Book: Куклы на ниточке



Куклы на ниточке

Михаил Серегин

Куклы на ниточке

Глава 1

– Ну, Олег Сергеевич, содвинем бокалы за ваш юбилей!

Виновник торжества, поджарый мужчина с умным волевым лицом, поднял рюмку и, улыбнувшись, заметил:

– Валентин Петрович, я знаю, какой вы мастер громких тостов. Давайте обойдемся без них. Мне через все это предстоит пройти завтра, на работе. А сегодня давайте по-простому. Скажем, генеральная репетиция.

– Тогда за ваше здоровье! – быстро нашелся несостоявшийся тамада, видимо, не желая окончательно сдаваться.

Весна в этом году выдалась ранняя. Снег сошел полностью еще во второй половине марта, и установилась теплая, сухая погода. Правда, не обошлось без сюрпризов, и природа все же преподнесла подарок в виде резкого похолодания с обильным снегопадом в середине апреля, когда уже никто и не ждал напоминаний о прошедшей зиме. Но уже через несколько дней лишь грязь и лужи говорили о внезапном капризе погоды.

К началу мая все окончательно просохло, и люди, соскучившиеся за зиму по зеленой травке и шашлыкам на природе, потянулись за город. Кто-то спешил привести в порядок забитые на зиму дачи, кто-то – просто вырваться из надоевшего города.

Воскресный день только подбирался к обеду; шашлыки, дразня мужчин аппетитным запахом, доходили на сооруженном из кирпичей мангале. Около них крутился третий участник застолья, самый молодой из присутствующих. Если сидевших за столиком Олега Сергеевича и Валентина Петровича можно было отнести к мужчинам примерно одного возраста, то их товарищ был моложе лет на десять, а то и побольше. Он живо управлялся с шампурами, не давая мясу подгореть.

– Виктор, – окликнул его юбиляр, – присоединяйся к нам.

Усатый Виктор весело глянул на приятелей и, легко поднявшись, сел на свободный стул.

Мужчины выпили. Валентин Петрович, собиравшийся что-то сказать, вдруг замер.

Откуда-то издалека послышалась музыка. Ее громкость нарастала с приближением автомобиля. Через минуту разбитные аккорды шансона заполонили окрестности, заглушая собой все остальные звуки. Неожиданно этот мощный поток резко прекратился, будто кто-то невидимый не выдержал и нажал на «стоп». Вновь стало слышно робкое чириканье воробьев.

Из-за поворота показалась новенькая «Хонда» и важно прокатила по проулку. Пробежав мимо дачи Олега Сергеевича, машина остановилась около трехэтажного строения, огороженного двухметровым кирпичным забором.

Водитель иномарки нетерпеливо посигналил, и большие железные ворота медленно открылись. Следом за первой тотчас подкатила вторая машина, на сей раз отечественная «десятка». Музыка в ней играла на приемлемом уровне громкости, и можно было не опасаться за барабанные перепонки пассажиров.

– Крутой у тебя сосед, – весело усмехнувшись, кивнул в сторону особняка Валентин Петрович.

– Сынок его гуляет, – отозвался хозяин, недовольно поморщившись.

– Проблемы доставляет? – заметив реакцию Олега Сергеевича, быстро поинтересовался Виктор.

– Пытался один раз права качать, – прожевывая кругляш копченой колбасы, невозмутимо ответил юбиляр. – Я ему быстро объяснил, что к чему. С отцом его поговорили – тот еще более понятливый оказался. Вразумил отпрыска. Видишь, теперь умный стал. Даже музыку на въезде выключает. А то житья никакого не было. Девки пьяные голышом по всему дачному поселку бегали. Жуть полная!

Словно в подтверждение его слов послышался женский визг, смех.

– Может, к нему моих ребят направить? Дать им вводную на штурм объекта, захваченного террористами, – весело глядя на приятелей, предложил Виктор.

– Что ты! – притворно ужаснулся Валентин Петрович. – Потом строй хозяину новый дворец за государственный счет! Твоим орлам дай дорваться – камня на камне не оставят!

Все трое рассмеялись.

– А девок понавезли! – заметил Виктор, невольно косясь на соседские ворота. – Аж в двух машинах!

– Девок! – скривившись, ответил Валентин Петрович. – Скажи – проституток.

Усатый командир отряда спецназовцев вновь отправился к мангалу. Деловито покрутил шампуры. Надрезал ножом один кусочек мяса и объявил:

– Еще пяток минут – и готово!

Пружинисто поднялся и вернулся к столу.

– Да, – вздохнул он, присаживаясь. – Теперь вот такие отпрыски с кучей родительских бабок за пазухой девок килограммами покупают. Заметьте: не штучно, а сразу килограммами!

– А те рады! Пожрут, напьются на халяву, да еще им денег заплатят!

– Это точно, – согласился с ним Виктор. – Работать не хотят. Зачем? Так проще.

Хозяин дачи, улыбаясь одними уголками губ, внимательно слушал их разговор, не вмешиваясь.

– Витя, для того чтобы работать, мозги нужны. А у этих куриц откуда они? Уже все давно атрофировались, если и были изначально, конечно, – доверительно сообщил усатому Валентин Петрович.

– Да, – поддержал его тот. – Ноги раздвигать много ума не надо.

– Ну а ты что молчишь? – неожиданно обратился к виновнику торжества Валентин Петрович.

– Недавно в моей практике был любопытный случай, – немного подождав с ответом, отозвался Олег Сергеевич, – как раз касается наличия мозгов дам этого сословия. – Он кивнул в сторону трехэтажного строения. – Только этим до нее – как монаху до папы римского. Если любопытно – расскажу. Только, чур, не перебивать.

– Ох, товарищ старший следователь, загнешь опять какую-нибудь байку! – улыбаясь, покачал головой любитель тостов.

– Вам решать.

– Давай только еще разок горло промочим, да наконец хваленого шашлыка отведаем. Виктор! Я уже всеми внутренностями чую, что мясо готово! – Валентин Петрович наполнил рюмки.

Глава 2

Уже утром Олег Сергеевич понял, что день будет трудный. Суеверным майора уголовного розыска назвать, пожалуй, нельзя, но, когда с самого ранья все идет кувырком, поневоле вздохнешь и скажешь себе: «День не задался».

Началось с того, что, встав с постели, Федоров уронил будильник. Тот грохнулся на пол со стола и, издав последний «дзиньк», замер навеки. Затем выяснилось, что отключили горячую воду, и, чтобы побриться, пришлось чайник тащить в ванную.

На завтрак оставалось совсем мало времени, и старший следователь решил ограничиться чашкой кофе. Едва он поднес носик чайника к чашке, как в дверь требовательно позвонили. Из местного домоуправления пришли две бабули из породы тех, что на пенсии уже давно, и ностальгия по активному образу жизни у них начала проявляться в полной мере. И эта самая их активная деятельность теперь не дает спокойно жить ни членам их семьи, ни окружающим.

Женщины загалдели разом, и Олегу Сергеевичу пришлось повысить голос, чтобы заставить их говорить по очереди.

Оказалось, что у последнего подъезда на лавочке с наступлением тепла вновь по вечерам стала кучковаться молодежь, и им не терпится разогнать слишком шумных подростков. Пообещав, чтобы только отделаться от пришедших не вовремя тетушек, он уже закрывал за ними дверь, как из соседней квартиры вышел бывший преподаватель университета со своим бульдогом – существом в высшей степени жизнерадостным и громогласным.

Псина, увидев скопление людей, огласила радостным лаем весь подъезд и кинулась к женщинам. Те попятились, приняв восторг животного за попытку нападения, и одна из бабуль оказалась в квартире Федорова. Причем, отступая, споткнулась о порог, и Олегу Сергеевичу стоило огромных усилий удержать объемную бабку от падения. Женщину ему удалось спасти, но зато упала вешалка, давно уже державшаяся на честном слове.

В общем, когда Федоров наконец завел машину и вырулил со двора, все его существо ожидало дальнейших неприятностей.

И потому, когда по внутреннему позвонил его шеф и попросил зайти, сердце поневоле тревожно екнуло.

Итак, старший следователь по особо важным делам сидел в кабинете начальника, полковника Рудакова, и с нетерпением ждал, пока тот объявит, зачем же, собственно, он его вызвал.

– Сергеич, ты последнее время чем занимался?

– Убийством на Московской. Вы же знаете, Андрей Борисович.

– Знаю, знаю, – хитро усмехнулся тот. – Трупы не надоели?

– Конечно, приятного мало, – развел руками Федоров, соображая, куда клонит начальство.

– И в отпуск, ты говоришь, тебе скоро?

– Через недельку планировал, – осторожно признался Олег Сергеевич.

– Вот и отлично. Принимай дело у Кузнецова, – благодушно заметил полковник. – Найдешь вора и гуляй на здоровье.

– Это вчерашняя кража картин у Сиднюкова?

– Она самая.

– Сиднюков... Сиднюков... – напряг память Федоров. – Это тот самый Сиднюков?

– Да, бывший депутат, а ныне честный бизнесмен, – усмехнулся начальник.

– И дорогие картины? – поинтересовался, уже вставая, майор.

– Нам всем управлением на одну за год не заработать. Историческая ценность. Ну а остальное все – у Кузнецова узнаешь.

* * *

Капитан Кузнецов крепко пожал руку сослуживцу.

– Чем обязан, Олег Сергеевич?

– Вот, дело принимать у тебя пришел.

– Это которое?

– Вчерашнюю кражу картин. Кстати, что за шедевры?

– Наш тарасовский земляк в свое время писал. Вот. – Он протянул Федорову папку. – Знакомься.

– Ну, а от себя что скажешь?

– Работали профессионалы. – Капитан пожал плечами. – Явно по наводке. Квартира на сигнализации стояла, так та даже и не пикнула. Кроме картин, ничего не пропало. Отпечатков пальцев и чего-либо прочего, вроде показаний очевидцев, отягощающих работу следователя, – тут он кисло усмехнулся, – в деле не наблюдается и в помине.

– Ясно, – вздохнул майор, – ну а потерпевший как?

– Старший – вполне приличный мужик. Ну а сынок его – раз пообщаешься и больше не захочешь. Разговаривает с тобой так, будто перед ним не человек, а презерватив использованный. Тьфу!

– Ясно, – еще раз вздохнул Федоров и отправился в свой кабинет.

Внимательно изучив скудные материалы, Олег Сергеевич задумался: с чего начать? Как ни мало пока известно, а работать-то нужно.

Он захлопнул папку и отправился к эксперту, выезжавшему вместе с Кузнецовым.

В лаборатории стоял еле уловимый запах чего-то химического. Сам хозяин апартаментов в целых аж шестнадцать квадратных метров преспокойно пил чай.

– А! Сергеич, приветствую! Заходи, я тебя чаем напою.

– Как-нибудь в другой раз. Васильич, вчера с группой Кузнецова на краже у Сиднюкова ты был?

– Я, – подтвердил эксперт.

– Что можешь сказать?

– Я же все изложил.

– Читать я умею. Ты мне так расскажи, если тебе не трудно. – Федоров подкупающе улыбнулся.

– Что ж не поговорить с хорошим человеком. Что тебя в первую очередь интересует? – уже серьезно посмотрел на гостя Васильевич.

– Да все. Мне Кузнецов только пять минут назад отдал папку.

– Вор, по всей видимости, был один. По квартире не метался. Судя по отпечаткам обуви, имел четкое представление, где висят картины. Маршрут выбрал минимальный. Быстро сделал свое дело и ушел. Отпечатков пальцев нигде не оставил.

– Ясненько, – не очень бодро подытожил старший следователь.

– Но кое-какую пищу для размышлений я все же могу тебе предложить для поднятия настроения, – хитро прищурился эксперт.

– Что? – оживился Олег Сергеевич.

– Официального заключения я, конечно, не дам, но мое мнение такое: дверь открыли не отмычкой, а ключом или дубликатом.

– Почему ты так уверен?

– Царапины на внутренней части замка. Очень похоже на то, что отмычкой там шурудили только для отвода глаз. Хотя, конечно, я могу и ошибаться. – Васильич пожал плечами.

– А про сигнализацию что ты можешь сказать?

– Сигнализация... Тебе лучше с этим вопросом податься к тем, у кого на охране квартира Сиднюкова стоит.

– Ну, спасибо и на этом.

Федоров вернулся в свой кабинет, решительно набрал номер господина Сиднюкова и договорился о встрече.

Тот признался, что основательно загружен, но ради дела сможет выкроить часок. Час вполне устраивал Олега Сергеевича. Они договорились, и старший следователь, подумав, решил воспользоваться запасом времени и отправился к дому, где проживал экс-депутат.

Место жительства народный избранник выбрал вполне достойное. Четырехподъездный девятиэтажный дом серии «девяносто» расположен был почти на самом берегу Волги, неподалеку от городского парка – любимого места отдыха тарасовцев.

Сиднюков владел в Тарасове сетью магазинов и частной охранной фирмой. Правда, последняя была зарегистрирована на другое лицо, но посвященные знали, кто истинный владелец. Были у него еще и другие дела, но коллега из налоговой полиции, у которого наводил справки Федоров, по телефону обсуждать их не стал, лишь намекнув, что хорошо бы поговорить об этом при личной встрече.

Федоров поставил свою синюю «тройку» на стоянку неподалеку от дома и отправился пешком. Еще загодя чувствовалось, что тут проживают состоятельные люди. Все дорожки заасфальтированы, тщательно убраны. Во дворе стоянка, забитая сплошь иномарками.

Федоров обошел дом и обнаружил по соседству небольшое кафе. Олег Сергеевич посмотрел на часы и решил, что вполне успеет пообедать.

Он сел за столик, и длинноногая официантка, окинув его оценивающим профессиональным взглядом, не спеша продефилировала в его направлении.

Пообедав, старший следователь направился обратно. До назначенного времени оставалось меньше пяти минут. Федоров почти дошел до нужного подъезда, когда из-за поворота вырулил светлый «Вольво». Из него вышел плотный, невысокий мужчина примерно его лет и неторопливо огляделся. Заметив Олега Сергеевича, идущего ему навстречу, мужчина скупо улыбнулся. Шофер Сиднюкова остался сидеть на месте, безучастно глядя на старшего следователя через лобовое стекло.

– Вы, наверное, Олег Сергеевич? – Экс-депутат первым протянул руку.

– Константин Степанович? – в свою очередь поинтересовался старший следователь, здороваясь.

– Он самый, – согласился тот и направился к подъездной двери.

Сиднюков жил на третьем этаже. Он посмотрел на спутника и спросил:

– Я невысоко живу. Лифт ждать будем?

– Давайте по лестнице поднимемся, – поддержал невысказанную инициативу хозяина квартиры Федоров.

– Мне рекомендовали вас как опытного работника, – неожиданно обронил Константин Степанович.

– Кто, если не секрет?

– Ваш начальник, полковник Рудаков. Я с ним вчера по телефону разговаривал. Вы полковника Милюкова знаете? – оглянувшись на следовавшего за ним человека, весело поинтересовался бывший народный избранник.

Федоров молча кивнул головой.

«Тогда ясно, как дело попало ко мне», – невесело подумал он.

– Скажите, дом построили недавно? – спросил Олег Сергеевич для того, чтобы сменить направление разговора.

– Я всего два месяца, как сюда переехал. Оставил сыну старую квартиру. Может, женится наконец.

Константин Степанович остановился перед стальной дверью, оклеенной темной пленкой под дерево. Майор осмотрел ее. Видны были свежие царапины на косяке.

– Сволочи, ко всему прочему еще и новую дверь попортили! – возмущенно буркнул хозяин квартиры. – Замок вчера поменяли, сразу же! – Открывая дверь, Сиднюков прошел в прихожую, приглашая за собой Федорова. – А вот косяки еще не успели. Пока не забыл, надо звякнуть.

Он, что-то бурча себе под нос, протопал в комнату и схватился за телефон.

Федоров прошел за ним и внимательно осмотрел ее.

Зал, где висели картины, обставлен был добротно, но без излишеств. Вообще, как сразу признался себе старший следователь, хозяин квартиры отличался вкусом. Возможно, конечно, что Сиднюков тут ни при чем и великолепный интерьер – работа хорошего дизайнера. Впрочем, для него это сейчас было неважно.

Он в уме представил маршрут, по которому прошел туда и обратно злоумышленник, и сразу прикинул, сколько ему понадобилось времени, чтобы совершить кражу и покинуть квартиру.

– Вот здесь они и висели, – услышал за спиной Олег Сергеевич безрадостный голос.

– Больше ничего не пропало? – на всякий случай спросил Федоров, хотя из материалов дела знал, что похититель больше ничего не тронул.

– Нет, только картины, – ответил хозяин.

– Скажите, Константин Степанович, а более ценные вещи в квартире имеются?

Хозяин задумался.

– У меня есть еще несколько раритетов. Находятся в моем кабинете. Но картины – в смысле их рыночной стоимости – самые дорогие. Три полотна тянут почти на полторы сотни тысяч долларов.

– Да, серьезная потеря.

– Олег Сергеевич, потеря действительно серьезная, – жестом предлагая гостю присесть в кресло, Сиднюков сам устроился напротив него. – Но для меня важно и другое. Я один из совладельцев охранного агентства, и эта кража – прямой удар по моим профессиональным интересам. Представьте себе: человек берется охранять имущество других людей, а его самого обворовывают! Поэтому вор должен быть обязательно найден!

– Поверьте, Константин Степанович, сделаем все возможное.

– С моей стороны, обещаю всю необходимую помощь. Если что – обращайтесь не стесняясь. Связывайтесь со мной при малейшей необходимости.

– Скажите, а ключи от подъезда и вашей квартиры у кого имеются? Кроме вас, разумеется.

– Да ни у кого, – недоуменно пожал плечами экс-депутат. – Но, насколько мне известно, дверь была открыта отмычкой?



– У нашего эксперта, исследовавшего дверной замок, есть сомнения по этому поводу, – признался Федоров. – Возможно, он ошибается, но лучше проверить все досконально.

Хозяин задумался.

– Ключи есть только у меня. Был комплект у сына, но месяц назад после одного случая я у него их попросту отобрал, они в моем столе лежат.

Словно решив убедиться еще раз, он поднялся и прошел в кабинет. Вскоре вернулся и продемонстрировал связку ключей Олегу Сергеевичу.

– А что за история с сыном, если не секрет?

– Бабник он у меня, – вздохнув, ответил Константин Степанович. – Ни одной юбки не пропустит. Застукал его с девкой. Выгнал обоих и отобрал ключи.

– А кто такая? – автоматически переспросил майор.

– Об этом лучше вам у моего отпрыска спросить, хотя вряд ли он вспомнит. Он их меняет, как перчатки.

– Константин Степанович, вы пользуетесь услугами... ну, домохозяйки?

– Утром приходит женщина и убирается в квартире. Я ее знаю почти пятнадцать лет. С этой стороны не может быть никаких вариантов, – категорично заявил хозяин.

– И все-таки. Ключи от вашей квартиры у нее есть?

– Да, есть, конечно. Но повторяю вам: это исключительно порядочная женщина. Она работает у нас около восьми лет и... – не находя слов, бизнесмен красноречиво развел руками, как бы говоря: уж если не верить ей, то тогда кому верить?!

– Поймите меня правильно, я не собираюсь обвинять ее в соучастии. Но злоумышленники могли просто сделать с ее комплекта дубликат, причем без ее ведома. Вы на всякий случай дайте мне ее координаты, я с ней побеседую.

– Пожалуйста. – Константин Степанович черканул на листочке адрес. – Только, прошу вас, будьте поделикатнее. Пожилая женщина, сами понимаете. Кстати, зовут ее Ольга Романовна.

Что-нибудь еще? – отдавая листок следователю, спросил экс-депутат, явно намекая, что пора закругляться.

– Последний вопрос. Кто-нибудь явно интересовался вашей коллекцией в последнее время? Может быть, предлагал купить?

– В том-то и дело, что нет. Я сам уже думал об этом.

– Ну может, раньше?

– Были, конечно, подобные предложения. Но в последнее время я что-то не припомню.

– Хорошо, Константин Степанович, – поднимаясь, произнес Федоров. – Сына вашего я где смогу разыскать?

– Кафе «Встреча». Это его заведение. Домашний адрес не даю, он есть у ваших коллег, что были вчера. Но дома вы его вряд ли застанете – если только ночью. Вот вам его сотовый. – Сиднюков записал номер и протянул листок следователю.

Майор Федоров спустился вниз вместе с хозяином и, прощаясь около его машины, вспомнил еще об одном важном аспекте дела.

– Простите, совсем забыл. Сигнализация... Ваша квартира охраняется...

– Фирмой «Страж-98», в которой я являюсь совладельцем.

– Насколько я понял, сигнализация не сработала?

– Этим вопросом сейчас как раз занимается служба собственной безопасности. Поверьте, лучше их этого никто не сделает.

– И все-таки, с кем бы я мог поговорить по этому вопросу?

– С Плотниковым Борисом Николаевичем. Я дам ему распоряжение, чтобы он исчерпывающе ответил на все ваши вопросы.

– Всего доброго, – распрощался сыщик с экс-депутатом и направился к стоянке.

Едва он уселся на водительское место, запиликал сотовый телефон.

– Да? – Включая связь, Олег Сергеевич завел двигатель.

– Здравия желаю, господин майор, – услышал он радостный голос капитана Кузнецова.

– Привет, циркач, – благодушно буркнул в трубку Федоров. – От скуки позвонил или по делу?

– Когда это мне скучать приходилось? – рассмеялся тот и уже серьезным тоном продолжил:

– Звоночек интересный был в отделение. Интересовались, кто дело о краже картин Сиднюкова ведет.

– Ну и? – насторожился Федоров, выворачивая на оживленную улицу Чернышевского. Он пропустил несущуюся на сумасшедшей скорости «девятку» и плавно повернул направо, вливаясь в общий поток машин.

– Дежурный дал ей мой телефон...

– Ей? Звонила женщина? – машинально переспросил Федоров.

– Натурально женщина, – жизнерадостным голосом подтвердил Кузнецов. – Представляешь, поднимаю трубку и слышу слегка хрипловатый голос: «Вы капитан Кузнецов?» Я естественно, подтверждаю, что это так. Дама конфиденциальным голосом мне заявляет, что нужно присмотреться к какому-то Родиону. И трубку бросила, стерва. А потом дежурный мне звонит и рассказывает, что ему пять минут назад тоже дама звонила и интересовалась сиднюковским делом.

– Родион – сын Константина Степановича, я так понимаю?

– Да, больше в связи с этим делом никаких других Родионов не фигурирует, – подтвердил Кузнецов.

– Спасибо, Саша. Если еще позвонит, переадресуй ее ко мне. Постарайся вытянуть на личное общение.

– Постараюсь, – пообещал капитан и положил трубку.

Федоров переменил свое решение первым делом нанести визит домработнице Сиднюкова Константина Степановича и отправился искать его любвеобильного отпрыска.

Глава 3

Кафе «Встреча» находилось в центре города. Внешне оно ничем не выделялось среди прочих, расположенных по соседству. Правда, если присмотреться, чувствовался общий налет заброшенности, неряшливости. Например, у соседнего «Рубина» территория была тщательно выметена, рядом со входом в заведение стояла свежевыкрашенная урна.

«Встреча» похвастаться этим не могла.

Из посетителей был только один мертвецки пьяный тип в джинсовке, застывший над стаканом с водкой. Его глаза, полные похмельной скорби, смотрели куда-то в невообразимую даль. Реальный мир не волновал данного субъекта. Он никак не прореагировал на появление в зале старшего следователя.

Зато барменша, молодая, привлекательная девушка, сразу расплылась в чуть заискивающей улыбке. Выражение ее лица так и говорило: «Для вас все, что угодно!»

Узнав, зачем пожаловал представительный мужчина, она невольно вздохнула и указала на дверь рядом со стойкой.

Родион Сиднюков оказался молодым светловолосым парнем. Встретил он Федорова делано равнодушно. Старшему следователю сразу не понравился тон, который взял молодой человек в беседе с работником уголовного розыска. Не соизволив даже оторваться от кресла, он рукой махнул в сторону свободного.

– По-моему, все, что я мог, уже рассказал вашим коллегам, что еще нового добавить – просто ума не приложу!

Молодой человек внешне был довольно привлекательным, это Федоров сразу про себя отметил. Однако его устало-пренебрежительный взгляд сразу покоробил Олега Сергеевича.

Во рту у Родиона торчала зубочистка, периодически лениво перекочевывающая с одного угла рта в другой.

«Прав был Кузнецов, – мысленно вздохнув, отметил про себя Олег Сергеевич. – Тот еще тип».

– По материалам дела, с вечера субботы по середину воскресенья вы с отцом отдыхали на даче. Значит, у преступников были почти сутки для того, чтобы совершить кражу.

– Гениальное наблюдение! – Зубочистка под кривую саркастическую усмешку перекочевала в другой уголок.

– Вспомните, вы кому-нибудь говорили, что собираетесь ехать на рыбалку с Константином Степановичем.

– Я – нет. Вообще, идея лично у меня родилась спонтанно. Я должен был провести выходные в другом обществе. К сожалению, планы внезапно расстроились, и тут как раз отец позвонил. Ну, я и решил устроить для себя немного экзотики. Посвящать в свои намерения, естественно, я никого не стал.

– Даже ближайшее окружение?

– Мое ближайшее окружение – это я сам.

– Вы владелец этого роскошного заведения. – Федоров решил немного польстить самодовольному отпрыску экс-депутата. – Может, на службе кому-нибудь обмолвились? Скажем, своему заму?

– Господин майор, – вздохнув и закатив глаза к потолку, выдавил из себя Родион. – Мои подчиненные только знали, что меня не будет в выходные. Во-первых, это и так в порядке вещей. И второе: я редко, и только в особых случаях, повторяю – в особых, ставлю работников в известность, где меня следует искать в случае крайней потребности. В этот раз такой необходимости не было.

– Может, ваша девушка? – попробовал закинуть удочку Федоров.

– Моим девушкам, – владелец «Встречи» посмотрел на собеседника, как на несмышленого ребенка, – я вообще не имею обыкновения отчитываться о том, где и с кем я провожу время.

«Говнюк! – сохраняя спокойствие, майор выдавил из себя понимающую улыбку. – Попробую с другой стороны».

– Понимаете, Родион Константинович, я же не просто так задаю вам все эти вопросы. Дело в том, что квартиру вашего отца обокрали явно не случайно. Я прихожу к выводу, что преступление было тщательно спланировано. Кто-то сделал дубликат ключей, кто-то дал своевременную наводку...

– Наводку? Да, вполне можно предположить, – на минуту став серьезным, согласно кивнул головой Сиднюков-младший. – Но, насколько я понял со слов родителя, дверь просто взломали или открыли отмычкой? Я не очень во всем этом разбираюсь.

– Да нет, наш эксперт склонен к другому мнению.

– Это меняет дело, – нахмурившись, заявил Родион. – Отец об этом знает?

– Мы утром с ним беседовали, и я задал ему ряд подобных же вопросов.

– Ключи есть только у него и у его домработницы. Ну, про нее говорить даже нечего. – Он так же, как отец, махнул рукой. – Она быстрее с жизнью расстанется, чем допустит, чтобы против нашей семьи что-либо сотворили непотребное. Мои ключи от его квартиры предок отобрал с месяц назад... – Почему, если не секрет?

– Это наше семейное дело. – Зубочистка в очередной раз совершила свою прогулку. – Хотя... Наверное, я вам лучше расскажу. По-моему, в этом кое-что есть... Отец – страшно занятой человек, и, когда купил новую квартиру, поручил заботу по благоустройству мне. Не сказать чтобы меня это сильно обрадовало – я тоже не бездельник. Хотите кофе? – неожиданно предложил он.

– Не откажусь, – согласился следователь, внимательно слушая Родиона.

– Вера! – открыв дверь, громко крикнул тот.

На призыв тотчас появилась миленькая девушка и преданно уставилась на шефа.

– Два кофе, – не глядя на нее, распорядился Сиднюков-младший.

– Вам черный или со сливками? – Вопрос касался только Федорова. Вкус своего босса девушка наверняка отлично знала.

– Черный, не очень крепкий, – улыбнувшись, попросил Олег Сергеевич.

Официантка моментально испарилась.

– Так вот, я по просьбе родителя подключился к этому делу. Естественно, мне потребовался дубликат ключей. Когда все закончилось, после официального банкета я просто забыл их отдать сразу... – Он замолчал, как бы собираясь с мыслями.

– Где-то через неделю я гулял у друга на дне рождения в ресторане «Камелот» и неожиданно ловлю на себе женский взгляд. – Родион усмехнулся. – Призывный, знаете, такой...

Федоров кивнул, подтверждая, что он знает, что такое призывный женский взгляд.

– Мы познакомились. Даму, оказалось, зовут Лина. Меня это сразу насторожило, но я был немного навеселе, а девушка, скажу я вам, просто шикарная.

– Почему насторожило? – сразу спросил следователь.

– Ну, редкими женскими именами обычно называют себя проститутки. Я не пользуюсь их услугами. В очень редких случаях, поверьте. Предпочитаю быть охотником, а не добычей.

– Тут оказался именно такой редкий случай?

– Все это выяснилось позже. Про деньги она мне и не заикалась. Мы потанцевали, и я предложил даме подышать свежим воздухом. Она согласилась. Мы немного посидели в другом кафе, и я понял, что красавица созрела. По некоторым соображениям я не мог вести ее к себе домой и вспомнил об отцовской квартире. Позвонил ему и узнал, что тот до позднего вечера пробудет на каком-то там заседании с важными дядьками. – Молодой человек криво усмехнулся. – Заседания, как я знал по опыту, заканчиваются у них в районе полуночи или позже. Все складывалось как нельзя лучше. Мы нырнули к нему домой...

Очевидно, от приятных воспоминаний лицо Родиона приняло блаженное выражение.

...Лина тихонько постанывала, когда язык Родиона нежно теребил ее сосок, ставший вдруг твердым. Молодой человек стоял напротив нее. Он только что раздел девушку, аккуратно снимая с нее вещь за вещью. Язык скользнул выше, к подбородку и замер на мгновение. Девушка тем временем расстегнула пуговицы на его рубашке, и едва мужчина остановился, сделала то же. Только ее язычок побежал вниз. С сосков на ямку на животе... Пальцы проворно расстегнули ремень брюк и ловко справились с пуговицей... Его член уже наполовину набрал силу и язычок девушки заплясал по его головке. Затем губы сомкнулись на нем плотным кольцом...

Родион почувствовал себя наверху блаженства. Когда девушка остановилась, он моментально освободился от мешавшей одежды и бережно уложил ее на здоровенную кровать...

– В общем, когда все кончилось, – вернулся молодой парень из своих грез и остатки мечтательного выражения покинули его лицо, – я еще валялся на постели, а дама отправилась в ванную. Я ей объяснил, где что найти. Чувствую, что-то слишком долго нет моей подружки. Смотрю, она в соседней комнате любуется отцовскими шедеврами. Кивнула на одну из картин и спрашивает меня, как удалось отцу купить такую редкую вещь, и автора называет. Я не силен в живописи. Пожал плечами и сказал ей об этом. Потом я отправился под душ, и мы с ней слегка побаловались шампанским и сделали дубль два. А вот затем... Затем мне показалось, что я только на секунду прикрыл глаза. Только чувствую, меня отец за плечо трясет. Пышет, как вулкан! Орет, что как я посмел, да на его постели! Ну, и все такое...

Молодой человек поморщился и сделал небольшой глоток кофе. Федоров последовал его примеру, ожидая продолжения.

– В общем, вытурил нас и забрал у меня ключи. Я договорился встретиться с ней на следующий вечер, и мы расстались. А потом у приятеля, с которым вместе гуляли на дне рождения, узнаю, что никакая она не Лина. Зовут ее Соня Ленцова, обыкновенная проститутка. Вечером я ее спросил, и она сама мне все подтвердила... Ну, я с ней быстро и культурно расстался.

Молодой человек замолчал, наблюдая за реакцией следователя.

– Вы хотите сказать, что она может быть замешана во всей этой истории?

– А вы не находите ничего странного в том, что проститутка не берет с клиента денег? Раз. Разбирается в живописи, два. И третье: помните, я уснул? Сначала я не придал этому никакого значения, поскольку из квартиры отца даже ржавого гвоздя не пропало. Не знаю, как вам, а мне теперь этот эпизод видится несколько в ином свете. И последнее: когда я пришел на следующий день вечером и выложил, что я все знаю про нее, дама сильно разозлилась. По ней это хорошо заметно было. Не слишком ли много случайностей?

– Пожалуй, я с вами соглашусь, – подумав, ответил Федоров. Он вспомнил странный звонок Кузнецову, но рассказывать про него Родиону не стал.

– Как ее разыскать, вы знаете?

– Понятия не имею.

– Ну а приятель ваш?

Молодой человек набрал номер.

– Слава? Привет! Помнишь, ты мне про одну кадру говорил? Соня... Ленцова... Да, проститутка. Нет, по делу нужна. Как ее изловить, знаешь? Где? Аж в музее?! А сейчас... Понятия не имеешь. Ну, ладушки, пока.

– Говорит, раньше в музее краеведческом работала или числилась там, не знаю.

– А поточнее узнать нельзя никак?

– Господин майор. – К сынку Сиднюкова вернулся его прежний тон. – Я вторично буду звонить в правительство области занятому человеку и беспокоить его расспросами о какой-то проститутке? Может, все же сумеете обойтись без моей помощи?

«Вот стервец! Корчит из себя пуп земли!» – Майор сдержал нараставший гнев и даже нашел в себе силы улыбнуться на прощание.

– Не буду отнимать у столь занятого человека время, – не удержался он все же от легкого сарказма. – Вот мой телефон. Если что еще вспомните полезного для следствия – звоните. Благодарю за кофе.

– Не стоит, – откинувшись в кресле и явно не собираясь вставать, выдавил из себя сынок бывшего народного избранника.

Вера проводила мужчину любопытным взглядом, на всякий случай улыбнувшись на прощание.

Вернувшись на службу, майор тотчас дал поручение оперуполномоченному Цветкову разыскать девушку Соню Ленцову, предположительно сотрудницу Тарасовского краеведческого музея.

Через некоторое время в дверь постучали, и на пороге появился Кузнецов.

– Тебе никто не звонил? Я имею в виду таинственную незнакомку?

– Нет, – ответил Федоров. – А тебе?

– Звонила, родимая. Назвалась даже по имени-отчеству. Сообщила, что неплохо бы мне в Музей Радищева сходить, на картины полюбоваться да заодно с неким Васиным поговорить о сиднюковских полотнах. И трубку бросила, как в первый раз. Я даже рта раскрыть не успел. А вы что такой хмурый?

– С Родионом Константиновичем имел беседу. Снизошел он до того, чтобы поучить старого сыщика. Но наколку дал неплохую. Как раз дамы касается.

– Расскажите, если не секрет?

– Расскажу, только не сейчас. Кстати, ты полностью прав насчет молодого человека по фамилии Сиднюков. Отвратительный тип.

Кузнецов согласно кивнул головой и покинул кабинет старшего следователя.

«Интересно, что за таинственная такая незнакомка? Может, одна из брошенных этим ловеласом пассий старается? – размышлял Олег Сергеевич, подперев подбородок руками. – Ну что ж, – приняв решение, вновь поднялся старший следователь. – Пойду знакомиться с этим таинственным Васиным, как и рекомендовала неизвестная по телефону».



Улица встретила Федорова поднявшимся невесть откуда ветром. Несмотря на яркое весеннее солнце, стало заметно прохладнее. Олег Сергеевич прибавил шагу и быстро залез в свою машину. Синий «жигуль» побежал по улице. Обогнал ползущий автобус и свернул направо.

От управления до Музея Радищева было недалеко, и первоначально старший следователь хотел пройтись пешком, но каприз погоды заставил его переменить решение. Вскоре небо потемнело, и майор подумал, что правильно сделал, отказавшись от пешей прогулки.

Неожиданно посыпал самый настоящий снег. В середине апреля явление редкое. Снегопад разошелся, и вскоре Олегу Сергеевичу пришлось даже включить «дворники» и сбавить скорость. Белые хлопья сплошным щитом встали между небом и землей.

Однако обильный снегопад продолжался недолго и вскоре пошел на убыль. Когда Федоров припарковал свое авто, лишь редкие холодные пушинки плавно опускались на асфальт.

Майор закурил, задумавшись о том, о чем, собственно, будет разговаривать с неизвестным. Выкинув окурок, решительно направился в сторону красивого двухэтажного здания.

Директором музея оказалась тучная женщина с приветливым, добродушным лицом. Она подтвердила, что такой человек у них действительно работает.

– Олег Сергеевич, только огромная просьба – подождите, пожалуйста, минут пятнадцать. Сейчас как раз идет экскурсия, столь редкая в наше время, и не хотелось бы отвлекать экскурсовода. Если дело не терпит отлагательства, конечно...

– Терпит, терпит. Если позволите, я тоже присоединюсь к экскурсии, а заодно и с Васиным познакомлюсь. Андрей Никитич, вы говорите, его зовут? Ну и чудесно. Только большая просьба – о нашей с вами предварительной беседе ничего не говорите.

– А что у вас за дело к нему? – спросила наконец директорша.

– Уверяю вас, ничего особенного. Просто мне нужно проконсультироваться насчет некоторых предметов искусства.

– Вам виднее, – несколько подозрительно заметила директорша и вышла проводить майора.

– На втором этаже их найдете, – негромко напутствовала она вслед.

Андрей Никитич оказался кругленьким парнем лет двадцати пяти с веснушчатым лицом и бегающими плутоватыми глазками.

– Мне вас порекомендовали как знатока тарасовской живописи. – Олег Сергеевич решил пока не представляться официально. – Один... Скажем так, хороший знакомый.

– И что бы вы хотели у меня узнать? – задушевно улыбаясь, поинтересовался Васин.

– Я хотел бы расспросить вас о коллекции господина Сиднюкова.

Улыбка сползла с лица искусствоведа, но, быстро справившись с собой, молодой человек нашелся:

– Извините, но о частной коллекции без ведома ее владельца я разговаривать не могу. Поймите: вы незнакомый мне человек, да... и неэтично это просто.

– Вам нужно разрешение Константина Степановича?

– А почему бы вам не расспросить о ней его самого?

«Шустрый молодой человек», – отметил про себя Федоров.

– Вы с ним знакомы? – задал он вопрос, внимательно глядя на собеседника.

– Не имею чести. – Самообладание вновь вернулось к парню, и его лицо опять выражало сплошное дружелюбие.

– А с сыном его, Родионом Константиновичем?

Майору показалось, что при упоминании младшего Сиднюкова вновь тень беспокойства пробежала по лицу работника музея.

– Нет, не знаком, – просто ответил он, останавливаясь у двери служебного помещения.

– Ну что ж, постараюсь расспросить самого Константина Степановича, – в ответ развел руками Федоров.

– Желаю вам удачи, – лучезарно улыбнулся парень и скрылся за служебной дверью.

«А ведь он примерно ровесник сынка Сиднюкова. И похоже, он врет, что незнаком с ним», – глядя на закрывшуюся дверь, подумал следователь, вспомнив реакцию молодого человека на вопрос, и медленно пошел к выходу.

«Надо о нем еще директора порасспрашивать», – подумал Федоров, направляясь к ее кабинету.

Но оказалось, что та уехала по делам.

«Ладно, отложим до завтра». Майор посмотрел на часы. Стрелки показывали половину пятого. Время бежало незаметно.

Подумав, Олег Сергеевич все же решил ехать в отдел.

Оказалось, что его оперу повезло больше.

Федоров сразу догадался, что это именно Соня Ленцова. И еще ему так же сразу стало понятно, почему Родион Сиднюков запал на девушку. Сказать, что она красива – все равно что ничего не сказать. Красивых девушек много. Соня обладала исключительной красотой. Казалось, в ней все было создано природой специально для того, чтобы разбивать вдребезги мужские сердца. Волнующий взгляд больших серых глаз невольно притягивал к себе, манил. Милые ямочки на щеках, небольшая родинка над верхней губой – вот вам портрет девушки, сидевшей перед старшим лейтенантом Цветковым. Густые русые волосы разметались по плечам.

На вошедшего Олега Сергеевича девушка смотрела без страха, что сразу отметил про себя старший следователь.

– Добрый вечер, – буркнул Федоров, усаживаясь на свое место.

– Здравствуйте, – пропела девушка, обнажая в улыбке ровные белые зубы.

Федоров покосился на опера, не сводившего глаз с девушки, и подумал: «Пропал Вовик».

– Старший лейтенант Цветков, вы можете идти.

Владимир кинул слегка потерянный взгляд на начальника и с неохотой покинул кабинет.

– Итак, гражданка Ленцова Софья... По батюшке как?

– Георгиевна. – Ее милая мордашка стала серьезной. Длинные густые ресницы медленно опустились, прикрывая чудные глаза, и следователь внезапно поймал себя на мысли, что вместо того, чтобы думать о предстоящем разговоре, откровенно любуется этим совершенным творением природы. Вздохнув, он взял себя в руки.

– Софья Георгиевна, вам знаком молодой человек по фамилии Сиднюков? Зовут его Родион.

Соня поморщила лобик и ответила:

– С месяц назад я знакомилась с одним Родионом. Но наши с ним отношения были непродолжительными.

– Почему, если не секрет? – вкрадчиво спросил следователь.

– Мерзкий тип.

«Совершенно верное определение», – мысленно согласился с девушкой следователь и, вздохнув, постарался как можно тверже спросить:

– Софья Георгиевна, вы не будете отрицать, что с упомянутым гражданином с месяц назад посещали квартиру его отца?

– Нет, не буду, – недоуменно пожала плечами девушка. – Его отец нас выгнал оттуда... Когда мы туда отправились, Родион сказал, что это его квартира. А что, собственно, вообще случилось?

«Притворяется или действительно ничего не знает?» Внимательнейшим образом наблюдая за поведением девушки, Федоров никак не мог ответить себе на этот вопрос.

Неожиданно ему в голову пришла другая мысль. Он набрал номер внутреннего телефона и попросил пригласить капитана Кузнецова. Тот оказался еще на месте.

– Саша, зайди ко мне на минутку.

– Что случилось? – повторил вопрос девушки майор. – Вот об этом у нас с вами сейчас и пойдет речь. Скажите, чем вы зарабатываете на жизнь?

– Работаю искусствоведом в нашем краеведческом музее.

Следователь заметил, что девушка немного напряглась, взгляд стал чуточку сосредоточеннее. Но не более того.

– У меня есть несколько иные сведения на ваш счет. По некоторым данным, вы занимаетесь проституцией.

– Я незамужняя женщина. Совершеннолетняя. Без ложной скромности скажу, что бог внешностью не обидел...

«Уж это точно», – вновь мысленно согласился с девушкой майор. В это время в дверь постучали и вошел Кузнецов. Олег Сергеевич кивнул головой в сторону свободного стула. Капитан послушно прошел и во все глаза уставился на собеседницу. «Еще один попался», – усмехнулся следователь.

– И если у меня имеются поклонники, помогающие мне материально в наши суровые дни наступившего капитализма, то... – девушка недоуменно пожала плечами. Носик вызывающе вздернулся.

– Родион из числа таких поклонников?

– Нет, – усмехнулась девушка. – Я же говорила, что наше знакомство было непродолжительным и совершенно бескорыстным с моей стороны. Хотите, я вам расскажу, если вас так это интересует?

– Любопытно было бы услышать.

– Вечером в конце февраля я зашла в ресторан «Камелот». Родион подошел ко мне и пригласил потанцевать. Мы с ним посидели, выпили шампанского. Он мне понравился. Мы решили продолжить вечер, как он сказал, у него дома. Да, он еще звонил кому-то. Какому-то Покемону... Потом еще кому-то, я не прислушивалась, а скажу вам, наверное, напрасно.

Так вот, мы захватили с собой шампанского, – продолжала девушка, – и отправились на такси к нему, как он говорил. А часов в одиннадцать пришел его отец и со страшным скандалом выставил нас на улицу. Крайне неприятная сцена получилась. Я потом догадалась, что это он отцу звонил второй раз, пытался выяснить, когда тот домой вернется. Но мы все же договорились с ним встретиться на следующий вечер. Он пришел и наговорил мне кучу всяких гадостей. На этом мы и расстались. Вот, собственно, все.

– Не совсем, – ответил Олег Сергеевич, бросив быстрый взгляд в сторону Кузнецова. – Саша, подожди меня, пожалуйста, у себя, я к тебе загляну чуть позже.

Кузнецов вышел, понимающе кивнув.

– Вы видели картины господина Сиднюкова. Что вы можете сказать о них?

– Прекрасные работы конца прошлого века. Любой музей области гордился бы ими. Да и не только области – страны, мира.

– Родион говорит, что вы очень интересовались ими.

– Конечно! Я же искусствовед.

– Ах да, – невольно смутился Федоров, но тут же взял себя в руки.

– Так вот, красавица, эти картины у него украли, и есть основания полагать, что вы можете быть причастны к этому!

– Господи! – Девушка наградила майора изумленным взглядом. – Я-то тут при чем?

– Что вы подсыпали Родиону, что он моментально уснул?

– Ничего я ему не подсыпала и вообще никто не засыпал! – искренне возмутилась Соня.

– По его словам, после полового акта между вами он уснул и разбудил его отец. Вы все это время находились одна в квартире.

– Да, рядом с ним. Только он не спал. Глаза у него были закрыты, это верно. Но он не спал! – Носик опять вздернулся. – Уж поверьте, могу я отличить спящего мужчину от бодрствующего?

– Думаю, что сможете, – усмехнувшись, заметил старший следователь. – Тогда почему он никак не прореагировал на звук открываемой двери? Вряд ли он хотел, чтобы родитель застал в его постели голым, да еще с вами.

– Мы не слышали. Магнитофон играл, – просто ответила девушка.

– Хорошо. И долго он так «не спал» с закрытыми глазами?

– Минут пятнадцать, двадцать.

– Ну а вы чем в это время занимались?

– Сходила в ванную и легла рядом с ним. Закурила и ждала, когда ему надоест балдеть.

– Ладно. Оставим пока это. У вас есть с ним общие знакомые?

– Насколько я знаю – нет.

– А у меня другие сведения на этот счет, – глядя на красавицу в упор, отчеканил следователь. – В администрации области случайно нет у вас поклонника по имени Слава?

– А! Я-то думаю, откуда он на следующий день так много про меня узнал, – предаваясь на секунду собственным мыслям, пробормотала девушка. – Да, знаю такого. Водителем там работает.

«Занятого человека отвлекать! – вспомнил слова Родиона следователь. – Вот трепло!»

– Тоже бывший ваш поклонник? – едко спросил Олег Сергеевич.

– Почему «тоже»? – парировала девушка, слегка усмехнувшись, – Родиона я к числу своих поклонников не причисляю – так, неудачный короткий эпизод в жизни. Жалко, что этот человек доставил мне новые неприятности. Поверьте, – очень серьезно глядя своими чудными серыми глазами на следователя, заявила вдруг девушка. – Никакого отношения к краже я не имею!

– Хотелось, чтобы это было именно так. – Федоров неожиданно поймал себя на мысли, что действительно желает этого. – Тогда объясните мне, почему при знакомстве с Сиднюковым-младшим вы назвались вымышленным именем?

– И всего-то? – неожиданно весело рассмеялась девушка. Затем накинув серьезность на свое симпатичное личико, трагическим шепотом объявила:

– Я еще и несуществующий телефон даю в первый вечер знакомства.

– Зачем?

– Да чтоб такие моральные уроды, как этот самый Родион, по полгода потом с объяснениями не доставали, если после первого свидания мне не захочется идти на второе!

– И что, помогает? – улыбаясь, спросил следователь.

– Вполне.

– Ну что ж. – Улыбка вновь сошла с его лица. – Смех смехом, а дела грустные. Я вас попрошу из города пока никуда не выезжать. Возможно, вы мне еще понадобитесь. Паспорт у вас с собой?

– Нет, – немного удивилась девушка.

– Тогда проедем за ним. Мне будет очень любопытно взглянуть на него и заодно посмотреть, где вы живете. Приглашаете? – Улыбаясь, майор ждал, что он смутит девушку подобной просьбой, и несколько разочарованно отметил, что это ему не удалось.

– Поехали, – пожав плечами, она мило улыбнулась. Федоров опять почувствовал, что тонет в омуте серых глаз, чего уже с ним не случалось давненько.

– Посидите пять минут, – вдруг вспомнив, попросил он девушку и стремительно вышел из кабинета.

– Где вы такую королеву откопали? – встретил его вопросом Кузнецов.

– Королева не королева, а ты мне лучше скажи – не она с тобой сегодня по телефону беседовала?

– Совершенно другой голос, – уверенно ответил капитан.

– Ну хорошо, – буркнул майор, думая о своем, и, попрощавшись, вышел.

Федоров с девушкой спустились на улицу.

– Прошу. – Олег Сергеевич кивнул на свою машину, отключая сигнализацию.

– Я на своей, – лукаво улыбнувшись, заметила девушка и подошла к вишневой «девятке», припаркованной чуть дальше.

Они отправились в сторону Ленинского района: впереди Соня, следом – Олег Сергеевич.

На Саперной улице «девятка» полезла в гору и, попетляв по проулкам, остановилась около двухэтажного кирпичного дома, довольно древнего на вид.

Около подъезда стояли несколько молодых людей, и, едва Соня вышла из машины, один из них направился к ней. Почуяв недоброе, майор быстро покинул свою машину.

– Я те сказал: поедешь с нами! – долетело до него, и он заметил, как второй из четверых поспешил к вишневой машине.

Олег Сергеевич подошел как раз в тот момент, когда первый парень пытался выкрутить девушке руку.

– Я те сказал: не дергайся, – прошипел он, косясь на мужчину, неожиданно появившегося рядом с ним.

– Отец, все нормально, – не отпуская девушку, нагло заявил он майору. – Иди своей дорогой. Дела семейные – без тебя... Оу! – не успел закончить он и схватился руками за причинное место. – Курва!

«Молодец!» – мысленно похвалил Соню Федоров, приходя ей на помощь.

Долговязый парень как раз начал разгибаться. Ему помог в этом майорский кулак, попав аккурат в подбородок. Парень полетел назад, сбив одного из спешащих на помощь ему товарищей.

Справа приближался второй, и, судя по его свирепой роже, намерения у него были самые что ни на есть недобрые.

– У! Падла! – Кулак чуть было не заехал следователю в лицо.

Олег Сергеевич имел неплохую подготовку, но возраст все же брал свое. От одного удара он увернулся, но от второго не успел. Однако тут же ответил.

Квадратный парень, метивший ему в лицо, согнулся от резкого пинка в живот. Но ему на помощь уже спешили другие.

«Пора прекращать этот балаган», – решил Федоров, доставая удостоверение.

– Уголовный розыск, городской отдел, майор Федоров!

Парни затормозили. Но, похоже, сомневались.

– Вы что, говнюки, на нары захотели?! – рявкнул Федоров. – Завтра вас по всему городу, как котов помойных, ловить будут! А поймают – я вас лично каждого допрашивать буду! Лично! И помощника возьму такого, что на зону калеками пойдете!

«Перемирие закончилось, – тоскливо отметил он, заметив, как пара все же двинулась в его направлении. – Кажется, я переборщил с угрозами».

– Влад, стой, – приказал долговязый, останавливая приятеля и подходя один к работнику угро.

– Господин майор, раньше представляться нужно, – с неприкрытой издевкой в голосе заявил он, останавливаясь, впрочем, на безопасном для себя расстоянии. – А не бить мирных граждан в солнечное сплетение. На вас никто покушаться не собирался.

– А на нее? – убирая удостоверение в карман, тяжело дыша, спросил Федоров, мотнув головой в сторону подошедшей к нему девушки.

– Да и с ней только побеседовать хотели, – нагло щерясь, объявил парламентер.

– Может, у меня в кабинете? – улыбаясь змеиной улыбкой, предложил Олег Сергеевич.

Вопрос остался без ответа. Тем временем квадратный парень оклемался.

Обидчик попал в его поле зрения, и, как молодой бычок, нагнув голову, парень ринулся вперед. Его вовремя перехватил приятель, тот, что не успел присоединиться к потасовке. Ухватив за плечи, буркнул:

– Угомонись, он мент.

– Да хоть папа римский, – не желал сдаваться молодчик, пытаясь вырваться из рук приятеля.

– Остынь, – не оборачиваясь, бросил долговязый. – Видишь: я базарю.

Внушение подействовало, и плотный парень остался на месте, недовольно сопя.

– Господин майор, – все так же нагло глядя на следователя, сунув руки в карманы куртки, продолжил главный. – Может, вы дадите нам с девушкой побеседовать? Я обещаю, что ничего с ней плохого не случится. Мы с ней буквально на часок съездим в одно местечко и вернемся. Ей просто ряд вопросов зададут, вот и все. А вы уж потом развлекайтесь, сколько хотите. Ведь вы именно за этим сюда приехали? – закончил он, шутовски ухмыляясь.

– У меня встречное предложение, – все с той же змеиной улыбкой на губах ответил Олег Сергеевич. Глаза его налились кровью от злости. – Вы чешете отсюда, и как можно быстрей. Пока я окончательно не рассердился и не достал ствол.

Ствола у него с собой не было, он попросту блефовал. Долговязый неожиданно стал серьезен, перестал лыбиться:

– Майор, ты думаешь, что своим вмешательством ты этой шалаве поможешь? Нет. Только хуже сделаешь. Мы уйдем. И ты, майор, лучше уходи, а то в большое дерьмо вляпаешься. Зачем тебе это? Что, на службе мало?

– Что у меня на службе, оставь мне. А вы проваливайте.

– Смотри, тебе виднее. Только не прогадай, – все так же серьезно добавил долговязый, отваливая в сторону. – Пошли, братва.

Парни гурьбой пошли вверх по проулку и свернули за угол. Вскоре оттуда вылетела темная «БМВ» и, разбрызгивая грязь, понеслась по улице.

Федоров проводил ее долгим взглядом и, иронично посмотрев на девушку, заметил:

– Похоже, не только у меня к тебе вопросы, а?

– Ублюдки, – процедила она сквозь зубы, направляясь к машине. Закрыла дверцу и как ни в чем не бывало улыбнулась своему Федорову. – А вы мой спаситель. Я у вас в долгу.

Федоров ничего не ответил, направившись к своей машине. Попробовал двинуть челюстью и покривился от боли: «Здорово влепил, зараза!»

Закрыв водительскую дверь и поставив машину на сигнализацию, вернулся к Ленцовой.

– Пойдемте, – пригласила она следователя.

Соня жила на втором этаже. Поднимаясь следом за девушкой, Олег Сергеевич не удержался и буркнул:

– Надеюсь, ваших поклонников сегодня еще не встретим.

– Я тоже на это надеюсь, – искренне ответила девушка, открывая дверь.

– Уютненько, – осматриваясь, заметил следователь.

Действительно, комната была аккуратненькой и чистой. Да и обставлена недешево. Но со вкусом. Чувствовалось, что Соня любит свое жилье.

«Вторая, по всей видимости, спальня», – отметил про себя Федоров, когда проходил мимо закрытой двери в соседнюю комнату.

– Одна живете? – поинтересовался он у Ленцовой.

– Практически – да! – фыркнула девушка, озорно стрельнув глазами в сторону майора.

– Это как? – заинтересовался тот.

– Про поклонников забыли?

– Да, вернемся к делам, – вновь стал серьезным майор. – Давайте-ка ваш паспорт, я на него гляну.

Посмотрев документ, Федоров убедился, что перед ним действительно гражданка Ленцова, двадцати четырех лет от роду. Прописанная там же, где они и находились в данный момент.

– Замужем были, – листая страницы, то ли спросил, то ли, наоборот, констатировал факт Олег Сергеевич. – Почему разошлись, если не секрет?

– Гулял и водку жрал, как из пулемета, – коротко объяснила Соня.

– Детей, как я понял, нет? – отдавая документ, спросил майор.

– Слава богу, не успели.

– Ладно. Теперь о главном. Вы знаете тех, кто сейчас пытался нам ребра пересчитать?

– Впервые вижу, – честно призналась девушка.

– А ведь у них, насколько я понял, к вам какие-то серьезные вопросы, – пристально глядя на хозяйку квартиры, доверительным голосом сообщил ей следователь. – Может, почти те же, что и я вам задавал несколько раньше?

– Честное слово, понятия не имею, – распахнула испуганные глаза девушка.

– Может, все же подумаешь? А то я сейчас уеду, а они вернутся.

– Насчет этого можете не беспокоиться, я не такая уж беззащитная. Позвоню приятелю, он боксер.

– Хорошо, что у вас есть такой приятель, но должен заметить, что ребятки, которые только что пожелали нам приятного вечера, – не простые уличные хулиганы. И если им нужно с вами поговорить, будьте уверены – просто так они не отстанут. Может, лучше все же откровенно со мной побеседуете?

– Да я от вас ничего и не скрываю!

Новый взмах ресниц и честный взгляд прекрасных серых глаз.

– Ладно, звоните приятелю. Если у него есть пулемет – пусть захватит с собой, – вздохнул следователь, поднимаясь из кресла. – Завтра зайдите ко мне в четырнадцать ноль-ноль. Кое-что уточним. Из города, как я говорил, – ни ногой. Телефон есть?

– Да, сотовый.

– Дайте-ка мне номерок.

Записав в блокнот номер Ленцовой, старший следователь протянул листок со своим.

– Верхний служебный, второй – трубка. Если что, звоните. До завтра.

После чего направился к выходу.

– Может, я вас кофе напою? – запоздало предложила Соня.

– Как-нибудь в другой раз, – отклонил предложение старший следователь и покинул уютную квартирку девушки.

Остановился у подъездной двери, бросил короткий незаметный взгляд на окна комнаты и кухни Сониной квартиры. Они как раз выходили на эту сторону. Закурил сигарету и, постояв немного, отправился не спеша к машине.

Он проехал по тому же переулку, что и бандиты. Завернув налево, на спуск с горы, остановился за домом и набрал домашний номер Володи Цветкова – своего оперуполномоченного. Никуда уезжать Федоров не собирался и вообще поездка за паспортом имела двоякую цель изначально, ну а в свете последних событий другого решения следователь принять просто не мог.

– Володя! – услышав в трубке знакомый голос, обрадовался майор. – Хорошо, что ты никуда не слинял. Какие планы на вечер?

– Вопрос, насколько я понимаю, риторический, – усмехнулся старший лейтенант.

– Именно так, – подтвердил его догадку начальник. – Саперную знаешь?

– Да, конечно.

– Сейчас быстро едешь туда. Мимо школы на подъеме в гору – четвертый дом. Торцом к дороге стоит. Повернешь не за ним, а перед. И дуй до конца проезда. Как понял? Ну и отлично. Через сколько будешь? Да, оружие захвати с собой. Что? Пока нет, но... Я тебе на месте все объясню.

Отдав распоряжение, сам Олег Сергеевич покинул машину и устроился на углу дома, за которым остановил свое авто.

Сонин подъезд отсюда просматривался хорошо. Прошло минут двадцать, и к дому, где жила девушка, подкатил джип. Оттуда вышел здоровенный парень в кашемировом коротком пальто и деловито направился к двери.

Через некоторое время до его слуха донесся шум движущейся машины. Вернувшись к своей «тройке», он обнаружил, что прибыл Цветков.

– Что случилось? – первым делом поинтересовался он.

– Видишь, «Чероки» стоит? – Вместо ответа Федоров подвел подчиненного к занятой им позиции и показал на машину, на которой приехал неизвестный.

– Да, вижу.

– Сейчас ты пройдешь мимо и срисуешь номер. Потом вернешься сюда.

Владимир не спеша прошел по проулку и свернул за первым от дороги домом. Вернулся он через пять минут и объявил начальнику:

– А номерочек-то блатной!

Затем продиктовал цифры и буквы. Олег Сергеевич записал все в блокнот и дал следующее распоряжение:

– Пасешь джип и его владельца.

– Сколько?

– До упора. Не волнуйся, одного я тебя здесь не брошу. Сейчас кого-нибудь подошлю.

– Может, Антонова? – с надеждой в голосе спросил старший лейтенант.

– Там посмотрим, – задумчиво глядя на двухэтажный дом, ответил Федоров. – И повнимательнее будьте. Тут недавно нашей клиенткой одни архаровцы интересовались...

Он рассказал Цветкову о драке с бандитами.

– Так что – в оба глаза! И смотри: ни грамма!

– Олег Сергеевич! – обиженным тоном протянул опер.

– Если что – звони.

Он отправился к машине и набрал номер Ленцовой.

– Да, – услышал он осторожный голосок.

– Соня, это майор Федоров. У вас все в порядке?

– Да, а что, еще что-нибудь случилось?

– Нет, просто решил проверить.

– Спасибо за заботу. – В голосе не слышалось и тени иронии. – У меня все спокойно.

– Защитник ваш приехал?

– Нет еще, но скоро обещал быть.

«Вот черт!» – мысленно ругнулся Олег Сергеевич. Он на все сто был уверен, что прибывший мужчина – и есть тот человек, которого ждет девушка.

– Может, к вам нашего сотрудника направить? – озабоченным голосом спросил он, ожидая, что девушка откажется. Если она обманывает его и здоровяк у нее сейчас в квартире, она должна была именно так и поступить.

Соня задумалась.

– Если минут через пятнадцать он не подъедет, я перезвоню сама. Тогда, возможно, мне и потребуется ваша помощь. Или... Знаете, я не буду обременять вас. Просто уеду к подруге ночевать, вот и все.

– Хорошо, давайте так и договоримся, – как можно спокойнее ответил Федоров и вернулся к помощнику.

– Ну-ка, посмотрим, что сейчас будет.

«С чего ты решил, что владелец „Чероки“ приехал именно к Соне? Кроме нее, в этом подъезде живет по крайней мере еще десяток человек как минимум. Да он сам может там проживать!» – принялся рассуждать майор, разглядывая шикарную иномарку.

Человек в кашемировом полупальто вышел из двери и погрузился в джип. Мощная машина, разбрызгивая весенние лужи, побежала в противоположную от наблюдателей сторону.

– За ним жать? – с энтузиазмом спросил Володя.

– Я сам, ты Соню паси, – ответил Федоров и, быстро нырнув в синюю «тройку», помчался с обратной стороны шеренги пятиэтажек.

Он успел вовремя. Импортный внедорожник как раз торчал перед светофором. На зеленый свет он повернул направо и влился в поток машин, идущий по направлению к центру города.

Не упуская из виду маячивший впереди джип, Федоров позвонил дежурному в отдел и распорядился отправить еще одного человека к Цветкову, объяснив, где тот находится.

«Опа!» – сказал сам себе майор, и пульс его забился, как у охотника, увидевшего из засады ожидаемого зверя. Иномарка остановилась у кафе «Встреча», в котором днем Федоров имел беседу с Родионом.

Недолго думая, Олег Сергеевич припарковался на другой стороне улицы и направился к заведению. Стеклянная витрина давала хороший обзор, и майор, не заходя внутрь, увидел объект своего наблюдения. Мужчина подошел к стойке и о чем-то спросил бармена. Тот отрицательно покачал головой. Больше не задерживаясь, владелец «Чероки» направился к выходу.

Делая вид, что изучает выставленные для рекламы образцы товара расположенного по соседству обувного магазина «Монарх», Федоров внимательно рассмотрел незнакомца, стремительно покинувшего «Встречу» и возвратившегося в свою машину. Мужчине на вид было тридцать с хвостиком. Мощная фигура, рост почти два метра. Уверенные движения, твердый взгляд говорили о решительном характере.

Едва он отъехал, майор поспешил к своей машине и первое, на что наткнулся его взгляд, – так это на сержанта ГИБДД, с важным видом расхаживающего у «жигуленка».

– Сержант Прохоров, – козырнул он Федорову. – Предъявите...

Сержант не успел договорить, увидев около собственного носа знакомую красную книжечку.

– Извините, товарищ майор...

– Отойди, некогда, – отмахнулся от него Олег Сергеевич, ища взглядом убегающий джип. Как назло, зажегся красный свет, и машины плотной стеной загородили дорогу, терпеливо ожидая законного права пересечь перекресток.

Поняв, что интересовавшую машину ему уже не отыскать, Олег Сергеевич не спеша выехал на Белоглинскую и направился вниз, к Волге. Остановившись на Провиантской, набрал номер. Дежурный подтвердил, что к Цветкову выехал еще один сотрудник.

Он перезвонил оперуполномоченному и обрадовал хотя бы тем, что одному ему ночь коротать не придется.

– Если что – сразу ставь меня в известность, – строго наказал он напоследок Цветкову и, посмотрев на часы, решил, что можно отправиться домой.

Глава 4

Утром следующего дня Федоров прибыл на работу, что называется, не в духе.

Накануне вечером, через час после того, как майор открыл дверь своей холостяцкой квартиры, ему позвонил встревоженный Цветков.

– Олег Сергеевич! Наша дама собралась в вояж.

– Ведите ее! – отдал четкий приказ Федоров. – Держи меня в курсе всего происходящего.

Через пять минут телефон снова запиликал.

– Слушаю, – отозвался Олег Сергеевич, выключая телевизор.

– Соня оторвалась от нас!

– Черт бы вас побрал! – не выдержав, ругнулся Федоров. – Езжай домой. Завтра доложишь.

Он тут же набрал номер девушки и с огромным облегчением услышал ее хрустальный голосок:

– Я вас слушаю.

– У вас все в порядке?

– Да, не беспокойтесь. Я еду к подруге, а завтра в назначенное время буду у вас и все расскажу.

– Что-нибудь все же случилось? – настаивал майор.

– Ничего такого, что не могло бы подождать до завтра. Спокойной ночи. – Связь оборвалась.

«Черт бы побрал эту девку!» – раздражаясь по большей части на самого себя, подумал Олег Сергеевич...

Первым делом он расспросил о вчерашних событиях Цветкова.

– Давай, голубь, рассказывай, что у вас там вчера приключилось, – хмуро глядя на оперуполномоченного, потребовал он.

– Буквально через полчаса, как вы уехали, подкатывает к ее дому «Форд», модель девяносто седьмого года. Оттуда пара мужиков выходят и – в подъезд.

– Что за мужики?

– Уже начало темнеть, я их толком разглядеть не сумел. Но обоим за сорок – это точно. Пробыли они там недолго, через пару минут вышли. А следом и наша дама выходит. На свою «девятку» – и в сторону Третьей дачной. Мы за ней. На светофоре она на желтый успела проскочить, да лихо так!

– Ну а вы лихо не успели, – едко заметил Федоров.

– Успели бы, да джигит на «восьмерке» между нами втерся. Мы в него чуть не вписались, – уныло закончил свое повествование Володя.

– ...Можешь дальше не объяснять, – прервал подчиненного следователь, вспомнив, как вчера сам проворонил неизвестного на джипе. – Помнишь вчерашнюю иномарку? Которая «Чероки»?

– Еще бы!

– Установи ее владельца. Свяжись с ГИБДД, и чтоб к часу у меня результат был.

Сам следователь решил направиться к Плотникову Борису Николаевичу, руководителю службы собственной безопасности охранного предприятия «Страж-98».

Офис фирмы находился прямо через дорогу от Октябрьского районного отделения милиции. На входе его встретил профессионально хмурым взглядом битюг под два метра ростом, в пятнистой форме.

Выяснив, кто перед ним и что ему нужно, страж ворот позвонил шефу и, получив «добро», густым басом объяснил, как лучше отыскать нужный кабинет.

Хозяином кабинета оказался невысокий пожилой мужчина, внешностью здорово напоминающий своего тезку, совсем-совсем другого Бориса Николаевича...

– Присаживайтесь, – скупо улыбаясь, предложил он гостю. – Меня Константин Степанович предупреждал о возможности вашего визита.

Они разговаривали минут сорок, но Олег Сергеевич так и не смог до конца уяснить себе, почему не сработала сигнализация. То ли из-за дефекта на пульте, то ли потому, что вору каким-то образом удалось отключить ее: в общем, кабинет Плотникова он покинул неудовлетворенным.

Оказывается, сюрпризы дня на этом не закончились. Едва он вошел в управление, дежурный ему передал, что его хочет видеть Рудаков.

«Интересно, зачем я ему понадобился?» – поднимаясь на второй этаж, думал майор.

– Что у тебя со скулой? – обратил всевидящий начальник внимание на след вчерашнего боксерского матча с бандитами.

– Да так, – поморщился майор. – Вызывали, товарищ полковник?

– Ты вчера в Музей Радищева ходил?

– Да, – насторожился Федоров.

– Некий Васин, Андрей Никитич, семьдесят четвертого года рождения, тебе знаком?

– Да, я с ним вчера беседовал по поводу картин Сиднюкова.

– Я так и подумал, – вздохнул подполковник. – Ну, что-нибудь проясняется?

– Зацепки отыскались, работаем, – ответил Федоров. – А что с Васиным?

– Найден сегодня утром в собственном подъезде. Убит выстрелом в голову. Полчаса назад коллеги из Заводского района сообщили. Им директорша сказала, что ты вчера с ним беседовал, вот они и интересовались, может, ты чем им поможешь.

– Фух... ясно, – выдохнув, ответил Олег Сергеевич.

– Что делать думаешь?

– Сначала к ним, потом – по обстоятельствам.

– Давай. Завтра жду с подробным докладом по делу Сиднюкова.

«С подробным докладом! – думал над словами начальника следователь, заходя к себе в кабинет. – А что докладывать! Что проститутка с ублюдочным сынком депутата в его квартире за месяц до кражи трахалась? Или что ее вчера бандиты пытались куда-то увезти, а майор заступился за нее и за это ему большие неприятности обещали?»

Настроение, не лучшее с утра, стало совсем паршивым.

Когда зазвонил телефон, Федоров покосился на него и только после третьего звонка поднял трубку:

– Майор Федоров – стараясь говорить спокойно, без раздражения в голосе, представился он.

– Олег Сергеевич, можно мне сейчас к вам приехать? – услышал он голос Сони.

– Что-нибудь случилось?

– Можно сказать, что так. – По голосу чувствовалось, что девушка обеспокоена.

– Через сколько вы будете у меня?

– Минут через двадцать.

– Хорошо, я вас жду, – посмотрев на часы, ответил Федоров.

Через пятнадцать минут он услышал робкий стук в дверь своего кабинета и пригласил:

– Да, войдите.

Дверь открылась, и Соня, робко просунув голову, спросила:

– Можно?

– Я же сказал: «Войдите», – уже более мягким тоном заметил Федоров.

– Рассказывайте, – приготовившись слушать, предложил майор.

Девушка начала со вчерашнего вечера...

...Ленцова закрыла за Федоровым дверь и осталась одна. Набрав номер, как и собиралась, позвонила приятелю.

– Миша, у меня неприятности. Какие-то подонки напали на меня около собственного подъезда.

– Что-нибудь серьезное? – забеспокоились на другом конце провода.

– Думаю, что да. На обычных хулиганов они совсем не похожи.

Соня рассказала приятелю о произошедшем.

– Никому, кроме меня, не открывай и сиди дома. Какая у них машина была, «БМВ»? Я постараюсь выяснить, кому ты могла дорогу перейти, и приеду.

Соня немного успокоилась и собралась поужинать. Она разделась и отправилась в ванную комнату принять душ. Немного поплескавшись, девушка почувствовала, что порядком проголодалась, и поставила чайник. Соорудив на скорую руку яичницу с ветчиной, устроилась у телевизора и стала ждать звонка от приятеля.

Как раз в это время ей позвонил Федоров.

Едва она поговорила с майором и успокоила его, что у нее все в порядке, как следом раздался еще один звонок.

Девушка вновь взяла трубку и услышала незнакомый голос:

– Соня?

– Да, я, – ответила она.

– Слушай внимательно: сейчас к тебе заедут два человека. Приличные солидные люди. Ты их впустишь и уделишь им полчаса. Ничего плохого они тебе не сделают. В противном случае я не ручаюсь за твое здоровье.

– Кто это? – девушка не на шутку испугалась.

Связь оборвалась.

Девушка быстро набрала номер своего приятеля: шли короткие гудки. Яичница осталась недоеденной. Красавица начала лихорадочно собираться. Она уже полностью оделась, как в дверь позвонили два раза.

– Кто там? – Соне не удалось скрыть своего испуга, и за дверью почувствовали это.

– Соня, не волнуйтесь. Мы просто хотим с вами поговорить.

– Я не открою дверь! – категорично заявила девушка.

– Девушка, для вас же будет лучше, если мы с вами побеседуем сегодня. Завтра вас все равно найдут, и тогда будут разговаривать другие люди и по-другому.

– Я так не думаю, – ответила она, прижимаясь спиной к стенке прихожей.

– Ладно, до завтра, – послышалась из-за двери.

Неизвестные спустились вниз. Ленцова четко слышала звук шагов на лестнице.

Девушка кинулась к окну. «Форд», круто развернувшись, уходил на выезд из проулка.

Не раздумывая, Соня выбежала на улицу и завела свою машину. Едва она миновала проулок и свернула на спуск с горы, как вдоль пятиэтажки, которую только что обогнула девушка, навстречу ей, разбрызгивая грязь, помчалась машина.

Впереди маячил красным светофор. Сбавив скорость, девушка подкатила к маршрутному микроавтобусу. Сообразив, что сейчас он повернет направо, Соня крутанула руль влево и, набирая скорость, помчалась к следующему перекрестку. «Жигуленок», развернувшись, стремительно нагонял девушку.

Она уже подскочила к следующему перекрестку, как зажегся тревожный желтый свет. Стиснув зубы, девушка вдавила акселератор и, пока никто не успел опомниться, пулей пролетела перед красной «восьмеркой», резко ударившей по тормозам.

Посмотрев в зеркало заднего вида, Соня с удовлетворением отметила, что «жигуль» застрял на светофоре. Впереди был мост через железнодорожный путь и развилка. Девушка свернула налево и понеслась к темнеющим впереди пятиэтажкам.

Преследователи отстали. Переведя дух, Соня отправилась дальше. Телефон зазвонил снова, и девушка услышала голос Федорова. Поговорив с ним, она отключила аппарат и, не раздумывая, отправилась к подруге.

Маша, увидев ее на пороге, слегка растерялась. Но, узнав, в чем дело, сама предложила Ленцовой переночевать у нее.

Утром Соня решила заехать на работу и взять на несколько дней отпуск за свой счет.

Она не успела дойти до двери, как ее остановил неизвестно откуда появившийся мужчина. Подхватив под локоть, он резко развернул девушку лицом к себе, и Соня почувствовала, как что-то жестко уткнулось в ребра.

– Тихо, иначе я тебя пристрелю, – спокойно, не повышая голоса, даже слегка улыбнувшись, сказал мужчина. – Машину видишь?

Еле живая от страха, девушка кивнула головой.

– Не нервничай. Если будешь умницей, то ничего с тобой не случится. Идем к ней, и без глупостей.

Ее затолкнули на заднее сиденье, и находившийся спереди рядом с водителем мужчина, не оборачиваясь, спросил девушку:

– Где картины?

– Не знаю я ничего ни про какие картины! – в отчаянии воскликнула она. – Что вы все с ними ко мне пристали?!

– Кто еще тебя спрашивал о них? – Голос мужчины казался девушки каким-то скучным и бесцветным. Казалось, что сиднюковские полотна ему глубоко до лампочки, и он выполняет самому ему скучную работу.

– В уголовном розыске.

«Ага», – отметил он про себя. Помолчав немного, заговорил снова.

– Учти, красавица. Мы не менты. Даю четыре дня срока – как раз к субботе. Или ты говоришь мне, где картины, или... Что с тобой сделать, я придумаю. Но заранее скажу, что тебе это точно не понравится. До встречи.

– Как мне вас найти?

– Я тебя сам в субботу найду. И не дай бог тебе по-прежнему нечего будет мне сказать.

Едва Соня очутилась на тротуаре, «Форд» сорвался с места и унесся к мосту через Волгу...

– Ну а потом я позвонила вам, – закончила свой рассказ девушка.

– Номера запомнили? – сразу приступил к делу следователь.

– Нет, – несколько растерянно протянула девушка. – Вернее, две цифры точно были «двойки», а вот остальные... – Соня жалко улыбнулась.

– Ну хоть что-то, – вздохнув, ответил Олег Сергеевич.

Подумав, он спросил:

– Может, вы рассказывали о картинах кому-нибудь? Коллегам по работе, например? Я имею в виду музей, – усмехнувшись, уточнил Федоров.

– Я беседовала с одним молодым человеком. Мой давний приятель, Андреем зовут. Мы вместе с ним в институте учились, в параллельной группе.

Услышав это, Федоров чуть не прикипел к своему стулу.

– Фамилия случайно не Васин?

– Да-а, Васин Андрей. Он в Музее Радищева работает.

– Ну, красавица, нам с тобой сегодня предстоит долгая беседа, – не спуская с девушки пристального взгляда, прошептал майор. – Твоего приятеля сегодня утром убили.

– Как? Андрюшу?! – Соня была ошеломлена таким известием. – Как... Как убили?!

– Как? – жестко переспросил следователь. – Выстрелом в голову. В собственном подъезде. Рано утром.

Девушка закрыла лицо руками и разрыдалась.

Олег Сергеевич поднялся и налил из графина в стакан воды. Протянул его девушке.

– Соня, выпейте, – как можно мягче произнес он.

Та, робко взяв стакан, смотрела на него заплаканными глазами. Мелкими глотками отпила полстакана и поставила его на стол.

– Теперь вы понимаете, насколько все серьезно?

Ленцова в ответ угрюмо кивнула головой.

– За что его убили? – все же спросила Соня, немного придя в себя.

– Я имею основания полагать, что это как-то связано с кражей картин Сиднюкова, – осторожно заметил старший следователь.

В кабинет вошел Цветков.

– Разрешите, Олег Сергеевич?

– Да, заходи.

Пока девушка приходила в себя, Федоров прокручивал в голове ее рассказ о вчерашнем вечере и не находил в нем никаких расхождений с тем, что было известно ему. Все совпадало до мельчайших подробностей, кроме одного – вопрос о водителе джипа так и оставался не разъясненным.

Цветков покосился на все еще всхлипывающую девушку.

– Мне бы поговорить с вами, Олег Сергеевич.

– Что-нибудь срочное?

– Ну то, что вы просили... Насчет машины... – Он вновь покосился на Соню.

– А! Давай.

Старший лейтенант протянул начальнику листок, и тот прочитал: «Семин Валерий Станиславович, шестьдесят восьмого года рождения, проживает...»

Закончив читать, он сложил листок и убрал в стол.

– Соня, вы успокоились? – мягко спросил следователь девушку.

Та сделала глубокий вдох, медленно выпустила воздух и кивнула головой.

– Можем мы с вами разговаривать дальше?

– Да. Вполне. – Ленцова достала из сумочки платочек и вытерла слезы.

– Вам знаком человек с таким именем и фамилией?

– Впервые слышу. А кто это такой?

– У вас в подъезде есть кто-нибудь, к кому бы приезжал знакомый на джипе «Чероки»?

– Нет, я ни разу не видела, – немного подумав, ответила девушка.

– Ладно, оставим пока это. – Следователь решил вернуться к главному, как он считал, вопросу:

– Поговорим о Васине. Вы ему рассказывали о картинах, которые видели в квартире Константина Степановича. Когда, при каких обстоятельствах?

– Через несколько дней после того, как произошел этот случай с Родионом, я шла по улице, – глубоко вздохнув, начала рассказывать девушка...

– ...Привет, – неожиданно услышала Соня рядом с собой. Она ушла в свои мысли, и неожиданное приветствие даже заставило ее вздрогнуть.

Соня повернулась и удивленно обнаружила рядом с собой Андрея Васина, своего однокашника.

– Как поживаешь?

– Нормально, – улыбнувшись знакомому, ответила Соня.

– Почему в гости не появляешься? Марина на тебя здорово сердится, – улыбаясь в ответ, спросил молодой человек. – Кстати: если помнишь, у нее скоро день рождения. Милости просим.

– Передай ей привет и скажи, что непременно приду.

Распрощавшись, Соня легкой походкой перешла на другую сторону улицы.

С Мариной их связывала давняя дружба. В институте они учились в одной группе и даже сидели вместе на занятиях.

«Как время летит! И как быстро все забывается за повседневными проблемами, – грустно подумала девушка. – Всего два года – и позабыла, что у Маринки день рождения!»

В назначенный день девушка появилась перед дверью квартиры Васиных. Марина, увидев подругу, повисла у нее на шее.

Собравшиеся уже сидели за столом. Кроме хозяев дома, присутствовал еще один молодой человек.

– Владимир, – представился он, галантно целуя руку Соне.

Как сказали, должна была прийти еще одна пара, но почему-то задерживалась. Андрей Васин предложил не ждать опаздывающих, пусть потом искупают вину большими штрафными рюмками.

Дамам налили шампанского. Мужчины предпочли, как всегда, водку.

Разговор вскоре перешел на профессиональные темы, тем более оказалось, что и Владимир не профан, разбирается...

– Вы искусствовед? – поинтересовалась у него девушка.

– Я скорее коммерсант, – загадочно улыбаясь, ответил тот.

Оказалось, что он владеет антикварным магазинчиком. Немного поговорили об этом. Затем перешли на общие житейские темы.

Соня с Андреем отправились подымить на кухню. Марина и Володя остались за столом, поскольку оба не курили.

– Представляешь, я недавно оказалась в гостях и видела там замечательные полотна. Редко сейчас встретишь подлинники в частной коллекции, – вспомнив о недавнем приключении, Соня, опуская интимные подробности, рассказала об этом приятелю.

– У кого ты, говоришь? – неожиданно заинтересовался произошедшим Андрей, загадочно улыбнувшись.

– Ты знаком с Родионом? – спросила его девушка.

– Пошли, неудобно коллектив надолго бросать, – увильнул от ответа Андрей.

В дверь позвонили несколько раз. Хозяйка пошла открывать, и вскоре из прихожей послышался веселый гомон, смех. Прибыли штрафники.

Дальше веселье пошло на всю катушку. Включили магнитофон. Танцы чередовались с тостами. Поздно вечером, расставаясь, Марина взяла с Сони твердое обещание чаще появляться у них в гостях.

Владимир взялся проводить девушку. Они дошли до перекрестка, и молодой человек остановил такси. На этом месте они и распрощались.

– Я сегодня обязательно к ней зайду, – закончив свой рассказ, объявила следователю девушка. – Нельзя Марину оставлять сейчас одну.

– Угу, – думая о своем, машинально кивнул Федоров. – Значит, вам показалось, что Васин сознательно ушел от ответа на вопрос, знаком ли он с Родионом Сиднюковым?

– Сначала я об этом не думала, а теперь мне кажется, что это действительно так, – подтвердила девушка.

– Цветков, поедешь с ней, – распорядился Федоров. – Не дай бог... – не договорив, он многозначительно посмотрел на подчиненного: – Глаз с нее не спускай!

– Ясно, товарищ майор, – воодушевился старший лейтенант. По всей видимости, он ничего не имел против такого задания.

– Только пусть он в машине подождет, – попросила девушка.

– Постарайтесь узнать, с кем в последнее время контактировал убитый. Понимаю, что вашей подруге не до этого, но убийцу искать нужно. Это, как я думаю, и в ваших интересах. Встретимся у меня в кабинете. – Федоров посмотрел на часы. – В шестнадцать ноль-ноль.

Сам Олег Сергеевич решил отправиться в уголовный розыск Заводского района.

По дороге майор пытался проанализировать все то, что произошло за последние два дня, и выстроить события в одну логическую цепочку.

Было очевидно, что девушка каким-то образом связана с кражей картин у Сиднюкова.

«Предположим, что Соня все же наводчица или даже соучастница. Тогда все встает на свои места. Родион сообщил о своей догадке отцу, и его люди начали трясти девчонку, – рассуждал Олег Сергеевич. – Или молодой человек проявил самостоятельность и обратился к бандитам, что вполне в его духе. Те подонки, что напали на нас вечером у ее дома, как-то не вяжутся с Константином Степановичем: не его уровень. Вот те, что, по словам Ленцовой, разговаривали с ней утром, – те да. Кстати: они же, по всей видимости, приезжали к ней вечером. Тогда что там делал мужчина на джипе? Ее соучастник, которого Соня покрывает? И второе: что за ангельский голосок названивает капитану Кузнецову? Прямо нить Ариадны! „Присмотритесь к Родиону“ – бац, и всплыла история с Ленцовой. „Познакомьтесь с Васиным“ – и тут же труп нарисовался!» Он нетерпеливо посигналил копуше-водителю, задержавшемуся на светофоре, и, обогнав его, на следующем остановился первым.

«Теперь другой вариант: если Соня, как она утверждает, действительно ни при чем, что получается? Допустим, все исходит от Васина. Получив информацию от Сони, он действовал без ее участия. Тогда вполне логично предположить, что его убрали как связывающее звено цепочки. Кто-то ведь навел преступников на квартиру Сиднюкова! И этот кто-то должен был точно знать, что у него на стенке не копии висят, а подлинники!»

На этот раз уже сигналили ему, и Федоров, чертыхнувшись, сорвался с места. Завернув на мост, он обогнал старенькую иномарку и вновь предался прерванным размышлениям.

«Остаются открытыми вопросы о ключах и сигнализации. Можно предположить, что Соня сделала слепки с ключей. Можно даже предположить, что она специально познакомилась для этого с Родионом. Но откуда она могла знать, что тому придет в голову мысль тащить ее в отцовскую квартиру?!»

Следователь завернул на Кавказскую и остановился перед отделом.

Еще один вопрос тревожил Федорова в этой истории: вор должен был быть уверен, что хозяина не будет дома. По показаниям получается, что узнать о предстоящей рыбалке он мог только от Родиона или же самого Константина Степановича.

Все эти вопросы оставались пока открытыми.

Майор отыскал нужных ему людей и обстоятельно побеседовал относительно утреннего события. Оказалось, что Андрею позвонили около семи утра. После звонка он начал сразу же собираться. Жене он ничего не объяснил, лишь сказав, что ему очень срочно нужно уйти по делам. Вид, по ее словам, у него был очень встревоженный.

Через короткий промежуток времени, после того как молодой человек закрыл за собой дверь, в подъезде раздался сильный хлопок. Так, по крайней мере, ей показалось.

А через пять минут позвонил сосед и сообщил о несчастье.

Сотрудники нашли гильзу и по ней определили, что стреляли из «ПМ». Очевидец, пожилой мужчина, выгуливавший во дворе собаку, видел только, как из подъезда выбежал молодой человек в кожаной куртке. Толкового описания преступника составить не удалось: старик видел его только со спины. Тот стремительно вышел из подъезда, забежал за угол и исчез. У тротуара на проезжей части нашли четкий отпечаток протекторов. Возможно, что там стояла машина и ожидала убийцу. Вот и все. Беседа с молодой вдовой ничего следствию не дала.

Поблагодарив коллег и пообещав связаться, если ему удастся что-либо узнать ценное, Федоров отбыл в обратном направлении.

Неожиданно ему пришла в голову мысль, что он не познакомился с еще одним человеком, располагающим ключами от квартиры экс-депутата.

Профессиональная память тотчас подсказала нужный адрес, и, посмотрев на часы, Федоров решил, что вполне располагает временем для беседы.

Ольга Романовна оказалась очень приятной в общении. Она, не принимая никаких возражений, усадила гостя за стол и налила душистого чая с мятой. Олегу Сергеевичу пришлось подчиниться.

В результате беседы выяснилось, что у Сиднюковых Ольга Романовна работает уже почти девять лет.

– С тех пор, как умерла жена у Константина Степановича. Хорошая была женщина, царство ей небесное.

– Вы знали семью Сиднюковых и раньше?

– Да, мы знакомы давно. Еще до того, как они построили кооператив. Это там, где сейчас Родя живет. Мы с покойницей очень дружили в свое время.

– Родя, я так понимаю, сын Константина Степановича?

– Конечно.

– Скажите, а у него кто ведет хозяйство? Ведь, насколько я знаю, он не женат, – осторожно спросил майор.

– Я и веду. Утром убираюсь у Константина Степановича, затем еду к Роде.

– Не тяжело?

– Ну, работа и есть работа. Слава богу, платят они хорошо.

Они поговорили еще немного, и, поблагодарив за чай, Федоров распрощался с Ольгой Романовной.

Едва он вышел на улицу, как зазвонил сотовый.

– Олег Сергеевич! Соню похитили! – раздался в трубке взволнованный голос Цветкова.

– Да ты что?! – не выдержав, заорал старший следователь. – ... твою мать! Ты куда смотрел?!

– Я не мог ничего сделать, – сокрушенным голосом сообщил старший лейтенант.

– Дуй в отдел и жди меня в кабинете! – рявкнул Федоров и быстро набрал номер девушки. Телефон молчал.

Сплюнув в сердцах, Олег Сергеевич сел в свою машину и помчался на встречу с подчиненным.

Владимир Цветков бросил виноватый взгляд на начальника и опустил глаза.

– Рассказывай, – потребовал майор.

– Она зашла в подъезд. Я остался ждать внизу. Сижу в машине, веду наблюдение за подъездом. Час уже почти прошел, как ко мне подходит мужик и просит прикурить. Я поднял стекло и даю ему спички. А он пистолет мне в голову и говорит: «Сиди тихо». Тут девушка из подъезда выходит, и «жигуль» раз – прямо к подъезду. Девчонку туда впихнули, и – по газам. Тот, что с пистолетом, подождал немного и ушел в гаражи. Я пока выбрался, его уже и след простыл.

– Володя, мы с тобой не первый год работаем, – тяжело глядя на подчиненного, произнес Олег Сергеевич. – Ты не задумываешься, почему ты до сих пор все в старлеях ходишь?

Виновато опустив голову, Цветков тяжело вздохнул.

– Ты еще расплачься! – прорычал Федоров, поднимаясь из-за стола. И принялся расхаживать из угла в угол, иногда бросая свирепые взгляды на оперуполномоченного.

– Ладно, нытьем делу не поможешь. Давай думать, как нам из дерьма, в котором мы сейчас благодаря тебе по уши, выбираться.

В дверь кабинета постучали, и на пороге застыл капитан Кузнецов.

– Что? Опять звонила?! – с невольной надеждой глядя на вошедшего, спросил майор.

– Пять минут назад. Объявила, что нужно искать Покемона в «Ротонде». И трубку бросила.

– Покемона в «Ротонде»? – переспросил Федоров.

– Привожу дословно: «Ищите Покемона в „Ротонде“.

– Больше ничего?

– Ни слова.

– Спасибо, дорогой. Как дело закроем – с меня бутылка.

– А что это за Покемон такой?

– Это несуществующий зверек. Волшебный. Из детского сериала.

– Да это я и сам знаю. Мне дочь про них все уши прожужжала.

– Ну а что тогда спрашиваешь? – вкрадчивым голосом, улыбаясь милейшей улыбкой, переспросил Федоров, тихонечко выставляя коллегу за дверь кабинета.

– Старший лейтенант Цветков! Тот аж подскочил на месте и замер по стойке смирно. Федорову даже стало жаль бедолагу.

– Сядь и слушай, – уже миролюбивым тоном добавил он.

– Первым делом объявишь Ленцову в розыск. Второе – отыщи мне этого чертова Покемона, где хочешь. Чтоб к вечеру ты знал о нем все! Действуй!

Владимир пулей вылетел из кабинета. Оставшись один, Федоров задумался.

«Давай рассуждать сначала», – дал установку самому себе следователь и принялся перебирать все известные ему факты. Но слово «покемон» почему-то мешало думать, навязчиво лезло в голову.

«Да, он еще звонил кому-то... Какому-то Покемону...» – серебряным колокольчиком прозвучал голос Сони.

Точно! Родион Сиднюков, по ее словам, перед тем как отбыть с девушкой на отцовскую квартиру, звонил человеку с таким прозвищем!

«Ладно. Пока Цветков не установил эту личность, нечего и соваться к младшему с расспросами. Лишний раз на его хамство нарываться ни к чему, – уже спокойно рассудил Олег Сергеевич. – А вот Сиднюкову-старшему позвонить можно».

Он набрал номер и услышал в трубке голос бывшего народного избранника.

– Константин Степаныч, мне нужно с вами срочно встретиться.

– Так важно?

– Думаю, что да.

На другом конце провода произошла заминка.

– Через час вас устроит?

– Вполне.

Договорившись о встрече, Олег Сергеевич посмотрел на часы. Стрелки показывали половину четвертого. За кутерьмой дел время летело незаметно. Вспомнив, что он сегодня еще не обедал, Федоров решил, что вполне успеет по дороге заскочить в какое-нибудь кафе.

– Вы нашли того, кто украл мои картины? – сразу взял быка за рога господин Сиднюков.

– Нет, а вы?

– То есть? – немного опешил Константин Степанович.

– Не говорите мне, что вы не стали вести собственное расследование, – внимательно наблюдая за реакцией собеседника, произнес Федоров.

– И вы ради этого отвлекли меня от дел?! – возмутился тот. – Я же сказал вам, к кому обращаться по этому вопросу.

– С вашим заместителем я уже имел беседу. Кстати, не сказал бы, что очень плодотворную. Я совершенно другое имел в виду, – спокойно ответил Олег Сергеевич.

– Поясните тогда, пожалуйста.

– Вы разговаривали с сыном по поводу той девушки, с которой вы застали его в тот вечер у себя дома?

– Когда я отобрал у него ключи? – уточнил экс-депутат.

– Да, именно.

– Нет, а в чем дело?

– Вспомните, пожалуйста, еще раз тот вечер. Поверьте, это имеет прямое отношение к краже, – заметив, как поморщился бывший народный избранник, добавил следователь.

– Спрашивайте, что вас интересует.

– В частности, один эпизод. Когда вы зашли в комнату, ваш сын спал?

– Не знаю. Первое, что я услышал, когда зашел в квартиру, – звуки музыки. Не сказать, чтобы магнитофон играл очень громко, но все же... Представьте себя на моем месте: вы приходите к себе домой, где никого не должно быть, и вдруг – музыка. Я, не разуваясь, кинулся туда. Вижу – на постели с сыном лежит эта шалава. Даже не прикрылась!

– Тяжело было разбудить Родиона? Вспомните, пожалуйста.

– Я бы не сказал, что его пришлось уж очень будить, – напрягая память, проговорил Сиднюков. – Да, девушка первая начала трясти его за плечо. Ну и я, уж поверьте, не церемонился.

Во время разговора старший следователь внимательно следил за собеседником, пытаясь определить, насколько тот искренен.

Он пришел к выводу, что Константин Степанович, пожалуй, не врет. Хотя, конечно, на сто процентов утверждать этого бы не стал.

– А при чем тут эта девушка? – поинтересовался в свою очередь Сиднюков.

– Пока еще много неясного, возможно, что она имеет отношение к краже в вашей квартире. Возможно – нет. Поэтому утверждать я ничего не берусь, – ушел от ответа старший следователь. – В любом случае она ценный свидетель, и ее сегодня, к сожалению, похитили.

– И вы решили, что это моих рук дело? – с упреком спросил Сиднюков.

– Константин Степанович, мы взрослые люди. Давайте смотреть фактам в лицо. После разговора с вами я имел беседу с Родионом Константиновичем, то бишь с вашим сыном. Он мне обрисовал картину того вечера и явно намекнул, что девушка может быть замешана во всей этой истории. Даже не намекнул, а скажу по-другому: постарался убедить, что в этом направлении и нужно вести розыск преступника. Мы находим ее, и после этого на Соню начинается настоящая облава. Вечером около дома ее поджидают бандиты. Не будь меня, ее бы обязательно увезли. Причем их старший напрямую, перед тем как уйти, угрожал мне. Ну, этих я на ваш счет и не думал относить, – успокаивающе поднял руки Федоров, заметив, что Сиднюков собирается возмутиться. – Затем пожаловали люди посерьезнее. Мы установили за квартирой девушки наблюдение, – пояснил на всякий случай Олег Сергеевич. – За ней приезжали на светлом «Форде», модель девяносто седьмого года. Ничего вам не говорит?

Бывший народный избранник только пожал плечами.

– На следующее утро они все же сумели достать девушку около ее работы и потребовали, чтобы она вернула картины или сообщила, где они находятся. Дали ей четыре дня сроку...

– Дальше, – потребовал Сиднюков, явно заинтересовавшись.

– Дальше – хуже. Я приставил к ней моего сотрудника, но девушку все равно умудрились похитить...

От неожиданно пришедшей в голову мысли Федоров даже запнулся.

– Где похитили? – деловито осведомился между тем Константин Степанович.

– У дома Васина... – автоматически ответил Федоров, все еще во власти неожиданно пришедшей в голову мысли. Потом, спохватившись, сам задал вопрос:

– Васин, Андрей Никитич, не знаете такого молодого человека?

– Впервые от вас слышу, – убежденно ответил собеседник. – Он тоже имеет отношение к произошедшему? Я имел в виду кражу.

– Вполне возможно, – уже сосредоточившись, следователь не стал распространяться на эту тему.

– Насчет девушки я вам однозначно скажу, что до сегодняшнего разговора с вами я даже не знал ее имени, – заявил бизнесмен.

– Скажите, Родион мог предпринять без вашего ведома какие-нибудь розыски?

– Вряд ли, – почти сразу ответил отец. – Бандитов послать – ну, я еще допускаю. И то с большой натяжкой. Ну а насчет остального – вообще фантастика. Видите ли, – решил он пояснить следователю, – Родион, как ни прискорбно мне говорить об этом, патологически ленив. Единственное, что его способно расшевелить, – так это какая-нибудь очередная юбка. И если бы ему захотелось что-либо предпринять – он обязательно позвонил мне и постарался бы взвалить все это на отцовские плечи.

– Ну хорошо, – поднялся Федоров, давая понять, что он удовлетворил свое любопытство. – Извините, что оторвал вас от работы.

– Подождите секундочку, – остановил его бизнесмен. – Вы своим рассказом натолкнули меня на одну мысль. Вернее, она появилась еще и раньше, но теперь укрепился в ней.

– Какую? – присаживаясь вновь, поинтересовался Федоров.

– Не кажется ли вам, что в дело могли вмешаться мои конкуренты? Я имею в виду похищение девушки. Да и кража тоже может быть вполне их рук делом.

– Почему вы так считаете?

– Смотрите: ряд фактов бесспорно говорит за это. Хорошая подготовка и исполнение – раз. То, что девушкой занялись серьезные люди, как вы говорите, два. Ну и самое главное: «ищите, кому это выгодно». Три.

– Почему вы решили, что это им выгодно?

– Помните, я вам говорил насчет антирекламы? Слухи уже просочились, и мы несем убытки. Представьте теперь, что если кто-нибудь из конкурентов отыщет эти картины и с помпой вернет их мне? Да нас все клиенты на смех поднимут! И нос потом никто не сунет ко мне в агентство!

– Чтобы вернули украденное на сумму сто пятьдесят тысяч долларов?! – недоверчиво усмехнулся Олег Сергеевич.

– Сумма серьезная, но для бизнеса это немного.

– Об этом стоит подумать, – серьезно заметил Олег Сергеевич, вновь поднимаясь.

– Подумайте, – подытожил разговор Сиднюков. – И если на что-то выйдете в этом направлении, обязательно дайте мне знать. Вообще, большая просьба. Если нащупается конкретный исполнитель или заказчик – обязательно сообщите мне первому. С вашим начальством я вопросы урегулирую. И вы внакладе не останетесь. Обещаю. Да, еще одна большая просьба.

Федоров задержался.

– Максимум конфиденциальности. Я вас прошу. К вашему начальнику я уже обращался с подобной просьбой. Теперь говорю и вам.

На этом они распрощались, и старший следователь полетел к себе в контору. Дежурный с удивлением посмотрел на майора Федорова, пулей пролетевшего мимо него. Ворвавшись в свой кабинет, Федоров кинулся к столу и быстро извлек бумажку с данными загадочного водителя джипа.

«Так, Семин Валерий Станиславович, пора бы нам с вами познакомиться». Запихав бумажку с адресом в карман куртки, Олег Сергеевич с такой же скоростью помчался вниз.

– Случилось чего, Сергеич? – окликнул его удивленный дежурный, когда майор вновь пронесся мимо.

Не удосужившись ответить коллеге, тот только махнул рукой.

«Тройка» резво вырулила со стоянки и понеслась по улице вниз, к Волге.

Судя по адресу, обладатель шикарной иномарки проживал в районе Набережной Космонавтов. За десять минут Федоров добрался до места и закружил в поисках нужного дома. Отыскав, припарковал машину в отдалении и, проверив оружие, направился к недавно отстроенной пятиэтажке. Красная черепица кровли, современный дизайн, престижный район – все говорило о том, что Валерий Станиславович жил на широкую ногу. Квартиры в этом доме стоили баснословно дорого. Простым смертным о покупке такого жилья нечего было даже и мечтать.

Как и положено, подъездная дверь оказалась снабженной домофоном. Оглядев шеренгу стоявших в отдалении автомобилей, он поискал глазами знакомый джип и не увидел его.

«Плохо дело, – подумал Олег Сергеевич. – Выходит, Валерий Станиславович в разъездах».

На всякий случай все же набрал номер квартиры. Как и предполагал, ответа не услышал.

Немного постояв, майор вернулся к машине. Сев за руль, он на всякий случай набрал номер Сони. Телефон по-прежнему молчал. Федоров позвонил приятелю в налоговую полицию. Тому, у которого консультировался насчет Сиднюкова перед поездкой в квартиру потерпевшего.

– Привет! – услышал Олег Сергеевич жизнерадостный голос. – Как здоровье, как дела?

– Спасибо, хреново, – буркнул он в трубку.

– Что так? – В голосе спрашивающего прозвучало искреннее сочувствие.

– Встретиться бы надо.

– Когда и где?

– Сейчас и где угодно. Пиво с меня.

– Кафе «Восточное» знаешь?

Кафе «Восточное» Олег Сергеевич прекрасно знал, но бывал там нечасто. Оно славилось хорошей кухней и баснословной дороговизной.

– Не волнуйся, – видимо, подумав о том же, успокоил приятеля налоговик. – Все будет просто замечательно.

Они договорились о встрече, и майор покинул берег Волги, направившись вверх – к центру города.

Валентин Петрович – так звали друга Федорова – уже сидел за столиком в полуподвальчике и приветливо помахал рукой.

Стол уже был накрыт. Майор прикинул, сколько ему придется отдать за это, и невольно вздохнул.

– Так что же у тебя стряслось?

– Меня интересует один человек, – начал осторожно майор.

– Кто таков? – разливая пиво в изящные хрустальные кружечки, спросил Валентин Петрович.

На вид он производил слегка простоватое впечатление. Его круглое лицо просто сияло добродушием. Но те люди, которым приходилось с ним сталкиваться по службе, прекрасно знали, что под маской простачка скрывается очень умный и хитрый человек.

– Некто Семин Валерий Станиславович. У него есть «Чероки» и квартира на Волге.

– У него не только квартира на Волге и джип, у него много еще чего есть, – усмехнулся Валентин Петрович.

– Чем он на жизнь зарабатывает, Валя? Ты можешь мне рассказать? – попросил майор, делая глоток из своей кружки: пиво было отменное.

– Валерий Семин – личность очень известная в мире бизнеса. Таких акул в Тарасове – всего десяток наберется. Но человек он аккуратный. Сильно не пылит и налоги платит четко. Так что у моего ведомства к нему претензий нет, – причмокнув губами, развел руками налоговик.

– Мы с тобой тогда по телефону о Сиднюкове Константине Степановиче говорили. Ты мне вроде как намекнул, что можешь еще что-то про него сказать.

– Что тебя интересует?

– Буквально все.

– Ну, как поднялся он, ты знаешь?

Отпив из кружки, Федоров отрицательно мотнул головой.

– В годы перестройки он вплотную занялся теми предприятиями, которые стояли на грани банкротства. Мелкими и очень мелкими: пошивочные цеха, пункты бытовых услуг, парикмахерские, кафе – словом, не гнушался ничем. Имея хорошие связи в тогдашнем областном правительстве, он приватизировал их пачками за бесценок. У него имелась своя команда бравых ребятишек, которые охотно помогали ему в этом. Потом часть из них он перепродавал, часть оставлял себе. Когда средств поднакопилось, решил заняться более крупными делами. Кстати, тогда же он одновременно и ударился в политику. Как ты знаешь, был избран депутатом в городскую думу.

– А не могли их дороги нигде пересечься с упомянутым ранее Семиным?

– Валерий Станиславович по сравнению с ним – тяжеловес, – немного подумав, ответил офицер налоговой полиции. – Хотя в прошлом и у него не обошлось без криминала. А что, эти люди у тебя как-то соприкасаются?

– По всей видимости, да, – признался майор.

– Семин является владельцем крупной адвокатской конторы. «Вердикт» – слышал про такую?

В ответ собеседник только усмехнулся. Еще бы!

– Как ты, наверное, знаешь, их девиз: «Решаем любые проблемы», – делая большой глоток, заметил подполковник.

– Вот оно что... – Федоров невольно ушел в собственные мысли, забыв о друге, который, понимая ситуацию, не беспокоил его и преспокойно пил пиво.

– Ты знаешь, а ведь ты действительно очень здорово мне помог, – благодарно посмотрев на приятеля, улыбнулся Федоров.

– Всегда рад. Если это все, то давай налегать на продукты. Времени, как всегда, в обрез.

– Да! – Вспомнив, Федоров вновь сосредоточился. – А с младшим Сиднюковым тебе не приходилось сталкиваться?

– Не мой уровень, – развел руками Валентин Петрович. – Но если нужно... Позвони завтра, часикам к двум. Договорились?

– Вполне, – улыбнувшись вновь, ответил Федоров.

Подполковник поискал глазами официанта, и тот, едва уловив, что в нем нуждаются, стремглав подлетел к их столику.

– Рассчитай нас, пожалуйста.

Официант открыл было рот, покосился на Федорова и так же беззвучно его закрыл. Секунду подумав, назвал цифру. Она оказалась раза в два меньше, чем предполагал майор.

Уже на улице он весело заметил приятелю:

– Валя, а с тобой выгодно ходить в рестораны! Будь я один, меня бы ободрали как липку.

Тот в ответ только весело рассмеялся, махнув рукой.

– Ну, до завтра. – Дойдя до двери своего кабинета, Федоров остановился и задумался на секунду. Потом все же открыл его и направился к рабочему месту. По инерции набрал номер Сони, хотя уже понимал, что трубку вряд ли возьмут. Так оно и оказалось.

Едва Олег Сергеевич сел на свое место, как в дверь довольно требовательно постучали.

– Да-да, войдите, – подал голос хозяин кабинета.

– Установил! – появился на пороге довольный Цветков. – Проходи, закрой дверь и расскажи все толком, – слегка поморщившись, кивнул головой на стул Федоров.

Когда старший лейтенант немного успокоился, распорядился:

– А теперь давай во всех подробностях: кого или что ты установил.

– Покемона, – сообщил воодушевленно Цветков, глаза его при этом радостно поблескивали. – Человек сей частенько появляется в «Ротонде». Его там, оказывается, как облупленного знают. Но, что самое интересное, не я один им интересовался...

– Когда я тебя приучу! Давай все сначала и по порядку! – приказал майор.

Опер глубоко вздохнул, задержал дыхание и шумно выдохнул.

Затем уже совсем спокойным тоном принялся рассказывать...

...В «Ротонде» в середине дня царило затишье. Лишь около стойки бара отиралось несколько человек, да за карточным столиком двое играли в покер. Время наплыва желающих потратить в казино деньги еще не пришло. Взяв себе пива, старший лейтенант внимательно осмотрел зал и остановил взгляд на одном из охранников.

Тот, словно почувствовав, что на него смотрят, повернулся к Цветкову и, скупо улыбаясь, направился в его сторону.

– Привет сыщикам, – негромко поздоровался широкоплечий парень примерно одного с Цветковым возраста. – Какими судьбами?

– Кренделя одного найти нужно. Говорят, он у вас тут бывает.

– Кто такой? – поинтересовался охранник. – Да, пойдем присядем, в ногах правды нет.

Они сели за столик, и старший лейтенант сообщил бывшему однокашнику:

– Знаю, что его кличут Покемоном.

– Колька Покемон! Да кто ж его не знает, – усмехнулся тот и несколько удивленно посмотрел на приятеля. – Тебе-то он зачем? Неужто играть начал?

– Чем он занимается? – опуская вопрос, поинтересовался Владимир.

– Катала с очень большим спектром деятельности. Занимается всеми существующими видами игр, где шуршат купюры. Поскольку у него такая широкая натура, ни в одной из областей он не является первым. Есть и круче его. Но если Коле удается зацепить лоха, то уж он вывернет его наизнанку, поверь мне.

– Как бы рассмотреть мне этого субчика?

– Вечером приходи, почти наверняка он тут будет отираться.

– Он играет?

– Редко, – усмехнулся охранник. – Так, иногда на рулетке по мелочи. К картам, естественно, и близко не подходит. Фокусничать здесь ему не дадут – не дурак, прекрасно это понимает. Заведению он не мешает, поэтому его и не трогают.

– Тогда что же он делает?

– Знакомится с людьми. Присматривается к будущим жертвам. Да, кстати, не ты первый за сегодня Колю разыскиваешь.

– Кто им еще интересовался?

– Да вертелся тут, как ты говоришь, крендель один... Прости, старик, – прервался охранник. – Мне пора. Шеф идет.

– Как мне узнать его? – напоследок спросил Володя.

– Вылитый покемон, другого слова и не подберешь, – фыркнул бывший сокурсник Цветкова и, больше не мешкая, поспешил навстречу строгому мужчине в безупречном сером костюме.

Цветков немного посидел и, дождавшись, пока начальник приятеля уйдет, одним глотком допил пиво и подошел к нему.

– Во сколько мне лучше подойти?

– Часика через четыре, – посмотрев на часы, ответил тот.

– Ты тут будешь?

– Да, по всей видимости.

– Покажешь мне его?

– Покажу, отчего же не показать.

На этом они распрощались, и Владимир покинул казино...

...Федоров, посмотрев на часы, улыбнулся Цветкову.

– Ну что, старший лейтенант, вечером едем играть?

– Поехали, товарищ майор.

Время близилось к восьми, когда федоровская «тройка» скромненько пристроились в ряду шедевров импортного автомобилестроения.

На входе их встретил знакомый Владимира. Майор понял это по тому, как молодые люди обменялись многозначительными взглядами.

– Второй столик от стойки. Светловолосый, в темном костюме, – шепнул приятель проходящему мимо старшему лейтенанту.

Тот еле заметно кивнул головой и, не останавливаясь, направился к свободному столику поблизости. Майор оглядел зал.

Все помещение, где находились посетители, разделялось на две части. В одной имелось два игровых стола с рулеткой. Чуть дальше играли в кости и карты. В другой половине разместилось небольшое кафе, где люди могли спокойно посидеть за столиком и что-нибудь выпить.

Туда и направились работники уголовного розыска.

Желающих испытать удачу в этот вечер оказалось немного, больше половины столиков пустовало. Олег Сергеевич и Владимир пристроились рядом с указанным охранником молодым человеком. Исподволь разглядывая его, майор про себя решил, что те, кто окрестил Николая таким прозвищем, попали в самую точку – физиономия парня действительно здорово смахивала на мордочку одного из зверьков детского сериала.

Тот скучающим взглядом окинул зал и, поставив бокал с недопитым шампанским, направился к рулетке.

– Закажи нам сухого и следи за залом, – шепнул майор Цветкову и отправился следом за Покемоном.

Ставки сделали три человека. Покемон не участвовал в игре. Он наблюдал за шариком. Пропустив таким образом три игры, он все же поставил один раз на красное и выиграл какую-то мелочь. Затем проиграл и с равнодушным видом отошел от стола. Федоров остался, делая вид, что заинтересован игрой в рулетку. Между тем он ни на секунду не упускал из поля зрения Покемона.

Тот немного постоял около игроков, азартно кидающих кубики, и повернулся лицом к карточным столам. Постояв там немного, вернулся за свой стол. Откровенно зевнул и, допив шампанское, резко поднялся.

Поймав взгляд Цветкова, майор едва заметно кивнул подчиненному и вышел вслед за Николаем на улицу.

Он заметил, что молодой человек достал сигарету, и сразу направился к нему.

– Огонька не найдется?

Покемон щелкнул зажигалкой, давая прикурить, с интересом разглядывая незнакомца.

– Тут всегда так скучно? – слегка зевнув, спросил Федоров.

– Скучно? – улыбаясь, переспросил Покемон.

– Интересной игры не вижу, – сплевывая, деловым тоном объяснил Олег Сергеевич. – Хоть бы бильярд для разнообразия поставили, – со смешком заметил он.

– А вы любитель сыграть в бильярд? – живо заинтересовался Покемон.

– С огромным удовольствием играю.

Они чуть посторонились, пропуская мужчину. Тот быстро прошел мимо и направился к припаркованной машине. Однако, сев за руль, не спешил покидать площадку.

– Вы не тарасовский? – поинтересовался у майора молодой человек, делая глубокую затяжку и пуская струю дыма перед собой.

– Нет. По делам из Пензы приехал. Вот, решил развлечься, – недолго думая, выдал ему Олег Сергеевич.

– Тут есть неподалеку одно местечко, – решительно выбрасывая окурок, Покемон развернулся к следователю лицом. – Я как раз туда собирался идти шары покатать. Могу показать.

– Я могу вас подвезти, – предложил майор.

– Тут и пешком два шага, – усмехнувшись, покачал головой молодой человек. – Если не хотите машину оставлять около казино, поднимитесь вверх и, повернув направо, по Чернышевской проедете два квартала. Затем опять спускайтесь к Волге. Увидите пятиэтажное здание рядом с памятником Гагарину. Я вас около него встречу.

– Думаю, что отыщу, – с азартом откликнулся майор и, проводив Покемона глазами, быстро вернулся к столику, за которым ждал его Владимир.

– Он по набережной пошел. Быстро за ним!

– Его один тип пасет, справа через два столика сидел, – сообщил Цветков.

– Потом поговорим, дуй за ним!

Владимир решительно ухватил так и нераспечатанную бутылку «Киндзмараули» и шустро двинул на выход.

Майор тоже покинул зал. Завел мотор, и «тройка» побежала к месту встречи.

Отъезжая, он заметил, что «Ауди», в которую сел прошедший мимо них с Покемоном мужчина, тронулась следом за ним.

Глава 5

Уже на спуске к Волге Олег Сергеевич завернул под арку с правой стороны. «Ауди», следовавшая за ним буквально по пятам, проехала прямо.

Оставив во дворе машину, Федоров незаметно поправил наплечную кобуру и пешком направился к месту встречи.

Покемон еще не подошел, и у майора было время оглядеться.

«Ауди» нигде не было видно, однако Федорова не покидало ощущение, что за ним пристально наблюдают.

Олег Сергеевич еще раз окинул взглядом площадь имени Гагарина. Среди прохожих и сидевших на лавочках отдыхающих граждан он не заметил никого, кто явно бы интересовался им.

Майор закурил сигарету и, не торопясь, пошел к широкой лестнице, ведущей к бывшему кинотеатру. Но спускаться вниз не стал. Наоборот, развернувшись лицом к чугунному космонавту, еще раз осмотрел прилегающую к небольшой площади территорию. И на этот раз ему не удалось обнаружить никого, заслуживающего внимания.

– Давно ждете? – услышал он за спиной.

Коля Покемон поднялся по лестнице, и поэтому майор не заметил его появления.

– Да нет, недавно подъехал, – ответил он, глубоко затягиваясь. Выпустив струйку дыма, поинтересовался:

– Далеко идти?

– Вниз по лестнице и прямо, – ответил Покемон.

Они почти спустились, когда майор краем глаза увидел своего опера. Беспечной походкой бездельника тот направился к летнему кафе, находящемуся слева от игрового комплекса. Поглазев на редких посетителей, он круто развернулся и следом за ними зашел в «Сноки».

В довольно просторном полуподвальном помещении игра шла на четырех бильярдных столах. Николай подошел к ближнему и, поздоровавшись с одним из игравших, повернулся к следователю.

– Сейчас они закончат. В «американку» по сотне? – предложил он.

– Давайте в «американку».

Покемон играл вполне прилично. Но после первой партии, которую Федоров проиграл за явным преимуществом, он предложил увеличить ставку до трехсот рублей. Катала обрадовался, уверенный, что ему попался азартный лох.

Федоров разбил шары. Крайний нырнул в левую лузу. За ним последовали еще три. После чего Покемон промахнулся, давая очередь для удара Олегу Сергеевичу. А Федоров вогнал восемь шаров с одного кия и поставил победную точку в партии.

Отсчитывая деньги, изумленный Покемон предложил:

– Не хотите прерваться? Кстати, мы так с вами и не познакомились. Меня Николаем зовут, – представился он, протягивая руку.

– Олег, – в свою очередь отрекомендовался следователь.

– Может, в бар заглянем? За знакомство по одной пропустим? А то скучно как-то на сухую играть.

– Вполне можно, – поддержал предложение каталы Федоров.

За его спиной сыщик встретился взглядом со своим помощником, и тот показал глазами на один из столиков. Неизвестный мужчина из «Ротонды» был тут как тут.

– Вы отлично играете, – похвалил победителя Покемон, когда они устроились за столиком.

– Я же вам говорил, что люблю бильярд, – равнодушно пожал плечами майор, незаметно наблюдая за неизвестным.

– А в карты вы играете? – неожиданно спросил Николай.

Федоров давно ждал подобного предложения.

– В покер – с удовольствием, – делая вид, что крайне заинтересовался, живо ответил он.

Разговор прервал телефонный звонок: звонили Николаю. Свой аппарат Федоров отключил на всякий случай.

– Да... – вдруг напрягаясь, он кинул быстрый взгляд по сторонам. – Я понял... – слушая абонента, проговорил он, еще раз тревожно оглядевшись. – Угу, – кивнул Николай напоследок невидимому собеседнику и убрал аппарат.

– Неприятности? – безразлично спросил Олег Сергеевич.

– Н-да, вроде того, – думая о чем-то своем, процедил Покемон.

– Еще партеечку? – предложил следователь, не зная пока, как действовать в сложившейся ситуации.

– Нет, пожалуй, в бильярд на сегодня хватит, – все еще пребывая в своих мыслях, автоматически ответил Покемон. Потом, очнувшись, как ни в чем не бывало улыбнулся новому знакомому:

– В покер, если хотите. Только не здесь.

– Обратно в казино?

– Что вы, – усмехнулся парень, – я по-серьезному играю.

– Тогда где?

Покемон пристально посмотрел на Федорова, как бы оценивая неожиданного знакомого заново.

– Подождите секундочку, я в туалет схожу, и мы продолжим разговор.

Федоров молча пожал плечами: «мол, идите».

Едва молодой человек отошел от столика, как следом за ним поднялись сразу двое: Владимир и неизвестный мужчина, следивший за Покемоном еще в «Ротонде».

Следователь посмотрел в окно. Уже давно стемнело. И неудивительно: стрелки часов показывали половину одиннадцатого.

Через несколько минут Федоров поднялся и, ощущая легкое беспокойство, направился искать заведение, в которое удалился справить нужду Покемон.

Не обнаружив там ни своего оперуполномоченного, ни неизвестного, ни Николая, он быстро поспешил на выход. Выскочив на улицу, он успел увидеть две фигуры, бегущие вверх по лестнице. Федоров бросился за ними. И тут же услышал визг шин и следом автоматную очередь. Раздался истошный женский крик, и раскатисто грянули два пистолетных выстрела.

Влетев наверх, Олег Сергеевич в долю секунды оценил обстановку, представшую его взору.

На дороге, широко раскинув руки, лежал Покемон. Цветков стоял на одном колене, целясь вслед уносившейся «БМВ». Оперуполномоченный так и не сделал третий выстрел: один миг – и машина скрылась за пятиэтажкой.

Неизвестный, наблюдавший за Покемоном в «Ротонде» и «Сноки», убегал. Майор, не раздумывая, бросился за ним. Неизвестный, не сбавляя темпа, свернул за угол. Федоров, держа оружие наготове, пролетел двор и остановился, глядя вслед удаляющейся «Ауди». Машина сорвалась с места буквально за секунду до того, как Олег Сергеевич показался из-за угла дома. Ему не хватило совсем немного времени.

«Старею», – тяжело дыша, грустно подумал он и, убрав оружие, уже спокойно пошел назад.

Цветков тем временем отогнал зевак на безопасное расстояние и разговаривал с одним из очевидцев события.

Майор направился к неподвижно лежавшему телу Покемона.

Три пули нашли свою цель. Этого вполне хватило, чтобы прервать земное существование молодого человека.

Одна из них попала в грудь, две – в живот. Осмотрев труп, Федоров занялся содержимым его карманов. Кроме денег, он обнаружил небольшую записную книжку, ручку, ключи, носовой платок и выкидной нож.

– Когда я подошел к нему, он был еще жив, – услышал рядом с собой майор голос Цветкова.

– Он что-нибудь успел сказать? – сразу заинтересовался майор.

– Да, – кивнул головой Владимир.

Спохватившись, Федоров достал телефон.

– Я уже позвонил нашим, – сказал старший лейтенант. – Оперативная бригада выехала.

Не прошло и пятнадцати минут, как место было оцеплено и эксперты занялись привычной работой. Непонятно откуда взявшийся журналист прицепился к Федорову, задавая вопросы один за другим. Олег Сергеевич все же отделался от него, и они вместе с Цветковым уехали в отделение.

– Ну, друг, рассказывай все то, чего я не знаю. – Закрыв дверь на ключ, Олег Сергеевич тяжело опустился на свое место.

– Да, в общем-то, и рассказывать особо нечего, – вздохнул старший лейтенант, – Покемон на набережной останавливался и звонил кому-то...

– Ему звонили или он звонил?

– Он звонил. Набрал номер. Говорил недолго – меньше полминуты. Явно был чем-то встревожен. Еще раз осмотрелся по сторонам, глянул на часы и быстро помчался вверх по лестнице. Я – за ним. Смотрю – тот, что его пас, уже не скрываясь бросился за ним. Когда мы выбежали наверх, парень уже был на середине площади. Увидев приближающуюся машину, он не испугался, а, наоборот, кинулся к ней. А те, не останавливаясь, расстреляли его в упор из автомата – и по газам...

– Стрелял из пистолета только ты?

– Да.

– Хоть попал?

– Кажется. Один раз попал. В стрелявшего. Тот на заднем сиденье был. Хотя, кто его знает... – неуверенно пожал плечами опер.

– Ты говоришь, он успел тебе что-то сказать перед тем, как умер?

– «Долг списали», – вот что сказал.

– Да, немного. Посмотрим, что его книжечка расскажет. А ты помнишь, Соня упоминала о человеке, который присутствовал на дне рождения у жены Васина. Твой тезка – Владимир?

– Который антиквариатом занимается? – уточнил опер.

– Он самый, – кивнул Федоров. – Так вот, сейчас уже поздно с визитами, а завтра прямо с утра займись его поисками. Зайди к жене покойного и постарайся аккуратно расспросить о нем. Найдешь – побеседуй. Вытяни все, что он знал об убитом.

На этом они распрощались.

Утро следующего дня началось для Федорова с доклада начальству. Полковник Рудаков был явно недоволен развитием дел, но при всех отчитывать старшего следователя не стал, попросив задержаться после ухода остальных.

– Олег Сергеевич, сегодня третий день, как вы этим делом занимаетесь, – и каковы результаты? Кроме двух убийств – абсолютно никаких!

– Почему же, Андрей Борисович, – возразил Федоров. – Есть версия, она разрабатывается.

– Я вижу, как она разрабатывается! Как только появляется человек, соприкасающийся каким-то образом с кражей, его или убивают, или похищают!

– Если вы о Ленцовой, то ее скорее всего никто не похищал. Вернее, свое похищение подстроила она сама.

– Почему вы так считаете? – заинтересовался Рудаков.

– Факты говорят. Никто, кроме меня, Цветкова и девушки, не знал, что она собирается отправиться к жене Васина. Поскольку Цветкова можно сразу откинуть, то свое местонахождение Соня назвала похитителям сама. Больше никто этого сделать не мог. Второе – к ней наведывался домой Семин Валерий Станиславович. Он является владельцем адвокатской фирмы «Вердикт». Есть там отдел частного сыска. Я уверен, что они задействованы в этом деле. Каким образом – пока еще не готов сказать. Но на сто процентов уверен, что это так.

– А вы не учитываете такой вариант, что девушка просто испугалась и обратилась к Семину за помощью, поскольку опасается за свою жизнь?

– Вот это я и хочу сегодня выяснить.

– Что ж, выясняйте. Завтра утром – опять у меня.

– Мне бы человека еще одного, – закинул удочку майор.

– Об этом не может быть и речи! – отрезал полковник. – Свободных у меня просто нет. Выкручивайся сам. Цветкова побольше загружай – он молодой, энергичный. И действуйте поживее. – Посмотрев на часы, полковник поднялся.

Федоров понял, что аудиенция закончилась.

Из окна своего кабинета он посмотрел на улицу. День стоял по-весеннему теплый, но небо было затянуто белесой, с серым отливом, пеленой. Майор захватил с собой блокнотик покойного Покемона и направился на выход. Поправил кобуру под мышкой и в коридоре надел плащ.

– Смотрел утром криминальные новости? – спросил дежурный, когда Федоров проходил мимо.

– Нет, у меня своих хватает, – буркнул Олег Сергеевич. После объяснений с начальством настроение было ни к черту.

– Зря. Там о вчерашнем убийстве говорили. Мол, ясно, что криминальная разборка.

– Они всегда так утверждают, – усмехнувшись, майор проследовал на выход, но в последний момент задержался и спросил:

– По Второй Садовой передавали?

– Так точно! – ответил дежурный.

Федоров включил зажигание. Первым делом решил отправиться по адресу, где был прописан Покемон.

Личность его установили довольно быстро. Носов Николай в прошлом оказался судимым, и его отпечатки отыскались в картотеке. Сидел он за кражу. Отбыв три года, вернулся в Тарасов. С тех пор Коля до вчерашнего дня в поле зрения правоохранительных органов не попадал.

Дверь следователю открыла пожилая женщина. Глядя на Федорова заплаканными глазами, пригласила его в комнату.

Из беседы с матерью погибшего старший следователь выяснил, что в последние полгода Коля дома не проживал – снимал квартиру. Чем занимался сын, с кем общался – мать покойного не знала.

Федорову пришлось вернуться в отдел за ключами, обнаруженными в кармане у каталы.

Оказывается, в последнее время молодой человек обитал в коммуналке на Большой Казачьей. Улица эта имела в Тарасове определенную славу. Вечером на перекрестках здесь красовались молодые особы, готовые предложить свои услуги за хорошую плату.

Сначала осмотр комнаты не произвел на офицера уголовного розыска никакого впечатления. Уже собираясь уходить, он заметил на обоях рядом с телефонным аппаратом написанные карандашом номера абонентов и решил их переписать себе в блокнот.

Всего их было шесть. Один из них был хорошо знаком Федорову – это был телефон Сони.

Глава 6

Олег Сергеевич вышел на улицу и огляделся по сторонам. Потом бросил взгляд на часы и подумал, что вполне может нанести визит господину Семину.

Особой надежды на то, что застанет его дома, у майора не было, но – попытка не пытка.

«Тройка» остановилась около семинского дома. Олег Сергеевич набрал номер квартиры и, к своему облегчению, услышал голос хозяина. Он представился, замок щелкнул, и старший следователь зашел в подъезд.

Дверь открыл сам хозяин.

– Чем обязан? – вежливо поинтересовался Валерий Станиславович, внимательно осмотрев удостоверение Федорова.

– Мне бы хотелось поговорить с вами об одной особе. Зовут ее Соня Ленцова.

– А почему вы решили, что я знаю о ней?

– У меня есть все основания считать, что это именно так.

– Ну, проходите...

Бросая взгляды по сторонам, майор сделал однозначный вывод, что сиднюковской квартире далеко до хором, которыми владеет Валерий Станиславович.

– Слушаю вас внимательно, – сосредоточился на госте господин Семин, когда они расположились в креслах напротив друг друга.

– Валерий Станиславович, – немного задумавшись, обратился к хозяину старший следователь. – Давайте договоримся так: если вы не захотите откровенно разговаривать со мной, то я лучше сразу уйду. Не буду терять время попусту.

– Да, вы правильно заметили насчет времени, – слегка улыбнувшись, заметил владелец «Вердикта».

– Соня Ленцова – ваша клиентка? – в лоб спросил Федоров.

– Наш разговор, я надеюсь, конфиденциальный?

– Все зависит от его результатов, – развел руками майор.

Мужчины некоторое время сохраняли молчание. Валерий Станиславович нарушил его первым.

– Лучше скажем, она моя очень хорошая знакомая. И девушка попала в очень скверную историю. Поверьте мне на слово – она ни в чем не виновата. Это все, что я могу вам сказать относительно Сони.

– Где она находится сейчас, вы знаете?

– Не имею ни малейшего представления, – улыбнувшись уголками губ, ответил хозяин квартиры.

Глядя на него, старший следователь мог со стопроцентной уверенностью ответить, что дела как раз обстоят наоборот.

– Вы знаете, кто украл картины?

– Олег Сергеевич! – рассмеялся Семин. – Я понятия не имею, кто обворовал Сиднюкова. Честное слово, иначе бы вы давно об этом знали.

– Ваш человек наблюдал за убитым вчера Николаем Носовым?

– Олег Сергеевич, давайте я отвечу лучше так: сегодня утром я смотрел криминальные новости, и там упоминалось о том, что парня расстреляли из машины «БМВ». Вам это ничего не напоминает?

– Напоминает, и многое...

– Мне интуиция подсказывает, что это имеет какое-то отношение к сапинской команде. Слышали про такого?

– Интуиция? – усмехнувшись, спросил следователь.

– Да-да, заметьте, интуиция, и ничего больше! Кстати, покорно прошу на нее нигде официально не ссылаться.

– А больше интуиция вам ничего не подсказывает? – поинтересовался майор.

– К сожалению... – Хозяин, делано вздохнув, развел руками, кидая тревожный взгляд на часы. – Сейчас мои ребята должны подъехать...

Федоров понял, что больше у бизнесмена выведать ему вряд ли что удастся. Он поднялся и направился к двери.

В это время домофон издал сигнал. Выяснилось, что прибыл телохранитель Семина.

– Один уже не путешествуете? – спросил Федоров.

– С некоторых пор, – ответил Семин. – И вам советую при себе всегда иметь... – Он красноречиво похлопал себя по левой стороне туловища, где обычно располагается наплечная кобура.

– Все так серьезно?

– А вы так не считаете?

Федоров вместе с хозяином роскошных апартаментов вышли на лестничную площадку.

– Всего вам доброго, – буркнул Федоров и направился вниз.

«Зачем он мне сдал Сапу? – спрашивал себя Федоров по дороге в отделение. – Да просто для того, чтобы убрать его чужими руками. И лучше всего – чтобы это сделали мы, власть».

Федоров не сомневался, что наколку уважаемый Валерий Станиславович дал верную.

Сапа – один из авторитетов криминального мира Тарасова – держал под своей «крышей» часть Волжского района. Правда, раньше его владения были значительно обширнее. Но два года назад его здорово потеснили. Не обошлось и без кровопролития. Трупов с обеих сторон было примерно равное количество. Измотав друг друга, бандиты пошли на перемирие. Криминальный мир Тарасова на время затих.

«Выходит, это сапинские братки тогда пытались проверить на прочность мою физиономию?» – задал риторический вопрос Федоров, направляясь в отдел.

Там его ждало известие, что на городской свалке найдена обгоревшая «БМВ». Судя по всему, именно из нее и стреляли в Покемона.

Владельцем оказался вполне респектабельный гражданин, машина числилась в угоне с прошлого года. Установили его по номерам на кузове и двигателе авто. Номерной таблички на обгоревшем остове не обнаружили.

Подумав, майор решил потревожить начальство. Посовещавшись с полковником Рудаковым, решили подключить отдел по борьбе с организованной преступностью. Те заинтересовались полученной информацией, обещав вплотную заняться бригадой Сапы.

К обеду появился довольный Цветков. Ему удалось разыскать владельца антикварной лавки, и тот ему рассказал много интересного.

– Оказывается, мой тезка, кроме всего прочего, имел с убитым Васиным еще и деловые отношения. Тот давал ему консультации, разумеется платные. Так вот, за день до гибели он спрашивал коммерсанта, нет ли у него в знакомых серьезных парней, то бишь бандитов...

– Ну и? – подстегнул подчиненного следователь.

– Тот, естественно, поинтересовался, зачем искусствоведу такие люди. Покойный ответил, что есть один человек, с которого можно содрать бабки.

– И кто этот человек?

– Вот этого, к сожалению, Васин не сказал.

– Ну и что, антиквар помог ему?

– Ответ отрицательный. Наоборот, посоветовал выбросить подобные глупости из головы. Но сдается мне, что Васин поступил как раз наоборот, за что и поплатился жизнью.

– Мне тоже так кажется, – согласился следователь. – А что дала беседа с вдовой убитого?

– Ничего нового.

– Тогда вот тебе задача. – Федоров вручил ему блокнот Покемона. – Видишь номера телефонов? Установи, что это за люди. Вот тебе еще пять, – добавил он к прочим номера, списанные со стены комнаты.

– Да, сходи еще на Большую Казачью, где наш Покемон проживал. Поговори с соседями, хозяйкой. Может, что и всплывет интересного.

Старший лейтенант отправился выполнять задание.

А Федоров решил нанести визит вежливости антиквару, с которым уже имел сегодня беседу Цветков.

Магазинчик занимал небольшой полуподвал все на той же Казачьей, правда, в изрядном удалении от места проживания покойного каталы.

Антиквар встретил майора с любопытством, предложив пройти в служебное помещение.

– Сегодня у меня уже был один сотрудник милиции, – сообщил он, приглашая его присесть на свободный стул.

– Да, я знаю. Старший лейтенант Цветков. У меня в связи с его докладом возник к вам ряд вопросов.

– Слушаю вас...

– Вам знаком человек по фамилии Сиднюков? Родион Сиднюков, – на всякий случай уточнил следователь.

– Родион Сиднюков... Сиднюков... – Антиквар напряженно думал, видимо, перебирая в памяти своих знакомых.

– Определенно я эту фамилию слышал, но где? – Парень виновато развел руками. – Никак не могу вспомнить.

– Не от Андрея Васина, случайно?

– Может быть, – подумав, сказал продавец антиквариата. – Но где и в связи с чем – не помню.

– Ладно, вернемся к последнему разговору с покойным. Цветкову вы сказали, что Андрей просил вас помочь установить связь с лихими ребятами. Вспомните поподробнее весь разговор.

– Да особо нечего и вспоминать, – вновь развел руками продавец. – Андрей был по своей натуре немного авантюрист, и у него всегда крутились в голове проекты, грандиозные планы, способные в одночасье его озолотить. Но на практике никогда ничего не получалось. Поэтому, когда он завел этот разговор, я серьезно к нему не отнесся. Даже принялся отговаривать. Он сразу замкнулся и не захотел говорить дальше на эту тему.

– А в связи с его просьбой имя Родион не всплывало? – Нет, – категорично ответил молодой человек. – Имен в нашем разговоре вообще никаких не было.

– Как вы думаете, из ваших знакомых мог кто-нибудь удружить убитому и свести его с нужными людьми?

– Честное слово, ума не приложу!

– Скажите, а девушку по фамилии Ленцова вы знаете? Зовут ее Соня. Очень красивая девушка.

– Соня? Да, мы с ней знакомы – она на день рождения к жене Андрея приходила. Действительно, необычайно красивая девушка. А что, у нее тоже что-то случилось?

– Нет, ничего. Вы с ней только один раз встречались?

– Да, только один раз... Кстати! Я вспомнил, где я слышал фамилию Сиднюков! Да, точно!

– Где же?

– Как раз на этом самом дне рождения!

– Расскажите подробнее.

– Соня с Андреем вышли покурить на кухню, а оттуда он вернулся какой-то задумчивый. На празднике сразу заметно, когда человек не в своей тарелке. За столом я к нему приставать не стал, а когда он в очередной раз вышел покурить, отправился вместе с ним. Спрашиваю: «Что случилось, старик?» Он так задумчиво: «Выходит, и Сонька Родьку Сиднюкова еще помнит». Я его спрашиваю: «Кого-кого?» А он, словно впервые увидев меня, говорит: «Да так, подлец один есть, не стоит о нем сейчас вспоминать». Окурок загасил и улыбнулся мне: «Все нормально, старик. Пошли, а то женщины без нас соскучились». Вот, собственно и все.

– Спасибо большое, – внимательно выслушав парня, поблагодарил его следователь.

На прощание переспросил:

– Так покойный и сказал: «Выходит, и Сонька Родьку еще помнит»?

– Дословно он произнес так: «Выходит, и Сонька Родьку еще в памяти держит».

– Огромное вам спасибо, всего доброго, – распрощался с парнем следователь и покинул полуподвальчик.

Первым его желанием было тут же отправиться к молодому человеку по фамилии Сиднюков, но следователь поборол его и направился к Марине Васиной.

Дверь открыла молодая женщина, на вид ровесница Ленцовой. Заплаканные глаза смотрели на следователя.

– Извините, что приходится вас беспокоить, но не могли бы мы с вами побеседовать.

– Сколько же можно! – в сердцах воскликнула женщина, пытаясь закрыть дверь.

– Один только вопрос, – успев придержать дверь, все же спросил следователь. – В каких отношениях ваш муж был с Сиднюковым Родионом?

– Ни в каких отношениях он с ним не был! – Вновь разревевшись, вдова захлопнула перед носом майора дверь.

Федоров потихоньку отправился вниз по лестнице. По инерции задержался там, где накануне произошло убийство. Потом спустился вниз и так же автоматически осмотрел окрестности. Вышел на то место, где предполагаемого киллера дожидалась машина.

«Могу поспорить, это была все та же „БМВ“, – уверенно сказал себе майор.

Сев в машину, он вспомнил, что сегодня должен позвонить своему другу – полковнику налоговой полиции. Набрал нужный номер и услышал жизнерадостный голос:

– Долго жить будешь, только сейчас о тебе вспоминал. Думаю, что это Олег не звонит?

– Что-нибудь интересного скажешь?

– В двух словах: дела у интересующего тебя человека идут хреново. Кафе явно убыточное. Не выдерживает Родион конкуренции.

Олег Сергеевич поблагодарил друга, и его машина побежала в сторону кафе «Встреча».

Остановившись в квартале от родионовского заведения, он не спеша пошел по улице, разглядывая витрины. Еще раньше он заприметил, проезжая мимо, другое кафе. Называлось оно «Рубин».

Спустившись в уютный полуподвальчик, подошел к скучающему человеку за стойкой.

– Здравствуйте! – сказал как можно приветливее. Полноватый мужчина ответил золотым сиянием передних зубов.

Федоров заказал сок и, облокотившись на стойку, как бы между прочим спросил бармена:

– Недалеко от вас кафе есть, «Встреча» называется. Как, по-вашему, выгодное предприятие?

– А что такое? – насторожился бармен.

– Да приятель у меня собирается вроде как его покупать. Вот я от нечего делать и решил поинтересоваться – стоит ли ему денег в долг давать.

– Михеич, ты слышишь? Родя собирается клоповник свой продавать! – голосом, полным торжества, крикнул бармен.

На его голос вышел лупоглазый молодой человек не старше тридцати лет и уставился на Федорова.

– Что, господин Сиднюков готов расстаться со своим гадюшником? И сколько просит, если не секрет?

– Не знаю, – пожал плечами Олег Сергеевич. – Мой приятель просит у меня десять штук баксов. Вот я и думаю – давать ему или нет?

– Как работать будет, – внимательно глядя на следователя, ответил Михеич.

– А что, Сиднюков плохо работает?

– Он вообще никак не работает! – фыркнул за стойкой бармен.

– Я заходил туда, – решил подлить масла в огонь майор. – Интерьерчик бедноват для такого места.

– Что интерьерчик! К нему сейчас только бомжи за дешевой паленой водкой заходят.

Михеич покосился на него строгим взглядом: мол, придержи язык.

– Да что ты! – весело отмахнулся бармен. И назидательно сказал: – В кафе, как и на любом предприятии, работать нужно. А Родя может только одним местом работать. Тем, чем детей делают.

– Но до недавнего времени кафе все же держалось. Приятель давно к нему присматривался. Полгода назад он уже подходил к Сиднюкову с тем же предложением, но тот отказался...

– Потому что папа ему куски подбрасывал! А теперь, видно, на свою жопу сел. Да и, говорят, грешить начал, – понизив голос, таинственно произнес бармен.

Покосившись на него еще раз, лупоглазый Михеич, так ничего и не сказав больше, ушел.

– Слушок идет, что поигрывать наш Родя начал. Ну и влетел, по всей видимости. Поэтому и решил «Встречу» продать.

– Роман, иди еще пива принеси! – раздался требовательный голос лупоглазого.

Когда бармен скрылся в глубине подсобки, Михеич вновь появился в поле зрения майора.

– Ваш друг специалист в этом виде бизнеса? – напрямую спросил он Федорова.

– Работал когда-то в общепите заведующим столовой где-то на Волге, – не задумываясь, на ходу придумал майор.

– Я так понимаю, вам не очень хочется давать денег взаймы? – Осторожная улыбка чуть тронула уголки глаз.

– Деньги-то немаленькие. По крайней мере – для меня.

– Если он надумает все же покупать у Родиона «Встречу», пусть зайдет ко мне. Зовут меня Павел. Может, мы с ним в долю войдем. Мое заведение, как видите, в гораздо лучшем состоянии.

Пообещав обязательно посоветовать несуществующему приятелю заглянуть в «Рубин», старший следователь почти бегом поднялся по лестнице и плюхнулся за руль машины.

«Так, картина почти ясна, – усмехнулся Федоров. – Осталось дело за малым: раскопать свидетелей или неопровержимые улики!»

Поставив машину на стоянку перед отделением милиции, следователь не стал спешить подниматься наверх. Он опустил стекло водительской дверцы и закурил сигарету.

Весна полностью вступила в свои права. Ласковое солнце высушило последние лужи, напоминавшие о недавнем капризе природы. Кое-где еще виделись грязные влажные пятна от растаявшего снега, так обильно в одночасье укрывшего землю накануне. Дворники трудились вовсю, придавая вверенной им территории благопристойный вид.

Почки на деревьях уже не шутя грозили в скором времени распуститься крохотными зелеными листочками. Воробьи веселым гомоном провозглашали окончательное торжество тепла.

Жители Тарасова поснимали зимние теплые пальто и шубы, облачась в легкие куртки и плащи.

Олег Сергеевич улыбнулся своим думкам и, решительно затушив окурок, направился к себе в кабинет.

Но возле дежурки встретил Цветкова.

– Что с тобой случилось? – уставился он на подчиненного.

Старший лейтенант выглядел далеко не лучшим образом. На щеке красовался длинный ряд царапин, воротник куртки был наполовину оторван.

– Да эта шалава, черт бы ее побрал! – сопя как паровоз, буркнул Цветков, исподлобья поглядывая на начальника.

– Какая шалава?

Спохватившись, что они стоят на всеобщем обозрении, Федоров распорядился:

– Пошли к нам в кабинет, там все и расскажешь.

– Мартышку эту с собой возьмем? – Владимир кивнул в сторону «обезьянника», где, насупив брови, сидело юное создание женского пола.

– Попозже, – покосившись на девушку, ответил Федоров и направился по лестнице наверх.

– Рассказывай, – потребовал он, когда за Цветковым закрылась дверь. – Нет, возьми сначала йод и обработай физиономию. Где аптечка – знаешь.

Когда с процедурой было покончено, Федоров приготовился слушать рассказ о похождениях помощника...

...Владимир Цветков первым делом решил направиться по указанному старшим следователем адресу. Постучав в дверь напротив покемоновской, он предъявил удостоверение и попросил хозяйку уделить ему несколько минут для беседы.

– А что вас интересует? – несколько настороженно спросила женщина, и вместо того чтобы пригласить молодого человека в комнату, сама вышла в коридор, закрыв за собой дверь.

– Жилец ваш интересует. – Насколько Цветков знал, соседи еще не ведали о гибели Николая. Оперуполномоченный решил тоже пока не говорить об этом.

– Мы и не видим его почти, – глядела на оперуполномоченного честными глазами пожилая женщина. – Утром уходит часов в одиннадцать, приходит всегда поздно, беспокойств мы от него не видим. Пьянок не устраивает. Вот тот, что слева от меня живет... – тесня молодого человека, зашептала заговорщицки пенсионерка, то и дело косясь на дверь соседа, – тот постоянно пьет и песни горланит. Спать не дает, сволочь проклятая. И еще...

Но продолжить не успела. Дверь слева распахнулась, и оттуда, тараня воздух мощным бюстом, вылетела молодка.

– А ты, шалава старая, когда за общий свет последний раз платила?! – закричала она. – Напускала квартирантов, дерешь с них три шкуры! Хоть бы раз в коридоре за ними полы вымыла!

– Тихо, граждане! – повысил голос старший лейтенант. Но то ли молодой Цветков выглядел недостаточно авторитетно, то ли пожар склоки уже вошел в такую стадию, что просто так его затушить уже было невозможно. В общем, призыв его пропал впустую. Жена любителя ночного пения лишь бросила на него быстрый взгляд и, набрав полные легкие воздуха, выдала следующую тираду:

– А что твой квартирант блядей сюда почти каждую ночь таскал?! Что же ты про это ему не расскажешь?! – кивнула она в сторону Цветкова. – А что он наркоман был?!

– Ты все знаешь! – Из-за плеча лейтенанта высунулась бабка. – Твой Санька с ним пил, между прочим!

– Ты моего Саньку не трогай!.. – продолжить рыжеволосая защитница разгульного супруга не успела, поскольку открылась еще одна дверь и мужской голос что было сил рявкнул:

– Е... вашу мать! Заткнитесь вы, курицы!! Человек по делу пришел, а вы трандычите, время у него отнимаете!

Старший лейтенант благодарно посмотрел на вышедшего на шум пожилого мужчину в выцветшей форменной рубашке.

– А че она моего Саньку...

– Тихо, гражданки! – вновь повысил голос Цветков.

– Вы сдавали Николаю Носову комнату? – повернулся он к пожилой женщине.

– Она! Кто же еще? – ответила молодуха и, привалившись к двери, принялась с интересом ждать, чем же закончится разговор милиционера с обидчицей.

– Я, – виновато опуская глаза, подтвердила бабка и тут же понесла скороговоркой: – А то, что я за свет не плачу...

– Да замолчите вы! – не выдержав, прикрикнул на нее Цветков.

Та испуганно замолчала, хлопая глазами.

– Товарищ... – замялся пожилой мужчина.

– Старший лейтенант Цветков Владимир Денисович, – показал ему удостоверение Цветков.

– Вы, собственно, по какому вопросу?

– Соседа вашего сегодня ночью убили, – сообщил ему Цветков.

Все ахнули. Хозяйка комнаты закрыла рот ладонью и не сводила испуганных глаз с работника уголовного розыска.

– А вы ему про свое трандычите, – не удержался от упрека пенсионер.

– Кого убили? – В дверном проеме возник потрепанный мужик. По всей видимости, это и был супруг молодки.

Из беседы с соседями Цветков выяснил, что убитый мало чем запомнился соседям. Он ни с кем не откровенничал, даже с Саньком, с которым пару раз совместно похмелялся поутру. Девок действительно водил частенько. То, что Покемон кололся, рыжая молодка заключила из того, что несколько раз в его ведре видела одноразовые шприцы. Самую ценную информацию выдал отставной военный – тот мужчина, что пришел на выручку молодому человеку в пик страстей коммунальной битвы.

– Сегодня к нему баба должна прийти к одиннадцати. Я сквозь стенку слышал, как они договаривались.

Цветков быстро посмотрел на часы. Как раз было без четверти одиннадцать. Он быстро разогнал соседей по их комнатам, а сам устроился на территории, до недавнего времени занимаемой покойным.

Без пяти одиннадцать в дверь довольно требовательно постучали. Цветков открыл и нос к носу столкнулся с девушкой невысокого роста, лет семнадцати на вид.

– Привет, – широко улыбаясь, он посторонился, пропуская гостью в комнату.

– А где Колюня? – Незнакомка, не смущаясь постороннего, прошла в комнату.

– За «отравой» пошел, через полчаса будет.

– Так он же вчера вечером должен был забрать у Барсука? – насторожившись, спросила гостья.

– Тебе что нужно? – миролюбиво поинтересовался у нее старший лейтенант, между тем протискиваясь к двери и прикрывая ее. – «Герыч»?

«Герычем» в среде наркоманов называли героин.

– Что мне нужно, я сама знаю, – покосилась на него девица и попыталась пройти к двери. – Пусти, я позже зайду.

– А может, все же подождешь? – преграждая ей дорогу, улыбнулся Цветков.

– Ты че, кобель сраный, забесплатно поиметь меня захотел? – вдруг взъярилась черноволосая посетительница, отступая на шаг назад. – Да тебя завтра же по стенке размажут!

– Успокойся! Уголовный розыск – старший лейтенант Цветков.

Он ждал, что девушка напугается, но эффект получился обратный...

– Откуда столько силы у нее взялось! Еле скрутил! – возмущенным голосом закончил свой рассказ Владимир. – Потом вызвал наших. Прямо перед вашим приходом ее в «обезьянник» закрыли.

– Наркоманка?

– А тот как же! Живого места на руках нет!

– Сейчас в состоянии разговаривать?

– Я попробовал, – криво усмехнувшись, Цветков дотронулся до поцарапанной щеки.

Федоров набрал номер дежурного и распорядился доставить задержанную.

Через несколько минут в кабинет ввели худенькую девушку с отсутствующим, ничего не выражающим взглядом. Жгуче-черные волосы коротко пострижены. Лицо сильно накрашено.

«Лет семнадцать, а то и меньше», – подумал про себя следователь.

Сержант, сопровождавший девушку, задержался, ожидая распоряжения майора.

– Можешь идти, – отпустил его Федоров.

– Че вам от меня надо? – вызывающе глядя на майора, заявила девица.

– Что от тебя надо? – тяжело глядя на нее, повторил майор. С минуту Олег Сергеевич не сводил с юной особы немигающего взгляда, пока та не отвела глаза. – Ты хоть представляешь, куда ты попала? – с интересом разглядывая девушку, полюбопытствовал он.

– В ментовку! Куда же еще? – фыркнула девица, не поднимая взгляда.

– Не просто в ментовку, – ласково, как несмышленому ребенку, начал пояснять майор. – Ты попала к старшему следователю по особо важным делам в городской уголовный розыск... – Он выдержал паузу, наблюдая за реакцией на его сообщение. Девушка, казалось, осталась все такой же безучастной к происходящему, только чуть ниже опустила голову.

– Так вот, – продолжил он. – Ни проститутки, ни молодые наркоманки вроде тебя сюда не попадают...

Девушка тотчас подняла глаза и впервые с интересом посмотрела на Олега Сергеевича.

– ...если они не совершили что-то более серьезного, – закончил свою мысль Федоров.

– Зачем же меня сюда приволокли?! – нервно выкрикнула девица.

– А все потому, что задержали тебя в квартире убитого сегодня ночью Носова Николая...

– Убили?.. Покемона убили?.. – ошарашенно глядя на следователя, переспросила девушка.

– Я сейчас буду задавать вопросы, а ты – отвечай. И не вздумай мне врать... Когда последний раз видела Носова?

– Давно я его не видела, – вытаращив глаза, тут же попыталась соврать девица.

– А мне соседи говорили, что ты вчера к нему заходила. И обещала сегодня прийти, – вставил реплику Цветков.

– Не знаю я ничего! Не было меня вчера у него! – тараща глаза, настаивала на своем наркоманка. – И вообще, может, вы врете все, что Колю убили? Почем мне знать?! Может, вы меня на понт берете?!

Следователю эта молодая особа порядком начала действовать на нервы. Он достал из стола несколько фотографий и выложил их на стол.

– Узнаешь? – прошипел он, глядя на нее сверху вниз.

На снимках, сделанных экспертами, девушка увидела Покемона. Он лежал на полу, раскинув руки. Около головы и в углу рта отчетливо видно было темное пятно. Остекленевшие глаза смотрели на девушку.

– Ты догадываешься, кто это? Думаешь, Коля на пляже загорает? – наседал следователь. – Или тебя еще в морг на опознание свозить нужно?

В общем, слушай, красавица, – строго начал майор. – Ни враки, ни понты твои мне здесь не нужны. Я таких понтовых видел, которые тебе и не снились. Я тебя сейчас в предвариловку на трое суток отправлю – до выяснения, пока не поумнеешь. Как в состоянии нормально разговаривать будешь, тогда и побеседуем.

– А за ручки со следами укольчиков тебя можно совсем закрыть, – авторитетно вставил старший лейтенант. – Доказать хранение наркоты нам ничего не стоит.

Девица затравленно озиралась, переводя взгляд с одного работника уголовного розыска на другого.

– Это, между прочим, на трояк вполне тянет. А в колонии знаешь что с тобой сделают? Там вот такие смазливые девицы у лесбиянок в большой цене...

Девица, не выдержав, разревелась.

– Ты не реви, а лучше думай, как себе помочь, – более мягким голосом сказал ей Федоров.

– Я... Я все расскажу... Спрашивайте, – через всхлипы прошептала задержанная.

– Сначала вытри сопли.

Девушка рукавом размазала слезы вместе с косметикой по всему лицу и повернулась к Федорову. Получилось нечто ужасное.

– Иди умойся. Володя, проводи...

Когда они вернулись, Олег Сергеевич невольно вздохнул. Мордашка девицы больше чем на шестнадцать лет не тянула.

Оказалось, что ее зовут Вика Портнова. Закончила одиннадцатый класс школы.

Она уже успокоилась, и Федоров, глядя опытным взглядом на молодую особу, решил, что та вполне созрела для серьезного разговора.

– Где, когда и при каких обстоятельствах ты последний раз виделась с покойным?

Девушка облизала губы, припоминая события вчерашнего дня...

– Салют, – подкупающая улыбка скользнула по Викиным губам.

– Проходи, не торчи в дверях, – окинув гостью ничего не выражающим взглядом, произнес Покемон. – Нечего соседям глаза мозолить.

– С бабками? – приступил к делу Колька, едва дверь за девушкой закрылась. – Или снова в долг?

– Колечка, я завтра отдам, – продолжая льстиво улыбаться, принялась канючить девушка. Молящие глаза смотрели в упор на молодого человека. – Работать нужно, а меня ломает.

– Ломает ее, – передразнил девушку Покемон. – «В долг дай». А мне почему никто ничего просто так не дает?

– Ну, Колечка, ну миленький!

– Давай натуральный обмен. Твоя натура на дозу. Мне что-то, глядя на тебя, захотелось, – парень слащаво улыбнулся. Рука его при этом стиснула небольшую грудь девушки.

– Коленька! Какой разговор! – Девушка быстро скинула куртку. – Давай только я сначала вмажусь, а потом трахай меня сколько влезет.

Молодой человек молча принес обещанное, и девчушка, несколько раз сжав и разжав кулак левой руки, принялась ловить иголкой шприца непослушную вену. На лбу девушки от усердия выступил пот. Наконец игла попала по назначению, и девица не спеша погнала поршень. Вскоре на ее лицо наползла бессмысленная улыбка. Глаза подернулись поволокой.

– Смотри шприц в мое мусорное ведро не выброси, как в прошлый раз, – слегка презрительно косясь на наркоманку, сказал Покемон. – Ну че, раздеваемся дальше? – Он подошел к сидевший на диване девушке и, подняв, поставил напротив себя. По-хозяйски несильно сжал маленькую девичью грудь. Вика закрыла глаза и тихонечко застонала от удовольствия. Свободная рука молодого человека нырнула под резинку трусиков и потянула их вниз. Девушка, учащенно дыша, помогла скинуть их...

На полу рядом с кроватью уже валялась пара использованных презервативов. Покемон, закурив сигарету, посмотрел на часы.

– Все, радость моя, хватит балдеть, – решительно объявил он девушке, поднимаясь. – Нужно делом заниматься. За прошлый раз бабки ты завтра отдашь? – уточнил для себя Колька, натягивая брюки.

– Да, – сразу помрачнев, подтвердила девушка.

– Завтра в одиннадцать часов утра я тебя жду с деньгами, – видно, недовольный ее тоном, еще раз строго напомнил Покемон. Та ничего не ответила, лишь хмуро отвела глаза в сторону.

– Ну-ка повтори, когда ты должна у меня быть?

– Завтра в одиннадцать утра! – психанув, со слезами на глазах закричала девушка.

– С бабками, – иронично глядя на нее исподлобья, спокойно заметил Покемон.

– С бабками, с бабками, – сжав зубы, с ненавистью глядя на него, процедила Вика.

– Ты на меня глазищами не сверкай, – все так же не повышая голоса, с легкой презрительной усмешкой ответил Николай. – У меня и без тебя клиентов хватает. А ты, красавица, больше хрен у кого в долг получишь.

– Коленька, ты че! Я же ничего не сказала! – испуганно забормотала девица, живо натягивая платье.

– Трусы не забудь надеть, – кивнул он на лежащие на полу трусики. Та хихикнула...

– Шприц, резинки использованные – все с собой забирай. Выкинешь на улице! – продолжал распоряжаться Николай и, не торопясь, тоже стал одеваться.

– Че это ты раненько сегодня, – полюбопытствовала девушка, заворачивая перечисленные Покемоном предметы в обрывок газеты.

– Дела у меня. Козел один мне бабки задолжал, надо с Барсуком потолковать, как бы с него их слупить, – разговаривая скорее сам с собой, чем отвечая на вопрос девушки, пробормотал Колька.

– На меня отравы на завтра прицепи, – попросила барыгу Вика.

– Прицеплю, только про должок не забудь, – пробормотал он, открывая входную дверь. Девушка к тому времени успела привести себя в порядок и, подхватив сумочку, живо натянула полусапожки.

– Чао, до завтра, – попрощалась она и, не оглядываясь, вышла первой...

Закончив рассказывать, Вика с надеждой посмотрела на следователя.

– Кто такой Барсук и как нам его разыскать? – внимательно выслушав незатейливое повествование, спросил Федоров.

– Барсук – бандит, – авторитетно заявила наркоманка.

– Фамилия, имя, отчество, где проживает? – скороговоркой спросил Цветков.

– Да откуда я знаю? – распахнула изумленные глазенки девушка.

– Ну а как его отыскать? Поверь, чем быстрее мы вычислим этого Барсука, тем меньше вопросов у нас к тебе останется, – вкрадчивым голосом объяснил положение вещей опер.

Девушка задумалась.

– Он в «Огоньке» тусуется. Кафе есть такое в центре. Но когда и во сколько... – тут она неопределенно пожала плечами и жалостливо улыбнулась.

– Да! – вдруг оживилась девица.

Федоров с Цветковым с интересом посмотрели на нее.

– Покемон как-то говорил, что Ленчик футбол обожает. Когда тарасовская команда играет, ни одного матча не пропускает. Все дела откладывает.

– Володя, ты знаешь о том, что я тоже футбол обожаю? – улыбнувшись старшему лейтенанту одними глазами, спросил Федоров.

– Да я ведь тоже болельщик, – признался Владимир.

– Ну-ка, сгоняй вниз. Там Петро сегодня дежурит. Узнай у него, когда ближайший матч на нашем поле.

– А он тоже любитель? – уже откровенно улыбаясь, поинтересовался опер.

– О! Петро – не любитель. Он – профессионал среди болельщиков.

Владимир отсутствовал не более пары минут и вернулся не очень довольным.

– Что такое? – переполошился Федоров, глядя на поскучневшего подчиненного. – Футболисты играть перестали?

– Нет, не перестали, – вздохнув, ответил молодой человек. – Но следующая встреча только через неделю.

– Подумай еще хорошенько, – майор посмотрел на девушку. – Вспоминай все, что касается этого Ленчика Барсука. Женат он или тоже с твоими коллегами общается? Судим или нет?

Девушка вновь задумалась.

После детального опроса выяснилось, что Барсук не судим, женат он или нет – Виктория не знает, но услугами проституток он не пользуется. Да и вообще – очень скрытная личность. Допрашиваемая сама его видела только пару раз – да и то случайно.

– Ты ничего от нас не скрываешь? – подозрительно глядя на девицу, спросил майор.

Та принялась клятвенно утверждать, что все, что ей известно, она рассказала.

– Ладно. – Федоров несильно хлопнул ладонью по столу, как бы подводя точку в разговоре. – Поднимешься с ней на четвертый этаж. – Олег Сергеевич кивнул Цветкову на задержанную. – Составите фоторобот этого субъекта.

– А с ней что? – Старший лейтенант покосился на вжавшую в плечи голову девицу, робко поглядывающую то на одного, то на второго.

– Отвезешь домой. Подписку о невыезде возьмешь. – Он сурово посмотрел на наркоманку. – Чтоб из дома ни ногой, пока дело не закроем! Да! В районный отдел заскочите – пусть на учет возьмут. Все! И радуйся – что так просто отделалась!

Когда Цветков увел юную особу, старший следователь позвонил в отдел по борьбе с организованной преступностью. Ничего нового ему не сообщили. Сапина без конкретных улик достать невозможно. Федоров вновь остался наедине со своими мыслями.

Он с невольной надеждой посмотрел на молчавший с утра телефонный аппарат, и неожиданная мысль осенила его.

Он вышел из кабинета и быстро поднялся в проекционную. Цветков и девушка возились с фотороботом Барсука.

Он отозвал старшего лейтенанта в сторону.

– Володя, дай мне блокнот Покемона.

– Только я еще не успел...

– Неважно, – махнул рукой майор. – Занимайся дальше.

Он спустился в кабинет и открыл записную книжку покойного Николая Носова. Еще раз внимательно пролистал ее от первой странички до последней. Книжка была пронумерована в алфавитном порядке. Но в некоторых местах листы были вырваны. В частности, не хватало страниц с литерами «Р» и «С». Но буква «Б» была на месте, и там имелось три телефона. Около одного из них стояла звездочка.

Неожиданно зазвонил телефон. Федоров без особого настроения поднял трубку и услышал женский голос:

– Олег Сергеевич?

– Да. А с кем я разговариваю?

– Неважно... – чуть хрипловатый женский голос не успел договорить.

– Соня! Не майтесь дурью! Приезжайте ко мне – поверьте, дела настолько серьезно обстоят, что мне не до ваших фокусов! – закричал в трубку майор.

– Приходите к шести в «Огонек»... – На этом связь оборвалась.

Майор посмотрел на часы. Стрелки показывали половину четвертого.

Глава 7

Кроме Федорова и Цветкова, в «Огонек» к назначенному часу пришли еще двое оперативников. Майор хотел подстраховаться и не допустить осечки, которая произошла с Носовым.

Он нисколько не сомневался, что Соня точно знает – сегодня здесь должны встречаться интересные для него люди. То, что звонки исходили именно от Ленцовой, майор понял накануне.

«Огонек» принадлежал к разряду недорогих кафе, и в заведении к вечеру всегда было полно народу. Тут собиралась разнообразная публика, которую в основном объединяло одно: народ знал, что времяпрепровождение в «Огоньке» будет им вполне по карману.

Студенты устраивали тут свои праздники, влюбленные пары заходили на чашечку кофе с пирожным. Случайно встретившиеся приятели тоже спешили сюда отметить неожиданную радость. Да и просто попить пива в охоточку – прекрасный повод заглянуть в «Огонек».

Помещение как бы разделялось на два просторных зала, разделенных условной перегородкой в виде кассы, за которой восседала тучная женщина. Она же одновременно следила за порядком. В ближнем к двери обычно сидели люди, забежавшие быстренько перехватить что-нибудь в виде бутерброда с колбасой и кружки пива. Во втором кучковались те, кто предпочитал более крепкие напитки.

Майор подумал, что лучшего места для встречи криминальных личностей трудно придумать. Клиенты протекали сплошным ручейком, и выделить кого-то в памяти для работников кафе было делом практически невозможным.

Олег Борисович расположился в кафетерии. Два других сотрудника потягивали пивко в зале за кассой. Цветков торчал на улице, с видом постороннего зеваки дымя сигаретой и наблюдая за прохожими.

Старший следователь внимательно наблюдал за дверью, которая хлопала буквально каждые пять минут, впуская и выпуская разношерстную публику.

Часы показывали десять минут седьмого, когда дверь в очередной раз хлопнула и вошел Ленчик Барсук собственной персоной. Надо признать, что оригинал довольно здорово походил на словесный портрет. Ошибиться было невозможно. Барсук, поискав глазами кого-то в зале, вздохнул и направился прямо к стойке бара.

Сделав заказ, он оплатил его в кассе и с чеком вернулся назад. Ему было тридцать или около того. Среднего роста и довольно тучный, он постоянно шнырял взглядом во всех направлениях. Наблюдая за ним, невозможно было угадать – отыскивает Ленчик определенного человека или выбирает место, куда определить зажатую в руке бутылку «Балтики» и тарелочку с солеными орешками.

Свободного столика отыскать на пьющей половине не удалось, и Ленчик не спеша протопал в кафетерий, спросив разрешения у пожилой женщины. Та мило улыбнулась и кивнула в ответ.

Барсук не торопясь употреблял пиво и, лишь когда открывалась входная дверь, не забывал бросать на нее быстрый взгляд. Бутылки ему хватило на пятнадцать минут. После чего, вздохнув, он посмотрел на часы и еще раз беспокойно – на вход в заведение. Дверь в очередной раз открылась, и майор от удивления даже замер. Родион Сиднюков собственной персоной пожаловал в «Огонек».

И первым, кого он увидел, был как раз Федоров. Сиднюков-младший направился к нему, сияя самой что ни на есть сердечной улыбкой.

– Добрый вечер, господин майор! – Сказано это было во всеуслышание. – Разрешите составить вам компанию или вы на задании?

Для Ленчика этот спектакль послужил сигналом. Быстро поднявшись, не оглядываясь по сторонам, он потопал к выходу. Но не только он один обратил внимание на появление хозяина «Встречи». Чуть раньше двое оперативников оставили свои места и встали у двери. Сиднюков лишь на секунду кинул взгляд в их сторону и как ни в чем не бывало направился к кафетерию. Заказав стакан лимонада, он вернулся к столику Федорова.

– Так вы позволите?

«Сволочь! Глумиться вздумал!» – Майор сдержал себя и даже улыбнулся в ответ.

– Присаживайтесь, конечно. Тем более что у меня к вам имеется ряд вопросов. Вы, можно сказать, как нельзя кстати.

– Бабушка, дядя уронил... – услышал он краем уха детский голосок.

– Света, не подбирай с пола всякую дрянь... – Пожилая женщина отбирала у внучки небольшой полиэтиленовый самозакрывающийся пакетик, в котором обычно в фирменных магазинах продают сухой корм для аквариумных рыбок. Пакетик был размером со спичечный коробок.

Майор тут же вскочил и быстрым шагом направился к их столику.

– Уголовный розыск, – раскрывая удостоверение, сказал он пенсионерке. – То, что вы держите в руках, обронил молодой человек, который несколько минут назад сидел с вами за одним столиком?

– Внучка говорит, что он... – ответила женщина. – Но я сама ничего не видела.

– Ясно. Дайте это мне, – потребовал он.

Отпечатков пальцев Барсука на пакетике, конечно, уже не осталось. И все же Федоров аккуратно взял его за самый уголок, завернул в носовой платок и только после этого положил в карман. Женщина тут же ухватила за руку внучку и заторопились на выход.

Олег Сергеевич вернулся за свой столик. Сиднюков-младший встретил его откровенно ироничной улыбкой.

– Все-таки вы на работе, господин майор.

– Что поделать, – развел руками Федоров. – Но вернемся лучше к нашим баранам. Я бы попросил вас, Родион Константинович, посетить меня завтра в шестнадцать ноль-ноль. У меня к вам накопилось множество вопросов.

– Даже так! – Наглая усмешка расплылась по его губам.

– Убедительно прошу, – сгоняя с лица ненужную больше приветливость, добавил, поднимаясь Федоров. Уже жестко глядя на молодого человека, произнес на прощание: – Повестку я вам не выписываю – бланка нет с собой. Но я думаю, что гражданин вы сознательный и явитесь вовремя, без опоздания.

– Адвоката с собой брать? – Рисуясь, сынок бывшего народного избранника состроил серьезную мину и даже подался корпусом вперед.

– Как вам будет угодно, – майор повернулся и, не прощаясь, вышел.

На улице его ожидал Цветков.

– Мне ребята сказали, что к вам там знакомый не вовремя подошел?

– Потом расскажу, – отмахнулся от него Федоров. – Задержали Барсука?

– Уже увезли, – махнул рукой Владимир.

– Что интересного обнаружили в карманах?

– Абсолютно ничего.

– Возмущался?

– А то!

– Пора и мне с ним познакомиться поближе. – Федоров направился к своей машине. Старший лейтенант – следом за ним.

Они торопливо шли по улице, и встречные прохожие могли бы отметить чуть злую улыбку на майорском лице. Олег Сергеевич в мыслях представлял завтрашнюю встречу с Сиднюковым-младшим.

«Давно пора этого говнюка на место поставить!» – подумал он, вспоминая о состоявшемся разговоре.

Припарковав машину на стоянку, они вместе с Цветковым поднялись в кабинет.

– Володя, – задержавшись на пороге, майор развернулся к молодому человеку, – ты вот что сделай: возьми этот пакетик и дуй к экспертам. Предположительно там героин. Пусть они сделают свое заключение, и как можно скорее.

– Откуда это? – полюбопытствовал Цветков.

– Барсук обронил, – усмехнувшись, пояснил следователь.

– Отпечатки?

– Вряд ли. Нашедшие постарались. Но на всякий случай пускай попробуют. Сделаешь – и назад.

– Понял. – Владимир кинулся исполнять распоряжение.

Первым делом Федоров набрал номер Семина.

– Я вас слушаю, – раздалось через несколько секунд в трубке.

– Валерий Станиславович, это следователь Федоров. Мне необходимо с вами поговорить по интересующему нас обоих делу.

– Когда и во сколько? – услышал он через некоторое время.

– Завтра утром. Часов в девять вас устроит? Ну а где – выберите сами.

– Давайте в девять на набережной. У центрального спуска. Недалеко от памятника Федину.

– Вполне подходит.

– Все, договорились.

Майор положил трубку и, задумавшись, уставился на противоположную стену. В дверь постучали, и на пороге появился Цветков.

– Насчет героина вы правы, Олег Сергеевич. С отпечатками возятся.

– Что, уже определили? – удивился майор. Володи не было от силы минут десять.

– Предварительное заключение. Но, думаю, что оно на сто процентов подтвердится.

– Не худо бы и с Барсуком побеседовать. Документы у него с собой были?

– Представляете, Олег Сергеевич, у него изъяли удостоверение офицера запаса! Выбросить не успел.

– Вот те раз! И кто же он у нас?

– Капитан ракетных войск!

– Пошли допросим этого военного в отставке.

Олег Сергеевич задумался, как ему построить допрос задержанного. От его показаний слишком многое зависело в этом деле. Пока у майора на руках ничегошеньки по краже не было. Хотя он почти со стопроцентной уверенностью мог назвать заказчика. Догадывался, как тому удалось получить дубликат ключей. Предполагал, почему не сработала сигнализация. Но доказательств никаких не было.

Дежурный открыл тяжелую стальную дверь и впустил старшего следователя и оперуполномоченного.

– Голосистый у вас клиент сегодня, Олег Сергеевич. Адвоката требует, – весело заметил молодой здоровяк сержант.

Из-за одной из дверей раздался приглушенный рык, потом вопль.

– Кто это там? – поинтересовался Федоров, кивнув подбородком в сторону камеры.

– Да Плитов отморозка одного допрашивает, – вместо сержанта ответил Владимир. – Наширялся и женщину ножом пырнул. Взяли прямо на месте. В отказ прет, ублюдок! Не я, мол, – и все тут!

– Давай нашего! – распорядился майор, усаживаясь за стол.

Барсуков, едва его ввели, начал возмущаться:

– За что меня задержали? По какому праву! Я требую немедленно адвоката!

– Сядь! – рявкнул на него следователь.

Тот опустился на табурет и злым взглядом уставился на Федорова.

– Фамилия, имя, отчество?

– В документе, который у меня отобрали ваши сотрудники, все указано, – пробурчал тот.

– Вы офицер запаса? – иронично глядя на детину, осведомился Олег Сергеевич.

– Да, представьте себе, – с достоинством ответил тот. – И я требую, чтобы вы мне ответили, за что меня задержали.

– Фамилия, имя, отчество? – не повышая голоса, вновь задал вопрос следователь.

– Барсуков Леонид Геннадиевич.

– Так вот, Леонид Геннадиевич, вопрос к вам следующий: когда вы в последний раз видели Носова Николая?

– Первый раз слышу о таком, – нагло глядя следователю прямо в глаза, ответил тот.

– Тогда слушай, что я тебе расскажу... Не так давно у одного человека украли одну ценную вещь... вернее – три вещи, – закурив, поправился следователь. – Кстати, если хочешь, закуривай, – предложил он сигарету Барсуку. – Разговор у нас будет долгий.

Тот отказался, мотнув головой.

– Так вот, – продолжил Федоров. – Потом в связи с этим делом убили человека. Потом еще одного. Догадываешься, кого?

Федоров выждал паузу. Ленчик Барсуков сидел нахмурившись, уставившись в пол.

– Твои барыжные дела меня мало интересуют. То, что ты скинул пакет с героином. Но неужели ты думаешь, что старший следователь уголовного розыска стал бы устраивать засаду для того, чтобы взять тебя с пакетом наркоты?

– Какая наркота? В первый раз слышу! – самоуверенно заявил Барсук.

– Наркота, я тебе повторяю, для меня дело десятое, – усмехнувшись, вновь заметил следователь. – Хотя если у нас с тобой разговор не получится, то дома у тебя найдут целые горы героина. Обеспечить тебе срок по этой статье – для меня не проблема. Но слушай дальше.

Майор затушил окурок.

– Я предполагаю, что друг твой Покемон в этой серии не последний, и следующий труп должен быть твой. Как ты смотришь на такую перспективу? Сапу – такого знаешь?

Барсук в ответ только ниже наклонил голову.

– Посмотри-ка сюда, – властным голосом приказал Олег Сергеевич.

Когда Ленчик посмотрел в его сторону, Олег Сергеевич заметил, что от былого апломба у него не осталось и следа.

«Кажется, лед тронулся», – удовлетворенно подумал он, протягивая Барсуку все те же фотографии убитого Николая Носова.

– Догадываешься, чья работа?

Тот внимательно осмотрел фото и, протянув их следователю, вновь задумчиво уставился в одну точку.

– Вечером он звонил тебе?

– Нет, – покачав головой, не поднимая глаз, медленно проговорил Барсук.

– Тогда кому он мог звонить? Родиону Сиднюкову? И кто мог звонить ему?

– Если я вам расскажу все, что знаю, вы меня отпустите? – глядя прямо в глаза следователя, спросил Ленчик.

– Насколько ценную информацию ты мне дашь. В принципе – формального повода тебя держать здесь у меня нет, и ты это прекрасно понимаешь.

– Дайте сигарету, пожалуйста, – вздохнув, попросил Барсук.

Он закурил, помолчал, собираясь с мыслями, и наконец выдал:

– Вчера в шесть часов мы с ним встретились и он сказал, что хочет получить с одного козла окончательный расчет. Причем крупный расчет. Но один не сможет этого сделать. Предложил мне войти в долю.

– Расскажи-ка поподробнее о вашей встрече, – сосредоточиваясь, попросил Олег Сергеевич.

Тот, задумавшись ненадолго, продолжил...

– ...Привет. – Покемон стукнул по руке Барсука, присаживаясь на свободный стульчик все в том же «Огоньке».

– Ну, как наши дела? – потягивая пивко, осведомился Ленчик.

– Мне бы потолковать с тобой нужно. Пошли прогуляемся в «Липки», я тебе все там и расскажу, – предложил Покемон.

– Ты бабки не забудь мне сначала отдать, – напомнил на всякий случай Барсук.

Покемон молча отсчитал положенное и протянул ему.

– Ну, пошли прогуляемся, коли надо, – поднялся с места Барсук.

Они дошли до сквера и выбрали скамеечку подальше от посторонних глаз.

– Помнишь, я тебе как-то про должничка одного говорил? Сынок бывшего депутата – Сиднюков Родион?

– Ну, помню, – подтвердил Ленчик. – Что, решил кинуть тебя с бабками?

– Короче, слушай. Звоню несколько дней назад и говорю: «Родя, расплачиваться пора». Ну, думаю, хоть проценты с него сниму. Ты знаешь, я стараюсь много не брать – пусть сидит себе на крючке.

– Дальше-то что? – поторопил его Барсук.

– А он мне: «Отвали, мол, не до тебя сейчас. Через неделю я с тобой окончательный расчет произведу, со всеми процентами». Да борзо так! Бабки у меня были – думаю, подожду недельку. «Ладно, говорю, Родя, пока». А сам думаю – откуда он столько сразу возьмет? Ведь почти полтинник должен!..

– Полтинник – пятьдесят тысяч, я так понимаю? – уточнил для себя следователь.

– Да, – подтвердил Барсук и продолжил рассказывать дальше...

– Решил я немного поинтересоваться. Есть у меня крендель один знакомый. Он Родьку по институтским делам знает. Я ему: так, мол, и так, не мог бы ты потихоньку узнать, откуда он денег ждет? – Колька хитро глянул на приятеля.

– Ну и что накопал твой дружок? – вяло поинтересовался Ленчик.

– Он тут же одной даме позвонил. Номерочек крутит, а я смотрю. Знакомый номерочек-то. Ну я для видимости отошел в сторону. Он поговорил с ней и смотрит на меня загадочно так. Чую, маза будет! «Че, – говорю, – чувиха эта сказала?»

Николай вновь сплюнул.

– Он отвечает: «Говорит, понятия не имеет». Про себя думаю: «Ладно, фраер. Мог бы в доле быть». А вслух: «Ну, не знает и не знает. Бог с ним, откуда возьмет – оттуда и возьмет. Главное – чтоб отдал».

– Ты мне суть скажи! – Ленчику надоело слушать про похождения Покемона.

– Суть в следующем: Родик нагрел собственного папаню. У того картины стоимостью в сто пятьдесят штук баксов украли. И сотворил все это его собственный сыночек. Ты представляешь себе, если его припугнуть, какую стружку можно с него снять?!

– Сто пятьдесят штук – это серьезно.

– Но один я это дело не проверну. Помнишь, я тебе про того кренделя рассказывал, что девахе звонил?

– Ну?

– Его на следующий день в подъезде с пулей в башке нашли.

– Серьезные заявки!

– Деньги тоже серьезные, – осторожно заметил Покемон, внимательно глядя на приятеля.

– Ты только горячку не пори. Дай мне денек подумать, как нам все это лучше провернуть. Завтра увидимся. Товар у тебя еще есть?

– Да, – поднимаясь с лавки следом за приятелем, подтвердил Покемон...

– Вот, собственно, и все, что я могу вам рассказать, – закончил Барсук.

– Имен, фамилий, никаких он не называл? – уточнил следователь.

– Я вам слово в слово передал наш вчерашний разговор.

– Ну а ваша сегодняшняя встреча с Сиднюковым? – подал голос Цветков. – Как ее понимать?

– Да я и не собирался встречаться с Родионом, – недоуменно пожал плечами Барсук. – Я Покемона ждал.

Старший лейтенант и следователь переглянулись.

Федоров задумался и долго молчал, постукивая ручкой по столу.

– Все, что ты рассказал мне, я по большей части уже знаю. Но я тебя отпущу, как обещал, если ты поможешь нам в одном деле. Другого выхода в сложившейся ситуации я не вижу. Слушай внимательно...

Глава 8

...К вечеру пошел дождь. Федорову и его людям он был совсем не нужен. Как, впрочем, и остальным жителям города Тарасова.

– Он выехал, – доложил по мобильнику сотрудник.

– Ну, ребята, приготовились.

Косые струи обильного летнего дождя хлестали по темному асфальту. В свете уличного фонаря они казались тонкими прозрачными черточками, нарисованными неизвестным художником на светлом пятне параллельно друг другу.

– Подъезжает, – доложил все тот же голос.

Вскоре они увидели светлый «Вольво», поднимавший тучу брызг.

Машина остановилась, не доезжая несколько метров до светофора. Чуть подальше от нее стояла еще одна машина – синяя «Мазда». Свет в салоне не горел. Она темным расплывчатым контуром едва виднелась в косых струях ливня.

– Внимание, пошел, – услышал Олег Сергеевич чуть взволнованный голос сотрудника.

– Твой выход, – подтолкнул Федоров Барсука.

Ленчик покосился на майора, суеверно перекрестился и вышел на свет фонаря. Молодой человек, только что покинувший «Вольво», оглядевшись, быстро направился к нему.

– Вы Барсуков?

– Да, я, – подтвердил он. – Вы один?

– Как видите. Что, так и будем под дождем стоять? Может, все у меня в машине обсудим?

– Не стоит, – ухмыльнулся в ответ Барсук. – Лучше под арку зайдем. Разговору-то на пять минут. Деньги привезли?

– Да, конечно. – Молодой человек покачал полиэтиленовым пакетом, зажатым в руке. – Пошли, неохота мокнуть.

– Ну пошли.

Барсук шагнул в тень арки и прошел несколько метров. Рука человека, идущего следом, нырнула в пакет. Ленчик уже вошел во внутренний двор и, обернувшись, замер на месте. На него смотрело дуло пистолета. Не помня себя от страха, Барсук тонко заверещал и, вскинув руки, закрыл ими крест-накрест голову. Тотчас из темноты к киллеру метнулись две тени. Но пистолет успел тихо хлопнуть. Тело Барсука толкнуло назад, и, поскользнувшись, он упал.

Больше молодой человек выстрелить не успел. Проворные люди заломили опешившему киллеру руки за спину, и он услышал знакомый ему голос:

– Ну что, Родион Константинович, раньше пришлось увидеться?

Тот, сжав зубы, с ненавистью таращился на майора.

– Что дальше, Олег Сергеевич? – спросил один из сотрудников.

– Сейчас вторую часть спектакля наблюдать будем. И она напрямую касается вас, Сиднюков.

Повернувшись к Барсуку, майор весело сказал:

– Леонид Геннадиевич, поднимайтесь! Хватит в грязи валяться!

Увидев, что тот, в кого он стрелял, жив и здоров, Сиднюков бессильно повис на руках державших его оперов.

– Выйди-ка на свет божий! Встань в свете фонаря и повернись к арке лицом, будто разговариваешь с кем.

– Ага! Чтоб в меня еще раз пальнули?! А если бы он в голову саданул?!

– Не волнуйтесь, стрелять в вас не дадим! Виктор, прикрой! – распорядился он.

Едва Барсуков показался из подворотни и сделал все, как распорядился майор, синяя «Мазда» сорвалась с места и помчалась к арке. Из окна высунулся ствол автомата. Барсук, как раз повернувшийся на звук приближающейся машины, резво бросился обратно. Тут его снова швырнуло на асфальт, и тяжелое тело навалилось сверху.

Ударила короткая очередь. «Мазда», вильнув, едва не впечаталась в грузовик, перекрывший ей дорогу. Тотчас к машине бросились люди, послышались резкие команды.

– Понял, как тебя хотели дружки подстраховать? Сейчас ты там на асфальте лежать должен был! – поднимая за волосы поникшую голову Родиона и заставляя смотреть себе в глаза, процедил сквозь зубы Федоров.

– Уведите его! Спектакль окончен!

Глава 9

Весело потрескивали поленья, догорая в мангале.

Олег Сергеевич замолчал и окинул друзей веселым взглядом. На соседней даче гульба молодежи вошла в полный разгар, но Валентин Петрович и Виктор не замечали доносившегося оттуда шума, увлеченные рассказом майора.

– Помню, ты меня тогда расспрашивал про Родиона Сиднюкова, – подумав, вспомнил полковник налоговой полиции. – Так чем же вся история закончилась?

– О! История эта имеет интересное продолжение. Как вы понимаете, с арестом сынка экс-депутата она еще далеко не закончилась. Оставалось еще очень много темных пятен.

– Да и любопытно было бы узнать, как во все это Соня оказалась замешана? – поинтересовался Валентин Петрович.

– О ней и о ее участии как раз и пойдет речь в последней части моего рассказа, – Федоров замолчал, глядя на друзей. – Только для начала, Виктор, давай еще дров накидаем, чтоб угли для следующей порции мясца готовы были, – начал подниматься юбиляр.

– Сидите, Олег Сергеевич! – остановил его Виктор. – Я все быстренько сделаю! Только не рассказывайте без меня.

Вскоре костер запылал с новой силой, и Виктор присоединился к друзьям.

– Вечером, после того как Родион был взят с поличным и вместе с сапинскими бойцами был доставлен в отдел, – начал рассказывать вторую часть истории старший следователь, – у меня будто гора с плеч свалилась...

– Кстати, ты забыл сказать, как тебе удалось устроить, что Родион Сиднюков попал туда, да еще с пистолетом? В принципе – я догадываюсь, но лучше бы от тебя услышать, – перебил старшего следователя налоговик.

– Очень просто. Барсук позвонил ему домой и заявил, что знает все, что Коля Покемон доверил получить с Сиднюкова долг. А в связи с гибелью последнего сумма еще и возрастает. В принципе я и не думал, что исполнителем будет сам Родион. Честно говоря, все мне ясно стало только в последний момент.

Сапа, – передохнув, продолжил майор, – понял, что дело зашло уже слишком далеко и пора из него выпутываться. Родиона ему оставлять в живых было опасно. Он прекрасно понимал, что на первом же серьезном допросе молодой человек расколется, как гнилой арбуз. Поэтому он решил так: пусть сынок Константина Степановича уберет Барсука, а бандиты в свою очередь – его самого. И все – никаких концов.

– Понятно, – кивнул головой полковник. – Но продолжай, пожалуйста.

– Вечером очень поздно я вернулся домой. Пока рассортировали задержанных, пока оформили. В общем, уснул я как убитый. На следующий день, как и договаривался с Семиным, отправился на встречу...

Глава 10

Утро следующего дня ослепило Федорова ярким солнечным светом. Олег Сергеевич выбрался из постели и несколькими быстрыми движениями разогрел мышцы. Приняв душ, посмотрел на часы и включил телевизор. Как раз передавали криминальные новости. О вчерашних событиях упомянули лишь в двух словах.

На ясном голубом небе ни облачка. После зимних холодов приятно ощущать на лице тепло весеннего солнца. Глаза непривычно щурились от обилия света, и Олег Сергеевич подумал, что пора доставать солнцезащитные очки. Сосед по этажу гулял со своим любимцем, и тот, увидев знакомого человека, радостно помчался ему навстречу, виляя обрубком хвоста. Майор ласково потрепал псину по загривку и поздоровался за руку с хозяином.

Федоров оставил машину на служебной стоянке у управления и отправился на встречу пешком.

Летнее кафе на набережной еще не открыли, но уже устанавливали каркас палатки. Молодые люди торопились не упустить начало сезона. Прохожие с интересом поглядывали на их возню, предвкушая появление следом столиков, за которыми можно спокойно посидеть и попить пива во время прогулки.

Валерий Станиславович не заставил себя ждать. Ровно в девять ноль-ноль его джип остановился около кафе «Пирамида».

Из машины вышел телохранитель и, осмотревшись, кивнул. Затем вышел Семин и пружинистым легким шагом направился к Федорову.

– Доброе утро, Олег Сергеевич, чем могу быть полезен?

– Я вчера арестовал Родиона Сиднюкова при попытке преднамеренного убийства некоего Барсукова Леонида Геннадиевича. Следом нам удалось взять четырех бойцов Сапина. Они должны были ликвидировать Сиднюкова после устранения Барсука.

– Поздравляю, – довольно улыбнулся Семин. – Чего же вам от меня угодно?

– Я вас убедительно прошу: передайте Соне, что теперь ей ничего не угрожает. И еще. Я очень бы хотел с ней поговорить. У меня столько вопросов к ней накопилось – просто уйма. Поймите, рано или поздно мне их придется задать.

– Извините, но я не знаю, где девушка. Поэтому ничего не могу вам обещать, – с веселой улыбкой глядя на следователя, пожал плечами владелец «Вердикта».

– Валерий Станиславович, я вас и не прошу ничего обещать. Просто прошу – передайте Соне, что я хочу с ней встретиться и поговорить в частном порядке. Даю слово офицера, что ей ничего плохого делать не собираюсь. Заявление о краже Сиднюков-старший постарается забрать, когда узнает, как на самом деле обстоят дела, но за Родиком остается организация двух убийств и попытка совершить третье. Постарайтесь, пожалуйста, передать Соне мою просьбу. До свидания! – Не ожидая ответа, Федоров повернулся и пошел. Семин посмотрел ему вслед и тоже направился к своей машине.

На ходу майор бросил быстрый взгляд на часы и решил, что успеет сделать еще множество дел до встречи с Сиднюковым-старшим. К Константину Степановичу старший следователь относился неплохо, но, понимая, что тот ради собственного чада пойдет на все, заранее настраивался на тяжелый разговор.

Разговор у них вышел действительно тяжелый, но все козыри были на стороне Олега Сергеевича. Константину Степановичу осталось только сжать зубы и, хлопнув дверью, уйти. Провели обыск в доме у его сынка, но полотен так и не нашли. Где он их спрятал, Сиднюков не сознавался. Бандиты, задержанные в «Ауди», тоже пока молчали. Ими занимались ребята из ГУБОПа.

Неожиданно зазвонил телефон, и сердце старшего следователя забилось чаше. Он узнал голос Сони.

Они договорились встретиться около бывшего кинотеатра «Экран». Рядом только что открыли летнее кафе – вот там они и решили посидеть.

В назначенное время старший следователь уже расположился за столиком и потягивал пиво.

Девушка появилась немного неожиданно и совсем не с той стороны, с которой ожидал ее прихода Федоров.

Они заказали по порции горячих сосисок и пиво.

– Отлично выглядите для похищенной, – отпустил комплимент Олег Сергеевич.

Та смущенно потупилась, но лишь на мгновение.

– Не относитесь к этой выдумке слишком строго, Олег Сергеевич. Мне нужно было подумать о собственной безопасности. Молодой человек, которого вы приставили ко мне, – прекрасный работник, но...

– Не утруждайте себя, – протестующе подняв обе руки, перебил девушку Федоров. – Рабочие качества своего подчиненного я прекрасно знаю. Тем более что вы здорово помогли следствию.

– Я? – удивленно хлопнули длинные ресницы.

– Только не говорите мне, что по телефону звонили не вы, – улыбнувшись, ткнул пластмассовой вилкой в сторону девушки майор.

– Я понятия не имею, о чем вы говорите, но без дела я тоже не сидела. Мне тоже удалось кое-что узнать.

– Соня! Вы чудесная девушка, только давайте все сначала и по порядку.

– Свое начало эта история берет очень давно, – прикурив сигарету, Соня задумчиво посмотрела на воду. Чайки с пронзительным криком носились над блестками солнечного отражения на ленивых волнах.

– Вот и рассказывайте подробно, не спеша. Время у нас есть, – тоже доставая сигареты, проговорил Федоров и приготовился слушать.

Глава 11

...Жгучая брюнетка с короткой стрижкой и очень симпатичной мордашкой так же задумчиво смотрела на воду. Небольшой теплоход резал тугие волны, красивым отвалом разбегающиеся от борта.

– Чего грустишь, мадам?

Парень приобнял ее за плечи, слегка привлекая к себе. Соня улыбнулась ему.

Она только закончила первый курс института, и это была ее первая поездка на природу с ночевкой. Аркаша, ее парень, был старше ее на три года, в прошлом году осенью пришел из армии. На Ленцову у него были самые серьезные виды. Соне нравился сильный, уверенный в себе парень. Правда, очень уж любил подурачиться, но так это не страшно. Даже хорошо – не зануда какой-нибудь.

Кроме них, отдыхать ехали еще две пары: Андрей со своей девушкой, Сониной подружкой, и Светлана с не знакомым никому молодым человеком. Тот представился как Вадим. Парень много шутил, быстро сошелся с остальными ребятами и, как говорится, уже был свой в доску.

Но Соне он почему-то не понравился. Ей казалось, что он слишком уж выпячивает себя.

Тем временем кораблик их причалил к Шумейке, и молодые люди, весело переговариваясь, спустились на берег.

Андрей, как первопроходец, повел небольшую группу к одному ему известному месту. Они, весело болтая, шли следом за ним по тропинке. Неожиданно деревья расступились, и показалась ровная гладь небольшого залива.

Ребята быстро поставили две палатки и занялись костром. Девушки разобрали припасы и принялись готовить ужин. Они быстренько сделали нехитрую закуску и, расстелив газеты, соорудили стол. Парни тем временем размотали небольшой бредень и довольно быстро наловили рыбы на уху.

Издалека послышался шум приближающегося катера. Рассекая ровную гладь, к ним летел «Амур».

Не добежав немного, он уменьшил скорость. Два загорелых парня, глумливо улыбаясь, таращились на девушек.

– Родя, ты посмотри, какие телки! – Его приятель, стоявший у штурвала, довольно заржал.

– Эй, девушки, давайте отдыхать совместно! – щерясь, предложил он. Соне показалось, что они оба пьяны.

На их голоса из палатки вышел Аркадий и недобро глянул на непрошеных гостей. Те, сотворив ловкий вираж, развернулись и умчались в обратном направлении.

– Что они хотели? – глядя вслед катеру, процедил сквозь зубы парень.

– Не обращай внимания, – ласково погладила его по руке девушка. – Просто придурки какие-то.

Солнце начало клониться к закату, когда все собрались к столу. Уха уже чуть подостыла, и ребята разлили ее по тарелкам. Аркадий, как старший, распечатал бутылку вина для девушек. Парни предпочли водку. После нескольких рюмок смех стал громче. Достали гитару.

Вадим, обнимавший Свету, что-то сказал ей на ушко, и та поднялась. Он тоже встал, и они двинулись в сторону леска.

– Мы погуляем пойдем...

– Смотрите, только далеко не уходите, много разных придурков бродит, – посоветовал им Аркадий. Андрей ничего не сказал, перебирая гитарные струны. После водки он заметно опьянел, и его потянуло на лирику. Соня прижалась спиной к своему парню. Тот обхватил девушку под грудь. Она чувствовала его дыхание у себя над ухом, и это возбуждало ее.

– Может, тоже пойдем погуляем? – озорно предложил ей Аркадий.

– Попозже, – шепотом ответила ему девушка, слегка краснея. Но темнота скрыла ее смущение.

Андрюхе надоело терзать гитару, и он нетвердой рукой потянулся к бутылке.

– Тебе не хватит? – ласково, но твердо перехватила его руку Марина. – Пойдем лучше искупаемся.

– Пойдем, – послушно согласился он, вставая. Андрея слегка пошатывало. Марина взяла его за руку, и они с разбега погрузились в воду.

– Здравствуйте, почтенные, – услышала Соня за спиной чуть насмешливый незнакомый голос. Молодые люди, что недавно рассекали по заливу на катере, стояли рядом. В свете костра ей бросилось в глаза лишь то, что оба были действительно пьяны. В руках того, что постарше, была начатая бутылка вина. Тот, которого приятель назвал Родионом, без спросу уселся около костра и откровенно заинтересованным взглядом уставился на девушку.

– Молодые люди, а не пошли бы вы своей дорогой! – беззлобно, но твердо спросил их Аркадий. – У нас своя компания, и мы гостей не звали.

Тем временем, услышав громкий разговор на берегу, из воды выбежал Андрей и застыл, разглядывая незнакомых парней.

– Ну что ж, приятель, коль нам не рады, – делано рассмеявшись, Родион развел руками и поднялся. – А мы вот хотели девушек хорошим винцом угостить...

– У нас свое есть, – прервал его Аркадий, вставая. Он был постарше обоих визитеров и покрупнее. Те решили не идти на конфликт и, шутовски поклонившись, ушли той же дорогой, что и пришли.

– Смотрите, поосторожнее гулять ходите, особенно по ночам, – пригрозил на прощание тот, которого звали Родион, и оба парня растворились в темноте.

– Надо бы Вадима со Светланой кликнуть, – сказал Аркадий, когда незваные гости отошли достаточно далеко. – Как бы эти придурки чего не удумали! Пьяные – кто знает, что у них на уме.

– Вадим, Светлана! – громко крикнул он, но в ответ не услышал ни звука.

– Не мешай им. – Андрей сел к костру.

Аркадий что-то буркнул, но кричать больше не стал. Правда, ребята вскоре вернулись, чуть смущенно глядя на товарищей.

Ничего в этот вечер не произошло.

Так Соня в первый раз в жизни увидела Родиона.

Пролетело лето, и однажды она вновь повстречала Родиона Сиднюкова. Тот шел с ее институтской подругой. Соня не стала подходить к ним, однако потом спросила Лену:

– Молодой человек, с которым я тебя видела, – у тебя с ним серьезно?

– Да, а что?

– Да так, ничего.

Соня все же рассказала подруге тот эпизод на природе. Та не придала этому никакого значения. Да и действительно: что произошло на самом деле? Ну, выпили ребята, ну хотели с девушками познакомиться. Ну и что?

А через месяц подруга покончила жизнь самоубийством.

Она забеременела от Родиона. Когда она рассказала ему об этом, то он устроил страшный скандал. Обозвал шлюхой. В общем, устроил безобразную сцену.

А на следующий день в общежитии двое парней подкараулили Лену и, избив, изнасиловали ее. Она первым делом позвонила Родиону, а он только посмеялся над ней. Сказал, чтоб забыла его как можно скорее, если не хочет больших неприятностей.

Лена зашла к себе в комнату, сняла поясок от халата и на нем повесилась.

Тогда весь курс был в шоке...

– И вы решили отомстить Сиднюкову.

– Нет, – закуривая сигарету, покачала головой девушка. – Просто я даю вам понять, на что способен этот человек. То, что он обвинил меня в краже картин или в пособничестве этому, – вполне в его духе. А уж если он старается очернить другого – будь уверен, значит, это его рук дело.

– Если он вам так антипатичен, зачем вы с ним, извините, спали?

– На то были свои причины...

– Можете мне рассказать о них?

– Могу, – пожала плечами девушка и продолжила рассказ...

Соня поставила бокал с недопитым шампанским и задумчиво посмотрела на потрескивающие поленья в камине. Мужчина, лежащий с ней рядом, провел рукой по ее атласной коже.

– О чем грустишь?

– Нет, вовсе не грущу, – девушка повернулась к нему.

Они находились в загородном коттедже Валерия. Большая шкура белого медведя служила им своеобразным ложем. Соня прижалась к нему, и он тотчас откликнулся на ее призыв. Проворные пальцы ласкали спину, ягодицы. Губы девушки мягко целовали его шею. Язычок скользнул по небольшой ямке на подбородке, тронул углубление между ключицами.

Мужчина поймал ее губы своими, и их уста слились в продолжительном поцелуе. Он бережно перевернул девушку на спину и принялся языком ласкать ее соски. Дыхание Сони участилось, и, закрыв глаза, она тихонечко постанывала. Его ладонь нырнула между ног девушки. Пальцы тихонечко поглаживали ее щелочку, ставшую влажной...

Поддаваясь влечению, девушка пошире развела бедра. Мужчина лег на нее сверху.

Она застонала и слегка выгнула спину, когда он вошел в нее...

* * *

– Теперь ты о чем-то загрустил? – Соня сидела в кресле и внимательно наблюдала за тем, как мужчина задумчиво курит, уставившись в телевизор и совершенно забыв о ней.

– Соня, не обижайся, пожалуйста. У меня действительно есть одна проблема. Кстати... – Он прервал сам себя и как-то по-новому посмотрел на Соню.

– Слушаю тебя, мой рыцарь, – с притворной покорностью ответила девушка и опустилась на шкуру огромного хищника у его ног.

– Соня, то, что я собираюсь тебе сказать, – очень серьезно. Если ты сделаешь все, как нужно, то можешь заработать очень даже прилично. Да, кстати, надо тебе на расходы подкинуть...

Валерий вышел в другую комнату и, вернувшись, протянул девушке четыре стодолларовые купюры. Соня убрала деньги и опять уселась на пушистую шкуру у ног хозяина особняка, обхватив руками колени и приготовившись внимательно слушать.

– Есть такой человек, фамилия его Сиднюков... – начал рассказывать Семин и, заметив, как округлились от удивления глаза девушки, спросил ее:

– Он тебе знаком?

– Я удивляюсь, откуда ты его знаешь! И представляешь – каких-то двадцать минут назад я думала как раз о нем!

– Сиднюков Константин Степанович?

– Нет, – протянула девушка слегка удивленно. – Того зовут Родионом. Сиднюков Родион.

– Это его сын. По слухам – не очень приятный тип.

– Да уж. – Соня даже передернула плечами от отвращения.

– Так вот, – продолжал Семин. – В нашу контору обратился один человек. Старший Сиднюков его прессингует – хочет к рукам прибрать его фирму. Причем делает это на вполне законных основаниях. Во всяком случае – бумаги все в порядке. Тот задолжал приличную сумму Константину Степановичу. Ну а фирмочка та – настоящая изюминка. Я навел справки – в прошлом, еще до своего депутатства, когда шли лихие годы приватизации всего и вся, Сиднюков купил за бесценок разного рода мелкие предприятия. И одно из них напрямую работало с этой фирмой... Во многом из-за этого и понесло огромные убытки, оказалось в столь плачевном состоянии. Меня натолкнуло это на некоторые сомнения...

– Ну а я чем могу помочь? – выждав немного, поинтересовалась Соня.

– У меня нет человека из его окружения. Может, ты смогла бы... – Валерий Станиславович не докончил и без того ясную мысль.

– Забраться к нему в постель и поиграть в шпиона? – весело договорила за него девушка.

– Ну, можно сказать и так, – подумав, подытожил Семин.

– Тогда уж лучше начать с сына, – помолчав некоторое время, высказала свое мнение Соня. – Бабник он всем известный.

– А это идея! – подхватил ее мысль Валерий. – К тому же он не так крепок на голову, как папаня. Возможно, через него мы быстрее узнаем что-либо ценное об отцовских делах...

Соня, замолчав, затушила окурок и посмотрела на старшего следователя. Некоторое время они сидели молча, каждый думал о своем.

– Соня, скажите, почему вы были сразу уверены, что кража картин – дело рук Родиона? Только исходя из вашей антипатии к этому человеку?

– Нет, естественно. У меня были кое-какие улики. Но, как вы говорите, доказательств никаких не было.

– Расскажите, пожалуйста, поподробнее.

– Помните, Родион меня повез на квартиру к отцу?

– Да, помню, вы говорили.

– Так первые подозрения зародились у меня именно в тот вечер. Я действительно не случайно назвалась чужим именем. Хотя до этого он видел меня только мельком и вряд ли смог бы узнать. К тому же я имела в то время короткую стрижку и волосы у меня были другого цвета. Но береженого бог бережет. Так вот, тогда в «Камелоте»...

– Линочка, ты подождешь меня пару секунд? – Родион нежно проворковал девушке на ухо, и та послушно кивнула головой. Молодого человека не было несколько минут, и, когда он вернулся, самодовольная улыбка сияла на его физиономии.

– Девочка, еще бокал шампанского за нас с тобой? – предложил он Соне, уверенно разливая остатки вина в фужеры.

Они болтали о том о сем. Девушка чувствовала, что зацепила Родиона на плотный крючок. Самое главное – он ее не узнал. Остальное было делом несложным. Один многообещающий пристальный взгляд – и молодой человек попался, как пескарь.

– Родя, тебя тут спрашивают... – подошел к ним незнакомый парень, бросив быстрый оценивающий взгляд на девушку.

– О, небо! – сотворил гримасу крайнего неудовольствия Сиднюков. – Скажи – я ушел! @B-MAX = Парень хмыкнул и отошел от их столика.

– Может, покинем это заведение? – предложил Родион девушке. – А то мои приятели вряд ли нам дадут спокойно пообщаться!

Соня ничего не имела против. Они ушли из «Камелота» и, поймав машину, отправились на Чернышевскую. С полчасика посидели в небольшом уютном баре, и Родион наконец предложил девушке продолжить вечер у него дома.

– А нам никто там не помешает? – игриво стрельнула Соня своими очаровательными глазами.

– Ну зачем же!

Они вышли на улицу, и Родион достал сотовый.

Девушка догадалась, что он звонит отцу. Как она поняла из их разговора, сиднюковский родитель застрял на каком-то совещании или что-то в этом роде.

Как только она вошли в квартиру, Родион, не мудрствуя лукаво, повел красавицу знакомиться с отцовской спальней. Поскольку это не противоречило Сониным планам, она не стала долго ломаться...

Когда молодой человек удовлетворился, она поднялась и пошла в ванную. Возвращаясь назад, девушка заметила, что в соседней комнате приоткрыта дверь. Подумав, она решительно включила свет и замерла на мгновение. Три прекрасных полотна предстали ее взору.

– Любуешься? – услышала она за спиной голос Родиона.

– Откуда у тебя эти картины?

– Папик где-то купил. Сроду рухлядь всякую в дом тащит, – обнимая Соню, небрежным тоном произнес Родион.

– Рухлядь?! – удивленно глядя на него, переспросила девушка. – Да этим полотнам цены нет!

– Отец мне говорил, что они стоят дорого, – сознался Родион. – Но, на мой вкус, лучше бы тачку новую купил!

– Родион! Да эти полотна пяти машин стоят! – не выдержав его невежества, воскликнула девушка. Ее душа искусствоведа возмущалась против такого варварского, с ее точки зрения, суждения.

– Неужели? Ну-ка просвети меня! – Заинтересовавшись, молодой человек даже отпустил девушку.

Соня принялась увлеченно рассказывать, но Сиднюков-младший довольно быстро остановил ее. Ему это было совершенно неинтересно.

– Ты откуда все это знаешь?

– Я по образованию искусствовед, – призналась девушка.

– Ну так скажи мне, как искусствовед, сколько могут стоить эти картины? Вот эта, например. – Он ткнул пальцем в одну из трех.

– Если это подлинник...

– Это все подлинники, – несколько высокомерно перебил ее Родион. – Иначе бы они здесь не висели!

– Ну... Я думаю... Тысяч пятьдесят долларов. Ну, конечно, это довольно грубая оценка...

Казалось, названная сумма потрясла молодого человека. Он задумчиво поковырял край полотна ногтем и отошел на два шага назад, пристально уставившись на картину. Вздохнув, молча обнял обнаженную девушку за плечи и вывел из комнаты, погасив свет и плотно закрыв дверь...

– Потом вы знаете, что было, – закончила свой рассказ девушка, серьезно глядя на следователя своими чудными глазами.

– И только на этом строилась ваша уверенность в том, что кража картин – дело рук Родиона? – несколько иронично заметил следователь.

– Олег Сергеевич, у меня-то как раз уверенности никакой не было. Уверенность была у Родиона, что это моих рук дело. Или что я, по крайней мере, причастна к этому. Вы помните, при каких обстоятельствах мы с вами познакомились?

– Безусловно помню, – подтвердил следователь. – И вы по-прежнему не хотите мне сказать, чей загадочный голос звонил мне по телефону?

Девушка улыбнулась и отрицательно качнула головой.

– Ну, хорошо. Что же с вами происходило дальше?

– После событий вечера, когда сапинские бандиты чуть не уволокли меня, я подумала, что кто-то серьезно решил меня использовать в качестве козла отпущения. В тот вечер я решила кое-что разузнать.

– Это когда вы оторвались от моих сотрудников? – спросил Олег Сергеевич.

– Да, именно тогда, – ответила Соня.

– И что же произошло в тот вечер?

– Я поехала к друзьям: Марине и Андрею Васиным...

– Да, меня все время мучает вопрос: каким же образом Андрей Васин замешан во всей этой истории? Он пытался шантажировать Родиона?

– По всей видимости – да.

– Но для того чтобы шантажировать человека, нужно иметь какие-то факты или веские улики.

– Они у него были. Днем его разыскал один приятель, он иногда пользовался услугами Андрюши как искусствоведа. Родион этому приятелю деньги должен и обещал отдать большую сумму...

– Ну, эту историю я уже слышал, – перебил девушку следователь. – Вы, конечно, Колю Покемона не знали?

– Почему же не знала, – грустно вздохнув, ответила Соня. – Знала. Кстати, после разговора с Андреем он перезвонил мне. Как раз и рассказал про то, что Родион должен ему деньги и обещал через неделю отдать. Я ему и высказала предположение относительно соучастия Родиона в краже отцовской коллекции. Или в ее организации.

– А как вы познакомились с Николаем?

– Совершенно случайно, в «Ротонде».

– Ладно, говорить или не говорить – это ваше дело. У меня сейчас есть несколько первоочередных задач. Вы мне сможете в них помочь?

– Смотря какие, – пожала плечами девушка.

– Найти пропавшие картины – первая из них.

Девушка рассмеялась.

– Родион Сиднюков у вас в руках, чем же я могу вам помочь?

– Соня, я кажусь тебе идиотом? – спросил майор.

– Что за глупый вопрос: конечно, нет!

– Тогда зачем ты пытаешься меня им выставить?

– Почему вы так считаете?

– Девочка, я работаю в сыске уже тридцать лет. То, что ты сейчас рассказала мне несколько историй из прошлого, преследовало определенную цель. Ты ее добилась. Родион мне и раньше не нравился, теперь нравится еще меньше. Но история-то на одном нем не замыкается, вот в чем весь фокус. И твоя байка о шпионских делах, для которых тебя нанимал Семин, имеет более глубокую подоплеку и так же имеет скорее всего продолжение, о котором ты мне постеснялась рассказать.

Внимательно выслушав его, девушка задумалась.

– Олег Сергеевич, как вы считаете, Родион получил по заслугам? – серьезно спросила она после минутного молчания.

– Я тебе хочу сказать, что он просто-напросто пешка в чьей-то игре. Я это нутром чувствую. А вот что это за игра – мне крайне важно разобраться.

– Вы знаете, что его отец собирался опять баллотироваться на выборах?

– От тебя первой слышу, – честно признался Федоров.

– Хорошо, я вам расскажу о том, что происходило на самом деле в эти дни. Только учтите, что ни под одним словом нигде в протоколе я не подпишусь. И то учтите: я делаю это только потому, что вы, можно сказать, спасли мне жизнь. Помните тех сапинских бойцов у моего дома? Одну секундочку. – Соня поднялась и подошла к стойке бара. Она о чем-то поговорила с барменом и вернулась на свое место. – История будет долгой, так что приготовьтесь. Начну я с того, что, как верно сообщил вам Родя, у меня на данный момент две профессии – одна искусствовед, ну... и о второй вы тоже знаете...

Следователь кивнул головой и приготовился слушать...

Глава 12

Закончился на редкость ненастный мартовский день. С обеда небо начало затягивать тучами. Поднялся ветер, и резко похолодало. Через некоторое время пошел снег, но, видимо, у непогоды уже не осталось сил, и вскоре снег сменился мелким дождем, сыпавшим под резкими порывами во все стороны. Потом ветер стих, и дождь тоже прекратился сам собой. К пяти вечера наступило затишье, длившееся каких-то полчаса. Потом все повторилось.

В такую погоду люди без нужды не выходят на улицу.

Ленцова как раз сегодня принадлежала к категории тех людей, которым не было никакой необходимости покидать в непогоду родные стены. Проснулась она довольно поздно. Позавтракав, сходила в ближайший магазин и купила все необходимое для дома. К обеду, когда уже все стало ясно с погодой на сегодня, занялась домашними делами. Переделав все необходимое, девушка включила телевизор. Пробежав по программам, выбрала себе по настроению.

День прошел тихо-мирно, и девушка не ожидала сюрпризов от вечера. На свою вторую работу она сегодня не собиралась. Стоило лишний раз покоситься в окно, и все желание куда-то тащиться моментально пропадало.

Соня только приняла душ и расположилась с книжкой на кровати, когда запиликал сотовый.

– Как дела, красавица? – услышала Соня знакомый голос.

Звонил ее сутенер. Вернее, сутенером Мишку можно было назвать с большим натягом. Он оказывал девушке кое-какие услуги, и она ему за это платила. Сначала все было по-другому, но со временем девушка благодаря своим исключительным внешним данным и умной головке и сама завела неплохие связи. Но иногда и от старого приятеля случалась польза.

– По делу или просто так? – отрываясь от чтива, поинтересовалась она. Вопрос был совершенно бестолковым, поскольку Михаил просто так никогда не звонил, о чем он тут же не преминул напомнить девушке.

– А что за дело? – лениво поинтересовалась она, хотя на сто процентов знала заранее, что сейчас услышит.

– Есть один очень богатый мужчина, он тобой интересуется, – издалека начал тот.

– Насколько богатый, насколько щедрый...

– ..и насколько интересуется? – закончил жизнерадостным голосом молодой человек за нее.

– И насколько интересуется? – фыркнув в трубку, подтвердила, смеясь, девушка.

– Богатый, щедрый и серьезно интересуется, – подтвердил Мишка.

– У себя в кабаке подцепил?

– Попрошу наше почтенное заведение не оскорблять!

Михаил работал в «Адмирале» администратором зала. Заведение было действительно дорогое и элитное. Точнее сказать, в «Адмирал» входил целый комплекс: тут были и гостиница, и ресторан, и казино. Одним словом, человеку без толстого бумажника в кармане тут делать нечего.

– Ну а все же?

– Сонька! Хватит тебе меня допрашивать! – возмутился администратор. – Скажи: работать будешь или нет?

– Ладно, – зевнув, девушка посмотрела на настенные часы: те показывали начало одиннадцатого. – К тебе подгребать или сюда приедет?

– Я тебе через пятнадцать минут звякну. Будь умницей, – обрадовался Михаил и отключил связь.

– Я всегда умница, – буркнула сама себе Соня и принялась приводить себя в порядок.

Через пятнадцать минут, как и ожидалось, трубка запиликала.

– Соня, – услышала девушка голос Михаила. – Подъезжай лучше к нам. Или, если хочешь, я за тобой машину отправлю.

– Ты знаешь: так будет лучше, – живо ухватилась за его идею девушка, вновь косясь в сторону окна.

Минут через двадцать во дворе два раза посигналила машина, и Соня быстренько спустилась к подъезду.

Таксист посмотрел на девушку и, ничего не спрашивая, включил передачу.

«Адмирал» встретил красавицу музыкой и веселым смехом богемы, прожигающей жизнь в этом фешенебельном заведении.

– Второй столик справа. – Миша подскочил к девушке, едва она появилась в вестибюле.

Она вошла в зал ресторана. По глазам ударила волна бегущего света. Несмотря на высокие цены, народу в зале было предостаточно. Соня отыскала глазами потенциального клиента.

Им оказался мужчина в черном костюме. Он, видимо, уже ждал ее появления. Незнакомец с интересом смотрел в сторону вошедшей и, когда их глаза встретились, улыбнулся и благосклонно кивнул.

«Вряд ли ему больше сорока», – подумала девушка, ослепительно улыбаясь своему сегодняшнему кавалеру.

– Максим, – отрекомендовался он, откровенно любуясь путаной.

– Соня, – в свою очередь представилась девушка.

Глядя на человека даже несколько мгновений, можно сложить о нем первое впечатление. От Максима за километр несло деньгами. Причем он явно не принадлежал к тем людям, которые хапнули удачу в жизни и теперь, обалдев от счастья, бросились потрошить весь арсенал удовольствий, который им могла предоставить новая жизнь. Нет, ее новый знакомый больше походил на человека, родившегося и выросшего в роскоши. Ему свойственно быть богатым. Все, начиная от безукоризненной одежды до манеры держать себя, говорило об этом.

– Могу я предложить вам шампанское? – учтиво спросил он Соню после того, как представился.

– С удовольствием.

Расторопный официант оказался на месте и наполнил оба бокала. Разговор завязался как-то сам собой. Максим оказался прекрасным собеседником. Казалось, не было такой темы, на которую бы он не мог поддержать разговор. Как-то незаметно для девушки речь зашла об искусстве, и в частности о живописи.

– К сожалению, в Тарасове мало кто из частных владельцев может похвастаться стоящими полотнами, – посетовал Максим.

– Почему, – возразила девушка. – Недавно случай мне представился, видела чудесные картины.

– Да? Расскажи поподробнее, пожалуйста, – заинтересовался он.

Не вдаваясь в детали, Соня поведала о том, как побывала дома у Сиднюкова Константина Степановича. Не удержавшись, посмеялась над невежеством Родиона.

– Да, – вздохнул Максим. – Беда многих людей. Если цена с большими нулями, тогда понимают, что шедевр.

Он ненадолго задумался, и девушка не стала отвлекать мужчину от мыслей, тактично сохраняя молчание.

– Может, поднимемся ко мне в номер? – словно очнувшись, предложил он.

Соня понимающе улыбнулась.

Они поднялись наверх. Девушка не удивилась, оказавшись в шикарных апартаментах: иного от ее нынешнего кавалера она и не ожидала.

Дальше все было как обычно. Максим оказался ко всему прочему еще и неплохим любовником. С девушкой он расплатился щедро.

Далеко за полночь Максим намекнул, что пора бы прощаться. Соня быстренько оделась. Когда она собралась покидать номер, Максим ненадолго задержал ее.

– Соня, помнишь наш разговор за столом? Насчет коллекции господина Сиднюкова?

– Да, – непроизвольно насторожившись, подтвердила девушка.

– Никому не говорите о нем, пожалуйста. Возможно, он будет иметь продолжение.

– Какое, если не секрет? – заинтересовалась путана.

– Вы производите впечатление очень умной девушки, – задумчиво глядя на нее, проговорил Максим. Потом, видно, что-то решив, попросил: – Вы можете оставить мне свой телефон? Я, возможно, в скором времени вам перезвоню.

Соня пожала плечами и черканула на листочке номер.

На этом они распрощались.

Спустившись вниз, она разыскала Михаила.

– Как? – поинтересовался он.

– Нормально, – равнодушно ответила девушка, протягивая ему сорок баксов.

Молодой человек в мгновение ока убрал деньги.

– Что это за человек, чем занимается? – как бы невзначай поинтересовалась девушка.

– О! Максим Семеныч – большой человек, – многозначительно протянул Михаил.

– Чем же знаменит этот человек? – продолжала она допытываться.

– У него очень хорошие связи в Москве. Многое из тарасовской политики делается не без его участия. Ну и денег – просто неприлично много.

– Ну а конкретно чем он занимается?

– На этот вопрос тебе никто не ответит, – чуть ли не шепотом объяснил Миша. – Деловой человек – это все, что про Максима Семеновича известно. Ты им заинтересовалась? – в свою очередь полюбопытствовал сутенер.

– Можно сказать – да, – осторожно призналась девушка.

– Напрасно, – честно глядя в глаза знакомой, ответил Михаил. – Запомни мой совет – не старайся близко сойтись с ним, это может очень плохо кончиться. Разумеется, для тебя плохо.

– Такой крутой?

– Очень крутой, – серьезно подтвердил Михаил.

– Ну да бог с ним, – с виду беспечно проговорила Соня и распрощалась.

Тот заказал такси, и через пару минут машина уже стояла около дверей.

Таинственная персона нового знакомого заинтриговала девушку, и всю дорогу до дома она размышляла о нем. Однако повседневные дела увлекли ее, и Соня забыла про Максима. Вечером, в конце недели, она лежала на диване и листала от нечего делать журнал мод, когда засигналил мобильник.

– Да? – проворковала девушка в трубку.

– Соня? Это Максим.

В первую секунду она растерялась и хотела спросить: «Какой Максим?», но вовремя вспомнила роскошного мужчину и приветливо поздоровалась.

– Вы сможете подъехать сейчас в «Адмирал»? – По всей видимости, Максим не любил разнообразия.

Девушка согласилась, и они договорились о встрече.

Соня решила на сей раз ехать на своей машине. Швейцар, знавший Соню, услужливо распахнул дверь.

На сей раз народу было на удивление мало. Девушка окинула глазами зал и нашла Максима в обществе одного молодого человека.

Как только девушка подошла, тот, быстро взглянув на нее, поднялся и отошел от столика. Их глаза только на секунду встретились, но у Сони осталось твердое убеждение, что незнакомый молодой человек не просто таращился на нее. Так смотрят на человека, когда хотят запомнить его. Ну, в случае с Соней в этом не было никакой необходимости. Нормальный мужик и так вряд ли забудет ее внешность.

– Соня, на сей раз речь пойдет не о развлечениях, – сразу решил расставить точки над «и» Максим Семеныч. – Помнишь, я обещал вернуться к теме, которую мы начали с тобой при последней встрече?

Соня автоматически кивнула головой.

– Так вот, я хочу предложить тебе заработать денег, много денег. – Мужчина выждал паузу, наблюдая, какую реакцию у девушки вызовут его слова.

– Что я должна для этого сделать?

– Ты должна помочь моим людям уговорить Родиона Сиднюкова организовать кражу картин у отца. Подумай, как это сделать. Если согласишься, я предложу тебе для обсуждения свой вариант.

– Родион не будет иметь со мной дела. Он знает, кто я такая. Мы с ним поругались при последней встрече.

– А я и не предлагаю что-либо делать тебе самой. У тебя есть знакомые, подруги. В случае успеха ты получишь двадцать тысяч долларов, плюс я оплачу все расходы, связанные с делом.

Он помолчал, о чем-то размышляя. Затем продолжил, глядя Соне прямо в глаза:

– Я наводил справки: ты не лучшего мнения о Родионе. Скажу тебе по секрету: вполне вероятно, после того как картины будут у меня, у тебя появится возможность заодно и поквитаться с ним.

– Вы хотите затем его убить? – не на шутку испугавшись, спросила красавица.

– Что ты! – Казалось, мужчина говорил искренне. – Его смерть мне как раз меньше всего нужна.

– Тогда что вы имеете в виду?

– Ну, например, ты можешь позвонить его отцу и рассказать, какую свинью подложил ему родной сынок. И еще: подумай, Соня, я вполне могу обойтись и без тебя. А ты потеряешь возможность заработать двадцать тысяч. Деньги немаленькие, подумай.

– Я подумаю.

– Завтра в это же время я позвоню. Можешь в трубку сказать просто либо «да», либо «нет». Всего хорошего.

– Скажите, а почему бы вам просто не купить картины у Сиднюкова-старшего? – на всякий случай поинтересовалась девушка.

– Я пробовал говорить с ним на эту тему. Он категорически отказывается. Ну и потом: всему есть своя цена. Полотна хороши, но не бесценны. То есть я хочу этим сказать, что дороже их рыночной стоимости покупать вряд ли целесообразно.

Примерно такой ответ и предполагала Соня Ленцова.

На этом они распрощались, и девушка вышла на улицу, к машине.

Заработать двадцать штук баксов – идея сама по себе неплохая. Но как осуществить задуманное? Второй вопрос: девушка по наитию испытывала недоверие к Максиму. И сама не могла этого объяснить. Но постоянно ловила себя на мысли, что в его присутствии невольно напрягается, словно ожидая удара.

Девушка закурила сигарету и завела двигатель. Неожиданно ей на ум пришла идея. Так и не тронувшись с места, Соня набрала номер.

– Валера? – спросила она для пущей достоверности, когда услышала в трубке решительное: «Да, я вас слушаю».

– Мне бы хотелось с тобой встретиться...

Они договорились встретиться через полчаса «У Бенито». Там вполне прилично готовили и можно было спокойно пообщаться.

Пока дожидалась Семина, Соня вспоминала слова Максима: «Я могу все это дело провернуть и без вас». Действительно, зачем она ему нужна? И у кого Максим наводил справки относительно нее?

Еще в прошлый раз у Сони сложилось впечатление, что элегантно одетый мужчина не просто так завел разговор на определенную тему. Такое ощущение, будто он заранее знал, что девушка расскажет ему ту историю.

Валера Семин приехал без опозданий. Вошел в зал ровно через тридцать минут. Увидев за столом свою Соню, сразу направился к ней.

– Случилось что-нибудь? – обеспокоенно спросил он.

– Скажи, ты говорил кому-нибудь о том, что мы с Родькой были дома у его отца. Помнишь, я тебе рассказывала?

– Нет, – слегка удивился Валерий. – Да и зачем?

Девушка рассказала ему о загадочном клиенте и о его сегодняшнем предложении.

– Хорошо сделала, что позвонила мне! – Семин очень серьезно отнесся к полученной информации. – Максима Семеныча я знаю только понаслышке. Фамилия его Корнеев. Он что-то вроде авторитета у деловых, в основном за счет связей. Человек действительно очень серьезный. Ты Валькова знаешь?

Девушка покопалась в памяти и утвердительно кивнула головой.

– Поговори с ним о Корнееве. Они имели с ним дела. А завтра в обед я тебе звякну: постараюсь по своим каналам что-либо узнать.

На том и порешили. Соня попросила Валерия позвонить Валькову домой. Трубку взял сам хозяин и, услышав, что девушка хочет с ним увидеться, согласился к ней приехать.

Расставшись с Семиным, путана отправилась домой.

Довольно скоро приехал Вальков. Узнав, о ком хочет разузнать девушка, сильно удивился.

– Живопись? Максим живописью интересуется? Вот бы никогда не подумал!

По словам Валькова, получалось, что Корнеев интересовался только деньгами. Занимался он в основном тем, что помогал людям справиться с их проблемами. Своего рода бюро добрых услуг. И, естественно, за большие деньги. Правда, и проблемами приходилось Максиму Семеновичу заниматься нешуточными.

Пообещав, что постарается узнать, зачем тому понадобились полотна Сиднюкова, Вальков намекнул, что поскольку он уже оказался в гостях у Сонечки и благоверная супруга далеко, то...

В общем, выбрался он от девушки только через пару часов.

Оставшись одна, Соня принялась анализировать уже имеющуюся информацию. С одной стороны, вариант заработать денег и заодно окунуть в дерьмо Родиона – искушение большое. С другой... Так ничего и не решив, Соня улеглась спать.

Утро следующего дня выдалось солнечным. Позавтракав, девушка отправилась по магазинам. Неожиданно у нее появилось ощущение, что она не одна. Поглядывая в зеркало заднего вида, Соня обнаружила, что так оно и есть. Темная «БМВ» неотступно следовала за ней. Приглядевшись, она даже сумела разглядеть и водителя. Молодой парень, может, года на три старше ее. Парень ехал за ней, нисколько не скрываясь. Около магазина припарковался почти рядом и следом за девушкой направился в супермаркет. Купив все, что необходимо, Соня отправилась в другой магазин.

Незнакомец пошел следом. Соня постаралась рассмотреть его. Высокий и худой, он имел раскованную некрасивую походку. Правда, лицо довольно приятное, с правильными чертами. Волосы пострижены под расческу. Одет незнакомец был в теплую джинсовую куртку. На ногах – джинсы же и кроссовки.

Соня решила не отрываться от «хвоста». Наоборот, довольно демонстративно повернулась, едва ли не подождав своего сопровождающего, и пошла не спеша на выход. Парень, нисколько не смущаясь, направился следом.

Сделав все необходимые дела, девушка поехала к дому. По дороге позвонила Валькову на работу. Тот признался, что ему почти ничего не удалось узнать. Говорят, что Корнеев последнее время связан с каким-то большим политическим делом. Семину удалось больше, и он предложил девушке встретиться.

– За мной «хвост» привязался, – поставила его в известность Соня.

– Тебе не мерещится? – засомневался Валерий Станиславович.

– Нет. Да он и не скрывается, прямо за мной висит. Выхожу из машины – он как привязанный.

– Знаешь что сделай: подъезжай к Крытому рынку. На втором этаже есть отдел природы. Там и встретимся. Да! И постарайся молодого человека не потерять!

– Я тоже подумала, что тебе на него любопытно будет взглянуть, – сказала Соня, въезжая на мост на «Стрелке».

В супермаркете народу было «как всегда»: не продохнуть. Соня не спеша поднялась на второй этаж и в отделе «Природа» действительно встретила Семина.

Он глазами показал: «Не подходи!» Девушка поняла его и остановилась у витрины, делая вид, что любуется попугайчиками. Сама же бросила взгляд на худого парня, с деловым видом принявшегося рассматривать куртки в соседнем отделе. Семин едва заметно кивнул и в свою очередь что-то сказал мужчине, стоящему рядом с ним. Мужчина подошел к Соне и, не глядя на девушку, бросил: «Встретитесь через полчаса в „Бургере“. Постарайтесь избавиться от „хвоста“. Затем он с самым заинтересованным видом направился в отдел одежды и принялся изучать куртки и пальто рядом с худым парнем.

Полюбовавшись еще немного яркими тропическими птицами, девушка направилась дальше. В отделе женского белья она оглянулась и сразу засекла своего филера. Подумав, Соня быстренько направилась вниз и влезла в самую толпу в рядах, где по оптовым ценам продавали сигареты и продукты. Лишь на секунду оглянувшись, девушка заметила, что тощий вовсю пытается сократить увеличивающуюся между ними дистанцию.

Но плотный людской поток препятствовал этому. Соня, выбравшись из него первой, нырнула в центральную дверь и попыталась затеряться среди людей. Не тут-то было. Ростом парень был выше среднего, что позволяло без труда сверху вниз просматривать толпу. Он обнаружил девушку и устремился к ней. Но расстояние, разделявшее их, уже было слишком велико. Девушка юркнула в боковую дверь одного из выходов и, пробежав вдоль стены двадцать метров, нырнула в первый попавшийся магазинчик. Подождав пять минут, рискнула выглянуть. Фигура молодого человека маячила впереди: к счастью, он шел не к девушке, а от нее. Соня, воспользовавшись этим, тут же покинула магазинчик и вдоль стены побежала к углу здания. Свернув за него, остановилась и перевела дыхание. Затем уже спокойно посмотрела на часики и отправилась на встречу.

– Ну как успехи? – Улыбнувшись, Семин протянул девушке букет цветов.

– О! Спасибо! – Соня с чувством чмокнула его в гладко выбритую щеку.

Когда эмоции улеглись, Валерий Станиславович уже серьезно посмотрел на девушку.

– Единственное, что мне удалось узнать: идет возня вокруг Сиднюкова. В округе, в котором хочет баллотироваться Константин Степанович, у него есть два соперника. Корнеев поддерживает одного из них. Ну а все, что касается экс-депутата, интересует и меня, поскольку он наехал на одного из моих клиентов. Посему предлагаю тебе принять предложение Корнеева. Не бойся ничего. Я буду тебя прикрывать.

На том они и порешили. Валерий Станиславович обещал заехать вечером, и Соня, стрельнув глазами, кивнула на прощание.

Парень поджидал ее около стоянки. И больше не отпускал до самого дома. Лишь когда Соня остановилась и, хлопнув дверцей, направилась в подъезд, парень проехал мимо и, завернув на спуске, исчез за углом соседнего дома.

Девушка быстренько прошла к своей двери. На кухне, положив цветы на стол, она выглянула в окно. Ни парня, ни его машины нигде не было видно. По всей видимости, в его задачу не входило патрулирование под окнами.

Девушка поставила подаренные Семиным розы в вазу и отнесла в зал.

Помешивая ложечкой сахар в бокале, она невольно вернулась к своим мыслям. События последних дней не давали ей покоя. Она вспомнила, как Корнеев сказал: «Я навел справки»...

«Черт возьми, у кого?» – думала она.

Интересно было и то, что Максим знал о неприязни Ленцовой к Родиону. Такого рода информацию можно было получить только у небольшого круга людей, знавших Соню с институтских времен.

Само собой в связи с этим всплыло имя Андрея Васина.

Она хотела тут же позвонить ему, но передумала.

Запиликал мобильник, это был Корнеев:

– Соня?

– Да, это я, – подтвердила девушка.

– Что ты решила?

– Я согласна, – ответила путана.

– Тогда за дело. – По голосу чувствовалось, что Корнеев обрадовался. – Вот тебе дополнительная информация: в прошлом сезоне Родиона иногда видели на ипподроме. Ну, а насчет его пристрастия к вашему полу ты и без меня знаешь. Я вот что предлагаю... – И Максим изложил суть имеющегося у него плана.

– Как мне с вами связаться?

На другом конце задумались. Через некоторое время девушка услышала:

– Если появится что-либо срочное, ищи меня через нашего общего знакомого – Михаила. Только попрошу – без большой необходимости не беспокоить.

Девушка набрала номер Михаила. У того оказалось занято. Она подождала и перезвонила снова. Вновь оказалось занято.

«Ладно, успеется», – решила Соня и набрала номер Семина.

– Ну как? – живо заинтересовался тот.

Ленцова передала только что состоявшийся разговор.

– Ну и с чего думаешь начинать? – с иронией спросил Валерий Станиславович.

– Указание даны четкие, – усмехнувшись, ответила девушка.

– Держи меня полностью в курсе.

Глава 13

– Стойте так: мы все уладим, снова выпьем и нальем! – чарующим басом пел Михаил Шуфутинский. Соня вместе со своей знакомой сидела в «Камелоте». Мужчины, молодые и не очень, периодически бросали заинтересованные взгляды в сторону двух девушек, чем вызывали неудовольствие своих спутниц. Но девушек интересовал сегодня только один человек.

– Вот он, – шепнула подружке Соня, показывая глазами на Родиона. Та, отыскав взглядом молодого человека, понятливо кивнула:

– Ничего. Красавчик.

– Ну все, я пошла, – заторопилась Соня, – пока он меня вместе с тобой не заметил. Иначе все насмарку пойдет.

Оставив знакомую, девушка покинула ресторан и, поймав машину, направилась в центр города, на проспект Кирова.

Товарку по профессии Ленцова в свои планы не посвящала. Она только знала, что ей на время нужно окрутить одного молодого симпатичного парня и познакомить с определенным человеком. Все. На этом роль проститутки заканчивалась. Девица получила авансом сто баксов и в случае успеха должна была получить еще триста. Плата для нее была роскошной, и дополнительных вопросов с ее стороны не последовало.

Михаил не заставил себя ждать.

– Прогуляемся до Волги. Он обычно в это время в «Ротонде» тусуется, – поздоровавшись, молодой человек сразу перешел к делу.

«Ротонда» переливалась огнями рекламы. Иномарки плотным рядом окружили заведение.

Свободных столиков не оказалось, и им пришлось расположиться за стойкой бара.

– Вот он, – кивнув в сторону молодого человека, со скучающим видом наблюдающего за крутящимся колесом рулетки, на ухо девушке шепнул администратор.

После чего оставил недопитое пиво и отправился на выход.

Соня пригляделась. Николай точно оправдывал свое прозвище. Девушка даже внутренне усмехнулась этому. Она, мило улыбнувшись бармену, захватила свою бутылку с «Хольстеном» и направилась к объекту внимания.

Соня подошла вплотную к нему и, делая вид, что ее интересует игра, протиснулась рядом. Тело ее скользнуло вдоль тела молодого человека. Колька бросил заинтересованный взгляд на красотку и вновь повернулся к столу.

– Господа и дамы, делаем ваши ставки! – послышалось предложение крупье.

– На что бы вы рекомендовали поставить? – неожиданно обратилась к нему девушка.

– Две на черное, – автоматически ответил он.

Соня так и поступила и выиграла.

– Вы принесли мне удачу, – благодарно улыбнулась она Николаю одной из своих очаровательнейших улыбок. – Могу я вас угостить чем-нибудь?

– Вы здесь одна? – поинтересовался парень.

– Как видите, – кокетливо вздохнув, ответила Соня.

– Тогда давайте я вас угощу. Не привык, чтобы за мою выпивку платили девушки. – Колька довольно улыбнулся. Глаза его тем временем не отрывались от лица незнакомой красавицы.

– Но тут негде присесть, – вздохнула вновь Ленцова.

– Давайте выйдем на свежий воздух, в летнее кафе, – предложил Николай.

На летней площадке чей-то тенор выводил рулады о несчастной любви. Насчет столиков тут был полный порядок, но, к сожалению, оказалось, что кафе скоро закрывается.

Они выпили за знакомство, и явно запавший на Соню молодой человек предложил погулять по набережной. Ленцова, понятное дело, согласилась.

Рука Николая легла на талию девушке. Та прижалась к нему бедром. Некоторое время они шли молча. Потом разговор завязался сам собой и в конечном счете свелся к тому, к чему он и должен был свестись: Покемон ненавязчиво предложил отправиться к нему домой.

Во время прогулки Соню не оставляла мысль, что за ними наблюдают. Она несколько раз тревожно оглядывалась, и это не осталось не замеченным ее кавалером.

– Что-нибудь не так? – наконец спросил он.

– Да нет, Коль, все нормально, – улыбнулась девушка. – Только давай побыстрее уедем отсюда.

Уже в такси Покемон вернулся к этой теме:

– С тобой кто-нибудь был?

– Давай об этом после поговорим, – уклонилась от вопроса Ленцова.

Они добрались до берлоги, которую арендовал Колька. Насколько успела заметить девушка, никаких сопровождающих за ней на сей раз не последовало.

Успокоившись, она сосредоточилась на предстоящем разговоре с Покемоном. Как только они зашли в комнату, девушка подошла к единственному окну и посмотрела на темный двор с явной тревогой.

– Слушай, Соня! Что ты все время озираешься? – поинтересовался молодой человек. – Проблемы есть?

– Даже не знаю, Коленька, как тебе сказать, – замялась путана.

– Говори, как есть – проще будет, – усаживаясь в кресло и доставая бутылку марочного вермута, объявил Николай.

– Кавалер у меня один есть, ну уж очень навязчивый. Денег у него – мешок. Вот он и думает, что ему можно все что угодно делать.

– Это от него ты сегодня сбежала? – выдвинул свою версию страхов девушки Покемон.

– Да, – прикинув в голове такой вариант байки, подтвердила Соня. – Затащил меня в казино, бросил, а сам уселся играть. Больно мне интересно, сколько он денег просадит!

– Поиграть любит? – сразу заинтересовался Николай.

– Жить без этого не может. Только виду никогда не подает.

– А давай мы его накажем на деньги? – азартно предложил Колька.

– Как мы это сумеем сделать? – чуть скептическим тоном спросила Соня.

– Ты, самое главное, познакомь меня с ним. Но только так, чтобы он ничего не заподозрил.

– Как же это состряпать?.. – как бы задумалась девушка. Наморщив очаровательный лобик, она поразмышляла несколько минут, а затем предложила Кольке такой план: – Если я вас познакомлю, то он точно что-нибудь заподозрит. Но я знаю, что он за моей спиной к одной знакомой нашей общей клеится. Я ее посвящать в детали не буду. Просто попрошу, чтобы она устроила как бы нечаянную встречу.

– Это будет клево! – согласился Покемон.

Договорившись о деталях, Николай разлил вино. Они выпили за знакомство. Болтая ни о чем, Соня постоянно возвращалась к своим мыслям. Больно уж гладко все получалось по сценарию, разработанному Корнеевым!

Между тем молодой человек все больше проявлял знаки настойчивого внимания. Его руки по-хозяйски гуляли по всему телу девушки. Соня откинула думки и потихоньку стала отвечать на его ласки. Вскоре одежда показалась им обоим лишней. Оперативно раздевшись, молодые люди сплелись в объятьях. Поцелуи становились более страстными. Коля нежно целовал упругие груди. Его губы сомкнулись вокруг розового соска. Соня откинула голову, издав тихий сладострастный стон. Ее руки блуждали по спине молодого человека. Николай бережно положил девушку на спину и лег сверху. Соня широко развела бедра и осторожно направила головку его члена, слегка придерживая его, чтобы молодой человек не ввел слишком резко: она чувствовала, что он весь горит от нетерпения. Но все получилось аккуратно, и Николай, возбужденно дыша, плавно задвигался. Закрыв глаза, Соня ему вторила, постепенно учащая ритм вместе с партнером. Он дернулся в последний раз и замер. Волна оргазма прошла по телам обоих. Поддавшись чувству, девушка скрестила ноги у него на спине и вжалась в молодого человека, до отказа погружая его член в свое лоно. Через несколько мгновений оба обмякли, совершенно опустошенные.

Николай лег на спину, и сняв использованный презерватив, бросил на газету у дивана. Предложил сигарету девушке, но Соня отказалась и, поднявшись, взяла со стола свою – легкую дамскую.

– Эх! Хапнуть бы миллион баксов и махнуть куда-нибудь на курорт, – вдруг мечтательно заявил Николай, глядя блестящим счастливым взглядом в потолок. – Ты как относишься к такой перспективе? – Задавая вопрос, он повернулся к девушке лицом и, уперев локоть в диван, положил на ладонь голову.

– Коль, а сколько денег тебе нужно для полного счастья? – неожиданно вспомнив великого комбинатора, спросила она.

– Много, – не задумываясь, ответил тот и сразу же спросил в свою очередь: – А ты знаешь, где их взять?

Девушка затянулась и не ответила на вопрос, продолжая молча наблюдать за парнем. Да он и не ожидал ответа.

– А как ты собираешься наказать на деньги моего зануду? – осторожно полюбопытствовала Соня. – Ограбить?

Покемон рассмеялся:

– Что ты, моя прелесть. Я закон без нужды не нарушаю. Поиграем немного в покер. Может, еще во что-нибудь. Сам все отдаст!

– А если не захочет?

– Есть знакомые на этот случай жизни, которые помогают чересчур жадным людям возвращать долги, – таинственно сказал Покемон.

– В бригаде состоишь? – усмехнувшись, туша окурок в пепельнице, поинтересовалась Соня у парня.

– На фиг надо! – горячо отозвался он. – Я сам себе начальник. Просто знаю, к кому обратиться в случае чего. Естественно, приходится отстегивать, не без этого. Ладно, леший с ними со всеми. – Покемон потянулся опять к девушке, и они вновь занялись поцелуями...

Утро следующего дня застало Соню в объятиях Покемона. Колька, почувствовав, что она проснулась, разлепил глаза и довольно улыбнулся. Он разлил остатки вчерашнего вина. Соня отказалась от предложенного стакана. Колян по-деловому быстро опорожнил обе порции и, прихватив чайник, отправился на кухню.

– Насчет вчерашнего разговора помнишь? – вернувшись, поинтересовался он у девушки.

– Я на память не жалуюсь, – ответила Соня.

– Ну и отлично! – ухмыльнулся парень, азартно потирая руки.

Выпив чашку кофе, девушка заторопилась домой. Они договорились встретиться вечером. Соня, провожаемая подозрительным взглядом рыжеволосой соседки, покинула квартиру.

На улице стояла чудная погода. Остатки снега еще виднелись в глухом дворе, но весна решительно делала свое дело, и все говорило о том, что последние грязные кучки исчезнут довольно скоро.

Выйдя из подворотни, Соня огляделась по сторонам и сразу же наткнулась взглядом на знакомую «БМВ».

«Черт бы их побрал!» – чуть ли не с ненавистью подумала девушка.

Решив положить этому конец, Ленцова тут же хотела позвонить Мишке и попросить его о встрече с Корнеевым. Она уже достала сотовый, как заметила еще одну странную вещь: ее наблюдатель сам стал объектом внимания. Только в отличие от нее он, по всей видимости, не догадывался об этом.

Мужчина, которого Соня впервые увидела в ЦУМе при встрече с Валерием, заботливо протирал стекло «семерки», не забывая поглядывать на свой объект.

«Скоро я по Тарасову не иначе как с целым эскортом передвигаться буду!» – усмехнулась про себя девушка. Почувствовав себя защищенной, она передумала звонить и убрала телефон.

Соня свернула за угол и вышла на пешеходный проспект. Несмотря на утро буднего дня, народу на нем было предостаточно. Кто-то спешил на работу, кто-то просто по своим делам.

На перекрестке девушка резко обернулась. Голова сопровождающего ее субъекта торчала над толпой. Но, поскольку его взгляд беспокойно метался из стороны в сторону, девушка догадалась, что он упустил ее из виду.

Неожиданно для самой себя Соня толкнула дверь ближайшего магазина и заскочила туда. Ей стало весело. Сквозь стекло витрины, давясь от смеха, наблюдала, как мечется он на улице.

Подождав, пока он пройдет вперед, Соня покинула укрытие и направилась в противоположную сторону. На Казачьей она остановила машину. Уже в квартире, приняв душ и позавтракав как следует, Соня вспомнила о своем желании позвонить Андрею Васину. Дома оказалась только Марина. Посвящать ее в дела Соне не хотелось, и все свелось к обычному женскому разговору.

День прошел, как обычно. Ближе к вечеру Соня позвонила своей подруге, которая должна была охмурить Родиона. Та весело сообщила ей, что пора готовить оставшуюся часть гонорара.

Девушка тут же перезвонила Покемону и назначила встречу. Она познакомила молодого человека с проституткой, и они договорились между собой, где им нужно встретиться.

После чего Соня решила нанести визит вежливости чете Васиных.

Высокий парень, преследующий ее последние два дня, куда-то подевался. Соня несколько раз пыталась проверить, ведется за ней наблюдение или нет, но так и не смогла установить.

Дверь открыла ей Марина.

– Привет, – немного удивленно посмотрела она на подругу.

– Мужчина твой дома? – спросила ее Ленцова.

– Нет, куда-то по делам ушел, – пропуская неожиданную гостью, ответила Марина, – а он тебе нужен?

– Хотела об одном человеке его расспросить. По-моему, он его должен знать, – объяснила цель своего визита хозяйке Соня. – Не знаешь, когда Андрей вернется?

– Он мне ничего не сказал, – пожала плечами жена Васина. И, спохватившись, добавила: – Да ты проходи, я тебя чаем напою!

– Я лучше позже к вам зайду, – отказалась Соня. – Если нетрудно, пусть мне позвонит.

– Хорошо, передам, – пообещала Марина, закрывая за ней дверь.

Соня села за руль и, поразмыслив, отправилась домой. Телефонный звонок застал девушку в дороге. Звонил Семин.

– Привет, красавица, как жизнь?

– Вроде нормально, – ответила Ленцова.

– Интересные новости для тебя есть, – сообщил Валерий Станиславович.

– Где встретимся? – сразу оживилась девушка.

Они договорились о месте, и Соня, развернув машину, направилась к центру города.

Семин загадочно смотрел на девушку, ожидая вопросов с ее стороны.

– Не томи душу, рассказывай, – наконец не выдержала она.

Загадочно улыбаясь, глава «Вердикта» выложил на стол несколько фотографий.

– Узнаешь?

На фотоснимках был не кто иной, как Корнеев Максим Семенович.

– Да, это он, – непонимающе глядя на любовника, ответила девушка.

– А тут?

– Ни фига себе!

На снимках красовался все тот же Корнеев, только в компании с Родионом Сиднюковым. Оба улыбались друг другу, пожимая руки.

– Когда их запечатлели? – внимательно разглядывая фотографию, поинтересовалась девушка.

– Вчера днем, – просто ответил мужчина.

– Что же это получается? – помешивая ложечкой в чашке давно растворившийся сахар, задумчиво протянула Соня.

– Это еще не все. Посмотри на этот снимок.

На следующей фотографии Родион о чем-то разговаривал с Андреем Васиным.

– Этот снимок тоже свежий, – прокомментировал Сонин приятель.

– Я только что к Андрею заезжала, – прошептала девушка, во все глаза глядя на фотографию.

– Разговаривала с парнем? – сразу спросил Валерий Станиславович, догадавшись, кого имеет в виду девушка.

– Нет. Андрея дома не было, а Марину я расспрашивать ни о чем не стала...

– Какие твои выводы? – после продолжительного молчания тихо спросил он задумавшуюся девушку.

– Если только один участник назревающих событий не посвящен во все детали, то есть очень большая вероятность, что его желают оставить крайним, – осторожно заметила девушка.

– У меня тоже такое ощущение.

– Что же делать? – заметно нервничая, спросила приятеля Соня.

Семин надолго задумался.

– Знать – значит быть защищенным, – наконец заявил он, продолжая размышлять. Затем, видимо, придя к какому-то решению, поднял глаза и серьезно посмотрел в лицо девушке.

– Соня, ты можешь от всего отказаться. Но я тебе предлагаю продолжить игру, только в определенный момент нам придется изменить в ней правила...

– Что же мне делать теперь?

– Ничего, – улыбнувшись, ответил Семин. – Продолжай строить из себя наивную дурочку, которая хочет заработать двадцать кусков. А я тем временем попытаюсь установить всю расстановку фигур на доске в предполагаемой партии. Да, тут и бандиты замешаны... Все, как положено!

– Бандиты?

– Сапинские. Парень, что пас тебя, – из их бригады.

– Знаешь, он куда-то сегодня делся!

– Он установил, что ты познакомилась с нужным им человеком?

– Утром он торчал напротив подворотни покемоновского дома. Естественно, видел, как я выходила оттуда.

– Ну вот и все, что им было нужно. Ты заглотила крючок – осталось только вовремя подсечь.

Девушка вновь погрузилась в свои мысли. Семин наблюдал за ней, сохраняя молчание.

– Ты знаешь, я не люблю сдаваться, – прямо глядя в глаза приятелю, наконец проговорила она.

Глава 14

Вечером следующего дня позвонила Сонина знакомая проститутка и объявила, что все прошло тип-топ. Родион тут же перестал интересоваться девушкой и полностью растворился в игре. Она, изобразив из себя оскорбленную невниманием кавалера невинность, тотчас испарилась. Соня пообещала ей отдать остаток причитающегося гонорара.

Буквально через несколько минут позвонил Корнеев.

– Соня?

– Да, это я, – ответила девушка.

– Как наши дела? – поинтересовался он.

– Все идет по плану. Родион сел играть с нашим человеком.

– Сколько ему потребуется времени, чтобы известный нам молодой человек залез в долги? Причем конкретно?

– Не знаю. Все будет зависеть от того, насколько он азартен.

– Поторопи каталу. Все нужно сделать в течение недели.

– Постараюсь. Кстати, пошли первые расходы... – девушка, как могла, старалась придерживаться роли жадной дурочки.

На другом конце связи произошла небольшая заминка.

– Сколько?

– Пятьсот долларов. – Соня специально накинула сотку сверху, поддерживая свою репутацию жадной девицы.

– Получишь у своего знакомого администратора. Я передам ему. Что-нибудь еще?

– Да нет вроде, пока ничего.

– Поторопи каталу, – напомнил Максим и положил трубку.

Потом позвонил Андрей Васин и попытался узнать, что нужно было от него девушке. Соня отделалась враньем: якобы видела его однокурсника в городе и хотела расспросить, известно ли что тому о нем.

Андрей ответил, что давно о нем ничего не слышал. Немного поболтав, Соня сослалась на занятость и прекратила разговор. И отключила аппарат. Пыталась себе представить, какую роль во всей этой истории может играть Андрей.

Судя по его голосу, он был несколько встревожен ее сегодняшним визитом к нему домой. У Сони на протяжении всего их недолгого разговора сохранялось ощущение, что он чего-то ждет от нее. Или же скорее всего другое: хочет что-то сказать и не может заставить себя.

Она отправилась на кухню и закурила сигарету. Неожиданно вспомнила день рождения Марины и разговор на кухне с Андреем.

Вранье мужу Марины всегда давалось тяжело. И тогда, предпочитая не врать, он просто ушел от ответа.

«Где-то через неделю позвонил Мишка, и произошла первая встреча с Корнеевым, – глубоко затягиваясь, подумала Соня. – Так сказать, разведка боем. Виолетту я нашла сама, – подумала путана о коллеге по профессии, которая должна была окрутить Родиона. – Понятное дело, что он шел у нее на поводу, если все это заранее было спланировано. А эта дуреха посчитала, что она неотразимая прима!»

В душе усмехнувшись наивности знакомой, Соня решила продолжить свой собственный анализ ситуации.

«Значит, Виолетта не при делах, – стряхивая пепел, сделала вывод девушка. – Остается Коля Покемон. Этот скорее всего в курсе происходящего».

Соня решительно набрала номер.

– Привет, – услышала она голос Николая.

– А! Соня! – Казалось, тот действительно рад звонку. – Давай увидимся вечером. Ты сможешь от своего лоха на сегодня отделаться?

– Постараюсь, – понимая, кого он имеет в виду, ответила девушка.

– Тогда попозже, часиков в десять, подгребай к «Садко». Знаешь, где это? Кутить будем! Я тебе за такой подарок обязательно должен поставить!

– Хорошо, я буду, – пообещала Соня, одновременно поглядев на часики. Стрелки на них показывали начало девятого.

Времени было предостаточно.

Соня решила повидаться с Михаилом под предлогом получения пятисот баксов.

– Да, – услышала девушка презентабельный голос Мишки.

– Здравствуй, родной, – проворковала девушка. – Ты мне ничего передать не желаешь?

– У тебя прямо нюх на деньги! – рассмеялся тот. – Только сейчас ушел хлыщ, оставил для тебя пятьсот баксов. Мне случайно за роль почтового ящика не причитается?

– Мишенька, ты же знаешь меня: человек я благодарный, – тотчас ответила девушка. – Через полчасика у тебя буду.

– Слушай, – замялся молодой человек. – Давай через полчасика, но только не у меня... – Пауза несколько затянулась. По всей видимости, парень думал, где бы назначить встречу.

– Может, в кафе напротив? – пришла на выручку Соня.

– Нет, давай лучше на свежем воздухе. В скверике за Крытым рынком. Пойдет?

– Что-нибудь случилось? – разыгрывая беспокойство, полюбопытствовала Соня.

– Да нет... – вновь замялся администратор.

– Давай через полчаса на аллейке, – решила поставить точку в разговоре девушка.

Она быстро собралась и вышла на улицу. Спустившись к центральной дороге, остановила частника и отправилась к Крытому рынку.

Михаил уже торчал на аллейке, оглядываясь по сторонам.

– Давай присядем на лавочку, – предложил он.

– Слушаю тебя. – Девушка опустилась рядом с молодым человеком.

– Соня, тебе не кажется, что последняя просьба Максима Семеновича насчет Покемона несколько странная?

– С чего ты так решил? – Соня решила не открывать карт сутенеру. Вся его забота на практике могла оказаться простой проверкой.

– Конечно, это твои дела, я совершенно не собираюсь в них лезть. Ты девочка довольно взрослая. Только помни, какой совет я тебе дал, когда ты покинула его номер.

– Спасибо, Миша, я очень серьезно к нему отнеслась, – честно ответила девушка.

Некоторое время они молчали: каждый думал о своем.

– Больше ты ничего не хочешь мне сказать? – осторожно спросил администратор.

Соня отрицательно покачала головой.

– На, тогда держи. – Он отсчитал деньги, предназначенные девушке. Вздохнул и поднялся.

– Подожди, – остановила его Ленцова.

Она протянула ему сотенную.

– Ты давно знаешь этого самого Покемона? – поинтересовалась она у молодого человека.

– Немного знаю, – присаживаясь вновь, тот внимательно посмотрел на путану.

– Что он за человек? – невольно оглядываясь по сторонам, поинтересовалась Соня.

– Довольно осторожный тип, но не шибко умный. У тебя какие-то дела с ним? – в свою очередь поинтересовался Миша.

– Да так, ничего серьезного, – стараясь говорить как можно беззаботнее, ответила девушка.

– У Максима Семеныча несерьезных дел не бывает, – покачав головой, тихо проговорил администратор.

– С ним это не связано, – соврала Ленцова.

– Смотри, дело твое, – вновь поднимаясь, негромко произнес молодой человек и, не оглядываясь, пошел по аллейке.

Соня смотрела ему вслед и решала про себя: насколько искренним был сейчас в состоявшемся между ними разговоре ее старый знакомый. Девушке хотелось задать ему еще множество вопросов, но она удержалась от этого шага.

Девушка поднялась и направилась по аллейке дальше. До встречи оставалось еще достаточно времени, и Соня не спешила.

Неторопливо прогуливаясь, девушка то и дело ловила на себе заинтересованные взгляды мужчин.

Народу на центральном пешеходном проспекте города, как всегда, было предостаточно. Она услышала звуки музыки и, повернув голову, увидела кучку зевак, столпившуюся у одинокого музыканта. Тот что-то пел о несчастной любви. Получалось у него хорошо, и Соня подошла поближе. Певец глядел поверх собравшейся около него толпы и негромким приятным голосом возвещал людям о несчастном рыбаке, влюбившемся в слепую девушку. Молоденькая девушка, еще совсем школьница, тихо сказала что-то на ухо обнимавшему ее парню. Тот покопался в кармане и кинул в открытую сумку музыканта пятирублевую монету.

Соне тоже вдруг захотелось дать ему что-нибудь, и она положила в сумку пятидесятирублевую купюру. Постояла еще немного и, когда закончилась следующая песня, не спеша отправилась дальше.

Свободное время невольно толкнуло ее на размышления о последних событиях собственной жизни.

Мысли путались, и девушка никак не могла привести их в порядок. Ясно пока было только одно: она приняла участие в скверном деле. Какая участь уготована непосредственно ей – вот что занимало Соню больше всего в настоящий момент.

Колька встретил ее у входа. При виде девушки на его физиономии расплылась широченная улыбка.

– Салют!

Смачно чмокнув ее в щеку, Носов вручил девушке небольшой футляр.

– Что это?

– Открой – увидишь.

Покемон сделал загадочное лицо.

Внутри футляра оказались небольшие женские часики. Надо признать, довольно изящные. Соня, полюбовавшись подарком, поцеловала Покемона в щеку.

– С чего такая щедрость?

– Я у твоего кавалера почти червонец выиграл! – радостно выпалил Колька. – Но главное не это!

– Пошли в кафе, там мне все и расскажешь, – предложила девушка.

– Сонь! А может, к черту это кафе?! Сейчас накупим всего и махнем ко мне? Там сами себе ресторан устроим! Заодно обстоятельно поговорим... у меня есть к тебе дело, – загадочно закончил он свой восторженный монолог.

Соне не хотелось тащиться к нему в коммуналку, но ради дела она согласилась.

Щедрость Покемона в этот вечер не знала границ. Основательно загруженный, с огромным пакетом, он никак не мог справиться с замком. Соне все же пришлось прийти на помощь и подержать покупки, чтобы они наконец смогли попасть в комнату.

Колька быстро накрыл на стол. Подняли бокал за удачу.

– Родя оказался очень азартным парнем, – восторженно глядя на путану, со смехом принялся рассказывать Николай. – Играл, пока наличка не кончилась! Потом в долг полез!..

Неожиданно лицо вдруг у Кольки стало серьезным.

– Слушай, Сонь! Этот, твой мужик – он кредитоспособный? И вообще, что он за человек?

– Вообще-то, да, – внимательно следя за собеседником, ответила девушка. – А тебе что-нибудь в его поведении показалось странным?

– Признаться – да. Конечно, он изрядно выпил, но я первый раз видел, чтобы люди просаживали деньги так беззаботно, как он. Если он такой полный лох – откуда у него бабки?

– Я слышала, что у него папаня очень крутой, – осторожно ответила девушка.

– Тогда все понятно, – облегченно вздохнул Колька. – Много у тебя таких знакомых? – заинтересованно спросил он, вновь наполняя бокалы.

«Азартный ты, Коля...» – усмехнулась Соня, а вслух сказала:

– Откуда такая роскошь. Был один, да и того ты разорить намереваешься.

Грустно вздохнула, но не выдержала и сама рассмеялась.

Покемон залился следом, привлекая к себе девушку. Он настойчиво стал искать ее губы. Соня ответила на его поцелуй, решив, что от постели ей все равно сегодня не отвертеться...

...Она ушла от Николая далеко за полночь. Молодой человек всячески уговаривал девушку остаться, но на этот раз Соня была непреклонна. Повздыхав, изрядно поддатый Покемон поплелся провожать Соню, не принимая от нее никаких отказов.

На следующее утро девушка проснулась поздно. Потянувшись, Соня долго не хотела вылезать из постели. Так и не решившись покинуть мягкое ложе, девушка принялась размышлять над вчерашним разговором с Николаем.

Соня, внимательно наблюдавшая за ним весь вечер, решила, что его так же используют вслепую. Но для чего весь этот спектакль?! Зачем Максим сказал ей, что после кражи картин она сможет позвонить отцу Родиона и обличить его? Если Сиднюков-младший все знает, то вообще непонятно, что происходит?! Или с ним самим ведут какую-то игру?!

– Голова может лопнуть от всей этой неразберихи, – пробормотала Соня и с решительным видом откинула одеяло.

Зазвонил телефон, и девушка взяла трубку. Звонил Семин.

– Соня, сиди дома и никому, кроме меня, не открывай!

Голос его был встревоженный.

– Что-то серьезное произошло?

– Сиди дома, никому не открывай и отключи телефон. Я когда подъеду к дому, посигналю два раза подряд.

И, не говоря больше ни слова, Валерий Станиславович положил трубку.

Девушка кинулась к входной двери. Проверив, надежно ли заперт замок, накинула цепочку. Зашторила все окна и, не зная, что еще предпринять, принялась мерить шагами комнату. Затем, спохватившись, бросилась в ванную и наскоро привела себя в порядок.

Немного успокоившись, устроилась в зале и принялась ждать.

Семина не было довольно долго. Только через час молодая женщина услышала, как за окном дважды просигналил автомобиль.

Соня осторожно отогнула занавеску и, убедившись, что приехал Семин, метнулась к входной двери.

– Соня, это я, открой, – услышала она знакомый голос. Щелкнул замок. Семин быстро вошел в квартиру.

– Что случилось?

– Сейчас все сама услышишь.

Семин тщательно закрыл за собой дверь и прошел в комнату. Достал из сумки портативный магнитофон и включил запись.

Сначала шло шипение и посторонние звуки. Затем Соня услышала отчетливый голос Родиона.

«– А если она в милицию стуканет? Что тогда?

– Не стуканет – не успеет, – послышался смешок. – Ты сам на нее стуканешь в случае чего.

– Я?!

– Конечно. Дескать, девка, завлекла меня к отцу домой, все комнаты обшмонала в поисках картин. Снотворным меня усыпила, слепки с ключа сделала. Ну, не так буквально. Конечно, я утрирую. Ты парень умный, сообразишь, как половчей все обставить.

– Ну и?

– Вот и пускай менты ее крутят, надрываются.

– А вдруг она им про тебя расскажет? Про то, как ты ее нанял?

– Ну и представь себе, каким бредом будет это выглядеть: неизвестный дядька платит ей за то, чтобы она наняла карточного шулера, чтобы затянуть тебя в долги и спровоцировать на кражу. Покемон всего расклада не знает, а она не законченная дура, чтобы его ему давать. Надеется срубить двадцать штук!

– Бывают же дуры на земле! – послышался голос третьего участника разговора.

– Ну а если милиция Покемона раскопает? – не отставал Родион.

– Ну и что?

– Как ну и что?!

– В лучшем случае он расскажет, что девка познакомила его с лохом, которого он честно, заметь, честно, обыграл на энную сумму денег. Покемон уже один раз парился на нарах и тянуть на себя статью не станет. И на этом все закончится. Ну, это все при самом плохом раскладе.

– Да что ты ссышь! Видишь, мы на все случаи жизни подстраховались! – вновь вмешался третий участник разговора. – А как дело сделаем, ты сразу пятьдесят штук чистоганом получишь! Ключи сделал?

– Да, – послышался голос Родиона.

– Ну и порядок, – заметил третий. – В субботу готовься на рыбалку, ха-ха! И чтоб от папани ни на шаг! – уже строго заметил тот же голос.

– А что, этой сучке действительно двадцать штук отвалите? – ревниво спросил Сиднюков.

– Ты что – больной? Кто же проституткам столько платит? Ха-ха! Если все нормально пройдет, она просто не нужна будет – вот и все. Сунется за деньгами – ей шею свернут. Но скорее всего и этого не будет.

– Ну а Васин?

– Главное, чтобы он с клиентом нас по-нормальному свел. Зачем ты его в это дело засунул? Теперь уж без него никуда – слишком много знает.

– Я не знал, как еще покупателя найти, – промямлил Родион.

– Ладно, что с ним делать, после всего решим. Давайте разбегаться».

Послышалось шипение пленки.

– Ну как тебе такой расклад? – спросил девушку Семин.

– Ты знаешь, я даже облегчение испытала, – неожиданно серьезно заявила та.

– Неизвестность замучила?

– Ага, – призналась Соня. – А то я просто голову сломала, пытаясь отгадать, зачем они всю эту галиматью затеяли.

– Но это еще далеко не все, – заметил Валерий Станиславович, загадочно глядя на девушку. – Есть еще и продолжение.

– У тебя, прямо как у фокусника из рукава, – сплошные сюрпризы!

– Ты мне сначала скажи, как ты думаешь, какая, по-твоему, роль отводится во всем этом деле Родиону?

– Второй голос принадлежит, по-моему, Максиму. А третий? – спросила вместо ответа Соня.

– Третий – это Сапин, собственной персоной. Ну так что?

Девушка задумалась, анализируя услышанное. Потом попросила прокрутить все сначала.

– Мне кажется, он тут далеко не главный участник, – осторожно заметила она. Подумала и добавила: – Если не сказать больше.

– Вот-вот, – заметил Семин. – Теперь слушай вторую часть. Это когда Родион покинул сборище.

«– Ну а что с ублюдком этим делать будем? – Голос принадлежал Сапе.

– А ничего с ним делать мы и не будем. С ним папаня сам все за нас сделает! Этот козленок думает, что картины мы продадим, – ответил ему Максим.

– А что мы с ними сделаем?

– Вернем владельцу. Конечно, не бесплатно.

– Ну... и сколько же он нам за них выложит?

– Гораздо больше, чем мы сможем получить с нелегальной продажи.

– Неплохо. Догадываюсь, зачем ты на самом деле затеял весь этот балаган!

– Конечно же, не для того, чтобы обезопасить этого дурачка! Он приговорен. Папаня, конечно, не даст ему на нары сесть. Но нужно, чтобы он обязательно поверил, что его собственный сын обставил. Вот для этого проститутка мне и нужна! Нам он может не поверить, тем более что Родион в глухой отказняк пойдет! А тут она звонит и свой расклад дает! Мол, проигрался в карты ваш сынок и стал людей искать, которые помогли бы ему у драгоценного родителя картины украсть. А поскольку он не заплатил, то решила она в праведном гневе накапать на него. Кстати, в случае чего можно и каталу подключить сюда.

– А если она не захочет?

– За бабки захочет! Тем более что она Родиона ненавидит.

– Ты что, в самом деле ей собираешься платить?!

– Нет, конечно. Так, мелочь кину для затравки. Остальное, мол, после реализации картин. Ну а потом – твоя забота. Константин Степанович явно захочет, чтобы свидетелей его позора не осталось.

Так вот, – продолжил Максим после небольшой паузы. – Наш депутатик опять решил к власти пробиться. А тут – скандальчик назревает! Да он жопу порвет, лишь бы все дело замять! Тут мы с него и слупим по полной программе! И плюс еще одно: станет народным избранником – считай, наш человек. Я как услышал от Родиона про то, как папаня их с проституткой ночью вытурил, так сразу понял, что такой шанс нельзя упускать! Этот молодой идиот сам себя накрыл! Он просто покой потерял от того, сколько бесполезных бабок, с его точки зрения, на стене висит. Ну и со мной поделился, вернее – с одним моим человеком. Ну а дальше – ты сам все знаешь!

– Ловко у тебя все получается! – похвалил его Сапа.

– Игра стоит свеч.

– Ну а если он ментам накапает?

– Не успеет. Не должен успеть. Ну а накапает, так мы сразу все дело и прекратим. Вернее, он же его и прекратит! Неожиданно вспомнит, что он ночью под кровать свои шедевры забросил! Ха-ха! Главное, когда полотна у нас будут, то условия мы диктовать будем! А чтоб нам их спокойно диктовать, нужен Родя на кукане, а через него и его папаня.

– Ладно, давай прощаться...»

На этом вторая часть записи закончилась.

– Ну как тебе их душевные излияния?

Семин, улыбаясь, посмотрел на девушку.

– Н-да, есть над чем задуматься. Впечатляет. Как твоим людям это удалось?

– Они же профессионалы, – пожал плечами Семин.

– Ну и куда мы теперь? В милицию?

– Зачем? – искренне удивился Валерий Станиславович. – С такими козырями на руках мы и сами сыграем! Кстати, помнишь, ты хотела небольшой цветочный магазинчик у себя на Саперной?

– Ты серьезно?!

– Вполне.

Соня задумалась.

– Что ты хочешь, чтобы я сделала?

– Продолжала играть и дальше.

– Скажи честно. – Девушка в упор смотрела на любовника. – У тебя заранее был интерес к Сиднюкову? Ты случаем...

– Нет, – понял недосказанное Семин. – Я решил, как и Максим, воспользоваться ситуацией. Только партию должен выиграть не он, а я.

– Ну что, продолжаем жить?

Оптимистично улыбнувшись, он приобнял девушку.

– Продолжаем, – думая о своем, тихо ответила Соня...

Глава 15

– Соня, зачем вы мне все это рассказали? – посмотрев на девушку тяжелым взглядом, спросил майор.

– Вы же хотели знать все – теперь вы знаете, – невинно ответила она.

– Хорошо, а где картины? – вернулся он к началу разговора.

– Картины там, где они и должны быть, – у Сиднюкова Константина Степановича. Если вы его спросите, как они к нему вернулись, – девушка усмехнулась, – ручаюсь, он скажет, что нашел их под кроватью. Или что-то в этом духе. Можете сейчас же позвонить ему!

Майор задумчиво смотрел на воду. В глазах у него застыло какое-то печально болезненное выражение.

– Олег Сергеевич! – спросила Соня. – Вам Сиднюкова Родиона жалко? Или кого?

– Мне жалко двух молодых людей, погибших в результате всей этой аферы! – кинув свирепый взгляд на девушку, прорычал старший следователь. – Жалко невинно пострадавшего Константина Степановича. Все это можно было предотвратить!

– Вы говорите, что вам их жалко... мне тоже. Но ведь вы сразу узнали про обоих, не так ли? Сначала про Васина, затем про Николая. Кстати, за несколько минут до гибели ему позвонили и вызвали на смерть. Вы же были там! Почему вы ничего не сделали, чтобы спасти его?!

Олег Сергеевич молча открыл рот и тут же закрыл его.

– А меня кто бы защитил?! – продолжала Соня, не отрывая от него не менее гневного взора. – Неужели вы думаете, что я долго прожила бы, не будь у меня Валеркиного прикрытия?! Один раз мы с вами чуть было не попали – хорошо, что в то время я им нужна была живая!

– Можно было бы мне все рассказать. Все, с самого начала! – упрямо продолжал следователь гнуть свое.

– И где бы я сейчас была? – грустно улыбнувшись, ответила девушка. – Представьте себе: по наводке Родиона вы арестовываете девицу, которая незадолго до кражи побывала у него в квартире... ну, в общем, все так, как он вам и преподнес. И дальше все получается по сценарию Корнеева. Только плюс еще и Валера резко забывает про меня. Догадайтесь сразу, кто бы остался крайним в этой ситуации?!

Соня вперила в Олега Сергеевича неожиданный для нее жесткий взгляд.

– Потом, – добавила она, все так же глядя ему прямо в глаза. – Откуда я знала, что вы не человек Корнеева? Мне нужно было время, чтобы в этом убедиться.

– Был бы я человек Корнеева, то вы были бы давно за решеткой!

– Как раз нет! Ведь у воров не было самого главного: картин! И они мучительно искали, кто же мог опередить их.

– То есть? – опешил Федоров.

– Так и не было. Вор застал пустые стены!

– Где же они были все это время?!

– Этого я вам не скажу!

– Я сам могу догадаться, кто все это провернул! И я это дело доведу до конца! – выпалил Федоров.

– Олег Сергеевич, чем вы недовольны? Убийца сидит в тюрьме. Ваше дело – упрятать его туда надолго, хотя я не уверена, что у вас это получится! За Родьку Сиднюкова заступятся, будьте уверены. Пока Константин Степанович нужен. Второе – картины у хозяина, а могли бы уйти в неизвестном направлении.

– Не все так гладко, красавица! – в упор глядя на девушку злыми глазами, отчеканил Федоров. – Родион не был убийцей, а вы помогли ему им стать.

– Неправда, – ответила ему девушка твердым взглядом. – Он уже был убийцей! В тот раз его отцу удалось все замять! Даже дело не возбудили! Помните, я вам рассказывала про девушку?! Насильников подослал он – все это прекрасно знали! Доведение человека до самоубийства – есть, по-моему, такая статья?!

– Есть, – смутился майор. – А те двое?!

– Да, – подняла печальные глаза Соня. – Андрюшу мне жалко... Но кто просил его шантажировать Родиона?! Да и не забывайте о том, что он сам мне готовил не лучшую участь. В тот вечер, когда я оторвалась от ваших сотрудников, я действительно поехала к Андрею и попыталась с ним объясниться. Я выдала ему все. Но он не стал говорить со мной откровенно. Прятал глаза, врал, что ничего не знает... мне пришлось уйти ни с чем.

– А Покемон? Не вы ли, девушка, дали Носову повод для шантажа Сиднюкова?!

– Возможно, – бесстрастно ответила Соня. – Но иначе Родиона никак нельзя было достать. К тому же он находился под вашим контролем! Или должен был находиться!

И вновь майор смутился.

– Да и, собственно, какое обвинение вы можете мне выдвинуть? То, что я всеми силами защищала свою жизнь?! То, что помогла вам посадить убийцу за решетку?! И могу помочь дальше...

– Ну а цветочный магазинчик? – напомнил майор.

– Кесарю – кесарево, – вздохнув, ответила девушка. – Не будь у Семина корысти, он вряд ли бы впутался бы во всю эту историю. Вы поймите, если бы он не повел это дело, Корнеев точно реализовал бы свой проект. Помните, когда он предложил мне всю операцию?

– Ну...

– Помните, он сказал, что может обойтись и без меня?

– В любом случае я знаю обо всех событиях с ваших слов. И я не уверен, что все рассказанное вами – правда.

– А вы подумайте, стала бы я вам что-либо в противном случае вообще рассказывать!

– Я подумаю, – поднимаясь, произнес Федоров. – Не говорю вам, что мы прощаемся.

– Олег Сергеевич, то, что я вам сейчас рассказала, – знаем только мы с вами, – глядя на следователя снизу вверх, сказала Соня. – И еще. Мне лично кажется, что вас ждут большие сюрпризы.

– Что вы имеете в виду?

– Пока я вам ничего не скажу, – покачала головой Соня. – Единственное... Все, что я вам рассказала, держите при себе. Хотя бы пока. Подумайте обо всем спокойно.

Махнув рукой, Федоров пошел прочь. На душе у него было паршиво.

«Лучше бы действительно она всего не рассказывала!» – неожиданно со злостью подумал он.

Немного успокоившись, он пришел к очень простой мысли: «А ведь ты злишься не на Ленцову, ты на себя злишься! Что тебя, старого сыщика, какая-то девчонка постоянно носом тыкала, как котенка слепого, а ты только зенки на ее чудную физиономию таращил, козел старый!»

Неожиданно он вспомнил, что забыл свой мобильник в машине.

Хлопнув за собой от души дверцей, он набрал номер Константина Степановича.

– Я вам все утро названиваю... ох! – услышал он больной голос Сиднюкова. – Олег Сергеевич! Мне нужно с вами срочно поговорить!

– Надо так надо! Мы всегда при исполнении! – усмехнувшись, ответил Федоров.

Выведя машину на центральную улицу, он вновь и вновь прокручивал в голове рассказ девушки, сопоставлял его с известными ему фактами. И все больше убеждался в одной мысли.

Сиднюков, бледный и осунувшийся, ходил из угла в угол и курил одну сигарету за другой.

– Год уже не курил, представляете? Врачи... – начал он объяснять, но запнулся, махнул рукой. – Олег Сергеевич, давайте все обсудим! Я нисколько не защищаю своего балбеса, но давайте обсудим, поговорим...

– Вы знаете, что кражу картин подстроил именно он? – в лоб спросил Константина Степановича следователь.

– Кража! Да не было никакой кражи! Картины за стенкой, вот здесь, лежали! Мальчишеская выходка, не больше! – Сиднюков метнулся в комнату и показал место, где якобы были спрятаны картины.

– Ну, сам он этого сделать никак не мог, – спокойно возразил следователь. – Ведь он все время с вами был.

– Сам не сам – какая разница! Главное, кражи никакой не было!

– Ну а два убийства? Попытка третьего?

– Вот об этом я и хотел с вами поговорить. Дело ведете вы...

– Вы знаете, Константин Степанович, я, наверное, попрошу, чтобы сняли меня с этого дела, – неожиданно для себя сказал Федоров. – Сердечко что-то пошаливает. Эмоций в последнее время много отрицательных. Возраст, знаете, свое берет...

– Что вы этим хотите сказать? – насторожился Сиднюков. – Если мы с вами сможем решить вопрос по-деловому, без дураков...

Он не докончил фразу, выразительно глядя на старшего следователя.

– Наверное, вы будете решать его уже с другим следователем. С вашими связями это, наверное, не составит проблемы.

– Вы действительно хотите передать дело кому-то другому?

– Попробую сослаться на здоровье, – криво усмехнувшись, ответил Федоров. – Я в принципе пришел к вам только затем, чтобы сказать...

– Я вам посодействую в вашем желании, – не слушая его, перебил экс-депутат. – Можете смело идти к начальству.

Старший следователь запнулся на полуслове.

– Буду благодарен, – усмехнувшись, он направился к двери. – Адвоката уже нашли? – неожиданно остановившись, поинтересовался Федоров.

– Да, очень опытный, фирма очень солидная. «Вердикт» называется. Слышали про такую?

Ничего не ответив, усмехнувшись еще раз, Олег Сергеевич закрыл за собой дверь.

«Что я собирался ему сказать? – грустно качая головой, думал он. – Что его сын подлец, каких мало? Так он и сам это прекрасно знает!»

Федоров завел свою «тройку» и влился в общий поток машин. До управления он добрался быстро.

– Привет, – поздоровался с ним дежурный, усатый майор его лет. – Сергеич, тебя искали!

Он показал глазами наверх, давая понять, кто его искал.

– Угу, – буркнул старший следователь и прямиком направился в кабинет начальства.

– Ну, что? Можно поздравить с успехом? – пожимая подчиненному руку, поинтересовался полковник.

– Какая тут радость, – поморщился Олег Сергеевич.

– Что такое, здоровье барахлит? – участливо спросил Рудаков, внимательно следя за майором.

– Да, что-то сердечко пошаливает.

– Ну, передавай дело обратно Кузнецову, он доведет его до ума. А ты можешь гулять свой законный отпуск!

Федоров пристально посмотрел на полковника.

– Ты же об этом хотел просить, не так ли?

– Да, – пряча глаза от начальника, подтвердил Олег Сергеевич.

Полковник вышел из-за стола и по многолетней привычке проверил, плотно ли закрыта дверь.

– Олег, что с тобой? Мне только что позвонили с самого верха и попросили... что все это значит?

– Андрей Борисович, поверьте, я сделал все, что мог. Просто, если честно, хочется отдохнуть.

– Ну что ж, отдыхай, – полковник посверлил взглядом подчиненного и сам устало вздохнул. – Я бы тоже отдохнул... только, смотри, без самодеятельности в отпуске. Никаких там частных расследований!

– Угу, – буркнул под нос Федоров.

– Не «угу», а... смотри у меня! Ладно, иди. И не забудь в отпуске про свой юбилей!

Вздохнув с облегчением, Федоров пошел к себе в кабинет.

«Черта с два никаких расследований!» – неожиданно весело подумал он.

Позвонив в дежурку, он попросил доставить Родиона Сиднюкова на допрос через десять минут.

Когда того ввели, майор не без удовольствия заметил, что от спесивого вида молодого прощелыги не осталось и следа.

– Вы свободны. Можете снять с него наручники, – дал он распоряжение конвойному. Тот молча выполнил требуемое и удалился, оставив их наедине.

– Ты видишь, на столе нет протокола, – медленно проговорил следователь, поднимая на Сиднюкова-младшего тяжелый взгляд. – Беседовать мы будем в частном порядке.

Тот угрюмо отвернулся в сторону и буркнул:

– Без своего адвоката я ни с кем разговаривать не буду.

– А ты знаешь: я сдаю твое дело сегодня. Полчаса назад я с твоим отцом беседовал. Хотел ему посоветовать, как вытащить тебя отсюда быстрее...

Молодой человек поднял глаза на старшего следователя. В них явственно читалась заинтересованность и еще то, что и ожидал увидеть Федоров: вновь стала пробивать ростки сытая уверенность в том, что все это сойдет ему с рук.

«Теперь этот майор, который загнал меня сюда, будет сам же стараться вытащить отсюда. Потому что ему хорошо заплатили!» – читалось в его взгляде открытым текстом.

– Нет, ты неправильно меня понял, – недобро усмехнулся Федоров, и под этой усмешкой растаяли у Родиона все надежды на счастливый конец.

– Я постараюсь, чтобы на воле тебя встретили сапинские бойцы. Помнишь его последний привет к тебе?

– Чего вы от меня хотите?! – Это уже был крик отчаяния зажатого в угол зверька.

– Хочу, чтобы ты ответил на ряд моих вопросов.

– Спрашивайте. Только подписывать я ничего не буду.

– А я и писать ничего не буду.

Они помолчали, глядя друг на друга.

– Это твоя идея была подставить Соню или тебе ее кто подсказал?

Молодой человек молчал, напряженно соображая. Следователь видел, как бегал его взгляд.

– Кто? Корнеев, Сапин или... или Семин? Отвечай!

– Корнеев, – шепотом проговорил он.

– Расскажи подробно, как произошел ваш разговор, как вы с ним познакомились. Короче, все, что имеет отношение к данному делу.

– После того, как проститутка мне сказала, что картины стоят больше ста штук баксов, я задумался, – осторожно произнося каждое слово, начал рассказывать Родион...

Глава 16

Родион сидел у себя за столом, обхватив руками голову. Дела шли хуже некуда, кафе почти не давало прибыли. Клиенты стали заглядывать все реже и реже. Даже заядлые алкаши перестали забегать. Несмотря на то что место было довольно бойкое.

Нужны были деньги – и срочно.

«Где же взять денег?» – только одна мысль свербила голову Сиднюкова-младшего.

В раздражении Родион крикнул в дверь:

– Вера!

Девушка просунула испуганное личико:

– Что, Родион Константинович?

– Сколько денег в кассе?

– Сейчас узнаю, – пискнула та и скрылась с глаз долой.

– Четыреста пятнадцать рублей, – доложила она через пару минут.

– И это вся выручка за день?!

– Я-то тут при чем, Родион Константинович? Клиенты не заходят.

– Свободна, – сквозь зубы процедил тот.

Вера от греха подальше закрыла дверь.

Молодой человек встал и заметался из угла в угол.

«Продать его к чертовой матери! – думал он со злостью о своем заведении. И тут же отвергал собственную мысль. – Отец поедом съест. Опять с моралями полезет – работать не хочешь, бабы одни на уме! Когда я последний раз свежую телку трахал!»

Невольно мысли вернулись к Ленцовой.

«Сучка! Провести меня хотела. Наверное, думала: первый раз бесплатно дам, а затем буду из него деньги тянуть. Коза драная! Нашла идиота!

Стоп! А что она про папанины картины говорила?» – неожиданно подумал он, аж останавливаясь от внезапно пришедшей в голову мысли.

Он присел за стол и принялся напряженно размышлять.

«Черт возьми! Целый клад на стенке висит, пыль собирает! Это сколько же деньжищ! Пусть не за сто пятьдесят, хотя бы за сто тысяч продать! Только старик и думать об этом не захочет!»

Неожиданно вспомнился их разговор с Андреем Васиным, произошедший буквально накануне. Они случайно столкнулись на улице. Обычное: «Привет, как жизнь?» Приятелями они никогда не были. Родион даже не помнил, откуда он его знал. Через какую-то подругу... А! Да, через ту стерву, которая хотела его на себе женить! Шалава!

– Чем занимаешься? – по-барски поглядывая на невзрачно одетого невысокого паренька, поинтересовался Родион.

– Искусством и всем, что связано с ним.

– Где это ты им занимаешься? Открытками торгуешь?

– Зачем? – немного обиженно ответил тот. – В Музее Радищева работаю. И так, иногда по коммерции...

– Что за коммерция? – все тем же покровительственным тоном осведомился Родион.

– Ну, сейчас многие интересуются предметами старины. Раритеты собирают, – сделав загадочную мину, ответил тот.

– Ладно, пока.

Решив, что затягивать ненужный разговор не стоит, Родион распрощался с ним.

«Черт! Нужно было спросить у него, действительно ли отцовское старье столько стоит! Может, сучка эта наврала все!»

Родион достал сигарету и, закурив, выкинул мысли о картинах из головы на время.

Вернулся он к ним через пару дней, когда в разговоре с приятелем пожаловался, что кафе стало плохо на жизнь давать. Вспомнились отцовские картины. Тот, услышав о них, заинтересовался и пообещал свести с интересным человеком. Им и оказался Максим Семенович. Он-то и посоветовал Родиону выкрасть картины у отца. Сначала вроде бы смехом. Потом уже серьезно. Он же и предложил сделать крайней во всей этой истории Ленцову.

* * *

Выслушав его, майор задумался. Через некоторое время он спросил:

– А с Андреем Васиным о картинах ты говорил до того, как познакомился с Корнеевым?

– Нет, уже после. Когда он мне предложил пятьдесят штук баксов, я посчитал, что этого мало, – ответил Родион. – Максим Семенович сказал, что ворованные дороже не продашь. Ну я и вспомнил тот разговор на улице. Думал, может, Васин найдет клиента побогаче? Он вроде действительно кого-то нашел. Ну, я Максиму сказал, он захотел с ним сам познакомиться и поговорить. Я их и свел.

Последние части мозаики-головоломки вставали на свои места.

Следователь вызвал конвойного. Арестованного увели.

Остаток рабочего дня ушел на то, чтобы передать дело Кузнецову. Уже ближе к вечеру Федоров вышел на улицу и вздохнул полной грудью весенний воздух, показавшийся необыкновенно чистым и свежим.

Дома Федоров скинул с себя верхнюю одежду и повалился на диван. Думать ни о чем не хотелось, но мысли сами по себе ползли в голову. Неожиданно он принял решение и, резко поднявшись, набрал номер Сони Ленцовой:

– Да? – услышал он в трубке мелодичный голос.

– Соня, я дело передал другому следователю. Тому, что вел его раньше, – неожиданно для себя сказал он и замолчал. Потом добавил: – Вообще, я в отпуске с сегодняшнего дня. – И отключил трубку.

Минут десять Олег Сергеевич таращился в телевизор, наблюдая, как два человека какой-то азиатской национальности с завидным терпением посредством рук и ног пытаются выколотить друг из друга душу. Наконец, одному из них это удалось. Его противник, поверженный по всем статьям, застыл на тротуаре, уже не пытаясь подняться. Но тут, словно чертик из табакерки, неизвестно откуда появились еще четверо, и все началось снова.

Олег Сергеевич переключил канал.

Длинноногая мисс, белозубо скалясь улыбкой опытной обольстительницы, приникла к груди обалдевшего от такого счастья парня. Еще секунда – и ее губы вопьются в уста вконец разомлевшего красавца.

Федоров еще раз нажал кнопку пульта.

И в это время запиликал телефон. Федоров выключил телевизор и взял трубку.

– Олег Сергеевич? – услышал он знакомый женский голос. – Это Соня Ленцова.

– Ты мне хочешь еще что-то сказать?

– Не по телефону. Можно, я приеду к вам? Ведь вы один живете?

– Приезжай. Адрес надо говорить?

– Не нужно. Через полчаса я у вас буду. Договорились?

– Хорошо, – хрипловатым голосом ответил Федоров.

Он быстро привел квартиру в порядок. Затем поставил чайник. Через минуту сам же его выключил. Потом рассмеялся, махнул рукой и отправился в комнату смотреть телевизор.

Включил новости. Комментатор объявил, что настала очередь прогноза погоды, когда в дверь позвонили.

На пороге стояла Соня.

– Можно? – немного робко спросила она.

– Да, проходи, – улыбнувшись ей, майор отступил в глубину коридора. – Извини за беспорядок, все некогда уборкой заняться...

– Я пирог принесла. – Девушка протянула сверток хозяину квартиры. – Правда, я не сама пекла... и вот еще, раз вы в отпуске, то я подумала, может... вермута...

– Правильно подумала! – Приняв бутылку, хозяин квартиры прошел на кухню, приглашая за собой гостью.

Порылся в холодильнике и извлек из его недр немудреную закуску. Они быстренько вдвоем собрали на стол.

– За что выпьем?

– Давайте за ваш отпуск, – предложила гостья.

Они выпили, закусили.

– Олег Сергеевич, а вы ведь знали, что я приеду, – неожиданно заявила девушка.

– Ну, скажем лучше – предполагал.

Неожиданно став серьезным, он задал вопрос:

– Соня, скажи честно, не ты придумала всю эту махинацию?

Девушка рассмеялась своим серебристым смехом.

– Нет, не подумай. Я это дело передал. Действительно. И ты мне глубоко симпатичный человек. Если не хочешь говорить – не отвечай.

– Честное слово, нет, – глядя ему прямо в глаза, ответила девушка.

– А ведь ты мне историю про кассету утром не просто так рассказала, – чуть улыбаясь, проговорил Олег Сергеевич.

– Отчасти из-за того, чтобы облегчить душу, отчасти...

– Из-за желания подстраховаться, – закончил за нее Федоров.

– Да, отчасти из-за этого, – подумав, подтвердила Ленцова.

– Знаешь, чего у меня в берлоге сидеть? Пойдем погуляем на набережную. Вино с собой захватим и где-нибудь в кафе допьем? – неожиданно предложил Федоров.

– Пойдемте, – просто согласилась девушка.

Они упаковали нехитрую снедь и вышли из подъезда. Под завистливые взгляды мужчин они прошли с Соней по дворику и свернули вниз, к Волге.

Люди, не торопясь, прогуливались вдоль воды, останавливаясь, чтобы посмотреть, как ловкие рыбаки вытаскивают очередную рыбешку.

Они расположились за пластмассовым столиком в летнем кафе. Официант покривился, когда они достали свою бутылку. Собирался что-то сказать, но Соня быстренько решила этот вопрос, взяв у него пару салатов.

– Соня, когда вы почувствовали, что за всем этим стоит ваш приятель? Я имею в виду Семина, – пояснил на всякий случай старший следователь.

– Не сразу. Вернее, мысли у меня такие были, поскольку вся эта история началась с него – с его просьбы зацепить Родиона. Потом уж больно азартно он подхватил идею поучаствовать в их игре. И третье – ему единственному, кому по-настоящему как кость в горле был Сиднюков. Даже дело не в клиенте и его фирме. Есть еще области, где их интересы серьезно пересекаются. А Валера не из тех людей, которые любят уступать.

– Но как ни блестяще он просчитал комбинацию, пара козырей оказалась и у меня в руках, – лукаво улыбнувшись, заявила девушка. – Но я на него не в обиде: если бы не Родион, то ничего бы не было. Возможно, он нашел бы другой вариант добраться до его отца, не знаю. Во всяком случае каждый получил свое.

– Я сегодня допрашивал Сиднюкова. Он мне рассказал, как столкнулся якобы случайно с Андреем Васиным.

– Может, это действительно была случайность, может – нет. Теперь остается только гадать. Вы знаете, Олег Сергеевич, не надо думать, что Валера нанимал людей, активно готовил все это. Нет. – Девушка покачала головой. – Просто он просчитал ситуацию и воспользовался ею в своих интересах. Он вычислил, что Сиднюков захочет наложить руки на отцовское добро. Оставалось только ждать и следить за событиями. А желающие помочь Родиону нашлись сами.

– Не уверен, что это именно так, – ответил следователь и неожиданно спросил: – Ты знаешь, почему я сегодня решил сдать дело? Даже попросил помощи в этом у господина Сиднюкова.

– Почему?

– Не люблю быть пешкой в чьей-то игре.

– Я тоже, – тихо отозвалась девушка.

– Ну а насчет магазинчика?

– С этим все в порядке. Семину он обошелся как раз в двадцать тысяч долларов.

– Ты знаешь, когда он прокололся?

Олег Сергеевич разлил остатки вина в стакан, ожидая реакции девушки.

– Когда?

– Я же вел его от твоего дома: тогда, после бокса с бандитами. Он заехал в «Стрелу», магазин Родиона. Видимо, что-то пошло не по его плану, и он решил действовать напрямую. Но Родиона он не застал и отправился искать его в другом месте. До меня это сегодня дошло, после нашего утреннего разговора.

– Подозревать, что он затевает что-то, я начала давно, – подхватила Соня. – Ну а когда сказал про магазинчик, я чуть не рассмеялась: стало ясно, по чьей подсказке Корнеев решил завертеть карусель. Я сделала вид, что иду у него на поводу, но потом сама начала участвовать в игре. Между прочим – на вашей стороне.

– Ты про звонки? Да, действительно, очень своевременные.

– Звонила, правда, не я. Звонила Виолетта. Помните мою подружку, которая якобы охмуряла Родиона?

– А та кассета, про которую ты мне утром говорила?

– У меня есть копия, и, если вы мне дадите слово, что не будете ее использовать без нужды...

– Мне это незачем, – спокойно ответил Федоров. – Пока, по крайней мере.

– Пусть тогда она побудет у меня, – подумав, решила девушка. – Просто знайте, что копия у меня есть. Послышались оживленные голоса, и на терраску, на которой располагалось кафе, вошли две пары.

– Все хорошо, если бы не два убийства, – вспомнив, задумчиво проговорил старший следователь.

– Вы их целиком и полностью можете отнести на совесть Сапина и Родиона.

– Хватит о делах, пойдем лучше я тебя провожу. Где удобнее поймать машину? – решительно поднимаясь, проговорил майор.

– А может, еще немного у воды постоим? – попросила девушка. – Мне с вами так спокойно. Только давайте не будем больше ни о чем криминальном говорить.

– Хорошо, – согласился Федоров, и они отправились вниз, к берегу Волги.

Глава 17

– Да, затейливая история! – покачал головой Валентин Петрович.

Командир отряда спецназовцев поддержал его.

– Ну а чем все это закончилось?

– Не знаю, – честно сказал юбиляр. – Я же в отпуске гуляю.

– Ладно тебе, колись до конца. В жизни не поверю, чтобы ты успокоился.

– Ну, конечно, кое-что я накопал. Проверил ту историю из студенческой жизни Ленцовой. Зашел в институт, где она училась, побеседовал с преподавателями. Оказалось, все сущая правда. Ну и попутно разыскал Корнеева, побеседовал с ним в частном порядке. Оказывается, они с Семиным давние знакомые.

– Позволь, а зачем они к себе в компанию Сапу вклеили? Уж он никак не их поля ягодка!

– Самое смешное: его сам Родион подтянул! Ну, а поскольку он стал в курсе всех дел, пришлось уже с ним считаться. Но тоже до поры до времени. Он им в политических играх – как собаке пятая нога. Ведь по-настоящему картины красть никто не собирался. Да и делиться с Сапой тоже не было никаких намерений. Ведь они прекрасно знали его репутацию. Потому-то Семин и задергался, когда бандиты Сапы стали активно участвовать в событиях. Он почуял, что может кровь пролиться, а ему это совсем не с руки. Ведь Валерий Станиславович из породы чистоделов. Положение обязывает!

– Кстати, а зачем он в кафе к Сиднюкову-младшему тогда поехал? Ну, когда вы у него на хвосте висели. Я так понял, лично контачить ни с ним, ни с Сапой он не должен был. Только с Корнеевым?

– Да он и искал, по всей видимости, Корнеева. Может, он в это время там должен был быть. Иначе почему он в кабинет Родиона не прошел? А может, просто хотел узнать, как давно Сиднюков заведение покинул? Честно говоря, черт его знает! Доведется, – усмехнулся Олег Сергеевич, – спрошу при случае.

– Ну а девица эта какова! Ты ее видел после вашей прогулки на набережной?

– Нет, не видел, – улыбнувшись загадочно, ответил Федоров. – Да, новую порцию шашлыка не пора закладывать? – Видит бог – пора, – поддакнул хозяину дачи Валентин Петрович.

Виктор взялся нанизывать мясо на шампуры. Именинник с полковником налоговой полиции отправились к костру, по-хозяйски расшурудили догорающие поленья.

Юбиляр украдкой бросил взгляд на часы и улыбнулся уголками губ чему-то своему.

За забором вновь послышался взрыв веселья, магнитофон заиграл опять громко. Потом музыку выключили совсем.

– Слушай! А как эта твоя Соня организовала тебе встречу с Барсуком? Да еще туда и Сиднюкова умудрилась направить?

– Ты знаешь, я по запарке сам забыл об этом спросить, – честно признался Олег Сергеевич.

– А ты, часом, не байку нам рассказал? – подозрительно поглядывая на друга, спросил Валентин Петрович.

– Уж больно вы расписали эту девушку, Олег Сергеевич! – присоединился к нему Виктор. – Хоть бы одним глазом на такое диво поглядеть!

В это время из-за поворота вырулила вишневая «девятка» и остановилась чуть дальше калитки. Федоров посмотрел на часы и вновь улыбнулся своим мыслям.

– Одну секунду...

Он направился к калитке и вскоре вернулся с красивой русоволосой девушкой.

– Представляю! Мою очаровательную гостью зовут Соня! Посмотрев на своих друзей, майор не выдержал и рассмеялся...


home | my bookshelf | | Куклы на ниточке |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 3.8 из 5



Оцените эту книгу