home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11.

Охота на имперцев.

Разбудил меня пристальный взгляд Ингура, который, не желая меня разбудить, устроился в кресле стоящем напротив и дожидался, когда я проснусь самостоятельно. Солнце стояло уже высоко, и я проспал завтрак, на который меня приглашали хозяева замка. Будить меня не стали и завтракать пришлось в одиночку прямо в покоях Ингура.

Прислуга у Алакдара оказалась вышколена по высшему разряду и моя потрепанная одежда приняла достойный вид в результате стирки глажки и ремонта, а сапоги буквально сияли. Ингур во время завтрака порывался наброситься на меня с расспросами, но воспитание, хоть и с трудом, сдержало этот порыв и мне удалось обдумать информацию, полученную у Элинира.

Ситуация вокруг моей попытки найти Викану закручивалась непростая. Алакдар продал внучку имперцам в результате неизвестных договоренностей, но произошедший сговор явно ему не по душе. Мне было абсолютно ясно, что старый гвельф рассказывал Анхелю не всю правду. Есть в этом раскладе какой-то тайный смысл, который известен только Алакдару. Ломать голову над этим вопросом было бессмысленно, и я перешел к обдумыванию первостепенных проблем.

– Так что мы имеем на сегодняшний день? – начал я свои рассуждения. – Викана в замок не приедет, потому что ее должны перехватить по дороге имперцы. Мой прежний план спрятать ее в замке деда невыполним, по постой причине, что похищение организовал сам дедушка. Значит нужно отбить Викану у имперцев, но как это сделать вот в чем проблема? В моем распоряжении только Ингур, который абсолютно не в курсе происходящего и как он себя поведет мне до конца не ясно. Высиживать в замке неизвестно чего тоже нельзя, поэтому необходимо улетать отсюда, не дожидаясь осложнений и найти место для стоянки недалеко от моста. Островок, на котором я останавливался раньше, слишком заметен и может использоваться только как запасной вариант на черный день. Значит, улетаем из замка завтра утром, а пока готовим к полету Ингура, оружие и припасы. Для Виканы и брата нужна теплая непродуваемая одежда, а то я привезу на Танол закоченевшие трупы. Мне удалось не окочуриться от холода только благодаря возможности подогревать организм при помощи 'Силы'. Дельтаплан троих не поднимет, а если и поднимет, то с такой перегрузкой рухнет в море через пару часов. Еды нужно взять побольше, возможно мне придется оставлять Викану на Таноле одну спрятав в укромном месте и возвращаться за Ингуром на Тарон. Получается какая-то загадка про волка, козу и капусту. По всем раскладам эскадра к 'бухте Плача' доберется позже нас, и корабли придется ждать от двух дней до недели.

– Ингар, ты не заснул? – раздался в ушах голос Ингура прервавший мои расчеты.

– Нет, я просто задумался. Брат, мне нужна твоя помощь.

– Я сделаю для тебя все что смогу, только попроси.

– Ингур мы должны завтра улететь из замка на Танол, но для этого нам нужно добыть два комплекта теплой одежды, еду и пару колчанов со стрелами для лука, мои лук и стрелы не очень хорошего качества.

– Еда, луки и стрелы не представляют проблемы, а вот насчет одежды нужно спросить у кастелянши. Моя зимняя одежда осталась в Илирии, а здесь я не хозяин.

– Тогда пошли просить помощи у хозяев, – сказал я и стал одеваться.

Алакдара мы застали в кабинете. Старый гвельф принял нас как родных и тут же отдал приказ Элиниру обеспечить меня всем необходимым. Секретарь проводил нас с Ингуром в подвал замка, где хозяйничала экономка замка пожилая квартерона Люси. Выслушав приказ Алакдара, женщина отвела нас в гардеробную князя и предложила выбрать из одежды с все, на что упадет наш взгляд, но ничего из княжеских вещей мне и близко не подошло. Алакдар хотя и был лишь немного ниже меня ростом, однако оказался намного уже меня в кости. Единственное из вещей, что я решил взять с собой, был меховой зимний охотничий комплект с капюшоном и похожий на маскхалат комбинезон, меняющий цвет как хамелеон в зависимости от окружающей обстановки. На вопрос можно ли забрать эти вещи? Люси ответила, что эти вещи приготовлены для Селии, но она ни разу их не одевала и теперь после ее смерти они врядли кому понадобятся. Забрав до кучи и меховые сапожки, я свернул все вещи в небольшой тюк, и мы вышли из гардеробной.

– Господа я даже ума не приложу, что вам предложить из вещей князя. Все, что вы видели вам не подходит, – удрученно всплеснула руками экономка. – Гвельфы народ стройный и гибкий, а вы настоящие богатыри.

– Уважаемая Люси, мне не обязательно нужна княжеская одежда, я согласен и на экипировку3 простых воинов или прислуги, лишь бы вещи подошли по размеру.

– Ну, если так, то вопрос можно будет решить легко. У меня есть брат, он служит кузнецом у князя Алакдара и месяц назад уехал в Илирию к родственникам. Вещи брата должны подойти Вам князь, только возможно будут немного велики.

– Я с радостью куплю их у Вас уважаемая Люси.

Через полчаса я был полностью экипирован, только маскхалат оказался изготовлен из обычной плотной ткани, выкрашенной в зеленый цвет наподобие камуфляжа. Ингуру подобрали комплект какого-то гвельфа из 'лесной стражи'.

– Ингур, почему у стражников одежда из простой ткани, а не такая как у комбинезона Селии?

– Ингар, эта ткань стоит огромных денег и ее могут позволить себе единицы, в 'лесной гвардии' только у офицеров такие комбинезоны. У меня есть такой же, только я по дурости оставил его в Илирии.

Закончив с одеждой, мы отдали ее слугам, чтобы они привели ее в порядок, а сами вернулись в покои Ингура. Брат выложил на стол все наличное оружие, которое у него было, и мы стали отбирать комплект, который стоило взять с собой. Все красивые безделушки годные только для парадов, я решительно отбросил в сторону и оставил два лука меч и пару кинжалов.

– Ингур, ты хорошо стреляешь из лука? – спросил я.

– Брат, ты меня удивляешь своим вопросом, я конечно не Арима 'Летящая смерть', но на последнем празднике 'Нордрассила' занял четвертое место среди гвельфов. Я прожил среди гвельфов десять лет и учился боевым искусствам, а учили меня жестко и хорошо.

– Как стреляет Арима, я видел, но мне необходимо точно знать, на что способен ты. Это не недоверие к тебе, просто мы скоро вступим в бой с превосходящими силами врага и я должен грамотно поставить тебе задачу.

Ингур молча кивнул головой, и мы вышли из замка на берег озера. Охрана все также стояла вокруг дельтаплана с луками в руках, и на песке вокруг него не было видно свежих следов. Я подвел Ингура к аппарату и сказал:

– Это дракон, на котором я прилетел в замок.

– Брат ты, наверное, шутишь? – с подозрением произнес Ингур. – Эта этажерка из труб ни капли не похожа на дракона, про которого говорят легенды. Драконы во времена войн древних магов летали по небу со страшным ревом и сжигали все живое жидким огнем и травили магическим ядом. В каждом геонце живет ужас от воспоминаний сто летней давности, когда во время войны Меранской империи и Чинсу, те воскресили двух драконов. Драконы за час сожгли и отравили полгорода, но на счастье имперцев драконы после этого упали на землю и сгорели до тла. Я видел картинки этого налета в старых хрониках и мне читали об этом сказки. Чинсу и сейчас угрожают имперцам драконами, в противном случае их давно бы стерли с лица Геона.

– Ты прав, когда мой дракон спит, он совсем не похож на дракона, но завтра я думаю, ты изменишь свое мнение. Оставим пока этот разговор и лучше посмотрим, как ты стреляешь.

Ингур улыбнувшись, размотал, тетиву своего лука и молча натянул ее на верхний рог. Я последовал его примеру. Брат показал мне учебную мишень, стоящую от нас на расстоянии метров двухсот и одну за другой выпустил пять стрел. Первая стрела еще не успела достичь своей цели, а пятая уже была в воздухе. Все пять стрел попали в цель на расстоянии ладони от центра мишени. За спиной раздались одобрительные возгласы стражников охраняющих дельтаплан.

– Ингур, теперь попробуй поразить как можно быстрее все десять мишеней, но только через одну с лева направо, а потом справа налево, оставшиеся, – попросил я брата.

Ингур сосредоточился, и стрелы снова засвистели в воздухе. На этот раз он одиножды промахнулся, но следующей стрелой поразил мишень. Возгласы за спиной стали громче и один из гвельфов заявил, что Арима не смог бы лучше. Ингур даже покраснел от смущения, услышав эту реплику.

– Нет, брат, Арима наврядли промахнулся, он был великим стрелком, – заявил я. чтобы у Ингура не наступила 'звездная болезнь'.

– Ингар, а где ты видел, как стреляет Арима 'Летящая смерть'? Я слышал сто он погиб где-то в империи, в неравном бою убив при этом с полсотни врагов.

Если разобраться по совести, то нужно было проигнорировать этот вопрос, но понты прорвались наружу.

– Судьба свела нас с Аримой в поединке, и мне пришлось убить его, – распустил я павлиний хвост.

– Как? – только и смог спросить обалдевший Ингур.

– Я застрелил его из лука, – этак скромненько заявил ваш покорный слуга, пожав плечами.

За спиной раздался настоящий гвалт голосов, требующий немедленного доказательства правоты моих слов. Меня буквально распирало от самомнения, и я решился на демонстрацию своих талантов.

– Ингур как ты думаешь, вон то дерево на другой стороне озера не является священным и может служить в качестве мишени?

– Князь вы можете смело в него стрелять, это не нанесет парку ущерба, – послышался за спиной голос Алакдара.

Алакдар вместе с Анхелем незамеченными вышли из замка и стоя за моей спиной, молча наблюдали за успехами Ингура. Они слышали мое хвастливое заявление, и отступать стало некуда. Треп языком всегда приводит к печальным результатам, но понты всегда идут впереди разума. Я воткнул в землю десяток стрел, натянул тетиву на лук и, закрыв глаза, погрузился в транс. Время начало замедляться, и все звуки перешли в нижний регистр. Выпустить подряд все десять стрел мне не удалось, потому что от напряжения сломался верхний рог лука и три стрелы остались воткнутыми в землю, но остальные все-таки долетели до цели. После поломки лука время плавно вернулась в обычное состояние.

– Браво князь! – воскликнул за спиной Анхель. – Мне ни разу не доводилось видеть, чтобы кто-то пускал так далеко свои стрелы, а чтобы кто-то мог сломать наборный гвельфийский лук я даже и представить не мог. Дайте-ка мне посмотреть на обломки, может в верхнем плече лука закрался скрытый дефект? Я передал обломки Анхелю, а сам стал трясти отбитой тетивой лука рукой.

– Элинир отправь воина собрать стрелы к дереву на той стороне озера, хорошие стрелы нужно беречь, – приказал Алакдар. – Ингар, Вы сказали, что убили Ариму, Викана привезла с собой его коня. Внучка говорила, что он очень любил своего прежнего хозяина и только с его разрешения конь подчинился ей. У нас одна проблема, этот конь слушался только Викану, а с ее отъездом никого к себе не подпускает, перекалечил несколько лошадей и двух конюхов. Может быть, вы нам поможете и уговорите его подчиниться кому-нибудь из конюхов? Очень жалко потерять такого красавца из-за обладания, которым у нас погибло много гвельфов и людей.

– Вот тебе трепло, еще одна проверка на вшивость, – подумал я.

Отказываться был поздно, и мы направились к стоящему в отдалении зданию конюшни. Пока суд да дело прибежал воин отправленный проконтролировать результаты моей стрельбы. О чем говорил гвельф, мне расслышать не удалось но, по-видимому, я попал в дерево, выбранное в качестве цели, уж очень эмоционален был доклад.

Два конюха вывели Шалара во двор, буквально повиснув на удилах по обе стороны его головы, но удержать коня та и не смогли. С начала он как-то сумел подсечь ноги одного из конюхов и тот упал на землю, а второго просто перебросил через себя, потому что идиот не догадался вовремя отпустить удила. Вырвавшись на свободу, Шалар заскакал как козел, по двору издавая от удовольствия какие-то утробные хрюкающие звуки.

– Ну, все, теперь его неделю по парку ловить будем, народу перетопчет море! – обреченно вздохнул старший конюх.

– Шалар, ко мне! – крикнул я во все горло.

Коня словно обухом ударили, и он встал как вкопанный, крутя головой во все стороны и прядая ушами.

– Шалар, ко мне! – крикнул я снова.

Коню, наконец, удалось обнаружить источник звука, и он медленно пошел в его сторону, недоверчиво разглядывая меня. Метрах в пяти от нас Шалар остановился, затем жалобно замычав, подбежал и положил голову мне на плече. Затем последовала целая тирада из хрюкающих и скулящих звуков, и я понял, что он жалуется на то, что я его оставил одного и его здесь обижают. На этом моя спокойная подготовка к вылету закончилась, потому что Шалар ходил за мной как хвостик, тихо поскуливая, и мне приходилось ласково успокаивать его. Даже обед и ужин нам с Ингуром принесли во двор, потому что конь не хотел отпускать меня в замок.

Как бы то ни было, но мне удалось осмотреть дельтаплан и увязать на нем приготовленные запасы и оружие. Заночевали мы с Ингуром прямо во дворе под охраной Шалара, стоявшего как часовой у нашей постели.

Утром после завтрака мы с братом занялись сборкой крыла и предполетным осмотром, проверкой масла и исправности всех узлов и крепежа. Через час все было готово к вылету, и пришло время прощаться с Шаларом. Конь понимал, что я снова покидаю его и плакал самыми настоящими слезами, но я все-таки сумел уговорить его слушаться старшего конюха, хотя у самого глаза были на мокром месте.

Люди очень редко бывают так преданы другому человеку как животные, не требуя ничего взамен. В голове сразу всплыл образ Тузика, который наверняка тоже сейчас сходит с ума от тоски. На душе стало грустно, и я проводил Шалара до самых ворот конюшни, убеждая его, что обязательно вернусь за ним. Закончив прощание с конем, я простился с Алакдаром и князем Анхелем, затем мы с Ингуром переоделись в теплую одежду и маскхалаты.

Под нашим руководством воины спустили дельтаплан на воду и я, застегнув привязные ремни на Ингуре, занял свое место за ручкой управления. Не знаю для чего, я крикнул по-русски 'от винта' и запустил мотор. Аппарат начал набирать скорость, глиссируя по поверхности озера. Разогнавшись до максимально возможной скорости, я попытался оторвать поплавки от воды. Дельтаплан плавно пошел вверх, но значительно медленнее, чем с одним пассажиром.

Сделав круг над замком, мы набрали высоту и полетели в направлении реки. На этот раз снижаться я не стал, а выдерживал высоту около километра. Ингур вцепился в привязные ремни и сидел, не шевелясь словно памятник, но его лица под защитной маской, видно не было. Приблизительно через час показалась лента Телира. Заложив вираж, я начал снижаться над водой и направив аппарат в сторону моста. Через полчаса мы пролетели над его каменными арками и продолжили полет вниз по течению. Миновав островок ставший мне пристанищем два дня назад, я полетев еще на десяток километров ниже по течению и не найдя ничего подходящего для посадки повернул обратно.

Сделав круг над мостом и окружающей местностью, я заметил маленькую речушку выше по течению, впадающую в реку в километре от моста. Сесть на воду здесь было невозможно, но со сложенным крылом можно попытаться заплыть в русло этого ручья, если приводниться у его впадения в Телир.

Выбора у нас не было, и я пошел на посадку. Дно у устья ручья оказалось мелким и песчаным, а это позволяло без проблем сложить крыло. Я отстегнул Ингура и начал приводить в себя очумевшего от страха брата. Пара пригоршней воды в лицо дали нужный результат и парень потихоньку начал шевелиться и разговаривать. Через десять минут он окончательно ожил и начал помогать мне, сворачивать крыло. Закончив с крылом, мы как бурлаки потащили аппарат верх, по течению ручья изредка прорубая проход в перекрывших русло лианах. Через полсотни метров ручей привел нас в круглый затон с пологим пляжем, место для стоянки не идеальное, но другого у нас просто не было. Помахав мечами с полчаса, мы расчистили более или менее удобную площадку и начали разбивать лагерь. Ингур еще не полностью отошел от ужасов первого полета на дельтаплане и никаких вопросов не задавал, а молча, выполнял приказы.

Закончив обустройство лагеря, я разогрел на 'керосинке' воду, заварил в котелке местный чай и разлил его по кружкам. Наконец брат пришел в норму и задал первый вопрос:

– Ингар это ты из-за меня приземлился на реке или что-то случилось? Спасибо тебе, а то я с испугу чуть не умер.

– Брат не нужно зря себя унижать, ты первый человек на Геоне, поднявшийся в воздух на драконе, до тебя таких не было. Ты самый настоящий герой и храбрец.

– Ты меня специально успокаиваешь и захваливаешь. Вспомни, я рассказывал про войну имперцев и Чинсу, там тоже воины летали на драконах.

– Не говори ерунды! Я догадываюсь, кто управлял этими драконами. Скорее всего, это была пара 'черных монахов' обожравшихся наркоты и отправленных в один конец без надежды вернуться назад. На Земле тоже были такие воины-смертники, их называли 'камикадзе', победы они не принесли, но шуму наделали много. Даю тебе слово, что через месяц ты сам будешь летать на драконе, и эти полеты будут приносить тебе радость, а не страх. Это как первая брачная ночь для непорочной девушки, сначала боль и страх, а через месяц любовники в окна толпами лазают.

Моя шутка имела успех и Ингур, окончательно оттаял, по крайней мере, я мог на это надеяться. Как бы мне не хотелось верить в преданность брата, но решимости начать разговор о Викане все-таки не хватало. Допив чай, я с тяжелым сердцем начал разговор:

– Ингур, ты прав мы не случайно приземлились именно в этом месте. Ты единственный родной для меня человек на Геоне и мне очень важно быть уверенным в том, что я полностью могу на тебя положиться.

– Странный вопрос брат, я дал тебе повод сомневаться в моей искренности?

– Нет, конечно, но тебе предстоит сейчас сделать очень непростой выбор и мне необходимо, чтобы ты сделал этот выбор осознано. Если ты скажешь да, то обратного пути не будет и тебе придется идти против дорогих тебе людей до самого конца, вплоть до самой смерти. Ты готов к такому разговору? Если нет, то я подожду до утра, но выбор сделать придется все равно.

Ингур удивленно посмотрел на меня и, убедившись по моему виду, что это не шутка и разговор предстоит серьезный, задумался на несколько минут. Мой брат был еще молод и не умел полностью скрывать свои чувства от посторонних взглядов. На его лице отпечаталась вся внутренняя борьба, идущая в его душе. Наконец он принял решение и произнес:

– Ингар я пойду за тобой до конца, у меня просто нет выбора. Анхель и Алакдар, по-своему любят меня, но я даже не квартерон и никогда не буду для гвельфов ровней. Моя жизнь принадлежит только клану 'Желтой Змеи' и моей семье. Мой клан на Таноле, а моя семья это ты, я сделал свой выбор, приказывай брат, я все выполню!

– Ингур, я не собираюсь приказывать тебе совершать недостойные поступки или позорить свою честь, просто эти приказы идут против интересов близких для тебя гвельфов. Я прибыл в замок не только для того чтобы встретиться с тобой, но и для того чтобы повидаться с Виканой. Не буду тебе врать, я люблю Викану и хочу получить от нее ответ на свои чувства.

– На счет положительного ответа даже можешь не сомневаться, мне неизвестны все перипетии вашего знакомства, но если ты действительно тот Ингар, который спас ее от липких лап Юсуфа, то она от тебя без ума. Мы выросли с Виканой как брат с сестрой, и тайн у нее от меня не было. Когда ее привезли из Кайтона в Илирию, я думал, что она умрет от горя думая, что ты погиб. Слава богам, ее отправили в монастырь на Зурон, а то неизвестно чем бы все это закончилось. Представляешь, к Викане сватался сам император Антор II, а она ему отказала. Анхель лично плавал на Зурон уговаривать ее, но она решительно отказала и пообещала пройти посвящение 'Леде'. В Илирии скандал был неимоверный, Викана порушила многие планы гвельфийских домов. Мне кажется, что в бегстве Селии, не последнюю роль сыграл отказ Виканы выйти за императора.

Слова брата легли как бальзам на сердце, конечно подобные заявления Ингура, могли оказаться обычным заблуждением пылкого юноши, но кто не желает слышать, что его любимая девушка от него без ума. Потешив пару минут свое самолюбие рассказами брата, я перешел к существу дела.

– Ингур, я вчера, когда ты спал, сумел подслушать разговор Алакдара и Анхеля. Не спрашивай, как я сумел это сделать, но слышал я все собственными ушами. Ты знаешь, что Алакдар сославшись на смертельную болезнь Анхеля, вызвал Викану на Тарон?

– Я знаю, что Викану хотели забрать из монастыря, но о том, что она покинула его мне неизвестно.

– Алакдар скрыл это даже от Анхеля, он хочет под видом похищения, передать внучку имперцам. У него какие-то договоренности с императором на счет Виканы. Похищение должно произойти в ближайшие дни возле моста через Телир. Дракар похитителей уже вошел в реку и направляется к мосту. Я хочу отбить Викану и увезти ее с собой на Танол.

– С ума можно сойти от таких новостей! – воскликнул Ингур. – Только наврядли дракару дадут доплыть до моста, 'лесная стража' вырежет всех имперцев еще на подходе.

– В том-то и дело что 'лесная стража' не будет вмешиваться, приказ пропустить дракар с похитителями отдан на самом верху, – ответил я.

– И как же нам быть, Ингар? На дракаре не меньше двадцати бойцов, и я думаю не из последних. Тарон место безопасное и сопровождающих у Виканы будет не больше пяти человек, и охрана будет чисто ритуальной, так пара эльфов телохранителей из молодых 'приносящих смерть' и трое, четверо полукровок или квартеронов в качестве прислуги. Имперцы их всех положат из засады в минуту! Сколько у нас времени?

– Я думаю два три дня, не больше.

– О боги! У меня есть несколько друзей в Илирии, но им все равно не успеть нам на помощь, если они даже выедут завтра утром. Какой у тебя план, Ингар?

– В бой вступать придется при любом раскладе, даже если каким либо чудом Викана прорвется в замок Эрмор, то ее все равно выдадут имперцам. Имперцы готовят засаду на Викану, а мы приготовим засаду на них. Насколько мне известно, то Телир река не очень судоходная. Дракар будет не очень большим, и я тоже рассчитываю, что на нем будет не больше двадцати бойцов. Если отбросить кормчего, охрану дракара, шпиона имперцев и проводника гвельфов, то в засаде будут участвовать не более пятнадцати человек. Две группы прикрытия на шагах в двухстах выше и ниже по дороге, итого остается около десятка бойцов участвующих непосредственно в нападении. Мы дадим имперцам ввязаться в бой и перебить охрану Виканы, а затем отобьем ее. Ты неплохо владеешь луком и сможешь серьезно проредить врагов на близком расстоянии, а я буду тебя прикрывать до того времени, когда проявятся все нападающие, а потом перестреляю их. Надеюсь, что у нас все получится.

– Я все сделаю брат, только боюсь, что у меня хватит времени выстрелить не больше трех раз, а потом меня убьют, ты с семерыми справишься?

– Ингур, неужели ты решил, что я отправлю тебя на убой? Ты наденешь мою мифриловую кольчугу с магической защитой, она выдержит попадания не менее тридцати стрел, без вреда для тебя. Я сам думал пойти вперед, но Викану могут просто убить или увести в лес, а меня связать боем. Я займу позицию немного в стороне и буду вышибать опасные для тебя и Виканы цели через кусты листву, не демаскируя себя.

– Ингар ты можешь стрелять в слепую, на звук?

– Нет, на звук я стрелять не умею, но у меня есть другие способности заменяющие зрение. Я могу стрелять по ауре человека или животного. Правда, в лесу много помех для магического зрения, но на две три сотни шагов я могу стрелять довольно точно.

– Это что же, ты сейчас видишь все, что происходит вокруг нас на триста шагов?

– Нет Ингур, но крупных животных и человека, смогу увидеть, к стати в двухстах шагах выше по ручью вышли на водопой два оленя и олененок, – сказал я просканировав обстановку вокруг лагеря.

– Ну, тогда я побежал, будет у нас сегодня обед из свежего мяса, – обрадовался Ингур.

– Не нужно пугать живность рядом с лагерем, мало ли кто вокруг шарится, сначала нужно осмотреться и найти место, откуда мы будем следить за имперцами. Давай поедим по-быстрому и в путь.


* * * | Странник. Книга третья. Битва за Танол | Глава 12. Все как в сказке, чем дальше тем страшнее.