home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



День второй

Утром он проснулся на удивление бодрым, разве что бок побаливал – отлежал, похоже, в неудобной позе. У кровати верным сторожевым псом уже ждал уборщик, и стоило Яну встать, как робот в один присест стянул с постели скомканное белье и кудато поволок. Ян восхитился:

– Ну, прямо как в лучших отелях! Смена белья каждый день, а?

Отыскав в душевой всё, что нужно для утреннего туалета, Ян с удовольствием побрился – крем и бритва оказались выше всяких похвал, – почистил зубы, привел себя в порядок. Может, через тричетыре месяца и настанет такое время, когда он махнет на себя рукой, перестанет бриться, плюнет на нечесаные космы, но пока Яну хотелось чувствовать себя нормальным человеком.

По правде говоря, подобным пренебрежением к внешнему виду, он признается сам себе, что никого уже больше не ждет, что смирился с Изолятором. И уже не верит, что когданибудь сиреневые искры снова проварят побуревшую от времени окалину на люке, и на пороге появится Шифу со своей вечной улыбочкой до ушей…

Нет, пока еще рано терять надежду.

Освежившись, Ян прошел на кухню, – завтрак давно уже ждал на столе. И как они всё успевают, эти суетливые и неуклюжие с виду механические ублюдки?

Сок, круассаны и омлет с беконом – всё свежее и чрезвычайно вкусное. А на десерт – баночка фруктового йогурта. Ян не очень любил молочные продукты, но йогурт оказался весьма и весьма… Одно неудобство – кудато задевалась вчерашняя ложечка, может, роботы надраили ее так, что стерли до основания? Ни в сушилке, ни в столе пропажа так и не отыскалась, пришлось выковыривать йогурт вилкой. Ян изрядно перемазался, проткнул хрупкий стаканчик, но ситуация его немало позабавила. А увидев себя в зеркале, он вообще расхохотался во весь голос.

«Рожа у меня та еще! Краасавец! Интересно, что подумали феды, услышав мой смех? Вот забегалито, небось: осужденный смеется! Каково? Свихнулся, наверное, бедняга! А ведь они не в состоянии себе даже представить, что всем этим можно наслаждаться!»

– Очень вкусно! – неожиданно для самого себя завопил Ян, повинуясь какомуто внутреннему порыву. – Эй, там, наверху! Спасибо! А на обед хочу фаршированных омаров!

Динамики, если они были, снова промолчали. Но Ян и не ждал ответа. Он уже почти наслаждался своим заключением. Пока еще всё это в новинку. Пока… Какая бы вкусная не была еда, но если изо дня в день завтракать, обедать и ужинать одним и тем же набором блюд, быстро начнешь морщиться и воротить нос от одного только их вида. Кто знает, сколько еще омлетов он размажет о стену, сколько приевшихся до тошноты круассанов полетят в мусорное ведро?

Пока он завтракал, роботы успели перестелить постель. Ян прихватил из кабинета пачку журналов, сел на кровать, заложил за спину подушку, повозился, устраиваясь поудобнее… В первых двух дайджестах ничего интересного не нашлось, зато февральский «Сайентификал ньюс» напечатал любопытную подборку о новом дискретном клапане. Он был меньше и удобней прежних, кроме того, при его установке стенкам сердечной мышцы наносился минимальный вред. Ян читал с интересом – что бы там не писали в приговоре о «недопустимом для звания врача пренебрежении клятвой Гиппократа», сам он продолжал считать себя кардиологом.

Тема подавалась со знанием дела, Ян даже отвлекся от чтения на время, мысленно представил операцию по замене клапана, разобрал ее шаг за шагом. Получалось на удивление изящно. Вспомнились годы ординатуры, первые самостоятельные операции. Цепочка ассоциаций потянула за собой новые – узкая кушетка во время ночных дежурств, писк контрольных аппаратов, неистребимый сигаретный дым и привкус кофе во рту.

Выполняя данную Виоле клятву, Ян бросил курить года три назад, а вот кофе… Почему бы не выпить? Надеюсь, в Изоляторе найдется чтонибудь получше вакуумных сублиматов, пить которые можно, только зажав нос прищепкой и прикрыв глаза, чтоб не слезились.

Он прихватил с собой журнал, побрел на кухню. И ошеломленно замер на пороге. Кофеварки в нише не было.

«Может, у меня галлюцинации?» – немного испуганно подумал Ян. Он мог бы поклясться, что вот тут, прямо рядом с печкой, какихнибудь полчаса назад, когда он завтракал, она и стояла! Ян набросился на первого попавшегося уборщика:

– Отвечай, железная крыса, куда дели кофеварку!

Попытался поддеть робота ногой, но промахнулся. Уборщик обиженно зажужжал, прошмыгнул под ножкой стола и скрылся в какойто незаметной щели.

Ян в сердцах саданул кулаком по столу, отбил руку и затряс ею, пытаясь унять боль.

– Да что здесь, мать вашу, происходит!!

Тишина.

Обозленный, Ян методично перерыл всю кухню, вышвыривая, не церемонясь, всё из ящиков и шкафов прямо на пол. Ни кофеварки, ни даже какихлибо ее частей найти так и не удалось.

В конце концов, Ян смолол зерна в допотопной ручной кофемолке, что нашлась в бездонном кухонном шкафу. Варить же густое коричневое месиво пришлось в микроволновке. Ян немного не рассчитал время, и часть напитка расплескалась, заляпав поддон печки неряшливыми кляксами.

И вкус, в общем, соответствовал – болотная жижа с запахом горелой резины. Ян гневно вылил мерзость в раковину, расколотил чашку о край и долго потом полоскал рот и отплевывался.

Новая пропажа обнаружилась к вечеру, за полчаса до ужина. В маленьком «обеденном» закутке кабинета пропал стул. Было два, а теперь остался всего один. Ян помнил хорошо, что стульев было два, еще в первый день, осматривая Изолятор, он сосчитал их и невесело улыбнулся: зачем? Можно подумать, что когданибудь он будет принимать здесь гостей.

А теперь стула не было.

Безумным взглядом Ян обвел комнату. Остальные вещи в кабинете вроде бы на месте. Или нет? Журналы на столе… Похоже, всё. Стол, кресло, часы… СТОП!!

Ладные такие часы, в виде старинной башни с зубцами и контрфорсами. Красивые. Тикают. Только вот на циферблате не хватает минутной стрелки! Часовая застыла около десяти – правильно скоро ужин, – а минутной не было! Просто не было – и всё. Часы ходят, за темным стеклом корпуса мелькал тудасюда маятник, а стрелка исчезла.

Юмор ситуации ускользал от Яна. Какаято сволочь из федов, с ведома начальства или без – не важно – тонко измывается над ним. Ручка и ложка взаправду могли потеряться, кофеварку уволокли роботы – отремонтировать, например, или чтото еще… но стул, стрелка! Их исчезновение уж так просто не объяснить. Здесь явно поработал человек. Но не мог же он действовать беззвучно! В Изоляторе стоит такая тишина, да и места здесь не так уж и много, Ян обязательно бы услышал шум из любого, даже самого дальнего угла…

– Поганые шутки у вас, ребята!! – крикнул Ян, как и раньше в пустоту.

Есть он не стал. Выбрал в меню бутылку эрзацвиски, заглотнул разом почти полпинты и свалился без сил у самых дверей спальни. Что было потом, Ян не помнил.


День первый | Очевидец (сборник) | День третий