home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2.

Мы рождены, чтоб сказку сделать былью…

Утром меня разбудил шум проснувшегося лагеря, и мы с Тузиком направились умываться к ручью. За нами как привязанная следовала четверка бойцов охраны. Ходить под конвоем было некомфортно, но что поделаешь, князь не может бродить в одиночку. Во время водных процедур побежал Маркус и доложил, что в лагерь пришли разведчики Колина, доложившие о подходе основной колонны воинов. По их словам ждать оставалось не более часа. Я приказал подготовиться к встрече и начать готовить еду для подходящих бойцов из запасов, найденных на галерах.

Перекусив прямо на ходу, мы с Тузиком отправились осматривать место вчерашнего побоища и трофейные галеры. Пляж, на котором произошли основные события, был усеян гниющими останками человеческих тел, и вокруг невыносимо воняло горелой мертвечиной. Зажав пальцами, нос я направился к галерам и с помощью охраны забрался на палубу. Осмотр кораблей принес не утешительные результаты. Одна из галер пострадала довольно сильно и требовала серьезного ремонта, однако две другие могли выйти в море через пару дней. Закончив с осмотр, я вернулся в лагерь и вызвал для доклада Маркуса и Курта. Маркус доложил, что на Тереб высадилось четыреста десять имперцев, убито триста сорок солдат противника, взято в плен семнадцать, это с учетом отловленных ночью, остальные разбежались по окрестностям.

– Откуда такие точные сведения по потерям, на пляже только куски человеческих тел? – усомнился я в подсчетах Маркуса.

– Мой князь, о числе десанта рассказали пленные. Численность убитых мы посчитали по количеству мечей найденных на месте сражения.

– Имперцы могли просто побросать мечи во время боя, чтобы легче было драпать.

– Мой князь, у имперцев за утерю меча смертная казнь, они скорее без штанов убегут, чем меч бросят.

– Как думаете, сумеем мы отремонтировать обгорелые галеры? – спросил я охранников.

– Мой князь на первой галере нужно снимать всю обшивку на носу и половину палубы. Сгоревший форштевень корабля необходимо менять на новый, а это потребует времени. Думаю, что недели полторы потребуется на ремонт, – ответил Курт.

– Ремонтировать есть чем?

– На кораблях есть запас досок и брусьев, недостающее возьмем в рыбацком поселке. В крайнем случае, разберем пару домов.

– Как настроение бойцов?

– Отличное! Такая победа и почти без потерь, я думаю, о ней будут вспоминать и после нашей смерти! – воскликнул Маркус.

– Победу праздновать рано, мы легко победили только из-за глупости противника, который поплатился за свою спесь и самоуверенность. Не будем идти по его стопам, и совершать ту же ошибку. Война будет трудной и кровопролитной, вчерашний бой только мелкий эпизод в предстоящей битве.

Колона бойцов Колина вышла к нашему лагерю через полчаса после доклада Маркуса. Бойцы, прошагавшие всю ночь, буквально валились с ног. Колин привел с собой только первую сотню, остальные должны были подойти только к полудню. Вкратце ознакомив Колина со сложившейся ситуацией, я отправил его отдыхать, а сам занялся пленным центурионом. Вчера мне было не до допросов, а сегодня я себя чувствовал значительно лучше и мог обстоятельно потрясти пленных. Начал я допрос с голого центуриона. За ночь спесь из имперца выветрилась, и допрос прошел без проблем.

– Как тебя зовут? – начал я с выяснения личности командира противника.

– Я Луций Корнелий Кар, первый центурион третьей когорты императорской гвардии Меранской империи.

– Римлянин что ли? – удивился я.

– Какой римлянин? – переспросил Луций, – Я меранец, сын Тита Флавия, имперского советника по военным делам. За меня тебе дадут большой выкуп.

– Это трое штанов, что ли? – продолжил я стебаться над имперцем.

Луций вспыхнул как спичка, но поняв, что над ним издеваются, зло ответил:

– На эти деньги ты сможешь купить штаны всему своему клану.

– Ладно, успокойся, штаны нам не нужны, а нужны сведения. Что произошло в империи и почему вы решили напасть на Танол?

– Это приказ императора, он не дает отчета своим подданным.

– И все же, империя и хуманы не враждовали. Мы не давали повода к войне и вдруг такой поворот?

– Я сам толком не знаю. В Меране ходили слухи, что это связано с верховным магом. Якобы они что-то важное нашли на Таноле. Поэтому Сигурда подбили напасть на замок Аммалаэль. Для этого мы организовали высадку на Теребе, чтобы гоблы ушли в глубину болот и Сигурд мог без помех напасть на клан 'Желтой Змеи'. Мне приказали перебазироваться с южного берега Тереба к месту высадки Сигурда, и пока он возится с замком, запереть дорогу через болото и уничтожить когда будет возвращаться к дракарам.

– Откуда тебе известно, что Танол захвачен?

– Три дня назад прибыл гонец из Керанира, он рассказал, что имперский флот вышел из порта по направлению Танола.

– И ты решил, что хуманам конец?

– А как может быть иначе? На кораблях пять тысяч воинов и десять метателей. Они как муху раздавят любого, кто посмеет им сопротивляться. Великий князь Сигурд с лучшими воинами заблокирован на Теребе. Страна раздроблена на кланы, хуманов просто загонят в горы, где они вымрут от голода.

– Каков основной объект нападения на Танол?

– Мне толком ничего не известно, я в разработке операции участия не принимал. Говорят что какой-то замок или монастырь в горах.

– Почему ты так легко отвечаешь на мои вопросы?

– Я сам не раз допрашивал пленных и знаю, что мало кто может долго молчать. Хуманы известны своей способностью развязывать языки молчунам. Мне хочется вернуться в Меран живым, а не покойником или калекой. Все, что я рассказал не такая уж тайна, другие пленные осведомлены не хуже меня. Вам эти сведения не очень помогут, а я могу быть посредником на переговорах о сдаче.

Закончив допрос, я усыпил имперца и просканировал его мозг. Никаких блокировок в мозгу не было, и я легко вошел в его сознание. Информация, полученная во время допроса, почти полностью подтвердилась, за исключением некоторых нюансов. Причиной говорливости центуриона оказался не страх смерти, а молодая жена, которая ждала его в Меране. Допрос остальных пленных ничего нового не дал за исключением названия замка в горах Танола. Имперцев интересовал замок Кронос, построенный на месте древних развалин. Что имперцы хотели найти в замке, было неизвестно.

К полудню подошли отставшие воины Колина во главе с Ловкаем и, дождавшись пока воины разместятся и поедят, я собрал командиров на совет. Известия о нападении на Танол вызвало настоящую бурю среди воинов. Раздались требования о немедленном отплытии на родину для отпора имперцам. Постепенно здравый смысл возобладал в умах командиров присутствующих на совете, и обсуждение перешло в конструктивное русло. Постепенно начал вырисовываться план операции возмездия. Совет единогласно решил, что женщин и детей на Теребе оставлять нельзя, мы не могли дробить и так не очень большие силы. В замке Аммалаэль предлагалось оставить полтора десятка молодых воинов под командованием трех ветеранов и десяток пожилых женщин, остальные должны плыть на Танол.

Местом высадки выбрали бухту Плача, на северо-западном побережье острова. Бухта могла вместить все наши корабли, и из нее было беспрепятственно уйти в горы. Даже если имперцы захватили бухту, то в клане 'Зорга' знали тайные тропы, ведущие на две скалы господствующие над бухтой. С этих скал можно легко сжечь из метателя весь имперский флот, находящийся в бухте. Подход к бухте изобиловал рифами и мелями, на которых погибло немало кораблей, отсюда и название бухта Плача. Если мы захватим бухту, то имперцам ее штурм обойдется в немалую цену. По горным тропам можно наладить связь с другими кланами Танола и земля станет гореть под ногами захватчиков. Последним решением совета стала отправка баркаса назад в потаенную бухту чтобы, не теряя времени на дорогу по болоту завтра же готовить караван с женщинами и детьми для похода к побережью. Закончив совет на этой бравурной ноте, и озадачив командиров, отправил их к бойцам, а сам, усевшись на камень, стал прокачивать ситуацию.

Мне было хорошо известно, что красивые планы имеют тенденцию заканчиваться полным провалом из-за малейшей ошибки или случайности. Нам предстояло вывести в море флотилию из семи судов набитую людьми под завязку. На дракары и галеры едва хватало гребцов, и бой с имперским флотом легко мог закончиться плачевно. Главной ударной силой должен был стать баркас с мотором, но заряда камня 'Силы' не хватит на трехнедельное морское путешествие. Есть ли возможность зарядить камень в море, я не знал, поэтому придется идти на веслах или под парусом. Для охраны каравана нужно на одном из дракаров собрать сильный состав гребцов и воинов, которые должны страховать баркас во время боя. Этот дракар необходимо вооружить метателем. Третий метатель я решил оставить на баркасе. Зарядов на каждый метатель только по десять штук и не для всех целей нужен крепостной метатель. Закончив строить планы, я отправился проверять караулы. Не то чтобы я не доверял командирам, но воины должны знать, что князь держит ситуацию под контролем и может появиться в любой точке лагеря или на любом посту.

Этот вечерняя проверка постов явилась поворотной точкой в сражении за Танол. Обойдя почти все караулы и проверив часовых, которые на редкость бдительно несли службу, я наткнулся на спящих раздолбаев. Двое пацанов лет четырнадцати вооруженных копьями сладко дрыхли в кустах недалеко от края болота надеясь на то, что колокольчик, спрятанный в траве предупредит их о приближении врага или начальства. Эту своеобразную растяжку обнаружил Курт, сопровождавший меня с бойцами охраны. Пацаны попали по полной, за сон на посту в боевой обстановке полагалась петля. Мало того что ребят должны были казнить, так еще и казнь через повешение являлась самой позорной. У плачущих часовых отобрали оружие и связали. На душе у меня скребли кошки. Я прекрасно понимал, что по раздолбайству не далеко ушел от провинившихся мальчишек, но должен был отдать приказ об их казни. Охрана быстро упаковала преступников и пинками погнала перед собой. Курт нес отобранные у часовых копья, которые постоянно выскальзывали из его рук. Я решил помочь ветерану и забрал у него одно из копий. Меня удивила странная легкость копья, и я соскоблил кусок краски с древка. Из-под краски показалась блестящая поверхность мифриловой трубы.

– Стоп! – скомандовал я. – Ведите придурков ко мне. Охранники мгновенно приволокли пацанов под мои ясные очи.

– Где взяли копья?– грозно спросил я.

– Сами сделали, нам наконечники старый Гольц выковал, а древко я в развалинах нашел.

– Там еще такие трубы есть?

– Там этих труб навалом, только их никак не отрезать, они из мифрила. Я случайно эту тубу нашел в песке, мы потом там все с Румом перекопали, но больше ничего не нашли.

– Как тебя зовут?

– Артак, мой князь.

– Далеко отсюда это место?

– Нет, мой князь. Это в скалах за поселком, туда за час дойти можно. Только уже темнеет лучше с утра туда идти.

– Если не соврал, то я вас не повешу, а только выпорю перед строем! – так я нашел отмазку, чтобы не брать на душу грех убийства сопливых мальчишек.

Мы вернулись в лагерь и, посадив пацанов под арест, направились к баркасу, возле которого уже собрались воины, отправляющиеся в замок Аммалаэль через потаенную бухту. На баркас набилось тридцать бойцов во главе с Арчером, который должен был сформировать в замке караван и привести его на побережье.

К полуночи мы были уже в бухте. Я выгрузил бойцов на берег и сразу отплыл назад к лагерю на пляже. Всю дорогу в голове крутилась одна идея, в реальность которой я боялся поверить. Теперь все завесило только от одного обстоятельства, соврали мальчишки или нет.

После возвращения в лагерь я никак не мог заснуть и ворочался на своем плаще как пропеллер, постоянно будя несчастного Тузика. С первыми лучами солнца я вскочил на ноги и приказал Курту тащить мальчишек ко мне.

Маркус настоял на том, чтобы поход начался после завтрака и со мной отправились все двенадцать охранников. Не смотря на то, что у меня буквально свербело в одном месте, я вынужден был согласиться с его доводами. Дорога к развалинам действительно не заняла больше часа, и мы подошли к нагромождению обломков древнего строения. Что это было за сооружение, понять было невозможно. Мальчишки указали на лаз между двумя блоками, и мы на карачках полезли в глубину развалин. Ползти пришлось метров двадцать, лаз вывел нас в коридор с полукруглым потолком. Здесь мальчишки зажгли масляную лампу, и мы пошли дальше. Коридор закончился квадратным залом, освещенным солнечным светом через дыру в потолке. Вся левая стена зала представляла собой шведскую стенку из мифриловых труб диаметром миллиметров сорок и длиной более пяти метров. На стенах были заметны сколы вокруг труб, но попытка достать трубы из стены провалилась.

– Пацаны вы спасли свою жизнь и мало того вы вместо двадцати ударов плетью получите только десять, – обрадовал я мальчишек.

Мальчишки едва не закричали ура от такого подарка, как будто получили по килограмму конфет, а не десять ударов по заднице.

– Вот еще одно доказательство теории относительности, – подумал я.

Выгнав всех из зала я, напевая себе под нос 'Марш Сталинской авиации', начал срезать со стены мифриловые трубы, которые должны были стать основными деталями мотодельтаплана, главной ударной силы штурмовой авиации Танола. На третьем курсе МЭИ мне довелось целый год заниматься в кружке дельтапланеристов и даже полетать на дельтаплане. Устройство этого простейшего летательного аппарата мне было хорошо известно. Нам удалось построить двухместный мотодельтаплан и выполнить на нем с десяток полетов. Увы, но наше увлечение закончилось трагедией. Во время очередного полета лопнула одна из растяжек, и аппарат с высоты двухсот метров рухнул на землю. Погиб Саша Расторгуев, основатель и душа нашего кружка, после чего кружок закрыли, и мое увлечение авиацией закончилось.

К полудню все тридцать две трубы были срезаны, и наш караван, нагруженный драгоценными трубами, отправился в обратную дорогу. Я краем уха слушал разговоры своих бойцов, которые обсуждали кому, достанутся мифриловые копья. Знали бы они, насколько далеки их разговоры от истинного назначения этих труб.

Вернувшись в лагерь, я выслушал доклад Маркуса и, отдав несколько распоряжений, приступил к разработке чертежей дельтаплана. К вечеру у меня был готов эскиз двухместной машины на поплавках. Пилот и пассажир должны были сидеть рядом. Поплавки в качестве шасси я выбрал, потому что отсутствовали колеса, а поплавки можно было выстругать из дерева бальсат, которое имело очень пористую древесину, наподобие пробкового дерева. Еще одним аргументом определившим выбор поплавков в качестве шасси, являлся рельеф Геона покрытый в основном лесами и озерами, а в лесу невозможно найти ровную площадку для посадки. Для надежности поплавки можно обклеить парусиной из шелка черного паука, который абсолютно не боялся воды. Все чертежи я делал в натуральную величину, используя для этого ровную площадку пляжа, предварительно намочив песок водой. Охранники, расставленные по углам площадки, с удивлением наблюдали за князем, ползающим на коленях по песку и рисующим на нем непонятные знаки. Последний эскиз был перенесен на бумагу уже при свете факелов. Удовлетворенный результатами работы я поужинал и завалился спать.


Глава 1. Из огня да в полымя. | Странник. Книга третья. Битва за Танол | Глава 3. Легенда о Синем Волке.