home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4.

Море зовет.

С первыми лучами солнца я был уже на берегу возле шатра 'проклятых'. Воины добросовестно выполнили мой приказ, соорудив походную кузницу и верстак столяра. Меня очень обрадовали кузница и набор инструментов по дереву превративших пустырь в походную мастерскую. Разъяснив помощникам, какие материалы мне нужны, я отправил четверых на поиски, а с остальными занялся восстановлением чертежей на песке. Следующим шагом стало изготовления эталонной линейки ставшей основным мерительным инструментом. Линейка имела длину приблизительно около метра и была разбита на десять отрезков, один из которых так же был поделен на десять частей. Через пару часов работа была закончена, и я еще раз убедившись в том, что не наделал ошибок, приступил к резке труб. К полудню заготовки заняли свое место на песчаном чертеже, и мы сели обедать.

Во время еды я разъяснял своим помощникам, что за чертеж я нарисовал на песке и какие функции несут те или иные отрезки труб. Чтобы хоть как-то донести до них мой замысел я сказал, что трубы это кости летающего дракона и когда мы их соединим в одну конструкцию, останется только вдохнуть в них жизнь с помощью магии.

После обеда почти все время заняли расчеты объема поплавков и вычерчивание на обрезках четырех брусьев, принесенных с галеры, контуров будущего шасси. Озадачив будущих летчиков, я отправился инспектировать работы по ремонту обгоревших галер. Дела продвигались не шатко не валко, но менее пострадавший корабль обещали к завтрашнему вечеру отремонтировать, а потом совместными усилиями за пару дней должны были завершить ремонт и второй галеры.

Помимо ремонта вовсю продвигалась и подготовка к отплытию. Тысяча человек за три недели съедает гору продуктов и выпивает море воды. Нужно проверить и пропарить бочки под воду, перетряхнуть запасы еды, отсортировать испортившиеся продукты, заготовить дрова для очагов. Сделать в трюме гамаки для детей, подготовить отхожие места, перебрать такелаж и залатать паруса, проконопатить обшивку. Трофейное оружие и доспехи необходимо отремонтировать и подогнать под новых владельцев. Всеми этими проблемами занимался казначей с десятком своих помощников.

На каждую галеру и дракар необходимо определить команду гребцов, проверить весла и изготовить запасные. От этого 'необходимо' голова идет кругом, слава Богу, этим мне заниматься не пришлось. Колин с Куртом организовали отличную команду и дела шли без моего непосредственного участия. У меня хватило ума не лезть во все вопросы своим княжеским рылом и довольствоваться только отчетами Колина, или подбадриванием трудящихся указаниями типа: 'давай, давай'.

После ужина выслушав доклады, я завалился спать, обняв Тузика, но вместо снов в голове крутился перечень дел намеченный назавтра.

Утром, проверив заготовки поплавков и внеся в работу столяров небольшие поправки, я приказал продолжить работу, а сам занялся изготовлением стапеля для гибки труб и сварки рамы дельтаплана. На коленке такую работу не сделаешь, нужна ровная поверхность и возможность закрепить детали и забазироваться. К полудню деревянный помост был готов, и мы приступили к сварке. Собрав конструкцию на прихватках, я отдал команду на обед в процессе, которого выслушивал доклады о положении дел в лагере.

После проверки геометрических размеров каркаса, мы приступили изготовлению шарнира подвески крыла. Работа в кузнице остановила наступившая темнота, и нам пришлось разойтись на ужин.

Когда работаешь, время летит незаметно, казалось что только что взошло солнце, а уже пора обедать. Полуденный доклад Колина был прерван посыльным с известием о подходе каравана с женщинами и детьми из замка Аммалаэль. Распустив совещание, я вернулся к работе. Нам удалось полностью закончить каркас дельтаплана, когда пришло известие, что караван входит в лагерь.

Обняв Арчера, я расспросил его о состоянии дел в караване. Арчер доложил, что без потерь не обошлось, утонули в болоте три женщины, два ребенка и воин, попытавшийся их спасти. Я похвалил его с успешным окончанием похода и, накормив, отправил отдыхать. Многодневный переход по болоту в составе каравана, где в основном женщины и дети тяжелейшая задача. Гать в наиболее опасных местах не шире метра и скрыта под водой, поэтому потеря всего шестерых человек несомненная удача.

Работы над дельтапланом снова пришлось отложить и заняться ранеными и больными из пришедшего каравана. Травмированных оказалось около двадцати человек в основном это были вывихи и переломы ног, с ними особых сложностей не возникло. Я вправлял вывихи и сломанные кости, а Тузик зализывал больные места. Главной проблемой стали больные болотной лихорадкой. Эта болезнь имела инфекционную основу и требовала комплексного воздействия, как на больной организм, так и на сам возбудитель, циркулирующий в крови. Больных и зараженных лихорадкой оказалось больше пятидесяти человек. На наше счастье болезнь была слабозаразной и передавалась через грязную болотную воду. В основном заболели дети, не вытерпевшие жажды и напившиеся зараженной воды. Семеро взрослых заразились, скорее всего, через порезы и царапины на ногах. Симптомами болотная лихорадка напоминала земную дизентерию, и я сразу же организовал карантин в стороне от лагеря, рядом с источником 'Силы'. Попытка получить действенную помощь от знахарей кланов провалилась. В клане 'Зорга' имели смутное представление об этой болезни, потому что Танол находится много севернее и эта болезнь на острове неизвестна. Знахарь клана 'Желтой Змеи' лечил лихорадку отваром из коры деревьев и обильным питьем, но болезнь по его словам уносила до половины заболевших. Такой расклад меня не устраивал, и мысль о Викане тисками сжала мое сердце. Гвельфийка наверняка легко бы справилась с лечением больных детей.

Череда событий и проблем загнала тоску о любимой в самую глубину души в то место где, находится самое главное и ценное для человека. Наверное, эти воспоминания и образы уходят от нас вместе с последней каплей жизни или вздохом. Я буквально разрывался на две части пытаясь спасти от гибели кланы и любовью к Викане. Долг требовал от меня заботы о доверившихся мне людях, а душа истекала кровью от одной мысли о любимой. Эта тоска могла легко свести с ума или заставить натворить дел, за которые потом невозможно оправдаться перед Богом и своей совестью, поэтому я поступил с образом Виканы как с любимой фотографией, убрав ее с рабочего стола и положив поближе к сердцу. Сейчас глядя на угасающих детей я разбередил душу воспоминаниями и понял, в какую засаду попал.

Если не знаешь, как решить проблему научными методами, то нужно попытаться действовать в лоб. Я мысленно попросил Тузика помочь мне и приступил к лечению самого тяжелого пациента. Действовал я испытанными методами, не выдумывая ничего нового. Для начала подкачав ауру умирающей девочки 'Силой', я стал тупо прогревать зараженную кровь, проходящую через бедренную артерию. Возбудитель болезни начал погибать от перегрева, но у девочки началась сильная интоксикация и печень перестала справляться с очисткой крови. Мало того у больной резко поднялась температура и она начала сгорать на глазах. Я приказал лекарям протирать кожу ребенка слабым раствором уксуса, чтобы согнать температуру, а мысленно умолял Тузика помочь мне. Малхус после некоторого колебания впился зубами в ногу девочки выше колена и застыл лежа на животе. Испуганные знахари попытались разжать зубы Тузику, но я окриком отогнал их в сторону. Наверное, подобным образом малхус очищал кровь от яда, когда Лили пыталась меня отравить. Постепенно нам удалось стабилизировать состояние девочки и переломить ситуацию. Через полчаса кровь пациентки очистилась, и она пошла на поправку. Но какой ценой нам это удалось, меня шатало как тростинку на ветру, а Тузика рвало, казалось собственными кишками. Вторым пациентом мы занялись только через час, после того как я полностью зарядил собственную ауру и ауру Тузика. Малхус выпил, целую бочку воды и смылся куда-то в кусты, но вернулся из них свежий как огурчик.

К утру нам удалось вылечить только двенадцать больных, на большее у нас просто не хватило сил. Частые подзарядки дали побочный эффект, у меня пострадали от перегрева кровеносные сосуды на обеих руках, и их стало сводить от боли сопровождающейся дрожью, как у алкаша. Все тело зудело словно у чесоточного, малхус был не в лучшем состоянии. Мы заснули в обнимку с Тузиком прямо возле последнего пациента.

Разбудила меня дикая жажда и голод. Малхус тоже проснулся, но лежал, не шевелясь, стараясь не потревожить меня. Я встал и осмотрелся. Вокруг лазарета собралась большая толпа женщин, молча смотревшая на нас с Тузиком. Лазарет окружала сидящая на земле охрана, а по периметру площадки стояли с обнаженными мечами 'проклятые'.

– Что происходит? – испугано спросил я находящегося рядом Колина.

– Все хорошо Ингар, просто женщины решили устроить молебен за ваши души, а 'проклятые' буквально взбесились и заявили, что если кто-то потревожит ваш сон, то они его зарубят к чертовой матери. Я приказал охране сесть, чтобы вас с 'Синим Волком' было видно.

– И давно они так стоят?

– С самого утра, – ответил Колин.

– Мне еще бабской секты имени 'Ингара животворящего' не хватало для полного счастья, – подумал я, озираясь по сторонам.

– Женщины с 'Синим Волком' все в порядке, мы просто очень устали. Возвращайтесь к работе у нас очень много дел, скоро выходить в море и от вас во многом зависит, когда мы отплывем.

Толпа начала потихоньку рассасываться, и мы смогли приступить к водным процедурам, а затем и к еде. Ночное бдение в лазарете сильно сказалось на нашем с Тузиком внешнем виде. Малхус стал похож на скелет обтянутый облезлой шкурой, а я на узника концлагеря, настолько сильно стали выпирать мои ребра. Обед плавно перешел в ужин, и сон сморил меня прямо с куском жареного мяса в руке.

Утром я был свеж и бодр как юноша, а Тузик почему-то стал напоминать беременную волчицу, настолько его пузо раздулось от еды. Я после завтрака выслушал доклады командиров и приказал форсировать работы по подготовке к отплытию. Как не убеждали меня подчиненные, что мы отплывем послезавтра с утра, но мне с трудом в этом верилось. Знахари доложили, что все больные идут на поправку даже те, которых мы с Тузиком не лечили и их жизни ничего не угрожает. Скорее всего сработал эффект психотерапии и организм мобилизовав скрытые резервы победил болезнь.

Этот день оказался самым удачным и плодотворным за все прошедшее время. Мы сделали стапель и лекала для изготовления пропеллера и подготовили заготовку. После обеда женщины по моим чертежам из запасного паруса раскроили обшивку крыла и приступили к его шитью. К ужину мне удалось ободрать пропеллер вчерне.



Глава 3. Легенда о Синем Волке. | Странник. Книга третья. Битва за Танол | * * *