home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двенадцатая.

Несмотря на мое нетерпение как можно быстрее добраться до Долины Демонов, прикрытие моей истории требовало, чтоб я выбрал окольный путь, посетив по дороге несколько разных поселений.

Везде, где мы приземлялись, будь-то город или деревня, нас встречали одинаково: чудовищно плохо отрепетированный медный духовой оркестр, лабающий подходящую военную музыку, местные сановники, произносящие банальные речи о том, как они рады меня видеть и осмотр новобранцев ополчения.

Они все явно рвались в бой, но в тот момент они были достаточно изолированный от кровавой бани реальности боя, чтоб воображать романтизм всего этого.

В конечном счете, на второй день мы приземлились в Чилинвале, ближайшем городе к моей настоящей цели, и, перед тем как продолжить мою мнимую инспекцию, остановились на обед.

Это было достаточно милое маленькое поселение, укрытое в предгорье гор, которые отделяли внутреннюю часть восточного континента от береговой равнины и узкого перешейка, ведущего к более населенному и промышленно развитому западному.

Кажется он был достаточно новым, архитектура его южной части был удивительно строга и стилю было меньше века.

Я высказал это нашему гиду, капралу Манрину, приставленному к местным новобранцам ополчения из ближайшего гарнизона СПО, и он кивнул, с полным ртом хлеба и сыра.

«Тут перестроили», – ответил он мне, быстро глотая.

«После освобождения».

«Я понимаю, орки принесли много разрушений,» – ответил я, вспомнив что во время своего насыщенного путешествия через континент восемьдесят лет назад я видел более чем достаточно безумных разрушений, которые они оставляли на своем пути.

Манрин отрицательно помотал головой.

«Вообще-то это были вы», – сказал он.

«Наводнение прошлось здесь, когда вы взорвали дамбу.

От города мало что осталось».

Затем, возможно от осознания того, что выбор его слов подразумевает критику, он пожал плечами.

«К счастью, в то время тут было полно зеленомордых, так что по мне, так это было к лучшему».

«Я рад, что вы поддержали», – ответил я сухо.

Группа ополчения, которую он возглавлял, была достаточно типична, и состояла из пары десятков мужчин и женщин разных возрастов от юношества до старческого маразма, наделенных больше восторгом, чем опытом.

К несчастью, когда полетят лаз-разряды, восторга будет недостаточно и я не завидовал Манрину, которому предстояло попытаться дать им шанс выжить.

Они сутулились на линии подачи скрамболла, площадка которого была реквизирована для стрельб, с трудом старались делать вид, что не пялятся на меня, и даже не старались делать вид, что их не интересует Юрген.

За это я вряд ли мог их винить, с него никак нельзя было делать вербовочные постеры и как я уже отмечал ранее, все эти годы оставили на нем свои отпечатки.

«Еще рекаффа, комиссар?» – мой помощник подошел к нам, размахивая чайником, и Манрин немного вздрогнул, но не отступил.

«Спасибо, Юрген», – ответил я, подставляя кружку, хотя в тот момент не очень-то и хотел еще одну, и к удовольствию Манрина добавил ремарку.

«Возможно мы возьмем небольшой перерыв, чтоб посетить наши места боевой славы, перед тем, как улететь.

Я не думал, что отсюда мы так близки к дамбе».

Это должно было убрать все неудобные вопросы о том, что мы делаем, если кто-то озаботится нашим отсутствием, или узнает о нашем маршруте. Отдать дань чести моим павшим соратникам, это то, чего от меня ожидали люди.

По моему опыту, если вы что-то хотите сохранить в секрете, не нужно выглядеть скрытным.

«Я попробую все устроить», – сказал Юрген.

«Я уверен, что смогу раздобыть какой-нибудь транспорт пока вы едите».

Он побрел прочь, после того как сгреб горстку бутербродов с ближайшей эстакады столов в один из своих навесных кармашков.

«Вы могли бы просто слетать», – предложил Манрин, кивая в сторону Спайра, чьи красные волосы горели в толпе, как посадочные маяки, выделяя его среди всех.

Он болтал с парой молоденьких девушек-новобранцев, которые, похоже, были в восторге от его флотской униформы, что его явно потрясло: теперь, когда он, пусть и ненадолго, выбрался из ограниченного мирка схолы, становилось ясно что у него мало опыта романов, несмотря на его страстное желание.

«Могли», – ответил я, как будто это много значило.

«Но я уверен, что нашему пилоту лучше отдохнуть».

Это было больше чем правдой, парень уже полутора суток таскал нас по глобусу.

Довольно молчаливо, хотя он и не знал настоящей цели нашего путешествия, и похоже лучше всего было поддерживать это неведение как можно дольше.

Сначала я не понял, что городской совет собирался разложить буфет вне павильона на краю спортивного поля, и как только узнал, было бы несправедливым не пригласить Спайра к нам: пока он был занят флиртом и выяснением вопроса, для чего нужны девочки, мы с Юргеном могли слинять по нашим собственным делам.

«Насколько новобранцы в форме?» – спросил я капрала и Манрин пожал плечами.

«Почти так хорошо, как можно было ожидать», – ответил он.

«Они стараются, но не думают как солдаты.

Большинство из них вполне могли бы ходить с мишенями на рубашках».

Он вздохнул.

«Но они захватят с собой пару засранцев, это я обещаю вам».

«Этого я и ожидал», – ответил я ему, надеясь, что до этого не дойдет.

«Как обстоит дело с запасами?»

«Нормально», – ответил Манрин после секундного размышления.

«У нас достаточно лазганов и почти по три энергоячейки на каждого.

Если они запомнят основы ведения огня и не будут распыляться, этого должно хватить до прибытия подкрепления».

Ему не нужно было добавлять, что много новичков смогут пополнить свои запасы за счет убитых, когда начнется стрельба, это было более чем очевидно.

«Одна вещь меня волнует…», – он сделал паузу, явно думая о том, не переступил ли он черту.

«Продолжай», – приободрил я его.

«По моему опыту, обеспокоенность солдат на местах нельзя не воспринимать».

«Хорошо, сэр, – ответил он, частично успокоенный. – все это оружие и боеприпасы поступают откуда-то.

Тысячи мест, по всей планете».

«Это логистический кошмар», – признал я.

«Половина новобранцев до сих пор тренируются с черенками от метел.

Но они получат оружие, до того как прибудет враг, вы можете быть уверенны».

«Я уверен», – ответил он со всей искренностью.

«Но единственное место, откуда они смогут получить быстро – аварийные тайники».

«Это верно», – согласился я.

Поколение назад, Перлианские СПО создали сесть складов с припасами по всей планете, так что в случае вторжения, местные подразделения смогут драться даже если цепочка командования будет прервана и за эту политику, я был более чем благодарен во время моего путешествия через оккупированную зону во время первой осады.

Если бы не эти разбросанные тайники с едой и боеприпасами, моя импровизированная армия голодала бы или была бы порвана на куски задолго до того, как мы бы выбрались.

«Тогда мы будет драться до последней капли крови», – сказал Манрин.

Я мрачно кивнул.

Этот запас припасов расходился даже пока мы говорили, чтоб добровольцы могли встретить врага с чем-то более смертоносным, чем ругательства, и это почти не оставляло запаса для поддержки движения сопротивления, если дела дойдут до этого.

«Я боюсь да», – согласился я.

«Но мы можем победить их и мы это сделаем».

«Совершенно верно, сэр».

Пожилой человек, который на первый взгляд едва мог стоять без поддержки, отдал мне честь.

«Все еретики трусы, я их уже видел.

Им не нравится честное железо, так что они побегут в ту же минуту, когда пристегнешь штык».

Он спокойно захихикал.

«Тогда ты можешь стрелять им в спину».

«Превосходно точно», – ответил я, стараясь выглядеть искренним.

Он выглядел почти так же не располагающим как Юрген, но он держал спину ровно и его глаза до сих пор горели огнем.

«Я вижу по вашей выправке, что вы военный».

«Солдат Жак, сэр, 361-ый Коранианский.

Двадцать лет Гвардеец.

Отослан на Перлию в 943-ем, и с тех пор здесь».

Он неистово кивнул.

«Хотя до сих пор не слишком стар для драки».

Он с гордостью показал свою повязку.

«Мы пустим этих заморышей в бега, не успеете сказать «Император защищает».

«Я уверен, что так и будет», – ответил я, со всей искренностью, которую мог изобразить.

Правда была в том, что если враг решит атаковать Чилинвал, по любым причинам, эти жаждущие идиоты будут вырезаны.

Их единственное предназначение – купить время для основных СПО для организации контратаки, и как я мог предполагать, даже на это была слабая надежда.

«Встаньте в строй к мужчинам, Жак», – сказал Манрин, затем поправил себя.

«Добровольцам».

Как и большинство нянек из СПО, которых я встречал, он не одобрял идею иметь женщин в команде (2).

«Хорошо, сэр».

Жак опять отсалютовал и вернулся в строй, заметно бодро для мужчины его лет, закричав:

«Становись! Равнение на офицера, и побыстрее, у нас нет времени!».

«Он хороший человек», – сказал Манрин, примирительный тон сквозил в его голосе.

«И по крайней мере он помнит как держать оружие».

Почти все остальные, кажется, немного понимали к настоящему времени; они собрались в стадо, разбившись на пары выстроились в параллельные линии и вытянули лазганы для инспекции.

«Ровняйсь!» – заорал Манрин.

«Франка, к тебе это тоже относится», – одна из девочек-подростков, которая пыталась флиртовать со Спайром, с явным нежеланием оторвала взгляд от флотского кадета.

«Моя мама говорила, что не вежливо игнорировать гостей, мистер Манрин».

«Он не гость, он инспектирующий офицер!» – ответил Манрин, с трудом сдерживая свой голос от крика.

Явно было, что некоторые из новобранцев ополчения слабо представляли себе военный устав.

«Десять отжиманий! Сейчас же!»

Девушка вздохнула, но тем не менее начала пыхтеть отжимаясь.

«Я вижу, что у вас есть с чем бороться», – сочувственно сказал я.

Манрин кивнул.

«Дисциплина – главная проблема», – признал он.

«Они всего лишь добровольцы и я не могу быть с ними слишком жестким или они просто уйдут».

«Мне в прошлый раз было полегче», – ответил я.

«Я мог просто напугать их расстрелом, если они выходили за рамки, да и в любом случае они не могли уйти».

«Я наслышан».

Добавил Манрин, с долей смущения в голосе и стал ждать пока Франка не встанет на ноги, подберет свой лазган и не встанет в строй к остальным.

Я прогулялся вдоль линии, стараясь не вздрагивать от их неаккуратности, за исключением Жака, который до сих пор был в униформе и держал выправку.

«Отличная форма солдат», – я сказал Манрину, возвысив голос так, чтоб они все услышали.

Многие из них усмехнулись совершенно по-граждански, и Франка опять стала жеманничать с Спайером, как только капрал отвернулся.

«Я уверен, они оправдают себя».

«Милостью Императора», – ответил Манрин, достаточно проницательный, чтоб понять, что я скорее поднимаю дух, чем воздаю должное фактам.

Самому Императору понадобилось бы много работы, чтоб обтесать их, я думаю, так что я попрощался настолько быстро, насколько это было прилично.

Тем временем, пока я ужасался подготовленности толпы Манрина, Юрген, верный своему слову, раздобыл где-то гражданскую наземную машину и вывез нас из Чилинвала со своим обычным игнорированием всех, кто ехал в одну сторону с нами.

Обычно это меня мало волновало, так как моим любимым транспортом была разведывательная Саламандра, бронированные плиты которой были достаточно крепки для мелких столкновений по пути, но в данном случае все, что стояло между мной и серьезными травмами – хрупкий корпус легкой сервисной машины.

Ну хорошо, это и еще феноменальные рефлексы моего помощника.

Достаточно сказать, что из города мы выехали неповрежденными, если не считать еще несколько седых волос, которые добавились в моей шевелюре, и когда движение уменьшилось, я расслабился и стал наслаждаться ездой.

В этой части мира уже наступила весна, так что я опустил окно (в любом случае мудрое решение, если рядом находится Юрген) и вдыхал свежий воздух, идущий с далеких гор.

Они стояли сплошной стеной, фиолетовые на фоне горизонта, как наступающий грозовой фронт, закрывающие весь остальной мир, как было это и годы назад, когда я вел к ним свою разномастную армию.

Только сейчас они казались не такими зловещими.

Тогда они казались смертельной ловушкой, ведущей в неизбежную засаду и даже если бы нам удалось прорваться за спиной все равно оставалась бы огромная армия орков.

И если честно говоря, тогда нам чудом удалось обойти захватчиков с фланга и одновременно хорошенько долбануть по ним.

«Здесь вверх, я думаю, сэр», – сказал Юрген, яростно разворачивая колеса, подрезая два ряда идущих машин и беспечно игнорируя рев клаксонов, визг покрышек и яркие ругательства, летевшие нам вслед.

Наши амортизаторы начали дергаться и грохотать на плохой горной дороге, пока я не стал бояться за структурную целостностью моих внутренностей.

«Это не выглядит знакомым», – сказал я, спокойно, насколько это было возможным в этих обстоятельствах и Юрген кивнул.

«Оно немного поменялось», – согласился он.

«Да и едем мы туда с другого направления».

«Естественно».

Я кивнул, признавая это и только тогда я понял, что по крайней мере подсознательно ожидал что Долина Демонов будет выглядеть так же, когда я в последний раз заезжал в нее.

Но это было до того как, один Император знает сколько мегатонн воды пробили свой путь через откосы этой области, тем самым полностью перестраивая всю топологию

На самом деле это настолько отличалось от картинок в моей голове, что только когда мы перевалились через хребет и я увидел отблески солнца от огромного количества воды впереди нас, только тогда я понял, что мы действительно въехали в долину.

Там, где раньше узкая струйка воды текла по руслу извилистой реки, протекая через узкую шейку крутых обрывов ущелья украшенных фиолетовыми с лиловым и зеленым кустами, усеянными случайными деревьями, теперь вспенивались быстрые потоки через серые камни, с полностью смытым верхним слоем почвы.

С другой стороны, явно каменные стены были усеяны мхом и лишайником, которые смягчали негостеприимность их вида, но всего лишь немного разбавляли окружающее впечатление однообразия.

Выше уровня сплошной стены воды продолжались болота, точка перехода была настолько резко очерчена, что казалось она выгравирована ножом.

Однако широкое озеро в начале долины и твердая громада святилища Адептус Механикус, расположенная на другой стороне склона, угадывалось безошибочно. Эта часть совершенно не изменилась, и когда я ее увидел, то смог сориентироваться.

Вместо того, чтоб следовать своим старым маршрутом от входа в долину и через дамбу, мы поднялись выше по противоположной стороне.

Я смотрел на дальние наклоны, ища старую дорогу, которая шла через вершину дамбы к святыне, но не видел никаких ее признаков, все следы дороги были смыты потоком.

Маршрут по которому мы ехали, был явно построен позднее, взамен, когда дамба перестраивалась; она вела к площади перед главными дверьми святыни избегая края озера, и к моему тайному облегчению, учитывая манеру езды Юргена, ведущему нас рядом с головокружительным обрывом перед огромной серой стеной, сдерживающей воду.

Новая дамба была более менее идентична предшественнице, ну или мне так казалось, хотя я думал, что внизу был дополнительный шлюз и пара дополнительных опор, несомненно для сохранения конструкции, на случай если кто-то решит бабахнуть туда артиллерией.

Несмотря на эти предосторожности и наверняка имеющиеся другие, которые я не мог видеть, я до сих пор чувствовал беспокойство, глядя на огромное здание, представляя как пойдут волны, если рокрит не выдержит.

Память о том, как мы в прошлый визит пустили такую же ревущую волну вниз в долину,смыв как клок пены в горных потоках спешившую убить нас огромную армию орков, была до сих пор жива, .

«Они привезли его обратно», – сказал Юрген, явно не впечатленный, и рванул нас вниз к святыне.

«К нашей маленькой проблеме», – согласился я, безуспешно рассматривая скальные стены в поисках новых артефактов ксеносов, которые открылись из-за потока (3).

По факту я был так увлечен гонкой, что не замечал как мы близки к своей цели, пока внезапно не прекратилась дрожь амортизаторов по усыпанному ямами дорожному полотну, и я увидел, что мы мчимся по причудливой мозаике площади перед самой святыней.

«Возможно лучше притормозить», – предложил я.

«Мы не хотим поднять тревогу».

Это было значительное преуменьшение.

Когда мы в первый раз наткнулись на этом место и на секреты, которые оно скрывало, единственной вещью после налета Киллиана оставался тяжело поврежденный боевой сервитор, который почти убил меня перед тем как подоспело тяжело вооруженное ополчение и окончательно его добило.

Я не сомневался в том, что подобные, но только полностью функционирующие системы до сих пор охраняли это место и у меня не было желания провоцировать их.

«Хорошо, сэр».

Юрген ударил по тормозам, оставляя на мозаике полосы остатков покрышек и останавив нас в десятке метров от главных дверей.

Они были такими же большими и впечатляющими, как я помнил: две плиты из полированной бронзы, полных восьми метров в высоту, с выгравированным знаком-шестеренкой Адепутс Механикус.

Я вылез, поправляя фуражку, оружейный пояс и со всем достоинством, на какое был способен, ждал, когда Юрген присоединится ко мне.

Когда он выпрыгнул ко мне, его лазган как обычно висел через плечо, двери начали распахиваться.

«Похоже, наш приезд был замечен», – сказал я, шагнув к ним, но затем заколебался.

Громоздкие фигуры, двигавшиеся по ту сторону портала, казались слишком большими для людей, по крайней мере размером с огрина, и когда они шагнули на свет, мои колени ослабели.

Стражники, которых я больше всего боялся защищали это место; три огромных куска мяса и металла, их плоть и аугметика так переплетались, что было почти не возможно их разделить. Они веером развернулись перед нами, преграждая путь.

«Похоже их они тоже починили», – заметил Юрген, так невозмутимо, как будто говорил о погоде.

«Похоже на то», – ответил я, решив казаться не менее невозмутимым, чем мой помощник, и направился к ним.

Я был не совсем уверен, что он был прав, все они, казалось, отличались от того, что я встречал раньше.

Тот был гибрид, с установленной автопушкой на одной руке и цепным кулаком на другой: двое из этих были оснащены дальнобойным оружием, плазменной пушкой и тяжелым болтером, в то время как третий был явно построен для ближнего боя, его парные цепные клинки нервирующе завыли при включении.

Через секунду или чуть позже знакомый и удивительно желанный аромат старых носков и подмышек сообщил мне, что Юрген как всегда прикрывал мне спину.

Ободренный, я поднял руку.

«Я комиссар…» – я едва успел начать, когда передний конструкт заглушил меня своим замечательно резонирующим голосом, раздающимся из вокскодера.

«Сканирование завершено.

Нарушители вооружены.

Уничтожить.»

«Подождите минутку», – начал я, когда штуки, несущие оружие, развернули свои стволы в мою сторону, а модель для ближнего боя двинулась вперед.

Но конечно, я мог точно так же поберечь дыхание.

«Уничтожить нарушителей.

Защитить святыню», – проскрипел первый ту же же фразу, которую я слышал около восьмидесяти лет назад, и другие откликнулись эхом.

«Уничтожить… Уничтожить…»

И, почти сразу же, два сервитора открыли огонь.

(1) Очевидно, учитывая ограниченное время, не было никакой возможности подготовить подходящую униформу новоиспеченным ополченцам. Вместо этого им выдали повязки на руку с буквами ДПО, которые означали Добровольцы Планетарной Обороны.

(2) В СПО служили женщины, но по примеру полков Имперской Гвардии, большинство из них были однополыми формированиями.

(3) Не удивительно, учитывая значительные усилия по маскировке настоящей причины существования святыни.


Глава одиннадцатая. | Последнее противостояние Каина | Глава тринадцатая.