Book: Всякому волку свой волкодав



Всякому волку свой волкодав

Михаил Серегин


Всякому волку свой волкодав

Глава первая

– Этот?... – едва ворочая языком от выпитого, переспросила девчушка лет восемнадцати, небрежно махнув рукой в сторону стоящего неподвижно у дверей высоченного мужчины в камуфляжном костюме.

Несмотря на юный возраст, девица выглядела плохо: бледное лицо, обрамленное редкими, выкрашенными сразу в три цвета волосами; глаза с темными кругами; маленький, нелепо вздернутый носик. Чувствовалось, что она любит выпить и не знает меры. К тому же у нее наверняка не было проблем с деньгами, иначе бы сейчас она не поила за свой счет едва ли не половину присутствующих в баре, хотя из них, как можно было понять, наблюдая со стороны, знала только троих.

– Это мой цепной пес, – важно ответила она спустя минуту. – Его мой обожаемый папочка приставил ко мне, как он говорит, ради моей безопасности.

– И что, он тебе не мешает жить? – не слишком дружелюбно покосившись на объект обсуждения, спросил ухажер девицы.

– Он?... Да как он может мне мешать, он же «гувернер», – насмешливо бросила та.

Затем она нащупала на стойке бара бутылку с мартини, быстро свернула с нее крышку. Сделав несколько больших глотков, девица рыгнула и уставилась остекленевшими глазами куда-то в пустоту.

Пучеглазый, низкого роста парень вновь покосился на невозмутимого охранника, раздражающего его уже тем, что он совершенно не реагировал ни на что. Затем перевел взгляд на его собаку, такую же невозмутимую, как и ее хозяин, на минуту задумался, потом ухмыльнулся:

– Это, типа, большой нянь, что ли?

– Типа, он самый, – глупо хихикнула девица. – Он все что хочешь сделает за бобы. Хоть плясать вместе со своей шавкой будет, хоть сам загавкает.

Упомянутый «нянь», прекрасно слышавший все сказанное в его адрес, лишь презрительно усмехнулся. Он, прошедший войну на Северном Кавказе и так мечтавший по окончании службы заняться своим любимым делом – воспитанием собак, нуждался в деньгах, так как именно от них зависело многое в его дальнейшей судьбе. Так что эта пьяная девка не ошиблась, сказав, что он многое может сделать ради этих самых бобов.

Господи, кто бы подумал с десяток лет назад, что Александр Владимирович Величко, человек, в доблести и неустрашимости которого никто и никогда не сомневался, будет подрабатывать у богатых нуворишей, новых русских.

А ведь как хорошо все начиналось. Он вернулся с Кавказа вместе с тремя своими друзьями и незаменимым псом по имени Граф. Той самой немецкой овчаркой, что сейчас сидела у его ног, недовольно двигая носом от насыщенного перегаром воздуха. Графа Александр подобрал и выходил, когда в армейском питомнике на нем поставили клеймо «не пригоден». Возможно, пес действительно не был пригоден к военной службе. Все эти лазания под проволочными заграждениями, команды типа «сидеть» и «лежать» были не для него. Эта немецкая овчарка оказалась куда более умной и сообразительной, чем того требовали армейские инструкторы и собаководы. Она не просто что-то выполняла, она – и в этом Александр был совершенно уверен – еще и думала, часто принимая собственное решение и поступая так, как считала нужным. А самовольству в армии, как известно, не место.

И вот вместе с этим псом, тогда еще щенком, Александр начал устраивать свою жизнь. Какое-то время занимался служебным собаководством, затем работал инструктором в собачьем питомнике. Он попытался внедрить в работу свою собственную программу обучения четырехлапых друзей, будучи уверенным, что собака должна первым делом стать другом человека и только потом от нее можно требовать выполнения каких-либо действий. Но так как руководство питомника этого новшества не оценило, вынужден был уволиться и перейти в частный собаководческий клуб.

Здесь ему нравилось. Атмосфера была самой благоприятной для работы, неплохим был и сам коллектив. Но, как известно, ничто не вечно в этом мире...

В корне изменило ситуацию одно обстоятельство: человек, предоставивший помещение и площадку под клуб, внезапно повысил арендную плату, видимо, решив, что они со своими гавкающими отродьями вдоволь нагадили на его земле и пора бы на этом хоть как-то обогатиться.

Негодованию Александра не было предела, но и поделать он тоже ничего не мог. Посовещавшись немного, он и его коллеги решили попытаться собрать нужную сумму, попробовать заработать эти деньги в другом месте.

Александр вздохнул, покосился на свою подопечную, переместившуюся уже с двумя дружками на танцплощадку и теперь пытавшуюся изобразить некоторое подобие танца. Руки и ноги не слушались хозяйку, от чего движения получались дергаными и конвульсивными.

Мужчина потрепал своего пса по голове, вспоминая, как он попал на службу к новому русскому, имеющему собственный автосалон и занимающемуся перегоном и продажей автомашин из-за рубежа. Он расспрашивал знакомых о возможностях приработка, и кто-то дал ему телефон Староверцева Игоря Павловича.

– Эй ты, секю... секури... Тьфу, как там тебя? Короче, ты, – щелкнув пальцами поднятой вверх руки, отвлекла Александра от мыслей его подопечная. – Подай мне бутылку с мартини.

Величко и не подумал исполнять приказ. В обязанности охранника это не входило.

– Нет, я не поняла, ты глухарь, что ли? – покачиваясь на месте и продолжая тыкать указательным пальцем в его направлении, проговорила она. – Я что, не к тебе обращаюсь?

– Хватит с тебя. Отец будет недоволен, – попытался вразумить девицу Александр.

– И пусть... Он мной всегда недоволен. Давай выпивку и иди к нам, я разрешаю.

– Ты, милочка, со всем этим безобразием завязывай, – сказал он, понимая, что, не прояви он сейчас инициативу, пьянка будет продолжаться до тех пор, пока Валерия не свалится замертво. Придется еще тащить ее на себе до дома. Хорошо хоть, что поутру не придется слушать выговор брюзжащего папаши за то, что он не уберег его дитятко от пагубного влияния друзей. Работодатель убыл, слава богу, в город на Неве по важнейшим делам и вернется не скоро. Самое время свалить сейчас, пока она в состоянии сама передвигаться.

– Я дважды не повторяю, – на всякий случай проговорил он серьезно.

– Ты мне угро-ожаешь? – опешила от подобного обращения девица.

– Нет, предупреждаю.

– А я теб-бя не боюсь, – описав обеими руками в воздухе какую-то неопределенную фигуру, дерзко бросила Валерия. – Я сама себе хоз...

Докончить свою речь она не успела, так как Александр быстро подскочил к ней, грубо схватил за талию и, перекинув Валерию через плечо, направился к выходу. Она даже не пыталась сопротивляться, только что-то бурчала себе под нос.

Когда он достиг двери и пнул ее ногой так, что та едва не разлетелась в щепки, кто-то коснулся его свободного плеча и дерзко произнес:

– А ты у нас спросил разрешения, чтобы ее забирать? Ты, пятнистая жаба, мать твою.

Величко медленно обернулся. Грубиян оказался обычным бритоголовым пацаном.

– Ну, чего тебе? – недовольно осведомился Величко. – Мечтаешь о проблемах?

– Это ты, наверное, о них мечтаешь, – не испугался его слов парень. Он взял за горлышко оставленную кем-то на столике бутылку из-под коньяка и с силой ударил ею о край стойки. Осколки стекла со звоном посыпались на пол, а в руке парня теперь было колюще-режущее оружие, в народе ласково именуемое «розочкой».

Проигнорировав угрозу, Александр вышел за дверь. Позади послышались еще несколько угроз, неожиданно прерванных душераздирающим криком грозящего. Величко не обернулся, прекрасно зная, что это учит подонков уму-разуму его пес Граф, только и мечтавший вцепиться кому-либо из присутствующих в ягодицы. Теперь, видимо, желание это исполнилось.

* * *

В квартире временного хозяина Величко со своей ношей оказался далеко за полночь. Сбросив спящую на его плече девицу на стоящий в гостиной диван, он вышел во двор в поисках Графа, слишком разошедшегося в баре и никак не желающего успокаиваться. Пес кидался на каждый качающийся от ветра куст и безжалостно теребил его.

– Граф! Да что с тобой такое, дружище? – окликнул собаку Величко, остановившись на невысоком крыльце, украшенном металлическими перилами. – Пора бы и угомониться.

Услышав голос хозяина, пес замер и уставился умными глазами на Александра.

– Ну, давай заходи, – кивнув в сторону приоткрытой двери в дом, произнес Величко. Граф беспрекословно подчинился хозяину и взбежал на крыльцо. Пустив в дом пса, Александр вошел за ним следом.

Оказавшись вновь в гостиной, Александр подошел к дивану и посмотрел на спящую Валерию. Девушка лежала, свернувшись калачиком и уперев колени едва ли не в подбородок. Маленькая ее мордашка теперь казалась не такой уж отталкивающей и раздражающей, как некоторое время назад. Сон действовал на девушку благотворно, она расслабилась. С ее лица сошло выражение надменности и вседозволенности. Сейчас на диване лежала такая же девчонка, как и другие, а не богатая дочурка влиятельного папика.

«Надо бы отнести ее на место», – подумал Александр. Он приблизился к девушке и протянул руки.

– Поцелуй меня, – сонно протянула Валерия, не поднимая опухших век.

Величко растерялся, но потом подхватил девушку на руки, чтобы отнести в комнату. Он решил, что ее слова обращены не к нему, а к кому-то из сна.

– Саша... поцелуй меня, прошу, – повторила девушка. Этим прямым обращением она сразу разрушила его иллюзии относительно сна и заставила вздрогнуть. – Сейчас поцелуй, – торопя к действиям, повторила Лера, и детский ротик ее со стоном слегка приоткрылся.

– Вот еще, – торопливо фыркнул Величко, испугавшись самого себя и своего тела, как-то совсем неадекватно реагирующего на слова девочки, ему в дочери годящейся. Этот припухший ротик, этот стон – они каким-то странным щемящим эхом отражались внизу его живота и приятно щекотали в паху. – Нет, – испуганно сказал он и тут же, как бы извиняясь, добавил: – Не хочу, чтобы мне потом твой папочка голову свернул.

– А мы ему не скажем, – продолжала настаивать на своем Валерия.

– Нет, – повторил он еще грубее.

– Господи, почему вы все так боитесь моего папочку? Кто он, в конце концов, такой, чтобы лезть в мои...

– Я его не боюсь, – перебил он ее. – Я просто выполняю работу, за которую мне платят.

– А если я тоже тебе заплачу... за личные услуги? – приоткрыв глаза, нежно прошептала соблазнительница, с которой частично уже сошел хмель. – Тогда ты согласишься провести ночь в моей постели?... Вот увидишь, нам обоим это будет приятно. Всегда мечтала оказаться в объятиях взрослого и такого сильного, как ты, мужчины, – закончила Лера.

– Все равно нет, – судорожно сглотнув слюну, грубо ответил Александр. Но скрыть растерянность ему не удалось.

– Я тебе не нравлюсь? – пробубнила обиженно Лерка. – Скажи, не нравлюсь, да? – повторила она совсем уже по-детски.

– Нравишься, но я... – замялся Величко. – Понимаешь, я не поклонник случайных связей. Я однолюб, наверное. И потом... я стар, – нашелся он наконец, что сказать.

– Ты дурак! – обиженно и одновременно уверенно произнесла девушка. – Тебе, можно сказать, на блюдце с голубой каемочкой преподносят самый лакомый кусочек с барского стола, а ты от него отказываешься, не попробовав. Ты даже не мужчина, – с жаром выпалила она последнюю фразу и, резко спрыгнув с держащих ее рук на пол, фыркнула и умчалась в комнату. Вслед за этим громко хлопнула дверь. Александр устало вздохнул и, развернувшись, пошел вниз, бубня себе под нос что-то типа: «Вот именно, с барского стола».

В эту ночь ему не спалось. Эта глупая девица сумела взбудоражить его давно уснувшие инстинкты. Он не понимал, что с ним творится. Такого не происходило уже давно, с тех самых пор, как его последняя девушка изменила ему с его же коллегой по работе. С того самого времени он опасался к кому-то привязываться.

Величко встал и, поманив за собой задремавшего Графа, вышел из дома. Вдохнул свежий, наполненный ароматами сада воздух и попытался отвлечься на что-нибудь другое, не имеющее никакого отношения к женщинам. Поискал взглядом охранника на воротах, чтобы пообщаться с ним. Не обнаружив его, присел на ступеньку и задумался. Вспомнились друзья, вместе с которыми воевал на Кавказе.

Что сейчас с ними? – спрашивал он себя. С балагуром и весельчаком Ашотом Ваграмовичем, с не менее остроумным Валентином Грачевым и специалистом по всякого рода электронным чудесам Максом? Как же давно он их, оказывается, не видел. Наверняка все они женились, обзавелись детьми, работают, продвигаются по службе, а не страдают глупыми мыслями о сексе, как сейчас он. Старый дурак, ополоумевший от одного только слова «постель». Можно подумать, он в ней ни с одной женщиной никогда не был и не знает, что это такое. Впрочем, в том-то и проблема, что знает...

– Тьфу, черт, – выругался Величко, поняв, что опять вернулся к тому, от чего пытался уйти. – И сдалась же мне эта девчонка? Так и с ума сойти недолго или превратиться в какого-нибудь извращенца, обожающего недоспелых девчушек. Нет, решено, дорабатываю до утра и посылаю все к чертовой матери. Прочь из этого дома...

И тут Граф вдруг недружелюбно зарычал, остановившись у угла дома, а затем и вовсе задрал голову вверх и принялся надрывно лаять.

– Что... что такое? – спросил у пса Величко, хотя уже понял по поведению своего питомца, что где-то рядом посторонние. Он давно научился различать оттенки лая своей собаки и безошибочно мог расшифровать каждое их значение. Сейчас пес не сообщал ничего хорошего.

Быстро подойдя к собаке, Величко поднял голову вверх и проследил за взглядом Графа. Тот неотрывно смотрел на пожарную лестницу, укрепленную на стене.

– Думаешь, кто-то туда влез? – обратился он с новым вопросом к собаке.

Граф продолжал лаять. Величко не осталось ничего иного, кроме как последовать за неизвестным, зачем-то решившим взобраться на крышу охраняемого им дома. Единственное, что там было ценным, так это большая телевизионная антенна-тарелка.

Подпрыгнув вверх, Александр ухватился за самую нижнюю перекладину металлической лестницы. Подтянувшись, без особого труда встал на нее ногами и, не останавливаясь, полез наверх. Чтобы не отвлекать хозяина, Граф перестал лаять и только поскуливал, следя за уверенными движениями человека и не имея возможности ему помочь. Оказавшись на крыше, Величко выпрямился и осмотрелся по сторонам. Антенна была на месте, и все же что-то тут было не так.

Цепкий внимательный взгляд еще раз скользнул по поверхности кровли. Вот оно – крышка отверстия, ведущего на чердак, а оттуда и в дом, слегка сдвинута, и видна щель, чего быть никак не должно.

– Ешкин кот, – процедил сквозь зубы Величко, прекрасно понимая, что все это может значить, и тут же кинулся к крышке люка, на ходу выкрикнув: – Граф! Граф, к двери!

Перспектива упустить вора вместе со всем тем, что он успел награбить в доме, вовсе не радовала Александра. Быстро подняв крышку люка, Величко перешагнул через край и скользнул вниз, сразу же оказавшись в темноте. Глаза быстро настроились на восприятие окружающего мира в этой полутьме, и уже очень скоро Александр стал различать находящиеся на чердаке предметы. Вещей здесь было немного: несколько рулонов стекловаты, какие-то рейки и куски фанеры, скорее всего не пригодившиеся при отделке дома.

Он повел взглядом по сторонам в поисках двери, ведущей в дом. Ему было ясно, что вор, проникший сюда таким путем, запал совсем не на антенну, а на то, что внутри. К тому же он очень хорошо знал особенности здания, а значит, действовал не наобум, а предварительно подготовившись. Наконец Александр увидел дверь. Бесшумно подойдя к ней, он осторожно потянул за ручку и, почувствовав, что дверь не заперта, быстро вошел. Затем на минуту замер и прислушался к посторонним шумам. Он знал, что в доме, кроме него, девушки и дворового охранника, никого нет. Увы, расслышать ничего подозрительного ему не удалось, за исключением надрывного лая с улицы своего пса.

Прикинув, что же такого ценного может вынести из дома грабитель, Величко вспомнил про хозяйский кабинет и сейф в нем и поспешил в ту часть дома, где он располагался. Он в считаные минуты достиг нужного места, замер и, приникнув ухом к двери, прислушался. В комнате было тихо, но Александр не поверил этой тишине и попробовал толкнуть дверь. Та не поддалась. Будучи уверенным, что в комнате все же кто-то есть, он достал из кармана ключи – на то он и охранник, чтобы их иметь! – быстро подобрал нужный и открыл замок. Понимая, что стоит сунуть нос в комнату, и он может получить пулю в лоб, Величко как можно резче толкнул дверь, влетел в комнату и сразу пригнулся, автоматически защищаясь от так и не последовавшего удара. Комната оказалась пуста.

Осознав это, Александр вновь выскочил в коридор, а из него сразу кинулся к спальне дочери Староверцева, понимая – случись с ней что-нибудь, ему не сносить головы. Не успел он добежать до комнаты, как внизу раздался крик. Это Валерия звала его на помощь, но ей тут же кто-то заткнул рот.



Величко стрелой бросился к лестнице, в считаные минуты преодолел все ее ступеньки, перепрыгивая сразу через две, а то и через три. Со стороны улицы донесся ревущий визг готовящегося к отъезду автомобиля, и за окном мелькнула удаляющаяся фигура мужчины с переброшенной через плечо дочкой Староверцева.

– Граф! – во весь голос взревел Александр. – Граф, взять его!

Не в силах пока понять, каким же это образом преступнику удалось миновать собаку, Величко выбежал из дома и только сейчас увидел, что Граф пытается вылезти из наброшенной на него кем-то сетки. Не оставляя пса в беде, Александр помог ему выкарабкаться из пут, и вместе они помчались догонять похитителя девочки.

Пробегая мимо будки охранника, Величко краем глаза сумел заметить, что тот сидит на своем стуле с откинутой назад головой и, вероятно, уже не присутствует на этой грешной земле. Но проверять точность этой мысли сейчас было некогда. Вместе с Графом он выбежал за ворота через распахнутую настежь калитку. В тот же самый момент машина цвета переспелого баклажана с ревом тронулась с места, оставив на асфальте лишь след от собственных шин, и стала стремительно удаляться, виляя своим трехзначным номером. Этот номер Александр торопливо отпечатал в памяти.

Граф кинулся за машиной следом. Величко торопливо завертел головой по сторонам в поисках хоть какого-то транспорта, которым можно было бы воспользоваться, чтобы догнать похитителей. Но, увы, сегодня ему явно не везло. Машин у домов не имелось вовсе – все они были загнаны в обнесенные высокими заборами дворы и сокрыты от посторонних глаз. Последняя надежда была на собаку, но как долго Граф сможет преследовать машину? Сумеет ли он проследить весь ее путь до конечной цели? Этого Александр не знал. Случившееся настолько выбило его из колеи, что он не сразу смог вернуться в реальность и начать осмысливать произошедшее.

Постояв посреди дороги минут пять, Величко медленно, как приговоренный, восходящий на эшафот, повернул во двор. Александр поспешил в будку охранника проверить, не нуждается ли тот в срочной медицинской помощи. Войдя в каморку, он привычным движением руки нащупал на шее молодого паренька пульсирующую жилку и с облегчением вздохнул: юноша был жив. Александр торопливо принялся ощупывать его тело, пытаясь найти рану или порез. Ни того ни другого в глаза не бросалось. Тогда он наклонил голову паренька вниз и сразу же заметил едва заметный кровоподтек на затылочной части головы охранника. По всей видимости, того просто огрели по голове чем-то тяжелым и, чтобы он не привлекал внимания к своей персоне, втащили в будку и усадили на стул.

Не раз оказывавший помощь раненым во время службы в армии Александр не стал хвататься за телефон и вызывать «Скорую», а начал приводить парня в чувство сам. Он расстегнул ему ворот рубахи, смочил полотенце под краном, приложил эту влажную тряпицу к ране на затылке, а затем похлестал юношу по щекам. Почти сразу охранник стал приходить в себя, и из уст его вырвался болезненный стон.

– Ну ты как, дружище? – поинтересовался Величко. – Живой?

– Кажется, – не совсем уверенно протянул паренек.

– Видел того, кто тебя вырубил? – с надеждой спросил Александр. – Он был один?

– Н-н-не знаю. Меня ударили так неожиданно... Я даже не успел обернуться, когда услышал чьи-то шаги за спиной.

– Черт! Это плохо, что ты никого не видел, – расстроенно вздохнул Величко. – Теперь у нас с тобой огромные проблемы.

– А что случилось? Что-то украли? – озаботился парень. – Вынесли деньги и драгоценности?

– Если бы... Украли хозяйскую дочь.

– И... и что же нам теперь делать? – дрожащим голосом спросил паренек. – Хозяин нас уволит. Да еще и сдаст в милицию в качестве подозреваемых. Я его знаю, он, когда гневается, становится таким монстром, что боже упаси...

– Прекрати стонать, – прикрикнул Величко на парня. – Не время сейчас нюни распускать, нужно придумать, как взять преступников и вернуть девочку до возвращения ее папаши. Если мы этого не сделаем, вот тогда можно будет кричать караул.

– Легко сказать, вернуть, – хмыкнул парень. – Мы же с тобой понятия не имеем, кто эти типы. То, что профессионалы, понятно сразу. А вот мы оплошали. Честно, никогда еще себя таким лохом не ощущал, как в эту минуту.

– Не все потеряно. Я знаю номер их машины, – метнувшись к телефону, бросил Величко. Затем торопливо снял трубку и, набрав 02, стал ждать, когда ему ответят. – Девушка, здравствуйте, – заговорил он сразу же, как только приятный голосок сообщил, что он попал по адресу. – У нас ЧП. Похищена девушка. Ее только что увезли на машине, темно-бордовая «БМВ» с номером шесть, восемь, четыре, «АЖ». Объявите, пожалуйста, ее в розыск и вышлите кого-нибудь по нашему адресу, Октябрьская, 7.

– Молодой человек, – вежливо перебила Величко девушка. – Мы никого никуда не высылаем без наличия у нас заявления. Если желаете, чтобы вам оказали помощь, вам следует самому прибыть в отделение милиции, написать заявление и пообщаться со следователем. В любом другом случае мы вам, увы, ничем помочь не сможем.

– Не можете, – буквально задохнувшись от такого ответа, зло сказал Величко. – Да вы что там, совсем охренели? Я, кажется, ясно сказал, похищен человек. А вы задницу от стула оторвать не хотите. Да как вы вообще...

– Не прибудете в отделение, мы ничего предпринимать не будем, – перебила девушка Александра. – У нас, уважаемый, за ночь столько звонков поступает, поди разберись, где малолетка какой резвится, а где действительно преступление. Это не я придумала такие правила, не с меня и спрос. Все, ждем вас в отделении, – и положила трубку.

– Скоты, – не сумел сдержаться Величко. – Только и могут, что в отделах сидеть. Никого на место происшествия не вызовешь. Черт! Видимо, придется топать в этот самый отдел.

– Мне пойти с вами? – осторожно поинтересовался паренек, чье самочувствие быстро улучшалось.

– Зачем? – ответил Величко. – Твое дело охранять дом, вот и охраняй. В любом случае в произошедшем виноват больше я, чем ты.

И, встав, Александр решительно отправился из будки.

– А где ваш пес? – вслед ему крикнул парень.

Величко вместо ответа сказал:

– Вернется, впусти.

* * *

В отделении милиции Александр просунул голову в небольшое окошечко и обратился к дежурному с вопросом:

– Где тут у вас можно написать заявление?

– На какую тему? – без интереса уточнил мужчина.

– О похищении человека.

– Сколько часов прошло с момента похищения?

– Часов? – переспросил Величко. – Да нисколько. Минут сорок, это максимум.

– Вы видели похитителей или же просто думаете, что кого-то похитили? – продолжил учинять допрос дежурный.

– Нет, я не видел похитителей, но я видел их машину, – начал выходить из себя Александр. – К чему все эти глупые вопросы? Вы можете принять у меня заявление о похищении?

– Прежде чем что-то принимать и направлять вас к дежурному следователю, я должен выяснить у вас подробности. Возможно ведь, что человек просто сам куда-то ушел и где-то задержался, а вы впали в панику и зря отвлекаете нас. Мы не примем заявление, пока с момента ухода человека из дома не пройдет двое суток, и только тогда...

Не слушая дальше, Александр пошел по коридору. Дойдя до двери с надписью «следователь», он даже не стал стучать, а сразу вошел в кабинет. Сейчас ему было не до соблюдения формальностей, он помнил только о том, что должен спасти Валерию и вернуть ее отцу. Матери у девушки не было, она умерла при ее родах.

– Выйдите немедленно, – недовольно прорычал сидящий за столом человек с очень морщинистым лицом, когда Величко захлопнул дверь у себя за спиной. – Вот взяли привычку входить без приглашения, – процедил он уже чуть тише и снова уткнулся в лежащие перед ним бумаги.

Величко и не подумал выйти, он прошел к столу и уселся на стул, стоящий возле него. Следователь исподлобья взглянул на него, и морщин на его лбу стало заметно больше.

– Я что, непонятно сказал?

– Нет, вполне понятно, – спокойно ответил Александр. – Только у меня срочное дело, и я не могу ждать.

– Здесь все дела срочные, других и не бывает. Немедленно выйдите из моего кабинета.

– Это вы кому-нибудь другому скажите, а не мне. Я работаю у Староверцева Игоря Павловича. Надеюсь, эта фамилия вам что-нибудь говорит?

– У кого? – переспросил следователь. – Ах, у Игоря Павловича. – При упоминании этого имени он сразу сменил тон. – Что у него случилось?

– У него похитили дочь, – коротко бросил Величко. – И ваша задача помочь мне ее найти.

– А вы, собственно, кто такой? – вдруг решил выяснить следователь. Он вообще как-то странно отнесся к новости.

– Охранник, – немного севшим голосом произнес Александр и недружелюбно покосился на мужчину.

– Ах, охранник.

Глава вторая

Она стояла в самом углу огромного, равномерно освещенного помещения, сияя новизной и привлекая внимание своим необычным цветом. Она была великолепна, но уже была заказана кем-то.

Другие машины, расположенные поблизости, сливались во что-то, напоминающее черно-белую шахматную доску. Они так же равномерно чередовались, создавая впечатление однообразия и полного сходства. На самом деле марки стоящих в этом зале машин, конечно же, были отличны друг от друга. В большинстве своем тут красовались «Ауди» четвертой и шестой моделей, «Мерседесы» от «двухсот тридцатых» до «трехсотых». Иногда встречались «БМВ», но именно потому, что цвета всех моделей были либо серебристыми, либо черными или белыми, человеку, вошедшему в салон, на мгновение казалось, что все авто одинаковы.

Высокий мужчина с залысинами на лбу потоптался у входа, окидывая внимательным взглядом размещенные в салоне машины. Видимо, он искал что-то для себя, желая выбрать авто по вкусу и по карману. Судя по одежде, он располагал приличной суммой денег, но не настолько, чтобы продавец начал бы раскланиваться перед этим посетителем салона. Тут бывали покупатели и побогаче, и, наверное, именно поэтому на худощавого посетителя никто не обратил особого внимания.

А между тем мужчина направился в конец зала, к той самой машине, что сразу привлекала к себе внимание и была видна даже с порога. Подойдя к ней, он остановился, обошел вокруг, заглянул через слегка тонированные стекла в салон и попытался открыть дверцу, чтобы посмотреть, что собой представляет эта прелесть внутри. Дверца не поддавалась.

– Вы разве не заметили, машина уже заказана? – указывая на табличку, укрепленную на дворниках, произнес подоспевший продавец. – Скажите, на какую сумму вы рассчитываете, и мы предложим вам то, что у нас есть в этих пределах.

– А я рассчитываю как раз на эту машину, – обворожительно улыбнувшись, полушутливо произнес мужчина.

– У нее уже есть покупатель, – сказал продавец.

– Полагаю, это как раз я. Это именно то, что я и хотел. Она совершенно в моем вкусе. Мы можем оформить сделку?

– Так это вы заказывали эту машину? – до конца еще не веря, что такой несостоятельный с виду мужчина мог заказать этот сине-зеленый джип, на всякий случай спросил продавец.

– А вы что, сомневаетесь в наличии у меня денег? Я желаю забрать эту машину прямо сейчас. Я так долго ждал встречи с ней, что больше не могу терпеть.

Валентин сам улыбнулся своим словам. Вот уже который день двоюродный братец донимал его просьбой купить самый новомодный джип какого-нибудь необычного цвета. Именно он выделил деньги на покупку машины, объяснив просьбу тем, что он совершенно не разбирается в технике, а значит, подсунуть ему могут все что угодно. А ему нужен суперавтомобиль, такой, чтобы на нем не стыдно было показаться в кругу друзей.

Валентин не стал отказывать в такой просьбе, тем более что и сам давно мечтал о подобной машине, да вот только зарплата практикующего психолога позволяла рассчитывать не более чем на «Жигули». А тут ему вдруг доверили купить авто его мечты – как было от такого отказаться.

– Ну так мы оформим сделку? – настойчиво спросил Валентин. Ему не терпелось сесть за руль этой красавицы и хоть на какое-то время почувствовать себя ее хозяином.

– Да, конечно, пройдите к кассе и оплатите заказ, – теперь уже рассыпался перед Валентином продавец. Он протянул квитанцию и даже указал направление, видимо, рассчитывая на щедрые чаевые.

Грачев, а именно такой была фамилия покупателя, дал квитанцию кассирше. Женщина взяла ее и, взглянув на цифру, протянула руку к выдвижному ящику, куда Валентин начал выкладывать деньги. Без каких-либо эмоций проследив за его действиями, кассирша выдвинула ящик на себя, выгребла из него все пачки и стала поочередно вставлять их в счетный аппарат, следя за тем, какую цифру он показывает.

Когда с пересчетом денег было покончено, она выбила чек, что-то на нем написала и протянула листок Валентину.

– Спасибо, – взяв чек, вежливо произнес он и снова направился к машине. Там его уже поджидал продавец-консультант с какой-то папкой в руках.

– Уже оплатили заказ? – не убирая с лица улыбки, спросил он у Грачева.

– Да, вот чек.

– Замечательно. Теперь вам необходимо оформить машину. Вы будете делать это на себя?

– Да.

– В таком случае нам нужен ваш паспорт. Надеюсь, он у вас с собой?

– Да, конечно, – извлекая паспорт из кармана, ответил Валентин, а потом протянул его продавцу. Тот тут же принялся заполнять бумаги на машину.

Не желая отвлекать труженика прилавка, Валентин повернулся к купленной им машине и ласково провел ладонью по ее крыше. Нет, какую все-таки красоту сейчас научились выпускать, не то что раньше. Жаль, стоит это великолепие, как царский дворец. Валентин вздохнул.

– Ну вот, все и готово, – протягивая бумаги, произнес продавец. – Теперь вам осталось только встать на учет в ГАИ и получить номер. Но это уже не у нас.

* * *

Сидя за рулем новенького автомобиля, Валентин наслаждался дорогой. Давно ему не доводилось самому водить машину, и как-то не хотелось отдавать ее настоящему хозяину, но и оставить себе возможности не было. И даже то, что машина пока была оформлена на него, а не на брата, не меняло сути: деньги на нее заработал не он, а значит, нечего и разевать рот на чужой каравай.

Впереди показался старенький домик за невысоким забором, требующий уже капитального ремонта. Валентин впервые за последние годы окинул собственное жилище презрительным взглядом, хотя и знал, что сам виноват в том, как живет. Его жена старалась сделать их дом уютным. Но что могла она одна, особенно если муж приносит такую зарплату, которую даже смешно назвать средней?!

Валентин остановил машину у калитки. Через пару минут из дома выскочили два длинноногих пацаненка: Витек и Ромик. Они обрадованно завизжали, увидев папу на такой крутой машине, и со всех ног кинулись к нему.

– Ну-ну, чертяки мои, – выходя из джипа, засмеялся он. – Не так быстро, а то еще проломите машину дяди Миши. Он нам с вами этого не простит.

– Па, а можно мы в ней посидим? Ты нас покатаешь?

– Не все сразу. Для начала позовите нашу маму, пусть она посмотрит, что за прелесть я только что приобрел, – потрепав одного из детей по взлохмаченной голове, произнес Валентин. – Ну, зовите же.

– А мамы нет, она ушла к тете Тае за молоком, – доложил младшенький и попытался влезть на высокое колесо машины, чтобы заглянуть в салон.

– Свалишься, – стаскивая ребенка, сказал отец семейства. – Хочешь посмотреть, что внутри, так и скажи.

– Очень хочу.

– Ну, так и быть, пока нет мамки, влезайте, я вас покатаю.

Катая детей и наслаждаясь плавным ходом машины, Валентин даже не заметил, как пролетели три часа. Когда он вернулся к дому, был уже вечер. Жена Елена подметала тропинки, ожидая возвращения своего семейства, и явно не была довольна тем, что муж и дети пропадают неизвестно где. Заглушив мотор, Валентин вылез из машины. Выпустив из нее сыновей, он захлопнул дверцу и, заперев ее на ключ, с улыбкой подошел к жене. Елена осуждающе посмотрела на него и сухо произнесла:

– Ну детей-то зачем было брать? Они у меня сегодня наказаны были, а ты...

– Ничего, они уже и сами все поняли, – обнимая ее, произнес он. – Они ведь у нас смышленые, правда?

– Правда, – вздохнула женщина устало. Затем, посмотрев мужу в глаза, спросила: – Это та машина, которую ты брату купил?

– Да. Нравится?

– Красивая... Впрочем, все равно она не наша, что тут говорить. Завтра ее уже и не будет, зачем себя дразнить?

У самого входа в дом Валентин обернулся и еще раз посмотрел на машину. Какое-то нехорошее чувство возникло в душе, словно бы предостерегая от чего-то и крича об опасности. Но Валентин принял это ощущение за грусть по тому, чего ему никогда не иметь.

Семейный ужин прошел бурно. Дети наперебой рассказывали о своих впечатлениях от поездки, Валентин сопровождал их болтовню собственными пояснениями, а Елена только молча всех слушала да наполняла опустевшие тарелки. Когда наконец все были сыты и довольны, женщина выгнала мужиков из-за стола, отправив к телевизору, и занялась мытьем посуды. Валентин устало плюхнулся на диван, нажал на пульт и уставился на экран. Сыновья, усевшись за стол, разложили перед собой все свои машинки и теперь обсуждали, какая из них больше похожа на ту, что стоит у двора.



– Нет, она не такая, ты что, не видишь, – тряся игрушку, упрямо повторял младший, которому только что исполнилось пять. – У нее и фары по-другому сделаны, и дверцы не такие.

– Да такая, я тебе говорю, – не соглашался с ним девятилетний Роман. – Вон, посмотри, – и он раздвинул занавеску и посмотрел в окно. За ним сразу последовал и его братец, и теперь уже оба они уставились на новенькую машину их дяди.

– Смотри, там какая-то тетя, – тыча пальцем в окно, тихо произнес младший.

– Вижу, – огрызнулся на него брат, сразу же повернулся к отцу и сказал: – Па, там какая-то женщина у нашей машины отирается. Что ей надо-то?

– Какая еще женщина? – не сразу понял, о чем идет речь, Валентин.

– Не знаю, вон, сам посмотри, – добавил сын.

И тут уже второй закричал:

– Папа, папа, она в нее влезла!..

Валентин, словно ошпаренный, вскочил с дивана и тоже прильнул к окну. Красотка-машина пятилась задом на дорогу, ее явно кто-то угонял.

На лбу Валентина мгновенно выступили крупные капли пота. Он не верил своим глазам. А тем временем светловолосая девица, как сообщили об угонщице дети, преспокойно развернула машину и, остановившись на мгновение, словно бы давая Грачеву возможность в последний раз на нее полюбоваться, надавила на газ и скрылась из виду.

– Па, а что это было? – вернул Валентина в реальность вопрос его старшего сына. – Машину что, угнали?...

Валентин выругался, кинулся вон из дома.

Вылетев на улицу, он устремил свой взгляд в сторону отбывшего автомобиля.

– Го-о-споди... – взвыл он. – Что же мне теперь делать? Машина стоимостью в... Все, я труп, я никто, призрак. Мне не жить на этой земле.

– Дорогой, успокойся, прошу тебя.

Валентин почувствовал, как ему на плечо легла женская рука. Он обернулся. Позади с не менее расстроенным, чем у него самого, лицом стояла жена.

– Все еще можно поправить, – продолжила она успокаивать мужа. – Нужно прямо сейчас ехать в милицию и сообщать об угоне. Возможно, машину перехватят где-нибудь на дороге.

– Ты права, – глубоко вздохнув, произнес он. – Я... я прямо сейчас еду в милицию. Где документы на машину?

– На полке.

Совладав с собой, Валентин поспешил в дом за документами на машину, планируя сразу же поехать в милицию и подать заявление об угоне машины. Пока еще у него оставалась надежда, что не все потеряно и Господь, до которого он пару минут назад пытался докричаться, поможет ему.

* * *

– Значит, дочь Старика увезли на машине вот с этим номером? – глядя на сделанные им записи, уточнил следователь Похомов. Он произнес кличку Староверцева, под которой тот был известен в определенных кругах.

– Именно, – кивнул Александр. – Вы собираетесь выезжать на место похищения или нет? Измарали кучу бумаг, а результата никакого. Все это я вам и по дороге мог бы сообщить.

Следователь как-то нехорошо посмотрел на Величко.

– Как я понял из вашего рассказа, вы служите у этой семьи без году неделю.

– Какое это имеет ко всему отношение?

– Еще какое, – многозначительно закачал головой Похомов. – Работали бы со Стариком и его бестией подольше, знали бы, что девица эта от родимого папаши с десяток раз сбегала. Договорится с очередным дружком, и айда к нему, а мы потом ищем, как проклятые. В последнее время, правда, о ней слышно не было, мы уже порадовались, подумали, не образумилась ли. Но теперь вижу, что нет. Жаль разочаровывать вас, уважаемый, – развел руками Похомов, – но боюсь, что и вы столкнулись с той же проблемой. Это обычный побег, и не более того. Вот увидите, через пару деньков она, промотав все деньги, сама вернется домой.

– Она по-хи-ще-на, – проговорил Александр по слогам, склоняясь к самому уху следователя.

– Доказательства?

– Ах, нужны доказательства! Они будут, если мы отправимся на место происшествия.

Минут через десять они уже были в служебной бело-синей машине Похомова.

– Возьмите лучше рацию и попросите своих коллег объявить эту машину в розыск, – подсказал Величко. – Пусть задержат.

– На каких основаниях?

– На тех, что она угнана, – не задумываясь, ответил Величко.

– Вы тешите себя глупыми надеждами, – медленно проговорил Похомов.

– Возможно. Только я уверен, что похитители не дураки и уж точно не станут работать на собственном авто, зная, что их так проще всего будет засечь. Два щелчка «мышью», и они вычислены. Машина угнана, я вас уверяю.

Взяв рацию, Похомов стал передавать сообщение о машине.

* * *

Когда они, наконец, оказались во дворе дома Староверцева, следователь попросил:

– Показывай улики.

– Во-первых, вот эти следы, – указывая пальцем на асфальт, быстро начал разъяснять Величко. – Потом охранник. Его ударили по голове, когда проникли во двор. Можете расспросить. Впрочем, он все равно ничего не знает, его сразу вырубили.

– Конечно, все проверим. Что есть еще?

– Думаю, должны быть где-то за забором следы, – предположил Величко. – Насколько я мог понять, похитители пробрались не через ворота, но сам я пока ничего не искал, не до этого было. Возможны отпечатки в комнате Валерии, хотя это вряд ли. Работали профессионалы, значит, были в перчатках.

– Проверим, – как попугай повторил Похомов.

– Один из похитителей, я это точно знаю, пробрался в дом через крышу. Я за ним как раз и полез, но он был отвлекающим. Второй вынес девушку, а перед этим огрел охранника, и уже вместе они покинули двор.

– А как же ваш пес?... – кивая на Графа, ходившего за хозяином тенью, спросил следователь. – Он что, посторонних не учуял?

– На него накинули сеть. Он сам не смог из-под нее выбраться, иначе бы хоть одного, но точно загрыз, – уверенно сказал Величко.

– Ясно. Ну а что вы думаете про второго похитителя?

– А что я про него должен думать? – удивился Александр.

– Ну, как он в хату-то попал?

– Возможно, через окно первого этажа. А может быть, через запасной выход. Не исключено, что через входную дверь, сразу после того, как я залез на крышу.

– А поточнее сказать не можете? – насупился Похомов. – Как-никак вы за девицу отвечали.

– Точно утверждать пока ничего не могу, мне нужно все осмотреть... – вознамерившись прямо сейчас этим и заняться, ответил Величко. Но Похомов его перебил, сказав о приехавших с ним:

– Лучше пусть мои ребята. Они хоть профессионалы.

Вскоре те установили, что второй похититель проник через вторую дверь, открыв ее при помощи отмычки. Затем сразу поднялся наверх и, таким же образом вскрыв дверь в спальню девушки, вынес ее через парадный вход.

– Ну и что теперь?... – едва Похомов выслушал отчеты своих людей, спросил у него Величко. – Что планируете делать?

– Работать, – пробубнил следователь и, дав ментам приказ выметаться из дома, тоже направился к выходу. Чувствуя спиной, что Величко следует за ним, пояснил: – Не беспокойтесь, мы поставили на всех телефонах «жучки» и теперь будем прослушивать каждый звонок. Преступник наверняка себя проявит, затребовав выкуп, мы его засечем и определим местонахождение. А наш человек, что будет сидеть в будке уличного охранника, станет присматривать за домом.

Величко про себя подумал, что если преступники куда и будут звонить, то на сотовый самому Староверцеву, а не к нему домой, да и то с телефона, оснащенного антиопределителем.

Когда работники следственных органов отбыли восвояси, Александр вздохнул и посмотрел на свою собаку.

– Ну что, дружище, похоже, нам с тобой крупно не повезло на этот раз, – произнес он с грустью. – Нас опустили, сровняли с плинтусом. Что ты на этот счет скажешь?

– Г-г-гав, – выдала овчарка.

– Вот и я так думаю, – согласился с ним Величко. – Ну, ничего, друг, выкрутимся как-нибудь. Сейчас перекусим, еще раз заглянем к этому следаку спросить, что он успел накопать относительно машины, а потом уж и за дело.

* * *

– Я думаю, мы сумеем найти ваш автомобиль, – произнес следователь Стрижебоков Вадим Петрович. – Только не сразу – для этого нужно время, и немалое. Угонов сейчас становится все больше. Ну а судя по вашему заявлению, машина дорогая, значит, сбыть ее так сразу не смогут. Нужен покупатель с приличными деньгами. Да и на то, чтобы перебить номера на моторе, потребуется время.

Отправляясь в отделение милиции, Валентин еще питал какую-то надежду, что ему помогут найти машину в более-менее короткие сроки, но теперь, слушая этого вялого следователя, понял, что эта проблема только его – других она не задевает так болезненно и остро.

– Если у вас больше нет ко мне вопросов, – продолжил Стрижебоков, – то можете идти. Как только подойдет очередь, мы займемся вашим автомобилем.

– Очередь? – недоуменно проговорил Грачев. – А разве вы ищете машины в порядке очередности?

– Ну, не совсем, – отозвался следователь. – Но все же стараемся прежде всего искать машины тех, кто пришел к нам раньше. Иначе будет просто невозможно им помочь.

– Ну и как, многих успехов достигли? – спросил Валентин.

– Нет. Редко когда что-то удается находить, – посетовал следователь, не заметив насмешливого взгляда своего собеседника. – В основном обнаруживаем остатки машины: отдельные их части, каркасы, то, что сбыть сложнее, да и то не всегда удается установить, от какой именно машины та или иная деталь. Но вы не волнуйтесь, как я уже сказал, с вашей машиной совершенно другая ситуация.

Валентин все больше злился. Это кто же так ищет машины: по одной и в порядке подачи заявлений.

– А вы не пробовали сообщать постам ГАИ об угнанных машинах прямо сразу, как только факт угона установлен? – сверля взглядом Стрижебокова, спросил он. – Может, и раскрываемость преступлений сразу бы повысилась.

– Я вижу, вы нас за идиотов принимаете, – обиделся следователь. – Мы что, по-вашему, первый год поиском угнанных автомашин занимаемся?! Мои ребята действуют четко и слаженно, и упрекнуть их не в чем. Можете спросить у любого гаишника, есть ли у него на руках список угнанных машин. Он вам такой рулон бумаги покажет, что запутаетесь. И что, вы думаете, стоящие на посту способны вызубрить все номера этих машин? Черта с два, они этого делать и не обязаны. Они всего лишь следят за порядком на дорогах и только попутно проверяют машины по номерам.

– Хорошо, я все понял, – вставая со стула, произнес Валентин. – Вы меня поставили на учет, остальное же от лукавого.

– Не вас, а вашу машину, – поправил его Стрижебоков и, кивнув на прощание, полез в карман за сигаретами.

* * *

Придется сказать брату о том, что его авто угнано, и начать собирать деньги для возврата ему впустую потраченных средств, думал Валентин, бредя по улице без определенной цели. Сколько же лет потребуется, чтобы вернуть брату его деньги? Для того-то это, конечно, не такая уж и большая сумма, но для Валентина она просто сногсшибательна.

Валентин посмотрел на часы: стрелки показывали половину второго. Через час ему нужно быть на работе, но... до нее ли ему сейчас?...

Над городом высоко стояло солнце. Лучи скользили по металлическим крышам, бросая отблески в глаза прохожих и заставляя тех щуриться. Все торопились по своим делам, и он был обычной каплей в этом бескрайнем море.

* * *

– Кретины, козлы, болваны, – бубнил себе под нос Александр, покидая отделение милиции. Похомов сказал лишь, что дело ведется и разглашать все то, что выяснено, не полагается. А Александр надеялся, что они дадут ему информацию о владельце машины, на которой увезли Валерию похитители, и, возможно, даже намекнут, кто мог бы иметь зуб на Староверцева. Не могло же быть, чтобы за два с лишним часа ничего не удалось установить.

Не решив пока, что ему делать дальше, Александр добрел до расположенной поблизости деревянной лавочки. Стряхнув с нее сор, сел и, обхватив голову руками, задумался. С подобного рода проблемами сталкиваться ему не приходилось. Похищение. И притом человека, за которого он нес ответственность, получал деньги именно за обеспечение его безопасности.

Можно было, конечно, ничего не делать, а просто дождаться возвращения Староверцева и рассказать о случившемся. Мол, увезли вашу дочурку, но я тут ни при чем. Я старался, ловил, но не поймал. И потом, их было много, а я один. Да, так поступить было проще всего, но не для Александра. Если уж что-то по его вине происходило не так, он старался это исправить. Не собирался он отступать от своего правила и на этот раз. Он уже привык к девочке и сходил с ума от сознания, что с ней может что-то случиться. Нет, он должен ее спасти.

Откуда-то сбоку до Александра донесся знакомый лай. Он не смог бы перепутать голос своего Графа ни с каким другим, а потому сразу вскочил с лавочки. Метрах в четырех от скамьи мелькнула темная фигура пса, через некоторое время он уже перемахивал через низкий кустарник, выполняющий роль ограды, и несся к хозяину. Александр слегка присел. Оба неразлучных товарища всем своим видом выражали радость встречи, тискали и лизали друг друга. Последнее, конечно, относилось больше к псу, чем к его хозяину.

Наконец Александр выпрямился и, потрепав еще раз Графа по голове, спросил у него:

– Как ты меня нашел?... Ах да, по запаху. Я совсем забыл, что ты у меня товарищ находчивый, кого хочешь найдешь. Кстати, как там с машиной, на которой уехали похитители? – Александр пристально посмотрел в глаза псу.

Граф жалобно проскулил и, опустив голову к земле, накрыл ее передними лапами, как бы пряча взгляд. Человеку все стало ясно.

– Значит, ничего. Смылись наши похитители и следов не оставили. Ладно, отыщем, – уверенно заявил он, хотя сам в этом сильно сомневался. – Пошли, Граф, – и он поманил собаку за собой.

Не успел Александр сделать и двух шагов, как с его псом начало происходить что-то странное. Граф на мгновение замер на месте, затем активно завилял хвостом, словно увидел какого-то хорошего знакомого, и, огласив округу весьма веселым лаем, кинулся вперед. Александр поднял глаза и...

– Валька! Грач! – само сорвалось с его губ обращение к бывшему армейскому другу. – Валентин! Не может быть! Ты... собственной персоной.

– Дружище, – начал захлебываться радостью и Валентин Грачев, также узнавший и своего армейского друга Александра Величко, и его незаменимого во многих случаях пса Графа. Господи, а ведь он только что едва не прошел мимо них, тупо глядя в асфальт и ничего не замечая. Если бы не Граф... – Матерь Божья, откуда вы тут?

– А ты-то как здесь оказался? – даже позабыв о своей проблеме, допытывался Александр. – Впрочем, не важно, главное, что мы снова встретились.

Друзья обнялись.

Они еще не знали, насколько необходимы друг другу и какими похожими оказались у обоих обстоятельства к моменту встречи.

* * *

– Ну, рассказывай, как ты? – первым спросил Величко у Валентина, когда они сидели друг напротив друга в кафе, а перед ними стояли кружки с пивом. – Как жизнь, работа? Как семья?

– Работа какая-никакая есть, – ответил Грачев. – И в семье все в норме. Дети растут. А ты, брат, как я вижу, так и не обзавелся хозяюшкой.

– А с чего ты так решил? – немного обиженно спросил Величко. – Что, очень заметно?

– Ты забыл, кто я по профессии? – заулыбался Валентин. – Мы, психологи, – наигранно важно заявил он, – сразу замечаем социальный статус людей. А уж тебя-то я не первый день знаю.

– Нет, ну как ты узнал, что я все еще холост?

– Да ты же до сих пор не вылез из этой камуфляжной формы. Она тебе что, в армии не надоела?

– А при чем тут надоела или не надоела? Просто она очень удобная, вот и все.

– Ну, еще бы, можно месяцами не стирать, а грязи видно не будет, – засмеялся Валентин. – Вот я о том и говорю, что была бы жена, она бы в два счета с тебя этот камуфляж стащила. Могу даже предположить, – продолжил Грачев, – что ты так и занимаешься собаками, которых почему-то не желают терпеть в своих квартирах все твои девушки. Так?

– Ну, в общем-то, да, – не стал скрывать Александр. – Так что мне о себе, собственно, рассказывать и нечего. У меня все по-прежнему, не считая новых проблем.

– Проблем? – переспросил Грачев. – В какой области?

– Догадайся сам, – вздохнул Александр. – Не просто же так я возле отделения милиции отирался.

– Верно, я совсем забыл, где тебя встретил.

– Мне это кажется, или у нас у обоих проблемы криминального характера?

– Боюсь, что не кажется, – подтвердил Грачев. – У меня действительно такие проблемы.

– Расскажешь, что случилось? – осторожно попросил Александр.

– Ну если только бартер. Ты мне о своих заботах, я тебе о своих, – предложил Валентин.

– Верно. Потом вместе подумаем, что сделать можно. Итак, я тебя слушаю, – облокотившись на стол, произнес Величко.

Грачев тяжело вздохнул и выдал:

– У меня угнали машину.

– Ты купил машину? – немного удивился Александр. – Значит, хорошо живешь.

– Плохо. Деньги не мои были, покупал не для себя, а для брата. Только до дома и успел доехать, прямо из-под носа увели.

– Ни хре-ена с-себе, – присвистнув, протянул Величко. – Вот это ты вляпался. Впрочем, я не меньше твоего в дерьме погряз, так что еще неизвестно, у кого положение хуже.

– А у тебя-то чего случилось? – спросил Грачев. – Сам подрался с кем, или Граф покусал кого, а теперь на тебя бочку катят?

– Да вот докатился, – вздохнул Александр в ответ. – Только дело не в собаке, мы с Графом ведем себя примерно. Все куда хуже. Честно сказать, так серьезно я еще никогда не прокалывался.

– Не тяни, что случилось-то?

– Похищена девица богатого нового русского, к которой я был приставлен в качестве телохранителя, – медленно проговорил Александр. – Причем сам папаша еще не в курсе. Прикидываешь, что мне грозит, когда он узнает от похитителей, что с него причитается столько-то долларов за жизнь его малышки? Я даже представить себе боюсь.

Теперь уже присвистнул Грачев, а затем спросил:

– И что... ты уже заявил о похищении в милицию?

– Заявил, а толку?! Они свою задницу от стула оторвать боятся. А я ведь их просил только машину пробить по компьютеру. Даже в этом отказали.

– Не тебя одного так уважили, – сочувственно вздохнул Валентин. – Меня тоже порадовали тем, что мою машину внесли в длинный список угнанных и пообещали, как только дойдет очередь, заняться ее поиском.

– Что, так и сказали? – удивился Величко.

– Почти так.

– И что ты теперь намерен делать?

– Да не знаю даже.

Мужчины замолчали, задумавшись каждый о своем. Грачев сетовал на собственную глупость: можно было загнать машину во двор, где с огородика давно уже убран весь урожай, так что места предостаточно. Так нет же, понадеялся на авось, оставил. А Александр пытался представить реакцию своего работодателя, когда тот узнает о случившемся.

– Саша, а может, нам объединить наши усилия? – неожиданно предложил Грачев. – Ведь и тебе и мне необходимо найти машину, так почему бы нам не заняться этим вместе?

– А что, это идея, – обрадовался Александр. – Вдвоем хотя бы веселее.

– Это точно, – кивнул Грачев. – Осталось только придумать, с чего начать совместную борьбу с преступностью. Есть идеи?

– С того, в чем нам отказали, – заявил Величко не задумываясь.

– Не понял. Уточни.

– Ну ты же наверняка попросил сообщить всем постам номер угнанной машины. Чтобы ее сразу задержали, если где появится.

– Ну да, – кивнул Валентин.

– То же сделал и я, но нам обоим в этом отказали. Значит, нужно передать сообщение постам ГАИ самостоятельно.

– Легко сказать, – усмехнулся Грачев. – Мы что, гении инженерии или изобретатели высшего класса? Подключение к сети МВД и тому подобные дела – это для Андрюхи Максимова, а никак не в нашей с тобой компетенции. Или ты забыл, что я психолог, а ты собаковод.

– Стой, стой, что ты только что сказал? – с жаром произнес Величко.

– Что ты собаковод, а я психолог, – растерянно повторил Валентин.

– Нет, еще раньше.

– Что только Макс может хакерствовать, а мы с тобой в этом ничего не пони...

Не договорив, Грачев замер, по взгляду Величко поняв, какая мысль посетила того. Помолчав, спросил:

– Я верно понял: ты хочешь разыскать Макса?

– И не только его, – отхлебнув пива, ответил Величко. – Я вдруг осознал, что пора бы нашей команде вновь объединиться. Тем более что у двоих из нас возникли такие проблемы. Мне почему-то кажется, что вместе справиться с ними нам будет гораздо проще. То, что не в силах сделать я, по силам кому-то еще, и наоборот. Ты как, согласен?

– Д-даже не знаю, что и сказать, – слегка растерялся Валентин. – Все как-то неожиданно...

– Как думаешь, где эти двое могут быть? – увлеченный своей идеей, перебил его Величко. – Не могу представить себе, где их искать.

– Ну... – протянул Грачев, – насколько мне известно, Ашот после армии планировал пойти работать поваром в какой-нибудь дорогой ресторан – ты же помнишь, какие обалденные шашлыки он умеет готовить. Наверняка ему это удалось.

– Допустим, – отозвался Величко. – Только знаешь ли, в нашем Желтогорске ресторанов столько, сколько огурцов в бочке. И ни в одном из них я еще не был. Как предложишь его искать? Или, может быть, ты в каких-то из этих заведений бывал?

– Издеваешься?! Это с моей-то зарплатой?... – фыркнул Грачев. – Но... – Валентин поднял вверх указательный палец, намекая на важность своих последующих слов, – хорошо зная Ашота Ваграмовича Мачколяна, могу предположить, что он работает либо в «Желтой горке», либо в «Дичи». По слухам, это рестораны с лучшими мясными блюдами.

– Ну, если так, то надо бы их посетить. Хоть раз в жизни, а? – шутя произнес Александр. Затем подмигнул Графу и спросил у него: – Как тебе эта идея? Хочешь встретиться с дядюшкой толстяком?

Граф радостно, словно он понимал, о чем идет речь, завилял хвостом и заскулил.

– Вижу, что хочешь, – улыбнулся Александр, а Валентин тут же прокомментировал:

– Ну, еще бы! Кто, кроме Ашота, не пожалеет самого вкусного кусочка свининки для милого песика? Они друг друга давно полюбили, это я еще в армии приметил.

Мужчины торопливо покинули уличное заведение и направились прямо по проспекту.

Глава третья

В это же время у ресторана «Желтая горка», названного почти так же, как и сам город, разговаривали двое мужчин. Один, всклокоченный и с горящими глазами, яростно жестикулировал и явно пытался склонить к чему-то своего собеседника, которого запросто можно было назвать слоном или бегемотом за его необъятные габариты. Впрочем, те, кто знал этого человека, скорее сказали бы, что это «сто килограммов сплошного обаяния». Это был весельчак и балагур, его глаза все время сияли, окруженные мелкими морщинками.

– Отлично, замечательно, именно то, что нужно. Полнота... немного излишняя, но это ничего. Самый что ни на есть восточный профиль, – шумный всклокоченный шатен самым бесцеремонным образом ухватил толстячка за подбородок и повернул его лицо сначала в профиль, а затем и анфас, пристально присмотрелся к нему. – Да, чего-то не хватает, – задумчиво протянул он. – Возможно, усов или бакенбардов. Но это вполне поправимо: грим, накладки... Ну и костюмчик соответствующий придется подобрать. А так очень даже ничего, – закончил, наконец, свою пылкую речь мужчина.

– Макс, я что-то тебя не пойму, – заговорил толстяк. – Что ты от меня хочешь? Вытащил из ресторана, как барана бесчувственного, распотрошил всего, – мужчина пригладил свои взъерошенные собеседником волосы. – Трещишь, как баба, непонятно о чем. Объяснил бы сначала, в чем дело, а потом уж и к моему тельцу примеривался. Я так понял, что зачем-то тебе очень нужен.

– Угадал, – сделав взмах рукой, подтвердил всклокоченный Макс. – Именно по твою душу я и пришел. У меня к тебе предложение, вполне, на мой взгляд, дельное. Только сначала скажи мне, ты мечтаешь сниматься в кино?

Толстячок не спешил отвечать, огорошенный, видимо, явной несуразностью вопроса.

– Ну, мечтал или не мечтал? – повторил свой вопрос Макс.

– Не-а, не мечтал, – спокойно откликнулся толстяк и продолжил, чуть утрируя армянский акцент: – Меня подобные глупости никогда не занимали. Я кухню люблю, шашлыки-башлыки там всякие.

– Да ладно тебе, Ашот. Не верю, чтобы ты не хотел попасть на экран. Но тебе повезло, – снова активно заговорил Макс, – тебе на голову свалилась удача и...

– Ага, снеговым комом, – буркнул себе под нос Ашот.

– ...выпал шанс показать себя. Многие люди всю жизнь мечтают хотя бы просто мелькнуть на телеэкране, а у тебя появилась возможность даже сыграть целую мизансцену. И даже...

– Что-то ты темнишь, Макс, – оборвал друга Ашот. – Говори нормально, что ты от меня хочешь?

– Хочу, чтобы ты снялся в том фильме, над которым мы сейчас работаем, – мгновенно став серьезным, пояснил Макс, настоящее имя которого было Андрей, а совсем не Максим, как многие могли бы подумать. Но этого не знали даже его коллеги. От фамилии Максимов к нему еще в армии пристала кликуха Макс. Она же вновь всплыла, когда он устроился на работу в телестудию мастером по спецэффектам.

– Не понял, а с какого это перепуга?... – немного растерялся Ашот. – У вас что, половина актеров повымерла, что вы вдруг стали выдергивать таланты из народа?

– Да нет, – вяло махнул рукой Макс. – Живы все, мать их. Только вот зажрались малость...

– Ожирением страдают, что ли? – рассмеялся Ашот. – Неужели шире меня стали?

– Все бы тебе шутить, – немного обиделся на друга Максимов. – А у нас проблема. Работать некому. Болезнь всех одолела. Жадностью она называется. Такая гадость приставучая, что прямо сладу с ней нет. И главное ведь – не вылечивается. Представляешь, снимутся, паразиты, в пятиминутной сцене и уже себя Вячеславом Тихоновым или Клавкой Шиффер считают.

– Так это вроде как звездная болезнь, – отозвался Ашот.

– В том-то и дело, что не совсем звездная. Гонорар эти звезды доморощенные просят голливудский, словно бы фильм там снимается, а не в каком-то Желтогорске, где и телестудии по пальцам пересчитать можно.

– Ну и что с того? – все еще не понимал, в чем проблема, Ашот. – За работу и просят. Нынче везде так: хочешь, чтобы классно все сделали, гони бобы.

– Легко тебе говорить, при вашей-то ресторанной зарплате, – страдальчески протянул Максимов, – а у меня смета. Вот выделили на фильм энную сумму, что хошь делай, а в нее уложись. И так все по минимуму расходуем, а все равно не вписываемся. Только еще середина картины, а у нас средств – кот наплакал. Каково тут...

– Нет, но можно же что-то придумать, – начал было успокаивать друга Ашот.

Макс его жест доброй воли, видимо, понял по-своему, а потому мгновенно просветлел и вновь завелся:

– Вот мы и придумали. Заменить часть профессиональных исполнителей второстепенных ролей артистами из народа. Я, думаешь, случайно к тебе забрел, шашлыка поесть? Я же знал, что ты мою проблему поймешь, прочувствуешь и... – Максимов решительно обнял Ашота и, притянув его к себе, что со стороны смотрелось весьма эффектно, добавил: – ...не откажешь в помощи.

– Стоп, стоп, стоп, – отстраняясь от Андрея, заворчал Мачколян. – У меня пробки в ушах или ты действительно просишь меня поработать за спасибо?

– Ну, не за спасибо, но хоть за полцены, – тут же поправился Максимов. – Согласен, да?

– Так... – протянул многозначительно повар и, уперев свои почти резиновые руки в то место, которое у человека нормальной комплекции называлось бы «область талии», забурчал не хуже старухи: – Значит, по-твоему, Ашот Ваграмович Мачколян в деньгах не нуждается? По-твоему, они у него есть?...

– Нет, ну... – попытался было встрять Андрей.

– А даже если и так, как же у тебя, паршивца, хватило совести прийти ко мне с таким обидным предложением: поработать за гривенник. Я взбешен, я вне себя...

Словно в подтверждение своих слов, Ашот весь напыжился, ноздри его раздувались. Впрочем, продолжалось это недолго, Мачколян быстро утих и, вздыхая, заворчал:

– Меня, бедного отца семейства, эксплуатируют. А ведь мне еще как-то нужно прокормить своих прожорливых дочерей. Ты хоть знаешь, какое мне необходимо собрать им приданое? – неожиданно обратился он с вопросом к Максу. – Не знаешь. Потому что ты в законах наших ничего не понимаешь. А ведь у нас, армян, девки – сплошная обуза. Они только и могут, что сплетни распускать. А кто продолжит фамилию? Кто порадует отца на старости лет?

Ашот смахнул со щеки предполагаемую скупую мужскую слезу и продолжил:

– Нет, тебе этого не понять. Не знаешь ты, как мечтаю я о сыне, наследнике и продолжателе рода, как тружусь до пота каждую ночь. А жена мне одних девок клепает и клепает. Несчастный я человек, – заголосил он почти искренне. – Какое мне предстоит собрать приданое этим девицам, чтобы нашлись те, кто согласится взять их в свой дом!..

– Ашот, дорогой мой человек, – погладил нежно толстяка по головке Максимов, – ну что тебе стоит. Я ведь тебя не тушу разделывать прошу, не грязную работу предлагаю, а всего лишь сыграть маленькую мизансцену. Делов-то на две минуты. Считай, ни за что деньги получишь.

– Бедный я человек, – не унимался Мачколян. – А ты... друг тоже, ты мне – за так. Ну да ладно, по старой дружбе сделаю тебе одолжение, – закончил он свою речь совсем неожиданно. – Но ты мне за это...

– Все что угодно, – обрадовался Макс.

– Эх ты, Иван из породы дураков. Хоть бы дослушал, что предлагают, а потом уж и кивал. Я вот сейчас возьму и потребую, чтобы ты женился на одной из моих дочерей. И что тогда?

– Не смогу. Ты же знаешь, я убежденный холостяк, – улыбнувшись, ответил Макс. – Я больше чем неделю с одной женщиной жить не могу.

– Это потому, что тебе женщины такие попадаются. А я вот тебе свою Равию подсуну, она быстро из башки всю дурь выбьет, будешь как по струнке перед ней ходить. Она у меня знаешь какая!.. Если бы не ошибка природы, такой парень бы из нее вышел, такой парень...

– Так я же бедный, зачем я тебе такой сдался? – выворачивая карманы, промямлил Максимов. – Не боишься, что уморю голодом дочь-то родную?

– А ну тебя, – отмахнулся от друга Мачколян. – Как был балбес, так и остался. Не отдам тебе дочь. Но вот поработать и тебе на меня придется. Штука мне одна нужна...

– Штука?... – приподняв бровь вверх, удивленно повторил Максимов.

– Ну да, ты ведь у нас спец по всяким техническим делам. Так вот, у жены скоро день рождения, хотел ей подарок сделать. Видел однажды штуку такую, ну... как тебе объяснить. У нее сверху проводки торчат, на концах шарики. Все это светится. И эти проводки по-всякому там переплетены и...

– Неоновый светильник, что ли? – догадался Андрей.

– Ну, не знаю, может быть. Так я хочу из таких же трубочек портрет жены на стене сделать. Сможешь?

– Художник я от слова «худо», но что касается трубок этих, то проблем нет, – немного подумав, ответил Макс. – Главное, ты найди того, кто тебе все это нарисует, а я уж об остальном позабочусь. Ну, так понимаю, мы договорились, можно бить по рукам?

– Глянь, Грач, эти двое уже скооперировались и, видимо, собираются вечером немножечко побороться с зеленым змием, – произнес вдруг кто-то позади мужчин.

Мачколян и Максимов обернулись. Метрах в двух от них стояли два товарища и собака, то бишь Величко, Грачев и Граф. Двое улыбались, третья просто радостно виляла хвостом.

– Ну вот, видишь, я ничуть не ошибся, сказав, что этих двоих можно найти именно тут, – указав на Ашота с Максом, произнес Грачев. – Любители ножа и динамита на своем месте. А ты, Ашот, как я посмотрю, все увеличиваешь свое обаяние. Ты хоть не забыл еще, в каком месте у тебя талия находится, или уже и слова этого не помнишь?

– Хорошего человека должно быть много, – ничуть не обиделся Мачколян. – А тех, что не очень, поменьше.

– Обалдеть, – ахнул оживший Максимов. – А вы-то тут откуда взялись? Каким ветром таких важных людей сюда занесло?

– Не будем утверждать, что попутным, – откликнулся Величко. – Проблемы у нас, ребята, потому к вам и пришли. Не откажетесь выслушать?

– Нет, ну, у нас, конечно, и своих дел невпроворот, – придав лицу серьезное выражение, сказал Ашот, – но вас, так уж и быть, выслушаем. Только давайте поговорим не здесь, а в ресторане. Входите, приглашаю.

– А Граф как же? Или пусть он нас здесь дожидается?

Величко не хотел оставлять на улице верного друга, но Ашот моментально разрешил эту проблему:

– А давайте-ка через служебный вход. Есть тут у меня закуток один, где и с Графом посидеть можно.

Обещанный «закуток» оказался уютным кабинетом, отделенным от главного зала до половины застекленной перегородкой. Усадив друзей, Ашот тут же поспешил на свою кухню, чтобы принести что-нибудь вкусное.

Вскоре на столе появился шашлык и нафаршированная рисом дичь, которая в меню называлась «птица по-милански», хотя при чем тут этот город, понять было сложно. Было на столе и вино, причем такое, о каком простому обывателю даже рассказывать бесполезно. Естественно, не обошлось и без салатов и иных деликатесов, на которые бывшие собратья по Чечне не могли смотреть, не истекая слюной.

– Ну, чего рты пораскрывали?! Есть надо, а не глядеть, – слегка пнув сидящего с краю Грача, произнес Ашот, а затем присел на свободный стул. – Для кого я все это припер?

– Так это... деньги, – замялся Валентин. – Боюсь, нам и четверым этого не потянуть.

– Для своих за полцены, – язвительно улыбнулся Ашот.

– А подешевле, попроще чего нельзя? Может, лучше пивка с селедочкой?... – присоединился к разговору Макс. – Я тоже за свой карман бояться начинаю. Или ты нас обанкротить решил?

– Вас обанкротишь, – засмеялся Мачколян. – Для этого вам сначала нужно то, на что банкротить, предложить. Короче, мужики, давайте без церемоний. За кого вы меня держите, о каких вообще деньгах речь?! Жрите же, наконец.

Ашот дал друзьям поесть спокойно и только потом спросил:

– Ну и чего у вас приключилось? Эх, что за день у меня сегодня: все с проблемами идут, все помочь просят.

– А что, и до нас кто-то был? – не замедлил поинтересоваться Величко.

– Не был, а есть, – кивнув в сторону Макса, ответил Ашот. – Вот он сидит, страдает от нехватки денег.

– И всего-то, – протянул Грачев – А я-то думал, и в самом деле проблема невесть какая.

– Нет, ну, не глобального масштаба, конечно, – смутился почему-то Макс, – но все же проблема. Правда, мы ее решение уже нашли, так что все в порядке.

– Вот и ладненько, значит, теперь есть возможность заняться нашими, – порадовался Александр.

– Так у вас их что, еще и много? – воскликнул эмоциональный Максимов. – И где вы их только успели насобирать-то? В мире ведь всего две беды. Между прочим, это научно доказано.

– И какие? – поинтересовался Грачев.

– Деньги и дороги, – важно сообщил Макс.

– Ты, наверное, имел в виду – дураки и дороги, – поправил его Валентин.

– Нет, дураки – это уже приложение к деньгам, – замотал головой Макс.

– Ну, если за дураков принимать нас с Грачом, – вздохнул Величко, – тогда все точно. У нас проблемы как раз с дорогами, точнее говоря, с машинами.

– Угнали?... – наобум бросил Макс, и ответом ему были два тяжких вздоха. – У обоих, что ли? – еще больше удивился Максимов.

Мужчины переглянулись, надеясь определиться, кто из них будет говорить, а затем Величко принялся рассказывать про его и Грача беды. Остальные молча слушали.

* * *

– Да, ребятки, увязли вы по самые уши, – подытожил Мачколян рассказ Величко. – Как вас только угораздило? И ладно бы проблема была личного характера, я имею в виду, свою машину угнали, так тут... – Ашот не знал, что и сказать.

Над столиком повисла пауза. Ее нарушил Макс, восторженно присвистнувший и устремивший взор через стеклянную перегородку в общий зал. Пялился он туда столь увлеченно, словно бы до бед товарищей ему и дела не было.

Мужчины невольно проследили глазами за направлением его взгляда и увидели очаровательную девушку с длинными волнистыми волосами и в очень коротком платье. Оголенные стройные ножки были плотно обтянуты блестящими чулками телесного цвета.

– Леди вполне в моем вкусе, – привставая с места и явно намереваясь направиться к юной обольстительнице, произнес Максимов.

Но не тут-то было. Вроде бы и не глядящий совсем в его сторону Величко резко взметнул руку вверх и секунду спустя Андрей вынужден был упасть на стул, не сумев удержать равновесия.

– Ты что это, даешь задний ход? – строго посмотрев на него, спросил Величко. – Или тебе бабы важнее друзей?

– Э, ну чего вы сразу накинулись-то, – надулся Макс, – я же не со зла. Натура у меня такая, не могу мимо красивых ног равнодушно пройти. Сразу хочется их подхватить и...

– Галопом в ЗАГС, – хихикнул Ашот. – Тебя скоро в Книгу рекордов Гиннесса впишут с твоими быстро распадающимися браками. Когда только остепенишься?

– Ну ладно, нечего зря языками трепать, у нас проблема, и необходимо найти решение, – вновь взял инициативу в свои руки Величко. – Сразу скажу, что уже обо всем подумал и понял: все силы сейчас необходимо сосредоточить на поиске этих двух машин, тем более что никакой другой информации у нас пока нет. Есть желающие подсобить в этом?

– Что делать-то надо? – за всех спросил Ашот. – Мне бы что-нибудь из области аэробики, жирок растрясти.

– Будет и это, а пока... – Величко слегка склонился к центру стола и стал раздавать своим друзьям задания. Максу он поручил подключиться к волне милицейских раций и сбросить сообщение, Грачу – раздобыть данные об угонах как таковых, а сам планировал решить вопрос с «Авторадио», дав туда объявление об угоне.

Возражений не последовало, и уже через десять минут столик в отдельном кабинетике, где только что вели беседу четыре товарища и собака, опустел. Друзья оседлали джип повара Ашота и поспешили на квартиру к Александру, единственному, у кого не могло возникнуть проблем с женой и детьми, так как таковых просто не было, и со свободной жилой площадью.

Глава четвертая

Несколькими часами позже по всем милицейским волнам пробежало сообщение о двух угнанных машинах, якобы принадлежащих государственным деятелям. Не обратить внимания на такое сообщение было опасно. Никто из гаишников не желал, чтобы его за «плохое зрение» пнули под зад ногой. Зато всем хотелось отличиться: как-никак, а поимка угонщиков машин влиятельных в городе лиц внушала надежду на получение поощрительной премии, а возможно, даже повышение по службе.

Как по мановению волшебной палочки, все посты ГАИ сосредоточились на дорогах и, не пропуская ни одной машины названных марок, сверяли их номера с теми, что были продиктованы им. Никто из них не заподозрил во всем этом никакой махинации.

Пока Максимов занимался подключением и передачей информации о двух автомашинах на милицейские рации, Величко пытался дозвониться до «Авторадио» и кинуть информацию об угоне еще и на него, вспоминая о том, что сам подобного рода сообщения не раз слышал, находясь в общественном транспорте по пути на работу, и машинально начинал обращать внимание на все похожие машины, проносящиеся мимо.

Но главная проблема состояла как раз в том, чтобы суметь дозвониться, а это было не так-то просто. Словно назло, вот уже полчаса номер был занят. Александр повторял вызовы, не теряя надежды.

И наконец кто-то откликнулся:

– Вы попали на «Авторадио». Слушаем.

Величко торопливо изложил свою просьбу и поинтересовался, могут ли им помочь. Работник «Авторадио» сообщил, что подобные объявления платные, Александру необходимо прибыть по такому-то адресу, столько-то заплатить и заполнить бумагу. Поискав на столе ручку, Величко записал адрес.

– Ашот, ты, кажется, говорил что-то об аэробике? Поразмяться мечтал, жирок растрясти?... – прикинув, что ему лучше остаться дома и направлять действия остальных, обратился он к толстяку.

– Ну, говорил, – промямлил тот.

– Есть работа.

– Какая? Надеюсь, не очень тяжелая, с моей комплекцией не все можно.

– Надо в офис «Авторадио» сгонять, бумажку там одну заполнить и деньги внести за объявление. Это-то сможешь?

– А то. Джип у подъезда, сейчас и двинусь.

Спровадив Ашота на «Авторадио», Величко принялся размышлять.

«Кто же и почему похитил дочь Староверцева? – мучил его вопрос. – Кто – неизвестно. Зачем, догадаться нетрудно: конечно же, ради денег. Ну, а учитывая то, что преступник к похищению подготовился качественно, на высшем уровне, можно резонно предположить, что и дальше он не лоханется. – Куда первым делом позвонят? На домашний телефон? Вряд ли, не дураки, должны были узнать, где будет находиться сам хозяин, когда полезут за его дочкой. А раз в курсе, что его нет, наверное, предпочтут позвонить на сотовый... Хреново. Староверцева в городе нет, значит, засечь звонок не удастся. Подойдем к проблеме с другой стороны: куда они могли увезти похищенную девчонку? Да куда угодно, неужто в нашем городе укромных мест мало. Как же быть?»

– Как ты и думал, угнана, – сообщил Грачев, оставляя, наконец, телефонный аппарат в покое и поворачиваясь к Александру. – Только что дозвонился до нашего общего хорошего знакомого. Надеюсь, помните такого Михаила Ивановича Косицина?... Он теперь высокий чин в МВД. Кое-как выбил его номер телефона через друга своего.

– Ну так что он тебе сообщил? – нетерпеливо спросил Александр. – Есть хоть что-то полезное, кроме того, что мы и сами предполагали?...

– Он подтвердил, что машина, на которой увезли дочку Староверцева, угнана, и давно. С момента подачи заявления прошло около двух месяцев. Номера, как ни странно, те же.

– Значит, очень скоро машину бросят, – нахмурившись, констатировал Величко. – Что еще?

– Также сказал, что угонов за этот год в нашем городке числится столько, что и пересчету не поддаются. Возникает даже ощущение, что орудует целая банда, и ведь так слаженно. Если кого и удается поймать, оказываются шестерками. И вообще, как я мог понять, этот бизнес поставлен на широкую ногу. Похоже, не стоит и надеяться, что мой автомобиль хоть когда-то отыщут, уж больно прогнозы устрашающие.

– Не кисни, – бросил Величко и крутанулся в высоком кресле на одной ножке. Сейчас все зависит от тех сообщений, что поступят от автолюбителей на радио, и от той информации, которую подслушает своей умной штукой Макс.

– А штука эта и в самом деле умная, – похвастался Максимов. – Она, голубушка, дословно докладывает мне, о чем треплются наши копы.

* * *

– Это вы просили позвонить, если кто увидит «БМВ» с номером шестьсот восемьдесят четыре АЖ? – уточнил приятный женский голос сразу после того, как услышавший телефонный звон Величко резко сорвался со своего места и, схватив трубку, выдал стандартное «слушаю».

– Да, мы, – даже зачем-то закивал головой Величко. – А вы что же, видели эту машину?

– Только что. Она стоит на трассе на Волгоград, я мимо нее проехала. Кажется, там был семьсот четвертый или шестой километр.

– Кто-то был в машине?

– Нет, – ответила дама. – Я никого не заметила.

Александра сильно удивило то, что эта женщина ни с того ни с сего обратила внимание на номер машины и даже запомнила его.

– Что мы вам должны за информацию?

– Ничего, – усмехнувшись, ответила дама. – Так, водительская солидарность. В другой раз вы мне поможете. Ну, счастливо вам забрать машину.

Величко повернулся к притихшим приятелям.

– Машина похитителей найдена. Ее бросили на Волгоградском шоссе. Вроде пустой.

– Надо ехать на то место. Прямо сейчас, пока на машину не нашлось еще парочки любителей халявы.

– А на чем ехать-то? – спросил Грач. – Ашот с машиной еще не вернулся.

– Скоро будет, – уверенно ответил Александр. – Сообщение-то уже вышло, и даже звонок поступил. Значит, ждать недолго.

* * *

Едва Ашот появился в квартире Величко, жестокосердные друзья тут же его развернули и вновь усадили за руль его джипа.

– Гони по Волгоградскому шоссе, – скомандовал Величко.

– А для чего это?... – растерянно поинтересовался Ашот.

– Машину, на которой девицу увезли, нашли, – пояснил Грачев. – Только что звонок был. Так что спасибо, Ашотик, не зря ты на радио гонял.

– Ну, слава богу, – порадовался Ашот и, кое-как втащив свою толстую задницу на переднее сиденье, начал ерзать на нем, ища наиболее удобное положение.

– Так мы поедем сегодня или нет? – заворчал на него Максимов, толкнув в спину ладонью. – Эх, ну ты и тормоз. Надо тебе выдвижной трап к джипу изобрести или подъемник какой. Может, так быстрее будет.

– Еще одно слово, и некоторые особо разговорчивые будут изобретать для себя парашют, – отозвался Ашот на эти слова.

– Ну в самом деле, Ашот, давай быстрее, – попросил теперь уже Александр, поглаживая Графа по голове. – Минута промедления в нашем деле боком может выйти.

Джип с такой силой рванул с места, что сидящих сзади весьма ощутимо пришлепнуло к спинке сиденья.

А дальше последовала бешеная гонка, подобная той, что так развлекает зрителей на автодроме. Собственным джипом Ашот управлял настолько ловко, что можно было подумать, будто он и родился в его салоне. Машина была его страстью, его второй, хотя, может быть, и первой любовью. И об этой страстной любви знали, пожалуй, все гаишники города, не раз замечавшие красную точку, мелькнувшую перед глазами.

– Мачколян, куда ты так гонишь? – вцепившись обеими руками в спинку сиденья перед собой и кое-как удерживаясь на поворотах, чтобы в очередной раз не долбануться головой о соседнее стекло, возмутился Максимов. – Не дрова везешь.

Ашот бросил:

– Хочу проверить вас на стойкость.

С такой скоростью дорога пролетела незаметно. Вскоре показалась стоящая на обочине «БМВ». Величко напрягся. Мачколян вырулил позади брошенной машины на усыпанную гравием обочину. Дернув последний раз джип, он резко остановил его, вновь заставив своих пассажиров ухватиться за спинки сидений.

Первым выскочил из джипа Величко и, подскочив к брошенной машине, открыл ее. Салон, как и предполагалось, был пуст. Александр обвел взглядом внутренности машины: крошки какого-то печенья на соседнем с водительским сиденье, пепел от сигарет и остатки «Бонда» в незадвинутой пепельнице, ошметки грязи на педалях – вот все, что сумел уцепить беглым взглядом Величко.

– Как минимум трое, – видимо, тоже заметив все эти детали, тихо произнес подоспевший Грач. – Двое спереди, один сзади. Плюс девчонка.

– Или двое, – предположил в свою очередь Величко. – На обратном пути второй мог пересесть назад.

– Вполне, – согласился Грачев и хотел было сунуть голову в машину, но Александр решительно ухватил его рукой за плечо:

– Пусть сначала Граф.

Валентин отступил. Величко пропустил в машину собаку, и она, чуть нюхнув воздух в салоне, тут же жалобно заскулила и выскочила наружу.

Видя, в какой растерянности пес, Величко сам заглянул в машину.

– Да, Граф, вряд ли ты что сможешь... Даже я чую тут такой невыносимый запах, что все остальное просто не ощущается. Словно специально эти типы тут все аэрозолем или чем другим побрызгали.

Друзья замолчали. Подошел Ашот, вылезший из своего джипа последним.

– А что, кто-то ожидал иного? – спокойно спросил он, прищурив глаза от яркого солнца и слегка притопывая на месте. – Они же не дураки, знали, что с собакой их искать могут.

– Граф, – обратился к псу Величко. – Осмотри все вокруг машины.

Дав собаке это задание, Александр и сам слегка склонился к земле и начал искать хоть что-то, что могло бы направить их на след преступников. Граф отошел от машины и жадно начал обнюхивать траву.

Прочесав всю местность вокруг машины, словно специально вытоптанную коровами, здесь перегоняемыми, Александр понял, что все бесполезно – отпечатков шин второй машины, в которую бандиты пересели, ему не найти. Преступники действительно профессионалы, не оставляющие за собой следа.

Саша Величко был зол. Мало того, что он, как тупой бритоголовый секьюрити, позволил утащить прямо из-под носа девицу, дочурку богатенького Буратино, поведясь на глупую отвлекающую уловку, словно щука на блесну! Мало того, что из-за своей тупости не сразу понял, зачем влезли в дом посторонние, а потому не сумел рассмотреть ни единой хари из той братии! Так он теперь еще и не в состоянии найти улики в брошенной преступниками машине или хотя бы выяснить направление их дальнейшего пути.

Александр раздраженно пнул ни в чем не повинную «БМВ» по переднему колесу и процедил пару ругательств сквозь зубы.

– Да ладно тебе, успокойся, – попытался утихомирить разволновавшегося друга Грачев. – Сейчас ментов вызовем, отпечатки снимут.

– А толку? – усмехнулся Максимов. – Ты ж не станешь с этими пальчиками носиться по всему городу и сверять их с отпечатками каждого встречного-поперечного?... И потом, не факт еще, что в ментовской базе данных эти пальчики имеются.

Тем временем Граф занимался своим делом. Он ходил вокруг машины кругами, припав мордой к асфальту. Величко не сразу обратил внимание на эти перемещения своей собаки, причем довольно уверенные, а когда заметил их, немного напрягся и жестом дал понять остальным, чтобы не мешали.

– Он что-то унюхал? – подойдя поближе к Величко, спросил Грачев.

– Вроде, но пока точно ничего сказать не могу.

И тут Граф разразился звонким беспрерывным лаем, означающим бурную реакцию на что-то. В данном случае это могло быть только знаком, что он напал на след. Мгновенно повеселевшие друзья кинулись к собаке. Граф снова склонился к земле и побежал в сторону лесополосы. Мужчины заторопились за овчаркой.

Граф привел их к лесополосе, потом выскочил на поле и рванул куда-то дальше.

– Не понял, – тормознув на месте, удивленно протянул Максимов. – Они что, полями уходили? Не удивлюсь, если позади себя еще и парочку-другую мин оставили, коль на то пошло.

– Так изобрети миноискатель, пиротехник чертов, – пропыхтел где-то сзади Мачколян.

В это время собака почему-то остановилась и снова призывно залаяла, а затем закружилась на месте.

– Граф, что такое? – занервничал Александр. – Ты потерял след?

Но нет, поведение собаки говорило о другом. Величко остановился и пошарил глазами по траве. Он сразу приметил две ровные параллельные полосы, расположенные на некотором расстоянии друг от друга.

– Вертолет, – обреченно выдохнул Величко. – С-с-суки! – процедил он. – Скоты недорезанные. Доберусь, на шашлык пущу.

– Ну и что будем делать дальше? – высказал вслух всех интересующий вопрос Максимов.

– Пока еще есть надежда найти хотя бы мою машину, – отозвался Грачев. – Я тут прикинул: угонщиц-женщин в нашей дыре должно быть не так уж и много. Может, попробовать их поискать и...

– Не могу, – развернувшись назад, в сторону машины, на которой они сюда прибыли, произнес Александр. – Вскоре должен вернуться Староверцев, а я нисколько не продвинулся в своем расследовании. Извини, конечно, брат, но девчонка, я считаю, важнее тачки, какой бы дорогой и шикарной она ни была.

– Так, сперва, значит, всех сплотил, а теперь улизнуть собираешься?! – возмутился Максимов. – А мы-то думали, тебе и в самом деле помощь нужна. Свои дела бросили, твоими занялись. Значит, вот как ты нас ценишь.

– Не мели чушь, – огрызнулся Величко. – Я не собираюсь вас бросать. Просто ради тех целей, что мы преследуем, нам нужно будет разделиться.

– В каком смысле?

– Сами посудите, изначально цель была одна: найти машины – его и мою, а по одной из них еще и преступников, которые похитили Валерию Староверцеву...

– Ну?...

– А теперь эта машина найдена, и мне предстоит куда более сложная задача – вычислить похитителей. Тогда как Валентину можно продолжать ждать звонка, надеясь, что кто-то заметит и его авто. А может, уже заметил и оставил сообщение на автоответчике.

– Вполне с тобой согласен, – поддержал его Валентин. – Нужно начинать действовать одновременно в двух направлениях. Кого предлагаешь с кем оставить?

– Мне бы больше пригодился Макс, – признался Величко. – Возможно, понадобится его помощь.

– А, жучки-маячки всякие, – догадался Ашот.

Величко кивнул.

– Значит, решено: Грач с Ашотом ищут машину, мы с Максом – девушку.

– Э, так нечестно, вас на одного больше, – наигранно возмутился Ашот и подмигнул Графу.

– Ну, извините, след машины он еще не научился брать. Видимо, все колеса пахнут одинаково, – развел руками Александр. – Так что вам он без надобности. А у нас он почти что свидетель, знающий одного из тех, кого нам теперь предстоит отыскать.

* * *

Тучный мужчина лет сорока сидел в мягком кожаном кресле, не подозревая о грядущих неприятностях. Он вертел в руках толстую сигару из тех, что ему неделю назад подарил один покупатель, мечтавший о весьма дорогом автомобиле. Такие машины в салоне Староверцева обычно не появлялись, и лишь в редких случаях, таких, как в этот раз, важным клиентам специально пригоняли нужную машину из Германии. Сделка сулила баснословную, даже по меркам Игоря Павловича, выгоду.

Повертев сигару в руках и так и не закурив ее, Староверцев вернул подарок в дорогую, отделанную золотом коробку и отложил ее в сторону. Молодая пухленькая девица с яркими рыжими волосами нежно массировала его толстые ноги. Причем делала она это с таким старанием, будто это доставляло ей неимоверное удовольствие.

Лицо Староверцева исказила мимолетная усмешка. Еще бы ей не стараться, ожидая получить пухленькую пачку зеленых купюр, каковую он уже не первый раз ей отстегивает.

– Ну все, надоело, – дернув ногой, как при судороге, сказал он. – Полчаса мои пятки мусолишь, а результата нет. Я даже ничего не чувствую. Иди лучше сюда. – Староверцев похлопал пухлой ручонкой по своей обнаженной коленке, не прикрытой полами махрового халата. – И повтори все то же самое, но на более волнующем месте.

– Извините, но я... – промямлила было девица.

Игорь Павлович неторопливо извлек из кармана несколько купюр и небрежным жестом бросил их на стоящий рядом с ним столик.

Потом закатил глаза к лепному потолку, украшающему все номера гостиницы, в которой он временно поселился.

– Ну, кончай недотрогу-то из себя строить... Знаю я вас...

Лицо девицы исказилось гримасой отвращения, но лишь на мгновение. Страстно желая получить лежащие перед ней деньги, она опустилась меж пухлых ног Староверцева на колени. Ее нежные ручки коснулись его волосатых ног, поднялись к коленям и не спеша заскользили дальше.

Староверцев почти ничего не почувствовал. Непонятно почему, женщины перестали возбуждать его. Он очень страдал от этого, ощущая себя не совсем полноценным, но за помощью к врачам обращаться не решался, хорошо зная, что любая врачебная тайна является таковой только до того момента, пока за нее не предложены деньги. А чтобы об этой его слабости кто-то узнал, он не желал.

– Ты можешь поактивнее?! – почувствовав стремительно возникшее, но тут же потухшее шевеление, прикрикнул он на девушку. – Тебя что, этому никогда не учили! Да возьми его, наконец... За те бабки, что я тебе плачу, ты должна его просто вылизывать, стерва, – поняв, что и в этот раз ничего не выйдет, раздраженно изрыгнул он.

Девица, не в состоянии перебороть своего отвращения к этому жирному телу, попыталась все же изобразить нечто из того, что не раз проделывала с собственным бойфрендом. Но то был атлет, красавец и душка, а этот...

– Сгинь, мразь, – взорвался вконец обозленный Староверцев и, ухватив девицу за рыжую гриву, резко оттолкнул ее от себя.

Она не расстроилась, а скорее порадовалась, что все так быстро для нее закончилось, и, наивно считая, что честно заработала свои деньги, потянулась к валяющимся на столике купюрам...

– Куда грабли тащишь, шалава! – бешено вращая глазами и брызгая слюной, проорал бизнесмен. – Научись сначала работать как следует, а потом тянись. Пошла вон с глаз моих!

Девица мгновенно скрылась за дверью.

И тут в другом конце комнаты задребезжал сотовый телефон, брошенный после возвращения в номер. Староверцев зашаркал к нему. Поднял сотовик и, надавив на нужную кнопку, поднес его к уху:

– Да, Староверцев слушает.

– Добрый день, Павлович, – недружелюбно пропел в трубке чей-то мужской и вроде бы знакомый голос. – Не побеспокоил?

– Не особенно... А кто говорит?

– Не узнаешь?! – с некоторым удивлением протянул незнакомец. – Плохо собственных клиентов не знать. Некрасиво. А еще некрасивее их обманывать.

– Не понимаю, о чем вы говорите, – почувствовав неладное, промямлил Игорь Павлович.

– Все ты прекрасно понимаешь, гнида. Все понимаешь. Что, мразь, решил поживиться за наш счет? Решил обвести вокруг пальца, дурачком прикинуться? Не выйдет... Не таких за пояс затыкали, козел ты кастрированный.

Староверцева передернуло. Ему показалось, что этот так и не представившийся тип все о нем знает. Но откуда? Искать ответ на этот вопрос было некогда, и он снова попытался выяснить, кто беспокоит его и что ему нужно.

– Я никогда никого не обманываю. Вы, видимо, ошиблись.

– Ты думаешь, мы совсем лохи, так ничего и не узнаем?! Куда ты дел наш товар?

Староверцев ничего не понимал. Какой-то товар, какой-то обман... чушь собачья.

– Кончай мне голову морочить, – пробасил Игорь Павлович. – Желаешь что-то сказать, так делай это вежливо, думай, с кем разговариваешь.

– Что-о? – зашумело в трубке. – Да ты на кого рога...

Договорить невоспитанный собеседник не смог, так как Староверцев, произнеся на прощание классическое «Да пошел ты...», бросил трубку.

Чтобы снять стресс, вызванный этим странным звонком, он открыл дверцы комнатного бара и, взяв бутылку не с вином и не с мартини, а с обычной водкой, откупорил ее и, не наливая в стакан, сделал два крупных глотка. Не успел Игорь Павлович вернуть бутылку на место, как телефон зазвонил снова.

Староверцев взял трубку, громко кашлянул и, надавив на «yes», поднес ее к уху и глухо промычал:

– Ну...

– Еще раз бросишь трубку, кабан, и твоя дочь труп, – «порадовал» незнакомец, и Игорь Павлович сразу почувствовал, как по его спине побежал холодный ручеек пота и позвонки пробило словно током.

Глава пятая

В течение какой-то минуты в голове Староверцева пронеслось множество самых разных мыслей, начиная с того, что это – месть былых компаньонов, и заканчивая тем, что так развлекается свихнувшийся маньяк, готовый убивать просто ради удовольствия. Игорю Павловичу стало плохо, ноги подкосились. Но он, стараясь быть невозмутимым, а главное, ни в коем случае не демонстрировать своего страха, проговорил:

– Что вы сказали про мою дочь? Что с ней?... Вы знаете, где она?

– Еще бы не знать, если я лично приказал доставить ее ко мне в гости, – совершенно иным, теперь уже довольным голосом откликнулся собеседник. – Девчушка, конечно, сначала немного сопротивлялась, но потом ничего, смирилась.

– Кто вы и что вам надо? – едва ворочая пересохшими губами, спросил Игорь Павлович. – Что надо?

– Что?... Меня удивляет твоя наглость. Впрочем, раз ты так настойчиво делаешь вид, что ничего не понимаешь, я тебе поясню. Мне нужна моя машина, моя... понимаешь. Та самая, которую неделю назад я у тебя заказал. Но ты почему-то посчитал мое желание глупой прихотью и продал ее.

– Я... машину... продана, – пытаясь собраться с мыслями, заикаясь повторил Староверцев. – Я не давал такого распоряжения. Вы что-то путаете.

– В любом случае – это твои проблемы. Я хочу, чтобы машина была возвращена мне в кратчайшие сроки. Если что-то случится с ней и с... – говорящий запнулся и, видимо, решив о чем-то не упоминать, закончил: – Я вышлю тебе твою девку по кусочкам, а может, даже... в качестве шашлыка. Ты любишь шашлык, а, Павлович?

Староверцев почувствовал, как к его горлу подкатывает плотный душащий ком.

– Н-н-не надо, – жалобно проскулил он, не в силах даже представить, что с ним будет, случись что с дочерью. – Я... я все поправлю. Обещаю.

– Ну вот и отлично. Совсем другой разговор, так мне нравится куда больше, – сказал собеседник, чей голос Староверцев узнал только сейчас. Да, это он, этот самый тип, заказал ту машину, которая не входила в общий план.

– П-п-прошу вас, не трогайте ее, – жалобно попросил он снова.

– Все будет зависеть от вашей расторопности, Игорь Павлович. Только от нее, – ответил собеседник и отключился.

Староверцев выронил телефон на пол. Все силы, какие у него еще были, испарились, оставив только боль, страх и чувство беспомощности. Как так получилось, он не мог понять. Для охраны своей девочки он нанял опытного человека, прошедшего войну на Северном Кавказе. Неужели тот мог лохануться? Или его просто пытаются запугать, поскольку он сейчас далеко от дома и не знает, как там обстоят дела, а с Валерией все в полном порядке – она спит и видит пятый сон.

Староверцев потянулся к валяющемуся на полу телефону. С трудом вспомнив собственный домашний номер, набрал его и, поднеся телефон к уху, стал слушать протяжные длинные гудки.

Никто не подходил – это могло значить только одно: в доме никого нет. Но нет, вроде бы трубку сняли – Староверцев напрягся.

– Особняк Староверцева, – произнес незнакомый мужской голос:

– Ты кто? – тупо спросил Игорь Павлович.

– А вы кто? – в свою очередь поинтересовался тот.

– Я хозяин, – рявкнул Староверцев.

– Х-х-хозяин, – тут же начал заикаться собеседник. – Игорь Павлович? А мы...

– Где моя дочь? – Он уже почувствовал, что его никто не обманывал. – Где она? Где, я спрашиваю?

– Ее... ее... Понимаете, так получилось...

Староверцев с силой швырнул телефон в стену.

– С-с-сволочи, козлы, ублюдки, – покатился из его рта поток брани.

«Значит... значит, этот человек прав», – дятлом долбилась в его мозгу мысль. Его дочь похищена, и если он хочет вернуть ее домой живой и здоровой, то должен немедленно возвратить этот проклятый автомобиль, неизвестно куда за время его отсутствия девшийся. Если он этого не сделает, то тогда...

Что будет в этом случае, он не желал даже представлять. А пока он должен позвонить на станцию и попытаться выяснить, с какого номера ему был сделан звонок.

* * *

– Значит, нам с тобой досталась самая приятная часть работы? – сидя на диване и наблюдая за тем, как его друг роется в своей записной книжке, спросил у Грача Ашот.

– Это смотря в каком смысле, – откликнулся тот.

– Так дамочку же ищем, – пояснил Ашот радостно.

– Не дамочку, а угонщицу.

– Не важно. Главное, бегать никуда не надо. Не люблю я бега. Кстати, а как мы ее искать будем?...

– Да вот я и сам думаю-гадаю, – вздохнул Грачев. – Учитывая то, что к криминальному миру мы с тобой, слава богу, никакого отношения не имеем, сомневаюсь, что вообще удастся выяснить, что это была за дамочка.

– Прикажешь это как оптимистический прогноз расценивать?

– Да нет, – отбросив в сторону оказавшийся совершенно бесполезным блокнот, ответил Грач, – я просто пытаюсь найти иной способ обнаружения моей машины.

– Судя по твоему последнему жесту, у тебя не особенно это выходит, – захихикал Мачколян. – Лучше бы меня спросил, я бы тебе быстро весь расклад выдал.

– Да? – удивился Грач. – Внимательно слушаю тебя.

Ашот, словно бы растягивая удовольствие, погладил себя по подбородку, помял пухлые руки и неторопливо заговорил:

– В общем, беря во внимание, что машину угоняли для продажи...

– Причем, возможно, даже по запчастям, – вставил Грачев.

– ... то ее должны были сразу же отогнать в мастерскую, где ее предполагается разобрать или просто перебить номера. Сама угонщица при этой процедуре, скорее всего, присутствовать не будет. Она свою работу выполнила, деньги за нее получила или получит при сбыте товара. Ей теперь высовываться незачем.

– Ты клонишь к тому, что следует искать вовсе не угонщицу, а мастерскую, куда авто могли отогнать? – уточнил Валентин.

– Именно, – кивнул Ашот. – Прикинемся покупателями, а как найдем машину, натравим на мастеров-ломастеров милицию.

– Ты гений!

– Да, есть немного, – не стал скромничать Мачколян. – Так ты согласен?

– Еще бы. Это ведь реальный выход. Всего-то и нужно, адресочки этих мастерских раздобыть.

– Всего-то... – усмехнулся Ашот. – Вся проблема как раз и состоит в их поиске. Думаешь, о местонахождении таких мастерских каждый второй знает? Да если бы так было, их с лица земли давно бы стерли.

– Ну и где, по-твоему, такую информацию раздобыть можно?

– Можно найти, – уверенно выговорил Ашот. – Кое-что может подсказать наш бывший капитан команды, ну тот, что сейчас в МВД. Кое-что я попробую вытянуть из своих друзей. А ты пока кофейку свари.

Валентин отправился на кухню.

* * *

Испуганный молодой человек стоял перед начальником, чье выражение лица не предвещало ничего хорошего. Он ждал, когда его, старательного и аккуратного работника автосалона, начнут раздирать в клочья за какую-то там машину, которую он продал.

Староверцев с силой сжал руку в кулак. Его буквально трясло с тех самых пор, как он вернулся в родной город, в собственный дом, где и подтвердились самые ужасные предположения. Мало того, что оставленный следователем милиционер сообщил о безрезультатных поисках похищенной, так он так же не сумел и сказать, куда делся охранник, приставленный к Валерии. И вот теперь свою злость Староверцев выместит на этом парне, а как только сумеет добраться до телохранителя, разделается еще и с ним.

– Ты! – раскатился его жуткий голос. – Ты продал эту машину?!

Юноша кивнул. А что еще ему оставалось делать?

– Как посмел? – спросил хозяин. – Я, кажется, ясно всем дал понять, что машина заказана. Что трогать ее ни в коем случае нельзя. Говорил?

За первым кивком последовал второй.

– Тогда какого же черта ты ее отдал какому-то козлу, мразь ты эдакая?

– Так я же подумал, что это заказчик. Он сам сказал, что для него машина оставлена.

– Думал? Ты, идиот, еще и думать умеешь? Я не просил тебя думать, а требовал выполнять свои приказы.

– Так я и...

– Заткни пасть. Из-за тебя у меня похитили дочь, и если я не отдам им машину, ее раскромсают на кусочки. И догадайся, что я тогда с тобой сделаю?

– У-уволите, – простучал зубами наивный парень.

– Уволю? Ха-ха-ха, – загремел бас Староверцева на весь кабинет. – Я тебя не уволю, я тебя засуну в багажник, недомерок ты гнилой, а потом сброшу вместе с машиной в воду.

– Но... но я не хотел, – затрясся горе-работник. – Я хотел как лучше. Этот человек сказал, что это его машина, что он ее заказчик. Я не мог ему не поверить. Вы же... – он судорожно сглотнул накопившуюся во рту слюну, – вы же не сказали нам его имени. У меня даже проверить возможности не было.

– Я смотрю, мразь, ты совсем совесть потерял, – прищурив глаза, зашипел Староверцев. – Ты меня во всем обвинить хочешь. Стрелы перебрасываешь. Не выйдет. Твоя тупость – это твоя собственная головная боль. Меня интересует только моя дочь. Если хочешь, чтобы сохранилась твоя паршивая жизнь, ты сделаешь то, что я скажу. Сейчас же берешь все бумаги на этого типа и чешешь к нему. И без машины, мразь, не возвращайся.

– Т-т-так он мне ее не отдаст, – промямлил паренек.

– А это уж не мои заботы, как ты ее заберешь. Сумел продать, сумей и вернуть. А теперь пошел отсюда!

Как только парень сделал осторожный шаг назад, Староверцев грубо предупредил:

– Не вернешься с машиной, из-под земли достану!..

* * *

– А смотри-ка, у нас дела идут, – радовался Валентин, глядя на лежащий перед ним список. – Еще немного, и можно будет переходить к самой важной части нашего мероприятия.

– Можно, конечно, если осторожно, – не отрываясь от телефона, у которого он сидел вот уже битых два часа, откликнулся Ашот.

Он и Грач, ни на минуту не отвлекаясь, обзванивали всех, кого знали, пытаясь раздобыть необходимые им сведения. Сначала успеха не было. Вероятно, они беспокоили совсем не тех, кого следовало бы. Однако, как только Ашот рискнул связаться с одним из частых посетителей ресторана, про которого говорили, что тот бандит, дело пошло. Неизвестно уж, как Ашоту удалось этого добиться, но любитель его шашлыка не только назвал пару местечек, где можно прикупить краденый автомобиль, но и дал телефоны тех, кто о подобных мастерских знает. И вот теперь им оставалось сделать всего четыре звонка. Возможно, они бы их и сделали, если бы в дверь не постучали.

Грачев распахнул входную дверь и увидел человека, который оформлял ему сделку в автосалоне. Только в этот раз паренек не был таким веселым и добродушным. Малый был бледнее полотна и выглядел гораздо старше своего возраста.

– Ты чего? – уставившись на него, спросил Валентин.

– Валентин Петрович, – чуть не плача начал гость, – не прогоняйте, пожалуйста. Позвольте с вами поговорить. Так получилось, что я ошибся и результат этой ошибки оказался страшным. Мне нужно кое-что с вами обсудить, очень нужно.

– Господи, да что случилось-то? – Грачев подхватил трясущегося мальца за плечи и втащил в свое жилище. – Ну, выкладывай, в чем дело? Почему ты пришел ко мне?

– Машина... – пробормотал парень.

– Моя машина? – переспросил Валентин.

Паренек кивнул:

– Все дело в ней. Она мне очень нужна. От нее зависит моя жизнь. Умоляю вас, верните ее в салон. Обещаю, через неделю мы дадим вам другую, можно даже точно такую же, только верните эту.

– Вернуть? – растерялся Грач. – Но зачем?

– Затем, что ее заказали не вы. Ведь так?

– Ну, в общем-то, да, – признался он.

– Я не знал. Знал бы, не продал. Ее нужно вернуть, иначе... – На глазах парня выступили слезы. – Она мне очень нужна. Директор...

– Да сволочь ваш директор, как я посмотрю, – пробурчал Валентин, не в силах понять, в чем, собственно, проблема, если машину продали не тому, тем более что запросто можно пригнать еще пару-тройку таких же. – Машин ему мало, что ли?

– Вы... вы отдадите ее? Пожалуйста, – чуть не рухнув на колени, взмолился парень.

Валентин окончательно растерялся. Ему никогда не приходилось видеть, чтобы из-за машины, словно она какая-то особенная, поднимался такой скандал. А что, может, она и в самом деле особенная, а он и не знал? Валентин, по-отцовски погладив парня по плечу, спросил:

– На черта она сдалась вашему директору?

– Я... я не знаю. Мне сказали только, что заказчик недоволен. Прошу вас, пожалуйста...

– Хватит унижаться, – одернул парня Валентин. – Я что, по-твоему, не человек? Надо значит надо, понять способен. Однако, брат, не только тебе нынче не везет. Похоже, с этой машиной проблемы у нас обоих.

– Что-то случилось? – еще больше испугался юноша.

– Да угнали эту железяку, – впервые отозвался подобным образом о красотке машине Грачев. – Причем тачка-то была даже не моя. Я ее брату купил, – вздохнул он. – А теперь вот надо как-то бабки возвращать. Так что, если хочешь, можем поплакаться вместе.

– Вы не шутите? – не поверил сказанному гость.

– Да какие уж тут шутки. Я в психушку с этой машиной загремлю, если так и дальше пойдет. Так что, извини, нет у меня возможности тебе помочь.

– Понимаю, – всхлипнув, кивнул тот. Затем, попрощавшись, направился к двери.

– Так что в этой машине такого особенного? – вслед ему крикнул Валентин.

– Понятия не имею, – тихо произнес парень и вышел.

Валентин вернулся в комнату, где находился Мачколян.

– И кто это был? – без особого интереса полюбопытствовал тот.

– Продавец из автосалона, – задумчиво протянул Грач. – Представляешь, умолял меня вернуть машину назад.

– Чего? – обалдел Ашот. – Правда, что ли?

– Ну да. Говорит, ошибочка вышла, я купил то, что принадлежало другому.

– Так ты бы ему доступно объяснил, что тому другому повезло. Он хоть внакладе не остался, а то был бы сейчас на твоем месте, маялся, – пошутил Ашот, но Грач его шутки не оценил, понимая всю серьезность сложившейся ситуации.

Надо было все-таки попытаться расспросить этого малого поподробнее про машину. Вдруг это помогло бы в ее поисках. А может, именно заказчик и угнал у него машину, а теперь, сволочь, радуется. Впрочем, нет, если бы это было так, продавца бы не напрягали. Значит, причина в другом. Но вот в чем?

– Все, – радостно доложил Ашот. – Готов список мастерских. Можно ехать.

– Да, только нам нужно еще заскочить к тебе домой и подобрать более подходящий наряд, нежели тот, что сейчас на тебе, – заметил Грачев.

– А чем тебе не нравится этот? – осматривая себя со всех сторон, возмутился Ашот. – По-моему, вполне нормальный костюмчик.

– Нормальный костюмчик, – расхохотался Грач. – Да ты только глянь на него. Вот, к примеру, штаны. Они же твое брюхо не способны удерживать, а брючный ремень просто стонет от натуги. А рубашка? В этом поварском наряде ты никак не походишь на человека с брюликами в кармане и секьюрити за спиной.

– А в роли секьюрити ты себя, что ли, предлагаешь? – заулыбался Мачколян. – Да от тебя же интеллигенцией за версту несет.

– Ну и пусть несет, кому какое дело. Надену форму – и порядок.

* * *

– Ну и как я тебе? – вертясь перед зеркалом, спросил у Грача Ашот. – Так я больше похож на представителя конкретных пацанов?

– Да как тебе сказать? – протянул неопределенно Валентин.

– Так прямо и скажи.

– Если прямо, то ты скорее смахиваешь на «нового армянина», только что прибывшего из Штатов и теперь «строящего» всех вокруг.

– Ну а чем тебе «новый»-то не бандитская морда? – не понял Ашот. – Как раз то, что нужно.

– Не совсем. Бандит ни в коем случае не демонстрирует всем свое величие и влияние, идя покупать краденую машину. Давай немного приземлим тебя, – стягивая с Ашота новомодный пиджак из черного драпа, от чего тот едва не треснул по швам, сказал Грачев. – Попробуем добиться того, чтобы ты выглядел не слишком кричаще, но впечатление нужное производил.

Они еще потолклись у раскрытого шкафа Мачколяна и, выудив из него, наконец, то, что им было нужно, принялись примеривать на Ашота. На этот раз задуманное удалось, и после длительного пыхтения и сопения Мачколян Ашот Ваграмович выглядел так, как и подобает среднестатистическому бизнесмену с легким криминальным душком: не ярко, но и не совсем уж чмошно.

– Думаешь, поверят? – все еще сомневался в успехе Ашот.

– Поверят, – уверенно сказал Грач. – Особенно если ты будешь то и дело щеголять фамилиями бандитских авторитетов и влиятельных знакомых. А ты ведь будешь?

– Ха, этих знакомых еще откуда-то взять надо, – буркнул недовольно Ашот. – А я-то их где возьму?! Я же не бандит. Это дело не такое простое, как кажется.

– Гос-с-споди... – протянул Валентин. – Проблема невесть какая, что и говорить. Да в твоем ресторане только такая шушера и отирается. В кого ни ткни пальцем, все бандит. Выбирай не хочу.

– Да... как-то не подумал.

– Знаешь кого-то из них по имени? – уже более серьезно спросил Валентин.

– Знаю, конечно. Почти всех. Контингент у нас постоянный.

– Вот и отлично. Можно сказать, проблема решена. Чешем в тачку. Остальное обсудим по дороге.

Глава шестая

Было около шести вечера. Немного пыльный джип Ашота Мачколяна притормозил у одного из расположенных в ряд гаражей, на котором красовалась табличка «Автомастерская». Водитель высунул голову из окошка и принялся озираться по сторонам.

– Нечего смотреть, нужно стучаться, – сказал ему Грачев.

– Куда стучаться-то? Никого же не видно.

– А по-твоему, они у ворот с оркестром тебя встречать будут? Давай вываливайся из тачки.

Недовольно что-то пробубнив себе под нос, Ашот принялся выбираться из машины. Сначала показались его начищенные до блеска ботинки, на которые он посмотрел с удовлетворением, а затем и само тело, облаченное в строгий, явно сшитый из дорогой ткани, но совершенно не броский черный костюмчик. Из-под воротника на уровне груди просматривалась светлая рубашка и галстук с немного пестрым рисунком. Выкатившись, как колобок из печи, из собственной машины, толстяк потоптался на месте и зашагал в сторону автомастерской.

Грачев, одетый в камуфляжную форму, также выпрыгнул из джипа и, как и подобает настоящему телохранителю влиятельного лица, пристроился позади.

Новоиспеченный криминальный авторитет с важным видом притормозил у ворот гаража и постучал. Грачев, пять минут как охранник, встал по стойке «смирно» за спиной друга.

Дверь открылась не сразу. На свет божий высунулась небритая голова с нахмуренными бровями и не особенно приветливым взглядом. Этому работнику автомастерской было лет сорок, одет он был в старый комбинезон, порядком перепачканный машинным маслом.

– Чего вам?... – сухо спросил он. – Поломка?...

– Не совсем, – вздернув свой армянский нос вверх, важно произнес Мачколян. – Мы относительно продаваемых машин. Но этот разговор, я так думаю, не для улицы. Мы можем войти?

– Каких еще машин? – насторожился мужчина. – Вы что-то путаете. У нас мастерская, а не автосалон. Это не по адресу, – и он собрался было захлопнуть дверь, но Грачев не дал этого сделать, ухватившись за нее рукой и потянув на себя.

Мачколян же тем временем продолжил разыгрывать из себя крутого, все более вживаясь в роль.

– Не грузи фуфло, – скорчив пренебрежительную гримасу, протянул он с интонацией привыкшего к полному подчинению человека. – В курсе я, что вы машинами, сам знаешь какими, приторговываете, дружбан один поведал. Может, знаешь такого, Артур Чикало, для своих просто Чижик. Он мне и подкинул идейку прикупить себе тачку не в салоне, а у вас. Сказал, что дешевле будет.

– Не знаю я никаких Чижиков. Ошиблись вы, уважаемый.

– Нет, я не врубился, у вас что, все такие непонятливые? – возмутился Ашот. – Я, кажется, сказал, что от Чижа. Или ты мне, падла, не веришь? Валек, – обратился он к своему секьюрити, – а ну звякни Лехе Каркулю, пусть пару– тройку своих ребят сюда подгонит, а то этот крендель, как я посмотрю, выделывается много. Может, тогда он посговорчивее станет.

– Каркулю? – напугался мужик в комбинезоне при упоминании клички одного из постоянных посетителей ресторана Ашота. – Тому самому, который собственную сестру в ковер завернул и сжег за то, что она его деньги из сейфа стибрила?

– Ну да, а какому же еще, – едва удерживаясь, чтобы не переспросить: «Что-что он сделал?», откликнулся Ашот, по спине которого пробежал холодок от осознания того, каким людям он готовит свои кулинарные шедевры.

– Ну так бы сразу и сказали, – расплылся в улыбке работник мастерской. – Каркуля-то мы чтим. Так вы, получается, и его знаете?

– Знаю? – Ашот расхохотался. – Еще бы мне его не знать. Мы с ним в одной лодке не первый год. Он в моих ресторанах питается, бывает, что и выгодных партнеров подкидывает, – принялся врать Мачколян.

– А вы сами-то кто будете? – настороженно полюбопытствовал мужчина.

Ашот торопливо порылся в своей памяти, чтобы выудить из нее хоть какое-то погоняло не самого известного, но все же и не последнего авторитета.

– Братки Батоном называют, – выдал он с гонором.

– А по имени-отчеству? – не отставал мужичишка.

– Может, тебе еще и паспорт предъявить?! – отмахнулся Мачколян, он и не помнил, как звали этого перекупщика краденых драгоценностей, недели две назад выпущенного на свободу, о котором он прочел в воскресной газете.

– А этот кто? – кивнув на Грача, вновь спросил работник автомастерской.

– Охранник, мать твою, – выругался Ашот. – Слепой, что ли, не видишь?

– А-а-а, – неопределенно протянул мужчина и, пропустив наших доморощенных актеров в хорошо освещенный гараж, где и в самом деле велся ремонт какой-то старенькой «Лады», спросил: – Чем конкретно интересуетесь?

– Джипами, – немного расслабившись, ответил Ашот. – Меня бы устроил цвета так... сине-зеленого. Машину бабе одной хочу подарить, это как раз любимый ее цвет.

Мужик задумался. Несколько раз почесав свой затылок, наконец выдал:

– Вряд ли у нас такая найдется. Джипы-то есть, но вот насчет конкретного цвета сомневаюсь.

– Так я могу и подождать, мне не к спеху, – произнес Мачколян. – Недели две в запасе имеются.

Грачев осторожно толкнул его в спину, давая понять, что как раз времени-то у них в обрез, но Мачколян будто бы его и не слышал, продолжая гнуть свое:

– Главное, чтобы машина подходящей была, а остальное, бабло там и все такое, роли не играет. Так что ты уж поговори с ребятами своими, пусть достанут. Мне тачка во, – он провел тыльной стороной ладони по шее, – как нужна. А то достала совсем меня девица эта, пусть уж успокоится.

– Что ж, попробуем раздобыть, – сказал мужик. – Но обещать ничего не буду. Если что попадется, где вас искать?

Ашот запустил свою пухлую руку в карман пиджака, чтобы достать оттуда визитку, но, вовремя вспомнив, что на той стоит его фамилия, достал лишь ручку и спросил:

– Есть где записать?

Мужичок торопливо раздобыл где-то помятый листок, Ашот небрежным жестом черканул номер своего сотового и протянул бумажку работнику мастерской.

– Звони, как раздобудешь, – бросил он и, более ничего не говоря и даже не прощаясь, направился к выходу. Грач поплелся следом.

Мужчины сели в машину, и только когда дверцы были захлопнуты, Ашот позволил себе со свистом выпустить воздух изо рта и немного порадоваться.

– Эх, Макса бы сейчас сюда, – эмоционально произнес он. – Оценил бы мои способности к перевоплощению. Все-таки, думаю я, не зря он ко мне обратился с просьбой сняться в его фильме, знал, чего я стою. И как только я раньше в себе таких талантов не обнаружил, прямо диву даюсь.

– Так он что, просил тебя сняться в его фильме? – обалдел от услышанного Грачев. А затем вдруг разразился громким смехом.

– Ты это чего?... – не понял Ашот.

– Того!.. – не в силах остановиться, выдохнул Грачев. – Вот видел бы Макс, как ты сейчас крутого играл, он бы свое решение изменил.

– А что, я разве переигрывал? – надулся Мачколян расстроенно.

– Еще как. Стал бы настоящий бандит кому-то разъяснять, зачем ему тачка нужна. Пришел, заказал и ушел – дальше не его дело. Ну, поугрожал бы еще маленько для быстроты реакции, а ты... Тьфу. Раскусили нас наверняка.

– Да ладно тебе, Валек. Ты же слышал, у них все равно тачки такой нет, чего горевать?

– А ты думал, он сразу и признается, что есть, даже будь она в соседнем гараже? – усмехнулся Валентин. – Черта с два. У этих ребят система налаженная, с ходу не рискуют, сам понимаешь, какой срок за это им грозит.

Валентин замолчал. Ашот тоже притих и лишь часто вздыхал. Затем он спросил:

– Так что, домой едем?

– Какое там домой, – психанул Грач. – Дальше давай. Должны же мы твое мастерство до совершенства довести, отточить – кажется, так это называется.

Мачколян расплылся в улыбке и рванул джип с места так, что Валентин едва не вылетел через лобовое стекло.

– С ума сошел, куда так несешься, – бросил Грачев. – Ты же всех пешеходов сейчас посшибаешь!..

– Как говорил мой инструктор по вождению, главное правило пешехода: не переходить улицу на тот свет!

– Учитывая то, как ты ездишь, остаться на этом нет никаких шансов даже у твоих пассажиров, – парировал Грач.

* * *

Александр страдальчески морщил лоб. С того момента, как он заявился домой к Староверцеву, все пошло из рук вон плохо. Оказавшись перед хозяином дома, он так и не сумел открыть рот и не предложил подключить мудреный аппарат, сконструированный Максом, к сотовому Староверцева. Игорь Павлович вот уже минут двадцать обливал его помоями. Словечки типа «ублюдок» и «козел» были самыми безобидными в его речи.

«И откуда только в этом бегемоте, мать его, столько сил?» – думал Величко, совершенно не слушая Староверцева, а просто выжидая момента, когда того можно будет наконец перебить и вставить хоть слово. Он переместил свой взгляд со стены, куда пялился с самого начала этой милой беседы, на лицо Игоря Павловича.

Тот давно уже покраснел от натуги, яростно махал руками, кричал и плевался. Наконец он все же выдохся и, упав в кресло, зло спросил:

– Ну и что можешь сказать в свое оправдание, мразь?

– Ничего, – ответил Величко.

– Молодец, – ни с того ни с сего вдруг заявил Староверцев. – Хотя бы не врешь мне, как другие. Только это тебя все равно не спасет от наказания. Я принял решение относительно тебя: сядешь за содействие преступникам. Мое заявление уже в отделе, ты отправишься туда прямо отсюда, вместе со своей шавкой.

Сказав это, Староверцев привалился к спинке кресла и, махнув рукой в сторону Величко, приказал двоим своим людям увести его. Александр не мог позволить этого, а потому отскочил от надвигающихся на него лбов и громко произнес:

– Выслушайте меня сначала, Игорь Павлович, а потом, если ваше решение не изменится, я сам последую за ними.

– Мне незачем слушать, – даже не глядя на него, откликнулся Староверцев. – Убрать эту падаль с глаз моих.

– Я никуда не уйду, пока вы меня не выслушаете, – решительно повторил Величко. А для подтверждения своих слов дал Графу знак. Пес понял все правильно и моментально оскалился.

Оба головореза сразу застыли на месте, не рискуя злить пса. У Александра появилась возможность говорить дальше, и он этим воспользовался.

– Игорь Павлович, – начал он спокойно, – я признаю свою вину и именно поэтому предлагаю помощь. То, что я прокололся один раз, не дает вам повода думать, что...

– Да откуда тебе знать, что я думаю! – снова заорал Староверцев. – Ты не выполнил своей работы, и из-за этого теперь страдает моя дочь. Запомни, ублюдок, если с ней что-то случится, ты прах...

– Если с ней что-то случится, я сам себе этого не прощу, – стараясь говорить как можно ровнее, произнес Величко. – Но пока еще есть надежда помочь вашей девочке, и я постараюсь это сделать, даже если вы не окажете мне содействия.

Поколебавшись, Староверцев сказал:

– Хорошо, я выслушаю тебя, хотя бы потому, что ты пришел ко мне сам, прекрасно зная, что тебе грозит.

Александр глубоко вздохнул и принялся рассказывать, как именно все произошло.

– У меня есть друг, – завершив пересказ случившегося, торопливо продолжил Величко. – Он изобретатель. У него есть прибор, позволяющий определить даже номер телефона, на который установлен антиопределитель, и время разговора не обязательно должно быть равным минуте. Мы думаем, что следующий звонок можно будет засечь и таким образом выяснить, откуда он поступил. Это даст нам возможность выйти на преступников и отыскать Валерию.

– То же самое вполне по силам сделать и милиции, – заметил Староверцев.

– Не по силам. Я видел, как работает наша милиция, хорошо, если они найдут труп... – Александр осекся, поняв, что сказал лишнее.

Но было уже поздно. Староверцев вновь покраснел и издал нечто похожее на звериный рев:

– Я тебе дам труп!.. Я вам тогда всем такой труп устрою... Вы все, мать вашу, козлы безмозглые, рады будете, если я вас просто грохну, а не расчленю на части. А я не пожалею времени, у меня его много.

– И-извините, – торопливо бросил Величко. – Я не хотел задеть вас за живое. Но нежничать не приходится. Так вы согласны дать мне шанс? Ну а уж если ничего не выйдет, тогда милости прошу – моя голова в полном вашем распоряжении.

Игорь Павлович нервно обмахивал себя носовым платком и переводил дыхание. Произносить слишком много слов, да еще в быстром темпе, для него было не так-то просто.

– Хорошо, – наконец выдохнул он. – Подключайте свои изобретения. И как можно быстрее.

– Скоро должны позвонить? – напрягся Величко.

– Черт их знает, – немного успокоившись, ответил Староверцев. – Они со мной на равных не разговаривали.

– Сколько денег они запросили с вас? – наивно поинтересовался Величко.

– Нисколько. Они хотят только машину.

Величко очень удивился:

– Машину? Вы сказали, они требуют машину?

– Да, машину. Ту, что была ими же заказана, но случайно продана.

– Не понимаю, – присаживаясь на стул, проговорил Величко. Он уже успел послать одного из парней за Максимовым, которого даже не пустили во двор, а потому он со всеми своими причиндалами остался за воротами. – Зачем им машина?

– Откуда мне-то знать, зачем, – огрызнулся Игорь Павлович. – Может, наркотики в ней какие были или еще чего. Но уж не из-за самого каркаса, точно. Такой можно достать, и не только у меня. А тут еще так вышло, что тачку сразу угнали, и даже покупатель не в курсе, где она. Мы с ним уже общались.

– Если я правильно понял, – подумав, сказал Александр, – раз вы знаете заказчика, то вам ясно и кто похититель.

– Нет, не ясно. Этот тип по телефону сделал заказ. Он даже имени своего не называл, так что у меня на него ничего нет. А было бы, я бы его разнес.

– В таком случае позвольте уточнить у вас некоторые детали.

– Валяйте.

– Мне нужно, чтобы вы рассказали все о звонке этого человека. Что он говорил, как говорил? Где был сделан заказ самой проданной машины? Есть вероятность, что там нам скажут, кто тот человек, коли действительно в тачке что-то было переправлено.

– А ведь верно мыслишь, парень, – призадумавшись на минуту, обрадовался Староверцев. – Действительно, там должны это знать. Хотя, – он снова сник, – вряд ли это тоже салон. Любой работающий в нем мог поместить в машину необходимое, а начальству и знать про это было необязательно.

– И все же мы должны проверить любые версии, – не сдавался Величко.

Староверцев кивнул. Этот рослый мужественный парень, которого он пару минут назад так разносил, начинал ему нравиться. Он четко мыслил, быстро анализировал, а значит, только по ряду случайностей упустил похитителей.

Староверцев рассказал о том, как была заказана машина. Оказалось, человек просто позвонил на его сотовый телефон, сказал, что номер ему дали друзья, но сам не назвался, а только спросил, можно ли заказать машину. Игорь Павлович, конечно же, ответил, что можно, и, выслушав пожелания, пообещал в ближайшее время поискать салон, где такие машины имеются.

Сам он был дилером одной известной компании и закупал товар в одном и том же салоне, а тот салон, в свою очередь, брал их на заводе. По этой причине продаваемые в его салоне машины были одних и тех же марок. Когда он об этом заикнулся заказчику, вежливый собеседник сам предложил один немецкий салон, сказав, что уже брал там похожую машину, да только на этот раз со всеми бумагами и перегоном самому возиться не хочется, вот и решил обратиться к профессионалам. Записав адрес германского салона, Староверцев сразу сделал заказ, и необходимый автомобиль пришел вместе с очередной партией машин на продажу. Казалось, все должны быть довольны, если бы не эта чертова продажа, а за ней еще и кража.

– Выходит, тот тип сразу отрубал все концы, ведущие к нему, – сделал вывод Величко. – Неудивительно, что на него работают такие профессионалы, раз он и сам не дурак.

– Только мне от этого не легче, – вздохнул Староверцев.

– Ничего, – успокоил его Александр, – у нас все должно получиться. – И он покосился на колдующего над трубкой Андрея. – Ну, как у тебя?

– Еще две минуты, и все будет готово, – сообщил тот. – Откуда бы ни был звонок, мы сумеем его засечь.

– Осталось только дождаться, когда он поступит, – добавил Величко, и все мужчины дружно вздохнули.

Они понимали, что им теперь, возможно, не один час предстоит провести вместе, ожидая этого звонка. Ведь именно от него зависело дальнейшее, включая жизнь девочки.

* * *

С того момента, как Ашот переоблачился в другие одежды и, прикинувшись бандитом, вместе с Грачом отправился по мастерским, где продают краденые машины, прошло несколько часов. Давно уже стемнело, а друзья одну за одной объезжали мастерские и гаражи и везде изъявляли желание приобрести сине-зеленый джип, козыряя при этом фамилиями бандитских авторитетов и влиятельных знакомых. Естественно, никто сразу ничего им не предлагал. Как правильно рассудил Грачев, только когда их личности будут проверены, что займет приличное время, им можно ожидать звонка с предложением. Однако не факт еще, что звонок будет от того, кто угнал машину именно у них. Но ничего другого они сделать не могли.

Наконец Ашот предложил разъехаться по домам, а объезд продолжить завтра с утра, ведь все мастерские сейчас закроются, и они только зря прокатаются. Валентин не мог с этим не согласиться.

Ашот повернул машину в сторону дома Грачева, и тут зазвонил сотовый телефон.

От неожиданности Мачколян даже растерялся, машина едва не слетела с дороги и не врезалась в щит, стоящий в стороне. Но он вовремя успел надавить на тормоза и, торопливо схватив телефон, коротко откликнулся:

– Слушаю.

– Это Батон? – уточнил позвонивший.

– Да. А кто вы?

– Вы у нас сегодня были, – вместо ответа произнес человек, – по поводу машины.

– Да? Есть новости?

– Ну, в общем-то, да, – сказал собеседник. – Мы подыскали подходящую машину, но она еще не подготовлена. Вы не передумали ее приобрести?

– Конечно, нет, – торопливо бросил Ашот.

– Хорошо, в таком случае я вам перезвоню, как только все будет улажено.

– Буду ждать.

Ашот отложил сотовый в сторону и, повернувшись к Грачу, порадовал того новостью:

– Одно предложение есть. Обещали перезвонить на днях, как только перебьют номера на моторе.

– Господи, только бы моя, – взмолился Валентин. – Только бы моя.

* * *

Староверцев, Величко и Максимов сидели в прокуренной комнате и неотрывно следили за телефоном. С момента подсоединения к нему необходимой аппаратуры прошло более двух часов, но преступники все еще не давали о себе знать. Александр отказывался верить, что они не поинтересуются, не найдена ли машина, о которой они так пекутся. И он оказался прав.

Телефон вдруг разразился звоном. Староверцев при всей своей тучности быстро подскочил к аппарату, затем переглянулся с Максимовым и, осторожно сняв трубку, поднес ее к уху. Он еще не произнес ни звука, а колени уже начали подкашиваться.

– Да, – все же сумел хрипло выдавить он из себя.

– Что-то ты, браток, не особенно активно реагируешь на наш звонок. Или передумал дочурку возвращать? – пропел знакомый ядовитый голос.

– Нет, не передумал, – промямлил трясущийся Староверцев.

– В таком случае должен был уже позаботиться о возврате машины. Ты вернул ее?

– Нет.

– Я не стану повторять своих угроз, – продолжил тип, – а просто скажу: на все про все у тебя два дня. Если за это время не вернешь нам машину, мы не вернем тебе дочь. Чао, козел!

Староверцев обреченно опустил трубку на стол и с надеждой посмотрел на Максимова.

– Минуточку, минуточку, – откликнулся тот. – Кажется, засек. Стоп, а вот... – Андрей сделал паузу, потыкал пальцем по каким-то кнопкам и сразу доложил: – Вот гнида, звонил с телефона-автомата.

– На какой улице? – уточнил Величко.

– Не знаю. Такую информацию можно раздобыть только через телефонную станцию, но для этого мне нужен компьютер.

Они посмотрели на Староверцева. Тот махнул рукой, мол, делайте, что хотите, только найдите мне этих подонков. Максимов быстро переместился к навороченному компьютеру и принялся щелкать мышью.

– Ну, определите вы это, а что дальше? – нервничал Староверцев. – Мужик-то этот наверняка уже срулил с того места.

– Пусть, – спокойно ответил Величко. – Главное, чтобы его кто-то запомнил и смог описать. А там уж пробьем у ментов, кто такой.

– Есть, – обрадованно выкрикнул Макс. – Не думал, что так легко будет взломать код телефонной станции. Что они там, совсем о защите не заботятся? Любой хакер-малолетка все, что нужно, скачать сможет.

– Не тяни время, какая улица? – поторопил друга Величко.

– Трофимовский переулок, это у моста.

– Дадите машину? – обратился Александр к хозяину дома.

– Дам, – не задумываясь, ответил тот и, достав из ящика стола ключи, протянул их Величко со словами: – Ну, ребята, не подведите.

Макс и Александр кивнули и, поманив за собой измучившегося от безделья Графа, выскочили из комнаты.

* * *

Две щупленькие маленькие старушки сидели на углу серого дома, в котором располагался магазин «Газовик». Перед ними на невысоких стульчиках стояли стаканы, наполненные жареными семечками и орешками.

Двое рослых мужчин на противоположной стороне улицы покрутились у телефонного аппарата, но звонить никуда не стали. Затем они заметили торговок семечками и решительно направились к ним.

– День добрый, милые женщины, – с улыбкой обратился к старушкам один из мужчин. – Как торговля?

– Да ничего, сынок.

– Это хорошо, – кивнул он вежливо. – А мы к вам с вопросом. Не откажете в помощи?

– Смотря в какой.

– Мы хотели узнать, обратили ли вы внимание на тех, кто в последние двадцать минут звонили с этого телефона-автомата? Можете их всех описать?

– Всех, – охнула одна из старушек. – Их тут вон сколько бродит, разве всех упомнишь.

– В таком случае, может, кто-то из звонивших показался вам подозрительным. Были такие?

– Были, как не быть. Особенно двое. Приехали на машине, тормознули прямо напротив телефона-автомата и стали куда-то звонить. А у самих-то по телефону сотовому на шее висит. Мы с Михайловной подивились, чего это они, а потом и забыли – мало ли дураков на свете.

– Как они выглядели? – поняв, что это именно те, кто им нужен, торопливо спросил Величко. – Во что были одеты?

– Ой, как выглядели? Как и все мужчины. Ничего необычного. Рубашка, брюки. Вроде бы и все.

– А на лицо-то какие были? – вмешался Макс. – Молодые, старые? С бородой, без?

– Да нет, без бород. Но молодые, – продолжила все та же торговка. – Волосы у обоих черные. А так больше ничего не разглядела.

– Да и где же тут разглядеть, – поддержала подругу ее соседка, – расстояние-то вон какое. А зачем вы их ищете? Дело какое есть? Аль украли у вас что?

– Украли, бабушка, украли, – закивал в ответ Максимов. – А мы и знать не знаем, кто. Кстати, вы сказали, что они на машине приезжали. Марку не запомнили?

– Ой, да кабы и запомнили, мы же в этом новомодном транспорте и не разбираемся вовсе. Так что уж извините.

– Помню только, – вновь заговорила первая старушка, – что серебристо-серая машина была и вон на ту малость похожа. Может, и точно такая, но утверждать ничего не стану.

Мужчины дружно повернули головы в указанном направлении и почти сразу же увидели белую «Ауди» последней модели.

– Думаешь, они? – спросил у друга Макс.

– Уверен. Не по кайфу браткам с дорогой тачкой и при сотовиках по телефону-автомату базарить, – откликнулся Александр. – Значит, это для чего-то было нужно. И мы даже знаем для чего.

И они поспешили к машине, предоставленной им Староверцевым и сейчас охраняемой Графом.

Глава седьмая

– Господи, господи, только бы это была она, – не переставая, бубнил себе под нос Валентин.

Сразу после того, как Ашоту утром вновь позвонил все тот же продавец краденых машин и сообщил, что у него есть то, что им нужно, Мачколян быстренько договорился о встрече и помчался за Грачевым. Они решили взять с собой все имеющиеся у них деньги на тот случай, если машина окажется их, чтобы заплатить за нее задаток и быть уверенными, что пока они ездят за милицией, а для преступников якобы за остальными деньгами, машину не успеют спрятать или отогнать в другое место.

И вот теперь, полностью подготовленные, они мчались смотреть предлагаемую машину.

– Только бы она, – не умолкал Валентин. – Я и так вчера не ответил на звонок брата, просто не мог соврать.

За своими охами и ахами Грачев не заметил, как они оказались на месте.

– Ну все, прибыли, вываливайся, – гаркнул на него Мачколян. – И не забудь, кого ты играешь. А то еще кинешься к машине, целовать начнешь, тогда нам обоим лестница на тот свет обеспечена.

Валентин кивнул и вылез из джипа. Вошедший в роль преступного авторитета Ашот выполз из машины не спеша, вяло осмотрелся по сторонам и, переваливаясь из стороны в сторону, направился к воротам небольшого гаража. Подойдя к ним, он громко постучал и, отступив на шаг назад, принял ожидающую позу. Грачев с натянуто-серьезным выражением лица пристроился позади.

Ворота открылись, из них выглянул знакомый уже мужик с рябым лицом, молча кивнул им и поманил за собой. Не успели друзья пройти в гараж, как дверца за ними тут же захлопнулась, и они оказались в полутемном помещении. Впрочем, это нисколько не помешало им рассмотреть стоящую в углу машину знакомой марки. Предчувствуя реакцию друга, Ашот торопливо схватил того за руку и крепко сжал ее. Затем отпустил и пробежал внимательным взглядом по лицам двоих присутствующих: не заметил ли кто чего. Вроде бы все было пока гладко.

– Вот та машина, что вы жаждали приобрести. Номера на моторе уже перебиты, на других больших деталях – тоже. Осталось, правда, еще несколько мелких, но если будете брать, мы и те доработаем.

– Мне нужно сначала ее хорошенько осмотреть, – сказал Ашот. – Не хочу, чтобы машина была с изъянами. Надеюсь, вы позволите.

– Конечно, в чем проблемы, – ответил все тот же рябой.

Ашот не спеша подошел к джипу и заглянул в салон – машина как машина, ничего особенного.

– Валек, поковыряйся-ка в этой хреновине, – обратился он к Грачеву, понимая, что у того руки чешутся осмотреть машину. – Ты в тачках больше моего разбираешься. И смотри в оба, а то подсунут чего-нибудь.

Грачев в два счета долетел до машины. Затем потребовал, чтобы ему открыли капот, и стал вглядываться в его внутренности, ища те самые неперебитые номера на деталях.

– Какова цена? – поинтересовался Ашот, отвлекая на себя внимание продавцов.

Второй из них – мужчина средних лет с какой-то новомодной прической и кавказской внешностью – назвал цену.

– А какой задаток вас устроит? – вновь спросил Мачколян.

– Третья часть от стоимости.

– Отлично, в таком случае сейчас все и оформим. Валек, ну что там? – обратился он к своему охраннику.

– То, что надо, – обрадованно откликнулся тот.

Расценив подобный ответ как подтверждение того, что эта машина Грача, Мачколян полез в укрепленный на его жирной талии кошелек за деньгами и принялся отсчитывать нужную сумму. Затем он свирепо посмотрел на мужчин и сказал:

– Решите обмануть, поплатитесь собственными шкурами. Учтите сразу.

– Да нет, что вы, мы никогда, – забубнили в один голос мужики.

Отдав продавцам задаток, Ашот назначил окончательный расчет на утро следующего дня и, позвав Валентина, покинул гараж. Оказавшись на улице, мужчины обменялись многозначительными взглядами и поспешили в машину.

– Что задумался, Валек? – спросил Ашот у друга, приземляясь на водительское сиденье. – На твоем месте я бы головой о крышу бился, на радостях-то.

– Успеется, – буркнул Валентин. – Сначала надо ментов вызвать и аккуратно этих прибрать. Я вот что подумал: давай ты пока звякнешь ментам да подождешь их где-нибудь на соседней улочке, а я за гаражом послежу. Так надежнее будет, а то что-то не доверяю я этим прохиндеям.

– И правильно делаешь, – согласился с ним Ашот.

Валентин незаметно выскользнул из машины, бросив на прощание:

– Я тебя жду.

– Угу. – Заведя свое авто, Ашот начал выезжать из гаражей крайне медленно.

Делал он это для того, чтобы Валентин, пристроившийся сбоку его джипа, имел возможность незаметно перебежать до соседней постройки и спрятаться за ней. А потом Мачколян набрал в легкие воздуха и с той же скоростью, с какой его выдохнул, повел машину.

Мелькнул поворот, за ним еще один. Прикинув, что тут-то он в полной безопасности и вне зоны видимости тех, кому его лицезреть не следует, Мачколян взял из бардачка свой сотовик и принялся беспокоить доблестную милицию. Набрав 02, он дождался, когда произойдет соединение, и, даже не дослушав представляющегося оператора, рявкнул:

– Дай-ка мне начальника, красавица. Да побыстрее.

– Молодой человек, что вы себе позволяете, – возмутилась оператор.

Ашот только сейчас понял, что о своей недавней роли пора бы забыть и, торопливо извинившись, добавил:

– Очень нужно. Я ему пару ребят сдать хочу, боюсь, улизнут. А они мою машину угнанную продать собираются.

– Хорошо, мы предоставим вам группу задержания. Назовите ваш адрес и номер телефона.

Ашот быстренько продиктовал запрошенную девушкой информацию, и она, ответив ему:

– Ждите, выезжаем, – положила трубку.

Мачколян немного растерялся. Он представлял себе беседу с оператором совсем иначе. Думал, можно будет все объяснить, сказать, что ждет их в стороне от того места, описать себя, а тут... Ашот скривил рот, но, понимая, что поделать ничего не может, принялся разворачивать свою машину, чтобы иметь возможность притормозить летящих ментов и предупредить, что надо действовать не шумно, а по-тихому, не спугнуть преступников.

Тем временем Грачев, спрятавшийся за одним из гаражей, внимательно наблюдал за только что посещенным местом. Из него уже высовывал нос рябой и внимательно озирался по сторонам, проверяя, отбыли ли покупатели.

Видимо, он и его коллега собирались что-то сделать и им очень не хотелось, чтобы это кто-то видел. Грачев напрягся: он понимал, что те запросто могут обмануть их и смыться с полученными деньгами и машиной, которую продавать и не думают. Но планы преступников явно были другими, какими именно, он понял чуть позже, когда ворота гаража раскрылись, одновременно с другими воротами, находящимися метрах в трех от этих, только на противоположной стороне, и его джип стал перемещаться из одного гаража в другой.

Валентин едва не присвистнул. Вот гады, все же перепрятывают машину. Значит, могли заподозрить что-то неладное. Впрочем, нет, не должно быть. Просто меры предосторожности применяют, бизнес-то у них вон какой рисковый. Хорошо, что он остался на стреме. Главное теперь, чтобы и Ашот не подкачал.

* * *

Вернувшиеся из города ни с чем Александр и Андрей поставили машину в гараж Староверцева, но в дом идти не торопились.

Они хотели решить, как действовать дальше, а уже затем докладывать обо всем боссу.

– Думаю, еще раз засекать номер не имеет смысла, они так и будут звонить с телефона-автомата – это гораздо безопаснее, – сказал Макс. – Эти киднеперы...

– Кто-кто? – не понял Величко.

– Ну, похитители детей, – пояснил Максимов. – Видно, что работают не первый раз. Бабки номер не запомнили, как выглядят – тоже. А других зорких мы с тобой не нашли. Каков, на твой взгляд, должен быть наш следующий ход?

– Я-то откуда знаю, – вздохнул Величко. – А может, попробовать найти угонщиков машины? – неожиданно предложил он. – Раз уж не можем найти девчонку, надо вернуть хотя бы то, что за нее требуют.

– И как ты себе это представляешь?

– Для начала пообщаемся с покупателем, узнаем, что он видел. Потом передадим еще одно сообщение на радио – система-то действует. Вдруг что и попадется. И потом, наши друзья этим же занимаются. Вновь объединимся.

– Я не знаю, – развел руками Макс. – Сам решай.

– Я и решил. Идем на ковер к Игорю Павловичу, берем информацию о покупателе и действуем в этом направлении. А там как карты лягут.

* * *

– Куда ты лезешь?! – заорал высунувшийся из машины милиционер. – Сирен, что ли, не слышишь или проблем не хватает? Убери свой рыдван, козел!

– Тормозните остальных, – в свою очередь закричал Ашот, который перегородил дорогу группе задержания из трех машин, выкатив на своем джипе на середину трассы. Ему, конечно, едва не раздолбали тачку, хорошо, что водитель милицейской машины успел затормозить.

– Ну, сволочь, ты попал! – выходя из машины и громко хлопая дверцей, заорал командир группы задержания.

Он подскочил к Ашоту и вцепился ему в глотку своей ручищей. Но Мачколян не струхнул. Коротким молниеносным движением руки он нанес удар обидчику и тем самым заставил того ослабить хватку и, попятившись назад, упасть на заднюю точку.

– Эх, верно говорят, навыки не позабудешь, – буркнул как ни в чем не бывало толстяк. Затем он бодро выпрыгнул из своей машины и, протянув упавшему руку, добродушно сказал: – Извини, начальник, другого выхода у меня не было. Вы ведь и слушать не желаете нас, бедных обывателей. Кстати, разрешите сообщить, что это я вызвал вас, хочу кое о чем предупредить и указать местонахождение преступников.

Говоря все это, Ашот продолжал протягивать руку, но разобиженный мент и не подумал принять помощь. Послав Мачколяну взгляд, полный ненависти, он принялся вставать сам.

– Ну как знаете, – проговорил Ашот и тут же добавил: – Вы уж в следующий раз-то так не кидайтесь, а то мы – люди служивые, на Кавказе были, в запале и шейку свернуть можем. С нами лучше не шутить.

– Мы с тобой в отделе пошутим, кретин, – огрызнулся начальник. – Там и расскажешь, на каком таком Кавказе ты служил и на чьей стороне. А то, понимаешь, развелось тут камикадзе всяких. Ну давай, показывай свою базу с террористами.

– Не с террористами, а с продавцами краденого, – поправил его Ашот. – Машина там моя стоит, точнее, не моя, а друга. Мы проверили, они часть номеров на ней уже перебили, но все же остались еще те, по которым определить изначальный можно. Хотим теперь, чтобы вы их задержали и вернули нам наше законное имущество.

– Ну и где в таком случае твой дружок? – все еще озлобленно поинтересовался мент.

– Следит за гаражом. Мало ли, вдруг машину еще куда перегонят. Я покажу, где это. Только, пожалуйста, выключите эти пищалки, пока вся улица не переполошилась и преступники не смылись.

Мачколян показал, где можно оставить машины, и только потом повел группу захвата к гаражам. Он собирался сначала отозвать из засады Грача. Но того, как ни странно, нигде видно не было. Ашот начал нервничать, но тут увидел сливающуюся с травой фигуру Валентина и каркнул по-вороньи. Грачев обернулся. Ашот торопливо махнул рукой, чтобы он полз к ним.

Валентин поспешил им навстречу, но тут командир группы захвата отдал приказ ворваться в гараж под номером тридцать. Грачев уже не мог остановить бойцов, а потому прокричал Ашоту:

– Тридцать седьмой, а не тридцатый!

Успевший удержать за руку двоих ребят Мачколян торопливо бросил:

– Не тот гараж. Тридцать седьмой. Ломайте дверь в том.

Молодцы кивнули и поспешили в указанном направлении, Ашот заторопился следом. Но все же первым к воротам подоспел Грач. Он с силой рванул дверь на себя, но, поняв, что она закрыта изнутри, кинулся к парню то ли со сварочным, то ли металлорезочным аппаратом, выхватил его и занялся дверью. Растерявший своих людей между двумя гаражами командир группы разразился бранью. Едва в двери появилось отверстие, в гараже послышались выстрелы. Валентин едва успел отскочить в сторону. А вот один из группы захвата замешкался и словил пулю в левое плечо. Парень взвыл и повалился на землю. Несколько человек поспешили к нему на помощь, а Валентин, разозленный подобной встречей, выхватил из рук стоящего рядом паренька его автомат и, всунув дуло в отверстие, направил его вверх и дал очередь.

После этого наступила тишина, нарушаемая только какими-то передвижениями внутри гаража.

– Сдавайтесь, вы окружены! – пробасил Валентин. – Иначе будем стрелять на поражение.

Ответа не последовало. Торопливо подскочивший к Валентину Ашот ударил друга в бок и заорал:

– Ты что, сдурел?! Вот группа задержания, пусть она и работает! Какого черта ты-то под пули лезешь?

– Не сдержался, – немного успокоившись, откликнулся Грач и отошел в сторону, давая возможность профессионалам закончить начатое ими дело.

– Их командир отдал приказ: брать всех, кто выскочит через другие гаражи. У них наверняка имеются потайные выходы. Иначе с чего бы им отстреливаться. Сдаться выгоднее.

И действительно, преступники попытались выскользнуть через другой гараж, прикинувшись водителями, занятыми ремонтом собственных автомашин. Если бы не Ашот и Грач, подтвердить, что они – это и есть те ребята, которые пытались продать им их же машину, было бы некому. Но сначала требовалось поймать преступников, чем группа захвата и занялась. Получив приказ, оперативники начали прочесывать район гаражей.

Грач подошел к охраняющему прорезь в металлической двери парню и спросил:

– Ну, и чего стоишь?

– Так приказа не было. И потом, стреляли. – Он махнул головой в сторону гаража.

– Это было минут пять назад, – заметил Грачев. – Там давно пусто, а ты все трясешься. Суй руку в щель и открывай ворота.

– Не велено, – продолжал упорствовать парень.

Валентин решительно подошел к отверстию и, просунув в него руку, стал нащупывать защелку. Обнаружив ее, рванул в сторону и открыл дверь.

– Ну, чего смотришь, видишь, живой я, – прикрикнул он на того же парня в каске. – Пошли посмотрим, что там.

Паренек осторожно последовал за Валентином, опасливо озираясь по сторонам. Валентин действовал очень спокойно, а когда оказался в гараже, на всякий случай обвел его внимательным взглядом. Результатом этого осмотра был приказ, отданный парнишке:

– Открывай все настежь. Да быстрее.

Паренек перекинул свой автомат за спину и заторопился открывать ворота. Валентин же быстро подскочил к машине и дернул за ручку. Когда дверца не открылась, он выбил стекло кулаком и открыл джип изнутри. Распахнутые ворота позволили солнечному свету проникнуть внутрь помещения. Грача судорожно пытался завести машину, соединяя между собой какие-то проводки. Наконец ему это удалось. Он высунул голову в окошко и во все горло закричал:

– Браток, бегом от гаража. Бегом!

А затем надавил на газ, и машина выскочила из гаража.

И в ту же секунду прогремел взрыв...

Металлические ворота гаража сплющило в лепешку, и их куски разбросало в стороны, кирпичные стены рассыпались, словно материалом для них служила не обожженная глина, а обычный песок. В воздух взметнулся огромный столб огня и дыма, а потом сразу же осел, обсыпав всех вокруг мелкими крошками.

Валентин резко развернул машину на месте и надавил на тормоза. Он хотел проверить, каковы последствия взрыва той самодельной взрывчатки, которую он сумел засечь по чистой случайности, увидев в помещении нечто мигающе-красное. Он не мог ошибиться, а потому вынужден был действовать быстро, спасая машину, ради которой, собственно, все и было затеяно.

Валентин с облегчением вздохнул и выпрыгнул из джипа. По правую сторону от него Ашот Ваграмович поднимал вмятого в траву его телом командира группы задержания. Во время взрыва он в последнюю долю секунды услышал непонятный шум, почувствовал специфический запах и, мгновенно сориентировавшись, подмял под себя начальника.

Едва тот отряхнулся, как затрещала рация. Командир торопливо схватил ее и буркнул:

– Ну, что там еще?

– Что у вас произошло? Никто не пострадал? – полюбопытствовал чей-то голос.

– Все в порядке. Кого-нибудь поймали?

– Да, задержали четверых. Двое были вместе, возможно, это те самые.

– Отлично. Ведите сюда, разберемся на месте.

Несколькими минутами позже Валентин и Ашот получили возможность еще раз повстречаться с типами, которые пытались сбыть им угнанную у Грача машину. Оба преступника были задержаны и теперь стояли в наручниках.

Заметив друзей, рябой пару минут посверлил их холодным взглядом, а потом произнес:

– Я знал. Только все равно вам не жить после этого, гниды отстойные. Наши этого не простят.

– Поговори у меня еще, – гаркнул на него командир группы захвата. Задержанных отправили в отделение.

– Теперь надо эту железяку доставить по месту назначения, – сказал Грач.

– Не так сразу, – произнес кто-то сбоку, и, повернувшись, друзья увидели опера, прибывшего с группой. – Пусть сначала мой человек отпечатки в ней снимет, номерки проверит, а уж потом и решим.

Опер подозвал криминалиста, выделяемого для каждой выездной группы, и дал ему задание. Место взрыва было осмотрено, отпечатки собраны, улики найдены.

Спустя несколько часов Валентин сидел за рулем машины, возвращенной таким сложным путем. Его душа ликовала. Он уверенно катил по трассе, иногда посматривая в зеркало заднего вида на едущего позади него на своем джипе Ашота. Он знал, что Мачколяна буквально трясет от того, что на спидометре высвечивается цифра менее ста километров в час. Он сам попросил Ашота ехать позади, так как только он знал дорогу до дома своего родственника, которому и торопился вернуть тачку. Вернуть и позабыть об этом кошмаре.

Валентин плавно повернул руль и съехал на трассу, ведущую к небольшому поселку городского типа, носящему название «Лысогория».

Валентину нравился этот поселок, нравился он и его семье, обожающей его двоюродного брата. Брат жил в собственном двухэтажном доме, выстроенном из красного кирпича. Он любил роскошь и умел зарабатывать деньги. В то время, когда он, Валентин, пахал во славу Родины, брат сгонял куда-то в жаркие страны, заработал там деньги и открыл собственное дело. Имея предпринимательскую жилку, Михаил построил в поселке несколько магазинов, открыл парикмахерскую и, скупив у бывших колхозников их земли, за огромные суммы сдавал их в аренду.

Впереди показался дом брата. Из-за высокого забора был виден красивый особняк с двумя балконами, украшенными цветами. Крыша дома была выложена из черепицы и имела не совсем обычное очертание. Глядя на нее, Валентин вспомнил рекламу о гибкой черепице и понял, что это она и есть. Он надавил на тормоза и остановил машину. Позади него притормозил и джип Ашота. Почти одновременно они вывалились из своих машин и устремили взоры на ворота.

– Ну, стучи, что ли, – поторопил друга Ашот.

Грачев надавил на звонок, а потом обернулся к Мачколяну и попросил:

– Посигналь.

Ашот выполнил просьбу, и через минуту калитка распахнулась, из нее показался черноволосый мужчина. Он был примерно того же возраста, что и Валентин, но гораздо ниже ростом и более широк в кости.

При виде гостей брюнет расплылся в улыбке.

– Батюшки мои, – обрадовался он. – Наконец-то дождался. Объявился, покупатель ты мой, – пробасил он. – А я уж был уверен, что раскатываешь где-нибудь на моей машине и про меня забыл.

И он уставился на свой новый автомобиль. Грачев тяжело вздохнул и тихо спросил:

– Нравится?

– Н-нравится? Да к-как она может не н-нравиться, – на радостях начал заикаться брат. – Просто офигенная тачка, как говорит мой младшенький. Ну, уважил, – он снова обернулся к Валентину. – Все в точности так, как я и хотел. Ну а как она в ходу? Плавно идет? – принялся он было засыпать вопросами Грачева, но тот яростно замотал головой:

– Не покормишь, ни слова не скажу.

– Ну, тогда к столу, милости просим.

Глава восьмая

– Значит, не удалось, – расстроенно вздохнул Староверцев, выслушав вернувшегося Величко и его друга. – Я так и думал, что ничего не выйдет.

– Есть еще одна возможность вернуть вашу дочь, – произнес Величко словно в поддержку ему. – Но для этого нам нужны сведения о покупателе этой самой машины. У нас к нему разговорчик имеется.

– Эти данные можете найти в салоне, – буркнул Староверцев.

Александр вошел в демонстрационный зал салона и оглядел помещение. У его ноги сел пес, а позади нарисовался Максимов и сразу же присвистнул:

– Шикарно, правда? У меня появилась идея снять фильм про угонщиков. Представляешь, живет себе какой-нибудь мелкий канцелярский работник, а потом получает наследство и решает на эти деньги обзавестись машиной. О ней он всю жизнь мечтал. И вот приходит в такой салон, выбирает тачку и...

– Ее угоняют, – без интереса буркнул Величко.

– Да. А как ты догадался? – удивился Макс.

– Ты сдул сюжет у Грачева, – зашагав к единственному здесь столу с кучей бумаг и компьютером на нем, проговорил Александр. – Причем нагло.

– Ну, в общем-то, да, – засмущался Максимов. – Так ведь ему-то он совершенно ни к чему. Найдет свою тачку и обо всем забудет. Эй, меня-то подожди! – торопливо выкрикнул он и побежал догонять удаляющегося друга.

Граф несколько минут помедлил, оставаясь на месте и с интересом озираясь по сторонам, потом посмотрел на хозяина и, поняв, что тот еще долго тут пробудет, решил устроить собственный осмотр. Отрывисто гавкнув, он побежал по автосалону.

Александр тем временем притормозил у стола и, постучав по нему костяшками пальцев, чтобы привлечь к себе внимание, произнес:

– Я от Староверцева. Он должен был сообщить.

Уткнувшийся к компьютер мужичок с козлиной бородкой повернулся к нему и изрек:

– Так это не ко мне. У меня вообще телефона нет.

– А куда?

– Вон в ту дверь, там менеджеры и секретарь, – равнодушно пояснил мужичок и вернулся к прерванному занятию.

Александр быстро преодолел расстояние от стола до указанной двери, распахнул ее и, когда на него уставилось несколько пар глаз, сказал:

– Я от Игоря Павловича. К кому лучше обратиться?

– Ах, так это ко мне, – ответила пышная блондинка. – Вы же относительно одной из проданных машин?

Величко кивнул и направился к девушке.

– Уточните, пожалуйста, которая именно вас интересует? – спросила она.

Максимов, высунувшись из-за широкой спины своего друга, проговорил:

– О, какие сногсшибательные женщины здесь работают.

Кинув на него заинтересованный взгляд, девушка вновь спросила у Величко:

– Так о какой машине идет речь?

– О той, что была пригнана из Германии на заказ. Ее сразу продали, но не тому, кто делал заказ.

– Ах, так вы про ту машину, из-за которой Владика уволили, – догадалась девушка.

– Кто такой есть Владик? – изобразив поляка, спросил Макс.

– Владислав. Это наш бывший продавец-консультант. Он ту машину оформил, и вот что вышло... – Девица тяжело вздохнула и, присев напротив компьютера, уточнила: – Вам нужны номера машины или что-то еще?

– Нам нужна фамилия покупателя, – ответил Величко.

Пальцы девушки торопливо побежали по клавишам, а через три минуты она уже сообщила:

– Машину купил некий Грачев.

– Как... Как, вы сказали, его фамилия?

– Грачев, – не понимая, что в ее ответе такого особенного, повторила секретарша.

– Валентин? – уточнил Величко удивленно.

– Да, Валентин Петрович.

– Опа, – теперь уже закусил губу и Максимов. – Это что же получается? Валька Грач купил эту самую тачку? – И он свистнул, впрочем, тут же извинился перед дамами.

– Знать бы раньше, – оправившись наконец от изумления, выдавил из себя Величко.

– Так в чем, собственно, дело? – не понял его Максимов. – Ничего еще не потеряно. Они с Ашотом разыскивают эту тачку, вот мы им и поможем.

– Ага, найдем, а потом заберем, – усмехнулся Александр и, развернувшись, торопливо направился к выходу.

Покинув автосалон и оказавшись на улице, друзья притормозили у двери. Необходимо было решить, что делать дальше. Но для начала, конечно же, надо найти Грача и Ашота. Понимая, что этого им без телефона не сделать, Александр принялся изучать окрестности.

– Тебя что-то конкретное интересует? – прислонившись к стене и скрестив руки на груди, полюбопытствовал Макс. – Я так полагаю, ты хотел бы увидеть телефон.

– Вот именно, – не переставая вертеть головой, откликнулся Величко. – Но его тут, как я вижу, нет. Впрочем, есть один, да и тот сломан.

– Это ты относительно того, что у него нет трубки? – уточнил Максимов.

И он стал шарить по карманам в поисках того, что ведомо было лишь ему. Затем направился к телефону.

Величко и Граф пошли следом. Когда они оказались у аппарата, Максимов подобрал оборванный провод, в два счета стянул коробку с самого телефона и принялся в ней копаться маленьким пинцетом. А так как молча делать Андрей ничего не умел, он, конечно же, принялся озвучивать все свои действия:

– Угу, это сюда. Вот тут зажмем. Так, отлично. Теперь бы где-нибудь раздобыть трубку и...

– Вообще-то, была бы трубка, мы бы давно уже позвонили, – усмехнулся стоящий позади Величко.

– Нет, ты не понял, я имел в виду два рожка: один – куда говорить, другой – откуда слушать. Ну, понимаешь, импульсы, передаваемые по электронной цепи... – начал было поучающую речь Макс, но Величко прервал его:

– Можешь не стараться, я все равно ничего не понимаю. Если можно с него позвонить, так сделай это, нет, пошли отсюда к черту, нечего зря время тратить.

– Так я уже все и сделал, – неожиданно сообщил Максимов.

Александр недоверчиво покосился на него и увидел, что тот прикрепил какой-то динамик к шнуру, а на сам телефон нацепил нечто похожее на воронку.

– И что, по нему можно звонить? – не совсем веря Максу, на всякий случай спросил он.

– Можно, конечно. Я что, в элементарной электромеханике не разбираюсь? Да нас этому фокусу еще в технаре учили.

– Ну тогда чего стоишь, звони, – поторопил его Величко.

– Диктуй номер, – ответил ему Макс и под диктовку Александра принялся щелкать по цифрам.

* * *

– Звонит, – произнес Грачев, когда услышал писк сотового телефона Ашота.

Оба друга-товарища уже возвращались в город, оставив многострадальную машину ее законному владельцу и проведя у того с полчаса. Этого времени им как раз хватило, чтобы умять все то, что им было предложено, и немного отдохнуть.

– Слышу, слышу, – отозвался Ашот, отыскивая в кармане свой сотовый.

Наконец, трубка оказалась в его руках, и он, нажав на «yes», важно протянул:

– М-мда. Слушаю.

– Ашотик, это Макс, – торопливо отозвался абонент. – Подожди минутку, сейчас Шурика дам, он кое-что сказать хочет.

– Ну давай.

– Ашот, это Алекс, – снова раздалось в трубке.

Величко коротко изложил суть проблемы. Выслушав его, Мачколян тяжело вздохнул и затянул длительное:

– Э-э-э...

– Что-то не так? – сразу же спросил Величко.

– Нет, напротив, – зачастил Ашот. – Мы с Грачом машину-то нашли, можно сказать, отвоевали и уже отвезли ее законному хозяину и почти достигли города. Так что даже не знаю...

– Адрес? – торопливо спросил Величко, боясь, что связь прервется.

Ашот быстро назвал селение и номер дома.

– А нам-то что делать?

– Гоните назад, – приказным тоном выдал Величко. – Мы скоро будем. И глаз с этой машины не спускайте. Головой отвечаете.

Ашот отключил сотовик, с легким раздражением отбросил его в сторону и, резко надавив на тормоза, остановил машину. Грачев тут же накинулся на него.

– Ну, что они тебе такого сказали? Проблемы? Кого-то ранили, убили? Ну говори, не тяни.

– Твоя, то есть его, – Ашот окончательно запутался, – машина и есть та штука, из-за которой похитили девушку. И теперь, насколько я понял, их желают обменять. Эти велели, чтобы мы возвращались. Черт, ничего хуже сегодня уже произойти не могло, это ведь сто пятьдесят километров пахать в обратном направлении.

– Стоп, что-то я совсем ничего не понял, – замотал головой Грач. – Какая штука, при чем тут машина? Кого на что менять?

– Ну, это ты уж у тех двоих спросишь, – отмахнулся Ашот. – Я сам толком ничего не понял. Вот чуяла моя душа, что не все проблемы закончены с этой железкой. Он быстро завел машину и в два счета развернул ее в обратную сторону.

Друзья прибыли к дому брата Валентина спустя два с лишним часа, которые были потрачены на дорогу до Желтогорска и обратно. Но, увы, ожидающая их картина оказалась совсем не радостной. Получив заказанную машину, Михаил закатил у себя дома вечеринку. Он пригласил на нее всех друзей и соседей. К тому моменту, когда вернулись Ашот и Валентин, он был в стельку пьян.

Плюнув, друзья вышли на свежий воздух.

– Пошли в гараж, – предложил Валентин, – посмотрим на эту чертову машину, обещали все-таки присматривать за ней...

– Ну уж нет, – замотал головой Ашот. – Я на нее сегодня насмотрелся, на год вперед хватит. Если хочешь, иди сам, а я тут постою.

Валентин не стал его уговаривать, медленно направился в сторону небольшого кирпичного гаража, стоящего вплотную к забору. Подойдя к нему, он ощутил какое-то непонятное щемление в груди, но, не придав этому значения, ухватился за дверцу незапертого гаража и потянул ее на себя. Дверь подалась без проблем, представив взору Валентина просторное помещение, не заполненное ничем.

* * *

Отзвонившись друзьям, Александр с Максом отправились туда, где теперь стояла неожиданно найденная машина. Собственного транспорта они не имели, а предоставлять им вновь свою машину Староверцев вряд ли станет, злясь на них за первый прокол. Пришлось пользоваться услугами общественного транспорта. Вспомнив о том, что в поселок ходит несколько маршруток, Максимов повел Величко и его пса на остановку, где они влезли в «Газель» и встали в позу буквы «Г», а овчарка просто распласталась на полу между чьих-то ног.

Прибыв на место, они направились к красивому, возвышающемуся над многими частными строениями дому. По описанию Ашота, он очень походил на тот, который им и был нужен.

– А ты точно знаешь дорогу? – спросил Макс Александра.

– Нет, но спросить тут не у кого, – ответил Величко, осматриваясь по сторонам и не видя ни единого человека. – В любом случае дом должен быть шикарным. Граф, а ну-ка проведай обстановку, – попросил он собаку.

Обрадованный возможностью размяться, Граф весело завилял хвостом и побежал к дому. Быстрее своих хозяев домчавшись до него, он обнюхал землю возле ворот и радостно залаял, сообщая, что остальные действительно здесь. Этот лай услышали находящиеся во дворе Ашот и Грач и вышли к друзьям.

– Мне это кажется или вы чем-то расстроены? – завидев унылые лица ожидающих, спросил Максимов.

– Да нет, не кажется, – вздохнул Ашот и сразу же пояснил: – Опять угнали эту чертову машину.

– Как угнали? – остолбенел Величко. – Когда?

– А черт его знает. Мы вернулись, а машины нет. Словно следили за нами, гады. Мы даже с Вальком думаем, не те ли это, у кого мы ее отобрали. Наверняка менты не всех задержали.

– Не понимаю, – развел руками Александр. – Почему ее так часто угоняют?

– Так ты же сказал, что ее хотят вернуть какие-то большие паханы, которые и украли девицу. Я так понял, – заметил Ашот.

– Так-то оно так, – вместо Величко заговорил Макс, – да только логически как-то не сходится ничего. Если машину угнали те, кому она нужна, то какого черта они не возвращают девочку отцу?

– А с чего вы взяли, что те? – спросил Мачколян. – Первый-то раз, кажется, не они машину угоняли, а обычные перепродавцы краденого. Не факт, что и в этот раз не их рук дело. Тем более что мы с Вальком их немного поджарили, а они в ответ пообещали нам весьма незавидное будущее.

– Может, ты и прав, – кивнул Величко. – Но все равно я чего-то не понимаю. Кстати, вы расспрашивали хозяина о том, как все случилось?

– Попробовали бы мы его спросить, – засмеялся Мачколян. – Он, кроме «му», ничего вымолвить не в состоянии.

– Никак избили? – охнул Максимов.

– Угу, бутылку в глотку затолкали и все содержимое влили. Он-то, конечно, не хотел, но разве... – начал издеваться Ашот, но Грач прервал его:

– Ну хватит тебе, дело-то серьезное. Тут действительно подумать нужно. – Затем он повернулся к Величко и разъяснил, как все было: – По возвращении мы нашли Мишку и всех его друзей в состоянии алкогольного опьянения. Даже если бы во дворе приземлились зелененькие человечки, этого бы никто не заметил, до такой степени они набрались. Впрочем, мы немного порасспрашивали кого нашли из соседей, но результата это не дало. Тачек-то, сами видите, сколько тут стоит, разве же на все внимание кто обращать станет.

У двора и в самом деле стояли дорогие машины – те, на которых прибыли гости. Затеряться среди них нужной было совсем легко.

– Та-ак, – протянул задумчиво Александр, а затем начал анализировать вслух: – Если предположить, что на этот раз угонщики не те же, что в первый раз, а преступники, похитившие девушку?

– И что это даст? – спросил Грачев. – Что меняется?

– Ну, хотя бы то, что преступникам нужна не машина, а что-то, в ней находящееся, – принялся пояснять Александр.

– Стоп, а нам об этом ничего известно не было. Вы, кажется, что-то утаили, – обиделся Ашот. – Выкладывайте все начистоту.

Александр быстренько пересказал свой последний разговор со Староверцевым. Остальные внимательно выслушали его, а когда он замолчал, Грачев произнес:

– Так ведь и в самом деле это могут быть другие парни. Кто знает, может, они за нами тоже следили. Да и потом, первоначальные похитители – в камере, и пока они кому что передадут, времени пройдет порядочно.

– Ну нет, я бы заметил, кабы следили, – не согласился с этим Ашот. – У меня глаз – алмаз. И потом, они меня догнать ни за что не смогли бы.

– Это смотря в какую сторону ты ехал, – напомнил Грачев о том, что в поселок они прибыли более медленным ходом, чем обычно. – Так что, – он развел руками, – все возможно.

– Быстренько собираемся и прочесываем окрестности, – решительно изрек Величко. – Я так думаю, коли мы правы, преступники вынут из машины то, что им было нужно, а саму тачку где-то бросят. Хоть ее-то вернем.

– Ну да, а потом можно будет ее тем козлам подкинуть, раз они ее так хотели, – пошутил Макс.

– Зачем она им тогда нужна-то будет, – закачал головой Ашот.

Замечание Мачколяна было более чем правильным. Не понять этого Александр не мог, но все же, пока еще была возможность, он хотел проверить свою версию и найти хотя бы машину. Возможно, преступники оставят хоть на этот раз в ней что-то, что наведет их на правильный след. Поэтому-то менять решение Величко пока не стал, а вслед за остальными направился к джипу Ашота.

* * *

Поиски машины затягивались. Вот уже несколько часов друзья колесили по окрестностям, но отыскать пропажу им не удавалось.

– Может, поспрашиваем у местных, не видели ли? – предложил спустя пару часов Максимов.

Остальные согласились, и теперь уже джип Ашота стал останавливаться возле каждого встречного, а Величко, высовываясь в окошко, задавал один и тот же вопрос. Но все говорили, что ничего не видели.

– Бесполезно, – вконец расстроился Грачев. – Так мы ее не найдем.

– Согласен. Нужно разделиться, – предложил Мачколян. – Хоть шансов больше будет.

– Стой, – ни с того ни с сего резко одернул того Величко и даже вцепился в руль, отчего машину повело на обочину. – Поворачивай на центральную трассу... Да не на эту, а на ту, по которой мы сюда ехали.

– С чего ты взял, что они направятся туда? – тут же задал ему вопрос Грач. – Это же опасно. И вообще, любой дурак поймет, что именно там его искать в первую очередь и будут.

– Вот именно поэтому они туда и поедут, – продолжил настаивать на своем Величко. – Если я прав, то в их планы входит бросить машину, а те, кто ее найдут, ни за кем гоняться уже не станут. Точнее, не должны.

Пожав плечами, Мачколян направил джип, куда было сказано. Проехав немного по центральной трассе, он получил новую команду от Величко – cвернуть влево.

Послушавшись приказа своего друга, Ашот повернул руль и съехал на незаасфальтированную дорогу, идущую куда-то в сторону. Затем он помчался по ней, оставляя позади себя клубы пыли. Впереди показался подлесок. Александр попросил притормозить перед ним и, выскочив из машины вместе с Графом, стал бегать у края леска.

– Не врублюсь, что он делает? – понаблюдав две минуты за его действиями, спросил у остальных Андрей. – Неужели он думает, что кто-то полезет на машине в эти дебри.

– Похоже на то, – задумчиво протянул Грач и медленно стал вылезать из машины. Его только что осенило, что Александр совершенно правильно действует. Ведь если машину собирались осмотреть, то лучшим местом для этого были полевые дороги.

Откуда-то слева послышался лай Графа, сообщающего о какой-то находке. Величко с Грачевым кинулись к нему, и вот оно! Прямо среди деревьев, метрах в трех от начала посадок, скрытая и сливающаяся с лесом, стояла искомая машина. Она была найдена, и не обрадоваться этому друзья не могли.

– Ну, слава богу! – вываливаясь из своего джипа, пропел Мачколян. – Возвращение блудного попугая состоялось. Чего глядите-то теперь на нее, улики ищите, ну, и что там еще нужно. Торопитесь, а то темнеть начинает, а нам еще до дому надо успеть. Меня жена с требухой съест, если я вовремя не явлюсь. Она у меня еще та акула.

– Так на черта же ты на хищнице женился? – поспешив к Величко и Грачу, бросил Макс. – Что, мальков поблизости не было?

– Сильное потомство возможно только у сильных особей, – подняв палец вверх, важно сообщил Мачколян.

Максимов не удержался и нанес удар по самому больному месту:

– Что же ты книги по океанологии плохо читал. Глядишь, знал бы, что акулы в своем потомстве предпочитают самок. Говорят, они прожорливее и...

В Максимова полетел неизвестно откуда взявшийся башмак, но тот успел от него увернуться и загоготал во все горло...

– Стоп, братва, – громко осадил их Грачев, привлекая к себе всеобщее внимание. – А на кой черт этим типам вообще потребовалось машину из двора выгонять? Взяли бы что надо и смотались, никто бы и не заметил, тем более что хозяева пьяны были.

– Действительно, интересный вопросец, – согласился с другом Максимов.

– Ничего интересного, – вылезая из-под машины, откликнулся Величко. Затем встал, отряхнулся и пояснил: – То, что им было нужно, было впаяно в самое дно. Я только что швы обнаружил. По-вашему, они психи – работать сварочным аппаратом на виду у кучи народа?

– И то верно, – согласился Ашот. – Они ж не знали, на какой степени опьянения кто из гостей находится. А лохануться не хотелось...

Глава девятая

Несколько раз тщательно осмотрев найденную машину, друзья так и не смогли найти в ней ничего подозрительного. Стало ясно, что если в машине что-то и было, то этого уже нет: преступники взяли то, за чем так долго охотились. Этот вывод заставил всех задуматься: а что же дальше? Александру хотелось надеяться, что это именно те люди, которые и похитили девочку, и что теперь, вернув свое, они ее отпустят. Грачев и Ашот верили в это слабо, останавливаясь на версии о том, что после той бойни в гаражах за ними все время следили. И сейчас машину вовсе не бросили, а спрятали, надеясь вернуться за ней через некоторое время и спокойно переправить в нужное место. И только Максимов, как это ни странно, сохранял трезвость ума. Он-то и заявил:

– Нужно звонить Староверцеву.

– Зачем? – не понял Валентин.

– Во-первых, сообщить, что машина найдена. Это его наверняка порадует. Во-вторых, поинтересоваться, не было ли еще звонков от преступников и не обещали ли они вернуть дочь. Если нет, возвратиться в город, дождаться этого звонка и назначить встречу. Как-никак, а машина, которую они так хотели, находится у нас. А вот уж есть ли в ней что или нет – забота не наша. Об этом уговора не было.

– Я думаю точно так же, – поддержал Макса Величко. – У нас нет другого выбора, кроме как нагло блефовать. Вдруг это сработает.

– А если все же угонщики были теми, что и в первый раз? – спросил Ашот. – Вдруг они еще вернутся за машиной. Может, стоит тут подождать.

– У нас нет на это времени, – ответил ему Александр. – И потом, даже если ты и прав, какое нам до них дело. Машина-то снова у нас, значит, они остались с носом. Теперь главная задача – вернуть целой и невредимой девочку.

Неожиданно залаял Граф. Александр покосился на своего пса и взглядом спросил: «В чем дело?» Граф в два прыжка подбежал к нему и, ухватив за штанину, потянул на себя.

– Он что-то нашел, – объяснил остальным поведение собаки Величко.

– Что? – спросил Макс.

– Возможно, следы второй машины, на которой отбыли преступники, – предположил Грачев. – Не пешком же они отсюда ушли.

Все, кроме Мачколяна, который предпочел остаться охранять находку, поспешили за собакой. Граф иногда останавливался, лаял, словно бы подзывая растерявшихся щенков, а потом бежал дальше. Таким образом он вывел всех на трассу.

А затем Величко и его пес стали вертеться на одном месте.

– Кажется, здесь стояла вторая машина, на которой те типы и прибыли, – произнес Александр, как только Грачев и Максимов оказались рядом. – Вот здесь даже следы от шин имеются. Видно также, что машину в этом месте разворачивали.

– Как ты думаешь, что это может значить? – внимательно глядя на Величко, спросил Валентин, но тут сам все понял: угонщики были не те, что в первый раз.

– То-то и оно, – озабоченно вздохнул Александр. – Это были те, кто нам нужен. Но мы их снова упустили. Теперь нам нужно поискать кого-нибудь, кто мог видеть стоящую тут машину.

– Ха-ха-ха, – отрывисто произнес Макс. – Ты это пошутил или серьезно? Здесь же вокруг поля, кого спрашивать? Сусликов, что ли?

– Сезон грибов, – коротко бросил Величко и кивком указал в одну из сторон.

Остальные проследили за его движением и заметили ползающих в зарослях травы троих человек: это была женщина и двое ее детей. Их Величко заметил сразу, еще когда вбегал на трассу и даже не знал, что Граф остановится на ней. Он принял сначала этих людей за преступников, но потом, всмотревшись, разобрался, что к чему.

– Нужно с ними пообщаться, – спускаясь с трассы вниз, пояснил он свои действия. – Вдруг что и видели.

* * *

Трое мужчин и огромная собака не на шутку напугали женщину. Испугалась она не за себя, а за своих детей, копошащихся на поляне в поисках самого большого гриба. Кто знает, что на уме у незнакомцев, с какими целями они к ним идут? Она быстро подозвала малышей к себе, велела им никуда не отходить.

Мужчины приблизились и остановились. Двое из них окинули невысокую миловидную женщину оценивающим взглядом, а один, тот, возле ноги которого уселся пес, почему-то одарил ее улыбкой и посмотрел не так, как остальные. Женщина не могла сказать, чем отличается его взгляд от других, но он выражал что-то, заставлявшее ее приподнять подбородок и гордо спросить:

– Что вы хотите?

– Для начала, здравствуйте, – поприветствовал ее мужчина с собакой. – Извините, если напугали вас.

Из-за юбки матери высунулись две очень похожие белобрысые головки и с любопытством уставились на незнакомцев.

– Ух ты, какие малыши, – удивившись сходству ребят, воскликнул взлохмаченный мужчина и, присев, протянул к детям руки. – Они что, близнецы?

– Нет, двойня, – ответила мать и, ухватив рукой за рубашонку направившегося к незнакомому дяде сына, потянула его назад, к себе.

Максимов усмехнулся.

– А они у вас разные, – заметил он, наблюдая, как второй ребенок изменился в лице и, казалось, готов был разрыдаться. – Кажется, второму малышу мы пришлись не по душе.

– Если не желаете послушать ее серенады, – предупредила женщина, – лучше не приближайтесь. Она не любит посторонних, да еще с собаками.

Словно в подтверждение этих слов, девочка скривила рот, сморщила свой и без того маленький носик и, указав пальчиком в сторону виляющей хвостом собаки, затянула протяжное: «У-у-у». Мать быстро подхватила ее на руки, отчего ребенок моментально успокоился.

– Что вы хотите?

– Кое о чем можно вас спросить? – вновь заговорил приятный мужчина с собакой.

– Спрашивайте.

– Вы давно здесь грибы собираете?

– Часа два, а что? – посмотрела исподлобья женщина.

Несмотря на то что одета она была просто, а волосы были убраны под белый в горошек платок, это нисколько не портило ее красоты. Пухлые губы, глубоко посаженные голубые глаза, тонкий изящный носик – все это притягивало Александра, и если бы не дело, которое было сейчас самым главным, он бы предпочел задержаться на этой поляне. И возможно... Впрочем, зря он забивает себе голову ерундой: у нее дети, наверняка есть и муж. Так к чему же все это.

Александр тихо вздохнул и спросил:

– А машину на дороге вы здесь не заметили?

– Заметила.

– Можете ее описать?

– Серебристая «Ауди», – не задумываясь, ответила женщина и сразу же добавила: – Владельцев не видела. Что-то еще?

– Нет, больше ничего, – отведя глаза в сторону, выдохнул Александр. – Извините, если потревожили вас, – и, развернувшись, он побрел назад, в сторону трассы.

Остальные также попрощались с маленькими грибниками и их мамой и поспешили догонять друга. Оказавшись рядом с ним, Грачев осторожно спросил:

– Она тебе понравилась?

Величко нервно пожал плечами, не желая отвечать на этот вопрос. Он и сам еще не знал, что на него нашло, но говорить об этом не хотел. Грачев и не стал настаивать, а заодно приструнил и Макса, вознамерившегося начать обсуждать эту тему. Почти в полной тишине они вернулись к Ашоту и стали загружаться по машинам. Удивленный таким настроением друзей Мачколян не смог сдержаться и, толкнув Грачева плечом, тихо спросил:

– Что это с вами, а?

– Да так, – отмахнулся тот, а затем добавил: – Только не приставай к Алексу. Он немного не в духе.

– Не приставать так не приставать, – промямлил Ашот и обратился к Максимову: – Ну, рассказывай, чего нашли-то? Не просто же так вас полчаса не было.

– Да с грибниками беседовали, – ответил Андрей. – Они сказали, что видели на трассе стоящую без присмотра серебристую «Ауди». Похоже, это та самая машина, которую мы упустили у телефона-автомата.

* * *

Поставив найденную машину в салон Староверцева, все отправились к нему самому, чтобы узнать, не звонили ли преступники и не сообщали ли чего. Вдруг они уже хотят вернуть девочку, значит, и делать больше ничего не придется. Но увы, ожидания их не оправдались: Игорь Павлович только накричал на них, дескать, его дочь уже столько дней парится среди тех придурков, хотя, когда услышал о том, что машина найдена, немного успокоился. С таким Староверцевым разговаривать было значительно легче.

– Значит, все же нашли, – расхаживая по комнате взад и вперед, повторял Староверцев. – Это хорошо. Теперь я смогу обменять мою малышку на эту консервную банку, и она вернется домой.

– Я бы не был в этом так уверен, – осторожно сказал Величко.

– Что? – мгновенно покраснев, взревел Игорь Павлович.

– Выслушайте меня, пожалуйста, – спокойно проговорил Александр. – Тогда вам станет ясно, в чем состоит главная проблема.

– Какая еще, к черту, проблема? – затрясся всем телом Староверцев. – Почему вы от нее до сих пор не избавились? Мне не нужны проблемы и... – Видимо, подумав о чем-то, Игорь Павлович неожиданно замолчал, упал в свое любимое кресло и более спокойно сказал: – Говори, в чем еще дело?

– Насколько я мог понять из нашей с вами недавней беседы, – не спеша начал Величко, – преступникам нужна вовсе не машина, а то, что в ней было. Так?

– Ну да, – кивнул Староверцев.

– Так в том-то вся и загвоздка, – не отводя взгляда, выдал Величко. – Я излазил машину сверху донизу – в ней ничего нет. Есть предположение, что то, ради чего ее требовали, уже извлечено.

– Кем? – замер Староверцев.

– Точно не знаю, хотя мне кажется, что кем-то из своих. То есть тех, кто работает на этого похитителя, – выдал новую версию Александр.

Сидящие до этого молча в кабинете друзья Величко едва не повскакивали со своих мест и почти хором начали заваливать его вопросами:

– С чего ты это взял? Как же нас тогда вычислили? Неужели ты думаешь, что среди тех имеются предатели?

– Если вы не против, я разъясню все по порядку, – глядя на своего нанимателя, а не на друзей, сказал Величко.

Староверцев кивнул, но не произнес ни слова. Александру этого было вполне достаточно, чтобы начать объяснять, что к чему.

– В общем, дело в том, – вздохнул он, – что игроков куда больше, чем мы с самого начала могли предположить. Посудите сами. Вам была заказана машина. Вы ее доставили. Но по чистой случайности она была продана и тут же угнана у хозяина. Угонщиками, как нам удалось выяснить, были обычные продавцы краденого. Они уже задержаны. Машину, как и положено, вернули владельцу, но ее кто-то и зачем-то вновь угнал.

– Так что тут удивительного, – буркнул Староверцев. – Наверняка эти типы и сами тоже искали машину, не особенно надеясь на меня, вот и следили за ее новым хозяином, – он покосился на Грача, история которого ему уже была известна.

– Я тоже сначала так думал, – кивнул Величко в ответ. – Но не все так просто. Ведь если подумать, раз заказчик вернул машину, он должен вернуть и девочку, которая теперь ему совершенно не нужна. Так?

Игорь Павлович слегка склонил голову.

– А что выходит на деле? – продолжил Величко. – Заказчик продолжает вам угрожать. Вывод – второй раз похитил машину вовсе не он, а тот, кто знал, чем она ценна.

– А знать это мог только человек, работающий с ним рядом, – закончил за Александра Грачев. – Выходит, кто-то скрысятничал?

– Выходит, да, – согласился Величко. – Так что теперь нам предстоит задача более сложная, чем раньше.

– Подождите, подождите, – замахал руками Староверцев. – Я не совсем понял. Вы хотите сказать, что кто-то в среде бандитов попросту скрысятничал и первым добрался до того, за чем все охотятся?

– Абсолютно верно, – подтвердил Величко и замер в ожидании грозы.

Но ее не последовало. Староверцев судорожно пытался сообразить, что же теперь будет и чем ему все это грозит. Он окончательно растерялся.

– Вы думаете, там были наркотики? – выдвинул он единственную версию, пришедшую ему в голову.

Александр отрицательно закачал головой:

– Уверен, что нет. Если бы это были они, Граф дал бы нам об этом знать, а он ничего не учуял.

– Тогда что же? – развел руками Староверцев. – Не деньги же?

– А черт его знает, – за всех вздохнул Максимов. – Ведь чего только сейчас контрабандой не перевозят. И драгоценности, и золотые предметы, и старинные иконы...

– И что вы теперь думаете делать? – выдавил из себя Староверцев, так как ему самому ничего умного в голову не приходило.

– Попробуем обмануть, – ответил за всех Грачев. – Александр предложил рискнуть и подсунуть им пустую машину в обмен на девочку. Риск, конечно, велик, но что еще нам остается делать.

– К тому же, – заговорил сам Величко, – так у нас будет возможность повиснуть у них на хвосте и узнать, где их логово. Возможно, именно там они и держат девочку, и мы сумеем ее оттуда вызволить. Вы одобряете этот план?

Игорь Павлович колебался. Решение давалось ему с трудом, Александр решил его подтолкнуть и тихо сказал:

– Если мы ничего не станем делать, надежды на спасение вашей дочери останется еще меньше. Нам в любом случае придется отдавать им машину, так почему бы не попробовать сделать это с наибольшей выгодой для нас.

– Вы правы, – сдался Староверцев. – Мы должны рискнуть. Делайте то, что считаете нужным. Тем более я все равно уже начинаю терять надежду на то, что увижу дочь живой и невредимой. Редко бывает такое, чтобы похитители возвращали похищенного – для них это очень опасно. Так что действуйте, как считаете нужным.

Последние слова Староверцев произнес так обреченно, что Александру невольно стало его жалко. Да, он не был хорошим человеком, но он был замечательным отцом. Он все делал для того, чтобы вернуть свою дочь, и делал это так, как мог. Нет, они должны помочь ему и Валерии.

Едва Игорь Павлович покинул свой кабинет, друзья принялись обсуждать дальнейшие действия. Они понимали, что сейчас все зависит от звонка преступников. Староверцев должен будет договориться о встрече и назначить обмен, а уж дальше как повезет. Теперь нужно было готовиться к обмену.

– Макс, с тебя маяки, – принялся давать всем задания Величко. – Желательно такие, какие не сразу заметишь.

– Их сразу установить в машине? – спросил Максимов.

– Естественно.

– Ну, это без проблем. Кто со мной?

– Можешь взять Ашота, на машине быстрее, – предложил Грачев.

– Я не против, – откликнулся Мачколян и, поднявшись, направился вслед за Максимовым.

Грачев и Величко остались вдвоем, не считая Графа.

– А что будем делать мы? – спросил Валентин.

– Ждать, – коротко ответил ему Величко. – Другого нам не остается.

* * *

Долгожданный обмен любезностями состоялся далеко за полночь. Неизвестно, почему преступники выбрали именно это время для звонка, возможно, хотели испортить Староверцеву сон. Едва телефон задребезжал, тот стрелой подскочил к нему, сорвал трубку и, поднеся ее к уху, трясущимся голосом произнес:

– Да, Староверцев слушает.

– Не спишь, мразь? – полюбопытствовал хорошо знакомый уже голос. – Бессонница замучила? Мы тоже не спим. Между прочим, из-за тебя, засранец, – говоривший все больше расходился. – Ты вернул машину, гниль сортирная? Или нам уже можно у твоей дочурки пальчики отрезать, чтобы до тебя быстрее суть просьбы доходила?

– П-подождите, – заикаясь, начал Староверцев. – Я... я вернул машину.

– Вернул? – почему-то удивился звонивший, но удивление это было мимолетным. – Вот и умничка. Быстро все понял. Мы дважды повторять не любим. Не будет товара – не увидеть тебе и дочь. Значит, говоришь, вернул?

– Да, она сейчас у меня, – с трудом сглотнув слюну, ответил вспотевший папаша. – Когда я могу ее вам отдать и забрать мою девочку?

– Погоди, не спеши так, – осадил Староверцева неизвестный. – Сначала я должен осмотреть машину. Если все окажется в порядке, я пришлю тебе твою дочь.

– Но как же гарантии? – возмутился наивный Игорь Павлович.

– Гарантии тебе в банке давать будут, – захохотал собеседник. – А у нас все на честном слове. Ты ведь веришь моему честному слову?

– Д-да.

– В таком случае гони нашу тачку в Соловерцевский район. Там за заводом, в поле оставишь машину. И смотри, чтобы никого рядом не было, иначе...

– Да-да, я все понимаю, – не желая слушать дальнейших угроз, перебил Староверцев.

– Это хорошо, что понимаешь, – хихикнул неизвестный. – Ну так вот, оставь там машину, а сам езжай домой и спокойно ложись спать. Если все будет нормально, вернется твоя девчонка, никуда не денется.

– Обещаете? – торопливо спросил Староверцев.

– Все будет зависеть от тебя, – откликнулся неизвестный и повесил трубку.

– Ну что? – едва Староверцев повернулся в их сторону, спросили друзья. – Назначили?

Игорь Павлович кивнул и сухо пересказал разговор с неизвестным, добавив, что он очень надеется на друзей и ждет, чтобы все получилось. Выслушав Староверцева, Александр утер со лба выступивший пот и, выдохнув, произнес:

– Ну, с богом, ребята! Пора за работу, – и направился к выходу.

* * *

– Черт, не нравится мне все это, – злился Мачколян, сидя в заводском помещении и то и дело поглядывая на мудреный аппарат Макса.

С того момента, как они оставили машину в чистом поле, а сами спрятались в одном из цехов заброшенного завода, прошло уже более трех часов. А точка на «пикалке» Макса, как прозвал ее Ашот, продолжала мигать и стояла на одном месте, никуда не перемещаясь. Это могло означать только одно: за машиной пока никто не явился.

– Может, их и не будет вовсе? – продолжал ныть Ашот. – Мне жрать уже хочется. А я тут по каким-то цехам лазаю. И это при моем-то телосложении. – Минуты на две он замолчал, а затем продолжил: – Ну не могут они так долго сюда добираться. Они либо уже были, либо их вообще не будет.

– Были? – с какой-то странной интонацией в голосе повторил Величко. Затем быстро свистнул Графа, а когда собака выползла из какой-то щели и примчалась к нему, отдал приказ: – Ну-ка, Граф, разведай обстановку возле машины. Да аккуратнее, смотри, чтобы тебя никто не заметил.

– Не боишься, что его подстрелят? – заволновался за собаку Грачев, когда та уже выскользнула из помещения и скрылась в темноте.

– Вряд ли, – выдохнул в ответ Александр. – Похоже, Ашот прав: машину уже осмотрели, а забирать ее никто никуда и не собирался. Какого черта я раньше об этом не подумал.

Овчарка появилась спустя минут двадцать.

– Ну что там? – торопливо спросил Величко у собаки, словно бы она могла ответить. Впрочем, Граф все понимал, только сказать ничего не мог, а потому выражал все свои мысли лаем. Сейчас в качестве ответа он трижды коротко гавкнул и, выскочив через то же отверстие, через какое вернулся, повторил свой лай. Александру стало понятно, что пес зовет его за собой.

Он быстро поднялся на ноги и, тяжело вздохнув, сказал:

– Кажется, опять проворонили этих гадов.

– Да подожди ты, может, Граф и ошибся, у машины никого не было, – попробовал успокоить его Валентин.

– Сомневаюсь, Граф еще никогда не ошибался. Судя по его поведению, у машины как раз кто-то был, только вот забирать ее не стал.

* * *

Староверцев не спал. Он знал, что сейчас преступники получили машину, знал, что они ее осматривают, но не мог и предположить, что они сделают, поняв, что нужного им там нет. Он молил бога, чтобы они в порыве ярости не причинили вреда его дочери.

И тут зазвонил телефон. Староверцев вздрогнул. Медленно он поднялся с кресла и подошел к столу, на котором был телефон. Взяв трубку, он нажал «yes» и приготовился слушать. Раздавшийся в трубке голос развеял надежды на то, что это могут быть его ребята, посланные следить за преступниками. Нет, это были сами бандиты, и они явно были недовольны.

– Борзеешь, падла? Что, не ожидал? – грубо пробасил абонент. – Думал, все шито-крыто. Рискнул, и все тебе удалось, гнида чмошная. Удача, конечно, улыбается смелым, только потом долго ржет над ними.

– Не понимаю, о чем вы, – вставил Староверцев, надеясь обмануть собеседника. – Разве вы не получили машину? Я сделал все, как вы просили.

– Сделал?! – разъяренно выпалил неизвестный. – Да за то, что ты сделал, тебя, мурло, в помойной яме утопить мало будет.

– Я вернул машину, верните дочь! – резко выкрикнул Игорь Павлович, решив показать этим бандитам, что он их нисколько не боится. – Сейчас же! Иначе я поставлю на ноги весь город, и вы ответите мне за все. Вы слышите?

– А теперь послушай меня ты, урод, – усмехнулся как ни в чем не бывало собеседник. – Тебе, наверное, не известно, кто я такой? Я тот, кто от тебя мокрого места не оставит, если пожелает. Достаточно мне слово сказать, и тебя разделают так, что забудешь, где живешь и как мать твою зовут. Ты что же, меня за дурака принимаешь? Подсунул пустую машину и думал, что я на это клюну? Думал, можешь все оставить себе, а я ничего и не замечу?

– Я ничего не брал, – перебил его Игорь Павлович.

– Я знаю, ты забрал товар из машины, не пытайся меня в этом переубедить. Тебе ведь наверняка было интересно, что там, вот ты и посмотрел. А поняв, что это стоит кучу денег, решил оставить себе. Думаешь, я идиот? Нет, дорогой, – зашипел говорящий, – ты сильно ошибаешься. Это мой товар, и я его себе верну, чего бы мне, а точнее, тебе это ни стоило.

– Я не понимаю, что вы от меня хотите, – вновь заговорил Староверцев. – Вы требовали от меня машину, которую заказывали. Я вам ее отдал и свою часть договора выполнил. Теперь ваша очередь вернуть мне дочь, – осторожно добавил он.

– Вернуть?! – взревел собеседник. – Да после того, что ты сделал, я могу выслать ее тебе только в качестве бифштекса. – Он помолчал, а потом сказал: – Вообще-то, меня не колышет, у кого мой товар, вернуть его должен ты. Как – твои проблемы. А чтобы моя просьба была тебе более понятна, жди посылку.

Глава десятая

– Это все из-за вас! Вы во всем виноваты! – орал Староверцев.

Стоящая перед ним четверка с собакой с нетерпением ожидала, когда же это наконец закончится. Слушать обвинения им приходилось вот уже несколько дней.

– Если бы не ваша затея, с моей девочкой ничего бы не случилось. А теперь вы знаете, что мне обещали? Мне обещали прислать кусок ее тела. Почему вы до сих пор ничего не сделали?!

– Мы поставили на машине «жучки», – сухо проговорил Александр. – Не наша вина, что они осмотрели машину на месте и не стали ее забирать.

И вдруг Староверцев окатил их ушатом холодной воды. Он устремил на них свои налитые кровью глаза и с жаром произнес:

– А что, если это вы... вы сами забрали товар из машины, а мне пригнали ее пустой? – Глаза его сузились, что не предвещало ничего хорошего. – Вы же сами сказали, что осматривали машину. Признавайтесь, – приказал он. – Вы забрали это.

– Да вы что, сдурели совсем? – возмутился Мачколян. – На кой черт нам это надо? Стали бы мы вообще вам помогать, коли охотились бы за этой хреновиной, которая в тачке была. Мы, к вашему сведению, эту машину дважды искали. Она у нас вот уже где сидит. – Ашот провел ребром ладони по шее. – Пошли отсюда, ребята, – обратился он затем к остальным. – Нечего нам тут больше делать, коли нас не ценят.

– Подожди, – остановил его Величко, ухватив за рукав. – Игорь Павлович погорячился.

Говоря это, Александр пристально смотрел на хозяина дома. Тот уже понял, что зря вспылил, и, вздохнув, принялся извиняться. Когда взаимоотношения были выправлены, Староверцев пригласил всех сесть, а потом спросил:

– Вы что-то еще можете сделать? Я, конечно, понимаю, что если даже милиция бессильна, то вам-то и подавно сложно что-то сделать, но все же... Вы моя последняя надежда. Еще раз извините, все же вы должны понимать, в каком я сейчас состоянии. И еще эта посылка...

– Не волнуйтесь раньше времени, возможно, они таким образом решили вас просто припугнуть, – посочувствовал Грачев. – Как психолог я могу уверенно сказать: раз они до сих пор не причинили вашей девочке вреда, а используют ее лишь в целях давления на вас, то они не сделают ей ничего и далее.

– Будем надеяться, – вздохнул Староверцев. Затем он устремил взгляд на Величко и стал ждать, что скажет тот.

Александр не торопился. Он еще не до конца просчитал все действия преступников, а потому ни в чем уверен не был. Но, так как все ждали, он заговорил.

– Учитывая то, что произошло с машиной за этот день, у меня сложилось впечатление, что среди бандитов есть предатель, точнее, крыса, работающая под прикрытием больших людей. Наверняка именно этот человек выследил Ашота с Валентином и, уловив удобный момент, угнал у них машину и забрал из нее то, о чем должно было быть известно лишь очень узкому кругу людей. Причем возвращать это боссу он явно не собирается, планируя сбыть товар самолично. В результате на вас продолжают наезжать и требовать возврата имущества.

– Я с этим вполне согласен, – поддержал Величко Ашот.

– И мы, – дружно кивнули остальные.

– Исходя из этого, – продолжил Величко, – я сделал соответствующие выводы. Для того чтобы вернуть девочку, нам необходимо прежде всего вычислить того, кто крысятничает среди своих, и, забрав у него товар, обменять на нее.

– Да, но ни о товаре, ни о заказчике машины у нас данных нет, – заметил Мачколян. – Как же мы узнаем, кто скрысятничал?

Грачев решил обратиться с вопросом к Староверцеву:

– Неужели вы совсем ничего не знаете о заказчике? Ведь быть такого не может. Лично я бы ни за что не стал работать с человеком, о котором мне ничего не известно. А вдруг он бандит?

– Да понимаю я это, – отмахнулся Староверцев, – только ведь, когда на кону стоят огромные деньги, разве обращаешь внимание на такие мелочи. Казалось-то все очень просто: гоню машину, получаю бабки. Кто же знал, что такая история приключится.

Тут оживился Величко:

– Верно! Нужно начинать крутить именно от фирмы. Когда Грач упомянул про фирму, я неожиданно вспомнил то, что вы мне говорили о ваших каналах поставки, – глядя на Староверцева, продолжил он. – Вы могли бы еще раз поведать нам о том, где и каким образом закупаете товар для своего салона? Я должен проверить одну свою версию.

– В общем, могу, – пожал плечами Игорь Павлович. – Как я уже и говорил, моя фирма является официальным дилером одной немецкой фирмы. Та, в свою очередь, тоже закупает машины у официальных дилеров, которые берут автомобили у завода-производителя.

– Мать вашу, как все сложно-то, – пробормотал Мачколян. – Я то думал, все куда проще, а тут...

– Да, длинный канал, – вздохнул Грачев, понимая, что по такому сложному маршруту вряд ли кого удастся найти. – Бесполезно даже затевать.

– Нет, не бесполезно, – замотал головой Величко. – Насколько мне известно, именно эта машина являлась спецзаказом и была взята в другом месте, так как подобные марки их компаньон им не поставляет. Ведь так, Игорь Павлович?

– Да, так.

– В таком случае скажите, у кого был взят данный автомобиль? Что за фирма?

– Я понял, на что вы надеетесь, – после минутной паузы произнес Староверцев. – Но вряд ли что-то получится. Я и сам этого точно не знаю. Телефон человека, который мог предоставить нам эту машину, мне дал сам заказчик. Он сказал, что уже брал однажды по этому каналу автомобиль, но так как самому заниматься перегоном ему некогда, решил сделать это через наш салон. Мы только позвонили этому немцу Дику, кажется, так его звали, договорились, что он подгонит автомобиль к тому салону, где будут закупаться и остальные машины, и, получив деньги, будет свободен. Его теперь сам черт не найдет.

– Черт, может, и не найдет, – проговорил Величко, обрадовавшись тому, что Староверцев вспомнил хотя бы фамилию мужчины, так как это многое меняло. – А мы попробуем. До Германии не так уж и далеко, правда, ребята?

Остальные только неопределенно пожали плечами. Староверцев поднялся с кресла и подошел к окну. Затем он тяжело вздохнул и, не оборачиваясь, заговорил:

– А может, не стоит вам никуда ездить? Только время потеряете. На оформление виз сколько уйдет. Может, просто сообщить этим преступникам, что это кто-то из их козлов стырил товар? Пусть сами и разбираются, а?

Лицо его выражало такую надежду, что ее жаль было разрушать, но все же Александр сказал:

– Ничего не выйдет. Они вам не поверят, как и любой другой на их месте. Сами должны понимать. Нужно искать поставщика.

– Пожалуй, вы правы, – вновь скис Староверов. – Они же сами сказали, что им на все плевать. Подождите, – неожиданно встрепенулся он, – так ведь Дик-то вовсе и не в Германии находится.

– А где же? – удивленно спросил Величко.

– В Москве. Там филиал ихнего германского автосалона.

– Э-эх, – вздохнул Мачколян. – Какого же черта вы не сказали нам об этом раньше? И вообще, не помешало бы и у бандитов узнать, что от вас требуют. Что за товар-то там был? А то ищи тут! Прям как в сказке: поди туда, не знаю куда, найди то, не знаю что.

– Кончай ныть, – одернул Ашота Максимов. – Лучше думай, что делать.

– И думать нечего, – уверенно сказал Алекс. – Я еду в Москву. Ведь ясно же, что тут мы не выйдем на похитителей.

– А там выйдем? – удивился Макс.

– Выйдем, – кивнул Величко. – Нам нужно будет лишь найти там по номеру телефона того продавца, который предоставил данный автомобиль. Ясно же, что через него в машину был помещен товар, а значит, он прекрасно знал, кому переправлялся груз. Уверен, он знает заказчика.

– По-моему, логично, – немного подумав, согласился Грачев. – Тем более что управиться можно дня за два. А мы тем временем попробуем поискать эту шайку здесь. Работаем в двух направлениях, хоть в одном-то должно повезти.

– В таком случае я прямо сейчас еду в аэропорт, – поднимаясь, произнес Александр.

– Я дам вам денег, – неожиданно предложил Староверцев. – Могут возникнуть непредвиденные расходы. Да и потом, это же моя дочь...

Александр послал ему благодарный взгляд, затем посмотрел на Макса:

– Не желаешь составить компанию?

– Я? – удивился Максимов. – А зачем?

– Могут понадобиться твои ручонки.

– И голова, – добавил Ашот. – Бери, бери его, конечно. Мало ли что случиться может.

– Черт, я ж ни черта по-немецки не знаю, как мы с тем типом разговаривать станем? – растерялся Максимов.

– А что там знать? – гаркнул Мачколян. – Ты им: «Шпрехен зи дойч», а они тебе: «Убен зи бите». И все дела. А вообще-то немец и по-нашему наверняка гутарит. Эх ты, чудо в перышках...

* * *

– Ненавижу самолеты, – вцепившись мертвой хваткой в подлокотники сиденья, сквозь зубы процедил Максимов. – Терпеть не могу высоту.

– Расслабься, – спокойно посоветовал Величко, сменивший на своем веку столько мест дислокации, что невольно научился чувствовать себя комфортно где угодно, включая мусорный контейнер. Не отставал от своего хозяина и Граф, также не чувствующий никаких неудобств при полете, хотя сам заставил порядком побегать своего хозяина, вынужденного собирать кучу справок и доставать разрешение на перевоз его в салоне самолета. Если бы не помощь влиятельного Староверцева, пса пришлось бы оставить дома, несмотря на то, что он очень даже мог им пригодиться.

Макс последовал совету друга, успокоился и принялся изучать пассажиров. Сначала взглянул в сторону, через проход, и увидел молодую пару: высокого брюнета с большим носом и маленькую аккуратную блондиночку. Затем посмотрел чуть дальше. Там сидели две особы женского пола: шатенка и блондинка с пышной шевелюрой. Но даже несмотря на то, что видел их он только в профиль, успел отметить, что обе вполне привлекательные и он не прочь бы с ними познакомиться. Особенно с пышноволосой – лакомый кусочек.

Полет длился не очень долго. И вот уже друзья в столице. Узнав в справочной по номеру телефона адрес Дика, они добрались туда на такси.

– Если я не ошибаюсь, то этот дом вон там, – указывая куда-то впереди себя, сказал Величко. – Тот домик, что в два этажа.

Макс поднял глаза и увидел аккуратненький красивый домик. Он был полностью выкрашен в белый цвет, имел гараж, располагающийся внутри строения, а также два балкона. По всему было видно, что жилец не нищенствует.

– Не хило, – пробормотал Максимов, скривив губы, а потом шагнул в сторону дома.

Александр тоже сделал шаг, но тут же остановился, услышав какой-то подозрительный звук, похожий на хлопок.

Величко кинулся к дому, но, не добежав до него, вновь остановился и задрав голову, стал осматривать крыши домов.

– Что происходит? – спросил догнавший его Максимов. – Кто-то стрелял?

– Стрелял, – коротко ответил Величко, отстегивая ремешок от ошейника собаки. – Проверь, жив ли хозяин дома.

– А ты?

– А я пробегусь вон по тем домам, кажется, стреляли оттуда.

– Я с тобой, – не отставая, откликнулся Макс. – Сюда мы всегда вернуться успеем, а этого козла еще ловить надо будет.

Мужчины со всех ног кинулись к соседнему высотному дому, вбежали в подъезд, едва не сбив повстречавшуюся им женщину, и понеслись наверх, не дожидаясь лифта. Первым мчался Граф, лая на ходу и тем самым давая понять преступнику, что от него еще никто не уходил. За ним бежал Величко, старающийся не отставать от собаки, а самым последним Макс. Но на середине пути он почему-то тормознул и, резко развернувшись, бросился в обратном направлении. Величко не сразу это заметил, продолжая обзор площадок.

Очень скоро Граф вывел его на самый последний этаж, где на широком подоконнике валялась темно-синяя курточка с нашивками «Адидас». Граф сиганул вверх, ухватился за эту вещицу, стянул ее вниз и стал жадно обнюхивать.

– Знаю, Граф, знаю, – переводя дыхание, проговорил хозяин. – Упустили, – после чего взял куртку и, поманив собаку, заспешил вниз.

У подъезда растерянный Максимов нервно озирался по сторонам в поисках той, которая показалась ему знакомой и с которой он столкнулся, вбегая в дом. Только на пятом этаже он вспомнил, где видел это лицо – в самолете. Сделав такое открытие, он помчался вниз, но незнакомка успела скрыться. Вскоре появился запыхавшийся Величко и сразу же доложил:

– Его там нет. Удрал каким-то другим путем.

– Удрала, – поправил Максимов, уже догадавшийся, кем была та девица. – Мы с ней столкнулись у подъезда. Я ее еще в самолете заметил. Черт! И почему я сразу не вспомнил, откуда знаю ее.

– Уверен? – переспросил Величко.

– Совершенно. Что будем делать-то?

– Будем искать. Она куртку оставила. Кажется, Граф уже взял след, – ответил Алекс, услышав прерывистый лай своего пса.

Не тратя более ни минуты, мужчины побежали за собакой, а та неслась куда-то, не теряя следа. Так они домчались до какой-то улицы, где овчарка остановилась и завертелась на месте.

– Мать ее, – резко топнув, выругался Величко. – Опять след оборвался.

– Наверняка она в машину села, – догадался Максимов. – Может, стоит вернуться, посмотреть, как там хозяин дома. Вдруг он еще жив.

– Ты прав. Пошли, Граф.

У дома Дика друзья увидели милицейские машины и «Скорую помощь». Понимая, что самим им в дом не пробраться и единственный способ узнать хоть что-то – спросить у зевак, Александр постучал по плечу какого-то мужчину:

– Что там случилось?

– А черт его знает, – ответил тот. – Сами на шум сбежались, ничего понять не можем.

Тут из дома на носилках вынесли чье-то тело, рядом с ним, обливаясь слезами, шла женщина, бормочущая что-то то на русском, то на немецком языке. Александра больше интересовало то, что она говорила на русском, он уже понял, что семья Дика была скорее русской, нежели немецкой.

– Убийцы, негодяи! – рыдала женщина.

Большего Величко было и не нужно. Он сказал Максу:

– Дуем в аэропорт. Уверен, что эта киллерша сегодня же улетает обратно в Желтогорск.

– С чего ты взял?

– Как правило, билеты и в ту, и в обратную сторону заказчики киллерам покупают сразу.

– Так она же наверняка переоденется, – заметил Максимов. – Как мы ее узнаем?

Величко мотнул головой в сторону Графа.

– А, ну да, не зря же мы его с собой тащили, – смекнул Макс.

Спустя десять минут друзья уже мчались в такси по гладенькой как шелк автотрассе в сторону аэропорта.

Расплатившись с водителем, Величко взял Графа на поводок и направился в зал ожидания. На руке у него висела найденная куртка убийцы, а все сумки нес Максимов.

В зале ожидания Величко сунул куртку киллерши Графу под нос. Склонив голову, собака принялась нюхать.

Вскоре Граф уловил след беглянки и, обходя всех стоящих и идущих, направился в правый угол зала, туда, где над головами ожидающих висело большое табло с данными о полетах.

– Она должна быть где-то здесь, – проговорил Макс, следуя за Алексом. – Ну, Граф, отыщи нам ее.

Собака остановилась, а потом медленно, слегка поскуливая, направилась к полноватой женщине, стоявшей спиной к ним. На ней было длинное платье из плотной ткани, темная широкая накидка и шапочка с кокетливо изогнутыми полями. Если бы не Граф, Макс ни за что бы не догадался, что эта груша и есть та прелестная особа, которая летела с ним в одном самолете.

– Она, – кивнув на женщину, шепнул Максимов.

– Знаю, – откликнулся Величко и решительно притянул пса к себе, не давая ему ухватиться за подол платья дамочки.

– Что будем делать?

– Нужно как-то незаметно вывести ее отсюда, а на улице разберемся. А то здесь слишком много народу.

– Согласен. Могу попробовать подвалить познакомиться.

– Не прокатит, – отрицательно замотал головой Алекс. – Она тебя уже видела у подъезда.

– Ну, тогда только один выход – за белы рученьки и...

Александр кивнул и решительно направился к женщине. То же сделал и Максимов, только шли они на некотором расстоянии друг от друга, собираясь подцепить мадам киллершу за обе руки разом. Но в самый последний момент она оглянулась и быстро засеменила к пункту проверки паспортов. Им ничего не осталось, как прибавить шаг и спустить с поводка Графа.

Волоча свой поводок по мраморному полу, умный пес быстрее всех домчался до леди, совершенно уже не похожей на себя из-за грима и большущих очков, нацепленных на нос, и, не дожидаясь никаких приказов, ухватился за подол ее платья. Дамочка взвизгнула, попыталась ногой отбросить овчарку, но, поняв, что этого сделать ей не удастся, кинула быстрый взгляд на двух приближающихся к ней мужчин и закатила истерический вой. Моментально обратив на себя внимание скучающей публики. Но это было еще не все. Подобно истинной иностранке, которую она из себя изображала, дамочка принялась быстро говорить что-то на немецком языке.

Невзирая на это, подоспевший Александр схватил ее за руку и, притянув к себе, сжал в стальных объятьях. Затем он склонился к уху девицы и угрожающе прошипел:

– Не ори, сука, иначе хуже будет. Быстро устроим тебе тюремное заключение по высшему классу.

– Осел, – прорычала она в ответ на чистом русском и снова принялась выкрикивать какие-то непонятные фразы по-немецки. Даже тот, кто не знал немецкого языка, мог понять, что она просит о помощи.

– Заткнись, – повторил свою угрозу Александр. – Нам только поговорить с тобой надо, потом отпустим. Какого черта ты истерику закатываешь?

– Да пошел ты, мудак, – совсем не по-женски огрызнулась киллерша и, резко взметнув колено вверх, попыталась ударить его в пах.

Александр едва успел увернуться, но он не предусмотрел того, что женщина на этом не остановится, а потому получил удар каблучком-шпилькой по ноге и застонал.

Тем временем Макс попробовал перехватить взметнувшуюся над другом руку, но не успел: его самого кто-то ухватил сзади и принялся тянуть на себя. Он обернулся, вознамерившись врезать тому как следует, но ничего из запланированного ему сделать так и не удалось: повернув голову, он сразу же встретил строгий взгляд милиционера.

Глава одиннадцатая

Александра Величко и Андрея Максимова арестовали прямо в аэропорту, где они попытались задержать киллершу, убившую немца Дика. Обвиняли их в том, что они приставали к иностранной гражданке, гостье Москвы, да еще и натравили на нее собаку. Последнюю быстро охомутали, нацепив на нее намордник, и куда-то уволокли, несмотря на сопротивление и визг Графа.

Это взбесило Александра еще больше, чем их собственное задержание. Он не мог позволить усыпить Графа. А этого, как легко было понять по действиям сотрудников органов правопорядка, избежать вряд ли удастся, потому как те уже решили, что у пса бешенство. Объяснить что-то и доказать свою правоту друзья не могли – их просто никто не слушал. Их скрутили, нацепили наручники и грубо затолкали в какую-то комнатенку, не имеющую окон, расположенную в самом помещении аэропорта. Причем Величко на некоторое время впал в беспамятство, получив слишком много ударов дубинками по голове за то, что никак не желал оставить в покое девушку, да еще и оказывал сопротивление милиции.

Часа через полтора за ними пришли. Несколько высоких парней с дубинками и пистолетами в кобуре на поясе молча подняли обоих пленников с пола и поволокли по коридору. Их доставили в небольшую комнату, по всей видимости, представляющую собой кабинет начальника охраны аэропорта. Здесь был всего один стол, несколько одинаковых стульев, зашторенное жалюзи окно, у которого стояло несколько горшков с цветами, а также шкаф с бумагами. Одна из свободных стен была сплошь завешана листами бумаги с какими-то записями, распечатками и фотороботами преступников.

За столом сидел приятный, по меркам Максимова, мужчина лет сорока с небольшим. У него был почти квадратный подбородок, прямой ровный нос и маленькие внимательные глазки. Самым же примечательным в нем Максимову показалось одно несоответствие – светлые волосы и угольно-черные густые брови. То и другое приятно дополняло друг друга и придавало его внешности изюминку.

На столе перед мужчиной лежала его фуражка, а также стоял телефон. Позади Максимова и его друга, замерев в одной позе, стояли охранники. Окинув задержанных внимательным взглядом, начальник произнес:

– Приведите этого в чувство. Я хочу поговорить с обоими.

Охранники поспешили выполнить этот приказ: один из них извлек из кармана какой-то пузырек, откупорил его и поднес к носу Величко.

Нюхнувший нашатыря Величко вздрогнул, и лицо его начало оживать. Щеки порозовели, ресницы задрожали, и через минуту он открыл глаза. Растерянно осмотревшись, он не сразу понял, где находится и что с ним произошло, так что Максу пришлось кратко ему объяснить. После этого начальник сказал:

– Я хочу допросить вас и выяснить, зачем вы приставали к иностранке?

– Да не приставали мы к ней, – выдохнул Максимов и, подвинувшись на стуле поближе к собеседнику, продолжил: – И потом, никакая она не иностранка. Мы с ней в одном самолете сюда летели, уж я-то это точно знаю.

– Но что вы тогда от нее хотели? – сдвинул брови мент.

– Мы ее задержать пытались. Это киллерша.

– Вы видели, как она кого-то убила?

– Видели. А затем погнались за ней. И вот мы ее поймали, а вы все испортили.

– Кого убила эта женщина? – спросил мент.

– Торговца машинами по фамилии Дик, – вновь ответил Макс. – Можете проверить. У нас даже телефон его домашний есть.

Мужчина подозрительно прищурился, а затем хотел о чем-то спросить, но Величко заговорил раньше:

– Можете не стараться, я понял, о чем вы подумали. Что это мы убили того человека, а гнались за девушкой, так как она все увидела. Вы же наверняка вычислили, что мы только сегодня прибыли в Москву. Ведь так?

– В общем-то, да, – кивнул мужчина.

– Вы ошиблись, – не отводя от него своего взгляда, проговорил Александр. – Мы приехали к нему, чтобы договориться о покупке машины. Мы представители одного желтогорского автосалона и желали бы закупить некоторые новые марки машин, которые в его салоне имеются. Это также легко проверить: данные автосалона мы дадим. Девушка летела нашим же рейсом, но она нашла Дика раньше, поэтому мы не успели его спасти. – Александр сделал небольшую паузу. – А теперь скажите, где моя собака? Она не переносит тесных замкнутых помещений и может покусать ваших людей, если они будут с ней слишком жестоки.

– Вряд ли она сможет кого-то покусать теперь, – улыбнулся мент, отчего Величко едва не подскочил на стуле и не кинулся к нему. Макс вовремя сумел его остановить.

– Что... что вы с ним сделали? – дрожащими губами выкрикнул Алекс.

– Мы не причинили вашей собаке вреда. Мы ее просто временно усыпили, чтобы не мешала нормально работать. Она и в самом деле вела себя слишком уж агрессивно.

– Ваше счастье, что только временно, – облегченно вздохнул Максимов. – Иначе сомневаюсь, что вы бы всем отделом смогли удержать его. – Он кивнул на Величко. – Эта собака – вся его жизнь, он не простит никому ее смерти.

– Мы не живодеры, – ответил на это мент и, поднеся руку к фуражке, принялся теребить ее козырек. – Собака породистая, потому и не тронули.

– Что вы собираетесь с нами делать? – решился выяснить Макс.

– Для начала – узнать правду. Учитывая ваш рассказ, мы должны все тщательно проверить и, если потребуется, задержать вас.

– А что мы будем делать сейчас?

– Посидите тут еще немного.

– Да нам некогда сидеть-то, – зло топнув ногой, гаркнул Максимов. – Уйдет же дама эта! Где ее потом искать?

– Ничего. Милиция везде есть, далеко не уйдет.

Начальник охраны поднялся, взял со стола фуражку, надел ее и вышел из кабинета. Друзья остались вдвоем, не считая охранников.

* * *

Их отпустили почти сразу, как только была проверена личность каждого и информация, сообщенная ими начальнику охраны. Староверцев, которому менты позвонили, подтвердил, что послал своих людей за машинами. Задерживать их более не имело смысла. К тому же сама обвинительница так спешила скрыться, что забыла написать заявление, и предъявить им в любом случае ничего не могли.

Оказавшись на свободе, они первым делом решили позвонить своим в Желтогорск и сказать, чтобы те сели на хвост киллерше, когда та прилетит. У них самих до следующего рейса была еще пара часов.

* * *

Оставленные при Староверцеве Грач и Ашот почти поселились в доме владельца автосалона, понимая, что ничего предпринять они все равно не смогут до тех пор, пока не поступит новый звонок от похитителей. Они собирались опять отследить место звонка и успеть добраться туда до того, как преступники скроются. Это было вполне реально, учитывая, что за рулем будет такой гонщик, как Ашот Ваграмович. Однако похитители девочки не подавали никаких признаков жизни и даже не выполняли своего обещания: посылка Игорю Павловичу до сих пор не прибыла.

Полное бездействие раздражало мужчин. Хотелось уехать домой к семьям, но покинуть пост они не могли. Сам Староверцев, окончательно вымотавшись, уснул.

Зато Валентину и Ашоту спать было нельзя. Вдруг кто позвонит, а они не успеют среагировать. Но единственный звонок за это время был из Москвы, да и то они поняли мало. Вроде бы их товарищей задержали, но почему, пока неизвестно, а гадать не было смысла.

В тот момент, когда позвонил Величко, Мачколян сидел в кресле, раскачивался взад-вперед и через каждые три минуты нажимал на кнопки пульта, лежащего на его колене. На плоском экране огромного телевизора мелькали одна за другой разные картинки, но ни одна из них не цепляла его взгляда, а большинство просто раздражали и порядком поднадоели. За сутки он просмотрел столько всего, что ящик хотелось разбить. Мачколян скучал.

Грачев висел на городском телефоне, пытаясь уверить жену, что у него срочные дела и нет времени заглянуть домой. Женщина, судя по всему, никак не хотела в это поверить. Неизвестно, сколько бы вся эта беседа еще продолжалась, если бы вновь не сработал сотовый телефон.

Мужчины моментально оставили свои дела и вопросительно переглянулись.

– Думаешь, это опять из Москвы звонят? Милиция? Или все же эти? – спросил Валентин.

– Не знаю, – ответил Ашот и, дотянувшись до телефона, надавил на нужную кнопку и поднес трубку к уху. – Да, слушаю.

– Кто это? Игорь Павлович?

– Нет, но это его человек, – тоже не узнав собеседника, ответил Ашот. – Говорите, что вы хотели.

– Ашот, ты, что ли? – наконец сообразил звонивший. – Это Алекс.

– Ты? – удивился Мачколян. – Что, уже отпустили?

– Да куда бы они делись, отпустили, конечно, – пробасил тот. – Мы вот чего звоним. У вас скоро должен приземлиться самолет. Необходимо встретить одного человечка и сесть ему на хвост.

– Какого человечка? – переспросил Ашот.

– Женщину. Она убила мужика, которого мы искали. Из-за нее-то мы и попали в каталажку. Но это сейчас не главное. Во что бы то ни стало отыщите ее и выследите, где она живет. Мы прилетим следующим рейсом.

– А как мы ее узнаем?

– Как? – Александр растерялся. В трубке послышалось, как он перебрасывается с кем-то фразами, а затем вновь раздался его голос: – В общем, слушай. Рост небольшой. Шатенка, но, возможно, крашеная. Может случиться, что она переоденется в самолете, но улетала она в... – и Александр принялся перечислять все предметы одежды девицы.

– Этого мало, – выслушав его, произнес Ашот. – Нужна какая-то отличительная черта. Вспоминай.

Величко вновь на какое-то время пропал, а потом сообщил то, что от него и ждали:

– У нее около правого верхнего века маленькая родинка.

– Вот это другой разговор, – обрадовался Ашот. – Хорошо, отыщем эту мадам. Прилетите, сразу звони.

Покинув дом Староверцева, друзья быстренько загрузились в джип Ашота и понеслись в аэропорт. По данным справочной аэропорта, самолет должен был приземлиться через двадцать минут. По пути Ашот кратко пересказал Грачеву свой разговор с Величко.

– Насколько я понял, эта дамочка грохнула того самого мужика, которого они искали, – подвел итог сказанному Грач.

– Вроде так, – кивнул Ашот.

– А раз она возвращается в Желтогорск, значит, отсюда ее туда и послали, – продолжил свои размышления Валентин.

– Все верно, – вздохнул Ашот. – Не пойму вот только, почему они того мужика-то убрали. Что он им сделал?

– Как что? Он же все знает, а значит, может и рассказать. Вот и решили не рисковать и пообрубать все концы. Они не учли только одного...

– Чего же?

– Раз мы знаем, кто убийца, то через нее можем выяснить, кто был заказчиком. А он и похититель Валерии Староверцевой – одно и то же лицо. В этом я абсолютно уверен.

– Логично, – ответил Ашот. – Полагаю, наши так все и задумали.

– Не пойму только, почему нам не велели сразу ее потрясти, – слегка обиженно проговорил Грачев. – Неужели не доверяют?

– А может, они еще не решили, что надо делать, – заступился за друзей Мачколян. – У них и так головы сейчас забиты, обо всем разве упомнишь.

– Короче, – принял решение Грач, – действуем, исходя из ситуации.

– То есть как сами считаем нужным? – уточнил Ашот.

– Ага.

– А не наломаем дров-то?

– Да не должны, – потирая подбородок, откликнулся Валентин. – Не маленькие уже.

Вскоре они подъехали к зданию аэропорта.

Друзья вошли в здание через парадный вход, уточнили у охранника, где располагаются залы для прилетевших, и отправились в указанном направлении. Войдя в небольшой зал ожидания, они устремили взоры на турникет.

Ждать пришлось недолго. Уже минут через пять оператор сообщила по громкой связи, что прибыл рейс Москва – Желтогорск и все желающие могут встретить прилетевших у шестого входа. Мачколян и Грач поспешили к турникету. Они остановились возле металлических ограждений и внимательно рассматривали женщин, проходивших пост проверки документов, причем любой внешности и возраста. Они искали родинку, маленькую и плохо заметную.

Поджидаемая особа показалась самой последней. Дамочка меланхолично протянула свои документы проверяющему, искоса посмотрела на толпящихся впереди и, дождавшись, когда ей вернут бумаги, не спеша пошла к главному выходу. Сообщить о том, что он ее узнал, Грачев не мог, хотя в момент соприкосновения с плечом проходящей мимо женщины четко увидел у нее на веке ту самую родинку. Он пнул Ашота и громко сказал:

– Пошли отсюда, похоже, твой брат сегодня не полетел.

– Ка... – начал было Мачколян, но смекнул, что неспроста Грач так сказал. Тот осторожно кивнул в сторону удаляющейся фигуры и шепнул:

– Она.

И они направились к выходу вслед за ней.

Роковая женщина в черном брючном костюмчике с ажурным воротником шла, плавно покачивая бедрами. Неожиданно она оглянулась, но, не увидев ничего подозрительного, свернула в сторону. Женщина переместилась из зала ожидания в соседний зал, из него вышла в коридор и отправилась дальше. Валентин и Ашот остановились.

– Дальше не пойдем, может заметить, – произнес Грачев. – И так понятно, что она идет к камерам хранения. Оттуда другого выхода, кроме как этот, нет, я точно знаю. Значит, будем ждать тут.

– Может, мне лучше пока подготовить машину? – спросил Ашот.

– Хорошо, а я останусь здесь, – согласился Валентин. – Один я менее приметен.

Мачколян поспешил к своей любимой большой игрушке, а Грачев остался дожидаться девицу. Он уже понял, что скорее всего она забирает из камеры хранения причитающиеся ей деньги, и даже предположил, что после этого киллерша должна будет отзвониться боссу и доложить о выполнении задания. Мысль о том, что позвонить женщина могла и из самолета, пришла к нему значительно позже, когда, не задерживаясь более в аэропорту, дамочка села в машину, припаркованную на стоянке.

Валентину не оставалось ничего другого, как отбросить в сторону газету, которую он купил в целях конспирации, и, запрыгнув в джип Мачколяна, дать сигнал:

– Гони следом. Да не прижимайся близко, тебя и так из-за скорости постоянно замечают. Постарайся слиться с другими машинами.

Поколесив за киллершей почти по всему городу, но так и не дождавшись, чтобы она к кому-то заглянула, друзья поняли, что дамочка едет домой, причем окольными путями, чтобы сбить неумелых следопытов с толку. Более заблуждаться на тот счет, что она их не вычислила, было глупо, а потому Грачев распорядился:

– Как только свернет, тормозни перед поворотом.

– Что ты собираешься делать?

– Попробую пересесть в такси и дальше уже буду следить один.

– А я?

– А ты жди. Когда определю, где живет, позвоню, подъедешь.

– А что потом?

– Попробуем с этой дамочкой пообщаться, пока она вещички не собрала и не свалила из города. Ну все, тормози.

Ашот резко надавил на тормоза, и Валентин быстро выпрыгнул из джипа. Остановив первую попавшуюся машину, он попросил водителя о помощи. Тот, услышав, что предстоит слежка, согласился помочь и последовал за машиной девушки.

* * *

– Как ты долго, – накинулся на товарища Ашот, когда прибыл в указанное место после звонка Грачева. Тому все же удалось выследить, где живет девушка, и сейчас он стоял едва ли не у ее двери.

– Ничего себе долго, думаешь, она так просто поверила, что мы от нее отстали? – усмехнулся Валентин. – Женщина – существо недоверчивое.

– Да уж, – вздохнул Ашот. – И что теперь?

– Теперь нужно проникнуть в квартиру, желательно без шума, – проговорил Грачев. – Ну и поговорить с этой особой, конечно.

– Кто займется взломом дверей?

– Пожалуй, я, – ответил Валентин. – Тебе такую тонкую работу доверять нельзя. Дай-ка мне свою связку ключей.

– Зачем? – испугался Ашот.

– Давай, не жмись. Ничего с ней не станется.

Мачколян нехотя достал из кармана ключи и протянул их Грачеву. Тот взял связку, осмотрел ее и, найдя нужный ключ, принялся осторожно ковырять им в замочной скважине.

Вскоре под умелыми руками Грачева дверь поддалась, и они смогли проникнуть внутрь. Оказавшись в небольшом коридоре, оба замерли и прислушались к шумам, доносящимся из других комнат. Где-то надрывался музыкальный центр, из-за которого хозяйка квартиры и не услышала скрежета в замке. Это было друзьям на руку, но расслабляться было рано: в квартире мог находиться еще кто-нибудь кроме хозяйки.

– Ты в ту сторону, я в эту, – прошептал Валентин и на цыпочках стал подкрадываться к дверному проему.

Не успел он сделать и трех шагов, как из комнаты выглянула хозяйка. Только теперь она совершенно преобразилась, превратившись из шатенки в блондинку. Дамочка изумленно уставилась на нежданных гостей. Впрочем, ее изумление длилось всего секунду, а затем она метнулась в комнату, откуда послышался шум выдвигаемого ящика. Не догадаться, что за этим последует, было трудно. Грачев влетел вслед за женщиной в комнату и, не дожидаясь, пока она обернется, навалился на нее сзади. Пистолет Макарова выпал из тонких рук девицы и отлетел к дивану.

Девица не растерялась, развернулась и принялась наносить частые удары локтем в живот Валентину. Но он перехватил руки девушки и так завернул их за спину, что она взвыла.

Наблюдавший за этой сценой Мачколян поднял с пола пистолет и, сунув его себе за пояс, грубо произнес:

– Я бы на твоем месте был более гостеприимным. Мы же не бандиты и тем более не убийцы.

– Кто вы такие? – зло спросила девица.

Сейчас ее и без того короткие волосы прилипли к вискам, а по шее текла тонкая струйка пота. Один край заправленной в джинсовые шортики майки вылез, оголяя красивый животик дамочки.

– Мы друзья, – садясь на диван, отозвался Ашот. – Разве не понятно?

– Кончай левый базар, осел, – снова заворчала девица. – Говори, что вам надо. Какого черта вы следили за мной?

– У нас к тебе всего один вопрос, – произнес Валентин. – Если ты на него ответишь, мы тебя сразу отпустим, а может, еще и денег дадим.

– Вы что, совсем шизанутые? – усмехнулась она. – Что вам от меня надо-то? Я все равно ничего не знаю.

– Все ты знаешь! – гаркнул Ашот. – Говори, сучка, кто заказал убийство немецкого гражданина Дика?

– Первый раз о таком слышу, – смело глядя в глаза Ашота, бросила та.

– Ты принимаешь нас за идиотов? – холодно промычал Мачколян. – Говори, или хуже будет.

Девица с вызовом облизнула свои прелестные губки и, страстно изогнувшись всем телом, произнесла:

– Если вы имеете в виду одного из моих клиентов, – ресницы ее томно взлетели вверх, – то буду вынуждена вас разочаровать. Я никогда не запоминаю имена тех, с кем сплю. А что касается какого-то там убийства, меня оно никак не касается, уж будьте уверены.

– Так, ясно, нормально говорить не хочешь, – разозлился Валентин. – Пришла моя очередь с тобой беседовать.

– М-да, – замурлыкала девица. – Я вся твоя, можешь беседовать с моим телом, как пожелаешь, и оно ответит тебе страстно, пылко...

– Меня не удастся провести, – еще больнее сдавливая ее руки, проговорил Грачев.

Затем он грубо подтащил девушку к стулу и, усадив ее на него, велел Ашоту дать ему какую-нибудь веревку. Особа попробовала вырваться из рук Грачева, но не тут-то было. Взяв у Ашота какой-то ремень, он в два счета примотал девицу к стулу. После чего обошел стул и, остановившись перед искаженным злостью и ненавистью лицом киллерши, спокойным, но пугающе холодным голосом произнес:

– Последний раз спрашиваю, расскажешь все сама или из тебя придется вытянуть информацию силой?

Девица яростно плюнула ему в лицо, но плевок не долетел и шлепнулся у ее собственных ног.

– Ты сама выбрала, – произнес Валентин и сунул руку в карман.

По телу девушки пробежали мурашки. Она хоть и была профессионалом в своем деле, но сталкиваться вот так лицом к лицу с людьми, способными ее растоптать, ей до сих пор не приходилось. Девица сглотнула, а затем облегченно вздохнула, заметив, что в руке ее главного обидчика появилась какая-то монета на веревочке. Гордо вскинув на него взгляд, она с вызовом стала ждать, что же будет дальше.

Валентин взял свою вещицу за веревочку, отчего та стала напоминать медаль, которую вот-вот должны повесить на шею победителю. Но эту медаль явно никто и никуда вешать не собирался, ее просто раскачивали на месте, как маятник, которым пользуются для введения в гипнотический сон бабки-гадалки.

Девушка усмехнулась, давая понять, что не верит в подобные фокусы. Валентин же продолжал раскачивать маятник у нее перед глазами, сосредоточенно глядя в глаза сидящей напротив особы. Постепенно ее зрачки начали мутнеть, веки отяжелели, и женщина погрузилась в сон.

– Вот и умница, – порадовался Грачев. – Молодчина.

Стоящий за его спиной Ашот давно открыл рот и позабыл его закрыть, удивленно наблюдая за действиями своего друга. Когда же понял, что девушка и в самом деле уснула, причем Валентин велел ей повторять все движения за ним и поднимал руки, и девица делала то же самое, обалдело протянул:

– Мать твою, Грач. Ты, оказывается, и так еще умеешь. А почему ты раньше-то не говорил, что экстрасенс?

– Напротив, никогда не скрывал. К тому же вы и не спрашивали, – спокойно откликнулся Валентин. – Любой нормальный психолог это может.

Затем он присел на стоящий напротив девицы стул и, глядя на нее, спросил:

– Как тебя зовут?

– Алла, – ответила та.

– Скажи мне, Аллочка, – ласково продолжил Валентин, – что ты сегодня сделала?

– Убила человека, – без какой-либо интонации произнесла блондинка.

– Ты знала этого человека?

– Нет.

– Но ты знаешь, кто заказал его?

– Нет.

– Врет, сучара, – процедил позади Ашот.

Грачев резко развернулся к нему и, смерив злым взглядом, по возможности тихо прошипел:

– Идиот. Если разбудишь ее, мы ничего не узнаем.

– Понял, понял, – извинился Мачколян. – Больше не буду. Спрашивай дальше.

– Ты красивая девушка, Алла, – снова перешел на ласковый тон Грачев. – И ты знаешь, что врать нехорошо.

– Да, – кивнула Алла, не открывая глаз.

– Тогда скажи, что тебе известно о заказчике?

– Только телефон, – ответила она.

– Скажи его, – поторопил Грачев.

Девушка назвала номер, который Валентин быстренько нацарапал на листке попавшимся под руку простым карандашом.

– Ты уже звонила? – снова спросил Валентин у Аллы и получил в ответ кивок. – Хорошо, – произнес он и, подняв правую руку вверх, щелкнул пальцами в воздухе.

Гипнотизируемая моментально вздрогнула и открыла глаза.

– Ну, вот видишь, ты даже понять ничего не успела, – сказал довольный Грачев, наблюдая за испуганным лицом девушки. – Я же предлагал, ты сама выбрала.

Сказав это, он повернулся к Ашоту и, как и подобает злодею, за которого его наверняка и принимали, спросил:

– Как думаешь, что с ней следует сделать?

Спрашивая, Валентин осторожно подмигнул Ашоту, давая понять, что весь их дальнейший диалог должен быть направлен на запугивание девицы, чтобы она и не помышляла кому-то позвонить и сообщить об их приходе. Мачколян, равнодушно дернув плечами, ответил:

– Усыпить, чтобы больше никогда не проснулась.

– Я ничего не сделала. За что? – выкрикнула молодая киллерша.

– Пока не за что, но ты можешь нам помешать, – расхаживая взад-вперед по комнате, размышлял Грачев. – А нам это ни к чему. Лично к тебе мы никаких претензий не имеем. Но ты можешь быть опасна.

– Я ничего не буду делать, обещаю! – отчаянно выкрикнула та.

– Я не привык никому доверять, – сказал на это Грачев. – Впрочем, я, кажется, знаю, что мне с тобой сделать.

– Ч-что? – заикаясь, спросила она.

– Я сотру твою память. Очнешься и даже помнить не будешь, кто ты и как тебя зовут. По-моему, великолепное решение, ты как думаешь, друг?

Ашот поднял вверх большой палец.

– Отлично, значит, продолжим, – Валентин вновь повернулся к связанной девице и, подняв вверх маятник, медленно начал его раскачивать.

Девица испугалась пуще прежнего и, понимая, что с ней уже не шутят, замотала головой, крича: «Нет!» Стул под ней заходил ходуном и вот-вот грозил опрокинуться вместе со своей ношей, но она этого даже не замечала, отчаянно стараясь не смотреть на маятник.

– Боишься? – ловким движением руки поймав монетку и сжав ее в кулак, спросил Валентин. – Правильно делаешь. В моих силах лишить тебя памяти даже на расстоянии. Мне совсем не обязательно делать это здесь и сейчас, – сменив тактику психологического воздействия, начал давить он на нее. – Я могу сделать это в любой момент. Но не стану, надеясь на твою сообразительность и послушность. Мне всего-то и нужно, чтобы ты не сообщала заказчику о нашем приходе и сделала вид, что все в Москве прошло по высшему классу. Я доступно объяснил?

– Д-да, – трясущимися губами ответила киллерша.

– Вот и замечательно. Мы отпустим тебя, а взамен ты сделаешь то, о чем я тебя попросил.

Девица кивнула. Валентин обошел ее стул и ослабил ремень так, чтобы после ухода она смогла освободиться. Затем он поманил за собой Мачколяна, и они покинули квартиру.

Глава двенадцатая

Дождавшись в аэропорту возвращения блудных путешественников, Ашот и Валентин пересказали им все, что успели за это время сделать. Те, в свою очередь, поведали о собственных злоключениях в Москве, а затем спросили:

– А вы уверены, что девица не рискнет избавиться от вас тем же способом, каким убирала своих жертв? Пустит по пуле в голову, и поминай как звали.

– Нет, – уверенно проговорил Валентин. – После столь мощного эмоционального потрясения, а мое внедрение в ее мозг таковым и было, она вообще не скоро оправится и сможет взять в руки оружие. Гипноз – очень сильная штука.

– Да, вот такие среди нас есть таланты, – гордо заметил Ашот, направляя машину к дому Александра. – С его-то задатками такого можно...

– Даже не рассчитывай, – сразу пресек все дальнейшие его мысли Грачев. – Я очень редко пользуюсь этой штукой, прекрасно зная, что она имеет и свои побочные эффекты. И потом, я практикующий психолог, а не гипнотизер. Впрочем, давайте оставим эту тему и подумаем о том, что нам делать дальше. Номерок телефона заказчика у нас уже есть, только вот проверить его мы пока не успели.

– Думаю, и не стоит, – сказал Величко. – Я вообще считаю, что такие люди, как те, с которыми приходится иметь дело нам, предпочитают оформлять свое имущество на подставных лиц. Замучаемся искать концы и только время зря потратим.

– А что ты тогда предлагаешь? – поинтересовался Максимов.

– Я думаю, нам нужно по этому номеру позвонить, сказать бандитам, что у нас есть то, что им так нужно, затем назначить «стрелку» и попытаться установить слежку за прибывшими, не появившись на встрече. Я даже придумал, как все это можно устроить. Только так можно выяснить, кто же заказчик и где он прячет девочку.

– А что, это идея, – немного подумав, протянул Грачев. – Все равно у нас нет иного выхода, кроме как блефовать.

– С вашим блефом у меня уже нервы не выдерживают, – заворчал Мачколян. – Давайте подробнее.

– Приедем домой, там все и обсудим, – ответил Величко и потрепал по голове еще не пришедшего в себя после введенной ему дозы снотворного пса. Его он вынужден был носить на руках там, в Москве, и, даже вернувшись в Желтогорск, не спускал пока на землю. Графу еще нужно было время, чтобы отойти.

Добравшись до дома Величко, друзья быстро перекусили тем, что нашли в холодильнике и купили в ближайшем магазине. Затем собрались в одной комнате и, обсудив все еще раз, приняли решение. Александр принес из соседней комнаты телефон, набрал вытянутый из киллерши номерок неизвестного им абонента и стал ждать. Вскоре трубку сняли, и мужчина с неприятным скрипучим голосом вяло проговорил:

– Да, я слушаю?

Чувствовалось, что собеседник особым воспитанием не отличается и привык, чтобы все делалось по его желанию. И потом, он явно был уверен, что звонит кто-то из своих. Александр не стал его в этом разубеждать, а просто глубоко вздохнул и, представив себя таким же бандитом, нагло начал:

– Во-первых, сначала здороваться надо. Взяли моду...

– Ты на кого батон крошишь? – начал было понтоваться собеседник, но Величко не дал ему разойтись, перебив:

– Цыц. Слушай меня. Я тут прознал, что тебе нужна та вещица, что была в пригнанной из Германии тачки. Это так?

– Да, – растерянно откликнулся собеседник. – А что, она у тебя?

– Угадал, – подтвердил Алекс. – У меня.

– А кто ты такой? – решил поинтересоваться неизвестный.

– Не имеет значения. Главное то, что я хочу теперь продать твой товар. Сечешь, к чему я клоню?

– За сколько? – мгновенно оценив ситуацию, задал вопрос абонент.

– Договоримся при встрече, – нагло заявил Величко. – Жду тебя через час в районе новостроек. Найдешь там старую трикотажную фабрику, у нее и жди. И чтобы без шуточек, я этого не люблю. Людей с собой не бери, максимум человека три. Ну и, конечно, деньги, а с меня уж тогда товар.

– Как я узнаю, что...

– Узнаешь, – уверенно бросил Александр и положил трубку.

Сделав звонок, он вновь задумался. После того как встреча была назначена, к ней предстояло хорошенько подготовиться, тем более что преступники могли прибыть или прислать кого-то на место встречи еще раньше, дабы разведать обстановку. Учитывая это, Величко не случайно выбрал местность с плохим обзором, чтобы иметь возможность там спрятаться и со стороны наблюдать за «покупателями». Самую же ответственную работу предстояло выполнить Графу.

– Как думаешь, они приедут? – отвлек Величко от мыслей Мачколян.

– Можешь не сомневаться, – ответил за него Грач. – Причем явятся такой вооруженной до зубов толпой, что только нос покажи, решетом сделают. Эти головорезы работают топорно.

– Так что, сразу стрелять, что ли? – не поверил Ашот. – Им же проще отдать деньги и получить товар. Или я не прав?

– Это тебе так кажется, что проще, а они думают по-другому, – продолжил разъяснять Валентин. – Учитывая психологию криминальных авторитетов, я давно понял, что им проще перестрелять нас, забрать товар, но ни в коем случае не отдавать деньги. К тому же они думают, будто мы их заклятые враги, доставившие столько проблем, стянувшие товар, да еще и посмевшие его же им и предложить. Нет, такого большие паханы не прощают.

– Послушать тебя, так можно подумать, что они танк туда подгонят, – усмехнулся Максимов.

– Смейся, смейся, потом посмотришь, что все так и будет, как я сказал. Машин пять примчится.

– Так это получается, нам опасно Графа к ним подсылать, вдруг еще заметят, лишимся собаки-то, – произнес Ашот. – Может, что-нибудь другое придумаем?

– Некогда думать, – поднимаясь, сказал Величко. – Макс, рации и «жучки» готовы? Отлично. Пора ехать.

* * *

В эти вечерние часы район новостроек был пуст и казался заброшенным. Строители давно покинули корпуса возведенных домов, оставив после себя кучу мусора и остатков стройматериалов.

Висящая высоко в небе луна рассеивала слабый свет. Ветер раскачивал стрелу оставленного здесь подъемного крана, а тот скрипел, как древняя старуха.

Друзья сидели в кабине подъемного крана. Было очень холодно. Максимов и Грачев кутались в старые курточки, предусмотрительно прихваченные с собой. Не чувствовали холода лишь Ашот и Величко или, может, только делали вид, что не чувствуют.

– Нет, не приедут они, – пробормотал Максимов, подтягивая под себя ноги. – На десять минут уже опаздывают.

– Приедут. Должны приехать, – прошептал Александр. – Если им товар так сильно нужен, то приедут.

Словно в подтверждение его слов вдалеке показались огни автомобильных фар. Они быстро приближались, постепенно выстраиваясь в прямую линию.

– Есть, мчатся соколики, – заметив машины, обрадовался Максимов.

– Все, я спускаюсь, – открывая дверь, заторопился Александр. – Необходимую информацию передадите по рации. Зря не отвлекайте.

– Удачи и тебе, и Графу, – пожелал Грачев.

– Не особо высовывайтесь-то, – добавил Ашот. – Нам отбивные ни к чему.

Величко молча кивнул и стал спускаться вниз, туда, где его ждал Граф. Он очень быстро достиг земли и сразу же метнулся в тень. Утверждать, что вокруг никого нет, он пока еще не мог. Поблизости заметались круги света – это вновь прибывшие освещали место встречи фарами своих машин.

Величко осторожно выглянул из-за кучи кирпичей и улыбнулся. Грачев был прав, сказав, что машин прибудет не менее пяти. Так оно и вышло: пять машин разных марок остановились на площадке перед старой фабрикой. Причем одно из авто оказалось очень хорошо известным Александру.

Несмотря на плохое освещение, он сразу выделил из этих машин серебристую «Ауди», наверняка ту самую, что не раз уже светилась в разных местах и при различных обстоятельствах. Это открытие удивило Величко и заставило задуматься. Теперь он уже был уверен, что предатель находится именно среди бандитов. В некоторой степени это было даже хорошо – не придется его искать.

Жестом подозвав к себе спокойно лежащего и никак не реагирующего на шум машин пса, Величко снял с него ошейник, достал из кармана несколько маленьких «жучков», умело собранных всего за полчаса Максимовым, и протянул один из них Графу.

– Давай, мальчик, действуй, – потрепав собаку по голове, шепотом проговорил он.

Словно бы только и ожидая этих слов, Граф тут же пригнулся и по-пластунски стал перемещаться в сторону машин. Величко напрягся, понимая, что рискует многим. Он следил сразу за всеми машинами, понимая, что, если хоть кто-то засечет Графа, тому конец. Но пес был не новичком, делал свое дело умеючи и настолько незаметно, что и сам Александр вскоре потерял Графа из виду.

Между тем из машин начали вылезать братки. Сначала осторожно, как бы нехотя, затем все более уверенно. Они столпились у машины, стоящей в центре, и, не отводя рук от поясов, как легко было догадаться, с огнестрельным оружием, заозирались по сторонам.

– Их нет, – долетели до Величко первые слова, сказанные бандитами.

– Может, не дождались? – предположил другой. – Мы же опоздали.

– Надо было по центральному кольцу ехать, не попали бы в пробку, – прохрипел еще один. – Что теперь боссу говорить будем?

Часть дальнейшей перебранки Величко не удалось расслышать, так как вернулся Граф, и он, выдав ему другой «жучок», указал на серебристую «Ауди». Пес тихо проскулил, отвечая на молчаливый вопрос хозяина, и вновь поспешил к машинам.

– Мужики, а может, они и не собирались приезжать, – заговорил еще один браток, слегка картавя. – Может, они нас надули?

– А на хрен им это надо? – спросил другой. – Что им это даст-то?

– Ну, не знаю, – замялся картавый. – Может, слежку за нами установить хотят, сидят себе где-нибудь поблизости и глазеют на нас, как мыши из норы.

– Да я бы этим мышам все хвосты повыдирал, – с гонором произнес еще один.

– И все же я не понимаю, зачем им это могло понадобиться? – вопрошал главный.

– Как зачем? – удивился картавый. – Так они же могут быть людьми этого... Старика. Ему ведь надо как-то...

Договорить он не успел, так как главный принялся изрыгать поток брани. Когда же он немного успокоился, то отдал приказ рассаживаться по машинам и разъезжаться.

– Кто приведет за собой «хвост», тому не завидую, – предупредил напоследок главный.

Задание было ясно, и бандиты поспешили его выполнить. Через несколько минут машины дружно выкатили на дорогу и унеслись. Никто не последовал за ними, но по длинной лестнице, ведущей в кабину крана, стали спускаться трое. Величко подождал, когда вернется Граф, и вместе с ним пошел к остальным.

– Ну что, удалось ему? – первым делом спросил Макс, ступая на грешную землю.

– Двоих, – коротко пояснил Величко. – Больше не успели, они слишком уж быстро умчались.

– Ну, – радостно потирая руки, проговорил Ашот, – это можно отметить. Сейчас прибудем домой и сразу выясним, кто и в какую норку заныкался.

– Не очень-то в этом уверен, – с сомнением вздохнул Величко, чем сразу привлек к себе всеобщее внимание.

– Что случилось? – заволновался Грачев.

– Они просекли, что за ними следят люди Староверцева, и вряд ли теперь рискнут сунуться куда надо.

– Но когда-то же рискнут, – не унывал Максимов. – Не сегодня, так завтра. А мы подождем.

– У нас и так мало времени, – досадовал Алекс. – А что, если они эти машины все сразу обследовать решат? Тогда толку от наших «жучков» не будет.

– Да где им, – усмехнулся Ашот. – До такого эти пустоголовые не додумаются.

– А вдруг? – сказал и Грачев. – Они не совсем дураки.

– Вдруг, не вдруг, – замахал руками Максимов. – Чего гадать-то, поехали домой, там все и выясним.

Мачколян стал развозить всех по домам. Максимова, не обремененного семьей, он забросил к Величко, где они вдвоем должны были довести начатое дело до конца.

* * *

– Ну что ты мечешься, как тигр в клетке? – спрашивал Максимов у Александра, меряющего шагами комнату. – Носятся они все еще по городу, да и хрен с ними. Главное, чтобы «жучки» не вычислили.

После возвращения на квартиру к Величко они первым делом проверили по портативному компьютеру, где сейчас находятся помеченные ими машины. Выяснили, что те бесцельно мотаются по городским улицам, видимо, стараясь сбросить незаметный хвост. Это совсем не радовало.

Александр пытался понять, по какому сценарию будут развиваться дальнейшие события.

– Нет, зря мы все это затеяли, – вздохнул он, падая в кресло. – Ну найдем мы место их сходки, а толку? Девчонки там может и не быть – ее держат где-то в более незаметном месте. Можно, конечно, попробовать прижать самого босса, но не факт, что нам удастся подобраться к нему так близко. У него наверняка много охраны.

– Я думаю, какими бы ошибочными наши действия ни являлись, – сказал Макс, – они рано или поздно дадут свой результат. Так что успокойся.

– А знаешь, что я думаю?

– Ну что?

– Что мы должны прижать не босса, а предателя.

– Крысятника, ты хочешь сказать?

Алекс кивнул.

– Если я правильно понял, ты собираешься вытрясти из него информацию, а возможно, и товар.

– Верно. К тому же одна из «зажученных» машин та самая «Ауди», которую мы с тобой видели.

– О, это уже кое-что, – проговорил Максимов. – Думаешь, стоит отловить его прямо сейчас, пока он по городу мечется один?

– Пока не знаю, – ответил Величко. – У меня есть сомнение, что в машине именно тот, кто нам нужен. Вдруг все тачки у них общие. Хочешь на одной, хочешь на другой ездишь. Или он специально брал ее у кого-то, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. Я полагаю, он давно эту кражу планировал, а значит, и готовился к ней.

– Дельная мысль, – согласился Андрей. – Жаль, Грача нет, он бы что-нибудь умное предложил. Он же у нас знаток людской психологии.

– Ладно, давай ложиться спать, – закончил разговор Александр.

Утром, позавтракав, они позвонили Ашоту и Грачу, попросили их приехать. Когда те появились, Александр рассказал им, что обе машины брошены на стоянках в разных концах города, и маловероятно, что их в ближайшие дни погонят в более значимые места. Выслушав Величко, Мачколян предложил последить за тачками, предположив, что рано или поздно хозяева за ними придут. На что Алекс ответил:

– Нет, ни за кем следить мы не будем. У меня появилась другая идея, которую я с вами и хочу обсудить.

– В чем она заключается? – поинтересовался Валентин.

– В том, чтобы заставить крысятника проявить себя, – ответил Величко. – Только взяв его, мы сможем заполучить товар и попытаться обменять его на девочку или же, запугав, просто узнать, где ее прячут.

– А почему бы не запугать кого-то еще? – не понял Ашот.

– Потому что проверить правдивость их слов мы не сможем, а они наверняка соврут, – пояснил Величко. – Давайте все же подумаем, какой сыр подсунуть этой крысе.

На несколько минут в комнате воцарилась тишина. Все думали. Наконец Грачев кашлянул и заговорил:

– Учитывая все то, что мне известно, я думаю, мы должны назначить еще одну встречу.

– Еще? – в один голос удивленно воскликнули Ашот и Макс, а последний добавил: – Да на кой черт?

Грачев покосился на Величко и продолжил:

– Я думаю, нужно выдвинуть немного иное условие: попросить, чтобы за товаром с деньгами приехал сам босс.

– Угу, так он и кинется, – засмеялся Мачколян. – Он что, дурак, собственной шкурой рисковать.

– В том-то и дело, что не дурак, – ответил Грач. – Ему и мысли такой в голову не придет. А значит...

– Значит, он будет искать среди своих, кому доверить столь сложное дело, – закончил за него Величко. – Ты прав, Валек. Об этом стоило бы подумать и мне.

– Стоп, стоп, – притормозил всех Максимов. – В чем тут суть?

– Мы думаем, – объяснил Грачев, – что босс сообщит о нашем новом условии своим самым близким людям, тем, кто знал о перевозимом товаре. Именно среди этих нескольких человек и находится предатель. Узнав же, что кто-то предлагает продать товар, он занервничает и решит выяснить, кто же это и что ему надо. А сделать это он может лишь одним способом...

– Вызваться поехать сам, – сообразил наконец Ашот.

– Вот именно, – кивнул Грач. – Ему ведь больше других интересно, кто мы такие и чего хотим.

– Все это, конечно, хорошо, – осторожно сказал Ашот. – Только вот...

– Что? – уставился на него Величко.

– Как мы объясним, почему не прибыли в первый раз на встречу? Ты же сам говорил, что они считают нас людьми Староверцева. Ничего же пока не изменилось.

– А ведь верно, – поддержал его Максимов. – Этот предатель может тоже думать, что мы – люди Старика, а значит, и рисковать собой ему будет ни к чему.

– Значит, нужно сделать так, чтобы он понял, что мы не его люди, – уверенно заявил Величко. – Что же касается нашего первого неприбытия, это можно объяснить тем... – Он на минуту замолчал, а потом продолжил: – Тем, что они не прислушались к нашим требованиям. Мы ведь просили приехать на одной машине, не больше, а их сколько прикатило. А теперь, мол, желаем побеседовать один на один, хоть с боссом, хоть с заместителем.

– Тогда звони, – подтолкнул его к действиям Максимов. – Не теряй времени зря.

Александр подошел к телефону, снял трубку и принялся набирать известный номер. Все затихли.

– Да, – на этот раз коротко отозвалось в трубке.

– Здорово, – немного нервничая, заговорил Величко. – Это опять я.

– Кто ты? – грубо переспросил собеседник.

– Тот, у кого твой товар, – в тон ему откликнулся Александр.

– А-а, объявились, мать твою, – начал расходиться мужчина, затем неожиданно засмеялся: – Лоха из меня сделать хотели? И как я вас, уродов, сразу не раскусил? А своему Старику передай, что меня еще никто вокруг пальца не обводил. На этот раз уж точно пусть ждет подарочка.

– Какому Старику, ты чего порешь? – прикинувшись удивленным, откликнулся Величко. – Ты, видимо, меня с кем-то путаешь, браток.

– Я тебе не браток, – твердо заявил собеседник. – А путаешь ты. Умело вы все придумали, ничего не скажешь. «Стрелку» забили, слежку установили. Думали, не допрем?

– Какую, к черту, слежку? – начал выходить из себя Величко. – Мне делать, что ли, нечего? Я и так знаю, где тебя найти. Меня интересует зелень, а остальное мне до лампочки. И я тебя, между прочим, по-честному ждал. Так ты, зараза, даже не приехал, а вот твои дуболомы приперлись мало того, что с опозданием, так еще и в таком количестве, что высунь я рыло, от меня бы одна требуха осталась. Вот уж кто поистине меня за дурака принял. Знаешь что, если ты действительно хочешь получить свое добро назад, давай сделаем так...

– Порядки здесь устанавливаю я, – попробовал было всунуться собеседник, но не тут-то было.

– Устанавливал, – мгновенно поправил его Величко. – Пора уступить место более смекалистым. Короче, даю тебе последний шанс и жду через час одного на Волгоградском шоссе, в районе триста седьмого километра. Моя машина будет стоять на обочине, а фары будут гореть. Свою тормознешь недалеко от нее, а дальше пойдешь пешком. Сядешь ко мне в салон, там и поговорим.

– Ха, – усмехнулся неизвестный. – Ты, видимо, совсем ботвы не сечешь? Или плохо котелок варит. Даже бомж последний и тот сообразит, что вам ничего не будет стоить отобрать у меня деньги, а самого пристрелить.

– Я свое слово всегда держу, – серьезно сказал Величко. – Не чета тебе. Ну, а коль уж ты так боишься, то можешь прислать посредника, того, кому доверяешь столь серьезное дело. И конечно же, предупреди его, что, если увидит в машине больше двух человек, пусть не останавливается даже, – совсем издеваясь, добавил он напоследок. – Так-то вернее будет.

Наживка была брошена, и неизвестный явно ее заглотнул. Александр услышал, как шумно и злобно он выдохнул, но потом нормальным тоном произнес:

– Хорошо, побазарим. Но учти, отстойник, будет что-то не так, считай себя трупом.

– Да уж не маленький, догадался, – сказал последнее слово Величко и бросил трубку.

– Ну как, поверил? – угрюмо осведомился Грачев.

– Вроде бы да, – неопределенно пожал плечами Александр. – По крайней мере есть надежда.

– Ну что же, едем ждать либо кучу братков с огнестрельным оружием, либо того, кто крысятничает среди своих, – поднимаясь с насиженного места, произнес Ашот.

* * *

Волгоградское шоссе было оживленно. Туда-сюда сновали новенькие иномарки, советские авто былых годов, грузовой и общественный транспорт. Джип Ашота стоял на обочине, как и было обещано, с зажженными фарами ближнего света. За рулем сидел сам Мачколян, рядом – Величко. Граф располагался в ногах своего хозяина. Остальные лежали на полу между задними и передними сиденьями.

Наконец показалась серебристая «Ауди», заставившая и Ашота, и Александра напрячься. Они принялись всматриваться в зеркало заднего вида, стараясь понять, та ли это машина, которую они ждут. «Ауди» сбросила скорость и стала медленно подъезжать к их машине.

– Она, – шепнул Ашот.

Величко кивнул. Оказавшись на расстоянии нескольких метров, «Ауди» съехала на обочину и остановилась.

Не спеша открыв дверцу, Величко вышел из машины и, облокотившись на ее крышу, придал своему лицу невозмутимое выражение. Приехавший не торопился. Пару минут посидел в машине, потом тоже открыл дверцу и встал в ту же позу, что и Величко.

– Ну, что медлишь, братец кролик? – пробурчал из машины Ашот. – Вали сюда.

– Похоже, он надеется, что это сделаю я, – усмехнулся Александр. – Как бы не так.

Видимо, прибывший понял, что к нему никто идти не собирается, – Александр заметил, как он занервничал и затоптался на месте. Похоже, требовалось как-то подтолкнуть его к решительным действиям. Величко достал из салона прихваченный с собой чемодан Ашота и положил его на крышу автомобиля. Посланец тоже полез в свою машину. Вскоре из нее появился почти такой же чемодан. На этом действия снова на время прекратились: мужчины бросали друг на друга неопределенные взгляды и чего-то ждали.

– Ну, чего он там торчит теперь? – начал злиться Ашот. – Позови, что ли, его.

– Боюсь спугнуть, – откликнулся Величко.

– Ну, тогда помани, иначе я сам вылезу.

А с пола донеслось:

– Мы с удовольствием составим тебе компанию.

– Лучше не надо, – отказался от услуг Александр и, взяв в руки чемодан, медленно направился к посланцу, бросив через плечо: – Граф, проверь-ка по-тихому, есть ли кто в его машине.

Умный пес негромко зарычал, а затем резко выпрыгнул из машины, как ни в чем не бывало поднял ногу и принялся справлять нужду. Он давал понять, что ничего особенного он не планирует, так, по своим делам вышел. После этого он помчался порезвиться на травке в лесополосе.

Между тем посланец последовал примеру Величко и тоже двинулся к нему. Когда они оказались друг против друга, Величко наконец смог рассмотреть присланного гонца. Тот был среднего роста, с темными прямыми волосами. Его лицо выражало презрение к стоящему перед ним человеку. Он окинул Величко внимательным взглядом, а потом важным тоном произнес:

– Тебя я не знаю, а вот твоя машина мне знакома.

– Еще бы, ты же за ней следил, – не задумываясь, ответил Величко, а потом бросил осторожный взгляд за спину парня, стараясь понять, прячется ли и в его машине кто-то.

– Значит, я был прав – вы все же от Старика, – сказал парень. – Мне стоило проехать мимо.

– Ну, раз уж ты все-таки остановился, может, обменяемся товаром? – предложил Александр. – Не зря же ты сюда тащился.

Он пристально глядел в глаза парню, ловя каждую его мимолетную реакцию и будучи готовым ко всему.

– Чем меняться? – переспросил парень. – У тебя же ничего нет. Товар у меня, и ты прекрасно это знаешь. Я понял это сразу, как только увидел вашу машину.

– Тогда какого же черта ты вышел? – спросил Величко.

– Хотел передать вашему боссу пару ласковых от хозяина. У меня ведь задание, сам понимаешь. Вот сейчас отдам тебе части тела его девицы и могу спокойно возвращаться.

Величко вздрогнул и бросил быстрый взгляд на чемодан в руках мужчины – что в нем, он не знал.

– Мы догадались и о таком повороте событий, а потому предусмотрели все, – продолжил между тем парень. – Это я дал понять остальным, что вы – люди Старика. Поэтому деньги мне вручили, но велели не отдавать сразу. А вот это можете взять. – Он протянул чемодан.

Но Александр не взял его, увидев спокойно приближающегося со спины к юноше Графа, успевшего обнюхать машину и сделать вывод, что она пуста. Правда, об этом уже догадался и сам Величко.

Александр сделал резкий выпад вперед и нанес удар. Не удержавшийся на ногах посланец был отброшен на весьма приличное расстояние, ударился головой об асфальт и мгновенно потерял сознание. Из джипа тут же вылез Ашот и чертыхнулся:

– Зачем так сильно-то? Пощечины хватило бы.

– Я же не думал, что он такой слабак, – растерянно откликнулся Величко, потом склонился к парню и крикнул Ашоту: – Иди помоги, его нужно перетащить в нашу машину, пока не очнулся.

Глава тринадцатая

– Ну что, проснулась, красна девица? – заулыбавшись, спросил Ашот. – А мы-то заждались.

Начавший приходить в себя парень затряс головой, пытаясь сконцентрировать внимание. Сделал он это зря, так как острая боль тут же вонзилась в его затылок и напомнила о недавнем ударе.

– Ну что же ты, малый, – заговорил Максимов. – Куском платья решил нас напугать? – Он потряс перед лицом парня найденной в чемодане забрызганной чем-то вещицей. Чем именно, для Максимова не составило труда определить. – Или думал Староверцева позлить? Порадовать тем, что его дочь уже сношали во все дыхательные и пихательные. А представляешь, что этот папаша с тобой сделает, если мы отдадим тебя ему? Вряд ли у тебя фантазия настолько богата. Ну что молчишь-то, давай выкладывай нам все.

– Что вы от меня хотите? – прикинулся дурачком посланец.

– Ой, что мы от него хотим, – передразнил его Максимов. – Кончай репу парить, ты сам все знаешь.

– Что за товар был в том автомобиле? – по-простому спросил Александр.

– А то вы не знаете. Там было клише на изготовление евро.

– Что? – ахнули мужчины.

– Что-что, – заворчал посланец. – Клише. Не знаете, что это такое?

– Да нет, знаем, – удивленно протянул Мачколян. – Только на кой черт оно вам-то?

Мужчина издал короткий смешок и стал разъяснять:

– Его переправили сюда наши немецкие партнеры, которые посчитали, что в России печатать фальшивые деньги гораздо проще, да и обменять их на настоящие не так трудно. Сами знаете, наши люди плохо разбираются в европейских деньгах, и надуть их ничего не стоит.

– Так это что же получается, фальшивомонетчики, что ли? – удивился Ашот.

– Они самые, – подтвердил посланец. – Переправить решено было, как вы и сами могли понять, в машине. На границе тачку ведь не рентгеном же просвечивают. А даже и просветят, пластина и есть пластина, мало ли для чего она в машине нужна.

– И вы засунули это в тот джип тайно от владельца салона автомашин, и если бы не нелепая случайность с преждевременной покупкой машины, все было бы нормально. Так? – сухо уточнил Величко.

– Вы умные ребята, – похвалил их посланец. – Я вам все честно рассказал, ничего не утаивая. Впрочем, очень многое вы и сами выяснили. Теперь давайте вернемся к нашим баранам. Я хочу предложить вам сделку.

– Какую.

– Я уже взял задаток от одной фирмы, которая очень желает получить это клише, а вскоре возьму и остаток. Ребята серьезные, с ними лучше не схлестываться. Вам же я предлагаю те деньги, которые дал мне на покупку у вас мой босс...

– Кстати, как его зовут? – неожиданно перебив, спросил Грачев.

– Николай Константинович Дьячков, в миру просто Дьяк. Его все знают и боятся. Тот еще преступный авторитет.

– Я слышал про него, – нахмурился Ашот, вспоминая один из подслушанных в ресторане разговоров об убийстве, совершенном этим человеком на глазах массы народа. Причем никто даже не посмел на него заявить, боясь пострадать сам. – Зверюга.

– Во-во. Ну так как? – вернулся к прежнему мужчина. – Берете эти деньги и расходимся по-хорошему? И вы, и я в выигрыше.

– Неужели? – удивился Максимов. – А как ты все это объяснишь своему боссу?

– Скажу, что вы отобрали у меня деньги и не дали товар. Ну, это уже мои проблемы, улажу как-нибудь, – отмахнулся смекалистый тип.

– А может, сделаем по-другому? Ты отдашь нам клише и скажешь, где спрятана девица, а мы тебя отпустим и сообщим твоему боссу, что ты скрысятничал у него за спиной? – предложил Максимов. – По-моему, так еще выгоднее для всех. Ты часть денег от покупателя получил, еще столько же тебе босс на покупку у нас товара дал. Ноги в руки – и прочь из страны.

– Легко вам говорить, – усмехнулся предатель. – Покупатели – не те люди, которые оставят меня в покое. Я даже Дьяка так не боюсь, как их. У них длинные руки, так что даже США, Канада и Австралия, вместе взятые, меня вряд ли укроют от них. Нет, я еще не совсем сбрендил, мне моя шкура дороже. – С пару минут он помолчал, а потом сказал: – Так, может, все же сделаем так, как я сначала предложил? Выгодно ведь. Ну как, по рукам?

– Нет, не по рукам, – произнес Грачев. – Ты не один здесь такой умный. Он ведь, ребятки, – обратился он к остальным, – наверняка собирается сказать боссу, что мы его обокрали и избили. Натравит на нас бандитов, а сам смоется из города.

– Верно, – согласился Ашот, затем схватил парня за грудки и стал его трясти. – Ты, значит, нас обдурить решил. Меня, толстяка Ашота? Ну уж нет, не выйдет. Я сейчас из тебя эту дурь выбью...

– Угомонись, Ашот, – одернул его Величко, потом посмотрел на предателя и сказал: – Что делать с тобой, мы решим позже, а пока ты скажешь нам, где вы держите девочку.

– Ага, разбежался, – скривил губы посланец. – Чтобы вы меня тут же и грохнули.

– Что мы будем делать – не твоя проблема, – встрял в разговор Грачев. – Отвечай, о чем спрашивают.

– Черта с два, – гаркнул тот.

– Может, мне все же долбануть этого посланца-засранца хорошенько? – спросил у Величко Мачколян. – Глядишь, и поумнеет.

– Ну давай, – выпятив грудь вперед, зло произнес посланец Дьяка. – Я слабый, одного твоего удара хватит, чтобы меня на тот свет отправить. Но только так вы никогда не узнаете, где девица. А ведь она-то вам и нужна. Да?

– Вот мразь! – сплюнув, гаркнул Ашот. – Спекулянт недоделанный. Еще и угрожает. Что делать-то с ним будем?

Величко помолчал, затем открыл дверцу со своей стороны и, выйдя из машины, бросил Грачеву:

– Вылезай, поговорить надо. А вы за этим присмотрите.

– Будет сделано, – пообещал Ашот и потряс своим мощным кулаком перед лицом посланца.

Валентин вылез из машины и, захлопнув дверцу, подошел к Величко.

– Что ты думаешь обо всем этом? – спросил он.

– Думаю, относительно клише этот тип не соврал – менее важная вещь такого шума не вызвала бы. Но про девицу он может и не сказать, понимая, что это главный козырь, который позволяет ему оставаться в живых.

– Вполне с тобой согласен, – кивнул Валентин. – Но даже не предположу, что в этой ситуации предпринять. Оставлять этому кретину клише опасно, иначе скоро в оборот пойдет столько фальшивых евро, что пострадает не один десяток ни в чем не повинных людей. Но и девочку выручать надо.

– Похоже, единственный выход – это предложить крысе сделку, – почесав затылок, сказал Величко.

– Какую?

– Пообещать его отпустить, если он скажет, где спрятана девочка, и дать время смыться из города, причем ровно столько, сколько нам понадобится для ее вызволения.

– Ты шутишь? – не мог поверить словам друга Грачев. – Мы не можем так просто его отпустить.

– Можем. Особенно под присмотром «жучков» Макса.

– Вот ты о чем, – заулыбался Грач, только сейчас поняв, что пришло в голову Величко. – А что, может и сработать. Значит, узнаем у него все про девицу и сразу отпускаем. Он звонит своим покупателям, тем более что, как он сказал, сделка до конца еще не оформлена, договаривается о завершении обмена, понимая, что пора сваливать, а мы следуем за ним по пятам и берем его вместе с товаром. А там уж можно будет отбивать и девушку.

– Предупреди Макса, – попросил Величко, открывая дверцу машины и вновь падая на сиденье.

– Что придумали? – полюбопытствовал посланец Дьяка.

– Хотим предложить тебе свой вариант решения проблемы, – сообщил Величко. – Мы тебя отпускаем за то, что ты говоришь, где вы спрятали девушку. Ты ведь сам сказал, что она нам и нужна. Ну так что?

– Нет, – замотал головой мужчина. – Я знаю, вы что-то задумали. Меня на ботву не поймаешь.

Заметив перешептывание двоих в салоне, предатель притих и попытался разобрать, о чем они говорят.

Но у него ничего не вышло.

– Ну что же, – равнодушно бросил Величко, – ты свою участь определил. – Сказав это, Александр достал из бардачка маленький складной ножичек и, небрежно крутя его между пальцами левой руки, спросил у остальных: – Что будем с ним делать? Говорить, где находится девушка, он не хочет, а больше нам от него ничего и не нужно.

– Занимательный вопрос, – задумчиво протянул Ашот, понимая, что все это игра, затеянная Величко. Нужно было подыграть. – Проще всего, конечно, было бы шлепнуть его, и нет проблем.

– Ну, ты бы так не шутил, а то еще помрет до принятия нами решения. Какой тогда от него толк будет, – осуждающе произнес Макс и искоса посмотрел на дрожащего крысятника.

Тот нервно озирался по сторонам, со страхом ожидая, что же с ним сделают. Друзья еще раз многозначительно переглянулись и продолжили свое психологическое давление.

– Какие еще предложения относительно этого клопа будут? – спросил Величко.

– Да какие предложения, натянем между двух тачек – да на куски. А Ашот нам потом из этих кусков шашлык сделает. Правда ведь, Ашотик? – выдал Максимов.

– Шашлык? Из него? – Ашот смерил критическим взглядом трясущегося парня и усмехнулся. – Да какой из этих костей может быть шашлык, ни капли жирка. Вот из меня бы вышел отменный шашлык, с прослоечкой. Пальчики оближешь.

– Уважаемые, вы отвлекаетесь, – вновь напомнил о проблеме Величко. – Что будем с ним делать? Сразу шлепнем или все же помучаем?

– Вот пристал. Что делать, что делать? – возмутился Максимов. – Харакири делать, – и, не медля ни минуты, извлек откуда-то большущий нож.

Предатель не выдержал и торопливо заговорил:

– Э, пацаны, пацаны, вы чего? Вы же меня еще не выслушали.

– А что нам тебя слушать, – пожал плечами Ашот. – Мы и так все знаем. А то, что надо, ты говорить все равно не хочешь. Мы это сами выясним, не впервой.

– Я передумал, – торопливо выкрикнул мужчина.

– Что значит передумал? – прикинулся дураком Ашот. – Ты как-то неопределенно выражаешься.

– Я скажу вам, где они держат девушку.

– Ну, тогда другой разговор. Макс, убери свой нож. Не видишь, клиент поговорить желает, – гаркнул Ашот и осторожно подмигнул Величко.

Тот не выразил никаких эмоций, а только спросил:

– И где же?

– Она на одной из дач Дьяка. Но обращаются там с ней хорошо, – зачастил крысятник. – Ей и не собирались причинять вреда, просто запугивали Старика. А девчонка в полном порядке.

– Ну да, как же, – кивнул на платье Мачколян. – В порядке.

– Да это так, пацаны прикалывались. Они ее даже и не видели, – принялся оправдываться парень. – Не прикасались мы к ней, честно.

– Где та дача? – задал Величко новый вопрос.

– В Капенах. Деревенька такая есть.

– Как можно найти эту дачу? – продолжил вытягивать информацию Алекс. – Под каким она номером?

– Не знаю, я там никогда не был.

– Что?! – взревел Мачколян.

– Пацаны говорили, такой мощный забор там только один, – поторопился сказать предатель.

– Это уже лучше, – порадовался Грачев. – А сколько человек ее охраняют?

– Говорю же, не знаю, я там не был, – вжавшись в сиденье, выдохнул тип. – Может, двое, может, трое, а может, и целый десяток.

– Что еще тебе известно? – просверлив его тяжелым взглядом, спросил Александр.

– Н-ничего, – замотал головой тот. – Честно, ничего.

– Ну вот, а ты боялся, – расплылся в улыбке Максимов. – Тебе же говорили, ничего страшного не будет. Ты свою часть договора выполнил, теперь выполним и мы свое обещание – отпустим тебя на все четыре стороны. Только с одним условием – никаких звонков своему боссу! Понял?

Тот кивнул.

– Тогда до встречи, мил человек, – продолжил Макс, зачем-то потянулся к парню и принялся его обнимать, приговаривая: – Дай-ка я тебя напоследок потискаю, милашка ты моя. А то, может, больше и не свидимся. Но ты, если что, имей в виду, я мальчиков люблю, особенно таких, как ты. Так что будет время – звони.

Макс нежно провел рукой по лицу крысятника, а затем резко открыл дверцу со своей стороны и, выпрыгнув из машины сам, в два счета вытянул и его. Снова обнял и, развернув на сто восемьдесят градусов, дал пинка под зад. Сидящие в машине загоготали.

– Ну беги, беги, мудила, – прокричал вслед удирающему парню Мачколян. – Да больше не попадайся на нашем пути, иначе не поздоровится.

Максимов бросил последний взгляд на мечущуюся по дороге фигуру, как ни в чем не бывало вернулся на свое место и удовлетворенно потер руками.

– Нет, ну и мастер же я все-таки.

– Мастер-ломастер, – толкнул его в плечо Грачев. – Ты хоть уверен, что он твоего «жучка» не сбросит?

– О, смотрите как уносится, – все еще радовался Мачколян. – Прямо страус на бегах, жаль только, что пятки не сверкают.

– Зато мое всевидящее око подмигивает, – пошутил Максимов, доставая из лежащей за сиденьями коробки свой чудо-прибор и начиная его настраивать. – Послушаем теперь, что это мурло еще нам пропоет.

* * *

– Это я, – сняв трубку, шепотом произнес отпущенный командой Величко парень.

Все до единого слова, что он произносил с тех самых пор, как выскочил из машины, включая и обращенные в их адрес, пассажиры Ашотова джипа слышали, не покидая своих мест. Как они и думали, крысятник не вернулся к своему боссу, а куда-то сначала заскочил. По шуму, доносившемуся через умело прикрепленный к его волосам мельчайший «жучок», было понятно, что скорее всего он у себя дома и собирает вещички. До прощального крысиного бега оставалось совсем немного.

Начатый же только что разговор заинтересовал товарищей более всего. К сожалению, не было слышно, что говорил собеседник крысятника, оставалось лишь догадываться о точном содержании разговора.

– Да, могу, – произнес он спустя несколько минут. – Да... Хорошо... Минутку. Записываю... – снова пауза. – Там же, в подземке? Да... восемь, четыре, девять, один, один, семь, – четко выговорил мужчина после этого. Ему что-то сказали, и он испуганно промямлил: – Д-да, я все понял.

– Успели запомнить номер? – шепотом спросил у остальных Величко.

– Да, могу повторить, – ответил ему Макс. – Ничего сложного.

– Полагаю, это код камеры хранения, – сказал Грачев.

– Да, но где? – вздохнул Мачколян.

– Слушай дальше, может, и скажет.

Друзья вновь напрягли слух и стали ловить каждое произнесенное парнем слово. Но, увы, ничего нового услышать им не удалось. Весь дальнейший разговор звучал примерно так: «Да... Конечно... Нет... Обязательно». Затем помеченный положил трубку и снова куда-то направился. Максимов снял наушники и вопросительно посмотрел на Величко.

– Насколько я мог понять, они обменялись кодами, – проговорил он серьезно.

– Знать бы еще, где те камеры хранения находятся, – вздохнул Грачев.

– А зачем? – спохватился Макс. – Машина этого хмыря у нас на «маячке» стоит. Можно по следам отправиться, а когда эти типы достанут клише, просто отобрать его.

– Отобрать? Там, где людей как грязи? – усомнился Валентин. – Вряд ли это удастся. Нет, нам нужно попасть туда раньше, до прибытия покупателей.

– Чтобы куда-то попасть, надо знать, куда именно, – встрял в разговор Ашот.

– Стойте, а что там говорил наш крысятник про подземку? – озабоченно спросил Грачев. – Макс, промотай-ка пленку.

Максимов выполнил просьбу, и когда запись пошла вновь, Валентин остановил ее на словах «там же, в подземке».

– Вот, по-моему, это как раз о том месте, – сосредоточил он внимание остальных на этих словах. – Как вам кажется?

– Возможно, – кивнул Величко. – В таком случае кто знает, в какой подземке есть камеры хранения?

– Да они вообще, по-моему, только на вокзале имеются, – пожал плечами Ашот.

– Верно, – чуть не подскочил на своем сиденье Александр. – А вокзалов у нас всего два плюс аэропорт.

– Там камеры хранения не в подземке, – сказал Грачев.

– Значит, остаются два места, – продолжил Величко. – Автовокзал и железнодорожный вокзал.

– Железнодорожный, – уверенно заявил Ашот. – У меня еще жена возмущалась, когда мы по ступеням спускались в переход. Я тогда вывеску видел, которая указывала, что камеры хранения расположены в переходе.

– Гони туда, – приказал Величко, и машина резко рванула с места.

В два счета они добрались до железнодорожного вокзала и, оставив машину прямо у главного входа, дружно помчались к переходу. Оказавшись в нем, растерянно заозирались.

– Ну, где тут эти камеры? – обратился к Ашоту нервничающий Александр.

– Там, – после минутного размышления ответил тот, указав рукой.

Снова друзья побежали под изумленными взглядами ожидающих пассажиров. Причем привлекла внимание не столько сама компания четверых взъерошенных мужчин с собакой, несущихся куда-то сломя голову, сколько бегущий последним толстяк. То, как он прыгал по ступенькам, как сотрясался под ним металлический настил перехода, просто не могло остаться незамеченным. Пассажиры улыбались, перешептывались, а особо наглые представители молодежи вслух подшучивали над ним. Мачколян делал вид, что ничего не слышит, только краснел от злости, но не останавливался.

Но когда какой-то щупленький конопатый мальчик указал на него двум своим сопливым подружкам и громко произнес: «Гляньте, воздушный шарик. Эй, смотри, воздух не пусти», – терпение Ашота лопнуло.

Он резко остановился и, обернувшись, смерил паренька убийственным взглядом. Тот, ничуть не испугавшись, нагло усмехнулся и тут же пожалел об этом. Мачколян подскочил к нему, присел, схватил за лодыжки, перевернул вверх ногами и, несколько раз тряхнув, спросил:

– Покажешь, что ел?

Насмерть перепуганный пацан, заикаясь, стал просить прощения. Вернув парня в нормальное положение, Ашот как ни в чем не бывало побежал дальше.

К тому моменту, когда он достиг камер хранения, его друзья уже извлекли из нужной ячейки какой-то сверток и рассматривали то, что в нем было. Подскочив к ним, Ашот крикнул:

– Что вы стоите посреди зала! Смываться надо, пока тот, кто должен, не приехал.

– Он прав, сворачиваемся, – согласился Величко, выхватил у Макса из рук сверток с пластинами, небрежно завернул их в бумагу и сунул в карман.

Друзья покинули помещение вокзала и, сев в машину, начали определяться с дальнейшими действиями.

– Едем выручать девицу? – первым делом спросил у всех Ашот.

– Да. Только сначала заскочим к Максимову, – ответил Величко. – Нужно, чтобы он кое-что взял из дома. Нам наверняка потребуется что-нибудь взрывоопасное. А потом уж махнем и на дачу.

* * *

За высоким бетонным забором виднелось трехэтажное строение. Оно еще не было до конца достроенным, но все же общий его вид уже обрел реальные очертания роскошного коттеджа.

Мачколян притормозил недалеко от забора и, высунувшись из окошка машины, воскликнул:

– Ни фига себе дачка?! Целый дворец!

– Угу, со всей полагающейся охраной, – добавил Грачев. – А вообще интересно, сколько там всего людей.

– Спроси у Графа, он тебе скажет, – ответил Мачколян, наблюдая за тем, как Величко снял с овчарки ошейник и, взяв протянутый Максом какой-то шарик, стал прицеплять его к длинной шерсти собаки.

– Скажет, скажет, – закивал Максимов. – Только не сейчас и не сам. Подождать придется.

Еще по пути к дому Макса Величко пришла в голову идея запустить сначала во двор Графа, прицепив к его шерсти «жучок». Так они смогут хоть примерно оценить число тех, с кем им придется схлестнуться. Все поддержали его идею и теперь готовились к ее осуществлению.

Александр открыл дверцу машины и, выпустив собаку, вылез сам. Он дал псу более подробные указания, что-то пошептав ему на ухо, и отпустил. Затем вернулся в машину и попросил Ашота отъехать и спрятать джип за соседним домом.

Уже отъезжая, они увидели, как Граф нырнул в заросли травы, перевернулся в них через спину, а когда вылез, походил больше на бродягу, нежели на породистого домашнего пса.

– Молодчина Граф, – шепнул себе под нос Величко, но остальные это услышали и сразу добавили:

– Еще бы, актер, а не собака. Интересно, что он будет делать дальше?

– Сейчас увидим, – уверенно заявил Грачев, выпрыгивая из джипа.

– Макс, готовь свое шоу, – сказал Величко. – Вы двое ждите сигнала где-нибудь поближе к воротам. А я попробую пробраться во двор с тыла.

– Ладно, – ответили мужчины и разошлись в разные стороны.

Мачколян и Грачев, отыскав временное убежище за стоящим посреди улицы трактором, метнулись к нему. Величко побежал вдоль забора, ища место, где через него проще всего перемахнуть, а Максимов полез в багажник и, достав из него кучу всякого хлама, стал сооружать что-то непонятное.

Тем временем Граф начал свою игру. Пробежав вблизи забора и насобирав своей шерстью репьев, он подошел к калитке, сел возле нее, задрал голову вверх и стал скулить. Его протяжный вой разносился по округе. За забором пока все было тихо, но пес не сдавался. Так он просидел минут двадцать. Наблюдавшие за ним Ашот и Валентин даже удивились, как ему еще не надоело скулить. Но Граф точно знал, что делал, и продолжал спектакль.

Повыв еще несколько минут, он вдруг встал на задние лапы и принялся царапать когтями калитку. Это сработало, и вскоре из окошка в калитке высунулся небритый мужик с обвисшими щеками и торчащими во все стороны волосами и грубо буркнул:

– Чего тебе?

Граф поднялся на задние лапы и, покружившись на месте, вновь заскулил.

– Жрать, что ли, хочешь, псина? – спросил человек.

В ответ овчарка приземлилась на все четыре лапы и закивала.

– Э-э, брат, да ты никак дрессированный, – удивился мужчина и радостно загоготал. – Вот дела! Михан, – прокричал он куда-то во двор. – Иди-ка сюда, посмотри, кто к нам забрел.

За громким вялым «Чего?» последовали новые уговоры лохматого:

– Да иди, что ли. Гляди, пес тут приблудился, потерялся, наверное. Смотри, какие он штуки вытворяет.

– Ну дай ему мяса, и пусть валит, – ответил Михан.

На что лохматый заявил:

– Нет, я его лучше к нам пущу. Давно мечтал о хорошей собаке. И потом, будет чем заняться, а то я тут сам выть от скуки начну.

– Ну и дурак, – буркнул его товарищ.

В ту же минуту калитка приоткрылась, и лохматый свистом поманил собаку во двор.

Не заставляя себя просить дважды, Граф радостно завилял хвостом и, перепрыгнув через невысокую перекладину за ворота, исчез из виду Мачколяна и Грача.

Глава четырнадцатая

Александр остановился под тенью высокого дуба, снял с пояса рацию и, нажав на кнопку, спросил:

– Ну как у вас?

– Граф прошел, – сообщил ему Грачев. – Теперь нужно подождать, пока всех пересчитаем.

– Скажете потом, а я пошел.

Валентин пожелал ему удачи и отключился. Сунув рацию на место, Величко на пару шагов отступил от дерева, затем с разбега взлетел на него и, ухватившись за нижнюю ветку, стал подтягиваться. С этой ветки он перебрался на следующую, за ней еще выше и вскоре оказался на уровне забора. Теперь ему хорошо стало видно все во дворе, включая собственного пса и двух мужчин. Теперь главное, чтобы они его не засекли.

Александр порадовался тому, что так и не снял с себя армейский наряд, позволяющий сливаться с окружающей средой, и, выбрав момент, подобно обезьяне, прыгнул прямо с дерева во двор. Прыжок длился не более трех секунд, и вот уже Величко коснулся подошвами своих кроссовок твердой почвы. Но расслабляться было некогда. Он быстро метнулся в сторону какой-то постройки, судя по всему, будущей сауны или летней кухни.

Затем продолжил перемещаться. Вот уже он достиг теплицы, от нее мелкими перебежками домчался до сложенных в кучу стройматериалов, а за ними уже и до самого дома. Тут-то и начиналось наиболее сложное. Как оказалось, на всех окнах дачи были стальные решетки.

Александр посмотрел на окна, находящиеся на втором этаже. Там тоже были решетки.

– Господи, ну там-то они зачем? – вздохнул он. – От летучих мышей, что ли, прятаться?

В этот момент заверещала рация. Величко торопливо поднес ее к уху и услышал:

– Пока насчитали троих. Но это только снаружи. Сколько в доме, не знаем, они его туда не пускают. Как у тебя?

– Окна отпадают, везде решетки, – кратко сообщил Александр. – Буду искать другой способ попасть в дом.

– Хорошо. Через десять минут Макс запускается, – на всякий случай напомнили ему.

Величко бросил беглый взгляд на часы: десять минут – нужно управиться за это время. В противном случае Макс в разгар суматохи Валерию может убрать, поняв, что творится что-то неладное. Александр осторожно выглянул из-за угла дома. Двое мужчин кормили Графа, то подбрасывая куски с мясом в воздух, то держа их на вытянутой руке. Овчарка послушно выполняла их прихоти, играя с теми, кто считал, что играет с ней.

Величко сложил руки рупором и издал неопределенный и не поддающийся описанию звук. Охранники мгновенно напряглись, но не надолго. Граф вновь отвлек их внимание на себя, начав вытворять сложные трюки, а именно прыгать через голову. И делал это не просто так, а с целью увести мужчин подальше от входа в дом. Прекрасно видевший все это Величко набрал в легкие побольше воздуха и, понимая, что рисковать все же придется, бесшумно побежал к двери. Охранники все еще хохотали, дивясь премудрым действиям пса.

Благодаря своей овчарке Величко достиг двери незамеченным и потянул ее на себя. Каково же было его удивление, когда выяснилось, что дверь закрыта. А тут один из охранников произнес:

– Ох, пойду отлить, а то лопну от смеха, – и явно собрался обернуться.

Не имея возможности быстро сориентироваться, Александр попросту нырнул в цветник и прижался к земле. Ничего не заметивший охранник преспокойно отошел к забору и занялся своим делом. Величко медленно приподнял голову и, увидев, что в его сторону пока никто не смотрит, пополз за угол дома. Оказавшись там, он поднялся, присел и, достав рацию, сообщил:

– Ничего не выйдет. Двери в дом заперты. Дайте сигнал Максу.

В ответ ему донеслось какое-то бормотание. Александр отложил рацию и сосредоточил свой взор на заборе. Прошло несколько минут, прежде чем его ожидания оправдались и в воздух взметнулось огромное облако дыма и пыли. При этом раздался ужасающий грохот. Как и было задумано, охранники, заинтересовавшиеся происшествием за забором, ринулись к воротам. Те же, кто были в доме, высунулись спросить, в чем дело. Но не успели, так как на пороге вырос Величко.

Резким выпадом Александр вернул первого из охранников обратно в дом, отчего тот едва не упал, и, ворвавшись за ним следом, захлопнул за собой дверь. Теперь прямо перед ним находились два амбала. Они дружно кинулись на него, собираясь раскрошить в порошок. Александр ждал этого, а потому успел поднырнуть под направленными в него кулаками парней и оказаться позади их широких спин. Те повернулись.

– Да мы тебя сейчас закопаем, ур-род! – взвыл один из них.

Он замахнулся, пытаясь отшвырнуть Величко к противоположной стене, чтобы тот ударился о висящую на ней громоздкую полку. Однако Александр и на этот раз увернулся. Он отступил на шаг назад, но тут же неожиданно для парней кинулся вперед и вцепился одному из них в глотку, нацелившись на сонную артерию. Со всей силы надавив на нее, Александр отпустил ослабевшее тело, и оно как мешок рухнуло на пол.

– Теперь разберемся с тобой, – бросил Александр оставшемуся охраннику.

– Посмотрим, – ничуть не испугавшись, откликнулся тот.

После этого он метнул взгляд в сторону. Там, в самом углу, стояла какая-то метелка и маленький синий совок. Схватив метлу, амбал выставил ее вперед и кинулся на Величко. Реакция Александра оказалась мгновенной и совершенно непредсказуемой. И вот уже охранник наткнулся носом на свое же орудие и взвыл от боли. Это так ему не понравилось, что он сразу отшвырнул обломавшийся от удара черенок и, не обращая никакого внимания на струящуюся из носа кровь, со скоростью бешеной летучей мыши замахал руками, нанося один за одним удары по торсу Величко.

Не ожидая такого отпора, Александр растерялся, а потому получил парочку увесистых ударов по ребрам. Ему не оставалось ничего иного, как заскочить в другую комнату, чтобы перевести дух. Комната оказалась кухней, а спустя минуту в ход пошли кастрюли, стулья и ножи. Последние очень умело метал в Александра охранник. Дважды ему даже удалось слегка зацепить Величко. Вскоре ножи кончились, и мужчины вновь оказались на равных.

– А вот теперь поговорим по-моему, – с разворота ударив парня в квадратную морду, пробормотал Величко. – Хватит уже в ковбоев играть.

После удара парень отшатнулся, но не упал. Александру подумалось, что этот охранник, как и он, проходил службу в специальных войсках, иначе чем объяснить эту его ловкость. Похоже, соперник ему достался достойный.

Александр вновь кинулся на противника. Тот поспешил навстречу. Враги сцепились и повалились на пол, не сумев удержать друг друга. Прокатившись до стены, Величко все же сумел найти опору и встал, таща за собой амбала.

Когда они вновь оказались на ногах, Александр ударил охранника в подбородок и, ухватив его за левую руку, резко скрутил ее. Раздался хруст, и охранник, издав глухой стон, яростно заматерился. Величко своим телом придавил его к стене и, нащупав рукой что-то тяжелое на столике рядом, ударил противника по голове. Этим предметом оказалась обычная сковорода. Удар вырубил парня окончательно. Теперь Александр мог вздохнуть свободно.

Отступив от поверженного врага, Величко осмотрелся, затем вновь вернулся к нему, ощупал, понимая, что у парня должны быть ключи от комнаты, в которой они держат похищенную девушку. Так и оказалось: связка была присоединена к цепочке, укрепленной на ремне и засунутой в карман штанов. Достав ее, Александр отцепил ключи и поспешил осмотреть дом.

* * *

В то время, как Александр отбивался от двух амбалов в стенах дома, а затем осматривал дом в поисках Валерии, снаружи тоже происходило много интересного. Услышавшие взрыв охранники, ничего не понимая, кинулись за ворота. Они распахнули калитку и тут же уткнулись в огромный живот Мачколяна. Улыбнувшийся во все свои тридцать два зуба Ашот уперся руками им в грудь и, затолкав их внутрь, вошел сам.

Мгновенно пришедшие в себя мужики смекнули, что это была обычная приманка, и, повытаскивав из-за поясов пистолеты, принялись палить по нежданным гостям. Как ни странно, пули не задели массивной туши Мачколяна, который словно мячик упал на землю и покатился к куче стройматериалов. Успел спрятаться и Грачев, еще до первого выстрела отскочив от калитки и юркнув за дерево. Противостоять вооруженным людям, не имея оружия, было совсем не просто.

Некоторое время Мачколян и Грачев как-то умудрялись убирать собственные задницы с наиболее опасных участков и не давать им превратиться в решето. Потом, не выдержав, Мачколян заорал во всю глотку:

– Граф, Граф, выруби их!

Успевший сделать больше других пес, который в момент этого зова о помощи сидел на спине одного из охранников, сваленных им же на землю, и своим рыком удерживал того от нежелательных действий, повернул голову на голос и нерешительно зарычал. Его сомнения можно было понять: стоит только встать, и тот третий, самый пассивный из охранников и до взрыва вообще дремавший в будке, подскочит и начнет стрелять по его друзьям. А этого Граф допустить никак не мог, хотя и помочь тоже вроде бы был должен.

Заметавшись в поисках правильного решения, пес очень скоро заметил, что рядом с ним находится гараж, а возле него прислонен к стене огромный лист железа.

– Граф, ну сделай же что-нибудь, – взмолился Мачколян, которому перебежки от одного укрытия до другого нравились все меньше. Ашот буквально пятками чувствовал, что еще немного, и ему конец.

Решившийся наконец пес сиганул со спины мужчины прямо на этот самый лист железа, и когда тот мелко задрожал под действием вибрации, торопливо отскочил в сторону и прижал голову к земле. Его недавняя жертва попыталась подняться, но не тут-то было: на мужика с колокольным звоном шмякнулся лист, придавив его.

Граф тут же поднялся и принялся обезоруживать остальных. Разбежавшись, он резво запрыгнул на спину одного из стрелявших, того самого, который сначала и впустил пса во двор, и ухватился зубами за волосы. Так уж получилось, что они попали ему под зубы, и только так он мог задержаться на этой верхотуре. Почувствовавший резкую боль мужчина сразу выронил оружие и, вскрикнув, замахал руками, стараясь сбросить с себя этого прикормленного монстра. Граф рычал, но не сдавался.

Поняв, что нужно действовать, Грачев пулей выскочил из очередного своего укрытия и кинулся на последнего охранника, который обернулся посмотреть, что стряслось с его дружком и почему он так вопит. Этого времени как раз хватило, чтобы застать его врасплох и выбить из рук пистолет. От мощного удара оружие отлетело в сторону и упало куда-то в кусты. Валентин ударил охранника в живот, заставив того согнуться.

Мачколян тоже решился высунуться из своего укрытия и помчался на мужика, который все еще отбивался от Графа. Сообразительная собака тотчас ослабила хватку и спрыгнула на землю, давая возможность Ашоту самому разобраться с обидчиком. Мачколян сделал это в своем стиле: он просто подпрыгнул вверх и приземлился на тело мужика. Сказать, что в этот момент что-то хрустнуло, – все равно что не сказать ничего. Лицо находящегося под Ашотом перекосилось и замерло в страшной гримасе.

* * *

Проходя по коридору, Величко услышал шум, выстрелы и понял, что снаружи началась заварушка. Но выбегать и помогать остальным он и не подумал, решив, что его товарищам не помешает немного размяться и вспомнить, чему их когда-то учили. К тому же ему необходимо было найти девушку. Возможно, Валерии требуется какая-то помощь, и он должен ее оказать. Величко останавливался возле каждой двери и упорно дергал ее за ручку. Двери свободно распахивались, представляя его взору не до конца отделанные комнаты.

Когда нижний этаж был обследован, Александр пулей взлетел по лестнице, надеясь хоть на втором этаже найти похищенную. Дверь, еще дверь, еще... Все они оказались открытыми, а в комнатах за ними было пусто. Снова лестница, и вот она – комната на запоре. На минуту он замер и прислушался к доносящимся изнутри звукам.

Едва различимый стон долетел до его ушей. Перед его глазами сразу встала картина: Валерия, лежащая на кровати в разорванном платье. Ее тело покрыто синяками, руки и ноги связаны, а пересохшие губы молят о пощаде.

Забыв про то, что в руке у него ключи, Величко долбанул дверь ногой, та затрещала и, сорвавшись с петель, повалилась на пол.

Испуганные широко раскрытые глаза встретились с глазами Величко.

– Саша! Ты? – удивленно протянула Валерия и кинулась к нему на шею.

Несколько раз она торопливо чмокнула его в щеку, обнимая и плача. Потом слегка отстранилась и, с улыбкой посмотрев на своего спасителя, проговорила:

– Я знала, что ты придешь.

Она вновь обвила его шею руками и впилась в губы сводящим с ума поцелуем. Александр отстранил ее. Но сейчас, едва ее теплые губы коснулись его, он почему-то вспомнил женщину, собиравшую в поле грибы. Сердце екнуло, и ему показалось, будто он предает ее. Хотя как он мог предать ту, с которой даже не был знаком. И все же он отстранился, отвел взгляд в сторону и сухо произнес:

– Пойдем, нас уже ждут.

На этот раз Валерия не стала возмущаться, а просто взяла его за руку и пошла следом. Они спустились на первый этаж, вышли во двор. А там общей кучей лежали обезвреженные охранники. Рядом сидел Граф и радостно гавкал.

При виде этой картины Валерия засмеялась.

– Ну вы даете, – сказала она. – Прямо кино.

– Мы еще и не так можем, – заулыбался Мачколян, отряхивая брюки. – Хотите, покажу иностранного гостя?

– Это ты мне на съемках покажешь, позже, – одернул его Макс. – А сейчас давайте слиняем отсюда, пока менты не налетели.

Все зашагали к воротам. Но едва они достигли калитки, позади раздался выстрел. Все обернулись и увидели, как Ашот, вытаращив глаза, начал оседать. На его светлой рубашке в области живота разрасталось большое красное пятно – пуля прошла навылет.

Быстрее всех сориентировавшийся Величко буквально вытащил за ворота девушку, идущую впереди Мачколяна, затем резко ухватился за металлическую калитку и с грохотом захлопнул ее.

– Грач, пригони машину, – начал он отдавать приказания. – Лера, нужен кусок ткани. Можешь оторвать от платья?

– Да, конечно, – закивала девушка.

Вырвав кусок, Лера протянула его Александру, уже успевшему разорвать на Ашоте рубаху и теперь пытавшемуся определить, насколько опасно ранение. Он взял протянутую ткань и принялся промакивать ею выступающую кровь. Вдалеке послышался вой милицейских сирен, а калитка, которую Величко успел захлопнуть, вновь отворилась, и в нее высунулся один из очнувшихся парней, ранее обезвреженных Алексом. Оскалившись, Граф прыгнул на амбала и вцепился в него зубами.

* * *

Тучный мужчина с доброй улыбкой и букетом цветов в руках застыл в дверном проеме. Сидящие в палате повернули к нему головы. Староверцев, а это был он, немного смутился, а затем прошел в палату.

Сразу после того, как закончилась заварушка на даче Дьяка и милиция арестовала всех, кто находился в ней, раненого Ашота отвезли в больницу, где ему оказали необходимую медицинскую помощь. Как выяснилось, ранение было сквозным, но не задело ни одного жизненно важного органа. Так что врачам оставалось лишь остановить кровотечение и наложить повязку.

Пока с Ашотом возились врачи, Величко отвез Валерию к отцу и, оставив счастливых родственников радоваться долгожданной встрече, направился в милицию. Точнее, ее представители уже ждали его во дворе. В течение нескольких часов он и его товарищи рассказывали о своих приключениях, передали органам правопорядка клише и извели много бумаги на заявления и разъяснения. В конце концов их отпустили, поблагодарив за помощь в поимке особо опасных преступников.

Что касается главного преступника, которому можно было предъявить обвинение в нелегальной переправке товара через границу, похищении девушки, шантаже, заказном убийстве ставшего для него опасным немецкого гражданина и много чего еще, то его объявили в федеральный розыск. Точные же данные на него сообщил уже хорошо известный друзьям крысятник, задержанный прямо в самолете, на котором он собирался вместе с полученными от покупателей клише деньгами удрать в Штаты. Не пострадали только эти покупатели, хотя, если учитывать, что товара они так и не получили, а деньги за него отдали, им тоже не повезло. Но они не унывали, а быстренько заслали кого-то из своих в отделение милиции, где пока содержался предатель, а наутро того нашли мертвым.

С тех пор прошла почти неделя, Мачколян все еще лежал в больнице. Друзья навестили его.

Прихода же Староверцева никто из них не ожидал.

Игорь Павлович принес свежих фруктов и, как ни странно, денег. Он протянул Величко конверт и сказал:

– Я не знал, как вас отблагодарить, и подумал, что вы наверняка нуждаетесь в деньгах. Точнее, не подумал, – замялся он. – Я узнал через своих людей, что у вас, Александр, могут закрыть клуб. У вас, – взгляд адресовался Максимову, – не хватает денег, чтобы закончить съемки фильма. Остальным деньги тоже не помешают. Поэтому я решил отблагодарить вас именно таким образом. – Он помолчал. – И знаете, ребята, а из вас ведь получилась очень неплохая команда. Как насчет того, чтобы ее не разваливать?

– Это вы о чем? – удивленно переспросил Валентин, хотя они уже поняли, на что он намекает.

Староверцев не стал договаривать, оставив им самим возможность над этим поразмыслить.

– Я, пожалуй, пойду. Если что, можете рассчитывать на мою помощь, в моем доме вам всегда будут рады, – заключил он.

Распрощавшись со Староверцевым, друзья на несколько минут притихли, обдумывая его слова и в глубине души понимая, что Игорь Павлович в чем-то прав. Они очень хорошо работают вместе, и стоило бы это делать и дальше. Но для чего и нужно ли? Этого они решить не могли. Время покажет, что стоит, а чего не стоит делать. Зачем же ломать над этим голову сейчас? Мужчины многозначительно переглянулись, а затем Максимов озадачил всех вопросом:

– Кто чем планирует заняться теперь?

– Не знаю, как остальные, а я по грибы, – проведя рукой по волосам, улыбнулся Величко.

– Ну-ну, грибник, – засмеялся Ашот. – Топай, мухомор недобитый. Только не забудь, что у прелестной лисички полон дом опят и, возможно, еще имеется злой и грубый муж-боровик.


home | my bookshelf | | Всякому волку свой волкодав |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 3.6 из 5



Оцените эту книгу