home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 32.

День святого Валентина.


Следующие три дня после полета к порталу прошли относительно спокойно. Особых препятствий караван на своем пути не встретил, и мы продвигались к намеченной цели с максимально возможной скоростью. Мне удалось залечить рану Тузика, и малхус занял свое место в головном дозоре каравана и с утроенной энергией нарезал круги по джунглям. Я подчинился уговорам испугавшейся за меня жены и шел рядом с ней в середине каравана, чтобы она смогла прийти в себя после полученного стресса. Мнимая безопасность расслабляла расшатанные нервы, да и подумать в спокойной обстановке было необходимо.

Первой серьезной проблемой стал мой раз говор с Лаэром. 'Приносящий смерть', вернувшись из арьергарда для того чтобы доложить обстановку, сразу попал в объятия гвельфийской части каравана, где ему бог весть чего нагородили по поводу моего отбытия к богам. Лаэр прожил на свете значительно больше всех идущих в караване, да и образование у него было по геонским понятиям выше высшего. Отбрехаться, как в случае с Дартом здесь явно не получится, и я решил просто напустить побольше тумана сославшись на секретность.

– Ингар, мне тут доложили о чудесах, которые произошли во время моего отсутствия, я в шоке! Может быть, расскажешь, что здесь произошло, а то если верить тому, что мне наплели, то можно рехнуться.

– Лаэр я даже не знаю, как и начать, – попытался я уйти от прямого разговора.

– А ты говори как есть, меня уже ничто не удивит, если это связано с тобой.

– Я был на докладе у своего начальства, которое потребовало отчета за происходящее на Геоне, – выдал я первоначальную версию, адаптированную под Лаэра.

– Ты хочешь сказать, что тебя вызывали для доклада боги? Очень прошу тебя не ври мне, я гвельф религиозный и в богов верю, но также знаю, что богам до нас дела нет. Все что происходит на Геоне дело наших кривых ручек и нам самим разбираться с проблемами.

– Лаэр, ты гвельф грамотный и тебе известно, что Геон не единственный мир во вселенной?

– Это известно даже самому последнему крестьянину, мы все потомки выходцев из других миров, поэтому переходи сразу к сути.

– Ты знаешь, что я носитель 'древней крови' и могу перемещаться между мирами?

– Да, мне это известно.

– На Геон я попал, чтобы отомстить за смерть своего родственника, князя Стаса. Пройти в другой мир официально очень не просто потому, что власть имущие моего мира не одобряют подобные вещи, но честь превыше всего! – стал я врать, подстраиваясь под мировоззрение гвельфа. – Одиночка с определенными способностями может пройти в другой мир без особых энергозатрат, но это билет в один конец и шанс выжить пятьдесят на пятьдесят. Обратной дороги для меня нет, но это не значит, что в моем мире не интересуются моей судьбой и происходящим на Геоне. Все миры взаимосвязаны и катастрофа, произошедшая здесь, аукнулась и в моем мире. Это событие дало законный повод моей родне обратиться с запросом в совет кланов, чтобы выйти на связь с этим миром. Вчера глава моего клана получили разрешение пробить астральный канал на Геон и родня связались со мной, вызвав мое астральное тело на беседу. Удовольствие это очень дорогое и требует колоссального расхода магической энергии, так что я сильно опустошил денежные и энергетические запасы своей родни.

– С ума сойти! – заявил Лаэр. – Я читал что-то подобное в древних манускриптах, когда учился, но воспринимал это как сказки и мифы! И зачем тебя вызывали?

– Спрашивали меня, не приложил ли я руку к катастрофе, и поговорили о делах семейных.

– Ингар, а разве ты мог устроить катастрофу на Геоне?

– Лаэр, ты 'эльфийской пыли' нанюхался или как? То, что произошло на Таноле, дело рук имперских магов, которые залезли своими кривыми руками туда, куда дуракам вход запрещен. Я слишком поздно узнал о планах имперцев, да и не поверил в полученные от друзей сведения, а потом стало уже поздно. Мы расхлебываем последствия тупорылости и безграмотности имперских магов, приведшей к чудовищной катастрофе! Дайте только время, я эту шоблу кастрирую собственными руками!

– Магам такие угрозы не страшны, у них половина адептов выхолощена, чтобы не отвлекаться от изучения магических наук на разные мелочи! – рассмеялся Лаэр.

– Ничего, все что осталось, отрежу нахрен!

– Ингар, мне говорили, что с тобой летала Лаура. Она-то каким боком к этому привязана?

– Сам толком не пойму. Лаура тоже носитель 'древней крови', но как девочку занесло на Геон непонятно. Я ее взял с собой, чтобы показать родне и попросить помочь вылечить ее.

– Ингар, у вас даже дети могут перемещаться между мирами?

– Дети не могут самостоятельно этого делать, но какая-нибудь тварь могла в этом посодействовать. Тут, скорее всего дело связано с наследством. Лаура кому-то мешала своим существованием и ее перебросили на Геон, чтобы не убивать и не навлечь на себя кровную месть. У нас с этим строго, могут и весь клан уничтожить, а пока Лаура жива повода для мести нет. Сволочи, заразили девочку смертельной болезнью, чтобы она умерла от естественных причин и сигнал о ее смерти, нес на себе особый отпечаток.

– В вашем мире сразу узнают, что ты умер?

– Конечно, и даже была ли эта смерть насильственной, так мы узнали о смерти Стаса и я поклялся отомстить! Если Геон к этому времени будет существовать, то за меня отомстят даже через века.

– Ингар, ты говоришь страшные вещи! Кому же будут мстить через века?

– Найдут, и мало никому не покажется. Это нужно в нашем мире, а не на Геоне. Мой клан не самый большой и могущественный, но такое поведение остужает горячие головы и к нам относятся с должным уважением.

– А если член вашего клана сам поведет себя недостойно и будет вызван на дуэль?

– Будет драться на дуэли, а если выживет, то его отец или брат отрубит ему дурную голову. Кстати гибель на дуэли покрывает позором семью, так что идиот прикладывает все силы к тому, чтобы не умереть от чужого меча, а положить голову на семейную плаху.

– О боги! Ваш мир куда страшнее Геона и я не хотел бы там жить!

– Лаэр, это ты зря. Все не так страшно и суровые законы гарантируют безопасность любого гражданина, а количество идиотов на квадратный метр значительно меньше. У нас в отношении личной безопасности, тишь да гладь и Божья благодать, игры 'высокородных' простых людей практически не касаются.

– Тогда почему ты так легко покинул свой мир? – со скрытым подтекстом спросил меня гвельф.

– Лаэр, тебе известно слово честь?

– Конечно.

– Тогда не задавай идиотских вопросов! – закончил я разговор и ушел к Викане.

Мое живописное вранье окончательно пресекло всякие дальнейшие расспросы 'приносящего смерть', но слухов наплодило не меряно. Ваш покорный слуга, во время посыпания лапшой ушей Лаэра, допустил промашку и не обратил внимания на копошившуюся в двадцати шагах от места беседы, гвельфийку. Заостренные ушки красотки, ловили каждое мое слово, а слух детей леса превосходит человеческий в разы. Примером народного творчества на тему Ингара 'сиятельного', может служить разговор двух гвельфиек случайно подслушанный мной через пару дней:

– Альфия, ну почему дому Анхеля всегда так везет? Мало того что Викана самая сильная 'видящая' среди гвельфов, так еще она беременна двойней! Мне с мужем никак не удается забеременеть, а здесь сразу двойня! Даже мужа Викана отхватила себе такого, что слюнки у всех текут, почему такая несправедливость! Принц из другого мира, говорящий с богами, в котором течет 'древняя кровь', это же с ума сойти!

– О боги! Лария, когда ты не перестанешь молотить языком всякую ерунду. Ты забыла, что говорила, когда Ингар первый в замок пришел?

– Ну и что? Я же не знала что он 'сиятельный', я думала, что он простой хуман, хотя и красавчик!

– Ой, до трепишься ты своим языком, узнает твой Арнил о твоих мечтах, месяц на попку не сядешь.

– Арнил никогда меня пальцем не тронет, потому что знает, что я его люблю! Вредная ты Альфия не позволяешь себе даже помечтать, а без мечты жить скучно! Я вижу, какими ты глазами на Ингара смотришь, сама бы всухомятку его съела.

– Все-то ты видишь, глазастая ты моя! За взгляд спроса нет, а за язык можно поплатиться. В нашем караване любая бегом к Ингару в шатер побежит, стоит ему пальцами щелкнуть, только Викана мигом эту дуру голую гулять отправит. Принцесса за Ингара любого на куски порвет, самка зорга по сравнению с ней ласковый котенок! Хватит ерунду молотить, делом лучше займись. Работы море, а она мечтает.

Треп всегда приносить одни неприятности вот и теперь в результате красиво выдуманной сказки придется соответствовать созданному образу, да и будущих детей воспитывать в традициях, придуманных ради красивого словца. Нежелательные слухи и вздохи женской половины каравана дошли до ушей моей второй половины, поэтому любой даже невинный мой взгляд в сторону существа противоположного пола пресекался ударом в бок, болезненным даже через кольчугу. Мало того Викана требовала немедленного материального доказательства моей страстной любви, а кровь у Виканы требовала очистки, но Тузик как на зло где-то шлялся! Я не мог навредить Викане и отправился на поиски лохматого прохиндея.

Тузик попался в полукилометре от каравана на небольшой полянке, где это чудо природы доедало тушку олененка и рыгало от счастья. Мое появление поломало малхусу весь кайф, и он поплелся за мной на медицинские процедуры. Я разъяснил Тузику его задачу, и он мысленно попрощался с нежной олениной, пока еще находящейся в его желудке.

Лечебная процедура закончилась через час, Тузик, поджав хвост, поплелся в кусты избавляться от обеда, а я, залечив ранки на бедре Виканы, залез под одеяло, изображая из себя замученного жизнью. Это не значит, что я пытался откосить от выполнения супружеского долга, просто я боялся навредить Викане и детям. Бугай я здоровенный и длительное воздержание лечилось в основном многокилометровыми забегами по джунглям и регулярным мордобоем, которые на время отвлекали от мыслей о прелестях супруги. В данный момент тестостерона во мне было выше нормы, и я очень опасался за способность контролировать свои эмоции. Однако я зря за себя опасался, мне нужно было опасаться Виканы.

Одеяло улетело в сторону, словно его и не было, а передо мной предстала обнаженная гвельфийская богиня, плотоядно поглядывающая на свою жертву. Через несколько мгновений меня вытряхнули из штанов, и голова пошла кругом. В мозгу навсегда отпечатались бездонные озера глаз Виканы, в которых я начал тонуть наполненный сладкой истомой, захлебываясь в потоках счастья и вожделения. Это чувство чем-то напоминало смерть, потому что душа отделилась от тела и видела наши сплетенные тела со стороны. Где-то в подсознании возникло чувство удивления, ибо я не ожидал от себя таких акробатических способностей. Движения наших переплетенных тел напоминали странный сюреалистическй танец, исполняемый под музыку любви.

Возбуждение все нарастало, и последние ниточки контроля лопнули, и разум растворился в чувствах, уступив место любви и наслаждению. Сердце рвалось из груди, на волю стараясь пробить грудную клетку и соединиться с сердцем любимой, рвущимся из ее груди мне на встречу. Мои губы слились в полу-крике в полу-поцелуе с губами Виканы, и волна за волной нас захлестывало наслаждение. Наши тела расплетались на некоторое время, не в силах продолжать этот безумный полет и снова соединяясь едва в них, появлялись силы коснуться друг друга. Когда закончился этот праздник наслаждения мне неизвестно, потому что разум вернулся в мою черепную коробку только утром.

Я проснулся и попытался перевернуться с живота на бок, но был остановлен окриком жены:

– Лежать и не шевелиться, пока я царапки у тебя на спине не замажу мазью! О боги и почему я такая буйная, опять с тебя всю шкуру спустила! Это ты во всем виноват, жену нужно любить каждый день, а не раз в год на 'Новый год'!

– Виканочка, каждый день я так тебя любить не смогу, я сдохну! – жалобно произнес я, подстроившись под шутливый тон супруги.

– Вот все вы такие мужчины! Обещаете любить вечно, а как до дела доходит вас и на раз в месяц не хватает. Все, можешь одеваться и умываться, я закончила, – заявила жена и слезла с меня.

Я погрузился в транс и осмотрел себя магическим взглядом. Серьезных повреждений ночь любви моему организму не нанесла, а царапины на спине я залечу за пять минут. Солнце уже встало над лесом и караван, уже вытягивался на лесную дорогу из ночного лагеря. Ко мне подбежала Элата с ведром воды и стала помогать умываться, странно поглядывая исподлобья. Когда я стал вытираться полотенцем ко мне подошел хихикающий Дарт и доложил обстановку. Я выслушал доклад и собирался идти одеваться, но хитрая рожа Дарта заставила меня начать допрос командира хуманов.

– Чему это мы так веселимся, у тебя в заднице свербит? Может ее тебе почесать, проси я смогу, год чесаться не будет.

Однако моя угроза довела Дарта буквально до истерики, и он присел на корточки, схватившись за живот. Мне пришлось взять его за шкирку и потрясти как грушу.

– Все, все молчу! – взмолился хуман и с трудом прекратил ржать.

– Рассказывай! – приказал я и отпустил Дарта.

– Ингар, прости, я не смог сдержаться! Вы с Виканой весь лагерь ночью на уши поставили, я много на своем веку повидал, но про такое не слышал. Как ты про 'чесало' сказал так я и не выдержал.

– Не ходи вокруг да около, а докладывай толком!

– Князь, а ты меня не зашибешь ненароком, с тебя станется.

– Говори не бойся.

– Ну, значит, когда вы с супругой уединились в шатре, тут такие песни раздались, что весь лагерь сбежался думая, что ты жену убиваешь. Потом гвельфийки разобрались, что к чему и разогнали всех к чертовой матери. Я тоже мужчина не последний и у меня бывает иногда шумно в шатре, но чтобы всю ночь, тут уж я пас. Да ладно бы просто шумно у вас было, так вы ухитрялись такие рулады выводить, что все наши девушки этой ночью скопом замуж вышли. Я даже не смог найти бойцов, чтобы караулы сменить. Так всю ночь круги вокруг лагеря и нарезал. Две красавицы к своим суженым даже на посты добрались, хотя я расположение секретов в тайне держал.

Я понял что мы с Виканой попали по полной и сложившаяся ситуация требовала немедленного разрешения. Говорят, что наглость города берет, поэтому я сделал морду ящиком и спросил:

– Какое сегодня число и месяц?

– Если по имперскому календарю, то седьмое число третьего месяца после дня возрождения Геона. А что такое?

– Запиши себе где-нибудь, теперь это день 'святого Валентина' или 'день всех влюбленных'. Праздник теперь будет такой, государственный. Понял?

– А чем славен этот святой Валентин?

– А ты не догадываешься?

– Это же надо, а у нас такого праздника нет. Пойду всем расскажу, а то девки плачут, что позволили себе лишнего, а так государственный праздник, вроде так и положено.

Я пошел к лошадям, на которых грузили шатер принцессы, и обнял синюю как слива жену. Элата уже доложила о ночном происшествии в лагере и Викана буквально сгорала от стыда.

– Ты чего это так раскисла любимая?

– Ингар мне так стыдно, что я боюсь глаза поднять! – прошипела в ответ Викана.

– А чего это ты должна стыдиться? – сделал я удивленные глаза. – В день 'святого Валентина' грех себя вести по-другому. Если жена в этот день себя ведет с мужем как колода, то боги ей здоровых детей не дадут, муж бросит, и любить не будет. У нас на Земле даже окна в этот день не закрывают, чтобы все слышали, какая любовь в семье и счастье!

– Ингар, это правда? – с сомнением спросила Викана.

– Дорогая, а чего это я так старался? С богами не шутят, здесь один раз промахнешься, и считай, все пропало, можешь в евнухи записываться.

Элата выслушав мои слова, отпросилась у супруги и побежала разносить весть про праздник святого Валентина. Я обнял оттаявшую жену и поцеловал в губы на глазах у окружающих.

Это забавное происшествие, несмотря на всю свою несерьезность, навело меня на мысль о том, что необходимо создавать новую мифологию и традиции для моего народа. Реально мы могли выжить, если будем все заодно и для нового мироустройства нужны новые законы и традиции, которые будут объединять будущие поколения.


Глава 31. Полет во сне и наяву. | Странник. Книга третья. Битва за Танол | Глава 33. Мы прорвались.