home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18.

Бой за Танорис.

Ночь прошла как одно мгновение, мне давно не удавалось так хорошо выспаться. Уединение в пещере на горном озере, где мы с Виканой впервые соединили свои души, и тела помогли мне очистить свои мысли от всего наносного и малозначительного. Нет, я не изменил своего отношения к произошедшему между нами разрыву и не корил себя за сказанные слова и принятые решения. Единственное о чем я жалел, это была та грубая форма, в которой я все высказал Викане. В душе росло новое и еще до конца неосознанное чувство к принцессе. Любовь ли это или просто уважение к матери своих будущих детей я пока не понимал, но чувствовал, что стою лишь в начале длинного пути к этому пониманию. Сверкающий ореол, который я выдумал, мечтая о встрече с любимой, рассыпался в прах и я только сейчас начал узнавать настоящую Викану, с которой меня так крепко связала неумолимая судьба. Смогу ли я полюбить ее или мы так и останемся чужими друг другу людьми зависело не только от меня, но и от принцессы. В качестве рабыни моего высокого происхождения она меня отталкивала, не только как человек, но и как женщина. Фанатичный блеск в глазах, это распластанное у моих ног тело, слова 'сиятельный', кроме неприятия и брезгливости ни каких чувств во мне не вызывали. Сейчас с Виканой меня связывали только наши не родившиеся еще дети, а это во сто крат важнее любых препятствий стоящих между нами.

Несмотря на ветреную погоду и шторм на море, перелет проходил намного спокойнее и легче, чем в предыдущие вылеты. Тело, привыкшее к много часовым бдением за управлением дельтаплана, полностью адаптировалось к нагрузкам и работало на автомате, расходуя минимум сил. Маршрут мне был известен, и Тарон показался на горизонте точно в назначенное время, а через два часа я уже кружил над болотом, высматривая островок, на котором оставил Ингура. Болото оказалось практически пустынным, только в трех местах недалеко от Лиса я заметил ауры нескольких гвельфов и полукровок. Скорее всего, это были охотничьи партии золотой молодежи мечтавшей добыть шкуру 'стальной выдры'. Ингур послушался меня и выложил на островке здоровенный крест из срубленного тростника, чем сильно помог мне с его поисками. Сделав два круга над островком, я заметил машущего руками брата и пошел на посадку.

Ингур за время моего отсутствия довольно сильно отощал и стал выглядеть из-за этого еще моложе. Как оказалось, он прозевал оставленный мною костер, а добыть огонь без огнива так и не сумел, поэтому ему пришлось поголодать. Избалованный гвельфийскими деликатесами желудок брата наотрез отказывался принимать сырую пищу. Наша теплая встреча закончилась обильным ужином и я, оставив заснувшего Ингура в шалаше, уплыл заряжать камень 'Силы'. После полуночи брат проснулся и сменил меня на дежурстве, а я завалился спать.

С восходом солнца, наскоро доев остатки вчерашнего ужина, мы вылетели домой на Танол. Ничего примечательного во время полета не произошло, и мы приводнились в 'бухте Плача' задолго до захода солнца. Встречать Ингура сбежались все члены клана 'Желтой Змеи' узнавшие о его прибытии. Сын Стаса был всеобщим любимцем, и это обстоятельство даже вызвало неожиданную для меня ревность. Как оказалось, я был для людей из обоих кланов существом полумифическим и непонятным, а Ингур являлся своим в доску. Если меня боялись и почитали как полубога, то Ингура искренне любили. Я оказался лишним на этом празднике жизни поэтому, сославшись на занятость и усталость, ушел на галеру, чтобы справиться о самочувствии Виканы и моих будущих отпрысков. Викана находилась в своей каюте и о прилете Ингура ничего не знала. Я донес до нее эту радостную весть, и она мгновенно убежала к нему. Тузик, бросившийся было за принцессой, все-таки остановился в дверях и вопросительно посмотрел на меня.

– Беги, беги предатель, – сказал я, – ты ей нужнее, я вас здесь подожду.

Мне пришлось остаться в каюте в одиночестве и предаваться невеселым размышлениям. Произошло то, чего я подсознательно боялся, мне не удалось стать своим на Геоне, даже для людей собственных кланов. Пройдя чудовищный путь от места переноса до 'бухты Плача' на Таноле, я оставался, все также одинок, как и в тот злополучный день. В этом мире отдельно существовали Ингар 'сиятельный' и 'высокородный', полубог и памятник самому себе и остальные люди, в личной жизни которых для меня не было места. Мне хотелось бросить все к черту, сесть в дельтаплан и улететь, куда глаза глядят, чтобы никого не видеть и ни о чем не знать и только две маленькие искорки жизни, растущие в животе у Виканы, не позволили мне так поступить.

– Ингар ты почему здесь сидишь в одиночестве, тебя все ищут на палубе? – прервал мои мысли голос Ингура вошедшего вместе с Виканой в каюту. – Пойдем, там Колин целый банкет устраивает в нашу честь.

– Ингур ты возвращайся к Колину, а я подойду позже. Мне необходимо осмотреть Викану, у нее в последнее время не все в порядке со здоровьем, а это требует внимания, – ответил я.

– Виканочка ты заболела? Тогда действительно тебе лучше отдохнуть и не сидеть за одним столом с пьяными воинами. Тогда я пошел наверх, а ты брат не задерживайся, без тебя праздник не праздник, – заявил Ингур и вышел из каюты.

– Ингар у меня все хорошо даже кровь пока очищать не нужно. Ты иди наверх, а то тебя действительно люди ждут.

– Никто и нигде меня не ждет, ждут Ингура, а я здесь чужак. Викана ложись на кровать и давай приступим к осмотру у меня еще очень много неотложных дел.

– Ингар не надо так говорить, на тебя все молятся как на бога и у твоих людей вся надежда только на тебя.

– Вот именно как на бога, а я человек. Викана давай прекратим этот разговор и приступим к осмотру.

Состояние принцессы меня очень обрадовало. Следы токсикоза хотя и присутствовали, но пока особой угрозы для здоровья Виканы и детей не представляли. Мне пришлось только слегка подкачать ауру гвельфийки и улучшить кровоток в нескольких застойных зонах вокруг плода. Закончив лечение, я распрощался и вышел из каюты. На палубе никого не было, и только силуэты часовых были заметны на фоне костров горевших на берегу. Оттуда доносись веселый смех и музыка, под которую вокруг костров выплясывали разгоряченные выпивкой воины. Среди танцующих я заметил силуэты в женской одежде, война войной, а жизнь берет свое и люди потихоньку начали возвращаться к радостям мирной жизни.

– Ингар вот ты где спрятался, – раздался голос Колина у меня за спиной. – Все ждут тебя, а ты здесь прохлаждаешься!

– Колин, может не стоит портить людям праздник? Смотри, как народ веселится, а тут я заявлюсь и все порушу. Начальству лучше не появляться на пьянке у подчиненных, сразу вся атмосфера портится. Там и Ингура достаточно, а я постою лучше здесь и подумаю о делах наших скорбных.

– Тогда и я с тобой здесь останусь, а то как-то нехорошо получается, мы пьянствуем, а виновник торжества трезвый на звезды смотрит.

– Колин иди к людям и выпей за меня мою порцию вина, если и ты не вернешься, то сюда целая делегация заявится, а я спать пойду, устал, понимаешь ли.

Заснуть мне сразу не удалось, в голове постоянно крутились мысли о завтрашнем дне. Завтра мне с Колином предстояло лететь на разведку к столице Танола Танорису. Этот вопрос обсуждался еще до полета за Ингуром, но был отложен до моего возвращения.

Утром мне пришлось отдать приказ не будить подгулявших воинов. С похмелья толку от них все равно никакого и лучше было дождаться, когда они проснутся сами. Совет я решил не проводить, а только заслушал доклад Маркуса о происшествиях в лагере за время моего отсутствия. Главной новостью стало то, что разведка вошла в контакт с хуманами из двух кланов скрывающихся в горах, от них поступили сведения о событиях на Таноле. По всему острову кипела настоящая партизанская война. Имперцы контролировали территорию острова только на побережье и блокировали остров с моря. Днем на острове хозяйничали имперцы, а ночью власть переходила к хуманам. Любые вылазки имперцев в горы заканчивались плачевно, успехов никаких, а убитых и раненых море. Защитники Танориса отбив несколько штурмов с трудом, но держались.

Наша высадка в 'бухте Плача' и разгром имперского отряда был встречен с радостью, но одновременно и с большим недоверием. Рассказы об огненных драконах и 'великом' Ингаре, только усугубили ситуацию и заставили относиться к нам настороженно. В создавшемся положении оказалась и большая доля моей вины, я не запретил разведчикам распускать язык, просто упустив из внимания этот аспект. Новый расклад, в который раз поломал все мои планы. Полет с Колином в Танорис откладывался, до предварительной демонстрации нашей силы. Прежде чем лететь необходимо попытаться уведомить защитников города о своем прибытии. Отпустив Маркуса, я отправился монтировать метатель на дельтаплан и готовиться к вылету. В процессе работы меня навестил Ингур, брата с похмелья колбасило не по-детски и он постоянно пил воду из фляги. Отвечать на его дурацкие вопросы у меня не было времени и я, отправил его спать, предварительно вытряхнув из своей кольчуги. Забрав с собой два магазина с камнями к метателю, я улетел подзаряжаться на горное озеро.

Через два часа мой дельтаплан, перевалив через горный хребет, летел в направлении Танориса. Наконец горы остались за спиной, и я повел дельтаплан на снижение в огромную котловину заросшую лесом. На окраине лесного массива возвышались стены какого-то города. Если верить карте, то это как раз и был нужный мне Танорис. Подлетев поближе, я сделал круг над городом, но ничего особенного вокруг не происходило. Стены Танориса несли на себе следы штурма и кое-где зияли наспех заделанными брешами, а в городе чернели проплешины от пожаров, но и у подножья стены валялись кучи поломанных лестниц, а у ворот чернели закопченные остовы трех сгоревших таранов. Даже на высоте трехсот метров стоял удушливый смрад от разлагающихся во рвах трупов имперских солдат.

Имперцы построили три лагеря напротив ворот Танориса, и перешли к долговременной осаде, теперь защитников города убивали не имперские солдаты, а голод и болезни. Времени на обратный полет было в обрез, и я сразу приступил к делу. Имперцы вместо того чтобы разбежаться и попрятаться по щелям завидев дельтаплан, объявили тревогу и выстроились в манипулы по типу построения древних римлян. Эти отряды представляли из себя прекрасную цель для воздушной атаки. На каждый лагерь мне удалось сделать по три захода, прежде чем воины, побросав щиты, бросались врассыпную. Меня очень удивила высокая стойкость и дисциплина имперских войск, даже перед лицом неминуемой смерти. Закончив разгром лагерей, я повернул дельтаплан к городу и сбросил вымпел с посланием на площадь перед цитаделью. Город как будто вымер и внизу я не заметил ни одного человека, все попрятались, завидев дракона.

В обратный путь мне предстояло лететь кружным путем вдоль побережья, чтобы разведать расположение кораблей армии вторжения. Единственным удобным местом для высадки на побережье являлся порт Лизар с большой и удобной гаванью. Набрав высоту, я полетел строго на юг, где должен был находиться этот город. Через час полета внизу показалась большая бухта буквально забитая кораблями и я, положив аппарат на крыло сделал боевой разворот и начал атаку. Обойму в метателе мне удалось заменить еще на подлете, поэтому каждый заход на штурмовку сопровождался огненным смерчем, обрушивающимся на корабли. После седьмого захода мне пришлось прекратить штурмовку. Внизу разлилось целое море огня, и восходящие потоки горячего воздуха швыряли дельтаплан как щепку в бурном море. Главное дело было сделано, и я повернул аппарат на север вдоль побережья.

На этом беды имперцев не закончились, потому что мне удалось расстрелять оставшийся боезапас по галерам блокирующим Танол с моря. На этот раз я сделал два промаха, наверное, сказалась накопившаяся усталость, но еще две отправленные на дно галеры с экипажем тоже хлеб.

Я сажал дельтаплан в 'бухте Плача' с последними лучами солнца, прошедший бой настолько меня измотал, что я еле добрался до каюты и рухнул на кровать как убитый, даже не раздеваясь.

Весь следующий день мне пришлось решать накопившиеся проблемы, которые требовали моего личного вмешательства. Первым стоял вопрос с пленными, у нас накопилось около сотни пленных имперцев, которых необходимо было кормить и охранять. Мальчишки, которые исполняли роль охраны, в случае бунта среди пленных серьезного сопротивления оказать не могли, а для надежной охраны у нас просто не хватало воинов. Дела с продовольствием так же обстояли не лучшим образом. Я понимал, что меня подталкивают к решению о ликвидации пленных, потому что брать на себя ответственность никто не хотел. Сплюнув в сердцах, я вызвал 'проклятых' и приказал им убить пленных за исключением пяти офицеров, за которых можно было получить выкуп. Разрешив пару конфликтов между командирами отрядов по поводу очередности заступления в наряд и на хозяйственные работы, самым простым способом, вломив спорщикам по первое число, я распустил совет и улетел на озеро ночевать и заряжаться. В последнее время горное озеро и пещера, в которой я подзаряжался, стали для меня самым настоящим спасением от навалившихся забот. С одной стороны я как бы занимался делом, заряжая камни 'Силы', а с другой стороны просто прятался от всех, чтобы не сорваться и не натворить бед. Мое личное пространство скукожилось до маленькой пещеры в горах, такова оборотная сторона власти над людьми.

Вернувшись утром в 'бухту Плача', я первым делом вымылся и привел себя в порядок, а затем переоделся в новую приличную одежду, чтобы не выглядеть оборванцем в Танорисе. Колин тоже прихорошился и мы, плотно позавтракав, облачились в летные комбинезоны, специально пошитые для нас из кожи какого-то редкого морского зверя покрытой блестящей зеленой чешуей. Эта одежда как нельзя лучше подходила для полетов на дельтаплане, в отличие от истрепавшихся гвельфийских комплектов одежды захваченных из замка Эрмор. Метатель с дельтаплана пришлось снова демонтировать, но у меня уже появилась идеи, как увеличить грузоподъемность аппарата.

В Танорис мы отправились кружным путем вдоль побережья не рискнув лететь через горы затянутые тучами. Через четыре часа мы уже кружили над дымящимися развалинами Лизара. Вода в бухте казалась черной от закопченных обломков кораблей и слоя сажи плавающего на поверхности. Мне не известно, что перевозили корабли, но разрушения и чудовищный пожар, уничтоживший до основания город, наврядли были результатом семи выстрелов из легкого метателя. Закончив осмотр руин Лизара, мы повернули на север к Танорису.

К моему удивлению осада с города была уже снята и под его стенами копошилось множество народу занимающегося разбором завалов и очисткой рва от смердящих трупов. Повсюду горели огромные костры, к которым двигались вереницы телег заваленных человеческими останками. На месте развалин лагерей имперцев тоже горели костры скорби и трофейные команды занимались мародерством. Наше появление поначалу вызвало небольшую панику, но очень скоро люди внизу оправились от испуга и начали приветствовать нас жестами и радостными криками. Я снизился метров до пятидесяти и сделал несколько проходов над головами защитников Танориса. Никакой враждебности мы не ощутили и, заложив вираж, дельтаплан перелетел городскую стену.

Внутри города тоже было многолюдно, кажется, что все население, от мала до велика, занималось устранением последствий войны. На площади перед цитаделью я увидел огромный белый крест, выложенный из полотна, а рядом с ним стоял высокий шест с развивающимся флагом, который указывал направление ветра. Все выглядело, так как я и просил руководство города в своем письме. Широкий ров перед цитаделью был полностью заполнен водой и очищен от плавающих предметов и мусора, а вдоль берега стояло охранение из полусотни воинов. Сделав два пристрелочных прохода вдоль рва, я пошел на посадку. Расчет оказался верным, и мы приводнились, как прописано в летном наставлении. В конце пробежки я подрулил к наплавному мостику и заглушил двигатель. Пока мы с Колином выбирались из аппарата и разминали затекшие части тела, к нам приблизилась пышная делегация в сопровождении отборных бойцов в парадных доспехах. Руководство Танориса, по всей видимости, решило не ударить в грязь лицом перед повелителями драконов и разоделось в пух и прах. Наши с Колином чешуйчатые комбинезоны хотя и не выделялись обилием блестящих побрякушек, но выглядели достаточно круто, если судить по лицам встречающих.

Высокий хуман, в дорогих доспехах старинной работы и с обожженным солнцем лицом, вышел вперед и представился:

– Я Лотрак 'тяжелая рука', князь клана 'Харуха', временный глава совета кланов. Кто вы повелители драконов и наши спасители?

В воздухе повисла неловкая пауза. Мне казалось, что я все продумал, готовясь к встрече в Танорисе, но такая мелочь как собственный титул как-то выскочила из головы. Геон мир средневековья здесь титулы и прозвища много значат для поддержания собственного имиджа и авторитета. Тянуть дальше с ответом было невозможно, такое поведение могли принять за неуважение или слабость, поэтому я не раздумывая выдал:

– Я Ингар 'черный дракон', верховный князь кланов 'Желтой Змеи' и клана 'Зорга', а мой спутник князь клана 'Зорга' Колин.

Мой друг слегка обалдел от того что я его представил как князя, но быстро взяв себя в руки с достоинством поклонился. Встречающие тоже обалдели от титулов, которыми я наградил себя и Колина, но проглотили сказанное, не поморщившись.

– Прошу наших высоких гостей проследовать в замок, где вам будут оказаны все положенные вашему статусу почести.

Я поблагодарил Лотрака за оказанную нам честь и, попросив его выставить охрану возле спящего 'дракона', и в сопровождении почетного эскорта направился в замок, под буквально сверлящими нас взглядами собравшихся на площади людей.


Глава 17. Я готовлюсь стать отцом. | Странник. Книга третья. Битва за Танол | Глава 19. Кровавый совет в Танорисе.