home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 24.

Кайтон.

Как бы то ни было, но порядок на корабле был восстановлен, и на горизонте забрезжила призрачная надежда на лучшее. Человеку даже в самой безнадежной ситуации свойственно хвататься за первую попавшуюся соломинку, даже если эта соломинка не вызывает никакого доверия. Моя сумбурная речь и обещания возродить народ хуманов не выдерживали серьезной критики, но давали пусть и иллюзорную, но цель, ради которой стоило бороться за жизнь. Две недели продолжалось наше плавание 'в никуда', с одной лишь целью не стоять на месте. Разразившийся на шестой день после катастрофы сильный шторм не давал расслабиться трое суток и вымотал скудные остатки сил, но и он закончился, тогда мы впервые увидели солнце в разрывах туч.

Вместе с окончанием шторма стихла буря в астрале Геона и мне удалось, сориентировавшись по сторонам света, проложить курс в сторону имперского побережья. Мы заменили сломанную мачту и поставили парус, значительно облегчивший наше плавание. Измотанный экипаж получил долгожданный отдых, а на вахте остались только я и Ингур. Бойцы спали вповалку на палубе, словно это были трупы, а не живые люди. Я приказал женщинам приготовить обед изо всех оставшихся в наличии продуктов и запретил будить экипаж до тех пор, пока он сам не проснется. Откуда у меня появилась уверенность в том, что до берега недалеко я не знал, но решил накормить людей, не экономя продуктов и воды.

Берег показался на следующее утро после нежданного пира. Сначала на пути дракара начали попадаться обломки деревьев, распухшие трупы животных и другой плавучий мусор, а затем мы увидели и кромку берега. Вид побережья оказался удручающим, волна цунами превратила пляж в зловонную свалку. Гора воды, обрушившаяся на берег оказалась настолько высокой, что переломала деревья на тридцатиметровом обрыве прибрежного плато. Мы плыли вдоль берега почти до полудня, пока нам не удалось найти укрытую скалами бухту, в которую с обрыва стекал водопад небольшого ручья. С трудом протиснувшись между скал дракар, уткнулся в песчаный берег бухты и я отдал приказ вытащить его на берег. Так закончился путь с того света в новую жизнь за которую еще предстояло побороться изо всех сил.

В бухте мы оставались около недели, ремонтируя корабль и пополняя запасы еды и пресной воды. Если вода имелась в избытке, то с едой обстояло намного хуже. Пятьдесят восемь мужчин и четыре женщины требовали много пищи, а в рационе были только птичьи яйца и воняющие рыбой геонские чайки, гнездящиеся на скалах. На второй день бойцы сплели сеть из распущенного каната и стали ловить в бухте рыбу, но нас и это не спасло, если бы не Тузик. Малхус в первую же ночь смылся на берег, а утром сбросил со скал в бухту туши двух оленей и теленка. Где он ухитрился столь удачно поохотиться, осталось тайной покрытой мраком, но подобные подарки мы получали еще два дня.

Экипаж за неделю отдохнул и отъелся, насколько это было возможно. Мы с Тузиком почистили кровь Виканы, а затем я, подкачал ее ауру и просканировал состояние плода. Принцесса на удивление легко перенесла обрушившиеся на нее испытания, а наши будущие дети резво набирали вес и уже имели вполне оформившиеся тела. Я обрадовал Викану своими наблюдениями и тут же получил ехидные уточнения к своим наблюдениям. Оказывается, Викана намного лучше меня была осведомлена о происходящих изменениях в своем организме. Из ее слов следовало, что мне предстояло стать счастливым отцом сына и дочери и до этого счастливого момента оставалось меньше семи месяцев. Я едва не задушил жену в своих объятиях но, получив подзатыльник быстро остыл.

Нам удалось сделать небольшой запас еды, и дракар направился вдоль побережья в сторону Кайтона. На следующий день мы доплыли до города прежде называвшимся Карсом. Зрелище, представшее перед нашими глазами, сразу отбило желание приставать к берегу. Карс просто перестал существовать, от прежде процветавшего большого города остались одни фундаменты, даже мощная крепостная стена исчезла, а в портовой бухте плавали сотни раздувшихся трупов горожан вперемешку с мусором. Вонь на жаре стояла неимоверная, и я приказал отойти подальше от берега в море. Четверо суток мы плыли вдоль уничтоженного цунами побережья, пока разрушения на берегу не стали сходить на нет. Сначала появились островки выстоявших деревьев, а затем и целые зеленые рощи.

После того как дракар миновал длинный скалистый мыс, береговая черта резко повернула на юг и следы цунами почти исчезли. Погода стала улучшаться, тучи рассеялись, и воздух очистился от вулканической пыли. На трети день, после поворота на юг, прошла сильная гроза, смывшая с деревьев на берегу остатки серого вулканического пепла и мир снова стал таким, каким я видел его до катастрофы. Нам пришлось еще два раза делать непродолжительные остановки для отдыха и пополнения припасов. Я решил не насиловать экипаж греблей и дать людям прийти в себя перед грядущими боями. Мои много часовые бдения над картой и планирование дальнейших действий постепенно стали обретать законченную форму и обросли запасными вариантами развития событий.

Расчет у меня был простой и базировался в основном на наглости и скорости, с которой мы будем действовать. Слава хуманов как лучших бойцов Геона ни у кого не вызывала сомнений и поэтому вступать с нами в открытый бой в Кайтоне без особой нужды никто не станет. Наличие двух метателей тоже являлось очень веским аргументом для любого противника. Единственной серьезной опасностью для нас могло стать присутствие в городе большого отряда имперцев или их боевых кораблей, поэтому я решил, сначала укрыться где-то недалеко от Кайтона и отправить в город разведку.

Со слов принцессы мне стало известно, что в гвельфийском торговом представительстве постоянно живут двенадцать гвельфийских семей с женами и детьми, а так же около двух десятков полукровок и квартеронов прислуги, из которых треть женщины. К дому Виканы принадлежали только четыре семьи, готовые беспрекословно повиноваться своей принцессе и, если потребуется, то они уйдут с нами к 'Дереву жизни', даже не зная о цели нашего похода. Скорее всего, в Кайтоне мало что известно о произошедшей на Таноле катастрофе, это связано с допотопной системой связи построенной на использовании почтовых птиц и курьеров. Первоочередной задачей являлось покупка запаса продуктов и вьючных лошадей для путешествия по джунглям. В пиратском городе наверняка присутствовал невольничий рынок, на котором можно было купить будущих жен для моих воинов или отбить невольниц силой в случае нужды. Перед бегством из 'бухты Плача', я забрал с флагманской галеры весь наличный запас денег включая и казну клана Ингура, поэтому на лошадей и припасы денег должно было хватить, а с будущими женами придется поступать по обстановке.

Судьба потихоньку стала благоволить к нам и помогла решить проблему с разведкой Кайтона. Приняв решение пристать к берегу на ночевку, мы зашли в русло реки, где сазу наткнулись на небольшое торговое судно зашедшее сюда раньше нас. Экипаж купца состоял всего из пятнадцати человек, которые сразу сложили оружие, завидев хуманов идущих на абордаж. Жестких мер к пленным я применять не стал и ограничился только реквизицией продовольствия и двух рабынь, которых капитан купил в Кайтоне.

После обещания не убивать экипаж и даже оставить в подарок их же собственный корабль, капитан запел как соловей. Катастрофа застала торговца в Кайтоне, куда он привозил на продажу продовольствие, скупленное в окрестных поселках и на ближайших островах. Отголоски землетрясения докатившегося до города особых разрушений не принесли. В Кайтоне разрушились только несколько хибар, которые и сами готовы были развалиться.

Через неделю из халифата стали прибывать первые беженцы, рассказавшие о начавшемся извержении вулкана на острове Патрос в Атласком озере. На острове находился город Медина, в которой проживала почти половина населения халифата. Медине не повезло и огненные потоки лавы, вырвавшись на свободу, потекли в сторону города. Население рвануло кто куда, спасаясь от извержения и беспредела начавшегося в столице. Еще через неделю сильно тряхнуло уже Кайтон, в котором развалило треть зданий и тогда появились первые погибшие и раненые. Пиратская вольница намного организованней любой государственной конторы и капитаны пиратов железной рукой задавили начавшееся в городе мародерство и грабежи. На данный момент в Кайтоне командовал совет из трех отставных капитанов сделавших себе состояние грабежом и вышедших на покой. Администрация афрских вождей была выгнана из города и власть полностью перешла под контроль совета. Кораблей в порту Кайтона осталось мало, потому что многие пираты ушли в море, когда начались проблемы с продовольствием и сбытом ранее награбленного. Имперцев в городе не было вообще потому, что сразу после землетрясения их торговое представительство поголовно вырезали любители легкой наживы. Гвельфы на удивление легко отбили нападение, расстреляв мародеров отравленными стрелами и изрубив на куски пару десятков особо ретивых. О хуманах пленные ничего толком не знали, они видели только нескольких воинов входивших в экипажи пиратских кораблей. До Кайтона дракар должен был доплыть к полудню следующего дня, потому что купеческий корабль значительно проигрывал нам в скорости и делал короткие дневные переходы.

Закончив допрос, я приказал всем отдыхать, выставив только обычные караулы, а сам спустился в трюм, где устроили себе каюту Викана и прислуживающие ей девушки под охраной Тузика. Мне было необходимо обсудить с принцессой вопрос возможности сотрудничества нашего отряда с гвельфами. Викана уверенно пообещала мне, что вся имеющееся у руководства гвельфов информация будет ей доступна, и никаких препятствий с этой стороны ожидать не стоит. Мы вместе поужинали, но спать мне пришлось отправляться на палубу, как бы мне не хотелось остаться с Виканой наедине.

Утро началось с обычного аврала. Экипаж, подгоняемый Ингуром и десятниками, вывел дракар в море и мы, поставив парус, поплыли в Кайтон. Купеческий корабль остался в русле реки, а капитана я на всякий случай прихватил с собой. К полудню на берегу показались скалы закрывающие бухту города со стороны моря, и мы направились к фарватеру, ведущему в порт. Обе сторожевые башни, между которыми обычно натягивали цепь закрывавшую фарватер от вражеских кораблей, оказались разрушенными, поэтому никаких препятствий со стороны охраны мы не встретили и дракар вошел в порт как к себе домой. В порту мы застали только четыре корабля крупнее нашего дракара и полтора десятка баркасов и крупных лодок. Все эти корабли явно были торговыми и не представляли для нас никакой угрозы.

Я приказал швартоваться к свободному причалу у центрального пирса и стал дожидаться представителей местной администрации, не заставивших себя долго ждать. Из каменного строения похожего на форт вышел десяток хорошо вооруженных воинов, которые направились в нашу сторону. Пираты не заморачивались бюрократическими процедурами и командир отряда сразу пригласил меня к портовому начальству. Мой визит в форт занял не более часа. Одноногий пират, с рожей списанной с персонажей романов Стивенсона, объявил мне плату за стоянку в порту и ознакомил с простыми правилами нахождения в Кайтоне. Моя попытка поторговаться сразу была пресечена и я, облегчив кошелек на полсотни серебряных империалов, получил разрешение на недельную стоянку в порту.

Вернувшись на корабль, я оставил Ингура на хозяйстве и, взяв в качестве проводника пленного капитана, отправился вместе с Виканой и Тузиком в гвельфийское торговое представительство. Помимо десятка воинов, я на всякий случай захватил с собой легкий метатель. Через час наш отряд вышел к усадьбе, которую окружала высокая каменная стена, усиленная по углам мощными башнями. Узкие бойницы для лучников в два ряда и крепкие ворота обитые железом внушали уважение к обитателям усадьбы. Я не знаю, какую траву нужно было курить, чтобы без осадных машин и хорошо вооруженного отряда решиться на штурм этого самого настоящего замка, поэтому у меня исчезло последнее недоверие к рассказу капитана о легком разгроме гвельфами толпы мародеров. Чтобы не испытывать судьбу мы укрылись в ближайшем переулке от возможного обстрела из луков, а к замку отправили парламентера, известившего гвельфов о прибытии принцессы Виканы. Через полчаса из ворот вышел молодой гвельф в сопровождении двух слуг и с надменным видом приблизился к нам. После минутных переговоров спесь с молокососа как рукой сняло, и он вприпрыжку рванул в замок.

Встречать принцессу вышли все обитатели торгового представительства во главе с его главой лэром Мистиром. Здесь я впервые понял, какое положение среди гвельфов занимает Викана. Прием, принцессе был оказан как английской королеве в каком-нибудь Крыжополе. Вашего покорного слугу оттерли в сторону как бомжа от президента, и я потерялся в толпе. Все непрерывно улыбались и приседали в реверансах пытаясь обратить на себя внимание столь высокопоставленной особы.

Во двор замка пропустили только меня, посчитав, что я телохранитель Виканы, а остальной отряд остался за воротами. Я не стал возникать по этому поводу, понимая, что только больной на всю голову забудет об элементарных правилах безопасности в такое сложное время. Тузик тоже каким-то образом пролез за ворота и крутился возле ног принцессы в образе лохматой дворняги. Мистир очень вежливо пригласил принцессу в свой кабинет, и мы поднялись на второй этаж усадьбы в большую богато обставленную комнату. Следом за нами в комнату вошли еще два гвельфа с надменным выражением на лицах. Мистир усадил Викану в кресло и с заискивающей улыбкой начал разговор:

– Принцесса я счастлив снова видеть Вас в стенах моего скромного жилища. Что привело Ваше высочество в столь отдаленный уголок Геона?

– Лэр Мистир я очень устала за время нашего путешествия и моя одежда в результате дорожных перипетий пришла в негодность. Сейчас у меня нет сил для разговоров, я мечтаю только о горячей ванне и чистой постели.

– Простите меня принцесса, я совсем растерялся, увидев Вас, прошу не гневаться на старого дурака, через минуту все будет устроено, – заявил смущенный Мистир и вызвал прислугу позвонив в колокольчик.

Прислуга, скорее всего, ждала за дверью и через мгновение в кабинете оказались две симпатичные девушки квартеронки. Мистир выслушал доклад о подготовке покоев принцессы в замке и девушки выпорхнули из комнаты. Дверь даже не успела закрыться, как в нее вошел слуга с огромным подносом, уставленным различными закусками, кувшинами с вином и другими вкусностями. Прием сразу превратился в фуршет, на котором надменные гвельфы прислуживали Викане как халдеи в кабаке. Принцесса умело держала марку и с пренебрежением откусывала малюсенькие кусочки от многочисленных изысканных блюд. Как ей удавалось сдерживаться, я ума не приложу? Мне очень хорошо был известен рацион питания нашего полуторамесячного путешествия на дракаре, кроме солдатской каши и другого подножного корма никаких деликатесов в нем не наблюдалось. Порода и воспитание Виканы проявили себя во всей красе, принцесса держалась как богиня в гостях у смертных.

Единственный прокол, допущенный принцессой, состоял в том, что ее голодный супруг, стоял за спинкой кресла и заливал слюнями пол кабинета. Я человек хотя и древних кровей, причем даже 'истинный высокородный', но голод не тетка. Всего этого фуршета мне хватило бы только на один зуб, вместе с подносом и посудой, однако приходилось только облизываться. Наконец ее сиятельство вспомнило о муже и бросило на меня свой скучающий взгляд. Вид моей кольчуги, залитой слюнями, вернул принцессу с небес на землю.

– Ингар ты ведь тоже голоден, – виновато произнесла Викана, тыкая в меня крылышком какого-то воробья.

– Принцесса, не стоит беспокоиться за вашего телохранителя, его обязательно покормят вместе с прислугой, – вежливо заметил Мистир.

Недоеденный воробей выпал из прелестной ручки Виканы на пол и она, захлопав своими обворожительными глазками, произнесла:

– Лэр Мистир прошу извинить меня, но я не представила Вам своего мужа князя Ингара.

Мало сказать, что это заявление Виканы повергло в шок Мистира и остальных присутствующих в кабинете гвельфов, 'перворожденных' просто заклинило с вылупленными глазами. Первым пришел в себя Мистир который, криво улыбаясь, кивнул мне головой и заявил:

– Ваше высочество, вы очень устали после столь продолжительного путешествия и вам необходимо отдохнуть. Отложим все проблемы назавтра, а сейчас разрешите проводить Вас в ваши покои.

Викана видя замешательство окружающих, решила не усугублять ситуацию, и устало кивнув головой, встала из кресла. Еще на дракаре мы договорились с принцессой придерживаться режима секретности и не афишировать наличие еще одного 'Дерева жизни' на Геоне, а так же не раскрывать перед гвельфами происхождение Тузика.

– Милый я действительно очень устала и буквально валюсь с ног. Мне, наверное, лучше лечь спать? – спросила меня Викана, поняв, что сморозила глупость, не подготовив окружающих к подобной новости.

– Конечно Викана, тебе нужно отдохнуть. Я приду к тебе завтра утром. Не беспокойся обо мне, я все равно собирался идти в город, необходимо подыскать место для размещения воинов и решить пару проблем. Тузик останется с тобой, он защитит свою хозяйку в случае необходимости. Здесь, я надеюсь, тебя не станут обижать? После этих слов лицо Мистира пошло синими пятнами и он заявил:

– Как вы могли подумать такое! Принцесса Викана в этом доме в абсолютной безопасности, наш долг служить ее сиятельству даже ценой собственной жизни.

Я не стал вступать в полемику с Мистиром а, проводив принцессу до дверей ее нынешних покоев, распрощался и вышел из замка на улицу. Мой отряд уже заждался моего возвращения и готовился вышибать ворота замка при помощи метателя, потому что гвельфы охранявшие замок не отвечали на вопросы о нашей с Виканой судьбе. Хреновый я все-таки полководец, если не смог просчитать реакцию своих бойцов на долгое отсутствие командира.

Остаток дня мы потратили на поиски места, куда можно перебазировать отряд на время подготовки к уходу в джунгли. Вопрос оказался довольно сложным, потому что база должна была отвечать многим зачастую противоречивым условиям. Я готовился уже плюнуть на это дело, но нам снова повезло. Попавшийся на дороге мальчишка за пару медных монет привел нас на окраину города к старому загону для скота, который сейчас пустовал, потому что скот на продажу должны пригнать не раньше чем через месяц. За десять империалов и пинок под зад я договорился с поддатым хозяином об аренде, затем оставив пятерых воинов под навесом загона, отправился на дракар.

Ситуация в Кайтоне сложилась взрывоопасная беженцев из халифата пока было не очень много, но трудности с продовольствием в полуразрушенном городе уже ощущались. На местном рынке цены еще не поднялись до небес, но дело шло к тому. Я решил перестраховаться и купил три телеги с зерном, применяемым для приготовления походной каши и трех старых быков на мясо, остальную мелочевку можно было докупить позже. До невольничьего рынка мы так и не добрались и вернулись на корабль практически в темноте. После ужина я сразу завалился спать.


Глава 23. Спасти мир не удалось. | Странник. Книга третья. Битва за Танол | Глава 25. Неожиданные разборки с родственниками.