Book: Месть однокла$$ника



Месть однокла$$ника

Михаил Серегин

Месть однокла$$ника

1

Дождь ливанул внезапно, и так, что, казалось, впереди сплошная стена воды. Оглушительно грохотал гром. От его раскатов вздрагивала земля, а вспышки молнии, следовавшие за громовыми раскатами, буквально ослепляли, дополняя ощущение наступления библейского конца света. Лиза Конева почувствовала, что за мгновения с начала этого катаклизма успела промокнуть насквозь. Выругавшись, она с тоской подумала, что зря пренебрегла советом мужа не бегать сегодня по парку. Ну, подумаешь, на небе была пара тучек. От парка до дома два шага. Она решила, что успеет до дождя. Это не в ее правилах – менять свои привычки, а слова мужа только раззадорили. В голове тогда мелькнула мысль, что ему-то самому не надо следить за внешностью двадцать четыре часа в сутки, отказывать себе во многом ради сохранения идеальной фигуры. Ей тридцать пять, и она собиралась хорошо выглядеть, по крайней мере, до шестидесяти. А для этого пойдут любые средства – спорт, диеты, процедуры и, как последний рубеж обороны, пластические операции. Деньги на это были, поэтому она не видела препятствий, которые смогут ее остановить на пути к красоте. Ни шагу назад.

Благодаря ливню парк мгновенно обезлюдел. Те немногие, кто шли на работу к девяти часам, бросились бежать, прикрываясь кто пакетом, кто папкой. Бедолаги полагали, что это им как-то поможет. Лиза осталась в гордом одиночестве. У нее не нашлось чем прикрыться. Со спортивного костюма ручейками стекала вода. В дорогих кроссовках хлюпало. Стиснув зубы от бессильной ярости перед лицом капризов матери-природы, Лиза решила, что бежать уже бесполезно. Сильнее промокнуть ей не удалось бы при всем желании, но вот поскользнуться и растянуться в грязной луже не хотелось. Поэтому она спокойно пошла по направлению к дому, придумывая на ходу, как отбить у мужа охоту подкалывать ее за возвращение в таком виде.

Пересекая длинную парковую аллею, она боковым зрением увидела мужчину, который зачем-то лазил между деревьями. Прятаться под деревом в такой ливень и при такой грозе было верхом идиотизма. Лиза, не сбавляя шагу, повернула голову, чтобы рассмотреть его, и увидела, как тот идет к ней. В душе появилась уверенность, что ее в лучшем случае собираются ограбить. Это читалось в движениях. Он решительно шел не куда-то, а именно к ней. Вряд ли незнакомец желал справиться о времени или хотел спросить о том, как пройти в библиотеку в такую погоду. Он был одет в джинсы и ветровку с капюшоном. Все, естественно, промокшее. Дождь мешал разглядеть детали. Мгновением позже Лиза поняла, что лицо мужчины скрывает маска с прорезями для глаз. Незнакомец то ли поправлял ее, то ли прикрывал от хлеставшей с неба воды лицо, изучая свою жертву. Она предвидела нечто подобное, посещала курсы самообороны, но, несмотря на это, все равно испытывала страх. Одно дело отрабатывать приемы с инструктором и бравировать перед подругами тем, какая она крутая и никого не боится. Совсем другое – столкнуться с реальным психом в безлюдном месте. Всегда кажется, что беда случится с кем-то другим, а ты все контролируешь и не попадешься. Стараясь не паниковать, Лиза прибавила шагу. Кричать было бесполезно. Ливень заглушал все остальные звуки. Враждебный взгляд сверлил спину. Она чувствовала, что неизвестный ее преследует. Шаг, другой... Пальцы судорожно расстегивали молнию на барсетке, висевшей у нее на поясе. Пальцы не слушались, скользили. Время нереально замедлялось. Она двигалась, словно во сне. И вот в следующую секунду частое чавканье его шагов раздалось совсем рядом. Тут же расстегнулась заклинившая молния. Быстро сунув руку в барсетку, Лиза схватила электрошокер и резко развернулась к незнакомцу. Мужчина с разбегу налетел на нее. Защищаясь, Лиза выбросила вперед руку с электрошокером, иступленно давя на кнопку. Она не поняла, ударило ли нападавшего, но ее саму тряхануло не слабо. Все чертов дождь. Рука отнялась до плеча. В глазах потемнело. Она чувствовала, как падает на спину. Вода заливала глаза. Незнакомец навалился сверху. Его сильные пальцы стиснули ей горло. Размытый силуэт мужской фигуры заслонил свет. Вместо лица – черный провал, обрамленный капюшоном.

– Нет! Ты не представляешь, с кем связался! Ты пожалеешь! – прохрипела задыхавшаяся Лиза, отчаянно сопротивляясь, – тебя прикончат! – Она не понимала сама, что несет, и уже не могла контролировать свой страх. От дождевой воды в глазах весь мир вокруг расплывался, как на картинах сюрреалистов. Вода лезла в рот, в нос. Лиза попыталась разжать руки нападавшего, но ясно осознала – силы слишком не равны. На ее скользящие удары он даже не обращал внимания. Биение ее собственного сердца заглушало шум дождя, а свистящее дыхание напоминало звук ветра в пустыне. В барсетке лежал еще газовый баллончик. Из последних сил она протиснула к барсетке руку, вытащила баллончик, однако воспользоваться не успела. Преступник понял ее замысел и перехватил руку с баллончиком. Вместе с этим ему пришлось ослабить хватку на горле и оказаться в более невыгодном положении, чем прежде. Лизе удалось судорожно вздохнуть. В ней словно открылось второе дыхание. Дернувшись со всей силы, она чуть повернулась. Ее ноги елозили по грязи, ища опору. Удерживая ее за горло и руку, незнакомец чуть привстал и тут же получил коленом между ног. Второй свободной рукой Лиза атаковала его глаза. Страшно заорав от боли, нападавший отпустил горло и схватил вторую руку жертвы. Лиза дала ему коленом пинка под зад, извернулась и свалила незнакомца в лужу, что была справа от них. Громко крича и лягаясь, она вырвалась, отползла, поднялась на дрожавшие от напряжения ноги, увидела, что убийца снова настигает, и, не раздумывая, выпустила в него весь газ из баллончика. Он скрючился. Можно было спасаться. Появился шанс. Однако ей удалось сделать только шаг, а дальше в лодыжку правой ноги вцепилась пятерня нападавшего. Лиза ударила другой ногой, не глядя назад, рывком высвободила лодыжку и побежала. Дождь хлестал в лицо. Воздух, свободно проходящий в ее легкие, обжигал и заставлял кашлять. Ноги скользили на грунтовой дорожке. Она кинулась к бреши в ограде парка, оказавшись на другой стороне, обернулась и увидела, что маньяк не сдается. Он бежал следом. В руке блестел нож. Видно, сначала хотел уладить дело без крови, а теперь собирался ее искромсать. Лиза бешено рванулась через заросли к проезжей части. В голове билась мысль: «Только бы выбраться на дорогу». Сзади затрещали сухие ветки. Лиза прыжком преодолела оставшееся расстояние и выскочила на асфальт прямо перед грузовой «Газелью». Завизжали тормоза. Грузовик повело юзом. Только отличная реакция и быстрота спасли ее от смерти. Лиза проскочила прямо перед самым носом машины, затем поскользнулась на спуске противоположной обочины и кувырком слетела вниз, очутившись на газоне, который располагался в северной части двора перед их домом. Ей чудилось, что вот-вот убийца прыгнет на нее и довершит начатое. Подскочив, она стала дико озираться, но его нигде не было.

– Придурочная! – прокричал ей водитель «Газели» с дороги, и машина сорвалась с места.

Лиза чувствовала, как немеют и отказываются служить конечности. Все ее тело превратилось в эдакий ватный мешок. На лице и шее кровоточили ссадины от веток, сквозь которые она продиралась. Выпрямившись, она попятилась к дому, потом развернулась и побежала. Ее водило из стороны в сторону, точно пьяную. Влетев на крыльцо, она дрожащими руками достала ключи, оглядываясь, открыла дверь, нырнула в подъезд и, не чуя под собой ног, взлетела на третий этаж. Лиза стала открывать замки и вздрогнула от звука хлопнувшей подъездной двери. Она решила, что это он – убийца. Не помня себя от страха, она ввалилась в прихожую, захлопнула дверь и завопила на всю квартиру:

– Вася, помоги! Он хочет меня убить! Он за дверью! Помогите!

Ее муж в этот момент с кем-то мило беседовал в гостиной по телефону. Разговор оборвался. Раздался звук упавшей телефонной трубки и топот ног.

Вечером, после всех переживаний, обсуждений с мужем, звонка родителям и визита в милицию и больницу, Лиза сидела перед компьютером и излагала случившееся в письме, которое собиралась отправить бывшей однокласснице вместе со своими фотографиями, которые муж сделал в больнице. Потом она собиралась отправить письма остальным из их команды, кого она нашла через сайт «Одноклассники». Ее палец замер над кнопкой «Enter», и тут зазвонил сотовый. Лиза посмотрела на неизвестный номер и нахмурилась, соображая, кто это мог бы быть. Телефон звонил, не переставая.

– Настойчивый придурок, – пробормотала она и ответила: – Алло, слушаю.

В ответ было только молчание и чье-то хриплое дыхание в трубке. По телу у Лизы побежали мурашки. Подавляя в голосе страх, она закричала:

– Ты, извращенец, чего молчишь! Я узнаю по номеру, кто ты, и тебе не поздоровится!

В трубке раздалось нечто похожее на смех. От этого звука у нее волосы на голове зашевелились.

– Ты, ты был сегодня в парке? – лишенным эмоций голосом спросила Лиза, но ответа не было. Только дыхание.

– Ты попал, сволочь, – завопила она, потеряв в конце концов над собой контроль, – тебя уже ищут, а когда найдут, ты пожалеешь, что на свет родился!

Связь оборвалась, и в трубке послышались гудки.

2

Артем Самошкин вышел из припаркованного у тротуара темно-синего внедорожника «BMW X5». Захлопнув дверцу, поставил машину на сигнализацию и направился к административному зданию мебельной фабрики. В больших зеркальных окнах первого этажа отражались улица, прохожие и он сам. Артем про себя порадовался тому, что для тридцати пяти он выглядит очень неплохо. Стройный, подвижный, небольшого роста, одет по молодежной моде – джинсы, кроссовки, облегающая майка, которая выгодно подчеркивала хорошо развитую мускулатуру. Смуглая кожа после поездки в Турцию приобрела практически шоколадный оттенок. Иссиня-черные волосы коротко подстрижены и причесаны с легкой небрежностью набок. Он поправил очки и, довольный собой, вошел в просторное фойе. Внутри было прохладно. Пахло лаком и свежим деревом от экспонатов, что были выставлены тут же на всеобщее обозрение. Охранница средних лет, следившая из окошка помещения охраны за теми, кто проходит через турникет, с интересом покосилась на него, потом сделала вид, что заполняет журнал, напустила на себя важный вид.

– Здравствуйте, мне бы боса повидать вашего, – весело бросил ей Артем, оперся о стойку турникета. – Любезная леди не соблаговолит ли пропустить?

Охранница вздрогнула и посмотрела на него большими глазами, как обычно смотрят на вырвавшегося из смирительной рубашки душевнобольного.

– Какого боса?

– Того, что там, – со вздохом пояснил Артем, указав глазами на потолок, – самого главного.

– Василия Петровича? – догадалась радостная охранница, затем, посуровев, спросила: – Он вас ждет?

– Непременно ждет! Все глаза уже проглядел, поди! – воскликнул Артем с видом оскорбленного.

Охранница ткнула пальцем в телефон на стене:

– Позвоните ему. Он сейчас, наверное, как раз у себя. Если мне дадут команду, я пропущу. Если нет, то и не просите. У нас тут все строго.

– Вы, наверное, новенькая, – понимающе протянул Артем, быстро набирая номер телефона друга.

Его старинный друг Василий Конев как раз и владел этой мебельной фабрикой, являлся одновременно ее директором и еще хозяином нескольких престижных мебельных салонов по всему городу. Они дружили с детства, росли в одном дворе, только ходили в разные школы. Артем – в обычную, а Василий – в лицей с физико-математическим уклоном. Родители, университетские преподаватели с учеными степенями, считали сына гением и пророчили большое будущее. Артем помнил, как мать друга не раз замечала, что ее Васенька очень одаренный и ему незачем водиться с разной шпаной. Однажды прямо в лицо сказала Артему, что он тянет Василия вниз, не дает учиться, да еще втягивает во всякие сомнительные предприятия. Артем старался не придавать этим словам значения. Несмотря на таких предков, Василий был нормальным пацаном. Немного, правда, занудным в отдельных случаях, но у него всегда были карманные деньги. К тому же умные поучения друга больше веселили, чем напрягали. Благодаря ему Василий начал встречаться с девушками и не умер девственником в библиотеке от старости и переизбытка знаний. Артем познакомил его со своей одноклассницей Лизой, и та на него запала, да так, что Василию пришлось жениться сразу по окончании школы. Лиза была очень практичной девушкой. Под ее влиянием Василий забросил учебу и ушел в бизнес, сразив наповал своих родителей. И что теперь – Василий стал крутым парнем. У него нехилый бизнес и два высших образования, полученных где-то между деловыми встречами и переговорами. Размышляя о былом, Артем слушал гудки в телефонной трубке и смотрел на хмурую охранницу. Наконец гудки оборвались, сменившись недовольным голосом Конева:

– Да, слушаю!

– Привет, Васек. Это Артем! Надеюсь, ты не забыл, что мы едем на твою турбазу? – выпалил он в ответ.

– А, да. Я ничего не забыл, но у меня тут нужно одно дело закончить. Поднимайся. Подождешь в кабинете, – сухо ответил он, затем добавил тоном царствующей особы: – И не Васек. А Василий Петрович. Пора бы уже запомнить.

– Да понял, – хихикнул Артем, – повтори, я запишу. Кстати, меня не пускают наверх твои доблестные амазонки на вахте. Сделай что-нибудь.

– Передай трубку дежурной, – велел Василий.


Вопрос со свободным проходом, таким образом, был улажен. Артем поднялся на третий этаж по широкой, поражающей воображение своими размерами лестнице, устланной ковровой дорожкой. Дорожку крепили к ступеням выкрашенные золотом держатели. Лестница была снабжена перилами, вырезанными из красного дерева, которые украшали резные ангелочки. Такое излишество мог позволить себе либо очень богатый человек, либо тот, у кого в распоряжении целая мебельная фабрика и неограниченные запасы любых сортов древесины. На полу в коридоре – паркет, изготовленный так, что под действием искусно подобранного освещения он как бы светился изнутри. Стены украшали деревянные панели под красное дерево с различными гравюрами, орнаментом. О всякого рода скульптурном декоре можно было вообще не говорить. Однако Артем уже успел привыкнуть ко всему великолепию убранства офиса друга. Поздоровавшись с симпатичной, но чересчур худой секретаршей, он смело толкнул дубовую дверь в кабинет директора.

Василий, не отрываясь от компьютера, махнул ему, чтобы садился. Его расширенные серые глаза следили за чем-то на мониторе. Взгляд быстро метался из стороны в сторону. Он то ли читал, то ли рассматривал картинку. Строгое лицо то напрягалось, то разглаживалось. На переносице обозначилась вертикальная морщина – признак явного волнения. Садясь в кресло, Артем осторожно напомнил:

– Там у меня в машине пиво киснет и вобла ржавеет.

– Сейчас, – буркнул Василий и принялся что-то быстро набирать на клавиатуре. Артем вздохнул и посмотрел в окно. Сразу вспомнились неприятные моменты нескольких последних недель. Когда он решил разводиться, он не думал, что будет так тяжело. Жена отказывалась понимать его проблемы, не слушала и требовала только денег, а затем тратила их, заваливая дом всевозможным барахлом. Дом начинал напоминать не жилище, а склад. Он смотрел на нее и не узнавал женщину, на которой женился всего пять лет назад. А ведь они любили друг друга. И куда только все подевалось? Он предложил ей посетить семейного психолога, но она в ответ лишь устроила скандал. Потом скандалы пошли сплошной чередой. После работы Артем не торопился домой, работал допоздна, просматривал договора, лазил в Интернете, изучая новые предложения от поставщиков, изменения цен на рынке и новые технологии. Затем появилась возможность расширить бизнес, и он ушел в работу с головой. Однако семейные проблемы от этого сами собой не решались. Трещина в отношениях расширялась. Жена с маниакальной настойчивостью стала подозревать его в изменах. И снова скандалы. В какой-то момент он ударил кулаком по столу и сказал:

– Все, хватит! – и ушел, оставив жене дом, машину и солидный банковский счет, а затем подал на развод. Жена наняла толпу адвокатов и заявила, что лишит его всего. Артема это неприятно удивило. Договориться не удалось. Война – так война. Предстоял суд. Его адвокат заверил, что ей ничего не светит, так как все имущество было нажито им до свадьбы. Можно даже отсудить то, что он оставил жене по доброй воле. Детей они не имели. Надежды супруги победить объяснялись нечистоплотностью нанятых ею адвокатов. Те просто разводили ее на бабки. Однако Артема близившаяся победа не радовала. На душе было муторно оттого, что никому до конца нельзя довериться. По вечерам он приходил в пустую съемную квартиру и слонялся по ней как неприкаянный. Приходилось как-то заполнять возникшую в душе пустоту. От депрессии спасали только работа и друзья. Он и в Египет поехал, только чтобы отвлечься. Пара мимолетных романов.




В ожидании, когда же наконец друг закончит свои суперважные дела, Артем уселся поудобнее и подтянул к себе прайс, что валялся на столе. До его ушей донеслось невнятное бормотание Василия. Набирая текст, он не заметил, как стал тихо проговаривать его себе под нос: «Я ездил отдыхать, а не устраивать оргии... проституток не воспринимаю»...

– Важное дело, значит, – изумился про себя Артем и кинулся к компьютеру, – а ну, покажи, что у тебя тут за хрень. – Василий пытался помешать. Физически он был и крупнее и сильнее, но Артем превосходил друга в быстроте. Без церемоний он навалился на Василия сверху и заглянул в экран компьютера. Увиденное шокировало больше, чем прайсы с новыми ценами на стройматериалы от производителей, полученные им накануне. Нет, на экране компьютера Василия был вовсе не какой-то секретный документ. Все это время с важным видом он зависал в Интернете на каком-то сайте. Отступив, Артем возмущенно воскликнул:

– Василий, да ты совсем наглость потерял! Я, как дурак, тут сижу, а он в Интернете лазает! Хренов юный хакер! И врет – работа у него! Письма кому-то строчит, как школьница! Ты в детство, что ли, впал? Мы же договорились на турбазу! Знаешь, вообще, что бывает с теми, кто знакомится по Интернету?

– Это не то, что ты думаешь, – краснея, пробормотал Василий, поднимая руки, – это не знакомство. Я женат и не собираюсь изменять жене.

– Ну-ну, конечно, еще бы, – понимающе покачал головой Артем и плюхнулся назад в кресло. – Твоя «атаманша» если просечет про левак, то кастрации тебе не избежать. – Его губы при этом помимо воли растянулись в улыбке. Он знал жену друга и не приукрашивал слов. Лиза всегда, что называется, любила резать правду-матку, рубить сплеча и являлась сторонницей скорой расправы.

– Да я не девушке пишу, – в сердцах хлопнул рукой по столу Василий.

– Ой, да ладно, не девушке, – хмыкнул в ответ Артем, – бабушке! Или еще скажи – с президентом Америки переписываешься...

– Да парню одному, – перебил его Василий.

Артем понял, что у него вытянулось лицо. Заметив его реакцию, Василий поспешил добавить:

– Только давай без извращенных фантазий! Мы учились вместе в школе. Он сейчас на Дальнем Востоке, женился, дети. Вот прислал мне письмо и фотографии. Я ему отправил свои. Это что, преступление?

– Да, – ответил Артем сурово, – я вообще-то на природу собирался, а не смотреть, как ты переписываешься тут не пойми с кем. Однако я все равно рад, что ты не изменил ориентации, поддавшись моде. Иначе как к тебе на рыбалке спиной поворачиваться. Так мы поедем или нет?

– Едем, едем, – проворчал Василий, торопливо выключая компьютер, – к твоему сведению, сейчас многие сидят на этом сайте. Это стало модно. Все ищут одноклассников, только ты не в теме.

– А чего мне кого-то искать, когда мы все живем в одном городе, в одном районе и на соседних улицах, – пожал плечами Артем. Вся затея с Интернетом ему казалась глупой. По его глубокому убеждению, с помощью компьютера общались одни прыщавые подростки. Конечно, надо осваивать новые технологии. Он с этим не спорил, но идти на поводу у моды – не для него.

– И с кем же ты из одноклассников общался на прошлой неделе? – язвительно спросил Василий, поправляя пиджак перед зеркалом.

Возникла пауза. Артем попытался вспомнить, а затем понял, что никого из тех, с кем учился, он не видел очень давно и даже не предполагал, где они сейчас находятся. Да и когда ему с ними общаться? Работа с утра до ночи, конкуренты. Времени едва хватало, чтоб раз в неделю выбраться куда-нибудь, чтобы тупо отдохнуть.

Василий взял с кресла свой портфель и с торжеством в глазах посмотрел на Артема:

– Молчишь? То-то же! Можешь не отвечать. А я общался с шестерыми и только на этой неделе. Это здорово успокаивает. Попробуй как-нибудь.

– Я, наверное, пас, – покачал головой Артем и поднялся с кресла.

– Зря, – вздохнул Василий, – пошли, что ли. – Выходя вслед за Артемом, он выключил свет.

3

Спустя час они сидели на берегу Волги на лавочках перед деревянным домом. На столе – пиво, закуски. Чуть в стороне на мангале готовился шашлык. Солнце медленно уползало к линии горизонта. В вечернем воздухе пахло дымом, рекой и лесом. Деревья, в основном дубы, начинали расти прямо за домом, молодые, тонкие, за ними чуть постарше, со стволами толщиной в ногу, и дальше уже старые дубы и настоящая чаща из кустов, сухих веток и бурьяна. И так по всему острову. Домики стояли прямо в лесу. Только у причала был насыпан пляж для отдыхающих и расчищено место под спортивную площадку.

Легкий ветерок с реки и дым от мангала отгоняли назойливых комаров. Попивая пиво, друзья неспешно разговаривали. Василий рассказывал, как собирается облагородить территорию острова. По его задумке, на месте полуразваленной турбазы должен был возникнуть современный развлекательный комплекс. Он даже проект уже заказал. Деньги на все, конечно, требовались колоссальные, но Василий не унывал, заверяя, что многого можно достичь, если четко представлять себе цель.

– Как жена? – поинтересовался Артем, имея в виду историю с маньяком.

– Да что ей сделается, – буркнул Василий мрачно, – купила два пистолета – один газовый, другой – резинострел. Говорит, что когда того психа найдут, то она сначала кастрирует его, потом обмажет медом и привяжет голым к муравейнику... И прикинь, меня ни хрена не слушает. Я ей говорю, чтоб никуда не ходила пешком, тем более вечером. У нее ведь есть машина. Существует такси, наконец, а она твердит, что ей-де пешие прогулки для здоровья необходимы, что надо в день столько-то километров проходить...

– А что милиция? У тебя ведь есть знакомые, – спросил серьезно Артем, – его же надо искать. Таких уродов нельзя оставлять на свободе.

– Они ищут, – тяжело вздохнул Василий, – но я очень сомневаюсь, что кого-нибудь найдут. Лиза же ни хрена не помнит. Шел сильный дождь. Тот козел был в маске. В общем, дело темное...

Затем разговор плавно перешел к теме переписки Василия с одноклассниками.

– Вот ты думаешь, я ерундой занимаюсь, – проговорил Василий, наблюдая за Чуком и Геком, местными сторожевыми собаками, которые со смущением на мордах приблизились к мангалу, – вот даже если говорить о моей задумке с турбазой. Один парнишка, с которым я учился, теперь стал архитектором. Он занимался разработкой подобных проектов. Он мне выдал весь расклад, как и что надо делать и какие расценки. Благодаря этой информации мне удалось снизить стоимость проекта на тридцать процентов. Это серьезные деньги.

– Тебе повезло, – пробормотал в ответ Артем, взял с тарелки несколько кусков колбасы и бросил собакам, чтоб те не жались к шашлыку. Колбаса мигом исчезла в глотках прожорливых чудовищ, и псы вновь уставились на них умоляющими глазами. Гек жалобно заскулил. Артем кинул еще колбасы и заметил: – Семеныч их, наверное, совсем не кормит. Смотри, как хватают.

– Да им сколько ни дай, все голодные, – отмахнулся Василий. – Так что скажешь насчет «Одноклассников»? По-твоему, я ерундой занимаюсь?

– Ну не совсем ерундой, – нехотя протянул Артем.

– Вот ты в школе был влюблен в какую-нибудь девчонку? – зашел Василий с другого бока. В его голосе появился оттенок раздражения.

– Ну был, сто раз, – фыркнул Артем.

– Хотел бы узнать, что с ними сейчас? Где они, – продолжал Василий тоном ведущего допрос следователя.

– Да не очень, – нарочито небрежно бросил Артем и отхлебнул пива с беззаботным видом. Ему нравилось злить друга.

– Ну и пошел ты, – в сердцах выпалил Василий, схватил бутылку пива и отвернулся от него с покрасневшим лицом, бормоча себе под нос, что он тут не намерен распинаться перед всякими мудаками.


Артем дружески похлопал его по плечу, но Василий зло стряхнул руку. Было слышно, как он шумно дышал.

– Да ладно тебе, не напрягайся, – попробовал еще раз Артем, – твои «Одноклассники» – офигенная вещь. Я сам всегда мечтал на этот сайт залезть, да не было времени. Что там делать-то надо?

– Отвали, – буркнул Василий, не поворачиваясь, – хватит гнать мне тут пургу! Мечтал он!

– Нет, ну в натуре, интересная штука, – Артем дружески пихнул его в спину, – эй, давай колись, долго там их искать, а то у меня времени нет. Если там недолго – обещаю: как приедем в город, то сразу в Интернет.

– Недолго, – буркнул недовольный Василий, – там надо только зарегистрироваться, дать свои данные и искать. Настолько просто, что и ребенок справится. – Он запнулся, помолчал, а затем пробормотал заплетающимся голосом: – Чего-то мне кажется, что я надрался.

– Чего надрался? Всего по шесть бутылок пива выпили, а ты уже лапы кверху, – воскликнул Артем, подначивая друга, – просто детский сад! Мы еще шашлык не ели. Давай еще под шашлык по одной бутылочке уговорим – и все.

Василий задумчиво посмотрел в потемневшее небо, на котором начинал проступать бледный диск луны, и отрицательно покачал головой:

– Нет, мне уже хватит. Пиво какое-то термоядерное. По-моему, его чем-то разбадяжили.

Из-за спины послышался шорох. Артем решил, что это собаки, обернулся с куском колбасы наготове, однако вместо овчарок увидел сторожа, пятидесятилетнего мужчину – худого, осунувшегося и небритого. Все его звали Семенычем. Василий подобрал его где-то чуть ли не на свалке. Теперь Семеныч верой и правдой работал здесь, охранял владения, выполнял мелкую работу, ремонт домиков и инвентаря. Вечно взъерошенный, озабоченный, с непередаваемой печалью в глазах.

– Ты чего? – слегка оробев, спросил Артем, глядя на окровавленный топор в руках сторожа.

Семеныч проследил за его взглядом и вздохнул:

– Я это, мясо рубил для собак. Потом вспомнил и это... Хочу спросить.

– Валяй, спрашивай, – Артем пихнул в бок задремавшего Василия. Тот очнулся и посмотрел на него с непониманием.

– Я это, если надо, сетки утром поставлю у камышей. Чтоб на уху. Если надо, то я мигом, – переминаясь с ноги на ногу, вымолвил сторож.

– Да, да, мы поняли, ставь сетки, теперь иди, – ответил заплетающимся голосом Василий. Его тяжелый взгляд буравил Семеныча. И тот отвел глаза. Хотел было уйти, но обернулся и спросил: – Василий Петрович, мне бы денег рублей пятьсот, купить там кое-что по мелочам.

– Скажи, что тебе надо, и я куплю, – пробормотал Василий, опираясь лицом в собственную руку. Сила земного тяготения клонила его голову вниз, и он старался как-то с этим бороться.

– Да мне это... это, как его... – Семеныч сосредоточенно хмурил лоб, вспоминая, – да чего вам утруждаться, я сам могу купить.

– А мне не трудно, – упрямо заверил Василий. Артем смотрел на них обоих и не понимал, что за игру они ведут.

Не придумав ничего, сторож тяжело вздохнул, махнул рукой и быстро пошел прочь.

– Ты чего пятихатку зажал? – поинтересовался Артем у друга после ухода сторожа.

– А ему нельзя денег давать. Тут же нажрется, – с убежденностью в голосе изрек Василий, – я ему еду привожу. Из одежды, если что надо, и так по мелочам...

– Работает, значит, за еду, – поддакнул Артем понимающе, – никогда бы не догадался, что у тебя тут процветает рабовладельческий строй. Надеюсь, ты ему клеймо не поставил?

Василий обиженно скривился:

– Ты не понимаешь, я для него добро делаю. Сопьется ведь, и у меня тут все разворуют. Он же не может себя контролировать – он слабак. Так всегда. Одни контролируют, а другие не могут, и жизнь их раздавливает...

Зазвонил сотовый. Василий посмотрел на номер звонившего и переменился в лице, покраснел как рак, заорал, что его все достали, вскочил и швырнул телефон в сторону реки. Плеска не было слышно, поэтому Артем сделал заключение, что сотовый угодил в камыш, не долетев до воды.

– Сильный ход, – похвалил он Василия за решительность, – так с ними.

– Да пошел и ты вместе с ними, – взгляд Василия смотрел куда-то далеко, сквозь пространство.

– Еще по бутылочке, – предложил Артем, сбивая друга с невеселой темы. Василий послушно кивнул. Его сильно кренило на один бок. Артем велел держаться, а сам побежал на пристань и быстро достал из воды садок, в котором охлаждалось пиво. На обратном пути он успел снять немного подгоревший шашлык, вернулся к столу, бросил шампуры на блюдо, поставил бутылки и только тут заметил, что Василий отрубился. Попытался растолкать его – не удалось. Василий лишь сердито отмахивался, ругался матом и что-то бормотал себе под нос. Что именно, понять было невозможно.

– Мы его потеряли, – мысленно констатировал Артем, сдавшись. Он присел рядом с храпевшим другом, откупорил бутылку пива, отхлебнул немного и посмотрел в небо, на котором проклевывались первые звезды.

4

На остров медленно опускалась ночь. Стало холодать. Ветерок, что так радовал при свете солнца, теперь заставлял зябко ежиться. Оставшись наедине с собой, Артем получил возможность спокойно, без суеты, подумать обо всем, например о жизни. И он сидел, размышлял, моделировал в уме различные ситуации. Ему вдруг стало казаться, что он все делал не так. Была бы возможность исправлять ошибки – он непременно бы ею воспользовался. Взять бы и изменить прошлое. Тогда бы он ни за какие коврижки не начал встречаться со своей будущей женой, постарался бы изо всех сил наладить отношения с Машкой. Она-то к нему ведь тоже поначалу относилась с симпатией. И чего он тупил? Не надо было отступать. Поженись они, то теперь наверняка жили и в ус не дули. Причем бы Машка непременно родила ему сына или дочку. Она даже тогда, в школе, говорила, что очень любит детей, и хотела бы двоих, не меньше. Куда он смотрел, как не заметил, что Валерия, его будущая жена, настоящая стерва, которую интересуют лишь деньги? Как можно было так лохануться? Но, может быть, у него еще есть шанс все исправить?

Артем представил, как Машка получает его письмо, плачет от радости, а затем шлет ответ, что она именно его ждала всю жизнь и готова идти за ним на край света. Идиотская фантазия. Он нервно хохотнул, а через секунду улыбка погасла. В голову пришла другая мысль, от которой ему стало не по себе: время неумолимо. Конечно, бывшие одноклассники к данному моменту очень изменились. Кто-то полысел, кто-то потолстел. Не стоило думать, что Машка осталась такой же, как в юности. К тому же люди меняются не только внешне, но и внутренне. Меняется характер, приоритеты, восприятие мира. Большинство начинают строже судить недостатки других людей, становятся более привередливыми в выборе партнера, основываясь на жизненном опыте. Они больше не те юнцы, что шли навстречу миру с открытыми глазами. Затем Артем плюнул на все и стал думать, о чем он ей напишет. С чего вообще начался их разлад? Они шли тогда, медленно шли, на сближение. Он сознательно не торопил события, поддерживал дружеские отношения, так как понимал, что это не какая-то шалава из общаги ПТУ, с которой можно переспать за бутылку водки и косяк. Потом все оборвалось. И виновником был один крутой чувак из десятого – Леха Цыганский. По отдельным фразам в их с Машкой разговорах во время перемен Артем понял, что Леха ей нравится. С ним у нее дружба, а Леха – это нечто большее. Еще бы! Он был старше, опытнее, у него всегда было много денег, да еще родители купили ему «девяносто девятую» с тонированными стеклами. К тому же этот мудак выглядел, как Антонио Бандерес в роли Зорро. Эдакий роковой красавец с разрушительными наклонностями. Ну как в такого не влюбиться?!

Как-то на перемене Машка спросила:

– А Леха Цыганский на самом деле такой отморозок, как про него говорят, или это просто выпендреж?

– Он еще хуже, – горячо заверил Артем и принялся тут же сочинять дичайшие истории про соперника. Он был виновен во всем, начиная с краж газет из почтовых ящиков и заканчивая убийствами, изнасилованиями и торговлей наркотиков.

Машка сначала побледнела, а потом рассмеялась и сказала, что он все врет. Он пожал плечами и ответил, что об этом можно спросить у любого пацана в школе. Все знают про темные дела Лехи. На это Машка серьезным тоном заявила, что Леха просто оступился, и если ему помочь, то он сможет стать нормальным человеком. Она вроде как читала статью какого-то психолога, и тот пишет, что подобное, как с Лехой, случается в юношеском возрасте со многими ребятами – конфликты со взрослыми, с родителями, стремление завоевать авторитет среди сверстников. Будто бы поведение Лехи показное, а внутри он совершенно другой. Затем она добавила:

– Ну мне так кажется. Со временем он образумится и займется каким-нибудь бизнесом. Родители ему помогут.

Артем обиженно заявил, что не силен в психологии, но слышал, как его мать рассказывала про мамашу Лехи, как та плакалась в ее присутствии у учительницы и просила повлиять на сына. Рассказывала, что он ни с кем из них не считается, а отец от отчаяния хочет отдать его в армию, лишь бы он не сел в тюрьму. Артем на этот раз говорил чистую правду. Его мать действительно ходила на родительское собрание, и случайно он услышал этот разговор. В конце мать Лехи Цыганского даже предлагала учительнице деньги, но та сказала, что сама готова приплатить, лишь бы они перевели Леху в другую школу, потому что добром все это не кончится.



– Все равно можно же что-то сделать, – задумчиво произнесла Маша, – иначе я чувствую, что он погибнет. Эти его друзья не доведут до добра. – Артем тогда только вздохнул. Вот такой была Машка в школе. Вечно ей надо было кого-то спасать. Она даже влезала во все драки в классе и пыталась разнимать дерущихся, за что часто получала сама.


А потом произошел тот случай в столовой, после которого их с Машей дружба закончилась. Все случилось в школьном дворе. После обеда Артем приехал в школьный двор на велосипеде. Он хотел встретить Машу, так как та осталась на дежурство после уроков. Как раз у второй смены должны были начаться занятия, и на крыльце тусовалась малышня. Справа от пешеходной дорожки Артем заметил машину Лехи Цыганского. Тот с озабоченным видом суетился вокруг нее, не мог завести. Двое его друзей зверского вида потешались над Лехой. Артем намеревался проехать мимо, но в этот момент один из дружков Цыганского ударил ногой по багажнику его велосипеда. Артем попытался удержать равновесие и не смог. Падая, он задел «девяносто девятую» Лехи. Раздался противный скрежет по металлу. В довершение он врезался в крыло машины головой, сполз на асфальт, и его ногу придавил велосипед. Дружки Лехи заржали еще громче. Артем поднял голову и увидел самого Леху с искаженным от ярости лицом.

– Парень, ты попал на очень серьезные бабки, – произнес он, наклонился, схватил Артема за шкирку и поднял на ноги. Их лица практически соприкасались. От Лехи пахло спиртным. Глаза были просто бешеные. – Завтра принесешь две сотни. – Он указал на царапину и небольшую вмятину на крыле. – Ремонт плюс моральный ущерб. Усек? И все будет в шоколаде.

– Но я не виноват, это он меня толкнул, – указал Артем на виновника – толстого парня, заросшего редкой безобразной щетиной. Парнишка явно уже не учился в школе, да и вообще нигде, а готовился на зону, чтоб там постичь истину и набраться житейских знаний.

– Заткнись, петух, а то еще мне пять сотен понесешь, – взревел он в ответ, подступая.

Взгляд Артема заметался между Лехой и толстяком. Он старательно придумывал, как ответить, чтоб не попасть еще больше.

– Ты, сосунок недотраханный, мне насрать на всех, кто тебя толкнул, понял, – тряханул его Леха, все сильнее разъяряясь, – деньги принесешь завтра, иначе тебе конец!

– Если б я даже захотел, то не смог, – дерзко бросил в ответ Артем, понимая, что терять ему нечего, – у меня столько нет.

– Поищи у родителей, у них должна быть заначка, – оскалился Леха, – или мы сами сейчас можем поехать поискать.

– Давай поедем, только я слышал, как вчера отец говорил, что надо занять денег на работе, так как до зарплаты они не дотянут, – пожал плечами Артем. Он врал. Врал потому, что смог живо представить себе глаза родителей, когда те обнаружат отсутствие денег. С деньгами у них в семье была напряженка, и Артем не собирался отдавать каким-то уродам последнее.

Леха помрачнел. Небритый толстяк тут же предложил отработать долг. Идея Лехе понравилась. По их словам, нужно было только залезть в одну хату на четвертом этаже через форточку. Они ему с радостью помогут в этом.

Артем понял, к чему это все приведет, и соврал, что не выносит высоты, сразу блюет и теряет сознание. В этот момент из дверей школы вышла Маша. Она не заметила их, остановилась, что-то проверяя в портфеле. Артем посмотрел на нее. И этот взгляд мигом перехватил Леха.

– Она ничего, – покачал он головой, – раз ты, сука, боишься высоты, то приведи нам ее, куда мы скажем, понял?

– Нет! – в ужасе воскликнул Артем, попытался вырваться. Леха отбросил его на машину. И тут Маша увидела их и, как всегда, ринулась разнимать. Толстяк – друг Лехи – схватил ее и отпихнул на асфальт, хохоча. Это уже было выше его сил. Артем потерял всякий инстинкт самосохранения, врезал Лехе по яйцам, перепрыгнул через скрюченное тело и кинулся на толстяка. Потасовку прекратил появившийся внезапно физрук. Он велел быстро рассказать, что произошло. Хитрый Леха сделал предостерегающий знак друзьям, чтобы те не быковали, и жалобно заскулил:

– Вот, посмотрите, он на мою машину налетел на велосипеде, да еще драться кинулся. Настоящий звереныш!

– Ладно, – вздохнул физрук и повернулся к Маше: – А ты что видела?

И Маша честно призналась, что увидела, как они разговаривали, а потом Артем кинулся бить взрослых пацанов. Запнувшись, она оговорилась:

– Уверена, что Артем не виноват и его как-то спровоцировали драться. Вот этот его толкнул... – Она указала на Леху, строившего из себя невинную овечку.


В результате их всех потащили к директору, вызвали в школу родителей. Он сидел в кабинете, пока они не пришли, а когда пришли, начались крутые разборки, в ходе которых отец несколько раз пробовал вытащить из брюк ремень и кидался на него с кулаками. Только это все семечки. Артем тогда бы предпочел, чтоб его забил родной отец, чем это сделают парни Лехи. Цыганский при директоре показательно пожал Артему руку, сказав, что не держит на того зла и ему не нужны никакие деньги.

На следующий день пришлось идти в школу. Злой отец лично довез его на «Запорожце» до крыльца школы, дал на прощание подзатыльник и приказал еще раз извиниться перед «тем парнем». «Тот парень» стоял с сигаретой на крыльце в окружении одноклассников и вроде бы не заметил его появления. Надеясь, что Леха от удара об стол потерял память, Артем попытался незаметно проскользнуть мимо. Его руки уже коснулись дверной ручки, но войти он не успел.

– Стоять, – негромко скомандовал где-то за спиной Леха.

Артем обернулся. Улыбка Лехи Цыганского не сулила ничего хорошего. Он подошел, по-товарищески положил ему руку на плечо и вкрадчивым голосом предложил:

– Отойдем, поговорим.

– Поговорим, – ответил Артем и очень удивился тому, как спокойно звучал его голос.

Леха велел одноклассникам «отвять». Они отошли немного в сторону. Осведомленные о случившемся обитатели школы провожали их заинтересованными взглядами. Они отошли так, что никто с крыльца не мог подслушать разговора. Леха оглянулся по сторонам и, сдерживая ярость, тихо произнес:

– Слушай сюда, сосунок недотраханный! В семь придешь к песчаному карьеру у Волги, и мы там перетрем наши проблемы. Приводи с собой, кого хочешь. Если не придешь, то станешь опущенным – это я тебе обещаю. Тебя будут лошить все и в школе и во дворе. Чуешь, о чем я?

– Я приду, – пообещал Артем, понимая, что в карьере его и закопают.

– Вот и отлично, – улыбнулся Леха, еще раз похлопал его по плечу, отвернулся и вразвалочку пошел к своим. Со стороны казалось, что они просто мило побеседовали. В вестибюле физрук, наблюдавший за происходящим из окна, остановил Артема и спросил:

– Вы помирились? Проблем не будет?

– Не будет, – вздохнул Артем и подумал, что его через несколько часов убьют и похоронят, причем бесплатно, и надо бы подумать о завещании. Он шел по коридору, и все смотрели на него расширенными глазами, как на какого-нибудь пришельца или урода. С колотящимся сердцем Артем стал разыскивать своих друзей. Если он придет на разборку один, то ему точно не жить. И тут произошло неприятное открытие. Никто не горел желанием пойти с ним. Даже Вадим, с которым они дружили с первого класса. Пряча глаза, он посоветовал Артему сбежать в другой город, устроиться там на работу каким-нибудь грузчиком. Артем понял, что никто ему не поможет, и от этого стало так тоскливо. На глаза наворачивались слезы. От отчаяния он попытался подкупить Вадима, сказал, что заплатит ему и остальным и нужно будет только прийти в карьер и постоять, пока он будет разбираться с Лехой. Вадим посоветовал не гнать пургу. Во-первых, против банды Лехи Цыганского он не пойдет ни за какие деньги. Во-вторых, откуда у него, парня из многодетной семьи, деньги. Артем не пошел на уроки. Он ринулся к выходу. На пути попалась бледная Машка. Она что-то хотела спросить у него, но Артем отмахнулся и убежал.


Дома было пусто. Родители на работе. Младшие дети – кто в школе, кто в садике. Он бегал по комнате и думал, как выпутаться из этого ужаса. В голову приходило множество идей. Побег из города он оставил на крайний случай, так как подозревал, что родители сразу побегут в милицию и его выловят, затем он вернется домой, где его будут поджидать головорезы Лехи. Потом Артем хотел нанять алкоголиков, что тусовались во дворе, но те потребовали живых денег сразу или пол-литра каждому. Денег у него не было ни копейки. Артем обыскал всю квартиру, надеясь найти родительскую заначку, но ничего не нашел. Затем он побежал на кухню, достал из шкафа коробку с инструментами отца, вытащил все кухонные ножи и стал думать, что можно с собой взять на разборку. Если он сделает вид, что спятил, и начнет махать, скажем, ножом, то к нему никто не решится подойти. Взвесив в руке большой нож-пилу для резки хлеба, Артем подумал, что у противников может оказаться пистолет. Что он тогда будет делать? В голове даже появилась мысль позвонить в милицию и сообщить, что его хотят убить. Но если он наведет на Леху милицию – его точно все лохом считать будут. Казалось, что голова лопнет от напряжения. Выход никак не находился. А если сделать анонимный звонок из телефона-автомата? Мысль показалась ему отличной. Глянув на часы, он помчался к телефону-автомату, который висел на торце здания у телефонной станции. До семи оставалось еще два часа. Он набрал ноль два и, когда ответили, выпалил, что знает о готовящемся убийстве, которое должно произойти в песчаном карьере. Дежурный велел ему не хулиганить и положил трубку. Он позвонил снова. Дежурный сдержался от грубых слов и пообещал выслать в песчаный карьер все свободные наряды. Артем спросил, успеют ли те подъехать к семи часам. Дежурный сказал «Да» и повесил трубку. Однако, несмотря на обещание милиционера, на душе оставался неприятный осадок. Вдруг он придет, а милиция опоздает и его убьют?... Нужно было еще как-то подстраховаться. Внезапно в голове Артема всплыло, что их сосед работает в милиции. В прошлом году он предлагал отцу купить конфискованный газовый пистолет, который выглядел как настоящий «макаров», показывал, как оружие действует, перезаряжал у них на кухне. Отец не купил, но пистолет все еще может лежать дома у соседа. Решение пришло мгновенно.

Пока родители не пришли с работы, а сосед со службы, Артем перелез через свой балкон на соседний, сорвал с форточки сетку и прополз внутрь. Стал шарить по квартире. От ужаса волосы на голове шевелились, словно змеи у горгоны Медузы. Пот заливал глаза. Вспоминая все это сейчас, Артем не верил, что такое можно вытворять в здравом уме. В довершение всех бед, сосед вернулся со службы. Повезло, что не совсем трезвый. Вернее, пьяный в дымину. Артем, едва живой, спрятался под кровать, а сосед с хриплым воплем и с пистолетом в руке забежал в комнату.

– Я знаю, что ты здесь! Ты опять с ним! – орал он и бегал по комнате, круша все вокруг. Потом выдохся и упал на кровать. Пистолет выпал из руки на пол. Артем видел дуло, направленное на него. Сейчас сосед нагнется за пистолетом, увидит его и пристрелит спьяну. Сосед не нагнулся, а громко захрапел.


Артем некоторое время опасался вылазить. К действию его подтолкнули звуки, донесшиеся из их собственной квартиры. Там открывали дверь ключом. Это с работы вернулся кто-то из родителей. Артем выполз из-под кровати, схватил с пола пистолет, открыл дверь на балкон, выскочил и перелез обратно на свою сторону. Сидевшие внизу на лавочке люди не заметили, что происходит у них над головой. Артему в этом смысле повезло дважды. Оказалось, что с работы пришла мать. Уставшая, она не заметила того состояния, в котором находился ее сын. Артем пробормотал себе под нос парочку банальных ответов на дежурные вопросы, типа, что получил в школе, а затем отпросился в гости к Вадиму. Вместо квартиры друга через полчаса он стоял в песчаном карьере лицом к лицу с пятью отморозками во главе с Лехой Цыганским. На небе сгущались черные тучи. Дул пронизывающий ветер. Рядом стояли две машины – «девяносто девятая» Лехи и «копейка», на которой приехала его братва. На него смотрели, как на клопа. В воздухе разливался запах алкоголя и травы, тлеющей в самокрутках членов банды.

– За тебя что, никого не будет? – ехидно поинтересовался Леха, подмигнув заржавшим отморозкам.

Артем обернулся, посмотрел в сторону, с которой должна приехать, по его расчетам, милиция, и тяжело вздохнул. Никого не было. Дежурный соврал, решил, что он шутит, пообещал, лишь бы Артем отвязался.

– Короче, парни, разберитесь тут с ним, а я поехал, – по-деловому произнес Леха и шагнул в машине. Худой долговязый вожак отморозков схватил его за руку:

– Эй, брат, тормозни-ка. Что, хочешь чистеньким выйти? Кинул бабки и сваливаешь?

Артем увидел испуг на лице грозного Лехи и понял, что тот вовсе не так крут, как изображал из себя. Он всего лишь на деньги родителей нанимал вот таких уродов, и те держали в страхе всю школу.

– Да зачем я вам нужен? Вы и сами справитесь, – промямлил Леха растерянно.

– Нет, ты будешь здесь и будешь участвовать, – заявил непреклонно вожак, – подойди, вмажь этому пацану с ноги! Потом мы его запрессуем так, что он забудет, как срать надо, и опустим. Давай, братан, решайся, или мы свалим.

Недовольный Леха двинулся к нему. Отморозки, скалясь, пошли следом. Они похрустывали кулаками, предвкушая веселье. Артем понял – его будут бить. Бить сильно и, возможно, зайдут так далеко, что убьют. Иногда такое случалось. Выбора не осталось. Онемевшей рукой Артем выхватил из-за спины пистолет. Дальнейшее вспоминалось с трудом. Он беспорядочно стрелял, четыре или пять раз, особенно не целясь, но стараясь по возможности ни в кого не попасть, при этом он смеялся и плакал, вдохновенно изображая безумие.

Противник позорно бежал, бросив на месте транспортные средства. К счастью, он никого не убил, только Леха Цыганский получил пулю в руку – легкое ранение. Домой Артем вернулся около восьми часов на автомате. На улице лил дождь. Промокший до нитки, он шел, как зомби, после – механически отвечал на вопросы родителей, затем удалился в свою комнату, перелез по балкону к соседу, прокрался к постели и вложил в руку спящего пистолет, закрыл балкон, вылез через форточку, зацепил сорванную с нее сетку на старые гвозди, уничтожив таким образом все следы проникновения. Вернулся назад в свою комнату и рухнул в постель в одежде. Так и проспал до утра. Утром в школе все смотрели на него, как смотрели ученики на воскресшего Иисуса. Он был жив, вопреки всем прогнозам, да еще ни одной царапины. Пацаны стали робко подходить, расспрашивать, была ли разборка. Артем отмалчивался да отшучивался. Потом все заметили, что Лехи Цыганского нет в школе.


А на четвертом уроке Артема забрала милиция. Оказалось, что всю банду накрыли на дороге, когда они пытались остановить попутку. Вместо попутки остановился милицейский автобус. У друзей Лехи изъяли холодное оружие, наркотики. «Копейка», найденная позже в карьере, была угнана. Парней стали прессовать на предмет огнестрельного оружия. В результате «крутые» во всем сознались, да еще взяли на себя несколько нераскрытых дел. На дворе стоял конец месяца и квартала. Надо было повышать раскрываемость. Поэтому с ними особо не церемонились. В историю отморозков, что в них стрелял восьмиклассник-психопат, менты не очень поверили, но на всякий случай привезли Артема в УВД, а дома произвели обыск. Пистолет не нашли. Артему к этому моменту было уже на все плевать. Он столько пережил, что на смену страху пришла апатия, холодное спокойствие.

Искусно изображая страх, Артем со слезами на глазах поведал следователю, что пистолет принадлежал Лехе Цыганскому. И именно Леха достал его, чтоб попугать его. Давясь слезами, Артем пояснил, что только оттолкнул от себя руку Лехи с пистолетом, а пистолет в это время выстрелил. Он испугался и побежал от них. Они погнались. Потом Леха еще несколько раз стрелял в воздух. Он спрятался в кустах у дороги. Они его не нашли и стали ловить машину. Следователь, глядя на него, сказал своему коллеге: «Пацан, по-моему, говорит правду. Это объясняет следы пороха на руках. Надо дальше давить на этих уродов».


Больше ни Леха Цыганский, ни его друзья в школе не появлялись. Артем стал большим авторитетом среди одноклассников. Про него среди детей ходили дичайшие легенды. Он не отрицал и не подтверждал их, наоборот, напускал побольше таинственности. Но была и другая сторона медали. Машка шарахалась от него, как от прокаженного, вероятно, поверила, что он псих, или все из-за Лехи. Говорят же, что любовь зла – полюбишь и козла. Вероятно, это Машкин случай. Как Артем ни ломал голову, так и не смог понять этого. К тому же у него не было недостатка в материале для размышлений. Учителя в своем рейтинге перевели Артема в разряд отморозков и конченых типов. Ему занижали оценки. А по окончании восьмого завуч предложил перевестись в вечернюю школу. Артем отказался и пошел в девятый. К этому времени он стал встречаться с Кристиной, самой симпатичной девчонкой, выбранной из толпы поклонниц. Она чем-то напоминала ему Машку. Потом были другие девчонки, но ни одна из них не смогла вытеснить из сердца Машу.

С толпой друзей они на машинах носились по городу, пили портвейн и куражились, но без криминала. Машу он видел только на занятиях. Она старалась не смотреть в его сторону, а на вопросы отвечала односложно. Было ясно, что их дружбе пришел конец. Он решил ее не преследовать, отпустить. Если нет любви, то нет. После выпускного вечера они больше не виделись. Вот так все и получилось. Были встречи выпускников, но у него либо не было времени, либо настроения. Да и к чему бередить старые раны? Он отлично помнил, как к нему относились учителя, как предали друзья. К тому же у всех одноклассников наверняка семьи, дети, а он, кроме удачного бизнеса, ничем похвастаться не мог. Его личная жизнь развалилась на куски. Жена хочет отобрать все.


Размышляя об идее Василия общаться через Сеть, Артем решил, что в его ситуации – это оптимальный выход. В письме можно написать что угодно. Построить его так, чтобы самому рассказать о себе только хорошее и задать вопросы, на которые Машке, если она захочет написать, придется ответить. Только бы она ответила, а там он бы смог ее уболтать. В его сознании закружились всякие соблазнительные фантазии о том, как они будут счастливы после всех этих лет. Ведь нет ничего невозможного. Он ошибался, когда решил ее отпустить. Теперь все будет по-другому. Он не отступится. На губах Артема появилась мечтательная улыбка. Затем видения исчезли, так как проснулся пьяный Василий. Артем даже не успел среагировать, как тот вдруг, вскочив со скамейки, заорал, что хочет купаться, и кинулся к реке, сбрасывая на ходу одежду. Пришлось бежать за ним, пока не случилось беды. У пьяного в прохладной воде запросто могло остановиться сердце. Только поймать Василия не удалось. Под мухой он оказался значительно проворнее, чем на трезвую голову, начал петлять, потом неожиданно метнулся к понтону и прямо с пристани нырнул под него.

– Придурок, утонешь, – вырвалось у Артема. Как был, он прямо в одежде прыгнул за другом. От температуры воды захватывало дух. Разглядеть в глубине что-либо не представлялось возможным – сплошная темень. Проплыв под водой метров пять, Артем вынырнул, оглянулся, отплевываясь и фыркая. Василия нигде не было видно. Артем нырнул еще раз, вынырнул, стал кричать:

– Эй, придурок! Васек! Э-э-э-й! – Ответа не было. Потом со стороны домиков донесся яростный собачий лай. Артем ухватился руками за понтон, подтянулся, выглянул и увидел, что Василий танцует на берегу непонятный танец аборигенов, а собаки с лаем прыгают на него со всех сторон.

– Вот козлина, – зло прошептал Артем. Выбравшись из воды, он быстрым шагом пошел к месту спонтанной «дискотеки». Василий, оказалось, не только танцевал, но и пел что-то вроде: «Этой ночью с тобой мы танцуем ча-ча-ча...» Выглядело все довольно смешно, только Артему было совсем не до смеха. Неизвестно, что взбредет в голову Василию дальше. Артем его никогда не видел таким.

– Все, танцы окончены, – сообщил он Василию, хватая его за руку, – все, спать!

Василий остановился, посмотрел на него горящими глазами и внезапно вцепился в горло, вопя:

– Мне все это надоело! Я не хочу больше танцевать!

– Как скажешь, – зло ответил Артем, врезал другу под дых, а затем оттащил в домик. Там их обоих начало трясти от холода. Артем закутался в одеяло, второе швырнул другу, потом включил обогреватель, который стоял в углу.

– Мне что-то нехорошо, – жалобно сообщил протрезвевший Василий, – по-моему, икра была несвежая...

– Ага, или оливки, – согласно кивнул злой Артем, – если захочешь блевать, дверь вон там...

Утром их ждала обещанная Семенычем тройная уха. Василий мучился страшным похмельем от «живительного» пива. Мрачный, он ходил по берегу, собирал втоптанную в песок одежду и матерился. Когда Артем предложил пригласить на остров пару доступных девчонок, Василий попросту послал его на три буквы, добавив, что он женат и не собирается изменять жене.

– Ты не мормон, часом? – стал подзуживать Артем, нарываясь на новую грубость. – Как можно столько лет блюсти... Неужто жена не надоела еще?

– Любовь у нас большая, понял, твою мать! – рявкнул в ответ Василий, не желая слушать дальнейших подколок. – Попробуй и узнаешь! Мудак!

Артем, сдерживая улыбку, замолчал. Вечером они вернулись в город. Два дня на острове пролетели незаметно.

5

За плотно занавешенными окнами спал город, усыпанный огнями рекламных вывесок, уличными фонарями и светом фар машин. С кружкой кофе в руке Артем присел за компьютер. Из света в комнате оставалась лишь настольная лампа. По углам прятался мрак, колыхались тени, создаваемые его движениями. Включив системник, Артем отхлебнул из кружки горячий ароматный напиток с изрядной порцией коньяка и задумался, а стоит ли ему это делать. Допустим, он сейчас залезет на этот сайт, найдет тех, с кем учился, и начнет общаться, а потом, по мере выяснения всевозможных фактов, не захочет общаться или ему будет некогда. И что тогда? Не отвечать на письма или просто послать своих бывших товарищей? Расстались они приятелями, а эта переписка может убить прошлую дружбу. Зачем наживать новых врагов? К тому же у него бизнес, ненормированный рабочий день и катастрофическая нехватка времени.

Мучимый сомнениями, Артем достал из ящика стола фотографию выпускного класса. Из круглых окошечек на него смотрели улыбающиеся детские лица. Взгляд задержался на одном из них, курносом, синеглазом, обрамленном гривой белокурых локонов. Маша Игнатова. В душе что-то шевельнулось от нахлынувших воспоминаний. Он отхлебнул кофе и решил: «Будь что будет. Он найдет только ее. Они пообщаются немного и все...» Пальцы забегали по клавиатуре. Подключившись к Сети, он набрал адрес сайта и вошел, разыскал в списке город, школу, в которой учился. Василий объяснял, как регистрироваться, поэтому здесь проблем не возникло. Он забил все данные о себе, электронный адрес.

По электронной почте пришло письмо с кодом для завершения регистрации. Артем с волнением ввел его и получил возможность доступа. К его удивлению, многие из тех, с кем он учился, зависали на этом сайте, включая жену Василия – Лизу. Четырнадцать человек из восемнадцати, что учились в выпускном классе. Главным было то, что среди них была Машка. Судя по фотографии, она почти не изменилась в отличие от остальных, все такая же сногсшибательная.

С учащенно забившимся сердцем Артем засел за написание письма. Выбрал удачную фотографию себя на фоне джипа с пальмами на заднем плане. Фотография была сделана во время отдыха на юге. Он загорелый, мужественный, прямо как из глянцевого журнала. Машку надо было с ходу поразить. Выбрать фотографию оказалось намного проще, чем написать само письмо. Он весь взмок, пока закончил писанину. Сложно было придумать, о чем и как излагать. Он даже вооружился книжкой по психологии, которая валялась на столе. Вначале рассказал о себе, избегая тем брака, детей и всего, что с этим связано. Написал, что не приходил на встречи выпускников из-за отсутствия времени, что соскучился по всем и будет рад пообщаться. Вспомнил в письме о старых временах и изложил полную версию того, что произошло между ним и Лехой Цыганским. Затем он долго редактировал письмо и так и эдак. Муки продолжались до половины двенадцатого. Он забыл обо всем: что завтра на работу, о проблемах. Наконец, письмо стало более или менее прилично выглядеть. Он глубоко вздохнул и отправил его. Подождал ответа минут десять, подумал, глядя на остальной список одноклассников, и взялся снова редактировать письмо. Убрал лишнее, то, что предназначалось лишь Машке, добавил что-то новое и отправил полученный результат по всем остальным адресам из списка. Манипуляции заняли минут сорок. Машка продолжала молчать. Артем посмотрел на часы, присвистнул. Надо было с этим завязывать. Погасил монитор. Допив остывший кофе, принял душ и завалился спать.

Утром он первым делом кинулся проверять почтовый ящик. Первое письмо было от жены Василия. Лиза ведь тоже училась с ним в одном классе. В своей обычной агрессивной манере она интересовалась, чего Артем забыл на сайте и не повернулись ли у него мозги.

– Пошла ты в задницу, – написал он в ответ и отправил. Следом открыл следующее письмо. Оно пришло от Бориса Михеева, редкостного засранца, который, к несчастью, учился с ним в одном классе. Небольшого роста, в очках, с замашками Наполеона, парень вечно стремился к лидерству, постоянно нудил, учил жизни всех и вся. За это он не раз получал по башке. Артем его сам пару раз вздул. Теперь Михеев занимался строительством коттеджей. У него была бригада рабочих. Он женился пять лет назад, имел сына и дочь, большой дом, хорошую машину и наполеоновские планы по застройке окрестностей города. Судя по письму, годы его ничуть не изменили. Характер был все таким же скверным. Прислав фотографии с отдыха в горах, он заявил, что именно так и надо отдыхать. Все остальные, кто стремится в Европу или Америку, полные идиоты. В Сочи, по его мнению, также не стоило ездить из-за дороговизны. Только он умел правильно отдыхать. Часть письма Михеев уделил воспитанию детей, собственной разработанной методике, намекнув, что все остальные методики придумали полные кретины. В конце письма он потребовал от Артема отчета о семейной жизни. Дескать, все пишут про жен, детей, а он отмалчивается.

– До свидания, – пробормотал Артем, удаляя письмо в корзину, – такие товарищи нам вовсе не товарищи. – Следующее письмо прислала Светлана Костенко. Она всегда сидела на первой парте перед учителем. Такая миниатюрная брюнетка с кукольным личиком. Немного легкомысленная, вечно восторгалась всем. Письмо от нее тоже было полно всяческих восторгов. Она очень обрадовалась его появлению на сайте. Призналась, что он ей всегда нравился, но был слишком крутым, что она не решалась подойти. Рассказала о себе, что замужем. У нее росла дочь. В конце она приписала: «Всегда считала, что ты плохо кончишь. Рада, что ты не сел, а стал бизнесменом. Расскажи, куда собираешься поехать отдохнуть? Может, мы с семьями куда-нибудь можем вместе выбраться?»

Артем улыбнулся и по-быстрому написал ответ. Светка была неплохой девчонкой. С ней можно иногда пообщаться, если станет скучно. Он признался ей, что развелся, поэтому дружбу семьями придется пока отложить. Следующее письмо поражало краткостью. Всего несколько строчек. Писал Игорь Лопатин. В школе этот парнишка славился замкнутостью. Все его считали странным, но поскольку громил под два метра не принято обижать, к нему никто не лез. Игорь написал, что живет на Дальнем Востоке, служил в горячих точках. Сейчас на гражданке. Заканчивалось письмо фразой: «У меня, короче, все в шоколаде, расскажи, как ты? Баба есть?»

– Какой, блин, любопытный, – фыркнул Артем, удаляя письмо.

Четвертое письмо оказалось от Машки. Он не мог поверить, что она ответила. От волнения Артем даже вскочил со стула. Тут же сотовый отозвался блюзом. Вот черт! Он совсем забыл о работе. На сегодня у него назначено несколько встреч, подписание договора на поставку стройматериалов – одна строительная фирма хотела приобрести через него левые материалы – и много обычной ежедневной текучки. Проклиная свою забывчивость, Артем ответил. Звонила его секретарь. Она сообщила, что его ожидают в офисе двое – представители строительной фирмы.

– Скажи, я скоро буду, – бросил он, торопливо натягивая одной рукой штаны, – угости их пока кофе, займи чем-нибудь. Ну ты, короче, знаешь, не в первый раз замужем.

– Артем, только быстрее. Долго я их не удержу, – попросила секретарь.

Одевшись, Артем выскочил на улицу, добежал до стоянки, прыгнул в машину и стартовал так, словно участвовал в соревнованиях по экстремальному вождению. В офис он успел вовремя. Заказчики были слишком заинтересованы его услугами, чтобы уходить. Они подписали все необходимые бумаги, а потом Артем заперся в своем кабинете, зашел через рабочий компьютер на свой почтовый ящик и занялся оставшимися письмами. Естественно, больше всего его интересовало письмо от Машки. Он открыл его, стал читать, жадно вглядываясь в строки.

«Привет, Артем! Приятно удивлена, что ты присоединился к нам. Мы с ребятами давно общаемся. Про тебя Лиза рассказывала. Говорила, вы с ее мужем дружите. Она убеждала, что ты нормальный парень, но я как-то сомневалась. Все в школе считали тебя отморозком. Говорили, что ты подстрелил из пистолета Лешку Цыганского и еще несколько человек. Тебя тогда прямо из класса милиционеры увели. Рассказывали про наркотики, что ты шляешься по притонам и прочее. Я верила всем этим страшилкам. Мои родители запретили к тебе приближаться ближе, чем на двадцать метров, да я и сама боялась и видела, как ты тогда на них кинулся. Ты выглядел, как дикий зверь. Поэтому твой рассказ меня поразил. Если это правда, то многие в тебе ошибались. Мне очень жаль, что так получилось.

Теперь о себе. Я вышла замуж пять лет назад. Он замечательный человек. Мы понимаем друг друга. Вскоре планируем завести ребенка. Живу возле торгового центра в новой высотке. Работаю в торговом доме бухгалтером. На жизнь не жалуюсь. Ты не писал – женат или нет. По письму я не поняла. Если не хочешь, то не отвечай. Напиши, общался ли с остальными нашими ребятами».

«И эта туда же, – подумал Артем, вздохнув, – всех интересует личная жизнь. Ну да ладно. Главное, она ответила. Надо что-то придумать в ответ». Не находя себе места, Артем метался по кабинету, решая, как лучше описать свою семейную жизнь. Признаться, что развелся, или соврать, что у него тоже все хорошо. Второй вариант – не очень, так как вранье обычно к хорошему не приводит. Город, где они жили, не такой и большой. Легко найдутся доброжелатели, готовые донести правду. Как не сказать правду и не соврать? А очень просто! Чувствуя сильный душевный подъем, Артем кинулся к компьютеру и написал: «К чему эта вся переписка? Давай лучше встретимся вживую и пообщаемся. Я живу в двух улицах от тебя. Удивительно, что мы раньше не встретились».

Он немного подумал, а затем приписал: «Если, конечно, у тебя муж не слишком ревнивый и не держит тебя взаперти. И пришли еще свои фотки, а я тебе вышлю свои». Его палец нажал левую кнопку мыши – «Отправить». Письмо ушло. Улыбаясь до ушей, Артем откинулся в кожаном кресле. Он думал о предстоящей встрече. Как это может быть? Ответ Машки застал врасплох. Он не ожидал, что одноклассница так быстро ответит. Второе письмо от нее он открывал с еще большим волнением. Там было всего несколько строк.

«Артем, я бы рада с тобой встретиться, но в данный момент мне не вырваться. Просто нет времени. Давай встретимся позже. И муж у меня вовсе не ревнивый, а обычный, как все. Пока высылаю тебе свои фотографии и жду твоих».

«Эх, сорвалось», – с досадой подумал Артем и ударил ладонью по столу. Однако сдаваться он не собирался. К письму Машка прикрепила фотографии. На части из них она стояла в обнимку с мужчиной. Управляя колесиком мыши, Артем прокручивал присланные картинки. Вот они вдвоем на природе, снова вдвоем уже в городском парке на чертовом колесе, вдвоем на какой-то вечеринке, в ЗАГСе, и Машка везде такая счастливая, а парень – точная копия Лехи Цыганского. Он смотрелся, как его родной брат. Бывает же такое. Значит, и здесь этот козел перешел ему дорогу. С другой стороны, говорят, что у похожих людей схожи характеры и пристрастия. Леха же был отпетым бабником, придурком, любил выпить и покурить дури. Если они с Машкиным мужем похожи хотя бы наполовину, то она не так счастлива в браке, как рассказывает. Главное – все разузнать. Артем мучительно думал о способе это сделать. Вот увидеть бы их вместе, и все сразу станет понятно – счастливы они в браке или нет. Такое не скроешь. Артему вспомнилась Светка и ее приглашение встречаться семьями. А неплохая идея! Только одна проблема – у него нет семьи, а если Машка узнает, что он не женат, то на сто процентов вероятности ответит отказом. Значит, придется врать. Ложь во спасение. Улыбаясь, он подумал, что это будет даже и не ложь, а слегка приукрашенная действительность. Ведь у него же была жена. Он придет на встречу с Машкой и ее мужем один, скажет, что у жены срочные дела, поэтому она не смогла прийти, пообщается с ними и решит, как действовать дальше. Решив все таким образом, Артем быстро написал еще одно письмо.

«Привет, Маша! Может, ты меня неправильно поняла, но я предлагал встретиться не наедине, а семьями. Ты приходишь со своим мужем, я приглашаю жену. Посидим, поговорим. Разве плохо, если мы сохраним дружеские отношения? Высылаю тебе фотографии со свадьбы. Детей у нас пока нет. Жена говорит, что не готова стать матерью и хочет еще немного пожить для себя».

К письму он прикрепил свадебные фотографии. На них и он и Валерия просто светились от счастья. Алиби железное. Он даже может позвонить Валерии и предложить пойти на встречу. Разве он виноват, что она его пошлет, употребляя большое количество нецензурных слов? Письмо ушло адресату. Артем замер, ожидая ответа. Ответа не было. Потом он подумал, что все-таки рабочий день и у нее, наверное, какие-то дела, потому и не отвечает. Чтобы убить время, он посмотрел оставшиеся два письма. Одно прислал Вадим. Он рассказал, как создал собственное агентство по трудоустройству. Теперь его услугами пользуются самые крупные предприятия города. При минимуме вложений он в год имеет солидную прибыль и особо не заморачивается.

– Вот засранец, – подумал про себя Артем, читая его письмо, – вечно любил прокатиться на чужом горбу.

Дальше в письме Вадим признался, что всю жизнь сожалел о том случае с разборкой в песчаном карьере. Он не нашел в себе сил пойти с ним, потому что жутко испугался.

– Да я всегда знал, что ты сыкло, – пробормотал себе под нос Артем, продолжая читать. В последних строках письма Вадим просил у него прощения и высказывал надежду, что Артем ему ответит. К письму школьный друг прикрепил несколько фотографий. За прошедшие с их последней встречи двадцать лет Вадим сильно раздался, приобрел двойной подбородок, солидный живот, лысину и очки. Одетый в дорогой костюм, он походил на банкира или политика. Важность так и перла у него отовсюду.

Последнее письмо из электронного ящика немного сбило общий положительный настрой Артема. Неизвестный подписался как «Адский гонщик».

«Привет, сосунок недотраханный! Вижу, у тебя все в шоколаде. Не расслабляйся – это ненадолго. Клянусь очком товарища, что, когда мы встретимся, ты пожалеешь, что дожил до сегодняшнего дня. Я твои кишки на уши намотаю».

Артем сначала просто хотел удалить послание психа. Затем не стал этого делать, а написал ответ, где пояснил, что он думает об оппоненте, его матери и всей родне до десятого колена. Отправил. На сердце сразу полегчало. Настроение улучшилось, а день показался на редкость удачным.

6

С упаковкой горячего шашлыка из ближайшего ресторана и бутылкой вина Артем во время обеденного перерыва ворвался в кабинет Василия и завопил:

– Получилось!!! – Его радости не было предела. Он плюхнулся в кресло. Бросил шашлык на стол под нос оторопевшему другу. Начал откупоривать вино.

Василий с мрачным видом отложил папку с бумагами, провел рукой по лицу и поинтересовался:

– Ты выиграл тендер на поставку стройматериалов в Сочи или просто спятил?

– Просто спятил, – поддакнул весело Артем и пояснил: – Я залез на этот сайт. Она была там. Мы общались! Я хочу с ней встретиться!

– С кем ты общался? – не понял Василий.

– Машка, да ты ее не знаешь. – Содрав пластиковую оболочку с горлышка бутылки, Артем несколькими ударами по донышку выбил пробку и разлил вино в два бокала, которые взял со стола.

– Я пить не буду, – проворчал Василий, – у меня еще полно дел. Рассказывай, что у тебя стряслось, и выметайся.

– Красное вино улучшает кровоснабжение, – заметил Артем, поднимая свой стакан, – выпьем чисто символически. Я же не предлагаю напиваться. Попробуй шашлык. У меня есть знакомый повар в «Иве». Это он готовил. Уверен, тебе понравится.

– Вообще-то я уже обедал, – неуверенно пробормотал Василий, покосившись на шашлык. Он похлопал себя по плоскому животу и добавил: – Я хотел немного похудеть. А то все эти фуршеты. Стал расползаться.

– Да ты только понюхай, – хищно оскалился Артем, – зацени, скажи, что думаешь, а я сам все съем. – Он был просто демоном соблазнения. Наклонился, открыл коробку, и аромат шашлыка тут же наполнил комнату.

– А ладно, черт с ней, с диетой, – махнул на все Василий. Они чокнулись бокалами, а в следующую минуту уже раскладывали шашлык по тарелкам.

– Машка, мы с ней вместе учились, – начал рассказывать Артем, – мы с ней в школе почти что встречались. Смотри... – Он наклонился через стол к другу и показал закачанные в КПК фотографии.

– Ничего, – кивнул Василий, – а что значит «почти встречались»?

– Ну, все шло к этому, а потом она решила, что я отморозок, и прекратила отношения, – пояснил Артем, не отводя влюбленных глаз от фотографий, – я ей предложил встретиться. Думаю, у нас все получится.

– Она что, с радостью согласилась, прям сразу после стольких лет? – удивился Василий.

– Нет, она отказалась. Наверное, мужа боится, что ревновать будет. – Артем печально посмотрел на шашлык.

Василий от слов друга едва не подавился шашлыком:

– Что, она замужем?! И ты считаешь, что у вас все получится? Да тут все понятно! Брось фантазировать! Она отказалась встретиться, потому что не собирается продолжать отношения!

– Нет, ты не понимаешь, у нее муж, судя по виду, настоящий урод. Они не пара, – с жаром попытался объяснить Артем.

– А, ну тогда другое дело, – иронично заметил в ответ Василий, не в силах сдержать улыбки, – я сам посмотрел на фотографии и понял, что он настоящий урод. Вон, посмотри, явственно проглядывает горб, одна нога короче другой...

– Хватит издеваться, я серьезно, – обиделся Артем.

– И я серьезно, – вздохнул погрустневший Василий, – посмотри сам. Ее муж похож на модель для рекламы нижнего белья. Вот на этой фотографии это особенно заметно. Если он урод, то я Красная Шапочка.

– Здравствуй, Красная Шапочка, – юродствуя, прокричал рассерженный Артем на весь кабинет. У него в голове не укладывалось, что друг не может уяснить сущности Машкиного мужа. – Смотри, по глазам видно, что он подонок.

– Ага, так называемый демонический взгляд, – махнул рукой Василий, – скажи еще, что он одет как маньяк.

– А тебе не кажется странным его пристрастие к коже, – Артем упорно не желал сдаваться. Тыкал КПК с фотографиями под нос друга, – вот смотри здесь, он в кожаных штанах, в кожаном пиджаке, кожаных ковбойских сапогах и темной рубашке. Кто так одевается? Только вампиры в фильмах ужасов!

Василий промолчал. С отсутствующим видом он посмотрел в окно и стал насвистывать себе под нос какой-то мотивчик.

Тяжело дыша, Артем поднялся с кресла и, указывая на друга пальцем, торжественно произнес:

– Обещаю тебе, я выведу ее муженька на чистую воду. Она с ним расстанется и будет встречаться со мной. Возможно, мы даже поженимся. Я не отступлюсь! Давай заключим пари.

– Нет, я пас, – отказался Василий, оборвав его, – не люблю рисковать. Если у вас все получится, то я буду только рад. Просто у меня большие сомнения по этому поводу.

– Время нас рассудит, – парировал Артем, присаживаясь обратно в кресло, – давай ешь шашлык, а то остывает. – Они некоторое время ели молча. Затем Артем первым нарушил тишину.

– Слушай, Васек, а тебе писали всякие психи, когда ты лазил в Интернете?

Вопрос заставил Василия задуматься.

– Что ты имеешь ввиду? Какие психи? – ответил он вопросом на вопрос, запивая мясо вином.

– Да один там написал, – неуверенно начал Артем, – подписался «Адским гонщиком». Написал, что намотает мне кишки на уши.

– Психов везде хватает, – пожал плечами Василий, – мне такое не писали, но я бы не удивился. Какой-нибудь больной человек. Может, это парень из вашей школы, над которым издевались. Да Интернет – это вообще такая штука, что не знаешь, с кем ты общаешься на самом деле. Вот ты думаешь, что переписывался с Машкой, а это на самом деле никакая не Машка, а какой-нибудь пузатый мужик с волосатой спиной и кружкой пива в руке или прыщавый подросток. Он ржет, отправляя тебе всякие дурацкие послания. Поверь, такое в Интернете бывает на каждом шагу. Надеюсь, у вас до дистанционного интима не дошло?

– Да брось ты, – ошарашенно проронил Артем, стукнув бокалом по столу и едва не расплескав недопитое вино, – если это кто-то другой, а не Машка, откуда этот кто-то знает столько подробностей о том, что было в школе. Нет – это Машка.

– Может, и Машка, но я бы на твоем месте попросил у нее номер телефона, – посоветовал Василий деловито, – телефон намного надежнее электронной почты. Голос человека подделать довольно трудно.

– Наверное, ты прав, – согласился Артем задумчиво.

– Давай музыку, что ли, послушаем, – предложил Василий, наклоняясь к компьютеру, – а то сидим тут, вино и шашлык и без музыки. Непорядок!

– Только не надо включать своих любимых педиков, – встрепенулся Артем на своем месте.

– «Модерн Токинг» – не педики, – сурово заметил Василий, барабаня по клавишам и управляясь с мышкой.

Артем, кривляясь, изобразил тонкий голос солистов группы, исполнив припев известного шлягера.

– Хорошо, сейчас ты получишь, блин, песню для настоящих мужчин, – криво улыбнулся Василий. Нажал «Интер», и из динамиков грянул хриплый голос не раз сидевшего мужчины, который с надрывом орал: «А голуби летят над нашей зоной! А голубям нигде преграды нет!»

– Ну, зачем же так круто, – хихикнул Артем. Во внутреннем кармане джинсовки он почувствовал вибрацию и понял, что пришло письмо на электронный ящик. От радости перехватило дыхание.

– Это она, – закричал Артем, перекрикивая музыку. Он выхватил из кармана КПК, залез через него в почтовый ящик и скривился от разочарования. Пришедшее письмо было подписано «Адским гонщиком». В письме одна строчка: «Скоро вы все умрете!»

Он показал послание Василию. Тот прочитал, покачал головой и сделал заключение:

– Обычный псих, которому не хватает внимания. Просто заблокируй для него свой почтовый ящик и все. Иначе он будет писать и писать.

7

Вечером Артем вновь сидел перед компьютером. Письмо от Маши почему-то все не приходило. В его голове клубились мрачные мысли: «Вдруг она не напишет? Вдруг не захочет больше общаться?» Он уже подумывал написать ей еще одно послание, когда заметил новое письмо от Игоря Лопатина. Палец завис над кнопкой «Удалить». Но в последнюю секунду Артем передумал и решил прочитать, чего он там от него хочет. Он открыл письмо, пробежал глазами и захихикал. Игорь Лопатин едва мог два слова связать. Все предложения короткие, многие незакончены. Но не в этом прикол. Игорь писал, что собирается начать какое-то свое дело, которое сулит в будущем большие выгоды, и хочет взять его в компанию. Артем, по его мнению, сечет в бизнесе и сможет его консультировать. Что за дело, какие консультации – непонятно. Парня было просто жалко.

Вздохнув, Артем написал: «Игорек, не лезь ни в какие дела, если нет стопроцентной уверенности. Это моя первая бесплатная консультация. Извини, но у тебя нет способностей к бизнесу». Он отправил послание и буквально через минуту получил ответ.

«Может, у меня и нет способностей к бизнесу, зато есть близкая родня в администрации. Чуешь, о чем я? Из центра выделили бабки на развитие Севера, и его надо освоить. Если хочешь поучаствовать, готовь пол-лимона. Надо кое-кого подмазать. Можешь сам к нам приехать и все уладить или перечислить деньги на счет, который я тебе скажу. Жду ответа».

– Кого ты напарить хочешь, дубина! – воскликнул пораженный наглостью одноклассника Артем. – Придумал бы что-нибудь пореалистичнее. А то прям детский лепет какой-то! Ну, дает!

Когда начальное возмущение улеглось, Артем подумал о том, что всяким придуркам, наподобие Игорька, иногда везет и они на пустом месте при удачном стечении обстоятельств поднимают бабки, которые другим никогда не заработать. Нет, он не собирался куда-то перечислять свои деньги, благо из ума пока не выжил, но решил все проверить. В настоящее время существовало много программ по развитию регионов. Если у Лопатина и впрямь в администрации родственники, то можно съездить на Дальний Восток и замутить что-нибудь, только без криминала. Предложить стандартную схему откатов и все. Артем задумался над тем, как собрать информацию, и мигом нашел ответ. Если у Лопатина в администрации Сеноманска есть близкие родственники, то они, скорее всего, засветились либо в печати, либо на телевидении. Можно прокачать их через Интернет. Если не получится, то у него есть знакомые в силовых структурах. Можно еще обратиться к Василию. У него тоже везде большие связи.

Артем набрал в поисковике слова «Сеноманск» и «Лопатин». Результат получился, мягко сказать, неожиданным. На экран вышла статья из газеты «Дальневосточный рубеж». Половину страницы занимала фотография Игоря Лопатина в военной форме и краповом берете. На фотографии ему не больше двадцати. На губах застыла застенчивая улыбка. Ниже – аршинный заголовок «Отсчет жертв». Шрифтом помельче: «Сегодня в город доставлено тело первого погибшего в Чечне жителя Сеноманска, младшего лейтенанта Игоря Лопатина. Точных сведений о жертвах пока нет. В Грозном идут ожесточенные бои...»

Сразу под текстом были фотографии рыдающей матери Игоря Лопатина, которую под руки поддерживали двое военных, могилы с несколькими венками и Игоря.

Артема прошиб холодный пот. В статье говорилось, что Игорь погиб еще в первую чеченскую, тогда кто же посылал сейчас письма от его имени? Некто хотел его развести, прикрываясь фамилией погибшего, причем не очень умело. Такой заподлянки этому мошеннику спускать с рук было нельзя. Артем придвинулся к столу и стал набирать текст нового послания для лже-Игоря.

«Игорек, я подумал и решил, что мне интересно твое предложение. Уехать из города в данный момент не могу. Реши дела сам, если сможешь. Высылай номер счета, куда перечислить деньги. О результатах будешь докладывать немедленно. Если какие проблемы, то звони сразу мне на сотовый...»

Он приписал номер своего сотового и отправил сообщение. Ответное письмо пришло буквально через две минуты. В нем был счет «Волготоргбанка», на который он должен был перечислить полмиллиона рублей.

– Ты попал, – усмехнулся Артем в монитор, набирая номер телефона заместителя начальника отдела по борьбе с экономическими преступлениями при следственном управление УВД. Сначала звучали гудки, потом бодрый голос на фоне детского плача ответил:

– Да, слушаю, Артем, чего надо на ночь глядя?

– Иван, да меня тут какие-то идиоты хотят развести на полмиллиона. Работают топорно. Видно, что профаны. Взять их для твоих ребят будет просто детской забавой.

– Рассказывай, – тон собеседника стал серьезным.

Артем все рассказал и продиктовал банковский счет.

– Отлично, мы сделаем фиктивный перевод денег. Они придут снимать. Тут мы их и возьмем. Но тебе завтра нужно будет заехать в управление написать заявление. Без твоей заявы я не смогу дать ход делу.

– Не вопрос, заеду, – пообещал Артем. Затем они попрощались. Часы в углу монитора показывали одиннадцать пятнадцать. – Все, на сегодня приключений хватит, – сказал сам себе Артем и протянул руку, чтобы выключить компьютер. В этот момент пришло еще одно письмо. Он отдернул руку от кнопки выключения так, словно она была из раскаленного добела металла. Это было то письмо, которого он так долго ждал. Машка все же ответила.

Ощущая, как сильно бьется его сердце, Артем открыл присланное письмо.

«Артем, здравствуй. Я не отвечала, потому что произошло одно событие. Неприятное событие. Я долго сомневалась, стоит ли писать тебе вообще. Но написала. Прошу, ответь честно: это ты присылал мне сегодня утром два письма с угрозами? Я подумала на тебя, потому что раньше ничего подобного не случалось. Потом появился ты, пишешь, что тебя зря считали бандитом в школе, и вдруг начинают приходить письма с угрозами. Странное совпадение! Это из-за того, что я не сразу тебе ответила, из-за обиды? Да?»

– Нет, ну нормально, – фыркнул Артем, дочитав письмо, – опять я виноват! – Не теряя времени, он настрочил и отправил краткое сообщение со своим номером сотового телефона в конце. Его преследовал страх, что Машка, испугавшись, вовсе перекроется и перестанет отвечать, поэтому слова подбирались с максимальной осторожностью: «Маша, клянусь, я не писал тебе писем с угрозами! Сегодня мне самому угрожал кто-то. Присылали письма типа – „ты скоро умрешь“ и тому подобное. И я, кажется, знаю, кто это мог сделать, но это не стоит объявлять через Интернет. Позвони мне, и я все объясню. Если боишься, что я стану надоедать тебе звонками, то звони по подавленному номеру».

Она позвонила, причем не скрывая номера. Значит, все-таки поверила ему. От звука ее голоса у Артема заныло под ложечкой. Он сразу рассказал ей про письма, что ему присылали, и про Игоря Лопатина.

– Господи, какой ужас! – вымолвила она, когда он закончил. – Представляешь, а мы все с ним уже несколько месяцев переписываемся. Он у Михеева денег одолжил на какое-то дело. У меня тоже просил, но у меня просто не было такой суммы. Значит, это мошенник! Надо немедленно всех предупредить.

– Нет, подожди, я подключил к делу милицию, – проговорил Артем с поспешностью, – у меня в милиции знакомый работает. Он обещал помочь. Мы уже придумали, как его задержать. Не сегодня так завтра станет известно, кто нас дурил. Я завтра поеду писать заявление в УВД, как меня хотели кинуть. Когда ситуация разрешится, тогда можно будет оповестить остальных.

– И ты думаешь, это тот же самый мошенник писал письма с угрозами? – спросила она обрадованно. В голосе слышалось облегчение. Хуже всего для любого человека – бояться неизвестного. Поэтому Артем ее успокоил, ответив бодро:

– Конечно. Больше некому. Скоро мы все узнаем, не волнуйся.

– Постараюсь не волноваться, – пообещала Маша. И добавила: – Надеюсь, его поймают.

Артем понял, что надо незамедлительно переходить к главному пункту повестки дня.

– Маш, а как насчет того, чтобы встретиться? – вкрадчиво спросил он. На том конце повисло продолжительное молчание.

Это не на шутку встревожило Артема:

– Маша, ты слышишь! Алло!

– Да, я слышу, – спокойно отозвалась она, – давай повременим с этим. Муж сейчас в командировке. Когда приедет, я у него спрошу, как он относится к подобной идее. Если он не будет против, то встретимся обязательно. Ладно, уже поздно. Давай прощаться. Желай мне спокойной ночи.

– Спокойной ночи, – послушно повторил расстроенный Артем.

– Тебе тоже спокойной ночи, – ответила она нежно, – завтра созвонимся. Расскажешь, поймали этого ублюдка или нет.

– Пока, – вздохнул он и нажал «завершение разговора». Связь прервалась. На душе было как-то нехорошо. Артем не мог понять, почему она так упорно не желает с ним встречаться? Может, она что-то хочет скрыть? Непонятно. Артем посмотрел на сотовый, и, словно повинуясь его взгляду, аппарат мощно завибрировал, распространяя неприятное зудение до самого локтя. Кто еще мог ему звонить в такое время да еще по подавленному номеру? Он сбросил звонок, однако через мгновение телефон завибрировал снова.

– Вот зараза, – выругался Артем, поднося трубку к уху, – алло, я слушаю вас...

– Здоруво, – проквакал из пустоты обработанный на компьютере голос. Узнать говорившего было невозможно.

– Да, кто это? – проговорил Артем, стараясь казаться спокойным. Он почувствовал, как кровь отлила от лица, а на лбу выступила испарина. Сопоставив последние события, без труда можно было понять, кто звонит.

– Ты думаешь, что такой умный, – продолжал некто механическим голосом, – закончил он, видите ли, университет! Когда я до тебя доберусь, тогда и посмотрим, кто умнее на самом деле. Что я до тебя доберусь, можешь не сомневаться!

– Что тебе нужно? – гневно спросил Артем.

– Хочу тебя прикончить, как шелудивого пса, – ответил неизвестный весело.

– За что? Что я тебе сделал? – закричал Антон со злостью. – Кто ты такой?

– Скоро ты все узнаешь. – Голос неизвестного плавно перешел с «кваканья» на шепот и затих вовсе. Затем пошли гудки.

– Просто отлично. – Артем отключил и убрал свой сотовый в карман, а то мало ли кто еще захочет присоединиться к вечеринке.

8

Около полудня, закончив все дела, намеченные на утро, Артем заехал в УВД, написал заявление на неизвестных аферистов, потом – в пиццерию, а оттуда на мебельную фабрику. Его прямо распирало изнутри, хотелось с кем-то поговорить, а лучшей кандидатуры, чем Василий Конев, он не смог придумать. Не с бывшей же женой общаться и не с родителями! Братья и сестра далеко, да и не хотелось их волновать пока рассказами про всяких маньяков. Вот когда все закончится, тогда другое дело.

– Дай угадаю. Она опять отказалась с тобой встретиться, – произнес вместо приветствия Василий, отрываясь от компьютера.

– Не совсем, у нее муж пока в командировке, а когда приедет, то сразу, – пробормотал Артем.

– Более гнилой отмазки я еще не слышал, – восхитился Василий и, глядя на коробку с пиццей, добавил: – Ты что, смерти моей хочешь? Я же сказал, что на диете! Ты бы еще шмат сала приволок!

Не обращая внимания на его брюзжание, Артем открыл коробку, взял из стенного шкафа тарелки и лопатку для торта, чтоб раскладывать пиццу.

Василий с подозрением следил за его действием:

– Ты руки-то мыл?

– Да, два раза, на прошлой неделе, – отшутился Артем, затем бросил: – Тебе с оливками, как ты любишь, а себе возьму нормальную.

В кабинет заглянула секретарша, и Василий велел ей сообразить чаю с лимоном и сахаром. Далее его внимание переключилось на друга.

– Ну, чего томишь, давай рассказывай, что там случилось. Ведь по глазам вижу, что-то хочешь выдать. Пиццы тут носит, блин, понимаешь!

– Расскажу – не поверишь, – улыбнулся во весь рот Артем и поведал ему историю про воскресшего Игоря Лопатина и звонки с угрозами.

– Я могу звякнуть кое-кому... – начал было Василий, но Артем его перебил:

– Не волнуйся. Я уже звякнул. Этому гаду не долго осталось радоваться свободе.

– Ну что, я был прав про маньяков в Интернете, – с торжеством в глазах произнес Василий, подтягивая к себе тарелку с кусками пиццы. Посмотрев на треугольные ломти на тарелке, он скорбно добавил: – Боже мой, на что ты меня толкаешь!

– Давай ешь, – бросил ему Артем приказным тоном. Потом признался: – Да, Василий, вы были как никогда правы...

– Знаешь, Тема, скажу тебе о твоей ненаглядной Маше, – проговорил Василий с набитым ртом, – она тоже очень подозрительная, а ты ей все выболтал, ну, что узнал про смерть Игорька.

– Чем это она подозрительная? – насупился Артем.

– Не знаю, но у меня предчувствие. – Василий сглотнул, запил чаем и продолжал: – Внезапно связалась с тобой, сразу, после того как этот аферист просил у тебя деньги. Что-то непонятно, что она проверяла твою реакцию. А ты ей все подчистую и выложил, что всех разоблачил, что у тебя друзья в милиции. Попомни мое слово: теперь ни Маши, ни аферистов ты больше не увидишь. Это одна банда. Она предупредила своих сообщников, и никто не придет снимать деньги.

– Да ладно, нарасскажешь тут, – неуверенно пробормотал Артем. В словах друга, как ему показалось, было зерно истины. Действительно, все казалось чертовски странным. Пока Василий не сказал, он ничего не замечал.

– Если б Маша хотела с тобой встретиться, то встретилась прямо сейчас, пока нет мужа, – продолжал сеять в его душе сомнения Василий.

– Ну, ты достал! – простонал Артем, бросив на тарелку недоеденный кусок. – Я знаю, что у тебя есть базы данных почти что всех государственных служб. Давай прямо сейчас проверим Машку, и ты наконец заткнешься.

– Давай проверим, – ехидно улыбнулся Василий, придвигаясь к компьютеру. – Как у нее сейчас фамилия?

– Да такая, как и была. Она не стала ее менять, – пробормотал Артем и подсел рядом.

– Адрес, – потребовал Василий. На экране монитора развернулась программа поиска.

– Адрес я не знаю, – растерялся Артем, – но она говорит, что живет в новой высотке у торгового центра, и у меня есть номер ее сотового.

– Это уже кое-что, – с умным видом заметил Василий. Изображая из себя крутого хакера, он забивал данные в пустые окна, открывающиеся на зеленом поле. Женский голос из динамиков нежно пояснял в это время, что и куда надо вводить. Пока шел поиск, он похвастался: – Знаешь, сколько стоит эта программа и где я ее купил?

– Нет, не знаю, – буркнул сердитый Артем. Тут мечта рушилась, а ему толковали о каких-то программах.

– Если я тебе скажу, то потом придется тебя убить, – хохотнул Василий, довольный своей шуткой.

– Ну и иди тогда в задницу со своей программой, – огрызнулся Артем, глядя на бегущий по экрану список фамилий. Наконец высветилась фамилия Марии Сергеевны Игнатовой. Фамилия встала в заголовок страницы, а ниже полезли данные, паспорт, диплом, финансовое и гражданское состояние. Дочитав до конца, Артем откинулся во вращающемся кресле, обхватил голову руками и застонал. Василий триумфально декламировал на весь кабинет:

– Мария Игнатова развелась пять лет назад. Отношений с мужем они не поддерживают. Все эти пять лет она официально нигде не работает. Банковских накоплений нет.

– Зачем же она соврала? – недоумевал Артем.

– Сам подумай. – Василий сочувственно улыбнулся другу. – Я же говорил, что она заодно с мошенниками. Иначе откуда у нее берутся деньги оплачивать счета и покупать дорогие вещи? Вон, в начале года она купила в салоне «Фольксваген Пассат». У реальных безработных запросы куда скромнее. – Он по-дружески взъерошил Артему волосы. – Все, тебя кинули, братан!

– Отвали, – буркнул Артем, стряхивая с головы его руку.

– Расслабься, это еще не конец света. – Было видно, что Василию нравится роль мудрого товарища, который учит жизни непутевого друга, вляпавшегося в дурацкую историю. Артему хотелось взять и напиться с горя, но он подавил в себе это желание. Не верилось, что Машка превратилась в отпетую мошенницу. Только против фактов не попрешь. Размышляя над тем, что делать с этими самыми фактами, он взял с тарелки еще один кусок пиццы, стал жевать, а Василий в это время рассказывал о том, что мошенничество сейчас вышло на новый уровень. Преступники вовсю используют научные достижения, в том числе Интернет и сотовую связь, телекоммуникации. Артем изредка поддакивал. Слова друга воспринимались как фоновое бубнение телевизора. Пицца закончилась. Василий допил чай, посмотрел с сочувствием на него и осторожно намекнул:

– У меня сегодня еще столько дел!

Артем все понял без дополнительных подсказок. У него и самого было забот невпроворот.

– Ладно, пока, пошел я, – пробормотал он, поднимаясь с кресла. Пожал протянутую руку. – Созвонимся тогда.

– По-любому, – заверил Василий, – там, если поймают этих придурков, позвонишь, расскажешь.

Он кивнул и вышел. На улице у проходной дожидался его припаркованный джип. Солнце вспыхивало на хромированных частях. Повинуясь нажатию кнопки на брелоке, пискнула, отключившись, сигнализация. В салоне, оснащенном климат-контролем, было прохладно. Артем откинулся на сиденье, завел двигатель и снял машину с ручника. Надо было заехать на один из складов и проконтролировать отгрузку товаров. Если опять привезут сырую вагонку, он решил, что засунет ее продавцу в задницу. В прошлый раз часть таких досок от пребывания на складе быстро покрылась плесенью, и их никто не хотел покупать. Фанера тоже была какая-то покоробленная. Часть партии пришлось отправить назад поставщику. Он вырулил с парковки, размышляя о необходимости строительства собственного сушильного цеха, и потом внезапно его мысли снова вернулись к Маше. Неужели все надежды были напрасны?

Притормозив на светофоре, Артем подумал, что неплохо бы позвонить ей и внести ясность в отношения. Пусть расскажет, что у нее там с мужем и тому подобное. Он начал набирать ее номер, но вовремя остановился. Еще неизвестно, виновата Маша или нет. Если же он сейчас ей позвонит, начнет спрашивать про развод, про мифическую работу, то как объяснит, откуда у него о ней информация? Что, признаться: «Да, подруга, вот пробил тебя тут по базам данных, и стало грустно. Нестыковочки, однако, в биографии...» Нет, так не пойдет. Артем сбросил набранные цифры и убрал сотовый. Пусть она думает, что он пребывает в неведении.

Когда он приехал к своему складу, разгрузка досок была в самом разгаре. Древесину привезли качественную, и ему осталось только наблюдать, как работают грузчики. Ближе к вечеру позвонил Иван. С сожалением в голосе он сообщил, что в банк никто не явился снимать деньги, которые они перевели на счет. Деньги не пытались перевести. Короче, ничего. Тишина.

– Странно, – пробормотал Артем в задумчивости. Его взгляд, блуждающий по стенам кабинета, остановился на вделанном в стену декоративном камине. На полке стояла фотография его бывшей жены. Он так замотался, что не замечал ее. Секунду подумав, Артем спросил:

– Вань, а может, вы их спугнули? Ну, знаешь, как говорят, что преступники за версту чуют ментов, даже если они в штатском. Кто-то из ваших людей там засветился и все.

Собеседник рассмеялся в трубку, потом пояснил:

– Знаешь, у меня нет свободных людей, чтобы ставить их на каждом углу. Да этого и не требовалось. Все намного проще. Руководство банка и некоторые сотрудники были оповещены о готовящейся операции. Я предоставил номер счета и приказал звонить нам, как только придут снимать деньги. Работницу банка на кассе проинструктировали, чтобы она под любым предлогом не выдавала деньги и тянула время до приезда опергруппы. Если бы преступник что-нибудь заподозрил, попытался уйти, то тут вступила бы в действие охрана банка. Они знали, что придет парень, который начнет скандалить. Что он, возможно, вооружен, и чтобы, когда на кассе будет нажата тревожная кнопка, они приняли меры к его задержанию.

– А охрана банка что, смогла бы этого афериста задержать? – с сомнением спросил Артем. – Мне что-то не верится.

– Охрана бы смогла, – спокойно возразил Иван, – там двое наших бывших сотрудников работают. Проблема не в этом, а в том, что некого было задерживать. Сам видишь – спугнуть мы его никак не могли.

– Может, он просто выжидает, – предположил Артем.

– Нет, так никто не делает. – Тон Ивана был категоричным. – Чем дольше ждешь, чем больше опасность. Деньги снимают сразу и отваливают в неизвестном направлении. У меня ощущение, что над тобой просто пошутили.

– Хороши шутки, – воскликнул Артем, – вот говорю тебе, завтра, послезавтра, но он явится за деньгами по-любому. Вань, обещай, что ты не будешь пока сворачивать операцию, а подождешь. У меня предчувствие...

– Хорошо, договорились, тем более что я не собирался пока сворачиваться.

– А ты проверил, кому счет принадлежит? – спохватился Артем.

– Это тупик, поверь моему опыту, – спокойно ответил собеседник, – счета открывают по паспортам разных лохов, чтоб снять деньги да свалить. Лохи об этом даже не знают. Паспорт или воруют, или берут у скупщиков, или получают паспортные данные каким-либо способом.

– Но вы проверили человека, на которого открыт счет? – перебил его Артем нетерпеливо.

– Да, конечно, – голос Ивана стал скучным, – парень ничего из себя не представляет. Такого не стали бы брать в серьезную игру. Обычный алкаш. По малолетке отсидел год, потом еще пара условных сроков за драки и сопротивление сотрудникам милиции и ношение холодного оружия. Если бы не связи родителей, то он бы сел всерьез и надолго, но им каждый раз удавалось отмазывать сынка. Сейчас живет один в трехкомнатной квартире рядом с Богдановским рынком. Я лично пообщался с соседями этого придурка. Представился сотрудником ЖЭКа. Они сказали, что у него в квартире собирается большая компания темных личностей. Все пьют, орут целыми днями. Деньги на водку добывают попрошайничеством и воровством по всей округе. Скорее всего, злоумышленник незаметно присоединился к их веселой гулянке, втерся в доверие и попросил за небольшое вознаграждение открыть ему счет.

– Ты с ним поговорил, с алкашом? Выяснил, кто просил открыть счет, как он выглядел? – завалил его вопросами Артем.

– Нет, этого козла не было дома. Соседи сказали, что уже неделю в квартире все тихо.

Воображение живо нарисовало Артему пустую квартиру алкаша с лежащим на полу бездыханным телом. Яснее ясного, что мошенники попросту убрали опасного свидетеля, после того как он открыл им счет.

– А тебе не показалось это подозрительным, что в квартире тихо? – спросил он у Ивана.

– Нет, шляется, наверное, где-нибудь, – ответил тот без тени сомнения.

– А может, его убили! Прикажи вскрыть квартиру, – потребовал Артем.

– Остынь, дружок, – посоветовал Иван с иронией в голосе, – не стоит пороть горячку. Вскройте квартиру! Думаешь, это так просто? Это целая процедура. Если б хотя бы из-за двери шел запах разложения или к соседям через потолок просочилась кровь, тогда бы другое дело, а так мы только спугнем мошенников, если они крутятся где-нибудь поблизости.

– А как фамилия этого алкаша? – поинтересовался Артем, все больше и больше разочаровываясь в способностях работников милиции.

– Зачем тебе? Что, хочешь вести собственное расследование? – хохотнул Иван в трубку.

– У меня есть некоторая теория, кто бы мог это сделать. Я хочу ее проверить, – признался Артем нехотя.

– Ладно, сейчас, – буркнул Иван. В трубке послышалось какое-то копошение. Судя по всему, собеседник рылся в бумагах. Потом его голос вернулся: – Так, вот, это некто Цыганский Алексей Федорович. Это тебе о чем-то говорит?

Артему от волнения показалось, что у него подскочила температура. Пересохшими губами он переспросил:

– Как ты сказал фамилия?

– Цыганский.

– Он учился в моей школе. В старших классах мы сильно повздорили. Я его опустил перед всеми. А позже из-за меня же его забрали в милицию. Потом, кажется, его вовсе исключили из школы или перевели куда-то.

– Да, в десятом классе перед выпуском он как раз сел за угон машины. Их сначала задержали с дружками на ворованной машине, причем в машине нашли наркотики, холодное оружие. Сам Цыганский в тот день где-то ухитрился схлопотать огнестрельное ранение. Пистолет вроде был его. Там какая-то темная история. Вроде была разборка. Он все отрицал. Пистолет так и не нашли. В общем, с помощью хорошего адвоката ему удалось соскочить, хотя нескольких из его друзей отправили в колонию. Отметив выход на свободу, Цыганский в состоянии сильного алкогольного опьянения угнал другую машину, чтоб покатать девчонку. Во второй раз его отмазать уже не смогли.

– Вот он и есть один из мошенников, – обрадовался Артем, – уверен, это Цыганский предложил меня обчистить. Берите его, и он выдаст остальных, если у него были сообщники.

– Если вы повздорили в школе, это еще не показатель. Может иметь место простое совпадение.

– Ага, совпадение, я сразу на него подумал. – Артем хотел объяснить знакомому, на чем основана его уверенность, но не смог. Что-то ускользало, что-то расплывчатое. Между тем пауза затягивалась. Артем лихорадочно искал аргументы и вдруг едва не закричал от радости, вспомнив. Ну, конечно же, письма, которые ему приходили!

Ивану надоело молчать, и он спросил:

– Может, просветишь меня, почему ты сразу на него подумал?

– Письма, – выпалил Артем и провел языком по пересохшим губам.

– Письма?! – В голосе собеседника прозвучало непонимание.

– Я сразу заметил характерные словечки, которые употреблял Леха Цыганский, но поначалу не придал этому значения, – начал пояснять Артем, – я говорю про письма с угрозами и письма от погибшего Игоря, чьим именем прикрывались мошенники. Во всех письмах попадались характерные фразы типа «все будет в шоколаде», «недотраханный сосунок», «клянусь очком товарища», «не по жопе огурец» и тому подобное. Я могу предоставить распечатку писем и подчеркнуть совпадения. Это был Леха. Я могу поспорить на что угодно. Он так всегда разговаривал.

– А я бы спорить не стал на твоем месте, – упрямо возразил Иван, – поверь, я в милиции более двадцати лет и имею кое-какой опыт, – так говорить мог кто угодно.

Артем хотел возразить, но подумал, что не сможет переубедить собеседника, и вместо этого спросил:

– Вань, ладно, я тебе верю, только скажи: вы будете продолжать искать этих типов или спустите дело на тормозах? Ведь они могут опустить на бабки еще кого-нибудь. Зачем лишние висяки, если можно предотвратить следующее преступление.

– Слушай, я пообещал, что разберусь, значит, разберусь, – недовольно буркнул Иван, – я не меньше тебя хочу взять этих придурков, тем более есть небольшой шанс взять их с поличным.

Артем не стал больше давить. Они попрощались. Артем хотел сунуть телефон в карман и собираться домой, как внезапно он снова зазвонил. Посмотрев на номер звонившего, он вздрогнул. Это была Маша. Сердце забилось учащенно. Он смотрел на звонивший сотовый и не знал, что делать. Затем не выдержал и ответил. В конце концов, точно же неизвестно, участвовала ли она в афере Лехи или нет.

– Привет, как дела? – спросила она нежно.

Артем сел в кресло, оттого что у него вдруг появилась какая-то слабость в ногах, и охрипшим от волнения голосом ответил:

– Да, ничего, дела идут.

– Этих, что хотели выманить у тебя деньги, поймали, что ли?

Артем думал, как ответить. Вдруг она все-таки на стороне врага? Нет, рассказывать все было нельзя в любом случае. И он соврал:

– Нет, Маша, не поймали. Ну что, ты не знаешь наших ментов? У них и людей нет. Некого в банк поставить. Сказали, что раз сегодня за деньгами в банк никто не пришел, значит, это была дурацкая шутка.

– Хороша шутка, нечего сказать, – возмутилась она и спросила: – И что в милиции собираются делать дальше?

– Ничего не собираются, – бросил он, затем добавил: – Сказали, если еще придет письмо или мошенники позвонят – сообщить им. Думаю, им плевать на мои проблемы. Преступление ведь вроде как еще не произошло, начальство их не дрючит. Заявление мое полежит-полежит положенный срок, и дело закроют. Ладно, не будем о грустном. Как у тебя дела? Как на работе?

– Ой, не напоминай, – с тяжким стоном попросила она, – сейчас конец месяца, отчеты, да еще проверка в одной фирме. Иногда мне кажется, что я балансирую на тонком канате над пропастью. Ты и то вряд ли меня поймешь. У тебя, конечно, есть бухгалтер, который улаживает все твои финансовые вопросы.

«Ишь, как заливает!» – подумал Артем, выслушивая жалобы одноклассницы. Она болтала и болтала, и делала это столь уверенно, что он даже стал сомневаться в данных, полученных Василием. Может, в базах данных какая-то ошибка? Может, Василий разыскал однофамилицу Машки? Терзаясь сомнениями, Артем спросил:

– Ну, а как на семейном фронте? Как муж?

– Да нормально, – голос Маши дрогнул. Прошло какое-то мгновение, прежде чем она заговорила с еще большим воодушевлением, чем про работу: – Артем, ты даже не представляешь, как мне с ним повезло! Он такой замечательный человек! Мы так понимаем друг друга! Он мне часто дарит цветы. Мы ходим вместе на разные вечеринки. И... и мы собираемся завести ребенка.

«Врет, как дышит», – с грустью в сердце подумал Артем. Ему быстро наскучило слушать про замечательного мужа Машки, и он оборвал поток слов, ехидно поинтересовавшись:

– Че-то вы долго собираетесь ребенка заводить.

– А сам-то? – мигом сориентировалась Маша. – У вас-то с женой нет детей!

– Да потому, что она не хочет, – буркнул недовольно Артем. Про жену вспоминать не хотелось. Это был словно страшный сон. – Она боялась потерять фигуру. Повторяла, что надо пожить для себя, что ребенок – большая ответственность и она не готова к этому и тому подобный бред. – Рассказывая, Артем спохватился, что говорит о жене в прошедшем времени. Он мигом исправился, понадеявшись, что собеседница не заметит, но Маша, конечно же, заметила.

– А чего это ты говоришь о жене в прошедшем времени, – спросила она с подозрением, – она что, умерла?

– Да нет, просто так получилось, – протянул Артем. Он оправдывался, как мог, наговорил кучу всякой чепухи и понял, что не смог ее убедить. Она тоже поняла, что он врет. Повисло тягостное молчание. Артем подумал с ужасом, что сейчас они попрощаются и Маша ему больше не позвонит. Однако вместо этого она спросила:

– А ты знаешь, что и другим из нашего класса приходили письма с угрозами?

– Нет, – растерянно проронил Артем.

– Я переписываюсь с несколькими: с Сашкой Михеевым, Светкой, Сергеем Шипиным, Ленкой, Катей... Так вот, всем пришли эти письма. Они словно составлены под копирку. Тот, кто писал их, для какой-то цели хочет нас всех напугать. Я просто не понимаю для чего. Это что, прикол такой? Ладно, у тебя пытались выманить деньги, но зачем всем угрожать?

– Отвлекающий маневр, – пояснил он, стараясь представить Машку такой, какая она сейчас, – мозги у людей заняты этими угрозами, в душе страх, сомнения, они сбиты с толку. Таким легко впарить все, что угодно. Вот как они рассчитывают.

– А что ты будешь делать, если дело в милиции закроют? – спросила она.

– Найму частного детектива, – соврал Артем. Сделал он это для того, чтобы если Маша одна из них, то пусть расскажет им о его намерениях. Это заставит их поволноваться. – Им не удалось меня кинуть. И я не хочу, чтоб они кинули других. Тут дело принципа.

Затем они немного поговорили на отвлеченные темы. Незаметно подошло время прощаться, так как у Маши были какие-то важные дела. Артем обещал позвонить на следующий день, чтобы специально сообщить о результатах расследования, отключил сотовый и сунул себе в карман. В офисе было тихо. Пока шел разговор, рабочий день закончился, и все сотрудники разошлись. Артем покопался немного в бумагах, проверил один договор, затем, посмотрев на часы, подумал, что ему тоже пора закругляться.

9

Вечером этого дня Александр Михеев летел по шоссе на своем новом черном «Лендровере» «Freelander 2» и наслаждался моментом. Ему казалось, что почти все его мечты осуществились. Он со школы мечтал о крутой тачке – и вот у него машина престижной фирмы, оснащенная последними научными достижениями. Он мечтал о деньгах – и теперь у него свое дело, приносящее приличный доход. Есть куча друзей. Они вместе охотились накануне на волков. В кузове лежал упакованный трофей, из которого впоследствии получилось бы прекрасное чучело. Оно дополнит уже существующую коллекцию и украсит дом. У него красавица жена, чудный сын. Губы Александра тронула улыбка, напоминающая оскал. Прибавив газу и крутанув руль, он резко пошел на обгон, подрезал зеленый седан и просигналил. Водитель отставшей машины от всего этого едва не слетел на обочину. Глядя в зеркало заднего вида, Александр жестоко рассмеялся и сказал в пространство:

– Придурок! Не умеешь ездить – сиди дома! – Потом он подумал, как много вокруг идиотов, неспособных без посторонней помощи и шагу ступить. Он просто обречен учить таких, указывать им путь, иначе вокруг творилось бы бог знает что. Как все-таки это тяжело! Далее его мысли вернулись к охоте. Он вспоминал и заново переживал отдельные моменты. Особенно тот, когда перед ним на поляну вышел матерый волчара, а он, не моргнув глазом, завалил его с одного выстрела. Вслед за выстрелом подоспели остальные. Его хлопали по плечу, восторгались меткостью. Кто-то даже высказал мнение, что Александр является счастливым обладателем яиц из крупно-листовой стали. Александру оставалось с достоинством принимать комплименты. Позже они фотографировались на фоне трофеев. Фотографии получились неплохие. Александру казалось, что он на них выглядел, как герой «Крепкого орешка-4». Такой же лысый, мужественный, кожа бронзовая от загара, в руках винтовка с оптическим прицелом. Дело портил лишь рост. Друзья были выше его, а на фотографиях и вовсе смотрелись гигантами. Только на двух фотографиях он один попал в кадр. Значит, именно они пойдут одноклассникам, а те, где он ставит ногу на тушу поверженного волка, заменит на фотографию, помещенную на сайте. Остальные можно подредактировать, вырезать оттуда друзей или себя немного увеличить.

Пока он думал, что делать с фотографиями, зазвонил сотовый. Александр, не глядя, нажал кнопку «ответить», и динамик передатчика, висевшего на ухе, ожил. Из него раздался серьезный женский голос охранной системы дома, сообщивший о проникновении. Александра от известия бросило в жар. Тормозя, он свернул к обочине, достал КПК, по Интернету подключился к системе, вывел на экран изображение с «тревожных камер» и увидел, как некто во всем черном лазит по дому. Затем другая скрытая камера в коридоре засекла прибытие наряда вневедомственной охраны, получившей на пульт сигнал от охранной сигнализации. Прибывшие парни смотрелись серьезно – полная экипировка, бронежилет, автомат. «Вот сейчас начнется потеха», – подумал он, наблюдая, как заметался по комнате злоумышленник. Парни из АВО не знали про камеры наблюдения, поэтому вели себя в доме по-свойски. Они прошлись по комнатам, зашли в спальню, один из них взял с тумбочки его туалетную воду и слегка освежился, второй заглянул в комод и продемонстрировал напарнику кружевные трусики его жены. Они были так заняты, что не заметили прятавшегося под кроватью злоумышленника. Потом они обследовали окна. Поскольку признаков проникновения не обнаружилось, наряд спокойно ретировался. Злоумышленник вылез из-под кровати и, судя по всему, намеревался продолжить свое темное дело. Александр быстро залез в архив системы видеонаблюдения. Его интересовало, как этот некто проник в дом, не оставив следов взлома. Оказалось, тот спокойно прошел через входную дверь, воспользовавшись ключами. Он только не снял систему с охраны, потому как не знал, что для этого надо делать и как надо делать. «Откуда у него ключи? – взволнованно подумал Александр, переключаясь на прием видеоизображения в реальном времени. – Может, он сделал слепок или работал в фирме, которая устанавливает двери? Нет, это настоящий заговор».

Между тем неизвестный снял со стены в оружейной комнате один из арбалетов, зарядил стрелой и выстрелил по чучелу медведя, которое стояло в углу.

– Вот падла, – вырвалось у Александра от созерцания творимого вандализма. Похоже, неизвестному очень понравился арбалет. Он зарядил его снова и всадил следующую стрелу в пузо чучелу. Каждый выстрел отдавался болью в сердце Александра. Ведь гаду невдомек, сколько стоит хорошее чучело медведя и как его непросто купить. В этот момент позвонил диспетчер вневедомственной охраны. Она сообщила, что в его квартире произошло ложное срабатывание охранной сигнализации. Выехавший наряд следов взлома не обнаружил, поэтому они вновь поставили квартиру на охрану.

– Не обнаружили, значит! – зло воскликнул Александр, но затем запнулся. Его взгляд упал на футляр с разобранной винтовкой. Вот он – шанс получить настоящую дозу адреналина. Охота на зверей начинала утомлять своей предсказуемостью, а тут можно было практически в рамках закона поохотиться на человека. Хотя называть вора-домушника человеком не поворачивался язык. Александр жестоко ухмыльнулся своему отражению в зеркале бокового вида. Это будет его правосудие!

– Вы чем-то недовольны? – спросила диспетчер после продолжительной паузы.

– Да, недоволен тем, что происходят ложные сработки, – соврал Александр, заводя двигатель и выруливая от обочины. Нужно было торопиться. Действуя, он продолжал говорить по телефону: – Систему охранной сигнализации ставили ваши спецы. Я платил за это деньги, и теперь вы заявляете о каких-то ложных сработках.

В этот момент телефон у диспетчера перехватил инженер охранной фирмы:

– Мы предлагали вам поставить камеры наблюдения для контроля помещений в режимах тревоги охранной системы, но вы отказались...

– Нечего было цену ломить. Другие фирмы делают это намного дешевле, – огрызнулся Александр и прервал разговор. Нога вдавила в пол педаль газа, и внедорожник с ревом пошел на обгон по встречной. В этот момент Александр думал о том, как бы не опоздать. Он надеялся, что вор долго будет искать деньги, пробовать вскрыть сейф в оружейке. За это время он успеет подъехать и устроит грабителю варфоломеевскую ночь. Потом он разберется с этими умниками из АВО. Он научит их, как надо работать и как отбирать кадры. Не зря он скрыл от них тот факт, что в квартире установлены скрытые камеры. Укрепленный на руле КПК продолжал показывать происходящее в квартире. Александр время от времени опускал глаза на экран компьютера и дивился бестолковости грабителя. Вместо того, чтобы вскрывать сейф, тот зачем-то двигал мебель. Одно из двух: или грабитель был полным идиотом, или он сбежавший из психиатрической лечебницы дизайнер интерьеров. Смысл действий преступника дошел до Александра, когда он притормозил в тихом переулке за квартал от дома и стал собирать винтовку. На экране КПК человек в черном укреплял на столе перед дверью заряженный арбалет. Все делалось так, чтобы стрела поразила того, кто войдет через дверь. К спусковому крючку через блок была протянута леска. Убедившись, что ловушка готова, преступник притащил из оружейки второй арбалет, зарядил его, поставил у дивана, затем стал рыться в найденных альбомах с фотографиями.

– Хочешь поиграть?! Мы поиграем, – бросил Александр в экран КПК, вставил в винтовку рожок с патронами и передернул затвор. В сознании всплыли строки из последнего письма с угрозами, полученного недавно по электронной почте. Уж не был ли этот странный грабитель его автором? И вовсе не грабить он его пришел, а хочет свести какие-то счеты. Александра как током ударило от догадки, что это может быть кто-то из его класса. На ум приходил только один человек – Артем Самошкин. Самошкин уже тогда в школе был настоящим отморозком, а он еще с ним начал переписываться. Можно же было сразу догадаться, кто автор писем, ведь они начали приходить сразу после того, как Артем зарегистрировался на сайте. Видать, у парня совсем крыша поехала за прошедшие годы. Стиснув зубы, Александр вспомнил, как Самошкин его несколько раз хорошо вздул в школе. Вот теперь они и посчитаются за все. Завернув ружье в куртку, Александр вышел из машины и двинулся к дому. Он собирался зайти со стороны леса через двор. Там была глухая стена. Потом он прокрадется к двери и войдет. Что ему потом предъявят в суде? Нарушение правил хранения и транспортировки огнестрельного ранения? Если он убьет этого скота, то будет совершенно прав, так как Самошкин хотел убить его арбалетом. Это самооборона. КПК был в его руке. Александр знал, где находится преступник, поэтому без труда подошел, незамеченный, к дому, подкрался к входной двери. Встал вопрос, как открыть дверь, чтобы бандит не услышал щелчков открываемого замка. Александр вспомнил о сирене, которая срабатывала при пожаре и в режиме обычной тревоги при проникновении. По Интернету он запустил тестирование оповещения системы. Как только раздался вой сирены и преступник заметался по комнате, не соображая, что произошло, Александр быстро вставил ключ в замочную скважину, повернул три раза, затем «таблеткой» открыл электромагнитный замок, распахнул дверь и, пригибаясь, бросился вперед. Выпущенная из арбалета стрела просвистела над головой. Он перекувыркнулся, выкатился на середину холла и прямо с пола открыл огонь из винтовки, которая стояла в режиме автомата. Диван превратился в решето. Вверх полетела диванная набивка и клочки фотографий из пробитых пулями альбомов. Винтовка замолчала. Глаза Александра расширились от шокирующего открытия. Противник исчез. Все пули прошли мимо. Ни трупа, ни следов, только сизая пелена пороховых газов и звенящая тишина. Взгляд Александра прыгал по комнате. В голове поползли сомнения, правильно ли он сделал, решив разобраться с преступником собственными силами. Оказалось, что охота на людей сильно отличается от охоты на зверей. Правильно ли он рассчитал свои силы? На его лице выступила испарина. Александр заметил, что вместе с преступником исчез второй заряженный арбалет. Вот это уже было вовсе скверно. То, что он ворвался в дом, не сняв помещения с охраны, означало, что через максимум пять минут подъедут парни из АВО. Нужно только продержаться до их прихода. Но что делать?

Эти мысли за одну секунду промелькнули у него в мозгу, и Александр ясно осознал, что стоит посреди комнаты, как живая мишень. Он дернулся, чтобы присесть, однако в этот момент лязгнул механизм арбалета, и стрела прошила ему грудь у ключицы. От удара его повело. Он упал на одно колено, тут же выстрелил навскидку, особо не целясь, и вновь промахнулся. Пули обрушили стекла в больших окнах холла. Шторы покрылись дырками, сквозь которые с улицы пробивался тусклый свет гаснущего заката. Темный силуэт противника нырнул за колонну декоративного арочного портала перед лестницей на второй этаж. Судя по звукам, он перезаряжал арбалет. Одна рука у Александра отнялась, но вторая, державшая винтовку, действовала. На торчавшую из груди стрелу не хотелось смотреть. Он чувствовал, как из раны бежит кровь, и понимал – это его последний шанс. Или он сейчас завалит гада, или этот урод завалит его. Сжав зубы, Александр кинулся вперед. Острая боль в груди отдавалась по всему телу. В глазах темнело. Он выскочил к лестнице, вскинул винтовку и нажал на спусковой крючок. Хлестнул выстрел. Пуля ушла в сторону. Затем механизм сухо щелкнул. Осечка. Противник также понимал, что на кону его жизнь, поэтому действовал в бешеном темпе. Он дернулся от выстрела, попробовал отползти вверх по лестнице, на ходу заканчивая взводить механизм. После осечки преимущество перешло на его сторону. Он поднял арбалет и выстрелил в Александра, который несся к нему с занесенным для удара прикладом винтовки. Александр почувствовал удар под дых, и приклад, нацеленный на голову противника, прошел мимо, глухо стукнувшись о ступени. Александр чувствовал, что теряет силы. Вторая стрела торчала у него в животе так, что снаружи оставалось едва ли больше одной третьей ее длины. Преступник ударил его арбалетом. Александр отразил удар винтовкой, выбил арбалет из рук противника, следующим ударом он планировал размозжить голову гаду, но только снес несколько фигурных деревянных стоек лестничного ограждения. Бандит нырнул в образовавшуюся дыру, свалился на пол и, вскочив, побежал к оружейке. Шатаясь, Александр кинулся ему наперерез, едва не споткнулся на ступенях, потом налетел на диван, в отчаянии кинул винтовку вслед убегающему. Винтовка угодила противнику под ноги, и (о, чудо!) он споткнулся. Александр настиг его прямо у дверей, схватил за горло. Он зарычал, точно дикий зверь, стиснул пальцы. Противник сначала попытался разжать хватку, а затем просто выдернул стрелу у него из живота и саданул ей, как ножом, Александру под ребро. От ослепляющей боли Александр расслабил хватку и рухнул на пол. Последнее, что он увидел гаснущим взором, был убийца, заносящий обоюдоострый топор над его головой. Топор был снят со стены в оружейной комнате, коллекционный экземпляр, оружие древних рыцарей.

10

Наряд вневедомственной охраны прибыл на место через три минуты. Двое бойцов с автоматами выбрались из машины и направились к дому Александра Михеева. Лица у обоих были кислые.

– Знаешь, как часто нам приходится выезжать на ложные вызовы? – со вздохом пояснил старший группы – плотный коренастый мужчина с крупными чертами лица – молодому сотруднику, проходившему испытательный срок. Парень был совсем зеленый и во все глаза смотрел на наставника. Вместо ответа он покачал головой, и в его взгляде отразилось ожидание, когда ему разъяснят.

– Короче, я затрахался уже с этой лажей, – хмуро бросил старший, – тут недалеко склады охранял, так там какие-то придурки установили объемники. А туда летучие мыши постоянно залетают через крышу. И за ночь сработок по десять-двадцать. В конце концов, берешь, отключаешь сигнализацию и ложишься спать.

– А если обворуют? – растерянно спросил стажер.

– Да кто обворует? – фыркнул наставник. – Оставляешь «маяк» перед входом включенным, ну это лампа такая красная перед входом, и все думают, что объект под охраной. А кому охота связываться с сигнализацией? Я тебе покажу, как это сделать. А в одном банке, прикинь, кошку оставляли на ночь, чтоб мышей ловила. А мы, блин, приезжаем и понять не можем, что за хренотень? Эта тварь все время пряталась.

– Дверь открыта, – озадаченно пробормотал стажер, приглядевшись к дому.

– Черт, точно, – выдохнул наставник и приказал: – Держись сзади, прикрывай.

Они вошли во двор и направились к дому. Дверь была приоткрыта на пару сантиметров. Старший толкнул ее дулом автомата и, когда дверь бесшумно распахнулась вовнутрь, посветил фонарем в холл. Из дома потянуло пороховым дымом, а разгромленный интерьер навевал мрачные предчувствия.

– Сообщи диспетчеру. Пусть вызывает ментов, – приказал он стажеру и шагнул внутрь. В доме стояла мертвая тишина. Те, кто разгромил дом, вряд ли ждали их приезда, так что можно было до приезда милиции спокойно все осмотреть. Вдруг хозяин дома или кто из его семьи сейчас где-то здесь и нуждаются в помощи?

– Что мне делать? – зашептал сзади стажер, появившись у него за спиной.

– Постарайся не обделаться, – посоветовал старший, освещая фонарем пол, – вызвал подмогу?

– Да, сообщил, все... – он запнулся и воскликнул высоким, срывающимся голосом: – Это же кровь на полу! Кровь!

– Заткнись, – посоветовал ему старший.

В светлом пятне от фонаря, скользящем по полу, пронеслись кровавые следы. Судя по количеству крови, форме пятен и брызг, разговор шел не о банальном порезе или носовом кровотечении. Крови было много. Нетрудно было проследить, что кровавый след вел в комнату у лестницы. Фонарь осветил мощную стальную дверь, распахнутую настежь. Дверь была снабжена восьмиригельным механическим замком. Каждый ригель – толще человеческого пальца.

– Может, нам лучше вернуться к выходу? – робко спросил стажер, замирая в дверях.

Если у старшего и самого за последнюю минуту не раз возникала подобная мысль, то после слов паренька он решил идти до конца, чтобы показать сопляку, чего стоят настоящие мужики.

– За мной, прикрывай, хватит болтать, – бросил он презрительно и осветил темный предмет посреди комнаты. Лучше бы он этого не делал. Увиденное навечно отпечаталось у него в мозгу, чтобы потом являться во снах. Стажер заверещал, как свинья, и тут же сблевал. В воздухе сильно пахло кровью. И как они раньше не заметили этого кислого запаха, смешанного с пороховым дымом? Старший попятился, чувствуя подкатывающий к горлу комок. Его голос прозвучал хрипло, но спокойно:

– Пожалуй, ты прав, и нам лучше выйти на свежий воздух. Пусть менты с этим разбираются.

С улицы донесся приближающийся вой сирен.

11

Выпуск новостей местного телевидения был на редкость скучным. Там в правительстве области прошло какое-то заседание, губернатор сказал, что надо браться за работу, еще что-то про строительство и ремонт дорог. Артем вышел на кухню, вытащил из гриля сосиски, сложил их на тарелку, добавил горчицу, майонез, кетчуп, хлеб и зелень и со всем этим вернулся к телевизору, чтобы совместить просмотр и ужин.

– Беспрецедентный случай в Новостахановском районе города, – внезапно возбужденно заговорил ведущий новостей, – изощренно-жестокое убийство местного предпринимателя Александра Михеева.

Артем не успел донести поднос. Его взгляд метнулся к экрану. Там стояла фотография его одноклассника на фоне убитого лося. Артем оступился, не удержал поднос и вывалил ужин на ковер, выругался, но не стал прибирать, а сел на диван, чтобы услышать, правильно ли он понял сказанное. Михеев только вчера прислал ему письмо. Он не ответил, и теперь Сашка мертв.

– Убийство потрясло своей жестокостью даже видавших виды оперативников, – продолжал ведущий новостей свою речь, – сначала в Александра Михеева всадили несколько стрел из арбалета, а потом изрубили на куски топором. Убийство непонятно еще тем, что из дома ничего не украли. Очевидно, хозяин спугнул грабителей, и они жестоко с ним расправились. Кто из жителей города обладает какой-либо информацией по этому делу, просьба обращаться по телефонам...

Артем не успел дослушать, отвлекшись на зазвонивший сотовый. Звонила Маша. Артем ответил и покосился на экран, где шли кадры с места трагедии. На экране промелькнули рыдающая жена Михеева и мальчик лет двенадцати, который был очень похож на погибшего отца.

– Артем, привет! Включи телевизор на втором канале, там про Сашку Михеева показывают, – взволнованно заговорила Маша, – его убили...

– Я знаю, я сейчас смотрю телевизор, – бросил в ответ Артем и добавил, как бы размышляя вслух: – Не понимаю, кому он мог перейти дорогу? Дом, что ли, у кого развалился, который его бригада построила, или кто-то не хотел платить за работу? Бред какой-то. Все сделано, словно на показ.

– Помнишь письма с угрозами, которые нам приходили? – проговорила Маша, понизив голос. – Я сразу про это подумала. Убийца, наверное, какой-то псих, парень, что учился в нашей школе и теперь спятил.

– А почему парень? – буркнул Артем, думая о том, чего сейчас на самом деле добивается от него одноклассница. – Может, это свихнувшаяся девушка из нашего класса или целая банда психов?

– Нет, банда, скажешь тоже! Психи всегда действуют поодиночке, – возразила Маша таким тоном, точно она являлась крупным специалистом по маньякам, – это точно парень. У девушки бы не хватило сил разрубить человека топором.

– Ну, девушки бывают разные, – уклончиво ответил Артем, – а в состоянии психического расстройства силы удесятеряются.

– Нет, это парень, – продолжала упорствовать Маша, – я не хотела говорить, но вчера вечером этот придурок позвонил мне и наговорил всяких гадостей. Я была в таком шоке, что не могла даже трубку положить и все слушала, что он говорит. Голос у него такой противный, квакающий, как делают на компьютере.

– А что он говорил? – встрепенулся Артем. Ему было интересно, что она придумает на этот раз.

– Я не буду повторять его слова, потому что это все очень мерзко, – проговорила Маша тихим потерянным голосом, – но если вкратце, то он сказал, что убьет меня и потом разными способами надругается над телом. Если честно, то мне сейчас очень страшно.

Артему показалось, что она не врет. Его сердце в который раз пошло галопом, а по телу прошла жаркая волна. Ну не могут люди так врать! Смягчившись, он постарался ее успокоить:

– Да не бойся ты! Это просто какой-то извращенец, а Михеева убили наверняка какие-нибудь бандиты, с которыми он связался. Он мог проиграться в карты, взять в долг крупную сумму – да что угодно! А ты должна обязательно написать заявление в милицию по поводу этих угроз. – И добавил, проверяя реакцию собеседницы: – Маш, и у тебя же есть муж. Он тебя, если что, защитит. Попроси его, чтоб провожал тебя на работу и встречал.

– У меня нет мужа, – едва не плача, призналась Маша. Это было столь неожиданно, что Артем на минуту потерял дар речи, а она продолжала каяться: – Я наврала, потому что стыдно было признаваться. Все, вон, замужем, кого ни послушаешь, а у меня все под откос пошло, и уже пять лет я не могу устроить свою жизнь. Вы, вон, пишете письма, как у вас все клево, как ездите с семьями отдыхать, про детей рассказываете, а мне что, надо было признаться, что я в погоне за карьерой забыла, что бывают и другие радости в жизни? – Она была близка к тому, чтобы разреветься. Затем она продолжила уже более спокойным голосом: – Вышла замуж за того придурка, думала, смогу его изменить, заставлю остепениться. Свою ошибку поняла довольно быстро, но что с того? Развод. Потом он еще лет пять ходил за мной и плакался, говорил, что любит, предлагал помириться, только я знала цену его заверениям. Наверное, у него судьба такая – загнуться где-нибудь под забором. Ну не может человек спокойно жить – пьянки, любовницы, казино. Артем, извини, что соврала. Как-то само собой вышло.

– И про работу ты тоже соврала, – спросил Артем с нажимом, – ты нигде не работаешь. Да?

– Нет, про работу все правда, – ответила она, несколько удивленная его вопросом, – я действительно работаю бухгалтером в нескольких фирмах. Меня считают отличным специалистом. Есть куча заманчивых предложений.

– То есть ты официально работаешь в нескольких фирмах? И как у тебя только времени на все хватает? Ведь неважно, маленькая фирма или большая, пакет документов везде практически один и тот же, – вкрадчиво произнес Артем. Он почувствовал прямо-таки охотничий азарт. Чувствовал, что сможет расколоть ее, вырвать признание.

– Официально, неофициально, какая тебе разница? – спросила с раздражением Маша. – Я же не могу выдавать тебе конфиденциальную информацию! Маленький, что ли, не понимаешь, как это бывает? Есть черная касса, неучтенный нал, сокрытые налоги. Фирма нанимает кого-то, не слишком любознательного, с небольшим опытом, кто ведет текущие дела в течение периода между проверками налоговой. Перед самой проверкой бухгалтера увольняют и нанимают нового, и он как бы знать не знает, что было до него. В самые сокровенные дела таких временщиков, естественно, не посвящают. Нужен кто-то надежный, постоянный, способный приводить бухгалтерию в порядок, но при этом не попадать в поле зрения налоговой. Я и есть такой человек. Забочусь, чтобы руководство фирм оставалось на свободе. Прячу концы в воду, вывожу прибыль из-под налогов, делаю черный нал белым и не свечусь при этом. Только не говори, что я преступница.

– Да я и не говорю, – пробормотал растерянно Артем.

– Я действую в рамках закона. Ну, может быть, немного лукавлю. Но все так делают, чтобы не загнуться под гнетом бесчисленных проверок и вымогательства чиновников. Или ты скажешь, что сам платишь все налоги до копеечки?

Этот вопрос застал Артема врасплох. Он замялся, потом буркнул:

– Ну, я стараюсь по возможности. В будущем уверен, что стану образцовым налогоплательщиком, а пока это трудновато. К тому же у меня нет больших потоков черного нала и черной кассы. Я плачу рабочим официальную зарплату.

– Что, неужели не бывает премий в конвертах? – искренне удивилась Маша.

– Редко, – нехотя признался Артем, – бывает какая-нибудь халтура, однако повторяю – это редкие случаи, и я стараюсь избегать криминала. У меня не прачечная.

– Я тоже в прачечных не работаю, – сухо заметила она, – кстати, я уже все подготовила, чтобы начать собственное дело. Открою фирму, которая будет консультировать начинающих предпринимателей в финансовых вопросах. Ну, чтобы те не обанкротились уже на первом шаге. Можно проверять прозрачность сделок и много еще чего.

– Ладно, закроем эту тему, не хочу говорить о работе, – попросил Артем, понимая, что дальнейшие споры до добра не доведут. История, рассказанная Машей, выглядела правдоподобно. Она призналась, что у нее нет мужа. Не исключено, что между ней и бандой мошенников и убийц действительно нет никакой связи. Она тоже жертва. Однако Артем не был готов во все так легко поверить. Будущее покажет, кто есть кто, а пока он собирался быть чрезвычайно осторожным.

– Что говорят твои знакомые из милиции? – спросила Маша.

– Говорят: «будем искать», – вздохнул Артем, – пока все ищут.

– Что же нам делать? – затравленно поинтересовалась она. – Лично я с наступлением темноты теперь боюсь выйти из дома.

– Я могу тебя проводить, если что, – мигом нашелся Артем, – обращайся в любое время.

– А твоя жена будет не против, да? – в голосе Маши звучали иронические нотки.

– Я не так давно развелся, поэтому думаю, что она возражать не станет, – быстро признался Артем.

Возникла долгая пауза. Затем Маша воскликнула:

– Значит, ты тоже мне наврал!

– Нет, я просто не сказал всей правды, – возразил Артем, улыбаясь, – не хотелось выносить на всеобщее обозрение грязное белье. Мигом бы пошли вопросы, почему развелся и тому подобное. Что я вас, женщин, не знаю, что ли? Ты бы стала подозревать, что со мной что-то не так и мы не так просто развелись.

– А почему вы развелись?

– Ну вот, началось, – простонал Артем и бросил: – Не сошлись характерами. Устраивает?

– Ты ее бил, не давал денег, ревновал? – не унималась Маша.

– Нет, это она меня била, не давала денег и ревновала, – ядовито ответил Артем, – все, давай закроем эту тему. Мы развелись – и все. Мне неприятно об этом вспоминать. В дополнение к этому жена подала на меня в суд и хочет отсудить у меня половину бизнеса.

– У вас дети есть? – с напряжением в голосе задала следующий вопрос Маша.

– Нет.

– Хорошо, – вздохнула она с облегчением, – а то я уж подумала, что ты отказываешься их содержать, что жена подала на тебя в суд из-за алиментов.

– Слава богу, нет, – буркнул Артем, – она говорила, что не готова иметь детей.

– Вот дура! – заметила Маша.

– Точно, – согласился Артем и посмотрел на зазвонивший в прихожей телефонный аппарат. – Маш, я тебе перезвоню, мне тут кто-то на домашний звонит.

– Ладно, – согласилась она. В трубке зазвучали гудки. Артем пересек гостиную, вышел в прихожую и поднял трубку трезвонившего аппарата. Номер был неизвестным. Артем ожидал вновь услышать квакающий голос и готовил достойный ответ. Однако вместо маньяка отозвался следователь, который вел дело Михеева. Он представился Виктором Сергеевичем Пахомовым и стал расспрашивать, насколько тесно Артем общался с убитым.

– Да мы никак не общались, – ответил Артем сердито, – извините, но у меня дела.

– Одну минуту, – попросил следователь и выложил на стол припасенный козырь: – В доме Михеева обнаружена фотография выпускного класса. На фотографии убийца вырезал лицо убитого. Что вы думаете по этому поводу?

– Откуда мне знать? Вы же ведете расследование! – фыркнул Артем, подумав про себя, что фотография с вырезанным лицом – дурной признак. Припомнились и угрозы. Видно, Леха Цыганский спятил настолько, что собирается расправиться с бывшими одноклассниками. Вслух же Артем заметил, что групповая фотография с вырезанным лицом – свидетельство того, что преступник не собирается останавливаться. – Мне ведь тоже угрожали, и не раз, хотели кинуть на бабки. Я написал заявление в милицию, можете проверить.

– Проверю, – пообещал следователь, затем спросил: – А где вы были вечером от двадцати до двадцати трех часов?

– Дома. – Артем напрягся. Тщательно подбирая слова, он добавил: – Я в этот момент ужинал, потом смотрел телевизор. А к чему все эти вопросы?

– Я провожу расследование и проверяю всех, кто контактировал с убитым, поэтому можете не обижаться.

– Я не обидчивый, – проворчал Артем, – но вы лучше бы маньяков ловили, а то хватаете того, кто под руку подвернется. Я уверен, что убийство Сашки как-то связано с угрожающими письмами и звонками. Подозреваю одного парня из нашей школы – Алексея Цыганского.

– Спасибо, что подсказали, – язвительно ответил следователь, – уж не знаю, как бы я без вас справился!

– Издевайтесь, издевайтесь, а убийца будет ходить на свободе, – раздраженно бросил Артем.

– Я пришлю вам повестку и советую явиться и дать показания, – сухо сказал следователь.

Артем буркнул, чтобы присылал, попрощался, нажал на рычаг и тут же набрал номер Ивана. Он-то раз работает в УВД, должен был знать, что происходит. Но знакомый его разочаровал. По его словам, в управлении в связи с убийством Михеева поднялся большой шум, поэтому он не хочет лезть в пекло.

– Вот, значит, как! Ну-ну, – ледяным тоном пробормотал Артем, – не хочешь лезть в пекло? Хорошо, Ваня! Я не злопамятный, но злой, и память у меня хорошая!

– Понимаешь, Артем, мне бы очень хотелось тебе помочь, но не могу, – с сожалением в голосе произнес Иван. – Скажу только, что по версии следователя, ведущего дела, ты – главный подозреваемый. Я надеюсь, он ошибается. Хорошо подумай, что будешь говорить, когда тебя вызовут к нам. Это все, чем я могу помочь тебе пока. Если вдруг у меня появится какая-нибудь информация, то я тебе позвоню.

– Спасибо, – вздохнул Артем и повесил трубку. В голове проскользнула мысль: «Какого хрена он вообще полез на этот дурацкий сайт? Жил да жил. Все Васька – гад!» От волнения он взъерошил волосы и несколько раз пробежался по квартире, соображая, что ему делать. Почему его подозревают? Конечно, менты проверили компьютер Михеева, потом следователь поговорил с одноклассниками, с которыми тот общался. Все элементарно. Те, точно так же, как Маша, связали его появление на сайте с угрозами и тому подобное в этом роде. Артем твердо решил с утра найти способ все разузнать подробнее, прежде чем идти в милицию по повестке.

12

На следующий день, в районе одиннадцати, Светлана Костенко вышла из модного бутика с двумя пакетами в руках и оглянулась в поисках такси. В душе у нее клокотала радость. Еще бы, такое везение, зайти случайно и попасть на сумасшедшие скидки! Она с радостью прикупила кое-что из последней коллекции одежды местного кутюрье, которому пророчили большое будущее, а также пару вещей известных мировых брэндов. Платье, жакет и эту тунику она хотела купить давно, но цены были такие, что не подступишься. Муж бы ее просто убил. Он всегда ворчал по поводу ее трат. Ему было плевать, что вещи эксклюзивные. А тут вдруг бац – и скидки. Цены все равно немаленькие, но и не космические, как раньше. Главным теперь было как-то заговорить мужу зубы, чтобы он не надумал проверить состояние их счета.

– Уф, черт, ай! – вырвалось у нее, когда, ступая по мостовой, она подвернула ногу. Пошатнувшись, она едва удержалась на своих шпильках умопомрачительной высоты. В глаза бросилась проезжавшая мимо «Волга» с шашечками. На кукольном личике Светланы одновременно отразились восторг, беспокойство и нетерпение.

– Ой, ой, черт, стой, эй, я здесь! – она закричала, замахала пакетами, шагнула вперед на проезжую часть, но такси не остановилось. «Волга» проскочила мимо, обдав Светлану выхлопными газами. Воздушный поток растрепал ее длинные осветленные волосы, рассыпавшиеся по плечам. Надув губки, она посмотрела вслед такси, расстроенно бормоча: «Сволочь. Как он мог не заметить?» Как все-таки неудачно, что сломалась ее машина. Про поездку на общественном транспорте не хотелось даже думать. Она наездилась на нем в юности и теперь не подойдет и на пушечный выстрел. Других такси в поле зрения не наблюдалось. Пешком до дома – два квартала. С пакетами на высоких каблуках такой путь показался ей неприемлемым, и она схватилась за телефон, чтобы вызвать такси. Пришлось поставить сумки прямо на бордюр. В записной книжке были забиты номера нескольких транспортных компаний города. Раза с третьего она попала в нужную кнопку. Чертовски мешал маникюр. Было страшно сломать ногти, которые так долго росли и в которые она вбухала столько денег.

В такси ответили тут же:

– Добрый день, такси, я вас слушаю!

– Алло, здравствуйте, я бы хотела заказать машину, – начала Светлана и инстинктивно обернулась на дорогу, услышав рев автомобильного двигателя. Прямо на нее несся раздолбанный джип с затемненными стеклами. По виду можно было сказать, что он пережил все бандитские разборки в девяностых и теперь доживал свой век в руках нерадивого владельца, который даже не удосуживался стирать пыль с машины. Эдакий призрак из пыльного склепа.

Светлана не успела испугаться. В последний момент она отшатнулась в сторону и упала на тротуар, не удержавшись на шпильках. Один из каблуков предательски застрял в просвете между тротуарными плитами. Весь удар пришелся на пакеты с покупками. Полиэтилен лопнул. Обновки взлетели вверх. Машина с лязгом и скрипом пронеслась мимо, унося на капоте приобретенную ею тунику, а через двадцать метров затормозила. Водитель понял, что промахнулся. Вспыхнули красные огни стоп-сигналов. Затем джип дал задний ход, намереваясь довершить начатое. Светлана в этот момент в шоковом состоянии смотрела на разбитый телефон и не видела грозящей ей опасности. Водитель джипа нажал на газ. Колеса, бешено вращаясь в обратном направлении, завизжали. Машина сорвалась с места и понеслась на жертву. Светлана подняла глаза. Все ее тело охватил внезапный паралич. Она не могла ни пошевелиться, ни закричать. Это означало верную смерть. Вдруг чьи-то руки обхватили ее сзади за грудь. Рывок. Машина вновь пронеслась мимо, а она почувствовала, что падает спиной на чье-то тело.

Джип-убийца не стал возвращаться в третий раз. Он притормозил в отдалении, как бы раздумывая, затем рыкнул мощным двигателем и умчался за угол здания.

Светлана обернулась к своему спасителю. Это был парень лет двадцати. Блондин, модная прическа, правильные черты лица. Он удивленно смотрел на нее чистыми серыми глазами. Светлана улыбнулась.

– Он вас хотел сбить, я все видел, – дрогнувшим голосом заговорил парень.

– Может, сначала ты мне поможешь подняться, герой, – кокетливо предложила Светлана. Она не успела осмыслить случившееся и плохо соображала. Парень помог ей встать.

– Я запомнил номер машины. Надо позвонить в милицию. Вы знаете, почему вас хотят убить? – спрашивая, он выглядел всерьез взволнованным ее судьбой. Это было очень мило с его стороны, и Светлана благодушно бросила:

– Ой, брось ты, кому я нужна, чтобы убивать? Это у него случайно вышло. – И добавила после короткой паузы: – Наверное, случайно.

– С моей стороны это случайно не выглядело, – горячо возразил блондин. – С вами все в порядке? Вы не ранены? Может, вызвать врача?

– Вроде бы не ранена, – пробормотала Светлана, осматривая себя. Ее взгляд остановился на правой руке. Глаза расширились, и она истошно заорала на всю улицу так, что спасший ее парень чуть не получил сердечный приступ. Вопль привлек внимание подростков на другой стороне улицы. Из дверей кафе дальше по улицы стали выглядывать любопытные официантки.

– Что случилось? – выдохнул побледневший спаситель и попытался ее поддержать, так как Светлана стала терять равновесие. – Вам, это, плохо, что ли, кружится голова? Да?

– Маникюр, – только и смогла выговорить Светлана, пожирая дико расширенными глазами обломанные до мяса ногти. От шока в первый момент она ничего не почувствовала, но тут боль проявилась, и из ран потекла кровь.

Муж приехал за ней прямо в больницу. Там же сидел молодой, но очень серьезный следователь, который дотошно записывал показания Светланы. Блондин ушел раньше, дав показания первым. Светлана на прощание сунула ему свою визитку на всякий случай и еще раз поблагодарила за спасение. Покосившись на следователя, муж обнял ее, затем отстранился и спросил, что произошло, как она угодила в больницу.

Светлана хотела рассказать все в красках, однако следователь не дал ей такой возможности, ответив первым:

– На жизнь вашей жены покушались. Некто пытался сбить ее машиной. Ваша жена сообщила номер джипа, совершившего наезд, точнее, попытку наезда. Поэтому я уверен, что мы быстро вычислим этого лихача.

В палату вошел врач, и Светлана, мигом преобразившись в умирающего лебедя, спросила слабым голосом:

– Доктор, ну что со мной? Насколько все серьезно?

– Что ж, милочка, боюсь, вы скоро нас покинете, – весело произнес врач, широко улыбнувшись.

– В каком смысле? – в один голос возопили все присутствующие в комнате, включая следователя.

– В хорошем смысле слова, – хохотнул врач, – чего вы такие пугливые? Девушка домой поедет. У нее лишь поверхностные повреждения, царапины, синяки да ногти поломаны. Ни внутренних кровотечений, ни сотрясения. Царапины мазать мазью вы и дома сможете. Но если хотите остаться и дополнительно обследоваться, то за отдельную плату...

– Нет! Я домой поеду, – поспешно заверила Светлана.

Как только они вошли в квартиру, зазвонил телефон в гостиной. Муж заворчал, а Светлана, наспех скинув обувь, бросилась к трезвонившему аппарату, пояснив на бегу, что это ей, скорее всего, подружки звонят, ведь она полдня уже как недоступна из-за разбитого телефона. Но вместо знакомых голосов в трубке раздалось какое-то механическое кваканье, лишь отдаленно напоминающее человеческую речь, словно говорил робот:

– Привет, Светка, как себя чувствуешь? Как жаль, что так вышло с твоими тряпками.

– Это что, шутка? – Светлана захихикала, соображая, о чем речь и кто это мог так прикалываться.

– Нет, б..., это не шутка, мать твою, – разозлился неизвестный с механическим голосом, – тебе сегодня повезло. Но поверь: настанет и твой черед. А пока наслаждайся деньгами своего мужа, пока можешь, потому что ты скоро сдохнешь.

В конце фразы говоривший впал в неистовство и орал во всю глотку. Испугавшись, Светлана отбросила от себя телефонную трубку, словно это была динамитная шашка с подожженным коротким запалом.

13

Артем, сидя на диване, рассматривал повестку от следователя. Он заехал домой пообедать да захватить кое-какие документы, а получил вот такой сюрприз. Половину прошлой ночи он думал, как отвести от себя подозрение, ведь у него не было свидетелей. Кто докажет, что, когда убивали Михеева, он сидел дома? Однако ничего умного он ночью не придумал и, решив, что утро вечера мудренее, заснул с надеждой, что следователь пришлет ему повестку дня так через два. Только получилось иначе. Ивану звонить было без толку. И тут он вспомнил, что у Василия связи в милиции еще круче, чем у него. Вот кому звонить надо! Он быстро разыскал в записной книжке телефона номер друга и нажал на вызов.

– Да, слушаю, – отозвался Василий неприветливо.

– Привет, – обрадованно воскликнул Артем и добавил: – Надеюсь, ты не занят? Говорить можешь?

– Могу, только давай по существу, у меня полно дел. Надеюсь, у тебя вопрос жизни и смерти.

– Именно, – подтвердил Артем, – мне нужна твоя помощь. Меня в ментуру вызывают. Следователь, кажется, считает, что это я убил Михеева. Ой, блин, я же тебе не говорил, что парня из моего класса, с которым мы общались на сайте, убили. Какой-то псих расстрелял его из арбалета, прикинь!

– Я смотрю телевизор, так что можешь без подробностей, – пробурчал Василий. – А почему тебя подозревают? Ты что, ходил в кружок по стрельбе из арбалета?

– Нет, – ответил Артем мрачно, – но мне уже повестку прислали, после обеда должен явиться. Этот черт, следователь, даже позвонил мне и предупредил, что в случае неявки меня туда доставят с экипажем. Я почему и тебе звоню. Ты говорил, что у тебя в милиции кто-то есть. Не мог бы ты узнать по своим каналам, что почем там? А то, блин, пойду по повестке, а меня в камеру запихают и будут держать до тех пор, пока настоящий убийца не проявится.

– Артем, не загоняйся, – голос Василия сделался мягче, – иди и не беспокойся. Я все узнаю, а если тебя повяжут, то обещаю, что вытащу.

– Слушай, спасибо, выручил, буду должен, – обрадовался Артем. Он и не думал, что проблема решится так легко.

– Да ты мне по жизни должен, – хохотнул Василий, – ладно, давай, до скорого, я тебе позвоню!

– Пока. – Артем посмотрел на потемневший экран сотового, а затем набрал Машу. Она ответила неожиданно быстро и пояснила, что как раз собиралась ему звонить. Голос у Маши был взволнованным. Артем поинтересовался, что стряслось, и та призналась, что ей звонила Светка Костенко и рассказала о покушении и звонке.

– Да, песни и танцы продолжаются, – протянул Артем, – а меня после обеда к следователю вызывают по этому делу. Мне кажется, что они меня подозревают, а у меня, как назло, нет алиби. Я один сидел дома, и у меня нет никаких свидетелей. Лучше бы я в этот вечер пошел в кабак, нажрался и подрался бы с кем-нибудь.

– Хочешь, я буду твоим алиби? – неожиданно предложила Маша. – Давай скажем, что мы в это время где-нибудь встретились и обсуждали, например, как лучше провести встречу выпускников осенью.

– Ты сделаешь это, пойдешь со мной в милицию? – изумился Артем, не ожидавший такого поворота. Он, конечно, был счастлив. Счастлив от того, что наконец увидит ее, но душу точил маленький червячок сомнения, ведь совсем недавно он подозревал Машу в связях с мошенниками. Вдруг не все так просто, как кажется? С другой стороны, он звонил знакомому, одному из тех, на кого, по ее словам, работала Маша, и парень после интенсивного допроса сознался, что да, такая-то действительно оказывает ему консультации в финансовых вопросах, но это все одна большая коммерческая тайна. То есть Маша и тут сказала правду. Может, наконец, стоит покончить с параноидальной подозрительностью и довериться ей?

– Ты готова ради меня лжесвидетельствовать? – добавил Артем для того, чтобы она прочувствовала всю серьезность своего шага.

– Да, конечно, готова. Я помогу тебе, потому что уверена – ты невиновен! – ответила Маша с воодушевлением. – Если бы ты был преступником, то заранее бы позаботился об алиби. Преступники всегда так делают.

– Ну, а может быть, я маньяк, который действует вопреки логике? – усмехнулся Артем. – Знаешь, такие типы с раздвоением личности: с вечера укокошил кого-нибудь, а наутро ни хрена не помнит?

– Ты не похож на маньяка. Хватит говорить всякую ерунду, – отругала его Маша.

– Ладно, нам надо сейчас встретиться, чтобы обговорить все до похода к следователю, – заявил Артем, в уме перебирая названия мест, куда они могли пойти. – Давай в «Малине» встретимся. Я закажу столик. Посидим, поговорим в спокойной обстановке, уточним детали. Не хотелось бы, чтобы следователь нас расколол. Скажут потом, что ты моя сообщница. Ну что, у тебя сейчас найдется для меня время?

– Да, конечно, через полчаса заезжай за мной, – ответила Маша.

В ресторане в этот час было мало посетителей, поэтому Артему позволили выбирать любой столик. Он сел у окна, взял меню и стал ждать Машу, которая пошла в туалет поправить макияж. До этого он, как и обещал, заехал за ней домой, притормозил у подъезда, а она спустилась к нему, одетая в легкое, темное с мелкими цветочками платье, которое выгодно подчеркивало достоинства фигуры. Маша его не разочаровала. В душе она оставалась практически такой же, какой была в школе, лишь чувствовалась усталость, и она стала немного жестче. Всю дорогу до ресторана они болтали о прошлом. Маша рассказала про неудачный брак. Артем молча выслушал, так как чувствовал, что ей необходимо высказаться, чтобы это не стояло между ними преградой. Банальная история. Пока она говорила, Артем вел машину, кивал ей и изредка поддакивал, внимательно наблюдая за потоком транспорта на дороге. Затем в какой-то момент ему показалось, что у них на хвосте висит бежевая «четырнадцатая» с тонированными стеклами. Она ехала за джипом почти до ресторана, а потом куда-то внезапно исчезла. Артем не стал по этому поводу распространяться, дабы не пугать спутницу. Высмотрев место, он припарковал свою «BMW», галантно помог Маше выйти, и они проследовали в ресторан. Теперь Артем смотрел в окно, и ему показалось, что именно те самые бежевые «Жигули» четырнадцатой модели, которые их преследовали, стоят, припаркованные, на углу возле стоянки. Неужели за ними и впрямь кто-то следит? Артем стиснул зубы и мысленно взмолился: «Господи, да когда ж это все закончится?» Дело принимало неприятный поворот. Если за ними следят, то вариантов два: либо следит маньяк, либо милиция. Оба варианта не располагали к веселью и заставляли задуматься. Нужно было что-то срочно предпринимать.

– Не соскучился без меня? – спросила вернувшаяся из дамской комнаты Маша. Она без церемоний выхватила у него меню, плюхнулась на стул и заглянула в перечень блюд. – Что, выбрал уже себе чего-нибудь?

– У них люля-кебаб неплохой, – медленно произнес Артем, косясь через окно на улицу. – Думал взять картошки жареной с королевским соусом, салат летний и кофе с круассанами.

Маша выбрала себе отбивную с рисом, летний салат и апельсиновый сок. В ожидании заказанного Артем заговорил первым:

– Знаешь, Маша, мне не нравится эта ситуация. Когда убили Сашку, я еще думал, что это совпадение. Но после случая со Светкой думаю, орудует настоящий маньяк, который по непонятной причине охотится на тех, кто общается через сайт «Одноклассников».

– Я тоже думала о чем-то подобном, но почему именно те, кто учился в нашем классе? – тихо проговорила Светлана. В глазах ее читался испуг. – Почему мы? Должна быть какая-то причина. Просто так ничего не происходит!

– Думаю, причина есть, – кивнул Артем. – Зависть. Некоторые в жизни чего-то добиваются, а другие плывут по течению или вовсе опускаются на дно.

– Точно, он завидует, – согласилась Маша и припомнила: – Когда он звонил Светке, ну этот псих, он так с завистью бросил: «Трать, трать денежки мужа. Недолго тебе осталось». Что-то типа этого. Слушай, а ты думаешь, это кто-то из нашего класса?

– Необязательно, – возразил Артем и рассказал о своих подозрениях насчет Лехи Цыганского.

– Не может быть! – воскликнула Маша с недоверием. Потом, подумав, добавила: – А вообще-то точно, этот недоносок всегда в разговоре употреблял подобные обороты, как ты говоришь: «Сосунок недоделанный» или «Клянусь очком товарища». Я помню. Ты прав, это он.

– Видишь, тебе понятно, а следователь сказал, что ему не совсем понятно, – пробормотал Артем, хмурясь. – Уверен, что они надеются, что Леха, раскаявшись в грехах, сам придет к ним сдаваться. Они сами палец о палец не ударят, чтоб его поискать. Я сегодня последний раз попытаюсь все выяснить в милиции, а завтра начну искать частных детективов, так как вопрос надо решать, иначе этот псих доберется и до нас с тобой.

– Ты хочешь сам вести расследование? – заинтересованно спросила Маша.

– Да, а чего мне кого-то ждать, – пожал плечами Артем, – не думаю, что это очень сложно. Вон ментам надо ждать ордера, например, чтобы вскрыть квартиру Лехи Цыганского, а я бы пошел просто и посмотрел, без всякого ордера.

– У тебя все так просто. – Маша с сомнением покачала головой, ковыряясь вилкой в тарелке с салатом. – А вдруг подумают, что ты хочешь ограбить квартиру. Кто-нибудь из соседей возьмет и стуканет в милицию!

– Выход можно найти из любой ситуации, – спокойно заверил Артем, глядя на улицу. Там какой-то подозрительный парень делал вид, что просто стоит и курит, а сам рассматривал его джип. Может, он себя накручивает? Кто знает?

– У нас просто нет другого выхода. – Артем посмотрел на Машу. – Мне не хочется, чтоб этот псих где-то подкараулил меня, как Сашку. Ради собственной жизни можно и рискнуть. – И добавил с улыбкой: – Возможно, за первую попытку ограбления мне дадут всего лишь условный срок. До этого я же был примерным гражданином.

– А можно я тебе буду помогать расследовать? – попросила Маша с молящим взглядом.

– Нет, это опасно, – с суровым видом настоящего мужчины буркнул Артем, – ты можешь пострадать, тебя могут ранить или посадить вместе со мной в тюрьму.

– Артем, а как ты думаешь: мне не опасно сидеть вечером дома и ждать прихода маньяка в одиночестве? – язвительно спросила Маша.

– Собаку заведи, – неловко пошутил Артем, за что немедленно получил подзатыльник.

– Ах ты, гаденыш! – Маша стала его шутливо тузить, а он прикрывался от ее ударов руками и просил:

– Маша, ну хватит, не позорь меня перед людьми.

В этот момент подошла официантка с подносом и озадаченно остановилась, ожидая, когда они закончат свои игры. Маша опустилась на стул, сделалась серьезной. Поглядывая на официантку, которая выставляла на стол тарелки, она спросила у Артема деловым тоном:

– Как ты думаешь, цена на акции нефтяных компаний будет продолжать расти такими же темпами в следующем месяце или последние решения правительства притормозят этот подъем?

– Шо? – Артем старательно изобразил из себя «валенка».

Маша пихнула его под столом ногой с обиженным видом. Она-то хотела продемонстрировать официантке, что они серьезные клиенты, а он все шутит.

– Если еще что-нибудь понадобится, позовите, – буркнула официантка и ушла.

– Так как ты собираешься проникнуть в квартиру Лехи? – спросила Маша, переходя на насущные темы. – Что, придешь с ломом и раскурочишь дверь?

– Увидишь, – загадочно улыбнулся Артем, – мне сначала надо в милицию сходить, и, если меня там не повяжут, я тебе все объясню.

14

– Антонов Дмитрий Васильевич, старший следователь, – представился серьезный молодой человек в костюме и очках с тонкой металлической оправой, – присаживайтесь.

Артем отдал ему повестку, сел и сказал, нарушая неловкую паузу:

– Предупреждаю, я всех предупредил, что иду в милицию, и, если что-нибудь со мной случится, то за меня будут мстить! Шутка!

Антонов явно не оценил юмора, поднял на него глаза, ничего не ответил и вновь сосредоточился на бумагах, но стало понятно, что шутить в этом кабинете опасно. Пришлось сидеть в тишине. Следователь что-то писал и писал. От нетерпения Артем начал ерзать, потом одернул себя и приказал успокоиться. Они только этого и ждут, чтобы он перестал себя контролировать. Мысленно Артем начал повторять ответы на вопросы, к которым он готовился. Маша ждала его в коридоре, готовая подтвердить историю. Однако следователь удивил Артема. Антонов не стал давить, а просто задал несколько дежурных вопросов: где был, с кем, в каких отношениях был с убитым, о чем было его последнее письмо и не предполагает ли он, кто убийца. Артем ответил на все вопросы, затем вновь напомнил, что он считает убийцей Алексея Цыганского, и потребовал проверить его квартиру, друзей и знакомых.

– Обязательно проверим, – вздохнул следователь, и по виду можно было сказать, что он не собирается ничего проверять. Выражение его лица говорило: «И откуда берутся такие умники?»

– Вы не хотите проверять Цыганского из-за того, что его отец работает заместителем главы администрации, а мать начальник налоговой? – предположил Артем.

– Не трудитесь учить меня работать, – ледяным тоном ответил следователь, – поверьте, в расследованиях подобных дел я понимаю побольше вашего и знаю, что, как и когда надо делать. Ясно?

– Ага, – кивнул Артем и опустил глаза, чтобы собеседник не смог прочитать отразившиеся в них чувства.

– Можете идти. Если вы понадобитесь, то я вас вызову, – буркнул следователь неприветливо. – Вот, покажете дежурному на вахте пропуск.

Удивленный Артем взял бумажку, попрощался и вышел. Маша, сидевшая в коридоре, вскочила со стула и бросилась к нему, засыпав вопросами. Артем ответил, что все в порядке, потом отвез ее домой, а сам поехал на работу. В этот день у него было несколько важных дел, не терпящих отлагательства. С Машей они условились созвониться вечером. На прощанье Артем попросил ее быть осторожнее.

На работе, выбрав удобный момент, Артем позвонил Василию, узнать, что ему удалось выяснить.

– В общем, слушай, – начал Конев голосом рассказчика, читавшего детям страшную сказку. – На месте убийства Сашки Михеева, возле его тела, истыканного стрелами от арбалета, обнаружены отпечатки туфлей сорок третьего размера. Есть видеозапись самого убийства. Михеев, оказывается, установил у себя дома камеры наблюдения, и все происходившее в тот вечер в квартире сохранилось на диске в компьютере. Хотя мне сказали, что от записи мало толка, так как там мало что видно. Убийца был в маске. Но одно точно – это убийца, роста выше среднего, нормального телосложения, с размером обуви сорок три – сорок четыре.

– Да, это очень поможет, – едко заметил Артем, а его друг продолжал:

– Органы следствия разыскивают Алексея Цыганского, чтобы задать ему пару вопросов, ведь машина, на которой пытались переехать Светку, зарегистрирована на Алексея. Конечно, ее могли угнать, но тем не менее Цыганский под подозрением. Прокурор не дает санкции, чтобы вскрыть квартиру Алексея, так как считает, что для этого пока нет достаточных оснований. Однако, по моим данным, это отец Лехи позвонил прокурору и попросил оградить сына от произвола следственных органов. Они с прокурором в хороших отношениях. У них и дачи рядом.

– Да знаю я, – буркнул Артем недовольно.

– И еще. Сам Лехин отец попросил прокурора, чтобы тот помог ему в розысках непутевого сына, – продолжал Василий. – На тебя у них ничего нет. Так что можешь пока расслабиться. Дело об убийстве Михеева и наезд на Костенко они объединили в одно. Сейчас проверяется Денис Журавлев. Он на следующий год после выпуска в школе попал в аварию, потом у него началась депрессия, его положили в психушку, так как он пытался покончить с собой, а потом выписался и исчез из города. Вот такие дела, братан!

– Они Журавлева подозревают? – изумленно произнес Артем. – Но он же ростом метр с кепкой и доходяга, какого соплей перешибешь, вечно болел, так что до него дотронуться было страшно. Какой из него маньяк? Сам же говорил, что на записи был здоровый мужик!

– Он мог кого-нибудь нанять! – возразил Василий.

– Да зачем ему это? – Артем ни в какую не хотел соглашаться с версией следствия. Он чувствовал, что Журавлев был совсем ни при чем.

– Не знаю зачем, – проворчал Василий. – Взял да и свихнулся, например, или еще что! Чего ты у меня спрашиваешь? Однако, по моему убеждению, тебе грех жаловаться. Пусть лучше его подозревают, чем тебя, – согласись, что это верно!

– Верно, только проблему это не решит, – вздохнул Артем, – настоящий убийца где-то ходит. Я не хочу ждать, когда он явится ко мне на порог с арбалетом, а буду сам вести собственное расследование. Меня это все уже достало.

– Да брось ты, как ты его будешь вести? – засмеялся Василий. – Нашелся тут Шерлок Холмс, понимаешь!

– Можешь смеяться, но я так решил. – Голос Артема был как никогда тверд.

– Что ж, могу только пожелать удачи, – фыркнул Василий и, подумав, добавил: – Можешь обращаться, если что. Я всегда готов помочь.

– Спасибо, друг, я всегда знал, что на тебя можно рассчитывать. Ладно, до скорого! – Артем сунул сотовый в карман и задумался.

15

Лиза Конева после случая с маньяком в парке решила, что теперь ее врасплох не застанут. Убедившись в малоэффективности газового баллончика и электрошока, она через знакомых достала настоящий пистолет. Он был маленький, аккуратный, но обладал большой убойной силой. Ей сказали, что таким оружием пользуются спецназовцы и на близком расстоянии это самое то. Пистолет не имел выступающих частей, легко скрывался под одеждой или в маленьком ридикюле. Лизе не нравилось только, что в магазине всего пять девятимиллиметровых патронов. В ответ на ее жалобы парень, продававший пистолет, заявил, что ей не с армией сражаться. Достаточно будет нескольких прицельных выстрелов, чтоб убить или обратить противника в бегство. Для страховки она купила запасную обойму, пакет патронов, а затем два дня ездила в гости к брату отца, у которого в загородном доме имелся отличный тир. Дядя, заядлый охотник, с интересом следил за ее упражнениями и под конец сказал, что у нее талант к этому делу и твердая рука.

С обретением пистолета Лиза стала чувствовать себя почти так же, как до покушения: вернулась былая уверенность. Она без страха выезжала из дома. Василий также старался ее успокоить. Он контактировал с кем-то из чинов в МВД, и те пообещали, что подонка вот-вот схватят. Кольцо сжимается.

Чтобы окончательно избавиться от последствий страшного потрясения, Лиза записалась на прием к психологу и стала брать уроки тейквондо в секции, открывшейся в фитнес-центре неподалеку от дома. Рабочие в их супружеской спальне подвесили боксерскую грушу и установили специальный манекен, который она по вечерам нещадно избивала руками и ногами. Тренировкам посвящалось все свободное время. Василий смотрел на это с ужасом, часто ворчал. Но доводы мужа были Лизе до одного места. Маньяки и насильники чаще всего нападают на женщин, поэтому она подумала, что имеет полное право на защиту. Если Василий не хочет смотреть на ее упражнения по вечерам, то пусть устроит в подвале загородного дома спортзал. Места там хватало. Они бы могли переехать и пожить там какое-то время на природе.

Этим вечером Лиза, как обычно, в четыре часа ушла с работы, благо она могла себе это позволить, так как являлась хозяйкой салона красоты, в котором занимала должность директора. Погода стояла превосходная. В парке, что лежал между салоном красоты и их высоткой, пели птицы. Оставив машину на стоянке, она специально пошла пешком через парк, в надежде вновь повстречать того самого маньяка. Руку она держала в сумочке на спусковом крючке пистолета. Пусть только появится! Однако, к разочарованию Лизы, маньяк так и не появился. Она без приключений добралась до квартиры, немного отдохнула, отходя от занятий в фитнес-центре, которые были после обеда, и позвонила мужу узнать, приедет ли он ужинать или нет. Василий ответил, что у него важная деловая встреча, что он будет поздно.

– Очень жаль, дорогой, буду ждать тебя с нетерпением. И не дай бог я почувствую, что что-то не так! – с угрозой произнесла Лиза, сузив глаза. – Видел, как я бью манекен? Вот с тобой будет то же самое, только в десять раз хуже!

Василий нервно рассмеялся в трубку, а она с нажимом поинтересовалась:

– Там, на встрече, будут какие-нибудь женщины?

– Нет, что ты, только один очень важный клиент, – ответил Василий смиренно, – ты же знаешь, что я люблю только тебя!

– Ха, конечно, знаю, – самодовольно хохотнула Лиза, – потому что если ты полюбишь кого-нибудь другого, то попрощаешься со своими яйцами.

– Лизочка, ну зачем так грубо, – с притворной обидой в голосе ответил он, – часа через три я буду дома.

– Давай не задерживайся, пока! – бросила Лиза. Положив трубку, она отправилась в спальню. Разделась и часа полтора молотила манекен, представляя себе, что это маньяк. Такого кайфа, как в такие минуты, Лиза никогда не испытывала ни с мужем в постели, ни где-либо еще. В конце концов в изнеможении она упала на кровать и некоторое время отходила, мечтая о том моменте, когда ей посчастливится все-таки встретить какого-нибудь подонка, который попытается ее ограбить или изнасиловать. Вот тогда будет настоящее развлечение! Поднявшись с постели, она, усталая, но довольная, поплелась в ванную комнату, наполнила ванну, взялась за банку с морской солью для ванн и замерла. Был какой-то звук. Может, показалось? С банкой в руках Лиза выглянула в коридор, прислушалась. Вроде бы ничего. В квартире стояла такая тишина, что через открытую дверь слышалось тиканье часов в гостиной. Все фобии, которые она получила от встречи с маньяком, тут же вернулись вновь. Пистолет и все ее примочки лежали в спальне в недосягаемости для нее. Как она не подумала об этом, что маньяки встречаются не только на улице? Надо было брать пистолет с собой в ванную. Тихо ступая босыми ногами, она пошла к входной двери. На паркете оставались мокрые отпечатки. Вызывающе громко тикали часы. В такт им билось сердце. Она только хотела убедиться, что дверь закрыта. Сердце забилось сильнее, когда она приблизилась к углу. Коридор сворачивал к небольшому холлу. Лиза аккуратно выглянула, затем вышла из-за укрытия и быстро пробежалась до двери. Дверь была закрыта. Замки целы. Просто показалось. Покрытую испариной кожу неприятно холодил поток воздуха от работавшего кондиционера. Взгляд упал на цепочку, которая свободно болталась на двери. Они никогда ее даже не использовали, но в этот момент Лиза вместе с накатывавшими волнами страха ощутила то, что никакая защита не бывает лишней. С нервной поспешностью она закрыла дверь на цепочку, сделала шаг назад и интуитивно почувствовала на себе чей-то взгляд. В комнате был кто-то еще. На понимание этого ушла какая-то доля секунды, а в следующий момент на двери рядом с ее тенью возникла вторая. Все произошло очень быстро. Лиза даже не успела оглянуться. Неизвестный швырнул ее на дверь, так что окружающий мир вспыхнул в глазах сотнями разноцветных искр. Потом был еще удар и еще. Лиза почувствовала, как падает. В голове промелькнула мысль, что она не даст себя убить какому-то козлу. Упав на пол, она откатилась, села, а когда маньяк оказался рядом, со всей силы ударила его кулаком в пах. Нападавший застонал, отшатнулся и скорчился, приплясывая на месте. Это был ее шанс. По лицу текла кровь. В глазах все расплывалось, но, тем не менее, Лиза встала и пошла в контрнаступление. Другого выхода просто не было. Ни выйти, ни добраться до оружия не хватало времени. И не зря же она ходила на уроки самообороны, лупила руками и ногами манекены. Сжав зубы, Лиза стала пробовать все приемы на противнике. Врезала ему ногой по грудной клетке, потом, когда он упал, по лицу, под дых. Убийца пытался защититься руками, схватить ее. Но это ему никак не удавалось. Лиза успевала ускользнуть. Схватив стул, она обрушила его на незнакомца. От притока адреналина во всем теле чувствовалась невероятная сила. Убийца быстро отполз задом, поднялся спиной по стене. Лиза снова кинулась на него со стулом или, вернее, с тем, что от него осталось. Противник на этот раз не оплошал, перехватил стул за ножку, но Лиза тогда навалилась на него всей своей массой и прижала убийцу к стене. Только удержать взрослого мужчину ей оказалось не по силам. Лиза не ожидала, что противник воспрянет духом так быстро, поэтому, получив пинок в грудь, с удивленным лицом плюхнулась на диван. Убийца мигом навалился сверху. Пальцы сомкнулись на горле. Лиза закричала, а в следующий момент получила сокрушительный удар по лицу. Только избиение не поколебало ее решимости. Лиза вырывалась, пыталась достать глаза противника, а когда в поле зрения появилась его рука, то она укусила за предплечье, да с такой силой, что даже услышала хруст ткани. Ошалевший убийца хрипло вскрикнул, замешкался и позволил ей вырваться. Конечно, тут же кинулся следом, но настичь жертву ему удалось лишь около ванной комнаты. Лиза попыталась там закрыться. Убийца протиснулся в дверь, отпихнул Лизу, ударил по лицу, а следом скрутил, сунул головой в налитую до краев ванну, тем самым прекратив ее вопли. Дождавшись, когда она перестала сопротивляться, убийца выпустил обмякшее тело, облегченно выдохнул и поднялся на ноги. Ему показалось, что все кончено. Он не знал, что любимым развлечением Лизы в детстве было ныряние, когда погружаешься под воду и считаешь. У них даже соревнование было такое среди ребятни, и Лиза неизменно побеждала. Убийца испытал настоящий шок, когда убитая выскочила из ванной у него за спиной, вытолкнула из комнаты и захлопнула дверь на задвижку. Ее вопль слышали даже на первом этаже. Она кричала, не жалея голосовых связок, и одновременно удерживала дверь за ручку, упираясь с обеих сторон босыми ногами в косяк. Убийца несколько раз попытался рвануть дверь на себя, но не смог ничего сделать и окончательно потерял самообладание. Его правая рука нырнула в карман и обратно вынырнула уже с пистолетом, тем самым, что Лиза носила в сумочке. Передернув затвор, неизвестный выстрелил в дверь ванной четыре раза. Крик Лизы оборвался. Раздался звук падающего тела и плеск воды. Одним рывком убийца распахнул дверь в ванную, которую уже никто не удерживал, и всадил оставшуюся пулю в голову женщины. Выстрелы, крики взбудоражили весь дом. Убийца поднял голову и прислушался, потом бросился в комнату. До приезда милиции оставались считаные минуты. Он действовал аккуратно и быстро, не оставляя следов. Руки в перчатках обследовали содержимое сумочки жертвы, однако там не было нужного предмета. Сотовый Лиза оставила на столике в спальне. Убийца набрал со своего сотового номер убитой и обнаружил его, затем нашел в тумбочке запасную обойму. Перезарядил пистолет. Вытащив из кармана, бросил на стол фотографию выпускного класса с тремя вырезанными окошками. Набрал на кухне в двухлитровую пластмассовую емкость для микроволновки воды. Открыл ключами убитой входную дверь и, оказавшись на лестничной площадке, поспешил к распределительному щитку.

Секунду спустя во всем подъезде погас свет, а этажный распределительный щиток напротив квартиры Коневых заполыхал, испаряя разрядами электричества пролитую на него воду. В огне плавились автоматы, текла проводка. Подъехавшей милиции пришлось пользоваться фонариками. Убийцу не поймали. Соседи указали на дверь квартиры, откуда слышались крики и выстрелы. В свете фонаря было видно, что в замке указанной квартиры торчит обломанный ключ. Пришлось вызывать спасателей с болгаркой. К тому времени работники электросетей восстановили электроснабжение квартиры, зашунтировав кабелем сгоревший щиток. На площадке вспыхнул свет. Один из электриков повернулся к оперативникам и виноватым тоном бросил:

– Сделали, что смогли. Если внутри света не будет, значит, провода погорели и в квартире. Тогда извиняйте.

Прямо на скрутку кабеля подключили болгарку. Дверь в квартиру выглядела неприступной, но только до того момента, пока за нее не взялись спасатели. Открывать двери они тренировались целыми днями. Завизжал бешено вращавшийся диск болгарки, врезаясь в сталь. На пол посыпались искры.

А в это самое время на подъезде к месту событий на обочине дороги дымился разбитый «Мерседес» Василия Конева. На большой скорости он слетел с обочины и, несколько раз перевернувшись, влетел в дерево. Несколько проезжавших мимо машин остановились. Кто-то из водителей вызвал «Скорую» и милицию. Один из остановившихся смело приблизился к разбитой машине и заглянул в салон, который уже начало окутывать дымом. Василий Конев был придавлен подушками безопасности к сиденью. На лице ссадины от летевших во все стороны стекол. Глаза закрыты. В первый момент водитель решил, что парень в разбитой машине мертв, но, пощупав пульс на шейной артерии, понял обратное. От прикосновения Василий открыл глаза и слабо прохрипел:

– Помогите. Мне звонила жена. На нее напали. Позвоните в милицию.

– Позвонили уже, успокойся, мужик, – пробормотал водитель, сам попробовал выломать заклинившую дверь, затем крикнул остальным зевакам, державшимся на безопасном расстоянии: – Эй, помогите его вытащить!

16

– Да, кто это? – буркнул Артем спросонья в телефонную трубку. Он ненавидел ранние звонки, в особенности, когда непонятно, кто и что говорит.

– Это я, Василий! – пробубнил некто совершенно незнакомым голосом.

– Что за Василий? – нахмурился Артем. Он потер лоб, вспоминая, но быстро понял, что у него есть только один друг с таким именем. Других он не знал либо знал не настолько хорошо, чтоб им было позволено будить его в шесть утра.

– Это Конев, – со злостью рявкнул собеседник, выводя его из состояния задумчивости, – мать твою, ты что, уже с утра нажрался?!

– Нет, – растерянно пробормотал Артем, зевнул и поинтересовался с сомнением в голосе: – Васек, а что это у тебя с голосом?

– Я в больнице, – сдавленно произнес Конев и неожиданно всхлипнул: – Ее убили, понимаешь?

– Кого? – выдохнул Артем, чувствуя, как гулко бухнуло в груди сердце. Он почему-то сразу подумал про Машу.

– Лизу убили! Она мертва! – Василий сорвался на крик. – Представляешь, она звонила мне, сказала, что в дверь кто-то ломится, просила помочь, а я не успел. Я не сбавил скорость на повороте и вылетел с дороги... – Его слова перешли в рыдания. Потом он снова говорил о своей жене, что не сможет без нее жить. Артем не перебивал, давая ему высказаться, а сам думал о страшной цепи последних событий. Становилось ясно – убийца не собирается останавливаться. Была большая вероятность стать следующей жертвой. Хуже того, жертвой могла стать Маша. Он должен что-то немедленно предпринять. Мысли перескочили к Лехе Цыганскому. Просто не верилось, что человек может настолько спятить, чтобы крошить одноклассников за давние обиды спустя почти двадцать лет! Да и кто его особо обижал-то? Это он, наоборот, доставал всю школу, включая учителей и директора. Лиза была далеко не ангелом. Артем даже считал жену друга изрядной стервой, но тем не менее она не заслуживала такой смерти.

– Артем, ты должен помочь мне найти этого гада! Пообещай, что поможешь, – рыдая, потребовал Василий.

– Постарайся взять себя в руки, я скоро приеду, – ответил Артем. – В какой ты больнице?

Выслушав ответ, он наскоро собрался, добежал до стоянки, прыгнул в джип и погнал по направлению к медсанчасти. Дорога, мокрая от легкого дождика, была практически пуста в это раннее утро. Удерживая руль одной рукой, второй он достал сотовый и набрал Машу. Голос у нее, как и у него десятью минутами раньше, был сонный.

– Артем, что случилось?

– Лизу вчера вечером убили, – выпалил он, притормозив на светофоре, посмотрел в зеркало заднего вида и добавил: – Ты должна быть очень осторожна. Никого незнакомого в квартиру не впускай, на звонки не отвечай. Я приеду и решим, что делать дальше.

– Что ты говоришь?! Откуда ты знаешь про Лизу?! – с ужасом спросила Маша.

– Ее муж мне позвонил. Мы с ним дружим, – быстро пояснил Артем. – Лиза ему позвонила, что кто-то к ней ломится. Он сорвался к ней и разбился по дороге на машине. Насколько серьезно, не знаю. Сейчас еду к нему в больницу. Думаю, это тот же самый маньяк, который убил Сашку Михеева.

– Что же нам делать? – По голосу слышалось, что Маша пребывала в состоянии, близком к истерике.

– Спокойно, я приеду и решим. Думаю, надо разбираться самим. Наймем детективов каких-нибудь. От милиции пока толку мало, – говоря по телефону, Артем заметил сзади те же самые «Жигули», что вели его до ресторана тогда, когда он в первый раз встречался с Машей. – Черт!

– Что? – вскрикнула Маша.

– Ничего, – буркнул он, продолжая следить за преследовавшей его на некотором расстоянии машиной, – я скоро приеду. Выпей чего-нибудь успокоительного. У меня есть некоторые мысли, как вычислить убийцу.

– Только приезжай быстрее, – жалобно попросила Маша.

– Обещаю, – ответил он и выключил телефон. Управляемый им джип свернул с основной дороги на ответвление к больнице, с ревом промчался до распахнутых ворот и заехал на территорию, обнесенную металлической оградой на кирпичных столбах. На стоянке нашлось место, где припарковаться. Артем вылез из машины, закрыл ее, поставил на сигнализацию и бегом кинулся к входу. Взбежал по ступенькам. Охранник, стоявший на посту, пытался воспрепятствовать ему, но дело быстро уладили две купюры по сто рублей. Его даже не попросили надеть бахилы. На бегу он звонил Василию и уточнял, куда ему идти. Узнал номер палаты, этаж. Палату друга нашел, но не сразу – дважды свернул не туда. Здание больницы изобиловало всякими извилистыми коридорами, проходами, которые оканчивались тупиками с заколоченными дверями и темными закоулками. Наконец его взгляд выхватил заветный номер палаты. Артем толкнул дверь и заглянул внутрь. Василий лежал на кровати с закрытыми глазами под капельницей. Открытые участки кожи сплошь покрывали синяки. Лицо – гротескная маска, все в ссадинах, чудовищно опухшее.

Артем проскользнул в палату и тихо прикрыл за собой дверь. В этот момент Василий открыл глаза.

– Здорово, как ты? – неловко спросил Артем.

– У меня жену убили, – зло и одновременно жалко бросил Василий не своим, глухим голосом. Очевидно, сказывались последствия аварии.

– Извини, я не хотел тебя обидеть, – пробормотал Артем, присаживаясь в кресло. – Слушай, Васек, если тебе что-то нужно, то я мигом сгоняю!

– Артем, мне одно только надо сейчас, – сквозь стиснутые зубы процедил Василий, пронзая его жгучим взглядом, – помоги найти этого урода. Я не пожалею на это ни денег, ни связей. Говори, что нужно, я все сделаю!

– У тебя же есть связи в милиции, в самых верхах. Стоит тебе только позвонить... – начал было Артем, но Василий его прервал, безнадежно махнув рукой:

– Я звонил, только от них мало проку.

– Как так? – не поверил своим ушам Артем.

– Да так! Что непонятно? – рассердился его непонятливости Василий. – Не будет же начальник ГУВД сам проводить расследование! Он поручил это своим подчиненным, припугнул их. Однако если они идиоты, то сколько пугай не пугай – ничего не изменится. Они даже задницу свою не смогут найти. Бытовуха – пожалуйста! А серьезный убийца им уже не по зубам. Они даже не хотят признавать, что действует маньяк. Говорят, что это просто совпадения. Михеев, типа, что-то с кем-то не поделил. На ту девку случайно наехал пьяный водитель, а мою жену убил обычный домушник, которого Лиза застигла на месте преступления. Этот следователь мне сказал: «Мы такие убийства каждый день видим». Не смог только объяснить фотографию выпускного класса с вырезанными лицами.

– У меня это в голове не укладывается, – покачал головой Артем. – Тот следователь, Антонов, казался вменяемым человеком. Если он такое сказал, то не знаю, как его назвать.

– Так ты поможешь мне? – настойчиво спросил Василий и виновато пояснил: – Знаешь, я бы сам, но сейчас сам видишь, толку от меня мало. Ты же сам собирался вести расследование. Помнишь, доставал меня, требовал информации по парню, как его там, Цыганский, верно? Ты считаешь, что это он?

– Наверное, да, – неуверенно произнес Артем, – короче, он первый на подозрении. Хотя есть и сомнения...

– Вот, узнай, где он, потом сообщишь мне, а я звякну своим из службы безопасности. Они смогут его разговорить, и лучше, чем в милиции. Если это он убил Лизу, то ему не жить. Я лично разрежу его на кусочки!

Было видно, что Василий говорит совершенно серьезно. Он собирался устроить расправу над убийцей жены. Артем понимал это желание и считал, что друг имеет на это законное право. Но на всякий случай он предупредил Василия:

– Вась, ты бы лучше не кидался такими заявлениями. Я не хочу знать, что ты с ним сделаешь. Советую вообще об этом вслух не говорить. Я помогу тебе найти его, а после делай что хочешь.

– У тебя есть план, как его искать? – поинтересовался Василий деловым тоном.

– Пока нет, – честно признался Артем, – есть идея, как проникнуть в квартиру Лехи. Мне кажется, что там есть какие-нибудь наметки, куда он мог свалить, улики, что-нибудь, не знаю...

– Отличная идея! – похвалил его Василий. – А я буду контролировать ментов. Как только появится какая-либо информация, сообщу тебе. Ты тоже обязательно звони. Иначе я тут сдвинусь.

– Держись, Васек, прорвемся! – попробовал ободрить друга Артем, потрепал его за плечо, заметил гримасу боли на лице Василия и поспешно убрал руку. – Что, больно? Извини, я не хотел!

В палату вошла медсестра. Она сообщила, что пришла за Василием и тому надо сделать томограмму головного мозга. Артем решил не держать его, встал, попрощался и вышел. С улицы он позвонил Маше:

– Как ты? Все в порядке?

– Нормально. А что у тебя там? – спросила она заинтересованно.

– Васек выглядит хреново, но, думаю, выживет, – ответил Артем. Стоя на крыльце, он смотрел на облачка в синем небе. – У меня есть идея, как попасть в квартиру Лехи Цыганского. Я знаю, менты ее вскрывать не собираются, так что действовать придется самим. Я сейчас заеду за тобой.

– Хорошо, давай, – ответила она.

Артем убрал телефон и сосредоточился на дороге. Мозг просчитывал детали предстоящей операции. Если все сделать правильно, то им даже ничего существенного предъявить не смогут. Разве что хулиганство да чинение препятствий правосудию. Весь материальный ущерб он компенсирует. Это небольшая плата, если на чаше весов – собственная жизнь и жизнь любимой. Его взгляд прыгнул к зеркалу заднего вида. Знакомой «четырнадцатой» там не было, однако это не означало, что все прекратилось. Наверное, стоит написать заявление в милицию по этому поводу. Хотя они, должно быть, заявят, что у него просто фантазии. Есть еще вариант остановить эту машину: вытащить водителя и узнать, кто его нанял следить за ним. С другой стороны, вдруг окажется, что это маньяк? Если он его остановит, то на сто процентов будут проблемы, и чтобы уцелеть, лучше иметь при себе оружие или сделать так, чтобы поблизости была милиция, и сдать убийцу прямо им. Осталось придумать, как это сделать.

За две минуты он добрался до знакомой высотки, поднялся на нужный этаж и позвонил в дверь. Слух уловил движение внутри квартиры. Дверной глазок потемнел, а затем дверь открылась. Маша встретила его в домашнем халате. В ее движениях читалось сильное душевное волнение.

– Привет, проходи!

– Привет, – ответил Артем, подумав про себя, что в этом халатике Маша выглядит очень соблазнительно. И добавил с недовольством в тоне: – Почему ты еще не собралась? Нам надо быстрее...

– В первую очередь, тебе надо позавтракать, – перебила его Маша так, что он даже опешил. – Или скажешь, что уже поел?

– Но...

– Никаких «но»! – Маша была непреклонна. – Разувайся, мой руки и живо на кухню!

– Ладно, – вздохнул Артем, признавая свое поражение, – твоя взяла!

Выйдя из ванной, Артем застал Машу плачущей. Она стояла у окна, плечи вздрагивали. У Артема подкатил к горлу ком. Он подошел и обнял ее.

– Маш, ты чего? Все будет хорошо. Я обещаю!

Она развернулась, заключила его в объятия и зарыдала. Сквозь всхлипы прорывались слова:

– Артем... Мне страшно... Я думаю, что я следующая.

– Брось, с чего ты решила? – пробормотал Артем, чувствуя жар ее тела.

– Фотография, – всхлипнула она, – помнишь, говорили про вырезанные окошечки? В этом ряду в окошечке – я следующая.

– Нет, не думай об этом, я буду рядом, и ничего не случится! – заверил Артем.

Она подняла на него заплаканное лицо, посмотрела в глаза, а в следующую секунду они, не сговариваясь, слились в неистовом поцелуе. Их повело в сторону. Маша наткнулась спиной на холодильник, снося магнитные держатели в виде разноцветных тропических рыбок. Артем рванул ее халат, стал целовать грудь.

– Мы же опаздываем, – задыхаясь, напомнила Маша с улыбкой.

– Уже нет, – буркнул Артем, лихорадочно сдирая рубашку, – пошло все!

– Сейчас, – Маша помогла ему справиться с рубашкой. Потянула пояс своего халата, и тот свободно соскользнул к ее ногам, открыв обнаженное тело. Затем они оба оказались на полу, и Артем подумал, что, с другой стороны, сайт «Одноклассники» – не такая уж плохая вещь! Страстные объятия удалось разомкнуть только через два часа. Они, счастливые, сидели за столом, завтракали, смотрели друг на друга, разговаривая о всяких пустяках. Мысли о грозившей им обоим опасности отошли на второй план. Первой опомнилась Маша.

– Мы вроде бы собирались куда-то ехать?

– Ехать? – благодушно переспросил Артем и подскочил на табуретке. – Да, нам надо ехать. Проверим квартиру Лехи Цыганского.

– Подожди, а как мы туда попадем? – осторожно поинтересовалась она, складывая грязную посуду в мойку.

– Я все продумал, – заверил ее Артем.

17

Их шаги гулко отдавались на лестнице. Маша в деловом костюме с папкой под мышкой шла первой. За ней шел Артем, одетый в форму МЧС. Он как-то помог со стройматериалами местным спасателям, и они на память подарили ему этот комплект. В одной руке у Артема была болгарка. В другой – набор инструментов в пластмассовом чемоданчике.

– Мне что-то как-то не по себе, – призналась Маша.

– Расслабься, – посоветовал Артем, – будь естественной. Тебе надо поверить в то, что ты судебный пристав. Говори уверенно и с напором и не давай им расслабиться.

– Господи, это такая авантюра! – простонала она в ответ, достала из кармана удостоверение пристава, которое полчаса назад Артем распечатал на принтере и вклеил в корочки, выданные ему после прохождения обучения на сварщика. Фальшивое удостоверение вставили в обложку для удостоверения работника прокуратуры, которую купили в ближайшем киоске.

Голос Маши перешел на шепот:

– Никто не поверит, что оно настоящее!

– Поверят, главное – ткнуть с уверенным видом в лицо, и все! – с ледяным спокойствием заявил Артем и почувствовал, что по его виску потекла капелька пота. Он был спокойным только внешне. От самого дома беспокойство в нем нарастало по возрастающей. Если раньше план казался идеальным, то теперь, когда до цели оставалось несколько шагов, он выглядел как чистое безумие. Однако он не собирался демонстрировать перед Машей сомнения, неуверенность. Напротив, своим видом Артем хотел ободрить подругу.

Они остановились на лестничной клетке перед квартирой Лехи Цыганского. Маша посмотрела на него, взглядом спрашивая, что делать дальше. Артем молча кивнул на соседнюю дверь. Маша глубоко вздохнула и позвонила.

– Кто там? – раздался из квартиры старушечий голос. Казалось, что его обладательница все это время ждала их, притаившись за дверью, приникнув к дверному глазку.

Маша побледнела, но, справившись с собой, спокойно ответила:

– Это служба судебных приставов. Мы собираемся выселять ваших соседей и хотим, чтобы вы поприсутствовали в качестве понятой.

Дверь отворилась мигом. Сухонькая, но живая старуха в домашнем халате и платке высунулась на лестничную площадку и, подслеповато щурясь, посмотрела на них:

– Выселяете? А кого выселяете?

Маша сделала вид, что сверяется с бумагами. Ее руки немного дрожали от волнения.

– Так, по документам это Алексей Федорович Цыганский из пятидесятой квартиры. – Она указала на дверь квартиры Лехи Цыганского.

– Давно пора, – обрадовалась престарелая соседка, – пьянки у них постоянно, музыка, орут, а по ночам туда-сюда по лестнице ду-ду-ду, ду-ду-ду. Я спать из-за них вообще не могла! И в милицию звонила и жаловалась. Только в последнее время тихо стало. А за что его выселяют?

– Задолженность по квартплате шестьдесят тысяч, – выпалила первое, что ей пришло в голову, Маша. Этот вопрос они в своем плане не прорабатывали, поэтому пришлось импровизировать.

– Мы, значит, платим все до копеечки, а эта молодежь только водку жрать! – воскликнула охваченная праведным гневом соседка. – Вот и поделом, что у них квартиру отнимают! Вот пусть этот алкаш идет бомжевать!

– Мы сейчас вскроем дверь квартиры, опишем имущество, а потом в сопровождении милиции вывезем, – перебила ее Маша, – вам только надо будет поприсутствовать как наблюдатело и подписать протокол. Вы не против?

– Нет, я подпишу! – закивала старуха.

– Было бы хорошо, если бы вы пригласили сюда еще несколько соседей, таких же сознательных, как вы, – попросила у нее Маша, – нам неудобно ходить по всем квартирам и отвлекать жильцов.

– Ага, я позову сейчас, – соседка почти бегом кинулась к соседней двери, стала звонить, а когда ответили, радостно закричала: – Васильевна, выходи, тут Лешку выселять собираются, просят посмотреть!

Артем, видя, что все идет, как надо, раскрутил шнур болгарки и подключил ее от этажного щитка. На вскрытие двери ушло полчаса. Наблюдая за ним, соседка ехидно заметила, что в прошлый раз, когда приезжали МЧС, они справились за пять минут.

– Я недавно работаю, – бросил Артем, распахнул дверь и прошел внутрь. В квартире царил полный кавардак. Было ощущение, что хозяин квартиры в спешке куда-то собирался, а потом его отвлекли, и он так все и оставил. Вещи разбросаны по полу. Дверцы шкафов открыты, ящики выдвинуты. На кухне на полу валялась битая посуда и остатки трапезы. На обоих столах, под столами и по углам комнаты громоздились целые батареи бутылок из-под спиртного. В воздухе чувствовался стойкий запах кабака – табачный дым, застарелый, въевшийся в стены перегар и ароматы испортившихся продуктов. Было видно, что в квартире последний раз были давно, причем перед уходом забыли прибраться.

– Как он живет в таком свинарнике? – всплеснула руками соседка, а ее подруги согласно закивали.

«С чего начать?» – подумал Артем, озираясь по сторонам. Что он, собственно, собирается найти? – И громко объявил:

– Итак, начнем с общего осмотра. Оглядитесь, запомните, что и где стоит, а затем будем описывать имущество.

Старухи вошли в гостиную, и за их спиной Артем шепнул Маше, что он осмотрит спальню, а она пусть как бы проводит опись в гостиной, чтоб соседки ничего не заподозрили.

– По датам продуктов в холодильнике можно узнать, когда примерно он последний раз был дома, – шепнула в ответ Маша, – я видела, как это делают в фильмах. Еще мусорное ведро. Туда кидают всякие бумажки с записями, чеки.

– Отличная идея, – обрадовался Артем. Старухи в их сторону не смотрели. Им было интереснее посмотреть, как живет их сосед за стенкой. Они охали, качали головами, бурно обсуждали между собой, как так можно вообще жить. Потом стали заглядывать в спальню, и это вызвало новую бурю эмоций. Покосившись на них, Артем скомандовал: – Я беру на себя мусорное ведро, ты – холодильник. Быстро!

Они молча кинулись на кухню. Артем остановился у мойки, выволок переполненное мусорное ведро и поморщился. Это явно была не самая лучшая идея. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что ведро не выносили несколько месяцев. Для исследования его содержимого потребовался бы костюм химзащиты, противогаз, а также средства дезактивации. Борясь с дурнотой, он поспешно закрыл ведро и поставил назад в мойку. Похоже, детектив из него никудышный. Маша в этот момент распахнула дверцу холодильника, и Артем услышал, что ее тошнит.

– Неужели настолько все плохо... – Он повернулся к холодильнику и остолбенел. Остальные слова застряли в горле. Все внутреннее пространство занимало скрюченное тело мужчины. Артем давно не видел Леху Цыганского, но в покойном опознал сразу. Маша пулей проскочила мимо него в ванную комнату, закрылась там и включила воду. Ее вырвало. Артем слышал это, но как бы со стороны, отстраненно. Все его внимание приковывал труп в холодильнике. На лице мертвеца застыл звериный оскал. Мутные глаза были дико вытаращены. Даже без медицинского образования Артем сразу понял, что явилось причиной смерти Алексея Цыганского. Страшная рана на виске успела засохнуть. Кровь превратилась в черную массу. Ею были перепачканы рубашка, брюки, лицо убитого. Удар нанесли с большой силой. Артем с трудом оторвал взгляд от страшной картины. На глаза попался валявшийся на полу тостер. Он был в крови. К поверхности прилипли волоски. Вот и орудие убийства.

– Мы все посмотрели, – произнесла соседка, появляясь в дверях кухни.

Артем вздрогнул, поспешно закрыл холодильник и, повернувшись к старухе, спокойно произнес:

– Вы, это, подождите нас в гостиной. Женщине, ну приставу, плохо стало. Она сейчас выйдет из ванной и будет проводить опись.

– Понятно, – протянула соседка и как-то странно посмотрела на него. Артему показалось, что у нее возникли сомнения насчет них, что она догадалась – они не те, за кого себя выдают. Может, у него просто паранойя?

Подозревала или не подозревала их соседка в чем-либо – неизвестно, однако спорить она не стала, вышла из кухни, прошаркала в гостиную, где присоединилась к своим подругам, обсуждавшим интерьер квартиры. Разговор переключился на пристава, то есть Машу, и что у нее слабый желудок или беременность.

Слушая их, Артем позволил себе выдохнуть. Нужно было немедленно собраться с мыслями. Что предпринять дальше? Позвонить в милицию? Но как они с Машей объяснят, что взломали квартиру и проникли незаконным образом внутрь? Он ее еще втянул в это дело. Хотя, возможно, Маше безопаснее находиться здесь с ним, чем в собственной квартире, когда рядом разгуливает маньяк. Взвесив в очередной раз все «за» и «против», Артем решил повременить с милицией. Главное выяснилось – Цыганский не маньяк. Судя по внешнему виду, он давно пребывал в холодильнике, а значит, убийца кто-то другой и этот другой прикрывался Лехой. Сделал из него козла отпущения. Артем подошел к ванной и осторожно постучал в дверь:

– Ты там как?

– Сейчас выйду, – ответила Маша. Было слышно, как она выключила воду. Следом щелкнул шпингалет, открылась дверь, и она появилась на пороге ванной комнаты.

– Тебе лучше? – неловко спросил Артем. Но ответа и не требовалось. На бледном лице Маши отражались страх и отчаяние.

– Мне никогда теперь не будет лучше, – прошептала она тихо, стиснув пальцами его плечо, и еще тише: – Господи, что нам теперь делать? Что мы всем скажем? Нужно звонить в милицию. Или... Я не знаю. – Она всхлипнула: – Господи, какой ужас. Он там... Я никогда такого...

Артем постарался говорить так, чтоб каждое слово доходило до Маши. Та находилась на грани истерики. Требовалось переключить ее внимание.

– Послушай, Маш, возьми себя в руки. Скажешь им, – он кивнул в сторону гостиной, – что тебя срочно вызвали в управление, и убираемся отсюда.

Маша послушно кивнула. В коридор выглянула соседка и участливо поинтересовалась:

– Девочка, тебе как, лучше?

– Да, – кивнула Маша. Хотела продолжить, но старуха ее перебила, стала увлеченно рассказывать, как бороться с пищевыми отравлениями при помощи народных средств, активированного угля и клизм. К ней тут же присоединились остальные соседки. У каждой была какая-то своя примочка. У Артема от их гомона разболелась голова. Он посмотрел на Машу, показывая глазами, чтобы та ответила что-нибудь.

– Это не пищевое, – робко вставила она и была сразу же перебита.

– Такое бывает при пониженном давлении. У меня есть таблеточка, – затараторила соседка.

– Такое бывает и при повышенном, – возразила ее подруга с верхнего этажа – Васильевна.

– А у меня от печени, – вторила другая, – «Эсенцэале» надо попить, прямо целый курс.

– Она беременна! – почти закричал Артем, нервы которого были на пределе. Маша посмотрела на него большими глазами, а он подмигнул ей в ответ.

– Ой, как чудесно, вы, наверное, не знаете еще, кто у вас будет? – расплылась в улыбке умиления соседка.

– Вы такая прекрасная пара, – добавила Васильевна, глядя на них, – наверное, недавно поженились?

От разговоров о свадьбе Маша мигом помрачнела. Поджав губы, она бросила:

– Да, недавно, – и, не давая вставить им ни слова, объявила: – Меня срочно вызывают в управление, так что опись отменяется. Давайте быстренько освободим квартиру.

Послышалось ворчание. Соседки с недовольством покидали квартиру, как обманутые зрители, не дождавшиеся красочного представления. Артем мысленно благодарил бога, что он дал ему силы сдержаться и не послать всех куда подальше. Он был близок к этому. Сдерживала только мысль о том, что его грубость может заставить соседок обратиться в МЧС с жалобой на сотрудника-хама, а те ответят, что никого не присылали по их адресу. И тогда все поймут, что они вовсе не работники госучреждений, а какие-нибудь аферисты. Вызовут милицию. Милиция обнаружит труп. К ним появятся вопросы. Он не удивится, если их даже могут обвинить в убийстве Цыганского. Да, только так. К тому же убийце лучше не знать об их находке. Ведь тогда раскроется вся подстава, и милиция начнет искать настоящего убийцу. Ему начнут наступать на пятки. От этого маньяк может активизироваться. А подобное вовсе не желательно. Артем подозревал, что следующие на очереди они с Машей.

– А вы дверь что, так и оставите открытой? – подозрительно спросила соседка, когда они повернулись, чтоб уходить.

– Конечно, нет, что вы такое говорите? – воскликнула Маша с фальшивой улыбкой. Артем в это время озадаченно смотрел на вскрытый замок. Закрыть дверь теперь они при всем желании не смогли бы. Что же делать?

– Мы скоро вернемся, а вы пока последите за квартирой, – ласково попросила Маша соседку, – обещаю, мы вернемся очень быстро.

– Делать мне больше нечего, – проворчала недовольная старуха.

– Кстати, после мы будем распродавать имущество должника по чисто символической цене, – придумала на ходу гениальное решение Маша. – Вы бы сейчас могли для себя отметить что-нибудь из того, что видели, а я бы поспособствовала, чтобы именно вы приобрели эти вещи. Так обычно у нас все распределяют среди знакомых и родственников, потому что цены действительно смешные. Например, мебель по цене дров. Вы подумайте над этим.

Маша говорила столь убедительно, что даже Артем почувствовал, что начинает ей верить. Соседка тоже поверила. Смягчившись, она попросила:

– Ну вы бы хоть дверь пока опечатали, что ли!

– Хорошо, – кивнула Маша. У Артема в сумке с инструментом лежал скотч, а у Маши в папке несколько листков с надписью «Имущество арестовано» и гербовой печатью, распечатанных на цветном принтере. С помощью данных нехитрых средств они быстро опечатали квартиру, сели в лифт и поехали вниз. В лифте Машу начало колотить. Артем обнял ее, приговаривая:

– Успокойся, мы обязательно выберемся из этого всего.

– Боже, ты видел? Он такой страшный! – всхлипнула она, прижимаясь к его плечу.

– Да, видел, – вздохнул Артем и подумал, что теперь придется придумывать новую версию. Со смертью Лехи подозреваемых не осталось.

Мимо них прошел какой-то дедок. Он поторопился сесть в лифт до того, как двери закроются. Затем лифт поехал вверх. Обнимая, Артем вывел Машу из подъезда и остановился как вкопанный. Взгляд зафиксировался на припаркованной у газона знакомой «четырнадцатой» с тонированными стеклами. Из нее выбирались трое крепких парней с решительными лицами. Причем смотрели все трое прямо на них.

– Назад! – скомандовал Артем и затолкал Машу обратно в подъезд.

– Кто это был? – испуганно спросила она.

– Я почем знаю! – буркнул он, бросаясь к лифту. Палец вдавил кнопку вызова. В голове мелькнул законный вопрос: «Но куда они поедут?» Все равно дальше десятого этажа убежать не удастся, а преследователи обязательно перекроют и лифт, и лестницу. На двери на крышу наверняка висит амбарный замок, который сразу хрен одолеешь. Шанс небольшой. А что делать дальше, вообще непонятно!

Проклиная все на свете, Артем с ненавистью посмотрел на закрытые дверцы лифта. Кабина с мерным лязгом, скрипами и подвыванием ползла вниз по шахте со скоростью смертельно больной улитки. Из двери напротив выскочил нетрезвый мужик с мусорным ведром. Вскользь посмотрев на них, он побежал вверх по лестнице к мусоропроводу. Дверь в его квартиру осталась открытой.

– Туда! – шепнул Артем, толкая Машу в бок. Маша, поняв все с полуслова, метнулась к двери. Тут как раз подъехал лифт. Дверцы открылись. Артем протянул руку, нажал кнопку десятого этажа, а сам бросился вслед за Машей в открытую квартиру. Пустой лифт медленно пополз на десятый.

В полумраке прихожей Артем натолкнулся на Машу и понял, что в квартире, помимо них, есть кто-то еще. Со стороны кухни раздавалось позвякивание посуды и неразличимое бубнение на фоне включенного радио. Артем потянул Машу в ванную комнату. Зашел туда за ней, закрыл дверь, и как раз вовремя, так как вернулся хозяин квартиры с пустым мусорным ведром. Артем взмолился, чтоб мужик не надумал в столь напряженный для них момент посетить туалет. Туалет был совмещен с ванной. Еще он мог решить помыть руки после мусоропровода. Однако мольбы его, похоже, были услышаны. Хозяин квартиры быстро прошел мимо на кухню, не заходя в ванную комнату. Но все равно оставаться надолго в чужой квартире при живых хозяевах не стоило. Отличная слышимость в ванной позволила различить, как в подъезд вошли несколько человек. На лестнице раздался топот ног. Артем без единого звука выскользнул из ванной и приник к дверному глазку. Он успел рассмотреть, как один из крепких ребят рванулся вверх по лестнице, а второй остался дожидаться лифта. Кто же они такие? Артем не мог придумать логического объяснения. Сзади к нему прильнула Маша. Чувствовалось, что она дрожит то ли от страха, то ли от напряжения. Наконец приехал лифт. Парень с лестницы нырнул в него, и дверцы закрылись.

– Пора! – скомандовал Артем, открывая защелку на двери. Получилось не сразу. Его прошиб холодный пот, прежде чем он сообразил, что маховик замка надо крутить в другую сторону. Защелка предательски громко щелкнула. Артем распахнул дверь, пропуская вперед Машу, и услышал за спиной женский голос, донесшийся из кухни:

– Миша, ты дверь закрыл входную? По-моему, там кто-то есть. Я что-то слышала.

Артем не стал захлопывать дверь, а оставил чуть приоткрытой. Пусть Миша решит, что забыл ее закрыть. Затем они вместе выскочили из подъезда. Там их поджидали.

– Так, стойте, одну минуту, есть тема для разговора, – в грудь Артема уперлась рука одного из крепких ребят. Оказалось, что только двое вошли, а третий ждал их на улице. Другой рукой он отодвинул полу пиджака, демонстрируя кобуру с пистолетом.

Артем находился в таком душевном состоянии, что ему уже было на все наплевать. Он не дал незнакомцу продолжить свой монолог, резко перехватил руку, вывернул ее, поставил противника на колени и стиснул шею в удушающем захвате. Все произошло настолько быстро, что ни парень, ни Маша не успели ничего сообразить.

– Я сейчас сверну тебе шею, падла, если не скажешь, кто вас послал, – процедил он сквозь зубы на ухо своему противнику. Парень захрипел, попытался ослабить хватку, но ему в результате стало только хуже.

– Ты убьешь его! – испугалась Маша, отступая к стенке под козырьком подъезда.

– Ну, тут так: или он, или мы, – прорычал Артем и крепче стиснул руку.

– Я все скажу, – прохрипел парень, задыхаясь, – нас наняла ваша жена. Она подозревает, что вы изменяете ей. Просила нас раздобыть компрометирующие материалы.

– Не парь мне мозг, сука! – рявкнул Артем, сообразив, что в этой истории имеются явные огрехи. – Почему вас трое? С этим справился бы и один человек!

Парень закашлялся, потом выдавил из себя через силу:

– Мы хотели сегодня точно выяснить, в какой квартире у вас происходят встречи. Потом один из нас продолжил бы слежку за вами, а двое других установили бы прослушку в квартире. Стандартная процедура. Один на стреме, другой в квартире ставит аппаратуру. Пару минут назад от вашей жены пришло сообщение, что мы должны задержать вас до ее приезда. Хотела устроить скандал при свидетелях, чтоб потом это фигурировало на суде.

Удерживая противника, Артем оглянулся. Мамаши с колясками, группка детей, двое стариков – все во дворе глазели на них, точно на восьмое чудо света. Кое-кто уже набирал на телефоне номер, а вихрастый мальчишка так и вовсе записывал происходящее на видеокамеру.

– Все в порядке, мы из милиции, – с плохо скрытым отчаянием в голосе крикнула Маша в аудиторию, затем тихо зашипела ему: – Артем, пошли отсюда. Нас сейчас схватят.

– Иди к машине, – велел ей Артем, швырнул ключи от джипа и стал шарить по карманам парня. Тот вяло сопротивлялся. В правом кармане нашлась визитка детективного агентства «Мистер Бигль». Агентство занималось частным сыском, охраной VIP-персон, сопровождением особо ценных грузов. Артем нашел и лицензию на ношение оружия. Документы выглядели настоящими. Маша к этому времени успела забраться в джип. Она просигналила, торопя его. Настал момент уходить. Времени на разговоры не оставалось.

– Извини, друг, – буркнул Артем и рубанул парня по шее ребром ладони, затем опустил бесчувственное тело на бетон и побежал к джипу. Маша внутри быстро перебралась на пассажирское сиденье. Двигатель был уже заведен. Секунда – и они уже летели к выходу со двора. Внезапно навстречу им выехал милицейский «УАЗ».

18

– Твою мать, – вырвалось у Артема, и он нажал на тормоз. Робкая надежда, что их не заметят, растаяла, как дым, когда на крыше милицейской машины вспыхнули проблесковые маячки и завыла сирена.

– Черт! – ругаясь, Артем дал задний ход, разогнался, рванул ручник и развернулся, используя прием, называемый «полицейским разворотом». Маша на соседнем сиденье сдавленно вскрикнула и торопливо пристегнула ремень безопасности. Артем сделал то же самое, затем дал газу на полную, и джип с ревом вылетел со двора через другой въезд. Милицейская машина не отставала. Через секунду вой сирены вновь послышался сзади.

– Может, нам остановиться? – робко предложила Маша. Ее глаза с мольбой смотрели на Артема. – Мы же ни в чем не виноваты!

– Не виноваты! – эхом поддакнул он, не отрывая взгляда от дороги. – Со временем даже во всем разберутся – это точно. Только подумай вот про что. Такая ситуация: меня забирают, а тебя выпускают. Ты возвращаешься домой, а тебя там поджидает маньяк. Есть еще один вариант, что милиции будет проще все повесить на нас. Такое тоже бывает. Начальство давит сверху, требует результатов, а тут мы подворачиваемся. Подарок судьбы!

Впереди показался перекресток. На их пути горел красный, но Артем решил рискнуть, просчитал интервалы между машинами и проскочил в просвет. Милицейский «УАЗ» попробовал сделать то же самое, но его снесла темно-зеленая «Тойота». Однако радоваться долго не пришлось. С боков появились еще две милицейские «пятерки» с включенными сиренами и мигалками.

Секунду спустя сзади прозвучала отрывистая команда:

– Водитель джипа «Мерседес», немедленно остановиться!

– Нам не уйти, – с несчастным видом прошептала Маша. – Артем, останови, или нас убьют!

– Подожди, – буркнул Артем, прибавляя газу, – сейчас немного оторвусь, сверну где-нибудь, высажу тебя, а потом уведу их за собой.

– Я тебя не оставлю. Ты погибнешь! – бурно возразила она. – Я выйду только с тобой.

Артем покосился на нее, но ничего не сказал, однако про себя подумал, что не станет ее спрашивать. Пусть обижается или не обижается, но, когда подвернется момент, он остановится и просто выкинет ее из машины. Так для нее будет безопаснее.

И снова перекресток. Машин было мало, и Артем, не снижая скорости, свернул на нем, применив управляемый занос. Одну из милицейских машин при выполнении подобного маневра закрутило, и она ткнулась в столб. Вторая машина справилась на «отлично». Тем не менее скорости ей недоставало, поэтому она начала медленно отставать. В этот момент Артем впервые порадовался плохому оснащению родной милиции. На таких тачках им его никогда не догнать! Джип стремительно приближался к развилке. Артем посмотрел в зеркало заднего вида, а затем вперед. Вся дорога была забита машинами – затор. Свернуть куда-либо не имелось возможности: дома стоят вплотную друг к другу, въезды во дворы преграждали бетонные блоки, нескончаемая ограда университета, с другой стороны – стройка. Выход был только один. Сигналя, Артем вылетел на тротуар. Прохожие бросились врассыпную. Джип сбил уличный лоток с книгами, задел киоск «Союзпечати», подпрыгнул на резком спуске и, перелетев короткую каменную лестницу, приземлился на противоположной стороне. Маше показалось, что от удара у нее вылетят кишки. Она закричала. Потом крик заглушил удар о пивную кегу. Рабочие, переносившие ее, отскочили, бросив на дорогу. От удара помятый металлический бочонок подлетел вверх и обрушился на крышу и лобовое стекло джипа. Артем вильнул. Кега улетела куда-то вбок, а часть лобового стекла осыпалась внутрь. Через разбитое стекло в салон ворвался поток свежего ветра. Затор кончился. Вдавив в пол педаль газа, Артем вновь вылетел на дорогу. Впереди небо подпирали трубы старого химического комбината, закрытого лет десять назад. Сзади на дороге показались уже штук пять машин с мигалками. Еще немного – и в погоню включится вся городская милиция в полном составе.

Когда забор из бетонных плит, окружавший комбинат, закончился, Артем резко свернул вправо, а затем на обочину, намереваясь уйти в посадки. Его джип спокойно шел по бездорожью, а вот его преследователям пришлось бы туго. Он не рассчитал только одного – что за высокой травой перед деревьями пролегал канал, из которого качала воду станция водоподготовки комбината. Канал был достаточно глубоким, широким, и в нем все еще была вода. Артем всегда пролетал мимо и не подозревал о его существовании. С ревом джип прорвался сквозь траву и кусты и вдруг повис в воздухе, а потом обрушился вниз в воду. Маша пронзительно завопила. Артем выкрикнул нецензурное ругательство, сражаясь с ремнем безопасности. В поврежденный салон немедленно хлынула вода, добавляя драматичности ситуации. Качнувшись, джип поплыл, быстро погружаясь в воду. Сквозь дыры в потрескавшихся стеклах из салона со свистом уходил воздух. Артем расстегнул свой ремень безопасности, помог справиться Маше, выбил ногой остатки лобового стекла и полез на капот. Милицейские сирены снаружи приближались. Бежать им было некуда. Джип погрузился в воду по окна. Протянув руку, Артем ухватил протянутую ладонь Маши, вытянул ее из салона и поинтересовался так, словно вокруг, кроме них, никого не было – они находились на загородном пикнике и предстояло купание.

– Ты плавать умеешь?

– Умею, – всхлипнула Маша и посмотрела вокруг. Всю поверхность канала покрывала ряска. От воды исходил неприятный болотный запах, и дружно квакали лягушки.

Артем вдруг замер, прислушался, и его лицо озарила улыбка.

– Ты чего? – непонимающе спросила она. По здравом рассуждении, никаких причин для радости не было. Джип полностью погрузился, встал на дно, и они остались по грудь в вонючей болотной воде.

– Слышишь сирены – они удаляются! – хихикнул Артем. – Им и в голову не могло прийти, что мы додумаемся нырнуть в этот чертов канал!

Маша прислушалась, и точно – звук сирен с каждой секундой слабел и отдалялся. Им удалось, благодаря случайности, обхитрить погоню.

Телефон в руке Артема, которую он держал над головой, завибрировал. Артем взглянул на экран. Звонил Василий. Артем, ощущая восторг от победы, волны адреналина, бурлившие в крови, и полный снос крыши от всего этого вместе, возбужденно ответил:

– Да привет, старик, как ты там?

– Пока жив, – сдержанно произнес Василий, – ты что... У тебя какой-то странный голос. Все в порядке?

– Да, лучше не бывает, – соврал Артем. Ему не хотелось волновать друга, который только что потерял жену и сам находится на больничной койке под капельницей. К тому же к Василию первому придут из милиции и поинтересуются, когда он последний раз общался с неким Самошкиным. Так Василию хоть врать не придется. Поэтому Артем продолжал расписывать: – Мы с Машей сейчас на природе за городом, отдыхаем, купаемся. Вино, шашлыки.

– Ну, нормально, – неуверенно пробормотал Василий, – только пьяным за руль не садись.

– Обижаешь, что я, отмороженный? – нервно хохотнул Артем. – Я джип у дома оставил. Мы на попутках добирались.

– Слушай, а как же твое обещание? – с обидой в голосе напомнил Василий. – Ты же собирался искать Цыганского, проникнуть к нему в квартиру. Ты что, передумал, что ли?

– Нет, я не передумал, – спокойно ответил Артем, – просто у меня появился новый подозреваемый. Давай я тебе позже перезвоню. Пока. – Отключив телефон, он зашвырнул его на берег. Потом оттолкнулся от крыши джипа и поплыл. До берега было рукой подать. Уложившись в три гребка, Артем ухватился за корни деревьев, свисающих к воде. Берег канала был обложен бетонными плитами, которые от времени заросли мхом и покрылись зеленой слизью, превратившись тем самым в серьезное препятствие. Артем пытался карабкаться по ним, но каждый раз сползал обратно в воду. Джинсы на коленках порвались и покрылись коркой этой самой слизи. Сзади раздался плеск воды. Это плыла Маша. Артем оглянулся. С ряской на голове, мокрая, в другой ситуации его подруга смотрелась бы достаточно комично, но сейчас был не тот случай. Вода над местом, где на дне стоял его джип, вновь затянулась ряской. От машины не осталось и следа. Тут в небе зазвучал нарастающий гул винтов.

– Вертолет, – догадался Артем. Он подтянул к себе Машу и приказал: – Сейчас эта хрень появится в небе, и мы нырнем. Под ряской они нас не увидят.

Маша закивала, показывая, что поняла, набрала в легкие воздуха, задержала дыхание, и, по команде Артема, они нырнули. Вода приглушила звук вертолетных винтов. Артем изо всех сил греб, удерживая за руку Машу. Вот она дернулась, желая всплыть. Артем дернул ее назад, досчитал до десяти, и только затем они всплыли. Его глаза выхватили в небе удалявшийся вертолет. Теперь они вне опасности. Временно. Надо действовать. Маша, кашляя и отплевываясь, пихнула его в плечо:

– Сволочь, ты чуть меня не утопил!

– «Чуть» не считается, – устало бросил Артем. Хватаясь за корни, он полез наверх. Его ноги скользили. Он спотыкался, но, тем не менее, смог ухватиться за край плиты, где из бетона торчала металлическая проушина из арматуры, которая служила для подъема плиты крюком крана. Зафиксировав положение, Артем приказал Маше:– Лезь по мне. Цепляйся, быстрее.

Он почувствовал хватку ее цепких пальцев сначала на ноге, потом она ухватилась за ремень, подтянулась, схватила его за плечи и уже тут, оттолкнувшись ногами, вылезла наружу. Артем тоже подтянулся и выбрался за ней. Некоторое время, обессиленные, они лежали в траве возле канала.

– А я раньше все жаловалась, что у меня жизнь слишком скучная, – шумно дыша, призналась Маша, – не хватало приключений. Теперь я уже начинаю жалеть, что эти приключения появились!

– Это еще не приключения, – заверил ее Артем тоном бывалого авантюриста, – так, детский лепет. Настоящие приключения еще впереди!

– Я этого и боюсь, – шмыгнула носом Маша. – Кстати, что ты там говорил по телефону о новом подозреваемом?

– По дороге расскажу, – пообещал Артем и, поднявшись с земли, протянул ей руку: – Давай, вставай, пошли.

– И куда мы пойдем? – спросила Маша, хватая его за руку.

– В сторону, противоположную тем звукам, – кивнул Артем туда, откуда звучал многоголосый вой сирен и рокот вертолета. Когда Маша стояла рядом, он указал в сторону посадок: – Там, за ними, должна быть кольцевая развязка. Мы поймаем машину и поедем к тебе. У меня дома, наверное, уже ждет засада. Думаю, менты хорошо разглядели номер машины.

– Хорошо, давай ко мне, – согласилась Маша, – можем даже потом взять мою машину, только поведу я. Ты как-то не очень бережно относишься к технике.

– Скажи еще, что я водитель никакой, – фыркнул Артем в ответ. – Между прочим, не так давно я занимался гонками по бездорожью и занял первое место. Помнишь, «Нефтегаз» устраивал соревнования? Их даже по телевизору показывали.

– Нет, не помню, – пожала плечами Маша, – я такое не смотрю.

– Ничего, у меня дома хранится запись, и, когда все это кончится, я тебе ее покажу, – ободрил ее Артем.

– Буду ждать с нетерпением, – с наигранным восхищением воскликнула Маша, и они зашагали через посадки. Примерно через час им снова пришлось скрываться от пролетевшего в небе вертолета. Похоже, что, не обнаружив их следов, поиски свернули, оставив лишь усиленные посты на дорогах.

– Тебе в таком виде нельзя выходить к людям, – произнесла Маша из своего укрытия в кустах, изучая его джинсы, – ты словно из болота вылез, а эта отвратительная слизь ничем не ототрется.

– И что ты предлагаешь? – хмуро спросил Артем, остановившись перед ней.

– Есть одна идея, – улыбнулась Маша, – выше колена у тебя штаны более-менее чистые. Поэтому сделаем так.

Артем даже не успел сообразить, что она делает, а Маша уже оторвала ему одну штанину до половины ноги, использовав продранные колени. Засунула в дыру пальцы, потянула, и материя легко поддалась. – Теперь вторую, – пояснила она. И отодрала вторую штанину. – Вот, получились отличные шорты.

– Это были очень дорогие джинсы, – Артем тяжело вздохнул, рассматривая то, что осталось. – Знаешь, в этих твоих шортиках, с разбитыми коленями, я смотрюсь, как дебил-переросток.

– Нет, тебе очень идет, – упрямо возразила Маша. Она встала с коленей, выбрала из его волос ряску, протерла платком лицо. Он в ответ сделал то же самое, и они не заметили, как оказались на траве в объятиях друг друга.

– Знаешь, опасность очень заводит! – прошептала Маша ему на ухо и стянула через голову мокрое платье.

– Подожди, – простонал в ответ Артем, чуть приподнялся и вытащил из-за спины кривой сучок, который больно впивался ему под ребра, – вот так лучше будет. – Она тем временем стаскивала с него чудо-шорты. На время они забыли о погоне, убийствах и маньяке. Во всем мире остались только они одни. Потом лежали рядом на траве.

– Артем, что ты сейчас чувствуешь? – мечтательно глядя в небо, спросила Маша и прихлопнула комара, который с отвратительным зудением сел на ее обнаженную грудь.

– Я чувствую, как у меня по ногам бегают муравьи, – честно признался Артем.

Маша обиженно пихнула его локтем в бок:

– В тебе нет ни грамма романтики!

19

Несмотря на то, что они выглядели как бомжи, какой-то мужик на белой «шестерке» сжалился, остановился и подвез их до дома. Артем полез за бумажником в задний карман джинсов, достал, раскрыл его и обнаружил, что мокрые купюры внутри слиплись, а из самого бумажника на штаны струйкой побежала вода.

– Вот, блин, дерьмо!

– Ладно, денег не надо, – грустно улыбнулся шофер, – вижу, вы, ребята, попали в переплет!

– Да нет, никуда мы не попадали, – поспешно возразил Артем, – просто романтическое свидание на природе. Немного забылись и свалились в воду в одежде. – Он повернулся к Маше на заднем сиденье и спросил: – У тебя есть нормальные деньги?

Маша покопалась в сумке и протянула водителю пятьсот рублей, пояснив:

– Это за беспокойство. Мы вам сиденья немного попачкали.

Выбравшись из машины, они зашагали к дому. Артем заметил в стороне салон сотовой связи и попросил Машу купить ему на свое имя сим-карту для телефона. Она вопросительно посмотрела на него, и Артему пришлось пояснить:

– Мой телефон могут прослушивать. Могут те детективы, а может уже и милиция. Чтобы мое местоположение не вычислили, со старой карты лучше не звонить. Наше бегство из квартиры с трупом плохо выглядело.

Маша согласилась с ним, и, пока Артем ожидал на улице у стенда с различными объявлениями, сходила в салон. Ее отсутствие показалось Артему вечностью. Через отражение в стекле стенда он следил за улицей и делал вид, что читает афишу шоу морских зверей. Вскоре появилась Маша. Она взяла его под руку и шепнула:

– Идем, там по улице два милиционера идут.

Взгляд Артема выхватил из толпы двух патрульных. Вид у тех был сама беззаботность. В их сторону пэпээсники даже и не смотрели, однако убираться все же следовало. Быстрым шагом они дошли до угла дома и свернули во двор.

– Не так уж и страшно, – улыбнулась Маша, когда опасность миновала, – может, нас даже и не ищут вовсе, а мы тут трясемся!

– Не знаю, только вид у нас все равно подозрительный, – буркнул в ответ Артем. Он нервно косился по сторонам. Во дворе было полно народу. Куча детей, мамы с колясками.

Попадавшиеся на пути люди, завидев их, замирали с заинтересованными выражениями лиц, а затем провожали взглядом и толкали собеседников, типа, смотри – какие красавцы. Это выводило из себя. Артем нервничал, шепотом торопил ее, подталкивал:

– Пошли быстрее, все на нас смотрят!

– Это твои шорты всем нравятся, – пошутила она, – не волнуйся, люди тут не очень общаются между собой. Я даже своих соседей толком не знаю. Просто веди себя естественно. – И напомнила: – Ты мне так и не рассказал о новом подозреваемом.

– А трудно рассказывать, когда тебя посреди леса насилует красивая женщина, – проворчал Артем, распахнув дверь в подъезд. – Теперь расскажу, только если накормишь меня обедом. – Внутри было тихо и пусто. На площадке первого этажа горел свет.

– Что-то мне подсказывает, что красивая женщина будет тебя насиловать снова, – хихикнула Маша и из озорства ущипнула его за зад.

– Ты что делаешь, люди же смотрят! – шикнул Артем, озираясь на улицу, и захлопнул за собой подъездную дверь.

В почтовом ящике Машу ждала повестка к следователю. Ей надо было явиться в следственное управление в семнадцать ноль-ноль следующего дня. С собой требовалось иметь паспорт. Артем успокоил ее, пояснив, что так всех вызывают, кто хоть как-то касался этого дела, и это лишь формальность. Они поднялись в лифте, вошли в квартиру, где в полутемной прихожей, подчиняясь внезапному импульсу, кинулись друг другу в объятия. Повестка соскользнула на пол, и этого никто не заметил. Стресс, накопленный за день, требовал выхода, а стены жилища давали ощущение хоть какой-то защищенности. Они уцелели, были вдвоем, не покалечились и не сидели за решеткой в КПЗ. Поцелуи и ласковые прикосновения успокаивали. Казалось, все наладится, все будет хорошо и надо только подождать.

Потом Маша отстранилась от него и прошептала:

– Я только сначала душ приму. Там в канале вода была не очень свежая.

– Я бы, знаешь, тоже от душа не отказался, – признался Артем, отпуская ее.

Ближе к вечеру они лежали в постели, обнявшись, и смотрели телевизор. Показывали выпуск местных новостей. Когда дошло время до криминальной хроники, ведущая серьезно посмотрела в камеру и объявила:

– А теперь внимание на экран! Сейчас вы увидите фотографию человека, который подозревается в серии жестоких убийств, произошедших в нашем городе за последнее время. – На экране появилась фотография Артема, а голос за кадром продолжал вещать, рассказывая факты его биографии. В конце ведущая предупредила жителей города, чтобы никто не пытался самостоятельно задержать преступника, так как он вооружен и, вероятно, страдает психическими расстройствами. Последний раз его видели в сопровождении молодой женщины тридцати – тридцати пяти лет. Неизвестно, является ли данная женщина сообщницей Самошкина или преступник удерживает ее силой. Вот ее фоторобот. – На экране появилось изображение лица Маши, но, в отличие от сносной фотографии Артема десятилетней давности, эта представляла собой жалкое подобие на оригинал. Узнать по фотороботу Машу было практически нельзя.

– Повторяем, преступник особо опасен и обладает чрезвычайной физической силой. Сегодня прямо у всех на глазах Самошкин пытался удушить неизвестного мужчину, – следом пошли кадры записи с камеры мобильного телефона того самого вихрастого паренька со двора у дома, где жил Леха Цыганский. На записи Артем лихо разбирался с горе-детективом.

– Преступника спугнули, и только поэтому мужчина остался жив, – прокомментировала запись ведущая. – Если кто-то что-либо знает о местонахождении преступника, позвоните по телефонам, которые сейчас появятся на экране. За информацию о преступнике отцом одной из жертв назначена награда в сто тысяч рублей.

Артем смотрел выпуск криминальной хроники с остановившимся взглядом, потом выключил телевизор и, схватившись за голову, забегал по комнате, повторяя:

– Вот это действительно жопа! Полная жопа!

– Они сказали: «подозревается в убийствах», а не «совершил убийства», – напомнила ему Маша.

– Да какая разница! – простонал Артем. – Ты же слышала, что за мою голову назначили награду. Награду назначил папаша Лизы, а он шутить не будет. Подозревается или не подозревается – для него это все лирика. Он найдет меня, и тебе в этот момент лучше быть где-нибудь в другом месте. – Он судорожно стал одеваться, натянул штаны.

Маша села на кровати с озадаченным видом:

– Ты что делаешь?

– Убираюсь отсюда, – буркнул Артем, застегивая рубашку, которая досталась ему от бывшего Машкиного мужа. Его собственная, благодаря их приключениям, пришла в совершенную негодность.

Маша кинулась к нему, прижалась, обняла за плечи и выпалила:

– Нет-нет, ты никуда не пойдешь! Не оставляй меня одну! Ведь этот маньяк может прийти. Что я буду делать без тебя?

– Со мной рядом тоже небезопасно, – пробормотал он и закрыл лицо руками.

– Подожди, ты говорил, что подозреваешь свою бывшую жену? Я не поняла почему, – разговорами Маша старалась отвлечь его от мрачных мыслей.

– Да все просто, – вздохнул Артем, – мы с ней разводимся. Процедура еще не завершена. Она требует у меня мой бизнес и все имущество, но по закону ей ничего не светит. У нас нет детей. Мне даже алиментов платить не надо. Вот она и решила разрубить, так сказать, гордиев узел одним махом. Поскольку мы пока официально не разведены, имущество после моей смерти достается ей.

– Вижу, ты не очень жалуешь свою бывшую, – покачала головой Маша.

– Ты бы ее тоже возненавидела, если бы узнала поближе, – заверил ее Артем. – Я для нее же старался, жопу рвал, бабки зарабатывал, а ей все не так. Она хочет отдыхать на Ривьере, и чтобы при этом не надо было работать, чтобы все бралось неизвестно откуда. Я лично не знаю, как так делать. Я не фокусник. А она вместо «спасибо», что я зарабатываю на ее салоны, тряпки и прочую хрень, заявила, что устала терпеть, хочет развода и при этом я должен ей отдать ей свой бизнес, дом, квартиру и машину, потому что она жертва и столько всего перетерпела за это время. Стала нести чушь, что я ей все это время изменял, а она терпела. Якобы то, что я задерживался на работе, означало, что я спал с секретаршей. Прикинь, и не оправдаешься никак?

– А ты не изменял? – как бы между прочим уточнила Маша.

– У меня на это не было ни времени, ни желания, – ответил он зло, – я ведь думал о ней. Женились-то мы вроде как по любви, это потом что-то не так пошло. Если бы она хотя бы мне ребенка родила, то я бы ни слова не сказал и обеспечивал ее до конца жизни. А так пусть катится со своими притязаниями куда подальше. Пусть других лохов разводит!

– Ну, может, она и нехороший человек, но обвинять ее в убийствах – это, мне кажется, слишком! – возразила ему Маша. – Она женщина. У нее бы не хватило просто чисто физических сил проделывать такое.

– Так она сама никого и не убивала, – жестко усмехнулся Артем, – уверен, она нашла какого-нибудь придурка с темным прошлым, охмурила и навела на меня, надеясь, что меня пришьют, он сядет, а она останется одна со всеми бабками и укатит в теплые страны. Васька сказал, что в милиции есть видеозапись убийства Сашки Михеева с камеры скрытого наблюдения у него дома. Так вот, убийца точно не женщина, а крупный мужчина плотного телосложения, настоящий кабан.

– Вообще-то в твоей теории есть логика, – наконец согласилась Маша, – люди из-за денег сплошь и рядом совершают ужасные вещи. Она, возможно, прямо и не говорила своему хахалю про убийства, а просто намекнула, что с твоими деньгами они смогут счастливо жить где-нибудь в райском местечке на тропических островах, а он понял все без слов и стал действовать. Придумал эту схему с одноклассниками, чтоб запутать следствие. Почему бы и нет? А детективов наняла, чтобы они отслеживали твои передвижения и чтобы тебя легче было подставлять!

– Вот и я про то же! – воодушевился Артем. – Я хочу ее выманить и узнать, кто за этим стоит.

– И как ты ее выманишь? – поинтересовалась Маша, целуя его в шею.

– У меня есть план, – объявил Артем торжественно. – Помнишь этих клоунов, что пытались нас прижать у дома Лехи Цыганского? Ну, детективное агентство «Мистер Бигль»? Позвонить ей, представиться детективом из агентства, предложить встретиться и сказать, что ее муж, то есть я, скрываюсь на квартире у своей любовницы. А адрес ей будет сообщен только при личной встрече и за отдельные бабки. Я думаю, ей очень хочется убрать меня до того, как я окажусь в руках милиции. Ведь какой спрос с мертвеца? А живой я опасен, вдруг смогу доказать свое алиби или еще что? – он стал размышлять вслух, меряя шагами комнату. – Так, теперь надо позвонить. Мой голос она знает. Тебе тоже нельзя. Женщине она не поверит, подумает, что ты моя любовница и что-то задумала против нее. Так, кто же будет звонить? Чей голос она не знает?

– А твой друг, Василий? – вспомнила вдруг Маша.

– Она его голос тоже знает, – отмахнулся Артем, затем встал как вкопанный. – Подожди-ка, сейчас у него голос здорово изменился после аварии. Я сам-то не узнал. Точно!

Словно в ответ на его мысли, ожил сотовый. Звонил как раз Василий Конев.

– Да, привет, как ты там, дорогой? – ласково ответил ему Артем.

– Артем, вообще знаешь, что тебя вся милиция города разыскивает? – с ходу пошел грузить его Василий. – Включи телевизор и посмотри новости.

– Да я смотрел уже, – буркнул Артем, – обвинили меня во всех грехах, а у самих нет никаких доказательств. Я никого не убивал!

– Я-то тебе верю, но другие считают иначе, – осторожно заметил Василий. – Сегодня в больнице меня навестил тесть со своими головорезами. Они тебя ищут. В данный момент тебе лучше просто свалить из города или вообще из страны. Зря мы затеяли все это расследование. Ведь, считай, из-за меня ты подставился. Извини, друг!

– Да ладно, хорош. Подожди, Васек, я, кажется, знаю, кто за всем этим стоит, – перебил его Артем, – это моя бывшая жена.

– То есть это она устроила резню? – с сомнением в голосе переспросил Василий.

– Нет, не она сама, а кто-то с ее подачи, – пояснил Артем, – у нее есть сообщник или сообщники. Я хочу выманить ее куда-нибудь и потолковать с ней по душам. Думаю, мне удастся заставить ее сознаться. Запишу признание на диктофон и отдам ментам.

– Не думаю, что она захочет встретиться с человеком, которому телевидение создало репутацию нового Джека Потрошителя. Да от тебя люди на улицах теперь будут шарахаться, если узнают! Про тебя говорили, что особо опасен и вооружен.

– Вот поэтому звонить моей жене будешь ты, – огорошил друга Артем и выложил весь свой план.

– Не нравится мне это все, – подвел итог Василий.

– Так ты позвонишь или нет? – с нажимом спросил Артем.

– Позвоню, – бросил Василий после минутного размышления. – Короче, назначу ей встречу в торговом центре. Там многолюдно, и она согласится. Правда, не знаю, как ты сможешь заставить ее заговорить.

– Это моя проблема, – скромно ответил Артем.

Василий положил трубку, а через полчаса перезвонил:

– Все, я договорился. Она клюнула. Будет ждать с деньгами у лестницы на второй этаж, рядом с мебельным салоном. Если это действительно она, то ей не жить. В общем, обязательно позвонишь и сообщишь мне о результатах. Удачи тебе.

– Давай, спасибо! Выздоравливай там! – Артем отключил сотовый и посмотрел на Машу. – Ну вот и все. Осталось только подсечь рыбку. Припугну, и она расколется. Хорошо бы найти теперь какое-нибудь оружие, чем, собственно, пугать буду. Ножа для такого дела явно недостаточно. Нужно что-то посерьезнее.

– У меня есть пневматический пистолет, – вспомнила Маша, – муж с ним постоянно развлекался. Пистолет хоть и сломан, но выглядит как настоящий. Сейчас принесу. – Она встала, сходила в спальню и принесла точную копию пистолета «ПМ». Артем повертел пистолет в руках и признал, что вещица выглядит довольно внушительно. Решив проблему с оружием, он задумался о маскировке. Потому как его теперь можно считать местной телезвездой, для выхода в массы неплохо бы как-то изменить внешность. Маша предложила осветлить волосы и не бриться. Еще у нее нашлись цветные контактные линзы. Маша призналась, что всегда хотела иметь зеленые глаза. Пробовала изменить их цвет с помощью линз, но, поносив неделю, оставила эту затею. Линзы у нее постоянно выпадали. Одну она чуть не потеряла и еле потом нашла. Изменение облика Артема начали с покраски волос. Только вместо блондина Артем стал огненно-рыжим. Маша помогала споласкивать волосы и, увидев, какой получился результат, испуганно попятилась.

– Извини, Артем, у тебя волосы слишком темные, краска не взяла.

– Что такое? – пробормотал Артем, вытирая волосы полотенцем. – Что, совсем не получилось? – Он приблизился к зеркалу и вскрикнул от ужаса: – Мать твою, как я в таком виде на улице покажусь?

– Это все краска, – пробовала оправдаться Маша, – я себе подкрашиваю, и получается ровный соломенный цвет.

– Крась еще раз, возьми другую краску, – нервно потребовал Артем.

В результате последующих экспериментов он стал грязно-седым с желтыми подпалинами.

– Мне кажется, лучше больше не краситься, – осторожно заметила Маша, когда в результате расчесывания на расческе остался клок волос из головы Артема. Она незаметно убрала расческу за спину, чтобы лишний раз его не волновать. Артем взял зеркало, посмотрел на себя и скривился:

– Я похож на дохлого хомяка. Более мерзкого цвета волос я не видел. Хоть налысо брейся. – Он провел рукой по волосам, и часть из них осталась на руке. Его это напугало больше, чем рыжий цвет волос часом раньше. – Что это за дерьмо? Почему у меня волосы лезут? Весь скальп как в огне!

– Это ничего страшного, – ласково заговорила Маша, – мы просто много раз тебя обесцвечивали, сушили феном и, похоже, немного перестарались. Если волосы не трогать, то они быстро восстановятся. Может, тебе немного подровнять виски?

– Нет, спасибо, не надо, – буркнул Артем хмуро, – давай лучше свои контактные линзы.

Вместе с линзами Маша принесла ему старые солнцезащитные очки бывшего мужа, которые закрывали пол-лица. Артем попробовал линзы, потом надел очки и покачал головой:

– Нет, так меня арестуют за появление в общественном месте в непотребном виде. Неужели твой муж носил это?

– Он в этих очках на даче загорал, – ответила она. Забрав очки назад, Маша швырнула их в мусорное ведро. – Руки не доходят собрать и повыкидывать весь хлам, что от него остался.

Рассматривая себя в зеркале, Артем задумчиво сказал, что лицо можно изменить обычной ватой. Сделать так, как поступают врачи-стоматологи: насовать за щеки ватных тампонов, и лицо округлится, а одновременно с этим изменится и голос. Маша тут же сбегала в спальню за ватой. Артем взялся за дело. Рассовал ватные скрутки за щеки, пристально посмотрел в зеркало, попробовал говорить, но потом с раздражением выплюнул все на целлофановый пакет, который использовался при окраске волос.

– Так не пойдет. Большей халтуры я не видел. Сразу видно, что в рот что-то набили.

– Ну и что, пускай видно, – пожала плечами Маша, – вполне допустимо, что тебя примут за человека, который только что от стоматолога. Это подозрений не вызовет. Вполне нормальное явление.

– Да, нормальное, я похож черт знает на кого! – с горестным видом пробормотал Артем, поглядывая в зеркале на стене.

– Погоди, моя одноклассница Яна работает в театре. У них же там есть всякие усы, бороды накладные, носы, – спохватилась Маша. Взяв со столика телефон, она взялась листать телефонную книгу. – Сейчас я ей позвоню и спрошу. Мы с ней уже два месяца переписываемся. Думаю, она сможет помочь.

– Только ничего ей не рассказывай. Не надо ее впутывать! – предупредил Артем.

– Да я же не дура! – фыркнула Маша, нажав кнопку вызова номера. – Скажу Янке, что решила разнообразить сексуальную жизнь. – Она приложила трубку к уху, послушала гудки вызова, а затем радостно ответила: – Яна, привет, как ты там поживаешь... – Пауза. – У меня все просто отлично. Да про это я слышала. Ужас. Ты тоже напугана? Я тоже боюсь из дома выходить, представь! Погоди, я хотела тебя спросить, а то потом забуду...

Где-то около часа Артему пришлось слушать их болтовню. Маша никак не могла отделаться от подружки. Положив наконец сотовый, она сказала ему, что принадлежности для гримирования можно будет забрать завтра ближе к вечеру.

– Слишком долго, – буркнул Артем, – завтра пойду на встречу с женой так, а дальше посмотрим.

С внешности они переключились на одежду. Маша вновь пошла шарить по закоулкам шкафов в поисках мужниных вещей.

20

Вероника Самошкина считала себя роковой женщиной. Поэтому одевалась она соответственно: максимум открытого тела, вызывающие наряды, яркий макияж. Она не знала, кто этот придурок из детективного агентства, предложивший ей компромат на мужа, но для похода в торговый центр оделась, словно на показ мод. Вероника решила сразить его наповал, обольстить, а потом получить компромат бесплатно. Тем более что с деньгами в последнее время у нее была напряженка. Остановившись перед зеркальной стеной, она поправила свои короткие черные волосы, уложенные в аккуратную прическу, немного подкрасила пухлые губы, накачанные коллагеном, чтоб они были еще больше, потом осмотрела себя с ног до головы. Красная юбка достаточно коротка. Черная кружевная блузка достаточно откровенна, а четырнадцатисантиметровые шпильки и чулки в крупную сетку – достаточно вызывающи. Парень просто обалдеет от ее вида. Довольная собой, она ловила на себе заинтересованные взгляды проходивших мимо мужчин. В торговом центре кипела привычная жизнь. Она процокала каблуками по просторному коридору к лестнице. На глаза попалась конторка, где оформляли кредиты. В мозгу Вероники вспыхнула мысль, что неплохо бы действительно взять какой-нибудь крупный кредит на имя уже почти бывшего мужа и пусть он расплачивается. Вот бы было великолепно! Не хватало только человека, который поможет это провернуть. На свои силы она не надеялась и рассудила, что, может быть, само провидение послало ей этого детектива. Если удастся взять его в оборот, то парень сделает все, что она попросит. В конце концов, манипулировать мужчинами не так уж сложно. Главное – говорить то, что они хотят услышать. Остановившись у лестницы, Вероника осмотрелась и картинно закурила сигарету. Красиво курить она училась у зеркала. Она знала, что некоторых мужчин это очень заводит, поэтому решила использовать весь арсенал.

– Привет, заждалась, наверное? – бросил ей какой-то лузер в дурацкой одежде, с отвратительным цветом волос и знакомым лицом.

– Кто вы? Я вас не знаю! – высокомерно осведомилась она и в следующий момент ее серые глаза широко распахнулись. – Артем, это ты? – потрясенно прошептала она. – Ты ужасно выглядишь. Почему ты здесь?

– А ты что, телевизор, не смотришь, что ли? – недобро ухмыльнулся Артем. – Слышала, что про меня в новостях передавали?

– Не слышала, – капризно скривила губы Вероника, – у меня не хватает времени на то, чтобы смотреть телевизор. Знаешь, сколько приходится проводить времени, занимаясь своей внешностью? Солярий, массаж, маски... А если выдается минута, то я лучше сериал посмотрю, чем твои дурацкие новости. Там одна политика да всякая скучная болтовня. – Она задумчиво взглянула на Артема: – А ты что, правда в новостях засветился? Что, снимали репортаж про твою фирму?

– Нет, не про фирму, – фыркнул Артем и взглянул через витрину у нее за спиной. Рядом с лестницей находился салон по продаже аппаратуры, и там за стеклом в ряд стояли телевизоры. На мерцающих экранах шел одиннадцатичасовой выпуск новостей. Ведущая говорила о продолжающихся поисках опасного преступника Артема Самошкина. Показывали его фотографию. Вероника с озадаченным видом оглянулась, посмотрела на экран ближайшего телевизора, затем на Артема расширенными глазами:

– Это, это про тебя!

– Пойдем, поговорим в сторонку, – ядовито улыбаясь, предложил Артем.

– Нам не о чем разговаривать, уходи, – со страхом в глазах ответила она, – у меня здесь назначена встреча. Твое присутствие будет неуместно.

– А, встреча, – ухмыльнулся Артем, озираясь, – ты здесь одна или с товарищами?

– Ко мне сейчас должны прийти. Этот парень из детективного агентства, он вооружен, – быстро заговорила Вероника, – уходи, или я сейчас позову на помощь.

– А поговорить все-таки придется. – Артем показал ей пистолет, потом спрятал его под тонкую ветровку, так что дуло смотрело в ее сторону, и процедил: – Иди вперед. Я скажу куда. Дернешься – получишь пулю в позвоночник и окончишь жизнь в доме-интернате для инвалидов. Думаю, среди санитаров ты будешь пользоваться большой популярностью. А твоя мамаша вряд ли выкроит время даже раз навестить тебя в больнице. Вы же с ней обе очень занятые!

По взгляду бывшего мужа Вероника поняла, что он не шутит. От него она могла ожидать чего угодно, только не этого. Верно, у него в корень съехала крыша. Стараясь его не волновать, Вероника тихо произнесла:

– Дорогой, только успокойся. Я сделаю все, что ты скажешь, – только не стреляй!

– Пошла вперед, – со зверским лицом скомандовал Артем. – Если вокруг твои люди, то лучше им не приближаться. У меня есть граната.

– К-к-какие люди? – заикаясь, спросила Вероника, понимая, что дело намного хуже, чем она себе даже могла представить. Бывший муж за время их разлуки превратился в опасного параноика с манией преследования. Вокруг было полно людей, и никто не догадывался, что она отчаянно нуждается в помощи.

– Заткнись и поверни налево, – приказал ей Артем, дико косясь по сторонам. Оказавшись в подсобке, они подошли к туалетам для персонала. Артем заглянул в мужской, но там курили какие-то два парня. Тогда он заглянул в женский. Женский оказался пустым. Он затолкнул туда бывшую жену и закрыл за собой дверь на защелку.

– Не убивай меня, пожалуйста, – захныкала она, пятясь к кабинкам, – я не буду требовать у тебя денег. Я заберу заявление из суда! Только не убивай! – сами собой из глаз у нее покатились слезы. Смешиваясь с тушью, они образовали на щеках черные подтеки.

– Стой на месте и отвечай на мои вопросы, – рявкнул на нее Артем, размахивая бутафорским пистолетом. – Соврешь – вышибу мозги!

– Да, я все скажу! Все! – взвизгнула она и от страха прикрыла лицо руками.

– Так, тварь, отвечай: кто на тебя работает, кто подставляет меня этими убийствами? Твой новый бойфренд, да?!

– Я не понимаю, о чем ты говоришь! Какие убийства? – рыдая, выкрикнула Вероника.

– Тише, мать твою, – голос Артема сделался притворно жалостливым, – ах, она, бедненькая, не понимает! Я тоже не понимаю, почему меня разыскивают за серийные убийства, хотя я никого не убивал!

– Конечно, не убивал, – с готовностью закивала она, помня, что с психами лучше во всем соглашаться.

– Не надо поддакивать, ты, сволочь! – вконец разъярился Артем. – Детектив из того агентства признался, что ты их наняла, чтоб следить за мной. Кого ты наняла, чтобы убить меня? Говори!

– Я... я не знаю, о чем т-ты говоришь, – всхлипнула Вероника, давясь слезами. – Я правда ничего не знаю! Отпусти меня, пожалуйста!

– Так, начнем с простых вещей, – сдерживая злость, произнес Артем, – ты нанимала детективов из агентства «Мистер Бигль»?

– Нет. У меня нет на это денег. Все ушло на адвокатов, – жалобно призналась она. – Вот, проверь мой счет. На нем нет ни рубля, – она протянула ему пластиковую карточку.

– Ты все потратила? – озадаченно поднял брови Артем. – Однако лихо! Я, блин, думал, что тебе хотя бы на полгода хватит.

– Знаешь, какие у меня расходы? – ответила Вероника с трагическим видом, промакивая глаза платочком.

– Я не хочу знать! – прорычал Артем с пистолетом в вытянутой руке. – Я еще раз повторю вопрос, и если неправильно ответишь, тебе не жить!

– Господи, ну что ты от меня хочешь! Я ни при чем! Отпусти меня!

Не обратив внимания на ее мольбы, Артем твердо произнес, разделяя каждое слово:

– Вопрос: кого ты наняла, чтобы убить меня? Считаю до трех и стреляю. Раз, два, три...

– Подожди-и-и, – взвизгнула на последнем счете Вероника, – я во всем признаюсь, только не убивай меня.

– Кого ты наняла? – понизив голос, снова спросил Артем.

Она на секунду задумалась и затем быстро заговорила:

– Я не знаю, кто он. Случайно познакомились на улице, и он оказался наемным убийцей. Я ему рассказала про тебя, и он согласился решить проблему.

Вероника несла какой-то бред, и Артем не мог понять, почему она не признается. Она сильно напугана, на грани нервного срыва и все равно кого-то прикрывает. Однако был и другой вариант. Она говорила правду и действительно не знала ничего, а врала, лишь бы сохранить себе жизнь любой ценой.

– Так, ясно, – пробормотал Артем, решая, как он сможет вывести бывшую жену на чистую воду, – следующий вопрос. Это тебе пришла в голову мысль обставить убийства так, словно действует маньяк?

– Да, да, мне! – закивала Вероника, покорно соглашаясь.

– И ты приказала застрелить Михеева, – продолжал Артем спокойным голосом. – Ну-ка расскажи, как это было.

– Это, – совсем растерялась она, – я взяла и сказала, чтоб киллер его застрелил. Он пошел и застрелил его. Вот так.

– А пистолет для убийства Сашки ты откуда взяла? – динамично продолжал допрос Артем. – Рассказывай.

– Я его на базаре купила. Пистолет и патроны. У кого – не помню. Купила, дала киллеру, и он пошел убивать твоего, как его там, Сашку!

– Сашку Михеева застрелили из арбалета, а не из пистолета, – строго сказал Артем. – Зачем ты врешь?

– Затем, что я не знаю, кого и как где убивали, – истошно заорала Вероника. – Я ничего не знаю! Ты бредишь! Тебе надо в больницу!

– А ну заткнись! – Артем резко прижал ее к стенке туалетной кабинки, приставил к голове пистолет. – Молчать! – В ответ она потеряла сознание и повисла на нем. Артем выругался, засунул пистолет в карман и аккуратно опустил бывшую жену на кафельный пол туалета. В этот момент в дверь туалета постучались, и мужской голос поинтересовался:

– Что там у вас происходит? Немедленно откройте!

«Начинается!» – подумал про себя Артем. Его взгляд упал на окно из стеклоблоков. Быстро разбить его не удалось бы в любом случае. Оставался один выход – через дверь, где его ждали. Вариантов не было. Глубоко вздохнув, Артем решил прорываться. Он приблизился к ходившей ходуном двери, резко распахнул ее и, не раздумывая, втянул находившегося снаружи охранника за ворот рубашки внутрь, подставив ему ногу. Охранник, не удержав равновесия, пропахал носом пол. Больше никого за дверью не было, и Артем бросился бежать.

– Стоять! – заорал сзади охранник, выскакивая из туалета и размазывая по лицу хлеставшую носом кровь. – Стоять, я сказал!

Артем, конечно, не послушался, так как знал, что у преследователя из оружия лишь дубинка да электрошок. Выскочив в коридор торгового центра, он смешался с толпой. Через две секунды из дверей выскочил взъерошенный охранник. С дикими глазами он огляделся по сторонам и заорал в рацию:

– У нас ЧП! Мужик убил в туалете женщину. Я его преследовал, но он ушел и где-то сейчас в центре. Перекройте выходы. Он такой седой, в белой ветровке, джинсах и сандалиях.

Артем опустил голову, достал из кармана бейсболку, нахлобучил на голову, надвинул козырек на глаза и быстро, но, стараясь не выделяться из общей массы людей, пошел к двустворчатым разъезжающимся дверям главного входа. Гул голосов заглушил дальнейшие слова охранника. Артем не поворачивался, а смотрел только вперед. Камера наблюдения, висевшая над дверями, обозревала всю толпу. Артем сгорбился, скособочился, попытался изобразить старика. Боковым зрением он увидел двух охранников, которые, расталкивая толпу, быстро приближались к входу. Артем успел выскользнуть раньше их. Перед торговым центром на парковке стоял красный «Фольксваген Пассат». Маша сидела за рулем и, увидев его, сразу завела машину. Артем, изображая из себя старого, больного человека, торопливо ковылял к машине. Каждое мгновенье он ожидал, что вот сейчас появится милиция, машины с сиренами и мигалками, его окружат и арестуют. Обливаясь потом, он достиг машины, забрался на пассажирское сиденье и велел:

– Давай, поехали!

Маша нажала педаль газа, но машина лишь дернулась и заглохла.

– Вот тебе раз! – воскликнул в сердцах Артем, посмотрев на стеклянное здание торгового цента. – Маша, милая, заводи, и убираемся отсюда!

– Сейчас, погоди... – Она тщетно вновь пыталась завести машину, однако двигатель лишь чихал, дергался и снова глох.

– Ядрена мать, чего они намешали в бензин! – простонал Артем, наблюдая, как охранники внутри торгового зала сдерживают толпу. С минуты на минуту должна приехать вызванная кем-нибудь из персонала милиция. А они тут стоят, мозолят глаза. – Давай я попробую, – предложил он Маше, хватаясь за руль и приподнимаясь. – Быстрее перелазь на мое место!

Маша стала упрямиться. Заявила, что он непременно разобьет ей машину, что она не позволит ему этого сделать, убить и ее и себя. Неизвестно, сколько бы они препирались, если бы вдалеке не завыли милицейские сирены.

21

Пока Артем и Маша спорили в машине на парковке, а охрана торгового центра искала по залам седого мужчину в белой ветровке, настоящий убийца вышел из своего укрытия под лестницей в подсобке центра. Он следил за Артемом и Вероникой и видел, как первый, разобравшись с охранником, бросился бежать. Потом охранник вскочил с пола в туалете и побежал за Артемом. В этот момент убийца вышел из укрытия и остановился в дверях туалета. Из незакрытого крана в раковину тонкой струйкой текла вода. В мутном зеркале на стене отражалось почти все помещение туалета. Вероника лежала в углу у туалетной кабинки, спиной к стене, свесив голову на грудь и раскинув ноги. Одна из ее туфлей слетела с ноги и валялась рядом на кафеле. Еще он заметил ключи, которые обронил охранник, падая. Оглядевшись, убийца вошел в туалет, закрыл за собой дверь, наклонился, поднял рукой в перчатке ключи, затем взял туфлю и присел рядом с женщиной, раздумывая, что делать дальше. Вероника шевельнулась. Ее ресницы дрогнули, глаза открылись. Она подняла голову и хотела закричать, но убийца со всего размаху всадил ей в висок длинный острый каблук ее же туфли с металлической набойкой. Вместо крика из горла Вероники вырвался предсмертный хрип. Она закатила глаза и сползла на бок, суча ногами по полу. Убийца встал и быстро вышел в коридор. В его руках блеснули ключи охранника. Он двинулся не в торговый зал, откуда доносился гам голосов, а к закрытому на засов и замок запасному выходу из подсобки. Остановившись перед дверью, он стал перебирать ключи. Его руки заметно дрожали. Наконец, один из связки подошел к замку. Убийца распахнул дверь и вышел на улицу. Ненужные больше ключи полетели в мусорный контейнер. Его шаги гулко отдавались в пустом переулке. Свернув за угол здания, убийца остановился перед припаркованным битым джипом, который принадлежал раньше Лехе Цыганскому. Из кармана убийца выудил связку ключей, снял джип с сигнализации, забрался внутрь и завел двигатель.

22

– Теперь я буду пробовать, – объявил Артем, поворачивая ключ в замке зажигания. Двигатель «Фольксвагена» издал серию натужных звуков, словно плетью хлестали по металлу, икнул и замолчал.

– Нет, ничего не выйдет, – нахмурилась недовольная Маша, занимавшая пассажирское место на переднем сиденье своей машины, – надо вызывать аварийку и тащить машину в сервис.

– Да, прямо сейчас этим и займемся! – скептически заметил Артем, указывая на подлетевшую к торговому центру милицейскую «Волгу» с воющей сиреной и огоньками на крыше. – Он еще раз повернул ключ, бормоча молитвы, и на этот раз сработало. Двигатель взревел, машина тронулась с места, однако Артем зачем-то резко затормозил.

– Что еще? – изумилась Маша.

– Смотри, впереди! – почти закричал Артем.

Маша проследила за его взглядом и увидела черный побитый джип, выползавший из переулка за торговым центром.

– Это он, – пояснил Артем, – нельзя его упускать! – Он аккуратно тронулся, пропустил перед собой милицейский «УАЗ», прибавил газу и, соблюдая все правила движения, поехал следом за джипом. Когда расстояние между машинами достаточно сократилось, они смогли разглядеть номер. Сомнений не осталось. Впереди ехал тот самый неуловимый маньяк, игравший их жизнями. Маша достала сотовый, нашла сообщение от Светланы, в котором та сообщила номер машины, пытавшейся ее сбить, и показала Артему. Тот кивнул:

– Я помню. Мы пробивали этот номер с Василием по базе данных.

– Ты хочешь его задержать? – напряженно спросила она, не отрывая глаз от зловещей машины с тонированными стеклами, ехавшей вперед. – Он, наверное, вооружен, а у тебя ничего нет. Он тебя убьет, если ты попытаешься...

– Надо хотя бы за ним проследить, – буркнул Артем. Его глаза тоже были прикованы к джипу впереди, а в голове мелькали неприятные мысли. Маша была права. Маньяк, конечно же, вооружен, а у него только муляж «ПМ». С таким лучше не высовываться. И машина у маньяка была мощнее, чем их. Артем сильно сомневался, что сможет на Машином «Фольксвагене» сбить с дороги джип. Самое же плохое, что их автомобиль слишком бросался в глаза и совсем не годился для слежки!

Вскоре опасения Артема подтвердились. Водитель джипа заметил их и после очередного перекрестка резко увеличил скорость.

– Началось! – вздохнул Артем, вдавливая в пол педаль газа.

– Боже, только не убей нас, – взмолилась Маша, пристегивая ремень безопасности.

– Я буду аккуратен! – процедил сквозь зубы Артем и вывернул руль, обходя двигавшуюся впереди машину. На повороте джип ушел от них на заносе, словно за рулем сидел заправский гонщик.

– Нет, врешь, – буркнул себе под нос Артем и, не снижая скорости, дал по тормозам, также бросая машину в занос. Бледная как полотно, Маша молчала, мертвой хваткой вцепившись рукой в дверную ручку. Визжали тормоза. Мелькали машины. Артем гнал вперед и будто не замечал опасностей. Иногда они проходили в нескольких сантиметрах от других машин. Встречный грузовик срубил им зеркало заднего вида. Затем они едва успели проскочить под носом у автобуса. Джип с ревом летел впереди в тридцати метрах от них. Маша видела, как он сбил на перекрестке зазевавшегося прохожего, следом протаранил поворачивавшие «Жигули» так, что те завертело волчком, и помчал дальше как ни в чем не бывало. Дальше на дороге появился грузовик с длинным прицепом. Заворачивая, он перегородил всю дорогу. Водителя джипа это не остановило. Он резко свернул на дорогу, заканчивавшуюся тупиком, о чем свидетельствовал знак, закрепленный на фонарном столбе.

– Попался! – обрадовался Артем, сворачивая за ним.

– А может, это мы попались? – предположила Маша, поджав губы. – Он же нас раздавит на своем монстре, как консервную банку.

– Я не дам ему этого сделать! – уверенно ответил Артем. Его глаза были устремлены вперед. Сознание предельно сконцентрировано. Мозг просчитывал возможные варианты развития событий. Он не должен ошибиться на этот раз. От этого зависели их жизни. Если маньяк уйдет, то они опять будут жить, окутанные призрачной угрозой, а власти не оставят его в покое. Неизвестно еще, что могут предъявить Маше: пособничество, соучастие или посчитают ее невинной жертвой. Лучше готовиться к худшему варианту.

Двести метров – и дорога закончилась бетонными блоками, перегораживающими въезд во двор. Даже джипу не под силу было их преодолеть. Артем стал сбавлять скорость. Джип впереди, достигнув блоков, лихо развернулся. Теперь лишь они стояли на дороге маньяка к свободе. Артем почувствовал легкий озноб, глянул в слепые тонированные окна джипа, но не поддался страху, нажал на тормоза, развернул «Фольксваген» на девяносто градусов и окончательно, наглухо перекрыл убийце пути к отступлению.

– Артем, ты что делаешь? – потрясенно прошептала Маша.

– Выходи из машины! – сухо бросил он.

– Нет, не выйду! – пролепетала Маша, и на глазах ее блеснули слезы. – Ты сошел с ума!

Двигатель джипа глухо взревел. Машина присела перед решительным броском и в следующее мгновение, с визгом сжигая резину, рванулась вперед.

– Из машины!!! – заорал во все горло Артем и вытолкал Машу из салона самым грубым образом. – Беги!

Маша побежала и споткнулась. Артем бросился ее поднимать, обернулся и увидел, что джип совсем рядом. Застыв на месте, он ожидал страшного удара, который разорвет «Фольксваген» пополам, однако ничего не произошло. Может быть, за рулем джипа сидел и маньяк, только жить ему отнюдь не надоело. Послышался отчаянный визг тормозов. Джип занесло, закрутило. На заносе он пролетел еще метров десять и остановился борт в борт с «Фольксвагеном», лишь слегка толкнув последний.

Артем отдавал должное мастерству водителя джипа и понимал, что такой парень сможет выйти и из этой, казалось бы, безнадежной ситуации. Поэтому он выхватил свой муляж пистолета и бросился к машинам, дико вопя:

– Не двигаться! Вышибу мозги! Стоять!

Двигатель джипа вновь угрожающе взревел. Его водитель не собирался сдаваться, а решил рискнуть. Джип дернулся вперед, проехал немного, дал задний ход и протаранил «Фольксваген» в тот момент, когда Артем запрыгнул к нему на капот, чтобы после перескочить на автомобиль противника. Артем даже сам не понимал, на что он надеется и что будет делать, когда запрыгнет на джип маньяка. Скорее всего, он бы погиб, если бы не удар в крыло. Не удержавшись на капоте качнувшегося «Фольксвагена», Артем с проклятиями слетел на асфальт и сильно ушиб локти да еще как следует треснулся головой, от чего мир в его глазах потемнел и завертелся.

Развернувшись, джип помчался назад к блокам. Артем, качаясь, поднялся и посмотрел ему вслед, гадая, что убийца задумал. Со стороны походило на самоубийство – в блоки и на такой скорости! Неожиданно сбросив скорость, убийца играючи поднял машину на два колеса и пролетел в узкую щель между блоками, которая предназначалась для прохода людей.

– Нет! – Артем не поверил своим глазам. Он подскочил к «Фольксвагену», прыгнул на водительское сиденье, и машина сорвалась с места, устремляясь к тем же блокам.

– Подожди, а как же я? – закричала бежавшая сзади Маша. Крича, она сорвала голос и закашлялась, поэтому выходил только хриплый шепот. Она махала ему руками, но Артем так и не остановился. Подобно водителю джипа, он поднял «Фольксваген» на два колеса и направил в проход. Легковая машина несколько отличалась от джипа посадкой и не смогла одолеть преграду. Днищем «Фольксваген» задел по бетону. Раздался скрежет. Из-под днища посыпались искры. Машина проползла немного вперед и зависла на бетонном блоке, не касаясь тремя колесами земли.

«Все, приехали!» – подумал Артем, откинувшись на сиденье. Убийца ушел. А вместе с ним ушла и надежда вновь обрести в ближайшее время нормальную человеческую жизнь.

– Ты, подонок! – закричала Маша, барабаня по кузову машины кулаками. – Ты бросил меня и изуродовал мою тачку!

Артем открыл дверцу и вылез наружу, пробурчав:

– Ничего я не изуродовал. Сейчас столкну ее с блока, и можно будет ехать. Немного днищем зацепилась, только и всего. – Обойдя застрявший «Фольксваген», Артем попробовал сдвинуть его, но не смог. Машина засела плотно. Маша пробовала помочь, тоже толкала, только у них все равно ничего не вышло.

– Уф, черт! – воскликнула Маша, переводя дыхание. – Мы не сможем. Надо вызывать эвакуатор.

– В нашем положении это не самая лучшая мысль, – ответил Артем, оглядываясь. Во дворе на лавочке тусовалась группа подростков. Артем свистнул им и помахал рукой: – Эй, парни, идите сюда! Дело есть. Бабки нужны?

Подростки подошли. Машина, застрявшая на блоке, вызвала на их лицах улыбки.

– Проблемы, папаша?

– Нет, пустяк, – пожал плечами Артем, – если поставите тачку на колеса, получите пять сотен. – Начался торг. Парни требовали по двести на нос, но Артем сбил цену до ста пятидесяти, заявив, что ему дешевле вызвать эвакуатор, только ждать в лом, пока он появится. Пацанов было десять человек, и, несмотря на юный возраст, они легко стащили «Фольксваген» с препятствия, а Артем отсчитал плату – полторы тысячи рублей.

– Типа, будут проблемы – зови нас, – хихикнул лидер ватаги – плечистый пятнадцатилетний парень, обритый налысо. Одетый в черную майку с черепом, он охотно демонстрировал окружающим хорошо развитые мышцы. Хитрым взглядом парень прошелся по лицу Артема и заметил: – Твой фейс, папаша, мне как-то знаком. Не с телевидения часом, а?

– Нет, просто похож на кого-то, наверное, – пожал плечами Артем, быстро забираясь в «Фольксваген», – меня часто с кем-то путают!

Когда они отъезжали, пацаны провожали машину внимательными взглядами и оживленно переговаривались.

– Они узнали тебя? – обеспокоенно спросила Маша, оглядываясь.

– Не знаю. – Артем до упора вывернул руль, развернулся и выехал на проезжую часть.

– В театр, к Яне заедем? – спросила Маша. Артем согласно кивнул, прибавляя скорости.

– Как прошло с женой?

– Нормально. – Артем покосился на Машу и улыбнулся. – Напугал ее до обморока. Мне даже было как-то неловко так ее прессовать. Однако теперь можно не сомневаться – она ни при чем. Она никого не нанимала и даже не представляет, кто бы это мог сделать. Я на сто процентов уверен, что она говорила правду. А потом это придурок из охраны начал ломиться в сортир, и началась суматоха. Подумали, что я ее кокнул, а она просто без сознания валялась. Видела, сколько милиции понаехало? Там все сейчас на ушах стоят!

– Если ты говоришь, что твоя жена ни при чем, то тогда кто всех убивает? – Маша была сбита с толку его словами. Правдоподобных версий не осталось, а время поджимало.

– Не знаю, – бросил Артем и свернул на проспект, что вел к театру, – просто не могу представить. Может, не надо искать логики? Вдруг убийца просто псих?

– Но этот псих должен знать нас всех, – заметила Маша, – он убивает наших одноклассников, а значит, как-то связан со школой, где мы учились. Кто-то из учеников или учитель. – Маша задумчиво смотрела вперед на дорогу. – Ты говоришь, что убийца крупный мужчина. Значит, физрук не подходит. У нас в школе из учителей вообще не было крупных мужчин.

– Если предположим, он псих и убивает наших одноклассников, то он должен был сдвинуться из-за того, что произошло в школе. В другом случае он бы мочил, например, коллег по работе, врачей, почтальонов или проституток, верно? – произнес Артем, довольный логичностью своих построений. Маша кивнула, и он продолжал: – То есть мы все как-то замешаны в том, что с ним произошло.

– Над ним издевались, – перебила Маша, не дослушав до конца.

– Да, точно, я об этом и хотел сказать, – согласился Артем. Разговаривая, он выискивал глазами место для парковки на стоянке возле городского драматического театра. – Помнишь Елисея Дубова? В школе над ним многие издевались. Я отлично все это помню. От такого недолго спятить. Вот он и решил наказать обидчиков теперь.

– Но ты же над ним не издевался и я тоже, – засомневалась Маша. – Нас-то за что убивать?

– А он спятил, и ему плевать, – развел руками Артем, – спятил и решил вырезать весь класс, чтобы на корню покончить с прошлым, чтобы не осталось ни одного человека, который видел его позор. Ты говоришь, мы не издевались, но ведь никто из нас ему не помог, когда над ним издевались другие. Скажу тебе честно: лично у меня он вызывал отвращение. С ним делали все что угодно, а он не мог дать отпора. Молчит, весь красный как рак, глаза кровью наливаются. Чего скажут, то и делает. Мне даже вспоминать не хочется, что с ним делали. Я ему как-то сказал, чтоб не терпел, а дал в морду первому, кто начнет приставать. А он вдруг разнылся.

– Нет, а мне его было жалко, – окунувшись в воспоминания, произнесла Маша, – я даже один раз не выдержала и заступилась за него. Там были большие мальчишки...

– Не думай, что он тебя пожалеет за это, – перебил ее Артем, загоняя машину задом на свободное парковочное место, – он мог даже забыть о твоем благородстве.

Маша вздохнула, отстегнула ремень безопасности и поинтересовалась:

– Ты меня тут подождешь или как?

Артем, заглушив двигатель, посмотрел на мрачное старинное здание театра, потом протянул ей пистолет со словами:

– Пойдешь одна. – И добавил: – Меня слишком часто узнают. Не хочу, чтобы тут началась свистопляска и примчались менты. Позвони подруге, скажи, чтобы вынесла вещи к выходу. Сама внутрь не ходи. Пистолет на всякий случай, но думаю, убийцы здесь нет. Он сейчас где-нибудь отсиживается.

– А если у него сообщники? – Маша сунула пистолет в сумочку и посмотрела на портал главного входа. – Ко мне же могут подойти, приставить нож и увести, как ты увел свою бывшую, угрожая пневматическим пистолетом!

– Ты будешь у меня на виду, и, если что, я не дам им причинить тебе вред, – пообещал Артем и добавил: – А знаешь, лучше вообще не ходи. Наплевать на эту ерунду. Мы и так справимся!

– Нет, я уже договорилась, – внезапно заупрямилась Маша, – а ты следи за мной. Все, ладно, пошла. – Движение, шелест одежды, затем хлопнула дверца с ее стороны, и Артем полным тревоги взглядом проводил сообщницу до монументальных ступеней крыльца. Там Маша остановилась, достала сотовый, стала звонить подруге. Мимо нее по лестнице проходили люди. Одни шли в театр, другие – из него. Наблюдая за Машей, Артем думал, как ему заблаговременно среди толпы определить убийцу. Он должен любым способом ее защитить. Слова Маши, что у убийцы могут быть сообщники, добавили ему тем для переживания. Ведь действительно, почему бы и нет? У маньяка может иметься помощник или нанятый на один раз отморозок, который и не знает, во что ввязался. Меньше чем через минуту он уже жалел, что позволил Маше идти туда. Еще через несколько секунд Артем решил идти к ней, но в этот момент появилась ее подружка Яна с пакетом в руках, и он позволил себе немного расслабиться. Девушки стояли, разговаривали, смеялись. Обычный разговор подружек. Затем Маша попрощалась и вернулась в машину, продемонстрировав то, что удалось достать: несколько париков, усы, бороды, брови и даже накладная лысина.

– Янка сказала, что я могу попользоваться несколько дней. Соврала, что у нас на работе костюмированный бал.

– Да, отлично, только лысина эта куда? – хмыкнул Артем, разглядывая указанный предмет.

– Я не выбирала, а взяла, что было, – пояснила Маша.

– Ладно, сейчас Ваське позвоню, чтобы попросил там своих из милиции пробить Дубова по базам данных, и поедем к тебе. – Отложив пакет с театральными реквизитами, Артем набрал номер друга и стал ждать ответа.

– Алло, слушаю вас! – в голосе Василия прозвучали страх и настороженность.

– Привет, это я, Артем, запомни этот номер: я сменил СИМ-карту, – ответил он весело.

– А, это ты, – вздохнул с облегчением Василий и тут же быстро спросил: – Ты вообще знаешь, что вокруг происходит? Вот, судя по голосу, нет!

– Да ничего не происходит, – ответил Артем, – мы просто случайно нашли труп Цыганского в холодильнике, а менты подумали, что это я его. Просто недоразумение. В новостях тоже наболтали всякого. Да, ты знаешь, что я чуть не схватил маньяка? Этому козлу лишь чудом удалось сбежать...

Василий выслушал его рассказ, затем мрачно произнес:

– Не знаю, какой новостью для тебя это будет, но твою жену только что нашли убитой.

– Как, где ее нашли? – изумился Артем. Он не мог поверить. Казалось, вот только что он разговаривал с Вероникой, и теперь, оказывается, она мертва.

– Скажи, что ты ни при чем! – потребовал от него Василий.

– Конечно, я ни при чем! – воскликнул рассерженный Артем.

– Может, это получилось случайно? – осторожно заметил Василий. – Она там стала кричать, вышла из себя...

– Нет! – почти выкрикнул Артем. – Никаких случайностей! Я ее просто напугал, а когда уходил, Вероника была жива. Я в этом уверен!

– По телевизору сказали, что ты поссорился с ней и всадил каблук ее собственной туфли ей в голову. Вроде есть какие-то свидетели, – вкратце обрисовал ситуацию Василий. Он старался быть нейтральным. Просто констатировал факты. – Камера наблюдения в холле торгового центра запечатлела твое бегство. Ты пытался изменить внешность, но тебя все равно опознали. Еще ты избил одного из охранников.

Артем подавленно молчал. Он не мог даже себе представить в самых страшных кошмарах, что все настолько плохо. Все факты, свидетели и улики говорили против него. Город теперь взбудоражен, как пчелиный улей. Каждый знает его лицо и поспешит донести в милицию, если увидит на улице, чтобы получить награду за информацию.

– Артем, извини, я чувствую себя виноватым перед тобой, – с сожалением произнес Василий, – ведь я тебя просил вести это расследование. Не надо было этого делать. Думаю, сейчас тебе надо остановиться, пока не стало слишком поздно. Тебя могут убить. Попробуй пока скрыться где-нибудь. Надо выждать время. Если нужны деньги или еще что-нибудь...

От слов друга по спине бегали мурашки. В душе было ощущение затравленного и загнанного в угол зверя. Перед глазами стояло лицо Вероники. Видит бог, он не желал ей смерти!

– Да куда я теперь скроюсь! – проговорил Артем потерянно. – Меня возьмут на выезде из города. В аэропорт тоже не сунешься.

– По телевизору сказали, что даже автобусы проверяют, – добавил Василий и предложил: – Но ты можешь спрятаться у меня на турбазе. Там людей нет. Рабочие пока не заехали. Один только сторож – Семеныч. Сам знаешь, насколько его интересуют новости. От него проблем не будет. По-моему, это единственный выход. Посидишь там, а я пока что-нибудь придумаю.

Посмотрев на Машу, Артем сказал в трубку:

– Только я буду не один. Ты не против?

– Маша? – догадался Василий.

– Да, – подтвердил Артем, – ей нельзя оставаться одной. Этот псих рыщет где-то поблизости.

– Нет проблем. Когда мне позвонить и сказать Семенычу, чтоб ждал вас на лодке у причала?

Артем тяжело вздохнул и снова посмотрел на Машу:

– Давай так: мы сейчас съездим, быстро соберем вещи, и я тебе перезвоню. И тогда ты звякнешь Семенычу.

– Заметано, – согласился Василий. – Только не додумайся показаться у себя дома. Там, наверное, уже засада, – предостерег он на прощанье.

– Я пока еще не совсем идиотом стал, но все равно спасибо, – грустно улыбнулся Артем, убрал телефон и завел двигатель.

– Что случилось? На тебе лица нет! – обеспокоенно спросила Маша, пожирая его глазами. – Что, еще кого-то убили?

– Да, мою жену. После того, как я свалил из торгового центра. Этот псих добрался до нее, а думают теперь, что это я, – тихо проговорил Артем. – Нам надо залечь на дно. Василий правильно говорит.

– Боже мой! – выдохнула Маша, бледнея. На ее глазах блеснули слезы.

– Ты сейчас быстро соберешь самое необходимое, и мы спрячемся в надежном месте. Про расследование пока лучше забыть. Мне нельзя на улицу нос высунуть. Кругом облавы. – Артем старался говорить как можно спокойнее, чтобы Маша не разревелась и не устроила истерику. Он сам был на грани и хорошо понимал, что чувствует она.

– Сколько мы там будем? – дрогнувшим голосом спросила Маша, смахнула слезы и отвернулась, чтоб он не видел ее лица.

– Недолго, – уклончиво ответил он, – скоро настоящего убийцу поймают.

В сумочке, лежавшей у нее на коленях, завибрировал телефон. Маша вынула его, приложила к уху, а затем с силой отшвырнула через салон и зарыдала. Артему пришлось остановиться и успокаивать ее.

– Звонил он. Сказал, что я следующая, – сквозь рыдания выговорила Маша. Артем обнял ее и так сидел некоторое время, размышляя, что делать дальше. Василий предлагал отсидеться. Только поможет ли это им? Артем не был уверен. Надо было продолжать расследование, ведь правоохранительные органы не ищут другого убийцу. Они ищут его. Надо действовать. Артем решил, что как только они окажутся на острове, он займется Дубовым, выяснит о нем все, а потом встретится и поговорит по душам.

– Я в порядке, поехали, – пробормотала Маша, выбираясь из его объятий. Не глядя на Артема, она достала из сумочки зеркальце, платок и принялась убирать с лица следы расплывшейся косметики. Артем завел двигатель, глянул в зеркало заднего вида, одновременно показывая поворотником, что он намерен тронуться. Нажал педаль газа и отъехал от обочины.

23

– Кажется, с замком что-то не то, – произнесла Маша, пробуя открыть входную дверь.

– Дай попробую, – нетерпеливо бросил Артем, прислушиваясь к гнетущей тишине, царившей в подъезде. Сказанные тихо слова усилили бетонные стены, и могло показаться, что он говорит в микрофон где-нибудь на собрании в актовом зале администрации. Отобрав у нее ключи, Артем сам спокойно открыл дверь. Надо было лишь нажать посильнее. – Ох уж эти женщины! – Артем усмехнулся и сделал приглашающий жест: – Прошу!

– Но у меня раньше замок открывался легко. Это с ним что-то случилось, – запротестовала Маша, ступив в темную прихожую.

– Да-да, конечно, – тяжело вздохнул Артем. Внезапно в прихожей заколыхались черные силуэты. Из темноты вынырнули руки в черных перчатках и рывком втянули Машу внутрь. Артем хотел закричать, кинуться на помощь, но вдруг получил сокрушительный удар по голове откуда-то сзади, рухнул лицом вниз на коврик и отключился.

Сознание вернулось к Артему вместе с приступами тошноты. Он слышал, как кто-то разговаривает рядом, но был не в силах открыть глаза. В нывшей от боли голове беспорядочно метались мысли: «Что случилось?», «Где он находится?» и «Почему так болит голова?»

Постепенно память восстанавливалась, и его захватывал ужас от осознания того, что произошло. Последние воспоминание – это лицо Маши, которую утягивали в темноту. Его ударили сзади. Затем провал. Артем попробовал сфокусировать внимание на том, что говорили находившиеся рядом люди.

– Сейчас позвоню Рыжему, узнаю, что делать с этим фраером, – сказал некто глубоким хриплым басом. Его голос раскатами разлетелся по огромному пустому помещению, где все они находились.

– Давай звони, не всю же ночь с ним тут корячиться! – ответил ему глухой злой голос справа.

Уже по этим словам Артему все стало ясно. Рыжий – так называли отца Лизы, местного криминального авторитета. Это его люди были вокруг. До Артема дошло, что с ним собираются расправиться. Рыжий думает, что он маньяк, убивший его дочь. Трудно было представить, что с ним теперь сделают. Стараясь не показывать, что он очнулся, Артем едва заметно шевельнул руками, прижатыми к холодному бетонному полу, на которых он лежал. Руки были крепко связаны. Что делать дальше, он не представлял. Попробовать объяснить им, что он не виновен, – смешно. Подкупить? Да они его даже слушать не станут. Сказать, что он знает, кто настоящий преступник? Но поверят ли они? Скорее решат, что он любой ценой хочет сохранить свою шкуру. А что с Машей? По разумению Артема, бандиты не должны были ее тронуть. Она же ведь ни при чем. А что, если они решили иначе? Артем еще раз пошевелил руками, надеясь их развязать.

В это время обладатель хриплого баса разговаривал по сотовому с отцом Лизы. По отдельным фразам было понятно, что он шокирован. Рыжий не давал ему рта открыть. В конце бандит обреченно ответил:

– Я понял. Мы все сделаем.

– И чего? – поинтересовался обладатель глухого голоса.

– Он велел замочить этого пидора и снять все на камеру, – вздохнув, ответил обладатель баса, – и велел не просто замочить, а замучить, блин, до смерти.

– Мы ему кто, эсэсовцы, что ли? – влез в разговор третий голос, отличавшийся противной гнусавостью. – Пусть сам приезжает и мучит! Я на это не подписывался!

Обливаясь потом, Артем пытался освободить руки. Услышанное будило в разуме самые жуткие фантазии. Если бы только удалось освободить руки, он бы мог как-то сопротивляться. В прошлом он занимался единоборствами и в обычной ситуации мог постоять за себя. Другое дело – со связанными за спиной руками драться против троих.

– А че он вообще сказал? – поинтересовался четвертый голос – мягкий баритон.

– Он, короче, велел сначала горелкой сжечь хозяйство этого дурика, а потом отхерачить ему бензопилой ноги и оставить подыхать! – грустно ответил бас.

– Ну, бля, это финиш! – возопил гнусавый. – Да он в натуре вольтанулся! Да я в гробу видел такое кино! Он, блин, хитрожопый! Мы, значит, его того, а Рыжий потом чаек перед телевизором попьет и диск посмотрит. Его дочку убили, вот бы сам приезжал и мочил урода!

– Возьми трубу и сам ему скажи об этом, мне что-то стремно после морга, – посоветовал бас. – Рыжий сейчас в таком состоянии, что может сам прилететь и всем ноги похерачить, если не сделаем, как он хочет.

– Все, полный пи...ц, – подвел итог гнусавый, – а где мы камеру возьмем?

– У меня в тачке есть, – ответил баритон.

– Тогда давай берем его, тащим туда, привязываем между стеллажей и смолим хозяйство, а если не сдохнет после этого, пилим на части, – по-деловому распорядился бас.

– Я ни хрена не буду! Сами ему смолите! – выкрикнул гнусавый возмущенно. – Я пока пойду покурю. Я вообще водила, и мое дело баранку крутить!

– Куда ты, сука, покуришь! – ответил ему глухой голос с ненавистью. – Ты у нас главным пытальщиком будешь. И, бля, только открой рот! Отвечаю – зубы сожрешь, а языком закусишь. Вечно соскакиваешь, когда жарко становится!

Артем с ужасом почувствовал, как его схватило множество рук, куда-то несли, потом бросили на пол. У бандитов пошло совещание, как лучше привязывать. Гнусавому велели разжигать горелку. Артем почувствовал сильную пощечину. От удара аж зазвенело в ушах, а голова откинулась.

– Просыпайся, гнида! – проревел бас, и Артем почувствовал еще одну пощечину, затем третью, четвертую, но продолжал терпеть и не показывал вида, что он пришел в себя. Любой ценой хотелось выиграть время. Где-то глубоко теплилась надежда, что кто-нибудь приедет и прекратит этот кошмар, соседи там милицию вызовут, прохожие или Рыжий отменит свой приказ. Другого выхода он в этот момент не видел. Когда начнут пытать, он постарается поговорить с ними. Еще можно попробовать кричать, хотя, наверное, бандиты предвидели такое развитие событий, и пыточное помещение находится где-нибудь на отшибе, где никто не услышит криков о помощи.

– А он, часом, не откинулся? – озабоченно спросил бас. – Мать твою, Грек, ты слишком сильно его ударил. Он, типа, в коме, что ли?

– Да нормально я бил, – возразил глухой голос недовольно, – ты его немного горелкой подпали, он и очнется.

– Давайте привязывайте его, засранцы, – рявкнул остальным бас, поднялся и отошел в сторону. К Артему подсели двое других. Один стал привязывать ноги. Другой развязал руки, чтоб привязать их к металлическим опорам стеллажей.

– Эх, а баба? – спохватился бас. – Я же не спросил, что с ней делать! – Было слышно, как он набирает номер и ждет ответа.

Ждать больше было нельзя. Артем осторожно приоткрыл глаза, посмотрел по сторонам и заметил осколок бетона рядом с правой рукой, которая еще была свободна. Кусок откололся от бортика залитой площадки скорее всего в результате наезда колеса автомобиля. Он был довольно длинный, но тонкий и весил не достаточно, чтобы кого-то им можно было оглушить. Бандит, который закрывал ему обзор слева, сосредоточенно привязывал левую руку Артема к стеллажу. Там же слева стоял черный пыльный джип «American Comander». Стоявших возле джипа он не мог видеть из-за преграды.

– Что, ее тоже замочить? – говорил с той стороны бас. – Не знаю, кто она ему. Паспорт не смотрел. Да, если такое дело, то свидетели не нужны. Только давай без пыток. Да, замазано. Сделаем.

На последних словах этого монолога Артем схватил осколок бетона и, когда бандит повернулся, чтоб взяться за его вторую руку, вонзил ему осколок в глаз. Он бил со всей силы потому, что понял – их не отпустят в любом случае. Бандит заорал. Артем схватился за его револьвер, торчавший из кобуры под мышкой. Но бандит, одной рукой зажимая страшную рану, второй инстинктивно тоже схватился за оружие, чтобы немедленно покарать ранившего его. Артем с отчаяньем рванул оружие на себя, опрокинул бандита и вцепился ему зубами в шею. Бандит заорал еще сильнее, стал отбиваться обеими руками, и в этот момент Артем добрался до револьвера. Пальцы обхватили рукоятку. Указательный коснулся спускового крючка, а большой отвел назад курок. И вовремя. Бандит, что связывал ему ноги, уже сидел на нем верхом и пытался оттащить своего товарища и одновременно с этим заблокировать свободную руку Артема. Артем не стал противиться, позволил ему вытащить руку, в которой был зажат револьвер, и выстрелил. Но первый выстрел прозвучал лишь сухим щелчком. Оружие было на предохранителе. Он увидел радость на лице противника. Бандит протянул руки, намереваясь отобрать оружие, но в последнее мгновение Артему каким-то чудом удалось снять револьвер с предохранителя. И второй выстрел был оглушающим. Убойная сила сбросила с него бандита. Артем выстрелил во второго, которого держал зубами. Всадил ему пулю в бок и, прикрываясь его телом, расстрелял остальных. Обладатель баса, громадных размеров мужик в кожаном пиджаке, успел только передернуть затвор пистолета и следом получил три пули в грудь и живот. Гнусавый в растерянности застыл с зажженной горелкой в руках. Пролетевшая мимо него пуля угодила в баллон, сбила вентиль, и сначала полыхнул громадный факел, опаливший гнусавого, точно тушу на вертеле, а затем грянул взрыв, превративший баллон в снаряд, улетевший куда-то в глубь помещения. Все вокруг осветило яркое пламя.

Артем увидел, что находится в большом ангаре, превращенном владельцами в гибрид автомобильной мастерской и склада. Кругом было полно лакокрасочных материалов, на стеллажах канистры с маслом, растворителем, а в дальнем углу вдоль стены выстроились баллоны с кислородом, пропаном и азотом. От увиденного стало совсем неприятно. Артем попытался развязать узел на руке, но пальцы лишь скользили по толстой веревке. Тогда он стал дергать ногами в надежде, что там путы окажутся слабее. И, о чудо! Одна нога выскользнула из петли. Только это помогло не очень. Вторая сидела намертво. Связывавший его бандит постарался на славу. Глянув наверх, Артем увидел, что огонь перекинулся на стеллажи у него над головой и распространяется вокруг со сверхъестественной скоростью. Легкие перехватывало от ядовитого дыма, наполнившего помещение. Ему просто не верилось, что все так закончится и он сгорит на этом чертовом складе вместе с телами бандитов.

Внезапно сверху из прогоревшей пластиковой канистры с противным писком ударила струя горящего масла. Артем рванулся, уворачиваясь, однако пламя его настигло, попало на плечо, руку. Загорелась и веревка. Артем закричал от страшной боли, зашелся кашлем и задергался изо всех сил, вместе с этим пробуя сбить пламя свободной рукой. Запищали и другие канистры, выплескивая горящее содержимое слева и справа от него. «Конец!» – промелькнуло у него в голове. И здесь Артем разозлился. Страх исчез. Остались обида на свою беспомощность и яростное желание выжить. Вопя во все горло, Артем схватил револьвер, приставил к веревке и выстрелил. Пуля порвала веревку, но не до конца. Артем нажал на спусковой крючок снова, и в ответ ударный механизм только щелкнул, напоминая, что патронник пуст. Выкрикивая проклятия, Артем дернулся так сильно, что затрещали сухожилия, а путы до крови впились в запястье. В это трудно было поверить, но веревка порвалась. Артем сел, и тут же, на место, где он только что лежал, пролилось жидкое пламя. Немного масла попало ему на спину. Одежда занялась. Артем стиснул зубы, но продолжал распутывать веревку на ноге. Это удалось раза с третьего. К тому времени пламя по спине распространилось и занялись волосы. Артем, не теряя времени, прокатился по полу, сбил с себя огонь и вскочил на ноги. Глаза разъедал дым. Легкие горели. Его взгляд метнулся к выходу, но ворота перекрыла огненная стена. Подойти было невозможно.

Цепкая рука ухватила Артема за лодыжку. Он глянул вниз и увидел басовитого главаря бригады отморозков. Он держал его и силился поднять пистолет.

Артем ринулся вниз, прижал его к полу ногами, заблокировал руку с пистолетом и, кашляя, заорал:

– Где женщина, падла? Говори!

Бандит ощерился, демонстрируя кровь на зубах, и прохрипел:

– Дома чай пьет, и она, бля... – Больше он ничего сказать не успел. Его тело напряглось, а затем расслабилось. Взгляд остановился, голова завалилась набок. Секунду Артем смотрел на него, затем на стеллажах что-то взорвалось, и он отлетел в сторону, спасаясь от ревущего пламени. Дышать было совсем нечем. В глазах темнело. От жара, казалось, вот-вот готова вспыхнуть одежда. Титаническими усилиями, удерживая себя от обморока, Артем поднялся, сделал шаг в густом дыму и натолкнулся на бандитский джип. Пальцы нащупали ручку. Он рванул дверь на себя, моля бога, чтоб она не была закрыта. Иначе ключей ему не найти.

Дверца была открыта, а ключи торчали в замке зажигания. Удача! Завалившись в салон, Артем захлопнул дверцу, завел двигатель и дал задний ход. Снова грянул взрыв. Пламя из самого пекла плеснуло на капот джипа. Артем со всей силы надавил на газ, видя, что свободного пространства почти не осталось. Только огонь. По всем расчетам, позади машины находились въездные ворота. На полной скорости джип, объятый пламенем, протаранил их и вылетел на улицу. Артем вывернул руль, резко развернулся и погнал прочь от горящего здания. И следом от ангара раздалась целая серия мощных взрывов. Встречный поток воздуха прибил пламя на кузове джипа. Артем получил возможность видеть, что творится вокруг, и это спасло ему жизнь, так как прямо в машину летел взорвавшийся баллон. Артем надавил на тормоз. Баллон врезался в дорогу перед капотом джипа. Рядом в десяти метрах правее от дороги на землю с неба обрушилась бочка с остатками горючего. От удара ее разорвало.

Глянув назад, Артем увидел, как из склада вместе со взрывами вылетают емкости с горючими жидкостями, бочки, баллоны. Все здание исчезло в клубах пламени. Промешкай он несколько секунд, и остался бы там навечно. Закашлявшись, Артем сжал зубы, чтобы сдержать стон. Тело горело от ожогов. В легких словно устроили пожар. Однако, несмотря на все, он думал о Маше. Были большие сомнения, что она пьет чай дома. Скорее, ее держали там насильно, ожидая приказа босса, что делать дальше. Рыжий решил не оставлять свидетелей. Артем слышал его разговор с одним из своих подручных, ныне покойным. Вопрос – дошел ли приказ до людей, удерживавших Машу? Перезвонил ли им Рыжий или решил оставить все на усмотрение доверенного лица – того бугая в кожаном пиджаке, что получил три пули в грудь. Шансы спасти ее были неплохие, поэтому Артем гнал вовсю. В свете фар мелькала узкая полуразрушенная асфальтовая дорога. Его взгляд, искавший в окружавшей со всех сторон тьме хоть какие-нибудь ориентиры, упал на соседнее сиденье. Там лежал укороченный автомат Калашникова. «Это будет не лишним аргументом в разговоре с ними!» – решил Артем, притормозил и резко вывернул руль, входя в крутой поворот. Постепенно он стал догадываться, где находится. Четыре поворота, мост через мелкую речушку – и он выехал на шоссе к центру города. За спиной осталось КПП у въезда в город. Оставалось благодарить бога, что ему не пришлось проезжать через гаишников. Его бы точно спеленали. Ни прав, ни документов на автомобиль. Сама машина, вся обгоревшая, со следами от пуль, плюс он не в лучшей форме.

Управляя джипом, Артем придумывал план. Из-за боли, стресса и страха перед ментами, способными помешать ему спасти Машу, ничего умного в голову не приходило. Легкое покачивание на кочках вызывало у него тошноту. На подъездах к торговому центру он не выдержал, остановился и, выскочив из машины, опорожнил желудок под ближайшим фонарным столбом. Темнота в глазах немного отступила.

24

В результате всех напряженных размышлений план спасения получился очень простым и понятным. Он ворвется в квартиру, перестреляет бандитов и спасет Машу. Автомата с полным магазином должно было хватить. Главное – ее не задеть. Удерживая руль одной рукой, Артем положил автомат перед собой на руль, передернул затвор, а затем опустил оружие к себе на колени, притормаживая на тротуаре у дома одноклассницы. В ее окнах горел свет. Артем заглушил двигатель, присмотрелся и увидел, как мимо окна промелькнул мужской силуэт. Значит, они все-таки там, как он и предполагал. Артем решил, что будет убивать их медленно и мучительно, если они причинили Маше хоть какой-нибудь вред. Схватив автомат, он выскочил из машины и побежал к подъезду. Нажал первые попавшиеся кнопки на домофоне. На вопрос: «Кто там?» рявкнул: «Милиция!» – и его пропустили без дальнейших разговоров, даже не спросив, зачем или по какому поводу. В подъезде было прохладно и пахло паленым. Потом он понял, что пахнет от него. В некоторых местах одежда продолжала дымиться. «Ну и черт с ним!» – подумал Артем, сжимая в руках автомат, в то время как кабина лифта поднимала его вверх. Лифтовой механизм лязгнул. Кабина качнулась и замерла. Медленно открылись двери. Глубоко вздохнув, Артем закашлялся и пошел в атаку. Выпрыгнул из лифта, подлетел к двери и нажал на кнопку дверного звонка, отозвавшегося изнутри квартиры «Подмосковными вечерами». Глазок! Артем едва не забыл про него. С автоматом в одной руке, второй он прикрыл линзу глазка.

Уши уловили шорох за спиной, но обернуться Артем не успел. В затылок уперся ствол пистолета, а голос, не терпящий возражений, скомандовал:

– Стоять! Не двигаться! Медленно отдал оружие!

Справа на лестнице раздались быстрые шаги множества ног. Было понятно, что если он шевельнется, то получит пулю в голову. Со сжавшимся от обиды сердцем Артем протянул неизвестным автомат. Человек сбоку забрал его, и снова прозвучала команда:

– Руки в гору и к стене! Быстро, я сказал! Два раза повторять не буду!

И тут пришлось подчиниться. Его быстро обыскали и развернули. Он оказался лицом к лицу с пленившими его. Мужчина лет под тридцать, с простым, открытым, веснушчатым лицом. У него был широкий нос, тонкие, сердито поджатые губы и серые с решительным выражением глаза. Одет в дешевый летний костюм-двойку. Так бандиты обычно не одевались. Скосив вбок глаза, с большим удивлением Артем понял, что попал в руки милиции, а не к бандитам. Мужчина средних лет, тот, что командовал, показал удостоверение опера убойного отдела. А подоспевшие к нему на помощь парни стояли рядом, одетые в милицейскую форму, бронежилеты, каски и с автоматами в руках. Артем успел прочитать только фамилию в удостоверении – Прохоров, и удостоверение вернулось в карман хозяина. Опер с выражением радости на лице достал наручники, заломил ему за спину руку под прицелами автоматов и объявил:

– Самошкин, ты арестован за серию убийств! У тебя есть право на адвоката, и можешь молчать, сколько влезет, но признаюсь, ты конкретно попал, красавчик!

– Я невиновен. Все это большое недоразумение, – попытался оправдаться Артем, чувствуя, как на руках защелкнулись наручники, – настоящий убийца на свободе!

– Да ты шутишь, что ли, урод? – осклабился опер и вдруг врезал ему под дых со всей силы, а потом склонился над корчившимся на коленях и вполне по-дружески посоветовал: – Посмотрись в зеркало, сука! Если ты, бля, не самый дикий маньяк, которого мне доводилось видеть, то я, нах... мать Тереза!

– Что у вас тут за дерьмо? – поинтересовался следователь Антонов, появляясь в дверях Машиной квартиры.

– Женщина там?! С ней все в порядке?! – хрипло спросил Артем, поднимая на него глаза. – Что с ней?

Следователь вздрогнул от его вида и растерянно пробормотал:

– Знакомые лица. И где это вы так повеселились, господин Самошкин?

– У него изъяли вот это, – показал оперативник следователю автомат.

– Просто отлично! – покачал головой Антонов, переводя взгляд с оружия на лицо Артема. – Только не говорите, пожалуйста, господин Самошкин, что несли ствол сдавать.

– Да, именно, нес, – огрызнулся Артем зло, – скажите кто-нибудь, что с хозяйкой этой квартиры. Я прошу вас!

Антонов был спокоен и спросил невозмутимо:

– А разве не вы должны это знать? Соседи вызвали милицию, когда увидели, что дверь в квартиру гражданки Игнатовой раскрыта настежь, а внутри следы борьбы и пятна крови на полу. Думаю, если провести экспертизу, то кровь из квартиры совпадет с кровью на вашей одежде. Теперь скажите, что вы сделали с ее телом?

– Да вы с ума, что ли, все посходили! – возмущенно начал Артем, оглядывая себя. Он действительно с ног до головы был в крови, но не замечал этого раньше. – Я не маньяк! Я шел ее спасти от настоящего маньяка!

– А кровь на одежде? Это оттого, что порезался утром, когда брился? – с принужденной улыбкой устало предположил следователь. Исчерпав весь запас терпения, он стиснул зубы, схватил Артема за шкирку и втащил в квартиру. Там подтащил к зеркалу на стене и процедил: – Посмотри на себя! Посмотри, на кого ты похож, и посмотри вокруг на дела своих рук! Не думай, что ты у меня так просто соскочишь, закосив под психа. Я знаю, ты все помнишь! Отвечай, куда спрятал ее тело!

Артем судорожно вздохнул от удивления. Он стоял, смотрел в зеркало и не узнавал то существо, что в нем отражалось. Кошмарный призрак из ада – вот в кого он превратился. Засохшая кровь покрывала все лицо, одежду, от нее слиплись волосы и торчали в разные стороны, как иглы дикобраза. Часть волос сгорела. Кожа в ожогах, почерневшая от копоти. И из черноты смотрели дико вытаращенные, налитые кровью глаза. Одежда превратилась в лохмотья и местами дымилась. Можно было сниматься в фильме ужасов без грима, и фильм бы при этом только от его участия получил бы категорию до восемнадцати лет. Понятно, что ему никто, никогда, находясь в здравом уме, не поверит. Однако не это было главным. Сердце Артема сжалось от ужаса при мысли, что Маша могла остаться на том складе. Умиравший бандит его обманул. Времени проверять его слова не было, а теперь уже слишком поздно. Других версий в голову не приходило. Только два варианта: либо они оставили своего человека с ней здесь, либо забрали вместе с ним туда на склад. Перевозить Машу в третье место было бы нелогично – неоправданный риск.

– Послушай, парниша! – вкрадчиво заговорил следователь. – Ни мне, ни тебе осложнения не нужны. Будет лучше, если ты сам, собственноручно, напишешь чистосердечное признание, покажешь, где спрятал тело. Я же в свою очередь обещаю поспособствовать смягчению приговора.

– Все не так, как кажется, – ответил Артем без надежды, разглядывая беспорядок, царивший в квартире.

– Ясно, значит, сотрудничать не желаем, – протянул следователь зловеще и бросил заглядывавшим в квартиру милиционерам: – Вам-то чего?

– Там машина этого, – кивнул сержант на Артема, – он ее во дворе бросил. На кузове следы от пуль и кровь.

– Так, Прохоров! – повернулся следователь к оперативнику. – Понятых, произведем осмотр. Что-то мне подсказывает, что там мы найдем много интересного.

– Это не моя машина! – возразил Артем и стал натужно кашлять.

– Это мы еще разберемся! – заверил Антонов, подталкивая его к выходу. – Пойдем посмотрим, чем ты нас еще порадуешь!

– Повторяю, эта машина не моя! – повторил Артем еще громче в коридоре, чтоб все слышали, включая соседей, которых пригласили в качестве понятых.

Все дружной толпой вышли во двор. Сержант подвел следователя к джипу, припаркованному возле угла дома, подсветил фонариком:

– Вот, видите кровь и пулевые отверстия?

Следователь махнул рукой, приглашая жестом понятых:

– Так, подойдите сюда и взгляните на кузов джипа. При наружном осмотре на кузове машины обнаружены следы крови и три пулевых отверстия: одно – в дверце, другое – в стекле, а третье – в крыле. Я попрошу эксперта зафиксировать это.

Несколько раз вспыхнула вспышка фотоаппарата. Артем зажмурился и прикрыл плечом лицо, когда снимали его. Эксперт этим временем склонился к пулевому отверстию в дверце с каким-то приспособлением, затем соскреб с краски частицы крови для анализа и только потом уже позволил продолжать дальше. От известия, что маньяк схвачен, у всех стражей правопорядка было приподнятое настроение. С кривой усмешкой следователь передал ключи, обнаруженные в замке зажигания, сержанту, наблюдая за выражением лица арестованного.

– Что у вас в багажнике? – поинтересовался оперативник, составлявший протокол осмотра места преступления под диктовку следователя.

– Не знаю, потому что эта не моя машина! – отрезал Артем. – Я ее впервые вижу!

– Так и запишем, – оскалился следователь и стал диктовать Прохорову: – Багажник помят от удара о препятствие, на краске кузова заметны следы ржавчины, предположительно, машина протаранила задом препятствие из неокрашенных металлических листов, по характеру повреждений – удар скользящий, с двух сторон, думаю, джип распахнул закрытые ворота, это вероятнее всего. – Он дал знак глазевшим на них милиционерам: – Открывайте!

Сержант, стоявший рядом, попытался самостоятельно открыть багажник, но замок заклинило, и пришлось звать на помощь коллегу с ломиком. Вдвоем они открыли заднюю дверцу и, пораженные, отступили. Внутри, скорчившись в три погибели, лежала связанная женщина. Распухшее лицо залито кровью. Рот заклеен скотчем. Глаза закрыты. Руки и ноги крепко связаны. Среди понятых послышались ахи. Соседка Маши прикрыла рот рукой, отвернулась и со страхом посмотрела на Артема. Остальные понятые, кто имел до этого какие-то сомнения, также смотрели на него, как на убийцу. Во взглядах читалось презрение, отвращение и ненависть.

– Вот и пропавшее тело гражданки Игнатовой, – ухмыльнулся следователь, заглянув в багажник, – значит, вы ее все-таки «спасли», но, видно, запамятовали. Маньяк со склерозом – это что-то новенькое!

У Артема подкосились ноги. С криком он рванулся вперед, но его остановили. Оперативник склонился в багажник, потрогал тело и воскликнул:

– Она жива! Врачей сюда! Денис, «Скорую», живо!

Из глубин охватившего его отчаяния Артем вынырнул на поверхность. Она была жива! Он застонал от облегчения и закрыл глаза. Жива! Однако убийца был на свободе, и он должен был что-то предпринять, иначе придется провести остаток жизни в камере для смертников. В его виновности в настоящий момент мог усомниться лишь полный идиот. Получив его, следователь не станет искать еще кого-то. Не поможет ни дорогой адвокат, ни взятки. Дело получило слишком широкий резонанс. Суд будет показательным. Надо бежать. Артем открыл глаза и взглянул на подошедшего следователя. Тот не скрывал своей радости.

– Ну что, господин Самошкин, все, как говорится, налицо! Отпираться глупо. Даю вам последний шанс чистосердечно во всем признаться, – произнес он с самодовольной улыбкой, поправив очки.

– Я – невиновен! – сухо бросил Артем, наблюдая за тем, как Машу вытаскивают из багажника, развязывают и укладывают на принесенное одной из соседок одеяло. Оперативник быстро сорвал скотч, закрывавший рот, и от этого Маша дернулась и застонала, не открывая глаз.

– Очень жаль, – вздохнул следователь, – был шанс! Теперь тебя будем раскручивать по полной. Никакого снисхождения. Все против тебя. Шансов ноль. Куча свидетелей. Тебя взяли с оружием!

Артем украдкой опустил глаза на наручники. Потом посмотрел на следователя и спокойно произнес:

– Не надейтесь меня запугать. Оружие я нес сдавать. Джип не мой, и никого я не убивал. А свидетели ничего не решат. Вот, например, с этим джипом. Ваш человек утверждает, что я приехал на нем, вылез и побежал в дом. Однако гляньте вокруг на освещение. У дома не горит ни один фонарь. В том месте, где стоит джип, вообще мрак, в котором невозможно что-либо различить. Так как меня могли в таком случае опознать? Любой следственный эксперимент подтвердит мою невиновность! Маша, то есть Мария Игнатова, когда придет в себя, то расскажет, что это не я запихал ее в этот чертов багажник. Я найму самых лучших адвокатов и выйду на свободу завтра же. А сейчас я устал и предпочел, чтобы меня быстрее доставили в камеру, чтоб можно было выспаться. Не хочу, чтоб мне тут до утра полоскали мозги. Идите где-нибудь в другом месте лохов ищите, которые признания станут подписывать. Я не такой. У меня есть связи и деньги, и лучше меня не трогать!

Он блефовал, но следователь, похоже, воспринял слова Артема серьезно. В его глазах росло беспокойство. Он убрал протокол в папку, поджал губы и бросил:

– Думаю, в камере вы станете сговорчивее. Видел я таких распальцованных. Потом, после ночи в обезьяннике, плакали и звали мамочку. – Затем обратился к оперативнику: – Вадим Сергеич, я думаю, вы поможете этому господину добраться до его новых просторных апартаментов с зарешеченными окнами.

– Да это как два пальца об асфальт! – ухмыльнулся в ответ оперативник.

Прозвучали отрывистые команды. Два милиционера потащили Артема к «уазику». Он не сопротивлялся, а наоборот, показывал всем видом, что происходящее его нисколько не волнует, грозил провожатым своими связями, рассказывал, насколько он крут. Те ухмылялись в ответ и думали, что к ним в руки попал еще один богатенький Буратино. Человек, который не знает, насколько серьезны испытания, ожидающие его впереди; думающий, что все можно купить за деньги; привыкший к люксовым номерам пятизвездочных отелей, дорогим проституткам и ресторанной еде. Такие быстро ломались в тюрьме. Глядя на Артема в этот момент, милиционеры совершенно не думали о возможности побега арестованного. Он – сама рациональность, рассказывал, как наймет лучших адвокатов, как засадит в тюрьму самих следователей и будет еще жаловаться по всем инстанциям. Однако как только они вышли из света фар стоявших кружком машин и оказались возле «УАЗа» в темноте, Артем начал действовать. Ради интереса, занимаясь единоборствами, он изучал методики, как действовать в подобных ситуациях. Поэтому, когда один из провожатых начал открывать дверцу, Артем резко присел, повис на руках у конвоиров, тут же резко повернулся, высвобождаясь, подскочил, ударил одного коленом под дых, второго с разворота ногой в голову, а в следующую секунду перескочил через капот «УАЗа» и скрылся в темноте. Это было столь неожиданно, что погоню за ним смогли организовать лишь спустя минуту, когда Артем находился уже за квартал от места событий. Благодаря мощному приливу адреналина ему временами казалось, что он не бежит, а буквально летит, не касаясь подошвами туфлей асфальта. Однако отпускать его не собирались. Ночь разорвал многоголосый вой сирен. Артем остановился посреди улицы, затравленно озираясь. Бежать просто так напролом прямо по улице означало закончить ночь за решеткой. Мозг напряженно искал выход, просчитывая варианты. Редкие прохожие, находившиеся на улице в этот час, рассмотрев закованного в наручники Артема, в ужасе шарахались в разные стороны. А одна женщина, взглянув на него, завопила, упала на колени и закрыла голову руками. Артем понял – с улицы нужно срочно уходить, бежать через дворы и найти место, где можно спрятаться. Претворяя сей нехитрый план в жизнь, Артем нырнул в арку прохода ближайшего дворика. Пробежал мимо покосившейся деревянной уборной, перепрыгнул через ограду, миновал какую-то свалку и оказался в другом дворе, окруженном девятиэтажными домами. Здесь он остановился и задумался, куда бежать дальше.

С неба начал накрапывать теплый мелкий дождь. Где-то справа за домом завыла сирена. Последнее заставило Артема снова двигаться. Он заметил, что в одном из подъездов кнопка домофона не светится красным светом, как в остальных четырех. Это обычно случается, когда домофон ломается или его отключают. Решение пришло мгновенно. Артем ринулся к подъезду. Потянул дверь на себя, и она поддалась. Он вошел внутрь, поднялся на площадку между первым и вторым этажами, там остановился, размышляя, куда идти дальше. В подъезде было так же небезопасно, как и на улице. С его видом вообще не стоило показываться на людях. Первый из жильцов, кто выйдет, скажем, вынести мусор и увидит такого красавца, немедленно понесется звонить куда следует. Артем посмотрел в окно. В просветах облаков проглядывали звезды. И от их вида он почему-то остро ощутил одиночество. Один против всех. Но сдаваться – не в его стиле.

Вдруг прямо за окном во дворе завыла сирена. Артем вздрогнул всем телом и попятился, стараясь понять, как они его выследили. Верно, кто-то из жильцов успел стукануть. Артем посмотрел на двери квартир первого этажа. На каждой глазок. Кто-то из них. Или засекли в окно, когда он стоял во дворе. Еще бы такого не заметить! Что же делать? Бежать через крышу либо попробовать проскользнуть у милиции под носом во дворе. Артем зажмурился и шумно выдохнул: «Черт возьми, есть же еще подвал». Он сбежал вниз по ступеням и остановился перед распахнутым люком в подвал. Свет, с лестничной площадки проникавший в черный провал, освещал верхние ступени металлической лестницы, уходившей в подвальные помещения. Перед входом в подвал и на самих ступенях было полно грязных следов от резиновых сапог слесарей, а из люка пахло затхлой водой. Артем минуту размышлял, спускаться ли ему туда или нет. Потом перед домом притормозила машина, и Артем, отбросив всякие сомнения, нырнул в люк.

Спускаясь, он едва не сорвался с лестницы. Было темно и не видно, куда ставить ноги. Приходилось действовать на ощупь. Сделав очередной шаг, он ступил в теплую воду, доходившую ему до колена, выругался, но делать было нечего. На следующем шаге Артем поскользнулся и, падая, повис на кабелях, что висели на креплениях вдоль стены. Его вес оказался слишком велик для них. Часть креплений вылетела из стены. Кабели подались вниз вместе с ним. На одном из них потянулась замотанная изолентой скрутка, жилы замкнуло, и в воду посыпались искры. В ужасе Артем выпустил жгут кабелей, отшатнулся, упал на спину, затем, барахтаясь, перевернулся в воде, вскочил, и рванул напролом, не разбирая дороги, лишь бы уйти от опасного места. Кабели в любой момент могли окончательно слететь с креплений. Тогда верная смерть. Однако далеко убежать ему не удалось. В темноте он натолкнулся на бетонную перегородку. Удар был настолько силен, что на какие-то секунды сознание поглотил мрак. Очнулся Артем, лежа на спине, в темноте. Лицо покрывала пыльная паутина, а в волосах кто-то копошился. Место, где он упал, оказалось сухим. Видимо, подвал затопило до каких-то пределов благодаря небольшому уклону поверхности грунта. Артем стряхнул с себя невидимое в темноте насекомое и посмотрел в сторону выхода, откуда пробивался слабый свет.

Сверху с металлическим лязгом хлопнула подъездная дверь. Следом зазвучали голоса и послышался треск рации:

– Это «Четвертый»! Прием!

– Слушаю, «Четвертый», что у вас?

– Мы проверяем крайний подъезд. Никого нет. Сейчас осмотрим подвал. До связи!

Артем затаил дыхание, боясь пошевелиться. В царившей вокруг тишине любой шорох звучал оглушающе. У него не было идей, что делать дальше. Вряд ли он сможет в темноте найти другой выход из подвала. Насколько он видел, находясь снаружи, все подвальные окошки были надежно закрыты стальными перфорированными листами.

Между тем осматривавшие подъезд милиционеры стали заглядывать в подвальный люк. Вспыхнул луч фонарика.

– Глянь, все затоплено, а у меня новые туфли. Может, ты слазишь, посмотришь? – произнес обладатель фонарика.

– Да мне плевать на твои туфли, твоя очередь лезть! Я вчера из люка трупак доставал, – обиженно отозвался другой.

В разгар их спора оборванный Артемом кабель вновь заискрил.

– С другой стороны, хрен с ним, с подвалом! – здраво рассудил первый, наблюдая за электрическим фейерверком. – Давай скажем, что осмотрели. Все равно сюда никто бы не полез. Посмотри, как кабели над водой висят. Полезешь, дотронешься – и хана! Сейчас еще пара часов – и поиски свернут. Думаю, этот тип уже далеко!

Напарник охотно согласился с ним и бросил в рацию:

– Четвертый экипаж на связи! Подвал проверили. Следов подозреваемого нет. Идем осматривать следующие подъезды.

Потом снова хлопнула подъездная дверь, и стало совсем тихо. Опасность миновала, хотя бы на время. Артем обессиленно уронил голову на землю. Хотелось просто взять и заснуть. Все тело ныло, как больной зуб. Казалось, что дикие события, произошедшие за день, исчерпали все ресурсы его организма. Сил не было даже на то, чтобы просто пошевелиться. Закрыв глаза и слушая тишину, Артем лежал и чувствовал, что, несмотря на довольно теплую погоду, его начинает трясти. И с каждой секундой дрожь только усиливалась. Артем почувствовал уколы страха. Отчего это? Стресс? Ожоги или мокрая одежда и то, что он лежит на земле? Вопросы, как муравьи, копошились в его голове, но ответов не было. В какой-то момент он отключился.

25

Точно понять было нельзя – сон это или бред, но Артем как наяву куда-то бежал, по каким-то сырым узким коридорам с множеством комнат по сторонам, которые более походили на склепы. Потом он увидел мертвеца в канализационном колодце. Он стоял и смотрел на него, и вдруг мертвец пошевелился, повернул голову и взглянул на него через толстые стекла очков. Со страхом он узнал Сашку Михеева. Притом он был таким, каким Артем запомнил его со школы.

– Одноклассники, – прошептал мертвый паренек, пожирая его мутными бессмысленными глазами.

– Что? – спросил Артем растерянно, но не услышал своего голоса. Однако мертвец его великолепно расслышал и ответил глухим бесцветным голосом:

– Ты никогда меня не слушал, вот и попал в такую ситуацию. А я говорил, что ты неудачник. Всегда говорил. И теперь ты ответишь за то, что не совершал. Или ты совершал? Может быть, ты всех убил?

– Нет, ты что, свихнулся?! – возразил Артем и почему-то подумал, что зря это сделал. Сашка мог рассердиться и вспомнить, как он несколько раз побил его в школе.

Михеев не рассердился. Лицо его вообще не меняло выражение. К ужасу Артема, мертвец, сверкая очками, полез наружу из колодца, попутно изменяясь, превращаясь то в Лизу, то в Игоря, погибшего в Чечне.

– Что ты сделал? – завопило это непонятное существо. От этого пронзительного, леденящего душу крика Артем вздрогнул всем телом и, открыв глаза, увидел новый кошмар. Он лежал в темноте, в грязном пыльном подвале, а над ним, сгорбившись, склонился какой-то монстр с горящей свечой в руках. У монстра было сизое, распухшее лицо с глазами-щелочками, толстые разбитые губы, внушительных размеров тело, мощные плечи.

Артем ударил, целясь кулаком в страшное лицо, но промахнулся, а монстр обиженно спросил:

– Ты чего? Я сам сейчас как двину тебе, придурок!

– Ты умеешь говорить по-человечески? – вслух изумился Артем, готовясь, если что, отразить его атаку.

– Ну ты, блин, клоун! – хрипло хохотнул монстр, постепенно обретая в его глазах человеческие черты. – Я, конечно, бухаю, но говорить пока вроде не разучился!

Артем присел, пристально разглядывая незнакомца. Обычный мужик, коренастый, широкоплечий, с простым, слегка грубоватым лицом, небрит и, видно, с похмелья. Последнее чувствовалось по стойкому выхлопу, исходящему от него при дыхании. Одет в тельняшку и спортивные штаны. Колеблющееся на сквозняке пламя свечи бросало на лицо незнакомца причудливые тени. Тени ползли, колыхались, делая лицо похожим на жуткую маску.

– Ты что тут делаешь? – осторожно спросил Артем.

– Я живу тут! – буркнул в ответ мужик.

– В подвале?! – Артем пораженно открыл рот. Удивляло то, что мужик не был похож на бомжа. На сильно пьющего человека – да, но не на бродягу в вонючих обносках.

– Да, в подвале. Меня жена выгнала, – обыденно подтвердил незнакомец и с кривой улыбкой поинтересовался: – А ты сам тут откуда?

– У меня проблемы, – не вдаваясь в подробности, пояснил Артем. Он не собирался посвящать в свои дела какого-то подвального жителя. Такой, как он, узнав о награде, продаст его с потрохами.

– Вижу, что проблемы, – кивнул незнакомец, почесывая пятерней грудь, – кто тебя так?

– Сначала бандиты, потом менты, – произнес Артем медленно и вздрогнул оттого, что рядом пробежала крыса с кошку величиной.

– Да, блин, это так всегда: и те, и эти навешают, – грустно усмехнулся незнакомец, присаживаясь на поломанный ящик, – они тут ко мне только что ломились. Говорили, опасного бандита ищут. Это ты, что ли?

– Как видишь, – напряженно ответил Артем, всеми силами стараясь показать, что это его нисколько не волнует.

– Тебе надо пятак слегка почистить, а то на черта похож, – беззаботно предложил незнакомец. – Пойдем, помоешься. Кстати, меня Олегом зовут!

– Артем, – представился он, пожал протянутую руку, а потом спохватился, что не стоило называть чужаку настоящее имя. Надо было соврать, придумать что-нибудь. Ведь если он, этот Олег, посмотрит любой выпуск новостей, то сразу поймет, кто он есть и какая за него обещана награда. Вот протупил!

– Я так понимаю, сто тысяч за тебя бандиты предлагают? – поразил его еще раз Олег. Отпираться теперь уже было бессмысленно, и Артем решил выкладывать все начистоту.

– Да, бандиты. Один вор в законе считает, что я его дочь пришил, а менты хотят списать на меня все убийства за последние десять лет. А чтоб я не возражал, меня, скорее всего, убьют в камере предварительного заключения и скажут, что совершил самоубийство. На суде. Живой я им не нужен. – Он старательно сгущал краски и, дойдя до апогея, спросил, пронзительно взглянув на Олега: – Что, ты тоже хочешь получить вознаграждение за меня? Только знаешь...

– Нет, не хочу, – перебил его Олег. С печальным видом он достал из кармана сигарету, сунул в рот, раскурил от свечки и, выпустив облачко дыма, продолжал: – Может быть, и хотел бы, но знаю, что эти пидоры не заплатят. Вознаграждение у них только на словах, а как сунешься, то так огребешь, что не унесешь. Им проще меня пришить, чем платить. Я лучше тебе помогу. Ты вроде бизнесмен какой-то?

– Но я не смогу заплатить. По крайней мере, сейчас, – честно предупредил Артем.

– Вижу, что не сможешь, но я сделаю это за так. Назло им. – Олег, хитро щурясь, сплюнул на землю и затянулся сигаретой. – Пусть выкусят! А потом как-нибудь сочтемся!

Слушая его, Артем испытал огромное облегчение. Вот оно! Впервые за долгое время чаша весов фортуны качнулась в его сторону. Чтобы закрепить успех, он принялся убеждать нового знакомого:

– Ты не думай! Потом, когда все это закончится, я обязательно тебе все компенсирую. Сейчас мне очень нужна твоя помощь, чтобы ты сделал кое-что для меня! Сделаешь?

Помогать Олег согласился, но в разумных пределах. Ему, как и всякому нормальному человеку, не хотелось попасть за решетку или на перо к бандитам. Детали они договорились обсудить позднее. Затем он отвел Артема к спускному крану системы отопления, открыл воду и велел быстро умываться, пока давление в системе сильно не упало, чтоб потом не заявились ремонтники из аварийной службы искать протечку. Артем быстро умыл лицо, шею, руки, используя принесенный откуда-то Олегом кусок хозяйственного мыла.

– Вытереться есть чем? – спросил он в конце, завершив водные процедуры.

– Может, тебе еще и банный халат с монограммой предоставить? – фыркнул Олег, закручивая сливной кран. – Высохнешь и так! Иди за мной!

Артем послушно заковылял вслед за ним по извилистому коридору подвала. В конце оказалась дверь, за которой находилось просторное помещение, переоборудованное под жилье. Был даже дощатый пол из неструганых досок, убогая мебель и полуразобранный телевизор. Дальнюю стену занимал стеллаж, на котором было разложено различное сантехническое оборудование, краны, задвижки, трубы. Тут же на стеллажах висели картины, выполненные в технике карандаша и акварельными красками на листах ватмана разного формата.

– Добро пожаловать в мой дом, всем хорош, только удобства на улице в кустах! – объявил Олег, сделав приглашающий жест, сам тут же плюхнулся на диван перед телевизором, схватился за пульт, и, к немалому удивлению Артема, на экране развалины пошла сносная картинка, но без звука.

– Сейчас отрегулирую, – буркнул хозяин, вскочил, начал крутить различные регуляторы, что висели на проводах прямо из корпуса. В дело пошел паяльник. В воздухе разлился запах канифоли. Заметив, что Артем переминается с ноги на ногу, Олег ободряюще бросил: – Да не стесняйся ты! Давай вон садись, налей себе чаю. Сейчас наши будут играть. Футбол любишь?

Артем еще даже не успел ответить, а уже сидел на расхлябанном диване перед телевизором с кружкой чифиря в руке и пялился в экран на зеленое поле, по которому парни в красных и белых футболках гоняли мяч. Из ветхих динамиков сквозь шипение шел голос комментатора.

– Давай бей! Ну кто так играет?! – орал в это время Олег, заглушая звук, и подливал себе в чай непонятной жидкости из бутылки без опознавательных знаков. Покосившись на Артема, он предложил: – Тебе плеснуть?

– Думаю, не стоит, – принужденно улыбнулся в ответ Артем и подумал про себя, что неплохо бы было придумать план дальнейших действий, пока он находится в относительной безопасности. Тут же в голове возник вопрос – насколько данное непонятное место безопасно?

– Слушай, Олежка, а сюда не может кто-нибудь заявиться? – поинтересовался он, толкая Олега в плечо.

– Нет, я здесь один слесарь на два двора. Никого не будет! – ответил он, не отрываясь от экрана.

– А твоя жена? – напомнил Артем аккуратно.

– Нет, она на меня забила. Сказала – «иди отсюда, алкаш!» – и выгнала. Ни хрена не понимает, что я, бля, тонкая натура! У меня, блин, творческий полет мысли, вдохновение, а как можно вдохновиться без стопки? Ведь все художники же пили! – Он с серьезным видом посмотрел на Артема: – А может быть, у меня кризис в творчестве наступил, депрессия. Как можно это глупой бабе объяснить?

– Так ты художник, значит? – пробормотал Артем, вертя головой по сторонам и разглядывая картины. – Нормально, вот эта, например, очень даже ничего. – Его палец ткнул в направлении полотна с изображением множества глаз, дико пучившихся на зрителя из черноты. Что это?

– Я назвал эту картину многоглазая ночь, – с гордостью произнес Олег и впервые надолго оторвал свой взгляд от телевизора, – это типа, как Сальвадор Дали. Знаешь, такие странные картины? Ни хрена не поймешь, что это такое. Можешь потом у меня прикупить пару-тройку холстов по сходной цене. Мои картины, кстати, выставлены в центральной библиотеке. Видел, там за окнами стоят картины? Так вот, три из них мои, а две еще на прошлой неделе продали за тысячу шестьсот рублей. Понял? Я не просто так малюю!

– Да, это серьезно! – поддакнул Артем. Взяв со стола маленькое женское зеркальце, отломанное, вероятно, от пудреницы, он попытался оценить, насколько плохо обстоят дела с его внешностью после всех передряг. Оказалось, не так уж и страшно. Один небольшой ожог на правой щеке, другой – справа на лбу, приличный ожог сзади на шее. Также пострадали предплечья, ноги и немного спина. От общей площади поверхности кожи процентов десять-пятнадцать. Лучше бы обратиться в больницу. Однако в его ситуации это неприемлемо. Одежда превратилась в лохмотья – еще одна проблема. Артем снял с себя кожаный, потертый пиджак Машкиного мужа и посмотрел на свет на прожженную дыру в районе лопатки. Материал вокруг дыры обгорел, покоробился так, что как-то залатать или прикрыть было нельзя. Нагрудный карман от огня скрючило настолько, что кожа затвердела и ключи с брелоком от машины словно вросли в одежду. Рукава тоже горели. Затвердевшая кожа под руками рассыпалась в прах. Вздохнув, Артем забрал ключи, а пиджак швырнул в ведро для мусора, которое стояло при входе. Затем вспомнил, что его ищут. Вытащил пиджак обратно и, свернув, просто положил под стеллажами.

– Что это ты там делаешь? – заинтересовался Олег, наливая себе вторую порцию чифирного коктейля.

– Меня ищут. Я не знаю, насколько развиты способности у нашей милиции, но они могли запомнить одежду, в которой я был. Если что-то похожее обнаружится в мусоре здесь поблизости, то весь район начнут снова тотально шерстить, – пояснил Артем. – Пусть на всякий случай лежит пока здесь. Выкинешь, когда я уйду. А лучше сожги!

– Ладно, хорошо, не переживай, сожгу потом, – кивнул Олег, – если нужна одежда, залезь вон в ту коробку. Там все мое лежит. Может, что подберешь.

Артем полез в коробку, стал перебирать вещи, сваленные туда как попало. Все, вероятно, досталось их владельцу на распродаже в секонд-хенде. Поскольку вся одежда Артема была залитой кровью, привередничать он не стал. Выбрал джинсы, рубашку, надел, осмотрелся и решил, что теперь ему можно читать рэп в таком прикиде. Рубаха болталась на теле, как парус, а штаны так и норовили сползти. Пришлось взять со стула висевший там старый ремень с почерневшей пряжкой. В кармане своих обгоревших штанов Артем нашел тысячную купюру. Сунул ее, наверное, впопыхах, как-то и забыл. Радуясь такой удаче, Артем отдал тысячную Олегу, попросив сходить в круглосуточную аптеку и купить что-нибудь от ожогов, антибиотиков и любое болеутоляющее посильнее. И предупредил, что если продавец будет слишком долго искать лекарства, надо немедленно сваливать оттуда.

– А как ты уйдешь, если тебя все ищут? – спросил с интересом Олег. – Вон, по всем каналам в новостях показывают твою морду! Говорят, что ты суперманьяк с нетипичной моделью поведения, каких не знала история!

– Я кое-что придумал, как мне отсюда выбраться, – задумчиво пробормотал Артем. – А что значит нетипичная?

– Ну, ты прям как из деревни, – ухмыльнулся ему Олег. – Там, в телике, какой-то черт выступал, психолог. Он сказал, что все маньяки придерживаются какой-то схемы. Ну, там все их жертвы похожи, они пользуются одним и тем же оружием, подкарауливают в похожих местах. Ну, короче, ты понял. А ты, типа, нарушаешь все законы. Убиваешь всех подряд, разным оружием, в разных местах. Я вот это дерьмо послушал и понял сразу, что никакой ты не маньяк. Убивали разные люди, а спихивают все на тебя. Ведь есть логика, верно? Если ты не похож на остальных, значит, ты не из их числа. Я хоть и пью, но мозги-то работают! Видел, как я просек все!

– Да, ума тебе не занимать, – согласился Артем, внутренне поражаясь спокойствию Олега. Будь он на его месте, то ни за что бы не поверил в невиновность какого-то беглого психа в лохмотьях.

– А я, знаешь, человек искусства и вижу обычные вещи не так, как все вокруг, – доверительно сообщил ему Олег, нарезая батон, который достал из сумки, висевшей под потолком на крючке. – Давай рассказывай, что ты там придумал.

– В паре кварталов отсюда во дворе стоит машина. В ее багажнике театральные реквизиты, всякая фигня, чтоб замаскироваться: парики, усы, бороды и тому подобное. – Артем продемонстрировал брелок с ключами. – Вот ключи от багажника. Менты их чудом не нашли. Надо просто туда сходить и принести все это. Сначала сходишь туда, а потом в аптеку.

– А меня там, у тачки, не будут ждать с приветом от Михал Иваныча? – глядя на ключи в его руке, пошутил Олег.

– Нет, это машина моей подруги. Она достала это для меня, но я не успел, к сожалению, забрать, – успокоил его Артем. – Слушай, и мне бы телефон еще. Я позвоню другу. Он обещал меня спрятать.

– У тебя сейчас еще и друзья остались, – хмыкнул удивленный Олег, – да, это дорогого стоит! – Он забрал ключи и сунул себе в карман штанов. – Расскажи, где там эта машина находится и как выглядит, а телефон вот, – и швырнул Артему навороченный аппарат, с видеокамерой, фотоаппаратом, Интернетом и кучей других возможностей.

Видя его потрясенный вид, Олег пояснил:

– На рынке купил по дешевке у знакомого. Дал ему две свои лучшие работы. Он их там, типа, собирался кому-то сплавить. А за картины – мне сотовый. Наверное, они его сперли у кого-нибудь. Видно, что корпус вскрывали, химичили что-то, но все равно недоделали и многие функции не работают. Полифония вообще ни к черту!

– Да мне только сделать несколько звонков, – пробормотал Артем. Он набрал номер Конева и посмотрел вслед уходившему Олегу. Душу терзало опасение, что он все-таки не выдержит, польститься на награду и сдаст его. Многие бы не устояли. Однако больше довериться в этот момент было некому.

На верхней ступеньке Олег обернулся и напомнил, что если он захочет спать, то пусть разложит кресло. Постели у него, естественно, не было.

– И свет не выключай, а то крысы полезут, – предупредил он напоследок.

– Давай иди, – махнул рукой Артем и услышал в трубке знакомый голос Василия.

– Да, слушаю, кто это? Алло, говорите!

После пережитого слушать голос друга было настолько приятно, что на глазах у Артема навернулись слезы. Долгие секунды он соображал, что сказать. И милиция, и бандиты наверняка успели перекрыть все каналы связи. На том конце уже собирались отключиться, и Артем торопливо выпалил:

– Эй, привет, это Ренат. Извини, что не позвонил раньше. Замотался!

В ответ молчание. Артем не мог понять, узнал ли его Василий по голосу или нет. И если не узнал, то как ему все объяснить, не подставляя при этом?

– Здорово, старина, – наконец нарушил молчание Василий, – давай рассказывай, как жизнь?

По голосу друга Артем догадался, что Конев все понял. Надо было продолжать. Тщательно подбирая слова, Артем заговорил:

– Жизнь бьет ключом и при том все время по голове. Я тут хотел спросить, не сможешь ли ты организовать для пары одноклассников отдых на своей турбазе?

– Без проблем!

– Отлично! Когда подъезжать?

– Ну, давай завтра с утра. К восьми подъезжай. – Василий говорил спокойно, словно ничего не происходило.

– Знаешь, Васек, я в городе проездом и хотел повидаться с кем-нибудь из наших, – осторожно продолжал Артем.

– Кого ты имеешь в виду? – не понял Василий.

– Доцента или Василису, – ответил Артем, не зная, как еще сказать. Елисея Дубова в школе все звали доцентом или додиком. А Василисой прозвали Машу после школьного спектакля. – К доценту у меня есть серьезный разговор, – добавил он, подумав мгновение.

– Ты что, хочешь к доценту заехать? – уточнил Василий.

– Да, просто сгораю от нетерпения и мечтаю прижать его к своей груди да расцеловать в обе щеки! Только не говори ему. Я хочу устроить сюрприз, – проговорил Артем с наигранным весельем, сжимая кулак.

– Ясно, поищу его адрес и перезвоню тебе, – ответил Василий. – Кстати, Василиса звонила мне несколько минут назад. Сказала, что с ней все в порядке. Но будет дома только завтра. Сейчас она в гостях.

«В гостях – значит в больнице, – подумал про себя Артем и обрадовался: – Значит, у Маши все в порядке!» Затем вслух сказал:

– Давай, до скорого, буду ждать твоего звонка!

Выключив телефон, Артем еле дополз до кресла, упал в него и отключился. Он чувствовал себя мягкой игрушкой, у которой вытащили батарейки. Снились опять сплошные кошмары. Он бежал по бесконечным улицам, а его преследовали бандиты и милиция. Каждый прохожий останавливался и, указывая на него пальцем, кричал во всю глотку: «Держи маньяка!» Потом Артем снова увидел себя лежащим в подвале на земле, и к нему пришла убитая жена со свечкой. Из липких объятий кошмара его вырвал зазвонивший телефон. Артем не сразу понял, что происходит, вскочил, приложил сотовый к уху:

– Да, я слушаю!

– Это я! – отозвался Василий. – Звоню с телефона в ординаторской, поэтому можешь не париться насчет прослушки и говорить нормально. Дежурная врач вышла и будет не скоро.

– Ох, Васек, я в таком дерме! – вздохнул Артем, окончательно приходя в себя. – Ты даже не можешь себе представить!

– Да представить-то на самом деле нетрудно! – спокойно возразил Василий. – Я, кстати, тоже сейчас сильно рискую, разговаривая с тобой. Поэтому давай без лишнего нытья и по существу.

– Я не ною, – обиделся Артем, глядя на часы. Стрелки показывали два ночи. – Ты выяснял у врачей насчет Маши?

– Я же сказал, что ее завтра выпишут. Сейчас она под успокоительным. Ничего серьезного. Пара синяков – и только. Ты лучше о себе подумай, как будешь выпутываться.

– Я подумал, – заверил Артем и спросил в свою очередь: – Ты узнал, что я просил про Дубова?

– Да, узнал, записывай адрес, – ответил Василий.

Артем кинулся искать, чем записать, заглянул во все закоулки и нашел лишь старую газету да огрызок химического карандаша, провалявшийся, должно быть, в углу подвала еще со времен хрущевской оттепели. Присев снова на диван, он бросил Василию:

– Давай, записываю! – выслушал, записал, повторил записанное Василию и получил от него подтверждение в правильности.

– Так, тебе лучше ждать его у подъезда, в половине восьмого. Он ходит на работу к восьми. Работает чиновником в администрации области, – продолжал инструктировать его Василий.

– Додик?! Да не может быть! – воскликнул Артем в шоке. – Он в администрации работает?!

– А куда ему еще! Талантами он в школе не блистал. Только чиновником, – спокойно проговорил Василий. – Теперь скажи, что ты задумал?

– В нашем классе Дубов был... Ну, ты знаешь, в общем, кем он был, – медленно произнес Артем, стараясь правильно сформулировать мысль. – Остальные в классе были нормальными. Если кто и может быть маньяком, то только он. Других подозреваемых у меня не осталось. Только у него были причины мстить всем нам. Коли я не прав – поправь.

– Знаешь, я уже ничего не могу тебе сказать по этому поводу. Все настолько запуталось, что сам черт ногу сломит! – тяжело вздохнул Василий. – Но смотри у меня: чтобы Дубова завтра не нашли тоже мертвым. А то я сам начну сомневаться в твоей невиновности. Как ты вообще заставишь его признаться в убийствах? На мой взгляд, это невозможно!

– Просто возьму и заставлю, – ответил Артем, хотя понимал, что это будет вовсе непросто, – он знает, что мне теперь нечего терять. Я притворюсь, что спятил, прижму его и запишу признание на диктофон.

Василий некоторое время молчал, осмысливая сказанное, потом с сомнением в голосе произнес:

– Ну, попробуй! Лично у меня больше никаких идей не возникает.

– Слушай, Васек, а ты не можешь позвонить Маше, когда ее выпишут домой, и пригласить ее в ресторан «Малина»? Я ее буду там ждать. Завтра в одиннадцать. Потому что, если с Дубовым не выгорит, Маше нельзя оставаться одной дома. Маньяк ей звонил накануне и сказал, что она следующая. Я должен ее вывести на турбазу тоже. Там я смогу ее защитить.

– Хорошо, я попробую, – без энтузиазма ответил Василий, – только в ресторан соваться не советую. Жди ее где-нибудь на заднем дворе.

– Да, ты прав. И еще одно... – Артем замялся.

– Что? Давай говори, коли начал! – сердито буркнул Василий.

– Ты не мог бы поговорить с отцом Лизы и объяснить, что я не убийца. Скажи, что я найду убийцу в ближайшие дни.

– Ты совсем, что ли, сдвинулся? – возопил Василий, теряя над собой контроль. – Чтобы я к нему пришел и такое сказал?! Да я не хочу оказаться с ним на одной улице случайно. Он совсем сбрендил. Приходил ко мне в больницу со своими подручными, и я думал, что он меня замочит прямо в палате. Забудь об этом! С ним нельзя разговаривать!

– Дай тогда мне его телефон, я сам позвоню, – не отступал от своего Артем. В этом ему виделся единственный шанс хотя бы на время избавиться от преследования со стороны бандитов Рыжего. Второй раз он так легко отделаться от них не сможет, как там на складе. Его до сих пор трясло от мысли, что он убил несколько человек своими руками. Повторять еще раз такое не хотелось никогда в жизни.

– У меня нет его телефона! – зло буркнул Василий в ответ. – Он сам всегда звонит, а я и не стремился узнать.

– Все, проехали, тогда до завтра! – подвел итог под разговором Артем. – Выздоравливай!

– Давай, а ты там поосторожнее, – проворчал Василий, – пока!

Несколько минут после телефонного разговора Артем сидел в горбатом кресле и думал о завтрашнем дне, как ему действовать. Было много вопросов, да и сам план казался немного наивным. Например, если Дубов достаточно свихнулся, то его может и не напугать угроза его жизни. Да он просто рассмеется ему в лицо и пошлет подальше. Были и другие моменты. В большую проблему превратилась такая, казалось бы, простая задача, как добраться до дома, где жил его одноклассник. Его искала половина города. Тут и просто на улицу выйти – уже подвиг. Артем вновь посмотрел на часы и подумал об Олеге. Сможет ли он добраться до машины и принести назад сумку с реквизитами? В ответ на его мысли у входа кто-то завозился.

Схватив со стола нож, Артем стремглав метнулся за диван. В этот момент входная дверь открылась, и на лестнице в подвал послышались голоса. Один голос принадлежал Олегу, а другой незнакомой женщине.

– Ты, б..., прибрался тут, что ли! – сказала женщина с хриплым смешком. – А то похоже на берлогу!

– А это и есть берлога, а я медведь! – хохотнул Олег, зарычал и стал что-то делать с пришедшей, от чего она завизжала.

Артем встал из-за дивана и увидел вместе с Олегом женщину лет под тридцать, чья вызывающе открытая одежда, яркий макияж и замашки наводили на мысль о профессии незнакомки. Она извивалась вокруг Олега, словно он был шестом в стрип-баре.

– О, Артем, познакомься, это моя подруга, Эльвира! – радостно пробасил Олег, заметив хмурого Артема. Женщина обернулась, и похотливая улыбка мигом слетела с ее губ. Взгляд упал на нож в руке Артема. На лице отразился ужас. Она собиралась заорать во все горло, но Олег вовремя заметил и, схватив в охапку, припечатал могучей лапищей рот. Она успела лишь пискнуть и лишилась чувств.

– Вот, ети ее мать! – недовольно проворчал Олег, опуская женщину на диван.

– Кто это такая? – поинтересовался Артем тоном сварливой жены.

– Подруга, – ответил Олег. На его лбу от напряженных мыслительных процессов в мозгу обозначились глубокие морщины, – хотел ей тебя показать, а она сразу, как дура, в крик!

– Ну, на ее месте и мужик бы мог закричать, – дипломатически заметил Артем, – но, Олежа, а тебе не кажется, что глупо приводить сюда кого-либо, пока здесь нахожусь я? Это просто опасно! Даже для нее, кем бы она тебе ни была!

– Ой, да ладно тут гнать! – махнул рукой он в ответ и полез в сумку, что принес с собой. – Ты, блин, и не представляешь, что мне пришлось там пережить, пока ты тут жопу грел! – Один за другим Олег доставал из сумки предметы, ставил их на стол, поясняя: – Вот этот баллончик, такая херня от ожогов. Ей надо брызгаться. Вот это таблетки, антибиотики и ношпа – обезболивающее.

– Но-шпа? – У Артема глаза полезли на лоб. – Да это говно, а не обезболивающее!

– Других мне не дали, – фыркнул Олег, – сказали, нужен рецепт врача. Можно было купить или это, или цитрамон. А на сдачу я купил жрачки и немного выпить. – Артем, стиснув зубы, следил, как на столе появились две килограммовые пачки пельменей, дешевая колбаса, плавленый сыр, какие-то чипсы, несколько пластиковых бутылок лимонада, кильки в томате и бутылки с прозрачной белой жидкостью без наклеек.

– Отличный самогон, – пояснил Олег, указывая на странные бутылки.

– А, сумка из багажника, которую я просил принести? – зверея, напомнил Артем.

– А сумка! – хлопнул себя по лбу Олег с улыбкой до ушей. – Извини, совсем забыл!

У Артема в этот момент появилось страстное желание кинуться на собеседника и разорвать пополам голыми руками. От переизбытка чувств у него аж лицо задергалось, сжались кулаки и заскрипели зубы.

– Ну, чего ты так разволновался, вот твоя сумка, внутри, – улыбнулся ему Олег, – пошутил я. Видел бы ты свою рожу. Просто умора. Если бы тебя Элька увидела, то точно бы опять в обморок хлопнулась. – Хихикая, он кинул Артему его вещи и стал приводить в чувства подругу.

26

Застолье в подвале шло полным ходом. На намеки Артема, что неплохо бы поспать немного, никто не реагировал. Эльвира под действием алкоголя и сигаретки с травкой перестала его бояться и вовсю строила глазки. Артем ел слипшиеся пельмени, венец кулинарного искусства Олега, и проклинал все на свете.

– Налить? – радушно предложил ему хозяин жилища, встряхивая очередную бутылку самогона, перед тем как разлить, – посмотри, какая змея внутри крутится – зверь!

– Нет, спасибо, – пробормотал Артем, отодвинул тарелку с пельменями, вылез из-за стола и перешел в кресло.

Минуту спустя Эльвира смотрела на то, как Артем читал инструкцию на странном лекарстве от ожогов, затем пытался нанести его на кожу. Получалось у него не очень. Из баллончика выходила белая пена, наподобие крема для бритья. Он размазывал ее и тихо матерился.

– Дай помогу, – бросила она весело, отнимая у него баллончик. – Не знаю, будет ли это действовать. У меня мужа тогда обожгло. Он вот им лечился и все равно потом помер. А мне Олежек давеча говорит, нет ли у тебя чего от ожогов, ну я и вспомнила...

– Цыц, баба! – заорал на нее Олег, сообразив, что подруга болтает лишнее.

Артем поднял на него злые глаза, но ничего не сказал.

– Значит, ты не маньяк, – с некоторым сожалением констатировала Эльвира, не обращая внимания на вопли своего бойфренда. Ожидая ответа, она отшвырнула в угол пустой баллончик и повернулась к нему.

Артем только сердито промолчал. Ответил же за него Олег, которому надоело пить в одиночку. Хрипло заорав, он ударил по столу кулаком.

– Да ты дура, говорил же, что его подставили. Он нормальный мужик. Я ему, как себе, верю. – В доказательство он постучал себя кулаком по груди и добавил: – Он мне сказал, что потом заплатит кучу бабок, если я ему помогу!

– Значит, потом заплатит, – хихикнула Эльвира и обратилась к Артему: – Слушай, а можно я с тобой все равно сфотографируюсь, хоть ты и не маньяк. Покажу твою фотографию подругам. Они умрут от зависти.

– Валяй, – безразличным тоном бросил Артем, которому уже на все стало наплевать. Эльвира тут же, как по команде, прыгнула к нему на колени, обняла за шею и сфотографировала их обоих фотоаппаратом, что был в ее мобильнике. Потом коснулась языком уха Артема и снова сфотографировала, а затем – не успел он возмутиться – обнажила грудь и сфотографировалась еще раз.

– Эй, ты там, того, кончай к нему клеиться, – заревел пьяный Олег, но как-то беззлобно, словно для галочки. Он разливал новую порцию самогона и не хотел отвлекаться от процесса.

«Господи, когда же все это кончится!» – мысленно воскликнул Артем, спихивая с себя полуголую Эльвиру. Та вскрикнула, захихикала, скатилась на пол, потом села за стол и, томно вздохнув, бросила:

– Какой ты, однако, недотрога. Но я тебя растормошу все равно.

– Помечтай еще тут мне, – рыкнул Олег, метнув на нее грозный взгляд, – бери стакан, и давай выпьем за Тему, самого мирового мужика. – После пятого стакана самогона его потянуло на сентиментальные воспоминания. Он стал рассказывать, как они с Эльвирой познакомились. Оказалось, что она была его натурщицей. Он изобразил ее на многих полотнах, и эти полотна ушли в лот. Потом Олег заставил Эльвиру встать и требовал у Артема признать, что у нее самая лучшая на свете задница.

– Да, мать твою, просто блеск! – почти в полный голос заорал Артем, едва сдерживаясь от того, чтобы не отходить обоих обрезком водопроводной трубы, какие в избытке водились на стеллажах у стены. Пока они там глумились, он как-то пытался подготовиться к завтрашнему дню, перетряхивал парики и другие причиндалы, примеряясь, что использовать. Решил прикинуться стариком, вернее, старым бомжом. На такого вряд ли кто обратит внимания. Он спокойно будет тусоваться везде, делать вид, что копошится в помойке. В сумке нашлась маска из латекса, которая очень реалистично передавала вид старой, сморщенной кожи. Если такую надеть, намазаться гримом, немного грязи и парик с длинными седыми волосами, которые будут закрывать все лицо, то тогда это прокатит. Ведь к бомжам особо не приглядываются. А старого больного старика ему будет изобразить нетрудно, потому что он и так реально еле ноги таскал.

Взгляд Артема упал на собственные руки. Чем скрыть их? На полу у стеллажей валялись рваные промасленные садовые перчатки из хлопчатобумажной ткани. Артем подобрал их, примерил и понял, что это то, что нужно.

Пошатываясь, к нему приблизился Олег.

– Эй, слышишь, друг, мы сейчас с Элькой кое-чем займемся, а ты отвернись и не слушай!

– И как же ты себе это представляешь? – саркастически спросил Артем, изумляясь глубине падения человека.

– Вот на кресло сядь, отвернись и смотри телевизор, – ответил спокойно Олег. Эльвира со своего места на диване хрипло заржала.

– Да, пожалуйста, мне насрать! – не выдержал в конце концов Артем. Он рывком развернул кресло. Включил звук телевизора на полную, насколько это позволяли древние, ветхие динамики, и сел спиной к дивану. Конечно же, все было слышно. А Эльвира из мести вовсю пыталась разыгрывать, что ее ненаглядный настоящий секс-гигант, стонала, вскрикивала и просила еще и еще. Диван под ними ходил ходуном. Артем злился, молчал и ощущал, что еще немного, и он действительно сойдет с ума и превратится в маньяка. Не помогли даже затычки в уши, которые он спешно смастерил из кусков ваты, лежавших в сумке вместе с гримировальными принадлежностями. Время тянулось бесконечно. Артем не смог уловить момента, когда провалился в сон. Организм не выдержал нагрузки. Разбудила его Эльвира. Полностью обнаженная, она пыталась расстегнуть ему ширинку.

– Эля! – позвал он ее ласково.

– Что, мой сладкий? – подняла она на него горящие глаза и жарким шепотом добавила: – Я сделаю все, что ты хочешь! Только попроси!

– Знаешь, я ведь вас обманул, – продолжал Артем нежно, – на самом деле я – тот самый маньяк, которого ищут. А не убил я вас только потому, что ждал, когда вы напьетесь и станете беспомощными. Теперь, по-моему, самый раз!

Застонав от ужаса, женщина отшатнулась от него, налетела на телевизор, опрокинула его вместе со столом, устроив форменный погром. От грохота проснулся Олег и свирепо заорал:

– Что за дерьмо еще такое?

– Он нас убьет во сне! Убьет во сне! – запричитала Эльвира, бросаясь к нему за спасением.

– Вот глупая баба, опять завела старую песню, – заорал Олег спросонья, хватая ее и притягивая к себе на диван, – спать я сказал!

– Нет, он маньяк, – взвизгнула Эльвира, отчаянно отбиваясь, – он хочет нас убить, когда мы уснем. – Он попробовала заорать, но Олег закрыл ей рукой рот и пригрозил, что, если она не будет спать, он свернет ей шею, как куренку. Эльвира успокоилась, однако, лежа рядом с Олегом, все время косилась на Артема и жалобно всхлипывала. Артем был доволен. Месть удалась. С улыбкой на губах он заснул и проснулся уже от хлопка входной двери в подвал. От этого звука у него по нервам словно ток пропустили. Подскочив с кресла, он уставился на дверь, дрожа всем телом. В мыслях были и бандиты, и милиция, но на самом деле дверь просто качнуло ветром. Но почему она была открыта? Неужели они забыли запереться на ночь? Артем перевел глаза на диван и увидел, что Олег спит один, а его подруга исчезла. «Пошла по нужде, – решил Артем, ведь оправляться в подвале Олег категорически запрещал, так как считал его своим домом. – Затем пришла другая мысль: – Она сбежала, чтобы привести милицию. Причем сбежала только что!» – Артему почудилось, что он слышит дробное цоканье ее каблучков. Первым побуждением было бежать за ней, но он представил себе, как она заорет на всю улицу, и понял, что не стоит этого делать. Правильнее было собираться и сваливать из подвала. Артем посмотрел на часы в сотовом телефоне и понял, что едва не проспал. Было уже десять минут восьмого. Он схватил парик, маску, потом вспомнил про зеркальце, взглянул на перевернутый стол, останки телевизора и разбитую посуду, упал на колени и стал расшвыривать хлам, разыскивая обломок пудреницы. Ему невероятно повезло, что он нашел его, и нашел целым. Прилагая немыслимые усилия, Артем начал гримироваться, кое-как наклеил маску. Приладил парик, бороду, похватал одежду. За пять минут одежду из секонд-хенда требовалось превратить в тряпье настоящего бомжа. И он смог это сделать, изваляв ее по грязному полу, порвав немного, насыпав на тряпки пепел из пепельницы и вновь попинав и потоптав всласть. Результат превзошел все ожидания. На конкурсе бомжей за неопрятность он бы мог уверенно бороться за золотую медаль. Напялив на себя лохмотья, Артем довершил создание образа, вылив на одежду последнюю бутылку самогона да присовокупив к этому остатки масла со дна пластиковой банки из-под селедочной нарезки. Аромат от одежды пошел такой, что самого с ног валило. Схватив газету, он наскоро написал записку Олегу, что берет на время его сотовый, но потом обязательно вернет и компенсирует все неудобства.

27

Эльдар Каштаев сидел в своем просторном кабинете, в огромном кожаном кресле, слушал тихое гудение кондиционеров и чувствовал, как медленно, но неотвратимо уходит из него жизнь. Из него словно вырвали сердце, а остальная кровь толчками вытекает через образовавшуюся в груди дыру. Он знал, что если посмотрит в зеркало, то увидит такое же выражение, какое было у множества людей перед смертью, которых лично отправил в преисподнюю. Человек получал смертельное ранение и знал, что обречен. И этот взгляд. Теперь и он из их числа. Только его смертельная рана была получена не оружием, а известием о смерти его единственной дочери. В первые мгновения он желал только одного – потопить весь мир в крови. В сознании наступили багровые сумерки. То была агония перед смертью, а теперь он уже практически мертв. Все, чего он добивался, что создавал и ради чего переступал через трупы, теперь не имело значения. У него были деньги, власть, целый городской рынок в распоряжении, но не было дочери. И он бы не смог ее вернуть ни за какие богатства мира. Единственное, что он еще мог сделать, – это отомстить за ее смерть. Это желание затмило все остальные. Он забыл о еде, отдыхе, сне, часами сидел в кабинете и ждал, когда его найдут. Убийца уже один раз был в его руках, но непостижимым образом ускользнул. Второй промашки он не допустит. Он будет лично резать его на кусочки и наслаждаться этим. Улыбка, пробежавшая в этот момент по его тонким бескровным губам, напоминала оскал черепа. Да, он его найдет. Обязательно найдет.

В дверь осторожно постучали. Он выпрямился, собрался и крикнул зычным голосом, привыкшим повелевать:

– Войдите!

В кабинет осторожно вошел двухметровый Мусса Асланбеков, облаченный в костюм свободного покроя из темно-зеленой переливающийся материи. Пиджак на нем буквально лопался от скрывавшихся под ним тугих узлов мышц. Лысая голова блестела, как бильярдный шар. Суровое лицо, тонкие черты, нос с горбинкой, сросшиеся брови. Его черная рубашка с воротником-стойкой была украшена золотой вышивкой – орнаментом с элементами арабской вязи. Под пиджаком топорщилась кобура с пистолетом. Мусса был его доверенным лицом, главой службы безопасности рынка и командиром бригады боевиков. Последнее обстоятельство предопределило выбор погоняла. Все звали его Бригадиром.

– Рыжий, там баба пришла, говорит, что знает, где скрывается этот шакал, – произнес он глухим басом, стараясь не встречаться с Эльдаром взглядом.

– Позови ее! – велел Каштаев и взял в руки фотографию, на которой маленькая Лиза сидела на руках у матери, голубоглазой русской красавицы Марины. Жена погибла еще пятнадцать лет назад. Ее взорвали в машине. Хотели испугать его. Он нашел всех и убил. Теперь его дочь. Он так сжал фотографию, что рамка лопнула вместе со стеклом. Осколки вонзились в пальцы. Брызнула кровь. Он положил фотографию на стол и зажал рану платком.

В кабинет в сопровождении Муссы прошла какая-то шлюха лет под тридцать, черноволосая, со здоровенными губищами, большими бесстыжими зелеными глазами и потасканным телом, которое уже начинало расплываться от переизбытка алкоголя, курева и всякой дряни. Она была еще привлекательна, но уже явно виделось ее будущее на какой-нибудь свалке среди мусора и бомжей.

Поправив выползавшую из топа объемистую грудь и одернув чисто символическую юбку, она робко произнесла:

– Я, это, знаю, где этот, которого вы ищите! Он скрывается в подвале у одного моего знакомого художника. Я у него была натурщицей!

– Натурщицей, – хихикнул стоявший рядом Мусса, перехватил взгляд шефа и быстро поскучнел.

– Девочка, как тебя зовут? – равнодушно, без интонаций, поинтересовался Эльдар.

– Эльвира, – ответила она и продемонстрировала свою лучшую улыбку.

– Почему я должен верить тебе, Эльвира, может быть, ты хочешь меня кинуть, – продолжал он медленно, выдавливая из себя каждое слово. В душе у него все клокотало, хотелось кричать.

– Обманывать вас! Да я бы никогда не посмела, – затараторила она с испуганным видом, – у меня есть фотографии. Я сфотографировалась рядом с ним вчера вечером.

– Покажи! – потребовал Эльдар.

Виляя широкими бедрами, она подошла к столу, склонилась, так что вывалилась почти вся грудь, и с улыбкой протянула ему свой сотовый.

– Вот, видите, мы тут с ним. Он оказался таким уродом. Импотент!

Эльдар смотрел на экран телефона и видел лицо врага. Он близко. Теперь ему не вырваться и его никто не спасет. Мусса тоже приблизился и заглянул в телефон, хотя больше его привлекала грудь гостьи, чем какие-нибудь там маньяки.

– Где находится этот подвал? – ледяным тоном поинтересовался Эльдар. Он в первый раз взглянул в глаза Эльвире, и та, бледнея, попятилась. В его глазах была смерть.

– П-подвал, он н-недалеко отсюда. Я покажу! – ее голос дрожал, а взгляд уперся в пол.

– Адрес! – терпеливо повторил Эльдар. Она послушно назвала адрес. Он повернулся к Муссе и приказал:

– Запиши и давай туда со своими. Запомни, парень очень опасен. Привези его живым!

– Да, я все сделаю, – кивнул Мусса.

– А мне заплатят? – тоненьким голоском спросила Эльвира. От страха у нее отнимались голосовые связки. Она вообще едва говорила и готова была упасть в обморок посреди кабинета.

– Да, я же обещал, – ответил Эльдар, выдвинул верхний ящик стола, выхватил армейский нож, который держал на всякий случай, и с размаху швырнул в гостью. Одно быстрое движение, словно удар змеи.

Нож пробил сердце и вышел сзади между лопаток. Силой удара Эльвиру отбросило назад. С удивленным видом она балансировала несколько секунд на шпильках, потом плюхнулась на стул для посетителей, перевернула его и так и осталась лежать на полу с остекленевшим взглядом. Из уголка ее правого глаза по щеке сбежала одинокая слеза.

– Эй, ты что сделал! Зачем, слышишь! – взорвался эмоциями молчаливый Мусса. – Рыжий, ты что творишь?! Ты посмотри, а! Вообще с ума сошел! Да!

Эльдар будто не слышал его. Он спокойно встал, подошел к убитой и швырнул на тело ее сотовый.

– Вот что мне с ней теперь делать, а? – продолжал разоряться Мусса, бурно жестикулируя.

– Бросишь ее на видном месте, и рядом чтобы был этот телефон, понял? – голос Эльдара был не просто ледяным. В нем был холод космоса. Такой, что замораживал кровь в жилах за одну долю секунды. От звука этого голоса Мусса присмирел, точно ягненок.

– Это новая жертва маньяка, – пояснил Эльдар на всякий случай, опасаясь, что до подчиненного может не дойти его идея. Затем он прикрикнул на Муссу: – Чего стоишь?! Быстро! Чтобы через минуту твои ребята были в том проклятом подвале. Если вы его и на этот раз упустите, то лучше сразу бегите как можно дальше, потому что я найду вас и выдерну кишки через задницу!

Ободренный таким напутствием, Мусса зашевелился, начал звонить по сотовому, раздавать команды. Вызвал троих парней с рынка. Они завернули тело убитой в ковер и спустили к подъехавшему джипу.

28

Олег проснулся и понял, что остался в одиночестве. Ни его нового знакомого, ни Эльвиры рядом не наблюдалось. Хуже того – кончилась выпивка, и не было чем похмелиться. А голова трещала, точно собиралась взорваться и разлететься, как яйцо в микроволновке. Охая, он поднялся с дивана, расчесал пятерней волосы, надел сандалии и, как был, поплелся в соседней дом к торговке за самогоном. Денег оставалось лишь на чекушку. Он не стал особо задумываться, куда все подевались. Решил подумать об этом позже, когда мозг очистится от неприятной серой пелены и перестанет плавиться от боли.

Купив чекушку, он сразу опохмелился на месте, взял бутылку в долг и пошел назад, насвистывая под нос веселый мотивчик. Мир снова наполнили краски. Все казалось таким приятным и милым, что хотелось кого-нибудь расцеловать. Прямо на ходу к нему пришли идеи трех новых картин. Он также понял, почему утром проснулся один. Олег удивлялся себе, что не просек этого раньше. Эльвира его кинула! Она еще накануне строила глазки этому засранцу Артему и вот сбежала теперь с ним. Ну и скатертью дорога! Проститутки по вечерам – на каждом углу. Найти новую музу будет несложно, а разбитое сердце определенно благотворно повлияет на его творчество. Идеи так и перли. Вывернув из-за угла дома, он вошел во двор и в нерешительности остановился. Человек пять крепких парней с короткими стрижками отирались у входа в его подвальчик. Рядом стояли два навороченных джипа с тонированными стеклами. От страха Олег тут же протрезвел. Ему вспомнились слова Артема, что какой-то криминальный авторитет разыскивает его за убийство дочери. Вот и разыскал. Поскольку Артем – хитрая жопа, заблаговременно смотал удочки, эти упыри возьмутся за него и будут пытать, стараясь выяснить местоположение беглеца. А раз он не знает, где Артем, его, скорее всего, запытают до смерти. Судорожно сглотнув комок, вставший вдруг поперек горла, Олег попятился. Он заметил в руках одного из бандитов – двухметрового армянина – сотовый Эльвиры. Не хотелось даже думать о том, как он к ним попал.

Он пятился и молился, чтобы никто из бандитов не посмотрел в его сторону. Но двухметровый гигант в зеленом костюме все-таки посмотрел. Он взглянул сначала на него, потом на экран сотового и заорал что-то на своем языке, тыча в Олега пальцем. Оставалось только бежать. Олег стартовал с места, как спущенная пружина. Бандиты с воплями кинулись за ним. Вот тут он и пожалел о том, что много пил, курил и совсем не занимался спортом. Мог бы ведь бегать хотя бы по утрам, пока никто не видит, но Олег если и бегал, то только в соседний дом за самогоном. Его преследователи также не отличались любовью к спорту, однако они были гораздо моложе. Медленно, но верно побеждала молодость. Расстояние между ними катастрофически быстро сокращалось. Олег бежал и чувствовал, что еще немного, и сердце в его груди лопнет от перенапряжения. Дышать было нечем. Он пытался вздохнуть, однако легкие ему противились и не желали работать. Воздух застревал где-то на уровне горла. Перед глазами плыли разноцветные пятна. С разлету он выбежал на проезжую часть и побежал к посту ГАИ на перекрестке. Он еще никогда не был так рад видеть парней в форме ДПС, как в это мгновение. В связи с поисками маньяка посты усилили, и перед сине-белой будкой стояло сразу несколько машин. Все стражи правопорядка были вооружены автоматами.

Мусса за спиной у Олега резко затормозил и остановил остальных. Столкновение с ментами не входило в его планы. Проще было подкинуть кое-кому деньжат, и те сами законными методами выяснят все, что ему нужно.

– Дай я его отсюда сниму, – предложил Серега по кличке Лихой, выхватывая пистолет с глушителем.

– Я тебе, бля, сниму! – зарычал на него Мусса. – Все, пусть уходит! Сваливаем отсюда!

Счастливый Олег бежал и чувствовал, что у него заплетаются ноги. Дэпээсники его заметили и озабоченно переглянулись.

– Ребята! – заорал он им, размахивая руками. Потом запнулся и рухнул лицом вниз на асфальт. Ехавшая по дороге машина резко затормозила перед ним и просигналила. Олег поднялся, засмеялся и, шатаясь, пошел к будке.

– Ты, это, стой! – неуверенно начал один из гаишников, поднимая автомат.

– Я хочу заявить про маньяка! – выдохнул Олег, собрав последние силы, и зашелся кашлем, от которого его едва не вывернуло.

– Маньяк? – переспросил его кто-то из ментов. – Это ты, что ли, маньяк?

Другой грустно поддакнул:

– Еще один!

– Нет, мне нужно убежище! Защитите меня, и я расскажу про маньяка! – с возмущением возразил Олег, приблизившись к пикету вплотную.

Ближайший сотрудник ДПС поморщился от дохнувшего на него перегара, смахнул выступившие на глаза слезы и крикнул:

– Ольшин, дурку вызывай! У нас тут белочка появилась!

29

«Может, Василий ошибся?» – думал Артем, в десятый раз перетряхивая содержимое мусорных баков перед подъездом Дубова под пристальным вниманием дворничихи – здоровенной тетки с красным лицом, в косынке и оранжевом жилете с эмблемой управляющей компании на спине.

– Попробуй только раскидай мусор! – в очередной раз предупредила его дворничиха и погрозила пудовым кулаком.

Артем с тоской посмотрел на подъезд, потом украдкой взглянул на часы в сотовом и подумал, что, возможно, сегодня Дубов вообще не пойдет на работу, он тут как дурак копошится в отбросах, изображает бомжа и, неровен час, будет избит метлой. Что же делать? Как узнать?

– Слушай, иди отсюда! – грозно бросила ему дворничиха, потеряв терпение. – Чего роешься, ведь все равно ничего не берешь! Привередливый какой! Ты что, с Рублевки, что ли?

– Я этого, того, хотите, помогу подмести, – сипло предложил ей Артем.

– Я тебе платить не буду и ничего не дам! – свирепо предупредила дворничиха.

– Да я бесплатно, – заверил ее Артем.

Столь благородные стремления показались дворничихе весьма странными. Она сузила глаза и с подозрением спросила:

– Что, метлу, гад, хочешь спереть? Да? Только учти – от меня не убежишь! Я догоню и так тебе бока обломаю, что не захочешь!

– Нет, я просто люблю подметать! С детства, – соврал Артем, уже не зная, что сказать, чтобы его не вышвырнули со двора.

– Долбанутый, что ли? – одарила его долгим взглядом дворничиха, однако все же дала метлу и показала, где убирать. Дубов не появлялся. Артем вновь посмотрел на часы и тихо выругался. В одиннадцать у ресторана у него назначена встреча с Машей. Артем решил ждать до десяти, и если одноклассник не соизволит появиться, то он свалит.

– Давай мети лучше! – прикрикнула на него дворничиха и занялась поливом цветов в клумбе перед домом. Артем выждал момент, когда она повернется спиной, увлеченная процессом, и позвонил на домашний телефон одноклассника.

– Да, слушаю, – сразу отозвался Дубов. Судя по голосу, он что-то жевал.

Артем постарался говорить густым басом, чтоб его слова звучали более убедительно:

– Здравствуйте, Елисей Захарович, это вас беспокоят из министерства. Проверка была назначена на девять. Вас ожидать или как? Мы уже в дороге.

– Что?! Какая проверка?! Я ничего не знаю! А кто говорит? – разволновался Дубов и, поперхнувшись едой, закашлялся.

Артем сделал вид, что ничего не слышит, затем разорвал соединение и набрал рабочий номер Дубова. Ответила его секретарша. Он тоже наплел про проверку, не дал девушке открыть рта и строго велел немедленно перезвонить шефу. В голосе секретарши звучали панические нотки. Тут его палец нажал кнопку отбоя. На смену ее голосу пришли длинные гудки. Затем телефон вовсе отключился.

– Вот теперь посмотрим! – хихикнул Артем, потирая руки.

– Мети! – рявкнула недовольная дворничиха.

Ему пришлось удвоить усилия. Метла с шаркающим звуком скребла асфальт. Пыль облаком поднималась вверх. И, как ни старался он, аккуратнее не получалось. Крупный мусор: бумажки, фантики, – складировался в пластиковый мешок, который Артем тащил за собой по двору. Примерно минуты через две он снова посмотрел на часы и мысленно возмутился: «Да сколько можно?» Потом мозг пронзила мысль, что, наверное, его обман раскрыт, а в скором времени во двор заявится милиция, вызванная перепуганным Елисеем. Он же слышал про маньяка и подумает, что это все ловушка, способ вытащить его наружу. Сильно волнуясь, Артем достал сотовый. Он должен был что-то немедленно сделать. Время уходило. Сделать, но что? Позвонить еще раз Дубову? И что он ему скажет? Представиться следователем и сказать, что в милиции задержали убийцу, а он должен подъехать его опознать? Купится ли Елисей на это? Артем разыскал в памяти телефона дубовский номер и уж было собрался звонить, как вдруг ему в спину ударил звук автомобильного клаксона. Горбясь, он отошел с дороги, пропуская черную «Хюндаи» с тонированными стеклами. Седые космы прикрывали его опущенное к земле лицо. Хромая и опираясь на метлу, он демонстрировал проезжавшим, какой он немощный и убогий. Машина была в метре от него. Вот мимо проплыло отполированное черное крыло. Покрышки мягко шуршали по асфальту. Взглянуть прямо не хватало духа. В каждой машине с тонированными стеклами ему мерещились бандиты. А если они встретятся с ним взглядом, то непременно все поймут. Артем чувствовал это. Не зря же говорили, что у преступников звериное чутье. Возвращаясь на дорогу, Артем все же скосил глаза вслед машине. Его интересовал ее номер. И сердце радостно забухало, когда рядом с цифрами правительственного номера он увидел флажок. Стало ясно, что это за Дубовым. Он все-таки дождался. Одно «но»: нет ли в машине охраны? Елисей ведь, как-никак, начальник департамента водных ресурсов. Положена ли таким чинам охрана или нет – Артем не знал. Продолжая мести, он стал потихоньку приближаться к подъезду. Вся затея с каждой минутой казалась все более безумной. Из оружия у него имелся лишь кухонный нож, прихваченный из подвала. Лучше бы он ждал его в подъезде. Однако с другой стороны – бомж в подъезде не понравился бы соседям. Кто-нибудь обязательно бы поднял скандал. От мусорных баков и то гонят, а там и подавно. У Артема не осталось идей. Всюду сплошная жопа! К его облегчению, из черной правительственной машины вылез только шофер. Охраны не было. Шофер спокойно достал тряпку и стал усердно надраивать и без того блестевшую иномарку. Дверца оставалась открытой, поэтому Артем получил возможность убедиться, что в салоне пусто. Это вселило некоторую надежду. Уж с шофером он, если что, как-нибудь справится. К тому же отсутствие у него охраны служило еще одним доказательством виновности Дубова. Если такой слюнтяй, как он, не боится кровожадного маньяка, вырезавшего всех из класса по очереди, то, значит, он и есть этот самый маньяк. Потому ему и нечего бояться!

Дверь в подъезде открылась. На пороге стоял Елисей Дубов. Со школы он сильно изменился. Больше ни у кого бы не повернулся язык назвать его додиком. Он вырос и раздался вширь, приобрел лоск, важность и тройной подбородок. Его маленькие серые глаза прятались в складках век за стеклами очков в тонкой металлической оправе. Все говорило о том, что у парня водились деньги: дорогой костюм, модный галстук, туфли, золотые украшения – цепочка, пара перстней с крупными камнями.

Отбросив метлу, Артем шагнул к Елисею.

– Отвали, парень, я тебе ничего не дам! – отмахнулся он жестом, какой делают звезды, когда им докучают с автографами.

– А это мы еще посмотрим! – бросил в ответ Артем, прижимая к выдающемуся животу одноклассника тесак, так, чтобы со стороны не было видно. – Ни слова, падла, или растеряешь кишки!

Елисей тоненько, по-женски, пискнул, сделавшись белым, точно полотно.

– Елисей Захарович, что, какие-то проблемы? – спросил шофер, отодвигая полу пиджака. Там висела кобура с пистолетом.

Артем понял, что просчитался. Охрана все-таки была. Зверем он посмотрел на Дубова, и тот под давлением его взгляда энергично замотал головой:

– Нет, все в порядке. Это дворник.

То ли от жары, то ли из-за качества клея маска стала медленно сползать с лица Артема. Сие зрелище так сильно подействовало на Дубова, что он, закатив глаза, стал медленно оседать. Артем кольнул его в живот, приводя в чувство. Придерживая рукой маску, он зловеще зашептал:

– Не спать! У меня к тебе разговор, засранец! Сейчас сделаешь, что я говорю. Отсылаешь шофера. Потом мы с тобой поднимемся к тебе в квартиру и разговариваем о делах насущных. Понял?

– Не-е-ет, – простонал в ответ Елисей. Он находился на грани истерики. Артем от бессилия стиснул зубы. Боковым зрением он видел, что шофер идет к ним. Он, конечно же, заподозрил неладное, но старался не подавать вида. Готовил быструю атаку. Обходил сбоку, чтобы клиент не оказался на линии огня. Положение становилось катастрофическим. И в этот момент зазвонил его сотовый. Артем сунул руку в карман и увидел, как шофер остановился в нерешительности. Он не мог понять, что означает этот звонок, заподозрил, что у него есть сообщники, стал осторожно озираться.

Артем решил изобразить, что все так и было на самом деле. Он достал сотовый, приложил к уху, хотел громко сказать что-то типа: «Держи всех на мушке!» или «Стреляй, если кто дернется!», однако слова застряли в горле. В трубке раздался знакомый квакающий голос испорченного робота:

– Это опять я! Соскучился? Не волнуйся, я рядом. Я вижу тебя! Оглянись!

Артем понимал, что не стоит оглядываться, но не сдержался, посмотрел назад и почувствовал, как что-то горячее обожгло ему щеку. Неизвестная сила оторвала от маски кусок, а железная дверь подъезда вздрогнула от удара. Секундой спустя визгливо заорал Дубов. Он прикрывал разорванное ухо рукой, кругом хлестала кровь. Артем посмотрел на него. Затем перевел взгляд на пулевое отверстие в металле, которое могла проделать лишь пуля очень крупного калибра. И только после этого заметил красную точку, бегущую по двери, – луч от лазерного прицела снайперской винтовки. Такого он никак не ожидал! В это время у него за спиной во всю глотку орал телохранитель Дубова:

– Назад! Отойди от него, сука! Стреляю!

Он не видел пулевого отверстия и не понимал, что происходит. Еще чуть-чуть, и он бы действительно выстрелил. Дуло пистолета смотрело точно в голову Артема. Однако его опередил снайпер. Телохранитель неосмотрительно встал на линии огня, и следующая пуля пробила навылет ему плечо. Фонтан крови оросил Артема сзади. Телохранитель издал душераздирающий вопль, выронил пистолет и упал на колени, пытаясь заткнуть рукой страшную рану. Ему аккомпанировал шеф, оглашая округу невероятно высоким сопрано. Не дожидаясь дальнейшего развития событий, Артем ничком бросился на асфальт. Причем сделал он это очень своевременно. Еще одна пуля просвистела у него практически над головой. Она не попала в него, но попала в Дубова. Его вопли оборвались. Сила удара отбросила Елисея на дверь, забрызганную красными каплями. Верхняя часть груди превратилась в кровавое месиво. Красный огонек прицела весело побежал по асфальту к Артему. С максимальной быстротой Артем отшатнулся, отскочил под прикрытие машины, и пуля снайпера только снесла стоп-сигнал, не задев его. Следующие пули обрушили в машине тонированные стекла. Снайпер любой ценой хотел уничтожить намеченную жертву. Он не жалел зарядов, и под ураганным огнем не выдержала даже передняя дверца машины. Ее вывернуло так, точно изнутри ломился пьяный медведь. Металл кузова рвало, как фольгу. Прошедшие насквозь пули настигли телохранителя. Изрешеченный, он обрушился на асфальт лицом вниз и больше не шевелился. Досталось и Дубову. Одна из пуль перебила ему ногу. Нога подломилась, словно сломанная спичка. Еще до того как упасть на бетонное основание подъезда, Дубов успел лишиться сознания. Боль и шок были слишком велики. Кругом была кровь. Целое море крови. Дивясь тому, что он еще жив, Артем посмотрел на дворничиху. Женщина застыла у клумбы со шлангом в руках. Струя воды била в окна первого этажа. Лицо походило на гротескную маску трагедии. Глаза вылуплены, наподобие вареных яиц. Просто статуя, олицетворяющая испуг. Артем посмотрел на асфальт рядом с собой и увидел пистолет, выроненный телохранителем. Ему он теперь нужнее. В воздухе пахло бензином. Артем прислушался, изумляясь наступившей вдруг тишине. В голове промелькнула мысль: «Неужели все кончилось?» – однако все только начиналось.

Через две улицы от двора, где происходили основные события, на крыше новой высотки снайпер перезаряжал венгерскую крупнокалиберную винтовку «Гепард М4», сделанную по спецзаказу. Он торопился, и магазин с зажигательными патронами калибра четырнадцать и семь десятых миллиметра никак не хотел вставать на место. Руки снайпера дрожали от волнения. Наконец, раздался долгожданный щелчок. Магазин встал, и убийца, передернув затвор, стал через прицел разыскивать жертву.

Пистолет лежал на открытом месте. Артем понимал, что надо действовать, но боялся пошевелиться. Неизвестно, из чего там стрелял снайпер, но одного попадания хватало, чтобы человек мгновенно превратился в инвалида. Неожиданно снова возник красный огонек лазерного прицела. Снайпер и не думал уходить. Огонек побегал вокруг него и пропал. «Все, медлить больше нельзя!» – решил Артем, бросаясь к пистолету. Пальцы коснулись холодного металла ствола. Он схватил пистолет и перекувыркнулся через голову, уходя от возможных пуль. В ту же секунду снайпер нажал на спусковой крючок. Винтовку дернула отдача, и зажигательная пуля вошла в бензобак машины, за которой Артем только до этого прятался. Силой взрыва машину едва не перевернуло. Клубы жаркого пламени с ревом рванулись во все стороны. Артем почувствовал мягкий толчок в спину и распластался на асфальте. Огонь проскользнул выше, затем сжался, теряя силу. То, что осталось от машины, было объято языками пламени и источало едкий черный дым. На всех машинах, припаркованных у домов, сработали сигнализации. Один из жильцов – автовладелец, – выглянув в окно, решил, что какой-то бомж поджигает машины. Он испугался и заорал, срывая голос:

– Эй, гад! Ты что делаешь?!

Дым быстро заполнял весь двор. Ветром густые клубы тянуло к арке. Не зная того сам, снайпер дал Артему шанс на спасение. В дыму было трудно найти цель. Артем это понял и побежал к арке в самую гущу черной пелены. Снайпер перестал целиться и открыл беспорядочный огонь. Еще три машины взлетели на воздух, усиливая хаос. Но Артема не задело. Он непостижимым образом выскользнул. Забежал в арку под защиту толстых стен и ринулся к противоположному выходу.

До убийцы, приникшего к оптическому прицелу винтовки, стало доходить, что он сплоховал. Обойма закончилась. Однако было нельзя понять, попал он куда-нибудь или нет. Дым закрыл весь двор. Убийца повел прицелом вправо, влево, затем выпрямился, рассмотрев несшиеся по улице милицейские машины с включенными мигалками. Настало время уходить. Он снял винтовку с сошек, простым движением разобрал на две части, сложил в спортивную сумку, застегнул молнию и, повесив сумку на одно плечо, а моток электрического кабеля на другое, двинулся к выходу с крыши. Надпись на форменной куртке «Горэлектросеть» должна была исключить возникновение всяких вопросов у жильцов дома по поводу его присутствия. Из кармана убийца достал солнцезащитные очки с большими стеклами и перед тем, как войти в дверь, что вела с крыши в подъезд, надел их, потом натянул на глаза козырек бейсболки. И так вышел.

Шаги гулко отдавались в сводах арки. Артем выбежал из нее на проспект и налетел на капот с визгом затормозившей прямо перед ним милицейской машины. Захлопали дверцы. Изнутри выскочили члены экипажа, в форме, бронежилетах, касках, с автоматами в руках.

– Там маньяк людей убивает! – закричал Артем, тыча пальцем в арку. И если сначала все глаза были нацелены на него, то после такой информации устремились на арку, откуда валил дым и слышались крики людей, вой сигнализаций и треск огня. Как по заказу, в этот момент во дворе стала истошно кричать дворничиха. Она пришла в себя, поняла, что случилось, и едва не умерла от страху. В ее глазах все еще стоял вид фонтанов крови из груди расстрелянного шофера.

– Быстрее туда! – скомандовал главный из милиционеров и, указав на Артема, добавил: – А этого держите до нашего возвращения!

Артем испугался, что его будут обыскивать, но стражи правопорядка ограничились лишь формальным осмотром. Один был увлечен рацией, вызывал подкрепление, а второй, с отвращением поглядывая на него, быстро задавал вопросы:

– Ты чего здесь делал? Живешь, что ли, где рядом? Документы есть?

– Да, двор подметал. Я дворничихе помогаю, – хрипло бубнил Артем в ответ и старательно прикрывал рукой разорванную маску.

– Тут настоящая бойня! Передай, чтоб оцепили район и вызови «Скорую» с пожарными! – раздался трескучий голос из рации.

– Твою мать, – выругался стоявший рядом с Артемом милиционер, – опять домой не отпустят. Достали сверхурочные!

В ту же секунду во дворе взорвался бензобак еще одной машины, на которую перекинулся огонь. Милиционер отвернулся от него, нерешительно шагнул к арке, сжимая автомат, и Артем за его спиной нырнул в салон «УАЗа». Двигатель был заведен. Ему осталось лишь нажать на акселератор. Он вцепился в руль, вдавил педаль газа в пол, и «УАЗ» рванулся вперед, сжигая резину. Стражи правопорядка отскочили, шокированные его поведением. Тот, что вызывал по рации диспетчера, так и остался с передатчиком в руках, из которого болтался оборванный провод. Второй вскинул автомат и завопил:

– Стоять! Стоять! Остановиться! Стреляю! – выстрелил очередь в воздух. Затем пальнул по «УАЗу», целясь в колеса, но промахнулся. Больше выстрелов не было, так как «УАЗ», развернувшись на скорости, вписался в поток транспорта на проспекте. При стрельбе могли пострадать добропорядочные граждане.

Выжимая из машины максимум скорости, Артем гнал «УАЗ» вперед. На крыше вращались мигалки, орала сирена. Остальные автомобили благоразумно уступали ему дорогу. Он думал о Маше. Предстоявшая встреча должна была состояться через пять минут. Он опаздывал, но все равно чувствовал себя спокойно. Убийца при всем желании не смог бы добраться раньше него до ресторана, а значит, пока Маша была в безопасности. Затем Артем задумался о собственной безопасности. Ехать в милицейской машине до самого ресторана – чистое самоубийство. Он подозревал, что уже за следующим перекрестком перед ним раскатают шипы или начнется преследование. Глупо было считать, что его просто так отпустят. По рации уже сообщали всем постам об угоне милицейской машины. Поэтому, увидев первый попавшийся поворот во дворы, Артем свернул с проспекта, выключил сирену, проблесковые маячки, промчался через двор, оказался на какой-то узкой дороге, по обе стороны от которой располагались промышленные предприятия, стоянка, автопарк автобусов, еще что-то. Здесь он свернул в открытые ворота, поверх которых красовалась надпись «Прием цветных металлов и черного металла».

Приемщики – жители какой-то среднеазиатской республики – дружно повскакивали с мест, завидев патрульную машину. Они решили, что началась облава, но, рассмотрев его, успокоились.

– Сколько дадите за эту красавицу? – громко спросил Артем, соскакивая на забетонированный дворик и захлопывая дверцу «уазика».

– А ты где ее взял? – спросил невысокий, бойкий паренек, сносно говоривший по-русски.

– Списанная, – коротко пояснил Артем, – по документам, она в реке утонула. Меня попросили перегнать ее к вам сюда. Сами, наверное, бояться.

– А документы где на машину? – щурясь, спросил приемщик. – Мы без документов не возьмем. Слишком горячий товар. Проблемы нам не нужны!

Артем сделал вид, что ищет, похлопал себя по одежде и воскликнул с досадой:

– Забыл. Они мне не дали. Все на столе осталось. Сейчас сбегаю, принесу. – Его взгляд поймал стоявший у стены старый гоночный велосипед: – Эй, ребята, а не дадите велик доехать? Я вам в залог машину оставляю, а вы мне даете велик напрокат. Я мигом обернусь!

Идея приемщикам не понравилась. Они потребовали живые деньги. Артем задумчиво заглянул в салон «уазика», решая, что может подойти для меновой торговли. И заметил небольшую сумку на заднем сиденье. В боковом кармашке сумки лежал бумажник с пятью сотенными купюрами, а в общем отделении была банка с макаронами и сосиски. Закусывая на ходу сосисками, Артем протянул приемщикам деньги, взял велосипед и покатил дворами к ресторану. Когда он уезжал, парни во дворе, вооружившись кто газовой горелкой, кто болгаркой, подступали к машине. Ему подумалось, что не более чем за пять минут от «уазика» останутся только мигалки. И приемщики не сильно расстроятся, если он так и не привезет документов.

Остановившись в аллее через улицу от ресторана, Артем встал у дерева и принялся рассматривать входящих в ресторан. Поглядывая на часы, он ждал Машу. По улице мимо него промчались две милицейские машины с включенными мигалками. Артем присел, затем снова встал. Наконец появилась она на своем «Фольксвагене». Артем позвонил ей, даже не дав выйти из машины.

– Привет, это я! Сиди на месте, не вылазь. Я рядом. Сейчас сделаем так: подъезжай задом к аллее, что через дорогу. Видишь, да? И оставь открытым багажник. Я залезу, и мы поедем к пристани.

– Что ты хочешь делать? – спросила Маша с тревогой.

– Мы, короче, едем отдыхать на турбазу, на пару-тройку дней, пока тут все не уляжется, – пояснил ей Артем. Больше Маша вопросов не задавала. Она подъехала, как он сказал. Артем запрыгнул в багажник и прикрыл капот, и они покатили в сторону набережной.

У берега их ждала лодка. Внутри сидел трезвый и оттого мрачный Семеныч. Артем, выбравшийся из багажника машины, показался ему очень подозрительным. Он даже решил, что Василий решил нанять еще одного сторожа, а его уволить. Поэтому, когда они сели в лодку, спросил об этом напрямик.

– Нет, не бойся, я не собираюсь отбирать у тебя работу, – успокоил его Артем. Пока они плыли, Артем успел переодеться, содрать парик, седую шевелюру и большую часть грима. Сторожу он пояснил, что работает актером и приехал на пристань прямо с театральных подмостков, где только что играл «Короля Лира».

Во взгляде Семеныча промелькнуло уважение.

– Артист, да? Я че-то раньше с артистами не сталкивался никогда.

На турбазе их встретили сторожевые овчарки Чук и Гек. Они с веселым лаем носились по песчаной полоске пляжа, таким образом приветствуя гостей.

– А вещи ваши где? – спохватился Семеныч, привязывая швартовый конец за кнехты на причале.

– Нет вещей, – спокойно ответил Артем, – мы налегке путешествуем. – Он повернулся к Маше и помог ей перебраться из лодки на деревянный настил пристани. Потом он попросил Семеныча позвонить Василию, сказать, что гости на месте, чтобы тот не дергался. Пуская колечки дыма, сторож достал из кармана сотовый, набрал номер, послушал и отрицательно покачал головой.

– Чего-то не могу дозвониться!

Артем пригляделся к телефону Семеныча и с сомнением пробормотал:

– Знакомый аппарат. Слушай, а ты где его купил?

– Какая разница, – проворчал в ответ сторож и под его взглядом тут же раскололся, что нашел аппарат в камышах на берегу, поясняя, что после некоторых гостей можно было еще и не то найти.

– Так это Васькин телефон, я его конфискую и верну хозяину, – пояснил Артем, выключил аппарат, зарядка которого уже была близка к нулю, и сунул его себе в карман, добавив: – Да не расстраивайся ты так! Васек тебе премию выпишет. А телефоном ты бы все равно не смог пользоваться. Зарядка-то уже почти на нуле, а зарядного устройства у тебя все равно нет. Если бы попытался запихать какое-нибудь другое, то сжег бы хороший аппарат!

Сторож пробурчал что-то типа, ему вообще ничего не нужно, и поплелся открывать им домик. Поскольку вещей с собой не было, обустраивались они в выделенном деревянном коттедже недолго. Семеныч притащил им матрасы и постельное белье со склада, а также посуду, ложки, вилки, ножи и тому подобное. На природе Машино настроение постепенно начало улучшаться. Сначала она тужила, что не взяла с собой купальник, но потом осмелела настолько, что стала загорать в нижнем белье. Артем с взятого у Олега сотового где-то примерно через час все-таки смог дозвониться до друга и сказать ему, что они на месте. Василий, опасаясь прослушивания, перезвонил ему с городского телефона.

– Сидите там и не рыпайтесь, – строго предупредил он, – по телевизору сказали, что для поимки маньяка собираются привлечь армейские подразделения. Будут прочесывать каждый закоулок в городе. Поэтому рекомендую прислушаться к моему совету.

– Не волнуйся, будем сидеть тихо, как мыши, – пообещал Артем и рассказал, как он пытался поговорить с Дубовым и что из этого вышло.

– Все думают, что это ты пытался его замочить, – ответил Василий усталым голосом, – в его почтовом ящике нашли фотографию выпускного класса с вырезанными лицами, так же, как и в остальных случаях.

– А он жив, да? – с волнением спросил Артем. У него появилась слабая надежда доказать, что он не киллер. Ведь если Дубов расскажет, что они с ним разговаривали у подъезда, то сразу станет понятным, что не он палил из снайперской винтовки.

– Да, он пока жив. В тяжелом состоянии, без сознания, но жив. Врачи не делают никаких прогнозов. Раны тяжелые. Он потерял много крови.

– Слушай, узнай, не нужно ли ему каких лекарств, заплати врачам. Дай, сколько бы ни попросили. Только бы они его вытащили! – с мольбой в голосе попросил Артем. – Я рассчитаюсь с тобой, когда все это закончится. Вась, понимаешь, он – моя единственная надежда оправдаться!

– Понимаю, – буркнул в ответ Василий, – обещаю сделать все, что в моих силах. А ты обещай сидеть там и больше никаких расследований! У тебя это как-то не очень получается. Кругом кучи трупов, в городе комендантский час, и скоро, чувствую, на улицы выведут танки. Так что лучше ничего не делай. Кстати, в новостях передавали, что ты замочил какую-то проститутку. Показывали твои с ней фотографии. Говорили, что вы были любовниками, поссорились и ты ее зарезал.

– Я об этом ничего не знаю! – растерянно ответил Артем, припоминая, когда это он еще успел переспать со шлюхой. Мысли в голове путались. От пресса давивших на него событий хотелось просто кричать.

– Не знаешь так не знаешь, – вздохнул Василий. Они попрощались, и Артем пошел к загоравшей на берегу реки Маше. От ночной встречи с бандитами на ее теле остались лишь следы от веревок да синяк на шее от удушающего захвата. Но, несмотря на все эти отметины, в остальном она выглядела на все сто. Остановившись рядом, Артем невольно залюбовался ею, позабыв обо всех идеях, что намерен был высказать. Ветер мягко трепал ее белокурые волосы. Соблазнительное тело купалось в солнечных лучах. Рядом в лесу пели птицы, и казалось, что они просто отдыхают на турбазе, как нормальные люди. И нет никаких маньяков, комендантских часов и прочего.

– Какие новости? – сухо спросила она, разглядывая что-то на горизонте.

Очнувшийся от приятных грез Артем лег на соседнюю лавку и стал пересказывать свой разговор с Коневым. Когда речь зашла об убитой проститутке, Маша перебила его ледяным тоном:

– Я сама лично утром видела эти фотографии по телевизору. Они были сделаны мобильным телефоном. На них ты, а на коленях у тебя какая-то не совсем одетая баба.

– Черт, это же Эльвира! – схватился за голову Артем. – Ее тоже убили! Но она же не была из нашего класса. Я ничего не понимаю!

– Что за Эльвира? – взгляд Маши прожигал его насквозь.

– Это дурацкая история, – махнул рукой Артем, – не хочется даже говорить. – Однако говорить ему пришлось: Маша буквально взяла его за горло. Он во всех подробностях рассказал о событиях прошлой ночи, стараясь изо всех сил рассеять ее подозрения. В конце Маша уточнила, глядя ему в глаза:

– Значит, ты с ней не спал?

– Нет, ты что! Как ты могла подумать! С такой! Да ты же ее сама видела! Да я бы никогда! – возмущение Артема было столь бурным и неподдельным, что Маша не выдержала и рассмеялась.

– Ладно, верю. Расслабься! Скажи лучше, что будем делать дальше! Подозреваемых у тебя ведь больше нет?

– Нет, – признался сникший Артем, – не могу и предположить, кто это может быть. Но у меня теперь хотя бы есть шанс оправдаться. А то устроили вокруг меня шумиху, что того и гляди – залезешь вот так в Интернет и в словаре напротив определения слова «маньяк» найдешь свою фотографию.

Маша грустно улыбнулась.

– У меня тоже нет идей. Тупик!

– Можно проверить остальных из нашего класса, – предложил Артем, – но только тогда, когда Дубов придет в себя и расскажет, что я невиновен. А пока мне в город дорога заказана.

– Что ж, значит, отдохнем несколько дней на природе, – подвела итог Маша, – у меня очень давно не было отпуска. – Ее голос дрогнул, а по щекам покатились слезы. Артем бросился, стал целовать, успокаивая.

– Я, это, того, – неожиданно произнес сторож, возникая над ними.

Маша вскрикнула. Артем закрыл ее, занося кулак для удара, но, увидев знакомое лицо, рявкнул:

– Ну на хрена так подкрадываться?

– Да я, это, по важному вопросу, – смутился сторож, отступая на шаг, – вы еды-то не привезли. А что жрать-то будете? У меня ничего нет!

– Вопрос, конечно, интересный. – Артем с надеждой посмотрел на Машу. – Слушай, милая, а у тебя деньги есть?

– Есть, – усмехнулась Маша.

– Ну, давайте, я шементом сгоняю, все привезу. Только список напишите, – засуетился обрадованный Семеныч. Быстро составили обширный список. Семеныч собрался и отплыл, забрав с собой сторожевых псов, чтобы те охраняли лодку, пока он сходит в магазин.

– Как-то немного жутко оставаться вот так, одним, на необитаемом острове, без всякой связи с внешним миром, – проговорила Маша, глядя вслед отдаляющейся лодке.

– Так мы же не в океане, – улыбнулся ей Артем. – Если что, я и так до берега в два счета доплыву. Так что не волнуйся. Я с тобой!

Маша улыбнулась ему в ответ и заключила в объятия. Ближе к вечеру у обоих на душе стало немного тревожно из-за того, что Семеныч так и не появился.

– Наверное, что-то случилось! – взволнованно повторяла Маша.

– Возможно, какая-то поломка или еще что. Он скоро появится, – подбадривал ее Артем, а сам думал о том, что на те деньги, которые они дали Семенычу, сторож сможет гулять дня три-четыре. И не факт, что, проспавшись, он вспомнит о них вообще. Ему вспомнились слова Василия, что Семеныч и деньги несовместимы. Но Маше про это было знать необязательно. Она и так не находила себе места. С наступлением сумерек надежды на скорое возвращение сторожа рассеялись окончательно. Потеряв самообладание, Маша не стеснялась в выражениях, ругая Семеныча последними словами. Они ведь даже не знали, где включается свет в домиках. Сторож уехал, все выключил, закрыл свой дом и ничего не объяснил.

Артем попробовал поискать в темноте, куда ведет питающий кабель. Подсвечивая себе спичками, обнаруженными на окне их коттеджа, он дошел до места, где кабель нырял в песок. Понять, куда он идет дальше, было невозможно. Не разрывать же его и не взламывать каждый домик, проверяя наличие вводного автомата! Звонить Василию и просить, чтоб он прислал к ним кого-то с продуктами, было опасно. Артем предложил Маше ждать до утра следующего дня, а там решить, что делать дальше. В темноте Артем посмотрел звонки в телефоне Василия. Ему вдруг стало интересно, на кого он в тот раз был так зол и костерил последними словами. Оказалось, звонила ему жена. А он-то всегда считал, что у них с Лизой идеальные отношения. Она садистка – он подкаблучник. Но оказалось, что в мире нет ничего идеального. Потом ему вспомнились прошлые времена, как они с Васькой занимались автогонками. У Василия, правда, получалось не очень. Он даже не смог взять бронзу. И несмотря на это, им все равно было весело вместе. Дальше мысли переключились на маньяка. Как его вычислить? Что предпринять? Он посмотрел на Машу и улыбнулся, чтобы она не догадалась, о чем он думает. Около двенадцати они, голодные, стали укладываться спать. Артем поцеловал Машу, как он объяснил, для хороших снов. Потом поцеловал еще и еще. И в результате до рассвета они о голоде больше не вспоминали, поглощенные более интересными вещами. Когда на горизонте стало светлеть, оба просто вырубились в объятиях друг друга.

30

Наступил новый день, а с ним вернулись и вчерашние проблемы. Часы на сотовом показывали десять, а о Семеныче не было ни слуху ни духу. Раздраженная Маша заявила, что пойдет собирать ягоды, которые она видела в зарослях по берегу. Злой Артем, вооружившись обрезком трубы, пошел и свернул замок на сторожке. Однако, как и предполагалось, продуктов внутри не оказалось. Видно, как многие «просветленные» личности, сторож питался исключительно святым духом и водкой. Порывшись у него по шкафам, Артем все-таки обнаружил кое-что – пачку чая выпуска восемьдесят седьмого года, которая завалялась среди всякого тряпья.

«Ну, хоть чаю попьем!» – подумал он, набрал в чайник воды с пристани и пошел к кухне – отдельно стоящему зданию недалеко от пляжа. С каждым шагом внутри у него зрело неприятное предчувствие. Что-то было не так. Взгляд его скользил по окрестным строениям, по лесу. Вроде бы ничего подозрительного, и тем не менее...

Поднявшись по ступенькам, он взялся за дверную ручку и в этот момент узрел горевшую электрическую лампочку в светильнике над входом в сторожку. Разглядеть ее при свете дня было довольно проблематично, потому он и не заметил сразу. В голову скопом полезли всякие мысли. «Как так? Почему свет включен? – а главный вопрос: – По-прежнему ли они одни на острове?» – мысль была зловещая. Тело покрылась гусиной кожей. Артем стоял и не знал, что ему делать. Затем ноздри уловили слабый запах газа, который со временем становился все сильнее и сильнее. Артем отпустил дверную ручку и заглянул в окно кухни.

На первый взгляд, ничего необычного, но потом он увидел, что шланг подачи газа валяется за плитой, отсоединенный от штуцера. Артем испытывал сильные сомнения по поводу того, что шланг соскочил случайно. Осмотрев дверь, он, к своему ужасу, обнаружил ловушку. Сквозь щель между дверным полотном и покоробившимся косяком виднелись оголенные провода. Открой он дверь, сразу бы произошло замыкание, а следом мощный взрыв.

– Стоять, падла! – послышалось сбоку. Артем повернул голову по направлению к говорившему и увидел парня отмороженного вида с автоматом в руках. За ним показались еще двое. Все вооружены.

– Где баба? – с улыбкой спросил отморозок. – Чего молчишь? Обделался, что ли?

Он сделал шаг к нему по лестнице. Остальные также двинулись вперед. Артем подумал о Маше, что должен защитить ее любой ценой, и рванул на себя кухонную дверь, одновременно прыгая в сторону с веранды на песок. От оглушающего взрыва заложило уши. Ударная волна, словно рука великана, вдавила его в песок. Сверху посыпались обломки досок, остатки кровли и стекла. На месте кухни остались дымящиеся развалины.

Поняв, что он еще жив, Артем со стоном приподнялся и огляделся. Бандиты лежали неподалеку ничком и не подавали признаков жизни. Артем подобрал автомат и передернул затвор. В глазах стоял зыбкий туман. Слегка мутило и шумело в ушах. Поднявшись на ноги, Артем поморщился и, шатаясь, побрел по берегу. Маша должна была быть где-то в лесу справа от пляжа и собирать там ягоды. Артем смотрел в ту сторону с надеждой. Бандиты не должны были до нее добраться. И, к его огромному облегчению, она, живая и невредимая, выбежала из-за деревьев на пляж. В лице ни кровинки. Глаза расширены от ужаса. Но живая! Она слышала взрыв и не могла понять, что происходит.

– Артем! – донеслось до него, и в следующую секунду из кустов позади нее выскочил смуглый парень. Он грубо схватил ничего не подозревавшую Машу сзади, приставил к виску пистолет и приказал:

– Эй, фраер, ну-ка брось игрушку, или я продырявлю твою тетку!

Артем медлил.

– Бросай! – крик бандита скальпелем резанул по его нервам. Руки сами разжались, и автомат выскользнул на песок. Со стороны леса подходили другие бандиты. Пять человек. Все вооружены до зубов. В лицах читался приговор. На этот раз его не пощадят. А самое страшное, что убьют и Машу. Один из бандитов остановился перед ним, подобрал автомат и со всей силы врезал ему коленом в пах. От ослепляющей боли Артем рухнул на песок, корчась и обливаясь слезами. Бандиты дружно заржали, а потом началось невообразимое. Послышались легкие хлопающие звуки и хрипы умирающих. Лицо Артема оросила теплая влага. Он смахнул ее ладонью, открыл глаза и увидел, что это кровь. На его глазах у последнего из бандитов разнесло пулей голову. Как подкошенный, он рухнул на песок между трех скрюченных тел и затих. Затем стало тихо. Артем дернулся в сторону Маши. Она лежала ничком на песке вся в крови.

– Нет!!! – страшно закричал он и сам удивился силе своего голоса. Подскочив, он побежал к ней, упал рядом на колени и осторожно коснулся головы. Маша резко открыла глаза. Секунду она соображала, что вся в крови. Потом истошно закричала.

– Господи, с тобой все в порядке? – всхлипнул он, поняв, что кровь принадлежала распластавшемуся рядом бандиту. Ее даже не задело. Это было чудом! Краем глаза Артем заметил движение на берегу, схватил пистолет и взял вышедшего из леса человека на мушку.

– Господи, что у вас тут происходит? – не замечая направленного на него ствола, произнес Василий. Он свободно шел и вовсе не выглядел человеком, недавно попавшим в серьезную аварию. Пара шрамов на лице да ссадина на подбородке.

– Ты лучше не подходи! – посоветовал ему Артем. – Мне не очень бы хотелось убивать друга! – В первое мгновение появление Василия показалось ему странным. А потом он все понял. Разрозненные куски общей картины внезапно срослись, и все встало на свои места. Артему стало жутко от того, что он осознал истину.

– Да что с тобой? Ты совсем, что ли, спятил? – возмутился Василий и сделал еще один шаг. Артем выстрелил, пуля взрыхлила песок у ног Конева.

– Я не шучу! – ледяным тоном произнес Артем.

– Значит, догадался! – ухмыльнулся ему Василий. – Только тебе все равно никто не поверит. Все улики указывают на тебя. Вас с ней объявят сообщниками и отправят на пожизненные сроки в тюрьму.

– Это мы еще посмотрим! – возразил ему Артем и поинтересовался: – Ответь мне: почему я? Мы же были друзьями? Почему ты меня подставил? Ладно, ты по какой-то причине ненавидел свою жену, решил ее убить, придумал этот дикий план с «Одноклассниками», чтобы свалить все на некоего маньяка. Я понимаю, ты хотел запутать следы и избежать мести отца Лизы. Но при чем тут я?

– А ты, мудак, что, и не догадываешься? – скривился Василий, будто в рот ему попала какая-то дрянь. – Это же ты меня постоянно третировал за отсутствие девушки, ты познакомил меня с Лизой! И она превратила мою жизнь в ад. Сам-то потом развлекался со всякими девицами, а эта сучка заставила меня на себе жениться! Ее папаша пришел ко мне со своими головорезами и намекнул, что надо готовить свадьбу. Отказаться я не мог. Он сказал, что разорвет того, кто обидит его доченьку. И как эта психованная доченька потом со мной обращалась? Через раз я слышал про себя, что слюнтяй, рохля и вообще не мужик. Она только командовала. Меня поставили директором этой фабрики, салонов и за моей спиной проворачивали всякие аферы. В тюрьму бы я пошел в результате. Стоило мне только возмутиться, и Лиза грозила отцом. Приходилось постоянно фальшиво улыбаться: «Да, дорогая!», «Конечно, так и сделаем!», «Я люблю тебя!». И это всю жизнь!

Его слова звенели в наступившей тишине. Глаза были бешеными. Изо рта брызгала слюна.

– Ты, гад, во всем виноват! Ты! Если бы сейчас у меня не кончились бы патроны, то вы бы оба уже сдохли! Сначала бы я убил ее, чтобы ты помучился, а потом тебя. Пулю в башку. Убивать на самом деле просто. Только надо иметь способности. Я ведь сначала хотел не сам жену кокнуть. Навел справки о Цыганском и подумал, что такой сможет. Думал, убьет, а я его подставлю. Созвонился с ним. Предложил от вымышленного имени убить свою жену. Он с радостью согласился, но не смог этого сделать, наркоша чертов, тварь! Лиза убежала от него в парке. А потом этот придурок обо всем догадался и решил мне грозить. Ну и пришлось его прикончить как собаку, спрятать тело, чтобы не обнаружили до нужного момента. Только все не понадобилось. Появился ты со своим расследованием. А из тебя получился отличный козел отпущения! Даже лучше, чем из Лехи!

– Но зачем ты убивал ребят из нашего класса?! – не выдержала изумленная Маша.

– Да я не хотел никого убивать! – погрустнел Василий. – Хотел имитировать покушения. А Михеев сам на меня напал. Я как раз был у него дома. Он ворвался с винтовкой в руках. Я лишь защищался. Эту дуру, забыл, как ее зовут, я только задел машиной. В основном я лишь собирал обо всех информацию, писал эти дурацкие письма, звонил через модулятор голоса. Создавал атмосферу ужаса, чтобы все поверили. Это было как игра!

– А моя жена? – напомнил Артем.

– Она была такой же сукой, как Лиза! – оскалился довольный Василий. – К тому же грех было не воспользоваться случаем и не подставить тебя еще больше. Но самое смешное было – убивать Лизу. Я получил от этого просто огромное удовольствие, а потом разыграл эту аварию. В больнице у меня есть знакомая врачиха. Она мне все состряпала – историю болезни, повреждения. И знаешь, чем я все эти дни занимался в больнице между убийствами? Я драл ее во всех позах! Когда я был женат на Лизе, я даже любовницу не мог себе завести из-за угрозы быть заживо замурованным в бетон. А теперь я буду трахать всех, кого захочу! Понял? Всех! Я буду снимать шлюх и трахаться до потери сознания!

И тут пах у него взорвался так, словно туда заложили крупную петарду. Завопив, Василий зажал руками рану и упал на песок.

– Ты больше никого не трахнешь! – объявил Рыжий, появляясь из кустов с дымящимся стволом в руке. Справа от него шел Мусса с «АКМ», нацеленным на Артема. Василий вопил и катался по песку, весь в крови. Однако это нисколько не волновало бандитов.

– Опусти дуру! – рявкнул Артему гигант с автоматом. По тону было ясно, что второй раз он просить не будет, и Артем подчинился.

Рыжий подошел к Василию и врезал ему ногой под дых, потом по почкам. Затем улыбнулся мертвой улыбкой и прошептал:

– Если ты думаешь, что я тебя убью, то сильно ошибаешься! Сначала я тебя буду очень долго пытать. Найму лучших специалистов, чтобы не давали тебе умереть, и буду пытать дальше, до бесконечности. Ты миллион раз пожалеешь, что родился на свет!

– А с ними что делать? – отвлек его от сладких мыслей Мусса, указывая на Артема и Машу.

– Убей! – коротко распорядился Рыжий.

Артем попытался заслонить собой Машу, но в последний момент на берег выбежали сторожевые овчарки Семеныча. Они не лаяли, а просто атаковали чужаков. Рыжий выстрелил в Чука, и тот, визжа, отлетел в сторону. Артем перекатился и схватил пистолет, что лежал на земле, но стрелять ему не пришлось. Со стороны леса грянуло два оглушительных залпа. Артем поднял глаза и увидел пьяного в дымину Семеныча с двустволкой в руках. Волчья картечь с близкого расстояния делала страшные вещи, и врачебная помощь обоим бандитам уже не требовалась.

– Извините, что вчера не приехал, – заплетающимся языком вымолвил Семеныч и рухнул лицом в песок прямо, как стоял.

– Просто отлично, – пробормотал Артем, наводя пистолет на Василия. Тот вроде бы потерял сознание, но он опасался, что это всего лишь трюк. Бывший друг просто поражал его неожиданными талантами, которых раньше не обнаруживал. Наворотить столько дел не каждому по силам.

– Теперь можешь вызывать милицию, – бросил он Маше, – они получат настоящего маньяка!


home | my bookshelf | | Месть однокла$$ника |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу