home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 25.

Неожиданные разборки с родственниками.

С рассветом меня разбудил топот ног на палубе и я, продрав глаза, вылез из трюма. Воины радостно готовились к перебазированию на твердую землю и собирали необходимые в походе вещи.

Хорошее настроение воинов меня поначалу удивило, но после некоторых раздумий и у этого факта появилось оправдание. Молодые ребята, перенесшие личную трагедию и чудовищный по трудности морской переход, не потеряли интереса к жизни. Случаев самоубийств больше не наблюдалось, даже ушедших в себя и опустивших руки не было. В принципе этому имелись логические объяснения. В экипаже дракара были в основном только молодые и неженатые воины, ветераны во время землетрясения находились в горах или в ближайших поселках со своими семьями. Две галеры патрулировали побережье и отсутствовали в порту, а в их экипажи состояли из наиболее опытных бойцов, поэтому в порту осталась в основном молодежь не связанная семейным узами.

Женились хуманы не раньше, чем мужчине исполнится двадцать шесть лет, и он послужит в княжеской дружине или наемником на континенте. Молодой воин покидал клан в двадцать лет для того чтобы встать на ноги и заработать денег на создание семьи. Стандартный контракт наемника длится пять лет, но даже за эти годы не всегда удается скопить требуемую сумму и многие женятся не раньше тридцати.

Средневековый и клановый уклад жизни не способствовал любовным интрижкам среди хуманов. Жен для сыновей практически всегда выбирали главы семей, то есть отцы и деды воинов и зачастую жених впервые видел невесту только на свадьбе. Вся любовь для молодого хумана происходила или в публичных домах Меранской империи или после захвата пленниц в походах. То что гибель родственников на Таноле являлась для ребят большой трагедией сомнения не вызывало, но жизнь на этом не закончилась и многие воспринимали свое спасение как подарок богов. Мое решение о покупке жен для всего экипажа и то, что они будут сами участвовать в выборе невест, неожиданно подняло настроение дружины. Хуманы на Таноле тоже платили за невесту нехилый выкуп и зачастую получили за свою многолетнюю военную добычу кота в мешке, а здесь за невест платит князь и у бойцов есть возможность выбора.

Обсудив с Ингуром за завтраком ближайшие планы, мы наметили задачи на день и колонна бойцов, позванивая кольчугами, сошла на берег.

Неотложные дела закрутили нас как в водовороте, я рассылал посыльных по городу, торговался на рынке за еду и лошадей, вправлял мозги нерадивым бойцам. К обеду мы с Ингуром и десятком бойцов охраны прочесывали невольничий рынок в поисках кандидаток в невесты для своих людей. Ингур в том вопросе мог дать мне сотню очков форы, потому что его любовные подвиги среди гвельфиек на Тароне могли впечатлить любого. Даже в этот тяжелейший момент он не прочь был позабавиться с девушками, спасенными им с Танола. У меня с ним был даже разговор на повышенных тонах по этому поводу, который утихомирил брата на некоторое время. Сейчас же я дал брату полный карт-бланш, и он приступил к делу с завидным рвением. Через час Ингур уже выбрал восьмерых девушек удовлетворяющих его критериям, и теперь он отчаянно торговался с продавцом о цене, а я магически слегка поддавливал купцов, стараясь скинуть расценки. Мы настолько увлеклись этим приятным занятием, что не сразу заметили крутящегося под ногами Тузика, который жалобно скулил.

– Господи, как же я мог забыть про Викану и распустить слюни, увлекшись кастингом красоток для гарема Ингура? Викана мне голову оторвет, к чертовой матери, вместе с остальными мужскими причиндалами! – с ужасом подумал я и, оставив кошелек брату, опрометью помчался за Тузиком.

Замок гвельфов встретил нас закрытыми воротами, в которые я начал долбиться как бабочка о стекло. Минут пять никто не открывал, и у меня уже начало портится настроение. Наконец открылась калитка в стене, и нас с Тузиком впустили во двор. Малхус куда-то сразу убежал, а меня обступила охрана замка.

– Князь Ингар? – задал вопрос высоченный полукровка, окруженный пятерыми нехилыми бойцами.

– Да это я.

– Прошу Вас пройти за мной, – с непроницаемым лицом заявил закованный в броню воин и меня повели в усадьбу, словно под конвоем.

Такого поворота события я, откровенно говоря, не ожидал и пошел за ними как щенок на веревочке. Меня завели, в какую-то комнатушку с решетками на окнах и усадили в кресло. Первый шок прошел, и растерянность начала перерастать в злобу.

– Ребята, объясните мне толком, в чем дело, а то я в полном недоумении от такого приема, – попытался я вежливо договориться с воинами.

– Парень тебе лучше заткнуться и помалкивать, когда придет время, то тебя вызовут и разъяснят твое незавидное положение, – процедил сквозь зубы здоровяк.

Видимо я окончательный тормоз, потому что все еще скрипел мозгами, а не действовал.

– Ребята проводите-ка меня к принцессе Викане, мне нужно с ней поговорить! – заявил я, поднимаясь на ноги.

– Сидеть! – приказал полукровка и, надавив на мое плечо железной лапой, усадил обратно в кресло.

– Да как ты разговариваешь с князем! – начал я ерепениться.

– Заткнись, тебе сказали! Говно ты, а не князь! Как ты, паршивый человечишка, можешь своим поганым языком касаться имени гвельфийской принцессы! – сверкнув глазами, проревел громила.

Полукровка явно переборщил со своими заявками, потому что свет у меня в глазах померк, и наружу вылезла звериная злоба. Тело заработало без подсказки головы, словно по заложенной программе.

Мордоворот, после подсечки перевернулся в воздухе и улетел в угол комнаты, где и завис вверх ногами, ударившись башкой об пол. Я, оттолкнувшись руками от подлокотников кресла, прыгнул вперед ногами и вышиб дух из второго охранника. Грудь несчастного я использовал как батут и, сделав кувырок назад, сломал локтем нос третьему воину. Четвертого бойца расклинило от такой моей прыти и удар головой в переносицу, погасил свет в его поросячьих глазках. Противники в комнате закончились, но снаружи в дверь вломились еще два воина с обнаженными мечами в руках. Первому я сломал руку, ударив по ней ребром ладони, а второго схватив за ворот кольчуги, впечатал лбом в косяк двери. Вся свалка продолжалась не более пяти секунд, и теперь в комнате раздавался только скулеж полукровки со сломанной рукой.

– Заткнись сука! – сказал я раненому и от всей души заехал ему в ухо.

Ситуация явно вышла из-под моего контроля и родственники со стороны жены грозили превратиться в непримиримых врагов. На счастье, ребята под руку попались крепкие, и мне не удалось никого зашибить до смерти. Чтобы не заморачиваться с веревками я погрузил бедолаг в гипнотический сон и огляделся. За этой процедурой меня застал Тузик, просунувший лохматую голову в дверь комнаты.

– Ну что друг, натворил я здесь дел? Веди меня охламон к Викане, кажется мне, что это не последний сабантуй сегодня. Нужно по-быстрому сваливать из замка, а то родня набежит, мало не покажется, – сказал я, потрепав малхуса по загривку.

Мы с Тузиком крались по закоулкам усадьбы, пока тот не нырнул в нишу закрытую плотной портьерой от посторонних глаз. За стеной послышались голоса, и я прижался ухом к деревянной перегородке.

– Немедленно выпустите меня отсюда! – раздался за стеной голос Виканы. – Как вы смеете удерживать меня здесь силой! Я ухожу жить на дракар к своему мужу, раз здесь мне не оказывают должного уважения!

– Принцесса, умоляю вас не гневаться, но вы еще очень молоды и не отдаете себе отчет в тех словах, которые произносите! Жалкий человечишка, грязный князек из племени дикарей не может быть мужем наследницы гвельфийского престола! Ваш отец просто не переживет такого позора! Я понимаю ваши девичьи иллюзии и мечты о возвышенной любви, но поверьте, пойдет совсем немного времени, и вы забудете о нем как о страшном сне. Хуман случайно спас Ваше высочество из лап арбского принца Юсуфа после похищения, поэтому вы и возомнили, бог знает что, про этого кабацкого вышибалу! Уж лучше бы на месте хумана был Юсуф, он хотя бы принц, а этот Ингар вообще 'никто, и звать никак'! Моя обязанность удержать Ваше высочество от опрометчивого поступка и отправить на Тарон к отцу, даже помимо Вашей воли! – распекал Викану голос Мистира.

– Какой же ты идиот Мистир! По-моему у тебя в голове только одна извилина и та от удара дубиной! Ты плохо знаешь моего мужа, он придет за мной и даже в одиночку перебьет здесь всех как мух! Я ношу под сердцем его детей и он никого за них не пощадит!

– О боги, неужели и до этого дошло? Теперь я просто обязан немедленно отправить Ваше высочество на Тарон, пока не поздно! – произнес Мистир срывающимся голосом.

– Ни куда вы меня не отправите! Я пытаюсь вам объяснить, что вы затеяли смертельную игру с моим мужем. Пока вы меня здесь обвиняете в распутстве, он наверняка уже развешивает ваших воинов на крюках для факелов по всему замку!

– Ну, это вы зря говорите Ваше высочество, – зазвучал за стеной другой мужской голос. – Я конечно не лучший воин среди гвельфов, но сам Арима 'Летящая смерть' только на одну стрелу опередил меня на турнире в Илирии, а на мечах нам засчитали ничью. Я сто двадцать лет живу на этом свете и ни один человечишка не может даже мечтать победить 'приносящего смерть', даже имея десяток воинов за спиной. Если бы этот Ингар явился в замок со всеми своими воинами, то и тогда нам было чем встретить незваных гостей, но этот глупец и пришел в одиночку…

– Где он? Отвечай мразь, что вы с ним сделали! – закричала Викана.

– Принцесса Ваш любовник жив и сидит под арестом в одной из комнат усадьбы. Если Вы подчинитесь и будете вести себя разумно, то я даю слово, что хумана сразу отпустят, как только вы уплывете на Тарон.

– Лаэр, я никогда не прощу тебе этого!

– Не Вам, опозорившей своего деда и отца, угрожать мне. Лучше подумайте, что вы будете отвечать на суде вашего дома, – спокойно ответил мужской голос.

Из-за стены послышался плач Виканы, и я решил больше не тянуть со своим торжественным выходом. Все точки над 'i' были расставлены и настало время сшибать спесь с ушастых уродов.

– Ребята, вы явно обкурились какой-то стремной травки, самомнения и гонору на свой счет у вас не меряно, что же будем играть по вашим правилам. Если вы решили меряться мужскими достоинствами, то на ваш обломанный карандаш найдется десятиметровая рулетка! К чертовой матери демократию и разговоры про равенство. Вы кичитесь званием 'перворожденных', ну а я вывалю вам все свои понты, еще посмотрим у кого они круче. Будете у меня, козлы лопоухие, ушами пол подметать! – решил я, и кровь в жилах закипела как теплая пепси-кола.

После прибытия в Кайтон мне постоянно приходилось приглушать свою ауру, предавая ей вид ауры обычного человека, чтобы не выдать свои магические возможности, если столкнусь с видящим или магом, поэтому я снова просканировал ее состояние и только после этого начал действовать.

– Пошли Тузик ушастых строить, только превращайся в малхуса по моей команде! – шепнул я лохматому другу и вытащил из под кольчуги медальон хранителя.

Мы вышли в коридор, и направились к двери в комнату, из которой доносился подслушанный мною разговор. Я вежливо постучал и, не дождавшись ответа, вошел в покои Виканы. Нашего появления явно никто не ожидал, и в комнате повисла гробовая тишина. В помещении кроме Виканы находились еще три гвельфа. Одним из них был знакомый мне Мистир, а двух других я видел впервые. Эта сладкая парочка была одета в черные костюмы, отделанные серебряными галунами, а на указательном пальце левой руки у каждого из них, сиял рубиновыми глазами перстень в виде человеческого черепа.

– Ингар! – крикнула принцесса и повисла у меня на шее.

Слезы у принцессы мгновенно высохли, и она заулыбалась как девочка, получившая в подарок новую куклу.

– Викана ты плакала? Тебя обидели эти нехорошие дяди? – начал я ломать комедию, однако держа обстановку под полным контролем.

Тузик умело подыгрывал мне, он уселся возле моих ног и начал чесать задней лапой у себя за ухом. Картина со стороны выглядела как будто лох и дворняга по ошибке забрели на разборку к крутым перцам. Викана, очень удивили мои слова и поведение. Наученная горьким опытом она сразу заподозрила неладное рухнула на колени и, обхватив меня руками за ноги запричитала:

– Ингар, миленький, не убивай этих дураков они не понимают что творят! В этот момент в разговор вмешался Мистир:

– Князь не усугубляйте свое положение, давайте договоримся по-хорошему. Принцесса должна уплыть на Тарон к своему отцу, а я даю вам слово, что с вами ничего не случится, тебе даже денег дадут за молчание, много денег! Поймите, этот мезальянс до добра вас не доведет!

Предложение денег за молчание и упоминание мезальянса только подогрело мой игривый настрой, и снова из моей души вылезла оскалившаяся морда зверя. Я поднял с колен Викану и усадил ее в кресло, а затем медленно подошел к Мистиру.

– 'Остапа понесло', – мелькнула в голове идиотская присказка. Я сделал удрученный вид и с надрывом заявил:

– Лэр Мистир Вы даже не представляете, насколько Вы правы! Если бы мои родители знали, на какой мезальянс заставила меня пойти любовь к самой обычной принцессе из захолустного мирка под названием Геон, то до конца поняли мои страдания! Любовь страшная сила, перед которой рушатся все сословные преграды, заставляя 'высокорожденных' опускаться даже до гвельфов с какого-то Геона! Я 'сиятельный' Ингар 'черный дракон, скользящий между мирами', 'истинный высокородный', хранитель 'Нордрассила' и повелитель малхусов, в жилах которого течет 'кровь древних', влюбился в Викану и отдал ей свое сердце и титулы. Друг мой, вы буквально рвете на части мое израненное сердце!

– Не паясничай грязный дикарь или я отрежу твой поганый язык! – заявил Лаэр. Гвельф, сделал шаг мне на встречу и вытащил меч из ножен.

– Тузик пора! – приказал я внутренним голосом малхусу, и спектакль подошел к своей кульминации.

Тузик, утробно зарычав, перетек из образа дворняги в сверкающего сполохами молний, голубого малхуса и преградил дорогу 'приносящему смерть'. Гвельфов от страха буквально размазало по стенам и они, одновременно выдохнув слово – 'малхус', застыли как парализованные. Я снял защиту со своей ауры и разогнал потоки 'Силы' вокруг тела до голубого свечения. Гвельфов начала колотить мелкая дрожь, а Мистир стал икать с перепуга. Для пущего эффекта я снял с шеи медальон 'хранителя' и поочередно ткнул им в рожу каждому из 'перворожденных'. Эффект превзошел все ожидания: Мистир икая, сполз по стене на пол, младший 'приносящий смерть' грохнулся в обморок но, разбив себе нос о стул, очухался и уполз в угол. Только Лаэр героически стоял на трясущихся ногах и пытался сохранить остатки собственного достоинства.

– Мне кажется, все из присутствующих догадались, кто перед ними находится, но мне непонятно почему вы так нагло себя ведете? – продолжил я издеваться над гвельфами. – Кто позволил столь 'низкорожденным' поднимать глаза на сиятельную особу 'древней крови'? А ну быстро все мордой в пол!

Гвельфы рухнули на пол лицом вниз, словно им отрубили ноги. Викана тоже начала потихоньку сползать с кресла на ковер.

– Виканочка тебя это не касается. Ты моя жена! – остановил я принцессу и продолжил.

– Слушайте внимательно и запоминайте! Викана моя жена и мать моих будущих детей. Ваша задача оберегать ее ценой собственной паршивой жизни и если она попросит даже лизать ей пятки. Вы поняли?

– Да 'сиятельный', – хором ответили ушастые.

– Я немножко обиделся на ваших бойцов попытавшихся арестовать меня и слегка их поколотил. Все шестеро валяются в комнате, где они добросовестно пытались выполнить этот приказ. Подчиненные не виноваты в том, что их командиры идиоты, поэтому Мистир, бегом вниз и окажи помощь своим людям, пока никто из них не загнулся. А ты Лаэр вытри рожу молодому 'наложившему в штаны' и бегом за дверь, ваша задача охранять принцессу. Даже в сортир ходить будете по очереди, замечу хоть одно нарушение, побрею уши! Вперед, время пошло!

Через пару секунд комната опустела, и я опустился на колени перед креслом, в котором сидела Викана.

– Милая, эти уроды сильно тебя напугали? – спросил я, целуя ей руки.

– Любимый ты такой смешной, я сначала действительно поверила, что ты их всех поубиваешь. Как ты лихо воспитал этих спесивых дураков, – захихикала Викана и поцеловала меня в лысину.

– А что, их нужно было поубивать? Подожди минуту любимая, я быстро, – притворно удивился я и сделал вид, что встаю с пола.

– Ингар, хватит меня пугать, я и так вся испуганная! Давай лучше обед закажем, а то Тузик уже свой хвост грызет.

Через час, я сидел, распустив ремень на набитом деликатесами брюхе, и как волк из мультфильма, мог сказать только, что 'щас спою'. Организм, отвыкший от подобного изобилия, надорвался, и сон сморил меня прямо за столом. Поспать больше часа мне не удалось, потому что в замок заявился Ингур. Этот ловелас решил похвастаться своими приобретениями и притащил с собой весь гарем из семнадцати красоток. В результате этого 'явления дурака народу', мы оба получили от Виканы здоровенных люлей, и гарем перекочевал за стены гвельфийского замка под ее очаровательную ручку.

Я решил больше не испытывать судьбу находясь рядом с разъяренной принцессой и удрал в город под предлогом неотложных дел. Ингур по дороге шипел как змея, ощупывая распухшее после оплеухи ухо, и жаловался мне на Викану.

– Ингар ты дурак, что взял в жены эту сумасшедшую! Она с детства меня постоянно лупила просто для развлечения. Викана всю кровь мою выпила и ребра пересчитала. Зря ты лыбишься, ручка у нее, ох какая тяжелая. Ты знаешь, что она из мужского гвельфийского лука стреляет? На этот лук не каждый мужик тетиву натянет, а она из него птиц сшибает на лету. Попомни мои слова, проснешься как-нибудь утром, а ты мертвый!

– Брат прекрати ныть, сам виноват, что схлопотал от Виканы, да еще и меня подставил. На кой черт ты вместе с гаремом к гвельфам приперся?

– Ингар я хотел, чтобы ты сам проверим девушек, которых я купил, денег за них много заплачено вдруг что-нибудь не так.

– Ты полный идиот или придуриваешься? По каким критериям, по-твоему, я девушек проверять должен? Викана нам свечку держать будет, а я проверкой займусь? Мало она тебе еще навешала, любвеобильный ты наш. Все кончилась твоя сладкая жизнь, завтра же попрошу Викану подобрать тебе подходящую невесту, чтобы она твое мужское достоинство на бантик завязала!

Ингур сразу заткнулся, услышав эту благую весть, и дальше мы пошли молча. Снова завертелся водоворот неотложных дел, продлившийся до позднего вечера. Я собрался уже ложиться спать на дракаре, когда из замка прибежал в качестве посыльного, молодой 'приносящий смерть'. Принцесса требовала, чтобы я немедленно явился домой, опасаясь за мою верность супружескому долгу. Мне снова пришлось тащиться в темноте через весь город, в котором и днем то было не очень безопасно. Я решил не дергать измученных бойцов и отправился в дорогу только в сопровождении 'приносящего смерть'.

На этот раз неприятности стали слетаться ко мне как мухи на дерьмо. Первый раз нас попытались ограбить сразу на выходе из порта, но очень неудачно для нападающих. Мы быстро прикончили пятерых придурков и отправились дальше. Молодой гвельф показал себя с лучшей стороны и зарубил троих налетчиков. На этом наши приключения не закончились, и дорога в замок стала похожа ни компьютерную игру 'DOOM'. Практически за каждым углом нас поджидали какие-нибудь уроды, жаждущие наших денег и крови. По-моему нас пытались убить еще пять или шесть раз. Правда, третье нападение мне кажется нельзя считать таковым, потому что гвельф, с перепуга зарезал случайного прохожего. Так размахивая всю дорогу мечами, мы добрались до замка, однако 'приносящий смерть' проделал последнюю треть пути без сознания, повиснув у меня через плечо.

Молодость зачастую синоним глупости, об этом мне известно из собственного печального опыта. Парень в предпоследней схватке заработал удар кинжалом в бок и по дурости промолчал об этом, через пару минут он вырубился от потери крови. Если бы я знал о ранении гвельфа, то такого безобразия не случилось. В результате этой глупости 'перворожденного', мне пришлось тащить его на себе, а в последнем бою брыкаться, как лошадь, чтобы отбиться от нападения с левого бока.

Как бы то ни было, но до замка мы добрались все-таки живыми, однако как мне кажется ненадолго. Сразу за воротами нас поджидала разъяренная Викана с какой-то железякой в руке. От смерти меня спасло только то, что я был с ног до головы вымазан кровью и нес на плече бездыханное тело раненого юнца. Принцесса отложила казнь на некоторое время и решила сначала отмыть и покормить приговоренного к смерти. Процедуру помывки супруга, ревнивица не доверила никому и собственноручно терла меня мочалкой, а я клевал носом в деревянной бадье с теплой водой. Накормить спящего мужа принцессе не удалось, и я рухнул поперек кровати завернутый в мокрое полотенце.


Глава 24. Кайтон. | Странник. Книга третья. Битва за Танол | Глава 26. Спасение мира , попытка номер два.