в его семьях начинались из-за слишком уж ловеласовской натуры Макса, совершенно не способного пройти мимо красивой девушки, не попытавшись ее подклеить. Ну не мог он не оценить красоту – и ничего с этим поделать было нельзя.

– Нет, вы окончательно отсталые люди, – махнул в их сторону рукой Максимов, погруженный в глупые фантазии и мечты, взъерошенный. – Вы даже не понимаете, что такое женщина, – продолжил он свою речь. – Это же... это же сплошной набор прелестей и чудес. Вы вообще последний раз когда обращали внимание на то, сколько секс-бомб стало в нашей стране? – Для большего эффекта он руками обрисовал тех, кого только что упомянул, и даже сам едва не облизнулся от получившегося результата.

– Ну да, столько секс-бомб развелось, и ни одного бомбоубежища, – иронично присовокупил Ашот, продолжая переворачивать шампуры, к которым он успел перейти во время этой дружеской перебранки. – И когда ты только поймешь, голова твоя седая, что хороша не секс-бомба, которая тебя на куски изорвет и без штанов оставит, а маленькая петардочка, которая хоть и зацепит, да не поранит.

– С тобой неинтересно, – недовольно пробурчал на это Макс, отмахиваясь от совсем не вникающего в его слова Мачколяна. Затем вздохнул и обвел взглядом большой двор ашотовского дома: – Интересно, а где это Величко у нас запропастился? Сказано же было, в девять утра всем быть здесь.

– Не волнуйся, – покосившись на часы, ответил Ашот. – Не думаю, что Граф позволит ему пропустить это мероприятие и подарить кому-то свой шашлык. Силком приволочет.

Занятый облагораживанием стола, Грачев улыбнулся и хотел было добавить к сказанному свое, но в этот момент прозвучал звонок. Максимов досадливо развел руками и крикнул:

– Входи, входи, там не заперто.

Металлическая калитка со скрипом приоткрылась, и первым через ее небольшой порожек перелетело нечто темное и лохматое. Это существо, в котором все сразу узнали своего любимца – немецкую овчарку Графа, прошедшую с ними едва ли не весь Северный Кавказ во время службы в армии, – не раздумывая понеслось в сторону шашлыков, не обращая никакого внимания на то, что путь преграждают две фигуры: одна – Макса, покинувшего качели и вышедшего навстречу другу, другая – Ашота, отступившего от мангала. Впрочем, первый, поняв, что ему грозит, торопливо отскочил в сторону и закачался на одной ноге, стараясь удержать равновесие. Зато второй выставил вперед руки и, испуганно замахав ими, завопил:

– Граф, нет! Только не сюда.

Но Граф не придал никакого значения этим словам, да и вообще, похоже, даже не слышал их и радостно бросился на широкую грудь Мачколяна. Ашот от резкого удара в грудь попятился назад. Как назло, под ноги ему попало оброненное ранее полено, и «сто килограммов обаяния» с ужасным грохотом повалились на землю.

Все это произошло так стремительно и быстро, что мужчины не обратили внимания на какой-то режущий свистящий звук. Но чуткое ухо Александра, все еще стоящего в воротах, не могло не уловить его. Он метнулся в сторону и во все горло заорал:

– На землю! Всем лечь на землю!

Окончательно сбитые с толку мужчины недоуменно покосились на Величко, продолжающего выкрикивать те же слова. Но стоило тому бросить: «Киллер», как иного разъяснения больше и не потребовалось – все, кто только как мог, в считаные минуты опустились на землю и поползли к тем предметам, которые могли служить для них укрытием.

Но нового выстрела не последовало. Лишь предостерегающая тишина нависла над двориком, да прильнувший по команде хозяина к земле пес изредка поскуливал, видимо, считая себя виновником всего произошедшего. Мужчины озирались по сторонам.

Из дверей дома показалась симпатичная мордашка девочки лет двенадцати, и теперь к уже ранее упомянутым звукам добавился еще один, голос Мачколяна, немедленно взревевшего:

– Марш в дом, сейчас же! Кому сказал...

Дочка Ашота отпрянула, носик сморщился, и, всхлипнув от незаслуженной обиды, она исчезла за серой дверью, с силой ее захлопнув. Мачколян облегченно вздохнул и, подняв руку, положил ее на спину лежащего рядом Графа.

– Ты уверен, что это был именно выстрел? – осторожно осведомился Грачев, высунув свой нос из-под импровизированного стола, сколоченного рано утром им самим в центре двора.

– Абсолютно, – ответил Величко. – Если бы не шебутной Граф, не видать бы нам нашего Макса.

– Меня? – удивленно донеслось из другого укрытия, а затем показалась взъерошенная голова.

– Насколько я понял, пуля пронеслась буквально в паре сантиметров от твоего уха, – перевернувшись на спину и всматриваясь в крыши виднеющихся за забором домов, медленно проговорил Величко. – Неужели ты не слышал свиста?

– Было дело, – признался Максимов растерянно. – Но я грешным делом подумал, что это что-то другое.

– В следующий раз, если услышишь такой свист, не думай, а сразу падай, – посоветовал Мачколян, тяжело дыша, но все же пытаясь откатиться с прежнего места на другое, более безопасное, и перестать быть огромной и хорошо просматриваемой мишенью для снайпера.

– Не спасет, – вздохнул Макс в ответ и почему-то выпрямился во весь рост.

– Идиот! – заорал Грачев, запулив в него первым, что попало под руку, а этим предметом оказалась металлическая чашка, упавшая со стола. – Спрячься немедля!

– А толку? – пожал плечами как ни в чем не бывало Максимов. – Тот, кто промазал, второй раз стрелять не станет. Зачем ему так светиться? Это уже проверено... – Он сделал паузу, посматривая на крыши соседних домов, а затем продолжил: – А насчет свиста пули, так это вы загнули. Вроде бы всю Чечню прошагали, а до сих пор не в курсе, что пуля, если попадает, то уже не свистит. Это если мимо, тогда...

Поняв, что и в первом, и во втором случае Максимов совершенно прав, остальные начали медленно подниматься со своих мест и приводить в порядок одежду. Один Величко все еще недоверчиво косился за ворота, боясь того, что Макс ошибся в своих умозаключениях и повторный выстрел все же последует: ведь и исключения из общего правила отрицать не стоит. А это мог быть как раз такой случай. Но нет, вокруг было тихо и относительно спокойно.

– Куда попала пуля? – поинтересовался Грачев, подходя к стене дома и внимательно вглядываясь в кирпичную поверхность.

– Двадцать сантиметров вправо от тебя, – ответил ему Величко, не оборачиваясь. – Сам выстрел, насколько я могу судить по его траектории, был сделан вон оттуда, – он указал рукой на ближайшую девятиэтажку. – Лестничная площадка с окнами – самое выгодное для стрельбы место.

– Согласен, – выцарапывая тем же ножом из красного раскрошенного кирпича небольшую пулю, ответил Грачев. Когда ему все же удалось извлечь ее, он пулю внимательно рассмотрел и быстро назвал марку оружия, из которого был произведен выстрел.

– Мы с Графом пойдем осмотрим место, с которого стреляли, – направляясь к воротам, на ходу бросил Величко. – А вы пока тут подождите. – Он поманил пса, и оба они скрылись за калиткой.

Оставшиеся во дворе принялись восстанавливать ход событий, желая точно знать, в кого именно целился стрелявший.

* * *

Оказавшись в обшарпанном грязном подъезде выбранной для обследования девятиэтажки, Величко невольно поморщился. Такое отношение к дому раздражало Александра, привыкшего к порядку с детства, но еще больше его удивляло то равнодушие к происходящему вокруг, которое было свойственно жильцам таких вот замшелых и загаженных домов. Неужели нельзя привести в порядок собственную площадку? Разве это так уж сложно или требует массы времени? Нет, ему этого было не понять.

Граф метнулся по лестнице вверх и почти сразу скрылся из глаз хозяина, торопящегося следом за ним. Быстро достигнув пятого этажа, Александр остановился. Именно здесь стекло было выбито, а значит, наверняка как раз с этого места и был произведен выстрел. Мужчина поманил собаку к ноге. Вернувшийся назад Граф, успевший умчаться аж на целый этаж выше, прильнул носом к холодному плиточному полу и принялся старательно обнюхивать его, даже не дожидаясь команды.

Александр тем временем обвел пристальным взглядом площадку. В углу он заметил какой-то старый ящик из-под рассады, который, видимо, служил возвышением для стрелка. Тут же им были оставлены и несколько окурков от сигарет «Монарх», правда, по ним, по всей видимости, уже успели пройтись несколько человек, расплющив и втоптав их в грязь. Никаких зацепок.

Величко поманил собаку к себе, тем более что Граф вновь принялся взбираться по ступеням чуть выше. Как только овчарка оказалась возле его ноги, он подхватил ее и, подняв на уровень окна, дал обнюхать подоконник, подозревая, что если где и мог оставить следы преступник, так это именно тут. Собака послушно несколько раз втянула носом запах, подняв в воздух некоторое количество пыли, и, в подтверждение того, что знает, чей след брать, громко гавкнула. Он вернул ее на пол и поспешил следом.

Они вернулись все тем же путем вниз, перебежали дорогу между двумя одинаковыми строениями и понеслись в сторону асфальтированного участка, на котором стояло несколько разномастных машин.

Александр догадался, что Граф сейчас потеряет след, так как преступник наверняка улизнул отсюда на машине – они опоздали, и скорее всего фатально. Так и вышло: домчавшись до пустого квадрата, не занятого пока никем, пес завертелся на месте, скуля и нервничая.

– Граф, отбой, – дал приказ Величко, зная, что не стоит зря напрягать собаку, когда и так все очевидно. Преступник смылся, но, возможно, ту машину, что занимала это место, кто-то видел.

Александр повертел головой: вокруг были только высотные дома. Наверняка те из жильцов, что выглядывали в окна в течение этого получаса, видели нужное ему авто, но уж точно не стоит надеяться на то, что они запомнили его марку или обратили внимание на номер, до которого им не было никакого дела. Ради тех скудных сведений, что можно получить от жильцов, не стоило даже тратить драгоценное время и что-либо предпринимать. Следовало просто вернуться к товарищам и попытаться выяснить, кого же именно хотел сразить своей пулей стрелявший, а главное: за что? Тогда остальное станет проясняться по ходу дела, а там, глядишь, и до истины недалеко будет.

Хлопнув ладонью по бедру и тем самым давая овчарке знакомую команду «к ноге», Величко расстроенно вздохнул и зашагал к дому Ашота, жалея, что так замешкался с проверкой девятиэтажки, ползая по двору на животе, и именно по этой причине упустил виновника суматохи.

* * *

– Нет, Макс, все-таки стреляли в тебя, – упорствовал Мачколян, заново начав раздувать затухшие слегка угли в мангале. – Ну сам посуди: где ты стоял и где пролетела пуля? Сам же говоришь, мимо уха. Так?...

– Ну, так, – вздохнул понуро глядящий в землю Максимов, притулившийся на пеньке в сторонке и думающий о чем-то о своем.

Он пытался понять, действительно ли то, что он сотворил на днях, заслуживает расплаты. Неужели за это можно убить? Ну подумаешь, оплошность – с кем не бывает. Ну, немного покорежена машина, и что теперь? Хотя тот тип...

Андрей обхватил голову руками и провел ладонями от висков к затылку, приглаживая торчащие в стороны непослушные кудри. В памяти выплыли недавние при... а точнее – злоключения и встали яркой картиной перед глазами.

Да, он хорошо помнил, как получил тот заказ, как бандиты со злыми оскалами пообещали ему за лазерное и пиротехническое шоу большие, просто-таки огромные деньги. Он не смог устоять... он даже не задумывался, стоит ли работать на этих неприятных и опасных людей, несмотря на то что хорошо знал о судимостях босса этих заказчиков и даже мог догадаться, что судимости есть и у всех остальных его людей.

Впрочем, об этом знали все. Ни для одного более или менее интересующегося политикой и ситуацией в стране и городе человека давно не было секретом, что Хамелеон, а точнее Хомелев Артур Пахомович, был трижды судим за убийства и каждый раз оказывался оправдан; что на его совести – несколько трупов, а он продолжает гулять на свободе. У него все куплено, все и заранее. И Максимов, зная это, все равно согласился.



Дурак: количество нулей в предложенном гонораре затмило рассудок и сделало свое грязное дело. Он закупил все необходимое и поперся на то злосчастное открытие какой-то новой фирмы дочери Хамелеона – Луизы. Знал бы, что все закончится так плачевно, что от исказившегося почему-то взрыва чуть ли не взлетит в воздух машина самого босса – то ни за что бы туда не отправился. Но он ведь отправился, и вот теперь за эту чертову машину своего пахана братки, по всей видимости, решили сделать доплату и устроить ему личную встречу с всевышним, а может быть, и с самим владыкой преисподней, это уж в зависимости от количества и тяжести грехов, накопленных незадачливым пиротехником...

– Макс, я с тобой разговариваю или с кем? – сильно толкнув друга в плечо, спросил Грачев. – Ты вообще слышишь, о чем я спросил?

– Извини, задумался, – затряс головой Андрей.

– Скажешь, о чем? – донесся от ворот голос вернувшегося Величко, который пару минут назад вошел во двор и так же, как и другие, успел заметить отрешенное состояние Максимова. – Или тебя придется попытать?

– Похоже, ребята, я влип, – обреченно изрек Макс, даже не пытаясь отмазаться. – Причем влип так, что добром это не кончится.

– Ну вот, одной задачей меньше: теперь хотя бы ясно, в кого целились, – подал голос со своего места Ашот. – Теперь говори – за что тебя убить хотели?

– «За что» сейчас не убивают, сейчас убивают за «потому что», – обреченно вздохнул Макс, а затем добавил: – Потому что я кому-то навредил и не угодил.

– Но ты хоть в курсе, кому? – продолжил допытываться Мачколян. – Или одни только предположения?

Затем пальцем поманил к себе собаку и, подняв один из шампуров, попытался стянуть с него пальцами крайний зажарившийся кусочек шашлыка. Но Графу этого, видимо, показалось мало, и он, подскочив, выхватил из рук Ашота весь шампур. Развернувшись к Мачколяну спиной, он важной походкой понес добычу на высмотренное для себя место – затененную площадку под яблоней. Мачколян только развел руками и тихо вздохнул:

– Что за собака, все по ее должно быть. Алекс, ты его вообще кормишь? Готов вместе с пальцами еду отхватить...

– Не ной, ты же все равно на него один шампур делал, – откликнулся Величко равнодушно. – Он свое и забрал.

После чего обратил свой взор опять к Максимову, так и не ответившему на предыдущий вопрос:

– Ну давай выкладывай свои делишки.

Максимов вздохнул, сопровождая этот жест обреченности частым покачиванием головы, а затем принялся излагать все то, что, по его мнению, явилось причиной недавнего покушения на его персону.

– В общем, так, – начал он совсем банально, – влип я по самое не хочу. Повелся на бабки, как козел на капусту.

– А большие бабки-то? – полюбопытствовал снова Ашот, пока еще не видя во всем этом никакой особенной проблемы и даже как раз наоборот – деньги, по его мнению, это было очень даже хорошо.

– Очень большие. Тебе такие и не снились, – продолжил Макс со вздохом. – За одно только пиротехническое шоу мне обещали пятьдесят кусков. И это без учета затрат на оборудование. Такие деньги мне ни в кино, ни в МЧС не предложат.

– Ух ты, вот это я понимаю! – произнес с легкой завистью Мачколян.

Он успел поснимать все мясо с шампуров и теперь тащил целое блюдо шашлыка к столу, за которым уже расположились его друзья.

– Какое там! – махнул рукой Максимов. – Чуть внакладе не остался. Я же их даже и не получил, так как после всего случившегося подхватил ноги в руки и свалил оттуда. И шоу не окончил.

– Так что ты там такого страшного сделал-то? – подтолкнул его к продолжению рассказа Грачев, беря один кусочек шашлыка, но тут же роняя его в чашку и дуя на обожженные пальцы. – Покалечил кого, что ли?

– Угадал: и кого, и что...

– А поконкретнее? – вставил Величко, внимательно на него глядя.

– В общем, что-то там в моей технике я недосмотрел, а в результате машина самого Хамелеона, ну слышали наверняка про него, бандитский папа, лишилась передних фар и немного покорежилась. Не знаю точно, то ли крыло, то ли капот там смялся. В общем, ремонт необходим в любом случае.

– Да и хрен бы с ней, что у него, тачек, что ли, мало? – не понял, в чем, собственно, проблема, Ашот. – Тоже мне, причина для убийства!

– Кроме этого, – не обращая на него внимания, продолжил Андрей, – остался без глаз один из его охранников. Они его ко мне приставили, так... для порядка, а он к пиротехнике полез, ну и шибануло его как следует.

– Так ты ж и не виноват даже, – изумился Грачев. – Чего тебе бояться?

– А ты попробуй им теперь докажи, что не я виноват, – усмехнулся Макс. – Этот урод так орать начал, что я сразу деру дал, понял: не исчезну сам, мне помогут это сделать другие.

– Ну а ты видел кого-нибудь из них после этого? – полюбопытствовал Валентин.

– Чур меня, чур, – замахал руками Макс. – Боже упаси!

– Да... если говоришь, что братки крутые, – зачесал подбородок Мачколян, – значит, наверняка это они тебя грохнуть и хотели. У них ведь свои законы и правила, и негоже, чтобы какой-то там пиротехник их имущество и людей портил. За такое не грех послать «шестерку», чтобы этого кретина грохнул.

– А почему ты решил, что «шестерку»? – прищурился Максимов.

– А кого ж еще? Был бы это профессионал – так не промазал бы. И потом оружие – из такого разве при подобном расстоянии стреляют... «Шестерка», не иначе. Может, даже приказа убить-то и не было, так, припугнуть послали, вот он и выбрал такой способ.

– Ну и что мне теперь делать? – обратился сразу ко всем Максимов. – Грохнут ведь, наверняка грохнут! Не сейчас, так позже. Найдут способ.

– Да погоди ты суетиться, тут подумать надо, – запуская руку в чашку с шашлыком, пробурчал Мачколян. – А чтоб лучше думалось, надо умище-то подпитать. Жрите давайте, а то Граф вон свой шашлык уже доедает, скоро, глядишь, и за ваш примется.

– Какое там жрите, – вздохнул обреченно Андрей. – У меня и аппетита-то нет.

– Так, Макс!.. – заговорил Грачев. – Запомни: нераскрываемых преступлений не бывает – есть преступления, которые пока не раскрыты. То же самое – с проблемами и их решением. Не помню точно, кто сказал. Так что давай ешь и не порть аппетит остальным.

Какое-то время за столом было тихо. Все просто наслаждались пищей и, конечно же, домашним вином Ашота Ваграмовича. Когда же первый голод был утихомирен, вновь завязался разговор.

– Короче, как я понимаю, проблема в том, – облизывая пальцы, начал Грачев, – что ты сбежал с проваленного мероприятия и даже ничего не попытался объяснить. Естественно, больше поверили тому типу, а он со злости мог такой чуши нанести...

– Благодаря которой меня теперь и... – проведя ребром ладони по шее, закончил за Грачева Макс. – Стоит мне сунуть к ним нос, живого места на теле не оставят.

– На твоем – да, а вот на наших... – задумчиво вставил Величко.

Все повернули свои головы к нему, давно и хорошо зная, что в их команде он обладает самым живым и трезвым умом и способен из всех предложений выбрать самое подходящее, а порой и выдать свое собственное. В душе каждый признавал в нем негласного лидера, умеющего трезво оценивать ситуацию в любой, даже самый жаркий, момент. А в работе спасателя это было очень важным качеством, потому-то к словам Величко всегда прислушивались. Впрочем, сам Александр лидером стать и не старался.

– Что ты предлагаешь? – поинтересовался у него Валентин, вытирая руки о разбросанные по столу салфетки.

– Наведаться к этим ребятам нам самим, – скользя взглядом по лицам товарищей, произнес он. – Макса не брать, чтоб не рисковал собой лишний раз. Нас-то они не должны тронуть.

– А мы-то там что делать будем? – пробасил Ашот грубо.

– Попробуем договориться, – пояснил Александр. – Кто знает, может, они ограничатся какой-то суммой денег и отстанут от Макса. Он же просто слинял, вот они и злятся сейчас на него. Наверняка можно все разрешить по-тихому, без кровавых разборок.

– Ну да, станут они вас слушать! – усмехнулся Максимов. – Выгонят в три шеи, если еще вообще хотя бы до своего тела допустят. Не те люди, не тот и разряд. Мы для них – все равно что блохи для слона.

– Маленькие, но назойливые? – улыбнулся Ашот.

– Так или иначе, а попробовать надо, – поддержал Величко Грачев, не оценив мачколяновской шутки. – У любой проблемы должно быть бескровное решение. Хотя бы спросим, сколько они за все повреждения хотят, а там видно будет, что делать дальше. И потом, попытка не пытка, мы же, в конце концов, спасатели. Неужели своего в беде оставим...

– Дохлый номер, – возразил Макс. – Не станут они с вами ничего обсуждать.

– А вот это мы и проверим, – поднимаясь со скамьи, уверенно произнес Величко. – Прямо сейчас.

– Да вы что, и вправду туда едете? – ужаснулся такому безрассудству Максимов. – А я? А что делать мне? Да вы хоть знаете, где искать этого Хамелеона? – продолжая искать повод, чтобы никуда не пустить остальных, замахал руками Максимов. – Он же крутой воротила темного бизнеса, к нему так просто не подберешься.

– Он не крутой, а в себе уверенный, – поправил его Александр. – Хомелев давно уже не боится никого, поэтому особенно и не прячется. Так что где его найти, я знаю хорошо – есть у них одно излюбленное местечко: сауна.

– Это не Скворцова ли? – прищурился Мачколян.

– Она самая, – кивнул Александр. – Если особых дел нет, эти ребятки сейчас там, нежатся в объятиях милых дам.

– Отлично, давно хотел попариться! – потирая руки, порадовался Мачколян. Затем повернулся к Максимову и добавил: – А ты сиди тут и носа никуда не показывай. А лучше вообще в дом топай, а то еще подстрелят, как гусака на охоте, даже отчитаться не перед кем за тебя будет. Только к девкам моим ни-ни, лично ощипаю, если что, – предупредил на всякий случай Ашот.

Затем повернулся и зашагал к гаражу, чтобы выгнать из него свой быстроходный и вездеходный джип. За ним последовал Граф, а затем уже и все остальные.

* * *

Стрелки настенных часов отбили два четких удара. Морщинистая рука потянулась к серому телефону, стоящему на высоком столике из красного дерева, сняла трубку и решительно принялась набирать номер. Вскоре в трубке загудело.

Ответа не было несколько минут, а затем чей-то энергичный голос спросил:

– Кори, ты?

– Я, – был короткий ответ.

– Значит, все-таки решился?

– Да. У меня нет иного выхода. Ты помнишь о том, что мне обещал?

– Конечно, на этот счет можешь не волноваться... Когда хочешь это сделать?

– Сегодня. Прямо сейчас. Будь начеку. Заранее благодарен.

– Ох, как бы тебе не пожалеть, – вздохнул собеседник и сразу отключился.

* * *

Сауна господина Скворцова была одной из лучших в городе. Всех, кого попало, туда не пускали, хотя входным билетом за все время ее существования являлись деньги, и не маленькие. Но платить было за что: кроме нескольких финских и русских парных, двух огромных бассейнов с голубым дном, выложенным из камешков разного оттенка этого цвета, здесь имелись еще отдельные душевые и солярий, массажный кабинет и пивная комната.

Но главной достопримечательностью было даже не это. Главной была зала с названием «гарем». Комната эта, конечно же, пользовалась особой популярностью у крупных воротил бизнеса и преступности, так что на оплату всех услуг сауны ее владельцу отваливали деньжат от души и не скупясь. А он и рад был стараться.

Разумеется, сауна являлась не только местом отдыха влиятельных лиц, но еще и местом, где они решали наиболее важные свои дела, не боясь быть подслушанными. Бывало, в стенах сауны совершались некоторые операции с недвижимостью, окончательные расчеты за ту или иную работу, а затем совместно праздновалось удачное окончание компаньонских дел. Рекой лилось вино, шоколадные от искусственного загара девицы таяли рядом с потными телами – всем было весело и хорошо, как, впрочем, и задумывалось с самого начала.

Ни один из четверых мужчин, которые сейчас стояли напротив обнесенной огромным каменным забором сауны, до этого момента в ней не был, да и сейчас попадать в ее пределы им не особенно-то хотелось, и, если бы не острая в этом необходимость, они бы давно уже развернулись и отбыли восвояси – домой, к семьям и детям.

– Ну, и что будем говорить? – задал занимающий всех вопрос вслух Ашот. – Не скажем же: пришли поболтать с Артуром Пахомовичем. Так нас к нему и пустили!

– Я думаю, что не стоит ничего особенного придумывать, лучше объяснить все честно, без обмана, – высказал собственное мнение на этот счет Грачев. – Тогда будет больше шансов на успех.

– Попробуем, – вздохнул Величко и, приблизившись к воротам, надавил на кнопку домофона и произнес: – Могу я видеть Хомелева Артура Пахомовича?

Почти сразу же грубый мужской голос вяло поинтересовался:

– Зачэм нужэн? Кто будэшь сам?

– Передайте, что мы от пиротехника Макса. Хотели бы обговорить сумму его задолженности за испорченную машину, – приблизившись к аппарату, четко выговорил мужчина.

– Жди, – бросили ему на это, и связь временно прервалась.

– Ну что? – нервничал Ашот. – Докладать пошли?

– Вроде как, – пожал плечами Величко и отступил на шаг от ворот.

– Главное теперь, чтобы принять согласились, – вздохнул позади Грач. – А там уже все проще.

– Да куда они денутся, примут, – пробасил Мачколян. Почти в ту же самую минуту ворота медленно раздвинулись, и показавшийся из-за них высокий мужчина кавказской наружности грубо произнес:

– Сдавайте все, что есть: дэньги, докумэнты, оружие. Пока не провэрим каждого, не пройдете. Собаку оставьте за воротами, с ней нэльзя.

– Хорошо, – сделав Графу одним им понятный жест, ответил Величко.

Собака все поняла и, попятившись за ворота, приземлилась на пятую точку в двадцати сантиметрах от порожка и сразу замерла, превратившись в подобие сфинкса у египетской пирамиды. Металлические ставни, заскрипев, стали закрываться, лишая мужчин возможности видеть их друга – немецкую овчарку.

– Мать вашу, как тут строго, – замотал головой Ашот. – Это баня или тюрьма?

– Да молчи ты! – шикнул на него Грачев. – Радуйся, что вообще пустили.

Заметив, что к нему первому подошел этот самый верзила, который только что их сюда впустил, Валентин поочередно вывернул все карманы и, выложив их небогатое содержимое на стол, дал обшарить себя самому охраннику. Как и следовало ожидать, при нем ничего подозрительного не оказалось. За Грачевым обследованию подвергся Величко, а следом и Мачколян, который от каждого прикосновения к нему рук охранника начинал покатываться от смеха, не давая тому нормально закончить начатое дело. Но кавказец не растерялся, сказал Ашоту пару слов на своем народном, и тот моментально притих и больше уже не шалил.

– Что он тебе такое сказал? – заинтересовался этим Грач, внимательно посматривая на Ашота.

– Да так, – отмахнулся Мачколян, а сам охранник презрительно усмехнулся и перевел:

– Сказал, что сразу не понял, что он «голубой».

Величко и Грачев прыснули, но тут же собрались и, вернув себе серьезные выражения лиц, вознамерились последовать за поманившим их мужчиной. Все тот же кавказец провел их до двери в саму сауну, затем постучал: три удара коротких и два с остановкой, и ему сразу же открыли. Кавказец дал какие-то ЦУ своему собрату-охраннику, передал их в его руки и удалился к воротам.

– Идите за мной, – проговорил более молодой паренек.

– А можно узнать, куда? – попытался разрядить слишком мрачную обстановку Ашот, но тут же словил тумак от Величко и вновь притих. Единственное, что он мог себе позволить редко-редко, это вздыхать, да и то негромко, чтобы шума не было и воздух вокруг не колыхался. Этим, собственно, он и занимался.

– Господин Артур ждет вас в бассейне, – пояснил парень, указывая рукой вдоль коридора. – Вон та дверь налево.

– Хорошо, разберемся, – кивнул ему Александр и решительным шагом направился дальше.

Продвигаясь вперед, он окидывал взглядом убранство помещений, которые легко просматривались из-за полупрозрачных дверей, не скрывающих почти ничего. Вот отдельная душевая, с диваном и столиком, имеющим на своей поверхности все, что необходимо для завершения удачно начатого совместного купания. Дальше пивной бар со стойкой и несколькими официантками. За ними еще несколько комнат неопределенного назначения, а вот и та дверь, что им нужна. Александр остановился.

Даже не распахивая двери, он услышал придурковатый смех и грубые голоса мужчин, отпускавших пошлые шуточки.

– Резвятся, бегемотики, – не мог не съязвить Ашот, несмотря на то что вес его самого мало чем уступал этому самому невинно оскорбленному животному, а он даже не мог точно знать, как выглядят те, что за дверью.

Величко ухватился за ручку и, повернув ее вниз, распахнул дверь. И картина предстала их взорам: два коротконогих, но при этом неимоверно упитанных, наголо стриженных братана колыхали телами воды бассейна, вокруг них сверкали голыми задницами и трясли бюстами разнокалиберные и разномастные шалавы. Одна еще не закончила слизывать с груди своего временного «шаха» капельки воды и, не обращая внимания на посторонних, появившихся в дверях, так и продолжала теребить свободной рукой «третью ногу» своего постанывающего клиента.



Несколько мужчин самых разных возрастов и комплекций нежились на импровизированном песочке рядышком, едва прикрывая свои мужские достоинства короткими полотенчиками. А один и вовсе, не стесняясь никого, лежа на боку, запрокинул одно колено вверх и, выставив напоказ свое единственное на данный момент оружие, да и то годное только в борьбе с женщиной, небрежно чесал волосатой лапой свою не менее волосатую ляжку. Всем было плевать, кто и что делает. И даже официанты, из одежды на которых были только галстуки-бабочки, всем своим видом выражали полное безразличие к происходящему.

Над бассейном летали охи и ахи, своеобразный окрас которым придавала молодая парочка, занятая сексом в положении стоя у стены: спина жаркого любовника давно была изрисована царапинами от острых коготков его «дамы», но это, похоже, только еще больше возбуждало его, и он начинал двигать ягодицами быстрее и быстрее.

Мужчины беглыми взглядами обвели помещение, и на их лицах отразилось совершенно разное отношение к увиденному. По сморщенному лицу Величко без труда можно было догадаться, что ему все это противно и он, была бы его воля, с радостью вышел бы вон, чтобы ничего этого не видеть.

Глаза Грачева, честного и порядочного семьянина, для которого подобные картины оказались внове, были опущены к полу, только бы не видеть этого омерзительного разврата. Нет, он не был совсем уж таким неопытным малым, он смотрел порнофильмы, часто и довольно разнообразно занимался любовью с собственной женой, но эти коллективные оргии казались ему самым мерзким из всего того, что только могло придумать человечество. И даже больше: наблюдение за ними для него казалось равносильным измене любимой женщине.

И только лишь Ашот с завистью посматривал на распорядителей этими женскими телами, и его собственная плоть от возбуждения все больше увеличивалась. Он не боролся с собой и даже не старался это делать. Возможно, он и был похотливым животным, но таким уж его мама родила, и ничего предосудительного сам он в этом не видел.

Глава вторая

Понимая, что лучше всего поскорее покончить с тем, зачем они, собственно, сюда и пришли, Величко торопливо откашлялся и, насколько это было возможно, громко спросил:

– Кто из вас Хомелев Артур Пахомович?

Получилось не слишком четко и немного хрипло, что смутило самого Величко, и он начал часто откашливаться, делая вид, что в горле у него что-то запершило. В этот самый момент взгляды нескольких мужчин обратились к их компании. А затем тот самый, который только что так неприятно чесал свои волосатые ноги, слегка приподнялся на руке и, не отвечая на вопрос, пробасил:

– Что надо?

– Значит, это вы Хомелев? – уточнил на всякий случай Величко. – Мы пришли поговорить.

– Об этом мне уже сказали. О чем будет разговор? – вяло поинтересовался все тот же мужчина.

– О пиротехнике, – пояснил Александр более бодро. – Мы хотели обговорить сумму, которую он вам должен вернуть за покалеченную машину и вашего человека.

– Ха-ха-ха, – подобно грому раздалось на весь зал, и Грачеву даже показалось, что от этого жуткого смеха заходили ходуном стены. – Он нам должен?... Ничего смешнее я еще сегодня не слышал! – продолжил чему-то радоваться Хамелеон.

Сейчас мужчины могли вполне спокойно и без боязни рассмотреть его покрытое мелкими морщинами и состарившееся лицо, припудренные сединой волосы; сломанный – и возможно, что и не раз – нос, зоркие проницательные глаза и бледную, еле заметную полоску губ. Когда-то этот тип был красавцем, не слащавым, нет, а таким, что пробегали по спине мурашки и становилось ясно: за этой спиной не пропадешь. Даже сейчас при одном только взгляде на него легко было догадаться, что этот человек своего не упустит, да еще и чужое прихватит, если оно, это чужое, ему необходимо. Он относился к той редкостной категории людей, что во всех вселяют ужас и страх, кого боятся и кому беспрекословно подчиняются только потому, что он не задумываясь может убить родную мать, если она вдруг помешает его делам.

Хомелев закончил смеяться и буквально всверлил свой острый взгляд в лицо Величко. Они оба не произносили ни слова, и только когда один из людей Артура Пахомовича поинтересовался у соседа, не о том ли парне, что был на открытии фирмы, идет речь, босс вновь заговорил. Но теперь уже речь его была сжатой и сухой, а взгляд пронизывающим и холодным:

– Говорите честно, зачем пришли? Кто подослал вас, козявки, и с какими целями? Предупреждаю сразу, мне опасно лгать!

– Я уже сказал, – спокойно ответил на это Александр. – Мы хотим, чтобы вы больше не устраивали покушений на нашего друга, Максимова Андрея. Он не виноват, что купленная аппаратура оказалась не совсем качественной и в результате этого ваша автомашина была испорчена, а один из людей лишился зрения. Он готов возместить вам все затраты и послал нас узнать, сколько ему все это будет стоить.

– А что ж он не приполз сам, этот земляной червяк? – съязвил рослый парень, примостившийся подле босса и попивающий шампанское. Как и остальные, он был гол, с той лишь разницей, что его тело среди этих было подобно Аполлоновому среди сатиров. – Что, струсил?

Александр не отвечал, не особенно хорошо представляя, как следует вести себя в среде таких матерых бандитов. Зато знал, а точнее, думал, что знает, практикующий психолог Грачев, и именно он продолжил переговоры.

– Это мы сами ему велели не ходить, – отчеканил он громко, стараясь глядеть только в лицо главному и никуда больше, хотя все давно уже перестали заниматься своими делами и тоже внимательно следили за происходящим – видимо, это показалось им интересным. – Так вы не ответили, какую сумму он вам за все должен? Поймите, мы хотим решить все мирным путем, без лишних кровопролитий. Так будет удобнее и для вас, и для нас, я надеюсь...

– Похвально, – захлопал в ладоши Хомелев. – Только вы не по адресу.

И отвернулся от незваных гостей – это означало, что разговор на сегодня завершен.

– То есть? – не понял Грачев. – Вы хотите сказать, что это не у вас Макс устраивал пиротехническое шоу?

– У нас, – вместо босса ответил другой тип: высокий, с татуировкой на бедре в виде вылезающей из разорванной кожи пантеры. – Только нам ваш дружбан пока ничего не должен. Был бы должен, давно б растрясли.

– Но зачем же тогда вы пытались его убить? – спросил Грачев недоуменно. – За что?

Вместо ответа к нему подошел высоченный детина, он же официант, и, развернув Валентина на все сто восемьдесят градусов, указал ему пальцем на дверь и тихо выдохнул:

– Проваливайте. Пока еще босс в хорошем расположении духа и не велел сделать из вас чучела для шоу.

– Но мы хотим знать, за что... – начал было вновь Валентин, пытаясь вырваться из цепких объятий, но не особенно рьяно, а так, как бы это делал любой среднестатистический обыватель на его месте.

– Нам плевать, что вы хотите, – вновь произнес на пониженных тонах малый, а за его спиной послышался уже плеск воды и смех. – Макс свою работу выполнил, праздник отсалютовал, а бабки, что не забрал, спросите у Арама, он на выходе стоит. А теперь давайте валите по-хорошему. Кончайте злить отдыхающих.

– Но как же, он же... – нелепо замямлил Валентин, окончательно сбитый с толку. – Он же машину и того парня... это...

– Бля, ну ты и мудила, – нарвался-таки на комплимент Грачев. – Сказано же, плевать всем на этот металлолом и на того козла, что сует нос куда не следует! Чеши отсюда, дебил! – совсем уж невежливо закончил официант и почти что силой вытолкнул Валентина за дверь, отчего тот едва не влетел в стену напротив, вовремя выставив вперед руки и тем самым спасая себя от лишних синяков и шишек.

Остальные вышли сами и растерянно переглянулись. На выходе из сауны их и в самом деле остановил Арам, детина лет двадцати с небольшим, но выглядящий так, словно его намеренно надули, вставив шланг от насоса в задний проход. Он сунул Величко, шествующему первым, пачку долларовых купюр и от себя добавил:

– Классное было шоу. Передайте от меня этому... – он не сообразил, как назвать Максима, а потому решил оставить все как есть и закончил: – Мы все в осадке! Пусть чувак не долбится зря, работа всегда будет.

– Обязательно передадим, – пообещал Величко, покидая помещение бани в полной растерянности.

– Стоп, братва, я чего-то не понял, это что, не они Макса убить хотели? – поинтересовался все время молчавший Ашот, едва только за его плечами заскрипел засов закрываемой двери.

– Похоже, что не они, – вяло ответил Грачев, настроение которого было убийственным.

– А кто же тогда? – не сдавался Мачколян.

– А вот это нам и предстоит выяснить, – сказал Александр, свистнув Графу, оставленному сторожить машину, но свои обязанности почему-то не выполняющему. – Либо Макс что-то скрывает, либо мы вообще ошиблись.

– В чем? В том, кто стрелял, или в том, в кого стреляли? – прищурил свои и без того маленькие глазки Мачколян. Величко только посмотрел на него, и ответ сразу всем стал ясен. Ничего более не произнося, они забрались в машину и, захлопнув дверцы, приготовились двигаться в обратном направлении – назад, к дому Ашота, где парился в одиночестве и неизвестности Максимов.

* * *

Мужчина с немного обрюзгшей фигурой и чертами лица, больше характерными для жителей Кавказа: огромным горбатым носом, немного рассеянным взглядом и широким лбом со спадающими на него иссиня-черными волнистыми волосами, кое-где слегка поседевшими, – обвел взглядом собственный кабинет, словно стараясь отыскать в нем какой-то изъян. Все было на месте: стол, подарок от вражьего стана, кресло, в котором сидел он...

В душе творилось непонятное. Трусливое сердце судорожно дрожало и норовило уйти в пятки. Височная жилка беспрестанно пульсировала, и каждый ее удар отзывался внутри ударом кузнечного молота, пытающегося раздробить его голову. Руки кавказца задрожали, когда он потянулся к коробочке: несколько неосторожных движений – и о последствиях остается только догадываться... Мужчина тяжело сглотнул и продолжил начатое.

...Вот оно, то, что способно очень многое изменить в его жизни. Но что одновременно может стать и тем последним, что ему суждено увидеть на этой грешной земле. Только бы не оплошать, только бы не подвели пальцы...

За собственными мыслями он не заметил, как распахнулась дверь и на ее пороге появился чей-то силуэт. Впрочем, пришедшего он бы узнал, будь у него чуть больше времени, но... перед глазами уже замелькали красные циферки, не сулящие ничего хорошего. Пятерка быстро сменилась на четверку, та на тройку... Времени на то, чтобы думать, не было – он метнулся в сторону, ко второй, потайной двери кабинета.

Огненная струя пламени взметнулась вверх. Высокий человек, появившийся в дверях, словно о чем-то вспомнив, в самую последнюю минуту метнулся назад. И тут же чудовищная сила прогремевшего взрыва покатила во все стороны. Легкая дверь под ее напором была сорвана с петель так же легко, как лист с ветки порывом ветра, и выброшена в коридор. Огромный сноп пламени вырвался в окно кабинета директора ресторана «Желтая горка» и снова спрятался в свое логово, довершая только что начатое разрушительное действо.

Пожар расходился. Обломки стен, искореженные и изуродованные, падали на асфальтированный участок перед рестораном. Но этот шум мало кто слышал, так как его перебивали пронзительные женские визги. Это было началом паники.

* * *

– Ну все, признавайся, браток, чем еще, кроме этого погрома на вечеринке у Хамелеона, ты занимался в последние дни? – бросив пачку с деньгами на стол перед Максимовым и уперев руки в бока, а точнее, пристроив их куда-то в область бывшей талии, строго спросил Мачколян.

– Что значит, чем еще? – не понял тот, растерявшись. – Ничем я не занимался.

– Ага, как же, рассказывай сказочки, только не мне, а кому-нибудь другому, – продолжил Ашот. – Ты небось еще пару вилл разгромил или увел любовницу у какого-нибудь мафиози. С утра ты как раз про какую-то там секс-бомбу говорил. А бомбы эти в нашей стране давно уже все раскуплены криминалами.

– Да че ты вообще на меня наезжаешь, – обиделся Андрей, видя, как остальные напряженно наблюдают за ними и ждут, что он на все это ответит. – Ты сам-то тоже хорош, позавчера только за свою дочь одного парня в больницу отправил. А что, не так?

– Чего? – возмутился больше прежнего Ашот. – Это ты что, на меня бочку катить вздумал? Да я его за дело, чтоб не лез своими грязными лапищами к запретному! Будет в следующий раз знать.

– А посетителю в собственном ресторане ты тоже за дело морду набил? – не унимался Максимов.

Стоящие в стороне Величко и Грачев, не сумев сдержаться, засмеялись, вспомнив, как на днях отмечали рост Ашота по карьерной лестнице, а точнее – чудесное его превращение из шеф-повара во второго владельца ресторана. В тот раз они напились до чертиков, а когда один из посетителей велел Ашоту заткнуть глотку и больше не орать своих пьяных песен, тот, недолго думая, со всего маху отфутболил его к дверям и, заорав: «Я тут хозяин!», принялся угощать всех присутствующих за свой счет.

– Раз бил, значит, за дело, – нахмурив лоб, буркнул в ответ Мачколян, который на самом деле на следующий день после бурного застолья даже не помнил, что было вчера и как вообще он попал домой.

– Во-во, – усмехнулся Андрей, поняв, что наступил ему на больную мозоль. – И это называется – хранитель ресторанного сервиса! Да после такого к вам приличные люди побоятся приходить!

– Приличные пусть боятся, а остальные приходят, – отчеканил Ашот и, тяжело опустившись на стул, добавил: – Разбирайтесь с ним сами, а мне на работу надо. Я и так постоянно прогуливаю. До сих пор не пойму, зачем мне она вообще сдалась, эта спасательная служба, без нее, что ли, себя прокормить не смогу.

– Так у тебя же новая должность! – подколол толстяка Величко, проигнорировав его последние слова. – Или ты не начальник себе?

– Это не должность, а обязательство. А должность у меня прежняя, – откликнулся Мачколян и, встав, направился в дом, чтобы собраться на работу. Поднимаясь на крыльцо, пробубнил себе под нос что-то о том, что вот опять завтрак не удался, и все из-за чьих-то проблем.

Оставшиеся без Мачколяна Грачев и Величко пристально посмотрели в лицо Максимову, и Валентин спросил:

– Ты точно рассказал нам обо всем, что может иметь такие последствия, или нет?

– Да все, что я, совсем, что ли...

– Что ж, в таком случае больше вопросов не имеем. Вот твои деньги, живи спокойно.

– Деньги? Но... как... они, – Макс совершенно не знал, что сказать.

– Бери, бери, – добавил к этому Величко. – Насколько мы поняли, эти братки не такие уж и страшные, как ты нам расписал, и совсем они на тебя не в обиде за тачку и того кретина, что полез куда не надо.

– Угу, – поддержал друга Валентин и тут же пошутил: – Если б мы поторговались, то думаю, что они тебе за такую работу еще и приплатили бы. Мы сразу-то не допетрили, а возвращаться негоже, несолидно это.

– Так вы что, их... того? – перепугался Максимов.

– Мы! – горестно воскликнул Валентин. – Это уж скорее они...

Александр усмехнулся, вспомнив, как покраснел Грачев, когда на него наехал какой-то там официантишка. Очень уж ловко он его осадил и заставил почувствовать всю глупость сказанного. Даже он, Александр, тогда немного смутился, а уж Грачу и того больше досталось. Ну да дела былые, быстро забудутся.

– Я так думаю, что загостились мы тут, – произнес он после небольшой паузы. – Пора и по домам разбегаться.

– А как же покушение? – не понял его мысли Валентин. – Ведь кого-то же из нас хотели убить.

– Хотели, только все равно непонятно, кого, – развел руками Величко. – Если кто что за собой знает, следовало говорить раньше, а быть при ком-то нянькой мне не особенно хочется, тем более учитывая то, что этот кто-то от нас что-то скрывает. Если уж совсем припечет – как связаться, все знают. – Он нахмурился и направился к воротам.

Максимов и Грачев пошли следом, а рядом с ними, весело виляя хвостом, побежал довольный Граф. Да и что ему было не радоваться: солнышко, бабочки, цветочки, да и просто – лето...

* * *

Ашот едва плелся на своем быстроходном джипе позади дряхленького, едва пыхтящего «Запорожца», не имея никакой возможности обогнать его на этой узкой трассе. Так ведь зараза водитель словно специально на заднее стекло еще наклейку приляпал: «Спешишь – перепрыгни». От ее созерцания Ашота буквально плющило и колбасило. Была б его воля, он бы прямо по нему и проехал.

Непрестанно бранясь, Ашот то нервно стучал по рулю, заставляя машину источать давящий на перепонки сигнальный звук, то высовывался в окно и повторял все ранее произнесенное в салоне уже для публики. Владелец «запора» никак не реагировал на все это. В конечном счете Ашота все это ужасно достало, и он принял решение выйти из джипа и набить рожу этому придурку, не дающему нормальным людям нормально ехать. И он бы действительно воплотил задуманное в реальность, не отвлеки его от кровожадных мыслей звонок мобильного телефона.

Еще раз матюкнувшись, он извлек из кармана брюк маленькую серебристую трубочку и, кое-как надавив на нужную клавишу кончиком пальца, который при полном нажатии захватывал сразу кнопки четыре, поднес телефон к уху и гаркнул:

– Чего надо?

В ответ сначала раздалось какое-то всхлипывание, затем невнятный шум, и только потом знакомый женский голос, заикаясь, сообщил:

– Ашот Ваграмович... у нас ЧП. Ресторан-то... он все уж... везде пепел, сор. Бухгалтера-то нашего дверью стукнуло, в шоке он – еле откачали. А директор-то... – дальше последовало протяжное «у», – и вовсе... покинул нас. Что делать-то?

– Господи, Надя, объясни толком, что стряслось, – нервно процедил сквозь зубы Ашот. – Коротко и самое главное, как я тебя учил.

Надя, а именно так звали девицу, работавшую в ресторане при директоре как бы секретаршей, громко всхлипнула и без какого-либо перехода выдала:

– В кабинете директора взрыв случился. Его самого... у-у... до костей...

– Как взрыв? Почему? – только сейчас стал понимать, о чем ему говорят, Ашот. – Директор что, мертв?

– Сгорел, заживо сгорел! – продолжила причитать женщина. – Я ж вам о том и говорю. Что делать нам? Ой, что делать?

– Тушите пожар, я сейчас буду, – отдал распоряжение Ашот. Затем отбросил трубку на сиденье и с удвоенной силой надавил на клаксон. Машина взревела, но ускорения движения на дороге перед ним это не вызвало.

Мачколян торопливо заозирался по сторонам, ища спасительный выход и прекрасно понимая, что сама собой пробка рассосется еще не скоро, и тут его взгляд упал на тротуар, расположенный вплотную к дороге и являющий собой не просто место для прогулки пассажиров, а еще и площадку для размещения на нем летних кафе и лотков с продовольственными и иными товарами. Не задумываясь больше ни над чем, он с силой захлопнул приоткрытую ранее дверь и, вцепившись в руль, принялся резко выкручивать его в сторону.

Через несколько минут он уже выскочил на тротуар и, не снимая руки с клаксона, понесся по нему на своем джипе, как по шоссе. Не ожидавшие ничего подобного гуляющие и посетители уличных кафе едва успевали отскакивать в разные стороны и, визжа, принимались обливать Мачколяна такой словесной грязью, какая ни одному пьяному сантехнику даже и не снилась. Только Ашот плевать хотел на все эти реплики, самым важным для него было добраться до места.

Ашот снова повернул руль, но на этот раз в направлении дороги, успел заметить, как прямо перед ним заметалась в воздухе полосатая палочка регулировщика, но не остановился, а понесся дальше с той бешеной скоростью, что была свойственна его мощному джипу.

Ресторана «Желтая горка» он достиг спустя двадцать минут после поступившего на его телефон звонка. Но он никак не представлял, что все будет так ужасно и мерзко, как это оказалось на самом деле: совсем новенькая табличка с названием, которую они заказали неделю назад, обуглилась, из окон директорского кабинета валом валил дым, но уже не от огня, а остаточный. Вокруг суетились пожарные, таскали туда-сюда какие-то ведра и обгоревшие вещи работники самого заведения. Ашот растерянно застыл на месте, не в силах что-либо произнести и совершенно не зная, что думать и тем более делать. Он бы, наверное, так и стоял подобно памятнику самому себе, если бы его не отвлекла все та же секретарша Надя, кинувшаяся к нему на шею и затрясшаяся в рыданиях.

Он непроизвольно обнял ее и, положив руку на растрепавшиеся волосы, с трудом выдавил из себя вопрос:

– Кто это сделал?

– Мы не знаем, – замотала Надежда головой в ответ. – Прибыли криминалисты, сейчас все обследуют, потом известят о результатах. Как это все ужасно, как мерзко...

Надя снова залилась слезами.

– Где можно найти этих криминалистов? – понимая, что делать все же что-то следует, спросил у секретарши Ашот.

– Они там, внутри. Все уже потушено, просто сажа везде, и дышать там нечем, – почти без всхлипываний ответила женщина.

Ашот отстранил ее и решительным шагом направился в собственное заведение. Он понимал, что теперь станет новым управляющим этого ресторана, так как, пусть и недавно, вступил в долю. Тем более что вряд ли вдова погибшего директора станет претендовать на эту роль. С нее вполне достаточно будет той части прибыли, что полагается ей как наследнице. С одной стороны, это немного радовало его, с другой – ужасало, ведь теперь ему придется разруливать все проблемы, связанные с этим бизнесом, начиная с проблемы ремонта. Сумеет ли он со всем этим справиться? Ашот не знал.

Войдя в главный зал ресторана, еще вчера чистенький и сияющий, он увидел грязное помещение с разного рода мусором, валяющимся на полу, поваленной и отчасти переломанной мебелью и побитыми стеклами. Ничего хуже придумать уже было нельзя. Ашот перевел взгляд в сторону коридорчика, ведущего к кабинету бывшего директора – Эдуарда Георгиевича Пожарова, – и увидел толпящихся в нем мужчин. Они друг другу что-то доказывали и яростно жестикулировали при этом.

Ашот направился к ним.

– Вы кто? Сюда нельзя! – заметив его, воскликнул один из спорщиков, среднего роста шатен с забавными усиками.

– Я... заместитель директора, – не сразу нашелся что ответить Мачколян. – Я хотел бы узнать, известно ли вам, кто виноват в этом взрыве?

– Заместитель, говорите? – прищурился другой. – Что ж, обрадовать вас ничем не можем. Ничего относительно причин взрыва точно еще не установлено. От вашего начальника остался один обугленный скелет. Причина смерти очевидна. К тому же ваш бухгалтер собственными глазами видел, что директор находился в момент взрыва в своем кабинете.

– Видел? Но как?

– Чисто случайно, – вздохнул все тот же мужчина. – В тот момент, когда он пытался войти в кабинет, как раз и прогремел взрыв. Взрывной волной дверь сорвало с петель и ею же бухгалтера и накрыло. Только это его и спасло, иначе тоже был бы сейчас мертв.

– Вы его уже допрашивали? – уточнил Ашот.

– Ну не то чтобы допрашивали, сами понимаете, в каком он сейчас состоянии – шок. Да еще весь в ссадинах и порезах. Только и успели спросить, что видел, а потом сразу отпустили. Пусть себя в порядок приведет, потом вызовем.

– А... а причина? Она уже известна? – заглядывая через плечо собеседника в бывший директорский кабинет и морщась от увиденного, вновь спросил Ашот.

– Насколько мы можем судить со слов секретарши, Пожаров получил какую-то посылку, – продолжил мужчина с усиками, скорее всего следователь. – Как она сказала, ее прислали какие-то компаньоны, партнеры, в общем, это еще нужно уточнить. По всей видимости, в посылке и содержалась взрывчатка, – подытожил он. – Хорошо еще, успели быстро затушить пожар, иначе от вашего ресторана вообще ничего не осталось бы.

– Я не знал ничего ни о какой посылке, – глухо произнес Ашот. – Так кто, вы сказали, ее видел?

– Секретарша. Наши люди ее как раз ищут, чтобы допросить, – пояснил усатый.

– Хорошо, я пришлю ее сейчас, – кивнул Ашот и снова направился к выходу.

Оказавшись на улице, он поискал глазами Надежду и, заметив ее взлохмаченную светлую голову неподалеку от еще не уехавшей пожарной машины, направился туда. Девушка стояла одна, нервно теребя в руках носовой платок и то и дело всхлипывая и громко сморкаясь. Оказавшись за ее спиной, Ашот тихо кашлянул, а когда она повернулась, спросил:

– Следователь сказал, что ты видела, как Эдуард Георгиевич получил какую-то посылку. Ты знаешь, от кого она была?

– Точно нет, но думаю, что от каких-нибудь компаньонов. Я следователю так и сказала.

– А как к ней отнесся Пожаров?

– Как? Обрадовался, конечно, – ответила женщина. – Кому же не приятно подарки получать.

– Ничего себе подарок, – покачал головой Ашот. – Убийственно замечательный. И черт его еще знает, от кого.

– Я так подозреваю, – Надя потянула Ашота подальше от машины, – что это проделка его врагов. У нас у всех ведь есть враги... Значит, и у него были.

– Каких еще врагов? – ничего не понимал Мачколян. – За что? Разве он занимался чем-то незаконным и кому-то помешал?

– Ну не знаю, вам-то должно быть виднее, – повела плечами женщина. – Только вот случайно-то никого убивать не станут. Только за что-то серьезное. Кому-то, наверное, все же помешал. Или не сделал, чего требовали.

– Помешал? – с трудом сглотнув слюну, глухо повторил Ашот и буквально побелел.

– Ой, что с вами? – напугалась секретарша. – Может, вам водички принести или лекарство какое?

– Нет, не стоит, – активно замотал головой Ашот, до которого только сейчас дошло, что тот выстрел, так напугавший их компанию утром, адресовался вовсе и не Максимову, а ему лично. Ему, Ашоту, только вот почему? Что такого плохого он сделал, кому помешал? Он не в силах был этого понять, но в то же время просто обязан был разобраться в происходящем и найти истину, но для этого ему нужна тишина.

– Вы лучше идите к следователю, он хотел о чем-то вас спросить, – велел он сердобольной женщине. – Я в порядке.

– Вы уверены? – не верила ему Надежда. – На вас же лица нет! Выглядите так, словно вы демона увидели. Понимаю, это для всех нас большое потрясение, но не стоит себя так мучить... С кем не бывает.

– Все, Надя, идите! – сквозь зубы процедил Ашот, которого навязчивость секретарши начинала уже раздражать. – Бегом! – поторопил он ее.

Изумленная и немного растерянная женщина одной рукой поправила свои и без того торчащие в разные стороны волосы и, пожав плечами, заторопилась прочь. Оставшись один, Ашот вернулся в свой джип, сел в него и, захлопнув дверь, задумался: что же это получается – его, так же как и директора «Желтой горки», пытались убить? И если бы не случайность, если бы не Граф, бурно выражавший свою радость, им бы это удалось. А Максимов тут совсем и ни при чем. Но за что? Что такого он сделал? Ашот попытался вспомнить все свои поступки, могущие кому-то показаться неблаговидными, но ни один из них и близко не лежал с теми, за которые можно было бы убить человека. Вот разве что Пожаров что-то намудрил... Но в том-то и была вся проблема, что никаких дел с Пожаровым Мачколян не вел.

Ашот вновь почесал затылок, и тут вдруг до него дошло: его посчитали союзником и компаньоном Пожарова. Наверняка именно так, ведь он тоже имеет свою долю от ресторана, а значит, должен знать обо всем, что в нем творится. Следовательно, будет очередное покушение.

Впервые за долгое время Мачколян впал в панику и испытал самый настоящий ужас. Он всегда любил жизнь и не желал расставаться с ней вот так, не сделав всего, что было задумано. Даже там, в армии, в самых горячих точках, он так не паниковал, там у него была надежда на себя и на удачу, и только лишь от его меткого глаза и твердой руки зависело, останется ли жив он и тысячи других людей, которых он обязан был спасать. А тут, когда кто-то действует исподтишка, на что оставалось надеяться?

С большим трудом Ашот заставил себя успокоиться и, покинув машину, снова отправился в ресторан, чтобы заново его осмотреть и оценить ущерб. А затем, возможно, приступить к руководству и отдать распоряжения касаемо ремонта, ведь жизнь-то пока продолжается, а надежда, как известно, умирает последней.

* * *

Трое мужчин, расположившиеся на стареньком, покрытом зеленым покрывалом диванчике, задумчиво смотрели кто в пол, кто в потолок. Стоящий на холодильнике маленький телевизор, прозванный среди спасателей «арбузом», вот уже несколько часов безостановочно передавал какие-то программы, но на него никто не обращал внимания. И даже немецкая овчарка, такой же член спасательной команды, как и остальные, казалось, была чем-то озабочена и грустно глядела перед собой, иногда издавая какие-то постанывающие звуки.

– Черт, в голове не укладывается, за что же так с директором «Желтой горки», – наконец, не выдержав, произнес мужчина с взъерошенными волосами. Им, конечно же, был Максимов, прическа которого полностью отражала то, что вечно творилось в его голове, – непрерывно извергающийся вулкан фантазии.

Никто ему не ответил. Замолчал и Максимов.

Величко занялся собакой. А Валентин Грачев, глядя на нее, вспоминал, как обрадовалась его жена, когда он сказал, что теперь станет получать деньги еще и в спасательной службе. Работа практикующего психолога ему нравилась и даже приносила удовлетворение, но она не давала стабильного и постоянного заработка – все зависело от количества клиентов, которых Валентин успевал обслужить в течение месяца. Но месяцы были разные, клиенты сами решали, когда им к нему обратиться, а потому иногда доходило до того, что Валентину было стыдно возвращаться домой. Он понимал, что в такие моменты сидел на шее у жены, которая, как могла, старалась прокормить его и двух сыновей. Сейчас все поменялось, и он твердо знал, что уж определенную-то сумму принесет в семью обязательно.

К тому же работа действительно была не слишком пыльной. В городе не так часто случалось что-то катастрофическое, а потому большую часть своей смены им приходилось просиживать в тесной каморке, глядя в опротивевший уже давно телевизор. За все то время, что он уже успел проработать тут, ему лишь пару раз приходилось выезжать. Несколько раз, чтобы вскрыть дверь, захлопнутую по случайности владельцем квартиры, не имеющим при себе ключей. Один раз пришлось побывать на ДТП, где они с друзьями в течение почти двух часов буквально вырезали гидравликой труп водителя «Пежо», машина которого влетела на скорости под груженый «КамАЗ» и превратилась в лепешку.

Повисшую паузу снова нарушил Максимов. Он, единственный из всей бригады, не умел сидеть спокойно и чего-то ждать. Его энергия требовала выхода, и его бесило, когда он не находил куда себя деть.

– Ну что, может, сгоняем прямо сейчас к нашему толстячку? Все равно вызовов пока нет. Хоть узнаем, как он там поживает.

– А до завтра подождать никак нельзя? – не двигаясь с места, вяло переспросил Величко. – Или у тебя в порядке вещей смываться с работы, когда тебе надо?

– Терпеть не могу всякие там ограничения, – замахал руками Андрей. – Куда как лучше по свободному графику: когда надо пришел, когда надо ушел.

– Ну, знаешь, катаклизмы и несчастные случаи под тебя подстраиваться не станут, – заметил на это Грачев. – Так что сиди и не рыпайся. Никуда твой Ашот не денется.

* * *

– Новая вывеска готова. Отлично, – вяло черкая что-то на листе бумаги, произнес Мачколян. – Как только доставят, сразу сообщите мне.

С того злополучного дня, как произошел взрыв в ресторане, он дневал и ночевал в нем, даже отпросился с работы в МЧС. Поняв, что, ожидая очередного покушения, просто не сможет спать спокойно, Мачколян предпочел в самые кратчайшие сроки вернуть свое заведение к жизни и возобновить его работу, а потому приходил рано утром и уходил далеко за полночь. За несколько промелькнувших, как одно мгновение, дней он успел сделать очень многое. Нанятые им работники буквально с ног валились, стремясь уложиться в назначенный им срок.

В первую очередь, конечно, был разобран завал на месте директорского кабинета. С этим помогли справиться коллеги из службы спасения. Нанятые же работники позаботились об окнах, поставив вместо старых деревянных рам пластиковые. Мебель в главном помещении была отмыта силами самих служащих, шторки перестираны, мусор убран. Ресторан уже был практически готов к работе.

Переминаясь с ноги на ногу, секретарша Надя, так и оставшаяся пока на своем месте, ожидала дальнейших распоряжений нового босса, успевшего за время ремонта еще и оформить все необходимые документы для того, чтобы занять место погибшего Пожарова. Новый босс ей не особенно нравился, так как не проявлял к ней никакого особого внимания, в отличие от прежнего директора. Но пока еще у нее оставалась надежда, что вскоре его отношение к ней изменится в лучшую сторону, как с Эдиком, любовницей которого была.

Впрочем, знали об этом единицы, а она и не особенно хвалилась, предпочитая держать это втайне. А теперь, когда это место опустело, необходима была замена, и она надеялась, что та не замедлит появиться. Сейчас Надя очень рассчитывала на Мачколяна, так как совершенно не хотела терять не только теплое местечко, но и все привилегии, причитающиеся за удовлетворение прихотей начальника. Внешний же вид Ашота и тем более его габариты ее нисколько не смущали. Лишь бы мужчина был состоятельный.

Поняв, что Мачколян практически позабыл про нее и погрузился в какие-то свои мысли, а может, и вовсе уснул, забыв закрыть глаза, она ослепительно, по ее мнению, улыбнулась и ласково пропела:

– Какие-либо еще распоряжения будут?

– А, нет, – махнул в ее сторону рукой Ашот. – Можете быть свободны.

– Ашот Ваграмович, – залепетала вновь женщина, – может, и вам следует немного отдохнуть, устали ведь. Хотите, диванчик застелю?

– Нет, не нужно, – кое-как силясь удержать веки открытыми, пробубнил в ответ Ашот. – Я еще не все сегодня сделал.

– Так сделаете позже. – Секретарша приблизилась к нему и, поместив свои изящные ручки на его плечи, принялась ласково поглаживать их. – Работа, она ведь не волк, – соловьем напевала она ему на ухо, – в лес не убежит. А вы вздремните часок, увидите, сразу легче станет.

Глаза Ашота, и без того тяжелые и словно налитые свинцом, закрылись, и не было уже никакой возможности открыть их снова. Да и желания делать это не было тем более. А тут еще этот слащавый голосок, так приятно убаюкивающий и расслабляющий. Ашот перестал сопротивляться и даже сам не заметил, как в следующую минуту перекочевал в страну снов, а его бренное тело начало колыхаться то вверх, то вниз от раскатистого храпа, что вырывался из его уст.

Надежда брезгливо поморщилась, но потом все же достала из стоящего в кабинете шкафа-купе небольшую подушку, сунула ее под голову Мачколяну и, вздохнув, покинула кабинет. Вернувшись за свой стол, достала из ящика кипу ярких журналов и, открыв первый, увлеченно уставилась на высокую стройную фотомодель, демонстрирующую всему свету шикарный наряд из тонкого льна.

В это время у входа в ресторан остановились две машины: черный «Мерседес» и неопределенного мутно-серого цвета «Фиат». Из них выбрались шестеро высоких мужчин. На пяти из них были светлые рубашки и темные брюки с четко проглаженными стрелками. И только один в этой компании был словно белая ворона. В отличие от остальных, он был одет в обычные серенькие джинсы со множеством прибамбасов, карманов и нашивок и майку с абстрактной композицией на плече.

Причем, как было видно со стороны, именно он и заправлял остальными детинами, несмотря на некоторую разницу в возрасте с ними. Парню было не более двадцати пяти, тогда как остальные выглядели лет на пять-шесть старше.

Вся эта необычная компания сгрудилась в общую кучу, выслушала то, что им промямлил этот парень с длинной, спадающей на лицо челкой и коротким хвостиком на затылке, а затем важно стала подниматься по ступенькам к центральной двери ресторана. Заметивший их сразу охранник немедленно заволновался, понимая, что ничего хорошего эти люди ему не принесут, а потому поспешил сообщить секретарше о незваных гостях. Не успел он сообщить женщине, что именно за гости прибыли, как дверь в ресторан распахнулась, и в нее ввалилась вся эта бригада. Всячески демонстрирующий свою важность и значимость, длинноволосый парень щелкнул двумя пальцами в воздухе и свысока посмотрел на молодого охранника. Его телохранители, а это, по всему видно, были именно они, сразу остановились и замерли, как истуканы.

– Ну-у, – промычал подобно недоенной корове этот самый важный гость, глядя на охранника. – Е-мое, козявка... и где твой босс?

– Он... он у себя в кабинете, – испуганно промямлил в ответ тот.

– А че он там до сих пор делает? – продолжал понтоваться парень. – Почему дорогих гостей не встречает? – возмущенно закончил он.

– О-о-он занят, – снова едва ворочая языком, ответил охранник.

Он прекрасно знал этого белобрысого типа. Это был сын авторитета, держащего в своих руках весь этот район и снимающего со всех проценты за работу на его территории. Иными словами, парень представлял «крышу» этого ресторана, и к нему следовало прислушиваться.

– Занят? – возмущенно взметнул брови вверх белобрысый. – Как это занят и чем? Разве у него могут быть какие-то более важные дела, когда я здесь?

– Я точно не знаю, с-спросите у секретарши, – заикаясь, перевел стрелку охранник и с облегчением вздохнул, когда ничего не ответивший ему гость резко повернулся к следующей двери и направился к кабинету нового директора. Остальные последовали за ним, не меняя тупых выражений своих лиц, и только последний треснул охранника по спине кулаком, да еще при этом проговорил:

– В следующий раз будь умнее, козявка.

Предупрежденная заранее секретарша, все же не успевшая разбудить новое начальство, встретила посланцев защитника Савельева Бориса Олеговича широченной улыбкой. Так делать научил ее сам Пожаров, когда давал первые ЦУ. Тогда он особенно заострил ее внимание на том, как следует вести себя с самыми уважаемыми людьми и гостями ресторана. Науку она усвоила быстро и постоянно ее применяла, смекнув, что это для ее же пользы.

При виде расфуфыренной женщины, явно пытавшейся скрыть под слоем косметики свой настоящий возраст, сынок Савельева гаденько заулыбался и, нагло усевшись прямо на стол, произнес:

– Ну что, красавица, хоть ты рада меня видеть!

– Мы всегда рады гостям, – выдала она заученную фразу.

– Это хорошо, так и должно быть, – похвалил он ее, потрепав за начавшие уже обвисать щеки. Затем достал из кармана несколько банкнот, достоинства которых Надежда даже не успела толком рассмотреть, и сунул их ей в вырез платья, выставляющий напоказ все имеющиеся у женщины прелести, авторитетным тоном заявив: – За хорошую работу нужно достойно платить.

Секретарша залилась румянцем и смущенно опустила взгляд.

– Ну, где там ваш новый директор? – став чуть более серьезным, поинтересовался парень.

– Он у себя в кабинете зас... – чуть было не сказала лишнего женщина, но вовремя спохватилась и тут же добавила: – Занимается бумагами. Вы же, наверное, слышали, какая у нас беда приключилась? Сейчас столько дел в связи с этим!

– А что это тогда за шум? – спросил Савельев-младший, прекрасно расслышавший доносившийся даже сюда храп Ашота.

Женщина неопределенно пожала плечами и заискивающе спросила:

– Может быть, чайку? А я пока директора предупрежу, он к вам сам выйдет.

– Не стоит, мы не гордые, сами к нему пойдем, – нагло бросил парень и, подойдя к двери, с силой ударил по ней ногой. Дверь не поддалась, но это нисколько не смутило белобрысого, и он, повернув ручку, повторил свой прием. Дверь резко распахнулась и, ударившись о стену с другой стороны, издала громкий стук.

Глава третья

Мачколян вернулся на грешную землю от какого-то странного ощущения. Похоже было на то, что по нему ползает нечто невероятно противное и липкое. И эта мерзость еще и оставляет после себя слизистый след на его лице. Вздрогнув от ужаса, Ашот открыл глаза и только в эту минуту понял, что никаких непонятных мерзостей возле него нет и не было, просто кто-то самым наглым образом льет на его голову теплую протухшую воду из вазы.

Не в силах понять, что это за наглец такой над ним издевается, и не сразу заметив толпящихся у двери мужчин, Мачколян тряхнул головой, разметав вокруг себя капли воды и обрызгав ими и Савельева-младшего, и нескольких его людей. Затем с громким рыком гориллы Ашот поднялся со стула и, не разбираясь ни в чем, схватил хулигана за волосы. Только вот сделать ничего не успел, так как на него сразу же кинулись все пять головорезов, в два счета скрутили и бросили на пол.

– Зря ты так, мистер дерьмо, – зловеще прошипел над его головой парень. – Такого отношения к себе Савельевы не терпят и не прощают.

– Ты кто такой? – сипло выдохнул Мачколян.

– А я, Ашот Ваграмович, ваш «папа».

– Кто? – иронично переспросил Мачколян и даже слегка усмехнулся, за что сразу же словил удар ноги по ребрам, заметно обмяк и притих.

– А то ты не догадался, урод, – зло бросил Савельев-младший. – Я «крыша» вашего лоховского крысятника, мать твою. Так доступно объясняю, помойная ты яма?

– С такими, как ты, я дел не имею, – выудив из памяти информацию о том, что некий Савельев действительно при прошлом директоре заботился о спокойной жизни их заведения, промямлил Ашот. – Если что-то нужно твоему папаше, пусть приходит сам.

– А вот это не тебе решать, мразь, – повторив удар, буркнул парень. – Мы без соплей знаем, что нам делать. А теперь слушай сюда, директоришка, – присев прямо напротив его лица, продолжил говорить Савельев-младший. – Моему папаше, да и мне лично тоже, интересно знать, когда ты вернешь деньги за партию товара, пингвин безмозглый?

– Похоже, вы ошиблись адресом, – с трудом сглотнув застрявший прямо посреди горла ком, проговорил Ашот. – Все эти дела вы решали с Пожаровым, я к ним никакого отношения не имею.

– Ну да, так уж и не имеешь? – не поверил ему парень. – А я вот имею информацию, что ты состоял в доле с Пожаровым и именно потому сейчас и занял это место. Кстати сказать, есть подозрение, что именно с твоей легкой руки Пожарова раскочегарило по стенам. Или не так?... Вот только не надо отмазок, я этого не люблю – меня вообще чужие разборки не колышут, но деньги или же сам товар ты вернуть обязан.

– Еще раз повторяю, я не в курсе дел Пожарова, – предпринял еще одну попытку прояснить ситуацию Ашот. – Я не знаю ни про какой товар.

– Ха-ха-ха, – передразнил его Савельев. – Эти сказочки ты своим внукам расскажешь, если, конечно, доживешь, а вот мне баки забивать не надо. И потом, проблемы негров шерифа не заботят. У меня нет времени заниматься чужой работой и выяснять, кто и что у вас делал. Я свое слово сказал, не будет товара или денег, можешь считать себя трупом, а свой ресторан сортиром. Я тебе это гарантирую.

Мачколян не посмел ему возразить, так как неожиданно в его памяти всплыл чей-то рассказ о том, как Савельев со своими ребятами разбирался с несогласными платить бизнесменами. Лучше уж не рисковать собой, коли такое дело. Но и платить за то, к чему он не имел никакого отношения, тоже не особенно хотелось, а потому Мачколян скромно попросил:

– Пусть они отпустят меня. Есть несколько вопросов.

Белобрысый знаком велел своим телохранителям отпустить Ашота, и те сразу же послушно от него отступили. С трудом поднявшись с пола, Ашот утер рукавом выступивший на лбу пот и, опираясь рукой о крышку стола, встал. Затем кинул беглый взгляд на каменные лица бандитов, а потом перевел его на их босса. От увиденного – почти детское лицо со множеством конопушек на маленьком вздернутом носике, пренебрежительно искривленные тонкие губы и редкий пушок на подбородке – Мачколян чуть было не прыснул, но удержал в себе этот порыв и, кашлянув, сказал:

– Для начала мне бы хотелось узнать, за что Пожаров был вам должен, так как я действительно этого не знаю, но и платить пока не отказываюсь, – торопливо добавил он на всякий случай. – Разъясните мне, неразумному, в чем проблема.

– А проблема, братан, в том, – одним скачком запрыгнув на крышку стола и свалив своим ерзающим задом все лежащие на нем принадлежности на пол, заговорил парень, – что твой дружбан взял у нас на реализацию партию наркоты. Обещал продать и деньги вернуть, оставив себе только за работу. Но, увы, не успел. И где теперь сам товар или деньги за него? Тю-тю... Ан нет, нас такой поворот событий не устраивает, так что тебе придется за него расплату вести, если жить хочешь.

– Сколько было товара и сколько денег он вам за него должен был вернуть? – совсем уже серьезно, да тут было и не до смеха, спросил Мачколян.

– Два миллиончика, ну и проценты за задержку, конечно, – не задумываясь отчеканил паренек и победоносно улыбнулся, с удовлетворением наблюдая за озабоченным лицом этого толстого мужика. Затем взял со стола карандаш, отрешенно посмотрел на него, скорее косясь на Ашота, нежели интересуясь необычным рисунком карандаша, а потом вдруг с треском переломил ни в чем не повинный предмет и отбросил его части на пол. – Короче, думай сам, ласточка, – насмешливо продолжил он. – Либо ты все возвращаешь, либо отправляешься за своим бывшим боссом.

– Мне необходимо некоторое время, чтобы собрать такую сумму, – опасливо покосившись на парня, проговорил Мачколян. – Сами понимаете, я в этом деле еще человек новый. Должна быть хоть какая-то скидка.

– Ну несомненно, – спрыгнув со стола на пол, ответил Савельев-младший. – Время мы тебе дадим... неделю.

– Да вы что, издеваетесь? – возмутился Мачколян. – Где я возьму столько бабок за такой короткий срок?

– И один час, – присовокупил к сказанному блондин и ехидно улыбнулся. – Жди нас через неделю и один час и не думай улизнуть, – бросил он через плечо, уже направляясь к дверям. – Мы за тобой приглядим, растолстевшая ласточка ты наша. Ха-ха-ха.

Неприятный холодный смех раскатился эхом по коридору, и не успели спины незваных гостей исчезнуть из поля зрения, как в кабинет Ашота влетела встревоженная секретарша и прямо с порога воскликнула:

– Ашот Ваграмович, с вами все в порядке?! Ой... – Она всплеснула руками, заметив ссадины на лбу Мачколяна. – Они вас что, били? – ужаснулась она.

Но спустя минуту уже засуетилась: принялась искать платок, ватку, какие-то то ли мази, то ли кремы. Усадила несопротивляющегося Мачколяна в кресло и начала кудахтать над ним, словно курица над выводком цыплят.

– Ашот Ваграмович, да что ж это у нас такое творится? Прямо черная полоса какая-то, – сетовала секретарша. – Что ни день, то неприятность случается. Прямо боязно на работу ходить. И эти жуткие типы... Они ведь что-то от вас хотели. Ох, не к добру все это, не к добру. Надо что-то делать, и как можно скорее. Может, вам отпуск взять, да и я на море давно не была. А потом...

Не обращая никакого внимания на чириканье Надежды, Ашот тупо смотрел в стену, не слыша и, пожалуй, даже не видя ничего. Его занимал всего один-единственный вопрос: где взять такую огромную сумму? Он даже представить себе не мог, как выглядит подобная куча бабок, где уж там хоть раз ее видеть.

– Ашот Ваграмович, Ашот Ваграмович, – трясла его за плечо Надежда. Ашот вздрогнул и повернул к ней лицо. – Может быть, вам для успокоения нервов коньячку принести?

«Напиться? А почему бы и нет? Проблем это, конечно, не решит, но хоть на какое-то время легче станет», – подумал Ашот.

– Неси, – решительно сказал он. – Коньяк, тот, что самый дорогой и самый крепкий. И пару бокальчиков захвати, не люблю пить один.

– Ага, я сейчас, – засуетилась женщина и торопливо ринулась к двери выполнять просьбу своего нового начальства.

Ашот зачем-то обвел взглядом свой кабинет, и в голове у него мелькнула мысль, что правильно все же поступил Пожаров, не установив в собственном кабинете бар, иначе работать было бы уже некогда, такой соблазн.

Надежда вернулась минут через двадцать. Поставила перед Ашотом на столе два высоких фужера и уже откупоренную бутылку с дорогим и более других выдержанным вином. Даже не поинтересовавшись, почему не коньяк, Ашот хозяйской рукой подвинул бутылку к себе, вытащил из горлышка пробку и налил едва ли не по полному бокалу. Сейчас он собирался напиться, а потому было не до соблюдения правил приличия.

– Ну, Надя, давайте с вами выпьем, – подняв свой бокал высоко вверх, громко произнес Ашот.

Надя натянуто улыбнулась, и тут же до уха ее долетел трезвон телефона.

– Ой, кажется, кто-то звонит, – спохватилась она.

– Хер бы с ним, пусть звонит, – махнул рукой Ашот. – У вас перерыв!

– Ну если только так... – вновь заулыбалась женщина и тоже поднесла к губам бокал.

Ашот опустошил свой до капли одним глотком и налил еще. Но не успел он даже взять его в руку, как в дверь кто-то постучал.

– Кого еще черти несут? – недовольно проворчал Мачколян, внутренне закипая.

– Я сейчас посмотрю и все улажу, – поспешно вскочив со стула, пообещала секретарша.

Но как только она сделала шаг к двери, та сама распахнулась, и Ашот увидел троих мужчин в форме. Судя по нашивкам, это были представители Федеральной службы безопасности.

– Эти что, тоже по мою душу? – сыронизировал Ашот, со стуком опустив бокал на стол и привстав со своего места.

Стоящий в дверях гражданин с опухшей мордой приличных габаритов как-то неприятно усмехнулся и, важно прошествовав в кабинет, уселся на стул, который пару минут до этого занимала секретарша, сейчас застывшая с открытым ртом в центре кабинета. Мордоворот окинул пренебрежительным взглядом рабочий стол Мачколяна, двумя пальчиками, словно это было нечто крайне омерзительное, взял недопитый бокал Надежды, понюхал вино и с вызовом, намеренно утрируя кавказский акцент, произнес:

– Ну что, пьешь, дорогой?

– Ну, пью, а что? – в том же тоне откликнулся Мачколян, которого, наверное, уже больше ничто не могло удивить или вывести из себя – он и без того был на взводе. – Или это запрещено?

– Ух ты, а чегой-то мы такие борзые, да еще в присутствии органов? Или на нары захотел, парашу понюхать? – пропел в ответ совсем уж слащаво фээсбэшник.

Мачколян подозрительно прищурился, прощупал своим цепким взглядом каждого посетителя, затем упер руки в бока и приказным тоном произнес:

– А ну гоните удостоверения, или что там у вас есть? Думаете, меня можно как лоха развести? На испуг взять? Не выйдет.

– И зачем же тебе наши удостоверения? – вольготно раскинувшись на стуле и даже положив одну ногу на другую, усмехнулся мордоворот. – Наверное, почитать захотелось? А нам, уважаемый, никакие корки и не нужны, мы и сами по себе, без них, многое можем.

– Так я и думал, – вздохнул Ашот, понимая, что его подозрения подтвердились. Эти ребятки вели себя чересчур нагло для фээсбэшников. Неясно, правда, самое главное: какой черт их принес?

Взгляды мужчин скрестились, а затем Ашот спросил:

– Зачем пришли? Чего надо? Насколько я помню, я вас к себе не приглашал.

– А нам, собственно, никаких приглашений и не требуется, умник ты наш, – неожиданно бросая на стол корочки работника Федеральной службы безопасности, ответил парень.

Ашот попытался дотянуться до документа, но мужчина торопливо заграбастал его назад и торопливо сунул в карман.

«Нет, они все же не из ФСБ, – вновь повторил для себя Ашот. – Хотят казаться фээсбэшниками, но до них им далеко. Наверняка документы либо липовые, либо давно просрочены. Ну да ничего, они за это все равно рано или поздно свое получат».

– Может, хватит меня приманками-обманками кормить? – грубо изрек Ашот. – Говорите, чего приперлись? А ты, – это он обратился к секретарше, – марш отсюда! И дверь за собой прикрой.

Надежда не стала ждать повторения приказа и, возмущенно тряхнув своей светлой гривой, исчезла за дверью, с силой захлопнув ее за собой. Ашот вернулся в кресло, покрутился в нем, облокотился на стол, поинтересовался:

– Мне еще долго ждать?

– Хм, – непонятно к чему выдал этот звук очередной непрошеный гость. – А нам сказали, ты попроще. Ну неважно, короче, так... Мои ребята получили информацию, что ваше заведеньице занимается хранением и распространением наркотических веществ.

– Занималось, – поправил его Ашот, к себе все сказанное никак не относя.

– Бизнес этот хорошо налажен, и очень давно, – не обратив внимания на его слова, продолжил тип, – деньги приносит немаленькие. Да только вот что-то менты вас не трясут, глазки на все закрывают. Это, конечно, замечательно, так и должно быть, но все же некрасиво. – Мужчина снова взял все тот же бокал с вином и, медленно перевернув его, вылил содержимое прямо на бумаги. – Да, очень некрасиво, когда с теми, кто об этом знает, не желают делиться.

Ашот недовольно покосился на залитый липким зельем стол, проклиная сегодняшний день, в который ему так жутко не везет, и глаза его сами собой налились огнем. До боли сжав пальцы, он между тем совершенно ровным и спокойным голосом раздельно произнес:

– Жаль вас разочаровывать, мальчики, но вы не по адресу. Прежний директор тю-тю, – Ашот завел глаза под потолок, – а я подобной мерзостью не балуюсь. Ошибочка вышла. В следующий раз вовремя обновляйте свою информацию. А теперь попрошу не мешать, – он указал рукой на дверь кабинета, – дела у меня.

– Не спеши нас провожать, мы же ведь не все еще сказали, – даже не попытался встать со стула мордоворот. – У нас же доказательства есть бесспорные. Признания нескольких человек, которые наркоту у вас брали. В письменном виде. А также кассета с записью продажи наркоты прямо в зале. Спорим, что судьям плевать будет, кто нынче, а кто вчера рестораном управлял? Упекут далеко и надолго. Ну так что, все еще не передумал нас выгонять?

Псевдофээсбэшник вопросительно уставился на Ашота. Мачколяна буквально трясло. Он готов был голыми руками поубивать всех тех, кто сегодня не давал ему нормально жить, – ненависти и злобе его в эту минуту не было предела. Но в то же время где-то в самом отдаленном уголке его сознания раздавался мерзкий шепоток: «А ведь они правы, Ашотик. Если обладают такими уликами, не гулять тебе больше на свободе. Посадят. Непременно посадят и не спросят, был ли в доле, не был ли. Ты уж не горячись, прикинь, что да как, и соглашайся».

На некоторое время в кабинете повисла пауза, а затем Ашот тихо произнес:

– Я хочу видеть запись.

– Запросто, – снисходительно улыбнулся «фээсбэшник».

Затем один из пришедших с ним ребят молча подошел к видеомагнитофону, вставил в него кассету и запустил воспроизведение. Мачколян затуманенным взглядом уставился на экран, на котором замельтешили какие-то стены, столики, бутылки, чьи-то спины. Затем показались пакетики с белым порошком, деньги. Ашот смотрел на все это и не верил, что те люди, которые работали рядом с ним, пусть и не в кухне, а в главном зале, занимались продажей наркотиков. Прямо в этом самом зале.

– Ну как, впечатляет? – полюбопытствовал главный шантажист. – Но это только копия, есть еще и оригинал. Сам видишь, заведение ваше, люди тоже. Кто докажет, что директор и его компаньон не были в курсе всего происходящего? Угадал, никто... Так что, мил человечек, если не хочешь, чтобы эта кассета попала прямо по назначению, гони бабло.

– С-сколько? – заикаясь, спросил Мачколян.

– А как ты думаешь, на сколько все это тянет? – в свою очередь переспросил мордоворот.

– Не знаю, но в любом случае у меня сейчас нет денег. Вы же видели, у нас был пожар, – попытался выкрутиться Ашот.

– Так уж и нет? Неужто навар с продажи наркотиков совсем мал? – издевался мордоворот. – Вот уж ни за что не поверю! Так что давай, дядя, шевели мозгами, мы ведь никуда не торопимся, весь день здесь просидеть можем.

Словно в подтверждение своих слов, мужчина взял недопитую бутылку вина, кинул ее своим парням, а сам встал и принялся прохаживаться по кабинету туда-сюда, лапая все, что только попадало под руку. Мачколян нервно ломал руки, пытаясь придумать, как отвертеться от этих парней. Наконец выход был найден, и он бодро произнес:

– Хорошо, я заплачу вам, но только через две недели.

Мужчина присвистнул:

– Через сколько?

– Через две недели, – устало повторил Мачколян. – К сожалению, вы не первые, кто с меня денег требует. Были до вас и другие, а я не монетный двор, купюры сам не печатаю, должны понимать.

– Что ж, – вымогатель почесал в затылке. – Пожалуй, мы можем дать тебе время, но только сразу оговорюсь: две недели и ни днем больше. В противном случае кассета попадет куда нужно, и мы особенно позаботимся о том, чтобы тебя упекли по максимуму. Расклад ясен?

– Вполне, – нервно сглотнул слюну Ашот, мысленно пытаясь прикинуть, что он станет делать через неделю и тем более через две. Впрочем, второй может уже и не быть. С ним разделаются еще по истечении первой. Действительно, как любит говорить Максимов, жизнь – вроде зебры: полоса белая, полоса черная, полоса белая, полоса черная... а потом – жопа.

«Кстати, насчет Макса, – Ашот напряженно замер. – Интересно, было ли на него еще одно покушение или все же нет? Ведь не похоже, что на его жизнь кто-то мог посягнуть: всем нужны деньги, а не его шкура. Нет, что-то тут как-то не сходится, не срастается. А ведь ребята помощь предлагали, еще тогда...»

Ашот осторожно покосился на разбредшихся по его кабинету незваных гостей и, оставив свои размышления на потом, спросил у главного:

– Ну так мы обо всем договорились или как?

– Пожалуй, что да, – решив, что обсуждать больше нечего, ответил мордоворот и на прощание добавил: – Не вздумай с нами шутить, мы шутов не любим.

Ашот ничего не ответил, а только молча проводил взглядом псевдофээсбэшников и рухнул в кресло. Пить уже совершенно не хотелось, хотелось кого-нибудь убить особо зверским способом. А тут еще эта навязчивая секретарша – заметив, что неприятные посетители ушли, Надежда поспешила вбежать в кабинет и засыпать Мачколяна целой кучей идиотских вопросов. Сделала она это зря, так как Ашот, просто не в силах сдерживаться, схватил со стола один из бокалов и швырнул в нее. Секретарша громко взвизгнула и пулей вылетела из кабинета.

«Что делать? Что делать? – мучил себя вопросом Мачколян. – Как избавиться от всех этих назойливых кровососов? Они что, думают, у меня тут склад денег?»

Неожиданно Ашот снова вспомнил о наркотиках. А ведь они где-то должны храниться, если, конечно, остались.

Нервно вскочив с места, Мачколян выдвинул ящик стола, достал оттуда связку ключей от всех помещений ресторана и заторопился к двери. Проходя через приемную, бросил секретарше:

– Пошли со мной.

– Куда? – просто не могла не полюбопытствовать женщина.

Он не ответил, решительным шагом направляясь к кладовой, расположенной прямо под рестораном. Оказавшись возле двери, в нее ведущей, открыл замок одним из ключей и стал спускаться по лестнице вниз. Ничего не понимающая секретарша, ворча себе что-то под нос, последовала за ним.

Спустившись в подвал, Ашот окинул рассеянным взглядом помещение, сам еще толком даже не зная, что именно ищет.

– Что случилось-то? – теребила его Надежда. – Я могу как-то помочь?

– Ищи какой-нибудь потайной шкаф, не знаю, что еще, – начав торопливо ощупывать все выступы каменной стены, скомандовал Ашот. – Здесь должно быть что-то такое, куда можно спрятать наркотики. Кстати, – неожиданно резко он повернулся к женщине и уставился на нее вопросительным взглядом, – ведь ты же спала с Пожаровым!

– Да, – покраснела и вздрогнула Надежда.

– Ты должна знать все о том, чем он тут занимался и где хранил наркотики. Я уверен, что они спрятаны где-то в ресторане.

– Я ничего не знаю, – испуганно замахала руками секретарша. – Я только бумаги... Я совсем не интересовалась. Слышала, но...

– Где этот потайной шкаф? – зло прорычал ей прямо в лицо Ашот.

– Н-не знаю, – от испуга начала заикаться женщина.

– Не верю, ты должна знать! – вновь вскричал Ашот.

И тут она, закрыв лицо руками, завыла, как делают многие женщины, желая избавить себя от ответов на какие-то вопросы.

Это ей вполне удалось, так как Мачколян не стал упорствовать, лишь злобно сплюнул и бросил в адрес женщины какое-то ругательство. После чего отошел к стене и продолжил свое обследование. Сантиметр за сантиметром он ощупывал каждый камень, то надавливая на стену, то просто стуча по ней. Когда все четыре стены были общупаны и обстуканы, перешел к полу. Перевернув все бочки, зло процедил несколько ругательств и устало присел на один из бочонков.

– Должен, должен здесь где-то быть тайник, – вслух высказал он свои собственные мысли. – Не поверю, что его тут не было.

– Я не знаю, – похоже, все остальные слова секретарша забыла.

– Пошла вон! – бросил ей Мачколян, понимая, что если она не исчезнет, то он наверняка опять сорвется. Лучше уж покалечить пару бутылок, нежели живого человека – кто знает, может, она и в самом деле об этом представления не имеет?

Дробно стуча каблучками, женщина быстро вбежала по лестнице наверх и исчезла из поля его зрения. Ашот остался один.

Посидев минут десять, он снова занялся поисками тайника, хотя уже не было никакой надежды на него наткнуться.

...Исползав почти что все потаенные уголки ресторана, в итоге Мачколян сумел обнаружить только несколько вынимающихся в некоторых местах кирпичей, за которыми была одна пустота. Все, что здесь когда-то лежало, давно исчезло, причем бесследно.

Поняв, что ему сегодня окончательно не везет, Ашот вернулся в свой кабинет и принялся анализировать все случившееся. Вспомнил о визите первых незваных гостей, затем о требованиях вторых и невольно подумал, что Пожарову повезло, он отбыл на тот свет еще до того, как его все это коснулось. А вот к нему, Ашоту, почему-то пришла незаслуженная беда и теперь делает свое грязное дело. Эх, зря он согласился войти в долю с этим чертовым Эдиком! Жил бы себе сейчас спокойненько, жарил бы шашлычок и в ус не дул. Его бы совершенно не волновало, какие там проблемы у начальства. А теперь вот он сам – начальство и просто обязан придумать, как ему же остаться в живых.

Ашот встал, пересек кабинет и остановился у окна. За последним мельтешили какие-то люди, сновали туда-сюда разнообразные машины, а беззаботные воробьи нахально скакали по подоконнику, обсуждая все нелепости человеческого существования. Ашот вздохнул: похоже, придется вызывать подмогу. Одному ему со всеми свалившимися на плечи проблемами никак не справиться. И где там его приятель Величко с умнейшим песиком Графом, запросто бы отыскавшим здесь наркотики, имейся они в наличии? Где пиротехник Макс, глядящий на любую проблему свысока и никогда не унывающий? И даже немного нудноватый Валентин Грачев очень бы сейчас ему не помешал.

Мачколян отвернулся от окна и решительно направился к телефонному аппарату, уже на ходу вспомнив, что его друзья как раз должны были закончить свое дежурство в службе спасения, и если не разъехались по домам, то, скорее всего, отправились на свою вторую работу.

* * *

Звонок Ашота застал Величко в его собаководческом клубе, где тот дрессировал молодых собак, приучая их адекватно реагировать на команду «ищи». К телефону его подозвала секретарша клуба, и он незамедлительно подошел, будучи почти уверенным, что звонят из МЧС с просьбой заменить какого-нибудь заболевшего сотрудника. Александр не ожидал, что звонившим окажется Ашот, тем более такой взволнованный. Он, как, впрочем, и остальные друзья, знающие о взрыве ресторана, был уверен, что виноват во всем бывший директор и он за все уже поплатился. Следовательно, дальнейших проблем и осложнений не предвидится.

Новости же, сообщенные Ашотом, обеспокоили Александра и заставили безоговорочно согласиться отыскать остальных и вместе с ними прибыть в ресторан, не дожидаясь выхода на сутки, когда они обычно обсуждали общие проблемы и искали их решение. Сложившаяся ситуация требовала немедленного сбора.

Передав питомцев своему коллеге, Величко подозвал резвящегося со своими четырехлапыми друзьями Графа и направился за ворота. Прямо из клуба сразу отправился к телестудии, искать Максимова. Он понимал, что вызвонить Валентина будет куда проще, чем Макса, вечно находящегося не там, где ему положено быть, поэтому-то он и начал искать именно последнего.

До телестудии Александр добрался на маршрутке. Попросил разрешения у охранника пройти в каморку Макса, но упертый молодой человек потребовал от него пропуск, а не получив такового, попросил не мешать и освободить вход для других. Поняв, что внутрь ему не попасть, Величко достал из одного из своих карманов записную книжку и стал торопливо ее пролистывать, ища рабочий телефон Андрея. Нашел он нужную запись быстро и немедленно направился к ближайшему таксофону.

Александр на ощупь отыскал в кармане телефонную карту, сунул в отверстие, для нее предназначенное, и стал набирать номер. В трубке, зажатой между плечом и ухом, что-то зашуршало, а затем донесся приятный женский голосок, заученно доложивший, что «вы попали на телестудию» и что «секретарша Елена вас внимательно слушает».

– Добрый день, девушка, – вежливо ответил ей Величко. – Будьте добры, пригласите, пожалуйста, к телефону Максимова Андрея Михайловича, он у вас мастером по спецэффектам работает. Я его друг, и у меня для него срочное сообщение.

– К сожалению, Андрея Михайловича нет, – незамедлительно откликнулась та. – Он сегодня еще не приходил.

– А когда будет, не знаете? – попробовал прояснить Александр.

– Точно сказать не могу. Но он звонил утром и предупреждал, что у него какие-то важные дела, а потому он немного задержится.

– Жаль, – вздохнул Величко, мысленно пытаясь прикинуть, какие это дела могут быть у Макса, учитывая то, что дежурство его завершилось только сегодня утром. Не зная, что еще спросить, он даже собрался повесить трубку, но девушка неожиданно добавила:

– Возможно, более точные сведения о нем может дать его коллега. Если желаете, я его вам сейчас позову.

– Будьте добры.

Девушка положила трубку на стол и куда-то пошла, цокая каблучками. Именно это цоканье и услышал Величко вслед за стуком трубки о поверхность стола. Ждать Александру пришлось недолго: уже через пять-семь минут трубку снова подняли, и хрипловатый мужской баритон гаркнул в нее:

– Да, я слушаю.

– Здравствуйте, – поприветствовал нового собеседника Величко, а затем сразу спросил: – Вы коллега Максимова?

– Ну я, – без особого интереса ответил мужчина.

– А я его друг. Мне срочно необходимо его отыскать, так как с одним из его близких людей приключилось несчастье и, возможно, требуется его помощь. Вы не могли бы мне сказать, где он сейчас находится?

– М-м-м, – замычал в трубку мужчина, то ли что-то прикидывая, то ли просто решая, отвечать или нет.

– Это очень важно, – повторил Величко, пытаясь подтолкнуть собеседника к ответу.

– Я понимаю, – шмыгнул носом тот. – Только вот Андрей придет еще не скоро, не раньше часу дня.

– А где он сейчас, вы можете мне подсказать? – немного злясь от замкнутости и скрытности собеседника, в очередной раз спросил Величко.

– Э-э, как бы вам объяснить... – принялся подыскивать слова коллега Максимова. – В общем, знаете район привокзального рынка?

– Да, – пока еще ничего не понимая, откликнулся Величко.

– Напротив него еще магазин «Архипелаг» есть, а через дорогу... – он снова замялся.

– Макс... – по привычке назвав Андрея по кличке, вставил, а точнее сказать, спросил Алекс: – Он на автодроме?

– Угу, – откликнулся коллега Андрея, а потом добавил: – По крайней мере, должен быть.

– Спасибо, – коротко поблагодарил его Величко и сразу повесил трубку, только теперь поняв, почему коллега Максимова говорил так законспирированно, понимая, что если узнает об этом кто-то еще, то его товарищу несдобровать. Что ж, этого стоило ожидать. Где еще может носить этого чумного типа – сегодня же автогонки, а он этого дела большой любитель. Точнее, не самих гонок, а ставок, что на них можно сделать, а потом, если, конечно, повезет, срубить деньжат. Максимов вообще был из породы игроманов. Казино для него тоже было наркотиком, и если уж он туда попадал – считай, все пропало, пока до копейки не просадит, можно и не ждать.

Александр устало вздохнул, потрепал сидящего рядом с ним Графа по холке и спросил:

– Ну что, едем на автодром, вылавливать нашего горе-игрока?

Собака радостно завиляла хвостом и побежала к остановке.

* * *

На трибунах было людно и шумно. Напряженные взгляды устремлены на трассу, по которой на огромной скорости неслись пестрые от рекламных надписей гоночные машины.

Каждый водитель стремился опередить соперников, невзирая на опасность. Любой изъян на трассе, случайно попавший не туда камешек, отказ двигателя – все это могло стать предвестником беды. Но из-за одного только еще начинающего мелко накрапывать дождичка никто не собирался отменять автосоревнования.

И тут, неожиданно для всех, у одной машины отлетело антикрыло, за ним последовали еще какие-то части, а затем отвалилось и колесо и, с силой взметнувшись вверх, чуть не угодило в зрителей. Само авто тоже мгновенно оторвалось от земли и врезалось в бетонный отбойник. По трибунам прокатился стон ужаса, и все поспешили к перилам, несмотря на запрет комментатора.

Максимов издал горлом полухрип-полустон, поняв, что его ставка не оправдалась и он окончательно остался без денег, которые необдуманно поставил на ту самую пятнадцатую машину. Это был конец. Под нестройный гул толпы Андрей достал из кармана свой тонюсенький кошелек, намереваясь проверить, остались ли у него вообще деньги хотя бы на дорогу до работы. Открыл его и неожиданно обнаружил, что почти богат: из кошелька на него смотрели аж целых пятьдесят рублей.

«О, так можно поставить еще раз, – обрадовался он, все еще страстно желая поймать за хвост удачу. – Или все же не стоит?»

Тем временем трассу быстро очистили от обломков, зрители успокоились, и гонка должна была возобновиться. Макс посмотрел вниз, вспоминая, которая из машин только что была самой первой, а значит, оправдает его надежды на этот раз...

Вот она, красавица. Рычит, подобно взбешенному животному, готовому в любую минуту броситься в бой. Она-то ему и подойдет. Максимов мгновенно принял решение. Быстро покинув свое место, он поднялся до кабины приема ставок и протянул свой последний полтинник маленькому человечку с огромными очками на носу, принимающему последние ставки перед гонкой.

– На кого ставите? – покосившись на Максимова, уточнил очкарик.

– На восемьдесят шестой, – со вздохом парировал Андрей.

– Принято, – ответил маленький человечек, черкнув что-то у себя на листке и протянув Андрею какую-то карточку, на которой большими цифрами был выведен выбранный номер.

Андрей потоптался у окошка и неторопливо отошел в сторону. Затем до его слуха донеслись возобновившиеся крики радости, и он поспешил на трибуну, боясь пропустить начало гонки.

Оказавшись снова на своем месте, он увидел, что болиды уже тронулись и его очередной кумир, опередив всех, уверенно несется к финишу. И хотя это был только первый круг, можно было порадоваться: еще немного – и победа обеспечена. Макс радостно подскочил и, изобразив Тарзана, поколотил себя в грудь, оглушив при этом всех находящихся по соседству диким утробным рыком. Столь бурная его реакция не понравилась какому-то накачанному парню в мокрой футболке, который помахал перед носом Максимова огромным кулаком. Больше уже Андрей этого не повторял.

Машины пошли на последний круг. За восемьдесят шестым неотступно следовал пятый, то и дело норовя его обогнать и выйти на финишную прямую.

– Ну жми же, жми! – подгонял водилу выбранной машины Андрей. – Давай, сделай его!

Понявший, видимо, что ему не обогнать соперника, пятый решился на риск и, вильнув, зацепил его крыло. В ту же минуту машину с восемьдесят шестым номером резко развернуло и прокрутило на месте. Не успевший сориентироваться, да и просто не способный остановить разогнавшуюся машину, следовавший позади гонщик с визгом тормозов влетел в и без того выведенное из строя авто.

Удар был сильным. В следующее мгновение развалившийся на ходу болид вынесло на газон и, провертев несколько раз, остановило. К рассыпавшейся машине поспешили работники «Скорой». Они вытащили водителя и уложили на землю недалеко от самой трассы. Даже с трибун было видно, что у гонщика разбито лицо и, возможно, он еще и потерял много крови. Моментально был вызван вертолет, и пострадавшего стали готовить к погрузке и отправке в медпункт. Погода мгновенно испортилась, и вместо мелкого «грибного» дождичка из набежавшей тучи хлынул настоящий ливень.

Андрей растерянно и немного обреченно следил за этими действиями, не обращая никакого внимания на потоки дождевой воды, стекающей с его волос на лицо, заливающейся в глаза и рот. Он был окончательно растерян, ибо никак не ожидал повтора ранее случившегося и не верил, что одному и тому же человеку может вот так фатально дважды не повезти. Но факт оставался фактом, и поделать с этим ничего было нельзя.

Накатившая сразу апатия моментально подавила собой всякий интерес к соревнованиям, а потеряв то главное, что удерживало его здесь, то есть – стимул, Андрей вяло поднялся с пластикового кресла, закинул на плечо рабочий рюкзак, набитый до отказа разными хитрыми приспособлениями, и поплелся к выходу. Он шел, опустив голову и глядя лишь себе под ноги. Дождь тоже не способствовал оптимистичному настроению. Так Максимов дошел до входных ворот, преодолел турникет и поплелся к автобусной остановке.

– Я уже загребся тебя тут ждать! – неожиданно воскликнул кто-то у него за спиной и положил ему на плечо свою тяжелую руку.

Максимов повернулся и, увидев Величко, вяло протянул:

– А, это ты... – и продолжил продвигаться к остановке.

Его нисколько не удивило появление Александра, настолько он погрузился в себя и до сих пор никак не мог выплыть. Чтобы хоть как-то растормошить своего друга, сообразительная собака решительно цапнула его за левую штанину и слегка дернула. Максимов вскрикнул, во взгляде его появилась осмысленность, а затем он произнес:

– Как хорошо, что ты мне встретился, одолжи десятку на автобус.

– Что? – буквально остолбенел Величко, а Граф повторил свою шоковую терапию еще раз.

Теперь уже это помогло, и Максимов, дрыгнув ногой, яростно заругался:

– Да ты чего, животное, совсем оборзело? Своих уже кусаешь. Чего я тебе такого сделал-то, что ты со мной так? Уйди... не приближайся.

Словно поняв, о чем ему говорят, Граф сел на задние лапы и, склонив голову набок, пристально посмотрел на Максимова.

Тот немного успокоился, кинул беглый взгляд на Александра, потом на Графа, а потом вдруг спохватился:

– Стоп, ребята, а что вы-то тут делаете?

– Ну, вот это уже гораздо лучше, – облегченно вздохнул Величко. – С этого вообще-то и стоило начинать, – и, обняв друга за плечи, повел его к остановке, вкратце излагая просьбу Ашота.

Глава четвертая

К бедному и побитому судьбой Мачколяну друзья прибыли в половине третьего. Самого Ашота они застали в мерзком состоянии духа. Он бездумно что-то чертил на листе бумаги, а затем рвал, из мусорного ведра торчала уже целая охапка самой разной бумаги, и вся она вот-вот грозила высыпаться на пол.

– О, брат, да ты что-то совсем сдал, – сочувственно произнес Грачев, увидев, каким бледным и осунувшимся стал Мачколян. – Что там у тебя такого приключилось?

Ашот молча указал друзьям на мягкий диван, а затем добавил:

– Садитесь, расскажу обо всем по порядку.

Мужчины удобно расположились на предложенном им месте и принялись внимательно слушать. Ашот говорил не спеша, с расстановками, будто бы рассказывал сказку. Только вот сказка эта почему-то с каждым новым словом становилась все страшнее и постепенно превращалась в самый настоящий триллер.

Закончив повествование, на протяжении которого его никто ни разу не перебил, что могло показаться странным даже самому Ашоту, Мачколян подвел итог, сказав:

– В общем, влип я по самое не хочу, и все благодаря этому кретину Пожарову, подбившему меня на то, чтобы я согласился стать его компаньоном и вторым владельцем ресторана. Он словно бы знал обо всем заранее, вот и подставил меня. Жаль, укатил его голубой вагончик, иначе я лично из него все кишки бы вытряс.

– Вытряс не вытряс, но хотя бы точно узнал, кто и за что на тебя покушался, а Пожарова убрал окончательно, – вздохнул вслед за этим Грачев. – М-да, занятная история, и, что самое обидное, запутана до невероятности, а ничем хорошим кончиться явно не может.

– Да уж вот так, – развел руками Ашот. – Поэтому-то я и позвал вас, вспомнив о том, что вы, кажется, обещали помочь тому, на кого неожиданно обрушится гора неприятностей. Вы ведь поможете? – с надеждой спросил он сразу у всех.

Мужчины ничего не ответили, но этого и не требовалось, так как по их лицам Ашот и сам понял, что в беде они его одного не бросят. Ему не оставалось ничего другого, как сказать им:

– Спасибо.

– Пока не за что, – откликнулся Грачев. – Мы ж еще даже ничего не сделали. Для начала нужно определить главные проблемы.

– А чего их определять-то, – усмехнулся эмоциональный Максимов, уже успевший отойти от недавних разочарований и быстро пришедший в норму. – Они все налицо: две банды требуют денег, и не маленьких. Вот только где эти самые деньги взять?

– Все так, но ты забыл еще и про тех, кто покушался на Ашота и убрал Пожарова, – не согласился с Максимовым Грачев.

– Не забыл, – замотал головой Андрей. – Я почти уверен, что это кто-то из той же самой братии.

– Им невыгодно было Ашота или тем более его бывшего директора убирать, – уверенно заявил Величко, и все дружно повернулись к нему. – Бандиты хотят денег, а трупы ими, как известно, не располагают, – пояснил он свои слова.

– Пожалуй, ты прав, – согласился с другом Валентин. – С какой стороны ни посмотри, а убивать Ашота или того... другого, этим ребяткам было совсем ни к чему. Стало быть, есть еще кто-то третий. Но кто? Пока еще он себя не проявил.

– Знать бы, что ему надо! – воскликнул Максимов, стуча кулаком правой руки по своей левой ладони.

– Ну и что мне делать? – очередной раз вздохнул Ашот. – Где я возьму столько денег?

– Так, давайте провернем все еще раз, – предложил спустя минуту Валентин. – У вашего ресторана есть «крыша». Бандиты поставляли бывшему директору наркотики, а тот их сбывал, да еще и проценты приплачивал за спокойную жизнь. Следовательно, не получив с... – он с трудом вспомнил фамилию бывшего директора, – Пожарова денег за ранее предоставленный товар или хотя бы не выпытав, где он хранится, убивать его бандиты вряд ли бы стали. Я правильно рассуждаю? – спросил он у задумчивого Величко.

Тот кивнул, продолжая рассматривать узоры мраморного пола ашотовского кабинета.

– Следовательно, ребята эти действуют по понятиям, – подытожил он ранее сказанное. – Предоставили товар и теперь требуют за него деньги. А в то, что ты, компаньон Пожарова, не был в курсе всего происходящего и не имел с этого навара, я бы на их месте тоже не поверил.

– Ну спасибо, утешил, – вздохнул и без того расстроенный Мачколян и принялся рвать очередной, теперь уже совсем чистый, лист бумаги.

– Теперь дальше. Фээсбэшники...

– Липовые, – уточнил Максимов.

– Возможно, – не стал настаивать Грачев. – Они, по всей видимости, за вашим заведеньицем присматривали давно, искали на него компромат, подсылали что-то закупать своих и, конечно же, сами и снимали то, что было на кассете. Не воспользовались же записью сразу потому, что у старого директора наверняка были какие-то связи в ментовке, и он их угроз не особенно боялся, а новый таких связей не имеет, следовательно, его можно раскрутить.

– Ты хочешь сказать, что эти ребята как раз и грохнули Пожарова? – пораженный внезапной догадкой, перебил его Ашот.

– Не могу сказать точно, но, по крайней мере, им эта смерть выгодна, – ответил Грачев.

– А зачем тогда в меня стреляли? – удивился Ашот.

– Зачем? – усмехнулся у окна Максимов. – Припугнуть хотели, разве не ясно? Вот мы, например, на днях делали съемки для фильма...

– Стоп, стоп, стоп, – сразу притормозил его Валентин. – Пожалуйста, не путай кино с реальностью, в жизни все гораздо иначе и сценарием не предусмотрено.

– Ну и подумаешь! – обиделся Максимов, демонстративно взгромоздился на широкий подоконник и, открыв форточку, стал дышать свежим воздухом.

– Ну и к чему мы пришли? – сам у себя спросил Валентин.

– К тому, что, как ни крути, платить все равно придется, – подал голос со своего места Величко. – Кто стрелял – сейчас даже не особенно важно, куда важнее разрулить насущные проблемы с бандитами и шантажистами.

– У тебя есть какая-то идея? – поинтересовался Грачев, а Мачколян активно закивал, давая понять, что хотел спросить о том же.

– Не идея, а так, мысль, – отмахнулся Величко.

– Можно ее озвучить? – попросил напрягшийся Ашот.

– Я относительно денег, – почесав нос, начал объяснять Величко. – Насколько я разбираюсь в бизнесе, точнее, его себе представляю, мне почему-то кажется, что у каждого более или менее устоявшегося заведения всегда есть накопления, так сказать, на черный день. Ну, мало ли что бывает.

– Ты это о резервном счете? – догадался Ашот.

– Ну, наверное. У вас есть такой?

– Насколько я знаю, – наморщив лоб, задумался Мачколян, – был. Пожаров как-то упоминал о нем, причем говорил, что сумма там накопилась более чем приличная.

– Да? – почему-то удивился этому Грачев.

– Он так говорил.

– А какого ж черта он тогда тебя в долю взял, не имея острой необходимости в поступлении средств извне? – подозрительно прищурившись, спросил Валентин.

– Сам бы хотел знать, – вздохнул Ашот. – Я ж, наивный, тогда даже и не спросил, так обрадовался.

– Похоже, друг ты наш любезный, – захлопал в ладоши Макс, – тебя красиво кинули. Подставил тебя твой директоришка, по всем статьям подставил.

– Что ж, получается, он знал, что ли, что его грохнут? – совсем растерялся Ашот.

– Может, и не знал, но свалить все свои проблемы на тебя явно планировал, – ответил Максимов. – Эх ты, простофиля!

– Ну все, хватит чморить Ашота! – прервал Максимова Величко. – Ему и без наших разъяснений хреново. Лучше бы придумали что-нибудь.

– Кстати, хочу вернуться все к тем же банкам, – напомнил старую тему Грачев. – Я тоже вспоминаю что-то о подобного рода счетах. Так что, Ашот, напряги-ка мозги и вспомни, где он у вас имелся и хватит ли там бабла, чтобы расплатиться хоть с кем-то из этой страшной братии.

Мачколян задумчиво подпер руками голову и принялся издавать какое-то протяжное «хм»: видимо, так ему было легче думать.

– Надя, зайди ко мне, – неожиданно громко выкрикнул Ашот, чем немного напугал остальных, заставив их вздрогнуть.

Секретарша мгновенно появилась в дверях и недоверчиво заозиралась по сторонам: очередная порция гостей ее уже не радовала.

– Где банковский договор? – спросил у нее Ашот.

– У меня в сейфе, – отчеканила она звонко.

– Принеси все, что имеет отношение к нашему счету, – потребовал он.

– Хорошо, будет сделано, – пообещала женщина, а затем сразу удалилась.

– На кого оформлен счет? – поинтересовался проницательный Валентин.

– На Пожарова, конечно, – не задумываясь ответил Ашот.

– Хм, – издал короткий звук Валентин, но сказать ничего не успел, так как в дверях вновь появилась секретарша, но на этот раз с папкой каких-то бумаг.

Она медленно подошла к столу Ашота и, положив ее перед ним, спросила:

– Что-нибудь еще?

– Только не беспокоить, – попросил он и сразу пододвинул к себе принесенные бумаги. Перелистнув страницу, облегченно вздохнул и добавил: – Верно, договор с банком «Империал», а я все не мог вспомнить его название. Разрешение на снятие денег было только у руководителя ресторана, то есть директора, ну и на крайний случай – у бухгалтера.

– А где сейчас сам бухгалтер? – поинтересовался Величко.

– В больнице. При взрыве его немного зацепило, ссадины, ушибы. Я дал ему недельный отпуск, – пояснил Ашот. – Ох, – вздохнул он после этого. – Хоть нашли, где деньги взять, а то я совсем зашивался.

– Еще надо посмотреть, есть ли они там, – совсем не оптимистично изрек Макс.

– Не каркай, – шикнул на него Грачев и приблизился к Ашоту, чтобы тоже посмотреть на документы.

Через несколько минут после того, как про счет стало все ясно, было решено отправиться в банк и для начала узнать, какая сумма там лежит и на что вообще стоит рассчитывать.

Эту информацию после того, как все полагающиеся документы на замещение освободившейся должности им были оформлены, Ашот запросто мог получить. Для того же, чтобы снять деньги, требовалось еще несколько бумажек, но их сбором они планировали заняться чуть позже.

Дружно загрузившись в машину Ашота, мужчины поместили на свои колени Графа и направились к банку. Добравшись до него, выгрузились, псу дали задание охранять машину, а сами направились в помещение «Империала». На проходной их пропустили без особых проблем, но все же Ашот почему-то начал немного волноваться. Макс несколько раз попытался поднять ему настроение, но поняв, что все бесполезно, оставил все как есть.

– Девушка, я бы хотел получить информацию о состоянии счета своего ресторана, – наклонившись к окошку, медленно проговорил Ашот.

Остальные в это время немного отошли в сторону, но все же не отвлеклись на изучение интерьера банка, а внимательно вслушались в то, что говорил их друг и что ему отвечали.

– Ваши документы, пожалуйста, – попросила девушка, не глядя на Ашота. Ей, похоже, все равно было, что за клиент решил воспользоваться услугами банка, так что она делала все скорее машинально, чем с интересом.

– Да, конечно, – откликнулся Ашот и стал вытряхивать из борсетки на узкий столик все прихваченные с собой документы.

Девушка притянула их к себе изящной рукой, на которой блестел тонкий золотой браслетик, и принялась изучать. Ашот исподлобья рассматривал ее. Впечатление она производила приятное, чему в большей степени способствовали ее ясные светло-голубые глаза, обрамленные длинными ресницами, и аккуратные, четко очерченные губы. Волосы работницы банка были подстрижены коротко и зачесаны за уши. Она была более чем миловидна, но отметил это только вечно озабоченный Максимов, остальным же было совсем не до разглядывания женских прелестей.

Просмотрев бумаги, девушка внесла что-то в компьютер, а потом переспросила:

– Ресторан «Желтая горка»?

– Да, да, – нетерпеливо подтвердил Ашот.

– Минуточку, – она снова уткнулась в монитор, быстро пробежавшись тонкими пальчиками по клавиатуре. Через несколько минут брови девушки удивленно приподнялись вверх, и она тихо пробормотала: – Странно.

– Что... что странно? – заволновался Мачколян, а остальные придвинулись к окошку и напряженно уставились в лицо работнице банка.

– Ваш счет аннулирован два дня назад, – переведя взгляд с экрана на лицо Ашота, проговорила девушка.

– Аннулирован? Но этого не может быть! – воскликнул Ашот.

– Может, – уверенно ответила девушка. – Вот смотрите, – она повернула к Мачколяну монитор, и тот увидел крупно высветившееся слово: «аннулирован».

– Н-но кто, кто снял деньги? – заикаясь, проговорил Ашот.

– Сейчас узнаем, – вернув монитор в прежнее положение, ответила та. Вновь пощелкала мышью и с сожалением пожала плечами: – Странно, этой информации у меня почему-то нет. Но, насколько я могу судить по имеющимся данным, кто-то из двоих имевших к нему доступ – Пожаров или Кирсанов. Это уж вы у них узнавайте сами.

– Нет, я не могу в это поверить! – принялся возмущаться Ашот. Его всего буквально трясло от услышанного. – Счет аннулирован! И кем? Каким-то Кирсановым... Боже мой!

– Кто такой Кирсанов? – прищурившись, поинтересовался Грачев.

– Да бухгалтер наш, – отмахнулся от него Ашот. – Но как он посмел, как? Да и кто ему позволил это сделать, есть же правила и...

– Ничего не понимаю, – тупо разведя руками, промямлил Максимов. – Это что ж получается, опять нас того... киданули?

Валентин бросил осуждающий взгляд на Андрея, а затем сказал:

– Давайте выйдем, похоже, нам всем не помешает свежий воздух.

Как только они оказались на крыльце, Александр задумчиво произнес:

– Если бы я не был твердо уверен, что директор сгорел заживо, то я бы подумал, что все сейчас происходящее – его рук дело.

– Чего ты мелешь-то, – усмехнулся Максимов. – Где ему выжить, Ашот же говорит, в своем заключении эксперты-криминалисты подтверждают, что обгорелым трупом был именно Пожаров. С такой фамилией погибнуть в огне... символично, – печально улыбнулся он.

– Значит, бухгалтер, – уверенно заключил Грачев.

– Поехали, – скомандовал Ашот.

– В больницу? – уточнил Валентин, быстро сообразивший, что задумал его друг.

– Нет, – сухо ответил тот. – Сомневаюсь, что с такими деньгами он все еще вообще в городе. Но квартиру его надо бы проверить.

– А ты хоть знаешь, где он живет? – уточнил Грачев.

– Примерно, по дороге позвоню Надежде, спрошу точный адрес.

Сказав это, Ашот резко открыл дверцу своей машины и, бодро запрыгнув в салон, громко захлопнул за собой дверь. Остальные поспешили сделать то же самое, боясь быть оставленными тут, на незнакомой улице. Не отставал от остальных и Граф, и уже очень скоро джип Ашота несся по трассе в сторону Ленинского района.

* * *

– Могу я тебя попросить? – многозначительно посмотрев на Величко, а затем кивнув на дверь квартиры, в которой проживал бухгалтер, спросил Ашот. – Сам не могу, боюсь, со злости раскурочу тут все.

После того как секретарша сообщила по телефону Ашоту точный адрес Кирсанова, Мачколян прибавил скорости и почти в два счета домчал остальных до места. Из машины он выскочил первым и, несмотря на свою тучность, не дожидаясь лифта, поднялся на пятый этаж и минуты две колотил по дверям кирсановской квартиры. Только лишь когда подоспели остальные, он немного угомонился и попросил Александра вскрыть замок.

Понимая, что и в самом деле необходимо осмотреть жилище бухгалтера, чтобы понять, где он в данный момент может находиться, Величко достал из кармана маленький складной ножичек и, надавив на кнопку, раскрыл его. Затем подошел вплотную к двери и, просунув одно из тонких лезвий в замочную скважину, принялся прощупывать внутренности замка. Когда ему удалось отыскать главную точку опоры, он повернул ножичек по часовой стрелке, замок щелкнул, и дверь поддалась.

– Профессионально, – похвалил Александра Максимов. – Впрочем, чего было ожидать от спасателей, – и первым прошел в квартиру.

Остальные прошли следом и оказались в просторном помещении со всей полагающейся для жилого помещения мебелью, аппаратурой и вещами. Жил бухгалтер совсем не бедно, имел все, что только требовалось для жизни, и даже больше, учитывая, что телевизор у него с плоским экраном, со стереозвуком и для большего понту встроен в стену. Кроме этого предмета роскоши, в квартире Кирсанова имелись огромный музыкальный центр с массивными колонками и какая-то еще аппаратура.

На поспешное бегство отсюда самого хозяина указывали неплотно закрытые створки шкафов и ящиков. Один из них даже и вовсе был выдвинут, а его содержимое частично валялось на полу.

– Странно, бросить такую хибару, – недоуменно пожал плечами Максимов, который сам проживал в хрущевке, вот-вот грозившей развалиться, и о такой роскоши мог только мечтать.

– Бросить! – усмехнулся Ашот. – Да если там действительно были большие бабки, он себе две такие квартиры, а то и вовсе коттедж прикупит – и плевать ему на этот хлам.

– А вещички-то он собрал, – парировал тут же Макс. – Где-то же скитаться временно придется.

– Вряд ли, – расстроенно вздохнул на это Грачев. – На его месте я бы сразу билет куда-нибудь взял – и только меня и видели.

– Нет, сразу улететь он не мог, – не согласился с ним Величко. – Его должны были следователи вызывать на допрос. Как минимум он имел возможность отбыть только вчера вечером.

– Ага, а деньги снял заранее, – усмехнулся Максимов. – Он что, по-твоему, идиот – так собой рисковать? Знал же, что на него первым делом мы и подумаем. Нет, что-то тут не так.

Тем временем, пока мужчины пытались разобраться в поступках обманувшего и облапошившего их бухгалтера, оказавшегося куда более проворным, чем от него кто-то мог ожидать, Граф занялся своим делом. Не раз бывая с хозяином в гостях, он, как правило, развлекал себя тем, что изучал квартиру, куда попал впервые, обнюхивая все ее углы и потаенные местечки. Сейчас же, когда хозяин что-то искал, Граф решил помочь и, опустив морду, принялся обследовать комнаты.

– Ну и что теперь будем делать? – полюбопытствовал Максимов.

– Попробуем тут немного пошарить, – направляясь к шкафам, ответил ему Грачев. – Должно же здесь быть что-то, указывающее на то, куда он мог деться.

– А может, лучше пробежаться по вокзалам и аэропортам, там и поспрошать, не выкатывал ли за пределы города этот тип?

– Ага, так тебе все сразу и сказали, – шаря по ящикам, ответил Валентин. – Такую информацию с пассажиров никто не собирает. К тому же не факт, что он покинул город на общественном транспорте, может, у него есть машина.

– Есть, – вздохнул Ашот, тоже занявшийся перетрясом вещей Кирсанова.

– Ну вот, тем более. Значит, ищем дальше.

На некоторое время в квартире вновь повисла пауза: все были заняты делами. Ашот поднимал диваны и двигал столы, ища сам точно не зная что, Величко тряс книги, а Грачев предпочитал осматривать ящики и столы.

– Кажется, Граф нам что-то хочет сказать! – воскликнул отлынивающий от поисков Максимов, заметив застывшую в дверях собаку с огромным махровым полотенцем в зубах, один конец которого волочился за ней следом и явно мешал идти. Затем присел перед овчаркой и, взяв у нее полотенце, потрепал по голове: – Да ты, псина, никак искупаться захотела? Понимаю, тут такая духота... я бы и сам не прочь попасть под струю холодной воды.

– Ну-ка, дай сюда, – зная повадки своего пса лучше других, потребовал Величко, указывая на полотенце.

Максимов безоговорочно подчинился и продолжил играть с собакой, почему-то всячески отворачивающейся от его рук и не дающей себя трепать – попытки к сближению она явно игнорировала. Взявший же полотенце в руки Александр внимательно смотрел на него, пытаясь понять, для чего именно Граф принес эту вещь. И тут заметил длинный рыжий волос, оставшийся на полотенце, по всей видимости, от того, кто последний раз им пользовался.

– Ашот, а ваш бухгалтер не рыжий? – зачем-то спросил он, хотя, судя по длине волоса, он, скорее всего, принадлежал женщине.

– Да нет, а зачем тебе? Разве это может как-то помочь? – удивился Мачколян, сразу перестав шарить на полках со статуэтками.

– Вот, – Величко протянул полотенце Ашоту.

– Ну? – все еще не понимал тот.

– Видишь волос? – добавил Александр.

Ашот склонился над полотенцем и стал всматриваться в его ворсинки.

– А, да, вижу, – обнаружив упомянутое, ответил он. Затем поднял голову и удивленно посмотрел на Величко.

– У него кто-то был... женщина, – ответил тот на его молчаливый вопрос. – Ты знаешь, кто она?

Ашот отрицательно покачал головой, но потом почесал затылок и добавил:

– Предполагаю, что сожительница.

– Или сестра, – подал голос Максимов.

– Нет, сестры у него нет, это точно, – проронил Ашот.

– Значит, все же сожительница или любовница, – продолжил анализировать Величко. – Следовательно, он с кем-то встречался в последнее время и, возможно, все еще встречается.

– А может, и отсиживается у нее, – добавил к сказанному Андрей.

Величко слегка приподнял бровь вверх, понимая, что все эти предположения могут с очень большой долей вероятности быть правдой.

– Похоже, мы нашли правильную ниточку, – высказал пришедшую всем мысль вслух Грачев. – Нужно отыскать эту девицу и порасспросить ее о том, не известно ли ей, куда смотался ваш шустрый работничек.

– Легко сказать – отыскать, – почесал затылок Ашот. – Максимум, что нам известно, девица – рыжая.

– Натуральная рыжая, – подняв палец вверх, повторил Величко. – А это уже кое-что. Не так много в городе рыжих девиц, встречающихся с бухгалтерами.

– К чему ты клонишь? – переспросил Грачев.

– Думаю, что нужно попробовать выяснить в ресторане, у тех, с кем этот тип был в доверительных отношениях, хоть что-нибудь об этой пассии Кирсанова. А там посмотрим.

– Тогда пошли отсюда, – пробасил Ашот и направился к двери.

* * *

– Бухгалтер, милый мой бухгалтер, вот ты какой... – напевал Максимов, сидя на диване в кабинете Ашота, пока его друг выспрашивал у работников своего заведения, что им известно о сожительнице или любовнице Кирсанова.

Рядом с ним лежал Граф, которого по приказу новоиспеченного директора Мачколяна запросто пустили в ресторан. Здесь псине сразу понравилось, и он даже попытался обследовать пару-тройку комнат, особо склоняясь к кухне, куда его, конечно же, никто не впустил.

Остальные просматривали имеющиеся в кабинете кассеты, рассказывая друг другу, кто и что смотрел и насколько стоящим это оказалось. Вернулся Мачколян и радостно сообщил:

– Все, можно считать, что она наша.

– Даже так? – удивленно приподняв брови, подколол его Максимов.

– Угу, – с улыбкой ответил Ашот. – Представляете, оказывается, девица эта работает таксисткой в одном из таксопарков нашего города. Классно, да?

– Еще бы! – взмахнул руками Андрей. – Знаешь, сколько в городе таксопарков и тем более таксистов в них?

– Да хоть бы пятьдесят, но не думаю, что водительниц-женщин, да еще и натурально рыжих, особенно много, – отозвался со своего места Грачев. – Найти ее – дело буквально нескольких минут.

Максимов хмыкнул и, повернувшись снова к Ашоту, спросил:

– Так, может, ты еще и ее адрес и имя выяснил, тогда вообще искать не придется...

– Имени никто не знает, – развел руками Ашот. – Да и вообще о своих амурных похождениях этот хмырь не особенно и распространялся. Случайно как-то упомянул, что может задержаться на работе хоть до утра, так как у него есть знакомая таксистка.

– Какой номер у справочной? – направившись к телефону, поинтересовался у друзей Величко.

– Ноль девять, – удивившись, что таких элементарных вещей Александр совершенно не знает, ответил ему Ашот и тоже направился к столу, чтобы ничего не пропустить.

Величко быстро набрал короткий номерок, затем минут с пять, а то и больше, слушал играющую в трубке приятную мелодию, и наконец ему ответили:

– Справочная служба ноль девять. Что вас интересует?

– Девушка, мне необходимы телефоны всех таксопарков нашего города, – сразу пояснил Величко. – Вы можете дать мне такую информацию?

– Придется подождать, – сообщила операторша и вновь завела «старую песню».

Величко немного раздраженно отодвинул трубку от уха и закатил глаза к потолку.

– Любят же они эти муззаставки, – поняв, в чем дело, засмеялся Грачев.

Александр бросил на него мрачный взгляд и спросил:

– А ты чего теперь балду гоняешь? Ты же, кажется, заикнулся, что найти девицу – дело пяти минут.

– Он сказал – нескольких, а точного количества не называл, – поправил его Максимов.

– Неважно. Вот и думайте, как теперь уложиться в эти сроки. Не станем же мы звонить во все таксопарки и спрашивать: а у вас есть рыжие водительницы? Нас тут же пошлют к едрене фене и отвечать, ясное дело, не станут. Так что...

Договорить Величко не успел, потому что операторша справочной вновь подключилась и принялась диктовать ему номера запрошенных телефонов. Схватив со стола Ашота первый попавшийся лист и огрызок карандаша, Алекс принялся делать записи. Заполучив номера телефонов, поблагодарил девушку за помощь и вернул трубку на место.

– Ну вот, телефоны у нас есть. Что делаем дальше?

Грачев слегка привстал со стула, на который он успел приземлиться, и заглянул в листок Величко.

– Судя по записям, таксопарков всего шесть.

– Как видишь, – отозвался Александр и вопросительно уставился на Валентина.

Остальные последовали его примеру и сосредоточили на нем все взоры. Именно это выбило Грачева из колеи, и он недовольно заворчал:

– Ну чего вы теперь все на меня уставились? Не в зоопарке!

– Ну так ты же у нас психолог, мать твою, – тряхнул его за плечо Мачколян. – Думай, думай, как людишек одурачить и нужное узнать. Спасай бедную мою душу.

– Думай, думай, – заворчал Грачев и принялся расхаживать по комнате, бубня себе под нос что-то несвязное. – Женщина. Рыжая. Уловка... – Валентин всегда раскладывал все по полочкам, и пока в его новой работе спасателя это весьма неплохо помогало. Наконец что-то щелкнуло в его голове, и он радостно воскликнул: – Есть!

– Что есть? – встрепенулся Ашот.

– Набирай номер, – скомандовал Грачев.

– И что дальше? – не приступал пока к выполнению приказа Величко.

– А дальше представься диджеем с какого-нибудь радио. Разыграй позвонившего и попроси к телефону рыжую водительницу.

– Ты вообще сам-то понял, что сказал? – покрутил у виска Максимов. – Какой диджей, какое радио? Нам девица нужна.

– А, ну вас... – обреченно махнул рукой Валентин и сам подошел к телефону.

Сняв трубку, не спеша набрал первый из записанных номеров и бодрым, повеселевшим голосом изрек:

– Добрый день, вас беспокоит диджей «Авторадио» Алекс Макаренко. Мы рады сообщить вам, что проводим соревнование на лучших водителей... Да, да. Так вот, нам стало известно, что у вас работают несколько женщин. Это верно?

Собеседник что-то ответил, но мужчины этого не расслышали, продолжая немного ошалевшими глазами глядеть на переменившегося враз Грачева, так умело изображающего диджея с радио.

– Замечательно... Я очень рад это слышать. Угу, да... Конечно, ваше начальство согласится, это такой шанс и опять же реклама...

Новый ответ собеседника или собеседницы вызвал у Валентина щекочущий слух смех, настолько заразительный и настолько сценичный, что Максимов даже прыснул в ладонь и, закинув голову назад, громко выдохнул:

– Вот врать-то! Ну, артист...

Словно бы и не слыша его слов, Грачев продолжил свою психологическую игру, переходя к наиболее значимой ее части.

– И еще один вопрос, – заговорил он, – нет ли у вас среди водительниц девушек с необычным цветом волос? За это у нас также будет полагаться приз, но пока мы только уточняем, какое их количество следует закупить... Да... удивительно, чего только не придумают женщины. – Снова заразительный смех.

– Что ж, в таком случае ждите от нас персонального приглашения и, конечно, готовьтесь, – подытожил свою речь Валентин и, выдав еще парочку любезностей по поводу того, что ему было очень приятно пообщаться, повесил трубку. – Вот и все, а вы... сложно, сложно.

– Ну знаешь, – мотнул головой Максимов. – Я хоть и при киношке арбайтен, но и то в ох... в нокауте, – в самый последний момент изменил он слово. – Да ты талант. Тебе в кино сниматься надо. Я даже уже вижу тебя в роли такого ловеласа из народа, охмуряющего попадающихся под руку женщин и вводящего всех в заблуждение своей кроткой внешностью. Шедевр! Нет, вещь, это надо попробовать предложить. У меня как раз сейчас работа с режиссером...

– Завелись, – тоном мадам из рекламы изрек Величко. – Понеслись. Але, Москва, тормози, а...

– Ну вот, вечно вы работой заняться не даете, – заворчал Макс.

– Работой, друг мой, – улыбнулся на это Ашот, – занимаются в другом месте.

– Угу, а не шастают по автодромам и не просаживают деньги на ставки, – напомнил о недавних приключениях Александр.

– Ну все, насели! Ладно, не хотите, не буду больше говорить вообще, – припугнул всех Максимов, но никто особенно по этому поводу не расстроился, а на лицах Грачева и Мачколяна и вовсе мелькнули озорные улыбки.

– Ну, чего стоим, кого ждем? – окончательно решил добить всех своим цитированием рекламы Величко. – Звони дальше...

Валентин не стал упорствовать, поскольку прекрасно понимал, что, кроме него, так вот разыграть ни в чем не повинных людей не сможет никто из здесь собравшихся: с артистизмом у них, может быть, и все было в порядке, но вот со знанием человеческой психологии – полнейший швах. Он вновь поднял трубку и склонился над записями, запоминая следующий номер.

* * *

На обзвон всех шести таксопарков у Валентина ушло около получаса. Где-то попадались сдержанные собеседники, и все заканчивалось быстро, где-то – непробиваемые, из которых приходилось тянуть слово за словом чуть ли не клещами, а где – и вовсе излишне эмоциональные и не позволяющие нормально высказаться. Ко всем ним Грачев, конечно же, находил свой подход, но сколько сил и труда это ему стоило! Наконец дело было завершено, и он точно знал, в каком именно таксопарке работает единственная на весь город натурально рыжая водительница. Этим таксопарком оказался Ленинский, и, едва услышав от оператора этого района, что да, рыжеволосая красавица у них имеется, Валентин мгновенно сменил тактику и попросил пригласить ему девушку для личного телефонного разговора, сказав операторше, что должен ее лично проинструктировать.

Так как девицы в тот момент не оказалось на месте, Валентину предложили перезвонить через полчаса. Теперь ему предстояло только лишь назначить встречу и, придя на нее, попытаться вытянуть из девушки информацию о ее хахале. Пока что это был единственный шанс его найти и забрать деньги.

Валентин снова набрал уже известный номер, напомнил взявшей трубку операторше, кто он и откуда, и та тут же принялась рассыпаться перед ним в любезностях, предварительно сообщив, что уже послала за девушкой, которую, как выяснилось, звали Ксенией, и скоро она должна будет подойти. Валентин ждал, щебеча, как настоящий диджей, ни о чем с глупо хихикающей девицей. Наконец его мучения закончились, и она передала трубку той, которая и была нужна.

– Здравствуйте, – заново произнес Грачев. – Очень рад, что мне все же удалось вас сегодня отыскать. Вам наверняка уже сообщили, по какому я поводу.

– Да, конечно, – без особой радости в голосе откликнулась Ксения.

– Что ж, в таком случае мне остается назначить вам встречу, на которой я объясню вам правила соревнований, а заодно передам все необходимые документы для того, чтобы вас отпустили с работы.

– Мне нужно будет приехать к вам на радио? – как-то бесцветно спросила девица, словно бы ее заставляли идти на это против собственной воли.

– На радио? Да нет, что вы, совсем не обязательно. Вовсе ни к чему такие жертвы, – откликнулся Грачев. – Это слишком уж далеко для вас.

– Вы забываете, что я на машине.

– Да, но все же... Я как раз заканчиваю свою смену и направляюсь в ваш район. Чтобы вам лишний раз не мотаться по городу, давайте лучше договоримся встретиться у памятника бывшему борцу революции Ленину, на скамье по правую сторону. Меня вы сможете узнать легко: высокий, одет во все черное. Возможно, со мной будет собака – немецкая овчарка. Ну а вас, я думаю, мне тоже узнать труда не составит. Так мы договорились?

– Хорошо, – без какой-либо интонации выдохнула девушка. – Буду там через час, – и повесила трубку.

Глава пятая

– Вот это да! – присвистнул Максимов при виде рыжеволосой красавицы, направившейся прямо к скамье, где сидел Валентин.

Сам Максимов в компании Ашота и Величко находился на соседней скамье и должен был изображать одного из веселой троицы встретившихся в кои-то веки друзей, болтающих обо всем понемногу и распивающих пиво. Все остальное брал на себя Грачев.

– Эх и повезло же Грачу, – немедленно обзавидовался Максимов. – И чего я не вызвался на эту работу?

– Ты ведь не любишь рыжих, – отпивая глоток «Белого медведя», сухо бросил Величко.

– Я?... Да я наоборот... – загорелся было поведать о своих амурных похождениях Макс, но, заметив, как ехидно прищурился Мачколян, передумал и вздохнул. – Да чего с вами говорить, с истуканами!

Так же, как и остальные, заметивший девушку Грачев повернулся в ее сторону и стал следить за каждым ее движением. Стройная фигурка была обтянута кремово-розовым платьицем. Ксения грациозно покачивала бедрами, заставляя проходящих мимо мужчин обращать на себя внимание. Ярко-рыжие волнистые локоны струились по плечам, переливаясь под солнцем. Глаза красавицы скрывали большие темные очки.

Валентин дождался, пока девушка подойдет к нему и остановится на расстоянии вытянутой руки. Теперь он получил возможность рассмотреть ее лицо: маленький, усыпанный мелкими конопушками носик, пухлые, томно приоткрытые губы, покрытые мягким бархатом светло-розовой помады. Почти детские щеки, немного пухлые и с натуральным румянцем.

Она медленно сняла очки, и Валентин увидел ее глаза, зеленые, как маленькое озерцо, расположенное в самой глубине сказочного елового леса и хранящее в себе какую-то тайну. Эти глаза были красивыми, но ни они, ни томные губы не покорили Грачева, который хоть и был способен оценить красоту тела, но считал более важной красоту души, а у этой женщины она не могла быть чистой и ясной, как у его жены. Такой вывод Валентин сделал потому, что поведение, походка и даже взгляд красавицы были наигранны, ей так было удобно и выгодно. Девушка напоминала кошку, красивую и грациозную, но со спрятанными под мягкими подушечками лап острыми разящими когтями.

Валентин невольно напрягся и, на мгновение позабыв о том, кого он должен из себя разыгрывать, с запинкой спросил:

– Вы Ксения?

– Да, это я, – сногсшибательно улыбнулась она в ответ. – А вы, как я полагаю, тот самый диджей?

– К вашему сожалению, нет, – признался Грачев. – Я не имею никакого отношения к радио и тем более к каким-либо соревнованиям. Я психолог.

Брови девушки слегка приподнялись и застыли с выражением игривого недоумения.

– Психолог? Вы шутите, – не поверила она.

– Совсем нет. И потом, к моему делу это даже не имеет отношения. Я бы хотел с вами поговорить о некоем третьем лице.

– Не понимаю, на кого вы намекаете, – не спеша опустившись на скамью, парировала она. – Что такого важного могу я вам сказать? Я обычная водительница такси.

– Что-то не особенно похоже, – сев рядом, заметил Грачев.

– Ну, знаете ли, это вы, психологи, – на этом слове она сделала особое ударение, – привыкли почему-то думать, что шофер – это некто мерзкий, вонючий и по уши перемазанный в бензине или масле. Как видите, я вполне нормально выгляжу, хотя действительно не в рабочей форме. – Она усмехнулась. – Мое начальство повелось на ваш обман и буквально настояло на том, чтобы я заехала домой и как следует принарядилась. Теперь вижу, что все это было зря... Так вы все еще не сказали, зачем я вам понадобилась? – Девушка вопросительно посмотрела на него.

Валентин с трудом выдержал этот пронзительный взгляд: он прожигал насквозь и буквально вырывал почву из-под ног.

Грачев резко тряхнул головой и поспешил перейти к делу: не хватало еще запудрить мозги себе, так ничего и не выяснив, – Ашот ему этого не простит.

– Меня интересует один очень хорошо известный вам человек, – холодно изрек он. – Кирсанов Филипп Сергеевич.

Валентину показалось, что девушка вздрогнула, но лицо ее не отразило никаких эмоций, оставаясь прямо-таки каменно бесстрастным.

– А при чем тут я? – безразлично пожав плечами, усмехнулась она. – У него своя жизнь, у меня своя, а то, что мы иногда встречаемся, по-моему, никого более не касается. Желаете что-то узнать – спрашивайте обо всем у него самого.

Сказав это, девушка встала, собираясь покинуть Валентина, но он не позволил ей этого, торопливо схватив за руку и вернув на прежнее место.

– Что вы себе позволяете? – тут же воскликнула она.

– Только то, что необходимо, – угрожающе прищурившись, ответил Грачев и без лишних вопросов перешел на «ты»: – Ты прекрасно понимаешь, о чем именно я собираюсь тебя спросить. И не надо вешать мне лапшу на уши и бедной овечкой прикидываться, со мной этот номер не пройдет! Я хочу знать, где сейчас скрывается Кирсанов.

– Ха, он хочет! – возмущенно всплеснула руками девица, и моментально лицо ее из приветливо-улыбчивого стало немного отталкивающим и искривленным, как при взгляде в кривое зеркало. – Я, может, тоже хочу знать, где он? Мы расстались месяц назад, а он до сих пор не вернул мне те деньги, что занимал. Так что не надо на меня наезжать, меня ваши проблемы вообще не касаются. И отпустите мою руку, наконец! – Ксения резко выдернула свое запястье из цепких рук Валентина и, фыркнув в его сторону, как кошка на дохлую мышь, которая сразу стала ей неинтересна, развернулась и быстро зашагала вдоль площади.

Грачев растерянно взглянул на своих друзей, которые, заметив, что произошло, теперь таращились то на него, то на девицу, пока еще ничего не предпринимая. Мачколян даже что-то произнес, но из-за шума проносящихся рядом машин Грачев ничего не услышал, а потому просто пожал плечами, давая понять, что не знает, как так вышло. После чего вдруг бросился догонять девушку.

Остановить Ксению ему удалось только перед зданием оперного театра, являющим собой архитектурное сооружение былых лет и одновременно с этим еще и украшение площади. Именно там он настиг очень быстро идущую красотку и, схватив ее за предплечье, развернул к себе. В глазах ее возник огонек злости и раздражения, и пухлые губки, сжавшись в одну полоску, ядовито вымолвили:

– Ну и чего тебе еще?

– Ты соврала, – сказал Грачев.

Девушка молча дернула плечом и, оказавшись вновь на свободе, продолжила свой путь. Но не успела она сделать и трех шагов, как перед ней выросли трое мужчин и буквально нависли над ней, не давая пройти. Она поняла все сразу, занервничала, заметалась, повернулась назад, но тут же уперлась в Валентина.

– Ч-что... что вам от меня надо? – теперь уже вырвался наружу ее страх.

– Только правду. Где прячется Кирсанов? – грозно спросил один из тройки, и по его взгляду несложно было понять, что он не шутит.

– Я-я не знаю, – выпалила она нервно. – Я уже все сказала вашему другу.

– Мы тебе не верим, – встрял в разговор Мачколян. – Ты была у него не далее как пару дней назад. За это время трудно забыть, как он выглядит и где бывает.

– Кто вам вообще сказал такую чушь, говорю же, мы давно расстались! – повторила более спокойно девица.

– Это нас не интересует, – ответил Грачев. – От вас требуется только сказать, где он.

– Да пошли вы! – неожиданно пнув ногой в живот Валентина, закричала Ксения. Затем резко отскочила в сторону, чтобы никто не успел схватить ее за руку, и предостерегающе прошипела: – Если сделаете в мою сторону хоть шаг, я начну вопить... Вон, – она, не оборачиваясь, ткнула пальцем куда-то себе за спину, – ментов видите? Они быстро прибегут спасти бедную женщину от хулиганов.

Мужчины проследили за ее рукой и почти сразу заметили мельтешащих на соседней улице работников правопорядка.

– Что, съели? – радовалась девица. – И не смейте ходить за мной, козлы! А то заяву на вас накатаю!

Тряхнув рыжей копной волос, она побежала в сторону ментов, планируя таким образом окончательно избавиться от преследования.

– Ну и что будем делать теперь? – расстроился Мачколян.

– А что нам остается? Только лишь попробовать последить за ней, – выдохнул Валентин. – Ну чего стоите, пошли в машину.

* * *

Желтое такси с черными шашечками по бокам нервно виляло по дороге, норовя «поцеловаться» с впереди идущими машинами. Было видно, что водитель отчего-то нервничает и, скорее всего, даже грязно ругается, совершенно не глядя на дорогу и не думая, что, собственно, он делает. А Ксения действительно была зла, и ей хотелось выплеснуть все накопившиеся отрицательные эмоции, вызванные объяснениями с этими свихнувшимися типами. И ведь как, шельмы, ловко провели и ее, и босса...

Мачколян осторожно следовал по пятам за желтой «Волгой», стараясь не привлекать к себе внимание. Сделать это было очень сложно, учитывая то, что преследуемая словно намеренно петляла по дороге, как заяц вокруг пня, то обгоняя машины, то пропуская их вперед, – понять, на что она ориентируется, было немыслимо.

– Нет, как пить дать, заметит, – ворчал на заднем сиденье Максимов. – Она ж профессионалка. Должна заметить.

– Не каркай, – шикнул на него Грачев. – И без тебя проблем полон рот.

– Поздно, – заметив, как в салоне такси повернулась назад маленькая рыжая головка, вздохнул Ашот. – Засекла.

Грачев быстро отвесил много болтающему Максимову подзатыльник, а Величко тем временем скомандовал:

– Гони! Не дай ей оторваться, иначе потом больше не найдем.

– Дохлый номер, – видимо, переняв привычку говорить под руку от своего соседа по сиденью, изрек Грачев. – Теперь она уж точно к себе домой не поедет. Станет колесить по городу до тех пор, пока мы не потеряемся.

– Или пока не кончится бензин, – добавил оптимист Максимов. – А что, для нас это тоже выход.

– А ты про наш бензин не подумал, – постучав по рулю костяшками пальцев, парировал Ашот.

Преодолев резкий поворот, к тому же идущий в гору, машина выровнялась и пошла прежним ходом. Вот уже мелькнул перед носом желтый бампер Ксениной машины, а вслед за ним раздался неприятный свисток, и впереди что-то зарябило. Мачколян с силой надавил на тормоза, и машина, провизжав по асфальту колесами, замерла на месте. Мужчины дружно посмотрели в зеркало заднего вида и увидели приближающегося к ним гаишника. А машина Ксении тем временем продолжала удаляться.

– Ну все, щас штраф выпишет, – стукнул по рулю Мачколян. – А у меня, как назло, денег с собой нет.

– Мои карманы тоже пусты, – торопливо добавил Макс.

– У нас тоже не густо, – переглянувшись, почти в один голос изрекли Грачев и Величко. – Хорошо если полтинник вместе наберем.

– Кранты засранцу, – протянул Мачколян как раз в тот момент, когда над его открытым окном склонилась моложавая морда в кепке.

– Что? – в ту же минуту прорычал гаишник, видимо, приняв сказанное в свой адрес, хотя на самом деле так выразился Ашот про себя.

Не дожидаясь начала разборок между ментом и Ашотом, которого хлебом не корми, а дай поторговаться и попререкаться – вот тут-то и сказывалась его восточная натура, Александр открыл дверцу со своей стороны и, выпустив пса, вылез сам. За ним последовали и остальные, также, видимо, не горящие желанием слышать дальнейшее.

– Черт! Жаль, никак нельзя повесить на эту тачку маячок, – разочарованно вздохнул Грачев. – Теперь ведь не найдем.

– Макс, у тебя не найдется ли в каком-нибудь из карманов маленькой букашечки? – с намеком проговорил между тем Величко, поглядывая на Максимова.

– Это ты про маячок, что ли? – догадался тот.

Александр согласно кивнул.

– Ну как не найтись, – начал шарить по своим многочисленным карманам Андрей. Он вечно собирал везде всякие там проволочки, гвоздики, кусочки пластмассы – для чего они ему были нужны, вообще было непонятно, но именно по этой причине вся одежда Максимова представляла собой один огромный карман. – Сейчас, сейчас, – приговаривал он, продолжая поиски.

– Давай побыстрее, сейчас окончательно слиняет, – подгонял его Величко.

– Зачем они вам сдались? – не понимая смысла поступков друзей, спросил Грачев. – Кто этот маячок ставить-то станет? Граф же не сможет.

Услышав свое имя, пес решил, что ему сейчас предстоит какая-то работа, а потому с ожиданием смотрел вверх на хозяина, не переставая подметать хвостом асфальт. Величко бросил немного угрюмый взгляд на Валентина, давая тому понять, что он им мешает. Но Грачев не смолкал, поняв данный жест немного по-своему.

– Нет, я знаю, что ты его на это специально натаскивал, – продолжал он далее. – Но ведь ставить на неподвижный и движущийся объект – это совершенно разные вещи. Просто так она тормозить не станет. К тому же девица может заметить в зеркало заднего вида...

– Грач, не лезь? – все же не сдержавшись, огрызнулся Александр.

Тут как раз Максимов все же обнаружил у себя маленький маячок и протянул его Александру. Тот торопливо принял вещицу, хлопнул ладонью по бедру, привлекая тем самым внимание собаки, и сразу метнулся в сторону от машины. Граф послушно поспешил следом.

– Алекс, ты куда? – выкрикнул Грачев.

Но Величко не ответил и даже не оставновился. Он просто махнул рукой перед выплывшей из-за поворота машиной, та притормозила, и он вместе с псом без лишних слов запрыгнул в нее. Завизжали шины, и желтая «копейка» со свистом понеслась прочь.

– Э, а мы? – взмахнул руками теперь и Макс, но тут же смирился с происходящим и добавил: – Хотя ладно, догоним.

– Ты уверен, что они справятся? – догадавшись о задумке Величко, поинтересовался у друга Грачев.

– А то. Что там делать-то: выследить, дождаться, когда машина тормознет, и повесить маячок. На стоящую Граф запросто установит, – убедительно ответил Макс, а затем повернулся к машине.

* * *

Тем временем страсти между Мачколяном и работником инспекции накалялись. Ашот уже во все горло недовольно орал:

– Сто километров в час? Да я ехал-то от силы тридцать, – возмущенно пыхтел он.

– Может быть, вы еще скажете, что вообще стояли на месте? – съехидничал гаишник, доставая какой-то блокнот и ручку.

– Да, в сущности, так оно и было, – словив легкий тычок под ребра от товарища по машине, сбавил немного обороты Ашот. – Я почти стоял, ведь так, ребята?

Остальные дружно закивали головами.

– Хорошо, в таком случае платите штраф – стоянка здесь запрещена, – совсем не шутливо отозвался гаишник, которому, по всей видимости, просто нужны были деньги, а потому он цеплялся ко всему, к чему только можно было прицепиться. Как говорится, при желании и до столба можно докопаться. – А заодно давайте проверим, что у вас в багажнике. А то что-то не нравятся мне ваши физиономии.

– А у самого-то, – по привычке грубо выкрикнул Мачколян и, сам же поняв, что зря это сделал, испуганно скривил рот. Ну все, теперь ему уж точно кранты.

– Открывай багажник, – приказал гаишник недовольно, сверкнув глазами и похлопывая документами Мачколяна по своей ладони.

– Хорошо, – обреченно ответил ему Ашот и вяло поплелся к задней части своего джипа в сопровождении самого гаишника, мысленно ругая себя за то, что не взял выданный ему недавно документ работника службы спасения – глядишь, сработало бы.

Оказавшись на месте, он сунул ключ в замочную скважину и, повернув его, открыл капот.

– Это что? – вытаращив глаза и одной рукой торопливо схватившись за собственное табельное оружие, спросил мент сразу же. – Автомат?

– К-какой автомат, – заикаясь, залепетал Мачколян, – какой автомат, начальник? Обычный калькулятор, – Ашот натянуто заулыбался. С его лба струился пот, капли которого падали на его белую рубашку подобно самому настоящему водопаду, со множеством брызг. Часть из них досталась и представителю правопорядка, который только брезгливо утерся и с еще большей осторожностью, чем раньше, продолжил работу.

– Значит, калькулятор? – усмехнулся он, кося глазами на Мачколяна, а также успевая бросать взгляды на всех его друзей, от которых, по его предположению, наверняка можно было ожидать какой-нибудь пакости. Собственная шкура была, конечно, дороже, а потому он извлек из одного своего кармана рацию и демонстративно поднял ее вверх, предупреждая, что с ним лучше не шутить. Сообщать же о столь ярких личностях, подцепленных им лично, почему-то не спешил, видимо, решив попробовать разобраться со всем сам и заслужить еще большую похвалу, чем в случае появления здесь своих коллег. – А мне кажется, что калькулятор – это нечто маленькое и с кнопочками, – продолжил он напряженно. – Или я не прав?

– Правы, совершенно правы, но тот для предварительных расчетов, а этот для окончательных, – глупо пошутил Ашот, поскольку понимал, что и без того влип и теперь вряд ли что усугубит его положение еще больше. Откуда же в его машине взялось оружие и тем более такое, он пока не имел никакого представления.

Но тут очень кстати подоспел Максимов и выхватил это самое оружие прямо из-под носа гаишника.

– Нет, ну ты чего такой непонятливый? Не видишь разве – люди торопятся. Хотя у тебя же работа... Так и у нас ее не меньше, едем на съемки телевизионного фильма, а это, – он потряс оружием, выглядящим вполне настоящим, – мое новое изобретение. Я там пиротехником работаю. Хотите покажу, как оно действует?

– Макс, зараза, – только сейчас поняв, откуда эта штука взялась в его машине, и вспомнив, как сам позволил Андрею положить в багажник свои вещи, взревел окончательно взбешенный Ашот. – Ты что, мою задницу на эшафот отправить хочешь?

– Да ладно тебе, Ашот, – ничуть не обиделся Максимов. – Он же не настоящий. Вот смотри, – он опустил дуло к асфальту и нажал на крючок.

В ту же минуту на заасфальтированной поверхности дороги появилось насыщенно-красное пятно и стало быстро расплываться в разные стороны.

– Черт, опять жидкое сделал, – выругался Максимов, а побелевший от испуга гаишник попросту попятился назад. Еще бы, ведь он прекрасно слышал, что не настоящий только этот, а остальные? Да он и глазом моргнуть не успеет, не то что за табельное оружие схватиться, как его изрешетят в мелкую дырочку. А пусть и не убьют, ему же и одного удара под ребра вполне достаточно, чтобы расстаться с жизнью, а у этих удары, скорее всего, тяжелые. Нет, лучше уж быть трусом, но уж по крайней мере живым.

– Э, э, начальник, ты чего, – распростер к нему свои руки Ашот.

Но мент уже, похоже, ничего не слышал, продолжая двигаться, подобно ракообразному, задом наперед и мечтая только об одном – оказаться где-нибудь подальше от этих сумасшедших, смотрящих на него глазами дьявола. Неожиданно его фигура наткнулась на что-то огромное. С трудом сглотнув слюну, он медленно повернул голову и увидел Грачева. Последний не стал мучить растерянного гаишника и, просто вытянув из его закостеневших, как у трупа, рук права Мачколяна, коротко бросил:

– Спасибо, были рады встрече с вами. – Затем обернулся к остальным и сказал: – Давайте в машину. Алекс наверняка уже ждет.

Не обращая более никакого внимания на ошалевшего от событий последних пяти минут мента, мужчины загрузились в джип Ашота. Тот завел машину, и она быстро исчезла за поворотом, оставив после себя только небольшое красное пятно на трассе. Пятно кроваво-красное, но не имеющее, в сущности, никакого отношения к крови. Причем особой боязни преследования у уезжавших явно не было. Знали они, что проблем с начальством работник дорог себе не желал, а значит, предпочтет молчать и сопеть в две дырочки и дальше. Не тот он человек, что способен на подвиги ради долга.

* * *

Величко вместе с Графом они увидели за следующим поворотом. По всей видимости, друзья уже успели выполнить задуманное и теперь просто балдели в холодке, под тенью огромного дерева, а Граф и вовсе засунул свою голову под лист лопуха. Тормознув, Ашот открыл соседнюю дверцу и, свистнув собаку, победоносно улыбнулся Величко.

– А мы его сделали! – имея в виду гаишника, похвалился он немного по-мальчишески. – Развели, как ваньку.

Алекс воспринял эту новость как само собой разумеющееся, позволил собаке опередить себя, а затем уже присел рядом и сам. Многое из дальнейшего теперь зависело от Максимова, который, схлопотав от Ашота за личное оружие, теперь пыхтя что-то творил на заднем сиденье, припрягая к этому занятию еще и Грачева. От последнего просто требовалось подавать Максу проволочки и гаечки, что он, собственно, и делал.

Заметив, что собака тяжело дышит, Величко попросил Ашота тормознуть джип у ближайшего ларька и, как только тот выполнил его просьбу, отправился за минералкой. Граф побежал с ним, почему-то не пожелав оставаться в машине. Вернулись покупатели через пять-семь минут и сразу же получили радостное известие: сигналы маячка отловлены, и можно ехать на его зов. Вновь все запрыгнули в машину, включая и тех, кто нещадно травил свой организм табаком, а к таким относился нервничающий Ашот, вспоминающий о сигаретах лишь в самые сложные моменты собственной жизни, но именно тогда нещадно на них западающий.

Вернувшись за руль, Ашот уточнил у Макса примерный путь и с силой рванул машину с места.

Квартира Ксении, как удалось выяснить благодаря аппаратуре Макса, находилась где-то на улице Чемодурова, с которой и подавал сигнал маячок, прикрепленный Графом к ее машине. Ну а так как точно он ничего не указывал и уж тем более номера жилища не называл, с этим мужчинам предстояло разбираться самостоятельно. Въехав в поле близости от маячка, Величко попросил Ашота сбавить скорость и начать не спеша описывать променад по дворам. Необходимо было найти желтое такси, а там уж – как повезет.

Черные шашечки попались им довольно быстро: желтая «Волга» оказалась припаркованной возле подъезда длинной шестиэтажки, вокруг которой вовсю развернулось строительство нового жилого комплекса. Причем машина была спрятана за деревьями, и если бы не ее нестандартный яркий цвет, то, возможно, она бы даже и не попала на глаза Грачева.

– О, а вот и наша красавица, – порадовался он, указывая на такси. – Чую, что где-то тут должна быть и сама хозяйка.

– Ну знаешь ли, где-то тут – понятие весьма растяжимое, – выпуская из салона машины Графа, а затем выходя и сам, отозвался на это Александр. – Не так-то просто будет найти ее в этой шестиэтажке аж с четырьмя подъездами.

– Эх, Макс, и почему ты не волшебник, – вздохнул Мачколян. – Сейчас бы выдал нам какой-нибудь прибор, просвечивающий стены, и все в норме... а так...

Повисла пауза, все измышляли возможность выяснить, в какой именно квартире живет девица Кирсанова. Не подряд же, в самом деле, по всем этажам ходить.

– Стой, а чего мы, вообще-то, думаем, – неожиданно спохватился Грачев. – У нас же собака!

– Верно, – стукнул себя по лбу Величко. – Совсем что-то из головы вылетело. Извини, Граф, совсем про тебя забыл.

Он склонился к послушно сидящей у его ног и даже не подающей голоса псине и ласково потрепал по голове. Овчарка радостно завиляла хвостом, но, подобно дворовым псам, прыгать выше собственной головы не стала. Для нее, как для собаки породистой и служебной, характерна была сдержанность.

– Ну, твое высочество Граф, – потирая потные ладони, протянул Мачколян. – Помоги непутевым дядям. Выведи ты нас на эту особу, чтоб ее...

Не обращая никакого внимания на слова Ашота, Александр подвел Графа к машине Ксении, дал возможность обнюхать все следы вокруг нее, а затем отдал приказ:

– След!

Собака послушно склонила голову к земле, обследовала носом участок возле колеса со стороны водительского сиденья и, не поднимая головы вверх, помчалась к третьему подъезду. Получившие новую надежду, мужчины обрадованно поспешили за ним следом.

На третьем этаже Граф замешкался, заюлил на месте и протяжно завыл, давая понять, что тут след обрывается. Вбежавший первым на эту лестничную площадку Величко осмотрелся по сторонам и почесал затылок: две двери, и неясно, за какой именно квартира Ксении. Собака же этого почему-то определить никак не могла, видимо, по той причине, что хозяйка либо заходила к соседям, либо зачем-то кружила возле собственной двери.

– Ну и куда будем стучать? – поинтересовался поднимавшийся последним тяжело дышащий Мачколян.

– Да хоть в обе двери сразу, – не задумываясь, ответил ему Максимов. – Хоть в одной да не ошибемся.

– Тогда разделимся, – скомандовал Алекс и повернулся к серой двери, что была ближе всего к нему.

Почти разом он и Максимов надавили на кнопки звонков, но ответ почему-то последовал только из-за одной двери. К тому же послышавшийся из-за нее голос совершенно не походил на голос рыжеволосой красавицы. Старчески скрипуче и хрипло за дверью спросили:

– А кто там?

– Бабуль, открой, ЖЭК, канализационные трубы проверить надо, – моментально выпалил Максимов.

– ЖКО? – переспросила старушенция со вздохом. Потом, видимо, покачала головой, так как до стоящих по эту сторону двери донеслось какое-то хрипение, и проговорила: – У меня сын там работает. Сам все проверяет.

– Сам-то он сам, так мы-то обязаны галочку поставить, – продолжал настаивать на своем Максимов.

– Ставьте так, – отозвалась бабка. – Но я не открою. Мало ли, кто вы такие, а я человек пожилой, старый...

– Да хватит уже на нее время тратить, – махнул рукой Мачколян, тем более что за второй дверью только сейчас послышался какой-то скрип – по всей видимости, отпирались запоры.

– Ну хорошо, до свидания, – и в самом деле поспешил распрощаться со старухой Максимов и торопливо повернулся к другой двери.

Та неспешно отворилась, и в образовавшуюся щель начала было показываться чья-то яркая шевелюра, но тут что-то сработало в голове Мачколяна, и он, резко навалившись за открываемую дверь, буквально ввалился в квартиру, затолкал в нее совершенно ничего не понимающего мужика с красным платком на голове, завязанным на каждом из углов. Сам этот товарищ был жутко перемазан в краске и в одной руке держал тонкую кисть. На роль рыжеволосой красавицы он совсем не подходил.

– Э-э, м-м-м, – промычал за спиной Ашота Грачев. – Извините, а кто тут хозяин?

– Й-я-я, – испуганно ответил мужик и, все еще продолжая пятиться назад, едва не споткнулся о валяющийся на полу шнур и чуть не упал – его спас Мачколян, успевший уже смекнуть, что немного погорячился, а потому торопливо ухватил падающего мужика за руку и вернул его в вертикальное положение.

– А женщины у вас есть? – растерянно спросил Максимов.

Опешивший и ни черта не понимающий мужик отрицательно закачал головой и с трудом сглотнул слюну.

– Мы посмотрим, ладно? – зачем-то попросил разрешения Грачев и, торопливо пронырнув в квартиру, начал ее обследовать.

Он быстро заглянул в каждую из комнат, не пропустил и запертых шкафов, но, ничего в них не найдя, снова вернулся к порогу и, поправив на хозяине дома вспузырившуюся рубашку, проговорил:

– Ничего, мужик, бывает. Ты в следующий раз пей поменьше, такого не привидится, – и, дав сигнал остальным, стал пятиться на лестничную площадку.

Оставшийся в квартире и в самом деле слегка поддатый мужичок – ну а что за ремонт без предварительной заправки, – раскрыв рот, осел на пол и тупо уставился в стену перед собой. Дверь за непрошеными гостями закрылась сама, словно бы ничего и не происходило.

Оказавшись вновь на площадке, мужчины вопросительно переглянулись.

– Нет, не может быть, чтобы та старуха... – озвучил пришедшую всем в голову мысль Максимов.

– Похоже, что может, – сощурился Грачев. – Эта девица не промах и наверняка догадалась, кто там, за дверью. А чего проще прикинуться разваливающейся каргой и отвести от себя все подозрения разом? Теперь небось в ментовку звонит...

– Думаешь, она настолько сообразительна? – переспросил Величко, которому с самого начала голос старушки показался каким-то ненатуральным, но он не придал тогда этому особого значения.

– Да вот сейчас и проверим, – доставая из кармана складной инструмент, именуемый в народе ножичком, но, помимо этого, имеющий в своем составе много чего другого интересного, отозвался Мачколян и уверенной походкой двинулся к двери.

– М-м-м, – протянул за его спиной Максимов. – Может, лучше кто другой это сделает?

– Нет уж, я сам, – заворчал в ответ Ашот, втыкая свою фирменную отмычку в замочную скважину.

Почти в ту же минуту за дверью послышался какой-то подозрительно настораживающий шум, как будто с той стороны все время кто-то стоял и наблюдал за тем, чем они занимаются. Собака сразу залаяла, а обрадованный Максимов победно сообщил:

– Есть, попалась, лисица.

Мачколян еще раз нервно повернул отмычку, но, так и не подцепив ею нужной детали, просто с разбегу въехал в дверь плечом, и та, содрогнувшись от его удара, издала неприятно режущий уши скрип. Еще одного удара вполне было бы достаточно для того, чтобы окончательно сорвать дверь с петель и уронить на пол, но этого не произошло благодаря поспешным действиям друзей Ашота.

– Э-э, не ломай, – почти сразу осадил Мачколяна Величко и, оттолкнув слишком эмоционального и не держащего себя в руках товарища в сторону, взялся за дело сам. Он ухватился за отмычку, нащупал внутренности замка и почти тут же открыл его.

Нетерпеливый Мачколян буквально снес его своим тучным телом в сторону и первым влетел в квартиру, моментально скрывшись за поворотом в комнату. Ему не терпелось тряхануть как следует эту наглую девицу и выудить из нее всю правду, и мало кто мог ему помешать в этом намерении. Знающие же наперед все, на что способен Ашот, его товарищи, конечно же, просто не могли оставаться снаружи, а потому тоже влетели в квартиру, но с небольшим опозданием. В тот момент, когда они ворвались в зал, красный как рак Мачколян уже вцепился в лебединую шею рыжеволосой девицы и, словно бы она была тушкой только что прибитой лисы, раскачивал ею туда-сюда, озверело рыча:

– Говори, стерва, где он?

Даже если бы хотела, сказать ничего девица не могла – единственное, что ей удавалось, так это хрип, очень похожий на предсмертный. Боясь, как бы Ашот не перестарался, недооценив собственные силы, Величко кинулся спасать пусть и заблудшее, но все же божье создание. Он подлетел к Мачколяну, желая просто отрезвляющим басом рявкнуть ему что-либо прямо в ухо, но в самый последний момент, увидев его горящие безумным огнем глаза, понял, что это не даст никакого результата, а потому вынужден был просто временно вырубить своего товарища, надавив ему на сонную артерию. Тучное тело Мачколяна под умелыми руками Александра мгновенно обмякло, но Ашот так и не выпустил горла девицы и буквально вместе с ней с тяжелым грохотом рухнул на пол.

Остальные торопливо подскочили к девушке и принялись высвобождать ее из цепкой хватки Ашота. Последнему явно требовался хотя бы небольшой отдых, так как из-за всех произошедших с ним событий и почти лишенных сна ночей его психика начала давать сбой, и он уже перестал быть тем привычным добродушным толстяком, каким все его знали, – осталась одна нервозность.

Наконец девица была свободна, но от растерянности и пересохшего враз горла так и продолжала хрипеть, отталкивая от себя всех помощников сразу.

– Ну, ну, малышка, мы же тебя от неизбежной смерти спасли, а ты нас так плохо встречаешь, – попробовал было образумить ее Максимов. – Нет бы спасибо сказать, может, даже поцеловать.

– Чтоб тебя... змея поцеловала, урод! – с трудом прошипела рыжая.

– Ну вот, – отступая в сторону, вздохнул Макс, – всегда знал, что спасение душ человеческих – занятие крайне неблагодарное.

– Чего... вам от меня надо? – держась за свое покрасневшее горло, рискнула поинтересоваться девица. – Я же все сказала... тогда.

– Видимо, не все, – приземляясь на мягкое кожаное кресло, откликнулся Грачев. – Или не совсем все. И потом, судя по беспорядку в вашей квартире, – он обвел взглядом комнату, – здесь пару минут назад был мужчина. Или я не прав?

– Куда делся Кирсанов? – поставил более четко вопрос Величко.

– Я понятия не имею, – прикинулась наивной дурой девица, – о чем и о ком вы говорите. – Затем небрежно поправила вылезший из косы рыжий локон, убрав его за ухо, и осторожно покосилась на дверь. – Я наводила в квартире порядок.

– В этом платье? – усмехнулся Величко, бросая взгляд на шикарный наряд Ксении. – Не очень подходящий, на мой взгляд, халатик для уборки. Где Кирсанов, я еще раз спрашиваю?

Девица молчала, словно бы чего-то выжидая.

– Похоже, урок пятиминутной давности, – заметил Грачев, – вас ничему не научил. Или вы настолько не дорожите собственной шкурой? Ни за что не поверю, что его вы любите больше, чем себя.

– Да нет, она, видимо, любит деньги, – добавил к сказанному Максимов.

Он не особенно любил участвовать во всякого рода допросах, а потому всегда предпочитал в этих случаях выступать в роли наблюдателя, стоя где-нибудь в сторонке: на данный момент – подпирая косяк двери и вертя в руках что-то неопределенное, наверняка из разряда своих новых изобретений.

– Я ничего вам не скажу, убирайтесь, – практически прорезавшимся голосом прошипела девица. – Вон из моей квартиры! Иначе пожалеете...

– Это вы не на милицию ли вызванную намекаете? – догадался Величко и по лицу женщины сразу понял, что попал в точку. – Не хочется вас разочаровывать, но ближайший пункт милиции находится в двадцати минутах езды, а сейчас на дороге пробки. Так что к тому моменту, как они явятся, вам их помощь может уже и не понадобиться.

– Мне кажется или действительно лучше разбудить Ашота? – с намеком добавил Максимов. – У него, по-моему, лучше получается беседовать со строптивыми дамами. Они хоть совсем ничего не говорят, но, по крайней мере, и не возбухают.

– Не стоит... не запугаете, – скривила губы девица и, медленно поднявшись с пола, отступила к стене. – Мне известны все ваши планы, но вы ничего от меня не получите.

– Ой, а вот лично от вас нам ничего и не надо, – усмехнулся Величко, которого поведение девушки почему-то сильно позабавило. Девица явно заблуждалась, но пока еще была уверена, что действует правильно и что спасает жизнь человеку. – Как полагаю, не нужно и Кирсанову. Скажите честно, сколько он вам заплатил за то, чтобы вы его так рьяно прикрывали?

– Не все в этой жизни покупается, – гордо вскинув голову, парировала Ксения. – Для хороших людей ничего не жалко.

– А вы уверены, что он такой уж хороший? – ухмыльнулся Грачев. – Похоже, милая, вы совершенно не в курсе того, что вокруг вас происходит.

– Да неужели? – отозвалась та моментально. – Так просветите же меня, неразумную. – Ксения натянуто улыбнулась и продвинулась еще немного в сторону дверного проема, видимо, намереваясь в него выскочить. Впрочем, не ясно, как она в этом случае планировала миновать Макса, там стоящего. Возможно, рассчитывала на элемент неожиданности.

Александр все это видел, но пока ничего не предпринимал, давая девице возможность хоть какое-то время лелеять надежду на спасение, хотя все же отслеживал каждый ее шаг.

– Просветить? – Грачев потер подбородок. – Нет ничего проще, тем более что все можно изложить в двух словах. Твой любовник стащил у директора своего заведения приличную сумму денег и теперь желает смыться с ней. Так вполне доступно?

– Вы все врете, – громко произнесла девушка. – Он не мог и не стал бы этого делать, – она еще немного продвинулась к выходу.

– Вы все еще тешите себя надеждой от нас избавиться? – усмехнулся Величко в ответ. – Надеетесь сбежать? Зря. Лучше бы сказали все как есть и были бы совершенно свободны, чем планировать эти глупости.

Поняв, что ее намерения раскусили, девица затряслась всем телом, а затем выпалила:

– Я не собираюсь вам ничего говорить. Потому что... я ничего не знаю.

– Ну, все, мне это уже надоело, – подал свой голос от двери Максимов, и в руке его мелькнул пистолет. – Или вы говорите, или я стреляю, – предупредил он, направив оружие на девушку.

Она в ужасе вытаращила глаза и попыталась поискать защиты у остальных мужчин, но, увидев в их взглядах полную невозмутимость, с трудом сглотнула и присела на край журнального столика.

Глава шестая

– Ну так чья жизнь тебе все же дороже? – через минутную паузу вновь спросил Максимов. – Его или своя собственная?

– Не играет роли, – обреченно вздохнула девушка. – Вы все равно меня убьете, что бы я вам ни сказала.

– Убьем? – усмехнулся Максимов. – Да мы этого и не собирались делать. А если вы имеете в виду пистолет, – он подбросил на руке оружие, – то могу сообщить, что он заряжен не привычными вам пулями, а кислотой. Убить, конечно, может, но при правильном использовании просто на долгое время оставит после себя неприятный, отвратительный след. Ведь так? – обратился он к друзьям.

Остальные молча наблюдали за спектаклем, прекрасно понимая, что Макс просто разыгрывает девушку и это оружие – не что иное, как одно из его изобретений для нового фильма. Они-то знали, но этого не знала девица, а потому был шанс, что все задуманное Максимовым реализуется. Чтобы не мешать ему, мужчины согласно кивнули, Величко опасливо покосился на настенные часы, понимая, что если девушка действительно вызвала милицию, то времени осталось совсем немного.

– Ну вот видишь, – очаровательно заулыбался тот. – Я никогда не обманываю. А у тебя ведь такое замечательное личико, милое... очаровательное. Совсем не хочется превращать его в мерзкую маску, но что делать... – Андрей обреченно вздохнул, давая понять, что просто обязан выполнить то, о чем только что упомянул.

Девица попятилась в дальний угол, по-настоящему испугавшись этой угрозы. Метнув на ее лицо короткий взгляд, Андрей снова вздохнул, присел на край другого стоящего здесь стола и сказал:

– Мои друзья правы, тебе лучше во всем признаться так, без испытания на себе этой мерзкой вещи. Ты же ведь не хочешь, чтобы твоя нежная кожа превратилась в кошмарный рубец? Или, может, ты мне не веришь? Тогда смотри, – Макс направил дуло пистолета сначала на саму девицу, отчего та испуганно вскрикнула, а затем резко перевел его на поверхность стола перед собой и надавил на спусковой крючок. Вылетевшая из дула струя какой-то жидкости с шипением поползла по столу, разъедая полировку и оставляя после себя жженый след.

– Ну как, впечатляет? – присоединился к этим угрозам Величко и пристально посмотрел на перепуганную девушку.

Она не отвела своих глаз, испуганно тараща их на Александра и, видимо, судорожно решая, что ей делать. Затем опустила длинные ресницы и, сделав глубокий выдох, сказала:

– Он уехал за пять минут до вашего прихода. А когда вы беспокоили соседа, я позвонила в милицию, – словно предупреждая, добавила она.

– Куда он уехал? – сухо спросил Величко, боясь нарушить настрой девушки.

– Я точно не знаю. Все произошло так быстро и спонтанно. – Ксения закинула голову вверх, немного помолчала, словно собираясь с мыслями, а затем снова продолжила: – Он сказал, что за ним охотятся какие-то бандиты, и на время попросил спрятать его у себя. Я не смогла отказать, и он поселился у меня.

– А почему он до сих пор не покинул город? – полюбопытствовал вслед за этим Грачев. – Раз у него были такие проблемы?

– Не знаю. Он упоминал только о том, что у него здесь осталось какое-то недоделанное дело, и только после того, как он его провернет, сможет спокойно уехать.

– Что за дело? С чем оно связано? – насторожился Величко.

– Представления не имею, я не из любопытных, – фыркнула слегка раздраженно Ксения. – Вроде бы хочет забрать откуда-то какие-то бумаги. Но я точно ничего не знаю.

– Что за бумаги? – настаивал на более полном ответе Величко.

– Не знаю! – в очередной раз повторила девушка. – Он мне не говорил.

– Хорошо, мы вам верим, – прекратил допрос Грачев. – Ну, а за то, что честно нам во всем признались, оставим жить и больше не тронем. Хотелось бы еще, конечно, взять с вас обещание, но...

– Если он появится, я не стану звонить, – уверенно вставила девица, сама обо всем догадавшись.

– Что ж, ваше право, – ничуть не расстроился по этому поводу Грачев, вставая. Затем повернулся к остальным и добавил: – Кто станет поднимать этого слона?

Максимов звонко рассмеялся, затем взял со стола стоящую на нем вазу с цветами, вытащил букет, отбросил его в кресло, а мутную воду с ходу плеснул в лицо спящего Мачколяна. Но это не подействовало, слишком давно не спавший Ашот даже не почувствовал этого и, лишь недовольно поморщившись, повернул голову в другую сторону.

– М-да, незадача, – словно бы совершенно забыв о девице, уставился на Ашота Максимов. – Похоже, нам его не поднять.

Неизвестно, сколько бы еще товарищи по неприятностям ломали голову над тем, как поставить на ноги Ашота, если бы не Граф. До этого момента молча лежавший у порога, он только сейчас встал и, видимо, решив, что это дело как раз ему по силам, подошел к тучному телу Мачколяна, разом запрыгнул ему на живот и принялся лизать Ашота своим шершавым языком. На лицах остальных появились шаловливые улыбки: все знали, что Мачколян терпеть не может этой собачьей нежности и вообще слывет гражданином брезгливым, а потому даже сейчас он просто не мог не прореагировать.

Замотав разом всеми четырьмя своими конечностями, полудремлющий Ашот попытался скинуть пса с себя, но так как сделать ему этого не удалось, взвыл подобно сирене и моментально сел. Остальные, включая пришедшую в норму хозяйку, невольно разразились хохотом, повергнув и без того не въезжающего в ситуацию Мачколяна в шок.

– Я так и думал, что этого снести ты не сможешь, – гоготал громче всех Максимов. – Молодчина, Граф.

– Ну все, хватит ржать, – нахмурился Ашот. – Чего тут было-то?

– Расскажем по дороге, – пообещал Величко. – Вставай.

– Легко сказать, – закряхтел Ашот, пытаясь подняться на ноги, но так неловко и смешно, что это вызвало новый приступ смеха.

Оказавшись в машине, Величко дал Ашоту команду возвращаться в ресторан и позволил Грачеву кратко пересказать Мачколяну все то, что им удалось узнать у этой девицы. Как только это было сделано, Ашот забурчал:

– Это что же, опять получается, что мы бухгалтера упустили?

– Получается, – вздохнул Валентин. – Только теперь мы по крайней мере знаем, что пока Кирсанов не собирается покидать город. Для нас это плюс. И еще мы знаем, за чем он охотится.

– Ага, знаем, – усмехнулся Ашот. – За бумагами? Только какими, зачем они ему?...

– Ну какими – догадаться несложно, естественно, ценными, – подал голос все еще играющий со своим кислотным пистолетом Макс.

Покосившись в его сторону, Валентин недовольно произнес:

– Убрал бы ты эту хреновину, а то, не ровен час, случайно нажмешь на курок, и останется наш водитель без скальпа.

Максимов захохотал:

– Да вы что, и в самом деле поверили, что он кислотой заряжен? Ха-ха! Да нет, конечно. Так, смесь одна. Мне ее один химик знакомый посоветовал. Зеленая, вонючая и шипит, но вообще ничему не вредит. Просто сама при контакте с воздухом сворачивается и создает впечатление ожога. Хотите, на руку себе плесну?...

– Вот уж уволь, – замахал руками Грачев. – Этих ужасов мы еще по телевизору насмотримся. Убери сейчас же. Не хватало еще, чтобы вновь на ментов нарвались. На нас и так наверняка где-нибудь уже засада установлена, если тот малый своим отзвонился.

– Сомневаюсь, – хихикнул Макс. – Разве он захочет перед остальными себя позорить и рассказывать, что бутафорского оружия испугался?

Максимов нехотя прибрал свое фирменное оружие в рюкзак и, еще раз вздохнув, уставился в окно на проплывающий мимо городской пейзаж: когда в его руках не было какой-нибудь «игрушки», ему всегда становилось скучно и неинтересно. Одним словом, он был человек творческий и постоянно должен был что-то творить.

– Ну так что там с бумагами? – напомнил о проблеме Мачколян. – Есть предположения, что это может быть? Сразу скажу, весь ресторан я буквально перерыл, ища тайники, ни черта там нет.

– Так, может, ты плохо искал, – предположил Грач. – Мало ли сообразительных на свете?

– Может, – не стал ничего утверждать Ашот. – Только что из этого?

– Стойте-ка, – тихо попросил Величко. – Я, кажется, кое-что придумал.

– Давай выкладывай! – потребовал Макс.

– Учитывая то, что Кирсанову нужны какие-то бумаги, следует действовать исходя из этого. Пока еще ничего конкретного о них самих нам не известно, как не знаем мы и о том, где они могут находиться. Можно только предположить, что бумаги либо в ресторане, либо в доме погибшего директора.

– Почему ты так решил? – переспросил Грачев сразу же. – С таким же успехом они могут быть и в банке.

– Не могут. Если этот тип имел разрешение на работу с банком, значит, они давно уже были бы у него. Единственные недоступные пока для него места – это ресторан и дом директора.

– Точнее, сейф, – поправил друзей Максимов.

– Может, и он, – согласился Величко. – Стало быть, либо тут, либо там этот фрукт рано или поздно появится.

– Хм-м, – протянул Грачев задумчиво. – В этих мыслях что-то есть. Жаль только, мы пока не знаем, что это за бумаги.

– А что, если поговорить с женой умершего? – предложил Максимов. – Может, она знает.

– Тоже выход, – закивал Мачколян. – Только не факт еще, что она в курсе всех дел мужа.

– Попробуем, там видно будет.

* * *

Предположив, что рано или поздно Кирсанов должен появиться либо у ресторана, либо у дома директора, друзья решили разделиться и по очереди вести наблюдение за этими объектами. Но прежде чем к этому приступить, немного перекусили и направились навестить вдову бывшего директора – Анфису Григорьевну Пожарову. Адрес ее Мачколяну был известен, а потому на следующий день с утра он быстро довез на своем джипе остальных до нужного дома.

Этот самый дом, а точнее, коттедж в три этажа с двумя балконами, черепичной крышей и пластиковыми окнами, среди невзрачных построек, что ютились поблизости, казался в прямом смысле слова дворцом.

– Судя по дому, ваш Пожаров жил более чем красиво, – рассматривая владения бывшего директора «Желтой горки», изрек Валентин. – Похоже, ресторанный бизнес весьма прибылен.

– Для узкого круга людей, – со знанием дела добавил Ашот и первым приблизился к калитке.

– Ты знаком с ней? – полюбопытствовал на всякий случай Величко.

– Не то чтобы очень, видел несколько раз, – ответил Ашот, давя на звонок.

За воротами что-то запищало, и вскоре калитка перед ними распахнулась. Друзья увидели высокого юношу с шикарной курчавой шевелюрой и орлиным носом. Молодой человек был одет в джинсовые шорты и просторную майку и явно не относился к разряду охранников.

– Анфиса Григорьевна дома? – поинтересовался у парня Ашот.

– Дома, – кивнул тот, подозрительно его разглядывая. – А вы кто?

– Я был заместителем ее мужа. Мне бы хотелось с ней поговорить, я могу войти? – отчеканил Ашот следом.

– Если одному, то да, остальные пусть останутся, – не задумываясь, ответил парень.

Ашот обернулся.

– Ничего, ничего, иди, – ответил за всех Величко. – Мы тут покурим.

Мачколян кивнул и скрылся за металлическими воротами, ставшими почему-то в их городе очень уж распространенным явлением. Паренек провел Ашота через заасфальтированный и совершенно не имеющий никакой растительности двор и впустил в дом. Уже в гостиной Мачколян увидел траурную фотографию своего компаньона, укрепленную на стене, прямо напротив входа, и украшенную искусственными цветами и черными лентами со всевозможными надписями на родном армянском языке. Внизу под фотографией стоял небольшой накрытый скатертью столик, а на нем лежали самые дорогие, не в смысле стоимости, конечно, вещи погибшего: оригинально выполненный кривой кинжал, золотые часы с дарственной надписью, сигары и много чего еще.

Мачколян вспомнил о том, что так и не пошел на похороны Пожарова, и ему стало немного неловко, особенно когда он почувствовал на себе чей-то тяжелый взгляд. Он повернул голову и увидел облаченную во все черное женщину, голова которой была покрыта прозрачной черной тканью, один конец ее она то и дело подносила к лицу и утирала им слезы.

– Добрый день, Анфиса-джан, – поприветствовал вдову Пожарова Мачколян, вовремя вспомнив о том, что она только наполовину армянка, а значит, следовать общепринятым правилам необязательно. Об этой нечистокровности говорило и ее имя, хотя по паспорту она наверняка была какой-нибудь Аранией или Анфицией, но для России привычнее было именно так. К слову сказать, фамилия этой пары тоже была не исконной, а переделанной на российский манер, так что во всех документах, что были у этой парочки, фамилии Пожаровы даже и не мелькало. Зато была другая – Пождорлян. Сам черт язык сломит, прежде чем это выговорит.

– Я сожалею о случившемся, – склонив голову, продолжил Ашот. – Эдуард Георгиевич был хорошим человеком.

– Вы не были на погребении, – заметила женщина.

– Да, не был, – не стал отнекиваться Мачколян. – Мне не позволили дела. Милиция, пожар в ресторане... – Ашот вздохнул. – К сожалению, проблем оказалось больше, чем я полагал.

– И все же вы могли найти время, – вновь раздался в помещении тихий голосок. – Вы ведь вместе работали.

– Да, это так, только ваш муж, извините, конечно, оставил мне после себя огромные долги, из-за них меня самого едва не лишили жизни и до сих пор угрожают.

– Неужели? – поразилась Анфиса. – Этого не может быть. Эдик всегда вел дела последовательно и аккуратно! Вы намеренно наговариваете на него.

– Увы, нет, – развел руками Ашот. – И именно потому, что мне самому может грозить участь вашего мужа, я и пришел сегодня к вам. Возможно, вы сможете мне помочь.

– Деньги? Вам ведь нужны от меня деньги? – привстала со своего места женщина. Затем усмехнулась: – Но у меня их нет. Эдик не оставил нам ничего, кроме доли в этом самом ресторане, который, будь он проклят, мне даже не нужен. Боюсь, что вы не по адресу.

– Я навестил вас не ради денег, – замотал головой Ашот. – Я совсем по другому поводу.

– В таком случае я слушаю, – женщина устремила на него темные, красивые, как у антилопы, глаза.

– Я не знаю, известно ли вам, – начал издалека Ашот, – но у нашего заведения были деньги. Они лежали в банке на счету, на тот случай, если случится нечто непредвиденное. Денег было довольно много, но все они внезапно исчезли, как и тот единственный человек, что имел возможность их оттуда снять. У него была доверенность от вашего мужа. Он один имел к ним доступ.

Глаза Анфисы сощурились от напряжения, и непонятно, то ли она так усиленно вслушивается во все рассказываемое Ашотом, то ли пытается вспомнить этого самого человека. В конце концов она просто спросила:

– Кто он?

– Наш бухгалтер. Кирсанов.

– Я его не знаю.

– Это плохо, – вздохнул Мачколян. – Потому что у меня есть подозрение, что сейчас он охотится за чем-то еще, за какими-то бумагами, имеющими отношение к ресторану. Я проверил все в кабинете, но ничего важного там не нашел. Возможно, эти самые бумаги, которые ищет Кирсанов, находятся где-то в вашем доме.

– Вы намекаете на сейф? – уточнила женщина.

Ашот кивнул, не смея заглянуть ей в глаза.

– Я понимаю, что эта просьба очень... э-э... нестандартная и...

– Я ничего не понимаю в бумагах, но, зная от мужа, что вы человек, на которого можно положиться, могу показать вам все, что там лежит.

– Я был бы очень вам благодарен, – обрадовался Мачколян.

Женщина встала, и они оба проследовали в кабинет ее умершего мужа. Там она достала из ящика стола замысловатый ключ, сняла со стены одну из картин и, вставив ключ в замочную скважину, там имеющуюся, повернула его несколько раз. Стальная дверца открылась, и взору Ашота предстали несколько бумаг и маленькая шкатулка. Ее Анфиса Григорьевна вытащила сразу, пояснив:

– Это семейные драгоценности. Думаю, вам они неинтересны.

Мачколян кивнул и, приблизившись к сейфу, осторожно, словно бы в нем было что-то особо хрупкое, стал просматривать бумаги. И несмотря на то, что он в бизнесе был человеком новым, ему не составило особого труда понять, что все там находящееся особой ценности, тем более для лиц посторонних, не представляет. Следовательно, бумаги, необходимые Кирсанову, были где-то в другом месте.

Отступив от сейфа, Мачколян отрицательно покачал головой и практически сразу спросил:

– А других потайных мест у вашего мужа в доме не было?

Женщина пожала плечами.

– Возможно, но мне они неизвестны.

– Жаль, – вздохнул Мачколян, наблюдая за тем, как она возвращает картину на прежнее место. – В таком случае мне остается только предупредить вас, чтобы вы были осторожнее. Есть вероятность, что к вам в дом вскоре попытается влезть этот самый Кирсанов.

– Спасибо за предупреждение, Ашот Ваграмович, – натянуто улыбнулась хозяйка, – но не думаю, что он рискнет это сделать. Сейчас у меня в доме очень много родственников. Они покинут меня не раньше чем через сорок дней. Но все же спасибо.

Мачколян снова сдержанно кивнул и направился к выходу. Она не стала его провожать, а молча, едва передвигая ногами, направилась по лестнице на второй этаж. Мачколян вышел во двор, попросил все того же паренька отворить ему ворота и, как только тот это сделал, вышел к ожидающим его друзьям.

– Ну что? – первым спросил у него Максимов.

– Ничего, – вздохнул он в ответ. – Никто подозрительный пока не приходил, ничего вроде бы не пропало. К тому же в доме полно собравшихся на поминки родственников, и тому, кто решит в него влезть, придется долго ждать, пока они все рассосутся.

– Возможно, именно поэтому Кирсанов и медлит, – предположил Грачев.

– Кто его знает, – парировал Ашот, садясь за руль своего джипа и вставляя ключ в замок зажигания.

Не последовали за ним в машину только Максимов и Величко, которые, как было решено, оставались присматривать за домом. Как только машина Ашота собралась рвануть с места, Величко торопливо махнул тому рукой, давая понять, что что-то забыл. Ашот высунулся в окно.

– Одолжи сотовый, – попросил Александр. – Нам нужна связь, а телефон в ресторане у вас есть.

– Лови, – не задумываясь, ответил Мачколян, и в ту же минуту в Величко полетела небольшая серая трубка. Он ловко подхватил ее и сразу сунул в карман, жестом пожелав отбывающим товарищам удачи.

Оставшись одни, Александр и Макс стали выискивать себе место для более удобного наблюдения за домом. Первым делом обошли его со всех сторон, высматривая, в каком месте во двор попасть проще всего, и, поняв, что таких мест три, решили разделиться: Величко засел в кустах напротив могучего дуба, растущего прямо у забора, Графу велено было разместиться у ворот, точнее, чуть в стороне от них, где лежала куча кирпичей, а Максимову пришлось взять на обозрение всю внутреннюю сторону изгороди, за которой уж точно никто не присматривал. Теперь оставалось лишь дождаться появления желаемого объекта и постараться не упустить, а отловить его.

Никто из них не заметил, как в одном из домов напротив в окне то и дело мелькало что-то блестящее. То был бинокль. Нетрудно догадаться, что наблюдателем был Кирсанов.

* * *

Почти целые сутки сиднем просидели Величко и Максимов возле дома убитого Пожарова, настоящую фамилию которого было невероятно трудно выговорить, да они, собственно, и не пытались. Хотя ради развлечения заучить ее вполне можно было бы. Но мужчины предпочли заняться другим: поудобнее расположившись на своих пунктах для обозрения, они то и дело свистали Графа и посылали его друг к другу с записками, а то и вообще в магазин. Да, именно в магазин. Собака была настолько смышленой и умной, что с этим проблемы у нее не возникало: она аккуратно брала в рот записку со списком продуктов, а также деньги и, пронырнув к прилавку, вставала на задние лапы и совала ошарашенной продавщице свою ношу. Та заказ выполняла, но вот потом, когда псина собиралась отбыть восвояси с закупленным продуктом, за ней выстраивалась целая процессия из желающих посмотреть, кто же хозяин замечательного животного. Так вышло и на этот раз.

Увидев гогочущую толпу, а впереди нее важно вышагивающего с пакетом, в котором были бутылка минералки и несколько булочек, Графа, Александр чуть не взвыл: вот только расспросов ему сейчас и не хватало. Совершенно не желая попадаться на глаза этому люду, он торопливо попятился вдоль забора, вылез из кустов и быстрым шагом направился к соседнему дому, поблизости от которого велось какое-то строительство. Аккуратно перепрыгнул через забор и только сейчас понял, что отсюда вид на жилище Пожаровых куда лучше, нежели из кустов.

Тем временем Граф, добравшись до кустов и никого там не найдя, положил пакет с ношей на землю, принюхался, а как только след был взят, бегом рванул за хозяином. Любопытные моргнуть не успели, а собака уже скрылась из виду, и найти ее более не представлялось возможным. Женщины, мужчины, а особенно дети разочарованно завздыхали, некоторое время посвистели, но, не добившись результата, стали вяло расходиться по своим делам.

– Ну все, Граф, чтоб я еще раз тебя в магазин послал... – закачал головой Величко при виде своей собаки. – Ну никак не можешь ты без хвоста оттуда явиться!

Овчарка, словно бы сознавая свою вину, бросила пакет на землю и виновато проскулила.

– Ну ладно тебе, – пожалел его Александр. Затем поманил пса рукой и потрепал за ухом. – Молодчина. Ты самый лучший из всех. Даже не знаю, что бы я без тебя делал.

Такое количество комплиментов, конечно же, подействовало на Графа расслабляюще, и он, разве что не замурлыкав, как кот, важно улегся рядом с хозяином и начал тихонько ворчать, требуя новой порции ласки. На улице постепенно начинало смеркаться. Александр велел псу оттащить часть съестного Максимову и, как только Граф скрылся за бетонными плитами, выпрямился в полный рост и сладко потянулся. От слишком длительного лежания и сидения у него все затекло и практически задеревенело, что было совсем некстати.

Подул легкий ветерок. Александр поднял голову вверх и посмотрел на ветки растущих над ним деревьев. Ветки попеременно склонялись в сторону направления ветра, шелестя листвой и издавая своеобразную, ни на что не похожую музыку. Вскоре должен был начаться дождь, и Александр знал это так же точно, как и то, что наблюдать за домом в плохую погоду станет намного сложнее, чем просто ночью. Он стал осматриваться по сторонам, ища достаточно сухое убежище, из которого тем не менее был бы хорошо виден забор и подход к охраняемому дому. Вокруг были лишь частные домики, фундамент строящегося дома, а также...

При виде огромной старой многоэтажки, которая, судя по всему, предназначалась на снос и в ней давно уже не осталось жилых квартир, Александр прищурился. Своим острым взглядом он уловил какой-то свет на одном из ее этажей: бомжи обычно предпочитают разжигать костер, а это что-то другое. Может, ребятня? Опять нет, свет слишком равномерен, а дети на одном месте, как правило, не сидят. Величко напрягся – его очень сильно заинтересовал блеск в том доме, и он во что бы то ни стало желал проверить и лично осмотреть его. Но стоит ли идти туда одному?

Он дождался, когда вернется его пес, снова послал его к Максу, но теперь уже затем, чтобы он привел его сюда. Когда же совершенно ни от кого не скрывающийся Максимов объявился, Александр повернулся к нему и тихо спросил:

– Что видишь у меня за спиной?

– Где? – не сразу понял тот.

– В старом доме, что под снос, – пояснил Величко.

– Да ничего особенного. Ну костер, кажется, бомжи развели. А что?

– Это не костер, – даже не оборачиваясь, заметил Александр. – И вряд ли там бомжи.

– Подозреваешь, что тот, кого мы здесь поджидаем? – догадался Макс.

Александр кивнул:

– Хочу это проверить. Побудь здесь и никуда не отходи.

– Да я никуда и не тороплюсь, – равнодушно бросил в ответ Андрей и сразу же приземлился на бетонную плиту, образовавшую собой небольшой приступок. – Ты только недолго, – попросил он напоследок, – дождь собирается.

Александр кивнул и вместе с собакой скрылся за соседним домом. Быстро преодолев весь частный сектор, он как можно незаметнее приблизился к подъезду и, пропустив вперед Графа, стараясь ступать бесшумно, пошел за ним следом. Когда они оказались на третьем этаже, чуть выше что-то зашуршало и застучало: видимо, их приближение было замечено, и теперь скрывающийся пытается смыться. Боясь упустить его и будучи твердо уверен, что это Кирсанов, Величко прибавил шагу и дал команду Графу:

– Взять его!

Собака отрывисто гавкнула и исчезла из поля видимости.

Минуты через две до Александра долетел человеческий крик, за ним удар, свидетельствующий о том, что преследуемый упал на бетонный пол. В тот момент, когда Величко домчался до места происшествия, Граф уже важно восседал на уложенном им на лопатки человеке. Тот стонал и что-то недовольно бубнил себе под нос, но брыкаться не пытался. Величко достал из кармана свой маленький фонарик, включил его и направил луч света на лицо поверженного.

В ту же минуту на него уставились два глубоко ввалившихся, испуганно вытаращенных глаза, редкая бороденка задрожала, и пленник Графа произнес:

– У-убе-лите собаку.

По четкости произношения, а точнее – по ее отсутствию Величко понял, что у мужчины не хватает нескольких передних зубов. К тому же было ясно, что это совершенно не тот человек, что им нужен.

– Кто вы такой? – жестом дав собаке знак, чтобы она отпустила пойманного, спросил Величко.

Старичок слегка приподнялся и, оказавшись в сидячем положении, с расстроенным видом стал осматривать свой слегка порванный пиджак.

– Плотивная псина, – ворчал он, словно бы и не слыша вопроса. – Новый... шовшем новый.

– Кто ты такой? – повторил свой вопрос Александр. – И что делаешь в этом доме?

– Я Тимофей, – вполне четко выговорил старик. – Меня тут все знают. Я это... – он потянулся чуть в сторону и, ухватившись за какую-то котомку, потянул ее к себе.

Величко услышал звон посуды и понял, чем именно тут занимался сей субъект. Обыкновенный бомж, имеющий фонарик и просто собирающий пустые бутылки, чтобы затем сдать их и купить себе что-то поесть, а может, выпить.

– Извини, дед, – виновато буркнул он и, достав из кармана последние деньги, протянул их ему. – Вот... за испорченную посуду.

– Д-да ладно, – увидев деньги, сразу повеселел тот. – Я не обидчивый.

Александр развернулся на каблуках, собираясь покинуть это здание, но какая-то сила вновь заставила его повернуться к старику и спросить:

– Скажи, дед, а ты не видел тут посторонних?

– Это каких же? – даже не посмотрел на него таращащийся на деньги старикан.

– Да любых, которые вон за тем домом наблюдают.

– А вы что, милиция, что ли? – скомкав и прижав к себе купюры, испуганно переспросил дедок.

– Да нет, не бойтесь, не милиция. Просто ищем одного человека. Если видел, скажи, не обижу.

– Видел? – как-то подозрительно прищурился старикан. – А может, и видел... – он сделал длинную паузу, а затем почему-то спросил: – Водка есть?

Александр кивнул и тут же добавил:

– Говори. Потом все будет.

– Да шидит один ф той шекции, – мужик потыкал рукой в сторону соседнего подъезда. – Тихо так шидит, беш швета. Я когда бутылки туда ишкать пошел, чуть не шпоткнулся об него. Он булкнул на меня чегой-то и дальше ф окно шмотлеть стал.

– Спасибо, дед, – обрадовался этой информации Величко. – Далеко не уходи, с меня водка. – И, не мешкая более ни минуты, свистнул Графа и вместе с ним скрылся на лестничной площадке.

Оказавшись на улице, Величко указал Графу на вторую дверь. Они медленно и не спеша вошли в нее, пару минут постояли на месте, привыкая к тусклому свету, и только затем стали подниматься наверх. У Александра в голове мелькнула мысль о том, что этот тип мог видеть его, когда он подбегал к дому, но он отогнал ее, надеясь, что этого не произошло.

Ступая, словно рыси, не издавая ни единого шороха, мужчина и собака слаженно двигались в темноте все выше и выше. Иногда в пустом доме что-то гудело или трещало, но все это были не те шумы, что мог издавать человек – этому был виной ветер. Но вот послышался какой-то шорох. Величко уже более не медлил и, отставив всю скрытность, со всех ног рванул вверх. Почти сразу же его обогнала собака и, почуяв человека, огласила пустое здание громким лаем. Прячущийся, по-видимому, вскочил и помчался на крышу, так как стали слышны удары его ног о поверхность лестницы. Затем все стихло, и Александр насторожился. Он понял, что мужчина свернул в одну из квартир, планируя просто дождаться, когда они пройдут мимо, а затем спуститься вниз и смыться. Только зря он надеялся обмануть этим собаку.

Взявший след пес уверенно свернул куда следует и в ту же минуту зарычал, почему-то не кидаясь на преступника. Величко вбежал в помещение и увидел, как возле дыры, ранее служившей окном, стоит человек с палкой в руках, а напротив него – рычащий Граф. Александр выставил руку вперед и спокойно проговорил:

– Не дури, тебе все равно некуда деваться.

Глава седьмая

– Убери пса, – пробасил в ответ немного хрипловатый и словно простуженный голос.

– Граф, к ноге! – скомандовал Величко. – Ну теперь-то мы можем поговорить?

– Кто вы такие? – в свою очередь задал вопрос мужчина, лица которого Александр пока еще не имел возможности рассмотреть. – И что вам от меня надо?

– Хотим знать, куда ты дел деньги ресторана? – не задумываясь, сказал Величко.

– Какие еще деньги, вы что, сдурели? – возмутился тот, все еще не опуская поднятой вверх палки. – Откуда и кто мне их даст... А, теперь я понял, вы, наверное, дружки Ашота, – сам сообразил он. – Только он может водиться с вам подобными. Как я это сразу не понял, когда Ксения сказала мне про собаку?

– Я рад, что мне не нужно представляться, – парировал в ответ Величко. – Не придется тратить время зря. А теперь давайте опускайте свое гнилое оружие вниз и идите за мной. Не заставляйте принуждать вас к этому.

– Только попробуйте ко мне подойти – и вы об этом пожалеете! – вновь встав в защитную позу, выкрикнул мужчина.

Александр усмехнулся:

– Вы что, действительно думаете, что вам удастся справиться с бывшим военным и собакой? Не ожидал, что вы так наивны. Лучше делайте то, что я вам говорю, – теперь уже более серьезно добавил он. – Иначе пожалеете.

– Это мы еще посмотрим, – продолжал кочевряжиться мужчина.

Александру окончательно надоела эта перебранка, он быстрым, как молния, взглядом окинул пол вокруг себя, присмотрел подходящую досочку и, резко крикнув: «Граф, держи его», ногой подбросил эту самую доску вверх, ухватил ее рукой и метнул в сторону Кирсанова. Доска угодила тому точь-в-точь по животу, он пошатнулся и наверняка повалился бы на подоконник, если бы не вовремя подоспевший Граф, который ухватил его за штаны.

Александр неспешно подошел к этому растерявшемуся субъекту, ухватил его за шею и, надавив на сонную артерию, взвалил себе на плечо и молча стал спускаться вниз. Заниматься бесполезными пререканиями, конвоируя этого мелкого пакостника аж до места нахождения Максимова, у него не было никакого желания, тем более что, как он сразу заметил, весит бухгалтер не особенно много, а значит, проще всего обойтись с ним будет именно так, как он это и сделал.

Андрей встретил Величко с присвистом, которым он всегда выражал свое недоумение или восхищение чьим-либо поступком. Затем глупо хихикнул и изрек:

– Ловко ты его, шельму. Что, и вправду в том доме заседал? О, мать, да он с биноклем! Вот устроился, гнида! Небось и нас видел.

– Надо возвращаться, дождь накрапывает, – посмотрев вверх, проговорил Алекс, а затем сразу спросил: – У тебя есть деньги на дорогу?

– Ну есть, а ты что, гол? – удивился Максимов.

– Отдал наводчику на этого, – не стал вдаваться в подробности Величко. – И еще должен остался. Завтра придется вернуться. Ну все, хватит тут разлеживаться, пошли.

И, снова взвалив бездвижное тело себе на плечо, зашагал в сторону остановки.

* * *

В круглосуточно работающий ресторан Мачколяна мужчины вернулись около одиннадцати ночи: оба промокшие и замерзшие, а также голодные. Все то же самое касалось и собаки, которая ну просто никак не желала оставаться на крыльце ресторана, тогда как другие удалились в тепло. Правда, почти сразу же Мачколян лично ввел пса в заведение через черный ход и, препроводив в свой личный кабинет, позволил сидеть там. Остальные быстро перекусили в общем зале и также собрались в кабинете Ашота, тем более что пойманный уже пришел в себя и недовольно дергался в тисках из прочной веревки.

Войдя в кабинет, мужчины покосились на него и заняли свободные места. Величко приземлился на стул и только сейчас стал всматриваться в острые черты этого долговязого мужчины. Кирсанов был примерно его роста, но казался высоким из-за своей худобы и какой-то вытянутости всех черт лица. У него был узкий длинный нос, острый подбородок и тонкие губы, которые мало того что располагались едва ли не под самым носом, отчего вся остальная нижняя часть лица казалась лишней, так еще и полностью исчезали с него, когда бухгалтер начинал злиться или нервничать. Его отнюдь нельзя было назвать красавцем, хотя глаза у него были невероятно выразительными. Возможно, именно из-за этого на него и запала рыжеволосая Ксения.

– Ну чего вы на него теперь смотрите, выньте кляп, что ли, кто-нибудь, – строго произнес из-за своего стола Ашот.

Максимов послушно встал с места, основательно взъерошил волосы Кирсанова и лишь потом выдернул из его рта кляп. Кирсанов сдвинул брови, и жилка на его шее напряглась. В этот момент он показался мужчинам похожим на загнанного тушканчика.

На пару минут в кабинете повисла пауза. Все думали, с чего начать расспрос, а Кирсанов просто молчал, ожидая.

– Ну-с, крендель-батюшка, – тоном, не сулящим ничего хорошего, начал Мачколян. – Может, скажете, зачем вы решили меня разорить? – Затем поднял со стула свое тучное тело и, вяло подойдя к Кирсанову, резко схватил того за подбородок и буквально прорычал в лицо: – Говори, гнида, куда ты дел деньги?

– К-к-какие, к ч-черту, деньги, – кое-как выговорил Кирсанов. – Нет у меня ничего!

– Не ври. Ты один имел доступ к банковскому счету. Или ты думаешь, я – идиот? – продолжал негодовать Ашот. – Не просто же так ты перекрылся от всех.

– Я и-испугался, – вновь протянул бухгалтер. – Я же знал, что «крыша» станет наезжать. У этого Пожарова тут такие дела были... мама не горюй. И я не собирался за них отвечать.

– Так, значит, ты был в курсе всего, – зло сощурился Мачколян.

– Естественно, он же бухгалтер, – подал голос со своего любимого подоконника Максимов и почесал кончиком ножа, с которым игрался, подбородок.

– Я тебе не верю, – стукнул по столу Мачколян. – Это ты взял деньги, больше некому.

– Взял? – теперь уже заорал с дивана Кирсанов. – Да если б я их взял, меня бы давно уже в этом чертовом городе не было! Я бы улетел куда глаза глядят, мне этого на всю жизнь хватило бы. Но я-то все еще здесь.

– Потому что тебе нужны какие-то бумаги Пожарова, – прошипел в ответ Мачколян. Остальным показалось, что они в этот момент наблюдают диалог между змеей и ничуть не боящимся ее пыхтящим ежом.

– Какие бумаги? – закатил глаза к потолку мужчина. – Что у него может быть еще ценного? Ты сам-то подумал, что сказал?

– Это уж тебе лучше знать, какие, – не поддался на эту провокацию Мачколян. – И об этом ты нам тоже расскажешь, я тебе обещаю.

В ответ на это Кирсанов почему-то усмехнулся, а когда Ашот зло взревел: «Чего зубы скалишь?» – вполне спокойно и с расстановкой выдал:

– Ты как был лохом, Мачколян, так им и остался. Тебе самое место на кухне, у плиты, а не на этом кресле. Ты же дальше собственного носа ни черта не видишь...

– А ты, значит, видишь? – возмутился Ашот.

– Да уж вижу, и даже точно знаю, у кого эти денежки. А вот тебе это в голову бы точно ни за что не пришло – потому что там у тебя одни тефтели да бутербродики.

После этих слов Кирсанов презрительно повернул голову в сторону и уставился в стену, разглядывая узор незатейливых обоев.

– Ну нет, парень, так не пойдет, – встрял в разговор Валентин. – Начал говорить, так уж все выкладывай. Нечего нас тайнами кормить. Все равно ж тебе отсюда иного хода нет.

Кирсанов осторожно покосился на Мачколяна и спросил, обращаясь скорее к остальным, нежели к боссу:

– А если скажу, отпустите?

– А это смотря что скажешь, – улыбнулся в ответ Максимов.

– Ну а если я скажу, что деньги взял сам Пожаров? – осторожно произнес мужчина и вопросительно покосился на своих пленителей.

Те разинули рты и хором переспросили:

– Что?

– Я говорю, что деньги взял сам Пожаров, – повторил свои слова Кирсанов.

– Так он же мертв! – не поверил этому Ашот.

– Ну для кого как, – не стремился сразу все выложить смекалистый малый. – Если развяжете, я тогда все расскажу. К тому же ваши цели связаны с моими, и стоит объединить усилия.

– Чего он вообще несет-то, я не пойму, – сморщился Макс.

Ему никто не ответил, только Величко, не дожидаясь даже разрешения остальных, молча подошел к парню и перерезал на нем веревку. Тот быстренько высвободился из пут и облегченно потянулся.

– Ну а теперь рассказывай все, что знаешь, – потребовал Александр.

– В общем, так, – вздохнул Кирсанов. – Я по чистой случайности заглянул во время взрыва в кабинет Пожарова.

– Это мы знаем, – буркнул со своего кресла Ашот. – Тебя же еще потом на «Скорой» увезли.

– Ну да, – согласился с этим бухгалтер. – Я-то и правда случайно в кабинет зашел. А наш милый Эдуард Георгиевич в тот момент выскакивал через потайную дверь, что была у него за книжным шкафом. А в кресле, где ваши подкупленные криминалисты нашли обгорелый труп, уже сидел чей-то трупик, и он уже был обгорелым. Я так думаю, он его из морга привез, – сам же и предположил парень, – ну, купил. Тем-то все равно, что он с ним делать будет, особенно если труп бомжа какого... А денежки – они всем нужны. А у него их столько, что еще и всех криминалистов подкупить можно было.

– Е... б... да... – не находил слов Максимов. – Ну и крендель!

– Так уж получилось, – не обращая внимания на всеобщий шок, продолжал Кирсанов, – что Пожарову тогда было не до меня, вот он и не видел, как я вошел, а потому и не догадывается, что я знаю о его сценической смерти. И, уж конечно, я не такой дурак, чтобы не догадаться, что все денежки, какие были у нас на счету, да еще и те, что он получил от покупателей наркотиков, уплывут сразу же вместе с ним. Я как только выписной лист получил, сразу шмотки собрал – и к Ксюхе.

– А к ней-то зачем? – уточнил на всякий случай Грачев.

– Ну чтоб не трогали. Я ж знал, что у этого хмыря, – он кивнул в сторону Ашота, – сразу проблемы начнутся, следовательно, мне больше других достанется. А у меня тогда уже другая идея возникла...

– Отыскать Пожарова и забрать у него деньги, начав шантажировать, – закончил за мужчину Величко. – Потому-то ты следователю ничего об этом и не рассказал.

– Ну в общем-то да, – не стал отказываться Кирсанов. – Примерно так я и хотел. А этой дуре, ну чтоб не доставала особенно, сказал, что за мной бандиты охотятся, что босса убили, а я должен сначала бумаги кое-какие важные забрать, а потом уеду. Ну она и поверила.

– Ловок, шельма, ловок, – произнес Валентин.

– Значит, у дома Пожарова ты его самого поджидал? – стал анализировать дальше поступки мужчины Величко.

– Его самого, – кивнул тот в ответ.

– А почему именно у дома? – тут же полюбопытствовал Грачев. – С какой стати ему с такими деньгами все еще оставаться в городе, а? Вот этот вопрос меня очень сильно интересует.

– Да я сам не знаю, просто подумал, что должен же он будет их навестить, – пожал плечами бухгалтер. – И потом, других мест, где его искать, у меня пока на примете не было.

– Да нет, если все действительно так, как ты сказал, его давно и след простыл, – изрек Валентин.

– Не думаю, – не согласился с ним Величко. – Я бы на его месте какое-то время тут еще побыл, тем более что все просто уверены, что он мертв. А ему самому нужно еще проконтролировать ход расследования, и только когда станет очевидным, что все шито-крыто, можно и...

Тут со стороны главного стола донеслась грязная нецензурная брань – это Ашот, только что вникнувший в смысл всего сказанного, пошел вразнос, ругая Пожарова на чем свет стоит.

– Вот гнида, да он меня специально в свои дела замазал, козел брюхатый. Да я его в порошок сотру, мать его перемать. Думает, ему все так легко с рук сойдет, шарлатан недоношенный... – и так далее, и тому подобное.

Остальные мужчины только вяло пожали плечами, понимая, что и сами вряд ли бы вели себя лучше, окажись на незавидном месте Мачколяна.

– Ну ладно тебе, успокойся, – попробовал утихомирить друга Грачев. – Главное, что нам хотя бы уже это стало известно.

– Ну он у меня получит, – не сбавлял оборотов Ашот. – Ну я ему за все выдам. Лично грохну, тем более что все равно он уже трупом числится. Сам напросился.

– Угу, грохнешь! – усмехнулся почему-то Кирсанов. – Его еще найти надо.

– Это верно, – согласился с ним Валентин. – И, как полагаю, сделать это будет не очень-то просто. Для начала нужно все же решить, что заставляет его находиться в городе, и именно на это потом уже и опираться.

– А может, он торчит тут из-за семьи? – предположил Максимов. – Ну, он их тоже забрать хочет, а сразу подозрительно будет. Вот и выжидает.

– Семья не знает, – уверенно вставил Ашот. – Анфиса даже не в курсе, что он жив, могу поклясться.

– В таком случае что еще?

– А черт его знает, он тут таких дел наворотил, без поллитры не разберешься, – махнул рукой Мачколян. – Честно говоря, мне просто хочется отыскать его подлую шкуру и сдать ее обеим бандам, пусть сами с ним и разбираются.

– А ты, оказывается, добрый, Ашот, – усмехнулся Максимов. – Само милосердие.

– Смеешься? – прищурился Мачколян. – Тебя бы на мое место, посмотрел бы я, как бы ты запел.

Пока мужчины перебрасывались словами, Величко задумчиво стоял у окна, почесывая свой подбородок. Он пытался понять, действительно ли человек, так жестоко обошедшийся со своей семьей, подставивший коллегу, станет ждать в пределах своего города чего-то – у него есть деньги, а значит, и возможность сделать себе левые документы и покинуть не только город, но и страну. Куда больше вероятности, что он давно слинял, оставив всем остальным только свои проблемы.

– Что-нибудь придумал? – тронул его за плечо Грачев.

– Да нет, – пожал он в ответ плечами. – Разве что не нахожу причины, которая могла бы удерживать этого типа здесь. У него море поводов слинять по-быстрому, и пока ни одного – для того, чтобы остаться.

– Ну, это смотря что сам Пожаров думает, – почесал затылок Грачев. – Я лично так сужу: человек, организовавший покушение на самого себя, но обставивший все это так, словно бы это были происки врагов, непременно должен позаботиться о том, чтобы его счастливое воскрешение не всплыло на поверхность. Для этого он должен был предварительно подкупить криминалиста, да к тому же знать какого, ведь кто мог точно быть уверенным, что на место происшествия пришлют того, кого он выбрал? Могла явиться и другая бригада, значит, с ней тоже следовало поработать. Затем – неизвестно, какому следователю в руки попадет это дело и что он с ним станет вытворять. Есть же еще в нашей стране ответственные менты, и он должен был это понимать. И, наконец, семья. Ни один нормальный мужик не оставит своих детей без гроша, какими бы ни были его отношения с женой. А судя по словам Ашота, так Пожаров и вовсе был идеальным отцом семейства.

– Ты намекаешь на то, что, прежде чем уехать, он желает пообщаться с семьей? – прищурившись, переспросил Величко.

– Ну не то чтобы поговорить... – замялся Грачев. – Скорее забрать ее. Ему-то проще оформить им необходимые документы или хотя бы разъяснить, что и зачем следует делать.

– Все равно, мало вероятности, что семья так крепко с ним связана, – закачал головой Величко. – Слишком решительный и безжалостный человек.

– Ну поискать-то мы его все равно должны, – не нашел больше что сказать Грачев.

Александр неопределенно развел плечами и тут услышал вопрос Кирсанова, обратившегося к Ашоту:

– Ну так что, я вам помогаю, а вы потом со мной делитесь, да?

– Это еще с какой радости? – грозно пробасил Мачколян. – Ты эти деньги что, зарабатывал?

– Да если бы не я, – подскочил с дивана Кирсанов, – вы бы и знать не знали, что этот тип жив.

– Ладно, ладно, успокойтесь, найдем Пожарова, тогда видно будет, – одернул всех Величко. – Пока лучше бы подумали, как это сделать.

– Ну то, что дом на прицеле держать следует, – это ясно, – первым подал голос Максимов. – Ну а там уж друзей его проверить, должен же он где-то прятаться, если все еще тут.

– Друзей, друзей, – зачесал затылок Мачколян. – Что-то не припоминаю таких у него. Компаньоны и коллеги – это не то, а доверенных лиц как-то даже не знаю.

– Должна знать жена, – предположил Грачев.

– Не факт, – тут же парировал в ответ Величко. – И потом, светиться у друзей, которые наверняка сами с головой увязли в криминале, а значит, не прочь поживиться теми деньгами... Нет, слишком глупо и необдуманно, вряд ли он так поступит. Скорее всего, снимет где-то квартиру и будет отсиживаться в ней.

– Угу, – согласно кивнул Кирсанов, который буквально пожирал глазами каждого говорившего и как губка впитывал в себя новые идеи, не пришедшие ему самому в голову. Никто не знал, почему он так легко согласился поделиться известной лишь ему информацией с кем-то еще. Но делал он это явно неспроста и обдуманно.

– А может, он где на даче сидит? – неожиданно предположил Ашот. – У них же ведь своя, кажется, имеется.

– А что, дача – это вариант, – поддержал эту идею Максимов. – Может, наведаемся туда на всякий случай?

– Всенепременно, – кивнул Ашот. – Но только завтра, сегодня погода нелетная совсем, да и ночь на дворе. Ложитесь лучше спать, можете прямо здесь, дома вас все равно уже не ждут.

– Ну это кого как, – не согласился с ним Грачев и поспешил к телефону, сообщить своим, что с ним все в порядке и он у Мачколяна.

Остальные принялись искать себе место, а Кирсанов и вовсе отправился в общий зал, планируя выпить пару кружек пива за правильно принятое решение и за свой изворотливый ум.

* * *

В массивном джипе Мачколяна, который, естественно, вел он сам, сегодня было тесно. На переднем сиденье рядом с водителем расположился Величко с Графом, а позади ютилось сразу три человека: Грачев, Максимов и отказавшийся оставаться в ресторане Кирсанов. Последний, выхлестав вчера уйму добротного темного пива, уснул прямо в зале, чем немного распугал последних посетителей, поспешивших удалиться почти сразу, как только храп Кирсанова стал невыносимо давить на ушные перепонки. При этом проснулся Филипп Сергеевич очень даже рано и едва ли не первым устроился на заднем сиденье ашотовского джипа. Мачколян попытался было его выдворить из машины, но у него ничего не вышло, так как Фил, как его прозвали в ресторане, заявил, что без его помощи им директора не найти.

– Так ты что, чмо недорезанное, еще и не все нам рассказал? – разразился бранью в ту же минуту Мачколян.

Кирсанов в ответ только буркнул что-то нечленораздельное и повторил, что из машины не выйдет. Пришлось брать его с собой, и вот уже более часа они слушали его похмельные речи ни о чем и вдыхали в себя перегар, им источаемый.

Наконец показался дачный поселок с интересным названием Козлодоевка. Когда-то здесь, по всей видимости, разводили дойных коз, но в данный момент на присутствие их в этих местах не было и намека. Александр завертел головой по сторонам, осматривая местность и отмечая для себя, что тут довольно мило.

– Думаю, не ошибусь, если предположу, что вон та крыша и есть дача нашего «покойничка», – высунувшись в окно, произнес Грачев и тут же спросил у Мачколяна: – Я прав?

– Нет, он тут шикарных покоев не строил. Обычный, без особых понтов коттедж, не лучше, но и не хуже других. Он на том конце поселка, отсюда и не видно, – пояснил Ашот и вывернул руль, стараясь не попасть колесом в накатанную машинами колею с жидкой грязью. В такую стоит лишь попасть – потом не вылезешь.

Минут через десять они подкатили к аккуратному коттеджику, правда, всего в два этажа, но от этого не менее шикарному. Ашот остановил машину и заглушил мотор.

– Не боишься, что увидит тачку и смоется? – сразу поинтересовался Грачев.

– Вряд ли, за таким забором не то что машины – соседних крыш не видно, – отозвался Мачколян и уверенным шагом затопал к воротам.

– А чего, все пойдем через центральный? – удивился Максимов.

– Нет, у кого где получится, главное – охватить разом все стороны, – пояснил Величко, указывая Валентину на дерево, а Максу на соседний двор. – Тебе через него. Граф забежит сзади, чтобы уж точно мошенничек не улизнул.

Рассредоточившись едва ли не по всему периметру забора, мужчины в два счета перебрались через него, не пользуясь при этом лестницей, а просто разбежавшись как следует. Оставшемуся же стоять у ворот Кирсанову даже показалось, что на кроссовках всей этой четверки есть присоски, именно потому они так быстро и ловко «взошли» по стене.

– Э, а я? А меня, – зашумел было он, но, поняв, что его вряд ли кто слышит, вновь притих и, отойдя немного назад, облокотился на машину Мачколяна.

Возле нее он простоял не более десяти минут, а затем увидел, как все тем же путем товарищи вернулись и спокойной походкой направились прямо к машине.

– А что, разве уже все? – удивился Кирсанов. – Его что, там нет?

– Нет, но не далее как вчера точно был, – ответил Валентин. – Видно, что уходил в спешке, на даче полный кавардак.

– И... и что теперь? – занервничал бухгалтер.

– А теперь, – неожиданно оказавшись над землей, так как был поднят за ворот, услышал он голос Мачколяна над самым ухом, – ты расскажешь нам то, что утаил в самом начале.

– Да ничего я не утаил! – заболтал ногами Филипп. – Я все рассказал.

Ему было неудобно в подвешенном состоянии, тем более что ворот рубахи давил на шею, мешая свободно дышать. К тому же он начал трещать и вот-вот грозил порваться.

– Опусти же, упаду, – взмолился бухгалтер и почти тут же был поставлен на землю. – Ну чего вы так? Я же говорю, все рассказал.

– Ответ неверный, – доставая из кармана складной нож и подбрасывая его в руке, предостерегающе произнес Максимов.

– Правда, – напугался Кирсанов и начал пятиться.

– Ответ неверный, – выбросив блестящее лезвие ножа из ручки, повторил Макс.

– Ну хорошо, – сдался бухгалтер. – Я не сказал вам: единственное, что дороже всего Пожарову, – это его сын. Без него он никуда не поедет.

– А ведь верно! – стукнул себя по лбу Ашот. – Он, когда в длительные командировки ездил, всегда с собой пацана брал. Я ж совсем забыл, что жена его забеременеть теперь не может, так что ребенок у него только один. Вот болван! – поругал себя Ашот. – Ясно же, что ради сына он все еще тут.

– Стоп, а ведь на этом можно сыграть, – задумчиво выдал Грачев и как-то многозначительно прищурился.

– Что ты имеешь в виду? – спросил у него Величко.

– Я хочу сказать, что мальчика можно использовать как наживку. Впрочем, это пока только идея, и над ней как следует нужно поработать. Есть шанс, что все получится.

– Ну тогда чего же мы ждем? – взмахнул руками Ашот. – В машину – и едем в ресторан.

* * *

Не вызвавший у остальных доверия Кирсанов метался перед дверью в кабинет Ашота, как загнанный зверь в клетке. Ему ни черта не было слышно из того, о чем говорили мужчины, а значит, он не имел возможности узнать, что же они такого необычного собираются сделать. А узнать-то ох как хотелось, тем более что он все еще не терял надежды выхватить деньги из рук бывшего директора раньше остальных и преспокойненько с ними смыться. Наверное, все же зря он поведал о живучести босса этой четверке.

– Может, ты наконец сядешь? – не выдержав этого мельтешения, попросила секретарша. – У меня уже голова кругом идет от твоих метаний. Ну чего тебе там надо-то?

– Не твое дело, – огрызнулся на нее Фил, продолжая то ходить, то останавливаться.

– Если не прекратишь, расскажу обо всем Ашоту Ваграмовичу, – припугнула его Надя.

– Только рискни, тут же парика лишишься, – гаркнул в ее сторону Филипп, прекрасно знающий, что женщина носит шиньон из-за того, что собственные ее волосы значительно реже, чем ей бы этого хотелось. Обиженная женщина тут же притихла и уткнулась в свой журнал.

Кирсанов проделал очередной круг по приемной... В этот момент дверь отворилась, и вся мощная компания вывалила из нее с благодушными лицами, это указывало на то, что у них все очень даже ладненько сошлось и сложилось.

– Ну, в общем, встречаемся, как договорились, – улыбнувшись во весь ряд своих зубов, похлопал по плечу Максимова Ашот.

– Ну да, – сдержанно кивнул тот. – Постараюсь уложиться в срок.

Мужчины пожали друг другу руки и, оставив Ашота стоять на пороге, двинулись к выходу. Мачколян проводил их взглядом, с какой-то возродившейся внезапно надеждой вздохнул и скрылся за дверью кабинета. Не желающий ни минуты более оставаться в неведении, Кирсанов буквально влетел за ним следом и с ходу спросил:

– Ну что... что вы решили?

– А вот это не твоего ума дело, урод! – гаркнул в его сторону откупоривающий бутылку Ашот. – Вон из моего кабинета! И постарайся не попадаться на глаза.

– Значит, так? – аж покраснел от злости Филипп. – Я вам все рассказал, а вы... Ну смотрите, я этого так не оставлю. Ничего у вас не выйдет, и вообще...

– Вон, я сказал! – грубо повторил Ашот. – Настое... надоела мне уже твоя рожа. Исчезни.

Кирсанов с трудом сдержал скопившиеся в душе злость и ненависть к этому человеку, до побеления сжал свои и без того тонкие губы, отчего они буквально исчезли с его лица, с нечеловеческим рычанием развернулся к двери и вышел, громко захлопнув ее за собой. Он не ожидал, что все так обернется и что ему, человеку, всех просветившему, дадут от ворот поворот. Эх, действительно зря он обо всем рассказал, ведь мог же соврать и правдиво... А теперь, что теперь... Ну да ничего, Пожаров еще не найден, и не факт, что первым его достанут эти гниды.

С силой ударив по столу секретарши, отчего все бумаги и журналы, на нем лежащие, подскочили вверх, а некоторые даже упали на пол, Кирсанов прошипел себе под нос какое-то ругательство и зашагал к двери, провожаемый недоуменным взглядом Нади.

* * *

Миловидная девица с коротко стриженными темными волосами стояла с микрофоном прямо напротив камеры и ожидала сигнала оператора, чтобы начать говорить. Позади нее алел огромнейший и невероятный по своей масштабности пожар. Сверкали мигалки пожарных машин, выли сирены, кричали и сновали туда-сюда люди. Клубы черного дыма вырывались из окон недавно еще шикарного особняка и заставляли зевак отходить все дальше и дальше от здания.

Наконец оператор махнул рукой, давая понять, что камера готова к работе, и девушка начала... Склонив слегка голову в левую сторону, она на одном дыхании выпалила:

– Только что в районе Сельскохозяйственного института, известного жителям города как просто СХИ, в одном из коттеджей произошел взрыв бытового газа. До сих пор пожарные не могут погасить вырывающийся из дома семьи Пожаровых огонь, а спасатели не уверены, что удалось вывести из дома всех его жильцов. Увы, войти в горящее здание даже им не представляется возможным. Следует добавить, что буквально на днях Анфису Григорьевну и ее сына Махмуда уже постигло одно горе – в кабинете собственного ресторана погиб от взрыва бомбы их защитник и опекун. До сих пор не установлено, кто является виновником смерти бизнесмена. А теперь, видимо, к одному делу приложится еще и другое, так как следователи считают, что семья погибшего пострадала не случайно. В прямом эфире с вами была Алиса Яницкая.

Камера медленно повернулась в сторону полыхающего дома, а затем и вовсе отключилась. Журналистка опустила массивный микрофон и, подойдя к наблюдающим за ней со стороны двум мужчинам, спросила:

– Так было вполне убедительно?

– Думаю, что очень даже, – ответил ей на это Мачколян и удовлетворенно улыбнулся. Пока все шло именно так, как они запланировали. При помощи своего нового начальника Косицина, имеющего массу самых разных знакомых, они сейчас имели возможность проворачивать эту операцию, не боясь никаких претензий со стороны правоохранительных органов, тем более что эти самые органы им же и помогали в поимке опасного преступника. Со спасателями и имитацией их работы и вовсе не было проблем – никто из тех, с кем в последнее время приходилось работать Ашоту и его друзьям в МЧС, не отказал в помощи. И даже Косицин, которого хоть и пришлось долго уговарить, дал добро на проведение своего рода учений для спасательных служб – именно так они весь этот фарс и назвали. За всю бутафорию отвечал Максимов, для которого псевдовзрывы и пожары были делом совершенно обычным.

– Это необходимо прокрутить по всем местным каналам телевидения и по радио, – обратился к девушке стоящий рядом мужчина, им был не кто иной, как Александр Величко. – Сможете устроить?

– Вполне. Наши ребята уже этим вплотную занялись. Боюсь только, как бы со всем этим потом не было проблем, – осторожно добавила она к сказанному. – Сами понимаете, опасное дело.

– Ничего, с руководством мы уже поговорили, – успокоил ее Величко, вспоминая, как убеждал Косицина помочь с проворачиванием всей этой операции, оформив ее как учения.

Именно он уладил все проблемы с эфиром и с возможными претензиями в их адрес относительно ложной тревоги. Затем вновь повернул голову к дому Пожаровых.

Спустя некоторое время буквально по всем каналам транслировался данный сюжет, и на место происшествия, как саранча на поле, начали слетаться журналисты. Нескольким их товарищам из МЧС, которые вызвались помочь разрешить проблему Ашота, едва удавалось сдерживать натиск и не подпускать прессу ближе чем на шесть метров к воротам. Находились, конечно, и более проворные, которые все же выискивали пути проникновения, но почти сразу же выгонялись оттуда дежурившим там Грачевым. Пока все шло по задуманному сценарию.

* * *

Кирсанов мчался на стареньком «жигуленке», позаимствованном у друга, к дому Мачколяна, решив проследить за передвижениями последнего и непременно выяснить, что тот задумал вместе со своими дружками. А когда это станет известно, нейтрализовать хоть на время часть этой бригады и провернуть все самому. Конечно же, с этой самой нейтрализацией могли возникнуть некоторые проблемы, но он позаботился и об этом, прикупив одноразовых шприцов и самое сильное снотворное, какое только было можно найти. Уж против этого оружия ни один слон, даже такой, как Мачколян, точно не устоит.

Филипп улыбался, прокручивая в очередной раз собственные мысли. В салоне работало радио, и как раз играла какая-то наивная попсовая песенка. Он машинально напевал ее, и вдруг неожиданно пение прервалось, и в эфир пошел экстренный выпуск новостей. Он собрался было переключить волну, но услышал знакомую фамилию и напрягся...

Краткое сообщение диктора о пожаре на СХИ подействовало на него ошеломляюще. Он резко надавил на тормоза и, развернув машину едва ли не на месте, погнал ее к дому Пожарова, матерясь на ходу.

Не щадя машины, Кирсанов мчался по убогой российской трассе, не пытаясь даже объехать кочки и колдобины, что попадались ему на пути. Да и что их было объезжать, если сама дорога представляла собой одну большую кочку, которую, видимо, ничто уже не способно исправить. Наконец на горизонте показался нужный дом. И действительно, он полыхал огнем и дымом. Выскочив из машины, Кирсанов поспешил подойти поближе к центру событий.

Оказавшись почти у ворот, он увидел спокойно стоящих в стороне хорошо знакомых мужчин: Величко и Мачколяна. Фил снова посмотрел на дом, на дым, клубами валящий из окон, затем на не особенно расторопных пожарных и спасателей, словно присутствующих на учениях, а не на настоящем ЧП, и в момент озарения понял, что все это подстроено. Ведь не могут же пламя и черный дым не оставлять следов на здании, не могут оставаться при таком пожаре целыми его крыша и деревянная дверь. Ему не составило труда понять, ради чего все это было сделано, а потому мужчина вновь поискал глазами виновников пожара.

Не подозревающие о том, что за ними наблюдают, Ашот и Александр давали какие-то указания своей собаке и совали ей под нос некую тряпицу. «Рубашка Эдика», – догадался Фил и напряженно закусил губу. Дождавшись, когда собака покинет своих хозяев, он осторожно последовал за ней, понимая, что только этот зверь сможет вывести его на похитителя денег – Эдуарда Георгиевича Пожарова. А тот непременно сюда явится, как только услышит, что с его любимым единственным сыном приключилась беда. Он просто не сможет усидеть на месте, тем более что до сих пор уверен – о его ложной смерти никому не известно.

Стараясь быть очень осторожным, Кирсанов последовал за Графом, между тем успевая еще и бросать короткие взгляды на толпящихся вокруг людей, надеясь самостоятельно отыскать среди них того, кто ему так нужен. Очередное такое его отвлечение на посторонних дорого стоило ему: собака, за которой он крался по пятам, исчезла из его поля зрения, простыл и след.

Бросив в адрес совсем ни в чем не повинного животного пару громких ругательств, Кирсанов злобно махнул рукой и принялся пробираться через толпу, заглядывая в лицо каждому.

Тем временем Мачколян нервно мял свои руки, костяшки его пальцев то и дело хрустели, раздражая Величко.

– Ты думаешь, он станет так рисковать и придет? – в который раз уже спрашивал Ашот.

– Я в этом уверен, – не глядя на него, ответил Александр, продолжая смотреть по сторонам и выискивая человека с напряженным взглядом и осторожным поведением. Самого Пожарова он не знал в лицо, а фотографии мало что давали в таком деле. Но все же он надеялся на собственную интуицию, редко когда обманывающую его.

Подошел Грачев и, утерев пот со лба, спросил:

– Как там вдова с мальчишкой?

– Тихо сидят в «уазике», – сообщил ему Величко. – Они до сих пор еще не могут поверить в то, что их кормилец мог выжить при том взрыве.

– Хотя не меньше нашего на это надеются и ждут его появления, – добавил к сказанному Ашот. – Если бы не этот интерес и не моя убедительность, черта с два они бы позволили нам так издеваться над своим домом.

– Так ему ж ничего не будет, ни одной вещи даже не пострадало – Макс же у нас профессионал! – заметил Грачев.

– Ну они-то так хорошо, как мы, этого не знают, – взмахнул толстыми руками Ашот. – Видел бы ты сейчас их лица...

– За ними хотя бы присматривают? – вновь полюбопытствовал Валентин.

Величко кивнул и добавил:

– Пойду пройдусь среди толпы. Что-то Граф пропал, я за него волнуюсь.

– Да что с ним сделается, он один нас четверых стоит, – попытался удержать друга Мачколян.

– И все же я посмотрю.

– Ну как знаешь. Мы тут будем.

* * *

Среднего роста упитанный мужчина с рыжеватой бородой и какими-то неестественно пепельными волосами топтался среди толпы, не решаясь пройти ближе к центру событий. Было видно, что ему жуть как хочется выяснить все подробности случившегося, но сделать это он по какой-то причине не решается. В конце концов он решил обратиться за ответом на интересующие его вопросы к другим наблюдателям и, осторожно похлопав по плечу стоящего перед собой мужчину, спросил у него:

– Скажите, а кто-нибудь пострадал от пожара?

– Да не знаем, никто ничего не говорит, ближе не подпускают, – отозвался собеседник. – Вроде как всех спасатели из дома уже вывели, только где они сейчас – неизвестно. Может, в больницу увезли, может – еще куда.

– А «Скорая» была? – вновь спросил бородатый.

– Была, ее и пожарных со спасателями сразу вызвали. Только она за ворота въезжала, отсюда не видно, вносили кого или нет, – поделился скудной информацией мужчина.

Бородатый вздохнул и попятился, планируя отделиться от зевак и, возможно, даже вообще уйти отсюда. Расталкивая плечами людей, он выбрался из толпы и вяло поплелся в сторону дороги, думая о чем-то своем и совершенно не обращая никакого внимания на все происходящее. В этот же момент в его сторону побежала немецкая овчарка, давно взявшая его след и теперь только пытающаяся выйти на того, кто его оставляет. Увидев мужчину, она уже более не сомневалась в том, что нашла нужный объект, и, оторвав нос от земли, со всех ног кинулась к бородачу. Подлетев к нему, собака торопливо уцепилась за полу старенького плаща, в который тот был облачен, и потянула. Бородач обернулся и недоуменно уставился на нее. Затем попробовал откинуть собаку назад ногой, а когда ничего не вышло, замотал полой плаща, стараясь вырвать его из цепкой пасти.

– Фу, псина, фу, – ворчал он, в то же время вспоминая, что откуда-то эту собаку уже знает. Но времени на то, чтобы отыскать в памяти ответ, не было, и он просто продолжал отбиваться от собаки. Когда понял, что все бесполезно, торопливо посмотрел по сторонам и, заметив неподалеку лежащий на земле сук, решил воспользоваться им и отогнать пса.

Бородач попытался добраться до него, но собака упорно тянула его в противоположном направлении, упираясь всеми четырьмя лапами.

– Отстань же ты от меня! – начал злиться мужчина и тут почувствовал на себе чей-то очень внимательный взгляд. Осторожно повернул голову в ту сторону и остолбенел. Он окончательно забыл про собаку и, тяжело задышав, протянул: – Ты-ы-ы?

Вопрос не получил ответа. В густую шерсть пса впилась длинная игла, и собака медленно повалилась на землю, издавая жалобное поскуливание. Глаза ее стали слипаться, и вскоре уже она лишилась всех признаков жизни. Бородач все еще смотрел на того, кто спас его от собаки, но лишь для собственных целей, и от него тоже надо было спасаться.

Он резко метнулся в сторону, но был быстро настигнут.

– Не шали, – последовало распоряжение, и мужчина почувствовал, как в его спину уперлось что-то жесткое. Перепутать этот предмет с чем-то еще было невероятно сложно, а потому бородачу не оставалось ничего, кроме как остановиться и убитым глухим голосом спросить:

– Что тебе от меня нужно?

Ответа не последовало, лишь сильный толчок в спину оповестил о том, что необходимо двигаться вперед. Бородач вздохнул и зашагал в указанном направлении. Неподвижная собака так и осталась лежать на сырой от вчерашнего дождя траве.

Глава восьмая

Александр жадно шарил глазами по толпе. Он нигде не мог найти Графа и запаниковал, сердцем чувствуя, что с его четвероногим другом что-то случилось. Его уже не интересовали ни пожар, ни подставивший Ашота директор, которого они так безуспешно пытались найти, главным сейчас было выяснить, куда пропала собака. Величко звал, свистел, подавал известные только им двоим позывные, но пес не отвечал и не показывался.

Поняв, что у Графа явно какие-то проблемы, Александр бегом вернулся к своим друзьям и, едва их завидя, взволнованно закричал:

– Граф пропал! Его нигде нет, и он не отзывается!

– Так, может, он взял след и пошел за этим типом? – обрадованно предположил Ашот.

– Сомневаюсь, – покачал головой Величко. – Если бы он его выследил, мы бы давно его взяли. А след не мог увести дальше чем к ближайшей стоянке.

– А ведь верно, – теперь уже согласился с этим Грачев. – Пожаров сюда пешим не попрется.

– Надо его найти, – скомандовал Величко, и друзья, коротко кивнув ему в ответ, разбрелись в разные стороны, настроившись на поиски исчезнувшей неизвестно куда собаки.

Ашот, понявший, что дальнейшее шоу не требуется, дал отбой Максимову, который почти сразу же стал сворачивать свое пиротехническое оборудование, прекратив все полыхание и дымление возле дома. Ошеломленная увиденным, толпа недоуменно таращилась на все происходящее и, конечно же, делала свои собственные, логичные только для нее выводы.

Пока вокруг дома происходила суета, четверка друзей металась по округе, зовя собаку. А так как та не откликалась, постепенно начали спрашивать у зевак, не видели ли те немецкую овчарку, очень похожую на известного киногероя – пса по кличке Рекс. Некоторые говорили, что не видели, были и такие, что заметили пса, но не обратили внимания на то, куда он удалился, но все же никто не мог дать точного ответа.

– Господи, ну куда он мог деться? – метался перед забором Величко. – Не может такого быть, чтобы его никто не видел.

– Видели, – выдохнул Мачколян, подбегая к другу. – Одна женщина сказала, что пса унес на руках в ту сторону, – он указал вправо, – какой-то паренек. Собака была то ли мертва, то ли...

– О нет! – схватился за голову Александр. – Господи, и почему только я не пошел за ним следом?

– То ли без сознания, – закончил свою речь Ашот. – А значит, ничего серьезного, выживет. Не из таких передряг еще выкарабкивался.

– Верно, – поддержал его Грачев, неотступно следовавший везде за Величко. – И потом, кому нужен дохлый пес...

– Я тебе дам дохлый! – замахнулся на него Александр. – Граф не может умереть.

– Так и мы о том, – попытался урезонить его Ашот. – Пойдемте лучше по этому частному сектору прошвырнемся. Тут-то его проще найти будет, нежели в высотках.

– Не нравится мне все это, ох как не нравится, – направляясь следом за остальными, пробубнил себе под нос Величко.

Втроем, так как Максимов должен был еще отправить оборудование на телестудию, мужчины стали прочесывать частный сектор, понимая, что столь тяжелую собаку, как Граф, унести далеко не так-то и легко. Забегая в каждый двор, мужчины стучали и звонили в двери, а как только появлялись хозяева, с ходу интересовались у них, не забирали ли они от дома, где происходил пожар, немецкую овчарку. Ответ был везде одинаков – нет. И вот уже перед ними последний дом этого небольшого сектора, за ним широкий овраг с мусорными ямами на дне, который даже местные жители предпочитали обходить по мосту, расположенному в нескольких метрах отсюда. С затухающей надеждой Грачев постучал в последнюю дверь и, едва из нее показалась девчоночья головка, устало спросил:

– У вас есть собака?

– Нет, мама мне не разрешает заводить, – немного удивившись вопросу, все же ответила девчушка.

Грачев вздохнул, протянул длительное «а» и сразу вышел за ворота. Девочка какое-то время удивленно смотрела ему вслед, а как только увидела еще двоих, не внушающих, на ее взгляд, никакого доверия мужчин, побыстрее исчезла в доме, решив зря не рисковать.

– Все, его нигде нет, – по лицу Валентина поняв, что и здесь того поджидала неудача, занервничал Величко. – Ни здесь, ни там. Я даже не знаю, что с ним произошло, а ведь ему наверняка требуется моя, а не чья-то еще помощь...

– Кстати, о помощи: если верить той женщине, – посмотрев на Ашота, вновь заговорил Грачев, – собака получила какую-то травму.

– Ну и? – прищурился Мачколян.

– А что вытекает из этого? – вопросом на вопрос, на одесский манер, ответил Валентин.

– Лекарства, микстуры там разные нужны... – принялся перечислять Ашот.

– Отсюда вытекает, что пострадавшему нужна медицинская помощь, – перебил его Грачев.

– Ветеринарная, – мгновенно смекнул, к чему он клонит, Величко.

– Вот именно. Есть предположение, что собаку унесли именно в ветлечебницу.

– Кто-нибудь знает, где ближайшая? – в ту же минуту ошарашил всех вопросом Величко.

– Нашел что спросить! Мы в этом районе второй раз... Может, – рискнул предложить Ашот, – прежде чем эту ветеринарку искать, перекусим немного? Никуда наш пес не денется, оклемается – сам прибежит.

– Хочешь, можешь есть, – не стал отговаривать его от этой затеи Величко, прекрасно зная, что аппетит Ашота способен приглушить только очень сильный страх, он же его, пожалуй, и разжигает потом, когда все приходит более или менее в норму. – А у меня все равно кусок в горло не полезет, пока я не узнаю, где Граф и что с ним.

– Ну смотрите, а я к машине, – немного неловко пожал плечами Ашот, который действительно больше уже не мог терпеть и думать о каких-то делах, не утолив голода. – Помогу Максу, – извиняющимся тоном добавил он.

Грачев посмотрел по сторонам и, заметив сидящих на лавочке старушек, к которым он уже подходил с тем самым вопросом, вновь направился к ним. Оказавшись на расстоянии двух метров от скамьи, широко улыбнулся и обратился к сплетницам.

– Извините еще раз, добрые леди, – заискивающе вымолвил он, – но не подскажете ли нам, где здесь поблизости ветеринарный пункт?

Старушки, активно перебивая друг друга, стали объяснять ему, куда следует идти.

– Это тут недалече, – первой начала маленькая, скрюченная вдвое бабулька. – Прямо за поворотом и по той дороге.

– Угу, – поддержала ее соседка. – Там еще здание такое большое будет, то ли администрация какая, то ли еще чего, в общем, красивый дом. За ним надо свернуть, там двор. В нем и ищите.

– Недалеко, – добавила первая.

– Спасибо большое, вы очень нас выручили, – поблагодарил женщин Грачев и направился назад к Величко.

– Ну что, выяснил?

Грачев молча кивнул.

– Показывай, – велел Александр, насупившись.

Грачев кивнул и торопливо зашагал в указанном ему направлении. Вскоре они вышли в упомянутый двор, осмотрелись там по сторонам и наконец увидели блеклую и наполовину облупившуюся вывеску с надписью «Ветеринарный пункт».

– Вот он, – обрадовался Валентин.

Александр не ответил, молча направившись к двери в заведение. Открыв ее, попал в узкий, плохо освещенный коридор со множеством других, почти полностью распахнутых дверей. Грачев выглянул из-за его спины и буркнул:

– Неужели для собственного удобства пару лампочек вкрутить не могут?

Определившись, Величко направилися прямиком к кабинету с табличкой «врач». Это оказалась большая комната с высокой кушеткой в самом центре, на которой в данный момент лежала какая-то кошка. Маленький лысоватый мужичишка в белом халате внимательно осматривал и ощупывал ее. Застыв в дверях, Александр прокашлялся, привлекая к себе внимание. Мужичок неторопливо обернулся, прищурил свои и без того узенькие глаза и спросил:

– Вы уже оформились у медсестры?

– Нет, мы по другому поводу, – ответил ему Величко, которого почему-то удивила азиатская внешность ветеринара.

– В таком случае подождите за дверью, я скоро освобожусь, – на совершенно чистом русском сказал узкоглазый лекарь.

– Но мы только спросить, – настаивал Величко.

– Все равно подождите.

– Мы насчет собаки, – подал голос из-за широких плеч Александра его товарищ. – Хотели знать, не приносили ли к вам немецкую овчарку.

– А, так это ваша? – отвлекшись наконец от бедного, тяжело дышащего животного, обрадованно воскликнул ветеринар. – Такая темная, без ошейника?

– Да, наша. Она здесь? – обрадовался Александр.

– Да здесь, куда ж ей деться? Спит, родненькая, и в ус не дует.

– Как спит? – поразился Величко.

– А так, самым настоящим образом. Кто-то вколол ей снотворное, а один мальчуган приволок ее к нам. Просил никому не отдавать, очень уж ему пес ваш понравился.

– Снотворное? – немного напрягся Александр, затем резко повернулся к Грачеву, и вместе они почти в один голос произнесли: – Кирсанов!

– Что? – переспросил врач, снимая с рук перчатки.

– Да нет, это мы не вам, – отмахнулся Валентин и сразу же спросил: – Так мы можем забрать свою собаку?

– Честно сказать... – доктор замялся, – я обещал парнишке, что...

– Скажете, что за ней приходили хозяева, – не дослушав, добавил Александр.

– Да, но я пока еще не знаю, действительно ли вы – они, то есть хозяева, – высказал свое подозрение вслух узкоглазый. – Вот если бы собака проснулась, это стало бы совершенно ясно. А так...

– Его можно разбудить? – не задумываясь спросил Алекс.

– Увы. Слишком большая доза, да и препарат, как я могу судить, один из самых крепких и сильнодействующих. Ваш пес еще не скоро придет в себя.

– И что же нам теперь, ждать, как принц – пробуждения спящей красавицы? – попробовал отшутиться Грачев, видя, что нервы Величко на пределе и он может неожиданно взорваться и устроить тут настоящий погром. Слишком уж много событий выпало на последние дни, а нервам, как и всему остальному, иногда требуется отдых или хотя бы разрядка.

– Приходите завтра, – как ни в чем не бывало предложил врач. – Я думаю, что как раз тогда все и станет ясно.

– У нас нет времени этим заниматься. Эта собака – часть команды спасателей, – принялся внаглую врать Грачев. – Мы заберем ее с собой, и наш собственный врач, если это потребуется, окажет ей всю необходимую помощь.

– И все же я... – попытался было начать старую песню ветеринар, но на этот раз Величко уже вплотную подошел к нему и, устремив на мужчину свой стальной взгляд, произнес:

– Вы же не желаете себе и своей клинике проблем, я правильно думаю?... – Мужчина осторожно кивнул, испуганно глядя на Величко. – В таком случае мы договорились.

Александр решительно развернулся на месте и, шагнув за порог, не оборачиваясь, спросил:

– В какой комнате мой пес?

– Следующая по коридору, – осторожно ответил врач.

Грачев бросил ему короткое «спасибо» и прикрыл за собой дверь. Войдя в следующую комнату, мужчины действительно увидели лежащего на мягкой подстилке спящего пса. Грудь его равномерно вздымалась, а затем плавно опускалась.

– Граф, милая ты моя псина! – кинулся к собаке Величко. Подхватив ее на руки, как будто овчарка весила не более обычной мягкой игрушки, крепко прижал к себе и облегченно вздохнул: – Ну все, дружок, теперь все наладится. А этому кретину я лично башку оторву.

– Это ты не о Кирсанове ли? – полюбопытствовал Грачев, так же радующийся тому, что их всеобщего любимца наконец-то удалось найти, да еще живым и относительно невредимым, если не считать следа от укола.

– О нем самом. Уверен, он неспроста нейтрализовал Графа, – привычным сдержанным голосом произнес Александр. – Собака наверняка напала на след Пожарова, а он этим попросту воспользовался.

– Вот букашка маленькая, – процедил без особой злости Валентин. – Сообразительный на редкость. И откуда только такие смекалистые берутся? Опередить и просто обвести вокруг пальца нас всех! Это же надо!

– Не удивлюсь, если выяснится, что и про Пожарова он нам рассказал не просто так, – продолжил Величко, направляясь к выходу.

– Ты полагаешь, он заранее планировал использовать нас как ищеек, а затем просто обмануть и самостоятельно прибрать к рукам все деньги?

– Наверняка именно так оно и было. Но это ему с рук не сойдет. Надо найти остальных – и за дело.

* * *

– Ой, было бы чему удивляться, – выслушав рассказ и версии Грачева и Величко, вздохнул взлохмаченный, как бродячий пудель, Максимов.

За время поисков собаки он уже успел разобраться со своей техникой, разогнать всех от дома и вернуть в жилище его законных владельцев. Все это он по своей привычке делал шустро и быстро, так что остальные не успевали выполнять его приказы. Сейчас же, когда все было урегулировано и Макс даже успел угоститься прихваченными с собой припасами Мачколяна, он находился в прекрасном расположении духа. И было от чего – подобного этому по своей масштабности шоу ему еще никогда не приходилось не то чтобы устраивать самому, но и видеть, и он ужасно гордился и собой, и произведенным на толпу впечатлением. Не меньше первого его радовал и тот факт, что получивший похвалу от вышестоящего начальства Косицин лично оформил им еще один выходной, так что теперь дежурство в МЧС откладывалось на день – было время разобраться с личными вопросами.

– Значит, тебя совершенно ничего не удивило? – принимая протянутый ему Ашотом бутерброд, переспросил Грачев. – Может, скажешь еще, заранее знал, что все именно так и случится?

– Нет, ну знать-то, конечно, не знал, – не стал врать Максимов. – Но сразу понял, что от того долговязого хмыря можно ожидать чего угодно и что сюрпризы от него нас еще ждут впереди. И, как видите, не ошибся.

– А что ж ты тогда не поделился своими соображениями с остальными? – теперь уже накинулся на друга Ашот.

– А что было отвлекать-то вас от более важных вещей? Тем более что с этим товарищем мне и самому вполне по силам было справиться.

– Что-то ты темнишь, Макс, – прищурившись, покосился на него Грачев. – А ну давай выкладывай, что там у тебя.

– Только, чур, бутербродами не кидать, – сразу предупредил заулыбавшийся Андрей.

– Не будем, – пообещал ему Величко, на коленях у которого все еще лежал пес.

Макс слегка склонился на другую сторону и заговорил:

– В общем, так. Когда ты этого малого припер, я на него глянул и...

– Сразу понял, что о взаимной любви речи не пойдет, – скромно пошутил Мачколян.

– Ну да, так оно и было. Тогда я немного пошарил по своим карманам и, обнаружив в одном из них весьма интересную вещицу, решил оставить ее про запас и держать все время на примете. Во время того разговора, ну, когда мы у него все выпытывали, я постарался понаблюдать за ним, не спускал глаз и в поездке на дачу к Пожарову. Когда же мы возвращались, случайно заметил, как он периодически чисто произвольно начинает хитровато так ухмыляться, словно бы чего задумав.

– Странно, почему этого мы не заметили? – удивился Грачев, которого наблюдательность вечно витающего в облаках Максимова заставила усомниться в своей компетенции. – Может, хватит уже врать? Честно скажи, что там у тебя, – потребовал он.

– Ну, в общем, – вздохнул Макс устало, – я просто решил на этом олухе одну свою вещицу испробовать, а наблюдательность моя в общем-то и ни при чем. Хотя о том, что Кирсанов мне не понравился сразу, я не соврал.

– Короче, Склифосовский, – пробасил Ашот угрожающе. – Мыльные оперы оставь для телеэкранов.

– Ну...

– Еще короче.

– Ну поставил я на этого шпендика «жучок», – наконец-то признался Максимов.

– И ты до сих пор молчал? – в один голос возмутились Ашот и Величко.

– Так ведь... вроде как и не надо было, – замямлил Андрей.

– Вот кретин! – ударил себя по лбу Александр. – Мы тут битый час уже головы ломаем, как нам этого козла найти, а на нем, оказывается, «жучок» стоит. Ой, мама не горюй...

– Только тот «жучок» немного новый и... – начал снова Максимов.

– В чем еще проблема? – повернули к нему свои серьезные лица остальные.

Макс медленно пожал плечами:

– Он не настроен и берет почти все шумы сразу. За этим треском можем и не разобрать ничего.

– Подключайся, проверим на деле, – скомандовал Величко и, встав с земли, где они все расположились для обеда, понес Графа в салон джипа. Уложив его там на заднее сиденье, снова вернулся и спросил: – От нас что-нибудь требуется?

– Пока нет, – замотал головой Максимов, выгребая из своего рюкзака всякую всячину, общим словом именуемую Мачколяном просто «хрень». Вскоре необходимый аппарат был изъят из сумки, установлен на импровизированный стол и запущен для работы. Не спуская глаз с множества мигающих на нем огоньков, Андрей не переставая что-то подкручивал на устройстве или же просто поворачивал его само в пространстве. Остальные молча наблюдали за его действиями, не рискуя отвлекать или же зря беспокоить. Наконец агрегат зашуршал и затрещал, и из него стали доноситься какие-то неопределенные звуки.

– Что это? – нахмурил лоб Величко.

– Что-что... – заворчал, вздыхая, Максимов. – Ни хрена не работает она как надо на таком расстоянии. Так я и думал, что дорабатывать эту штуку нужно.

– А если все записать? – предложил Грачев. – Потом подчистить запись как-то можно, шумы там убрать, все лишнее?

– Теоретически все можно, – философски начал Макс.

– А практически? – тут же перебил его Алекс.

– А практически требует слишком много времени. У меня под рукой почти ничего нет.

– В любом случае записывай, – с минуту подумав, выдал Величко. – Этот твой агрегат – единственная наша ниточка к Кирсанову и пойманному им Пожарову. Так что делай что хочешь, а прослушать мы это должны.

– Ну смотрите, я ничего не обещаю, – вновь склонился над аппаратом Андрей.

Остальные не стали ему мешать, а попросту продолжили свой сухой обед, состоящий из пары бутербродов с ветчиной, двух бутылок минералки и одной копченой рыбешки на всех. Максимов погрузился в технику и почти не подавал голоса на протяжении получаса. За это время от всей провизии Ашота давно не осталось и следа, и не занятые ничем мужчины маялись ожиданием.

– Ну скоро ты, что ли? – наконец не выдержал Мачколян. – Я уже себе все отсидел, что можно и что нельзя.

Грачев коротко хохотнул, видимо, живо представив себе, что именно могло подразумеваться под словом «нельзя» и как в таком случае должен чувствовать себя его приятель.

– Еще немного, минут пять. Конец дочищу, и можно будет попробовать послушать, – отозвался Максимов.

Грачев прыснул в ладонь. Мачколян неодобрительно на него покосился.

Максимов ничего этого не замечал. Он опять что-то подкрутил, потыкал в кнопки и только затем подозвал друзей смотреть на результат его работы. Перемотав кассету с записью, нажал на «воспроизведение». Раздались первые неопределенные шумы. Мужчины склонили головы поближе к агрегату и насторожились.

– Мне нужны... х-р-р. Тебе... ш-ш-ш, х-р-р,...ить. Го......ри, – далее вновь длительный шип и снова отдельные, малопонятные куски слов.

– Господи, ни черта не разобрать! – ударил кулаком по земле Величко.

– Погоди, слушай дальше, – успокоил его насупившийся Грачев, у которого явно уже зрела в голове некая идея.

Величко тяжело вздохнул и на некоторое время умолк. Подал голос он лишь тогда, когда услышал какой-то щелчок и стук, затем вроде бы отрывки матерных слов.

– А ну-ка, перемотай, – попросил он Макса. – Мне кажется, или в самом деле...

– Я тоже слышал выстрел, – насторожился Грачев.

Максимов слегка перемотал кассету назад, и теперь они уже более точно услышали хлопок от выстрела, а затем голос.

– Нет, похоже, Пожаров жив, – обрадовался Валентин в ту же минуту. – Это не голос Кирсанова.

– Мне тоже так кажется, – поддержал его Мачколян.

– Значит, он его ранил, – подвел итог Величко. – Пытает относительно денег.

– Если так и дальше пойдет, – почесал подбородок Грачев, – он окончательно угробит Пожарова, а он нам вроде как и живым бы пригодился. Что будем делать?

– Понятия не имею. Был бы звук чище, – закусил губу Величко, – можно было попробовать определить хотя бы местность, где все это происходит.

– Там проходят трамвайные пути, – сказал Грачев.

– С чего ты взял? – спросил у него Мачколян.

– Когда мы прослушивали кассету, я уловил какой-то протяжно-скрипящий звук и только сейчас понял, что это было. Так сигналят трамваи, когда кто-то преграждает им путь.

– Да, но трамваев в городе столько! – закатил глаза Ашот. – Боюсь, нужный не найти.

– Можешь снова настроиться на «жучок»? – поинтересовался Грачев у Максимова. – Вдруг что-нибудь еще удастся услышать.

– Могу, – спокойно кивнул тот и, нажав на одну из кнопок, запустил свой чудо-агрегат. Снова раздался треск и шум, от которого зачесалось в ушах. Мачколян даже не выдержал и слегка повернул чудо-технику колонками в сторону от себя. Как ни странно, это подействовало на машинку положительно, и все ею воспроизводимые звуки стали более различимыми.

Максимов молча послал Мачколяну благодарный взгляд, а тот просто пожал плечами, давая понять, что не знал, что так выйдет, и вновь все погрузились в прослушивание беседы Кирсанова и Пожарова.

– Где... спрашиваю? – раздался чей-то визгливый голос. Судя по количеству агрессии в нем, легко было понять, кому именно он принадлежит.

– В-о-о втором сейфе, – заикаясь, почти прошептал в ответ Пожаров и застонал.

Величко нервно сжал кулаки, боясь, как бы связь вновь не прервалась, ведь тогда многого уже не удастся узнать и услышать.

– Код? – потребовал Кирсанов.

– Ч-четыре, два... ш-ш-ш, восемь, – потеряв часть информации, передал агрегат слова Пожарова.

– Черт! – подосадовал Мачколян. – Прослушали!

– Тише ты, не шуми, – шикнул на него Грачев. – Это еще не все.

– С-соврал... пожалеешь, – послышался все тот же громкий голос, и вновь раздалось шипение.

Когда слышимость восстановилась, до мужчин донеслись какие-то стуки, чей-то топот, скрежет, скорее всего предметов мебели, стон и что-то еще.

– Вот! – буквально вскричал Грачев, услышав тот же звук, что уже был в первый раз.

– Это не трамвай, – закачал головой Мачколян.

– Это – нет, но он тоже был, – заметил Грачев. – А это... это что-то другое. Словно шум мотора...

– Мотоцикл? – предположил Ашот.

– Нет, не рычание, а именно шум. Как от вентилятора.

– Самолет! – догадался Величко. – Где-то рядом, так же как и здесь, проходит взлетная полоса.

– Это уже ближе к разгадке, – порадовался Ашот. – У меня в машине где-то карта города была, сейчас сверим.

– Как думаешь, почему голоса стихли? – прислушиваясь к шуму из хитрого устройства, спросил у Максимова Грачев.

– Вышли, – коротко ответил он.

– Похоже, что не все, – осторожно добавил Алекс. – Слышите, какой-то шорох.

– Думаешь, это Пожаров? – пристально посмотрел на него Валентин.

– Уверен. Если Кирсанов ранил его, ему нет никакого резона тащить его с собой туда, где якобы лежат деньги. Проще всего связать мужичка, сунуть ему в рот кляп – и пусть валяется до лучших времен.

– Логично, – согласился Ашот. – Он же ведь думает, что больше туда не вернется.

– Вот именно, думает, – поднял палец вверх Валентин. – Сомневаюсь, что Пожаров так сразу и сказал ему правду. Он мужик тоже неглупый, должен был сообразить, что его оставят в доме, а значит, пока Кирсанова нет, он получает шанс избавиться от пут и скрыться.

– Полагаешь, стоит попытаться добраться до него раньше, чем вернется Кирсанов? – уточнил пришедшую в голову мысль Величко.

Грачев кивнул. В этот момент появился Ашот с огромной, уже развернутой картой города в руках. С пыхтением присев на корточки, он наклонился вперед, чтобы положить карту на землю, но не удержал равновесия и упал на нее сам, едва не пропахав носом поверхность.

– Мачколян, худеть надо! – подколол его Максимов. – Видишь, ноги тебя уже не держат.

– А что ноги? Ноги – они для передвижения, а для этого у меня машина есть, – ничуть не обиделся Ашот. – Зато живот – это как раз то самое, что выдает в человеке доброту.

– Помним, помним, хорошего человека должно быть много, – закивал Грачев, склоняясь над картой.

Ашот отодвинулся в сторону, освобождая обзор, но затем вновь попытался наклониться вперед, чтобы посмотреть, что уже успели заметить его товарищи.

– Так, вот здешний аэродром, – тыкая в карту указательным пальцем, заговорил Величко. – Вот та взлетная полоса, у которой мы находимся.

– Но здесь трамваи поблизости не проходят, – добавил Грачев. – Это нам плюс, меньше времени на поиски.

– Остается вот эта улица, – Александр указал на район Орлиной горы.

– Только вот длинная она, зараза, – добавил Ашот. – Эх, жаль, Граф того... – Мачколян зевнул, – а то его помощью можно было бы воспользоваться.

– И в самом деле, его очень сейчас не хватает, – согласился Грачев. – Может, попробуем разбудить? Сколько часов-то прошло с момента укола?

– Часа четыре точно, – отозвался Величко. – Только мы все равно не знаем дозу, что ему ввели. Может, еще часа два проспит, а может, и вовсе лишь наутро очнется.

– Нет, до утра мы ждать не можем, попробуем-ка его поставить на ноги сейчас, – потирая руки, сказал Мачколян. Затем с некоторым трудом встал и поплелся к машине. Александр пошел за ним следом.

Открыв дверцу в салон, Ашот погладил собаку по шерстке и попробовал слегка потрепать. Пес никак не прореагировал на эти его действия, продолжая мирно посапывать.

– Ну ладно, придется по-другому, – заворчал себе под нос Мачколян и потянулся за аптечкой. Открыв ее, достал какой-то маленький пузырек и принялся откупоривать его крышку.

– Что это? – просто не мог не поинтересоваться Величко.

– Нашатырь, – буркнул Ашот. – Лично меня даже мертвого способен поднять. Попробуем, может, подействует.

Выдернув пробку, он попытался поднести пузырек к носу Графа и на всякий случай приподнял голову того, но у него ничего не получилось, так как Грачев молниеносно перехватил его руку и отрицательно замотал головой.

– Чего? – не понял Ашот.

– Не надо собаку портить, – пояснил Валентин. – Резкие запахи способны отбить нюх, а нам именно это качество очень как раз и нужно.

– Ну да! А как тогда еще его будить?

Грачев неловко повел плечами и вопросительно посмотрел на остальных.

– Сильное снотворное, – скромно пояснил Максимов, хотя это уже давно поняли все. – Даже не знаю, что еще предпринять. Не кофеем же отпаивать, так все равно не поможет.

– Придется самим, – вздохнул Александр. – Другого выхода у нас нет, да и медлить мы более не можем.

– Ну тогда все в машину, чего тут торчать-то?

На слова Ашота прореагировали все: Максимов вмиг упаковал свой агрегат в рюкзак, Грачев собрал с земли все газеты и швырнул их в стоящие неподалеку мусорные бачки. Затем все загрузились в мачколяновский джип, и машина рванула с места.

* * *

На нужной улице они оказались минут через двадцать. Домчавшись до места, откуда начинались трамвайные пути и откуда при этом были слышны звуки взмывающих в воздух самолетов, выгрузились из машины и стали думать, что делать дальше. Учитывая то, что улица представляла собой сплошной частный сектор, к тому же построенный на азиатский манер, когда в один дом вели сразу три-четыре входа и число жильцов в нем исчислялось десятками, пройтись по всем не представлялось возможным.

– Ну и что будем делать? – стоя посреди улицы, как пень среди поляны, спросил у остальных Грачев. – Без Графа на прочесывание всего этого участка у нас уйдет целая вечность.

– Ну а от меня-то вы что хотите? – почувствовав на себе вопросительные взгляды товарищей, вспыхнул Александр. – Не самому же мне теперь след искать!

– Нет, конечно. Извини.

Мужчины замолчали, пытаясь найти хоть какой-то выход из сложившейся ситуации. Наконец Максимов произнес:

– Ашот, какие друзья, родственники, знакомые живут у этого Кирсанова на данной улице? Как-нибудь вообще это можно узнать?

– Нет, – вяло отозвался Мачколян. – Справочных бюро со всей информацией о его персоне пока не изобретено. – Можно, конечно, ту рыжую еще раз потрясти, только...

– Глухой номер, дольше искать будем, – сразу перебил Ашота Грачев. – Она теперь воробей стреляный, второй раз так же не попадется.

– А если по-хорошему?

– Здесь этого дома нет, – неожиданно почему-то очень уверенно заявил Величко.

Остальные удивленно уставились на него, ожидая разъяснений.

– От этого до того знака проезд запрещен, – указал на «кирпичи» Александр. – Значит, машин тут быть не должно, а если и были, с трамваем пересекаться им ни к чему – дорога широкая. Впрочем, это только предположение.

– Угу, значит, продвигаемся еще на квартал вперед, – довольно замычал Ашот. – Хоть с мертвой точки сдвинулись, это радует.

Все вновь затащили свои бренные тела в машину, и джип, проехав один квартал, снова свернул на тротуар и остановился. Затем Ашот повернулся к Величко и собрался было спросить что-то еще, но неожиданно Грачев и Максимов на заднем сиденье радостно вскрикнули и сразу сообщили:

– Граф просыпается! Мы спасены, ребята.

– Да у него еще отходняк полчаса будет, – махнул безнадежно рукой Величко. – А у нас времени в обрез.

– Ничего, подождем, – ответил Грачев и ласково погладил пса по голове. Граф что-то проскулил, но всем показалось, что просто проворчал о том, как ему сейчас плохо. Ашот предложил собаке воды, достав свой запас из «бардачка».

Вскоре от содержимого бутылки не осталось и следа, зато теперь уже собака выглядела более бодрой и активной.

– Ну что, Граф, как насчет того, чтобы поработать? – подмигнул ему Мачколян.

Короткий отрывистый лай был ему ответом. Обрадованные мужчины вывалились из машины, осторожно поставили собаку на землю и дали ей возможность немного размяться. Когда овчарка начала повиливать хвостом, Величко подозвал ее к себе и протянул к морде все ту же рубашку Пожарова, а затем еще и забытый Кирсановым в офисе носовой платок, которым он утирал пот со лба. Пес поводил мордой по вещам, затем развернулся и побежал вдоль улицы, петляя, как пьяный бомж, ищущий пристанища. Но петлял Граф вовсе не просто так: он искал след, а сделать это можно было, лишь обследовав наибольшую часть поверхности земли, чем, собственно он и занимался. При этом было видно, что собаке с трудом дается ее работа, так как организм еще окончательно не вышел из сонного состояния. Пса постоянно заносило в сторону или склоняло куда-либо прилечь. Как истинный боец, Граф перебарывал в себе эти желания, продолжая поиск.

Ни словом, ни жестом не отвлекая его, мужчины шли следом, ожидая результатов. Величко то и дело сжимал кулаки, болея за пса и прося его им помочь – это было единственным, что он мог сейчас сделать. Прошло минут двадцать, прежде чем Граф что-то учуял и, видимо, выйдя на след, более уверенно побежал во дворы. Приятели последовали за ним и вскоре оказались на маленькой улочке напротив деревянного, выкрашенного в синий цвет дома со множеством окон. Правда, в настоящий момент все ставни были закрыты, и рассмотреть, что творится внутри, не представлялось возможным.

Остановившись возле сетчатого забора, вместо запора на котором присутствовала лишь проволока, закрученная вокруг калитки и столба, с которым она соприкасалась, Граф тихо пролаял, понимая, что слишком громким голосом может спугнуть тех, за кем охотятся его друзья. Обменявшись взглядами с остальными, Александр осторожно раскрутил проволоку и прошел во дворик. Затем поднялся на крыльцо и, взявшись за ручку двери, дернул ее на себя. Дверь оказалась запертой.

– Попробуем через окна, – предложил Грачев.

Александр кивнул, и Валентин вместе с Ашотом стали раскрывать ставни, ища наиболее удобное для проникновения в дом окно. Максимов почему-то вышел за ворота и пошел обходить дом с другой стороны. Через несколько минут откуда-то сбоку донеслось:

– Идите сюда. Здесь окно с одной рамой.

Мужчины перебрались за угол дома и действительно увидели там незашторенное окно, за которым виднелась обшарпанная, лишенная каких-либо признаков жизни комната.

Величко заглянул внутрь: на подоконниках стояли несколько горшков с засохшими цветами, у самой стены – ветхий, прямо-таки доисторический пружинный диван. Стены комнаты выбелены, но штукатурка кое-где давно осыпалась, представляя взору глиняные внутренности самой стены.

Стараясь их как-то скрыть, хозяева дома на одну из стен повесили выцветшее покрывало, похоже, что с этого же самого дивана.

– Вполне подойдет, – прокомментировал он свои мысли вслух. Затем слегка отстранился и ударил по стеклу кулаком. Осколки стекла со звоном посыпались на подоконник и завалинку. Александр сбил с рамы оставшиеся осколки с опасными острыми краями, затем сунул за нее руку и, отодвинув шпингалет, открыл окно.

Поочередно мужчины запрыгнули через окно в дом и сразу прошли в следующую комнату, небольшую кухню со множеством грязной посуды и невероятно сильно громыхающим холодильником. Не задерживаясь здесь, Величко поспешил дальше. Теперь уже он попал в полутемный зал, в дальнем углу которого, привязанный к батарее, лежал какой-то странный человек. Парик на его голове был сдвинут куда-то в сторону, рыжая борода, также являющаяся лишь элементом маскировки, прилипла к серому плащу. Пострадавший, в котором Величко сразу узнал Пожарова, смотрел на него выпученными глазами и пытался что-то сказать, но так как рот его был залеплен лентой, выходило лишь одно мычание.

– Ну, вот ты и попался нам, покойничек, – победным тоном прогромыхал за плечами Величко Ашот. – Долго же мы тебя искали...

– М-м-м, – вновь попытался подать голос Пожаров.

– Освободите его, – скомандовал Величко, озираясь по сторонам. – И ногу перевяжите, – заметив сочащуюся чуть выше колена кровь, добавил он тут же.

– Вот еще, пусть помучается, – заворчал Ашот. – Я из-за него, гниды, столько натерпелся! Не все коту масленица!

Понимая, что Ашот слишком зол для того, чтобы помогать Пожарову, Величко сам сорвал с его рта клейкую ленту и, не дав мужчине даже толком прийти в себя, с ходу спросил:

– Куда ты послал Кирсанова? Где второй сейф?

– Н-на даче, – с трудом выговорил Пожаров и простонал.

– Не ной, не ной, не одному тебе хреново, – снова буркнул Ашот. – Была б моя воля, я б тебя прям щас и добил... Твое счастье, что я не один.

Пожаров потупился, но уже через минуту поднял голову, виновато взглянул на Ашота и вроде бы совсем искренне произнес:

– Прости. Я подставил тебя.

Мачколян презрительно усмехнулся, пока еще толком не решив, как воспринимать это внезапное покаяние.

– У меня не было выхода, – продолжал, обращаясь к нему одному, Пожаров. Было видно, что ему нелегко говорить, но он, превозмогая боль, все же выдавливает из себя слова. – Они могли убить меня.

– И ты решил сделать так, чтобы они убили меня? – хохотнул в ответ Ашот. – Замечательная идея, а главное – какая выгодная! Я просто тащусь от твоей заботливости...

– Понимаю... – Пожаров до побеления закусил губу, а затем, когда боль отпустила его, снова произнес: – Да, я трус... но... но кто бы на моем месте поступил иначе?

– А вот не надо обобщать, – сложив руки на груди, возмутился Ашот. Затем подошел к бывшему начальнику поближе и, склонившись к его уху, сказал: – Спорим, что если я тебя сейчас грохну, мне за это ничего не будет? И пусть я буду последним ничтожеством, так ведь я же потом, если спросят, в этом сам и признаюсь... Как думаешь, это заслужит прощения?

– Хватит, Ашот, – одернул Мачколяна Величко. – Не до этого нам сейчас. Нужно поймать Кирсанова и не дать ему забрать деньги из сейфа.

– Кстати, о сейфе, – не удержался от вопроса Грачев. – Скажите честно, вы соврали Кирсанову о том, где сейчас деньги?

– Н-нет, что вы, – активно замотал головой как-то странно за последнее время постаревший Пожаров. Ашот помнил его совсем другим: бодрым, подтянутым, уверенным в себе. А сейчас он был похож на раздавленную пиявку, которой так и не удалось выпить все соки из тех, кто находился с ним рядом. – Он бы меня прикончил тогда... Я просто хотел договориться с ним, когда он вернется. У меня же связи, а его будут искать... – заторопился в разъяснениях бывший директор, – а я мог помочь. И с документами, и с выездом... Я хотел...

– Что будем делать? – не обращая внимания на бессвязное бормотание Пожарова, спросил у Величко Грачев.

– Нужно успеть его перехватить, – подумав, ответил Александр.

– А что будем делать с этим? Надо бы отвезти в больницу, рана-то не сквозная, пулю необходимо вынуть.

– Значит, кому-то придется остаться и заняться этим, – вздохнул Величко, не придумав ничего лучшего. – Остальные поедут на дачу.

– Нет, я не останусь, – услышав, о чем идет речь, усиленно замотал головой Мачколян. – Я его сразу тут же и урою.

– Так тебе никто и не предлагает, – усмехнулся Максимов.

– Ты ж за рулем. Алекса тоже не резон оставлять: нам без него и Графа не управиться. Так что, дружище, – Андрей подмигнул Грачеву, – остались только мы с тобой.

– Что ж, в таком случае, пожалуй, останусь я, – решился Валентин. – От меня все равно толку меньше, чем от других. Я ни в технике не шарю, ни машины у меня нет, – униженно вздохнул он. Правда, затем сразу же махнул рукой и бодро добавил: – Ну давайте, валите, нечего зря резину тянуть. Отвезу я нашего клоуна в больницу, ничего со мной не сделается.

– Ты с ним поосторожнее, – предупредил Ашот. – Если что говорить станет, лапшу-то с ушей стряхивай. Головой за него отвечаешь, я с ним еще не закончил.

– Будет сделано, – отрапортовал Грачев.

Глава девятая

– М-да, хреново, – протянул Мачколян, останавливаясь в дверях пожаровской дачи, на которую они прибыли только что.

Даже с порога было видно, что в доме поприсутствовали посторонние и что они все перевернули вверх дном, явно что-то ища. В основном обыск коснулся бумаг и книг, которые теперь в полнейшем беспорядке валялись на пыльном полу.

– Как я понимаю, у нас проблемы – смылся фрукт этот, – добавил Ашот следом. – Мирный абрикос стал совсем плохим урюком.

– Странно, – входя в дом, качнул головой Величко, – что он искал?

– Ну не сейф – это точно, – уверенно вымолвил Максимов, тыкая пальцем в криво висящую картину на стене, из-под угла которой отчетливо просматривалось нечто металлическое. – Вон он, сундучок с деньгами-то. Даже не тронут.

– Как так? – изумился Александр. – Что же это он, денег не взял?

– Да не-е, взял, – не согласился Ашот. – Просто закрыл сейф, ну для видимости, мол, тут его и не было.

– Сомневаюсь, – со вздохом выговорил Величко. – Наверняка Пожаров дал ему неправильный код, и он просто не смог его открыть.

– А с собой взять сейф не сумел, – загоготал Ашот, снимая картину со стены, – силенок не хватило.

Максимов не спеша подошел к встроенному в стену сейфу и внимательно посмотрел на его замок:

– Ух ты, да тут защита очень даже ничего себе. Отверткой не вскроешь. Как минимум, хотя бы часть кода нужно знать.

– Неужто хочешь сказать, что тебе такой пустячок не по силам? – не поверил Андрею Ашот. – Тебе, компьютерной голове?

– Ой, а без дешевых комплиментов обойтись можно? – сморщил нос Макс. – Могу – значит, делаю, не могу – тогда хотя бы пытаюсь... Та-а-ак, сейчас бы мне не помешали мои инструментики, – уткнувшись носом в замысловатое устройство, вздохнул он и недоуменно почесал затылок. – А так как их у меня при себе нет, придется воспользоваться тем, что под рукой.

Он повертел головой по сторонам в поисках чего-нибудь подходящего. Александр отошел к окну и, поставив ногу на широкий подоконник, уставился за стекло. Мачколян вяло прошелся по комнате от одной стены до другой, пиная ногой то, что плохо лежало, и ворча себе под нос что-то невнятное. Но, насколько мог судить Александр по выражению лица, это было что-то успокаивающее, возможно даже, что и песня.

– Кирсанов непременно вернется в тот дом, – неожиданно проговорил Величко, созерцая дворовый пейзаж. – Он захочет получить настоящий код, а сделать это можно только через Пожарова.

– К чему ты клонишь? – лениво справился Ашот.

– Да вот думаю – не вернуться ли нам назад? А то как бы не проворонить этого Остапа Бендера.

Мачколян облокотился на перила идущей вверх лестницы и, покосившись на увлеченно ковыряющегося у сейфа Макса, проговорил:

– Ничего, никуда он не денется. К тому же он представления не имеет, что мы его вычислили. Подумает, что Пожаров сам сбежал. Так что еще, гляди, к нам лично явится, за дополнительной поддержкой, ха-ха.

– Хотелось бы надеяться. Ну что там? – спросил Алекс у Андрея. – Есть продвижения?

– Есть, но роды идут затруднительно, – отшутился тот, не отнимая головы от колеса с циферками.

– Главное, чтобы аборта не было, – как-то устало буркнул себе под нос Ашот.

Величко тем временем снова посмотрел за окно и немного напрягся. На мгновение ему показалось, что за высоким забором происходит какое-то шевеление, а интуиция буквально убеждала его в том, что это не обман зрения и необходимо все проверить.

– Граф, где ты? – негромко позвал он.

Удобно устроившаяся на диване собака подняла голову и посмотрела на хозяина. Величко поманил ее рукой, сам подошел к двери, слегка приоткрыл ее и сказал:

– Проверь-ка, что там.

– Что такое? – вполголоса спросил Ашот, направившись к окнам и выставив на обозрение уличных прохожих все свое тучное тело, которое полностью перекрыло собой путь солнечным лучам в помещение, и в последнем сделалось чуть темнее.

– Отвали от окна, – раздраженно забубнил Максимов, которому это перемещение Ашота доставляло больше всего неудобств. – Я из-за тебя ни черта не вижу.

– Угу, – буркнул тот тихо, затем торопливо отодвинулся в сторону и посмотрел на Величко.

– Пока не знаю, но похоже, что мы не одни, – так же стараясь не особенно высовываться из окна, отчеканил Величко. – Я послал Графа проверить.

– Может, Кирсанов? – предположил со своего места Макс.

– Минут через двадцать будет ясно, – уверенно ответил ему Ашот. – Граф его в два счета высле-е-дит, – последнее слово словно провалилось назад в горло, а потому конец его оказался каким-то съеденным.

Это вышло неспроста, а потому, что Ашот, мельком повернув голову к окну, увидел, как через забор со всех сторон лезут люди во всем черном, с плотно натянутыми на лицо масками. Увидел это и Величко, который почти сразу отступил от окна и эмоционально выругался:

– Мать их, что это за такое?

– Н-не знаю. Честно, не знаю, – развел руками Ашот, который сразу подумал о том, что эти ребятки сильно напоминают тех самых, что приходили и угрожали ему сразу же после того, как к нему явилась с визитом прежняя «крыша».

– Макс, сворачивайся, – крикнул Андрею Величко, видя, что тот даже не заметил ничего подозрительного и продолжает усердствовать над сейфом. – Кажется, у нас гости.

– Ну елки зеленые! – немедленно возмутился тот. – Я только-только на нужный лад настроился, и вот тебе на... – Максимов шумно выдохнул, а затем с надеждой полюбопытствовал: – Так вы чего, сами не справитесь, пока я тут копаюсь?

Величко отрицательно покачал головой.

– Неужели все так плохо?

– Даже хуже, чем ты себе можешь представить, – покосившись за окно, ответил Алекс. – По нашу душу само ФСБ. Как тебе такое?

– ФСБ? – изумился Максимов. – А им-то чего тут надо?

– Минуты через три можешь спросить у них самих лично. Они как раз нас уже окружили, – заметался взглядом по сторонам Александр. – И что-то мне подсказывает, что лучше уж оставаться в неведении, но зато живыми и невредимыми.

– Это типа сваливаем? – догадался Максимов.

Ответить ему на это никто не успел, так как по окнам была дана самая настоящая автоматная очередь, и находящиеся в доме были вынуждены со всей возможной скоростью повалиться на пол и буквально слиться с его поверхностью. Над головами у них свистало: пули разбивали посуду, царапали мебель, потрошили шторы, но пока еще никого не зацепили.

– Что будем делать? – слегка приподняв голову от ковролина, спросил у остальных Ашот. – Мне это совсем не нравится.

– Вместе нам не уйти, – сообразил Величко. – Значит, придется разделиться и стоять каждый сам за себя. Сможете?

– А куда деваться? – принялся вздыхать Мачколян, которого перспектива трясти жирами совсем не радовала. – Жить-то хочется!

– В таком случае, – Александр торопливо откатился в сторону, и очень вовремя, так как почти в ту же минуту по тому месту, где он только что лежал, пробежал рядок кусочков свинца. – Встретимся в лесу, что за поселком, – выдохнул Величко и, поднявшись на ноги, перекатился через голову и остановился у бетонной стены, рядом с одним из окон.

Мачколян попытался проделать то же самое. Естественно, превзойти Величко у него не вышло, так как огромный живот, конечно же, перевесил. Его медленно и непреодолимо повело в сторону, и Мачколян приземлился на бок, как мячик, одна сторона которого оказалась спущенной.

– Да, дружище, – посочувствовал Ашоту Максимов. – С такими габаритами тебе не удрать. Любая пуля зацепит, тебя ж не облететь.

– Издеваешься, да? – обиженно отозвался Мачколян. В ту же минуту дверь выбили, и она с грохотом повалилась на пол.

– Чеши следом! – заорал во всю глотку Андрей. – Я их отвлеку, – он почти сразу же перескочил через широкий подоконник и, словно бы всю жизнь только и занимался трюкачеством, без каких-либо повреждений мягко приземлился на газон. Но оставаться на месте было опасно, а потому он отпрыгнул в сторону и, упав на землю, откатился от места приземления.

Заметившие это парни в черном как по команде направили на него стволы своих автоматов и дали четкую очередь туда, где находились его ноги. У Максимова мелькнула мысль, что убивать их не собираются, только покалечить, и от этого стало заметно легче, потому что задача нападавших усложнялась, а соответственно, увеличивались шансы его и его друзей успешно выкрутиться из этой неприятной ситуации.

Андрей повторно увернулся. И снова его спасли худощавость и верткость, он вмиг домчался до забора и собрался было преодолеть его, как учили в армии – с разбегу, упираясь ногами в стену и постройку, образовавшую рядом с ней угол, но не тут-то было: прямо навстречу ему откуда-то выскочил огромный верзила и, замахнувшись прикладом, собрался лишить чувств. Стрельба за спиной прекратилась: видимо, ребятки побоялись задеть своего и предоставили тому возможность разбираться с беглецом собственными силами. К тому же, как мог понять и не оборачиваясь Андрей, с подоконника слетел Мачколян, и теперь внимание стрелков было приковано к нему – его же на время оставили в покое.

Молниеносно увернувшись от беспощадно движущегося к его голове приклада, Макс кувыркнулся в воздухе и бросил короткий взгляд туда, где оставался Ашот. Как оказалось, ситуация у того была куда более неприятной, нежели у него: Мачколяна плотным кольцом окружили люди в черном и, даже не пытаясь стрелять, надвигались на Ашота.

Думать о том, как спасти друга, Андрею было некогда – ему вновь угрожал огромный детина. За ту минуту, что Максимов косился на Ашота, он тоже успел изменить место расположения и, подскочив к противнику, теперь снова начал размахивать своим автоматом. Давно не практиковавшийся в борьбе, Андрей с трудом уворачивался и отбивал удары. Он чувствовал, что слабее, а потому просто ни на секунду не мог отвлечься.

Тем временем Величко, почти в ту же минуту выпрыгнувший через другое окно и оказавшийся на противоположной стороне двора, приземлился едва ли не на голову одному из людей в черном. Парню не повезло конкретно, так как от неожиданности он не успел сориентироваться. Под тяжестью рухнувшего на него тела повалился наземь и сильно ударился головой. Величко мог предположить, что у бандита сотрясение мозга, но раздумывать над этим было некогда, потому что на него кинулись сразу пятеро амбалов. Откуда этой саранчи столько привалило, Александр понять не мог.

Перехватив нацеленный ему в лицо кулак, он крутанул руку нападающего так, что кость треснула, и ее обладатель взвыл от боли. Следующего детину он саданул в челюсть прикладом его же автомата. Еще двое и вовсе полетели на землю: один получил сильнейший удар по черепу и рухнул без чувств, второй заработал себе перелом пары ребер и, взвыв, согнулся пополам. Теперь из способных что-то предпринять перед Величко остались лишь двое: парень с синяком от удара прикладом и еще один, прибежавший на шум.

Видимо, поняв, что самим с Величко им не справиться, они с двух сторон нацелили на него свое оружие, и один из них резко скомандовал:

– Хочешь жить – держи руки над головой!

Александр медленно стал поднимать руки вверх. Признавать поражение не хотелось, но иного выхода пока не было: обреченно вздохнув, Величко решил подчиниться приказам. По крайней мере, его не собирались убивать, а значит, будет шанс сбежать от этих гадов, а заодно еще и выяснить, как они здесь оказались и что им нужно. Этот вопрос занимал его мысли вот уже несколько минут, но ответа пока так и не находилось.

– Быстрее, – раздраженно бросил все тот же тип и медленно начал приближаться к Величко.

Александр на мгновение отвел от него взгляд и тут увидел Графа: собака, пригнувшись к земле, осторожно ползла прямо на этого, приказывающего. Александр понял, что теперь все решат какие-то доли секунды и та слаженность, с какой они с Графом сработают. Он полностью напрягся, позволил парню в маске приблизиться к нему достаточно близко, затем резко щелкнул пальцами в воздухе и...

Ни один даже самый внимательный наблюдатель не смог бы точно сказать, за какие доли секунды произошло все последующее. В одно и то же мгновение мужчина в камуфляжных штанах и серой майке метнулся сначала вниз, затем так же быстро в сторону, повернулся – и вот уже его рука стальной хваткой обвила шею фээсбэшника и безжалостно начала давить на нее. В те же самые мгновения оскалившаяся овчарка взлетела на спину второго, впилась зубами в его шею. Осипший хрип огласил округу, и верзила, выронив оружие, заметался по двору, пытаясь скинуть с себя это мерзкое животное.

Будучи не в силах убить человека, который все-таки не собирался убивать его, Величко попросту надавил бугаю на сонную артерию и обернулся к псу. Граф уже добился того, чтобы второй амбал упал на землю и начал кататься по ней, не находя другого способа освободиться от пса. Понимая, что оставлять в дееспособном состоянии этого типа ни в коем случае нельзя, Александр схватил с земли брошенный автомат и, подойдя к амбалу, с аккуратно рассчитанной силой ударил того прикладом по темени. Мужчина моментально потерял сознание.

С противоположной стороны двора донесся какой-то шум, следом послышалась стрельба. Величко сначала хотел было метнуться туда, но, вспомнив о том, что парней в черном в несколько раз больше, предпочел не рисковать, тем более что они сразу договорились стоять сами за себя и должны были встретиться в лесной полосе. Возможно, Ашот и Макс давно уже там, а переполох вызван тем, что их пытаются догнать автоматной очередью, не покидая двора. Не задумываясь более, Александр свистнул Графа и кинулся к задним воротам. Быстро открыв их, он выскочил на улицу, но, обернувшись, увидел, что пес не собирается следовать за ним.

– Граф, уходим! – скомандовал он собаке.

Но Граф продолжал стоять на месте, бросая взгляд то на хозяина, то куда-то в глубь двора. Он явно не мог решить, как поступить: последовать ли за Александром или попытаться проверить, как там остальные. Величко понял эти сомнения, а потому, более не задумываясь над тем, что следует делать, вбежал во двор, оставив калитку открытой, и торопливо поднял с земли автомат. Обрадованный пес радостно завилял хвостом и, несколько раз гавкнув, стрелой бросился туда, где должны были быть его остальные друзья.

На центральную площадку у дома Граф выскочил очень даже вовремя. В эту самую минуту мужчины в масках как раз били ногами Мачколяна, который, пыхтя и вскрикивая, катался по земле и почему-то не оказывал сопротивления. В другой стороне двора Максимов дергался в крепких объятиях держащего его толстяка с неприятной ухмылкой. В открытых воротах стоял обычный джип с крытым верхом, и даже через стекло было видно, с каким умилением наблюдают за всем происходящим сидящие в нем двое мужчин.

Величко не стал всматриваться в их лица, с первого взгляда поняв, что не знает их и никогда не видел, а попросту вскинул автомат вверх и выпустил несколько пуль в сторону обидчиков Мачколяна. Никак не ожидавшие обстрела парни, подобно крысам, бегущим с тонущего корабля, кинулись врассыпную: кто в дом, кто за его угол.

Тем временем Граф попытался попробовать на вкус ногу толстяка, вытрясающего дух из Макса, но тот так ловко отбросил собаку в сторону, что от полученного удара она даже взвыла. Эта жалоба любимца стала последней каплей, переполнившей чашу терпения Величко, и он, не задумываясь, перевел автомат на держащего Андрея верзилу:

– Макс, ноги! – и нажал на курок.

Максимов едва успел поджать свои и без того болтающиеся выше земли ноги вверх, и это спасло его от неминуемых повреждений. Зато толстяк, поймав пулю в колено, пронзительно взвыл и повалился на спину, так и не отпуская жертву из своих рук.

– Ашот, Макс, – закричал Александр, – ко мне! Там вторые ворота! Граф! Граф! – повторил он несколько раз, заметив, что собака с трудом поднимается с земли. Видимо, удар был настолько силен, что... Александр не успел додумать, что к чему, как позади него что-то хрустнуло, и он, почувствовав какую-то щемящую боль в затылке, стал оседать на землю.

* * *

...Александр открыл глаза и увидел нечто нежно-голубое с белыми разводами. Не сразу сообразив, что это, Величко несколько раз поморгал, и когда его взгляд сконцентрировался, понял, что над ним голубое небо и лес. Но тут все это как-то резко исчезло, и прямо над его лицом нависло нечто темное и устрашающе волосатое. Этот монстр разинул пасть и, вывалив из нее ярко-красный шершавый язык, со смаком провел им по носу Александра. Величко поморщился, но сразу же рассмеялся, узнав в страшилище своего пса.

Граф же, обрадованный пробуждением хозяина, продолжал лизать ему лицо. Величко попытался произнести что-то, но во рту у него пересохло, он так и не смог этого сделать и просто повернул голову: чуть в стороне от него на поваленном дереве, о чем-то беседуя, сидели мрачный Ашот и взъерошенный Максимов. Только сейчас заметив, что Александр очнулся, они шикнули на Графа, чтобы не приставал, и Максимов радостно произнес:

– Очнулся наконец, спаситель душ человеческих.

– А... что со мной произошло? – кое-как выговорил Александр.

– Что, что, – завздыхал Мачколян, – вырубили тебя, прикладом по темечку.

– Это я помню, – попытавшись привстать, со скрипом выдал Величко. – А что было потом?

– А потом... – Ашот особенно глубоко вздохнул, – баранки из нас делали. Эти типы такую перестрелку устроили, что аж народ собираться у ворот стал. Я после твоей помощи за угол спрятаться успел, а вот Максу досталось: он еще минут пять, наверное, по траве с тем подстреленным боровом катался. Все никак сбросить его с себя не мог.

– Да, нехиленький враг мне достался, – потирая все еще красную шею, прохрипел Максимов. – Думал уж – все, отдам богу душу, и звездец всем моим болтикам-винтикам. Спасибо Графу – если б не он, точно бы я спекся.

– А что с ним сделал Граф? – полюбопытствовал Александр.

– Ну а что он с ним мог сделать, пообкусывал морду красную немного – и все дела, – радостно выложил Ашот и ехидно улыбнулся. – Ничего, другой раз подумает, как к нашему брату лезть.

– А как вы оттуда... – спросил Величко, когда ему все же удалось сесть, хотя при этом он почувствовал, как от неудобного положения что-то захрустело в его спине. – Ну, выбрались-то?

– Ну как... Когда я за угол дома нырнул, то сидеть там не стал, а обежал его быстренько и тому оболтусу, что тебя того... – Ашот махнул сцепленными руками, – малость зубы-то повыбивал. Затем забросил тебя на плечо и вынес через вторую калитку. А Макс с Графом позже подвалили, когда я уж их вызволять собрался идти.

Александр перевел взгляд на Максимова, задавая тому молчаливый вопрос, который не требовал оглашения и был понятен даже по глазам. Макс вздохнул и продолжил рассказ:

– Я когда того парня с себя сбросил, в сторону откатился и за кирпичи, что в куче лежали, заполз. Эти там как раз шум подняли, ворота закрывать стали, чтобы посторонние не забрели. Этого времени нам с Графом как раз хватило, чтобы удрать. Я, как и планировал, через забор махнул. А Граф отвлекал тем временем: это по нему они артобстрел устраивали. Не знаю, как уж он цел остался, только прибежал по следам сюда, почти сразу за мной.

– Да, Граф у нас умничка, – похвалил собаку Ашот. – Кабы не он, требуху нашу сейчас бы по ветру метали.

Мачколян вздохнул. Максимов слегка склонился вперед, прижимая левой рукой правую свою руку, на которой были заметны следы крови.

– Ты ранен? – нахмурившись, спросил Александр.

– Да нет, зацепило немного, когда деру давал. Но пуля навылет прошла, даже ничего не задела. Только жжет, все равно как паяльником. – Макс вновь сцепил зубы и на минуту закрыл глаза.

Александр удостоверился, что, кроме затылка, ничего у него не болит, подогнул ноги под себя и, прислонившись спиной к соседнему дереву, спросил:

– У кого-нибудь есть предположения, что такое это вообще было и почему?

– Ну есть... так, мыслишки кое-какие, – первым подал голос Мачколян. – Я так думаю, это те же самые ребята, что ко мне в офис приходили. Макс со мной, кстати, тоже согласен.

– Псевдофээсбэшники? – уточнил Величко.

– Ну да, они самые. Я только потом вспомнил, что, пока мы по городу метались, тот самый «уазик» мне несколько раз на глаза попадался. Так я на него тогда никакого внимания не обратил. А они, гады, видно, следили за мной с самого начала.

– Допустим, что так, – принялся размышлять Александр, – но зачем им было врываться на дачу Пожарова?

– Ради денег, – не задумываясь, ответил Ашот. – Им же с самого начала именно они нужны были.

– Но откуда эти ребята узнали, для чего мы-то сюда приехали? – все еще не мог понять Величко.

– А черт их знает, только вот узнали, – пожал плечами Мачколян. – А нас, видимо, задержать решили, а потом сдать, как особо опасных рецидивистов и преступников. Этот-то у них, который главный, видимо, своих людей в ФСБ имеет, через них и орудует. И всем выгодно.

– Да, влипли мы, товарищи, в историю, – вздохнул Максимов.

– Что ни день, то все интереснее. Я, конечно, грешным делом мечтал иногда о разнообразии в жизни, но не о таком, это уж точно. Мне еще пожить, покутить охота, а тут... того и гляди решето из тебя сделают, ни за что ни про что. И все из-за денег.

Мужчины почти дружно вздохнули, понимая, что действительно ситуация у них паршивая и необходимо придумать что-то, что спасет их всех от неминуемой гибели. Как назло, ничего толкового просто не шло в голову, хотелось только покоя и отдыха, как всегда бывает, когда очень уж многое валится как снег на голову, да еще разом. Несколько минут все молчали, а затем Мачколян спросил:

– Ну и что будем делать дальше? Понимаю, что просить вас не бросать меня и дальше эгоистично с моей стороны, тем более что из-за моей глупости можете пострадать и вы, но...

– Да хватит тебе уже! – махнул на него рукой Максимов. – По-моему, давно уже было решено разобраться со всем до конца. К тому же одному тебе с этим не справиться. Лучше давай подумаем о будущем.

– Если ты прав и этим парням нужны были только деньги, – заговорил внезапно Величко, – то тогда дача и сейф в настоящий момент пусты. А на нас плевать они хотели.

– Только не говори, что предлагаешь вернуться и все там осмотреть, – напугался Ашот.

– А есть другие идеи? – пристально посмотрел на него Величко. – К тому же, если ты еще не забыл, твоя машина тоже там, у этой дачи. Не пешком же нам теперь до города чапать?

– Ох и не нравится мне вся эта затея, – замотал головой Ашот, но все же встал и принялся поправлять на себе задравшуюся вверх одежду.

Максимов и Величко поступили так же, и уже через несколько минут вся троица вместе с собакой медленно двинулась в сторону дачного поселка. До нужного места они добрались быстро и практически ни о чем не разговаривая. У дачи немного притормозили и на некоторое время прислушались к доносящимся из-за ее ворот звукам. Не услышав ничего подозрительного, они решили разделиться: Ашота послали к машине проверить, в каком она состоянии, а Величко и Макс направились через вторую калитку во двор.

Осторожно войдя во двор, мужчины еще раз осмотрелись и, поняв, что здесь уже нет никого, кроме них, немного расслабились и сразу поспешили в дом. Граф послушно побежал следом, тоже почуяв, что опасность миновала.

Войдя в здание через выломанную дверь, Александр и Андрей на минуту замерли на месте. В самой даче творилось нечто невообразимое: если прежде был просто легкий беспорядок, то теперь это был форменный разгром. Не осталось ни одной целой и не испорченной вещи. Раскурочили все, что только было можно, а сейф и вовсе едва ли не выкорчевали из стены. Затем, видимо, посчитали, что таскать его с собой нет резона, и просто выварили по самому центру небольшое круглое отверстие. Сейчас через него отлично было видно, что внутри пусто.

– Вот козлы! – не сдержался Максимов. – Обязательно надо было все разломать!

– Ломать – не строить, – невозмутимо ответил Величко и зашагал к двери. Больше здесь делать было совершенно нечего.

Выйдя на улицу, они зашагали туда, где должна была находиться машина Ашота. Та оказалась на прежнем месте и совершенно не тронута, что весьма порадовало всех, особенно Мачколяна. Он уже успел обшарить весь салон и пребывал в хорошем расположении духа, довольный тем, что хотя бы новых забот ему не прибавилось. Завидев товарищей, Ашот спросил:

– Ну что? Денег, конечно же, нет?

– Естественно, нет, эти гады все подчистую выгребли и даже сейф раскурочить умудрились, – ответил ему Максимов. – Теперь успокоятся.

Мачколян нервно ударил рукой по рулю и, когда остальные удивленно посмотрели на него, пояснил причину такой своей реакции:

– Ну и где теперь, по-вашему, я должен брать деньги, чтобы выплатить «крыше»? Времени-то у меня в обрез.

– Да радуйся, что хотя бы от одних кретинов отделались, с другими теперь как-нибудь уж разберемся, – выдал неунывающий Максимов. – Один враг – не два, осилим.

– Легко тебе говорить, на тебя не покушались, – буркнул себе под нос Ашот и стал заводить машину. – Куда теперь?

– В ресторан. Наверняка Валек нас там уже давно ждет, – пояснил Величко.

– Угу, – поддержал его идею Максимов. – Жрать-то тоже когда-то надо. И потом, на сытый желудок думается лучше.

– С этим я даже спорить не стану, – вспомнив о еде, вздохнул Мачколян. – Я и сам давно не прочь перекусить.

* * *

Сразу после того, как его друзья отбыли, Валентин взялся за Пожарова. Перевязал рану и попытался поставить его на ноги. Из этой затеи ничего не вышло, так как потерявший много крови Пожаров сильно ослаб. У него начался сильный жар, несколько минут он бубнил себе под нос что-то невнятное, то открывая, то закрывая глаза.

Чувствуя ответственность за жизнь этого человека, Валентин взвалил Пожарова на плечо и поплелся вместе с ним на остановку. Там тормознул первую попавшуюся машину и, вкратце объяснив водителю ситуацию, попросил доставить их до больницы.

Через несколько минут они были в приемной палате, где Пожарова осмотрел врач и сразу же распорядился срочно готовить операционную. Двое рослых медбратьев переложили Эдуарда Георгиевича с кушетки на носилки и исчезли за белыми дверями. Грачева туда не пустили, объяснив, что та часть больницы – только для медперсонала, а он может подождать результатов и в коридоре.

Оставшись один, Валентин присел на подоконник и стал размышлять, как ему быть дальше: по идее, он выполнил все, что от него требовалось: доставил Пожарова в больницу, оказал ему первую медицинскую помощь, а значит, теперь может быть совершенно свободен. Но если вдруг он покинет территорию больницы, а Пожаров очень быстро придет в себя, то наверняка постарается отсюда смыться. Ему нет никакого резона подвергать себя двойной опасности и выжидать, что же с ним сделает разъяренный Мачколян, а исчезнув, он снова станет для всех недосягаем. Следовательно, уходить Валентин никак не может и просто обязан оставаться все время здесь и следить за тем, что делает Пожаров. Что ж, по крайней мере работенка не сложная, особых усилий не требует, хоть это, да приятно.

Валентин поудобнее расположился на подоконнике, поправил сползший на плечо белый халат, что ему выдали в раздевалке, и уставился в окно. На территории больницы сновали туда-сюда приходящие и уходящие больные, бегали между машинами и соседним зданием, где, по всей видимости, располагалось также несколько кабинетов этой медчасти, врачи. Все были заняты, и всем не было никакого дела до остальных.

Валентин вздохнул. Тем временем из того коридора, в который его не пустили, вышел врач, что занимался Пожаровым. Увидев его, Грачев торопливо соскочил с подоконника и поспешил навстречу. Оказавшись напротив мужичка с проницательным умным взглядом и приятной внешностью, остановился и, неловко потоптавшись на месте, спросил:

– Ну что? С ним все в порядке?

– Да, конечно, вы зря волновались. Наложенный вами жгут очень помог. Мы удалили пулю, сделали ему вливание крови и вкололи снотворное. Ему необходимо как следует выспаться и позволить организму окончательно восстановиться. Уверен, что с ним будет все в порядке. Вы даже можете пойти домой и отдохнуть. Он очнется не раньше завтрашнего дня.

– Спасибо, доктор, – поблагодарил его Грачев. – Но я все же останусь здесь.

– Вы не похожи на его родственника, – произнес врач. – Кем он вам доводится?

– Д-другом, – соврал Грачев. – Очень хорошим другом.

Мужчина как-то вымученно улыбнулся и со вздохом произнес:

– Я рад, что на свете бывают еще такие друзья. Извините, но меня ждут в другой палате.

– Да, конечно, – кивнул Грачев и отступил в сторону, освобождая проход работнику клиники.

Глава десятая

С момента поступления Пожарова в больницу прошло более часа. Уставший от безделья, Валентин успел измерить шагами весь коридор, в котором находился, трижды покурил и не знал, чем бы еще себя занять.

Тяжело вздохнув, он покосился на выкрашенные в светло-зеленый цвет стены, от которых уже начинало тошнить. Случайно в этот самый момент на глаза ему попалась миловидная медсестра с несколькими газетами в руках. Куда она их несла, Валентин не знал, но все же рискнул попросить:

– Девушка, а не дадите ли одну почитать? Иначе я тут по стенам ходить начну от скуки.

– Да берите, конечно, – улыбнулась в ответ медсестра. – Хоть все. У больных такого добра все равно полно, замучились выбрасывать после их выписки.

– Ой, спасибо большое! – обрадовался Грачев, принимая газеты. – Вы меня буквально спасли.

Девушка снова улыбнулась и, пожелав не скучать, удалилась. Валентин вновь взгромоздился на подоконник, про себя ругая руководство больницы за то, что в коридорах нет ни одного стула, кроме того, что стоит у стола дежурной медсестры. Но не станешь же лишать женщину места?

Побурчав себе под нос, Валентин раскрыл газету и стал искать что-нибудь интересное. К сожалению, газета оказалась двухнедельной давности, все, что в ней сообщалось, ему уже было известно. Валентин вновь вздохнул и бросил полный грусти взгляд вниз, за окно. Случайно в поле его зрения попала какая-то подозрительная машина. Подозрительная не своими формами или маркой, а тем, что она к разряду авто, принадлежащих больнице, уж точно не относилась. К тому же машина была вместительной, и в ней явно были люди в немалом количестве.

Сразу же забыв про газеты, Грачев уткнулся лбом в стекло и стал внимательно следить. Он дождался, пока она, сделав круг по двору, подъехала едва ли не к самому входу в здание, и из нее стали выбираться пассажиры. Кто они были, Валентин не видел, так как козырек главного входа закрывал обзор.

Валентин решил спуститься вниз, но увидел телефон, стоящий на столике дежурной медсестры. Впрочем, он видел его и раньше, просто за ненадобностью не обратил внимания. Теперь уже решение Грачева изменилось, и он, подскочив к листающей какой-то журнал женщине в белом халате, торопливо произнес:

– Могу я воспользоваться вашим телефоном?

– Вообще-то, нет, он для медработников, – подняв на него взгляд, ответила та. – Но это смотря что вам нужно...

– Мне на проходную позвонить, – пояснил Грачев.

– Ну ладно, звоните, – пододвигая к нему телефон, произнесла медсестра, которой, собственно, было безразлично все, кроме стрелок часов, так как именно их движение приближало ожидаемый час окончания дежурства.

– Номер? – спросил Грачев, хватая трубку.

– Три тройки, – зевнув, ответила медсестра и вновь уткнулась в свой журнал.

Валентин торопливо набрал нужные цифры. На том конце провода что-то зашуршало, и донесся какой-то испуганно-удивленный женский голос:

– Да, слушаю.

– Девушка, скажите, пожалуйста, – торопливо заговорил Грачев, – что за люди приехали на темно-сером «уазике»?

– Фээсбэшники какие-то, – раздраженно ответила та. – Безо всяких пропусков ворвались. Вроде бы кого-то ищут.

– С-спасибо, – заикаясь, ответил он и сразу повесил трубку.

Затем снова отошел к окну и задумался: а не те ли это фээсбэшники, что доставали Ашота, требуя с него деньги? Если так, тогда они ищут именно Пожарова. Но как они узнали, что он здесь и что он вообще жив?

– Извините, – вновь обратился к медсестре Грачев, – а нельзя ли как-нибудь узнать, сколько новых пациентов положили в больницу сегодня?

– Троих, кажется, – вяло откликнулась та, не поднимая головы. – Один ваш, двоих – женщину и ребенка – с утра привезли. А что?

– Да так, ничего, – отмахнулся Валентин. И вновь его стали обуревать сомнения. Действительно ли ищут Пожарова или это обычные бредовые идеи, вызываемые страхом? Если все же нет, что тогда? Нет, необходимо все проверить, прежде чем принимать какие-то решения.

Подумав так, Грачев решительно направился к лифту и услышал, что тот поднимается наверх. Времени на решение не оставалось: он заметался, не зная, что же ему делать. «Эх, была не была», – в конце концов решил он. Лучше лишний раз подстраховаться, нежели потом расплачиваться за свой недосмотр.

Со всей возможной быстротой он натянул на себя коротковатый белый халат, что до того был накинут на плечи, схватил со стола медсестры ее шапочку, а когда она устремила на него свой ошеломленный взгляд и открыла рот, чтобы сказать что-то, приложил палец к губам и прошептал:

– Если я кое-чего не сделаю, в вашей больнице произойдет убийство. Сидите тихо и ничего не предпринимайте. Поняли?

Женщина испуганно закивала и заозиралась по сторонам. Грачев нацепил колпак себе на голову и со всех ног кинулся к запретному коридору, куда его до этого момента не пускали. Почти в самих дверях он задел плечом какого-то врача, но, так как ему сейчас было ни до чего, даже не извинился и поспешил дальше. Не имея точной информации, в какой палате содержится Пожаров, Грачев вынужден был заглядывать в каждую дверь и внимательно осматривать больничные покои. Наконец он нашел – Эдуард Георгиевич лежал на койке у самого окна, накрытый грязно-белым одеялом в крупный зеленый горошек.

Лицо его было обращено к потолку, а руки свешены вниз и совершенно безжизненны.

Пулей влетев в палату, Валентин накрыл голову спящего Пожарова одеялом, отщелкнул держатели, мешающие колесам каталки двигаться, и стал выкатывать ее из палаты. Не сразу смекнувшие, что это никакой не врач, бодрствующие пациенты этой комнаты, а их было всего трое, зашумели:

– Э, куда вы его! Оставьте!

– Тихо, – шикнул на них Валентин. – В ваших же интересах будет сию минуту прикинуться спящими.

– Да кто ты вообще такой? – недовольно заворчал какой-то небритый старикан, лежащий в самом углу. – Кто тебе дал право нам указывать? Оставь койку, а то вызовем врача, не поздоровится. – И он даже слегка привстал, демонстрируя, что, если его не послушают, намерен выполнить угрозу.

Валентин не стал обращать на эти реплики внимания, тем более что дверь автоматически захлопнулась за ним сразу, как только он выкатил кровать со спящим Пожаровым в коридор. Почти в ту же минуту двери в закрытый для посторонних коридор распахнулись от удара ноги, и по спине Валентина побежали мурашки. Последнее усилие и...

В коридор вошли шестеро мужчин в темных костюмах. На головах у них были надеты шапки, способные в любой момент превратиться в черную маску с прорезями для глаз, носа и рта, но сейчас они почему-то ими не воспользовались, видимо, посчитав, что тут, в больнице, опасаться им совершенно нечего. Впереди всех, ступая решительно и тяжело, шел яркий представитель криминальной среды, которых в народе принято называть просто: железобетонными идиотами с опилками вместо мозгов. Этот стальной типаж, видимо, считавший себя из ряда вон крутым, на минуту остановился в коридоре и, обведя его взглядом, скомандовал:

– Проверьте все палаты!

Получив приказ, его приспешники торопливо рассредоточились по всему коридору, бесцеремонно вламываясь в палаты и внимательно вглядываясь в пациентов. Их не смущало даже то, что из соседнего крыла прибежал заместитель главврача и попытался объяснить им, что здесь больница и такие действия совершенно противозаконны или, по крайней мере, бесчеловечны. Он кричал:

– Здесь же больные! Здесь стерильная чистота, а вы разносите бактерии и заразу. Как так можно? Я буду звонить губернатору, я заявлю на вас...

– Да иди ты! – толкнул его в грудь главный из этой группы. – Уже можешь начинать жаловаться, червяк!

Ошарашенный таким ответом, врач отступил в сторону и застыл с открытым ртом и распахнутыми глазами: с подобным безобразием ему еще сталкиваться не приходилось. Из одной палаты двое головорезов выволокли упирающегося и матерящегося на своем наречии кавказца. У того была перевязана грудь и загипсована одна рука, но это никого не волновало – его даже волокли за эту самую руку. Подтащив не виноватого ни в чем больного к боссу, мужчины спросили у того:

– Он?

Тот поводил желваками и, прищурившись, вяло бросил:

– Нет.

Загипсованного сразу же отпустили, он тут же рухнул на пол, не получив более ни от кого никакой поддержки, и завыл от боли. Все еще не ушедший из коридора врач вновь закричал:

– Да что же вы делаете, ироды! Разве так можно, у него же перелом грудной клетки! – и кинулся на помощь к больному.

Бойцы, на одеждах которых крупными буквами были написаны три буквы, ясно говорящие Грачеву, что это именно те, за кого он их сразу и принял, продолжили свое занятие дальше. До него, Валентина, им уже оставалась всего пара шагов. Еще немного – и он окажется лицом к лицу с разъяренными бандитами. Что же делать?

Валентин завертел головой по сторонам: коридор – но он занят врагами, чуть дальше – процедурный кабинет, сбоку запертая дверь, ведущая на женскую половину, дальше... Стоп, дверь! Грачев торопливо подскочил к этой самой двери и потянул ее на себя. Времени оставалось все меньше и меньше, вот уже послышались чьи-то приближающиеся шаги. Он выхватил из кармана складной ножичек, раскрыл его и, всунув острие в замочную скважину, с трудом повернул. Замок, не отличавшийся особой сложностью, поддался. Можно было уходить, но тут...

Грачев резко обернулся, и его взору предстала ухмыляющаяся рожа с неприятным оскалом. Еще через минуту эта рожа окривела еще больше, впрочем, тогда уже Валентин ее не видел, так как обхватил толстую шею парня, притянув его тело к себе. Парень попытался ударить его затылком, не имея иной возможности защититься, но у него ничего из этого не вышло, и он стал падать на пол, отягощенный собственным весом. Понимая, что лучше не шуметь, Валентин помог безжизненному телу парня опуститься на мраморный пол, слегка отодвинул его к стене и вновь взялся за кровать. Вкатив ее на женскую половину, Грачев закрыл и запер за собой дверь и почти побежал по узкому коридору.

За несколькими дверями, что он преодолел, показалась лестница. На мгновение замерев на месте, Грачев прислушался: стало ясно, что его направление пути вычислено. Необходимо было куда-то спрятать Пожарова, а самому попытаться увести этих людей из больницы. Но как это сделать? Валентин закусил губу, выудил из памяти несколько подходящих вариантов поведения в подобных ситуациях и, выбрав из них один, наиболее, на его взгляд, продуктивный, принял решение. Он повел коляску на другой этаж, а там сразу завернул в первую из попавшихся палат.

Почти сразу же наткнувшиеся на бессознательное тело своего товарища, бандиты торопливо подозвали к месту недавней борьбы своего босса: сами эти качки были не в состоянии соображать, как действовать дальше и что конкретно предпринимать, да и ответственность на себя брать не хотели.

Командир обвел холодным взглядом небольшой закуток и грязно выругался. Затем посмотрел по сторонам и отдал приказ:

– Половина – в эту дверь, остальные за мной. Будьте осторожнее, за ним кто-то присматривает.

Сказав это, он решительно шагнул к той самой двери, за которой не так давно скрылся Грачев, и, ухватившись за ее ручку, напористо потянул на себя. Дверь не поддалась, но это совершенно не сбило с толку бандита. Он рванул ее еще сильнее, отчего непрочные петли стали сдавать. Еще несколько рывков – и проход был свободен.

Проникнув в первую же женскую палату, вожак бандитов осмотрел визжащих, полуприкрытых одеялами и халатами женщин.

– Молчать, с-сучки! – заорал из-за спины босса один из бандитов.

Это не подействовало, но «фээсбэшники» не разозлились, тем более что давно поняли, что в этой комнате того, кто им нужен, нет, а потому все тем же манером принялись обследовать прочие помещения. Позади, из той самой части больницы, что они только что покинули, появились высоченные, но при этом весьма моложавые медбратья. Видимо, их направил сюда главврач – разобраться со всем тем безобразием, что творится в больнице. Едва только они показались в поле зрения беспредельщиков, последние, не дожидаясь приказа со стороны главного, кинулись на разборки.

Они в два счета раскидали по коридору всех медработников, благо особо не усердствовали, так что те если и получили повреждения, то незначительные. Разобравшись с этой проблемой, братки примкнули к остальным, проверяющим уже третью палату. Не успели они дойти до четвертой, как из нее выскочил мужчина в белом халате, через плечо которого было переброшено чье-то тело, обернутое в простыню. Этот тип, не оборачиваясь, быстрым шагом направился к лестнице, расположенной за углом, и через минуту скрылся из виду. Немного ошарашенные увиденным, бандиты растерянно переглянулись и дружно кинулись догонять беглеца.

Грачев бежал по лестнице вниз. Он не останавливался и не оборачивался. Сверток на плече все время соскальзывал, Валентин то и дело поправлял холстину, желая только одного – оторваться от погони.

Внезапно – из-за угла на втором этаже – выскочил «фээсбэшник». По-видимому, он был оставлен у машины, но в связи с произошедшим срочно вызван на подмогу по рации. Валентин отшатнулся в сторону, чтобы избежать лобового столкновения, и, споткнувшись о ступени, начал падать спиной на лестницу. Времени думать о ноше не было, и Валентин, спасая самого себя от ушибов, вывернулся так, что упал на сверток. Покрывало слетело, и всем, кто следовал за ним, стало видно, что это вовсе и не человек, а ворох простыней, свернутых в рулон.

Преследователи, мчавшиеся сзади, притормозили, едва не посбивав друг друга, и сначала с недоумением, а затем со злостью уставились на Валентина. Им было ясно, что их попросту обвели вокруг пальца, как каких-то лохов с кефиром вместо мозгов. И больше всего недовольства выражало лицо руководителя бандитской группы, которое из пепельно-белого стало сначала зеленым, а затем красным. Он во всю глотку заорал:

– С-скотина! Что это?

– Я ничего, я нес вот это в стирку, – испуганно ответил Валентин.

– А какого же тогда убегал? – не поверил ему мужчина.

– А зачем вы гнались? – вопросом на вопрос ответил Грачев. – Вы ж своим видом кого угодно напугаете! – добавил он и для большей убедительности шмыгнул носом и утер пот со лба рукавом. Затем попробовал встать на ноги, но тут же получил удар ногой по животу и снова скрючился, издав стон.

Видимо, решив, что этого с Грачева вполне достаточно, бандиты перебросились между собой парой-тройкой фраз и помчались наверх. Поднимаясь последним, начальник группы приказал двоим своим парням:

– Останьтесь. Присмотрите за этим. Если окажется, что он нас намеренно уводил с того этажа, ему не поздоровится.

Бандюки согласно кивнули и, победно усмехнувшись, дружно подхватили Грачева под руку и поставили на ноги. Впрочем, это было сделано не с целью помочь ему, а как раз наоборот: не успел еще Валентин как следует утвердиться на полу, как в сторону его живота понесся кулак. Он не успел увернуться от удара, потому что один из врагов его до сих пор держал, не отпуская. За первым ударом последовал второй – все это Валентину нравилось все меньше и меньше.

– Ну что, мразь, хреново?! – радовался бьющий. – Не нравится отбивной быть?

Валентин не ответил. Он вскинул на парня свой строгий, серьезный взгляд, а через секунду взметнул в воздух ногу, и его обидчик полетел спиной вперед вниз по лестнице. Второй ойкнул – и это было единственным, что он успел сделать, прежде чем его предплечье хрустнуло и он понял, что это перелом, а потом покатился вслед за товарищем. Валентин тряхнул отекшей рукой, отбросил ногой кучу больничного белья и побежал наверх. Грачев боялся, что они найдут Пожарова, и тогда уже отбить его не будет никакой возможности.

Едва только спины «фээсбэшников» показались в поле зрения, Валентин сбавил скорость и принялся отыскивать возможность опередить мужчин. Главным его преимуществом пока оставалось то, что они понятия не имели, где спрятан Пожаров, ведь они-то думают, что искать надо в той палате, из которой выбежал Грачев, но ошибаются: он позаботился о том, чтобы спрятать бывшего директора туда, где его найдут в самую последнюю очередь. А именно – во флюорографическом кабинете. В тот момент, когда он туда проник, там никого не было и, судя по расписанию, еще не скоро кто-то появится, следовательно, был еще шанс забрать оттуда Пожарова до того, как его обнаружат.

Валентин остановился. Снял с себя халат и отбросил его в сторону. Затем выглянул из-за угла в коридор, где уже метались в поисках Пожарова псевдофээсбэшники. Дверь флюорографического кабинета пока еще была заперта и не привлекла ничьего внимания. Валентин некоторое время постоял на месте, дожидаясь, пока все исчезнут в одной из палат, потом быстро выскочил из своего укрытия и кинулся к кабинету. В два счета вскрыв его, он юркнул внутрь и с облегчением заметил, что каталка с Пожаровым все еще здесь. Увы, отдышаться как следует ему не удалось, так как его проникновение в кабинет, видимо, кто-то заметил, и теперь из коридора доносилось:

– Кто-то вошел в ту палату! Он там!

– Осмотреть! – сразу же был дан приказ.

Грачев вздрогнул: он вместе с раненым, да еще к тому же и спящим Пожаровым находился в кабинете, откуда выход был только один, не считая окна. Сейчас ворвутся бандиты, и ему можно прощаться с жизнью. Если бы их было человек пять и все без оружия, он бы еще рискнул оказать им сопротивление, но так все его попытки совершенно бесполезны: его скрутят и свяжут в две секунды, даже дернуться не успеет.

Ручка медленно опустилась вниз, и дверь открылась. Грачев метнулся к шкафу с одеждой и торопливо спрятался в нем, оставив кровать с Пожаровым стоять там, где она и стояла. В кабинет ввалились «фээсбэшники», и один из них обрадованно воскликнул:

– Есть, он здесь!

Сразу же к койке подвалили все остальные головорезы и уставились на бедного бессознательного Пожарова.

– А он чего это, не мертв ли? – ткнув его пальцем в ребра, спросил один из мужчин, косясь на босса. – Может, убрали уже?

Твердолобый, как прозвал его для себя Грачев, решительно отдернул покрывало и, усмехнувшись, изрек:

– Нет, смертельных ранений не видно.

– Так, может, яд? – вновь предположил все тот же малый.

Начальник группы поместил свою лапу на шею спящего директора и, видимо, нащупав пульс, скомандовал:

– Забирайте. Разбудим на месте, меньше проблем с доставкой будет.

– Так он что, спит, что ли? – не понял бандит с маленькой татуировкой на бритом затылке.

Ему никто не ответил, только лишь двое парней подхватили Пожарова за ноги и за руки и в таком положении поперли его к лифту. Остальные последовали за ними, а главный почему-то промедлил. Он остановился посередине комнаты, как-то подозрительно осмотрел ее всю и сделал небольшой шаг в сторону шкафа. Все решали какие-то мгновения. Валентин закусил губу и молниеносно нанес удар первым. Этого оказалось достаточно, чтобы временно вырубить противника и отбросить на несколько метров от шкафа. На грохот из коридора в кабинет заглянул один из не успевших уйти далеко парней. Но Валентин предвидел это и потому, сделав резкий выпад, ухватил любопытного братка за шею и вволок его в помещение. Затем с силой ударил его головой о тот самый шкаф, в котором пять минут назад прятался.

Теперь необходимо было вернуть, точнее – отбить Пожарова. Валентин еще не знал, как ему это сделать, а потому, когда выбежал в коридор и наткнулся на дежурную медсестру и нескольких врачей, с ужасом созерцающих разгром в этой части больницы, немного растерялся. А те, естественно, приняли его за одного из погромщиков.

В этот момент из коридора, растрепанная и испуганная, выскочила молоденькая девица в точно таком же, как и все остальные, белом халатике и на ходу заголосила:

– Они опять поднимаются! Мы... мы не знаем, что им нужно.

– Им нужен их босс, – почувствовав себя более уверенно, произнес Грачев. – А он сейчас без сознания, я его вырубил. Я понимаю, что вы мне не верите, но мне придется обратиться за помощью именно к вам, – продолжил дальше Валентин. – Того человека, которого только что выкрали, собираются убить, выведав нужные сведения, а чтобы этого не случилось, я должен вмешаться. В ваших силах помочь мне, да и себе тоже: введите снотворное тем двоим, что сейчас лежат в флюорографическом кабинете. Необходимо, чтобы их тоже переносили в машину на руках.

– Я не... – попытался было перебить Валентина врач.

– Пожалуйста, – не дав ему сказать, взмолился Грачев. – Это же необходимо для спасения человеческой жизни! И если можно, отключите лифт, как только я спущусь на нем вниз, – добавил он. – Ну, так мы договорились?

Врачи неопределенно пожали плечами, все еще не определясь, верить Валентину или нет. Зато свое решение уже давно приняли женщины и, синхронно закивав, сказали:

– Лифт отключите сами, на первом этаже щиток есть, увидите.

– Спасибо, – поблагодарил женщин Валентин.

Затем метнулся в сторону лифта, но не встал возле него, а спрятался за угол, чтобы те, кто сейчас выйдет, не смогли заметить его и он успел проскользнуть в кабину.

Все получилось именно так, как Валентин и хотел: едва только головорезы вывалились на этаж и замотали головами, ища взглядом своего босса, как Грачев юркнул между закрывающимися дверями лифта и торопливо нажал на кнопку с цифрой 1. Лифт плавно и уверенно пошел вниз, увозя его от всех тех, кто доставил ему и его друзьям немало проблем. Оказавшись внизу, Валентин вырубил лифт и попросил очнувшегося уже охранника не включать его до тех пор, пока бандиты не спустятся своим ходом по лестнице. Обозленный на бандитов парень сразу же согласился, тем более что у него самого уже давно не было сомнений в том, что эти люди вовсе не те, за кого себя выдают.

Валентин поспешил к центральным дверям и почти в ту же минуту услышал, как с улицы донесся вой сирен – это указывало на то, что к больнице приближается пара-тройка милицейских машин. Грачев выскочил на крыльцо. «Уазик» стронулся с места и поспешил к воротам. Видимо, бандиты, оставшиеся в нем, решили убираться восвояси и не рисковать встречей с ментами. Остальным же предстояло разбираться самим.

Заметив удаляющийся «уазик», Валентин выругался и сильно пожалел о том, что рядом сейчас нет Ашота с его джипом. Не было и других товарищей, которые могли бы помочь ему разрешить эту проблему. Грачев заметался взглядом по округе и, как только увидел выезжающую из ворот машину, буквально кинулся ей наперерез. «Тойота» затормозила, и из ее окна тотчас высунулась увесистая морда, очень похожая на бульдога с моржовыми усами.

– Ты куда, козел, лезешь? – возмутился владелец морды. – Жить, что ли, надоело? Или в больницу стремишься попасть? Вот мразь! – Голова исчезла в салоне, а до Валентина долетело: – И где только таких дураков выпускают?

Не придав этим словам значения, он подскочил к водительскому окну и, просунув в него голову, попросил:

– Мужик, выручай! Бандиты похитили одного из пациентов, необходимо их выследить!

– Щас менты прибудут, к ним и обращайся, – видимо, услышав вой сирены, парировал тот тут же и надавил на кнопку, отчего стекло начало уверенно подниматься вверх, грозя зажать голову Валентина.

Тем временем «уазик» с погруженным в него Пожаровым уносился прочь. Валентин вздохнул и растерянно посмотрел на землю.

* * *

Мачколян вздрогнул от того, что в кармане его брюк завибрировал сотовый телефон. Он торопливо извлек его и, поднеся к уху, хрипло пробасил:

– Да, слушаю.

С того момента, как они вернулись в ресторан, прошло около получаса, а Грачев не возвращался и ничего о себе не сообщал. Нет, можно было, конечно, начать обзванивать все больницы и интересоваться, в которую из них был привезен пару часов назад некий Пожаров, но на это бы ушло ровно столько времени, сколько хватило мужчинам на то, чтобы плотно поужинать, да еще и наведаться в тот самый дом, где они оставляли Грачева с раненым. Там, как и следовало ожидать, они никого не нашли, хотя Кирсанов, возможно, уже заезжал туда, учитывая то, что некоторые предметы были безжалостно разбиты. Видимо, отсутствие Пожарова вывело бухгалтера из себя.

– Ашот, это Грач, – донесся из трубки хорошо знакомый голос. – Вы сейчас где?

– В ресторане, а где нам еще быть? – откликнулся Мачколян. – Тебя ждем, мать твою! Ты вообще заявиться планируешь или как?

– Даже и не планирую. Не знаю, как у вас, а у меня тут такие дела творятся... – Грачев многозначительно вздохнул, а нетерпеливый Мачколян спросил:

– Ну какие дела-то, говори, хватит уже резину тянуть.

– В общем, фээсбэшники твои, ну те, что трясли тебя после «крыши», – запутанно начал объяснять Грачев, – меня выследили и свистнули из больницы Пожарова.

– Как свистнули? А ты что же? – охнул Мачколян.

– Что-что, меня вообще чуть менты не заластали, приняли за бандита, кое-как отделался. Спасибо медсестрам в палате, подтвердили, что я этого пациента привез и охранял. Ну меня, ясен перец, в машину – и в отдел.

– А ты? – все больше ужасался от услышанного Ашот.

– А что я? Попросил сделать один звоночек, и наш бывший капитан, ну по Северному Кавказу, а ныне начальник МВД, мое освобождение обеспечил. А заодно помог и на след «уазика» выйти. Теперь вот вишу на хвосте и эксплуатирую его личную машину. Можете где-нибудь перехватить?

– Где, говори конкретнее.

– На Краковском перекрестке, – через минуту раздумья выдал Грачев. – Все, жду.

Ашот отшвырнул сотовый в сторону и посмотрел на вопросительно уставившихся на него товарищей.

– Грач? – уточнил зачем-то Максимов, хотя и без того было понятно, что звонил именно он.

– Да. Он сейчас гонится за теми, кто увез из больницы Пожарова, – сообщил Ашот и вздохнул.

– И кто же это был? – прищурился Величко.

– Как ни странно, те же, кого мы считали окончательно вышедшими из игры.

– Это фээсбэшники, что ли? – догадался Макс.

– Они самые, – вздохнул Ашот. – Каким-то образом они нас выследили и добрались до Пожарова.

– Стоп, – напрягся Величко, – а зачем он им теперь-то нужен, если деньги и без того уже у них? Или...

– Не у них, – развел руками Максимов. – Похоже, наш директор наколол всех, кого только мог.

– Похоже, что ты прав, – согласился с ним Ашот. – Как ни крути, а в выигрыше все равно останется тот, у кого окажется сам Пожаров.

– В таком случае чего мы тут тогда сидим, поехали к Грачу, – вставая, проговорил Максимов.

Ашот тоже встал, но тут же замер и спросил:

– Как думаете, перекусить что-нибудь стоит с собой взять?

– Вечно ты о желудке думаешь, – поругал Мачколяна Александр.

– Так я же не о своем, а о желудке друга. Человек-то весь день не кормлен. Нет, вы как хотите, а я соберу кой-чего.

– Ну собирай, раз хочется, только по-быстрому, – сдался Александр. – Время не терпит.

Через пятнадцать минут спасатели были в машине. Мачколян запрыгнул в нее последним, так как заботился о продовольствии для голодающего Грачева. Машина взревела и тронулась с места.

...Валентина они встретили уже на месте, то есть там, куда привезли бессознательного Пожарова удравшие в «уазике» бандиты. Как сразу объяснил Грачев, остальные наверняка подоспеют вскоре, так как им удалось смыться от ментов. Это был тонкий намек на то, что, если они хотят вновь заполучить себе Пожарова, следует начинать действовать прямо сейчас, не медля ни минуты.

– Итак, их всего четверо, – обговаривал ситуацию Величко. – На каждого по одному. В общем-то, ничего сложного.

– Не считая только того, что все они вооружены до зубов, – добавил к сказанному Валентин.

Максимов на это только усмехнулся и важно добавил:

– Зато у нас есть Граф. Ведь правда? – и подмигнул внимательно смотрящей на него собаке.

– Ну что, окружаем с четырех сторон? – потирая живот, спросил Мачколян.

– С четырех не получится, – замотал головой Грачев. – Я все здесь осмотрел, вход всего один, ну и еще окошко.

– Оно открывается? – поинтересовался Александр.

– Вроде как, но до него еще нужно добраться. Там ничего такого нет, так что даже не знаю.

– Ладно, окно на себя беру я, – решил Величко. – Вы идите через дверь, Граф с вами.

– А если не откроют? – засомневался в успехе Мачколян. – Кто знает, может, там какие еще переходы имеются. Ну, даже если и нет, стоит им только понять, что мы не те, кого они ждут, Пожаровым прикрываться станут.

– Значит, нужно сделать так, чтобы этого не произошло, – покосившись почему-то на Максимова, ответил Александр.

– Об этом что, я позаботиться должен? – сразу все понял тот. – Ну как всегда, все самое сложное – мне.

– Так ты же у нас киндер-сюрприз, а не мы, – тихо засмеялся Мачколян. – Вот и давай соображай.

Максимов в задумчивости почесал затылок: что бы такое придумать?

– Может, попробовать что-нибудь рвануть? – неожиданно предложил Мачколян. – Подложить под одну из стен, а самим через центральный вход – и в помещение.

– А еще лучше запустить собаку, а самим пока не соваться, чтобы не спугнуть, – добавил Грачев.

Мужчины задумались, Максимов даже почесал затылок, а потом изрек:

– А в общем-то, попробовать можно.

* * *

Андрей осторожно пятился в кусты, таща за собой тонкий трос, привязанный к чему-то. Когда он достиг притаившихся в траве товарищей, Мачколян протянул ему свою фирменную зажигалку. Максимов чиркнул колесиком, и показавшее свой язык пламя коснулось конца троса, удерживаемого над ним. Веревка загорелась. Граф оскалился, он не любил взрывов.

– Тише, псина, тише, – успокоил его Величко. – Так надо.

Маленькая огненная змейка быстро побежала к зданию, вскоре скрылась в траве, а затем раздался громкий взрыв. В воздух взметнулись клубы дыма, и именно в этот самый дым Величко толкнул своего пса. Граф послушно юркнул в помещение и исчез из поля видимости. В дверном проеме появился один из похитителей, затем заметался и что-то закричал тем, кто был сзади. Валентин обернулся, услышав за спиной какой-то шум.

– Машина. Возвращаются, – вздохнул он и посмотрел на Александра.

– Идем, – скомандовал тот, поняв, что ждать больше нечего, да и некогда.

Спасатели дружно сорвались с места и метнулись к образовавшейся в стене дыре. Первым в нее скользнул Грачев, за ним Величко, потом уже и Максимов. Не повезло лишь Мачколяну, который, еще только подбегая к дыре, понял, что ему в нее не протиснуться, а уж когда и вовсе оказался рядом, тяжело вздохнул, обреченно махнул рукой и побежал назад.

В тот момент, когда Валентин проник в помещение, широкоплечий парень, прекрасно понявший, что последует за взрывом, попытался опустить ему на голову брус. Но ударить не успел, так как Величко сделал ему подсечку, и тот, не удержавшись, отлетел в сторону. Теперь уже успел вскочить Грачев и окончательно разделался со своим обидчиком, отправив его в глубокий нокаут.

Величко тем временем побежал туда, где были слышны шаги. Едва только он и Максимов завернули за угол, как что-то бухнуло, и Александр, отпрыгнув назад, придавил собственным телом Макса. Стало ясно, что оставшиеся четыре бандита намерены отстреливаться до тех пор, пока не подоспеет помощь. А помощь была на подходе, и об этом Александр помнил прекрасно. Спрятавшись за угол и подняв там с земли какой-то кусок металла, он метнул его в темноту, из которой в них стреляли. Кто-то ойкнул и, по всей видимости, упал. Затем другой отчего-то взвыл и, заматерившись, принялся метаться, сбивая своим телом все, что плохо лежало. Из-за производимого им шума стало совершенно непонятно, что и где происходит.

Друзья решили не ждать, когда все утихнет, и бросились туда, где должны были быть бандиты. Вскоре Валентин различил перед собой чей-то силуэт. Этот человек собирался стрелять. Грачев мгновенно подскочил к нему и ударил по руке, направив выстрел вверх. С потолка что-то посыпалось, и малый взвыл – ему в глаза попала пыль. Валентин повалил его, стал скручивать руки за спину.

Тем временем Максимов отбивался сразу от двоих, разом бросившихся на него. Ему помогал Граф, то и дело кидавшийся под ноги бандитам и хватающий их за все, что выступало.

Пока остальные разбирались с похитителями Пожарова, Александр отыскал самого Эдуарда Георгиевича, успевшего уже прийти в себя, но связанного и не способного передвигаться самостоятельно. Величко присел возле мужчины и попытался распутать узел веревки у него на ногах. В ту же минуту на улице прогремели выстрелы, оповещающие о прибытии остальных бандитов. Александр ругнулся, подхватил что-то пытавшегося сказать Пожарова, рот которого был заклеен лентой, и, взвалив его на плечо, поспешил к выходу. Направляясь к двери, крикнул:

– Уходим!

– Сейчас, только добью этого козла, – отозвался Максимов, и почти сразу что-то звякнуло, а вслед за этим послышался стон.

Через минуту оба, он и Грачев, были рядом с Величко. Валентин отодвинул заржавевшую щеколду и распахнул ворота. В воздухе витали клубы пыли. А затем сквозь них прорвался джип Мачколяна и он сам, распахнувший одну из дверец и во все горло орущий:

– Быстро в машину! Уходим!

Дважды повторять Ашоту не пришлось. Попавшие под обстрел товарищи со всех ног кинулись к машине и заскочили в нее, кто как мог, повалясь друг на друга – главным сейчас было удрать, и поскорее. Мачколян нажал на газ, и под аккомпанемент свиста пуль машина понеслась прочь.

Глава одиннадцатая

Оторвавшись от погони, спасатели заторопились на квартиру к Величко, радуясь, что сегодняшний день наконец-то закончен. Естественно, что по дороге к дому они развязали веревки на теле вызволенного Пожарова, содрали с его рта клейкую ленту, дав таким образом возможность говорить. Но Эдуард Георгиевич открывать рот и тем более что-то объяснять не спешил. Он сжался в комок, уставился за окно и принялся размышлять о чем-то своем. Опешившие от такой наглости, а никак иначе подобное поведение Пожарова назвать было нельзя, товарищи вопросительно переглянулись, а затем Максимов недовольно заворчал:

– Нет, это что за наглость вообще? Ты нам объяснять все думаешь или как?

Пожаров тяжело вздохнул, но так ничего и не сказал.

– Не знаю, как вы, – засучивая рукава, продолжил Андрей, – но я человек нервный, нетерпеливый. Мне не нравится, когда из меня козла отпущения стараются сделать. Я, понимаешь ли, своей шкурой ради его жалкой душонки рискую, а он еще и молчит! Ну все, моему терпению пришел конец...

Сказав это, Максимов схватил сидящего рядом с ним Пожарова за грудки и, повернув к себе, прямо в лицо ему прорычал:

– Ну что, гнида, по-хорошему все расскажешь или бить придется?

– А что рассказывать-то? – устало вздохнул Пожаров. – Вы и без того все знаете.

– Ну да, так уж и все, – усмехнулся Мачколян. – А мне вот почему-то неизвестно, за каким таким хреном тебя снова похитили, да не кто-нибудь, а фээсбэшники. Не разъяснишь олуху неразумному?

Мачколян явно издевался. Было хорошо видно, что он злится, но сдерживается, хоть и из последних сил.

– Ну так что они от тебя хотели? Мы тебя слушаем.

Пожаров снова вздохнул. Максимов предостерегающе прорычал:

– Что они хотели?

– Денег? – обернувшись назад, конкретно спросил Величко. – Я прав?

Директор кивнул.

– Вот гнида, – не сдержался Максимов. – Правильно ты, Алекс, сказал, что он всех вокруг пальца обвел. Не желает делиться. Ну ты, мразь, – он толкнул мужчину плечом, – говори, куда дел бабло?

– Его не было на даче, – скромно начал Пожаров.

– Это мы уже и так поняли, – усмехнулся Валентин. – Не новость.

– Я хотел выбраться сам, но, – продолжил Пожаров, – Кирсанов так плотно связал мне руки и ноги, да еще и ногу прострелил... – Вспомнив это, Пожаров застонал, но не произвел ни на кого впечатления, и ему пришлось продолжить свой рассказ дальше: – В общем, я просчитался, и мне не удалось выбраться из дома самостоятельно.

– Ну, допустим, это нас интересует меньше всего, – встрял Максимов. – Ты лучше скажи, куда ты дел деньги?

– Да и сколько их вообще? – добавил Мачколян.

– Зачем вам это нужно? – произнес Пожаров, но никто из сидящих в машине не понял, о чем именно он говорит: то ли о его спасении, то ли о лишних проблемах на свою голову или же о деньгах. Как раз о деньгах все и подумали, а потому Мачколян сказал:

– Нет, это тебе зачем столько бабла нужно? Чего тебе спокойно-то не жилось? Или достаток не устраивал? Насколько я мог судить по твоему дому, жил ты вполне прилично.

– Чем больше есть, тем больше хочется, – произнес сакраментальную фразу директор. – Я только сейчас понимаю, насколько я болен...

– Угу, крыша у тебя давно еще съезжать начала, – закивал Мачколян. – Я это заметил. Так сколько у тебя накопилось денег?

– Много, – скривил рот Пожаров. – Вы столько никогда и не видели.

– Ну и куда ты все это дел? – нервно уточнил Максимов.

– Спрятал, – выдохнул Пожаров. – Там, где их ни эти фээсбэшники, ни наша бывшая «крыша» не найдут.

– Мне кажется или он зазнается? – спросил у остальных Макс. – Может, все же врезать ему?

– Успеем еще, – почему-то заступился за директора Мачколян. – Пусть сначала все выложит, а там подумаем, на какой свет его отправить.

– А разве их так уж и много? – недоуменно прищурился Макс.

– Не знаю, но два я ему точно могу обеспечить: ад земной и ад небесный. С какого начнем, а? – Ашот сверлящим взглядом покосился на Пожарова.

У того немедленно пересохло во рту от этой ничего хорошего не сулящей усмешки. Пожаров был не дурак, а потому понимал, что больше уже доверчивый Ашот на его удочку не попадется, и верить ему тоже не станет.

– Так я жду, – настаивал на своем Мачколян, чтобы ему было хорошо видно своего врага, надавил на тормоза и повернулся назад. – Давай, давай, шевели мозгами. Прикинь по-быстренькому, кто еще в курсе того, сколько денег ты себе решил присвоить, и жаждет твоей паршивой смерти. Или, может, тебе невдомек, что за тобой охотятся ФСБ, твоя «крыша», как ты ее назвал, плюс наш милый бухгалтер.

Пожаров невольно вздрогнул и почти сразу же принял единственно правильное решение. Он испуганно покосился на всю эту четверку и на собаку и, шумно выдохнув, изрек:

– Я хочу заключить с вами договор.

– Да что ты, мать твою, – возмутился Максимов, – еще и условия нам ставить будешь? В таком-то положении, – он снова толкнул директора.

– Вот именно, в таком-то положении, – подтвердил его слова Пожаров. – Окажись я в другом, возможно, так бы и не поступил. Но сейчас у меня действительно нет выбора, и потому я решил предложить вам поделиться теми деньгами, что у меня есть, теми самыми, что получил за наркотики. Вы же в свою очередь должны обещать мне, что поможете остаться в живых и убережете мою семью от врагов.

– Ни х-хрена себе запросы, – качнул головой Грачев. – Жаль, что вы еще и всех бандитов мертвыми и на блюдечке не просите. Вполне по вашим меркам.

– Я серьезно, – добавил Пожаров. – Вы согласны на такие условия?

– Нужно подумать, – зачесал свой затылок Максимов. – Мы ведь рискуем куда большим, нежели вы. Вас-то официально уже на этом свете даже нет, так что если кто и убьет, спрос с него минимальный. А вот нам бы пожить еще хотелось.

– Если согласитесь, не пожалеете, – внимательно глядя на них, продолжил Пожаров. – Таких денег вам никогда не заработать собственным трудом. Да и вообще никак не заработать.

Мужчины нахмурились, напряженно обдумывая предложение Пожарова. За какие-то две минуты этот верткий тип превратился из существа, вызывающего только жалость, в человека, который еще смеет ставить какие-то условия, и, что самое странное, к нему прислушиваются.

– А что будет, если мы не согласимся? – как-то немного неловко спросил Ашот. – Хочешь сказать, что будешь молчать о том, где деньги?

– А мне другого и не остается. Убить меня вы не убьете, не та порода, – уверенно заявил Пожаров. – Бандитам сдавать тоже вряд ли станете, вам ведь от меня тоже что-то надо. Да и какой вам вообще резон лишать меня жизни?

– Какой, спрашиваешь? – зашумел Мачколян и сразу потянулся к тонкой шее своего бывшего начальника. – А я тебе сейчас скажу, какой. – Он ухватил его за горло, но сдавливать пока не стал, а просто приблизил лицо мужчины к своему и прошипел: – У меня просто чешутся руки. И для этого вполне достаточно причин. Вот так бы взял сейчас и отвернул твою безмозглую башку, чтобы в следующий раз, если он тебе вообще когда-либо предоставится, ты уже не подставлял чужие головы вместо собственной на плаху.

– Т-ты не сделаешь этого, – с трудом выговорил Пожаров.

– Это почему же? – удивился Ашот.

– Потому что все эти деньги начнут требовать с тебя, – выпалил директор и испуганно замолчал.

– Так, значит, вот на что ты надеешься, гнида! – резко тряхнул его Мачколян, отчего вся машина буквально заходила ходуном, а Граф поднял голову и гавкнул, жалуясь хозяину на то, что нарушают его покой.

– Хватит, Ашот, – остановил его Александр, понимая, что беседа перерастает в настоящие разборки. – Он прав, мы не тронем его, и неважно, по какой именно причине.

Услышав наконец умные речи, Пожаров порадовался – появилась надежда выбраться из всего этого дерьма живым и невредимым. Главное теперь – ничего не испортить.

– Так, значит, вы согласны на мое предложение? – глядя теперь только на одного Величко, снова спросил Пожаров.

– Мы согласны, но у нас тоже есть условие, – ответил ему Александр.

Пожаров прищурился, не в силах даже предположить, что с него могут потребовать.

– Вы дадите Ашоту ровно столько денег, сколько ему необходимо, чтобы заплатить ваши собственный долги, – закончил мужчина. – И не меньше.

– Я... я согласен, – закивал головой Эдуард Георгиевич.

– Ну что ж, вот это уже другой разговор, – потер руки Максимов. – Так бы и сразу. Что делаем теперь?

– Едем ко мне и все обдумываем. Необходимо прикинуть, как нам решить сразу все накопившиеся проблемы: с ФСБ, Кирсановым и «крышей», – откликнулся Величко.

– И мной, – напомнил Александру о себе, любимом, Пожаров.

– Ну и с вами, конечно, – вздохнул Величко.

– А как быть с деньгами? – вспомнил про главное Грачев.

– Их я отдам только после того, как окажусь в полной безопасности, – торопливо проговорил Эдуард Георгиевич. – Никак не раньше.

– Боишься, гнида? – порадовался Мачколян. – Только мы, знаешь ли, тоже не лохи, за так своей шкурой рисковать не желаем. Как говорится, утром деньги, вечером стулья.

– Я понял, – кивнул Пожаров и зачем-то полез в карман. Достав из него связку с ключами, снял один и протянул Ашоту. – Вот, это ключ от сейфа, где у меня лежат деньги.

– Да, но где сам сейф? – полюбопытствовал Максимов.

– А вот это я скажу, только когда все закончится, – заявил директор упрямо. – Это единственная гарантия того, что вы про меня окончательно не забудете.

– М-м-да, – протянул Валентин. – Прямо головоломка какая-то, под названием кто кого обманет и проведет. Ну так что, условимся на этом?

– Ладно, пока да, – согласился Мачколян нехотя. – Только, чур, с него глаз все равно не спускать. Не доверяю я ему.

Пожаров победно улыбнулся и снова повернул голову к окну.

* * *

Прибыв на квартиру к Величко, мужчины закрыли Пожарова в одной из комнат, приставив для его охраны Графа, а сами уединились в зале и приступили к обсуждению дальнейших действий. Они посчитали, что директору совсем ни к чему быть в курсе всех их задумок – для его же и, конечно, для их собственной безопасности.

Рассевшись на диване и свободных стульях, товарищи задумались. Величко кратенько разъяснил, что им необходимо изобрести что-то, что позволило бы одним ударом убрать сразу несколько врагов.

– Насколько я понимаю, Кирсанова можно не считать? – сразу после этого спросил Максимов. – Он же – волк-одиночка.

– В общем-то да, – кивнул Валентин. – Главное, не отдавать ему Пожарова, а во всем другом он нам совершенно безвреден.

– Это хорошо, – вздохнул Мачколян. – Одной проблемой меньше.

– Не думаю, – не согласился с ним Александр. – Стоит только дать ему добраться до этого типа, – он кивнул в сторону соседней комнаты, – как проблем не только не убавится, но еще и прибавится. От него необходимо держаться подальше.

– Ты хотел сказать, его держать подальше от Пожарова, – поправил Александра Грачев.

– Ну, или так, – согласился тот.

– В таком случае пока нам волноваться не о чем, – порадовался Максимов. – Ведь он понятия не имеет, что Пожаров у нас, да еще и в твоем доме. Остались еще два пункта: псевдо-ФСБ и «крыша» со своими наркотиками.

– С ними-то сложнее всего, – вздохнул Ашот. – Каждый из них требует свою долю денег, которых, смею напомнить, – он помахал в воздухе ключом, данным ему в машине Пожаровым, – пока еще у меня нет, и не факт еще, что вообще будут. – Ашот вновь вздохнул. – Мужики, а может, нам забыть про них про всех, выбить из этого козла, где находится сейф, и забрать все себе?

– А что потом? – вскинув одну бровь вверх, спросил Грачев. – Всю жизнь бегать от каждого встречного и бояться за свою шкуру? Нет уж, спасибо!

– А зачем бегать? – не сдавался пока Мачколян. – Можно просто уехать из страны и поселиться где-нибудь на острове Гонолулу. Всегда мечтал о вилле на море.

– Ты мечтал, – убитым голосом продолжил Валентин, – а я нет. Мне моя страна куда больше нравится. Да и не знаю я языков ихних.

– Выучишь.

– Нет, я остаюсь, это даже не обсуждается, – уверенно заявил Грачев.

Мачколян перевел взгляд на остальных, но не встретил в них понимания. Ашот вздохнул, в глубине души понимая, что и ему тоже не особенно хотелось покидать любимый, лично выстроенный дом, этот маленький, но между тем уютный город. Что-то, пусть и непонятно что, держало его здесь, и он, пожалуй, тоже не променял бы своего Желтогорска ни на что иное.

– Что ж, – вздохнул он многозначительно, – значит, думаем, как нам быть дальше.

– У меня есть идея, – бодро сообщил Александр, и все головы дружно повернулись в его сторону. Он выдержал небольшую паузу, а затем продолжил: – Правда, чтобы ее внедрить в жизнь, придется вновь потревожить нашего милого Михаила Илларионовича Косицина.

– Я ж говорил, что проблемы себе мужик сам нашел, – вспоминая собственные слова в момент получения предложения поработать в службе спасения, напомнил Максимов. – Ну вот, сбывается.

– Да уж, сбывается, – закивал головой Величко. – Как вы поняли, есть предложение обратиться за помощью.

– В смысле? – насторожился Грачев. – Чем наш начальник нам может помочь? Хочешь сдать наркодельцов и тех поддельных фээсбэшников через него? И что мы получим? Ашота же сразу упекут за нелегальный бизнес, да и нас за содействие особо опасному преступнику. Не думаю, что Косицин станет за него слишком усердно хлопотать.

– Я не это имел в виду, – почесал нос Александр. – Мне пришла в голову мысль, что мы можем просто попросить у Косицина липовые деньги, которые работники милиции обычно подкидывают тем, кого хотят взять. Это самое меченое бабло где-нибудь упрятать и скинуть всем желающим его приобрести информацию о том, где оно находится. Ему-то не будет особых проблем раздобыть липовые деньги.

– Так, так, так, – сполз на самый краешек кресла Ашот. – Это уже что-то интересное. Так что там ты придумал дальше?

– А дальше все просто, – развел руками негласный лидер команды. – Обе банды спешат захапать бабки, а у дома их уже поджидает засада из ребят друга Косицина, ну, того, что из МВД. Во время перестрелки некоторые из этих бритоголовых наверняка друг друга поубивают, остальных спокойно задержат. А уж статью-то им какую приплести, менты найдут, мало не покажется.

– А что, мысль! – обрадовался Ашот. – Бандиты попадают в тюрьму, мы получаем деньги – и все счастливы и здоровы.

– Да, но главная проблема в том, чтобы скинуть эту самую информацию, – поспешил добавить Величко. – С этими моментами у меня что-то никак не выходит.

– Да, тут нужно подумать, – пройдясь по комнате взад-вперед, заметил Грачев. – Ведь бандиты тоже не лохи, так просто на крючок не клюнут.

– А надо сделать так, чтобы клюнули, – важно заявил Мачколян, которому идея Александра уж очень понравилась, и отказываться от нее вот так просто он не собирался. – У кого какие идеи на этот счет?

– Не торопи, – погрузившись в раздумья, попросил Максимов. – Я вот пытаюсь понять, как вообще эти ребятки...

– Какие именно? – перебил Грачев.

– Те, что из ФСБ... все время висели у нас на хвосте. Откуда им вообще стало известно, что мы поехали на дачу Пожарова и что там находятся деньги?

– Кстати, интересный вопросец, – поднял указательный палец вверх Валентин. – Что-то мы раньше об этом совсем не подумали.

– Может, все время ездили за мной? – осторожно предположил Мачколян.

– Нет, ну с самого начала это да, тут я согласен, – продолжил размышления Макс, – но потом-то им зачем было за тобой таскаться? А они ведь при этом еще точно знали, в какую больницу повез Пожарова Грачев!

– Верно, – нахмурился Величко. – Откуда они могли это знать? Валентин только нам сказал, куда его повезет.

– Ну да, когда в машину вас заталкивал, – подтвердил эти слова Макс.

– В машину? – закусил губу Максимов.

Мужчины переглянулись.

– Пожалуй, осмотрю-ка я салон, – зачесал затылок Андрей.

– Что-то мне подсказывает, что мы все время были как на ладони.

– «Жучок», – назвал то, о чем все подумали, Мачколян. – Вот козлы... И когда только они успели его подсадить?

– А что, если еще и маячок имеется? – насторожился Грачев. – В таком случае можно ждать незваных гостей.

Хотя, судя по всему, их и так можно ждать.

Макс протянул к Ашоту ладонь, а тот сразу положил на нее ключи от машины. Андрей посмотрел на товарищей и, слегка кивнув им, удалился за порог, громко хлопнув дверью.

– Если там и в самом деле «жучок», – потрепав пса по голове, снова заговорил Величко, – подкинуть информацию одним бандитам уже будет легко.

– А как быть с «крышей»? – напомнил Мачколян. – Их-то тоже нужно убедить, что деньги там. А они за мной не охотятся и по пятам не ходят.

– С ними сложнее.

– Так, может, им просто все сказать и предложить забрать деньги самим? – предложил Валентин. – Наверняка ведь они к тебе скоро в ресторан заявятся, ну ты им все как на духу и выдашь.

– Есть риск, что не поверят, – засомневался Мачколян.

– Другого выхода все равно нет, – проговорил Величко. – Либо ты стараешься, чтобы поверили, либо ничего не выйдет.

– Значит, решено, – подвел итог Валентин. – Звоним Косицину.

– Сначала дождемся Макса, – остановил направившегося к телефону Грачева Алекс. – Нужно узнать, что там насчет «жучка».

– Да можешь уже и не сомневаться, есть, – уверенно заявил Грачев.

И в самом деле, через несколько минут вернулся Максимов и спокойно пояснил, что и впрямь нашел «жучок» в салоне машины. Но снимать не стал, оставив для использования в будущем. Мужчины еще раз все обсудили, разложив каждый момент планируемого предприятия по полочкам, а затем Грачев стал звонить Косицину.

Михаил Илларионович снял трубку сразу:

– Слушаю.

– Миша, привет, – по-простому начал Грачев. – Узнал?

– А как не узнать? – по голосу сразу стало ясно, что Косицин заулыбался. – Я своих орлов за версту чувствую. Как дела, как жизнь семейная, скоро на работу выйдете, хулиганы?

– Еще не знаю. Впрочем, ты же сам нам еще один выходной дал.

– Ну ладно, ладно, – вспомнив этот момент, отмахнулся торопливо Михаил. – Ты наверняка мне совсем по другому поводу звонишь. Опять умудрились найти на свою шею проблемы? – хрипло поинтересовался Косицин.

– Ты же сам знаешь нас, дальних родственников по Северному Кавказу, – намекнул на остальных Грачев.

– Никак с вашим Ваграмовичем опять чего приключилось? – видимо, припомнив последнюю просьбу, моментально все понял бывший старший смены их армейской группы, в которую входили когда-то все четверо.

– Угадал, – вздохнул Валентин. – Причем дела такие, что за полдня не перескажешь. В общем, нам снова нужна твоя помощь. Окажешь?

– Ну это смотря что от меня требуется, – как-то немного напряженно отозвался Косицин, и Валентин понял, что их командир значительным образом изменился с тех самых пор, как они разбежались по городу в поисках своего собственного счастья. Теперь его, как и многих остальных, заботит карьера, и, если просить ею рискнуть, есть вариант напороться на отказ. От осознания этого Валентину стало немного грустно, но он все же достаточно бодро произнес:

– Я могу к тебе приехать?

– Ну да, жду, – сразу согласился тот и отключился.

Валентин вернул трубку на прежнее место и поднял глаза на друзей.

– Ну что, согласился? – торопливо спросил Ашот.

– Еще не знаю. Я договорился только встретиться с ним и уже тогда все разъяснить.

– Едешь сейчас? – спросил Александр.

Грачев отрицательно замотал головой:

– Он будет ждать меня в своем отделе завтра утром.

– Извини, друг, подбросить не могу, – неловко замялся Ашот, – сам понимаешь, «жучки»-червячки там всякие.

– Ничего, доберусь своим ходом, – парировал Валентин бодро. Затем зевнул и, направившись к дивану, спросил: – Мы сегодня спать будем?

– Ложись, конечно, – кивнул в ответ Величко, – а мы еще посидим.

Дождавшись, пока Валентин расположится на диване, Александр закрыл дверь в зал, вернулся к остальным в кухню и, не успев сесть, услышал вопрос от Максимова:

– А где будем прятать бабки?

– Пока не знаю. Но лучше всего, если бы это был какой-то частный дом, подальше от особо людных улиц.

– Так у меня есть такой, – радостно спохватился Ашот. – На самой окраине стоит. Точнее, это не мой дом, но он давно заброшен, и, насколько мне известно, там живет какой-то бомж. Я случайно на него наткнулся, когда в том районе бензин искал. Машина, зараза, встала посреди дороги, а ни одной заправки поблизости. Может, его и использовать?

– Нужно сначала его осмотреть, – веско сказал Величко.

– Вот это правильно, – кивнул Макс. – Может, прямо с утра этим и займемся, чтобы зря без дела не сидеть?

– Согласен. А кто останется присматривать за Пожаровым?

– Да куда он денется, в комнате-то окна нет, а дверь ему не выломать, – махнул рукой Максимов.

– И все же, – недоверчиво протянул Величко. – Лучше его приковать куда-нибудь.

– А, ну так это мы запросто, – согласился Макс и, достав из кармана ключ от комнаты, в которой содержался Пожаров, с улыбкой помахал им перед лицами друзей.

* * *

– Вот! Подойдет? – раскрыв перед Валентином чемодан, до отказа набитый деньгами, спросил у него светловолосый мужчина среднего роста и с небольшой ссадиной над правой бровью.

Мужчина был совершенно невзрачен и, если бы не форма, которая придавала ему значимость и важность, вряд ли привлек бы к себе хоть чье-то внимание. Белые ресницы, такие же брови, бледный тон кожи – все это было Валентину невероятно знакомо, ведь он несколько лет служил вместе с этим человеком – начальником их группы, Михаилом Илларионовичем Косициным, прозванным за глаза Косой. И вот сейчас Косицин был уже начальником городской службы спасения и имел немало друзей в разных структурах МВД.

Валентин не завидовал ему, но все же чувствовал, что подъем по карьерной лестнице отдалил от них этого человека и сделал его каким-то далеким и почти незнакомым. Но пока еще Косицин не отказывал им в помощи, хотя, как отлично понимал Валентин, тому это было очень даже выгодно и давало возможность весьма сильно отличиться – спасатели, раскрывшие преступление века, – это ведь успех, и Михаил должен был это прекрасно понимать. Так что это еще вопрос, кто кому помогал...

– Да, вполне сгодится, – кивнул он, глядя на Косицина отрешенным взглядом.

– Главное, не лапайте руками сами, – предупредил Косицин. – Не хватало еще, чтобы ваши пальчики там потом оказались. Так что предупреди остальных, пусть будут поосторожнее.

– Всенепременно, – ухмыльнулся Валентин, в душе которого теплилось какое-то неприязненное чувство к этому человеку.

Впрочем, возможно, он преувеличивал, а ничего в частности и не изменилось, просто в характере Михаила такие качества, как чувство юмора и оптимизм, сменились на иные. Хорошо еще, что он был только начальником самой службы спасения, а не руководил ими лично – чем меньше они виделись, тем, возможно, было для всех лучше.

– Так куда и когда нужно будет заявиться нашей доблестной милиции? – присаживаясь за свой рабочий стол, поинтересовался Косицин. – Или вы уже передумали? – Он ненатурально рассмеялся, а затем вновь устремил на Валентина стальной взгляд.

– Нет, мы не передумали. Но точных данных я пока дать не могу, – ответил Грачев. – О том, какой дом мы выберем, я сообщу позже, по телефону. Тогда же назову адрес и время.

– Да ты мне никак не доверяешь, а, Грач? – прищурился Косицин. – Или позабыл, как мы в одном полку...

– Да нет, не забыл, – вздохнул Грачев. – Только я действительно пока ничего не знаю. Это мы только еще собирались обсуждать.

– Ну что ж, – опять привстал Косицин. – Буду ждать от тебя звонка. – И протянул Валентину широкую ладонь.

Грачев пожал ее и сразу же повернулся к выходу.

– Смотрите у меня, без шалостей, – в спину ему произнес бывший командир. – А то знаю я вас, особо смекалистых.

Валентин ничего не ответил, молча выйдя из кабинета и сразу почувствовав себя свободнее и легче. Нет, все же портит человека карьерный рост, и ничего с этим не поделаешь. Он вздохнул и зашагал напрямую к остановке, держа в одной руке невзрачный чемодан с огромной суммой пусть и фальшивых, но все же денег.

* * *

Тем временем остальная четверка, если считать собаку, наведалась в упомянутый Мачколяном домик и тщательно осмотрела его. По дороге к нему старались говорить поменьше и только то, что было выгодно и удобно для их будущего плана.

Дом, который предложил для операции Ашот, и в самом деле оказался заброшенным и почти сгнившим. Он представлял собой постройку в два этажа с несколькими входами и огромным двором, полностью заросшим какой-то цепкой травой. В настоящий момент дом пустовал, но, судя по поведению Графа, мечущегося по двору и беспрестанно морщащего нос, в него иногда кто-то забредал, и возможно даже, что и останавливался на ночлег. Как сказал сам Мачколян, этим гостем был местный бомж Егор, целыми днями шатающийся по городу в поисках пустых бутылок и лишь в плохую погоду возвращающийся сюда, во временное пристанище.

– Бомжа необходимо изолировать заранее, – сказал Величко. – Иначе сорвет нам всю операцию. А там дело за малым.

– Это с какой стороны посмотреть, – вздохнул Ашот. – Я вот сейчас должен буду гостей незваных встречать.

– Ты уж их встреть как следует, – добавил к этому Макс. – Иначе они тебя самого где-нибудь в темном переулке встретят.

Мачколян запыхтел и посеменил к своей машине.

Через полчаса все снова были в сборе и, склонясь над столом, рассматривали привезенные Грачевым зелененькие пачки.

– Это что ж получается, опять назад ехать нужно и прятать деньги в том доме? – вздохнул Ашот разочарованно. – Ну дела!

– Кто этим займется? – сразу спросил Величко. – Я так думаю, что Ашоту уже можно отправляться в ресторан и вызывать на свидание своих «хороших знакомых». На всякий случай кто-нибудь один отправится с ним. Так, для подстраховки.

– А остальные? – уточнил Грачев.

– Остальные? – Александр задумался. – Может, всем следует на хату и отправиться? Как раз успеем деньги спрятать, да и осмотреться получше.

– В таком случае я с Ашотом, – принял решение Грачев. – Хотелось бы немного отдохнуть от погонь.

– И подготовиться к новым, – пошутил Максимов.

– Ну тогда кончайте расслабляться, – встал с кресла Мачколян. – Все по коням.

* * *

Мачколян сидел в своем новеньком кабинете и нервно вертел в руках толстую сигару. Он ждал – ждал людей Савельева, которых сам же и вызвал для особо важного разговора. И уже более получаса пытался подобрать слова, выдумывал всякие нелепости, но так и не мог решить, что же именно следует сказать Савельеву или тем, кого он пришлет, чтобы заставить их поехать за липовыми деньгами. Он понимал, что доставка денег этим людям – это, в общем-то, его забота, а значит, гости наверняка будут им недовольны.

Ашот встал и прошелся по кабинету, пытаясь успокоиться. Его не утешало даже то, что в приемной сидит Грачев и, если что случится, наверняка поможет. Впрочем, Ашот надеялся, что до рукоприкладства все же не дойдет, а значит, эта самая помощь и не потребуется. А значит, ему необходимо так сыграть, чтобы бандиты безоговорочно поверили.

За дверью послышались шаги. Ашот замер и напрягся... Но нет, проследовали мимо. Мачколян выругался, нервничая уже только от того, что время тянется медленно, а гости все не едут. Ожидание выводило его из себя.

В конце концов Ашот махнул рукой на все и, плюхнувшись на мягкий диван, принялся прикуривать сигару. В это же самое время дверь в его кабинет бесшумно открылась, и в него ввалились несколько одинаково одетых ребят и уже знакомый парень с длинной челкой и хвостиком на затылке.

При виде этой процессии Ашот затрясся и выронил из рук зажигалку.

– Что, заждался уже? – ехидно радуясь, спросил Савельев-младший. – У тебя такое лицо, будто бы по нему катком проехали.

– З-здравствуйте, – глупо промямлил Ашот, поднимая зажигалку. – Действительно, немного для меня неожиданно, – попробовал улыбнуться он.

– Ну-с, что там у тебя? – быстро достигнув стола и усевшись на него, спросил паренек. – Уже нашел деньги? Или, может быть, товар?

– Я нашел деньги, – гордо вскинув голову, сказал Ашот. – Только есть одна проблема: я их не в состоянии забрать.

– То есть как это? – Брови Савельева-младшего удивленно поползли вверх. – Они что, такие тяжелые? – Он смерил Ашота пристальным взглядом и заливисто захохотал. – А, Мачколян?

Ашот, подобно школьнику-второкласснику, потупился и тихо спросил:

– Я могу объяснить?

– Ну давай рассказывай, – согласился парнишка. – Послушаем твои басни.

– Дело в том, что Пожаров, – медленно, растягивая слова, начал Ашот, – вовсе не умер, а очень даже жив.

– Да неужели? – усмехнулся Савельев, но все же слегка посерьезнел и напрягся. Было видно, что информация его заинтересовала, а значит, можно было продолжать.

– Он подстроил этот самый взрыв, планируя смыться со всеми деньгами, в том числе и теми, что получил за наркотики, – осторожно поглядывая на мужчин, стал рассказывать дальше Ашот. – Но его засекли и сообщили об этом мне.

– Ну и что с того? – равнодушно бросил парень, и интерес на его лице сменился безразличием. – Меня не волнует, жив он или отдал богу душу. Мне нужны деньги, и ты был обязан их достать. А уж между собой разбирайтесь сами – ваши проблемы.

– В том-то и дело, что я не могу, – замялся Мачколян.

– Чего не можешь-то? – сплюнув на пол, вяло спросил Савельев-младший.

– Я не в силах отобрать у него деньги, – решился наконец признаться Ашот и сразу же замолк, уставившись на парня. Тот тоже не отрываясь смотрел на него, явно ожидая продолжения, а когда его не последовало, протянул:

– Ну-у?

– У меня нет людей, – замотал головой Ашот. – А у него их много. Мне с ним не справиться.

– И что ты теперь предлагаешь? – полюбопытствовал будущий воротила бизнеса. – Мне самому влезать в ваши дела? Ха, наивный! Еще раз повторяю – проблемы негров шерифа не заботят.

– Но... но это же ваши деньги, – не сдержавшись, выдохнул Ашот. – Разве вы не хотите их получить все, плюс еще те, что Пожаров хапнул из общей казны?

Упоминание о дополнительном капитале, сделанное Мачколяном, заставило паренька задуматься. Он потрепал пушок на своем подбородке и, прищурившись, покосился на Ашота.

– Говоришь, денег там больше, чем ты нам должен?

– Ну да, значительно больше, – кивнул Ашот осторожно и с трудом сглотнул образовавшийся в горле ком. – А этот, гнида, засел в каком-то доме и охрану себе нанял.

– Сколько человек? – решительно поинтересовался паренек.

– Точно не знаю, когда я туда наведывался последний раз, было около десятка, – соврал Ашот. – В форму какую-то одеты, кажется, ФСБ, хотя к нему никакого отношения не имеют, я проверял. Так, бандиты какие-то.

Сказав слишком много, Мачколян ненадолго умолк, боясь испортить достигнутый результат, и принялся ждать дальнейшей реакции сына Савельева, имени которого он даже не знал. Паренек спрыгнул со стола, на котором сидел, прошелся до окна, остановился. Затем промычал что-то себе под нос и, не оборачиваясь, спросил:

– Деньги при нем?

– Да, должны быть, – снова закивал Ашот. – В любом случае он точно знает, где они вообще есть. Я счета на его имя проверял – пусты, как закрома в разгар голодухи. Ну так что, я вам больше ничего не должен? – заискивающе спросил он. – С этим-то козлом вы сами разберетесь.

– Разобраться-то мы, конечно, разберемся, – стал оборачиваться Савельев, – если потребуется. Но твой должок пока еще на тебе и остается. Сам понимаешь, нет наличности – нет и ничего остального. Пока я не получу деньги, ты про нас не забудешь, это уж я тебе обещаю. А пока... – парень почесал затылок. – Расскажи еще раз все, что тебе известно.

– Хорошо, – кивнул Ашот, откидываясь на спинку дивана, и медленно, но доходчиво стал обрисовывать всю историю с Пожаровым, исключая из нее лишь те детали, что могли навести мужчин на мысль о том, что он врет или же что-то скрывает. Мачколян честно поведал о том, кто выдал ему Пожарова, о том, как он пытался поймать его в ловушку и выманить из своего логова, как затем выследил его новое убежище и узнал, что оно тщательно охраняется. Головорезы внимательно слушали этот рассказ, а когда он закончил, один из них обратился к боссу с замечанием:

– Не верю, что с таким баблом этот козел все еще здесь, – процедил он, словно через сито. – Ему за границей давно надо быть.

– А ведь верно, – согласился Савельев. – С чего бы это ему оставаться?

– Из-за сына, – уверенно произнес Ашот и только сейчас понял, что сделал глупость. Парнишка не так глуп, как может показаться, а значит, если и не сам догадается, то кто-то еще наверняка подскажет ему, что этой слабостью бывшего директора можно воспользоваться. А ведь он обещал Пожарову, что с его семьей ничего не случится. Нужно было как-то поправлять ситуацию, и Мачколян заторопился сказать: – Точнее, он хотел сначала сделать всем своим липовые документы, – затараторил он спешно, – дождаться, когда уголовное дело закроют, и только потом выезжать.

– Где он сейчас прячется? – резко спросил Савельев.

– В одном заброшенном доме на окраине города. Раньше там бомж один жил, но он его...

– Ну как, ребятки, есть желание поразмять косточки? – не дослушав Ашота, обратился к своим головорезам папенькин сынок.

На лицах мужчин почти сразу же появились мрачные полуухмылки, ясно говорящие о том, что они давно мечтают сломать пару-тройку тонких шеек, да жаль, все как-то некому. Всеобщее согласие порадовало Савельева, и он, направившись к двери, через плечо бросил:

– А ну давай-ка с нами, дружок. На месте все и покажешь. А если соврал, – он усмехнулся, – не придется возвращаться, там и размажем.

По спине Мачколяна пробежал предательский холодок, но он все же встал с кресла и направился к двери, тем более что не сделай он этого сам – его бы просто прихватили с собой насильно. Нет, он, конечно, мог попытаться отмазаться от этой поездки, сказать, что у него куча нерешенных дел, но это насторожило бы бандитов.

У самой двери Ашота подхватили под руки двое здоровенных амбалов и поволокли вслед за боссом. Мачколян метнул торопливый взгляд в сторону окна и, посмотрев в глаза Грачеву, сразу отвернулся, тем более что Валентин и сам все понял.

Ашота вывели из ресторана, запихали на заднее сиденье черной «Ауди», машина рванула с места и, сопровождаемая еще несколькими авто, исчезла за поворотом. Валентин видел все это в окно. Мачколяна братки прихватили с собой, а значит, необходимо срочно кое-что поменять в планах. Он метнулся к телефонному аппарату, стоящему на секретарском столе. Уже успевшая привыкнуть к странному поведению друзей нового босса, секретарша только театрально вздохнула и перелистнула страницу журнала.

Глава двенадцатая

– Что? Что ты говоришь? – почти закричал в трубку Величко.

Максимов стоял рядом и нервно переминался с ноги на ногу:

– Кто? Грач? – теребил он Александра.

– Да подожди ты! – рыкнул на него тот и снова закричал в трубку: – Когда?... Угу. Не знаю, дуй мигом сюда.

Александр сунул сотовый Ашота себе в карман и грубо выругался.

– Что-то случилось? – догадался Максимов.

– Эти кретины взяли Ашота с собой, – коротко пояснил он суть проблемы.

– Ну тогда они не такие уж и кретины, – заметил Макс шутливо, но, видя состояние друга, сразу же стал серьезным и спросил: – Ну и что думаешь делать?

– Я думаю? – глупо переспросил Александр. – А ты сам-то не хочешь этим же заняться?

Злость Величко была недолгой, так что почти сразу он продолжил, только более спокойно:

– Необходимо как-то вырвать из их лап Ашота, иначе он окажется в самом центре перестрелки. Черт! Как назло... Мало того, что время тянуть до прибытия второй партии бандитов нужно, так теперь еще и это!

– Сколько у нас времени? – поинтересовался Макс.

– От ресторана до этого дома минут тридцать, не больше. Фээсбэшникам и того меньше добираться осталось, с учетом того, что их и подцепили раньше. Благодарение богу, эти... – Александр недовольно кивнул в сторону дома, у которого они с товарищем стояли, – вовремя прибыли.

Макс тоже посмотрел туда, сразу замечая места, в которых засели люди из группы захвата, присланной их бывшим командиром. Для его зоркого глаза подобная скрытность была смешной, так что ему не составило труда догадаться, почему так недоволен Величко.

– Может, послать их всех? – вырвалось у Максимова.

– Куда? – протянул Александр устало. – Дольше спроваживать будешь. Господи, с самого начала все наперекосяк пошло.

– Вы Величко? – спросил чей-то незнакомый голос за спиной.

Александр и Макс обернулись.

– Ну я, – глядя на молодого парня в том же костюме, что и остальные из группы захвата, ответил Александр. – Чего надо?

– Я руководитель группы Белозеров Вадим Николаевич, начальник...

– Нам это неинтересно, – перебил мужчину Александр, понимающий, что каждая минута сейчас на счету. – Что вы хотите?

– Нам сказали, что все вопросы вы...

– Еще короче, – потребовал Величко, все более злясь.

– Когда должны прибыть те, кого мы должны задержать, и кто даст сигнал? – четко отчеканил тот.

– Боюсь, что если ваши орлы, – недовольно начал Александр, – так и будут топорщить перья, сидя в засаде, то никого брать даже не придется. Вы что, совсем сдурели? Немедленно дайте команду всем исчезнуть с территории двора.

– Но...

– Мигом, тебе же сказали! – позволил себе гаркнуть на представителя закона Максимов. Впрочем, разрешения на столь наглое поведение им хоть никто и не давал, но Величко надеялся в случае чего прикрыться широкой спиной Михаила Илларионовича. Если Косицин желает прославиться, пусть сначала поработает.

– Пока не прибудет вторая бригада, ничего не предпринимать. Захват произведете лишь тогда, когда Макс даст вам сигнал, – стал давать Величко ЦУ дальше.

– Что это будет? – слегка нахмурившись и будучи явно не в восторге от того, что им и его ребятами командует черт знает кто, выдавил из себя начальник группы захвата.

– Дымовая завеса, – ответил Макс.

– Ждете дымовухи и только тогда приступаете к работе. Остальное вас не касается. Все понятно?

Мужчина кивнул и, резко развернувшись, стал удаляться от нервных друзей. Когда они остались одни, Величко спокойно спросил Максимова, что он задумал.

– Да так, маленькая шалость, – усмехнулся Андрей в ответ. – Хочу пульнуть под ноги компании баллончик с закисью азота.

– Это еще что за хрень такая?

– Да так, почти что снотворное. Газ. Действует через носовые пути и моментально вырубает. Должно сработать. Главное, чтобы слишком быстро в стороны не разбежались, а то, может, ничего и не получится: летучий очень, зараза.

– А как же Ашот? – заволновался о друге Величко.

– Его придется вытаскивать во время суматохи.

– Можешь не говорить, я уже понял, кому это предстоит, – сразу вздохнул Александр.

– И не только вытаскивать, но и кидать, – заметил Макс. – У меня и другие дела найдутся. Отвлечь там, задержать, в общем, все, как обычно.

– Еще идеи будут?

– Да вроде нет. Силуэты я в хате установил, – Андрей покосился на окна, за которыми были видны чьи-то неподвижные фигуры. – С группой захвата тоже разобрались. Кажись, все.

Величко посмотрел на часы:

– Только бы Грач успел.

– Вряд ли, – засомневался в этом Максимов. – Не успеет. И потом, нам тоже пора занимать свои места. Чую я, что праздник скоро начнется.

* * *

Осунувшийся и в который раз проклинающий себя самого за то, что заварил всю эту кашу, Пожаров сидел в запертой комнате, да еще прикованный наручниками к батарее. Рядом никого не было, но он точно знал, что мужчины отбыли в какой-то дом, где намереваются что-то сделать. Что конкретно, ему было неизвестно, так как его в планы не посвятили, сказав, что много будет знать – мало проживет. Но при этом адрес он все же слышал, случайно, но это мало что ему давало.

Естественно, сидеть без дела, гадая, что надумают сделать с ним эти четверо, Эдуард Георгиевич не собирался – он был не из той породы людей, которые надеются на случай или на какую-то там судьбу. Нет, он предпочитал управлять своей жизнью сам, и даже в тех случаях, когда, казалось бы, все совершенно безнадежно, он не унывал. Он верил, что можно вернуть себе свободу и оставить всех с носом. И не просто верил, но и активно начал искать способ освободиться от наручников.

К его великому сожалению, наручники оказались из той серии, что используют в местах заключения, и открыть их простой проволочкой было нереально. Но Пожаров не сдавался: он пододвинул ногой стул, отвернул металлическую ножку и принялся стучать ею по наручникам. Глупо было надеяться, что это как-то поможет, и Пожаров это понимал, но все же сдаваться ему не хотелось.

В соседней комнате что-то стукнуло. Пожаров напрягся и торопливо спрятал ножку стула у себя за спиной. Он никак не ожидал, что кто-то из его временных надзирателей зачем-то вернется, а потому немного напугался. Из коридора донеслись шаги – они неумолимо приближались, иногда стихая, но потом вновь возобновляясь. Создавалось ощущение, что кто-то крадется по дому.

«А что, если это не Ашот и не его друзья? – мелькнуло в голове мужчины. – Что, если это воры, решившие грабануть дом Величко? Тогда есть шанс освободиться».

В душе Пожарова затеплилась надежда на спасение. Неизвестный остановился у двери, потянул за ручку, сунул что-то в замочную скважину и принялся отпирать замок. Пожаров от напряженного ожидания взмок и заерзал на месте: подавать голос он не решался, боясь спугнуть человека. Вскоре замок поддался, а затем дверь попросту распахнулась, и в ее проеме появился высокий мужской силуэт. Челюсть Пожарова медленно отвисла, и он хрипло протянул:

– Ты?...

На лице гостя появилась довольная улыбка.

– Что, не ожидал? – ехидно спросил он, вступая в комнату.

– Н-нет, – расстроенно вздохнул Пожаров, понимая, что для него это все – конец.

– А миленько они тебя! – продолжал радоваться незваный посетитель квартиры Величко. – Небось надоело сидеть? Ну да ничего, сейчас прогуляемся.

– Что тебе от меня нужно? – серьезно спросил Пожаров.

– А сам не догадываешься? – приседая рядом, вопросом на вопрос ответил тот. – Что и всем остальным. Не желаешь рассказать, где на самом деле ты заныкал деньги?

– Я не знаю, о чем ты говоришь, – прикинулся дурачком директор.

– Все-то ты знаешь, гнида. Все знаешь, так что давай мозги мне не канифоль, говори, куда бабки дел?

– Спрятал. Тебе их не найти, – зло прошипел Пожаров.

– А я ничего искать и не собираюсь. Хватит с меня погонь и преследований. На этот раз я буду умнее. Ты сам меня доставишь на место и даже лично достанешь деньги из тайника, – захохотал мужчина.

– Я не могу передвигаться, если ты не заметил, – указывая на ногу, возразил Пожаров.

– Ничего, ради такого дела согласен тебя и потаскать, – ничуть не смутился взломщик. – Я не брезгливый.

– Не ожидал я от тебя такого, – пристально глядя на бывшего друга и товарища, в данный момент вскрывающего замок на его наручниках, произнес Пожаров. – Ты никогда не был столь жадным.

– И ты не был таким, как сейчас, – парировал тот. – Но теперь ничего не изменить. Ты знаешь, что мне нужно, и я не отступлюсь, пока этого не получу.

– Что ж, видимо, я проиграл, – вздохнул обреченно Пожаров. – Твоя взяла, я покажу тебе, где деньги.

– Ну так бы и сразу, – очаровательно улыбнулся мужчина. – Будешь вести себя хорошо – обещаю поделиться.

Пожаров усмехнулся, понимая, что слова – все равно что воздух, который меняется так же быстро, как и мнения людей, озабоченных лишь собственным обогащением и ни на что другое не обращающих внимания. Эти люди ходят по головам, не выбирая других путей, и его нынешний похититель был именно из их числа. Но только он, Пожаров, тоже был не из лохов, и так просто его не сломить.

* * *

Около трех часов дня возле полуразвалившегося деревянного домика притормозили сразу несколько машин. Из своего укрытия – небольшой ямы, вырытой в кустах недалеко от входа в калитку, – Александр увидел, что ни количество, ни марки машин псевдофээсбэшников не изменились. Здесь были все тот же знакомый «уазик», джип старого образца и темная «ладушка». Общее же число людей во всей этой железной коннице, как мог судить Величко, когда пассажиры осторожно начали выходить, равнялось двенадцати.

«Эк вас привалило! – подумал про себя Александр. – Как денежек-то хочется! Ну да ничего, сейчас свое получите, правда, Граф?» – повернувшись к своему верному товарищу, он только сейчас понял, что ничего вслух не произносил, и невольно усмехнулся.

Вывалившиеся из машин братки сгрудились в одну кучу и принялись о чем-то перешептываться. Больше всех говорил один, в черной маске. Причем не только говорил, но и показывал то в одну, то в другую сторону от дома. По его жестам Александр понял, что мужчина объясняет своим парням, кому и куда следует идти и что делать. Самым удивительным было то, что никто из присутствующих не соблюдал пока еще никакой осторожности, будто бы и не боялись вовсе, что их заметят. Хотя Александр догадывался о причине этого: за высоченными кустами лопуха и крапивы из окон дома, даже если бы там сейчас кто-то был, нельзя было увидеть того, что происходит на улице.

Пока Величко обо всем этом думал, бригада головорезов разделилась на группы и они стали нырять в заросли травы. Макушки растений заколыхались, и Александру совершенно ничего не стало видно. Вскоре раздалось несколько хлопков – это были выстрелы. Затем скрипнула дверь: видимо, несколько человек все же проникли внутрь, а значит, сейчас им станет ясно, что их надули и намеренно сюда заманили. Величко нервно завозился, а его пес тихо зарычал: напряжение нарастало.

Неожиданно рядом что-то хрустнуло, и Граф резко вскочил. Александр торопливо обернулся и увидел крадущегося к ним Грачева. Поняв, что его заметили, Валентин улыбнулся:

– Вот, немного не успел. А ты чего хмуришься? – заметив настороженность и какую-то неопределенную смесь выражений на лице друга, спросил Грачев.

– Ашота с остальными еще не было, – прошептал в ответ Величко. – Неужели что-то случилось?

– Вряд ли. Он их теперь просто окольными путями сюда тащит, – уверенно заявил Валентин. – Уж я-то его знаю. А как у вас дела?

– Не лучшим образом, – вздохнул Величко. – Одна половина на месте и уже обшаривает дом. Боюсь, как бы не собрались отчаливать.

– Да, м-м-м, – только и смог сказать Грачев.

Мужчины устремили взгляды в одну сторону и замолчали. Несколько минут все было тихо и казалось даже, что если сейчас хрустнет хоть одна ветка рядом с ними, этот хруст будет слышен даже за километр. Друзья боялись пошевелиться. Неожиданно прямо рядом с ними вынырнуло из травы чье-то лицо и, ошарашено выпучив глаза, попыталось исчезнуть так же быстро, как и появилось, но ничего не вышло. Александр, подобно кобре, молниеносно ухватил любопытного и с силой потянул на себя.

Не успел паренек как следует приземлиться, как Грачев двинул его по голове кулаком, и он обмяк. Александр переглянулся с Максимовым. Они, не произнося более ни слова, направились в разные стороны. Где-то рядом зашумели моторы. Еще несколько машин остановились в отдалении от дома, и из них начали появляться люди Савельева. Затем из самой последней вывели угрюмого и поникшего Ашота, осторожно озирающегося по сторонам и пытающегося понять, что здесь происходит.

Состояние Мачколяна понять было несложно: он по-настоящему боялся за свою жизнь, зная, что одно лишнее движение, жест или даже чье-то появление способны поставить точку во всей этой истории.

Заметив в стороне машины своих вторых врагов, Ашот слегка откашлялся и произнес:

– Вон их авто, видите, я не соврал. Они даже не пытаются спрятаться, гниды.

– А чего им прятаться? – осматривая округу, протянул Савельев-младший. – Они уверены, что о том, кого они охраняют, никому не известно. А нам это только на руку. Так, Мачколян?

– Угу, – осторожно кивнул тот.

– Ну давайте, ребятки, доставайте свои игрушки и прочешите-ка это зданьице, – скомандовал парень.

Братки послушно потопали к машинам, открыли багажники и начали доставать из них автоматы и пистолеты самых разных марок. Все это оружие, словно бы конфеты, было разделено между ними, а затем один из них обратился к боссу с вопросом:

– А куда его?

– Берите с собой, – насмешливо произнес тот. – Убьют – плакать не буду.

От подобного высказывания Ашота буквально пронзило молнией, ноги подкосились и перестали слушаться.

– Ну, чего раскис, бегемот, – толкнул его в спину другой брателло. – Сказано же, чеши первым!

– Я? Но я же...

– Мы по два раза не повторяем, – с угрозой добавил твердолобый. – Выбирай: или мы тебя сейчас грохнем, или грохнут они, но потом. Целых несколько лишних минут твоего паршивого существования.

– Хорошо, я пойду, – вынужден был согласиться Ашот.

Его снова ткнули в спину, и он, медленно передвигая ногами, пошел к дому.

Тем временем внутри здания происходил самый натуральный погром. Ворвавшиеся туда и обнаружившие, что кроме картонных силуэтов в доме ничего нет, псевдофээсбэшники ужасно рассвирепели и принялись крушить все, что только было можно разломать. И больше всех негодовал их главный, до которого наконец дошло, что его попросту кинули и разыграли. В бешенстве он врезал двоим своим парням, затем разбил косяк двери и только потом, рыча и брызгая слюной, направился к выходу, дав команду и остальным сворачиваться.

* * *

Еще до прибытия обеих банд и даже представителей закона Максимов успел присмотреть для себя местечко на крыше. Правильно заметив, что эту часть помещения вряд ли кто возьмется осматривать, тем более что попасть наверх можно лишь с улицы и ничего похожего на лестницу не имеется, он сразу взгромоздился туда и устроился поудобнее, понимая, что отсюда будет удобнее всего наблюдать за развитием событий.

Рядом с ним лежало несколько дымовых шашек, одну из которых он уже определил для выкуривания из дома псевдофээсбэшников и с нетерпением ждал, когда же появится возможность это сделать. Были там также кое-какие его ранние изобретения из разряда особо опасных.

Но, расположившись на крыше, Максимов почему-то нервничал: он еще сам толком не понимал, что его настораживает, но нутром чувствовал, что где-то они просчитались или ошиблись. Он раз за разом прокручивал в мыслях их план, ища в нем дыру, нуждающуюся в штопке. На всякий случай он даже заново изучил местность, но и это ничего не дало – оставалось лишь ждать, когда дыра сама себя обнаружит.

Кроме Максимова, в предчувствии опасной операции сосредоточенно глазели на дом опера МВД, приданные в помощь Величко и его товарищам. Всем было ясно, что в здании сейчас что-то происходит. Учитывая наличие оружия и у тех и у других, следовало ждать неизбежной перестрелки.

Величко и Граф буквально застыли в траве, не спуская глаз с приближающегося к ним Ашота и его надсмотрщиков. Александр ловил момент для того, чтобы метнуть баллон с газом, но пока еще было слишком рано, да и расстояние от него до компании недостаточно сократилось.

Дверь дома со скрипом отворилась, и из-за нее, ослепленный заходящим солнцем, появился кто-то из фальшивых фээсбэшников. Вот оно – лучшего момента придумать уже нельзя. Внимание конвоиров было отвлечено, и Александр торопливо вскочил с земли, занес руку в воздух, но тут сначала услышал хлопок, а затем увидел, как в области живота толстяка Мачколяна образовалось огромное красное пятно. Он повалился назад, подминая под себя тех, кто оказался сзади.

Александра буквально передернуло: в одну минуту в мозгу пронеслись несколько разных мыслей – от осознания собственной вины за то, что не смог защитить друга и дал бандитам его застрелить, и до растерянности из-за того, что не вычислил, не усмотрел того, кто это сделал. В любом случае все склонялось к тому, что он, Александр Величко, виноват в том, что сейчас произошло. И что же теперь, что дальше?

Александр не успел толком придумать, что бы следовало предпринять в эту минуту. Те, кто были в доме, наконец заметили гостей и не замедлили отреагировать. Величко почувствовал, как что-то острое и жгущее вонзилось в его ногу и потянуло вниз. Он не стал сопротивляться, медленно оседая в траву – в ту же минуту над его головой засвистели пули. Это было началом перестрелки.

Упав на землю и сильно ударившись коленом о какой-то острый камень, Величко застонал, но все же заставил себя откатиться чуть в сторону и прижать голову к земле. У него не было даже времени на то, чтобы понять, что это Граф спас его от неминуемой гибели и, до боли укусив, заставил вернуться к жизни. Сейчас его занимало другое: как отомстить за смерть Ашота. В том, что последний умер, Величко не сомневался, помня, как кровь фонтаном плеснула из раны на животе его друга.

Тем временем, перепуганные выстрелом неизвестного киллера, бандиты дружно вскинули оружие и принялись палить во всех без разбору. Те же, что оказались на открытом для обстрела месте, нырнули в траву и отстреливались уже из нее. Кроме свиста пуль и отдельных беспорядочных выкриков, не было слышно уже ничего: все забурлило и закипело.

– Грач! – во все горло завопил Величко, поняв, что удар о камень оказался слишком сильным и он не может нормально передвигаться, а значит, вытаскивая тело Ашота из-под огня, может лишиться жизни и сам. А сделать это было непременно нужно. – Грач, где ты?

Валентин не отзывался, видимо, находясь вне зоны слышимости или просто не имея возможности прибежать на крик. Александру не оставалось ничего другого, как действовать самому. Он решительно сел и резко вытянул больную ногу вперед. Что-то хрустнуло, но теперь уже вместо режущей боли по ноге побежало приятное тепло. Александр попробовал встать. Граф подставил ему свою спину, но это не помогло. Собака заскулила, явно пытаясь что-то сказать хозяину.

– Давай еще раз, – скомандовал Величко.

Пес не слушался, поглядывая куда-то в сторону и продолжая тревожно поскуливать.

– Ну чего? – злился Александр. – Давай, помоги мне.

Но наделенная собственным разумом собака еще раз громко гавкнула и, послав хозяину полный грусти взгляд, перепрыгнула через его ноги и скрылась в зарослях травы. Величко взвыл – все шло наперекосяк и валилось из рук. Но нет, он не сдастся, он вытащит оттуда тело Ашота. Полный решимости, но, увы, не сил, Александр уперся одной рукой в землю, второй оттолкнулся и, стиснув зубы, встал на ноги. От резкого подъема голова закружилась.

Но не успел он сделать и трех шагов, как перед ним выросла огромная фигура. Он открыл рот, но тут же был опрокинут на спину, да еще и придавлен сверху человеческим телом.

– Ты что, совсем сдурел? – почти в лицо прорычал ему Валентин, оказавшийся тем самым подлецом, что добавил Александру синяков на теле. – Ты какого черта под пули лезешь? Они же без всякого разбору палят... – Он снова вскочил на ноги, но выпрямляться в полный рост не стал, а просто осмотрелся по сторонам.

– Ашот, он...

– Да знаю, – буркнул Валентин. – Но не стоит же из-за этого подставляться под выстрелы...

– Его нужно забрать оттуда, – вновь произнес Александр. – Нужно. А у меня нога...

– Лежи здесь и не рыпайся, – приказал Валентин. – Я попробую оттащить его чуть в сторону. Хотя, – он вздохнул, – не представляю себе, как я это буду делать.

– Хорошо, – пообещал Величко и, запрокинув голову назад, уставился на затянутое облаками небо. «Кажется, дождь собирается», – мелькнула в его памяти цитата.

* * *

Покинув Александра, Валентин осторожно пробрался, поминутно пригибаясь, к тому месту, где лежал Ашот, осмотрелся по сторонам и, видя, что сейчас внимание тех бандитов, что были снаружи, сосредоточено на доме, а тех, кто в нем, – на кустах, рискнул перекатиться через голову к телу Мачколяна. Резко остановившись возле него, но понимая, что стоять вот так, на открытой местности, слишком опасно, Грачев молниеносно сунул руку под ворот ашотовской рубахи, чтобы на всякий случай проверить пульс, как вдруг взгляд его, скользнувший чуть в сторону, зацепился за что-то торчащее. Валентин удивленно приподнял бровь и почти сразу же вскрикнул от боли, так как какая-то шальная пуля врезалась в предплечье и заставила вспомнить о том, где он находится.

Оставив тело Мачколяна в покое, он тем же путем, что и добрался до него, вернулся назад и торопливо направился туда, где оставил Величко.

Тем временем Максимов осторожно сползал с крыши на землю, понимая, что оставаться там чересчур опасно: бандиты стреляли без разбору во все стороны. До земли оставалось совсем чуть-чуть – пара усилий, но тут из окон дома начали выпрыгивать «люди в черном» и, перекатываясь, прятаться в траве. Максимов замер, понимая, что если привлечет хоть чье-то внимание, то попадет под перекрестный огонь.

Суматоха не утихала, но сделалась более осмысленной: выстрелы стали прицельными, выкрики – четко различимыми. Макс вновь бросил осторожный взгляд вниз – пусто, можно спускаться. Он перецепил руки, немного присел и прыгнул вниз. В тот же самый момент за его спиной раздался выстрел, следом – какой-то дикий, необъяснимый звук, сливающийся с человеческим криком. Андрей испуганно обернулся и почти тут же упал на траву.

* * *

– Почему ты вернулся? – увидев Грачева, спросил Александр. – Одному не справиться?

– Нет, с Ашотом все в порядке, – утирая пот со лба, откликнулся тот, зажимая рану на плече. – Проблемы у меня.

Александр только сейчас заметил рану и сразу же потянулся к нему, чтобы ее осмотреть.

– Не стоит, – отказался Валентин, отвернув плечо. – Я уже смотрел, кость не задета. Нужно просто перевязать.

– Могу предложить свою майку. Она, конечно, не бинт, но тоже сгодится. Где остальные? – перетягивая рану, поинтересовался Величко. – Кого-нибудь видел?

– Нет, – тряхнул головой Грачев. – А где Граф? – Он только сейчас заметил отсутствие собаки и заволновался. – Ты куда-нибудь его послал?

– Нет, – устало выдохнул Александр. – Он меня предательски бросил и слинял.

– Не может быть! – не поверил Валентин.

– Естественно, не может, – усмехнулся Величко. – Эта псина явно что-то задумала втихаря, уж я-то ее знаю. – Александр вновь вздохнул и обхватил голову руками. – Что я теперь скажу его жене, детям?

– Что он спит, как слон, – спокойно добавил Грачев, прекрасно поняв, о ком кручинится его товарищ.

Александр недоуменно посмотрел на друга, и в глазах его не трудно было прочитать естественный вопрос. Валентин не стал мучить его и произнес:

– Ашот не убит. У него в животе торчит стрела с капсулой, по-видимому – со снотворным, учитывая тот храп, что над ним вьется.

– Как? А кровь? Я же собственными глазами видел, как она просочилась через одежду.

– Из чего сделана эта кровь, я не знаю, – мотнул головой Грачев, – но точно могу сказать, что без помощи Макса тут не обошлось.

– Думаешь, это он его...

– Уверен. Других таких идиотов, которые меняют план за минуту до начала событий, на белом свете нет. Уж поверь мне. Кстати, а где там наша группа захвата? Может, хватит им уже отсиживаться, как девкам в бане?

– Похоже, придется турнуть, – вздохнул Величко. – Им же сказано: по сигналу. Его не было, да теперь уже и не будет, а лезть под перекрестный огонь – они не дураки...

– В таком случае прямо сейчас этим и займусь, – парировал Грачев и, похлопав Величко по плечу, скрылся в зарослях.

Его не было минут двадцать, зато за это время к враждующим бандам присоединились еще и эмвэдэшники, дружной братией высыпавшие кто откуда и начавшие валить всех без разбору. Они практически не стреляли, предпочитая пользоваться силовыми приемами, чтобы сломить сопротивление и заковать в наручники бандитов, и это им, благодаря неожиданному появлению, вполне удавалось. Александр наблюдал за происходящим из своего укрытия, с трудом успевая следить, кто в кого стреляет и куда прячется.

На данный момент большинство бандитов уже успели понять, что их просто заманили в ловушку, и кинулись врассыпную. И, как и ожидал Александр, они поспешили именно к машинам, у которых их уже поджидали представители закона. Работы группе захвата было предостаточно.

Вскоре стрельба почти совсем стихла, и до Александра стали доноситься лишь отдельные крики и стоны. Ребята Косицина спокойно собирали раненых и вталкивали в свои машины задержанных. Некоторым удалось сбежать, но таких было не много. Александр заволновался, почему до сих пор не возвращаются Грачев и Максимов. Не было слышно и Графа. Александр еще раз осмотрелся, а затем пополз в сторону спящего, как сказал Валентин, Мачколяна. Добравшись до его тела и уже не боясь обстрела, Величко вытащил из живота друга небольшую капсулку и, приложив голову к груди, прислушался. «Мотор» Мачколяна работал как положено, а значит, за него можно было не волноваться.

Где-то вдалеке завыли сирены медицинских «уазиков». Александр поднял голову и увидел приближающихся к нему Макса и Грачева. Ребята шли медленно, о чем-то переговариваясь. Дойдя до двух пострадавших, остановились, и Макс спросил:

– Ну, как дела? Руки-ноги целы?

– Да вроде бы, – пожал плечами Величко. Затем строго посмотрел на Макса и серьезно спросил: – Зачем ты это сделал?

– Ну вот, еще один, – вздохнул Андрей. – Повторяю: хотел сделать как лучше.

– А чем тебя первый-то план не устроил? – как и следовало ожидать, спросил Александр.

– С ним могли быть проблемы. Во-первых, если бы я позволил тебе бросить баллончик с газом, все стали бы стрелять в твою сторону, и я сомневаюсь, что тебе удалось бы при этом выжить. Во-вторых, азот – газ летучий, и вместе с бандитами мог вырубиться и ты тоже. Я в самый последний момент это понял, а так как времени согласовывать все с вами не было, пришлось действовать по обстоятельствам.

– Ладно, может, ты был и прав, – сдался Александр. – Только скажи-ка мне теперь, насколько сильно твое снотворное?

– Да как тебе сказать... – замялся Максимов.

– Честно, и никак иначе.

– На сутки крепкий сон точно обеспечен, – вздохнул Андрей. – Так что все самое интересное Ашоту придется пропустить. Кстати, а ты Графа не видел? – заметив отсутствие собаки, сразу спросил Максимов.

– Нет. После того как он бросил меня в кустах и свалил, его шерсть нигде не мелькала.

– Говоришь, после выстрела? – задумался Макс.

– А что, ты его видел? – спохватился Величко.

– Ну да. Он же меня буквально от смерти спас. Я когда с этой крыши сползал, те, что в доме сидели, начали через окна просачиваться. Я выждал, пока все выберутся, а затем спрыгнул, но тут сзади откуда ни возьмись еще один малый вынырнул. Я его не видел, потому что спиной стоял, и если бы Граф не кинулся тому под ноги и не сбил его, где-то в этой области, – Максимов погладил рукой свой живот, – сейчас была бы отличная дырка.

– А что было потом? Куда он делся-то? – снова спросил Александр.

– Понятия не имею, – пожал плечами Максимов. – Свалив того бугая, он сразу же метнулся куда-то в сторону и смылся. А этот давай заново палить, я кое-как улизнул, а потом пришлось с ним немного побороться. В общем, сейчас он должен быть как минимум в коме.

– Странно, – протянул Александр недоуменно, – куда могла деться эта самовольная псина?

– Да где-нибудь здесь шастает, как пить дать, – предположил Грачев. – Уж дальше-то дома вряд ли ушел.

– Может, поищем его? – предложил Величко.

– Да можно. Только вот этого, – Макс показал на Ашота, – надо медслужбам передать, а потом и за Графа возьмемся.

Валентин кивнул и поспешил навстречу прибывшей «Скорой». Из нее вышли несколько человек, исключительно мужчины, и, заметив подходящего Грачева, один из них сразу спросил:

– Раненые есть?

– Да, не без этого, – ответил ему Валентин. – Только первую помощь одному из наших людей оказать нужно. В него попали капсулой со снотворным, возможно, есть и другие повреждения, полученные при падении, – приврал он на всякий случай. – Так что посмотрите уж его, пожалуйста.

– Где ваш товарищ? – коротко поинтересовался врач.

Грачев указал в ту сторону, где около похрапывающего Ашота сидели его друзья, и вместе с доктором последовал к товарищам. Вскоре Ашота водрузили на носилки и перенесли в машину, где к его осмотру сразу же приступила какая-то медсестра или докторша, даже не выходившая из машины. Остальные медработники заметались между людьми из группы задержания, спрашивая, кому еще необходима их помощь.

Позаботившись о Мачколяне, ребята направились на поиски собаки, буквально подхватив под обе руки Александра. Они осмотрели почти весь двор, даже пробовали покричать, но Граф не показывался и не подавал голоса. Величко начал нервничать, да к тому же его нога вновь напомнила о себе.

– Может, тебе пока к врачам обратиться? – предложил Валентин.

– Нет, пока не найду Графа, об этом можете даже не вспоминать, – сразу отказался тот. – Вдруг его где-то подстрелили и он лежит, истекая кровью.

– Не мели чепухи, – буркнул в его сторону Макс. – Все с ним будет... Стой. Тихо всем!

Мужчины смолкли, прислушиваясь. Откуда-то издалека доносился лай их любимой собаки.

– Я же говорил, все с ним в порядке, – обрадовался Максимов. Затем повернулся к Грачеву и добавил: – Подержи его, я быстро.

Валентин кивнул, и Максимов, переадресовав ему пострадавшего, со всех ног побежал на голос собаки. Он преодолел часть двора, затем ему пришлось перемахнуть через забор, и только спустя несколько минут он увидел пса. Заливающийся звонким лаем Граф преспокойненько сидел на каком-то мужике, опрокинутом лицом вниз, и призывал подмогу. Мужик не двигался и даже не пытался вырваться, видимо, поняв, что с псиной ему не совладать.

При виде этой картины Макс невольно присвистнул и протянул:

– Ну, псина, кого ты тут еще заластал?

Подойдя поближе, он погладил довольную собаку по шерстке, согнал со спины пойманного, похлопал того по плечу и с усмешкой спросил:

– Ну что, дружок, удрать хотел?

Мужчина медленно повернул в его сторону голову, и Максимов увидел очень даже знакомое и хорошо известное ему лицо. Впрочем, задумайся он сразу, кому принадлежит это длинное, худощавое тело, так не удивлялся бы, поняв, что Граф поймал не кого-то там, а Кирсанова.

– Ух ты, батюшки, – вновь присвистнул Андрей. – Тебя-то как сюда занесло, голубь ты мой шизокрылый? Все по деньгам сохнешь, дурачина? Ну вот, допрыгался.

Граф пролаял.

– Вот я и говорю, псина, доскакался этот кузнечик.

Поднявшись на ноги, Макс поместил два пальца в рот и со всей дури свистнул, стремясь привлечь внимание работающих у дома эмвэдэшников. На его свист откликнулось сразу двое: ребята повернули к нему головы и жестом спросили – «что нужно?».

– Вот еще одного позабыли, – крикнул он им громко. – Как бы не улизнул.

– Сейчас заберем, – отозвался один из парней и сразу направился к нему, доставая из-за пояса наручники.

– Отпусти, – тихо попросил Кирсанов. – Я же ничего не делал.

– Делал, не делал, этим пусть более влиятельные органы занимаются, – равнодушно отозвался тот. – А нам на тебя с высокой колокольни.

– Тогда тем более – отпусти, – предпринял еще одну попытку выйти сухим из воды бухгалтер. – Если надо, я заплачу.

– Спасибо, как-нибудь обойдусь, – скривил рот в усмешке Макс и отошел в сторону, тем более что к Кирсанову приблизились парни из отряда спецназа.

Кирсанова подняли, без лишних разговоров заковали в наручники и повели к «уазику», почти до отказа забитому задержанными разной масти. Макс поманил Графа, намереваясь вместе с ним направиться к друзьям. Как ни странно, собака имела какие-то свои планы.

– Что такое, Граф? – удивился поведению пса Макс. – Что стряслось-то?

Овчарка громко залаяла, развернувшись в другую сторону, а затем пробежала вперед несколько шагов, вновь обернулась и повторила свой зов. Андрей понял, что она зовет его за собой, и, более не раздумывая, последовал за Графом. Вместе они вышли на соседнюю улицу, прошлись по ней мимо пары домов и направились к автостоянке. Андрей ничего не понимал, но все же шел по пятам за собакой, зная, что зря пес ничего делать не станет.

Через пару минут они оказались возле старенькой машинешки, в салоне которой кто-то находился. Максимов резко дернул за ручку двери, и сразу же сработала сигнализация. Со стороны ограждения к нему поспешил заволновавшийся охранник, тогда как второй остался сидеть в будке. Максимов выругался и стал ждать, когда охранник подойдет ближе.

– Какие-то проблемы? – остановившись на безопасном от него расстоянии, спросил тот через минуту. – Это ваша машина?

– Нет, не моя, – честно признался Андрей. – Но в этой машине находится человек, и, по всей видимости, он связан.

– С чего вы это взяли? – прищурился парнишка.

– Моя собака так считает, – кинув взгляд на Графа, ответил он.

Охранник усмехнулся:

– Вы так верите псу? Мало ли чего он там учуял. – Парнишка склонился к окну и, почти сразу же отстранившись от него, добавил: – К тому же там ничего не видно, кроме какого-то барахла.

Максимов тоже посмотрел в салон, заметив, что сверток не шевелится.

– Нет, собака не может ошибиться, – снова повторил он. Затем обернулся к псу и попросил: – Граф, покажи.

Собака словно бы только и ждала этого приказа и, громко залаяв, метнулась к багажнику машины, на который и принялась кидаться, скребя лапами по его металлической поверхности.

– Может, там наркотики? – нахмурился охранник.

– Так давайте откроем и посмотрим, – предложил Макс.

– Нет, не имею права. Пока клиент не явится, к машине никого не подпущу, – важно произнес он.

– А спорим, хозяин вообще не явится, – глядя в лицо юноше, произнес Андрей. Брови того удивленно поползли вверх, и с уст сорвался ожидаемый Максимовым вопрос:

– Почему?

– Потому что его только что повязали менты, – спокойно ответил Макс. – Если не верите, могу попросить собаку привести сюда парочку.

Сказанное Андреем немного выбило из привычной колеи паренька, который никак не мог понять, прикалываются над ним или все серьезно. Он усиленно напрягал мозги, но ничего придумать не мог, а потому вновь повторил:

– Пока клиент не явится, к машине никого не подпущу.

– Вот заладил! – недовольно стукнул по машине Андрей. – Черт. Хорошо, я сейчас приведу ментов, а также принесу ключи.

Парень ничего не ответил, провожая странного типа с собакой взглядом.

Глава тринадцатая

– Наконец-то! – в оба голоса радостно воскликнули Величко и Грачев, сиротливо сидящие на крылечке у заброшенного дома.

Они уже знали, что Граф отловил Кирсанова, успели переброситься с задержанным парой фраз и поняли, каким образом тот оказался здесь, да еще в такую минуту. Кирсанов стал втихую следить за Ашотом, прекрасно понимая, что рано или поздно друзья выйдут на того, кто ему нужен. Он никак не ожидал, что Пожаров уже у них, и если бы не один маленький разговорчик, подслушанный у дома Величко, так бы, наверное, и не узнал, где находится бывший директор. Когда же тайна прояснилась, он дождался, пока четверка друзей отправится по своим делам, и влез в дом. Ну а уж об остальном догадаться несложно.

Заставив Пожарова признаться в том, где сейчас деньги, и рассказать, кто за ними уже уехал, Кирсанов запихал директора в машину и отправился за долгожданными сокровищами. Прибыв к дому, где уже вовсю орудовали фээсбэшники, он притаился в кустах, наблюдая, что же будет дальше и вынесут ли мужчины из дома что-то, похожее на дипломат. До него не сразу дошло, что все это – уловка друзей Мачколяна. Эта мысль мелькнула в его мозгу, лишь когда прибыли вполне знакомые ребятки Савельева и началась перестрелка. Понимая, что сидеть и ждать ее окончания чересчур рискованно, он метнулся назад к машине, но не успел. На полпути его нагнал Граф, непонятно каким путем выследивший его скромную персону, и, повалив на землю, не давал даже двинуться. Вот так все и происходило.

– Ну и где вы были так долго? – принимая Графа в свои объятия, спросил Александр.

– Да так, машинешку одну обследовали. Если не ошибаюсь, в ее багажнике, скукожившись, сидит Пожаров, – доложил невозмутимым тоном Максимов. – Граф вывел меня на машину, но охранник стоянки не позволяет ее открывать. Нужна помощь в лице представителя правопорядка, в количестве хотя бы одной штуки.

– Это запросто, – махнул рукой Грачев и направился к стоящим неподалеку ребятам из группы захвата.

Пока Валентин беседовал с коллегами Михаила, Макс посмотрел на Величко и спросил:

– Что будем с ним делать, когда вынем?

– А что ты предлагаешь? – поинтересовался тот.

– Ну, для начала деньги, конечно, стребовать, – не задумываясь буркнул Макс. – А там уж и отпустить не жалко.

– После всего, что он сделал?

– Намекаешь, что лучше сдать ментам? – прищурился Андрей.

– Естественно. Должен же он получить наказание за все содеянное. К тому же теперь наверняка начнется разбирательство по этому делу, и его все равно объявят в розыск. Зачем усложнять жизнь милиции?

– Нет, ну а деньги-то? – воскликнул Максимов. – Неужто тоже ментам отдадим?

– С какой стати? – откликнулся возвращающийся Грачев, позади которого следовал какой-то паренек в милицейской форме. – Деньги принадлежат ресторану, директором которого является Ашот. А у этого типа все равно теперь все конфискуют. Ладно, пошли к машине. Макс, показывай дорогу.

...Оказавшись на автостоянке, Максимов оцепенел.

– Что, что случилось? – спросил Величко.

– Этот кретин его отпустил! – зло прошипел Андрей, даже не оборачиваясь и не останавливаясь на месте.

– С чего ты взял? – спросил Грачев следом.

– Багажник открыт, – зачем-то заглянув в него, вздохнул Макс. – Черт, опять ушел! Ну нет, я это так не оставлю.

Он раздраженно завертелся на месте, а когда все же сумел разглядеть того паразита, что освободил Пожарова, со всех ног кинулся к нему, яростно размахивая руками и крича:

– Ну ты, козел, попал!!!

Напуганный угрозой парень торопливо выхватил единственное имеющееся у него оружие – гибкую пластмассовую дубинку – и, подняв ее вверх, приготовился отражать удар. Это нисколько ему не помогло, так как он попросту не сумел прореагировать на резкий скачок Андрея, опрокинувшего парня на асфальт. Позади раздались крики друзей:

– Макс, не дури! Оставь его в покое!

Но Андрей окончательно озверел: это ж надо было придумать – какой-то козел строил перед ним из себя порядочного гражданина и работника, следующего во всем инструкции, а сам поддался на уговоры Пожарова и выпустил его. Именно выпустил, так как самостоятельно тому было оттуда не выбраться.

– Сколько он тебе заплатил? – схватившись за грудки и ставя парня на ноги, вновь спросил Максимов. – Сколько пообещал, гнида ты отстойная?!

– Он ничего не обещал. Он... он сказал, что вы бандит, что хотите его убить. Я не мог не помочь ему, – заикаясь, начал объяснять все охранник. – Я ни при чем, я...

– Макс, оставь его, – положив руку на плечо товарищу, более спокойно произнес Грачев. – Ничего уже не изменишь. Граф попробует взять след, может, еще успеем поймать.

– У-у-у! – замахнулся кулаком на охранника Максимов, но потом просто махнул рукой и добавил: – Живи пока!

Макс повернулся к друзьям, а ошарашенный и растерянный охранник попятился назад и, когда уперся задом в машину, остановился и стал ощупывать свои ушибы, что-то бурча под нос. Тем временем овчарка, опустив голову к земле, начала кружиться по стоянке, ища след. Когда наконец он был взят, Граф уверенно побежал к сетчатому забору.

Мужчины немного удивились этому, хорошо помня, что Пожарову из-за простреленной ноги сложно передвигаться и тем более через что-то перелезать, но все же последовали за собакой. Как оказалось, в ограде была дырка размером с колесо машины. Через нее легко было выбраться со стоянки, что, видимо, и сделал Эдуард Георгиевич.

Один за другим мужчины стали пролезать через отверстие. Когда очередь дошла до Величко, он засомневался в своих силах и, окликнув Грачева, сказал:

– Не буду вас тормозить. Идите без меня, я здесь подожду.

Грачев кивнул и побежал догонять остальных, скрывшихся за углом дома. Следуя по пятам за собакой, Валентин пытался понять, насколько далеко мог уйти Пожаров с больной ногой. С любой стороны выходило, что они давно уже должны были его нагнать, но директора нигде не было видно. Неожиданно пес остановился возле огромного мусорного контейнера и закружился юлой.

– Нет, только не это, – топнул ногой Максимов, понимая, что Граф потерял след. – Куда он мог деться?

– Вряд ли удрал на машине, – остановившись, заметил Грачев, на всякий случай заглядывая за бак. – В эти дворы один въезд, нет машин, да и до трассы еще очень далеко. Стоп, а где второй охранник, про которого ты говорил? – неожиданно вспомнил про парня Грачев.

– Не знаю, но на стоянке его не было.

– Возвращаемся, – уверенно сказал Валентин и помчался назад.

Так же быстро, как они бежали сюда, друзья вместе с собакой вернулись к стоянке. У заветной дырки в заборе их встретил нервничающий Александр и с ходу сообщил:

– Пожаров ушел в другую сторону.

– Знаю, – кивнул Грачев. – Похоже, второй охранник намеренно водил по земле его вещами, путая след. Граф вывел нас к мусорному баку. Он уже вернулся?

– Еще нет, но думаю, что скоро должен быть.

– Черт! Мы не можем ждать: если он посадит Пожарова на такси, нам его не найти, – вновь занервничал Максимов. – А я-то уже распланировал, куда дену то бабло, которым поделится со мной Ашот.

– Говорили тебе, не имей привычки распоряжаться тем, чего у тебя еще нет, – выдохнул Валентин, а затем сразу спросил: – Ну и что будем теперь делать?

– А черт его знает, – присел на корточки Максимов. – Понятия не имею, куда он может податься. Хотя, – Андрей повертел головой по сторонам, а затем шепотом добавил: – Может, еще раз тряхануть этого охранника, он-то наверняка знает, куда те двое смылись.

– Угу, тряханешь его, видишь, уже подмогу вызвал, – заметил Грачев. – Похоже, количество проблем у нас увеличивается с каждым разом. Прибыли... работники, мать их, порядка.

Мужчины устало переглянулись, не зная, что же им делать теперь. У въезда на стоянку остановилась милицейская машина, и из нее дружно выскочили несколько человек, которым потрепанный охранник сразу же что-то сказал, указывая в их сторону.

– Алекс, телефон Ашота у тебя? – зачем-то спросил Грачев.

– Ну да, не успел еще вернуть.

– Дай-ка его сюда, – попросил он.

Величко не задумываясь достал сотовый телефон и протянул его Валентину. Тот взял трубку, покопался в памяти и стал решительно набирать какой-то номерок. Затем, когда трубку на том конце сняли, произнес:

– Да, я! Операцию провели успешно, но есть проблемы. – Собеседник что-то ответил ему, и Грачев вновь пояснил: – Поимке главного виновника всей суматохи мешает милиция этого района... Да, хорошо.

Валентин протянул трубку подходящему к нему типу в ментовской форме и сказал:

– Вас.

На лице мужчины выразилось изумление, но трубку он все же взял, дал своим людям сигнал ничего пока не предпринимать и, поднеся сотовый к уху, хрипло выговорил:

– Да, лейтенант Кремнев Петр Семенович слушает.

– Вот и слушай, сосунок, – грубо отозвались в трубке. – И повнимательнее. Эту тройку пальцем не трогать, и если потребуется, то во всем им содействовать. Если ослушаетесь, будете все иметь дело со мной, понял, мудила?

– Кто вы вообще такой? – в свою очередь тоже недружелюбно откликнулся мент.

– Я?! Косицин Михаил Илларионович, начальник городской службы спасения, мои ребята, те, что рядом с вами, сейчас работают совместно с МВД России. Они занимаются поимкой особо опасного преступника, и вы не должны им мешать. Я понятно объяснил?

– Я не уполномочен выполнять приказы, полученные по телефону, а тем более отданные не моим руководством, – как по заученному отчеканил следователь.

– Я тебе сейчас дам руководство! Да ты вместе с этим самым руководством у меня вверх тормашками полетишь, козел! – разразился бранью бывший командир группы Величко. – А ну, давай номер отделения, сейчас я их прочешу.

Мент никак не прореагировал на эти слова и, вернув трубку Грачеву, произнес:

– Следуйте за мной, вы арестованы за причинение урона частной собственности и избиение человека, находящегося на службе.

– Что? – взревел Максимов удивленно. – Какой урон, вы хоть одну покореженную машину тут видите?

– А мне и необязательно смотреть. Вы избили человека, и я обязан доставить вас в отдел.

– Ну вот и попробуй. Сам, своим ходом, я туда не пойду, – сложил руки на груди Макс. – Ну давай, чего же ты медлишь?

Мужчина кивнул своим ребятам на эту тройку, и бравые мальчики с серьезным видом стали наступать на Александра, Валентина и Максимова.

* * *

Через пять минут группа спокойно вышагивала в сторону будки охранника, а упрямые и непослушные блюстители порядка, скованные собственными наручниками, толпились у машины Кирсанова, пытаясь высвободиться и настичь обидчиков. Прекрасно видевший, как легко и просто мужчины расправились с вызванным им подкреплением, юный охранник испуганно топтался на месте, ожидая, что же будет дальше. Он был не дурак и прекрасно понимал, что выйти сухим из воды ему вряд ли удастся.

Первым будки охранника достиг Величко. Спокойно взявшись за ручку, он дернул дверь на себя, но та не поддалась, оказавшись запертой. Позади Александра раздался заразительный смех Максимова, нашедшего данную ситуацию весьма забавной. Ведь где это видано, чтобы тот, кого поставили все это охранять, прятался от кого-либо?

– Вот кино! – никак не мог успокоиться Максимов. – Прямо сцена из великой поэмы Чуковского «Тараканище»: все зверье зубастое по ямкам попряталось, а маленькая тварь усиками шевелит, делать глупостей не велит.

Величко не обратил на его слова внимания, спокойно облокотился об угол будки и, обращаясь к парню, произнес:

– Сам откроешь или нам выломать?

– Я ничего не знаю, – задрожал парень. – Честно, ничего не знаю.

– Врешь, гнида, – перестал покатываться Макс. – Все-то ты знаешь, только говорить не хочешь. Я последний раз тебя предупреждаю: или ты сам все выкладываешь, или кранты и тебе, и твоей будке.

Для большей правдивости своих слов Андрей торопливо снял цепь со столбов, образующих собой въездные ворота, и, приподняв руку вверх, принялся крутить ею над головой. Это подействовало на охранника, как плетка на непослушного осла, и он зачастил:

– Не надо, прошу вас! Не ломайте, мне потом возмещать.

– Тогда говори сам, – попросил Грачев спокойно.

– Хорошо, я все скажу. Серый, – видимо, имея в виду своего товарища, начал охранник, – он этого типа выпустил, я к машине и не подходил. Он сказал, что отвезет его к себе домой. Тот хачик, он ему что-то пообещал, вот он возле него и стал кружиться... А я правда ни при чем.

– Ладно, верим, – успокоился Макс, опуская цепь и едва не приземлив ее себе на ногу. – Теперь тебе осталось лишь назвать нам его адрес – и ты совершенно свободен, а главное, цел, – очаровательно улыбнулся он следом. – Ну, говори.

– Адрес... Я не знаю адреса.

– Ты опять начинаешь? – нахмурился Максимов.

– Нет-нет. Я правда не знаю, но могу объяснить, где это. Тут совсем рядом. Вон, этот дом даже отсюда видно, тот, что с красными цифрами на торце.

– Это вон та девятиэтажка? – уточнил на всякий случай Величко.

– Да-да, она самая. Пятый подъезд, третий этаж, квартира справа.

– А не обманываешь? – не поверил парню почему-то Грачев.

– Нет-нет, честно, – активно замотал головой тот.

– Ну что ж, если соврал, мы вернемся, – вздохнул Валентин. – Тебе же хуже будет. Ну, пошли, – обратился он к своим друзьям, и они, следуя за Графом, предпочитавшим идти первым, будто бы он знал точную дорогу, поспешили к указанному дому.

Вскоре они вошли в подъезд и стали подниматься по лестнице. Чуть выше что-то стукнуло. Граф зарычал, и Александр ускорил шаг. Он пулей домчался до описанной квартиры и, не нажимая на звонок, попробовал открыть дверь. Она подалась. Мужчины дружно ввалились в квартиру, и тут их глазам предстала ужасная картина...

Пожаров, никак не ожидавший на этот момент гостей, держал в руках деревянную шкатулку и с силой долбил ею по голове юноши. У последнего давно уже не было сил сопротивляться. На лице Эдуарда Георгиевича застыла маска злобы, смешанной с ненавистью и каким-то еще, незнакомым доселе товарищам, чувством. Он был кошмарен, он явно не контролировал себя, и это подтверждали еще и слова, тихо слетающие с его губ:

– Алчные сволочи. Никому из вас не получить моих денег. Никому.

Немного растерявшись, спасатели переглянулись, не в силах решить, как поступить дальше. Затем Величко перешагнул через порог и, дойдя до Пожарова, уже переставшего бить шкатулкой охранника, вывернул ему руку так, что пальцы его тут же разжались, и орудие преступления упало на пол, откуда движением ноги тут же было отброшено в сторону. Только после этого Величко склонился над парнем и стал нащупывать его пульс. Через пару минут посмотрел на остальных и отрицательно замотал головой. Все поняли, что парень мертв и ему уже ничего не поможет.

– Что ж ты наделал, несчастный? – сорвалось с губ Грачева. – Зачем?

Пожаров обвел всех бессмысленным взглядом, лишенным какой-либо искры рассудка, затем опустил глаза к телу убитого им человека и... зарыдал. Видимо, он никак не ожидал, что для него все так закончится. Он никого не собирался убивать и все же сделал это.

Но нет, они сами виноваты. И больше всех виноват этот сосунок, который решил, что он умнее других, и попытался запугать его, Пожарова. Он наставил на него пистолет и велел сказать, где деньги, которые были ему обещаны. Он возжелал получить их прямо сейчас, не откладывая на потом. Хотя он и сам сглупил, рассказав о том, что украл кучу бабок и из-за этого на него охотятся. Но что ему было делать, если его не собирались выпускать из того чертового багажника? Он рассчитывал, что все будет иначе, по крайней мере уж точно не так.

– Я... я не хотел, – попробовал оправдаться Пожаров, но не увидел на лицах Грачева, Максимова и Величко ни тени сочувствия и понял, что все бесполезно. Голова его снова обреченно упала на грудь, он тяжело вздохнул, а затем усмехнулся: – Понимаю. Ну что ж, теперь мне действительно нечего терять, забирайте меня и делайте все, что захотите. Я уже ничего не хочу, я просто хочу уснуть... навсегда.

– Это ты, конечно, успеешь сделать, но, может, сначала все же скажешь, куда ты дел бабло, из-за которого заварилась вся эта каша? – просто не мог не спросить Максимов.

– Это грязные деньги, – не поднимая на него головы, протянул Пожаров. – Очень грязные. Они загубили столько жизней, столько судеб. Они уничтожили меня. Так пусть они пропадут пропадом и никто и никогда их уже больше не увидит.

– Э-э, так не пойдет, – запротестовал Андрей. – Я из-за этих бабок шкурой своей рисковал, твою задницу не раз из-под пуль вытаскивал, а ты еще смеешь распоряжаться. Ну нет, так не годится.

– Деньги, – зашипел Пожаров, – всем нужны деньги. Все вы о них мечтаете. – Взгляд его снова стал каким-то туманным. – Но деньги – это зло человечества. Они заставляют всех идти по неправильному пути, они ломают...

– Ну надо же, как мы заговорили, – усмехнулся Максимов. – Что-то ты раньше так не думал, дорогой наш человек. Сам-то что, святым себя считаешь? Позволю себе напомнить, что это именно ты все и начал, решив прихапать себе чужое и оставить всех с носом, да еще и навешать на ни в чем не повинных людей море проблем. Или скажешь еще, что не так? Разве не ты подставил Ашота, разве не ты не вернул деньги поставщикам наркотиков? А теперь философию разводишь. Не надо, зубки я сам кому хочешь заговорю, отвечай – где деньги?

– Там, где они никому больше не навредят, – словно бы на последнем издыхании выдал Пожаров. – Там, где и должны быть. Они грязные...

Этот ответ совершенно не удовлетворил Максимова, и он вскипел...

– Успокойся, Макс, – сказал Величко. – Он сейчас все равно ничего не скажет, ты же видишь, в каком он состоянии. Давайте лучше отвезем его к Мишке в отдел, пусть сам решает, что с ним делать.

– Нет, ну а деньги? – возмутился Андрей.

– А что деньги? – пожал плечами Грачев. – Деньги, друг, нам теперь и не нужны. Всех досаждавших Ашоту бандитов увезли в отделение милиции, а значит, и без этих денег все теперь наладится.

– Как это наладится, как наладится?! – еще быстрее зажестикулировал Андрей. – Да я на эти деньги мечтал такой фильм снять, такое кино забабахать, а теперь... Да вы же меня мечты лишили!

– Мы тебя ее не лишили, а как раз наоборот, тебе ее оставили, чтобы было для чего жить, – подмигнул в ответ Грачев и по-дружески потрепал Максимова по плечу. – Ну все, возвращаемся, а то нам, чует моя пятая точка, еще долго этот кинофильм распутывать придется, после всего того, что мы учинили. Полагаю, у уважаемого Михаила Илларионовича накопилось немало вопросов. Нехорошо заставлять его ждать.

* * *

– Господи, кто только выдумал эти чертовы деньги? – в сердцах вздохнул Грачев, на которого, так же как и на остальных, очень большое впечатление произвел рассказ Пожарова. Как выяснилось, именно Пожаров и организовал покушение на Мачколяна, чтобы окончательно запутать следы. Но – не получилось. Мачколяна спас Граф. А дальнейшее известно...

Пожаров не помнил точно, сколько времени он провел в том самом багажнике, но растрясло его отменно. Единственное, что ему дало это неудобное заключение: он сумел наконец все обдумать и как следует взвесить. И понял, что раз уж ему столько всего пришлось натерпеться из-за этих денег, то теперь он пойдет до конца, тем более что терять ему, кроме своей, в общем-то никому не нужной, жизни, нечего. Это придало ему сил и помогло уговорить охранника выпустить его. Он, конечно же, слышал разговор Максимова с парнем, а потому едва только первый удалился, стал кричать таким диким голосом, что это просто не могло не привлечь внимание одного из ребят на стоянке. Парнишка, который осмелился подойти к машине, оказался проворным, не расспрашивая ни о чем, поинтересовался, в чем дело, и едва только услышал о вознаграждении – сразу согласился помочь.

Этот самый охранник отволок Пожарова к себе домой, сказав, что там он сумеет спокойно отсидеться, но когда тот, второй, что остался на службе, передал ему по сотовому, что спасенного ищут потому, что он обманул кучу людей и захапал огромную сумму денег, почему-то резко изменился. Видимо, посчитав, что Пожаров сопротивляться сейчас совершенно не способен, он начал угрожать ему пистолетом. И тут директор сорвался: его достали все эти наезды, вся эта людская наглость и жадность. Ни о чем больше не думая, он схватил первое, что попалось под руку, а этим предметом оказалась шкатулка, и нанес ею со всего маху удар по голове парня. Тот надавил на курок, но выстрела не последовало, так как оружие оказалось даже не заряженным. В общем, когда в дом влетели товарищи Ашота, он как раз заканчивал свое дело, дрожа всем телом и повторяя одну фразу: «Никто не получит этих денег».

Вот примерно так пересказал свою историю сам Эдуард Георгиевич, когда друзья доставили его в отделение милиции. Пожаров не сопротивлялся и казался вялым и безынициативным. Он сразу согласился все рассказать, тем более что понимал, что это – уже конец. Не признался он только пока в одном: куда дел деньги. Когда же его об этом пытались спрашивать, тяжко вздыхал и отворачивался в сторону, бубня что-то вроде: «Да чтоб им сгнить».

Вот именно эта последняя фраза данного рассказа и вызвала вздох Грачева и его бессмысленный вопрос, на который, впрочем, Косицин, который заглянул к ним в каморку, едва они только заступили на дежурство, желая поделиться последними новостями, все же ответил:

– Не знаю, удивит ли тебя это или нет, но первые бумажные деньги придумали в Китае в одиннадцатом-двенадцатом веке нашей эры, и назывались они «фэй-тянь», что значит «летающие монеты». На них был изображен летящий журавль.

– Я так и думал, – закивал головой Максимов. – Только эти узкоглазые подобную гадость изобрести могли.

– Но что-то мы отвлеклись, – потерев одну руку об другую, закряхтел Косицин. – А ведь я не сказал вам главного: после допроса этой бригады задержанных, а никак иначе этот полк и не назовешь, менты все расставили по полочкам и передали дело в суд. Вы, как главные свидетели, должны быть на нем завтра в четыре часа. Полагаю, там все и решится, и каждый получит по заслугам, а нас с вами, мои дорогие спасатели, похвалят.

– Да, но как быть с... – замялся Максимов, но Косицин не дал ему договорить, перебив:

– С деньгами никак быть не придется, потому что их просто нет. Мы, как могли, пытались заставить Пожарова признаться в том, куда он их дел, но все бесполезно. Не помогло даже обещание скостить срок. Похоже, он окончательно намерен похоронить данные об этих деньгах.

– Вот гнида! – выругался Мачколян. – Все равно же воспользоваться ими не придется. Ему ж пожизненка теперь грозит.

– Ну а на меня-то ты что теперь смотришь? – пожал плечами Михаил. – От меня ничего не зависит, а мысли читать я не умею.

– Мысли читать? – Мачколян быстро развернулся к Грачеву, но не успел даже ничего произнести, как тот яростно замахал руками, ворча:

– Даже не думай, я на это не пойду. Это же незаконно, и вообще я предпочитаю другие методы воздействия и...

– Грач, да подумай сам, – не слушал его Ашот. – Мы же можем точно узнать, где те деньги, и светлое будущее нам полностью обеспечено.

– Нет и еще раз нет. Это грязные деньги, от них одни неприятности. Мне они не нужны.

– Зато нужны нам, – поддержал Ашота Максимов. – Ну давай соглашайся.

– Нет. Жили мы без этих денег распрекрасно и еще проживем. Это не способ заработать. Все, тема закрыта.

Косицин недоуменно обвел взглядами своих бывших подчиненных и, посмотрев на невозмутимого и совершенно никак не участвующего в разговоре Величко, спросил у того:

– О чем это они вообще?

– Да так, чепухой страдают, – ответил он вяло, а затем наклонился к лежащему у ног Графу и спросил у того: – Ведь правда, псина?

Собака внимательным взглядом посмотрела на своего хозяина и громко гавкнула, словно бы подтверждая его слова.

* * *

На следующий день начался суд. Процесс был долгим и растянулся едва ли не на неделю. В результате Пожаров, как главный виновник всего произошедшего, был приговорен к крайней мере наказания: пожизненному отбыванию в местах заключения. Не легче пришлось и руководителю банды псевдофээсбэшников. Уже одно только то, что бандиты незаконно выставляли себя работниками Федеральной службы безопасности, заслуживало серьезного наказания, а уж если брать во внимание и все то, что ими было совершено, то и вовсе снисхождения быть не должно. В общем, всех бандитов приговорили к пятнадцати годам заключения, а их руководителя к тому же наказанию, что и Пожарова.

Когда очередь дошла до сына Савельева Бориса Олеговича, которому смыться тогда так и не удалось, суд принял решение рассматривать данное дело самостоятельно и отдельно, тем более что это позволяли собранные улики. Но, как объяснил Ашоту один из адвокатов, скорее всего, Савельев получит год условно, тем более что большинство точек и магазинов тех же самых судей и их родственников находятся как раз под его опекой. Мачколян испугался, как бы ему не пришлось снова испытывать на себе гнев Савельева-старшего, но Грачев его успокоил, заметив, что теперь, после такого скандала в прессе и судебного разбирательства, дабы не наживать лишних проблем, ресторан он вряд ли станет трогать. Следовательно, Мачколян мог жить спокойно, никого не опасаясь. Как-никак, а он это вполне заслужил.

Увы, Мачколян был не из разряда тех, кто бы жил себе да радовался, а как раз наоборот – он любил перемены и сам себе их устраивал. Когда закончился судебный процесс, он так же, как и первый раз, пригласил своих друзей в гости, но пришел только Величко. Максимов и Грачев, задетые словами Косицина о том, что деньги Пожарова вряд ли кто теперь увидит, занялись их поисками. Вспомнив о том, что Пожаров говорил что-то о гниении, они начали поиски с сада на его даче и к настоящему моменту перерыли его почти весь, но так ничего и не нашли.

Узнав об этом от Величко, Ашот только пошутил:

– Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало, – и взялся за отменный, ароматный шашлык, такой, какой мог и умел готовить лишь он, новый владелец и директор ресторана «Желтая горка».

В душе он, конечно, не мог так легко смириться с потерей резервного капитала ресторана, но и поделать ничего не мог. Нужно было управлять заведением, искать деньги на зарплату служащим, на закупку продуктов питания. На то, чтобы гоняться за сокровищами, не оставалось ни минутки.

– Знаешь, а ведь те деньги мне бы очень помогли, – уминая собственноручно приготовленное мясо, вздохнул Ашот.

– Согласен, – откликнулся Величко. – Только вот где их искать, эти грязные бумажки?

– Грязные, говоришь? – почему-то отбросил шампур в сторону Ашот.

Алекс тоже перестал жевать, сосредоточив взгляд на товарище.

– Елки... как же я раньше об этом не подумал?!

– О чем? – ничего не понимал Александр.

– О том, что Пожаров мог спрятать все деньги под мусорными контейнерами во дворе нашего ресторана. Закопал их там в землю, прекрасно зная, что ни один идиот не станет там искать. Эти контейнеры там сто лет стоят и еще столько же стоять будут. А если б кто случайно и нашел, то это бы были точно не мы.

– Намекаешь на то, что следует все проверить? – догадался Величко.

Ашот кивнул и, полный уверенности, что сейчас ему наконец-то повезет, отправился искать лопату.

...Через полчаса они с Величко были уже на месте. Не заходя в ресторан, сразу проследовали на задний двор, сдвинули с места два мусорных контейнера, на их счастье недавно вычищенных, а потому пустых, и принялись копать. Хватило нескольких движений лопатой – и вот уже она уперлась во что-то твердое. На лицах обоих друзей появились улыбки, и они еще активнее заработали шанцевым инструментом.


home | my bookshelf | | Безотказная команда (Спасительный удар) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 3.8 из 5



Оцените эту книгу