home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 23. Спасти мир не удалось.


Я сидел на палубе дракара и уплетал за обе щеки нехитрый походный паек простого воина и слушал доклад Ингура. За прошедший час я успел вымыться и переодеться, а теперь набивал желудок перед обратной дорогой в долину замка 'Кронос'.

– Ингар мы все сделали, как ты приказал. Всех имперцев на берегу мы выловили, но взять живым не удалось никого. Убитых имперцев семеро, у нас четверо убитых и пятеро раненых. Двадцать воинов преследуют недобитков, которые выскочили за тобой из ущелья. Сколько имперцев сидело в засаде, пока не ясно, но думаю, что через час смогу доложить точнее.

– Ингур, срочно пошли бойца пусть остановит преследование и возвращает воинов из долины к входу в ущелье. Всех удравших все равно не переловить, а у нас каждый боец на счету, да и времени в обрез. Я отдохну пару часов, и срочно двигаем по ущелью в сторону замка 'Кронос'. Мне удалось отбить 'Амулет согласия' у 'темных эльфов', но эти твари убили моего дракона, поэтому нам придется прорываться к замку через долину.

– Эльфы убили дракона? – обалдев от моих слов, переспросил Ингур. – Я думал, что это невозможно!

– Брат на этом свете нет ничего невозможного, даже дракона можно убить, хотя это и очень сложно сделать. Эльфам невероятно повезло, да и я сглупил, подставившись под удар.

– Как же мы теперь без дракона? – удрученно произнес Ингур.

– Не печалься, я призову новых драконов еще сильнее прежнего. Для нас главное доставить 'Амулет согласия' в замок, пока не стало поздно. Два часа тебе на сборы и в путь. На дракаре оставишь десяток воинов и раненых, а остальные пойдут с нами. Командуй брат, а я посплю немного.

Два часа пролетели как одно мгновение и я, с трудом продрав глаза, спустился по сходням на берег. Ингур отлично выполнил мой приказ и воины, стоящие на берегу ждали только меня и приказа. Я махнул рукой и побежал легкой трусцой в сторону долины. Воины, вытянувшись в колонну, побежали следом за мной. Продышавшись и разогрев мышцы, я ускорил темп и выбежал на площадку перед входом в ущелье.

Вдруг из глубины острова донесся непонятный гул, и меня сшибло на землю, словно из-под ног выдернули половик. Несколько секунд я скакал как на огромном батуте, обивая себе бока, колени и локти. Всю округу заволокло поднявшейся неизвестно откуда пылью, будто землю вытряхивали как старый ковер. Скалы с грохотом рушились в море, поднимая тучи брызг, со всех сторон раздавались крики ужаса. Прошло несколько минут, пока эта вакханалия не стихла. Мои бойцы, окликая друг друга и кашляя, начали подниматься на ноги, с ужасом озираясь по сторонам.

Душу захлестнула безысходность и отчаяние, окружающий мир проваливался в тартарары, и об этом было известно только мне. Как бы не рвала эта мысль душу, но сейчас главное спасти жизни доверившихся мне людей.

– Всем осмотреться и подобрать убитых и раненых! – крикнул я. – Десятникам проверить людей и немедленно возвращаться на дракар!

Пыль немного осела, и перед моими глазами предстал масштаб произошедшей катастрофы. Ущелье, ведущее в долину, исчезло заваленное камнями, многие скалы обрушились в море, а зеленые кроны деревьев стали серыми от покрывшей их пыли. Над долиной замка 'Кронос' поднимались клубы черного дыма, и из-под земли раздавался приглушенный гул. Дракар выбросило волнами на пляж, но он, похоже не сильно пострадал во время землетрясения. Воины, подхватив на руки раненых, длинной вереницей спускались к дракару. Я, сплюнув себе под ноги, подобрал сумку с амулетом и пошел следом.

Потери нашего отряда снова увеличились, погибло три воина, а пятеро отделались переломами рук и ног. Нам с трудом удалось спустить корабль на воду, и плавучий лазарет отправился в сторону 'бухты Плача'. Оказав раненым посильную помощь, я стоял на палубе и хмуро смотрел на клубы дыма, поднимающиеся над горами Танола.

– Ингар, ты знаешь, что случилось в горах? – спросил меня брат.

– Да Ингур, я знаю что произошло.

– И чем весь этот кошмар грозит острову?

– Ингур говори спокойно и ничем не показывай своего волнения воинам. Ты понял меня?

– Да брат, – ответил Ингур.

– Танол очень скоро погибнет, а вместе с ним и все его жители. Мне неизвестно, сколько еще пройдет времени, но остров разлетится на куски, затем обломки зальет расплавленным камнем и засыплет раскаленным пеплом. Самым ужасным является то, что сейчас в долине замка 'Кронос' копится огромная масса раскаленного газа и пепла, которая переполнив кратер, с чудовищной скоростью ринется вниз, сжигая все на своем пути.

Ингур побледнел, как смерть, но вида что он напуган, постарался не показывать.

– Что нам делать брат?

– Сейчас мы должны как можно быстрее добраться до 'бухты Плача' и забрать с собой Викану и Тузика, а за тем как можно дальше уплыть от острова.

– Ингар, ты сошел с ума, а как же наши воины, старики, женщины и дети?

– Брат мы не успеем никого спасти, потому что и нам самим осталось надеяться лишь на чудо. Есть призрачный шанс выжить только у молодых и здоровых мужчин, которым придется изо всех сил грести на протяжении нескольких дней. Даже если мы выживем, то проведем в море несколько недель, питаясь впроголодь и умирая от жажды.

– Откуда тебе это известно?

– В моем мире происходили подобные катастрофы, после взрыва вулкана всю округу накрывает раскаленный пирокластический поток, от которого нет спасения.

– Пирокластический? – переспросил брат.

– Ингур не забивай себе голову непонятными терминами, а поверь мне на слово, шансов выжить, у нас практически нет.

Ингур пристально посмотрел мне в глаза и, поняв, что я абсолютно серьезен сел к одному из весел, у которого не хватало гребца. Мне с огромным трудом удалось подавить охватившую меня панику и начать анализировать варианты развития событий. Все душевные терзания по поводу того, что я в очередной раз напорол ошибок и заранее не отдал приказ об эвакуации с острова, нужно было отбросить в сторону, но я тоже человек, а не машина. Сделанного уже не вернешь и теперь мне предстояло сделать чудовищный выбор, между красивой гибелью, в тщетных попытках спасти всех и позорным бегством с Танола, во главе полусотни молодых и сильных воинов. Около полуночи эти бесполезные метания, между попыткой спасти свое лицо и жестокой целесообразностью, прекратил выброс первого пирокластического потока в сторону долины, по которой меня гоняли эльфы. Пылающий вал раскаленного газа перемешанного с пеплом переполнил кратер вулкана и понесся вниз со скоростью реактивного самолета. Все происходило практически в тишине, потому что звук еще не долетел до наших ушей, и мы увидели, как огненный ураган сжигает все на своем пути. Потом пришла ударная волна, и меня сшибло на палубу. Чудовищный рев рвал барабанные перепонки, дракар зачерпнул правым бортом воду, но на наше счастье не перевернулся. Парус мы не ставили, поэтому мачта уцелела, и мы очень легко отделались, не понеся практически никакого ущерба. Пирокластический поток за считанные минуты достиг моря и начал угасать, подняв клубы пара на побережье. Следующего удара стихи ждать оставалось очень недолго. Ели первый вал огня достиг моря менее чем за полчаса, то в случае следующего выброса, смерть докатится до 'бухты Плача' часа за полтора. Неумолимая судьба не оставив времени для маневра предопределила мой выбор, но прав ли я, на этот вопрос у меня ответа не было.

Изнурительная гонка продолжалась почти до рассвета, когда дракар буквально влетел в 'бухту Плача'.

Поселок на берегу оказался сильно разрушен и среди развалин копошились спасательные команды, пытавшиеся при свете факелов разбирать развалины в поисках выживших. Мы причалили к борту сильно потрепанной флагманской галеры, которую кормой выбросило на пляж, и я поднялся на ее палубу. Две другие галеры затонули прямо у берега разбитые волнами об пирс.

– Где Викана? – спросил я подбежавшего ко мне капитана.

– Она в своей каюте мой князь.

– Немедленно найди Колина и приведи ко мне. Я бегом спустился вниз и ворвался в каюту принцессы.

– Любимый, слава богам ты пришел за нами! Я так боялась что ты погиб в этом кошмаре! Здесь творился сущий ад, я думала, что все кончено, – заплакала Викана, повиснув у меня на шее.

– Викана бери самое необходимое и бегом на палубу, мы срочно отплываем. Тузик проследи за ней, – заявил я непререкаемым тоном принцессе и вылезшему из-под кровати малхусу.

Следующие полтора часа стали настоящим адом, я носился по палубе и вместе с 'проклятыми' грузил на дракар мифриловые трубы, бочки с водой, запасной парус и мешки с кашей. Затем мы выгружали раненых на галеру и сбрасывали на палубу дракара плотницкий инструмент и доски. Ингур на берегу отбирал самых сильных бойцов для нового экипажа и даже притащил с собой трех молодых девушек. Я только скрипнул зубами на это самоуправство, но благоразумно промолчал. Колин прибежал в тот момент, когда я хотел уже отдавать приказ к отплытию.

– Ингар, прости меня, но я не мог прийти раньше, в подвале завалило много людей и каждые руки были на счету, – начал оправдываться он.

– Колин прыгай на палубу дракара, мы немедленно отплываем! – приказал я.

– Куда? – удивился он. – Поселок разрушен, кругом гибнут люди, мы должны помочь им.

– Слушай меня Колин, – прошипел я ему на ухо. – Танол погиб и людей не спасти. Скоро остров взорвется, это последний шанс спасти народ хуманов. Ты сильный и опытный воин, и мой кровный брат ты должен плыть с нами!

– Нет! – отшатнулся от меня Колин. – Я останусь здесь и если так решили боги, то погибну вместе со своими людьми или мы все вместе спасемся!

Я понял, что друга мне не переубедить и приказал отчаливать, дракар стал удаляться от борта галеры, и я в отчаянии закричал:

– Колин прости меня, если сможешь, я не могу поступить по-другому. Прощай друг, может быть, боги пощадят нас, а если нет, то встретимся в ином мире! Если я выживу, то буду ждать тебя в Кайтоне. Разошли, если сможешь всех почтовых птиц с приказом хуманом идти в Кайтон!

Дракар уже выходил из бухты, когда до меня донесся голос Колина с прощальным приветствием. По моему лицу текли слезы, и я искусал себе гуды до крови от ярости и бессилия. Затем начался ад.

Следующие сутки я практически не помню, голове остались только стоп кадры произошедшего со мной. Время перестало существовать, была только изнурительная гонка со смертью. Огненный вал пирокластического потока накрыл 'бухту Плача' через час после отплытия корабля. На наше счастье ударная волна накатилась на дракар с кормы, и мы потеряли только унесенную за борт сломавшуюся мачту. Обрубив канаты перепутавшегося такелажа, экипаж с удвоенной силой налег на весла.

Смерть игралась с нами как кошка с мышкой то, отпуская, то снова вцепляясь в наши души своими когтями. Чтобы подавить в себе ужас и не сойти с ума, я пилил, рубил, строгал, укрепляя палубу дракара, и устанавливал дополнительные распорки в трюме. Мы с Ингуром крепили бочки с водой и заколачивали досками ненужные люки. Затем сбросив в воду все лишнее с палубы, мы затащили в трюм мифриловые трубы и снова ставили распорки и монтировали что-то наподобие привязных ремней для экипажа. Гребцы буквально рвал жилы на веслах, стараясь из последних сил уйти как можно дальше от горящего Танола.

Под утро следующего дня на острове с интервалом в полчаса произошли еще три мощных взрыва, затем лава начала переливаться через край кратера переполненного вулкана и сразу стало светло как днем. На наше счастье ветер уносил тучи пепла на северо-запад в сторону гвельфийского Тарона, и нам пока не грозило сгореть заживо под огненным дождем.

Постепенно ветер начал меняться на попутный, и мы решили поставить временную мачту и поднять парус, но не успели этого сделать. На Таноле снова рвануло, и в воздух забил чудовищный фонтан раскаленной лавы. Гигантский кроваво-красный цветок цвел над островом всего несколько минут и остров, окутавшись стеной пара поднявшейся до небес, словно провалился под воду.

Я как завороженный смотрел на это апокалиптическое зрелище и с ужасом увидел, как на месте гибели острова поднимается огромная волна.

– Все в трюм, весла не забудьте с собой взять! – заорал я, и последним из экипажа нырнул в люк.

Мы с Ингуром лихорадочно заколотили люк гвоздями и подставили под него заранее подготовленные подпорки. В кромешной темноте слышалось только надрывное дыхание отчаявшихся людей, ожидающих неминуемую смерть. Через некоторое время за бортом послышался отдаленный рев приближающейся волны и я, прижав к себе дрожащую Викану, уцепился рукой за поперечную балку. Дракар начал плавно задирать нос, и мы покатились по чудовищным американским горкам. Нас бросало из стороны в сторону, переворачивало вверх днищем, вертело волчком. Дико завыл Тузик, а за ним и все остальные члены погибающего корабля. Кричали все и ваш покорный слуга в том числе. Я орал даже не от страха, а от страшной обиды и своего бессилия, защитить Викану и наших еще не родившихся детей.

В подсознании каждого погибающего мужчины, оставившего на земле потомство, теплится малюсенькая надежда продолжиться в своих детях, а сейчас мое я, погибало полностью и бесповоротно. Сколько времени продолжался этот ужас я не помню, но дьявольские кульбиты корабля стали стихать и мы начали качаться на гигантских качелях, которые постепенно уменьшали свой размах. Вода, пробившая себе дорогу через какие-то щели в обшивке корабля, стояла уже выше пояса, когда качка почти прекратилась.

Я чтобы успокоить Викану поцеловал ее в мокрую щеку и позвал Ингура. Мы выбили подпорки удерживающие люк и выдавили его наружу. Вокруг дракара стояла серая мгла, и с неба лился черный, воняющий серой дождь. Мы вылезли на палубу и, вычерпав воду из трюма, начали приводить корабль в порядок. Экипаж бродил по палубе черными изможденными призраками, но мы все-таки выжили.

***

Положение, в котором оказались пассажиры дракара, очень напоминало ожидание отсроченной казни. Моя попытка просканировать обстановку магическим взглядом провалилась полностью. Энергетический мир Геона был разорван на куски, и у меня чуть не взорвалась голова при попытке войти в транс. Вокруг корабля простиралось грязно-серое море покрытое слоем плавающей на поверхности пемзы. Солнечные лучи не могли пробить тучи пепла, весящие над головой, а серая мгла позволяла рассмотреть окрестности едва на тридцать метров. Экипаж терпящего бедствие корабля охватила апатия и полное безразличие к собственной судьбе, мои приказы исполнялись из-под палки, и если не принять срочных мер все могло закончиться бунтом. В этом мире меня удерживала только Викана, если бы не она, то я, скорее всего, сошел бы с ума, как и двое молодых воинов, выпрыгнувших за борт на второй день после гибели Танола. То, что люди начали сходить с ума, меня не удивило, такой удар про нервам не каждый может перенести. Весь ужас произошедшего состоял в том, что никто даже не попытался спасти несчастных, а это являлось очень тревожным звонком. Последней каплей заставившей меня, стиснуть зубы и взять ситуацию под жесткий контроль, стало открытое неповиновение принцессе одной из трех девушек спасенных Ингуром из 'бухты Плача'. Девчонка в ответ на просьбу принцессы, плюнула ей под ноги и послала 'гвельфийскую суку' к чертовой матери. Испуганная Викана забилась на корму и сидела там как мышь, обхватив трясущимися руками Тузика за шею. Больше всего меня разозлило то, что она даже не пожаловалась мне, посчитав, что я просто не смогу ее защитить.

– Ингур!!! – заорал я как раненый зорг. – Немедленно построй экипаж нам палубе!

Мой рев, будто хлыстом ударил по сгорбленным спинам членов экипажа. Люди стали просыпаться, словно после тяжелого наркотического сна и начали выстраиваться в две шеренги на палубе.

– Что случилось Ингар? – спросил меня взволнованно Ингур, прибежавший с носа дракара.

– Брат будь готов ко всему и прикрывай мне спину, – тихо сказал я и пошел между шеренгами воинов.

Пройдя сквозь строй, я вернулся на корму и начал говорить, не имея никакого плана, только на одной злобе и эмоциях.

– Всем прочистить уши и слушать меня! Я, по доброте душевной, три дня прощал экипажу разброд и шатание, потому что хотел дать вам время прийти в себя после трагедии постигшей всех нас, но некоторые восприняли это как возможность поставить под сомнение власть князя! Довожу до вашего сведения что, хрен вы угадали! Возможно, на нашем дракаре спаслись последние хуманы Геона. То, что мы живы, а не сгорели в огненном аду, последний шанс, данный нам богами! Мне наплевать на то, что вы думаете обо мне. Я умышленно взял на дракар только самых сильных и молодых воинов, это мое решение и мой грех перед памятью погибших! Проще всего было остаться на Таноле и, спасая женщин и детей погибнуть героем, в надежде остаться легендой в памяти потомков! Только если не будет нас, то и не будет никаких потомков у хуманов. Нам предстоит много дней прорубаться сквозь джунгли кишащие людоедами и вести с собой женщин, которых мы сможем захватить на берегу. Вам предстоит рожать детей кормить, воспитывать и защищать их. Хуманы будут жить, даже если мне придется перебить половину из вас! Вы поняли меня?

Ответом было гробовое молчание, только шум волн разбивающихся о борт корабля был слышен на палубе.

– Не слышу ответа! – зарычал я.

– Мы поняли тебя князь, – раздались робкие возгласы воинов.

– Не слышу ответа! – пришлось мне с еще большей яростью в голосе повторить вопрос.

– Мы все поняли! – на этот раз дружно рявкнули в ответ воины.

Адреналин кипел в крови как газировка в стакане. Злоба, вызванная стрессом, снесла мне крышу напрочь. Меня трясло как припадочного, и в этом состоянии я снова пошел сквозь строй, сжимая кулаки. Воины шарахались от меня как от какого-то зверя и жались к бортам, а я, продефилировав по палубе, вернулся на прежнее место и выдал, брызгая пеной изо рта:

– 'Проклятые' ко мне'! – вызвал я из строя шестерку будущих повелителей драконов. Воины пулей выскочили из строя и встали по бокам от меня.

– Сегодня одна тварь, не выполнила приказ княгини Виканы и позволила себе ей угрожать. Приказываю связать эту суку и выкинуть за борт!

На носу корабля произошло какое-то движение и вокруг жертвы приговоренной к смерти образовалось пустое пространство. 'Проклятые' как волки бросились на нос дракара и за волосы приволокли ко мне визжащую девушку.

– Зачем вы ее сюда притащили? Я приказал – 'За борт'!

Закончить экзекуцию 'проклятые' не успели, потому что в дело ввязалась Викана. Принцесса обхватила руками упавшую в обморок девушку и запричитала:

– Ингар пощади Люсию, она больше не будет перечить мне! Не будь таким жестоким, умоляю тебя!

Таким образом, у 'жестокого князя Ингара' появился противовес – 'добрейшая княгиня Викана'.

– Викана, оставляю жизнь Люсии на твое усмотрение, если повторится что-нибудь подобное, будешь топить ее собственными руками! – обозлился я и ушел на корму к спрятавшемуся под лавку Тузику.

Хитрый малхус всегда хорошо чувствовал, что запахло жареным и смылся, чтобы не попасть под раздачу.

Спасение Виканой Люсии как нельзя лучше разрядила обстановку на корабле, но меня угнетала мысль о том, что я превращаюсь в глазах соплеменников в жестокосердного монстра.

– Ингар, не нужно так жестоко поступать с людьми, мы все на пределе сил и могут быть срывы, – вставил свои три копейки подошедший ко мне Ингур.

– Слушай брат, иди лучше командуй приборкой на корабле и так на душе муторно! Если не понял, то через час я проверю результат и пеняй на себя. Прикажи пусть принесут чего-нибудь поесть, а то в животе революция.

Я сидел на корме с пустой от мыслей головой и тупо смотрел за борт. Адреналиновый отходняк унес последние силы, и тело напоминало выжатый лимон. Из ступора меня вывел поцелуй влажных губ Виканы и ее шепот на ухо:

– Ингар прости меня, что я вмешалась и выступила против тебя, но людей нельзя загонять в угол. Когда Алакдар учил меня управлять подданными, то говорил, что врагу всегда нужно оставлять щель для отступления, чтобы он не дрался до конца. Я очень испугалась, когда увидела, в какой ты ярости. Мы запросто могли остаться вдвоем на корабле и без подданных.

Слова принцессы меня очень удивили и открыли доселе неизвестные стороны ее характера. Ласковая кошечка легко могла превратиться в тигрицу, которая наверняка далеко не многим мужчинам по зубам. Наша беседа была прервана служанкой принесшей скромный обед, и мы стали есть солдатскую кашу из одного котелка, переведя разговор в шутливое русло.



* * * | Странник. Книга третья. Битва за Танол | Глава 24. Кайтон.