home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16.

Любовь, обманная страна.


Танол остался за спиной, и облегченный дельтаплан быстро набирал высоту. Я в очередной раз просканировал пространство вокруг себя и заметил на горизонте четкие отметки большого скопления человеческих аур. Положив аппарат на крыло, я пошел со снижением в сторону замеченных магических засветок и уже через час сделал круг над караваном кораблей своей эскадры. Спустившись к самой воде, я медленно пролетел вдоль борта флагманской галеры и с огромной радостью узнавал лица воинов из своих кланов. Самое главное, что я рассмотрел на палубе Колина, который стоя у борта галеры махал мне рукой. Садиться на воду я не стал а, покачав дельтаплан с крыла на крыло, набрал высоту и полетел на озеро за Виканой.

Принцесса собравшаяся дожидаться меня четыре дня, очень удивилась столь скорому моему возвращению но, не задавая лишних вопросов, быстро собралась и заняла место на пассажирском сидении. Опыт многочасовых полетов благотворно сказался на моем летном мастерстве, и аппарат подчинялся как хорошо объезженная лошадь. Через час полета на максимальной скорости мы снова кружили над эскадрой, выбирая момент между порывами ветра для безопасной посадки.

Дельтаплан приводнился как по нотам, и я лихо подрулил к борту флагманской галеры. Возвращение 'дракона' вызвало всеобщий энтузиазм, и друзья едва не задушили меня в своих объятиях. Викана скромно стояла в сторонке и наблюдала за этим буйным весельем. Принцесса в своем гвельфийском маскхалате и лицом скрытым капюшоном вызвала интерес только у моей охраны, которая, не демонстрируя своей агрессивности на всякий случай блокировала любые ее действия. Больше всех радовался Тузик, скакавший вокруг толпы встречающих, но которому, ни как не удавалось добраться до любимого хозяина. Наконец он не выдержал и отогнал одного из встречающих, укусом за задницу, а затем, встав на задние лапы, положил мне на плечи передние. От такого фортеля я чуть не свалился на палубу, но народ так плотно обступил меня, что падать было просто некуда. Зализанный Тузиком чуть ли не до смерти, я с трудом охладил пыл народной любви и, протиснувшись сквозь толпу, направился к Викане. Подойдя к принцессе, я снял с ее головы капюшон и, поцеловав, обратился к экипажу галеры:

– Братья я вернулся, чтобы вступить вместе с вами в бой за свободу нашей любимой Родины Танола! Я прилетел не один, а со своей женой принцессой Виканой. Мы поженились по традициям Земли, и она моя законная жена перед богами и людьми! Я приглашаю всех вас на нашу свадьбу по законам хуманов, которая состоится, как только мы вышибем имперцев из 'бухты Плача'. Я требую от вас уважения к новой княгине хуманов Викане, ее приказы мои приказы, ее жизнь это моя жизнь!

Моя темпераментная речь и заявление о скорой женитьбе повергла окружающих в шок и над палубой повисла неловкая тишина. Напряжение разрядил Тузик, прекративший радостно скакать по палубе и переключивший все свое внимание на Викану. Он сел на палубу и уставился на гвельфийку, поворачивая голову с боку на бок, как будто разглядывая ее. Неожиданно Тузик взвизгнул и перетек из дворняги в малхуса, его шерсть стала абсолютно голубой и покрылась светящимися сполохами, затем он лег на живот и пополз к Викане, прижав уши и жалобно скуля. От такой метаморфозы глаза у принцессы стали от удивления размером с пол-лица, она опустилась на колени и выдохнула:

– Малхус? Откуда ты здесь, мой хороший? Не плачь маленький!

Тузик лизал ей руки и крутил хвостом как пропеллером. По рядам моих подданных пронесся одобрительный шепот, из которого мне удалось разобрать несколько фраз.

– 'Синий волк' признал княгиню…. Это добрый знак…. Теперь боги с нами….

– Ингар откуда здесь малхус? Он же совсем маленький, где его семья? – спросила Викана, гладя Тузика, и неожиданно изменилась в лице. – О боги если есть семья, то значит, есть и …. Ингар, почему у тебя собственный малхус? Кто ты?

Задав этот вопрос, Викана посмотрела на меня, недоуменно захлопав ресницами, как будто пытаясь снять с глаз наваждение.

– Неужели ты…. Нет, этого не может быть, ты не эльф. Но я не дал Викане закончить фразу, приложив палец к губам.

– Викана, эти разговоры не для посторонних ушей, поговорим в каюте, – прошептал я, обняв принцессу.

Пришло время заканчивать официальную часть и заняться неотложными делами. Приказав Колину собрать командиров на большой совет я направился в капитанскую каюту.

– Маркус расставь охрану вокруг каюты и чтобы никаких любопытных рядом, – приказал я начальнику охраны. – Курт на тебе охрана моей жены, отбери лучших людей и чтобы рядом с ней постоянно находились двое телохранителей.

Мой приказ был выполнен мгновенно и я, пропустив Викану вперед, зашел в каюту.

– Ингар, ответь мне, наконец, кто ты и откуда у тебя молодой малхус? Малхусы давно вымерли на Геоне, последнего убили более пятисот лет назад вместе с 'Хранителем', посадившим 'Нордрассил' на Тароне! Я читала о малхусах только в древних книгах и видела их изображения на фресках в гробнице 'Хранителя'. 'Эльфийский волк' подчиняется только 'Хранителю' и без его разрешения не позволит даже прикоснуться к себе. Малхусы не могут существовать без 'Дерева жизни'. О боги, значит, есть еще одно дерево и его охраняют малхусы! Ингар я начинаю бояться тебя, объясни мне как человек смог подчинить себе малхуса, – испугано произнесла принцесса.

– Викана я и сам этого не знаю! Мне подарил Тузика вожак стаи малхусов, он попросил, чтобы я нашел эльфов и привел их к 'Нордрассилу'. Старый малхус сказал, что теперь я 'Хранитель', у меня и медальон хранителя есть, – сказал я и вытащил из-за пазухи эльфийский медальон.

Викана взяла в руки медальон, висевший на моей шее, и стала читать почти стертые буквы. Закончив чтение, она несколько секунд осмысливала прочитанное и неожиданно отпрыгнула от меня, бросив медальон, словно это был не кусок металла, а ядовитая змея.

– Что с тобой Викана? – удивился я такому поведению принцессы.

– Ингар, это медальон 'Хранителя' дерева, такой же находится в гробнице возле 'Нордрассила' на Тароне. Его невозможно украсть или подарить, он привязан к конкретному 'Хранителю', самозванца он просто сожжет как молния дерево! Медальон подлинный, а не подделка, я не понимаю как ты человек, а не эльф можешь носить его на груди. Этому нет объяснений, только если…? Глаза Виканы вылезли из орбит, и она прошептала:

– Это кровь 'Древних', – и рухнула на колени.

– Викана ты с ума сошла? Встань немедленно с колен нечего пол одеждой подметать! – умолял я принцессу пытаясь поднять ее на ноги, но не тут-то было. Викана решительно не собиралась вставать с колен, и как только я ее поднимал на ноги, снова валилась на пол. Поняв тщетность этих попыток, я заорал на принцессу:

– Викана что происходит, почему ты уперлась глазами в пол и не хочешь подниматься на ноги? Ты меня разлюбила или я в чудовище превратился?

– Я не имею права смотреть в глаза потомку богов и стоять в его присутствии. Простите меня 'сиятельный' Ингар, за дерзость, с которой я с Вами говорила! – бубнила как зомби Викана, не обращая никакого внимания на мои слова.

В моих глазах потемнело, из головы сразу вылетели все мечты и иллюзии. Разыгрывавшаяся в каюте сцена как две капли воды походила на спектакль устроенный Алоем в Шателье. Зубной болью пронзило сердце понимание того, что меня снова разводят как лоха. Может быть, Викана и не хотела этого, но Игорь Столяров для нее просто не существовал. Принцессу интересовал только 'сиятельный' Ингар, потомок богов, а Игорь Столяров, отдавший все ради любви, никого не интересовал, костюмчик оказался дороже носящего его.

В груди черной волной поднималась злоба и ненависть к этому миру и к Викане. Я схватил принцессу за плечи, встряхнул как куклу и усадил в кресло.

– Смотри мне в глаза и слушай девочка, ты обозналась! Я самый обычный парень с Земли Игорь Столяров, я 'никто и звать меня никак'! Когда я в первый раз услышал про себя слова 'великий и непревзойденный' и передо мной встал на колени 'темный эльф' по имени Алой, мне чудом удалось остаться в живых. Когда красивейшая девушка Шателье по имени Лили заявила, что она от меня без ума, то я уже через пару минут корчился в предсмертных судорогах отравленный смертельным ядом, а Тузик, жертвуя своей жизнью, высасывал яд из моей крови, чтобы не дать мне подохнуть от 'страстной' любви! Когда я влюбился в девушку по имени Викана, мне грело душу что она настоящая гвельфийская принцесса, но это было дело десятое! Я полюбил ее как обычную девушку, а не за титулы и возможность погреть свой зад на гвельфийском троне! Я бы любил эту девушку и в княжеском замке, обжираясь деликатесами, и на помойке подыхая с голоду! Не за княжеский титул я заживо сгорел в пустоши, уводя за собой убийц от любимой, не за бархатные портки на заднице я гнил в придорожной канаве и меня жрали черви! Я был гниющим трупом, но полз на карачках через афрские джунгли с мечтой о девушке по имени Викана! За мной горы трупов людей вставших на моем пути к девушке по имени Викана! Я пролил море крови, чтобы встретиться с этой девушкой! Мне плевать на Геон, на гвельфов, имперцев и арбов с афрами! Я едва не предал и не погубил людей из клана 'Желтой Змеи' и клана 'Зорга', доверивших мне свою жизнь. Я бросил их на погибель, посреди океана едва узнав, что Викана хочет уйти в монашки. Я бросил среди болота брата Ингура, чтобы побыть наедине с девушкой по имени Викана. И вот, наконец, наступил счастливейший день в моей жалкой жизни, я назвал девушку по имени Викана своей женой и отдал ей остатки своей разорванной на куски души. И что же происходит? Передо мной снова встают на колени, снова я слышу слова 'сиятельный'. Оказывается, Игорь Столяров на хрен никому не нужен, нужен 'истинный высокородный', 'сиятельный' Ингар, со стаканом какой-то протухшей крови 'Древних' в своих жилах. Да будьте вы все прокляты со своими религиозными заморочками, титулами и званиями, уничтожившими в вас остатки человеческих чувств и мои надежды на простое человеческое счастье. Не трясись так девочка, здесь с тебя даже волос не упадет. Как только выбьем имперцев из 'бухты Плача', я отвезу тебя к отцу, пусть он тебя выдает за императора, за халифа да хоть за черта лысого. Я даже слышать о Вас ваше императорское величество не хочу! – закончил я свой монолог.

– 'Сиятельный'! Ой, Ингар, – осеклась Викана. – Умоляю Вас указать место, где растет 'Нордрассил'. Мой народ вымирает, нам жизненно необходимо 'Дерево жизни'!

– Не расстраивайся девочка, я укажу гвельфам, где оно растет, но только когда вышибу имперцев с Танола и решу что это на пользу моему народу. Вы живете столетия, а человеческая жизнь коротка. Для вас подождать пару лет, что для человека один день прожить! – ответил я и, открыв дверь на палубу, позвал Маркуса и Курта. Воины вошли в каюту и молча застыли у дверей, дожидаясь моих приказов.

– Курт проводи принцессу в ее каюту и выстави охрану. Маркус зови сюда командиров пора заниматься делами.

Викана синяя как гвельфийская смерть, вышла из каюты в сопровождении Курта, а следом за ним каюту покинул Маркус, и мы остались вдвоем с Тузиком.

– Ну что брат, я не знаю с кем ты теперь, но прошу тебя, береги Викану. Мне очень больно, но она не виновата, что она гвельфийская принцесса, это я не должен был губы раскатывать. Иди за ней в каюту и охраняй ее, – попросил я Тузика и открыл дверь.

– Я с тобой Ингар, хотя мое сердце рвется пополам, что-то здесь неправильно, послышался голос малхуса у меня в голове.

Тузик выскользнул в дверь и в каюту стали заходить вызванные на совет командиры и старейшины. Выслушав доклады капитанов о состоянии кораблей и боеспособности экипажей, я перешел к обсуждению планов на завтрашний день. Погода нам благоприятствовала дул хоть и слабый, но попутный ветер, поэтому можно было дать отдохнуть воинам, сидевшим на веслах. Если ветер не стихнет, то к утру мы должны подойти к побережью. Планы скрытого выхода к бухте в темноте и высадку ночного десанта я сразу отклонил. Для руководства ночным боем у меня не было ни знаний, ни опыта, поэтому я решил штурмовать бухту утром, используя дельтаплан в качестве штурмовика вооруженного легким метателем. План был довольно опасным, но в свете последних событий это меня мало волновало. Колин на баркасе должен был расчищать вход, в бухту подавляя сопротивление огнем крепостного метателя, а затем общий штурм и высадка на берег. Выдумывать никаких заумных диспозиций я не стал, все равно, как только начнется бой, все планы полетят кувырком. Закончив совет в стиле 'вперед, ура' и все такое я распустил командиров и пошел монтировать метатель на дельтаплан.

'Проклятые' в полном составе ждали моих указаний возле аппарата, и я сразу же взялся за дело. Куда установить метатель я решил еще в процессе изготовления каркаса дельтаплана, но закончить эту работу не успел в связи с экстренным отлетом на Зурон. Мы быстро сняли крыло с шарнира подвески для ремонта, после чего я приказал прошить все основные швы заново и приступил к обслуживанию двигателя и протяжке крепежа. Работа вытеснила из головы разборки с Виканой, и я полностью погрузился в нее.

С первыми лучами солнца все приготовления были закончены, я поднялся на мостик корабля и выслушал доклад капитана. Эскадра приблизилась к берегу на метров на триста и ходко шла в сторону скал стороживших вход в бухту. Мы должны были выйти на позицию для атаки уже через час, а пока я решил позавтракать и немного отдохнуть перед боем. Мой завтрак был прерван зашедшим в каюту Колином. Я рассеяно выслушал его доклад о готовности эскадры к бою, кивнул головой и с угрюмым лицом продолжил завтрак, пригласив друга присоединиться ко мне.

– Ингар я, возможно, влезаю не в свои дела, но что произошло вчера в каюте? Ты был таким счастливым после возвращения, объявил Викану своей женой, а потом все встало с ног на голову. Викана сидит под стражей в своей каюте и непрерывно плачет, на тебя вообще страшно смотреть. Таким жестким я тебя никогда не видел. Я видел тебя злым и жестоким, но сейчас ты просто другой человек.

– Колин не спрашивай меня об этом, я не смогу ничего объяснить. Просто я навыдумывал себе сказочную любовь и оказался у разбитого корыта.

– Я не понимаю ничего, Викана обманула тебя?

– Нет, Колин, это я сам себя обманул, Викана ни в чем не виновата. Давай прекратим этот бессмысленный разговор, я наворотил дел мне и расхлебывать. Завтра в бой и случиться может всякое. Колин я прошу тебя как друга, если меня убьют, то позаботься о Викане и задержи ее в клане до того как она родит ребенка.

– Викана беременна, и не от тебя?!

– Нет, Колин, ты не понял, мы были вчера близки с Виканой, и она могла забеременеть. Если я завтра погибну, то мой ребенок должен жить, это единственное что останется от меня на этом свете. Я не хочу, чтобы моего ребенка просто вытравили из утробы матери ради гвельфийских политических интересов. Пусть Викана родит в клане, и мой наследник займет достойное место под солнцем, а не сгниет в помойной яме или станет презираемым полукровкой на содержании стыдящейся его родни.

– Ингар, ты несешь какой-то бред! Один раз переспал с гвельфийкой и уже дети! Гвельфийки столетиями не могут зачать ребенка, для них это почти чудо.

– Я не знаю, как тебе это объяснить, но я почти уверен, что это произошло. Ты должен исполнить мою просьбу только в том случае если я завтра погибну, если же нет, то я отвезу Викану к ее отцу, когда полечу за Ингуром на Тарон.

– Ты с ума сошел, если ты оправишь Викану к отцу, то ребенка тебе не видать, это точно. Гвельфы не отдадут свою кровь на сторону, даже тебе.

– Все будет нормально, гвельфы Викану облизывать будут и привезут моего ребенка на Танол по первому требованию, я сделаю им предложение, от которого они не смогут отказаться, – ответил я, криво усмехнувшись.

В этот момент в дверь постучали, и после моего разрешения в каюту вошел капитан.

– Мой князь корабли вышли на исходную позицию, пора начинать.

– Колин не забудь о моей просьбе!

– Ингар я клянусь, что все сделаю, как ты просишь, пока я жив Викане ничего не будет угрожать.

Мы вышли на палубу галеры и я, заняв место пилота, приказал спускать дельтаплан на воду.


* * * | Странник. Книга третья. Битва за Танол | Глава 17. Я готовлюсь стать отцом.