home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Вторник

03:41

Мне все надоело. У меня депрессия. Сижу на кухне, ем очищенную картофелину, сваренную в мундире, исмотрю вокно.

Да. Теперь есть окно, в которое видно весь город как на ладони. Ричи сделал портал на высоте в полутора километрах над городом. Так что видно все, словно дом парит над миром.

Тянет забраться на подоконник.

Забрался.

Картошка, кстати, несоленая.

Взялсоль.

Нда. О чем это я? Ах да. Отом, что меня все достало.

Эти люди... Я уже полгода кукую в образе человека и никак не могу превратиться обратно. С тех пор я узнал так много, что хочется завыть и, обидевшись на всех, уйти из дома. Это ужасно! И как люди только это терпят?

Вы спросите: в чем проблема? Меня больше никто не любит, вот в чем.

И да! Это проблема. Причем большая.

Я приведу пару примеров, чтобы отвлечь себя от грустных дум. Заодно подумаю, что делать дальше.

Примеры простые: ситуации и поведение человека и кота в них. Плюс реакция окружающих. Просто, не так ли?

Ситуация первая. Вы дремлете после прекрасной бессоннойночи.

При этом люди, проходя мимо кота, – почешут его за ушком, погладят по пузику, дунут в носик и уйдут, оставив в покое.

Вас – стряхнут с кровати, дадут поручение, выставят на мороз, толком при этом не одев и сунув в руки сумки для продуктов. Сволочи.

Ситуация вторая. Вы украли сосиску.

Кота пожурят, шлепнут по заду. На крайний случай – запрут в кладовке, где есть мыши и теже самые сосиски.

Человеку этого не простят в принципе! Сумку в руки и дуй на рынок за новыми сосисками. Еще и в глаз дадут за то, что надкусил остальные продукты.

Ситуация третья. Ночь. Тишина. По комнате пробежаламышь.

Кот грациозно спрыгнет с кровати, загонит ее в угол, поймает и пойдет спать.

Человек с грохотом упадет с постели, заденет тумбочку, врежет пяткой в челюсть спящему другу, с шипением понесется за мышью, воя от счастья. И... поймав желанный объект, получит в глаз и будет выставлен из спальни под крики и ругань товарищей.

Ситуация четвертая. Поход на рынок.

Раньше кавайные глазки срабатывали на продавцах, и вам пихали в зубы сосисочку, рыбку или еще чего. В крайнем случае, просто чесали за ухом. Но не теперь, когда вы стали человеком... Теперь, сколько ни пяльтесь, сколько ни мурлыкайте – все, чего дождетесь, крика: «Извращенец!» – Или строгого: «И давно он у вас так?»

А еще работать надо (вздох). И это самое ужасное. К примеру, теперь, если я весь день сплю, а ночью сижу на кухне, глядя в окно, – это больше никого не умиляет. Напротив, каждый считает своим долгом напомнить, что меня тут терпят, кормят, ухаживают, а я, зараза неблагодарная, не ценю.

Сволочи.

Короче, я так больше не могу. И сегодня я принял эпохальное решение: уйти из дома. Год почти закончился, да и у Сая теперь столько друзей, что... я ему уже не нужен. Не то чтобы это меня радовало или огорчало, но все же грустно.

А? Куда пойду? Не знаю. Скорей всего, вообще уйду из города. И пусть им будет стыдно! Пусть. Вот поймут, какое сокровище потеряли, тогда и посмотрим, кто тут бездельник со стажем.

А на столе останется лежать сиротливый клочок бумаги с корявой надписью: «Ушол ис дому. Ни вирнуся. Вашкот».

Ладно. Что толку переживать. Вещи я уже собрал. Взял деньги из коробочки...

Ачто? У Сая завтра зарплата, а мне жить на чтото надо. Хм. Надо приписать: «Деньги ни вирну». Чтобы не надеялись, что вернусь.

Чего ещето? Бронебойные штаны, теплая куртка, сумка с продуктами. Вроде собрал, что смог... О! Одеяло! Мне еще одеяло понадобится. К примеру, вон тот плед в рулон скатаю. И карта. Мне точно нужна карта. Надо у Ричи покопаться. Вроде бы в лаборатории была одна.

04:12

Вышел в коридор, поправил рюкзак, подошел к столбу. Задумался.

04:14

Высунул нос на улицу. Вьюга мстительно швырнула в лицо горсть снега и пару льдинок. Спускаюсь по шесту обратно, хожу по залу, вдумчиво чешу затылок.

04:31

Опрокинул стол, разбил пару чашек и взвыл страшнымголосом.

Топот ног, ктото упал с кровати. Ребята выбежали из спальни. Стоят, щурятся, удивленно меня разглядывают.

– Ты чего? – Сай подошел первым, помогая закинуть сумку за спину.

– Ухожу. – Мрачно.

– Куда? Рано ж еще. То тебя из постели не вытолкнешь, ато в полпятого ночи кудато бежишь. – Ричи явно не в духе, даже ночной колпак сполз набок.

Эльф чешет сеточку, которую ночью надевает на волосы.

– Я от вас ухожу. Вы меня не любите!

Тишина.

Сай беспомощно оглянулся на ребят.

– А стол ты навернул, чтобы мы тебе не мешали? – уточнил эльф, мрачнея на глазах.

– Я случайно. Не держите меня, я пошел.

Прохожу до столба, кладу на него руку, оглядываюсь.

Все смотрят мне вслед, ожидая дальнейших действий.

– Ну... всем пока?

– Так это...

Замираю, ожидая продолжения. Маг мнется.

– Ты надолго?

– Навсегда. – Патетически.

Стоим.

– И чего не лезешь? – Эльф.

– Жду, когда мне скажут хотя бы «пока».

Эльф фыркнул и ушел на кухню, начав греметь там, выдвигая ящики шкафов. Тоскливо смотрю на стол, начинаю карабкаться к выходу.

– Держите его, он все деньги спер!

Отчаянный крик с кухни едва не заставил меня рухнуть на пол. Зато народ наконецто ломанулся останавливать, ругаясь, пихаясь и пытаясь сдернуть со столба. Отпихиваюсь ногами, убеждая, что они меня не остановят. Внутри... растет приятное чувство нужности и тепла.

04:45

Сдернули, отобрали деньги, провиант, дали по шее, усадили на кухне и налили горячего чая.

– И колбасу всю понадкусывал! – продолжал надрываться эльф, окопавшись в кладовке.

– Я определял, какая свежая.

– И какая? – Белокурая головка в сеточке на миг высунулась изза двери.

– Та, что в рюкзаке.

– Гад. – Голова скрылась.

– Так чего случилосьто, ты толком можешь рассказать? – Сай сидел напротив и напряженно смотрел мне в глаза.

– Я – кот! – Старательно морщусь и отмахиваюсь. Дескать, ему не понять. Ричи ждет продолжения. – Я –кот.

– Японял.

– Ну вот. А вы... вы все обращаетесь со мной, как с человеком!

– И? – Все еще не понимая.

Вернулся эльф, сгрудил на стол кучу надкусанной кильбасы, самой большой палкой треснул меняполбу, прошипев, что сволочь я, а не кот.

– Вот! Очем я и говорю. Мьпыей не лови, кильбасу не воруй, кошек не тронь, да еще и работать заставляете!

– И что?

Мрачно смотрю на Сая.

– Я кот. Существо, созданное для удовольствия и неги. Все мои проблемы должны заключаться только в том, как сходить в лоток поаккуратнее: подняв одну ногу или присев.

Все глубоко задумались.

– Так ты и так ничего не делаешь. Только лежишь и стонешь, – возмутился эльф.

Ричи на него шикнул.

– Гм. И ты... решил, что мы больше тебя... не любим? – уточнил Сай.

– Да. – Хмуро.

– И поэтому ты нас обворовал, навернул стол и разбудил среди ночи? Чтобы мы, значит, прониклись!

Эльфа насильно усадили на подоконник, сунули в руки кружку с чаем и попросили заткнуться хоть на минуту. Тот попросил добавить в чай рома и только после этого замолчал, отпивая крепкий напиток и возмущенно на меня поглядывая.

– Так, короче. Давай я тебе коечто объясню.

Киваю, глядя на Сая. Ричи подлил мне в чай молока и ободряюще потрепал по голове.

– Тут никто тебя не хочет обидеть. Мы тебя все принимаем таким, какой ты есть, и ты – мой друг. Мой первый друг, который смог превратить бесхребетного неудачника в человека. – Смущенно улыбаюсь. – И хотя у менятоже есть проблемы: грудь восьмого размера, толпы мужиков, которые тащатся от бабстражниц, но я не унываю и продолжаю надеяться на лучшее. Чего и тебе желаю. Тебя ведь никто не заставляет, никто не ругает и никуда не выгоняет. Я лично прибью каждого, кто чтото имеет против моего друга. Ну, просто... любить взрослого мужика, валяющегося на диване, жрущего сосиски и протяжно вздыхающего с утра до вечера, както... не получается. Хочется пройти мимо, заехать в челюсть, пнуть под зад и дать стимул в жизни. – Мне ободряюще улыбнулись. Ошарашенно молчу. – Но мы терпим. Терпим, так как знаем, что и тебе нелегко. То ты был белым, пушистым и мелким. А теперь... сил немерено, а вкалывать не хочется. Так?

Фыркаю.

– Сай хочет сказать, что мы тебя, конечно, любим, но на руках носить, пуская слюни от умиления, все равно не будем. Хоть каждую ночь поднимай криками: «Я ухожу!» – пояснил эльф, как раз допивший свой чай.

Обиженно соплю.

– Такчто или терпи, или пошли, я тебя в стражу пристрою. Можешь еще помогать Ричи вести хозяйство... Есть, конечно, и третий вариант. – Чувствую явный подвох, но все равно жду продолжения. – Ты можешь продолжать бездельничать, а мы – продолжать тебя пинать, в надежде, что однажды ты всетаки станешь человеком.

Вздыхаю, встаю и иду спать.

Ну их. Тоже мне, друзья называются. Хотя, конечно, приятно, чтоони меняне отпустили. Новсе равно! Обидно, блин. Они ведь едва меня не потеряли.

Ладно. Я остаюсь, но пусть не думают, что это их заслуга. Просто мне нужно выполнить обещание, данное хозяину, и пробыть с Саем хотя бы год. Ато ведь загнется без меня парень, как есть пропадет.

21:01

Они стали както подозрительно добрее ко мне. Никто не ругает, не просит подвинуться или сделать хоть чтото. Все... словно обходят меня стороной, стараясь не лезть.

Удивлен и напуган. Пытаюсь получать кайф от ситуации.

Среда

Ем кильбасу, запиваю молоком, смешанным с рассолом. По три часа сижу в ванной и... ничего! Словно меня и нет. Лишь изредка ктото поздоровается, скупо улыбнется или уступит дорогу.

Бегу в лабораторию к Ричи, требую объяснений. Мне сказали, что Сай просил оставить меня в покое, пока он сам всех не прибил. Смущенно краснею, не зная, что и сказать. Маг продолжает эксперимент, обходя меня по дуге и бормоча себе под нос.

Четверг

Мне доступно то, что недоступным было раньше. Я могу сидеть на столе. Часами смотреть в окно, флегматично пережевывая бутерброд. Кататься на люстре, спать днем и бедокурить ночью... не мыться, наконец.

Пятница

И всем все равно.

Суббота

Подошел к Ричи, попросил меня чемнибудь занять. Маг сказал, чтобы я вымыл полы. Пошел в ванную, набрал ведро воды, вылил на пол и пошаркал шваброй. Ковры, подвал и Ричи затопило мутной водой. Меня попытались прибить, но после того как в комнату вошел сонный Сай, отпустили, погладили по голове и попросили больше так не делать.

Назвали «проказенком». Я в шоке.

Воскресенье

12:00

Ричи больше заданий не дает. Стою на табуретке, решив прибить полочку и поразить всю нашу компанию. Замахиваюсь молотком и уверенно бью по гвоздю.

Нет, яне попал по пальцу. При замахе молоток выскользнул из руки, пролетел назад и впечатался в рот улыбающегося мага. Он какраз ждал, чтоя попаду по пальцу, а не по нему. Лежит на полу, по губам стекает кровь. Взгляд летаргический. Спускаюсь с табуретки и с ужасом его осматриваю. Из кухни выглянул эльф, обозрел картину, почесал затылок и спросил – жив ли.

Щупаю пульс на пятке. Отрицательно качаю головой.

– Трындец, – сообщил эльф и снова скрылся на кухне.

А Ричи сел, поднял молоток и посмотрел на меня красными от лопнувших сосудов глазами.

Как оказался на улице – не помню. Но вслед вылетели молоток, так и не прибитая полочка и много ругани.

12:21

Решил прогуляться на работу к Саю. Бреду по городу, ежась от ветра и держа под мышкой полку и молоток. Не пропадать же добру. Сначала я их вообще обратно в дом закинул. Но маг выкинул обратно и проорал вслед такое... Я не решаюсь это повторять при детях.

Где же Сай работает? Квартал какойто странный. Наверняка квартал бедняков. Вокруг, кудани глянь, у домов с яркими вывесками стоят девушки в одном нижнем белье с вываливающимися грудями. Отвратительное зрелище на мой кошачий взгляд. Но, судя по лицам мужчин, им это было интересно и даже вызывало желание схватить и погцупать. На что девушки орали загадочную фразу: «Деньги вперед».

Мрак какойто. Люди всетаки такие ограниченные существа. Ну что им стоит прикрыться курткой и повесить на шею вывеску: щупать – пять монет, тискать – десять монет, зайти в дом погреться – сорок.

Дороговато, кстати.

13:03

Три девушки пообещали обогреть бесплатно. А я... я так замерз. Сжимаю молоток, спрашиваю, не нужно ли чего прибить. Мне сказали: нужно! И попросили прибить одного мерзавца, что заходит по вечерам и никогда не платит. Киваю, улыбаюсь, захожу. Ачто? Вежливые, ласковые, смеются много. Жалко, что ли, зайти поболтать?

13:15

Вылетаю из здания, подтягивая штаны и выпучив глаза. Мне впечатлений теперь на всю оставшуюся жизнь хватит. Особенно в той части, где девочки выяснили, что они меня не интересуют, и... привели мальчика. Тот был завернут в ремешки и готов буквально на все, лишь бы я не уходил. Извращенцы! Лучше бы кошку дали. Я бы хоть... потискал ее.

И вновь бреду по улицам. Полочка осталась у меня, молоток гдето посеял. Изза угла вышли трое грабителей и попросили не рыпаться и поднять руки вверх. Огрызаюсь, что тогда штаны спадут (ремень остался у девочек).

Грабители переглянулись и полезли меня грабить. Стою, терплю, фыркаю. Ктото сжал задницу, довольно хмыкнув. А я... я все еще на эмоциях – перед глазами както сразу выскочил тот мальчик с открытым ртом и стонами: «Я твоооооой!!»

Ну и... двинул обоим. Полочкой. Причем так, что ребят впечатало в стену и пробило ими насквозь.

С ужасом смотрю на содеянное, лезу щупать пульс. Вроде, живы. Отобрал кошельки, пояс и куртку – ту, что потеплее. Пошел дальше, сжимая в руках полочку и мечтая о молотке.

Аеще я хочу найти, наконец, этот дурацкий пост стражи! Или как он там называется? А то без Сая идти домой страшно, да и задубею я так скоро окончательно.

16:43

Я нашел, я нашел!

Солнце уже садится, заливая крыши алым светом. Подхожу к двери, проникаю внутрь и спрашиваю: где я могу найти стражницу Сиси. Все тут же притихли и с интересом на меня взглянули.

– Аты ей кто? – уточнил старый гном изза стойки в углу.

– Ну... друг. – Неуверенно.

– Близкий? – уточнил мужик у стены, разглядывая меня изпод шлема и поигрывая желваками.

– Очень. – Авось решат, что Сай за меня отомстит. Он рассказывал, что его тут страшно все уважают и любят. Надеюсь, не соврал.

–СИСИ!!! ТВОЙ МУЖИК ПРИШЕЛ! СПУСКАЙСЯ!

Вжимаюсь в дверь, оглушенный звуковой волной. Прооравший все это тролль довольно улыбнулся и обернулся ко мне.

Чувствую себя... как экспонат на выставке. Всем интересен, но пока никто не трогает. Ждут, что дальше будет.

– Да иду я! Какой такой на хрен му...?

Смотрим друг на друга. Смущенно улыбаюсь. Сай секунду морщит лоб, после чегос криком: «Милый!» – слетает с лестницы, налетает на меня, впечатывая в дверь, лобзает в щечку, причмокнув от счастья, и, схватив за ручку, вытаскивает наружу, махнув всем на прощание.

В главном зале главного отделения стражи повисла гнетущая тишина.

– И этот хиляк ее парень? – Тролль мучительно соображал.

– Храбрости и силы в нем гхыр наплакал, – подтвердилгном.

– Она достойна большего! – крикнул прыщавый бородач, потрясая мускулами и звеня железом доспехов.

– Меня, например, – кивнул самый маленький гном и мечтательно притих.

Все молча на него уставились, сводя брови к переносице и сжимая кулаки. Гном огляделся, вздохнул и добавил:

– Илиего, – ткнув пальцем в самого большого огра.

Кулаки разжались, все потупили взоры. Огр оскалился в жуткой улыбке и попытался развести плечи. Послышался треск сухожилий.

– Короче, не пара он ей! – закончил самый маленькийгном.

И все одобрительно зашумели.

– Как изводить будем?

Хор голосов, куча предложений и мечтательные глаза все еще не отошедшего от буйства фантазии гнома в центре.

– Ты чего, спятил?! – Вырываюсь из объятий Сая, уже несущего меня на руках. – Я же человек! Сам говорил, что пока я человек – меня нельзя так носить.

– Да ладно тебе. – Улыбаясь и кивая ошарашенным прохожим. – Меня уже достали предложения любви и тепла, а тут такой шанс отказать всем и сразу. Типа – занята.

– А я при чем? – Вырываясь и возмущенно сопя.

– Атыи будешь моим временным кавалером. И вообще. Успокойся ты! Я ж тебя не насилую, а просто взял на ручки, как ты раньше и просил.

Вздыхаю, складываю руки на груди и затихаю.

Ладно, хрен с ним. И впрямь ведь просил. Просто... както странно ловить на себе ошарашенные взгляды и слышать вслед эквивалент русского «Чмо!». Я... у меня гордость есть.

Правда, Сай сказал, что это ему поможет на работе, плюс он мой друг, плюс мне всегда было плевать на мнение окружающих... Хм, и ладно. Какая, в конце концов, разница? Не умру же я оттого, что один раз меня пронесет по городу на руках девушка. Так что хватит волноваться, надо просто расслабиться и наслаждаться жизнью.

17:12

Ричи пришел в себя, восстановил зубы по памяти и сейчас накладывает мазь на глаза. Предлагаю свою помощь. Меня попросили не мешать, не дышать и не шевелиться. Смеюсь над шуткой, хлопая мага по плечу в знак одобрения. Пузырек с мазью выпал из рук, упал на пол и... вдребезги.

Ричи все еще сидит, запрокинув голову и закрыв глаза. Сажусь на корточки, в гнетущей тишине собираю остатки мази с ковра и перекладываю волосатостеклянистую гадость ему на лоб, пытаясь размазать по лицу и не оцарапать осколками кожу.

Сай, кажется, смылся на кухню. Маг не шевелится. Эльф кашляет в кулак в углу, подбрасывая бревна в камин.

18:32

Садимся есть. За окном все заволокло тучами и лишь изредка мимо проносятся птицы, создавая ощущение полета. Эльф встал и начал бить вилочкой о стаканчик, требуя внимания. Этоя его научил. Видел, кактак делали аристократы в телевизоре, который Санька иногда притаскивал в лабораторию.

– Кхм, гхм! Прошу внимания.

Сидим, смотрим, жуем.

– У меня есть прекрасная новость. Я нашел работу.

Радостно гудим. Я похлопал его по руке, одобрительно кивнув. Эльф улыбнулся.

– Но не простую! А... высокооплачиваемую.

Перевариваем длинное слово. Еще более одобрительный гул. Маг полез обниматься, радуясь, как ребенок. Эльф с трудом усадил его на место, а я еще и поставил стул на край халата, чтобы больше не вставал.

– И эта работа... – Пауза. Мы все во внимании. Я даже рот открыл. – Сопровождение подданного его величества до конечного пункта назначения!

Тишина.

– Сам король призвал меня и попросил об одолжении!

Недоверие.

– Ладно, я сам вызвался, но это неважно. Платят, кстати, сто золотых каждому!

Шок.

– Всего лишьзато, что мы проводим парня, который, кстати, вотвот войдет в эти двери... до Алда.

– Странно. Задание простое, а платят много, – подал голос Сай.

Киваем.

– Он некромант, – уточнил эльф.

Гробовая тишина и выпученные глаза аудитории. Эльф же упорно сиял, стоя со стаканом в одной руке и вилочкой во второй.

– Ну? Где слезы радости?

19:01

Убеждаем эльфа отказаться от задания. Правый глаз у него уже заплыл, нос свернут набок, а сам он пытается вылезти из комода. Или кактам эти шкафы называются?

А, да, вы же не знаете, дорогие потомки, чем нас так не устроил некромант. Объясню на пальцах, как в свое время мне это объяснил учитель. Ну, тот маг, что из башни.

Мгм. Вопервых. Некромантов во всем мире считаные единицы. И все эти парни отличаются огромной силой, выносливостью и умением поднимать скелеты из могил. За эту способность их народ и невзлюбил. Все и всегда старались избегать контактов с чернокнижниками, пугая ими детей с колыбели. Их черные балахоны и тяжелые посохи наводили ужас на селян и жителей городов. Короли насылали на них армии. Но, к сожалению, каждый умерший солдат тут же становился на место армии противника, и победить чернокнижника было практически нереально.

Но все это мелочи, чепуха и детский лепет по сравнению с тем, что каждый из некромантов, для того чтобы им стать, вынужден был отдать часть своей души силам Тьмы и обменять ее на могущество, никому не виданное раньше. Сначала ребята радовались, крушили направо и налево, бегали с посохами и пытались покорить весь мир. Но потом, немного подумав, понимали, что сколько ни куражься, а конец один. И вечность после конца будет ох как несладка.

Короче, когда они это поняли, осталось около сотни живых некромантов. В отчаянии они обратились к высшим силам с вопросом: как выкупить душу обратно. Те ответили: добрыми делами. Некроманты призадумались... и начали вершить добро, не останавливаясь ни перед чем.

Сначала они объединили весь мир, перебив половину рас. Потом передумали и перестали править. Затем собрали все книги по некромантии и сожгли их, дабы больше никто не смог стать ходячим ужасом. Но и это не помогло.

Они начали ходить по погостам и предлагать крестьянам помощь в упокоении мертвых, которые после последней войны по завоеванию мира никак не могли успокоиться и лежать нормально. Крестьяне их впускали, давали сделать их дело, а после – быстро выставляли за дверь.

Некроманты... пока терпят. И терпят все еще. Таккак еще есть надежда добрыми делами добиться помощи высших сил. Но вера их слабеет. И то один, то второй – срывается и начинает убивать все живое, устраивает катаклизм локальных масштабов и окончательно сходит с ума. Короче, с ними лучше не связываться, об этом знает каждый орк, гном, человек или эльф.

Но наш эльф! Ктото когдато по ходу просто забыл рассказать ему эту страшилку. Нда.

А теперь к нам идет всамделишный некромант с расшатанной психикой, и мы должны сопровождать его по пяти городам и десяти селам, дабы помочь упокоить все кладбища, поддержать морально, чтобы не спятил, и не дать местным жителям отомстить за все и сразу. Короче, мы теперь психологисамоучки, которые должны будут возиться с редкой заразой. Мне не очень идея понравилась. Остальным еще меньше.

Эльф орал, что согласен пойти и отменить задание. Но тут дверь отворилась, вниз по шесту съехала темная фигура. Послышался грохот захлопнувшихся створок. И в комнату медленно вошел высокий худощавый парень с пепельными волосами, серыми глазами и такой ненавистью во взгляде, что тут же все сразу заткнулись, сделав шаг назад и сбившись в кучку.

Я с перепугу начал икать. Громко так. Некромант перевел взгляд на меня и пристально посмотрел, едва ли не выжигая череп изнутри своими глазищами. Я еще разок икнул и... превратился в кота, который шмякнулся на пол, взвыл итутже заполз под стол в свою корзинку, трясясь и выглядывая изза ее бортов.

– Ээ... – сообщил Сай, нервно улыбаясь. – Здрасте.

– А фот и он! – Эльф радостно вылез изза спин ребят и протянул гостю руку: – Я – эльф... полуэльф. Это – Сиси и Ричи.

Руку проигнорировали.

– Может... чаю? – пробормотал Ричи, почти умоляюще глядя на Сая.

Тот медленно кивнул, и магтутже скрылся на кухне.

А некромант, еще раз всех обозрев, внезапно подошел к столу, наклонился, выбросил вперед руку с длинными тонкими пальцами, схватил взвывшего меня за шкирку и вытащил наружу, прижав к груди и осторожно пытаясь почесать за ушком.

Я орал дурным голосом и, кажется, описался. Некромант и глазом не моргнул, прижав меня сильнее.

Мне от ужаса показалось, что меня сейчас съедят.

– Зачем вам наш кот? – Сай вышел вперед и сжал кулаки.

Умоляюще на него смотрю.

– Люблю. Котов, – прошептал парень голосом заядлого курильщика и... слабо улыбнулся.

Все в шоке на эту улыбку уставились. Аменя оставили висеть на его руках, более не реагируя на вопли, когти и мольбы опомощи.

Сволочи.

21:19

Общий сбор на кухне. Сижу на руках у Кофа, как представился наш новый знакомый. Меня гладят по спинке. С одной стороны... приятно, а с другой – я уже не понимаю, чего недавно так испугался. Местным с детства рассказывали страшилки и ужастики о жутких некромансерах. Но ято не отсюда. И гораздо больше боюсь Ирочки, которая была вечно обуреваема гениальными проектами и великими идеями. И если комуто таки «повезло», и он стал подопытным кроликом Ирочки – мир его праху. Меня в свое время отстояли ребята, сделав чуть ли не талисманом лабы. Еще бы! После всего того, что со мной вытворили, я все еще был жив и даже толстел. Но Ирочка все равно норовила какнибудь, когда в лабе никого не было, поставить на мне опыт. Хорошо, ребята всегда оказывались поблизости. А уж орать и царапаться я умел всегда.

Коф сказал, что ему хватит и одного сопровождающего, нечего всей толпой за ним ходить. Ричи облегченно сказал, что останется дома. Эльф сказал то же самое, но получил сразу два пинка под столом и возмущенновзвыл.

Аеще Коф сказал, что я пойду с ним, а иначе он не согласен.

Это – любовь, я знал, что вызываю самые теплые чувства у извращенцев и неформалов. Сай ответил, что тогда точно пойдет с нами. Эльф радостно уточнил, можно ли ему тогда остаться.

Хором ответили: НЕТ!!! Я вообще не понимаю, зачем было вовлекать нас во все это, если сам решил смыться. Или мы его так страшилками напугали?

Спать некроманта положили на диване, сунув ему подушку, плед и показав, где у нас ванная. Последней парень сильно обрадовался, судя по тому, сколько времени провел внутри.

Выходить решили завтра с утра, с чем и разошлись, решив пораньше лечь спать.

Понедельник

10:17

Вышли рано. Некромант предложил забежать на рынок и купить лошадей. Все скуксились. Добавил, что за его счет.

Горя энтузиазмом, бежим покупать лошадей. Даже Ричи пошел, заявив, что лишняя лошадь лишней просто не бывает.

12:10

Нашли чудовищ с когтями, клыками, алыми глазами и рогами на лбу. Вроде лошади... А чего с когтями? Я на ЭТО не полезу.

Вишу на руках Кофа, слушая, как он торгуется с продавцом и сбивает цену. Продавца потряхивает, он бледен, но упорно не отступает, не желая сбавлять цену ни на медяк.

12:32

Выезжаем из города верхом на этом ужасе.«Ужас» достался только тем, кто едет с Кофом, так что Ричи вернулся домой ни с чем. Эльф поехал с нами. Меня бережно пытаются усадить себе на плечо, успевая гладить, раздавать подзатыльники и рычать, что я хороший.

У меня от этогоужаса ходячего уже все нервы расшатаны. Я тебе кто, ворона? Чтобы на плече сидеть.

В итоге пришлось сесть, а точнее повиснуть на плече,сползая с обеих сторон, гнусаво при этом воя каждые пять секунд. Коф тем не менее почемуто доволен.

15:01

Все более или менее устаканилось. Мне разрешили сидеть на руках. Сплю, перенервничав и устав как собака. Сай попытался было чтото расспросить о некроманте, но тот молчит, как партизан, и говорит только по существу.

Ну и ладно. Авось... и я ему надоем через деньдва.

21:15

Развели костер. Поели. Ложимся спать. Некромант колдует, устанавливая защитное поле вокруг лагеря. Меня чуть не укусила лошадь.

Вторник

Леса, леса. Поле. За весь день ничего примечательного не случилось. Коф... все еще меня нежно любит и везде с собой таскает. Хорошо, хоть в кустики не берет, а то неудобно както. Спали вчера вместе. Ощущения... словно я плюшевый заяц, которого нашел несчастный ребенок. Не очень приятно, но терпимо.

Среда

21:00

Доехали до первой деревни. Познакомились с селянами. Селяне... не захотели пустить в дом. Отвели место на сеновале и сказали злобному некромансеру, кто он есть. Коф бровью не повел, затребовав золотой за упокоение кладбища. После чего нас чуть не побили, убеждая не наглеть. Коф стоял на своем. Послали за старостой. Тот согласился, попросив не наглеть в будущем и упокоить всех до завтра. Коф обещал.

23:57

Итак.

Кладбище. Мы втроем, я на руках у Кофа. Стоим и чегото ждем. Вокруг покачиваются кресты, коекак вбитые в землю. Половина могил разрыта. Луна и филин реют гдето сверху, освещая пустой холм кладбища и нас в центре. Прохладно...

– Что требуется от нас? – Сай смотрит спокойно и чуть презрительно. Ему не нравится, что меня так нагло отобрали.

– Стоять и не мешать. – Хриплый голос некроманта бил каждый раз по нервам.

– А нам тут вообще обязательно стоять? – уточнил эльф. – А то, может, нам и вовсе стоит свалить, чтобы под ногами не путаться.

– Вы не мешаете.

– Мяу.

– И ты не мешаешь. – Меня ласково погладили. Тыкаю лапой в сторону шевелящегося надгробия и упорно мяукаю.

– Молодец. – Мне широко, радостно улыбнулись. – Некромантом стать не хотел? У тебя нюх. – Коф хрипло рассмеялся.

Круглыми глазами смотрю на появившуюся из сугроба когтистую лапу, шарящую вокруг и скребущую когтями по земле.

Первого зомби парень уделал, даже не оглянувшись. Небольшой пульсар с черной точкой пентаграммы в центре – и труп вспыхнул свечкой, буквально за секунды превращаясь в кучку пепла.

Второго и третьего – прибил, удостоив взглядом. Потом полезли по троечетверо, и пришлось опустить меня на землю, чтобы сконцентрироваться.

Прижался к его ботинку, решив не отходить. Судя по лицам Сая и эльфа, те тоже не прочь были бы сделать то же самое. Эльф раздобыл длинный прут и отбивается от особо настырного зомби, тянущего к нему свои руки.

Сай теснит двоих. Но те слабо реагируют на удары и упорно лезут начего.

Вспышка, свет, и вот уже пепел разлетается по кладбищу, а ребята устало подходят друг к другу и оглядываются по сторонам.

– В следующий раз пойдешь один, – предупредил Сай. – Или дашь нам таких штучек, чтобы могли биться наравне.

– Они сожгут вас самих, – предупредил некромант.

Переглядываемся. Бледный Сай только сейчас понял,что было бы, промахнись Коф хоть раз.

– Я не против. Можете больше на кладбище не ходить. Более того. Вознаграждение будет выплачено, даже если вы вернетесь домой. – К ногам парней упало два мешочка с золотом. – Мне нужен только он.

Чувствую, как поднимают на руки и прижимают к груди.

Жалобно смотрю на Сая.

– Он мой друг. – Парень сморщился и отбросил деньги носком сапога. – А друзья не продаются.

– Жаль.

– Сзади! – взвыл эльф.

Оборачиваемся. В ужасе смотрим, как из всех могил вылезают зомби – рычащие, капающие зеленой слюной, выискивающие нас горящими алыми глазами.

– Я не говорил, что страшно невезуч? – сглотнув, спросил Сай.

– Нет. – Некромант уже формировал в руках огромный бронебойный пульсар, аж с тремя пентаграммами в центре.

– Значит, самое время тебе об этом узнать.

Четверг

00:11

Они перли и перли. В смысле – шли и шли. Пульсары разносили зомби на мелкие ошметки, кося мертвецов направо и налево. Но их было таак много! На некоторых плоти не было совсем. Некоторые явно были здесь похоронены еще до того, как деревня вообще устроила здесь кладбище.

Мы начали отступать. Эльф и Сай со своим гореоружием встали спина к спине и отбивались изо всех сил. Я обнял сапог Кофа и зажмурился. Смотреть на этот ужас не хотелось вообще. А еще больше хотелось заткнуть уши и сделать вид, что меня тут нет и никогда не будет.

– Я так не могу! – Сай отбросил еще одного и пнул в живот второго. Тот упал, но тут же начал подниматься,шипяотзлости.

– Я тоже долго не выдержу. – Эльф едване попался в захват какогото монстра с одной рукой и тремя зубами. Но смог спастись, вовремя вонзив в голову скелета свой прут.

– Придется колдовать. Приготовьтесь!

– Я справлюсь, – уточнил Коф, все так же спокойно и даже флегматично создавая свои пульсары и сжигая нечисть направо и налево.

– А я нет! – взвыл эльф.

– Ладно. Колдуйте.

Открываю глаза и с ужасом смотрю по сторонам. Даже бежать толком некуда. А что бывает от колдовства Сая, я знал прекрасно. Правда... ну, авось обойдется. Мало ли, невезучий. Мы уже полгода вместе. Может, он теперь хоть чуточку более везуч.

– Колдую! – крикнул Сай и начал быстро бормотать чтото вслух. Коф и бровью не повел. Азря. Сай недаром слыл самым неудачливым волшебником в городе. Так что, вместо того чтобы раскидать зомби по углам, он подорвал холм и всех, кто на нем находился.

Нас смело. От взрыва заложило уши. Взлетевшие на воздух зомби удивленно оглядели такой маленький мир внизу. Я пока летел, успел помолиться.

Потом нас догнало второй волной. Меня, кажется, прижали к груди, поймав в падении. Я зажмурился, и все. Вспышка, темнота и радостная мысль:«Наконецто закончилось».

Очнулись в окопе, среди завалов костей и воняющего давно сгнившего мяса. Сай и эльф, ругаясь, выползали из ближайшей кучи, отплевываясь, вытирая потеки грязи и слизи„ лица и пытаясь оглядеться в поисках «выживших» монстров.

Коф лежал рядом со мной, без сознания. Мне придавило хвост и заднюю лапу, так что сижу и жду, когда он очнется и сдвинется чуть вбок. На себя смотреть не хочется. Грязный, вонючий и страшный я сижу в воронке, оставшейся на месте бывшего кладбища, и стараюсь не думать о плохом. Хорошо еще, эльф применил магию рода и с испугу накрыл ею всех живых существ, ограждая от взрыва. Мы живы только благодаря его магии. По крайней мере, это я понял из слов Сая, благодарившего парня. Тот только отмахнулся и пополз к нам, не решаясь встать после такого на ноги.

– Ты как?

Мяукаю и пытаюсь вытащить лапку изпод Кофа.

– Понятно. Ща, погоди.

Парня подвинули, меня освободили. Сижу рядом, следя за тем, как парень изучает повреждения некроманта.

– Жить будет. Но в деревню лучше не возвращаться.

– Почему? – Сай все еще не в себе, но на ногах стоит болееменее уверенно.

– Крестьяне его разорвут. Как поймут, что парень не сможет дать сдачи, так и прибьют, дабы впредь неповадно было.

– А если очнется?

– Вот поэтому в деревню идти и не стоит.

– Акакже плата? – Сай хмурился иявно не хотел соглашаться с эльфом.

– Забудь про плату. И про коней забудь, если жить охота. Нука. Помоги мне его поднять.

– Ты сам сначала встань.

Сай вздохнул и наклонился, подавая руку эльфу. Тот виновато усмехнулся и руку принял. Жалобно мяукаю, напоминая о себе.

– Кот... идти сможешь?

Показываю лапку, отрицательно мяукаю.

Сай выругался, посадил меня в рюкзак и закинул за спину. После взял некроманта за ноги и поволок к лесу. Эльф пытался помочь, шагая следом и вцепившись в руки Кофа. Но толку от него было немного. Так что голова парня постоянно подпрыгивала на корнях, а самого его мотало из стороны в сторону. А что делать. Жизнь такая.Да и нечего было приводить нас на кладбище. И сам бы справился. Понятно же, что попугать решил. Вот и попугал... Сая вообще пугать нельзя. Но об этом парень не догадывался.

02:17

Нашли домик в лесу, примеченный еще на подступах к деревне, и ввалились внутрь, втащив следом некроманта.

Сай развел огонь в печи, эльф натаскал дров и воды из колодца. Зажарили двух мелких зверьков, которых я поймал, и легли спать вповалку на одной кровати. Благо она широкая была и вполне вместила меня, Сая и эльфа. Некроманта положили на печь, уступив самое теплое место. Ладно уж. Не жалко. Да и твердо там.

05:12

Некромант очнулся, лазает по дому, натыкаясь на табуретки, роняя горшки и чтото разыскивая. Эльф прорычал, что всех убьет, и перевернулся во сне, заехав Саю в живот. Тот дернулся, но не проснулся. Я, сидя на подушке, с интересом следил за некромантом, не понимая, что именно тому надо. Оказалось – попить. После чего парень снова забрался на печку и начал ворочаться уже там.

Полчаса ворочался. Пока я не забрался следом и не лег рядом.

Коф притих, осторожно меня погладил и уснул. Мурчу, зыркаю глазами по сторонам и грею пузо от печки. Странный он... как ребенок. С виду ужас и угроза обществу, а кошек любит.

Ну и ладно. Мнето что. Вот доведем его до города, который ему нужен, а там и распрощаемся.

10:09

Ненавижу вставать рано. Но меня, не спрашивая, подняли, вымыли в холодной, едва подогретой воде – за что огребли кучу царапин. И едва не придушили там же.

Коб проснулся и отобрал мою мокрую тушку, сказал, чтобы впредь не трогали. Причем сказал так, что я почти почувствовал себя отмщенным. Эльф, правда, чтото там под нос пробурчал, но его никто не слышал.

– Куда теперь? – Сай сел за стол, накрьггый эльфом, и внимательно посмотрел на некроманта.

Я сидел в центре стола и смотрел на блюда в центре. В погребе нашлась картошка, а зверья вокруг было так много, что поймать хоть одного для эльфа не стоило никакого труда. Так что у нас почти пир. Чаю бы еще. А то эта вода уже надоела. Ну или молочка.

– В деревню. Нужно сходить и вернуть коней и деньги.

– Мы кладбище в буквальном смысле разнесли, – напомнил эльф, разглядывая воду в кружке.

– Но работу выполнили. – Некромант посмотрел на эльфа так, что даже мне зябко стало.

Но ушастый почемуто не испугался, а не менее мрачно посмотрел в ответ.

– А не боишься, что тебя, пока ты слаб, прибьют потихому.

– Нет.

– Тогда идем. – Сай встал изза стола и начал одеваться, положив конец дискуссии.

– Кстати. У меня есть заклинание, как вернуть тебе обратно мужской образ, – как бы невзначай сообщил Коф.

Молча на него смотрим. У Сая даже куртка из рук выпала.

– Серьезно?

Коф кивнул и посмотрел в расширенные, полные надежды глаза.

– Но в этом мире ничто не дается даром. Отдай кота, и я верну тебе мужской облик.

Смотрим с Саем друг на друга. Шевелю ушами, ставлю лапки поближе к животику и смотрю так, что сердце замирает. Весь такой несчастный, пушистый и одинокий.

– Не могу. – Хрипло, не отводя от меня взгляд.

Мои большие глаза гипнотизируют. Из последних сил изображаю лапочку.

– Понравилось ходить с грудью?

– Нет.

– Что тогда?

– Он мой друг.

Довольно вздыхаю, жмурясь от удовольствия.

– У тебя есть еще эльф и Ричи. Ау меня никого. – Задумчиво.

Фыркаю. Ну и что. Тебе не понять, как ценен каждый друг. Ая и все...

– Такто оно так. Но только кот согласился снять с меня проклятие и первым согласился жить рядом с моим проклятием, – просто ответил Сай. После чего меня взяли на руки, сунули в рюкзак и повесили за спину. – А кота мы тебе найдем. Мало ли котов в мире. Подберем такого, чтобы был и пушистым и ленивым... наверняка в этой деревне полно котов.

– Меня коты боятся. – Глухо.

Задумчиво на него смотрим.

– Сильно? – уточнил эльф.

– До смерти, – подтвердил Коф.

Нда. Фигово.

12:24

В деревне нас, мягко говоря, не ждали. Так странно наблюдать, как радостные лица людей тут же становятся хмурыми и неприветливыми. Народ расступился, давая пройти, за спиной поднялся шепоток.

– Я пришел за наградой. – Коф встал в центре главной улицы и огляделся по сторонам. – Где староста?

– Тут я.

Изза спин людей вылез давешний толстячок, крайне неприветливо на нас смотря. И в то же время в глазах словно искорка какая была, которая мне сразу не понравилась.

Нам радостно объявили, что, так как мы разнесли все кладбище, а крестами, снесенными взрывом, забросало все окрестные дома, выбив стекла и повредив крыши, мы должны деревне двадцать золотых. Как только заплатим, можем идти себе дальше с миром.

Сай прошипел, что так и знал: не стоило нам возвращаться. Эльф флегматично пожал плечами, оглядывая светлеющие в предчувствии наживы лица людей.

– Нет. Один золотой. Плата за упокоение. Сейчас. И... кошка. Тогда мы уйдем.

Все задумались. На деревню опустилась гнетущая тишина. И только ветер бросал из стороны в сторону какието бумажки, прокатываясь между домами.

– Ахтак, – насупился староста и обернулся к людям.

Далее было некрасиво.

Народу заявили, что некромант слаб и невменяем. Добавив, что убить исчадие зла – святое дело. Все как один откликнулись на призыв, сбегав за кольями, топорами и вилами. Эльф шепотом просил Сая устроить чтонибудь неприятное, дабы все успокоились, но тот ответил, что его невезение и так уже работает на всю катушку. Коф вытащил меня из рюкзака Сая и снова начал гладить, с интересом разглядывая и ожидая, когда на площади снова соберется разъяренная толпа. Короче, все вели себя как полные идиоты. Зато староста занервничал, увидев наше полное спокойствие. Онто думал, что мы сбежим, пока есть шанс. Амы упорно стоим, где стояли. Мне еще и пузико чешут.

– Готовься, отродье ночи! – прошипел щуплый священник, вышедший во вторые ряды и вещавший изза спин сограждан. – Пришел твой час! Не топтать тебе больше чистые земли облеченными в оковы зла ногами.

Все согласно зашумели. Вилы подняли наперевес. Но... бросаться никто не спешил. Староста стоял неподалеку весь в раздумьях. Мы ждали с невозмутимыми лицами и даже с некоторым интересом в глазах.

– Ты не боишься? – уточнил мужик.

– Нет.

– Почему?

Некромант перестал меня гладить и поднял в воздух ладонь, над которой буквально за долю секунды сформировалась сфера с целым роем разноцветных пентаграмм в центре, угрожающе шипящая и потрескивающая отливающими чернотой боками.

– Ты ж говорил, что он обессилен, – уточнили изтолпы.

– Мгм, – отозвался староста.

Нам заплатили. Вынесли аж пять кошек и попросили не принимать близко к сердцу. Мы решили. Что не обиделись. Сильно.

Кошки при виде Кофа, как он и говорил, шипели и улепетывали со страшной силой. Одна и вовсе забилась в судорогах, едва он ее погладил, придавив ногой к земле, чтобы не смылась. Удивленно наблюдаю за этими дурами с рук Сая и ничего не могу понять.Ято вроде и не боюсь. Чего это с ними?

– Я же говорил. – Некромант отпустил несчастную и вернулся к нам. Был, правда, там один кот, который не сбежал, но он был старый, облезлый, слепой и глухой. Даже эльф фыркнул, глянув на жертву возраста. Что уж говорить о Кофе.

Меня отобрали и прижали к груди. Принюхиваюсь, пытаясь разобраться, что же тут не так. Может... от него пахнет както поособому? А у меня обоняние еще в детстве сломалось, когда нашатырем приводили в чувство после каждого неудачного опьгга. В итоге запахи я стал различать крайне слабо.

– И чего они тебя все так боятся? – тоже подал голос Сай.

– Я... страшный, – предположил Коф.

– Не настолько, – покачал головой эльф, с интересом глядя вслед улепетывающим из деревни кошкам.

Пятница – воскресенье

Плутали по лесу, питались дарами природы. Лично я большей частью спал.

Понедельник

Вторая деревня. Коф сказал, что справится сам, и в одиночку ушел на кладбище. Даже меня не взял, чему я был невменяемо рад. Остановились на сеновале, купив у местных продуктов втридорога. До утра слушали вопли и рев с кладбища, где Коф мужественно сражался с силами Тьмы.

Вторник

Парень вернулся никакой и тут же рухнул в солому спать. Оставили рядом с ним плошку с едой и кувшин вина. Сами пошли гулять по деревне, изучая достопримечательности в виде покосившегося набок колодца, небольшого прудика с лягушками и домика всамделишной ведьмы. Ведьма была нечесаная, страшная и как раз пололаогород, раскорячившись между грядками и чтото напевая себе под нос. Решили ее не трогать и прошли мимо. Тем более что на грядках рос такой ужас... Я сначала решил, что это и вовсе торчат руки тех зомби, что были ею лично похоронены под землей.

Вернувшись, нашли Кофа все в том же положении.

Разбудили, отправили к старосте за наградой, после чего поехали дальше.

Проезжая мимо кладбища, полюбовались кучками пепла и разбросанными в радиусе километра каменными плитами. Один памятник и вовсе повис на дереве, склонив его к земле. Восхищенно цокая языками, поехали дальше. Коф, кажется, был польщен, но виду не подал.

Среда

Нашли еще один домик в лесу, следуя строго карте. Там он как раз был отмечен крестиком. Решили остановиться дня на два и устроить себе передышку. Условия были не ахти, но мне понравилось. Прудик неподалеку, снежок, морозец стал не так силен. Кстати, эти чудолошади изза того, что лапы у них оканчивались не копытами, а когтями, неплохо растопыривали пальцы в снегу и могли не проваливаться вглубь. Так что путешествовать можно было быстрее и комфортней.

Короче, ели, пили, охотились, отдыхали. По вечерам травили байки у печи, освещая единственную комнату светом небольшой свечи. Мне все страшно нравилось, и я лежал на столе, рядом со свечкой, с интересом слушая друзей и воображая себя героем рассказов. А что? Я теперь боевой кот. Могу и на кладбище с трупами посидеть, и в темной подворотне напугать крыс до потери пульса. Короче, я такой непредсказуемый и удивительный.

Пара историй, кстати, особенно запомнилась. Про девочку в красной шапочке, которую пытались сожрать монстры в лесу, а она упорно отважно шла к бабушке, неся ей пирожки. И та, в которой мужик залез в одиноко стоящий в лесу домик и напоролся натрех медведейизвращенцев. Мужика они назвали Машей и никуда не отпускали три дня подряд. Что с ним стало – история умалчивает, но рассказчик, подсвечиваемый светом тоненького огонька, уверял нас, рассказывая сквозь завывания снежной бури за окном, что те медведи не одни были в сторожке... сторожили они главного злодея и страшного извращенца Змея Горыныча. С тремя головами и... всеми остальными органами по трое.

Сидим, представляем. У меня воображение почемуто не работает.

А вообще удивительно, как они мои сказки сумели переврать. Ну, да и ладно. Вон как Коф слушает. Явно запоминает и тоже потом комунибудь расскажет, расцветив своими подробностями... Боюсь подумать, что в итоге они из сказки сделают.

А потом мы легли спать. И на следующий день спали столько, сколько влезло. Лично я – до вечера, с перерывами на еду.

Пятница

Покинули гостеприимное жилище и поехали дальше. Меня укутали полами куртки и чмокнули в нос.

Сижу, весь в шоке и негодовании. Терпеть не могу, когда меня чмокают и сюсюкают. Он же некромант! Вот пусть и ведет себя соответственно. Ато как дите, чес слово.

Суббота

Заблудились. Изучаем карту, ругая эльфа и его «чертов компас».

Воскресенье

Кудато едем, пытаясь понять, работает этот компас вообще или нет. Внутри прибора сидят три светлячка, и каждый кудато указывает. Следуем за синим светлячком, но никто не уверен в том, что он показывает правильное направление, а не просто замерз в зюзю.

Понедельник

Деревня! Деревня! Деревняаааа!!!

Все страшно рады. Бежим к домам, поздравляя друг друга и мечтая о тепле и нормальном ночлеге.

14:09

В принципе еще утро раннее, если исходить из точки зрения котов. Но для людей это вроде как не рано, и народ должен вовсю суетиться, бегать к колодцу, ругаться друг с другом и выполнять прочие важные утренние дела. Или дневные.

Однако на улице безлюдно, дома стоят тихо, прижавшись друг к другу, и словно не хотят раскрывать какойто важный секрет. Хотя в окнах горит свет и нетнет да промелькнет чьето испуганное лицо.

Сай предположил, что народ так Кофа испугался. Коф ответил, что воттак издали понять, кто он есть, сложно, и редко когда в деревнях его боялись до такой степени.

Стучим в ближайшую дверь, ежась от холода. Меня укутали теплее, запахнув в куртку так, что только нос наружу и торчал. Ждем, стараясь не шуметь и выглядеть прилично.

Дверь не открыли.

Стучим сильнее и ногой. Эльф процедил чтото о людях, чем нарвался на подзатыльник от Сая. Коф упрямо долбит в дверь ногой, не прерываясь и ожидая, когда откроют. Выбить он ее решил, что ли?

Изнутри попросили уйти, пока нас не расстреляли прямо сквозь дверь.

Эльф чихнул, Сай закашлял в кулак. Коф сказал, что он некромант и не уйдет, пока не очистит кладбище от нечисти.

Нда. Теперь нам вообще не откроют.

Дверь радостно распахнули, на грудь Кофу бросился щуплый старикашка, воя:«Марта! К нам такие люди! Тащи все, что есть, на стол!»

Ошарашенно на это смотрим.

Мужик суетится, просит зайти, вещает о том, как рад и как счастлив, умоляет не обижаться.

Ну, мы... эээ... и не обиделись вроде как.

15:10

Сытые, довольные сидим за столом. Лично я на коленях у Кофа. Поедая продукты и запивая их молоком и вином, слушаем душещипательный рассказ о местном кладбище.

– Ну, так это... короче, все мертвяки как попрут из могил, как попрууут. Мы их вилами! Святой отец даже лично притащил ведро святой воды и одного облил с ног до шеи. И поджег!

Оригинальная у них святая вода. Водка, что ли?

– Онто горит. Да все прет и прет! Азима ж... короче,пару наших покусал, так что пришлось улепетывать, так сказать, с потерями. Ндась.

– Сколько всего восставших? – уточнил Коф.

– Да! – Нанас махнули рукой. – С ними бы мы и сами справились, безо всяких некромансеров. Не в обиду вам будет сказано.

Коф напрягся и не обиделся.

– Да токмо кроме нихто еще какаято гадость образовалась. С виду скелет собаки с крыльями, да с то дерево ростом будет!

Впечатленно молчим.

– С какое дерево? – влез эльф, прикидывая чтото в уме. – С сосну?

– Да не. Не с это... ну, видели, дубок растет у ворот.

Вспоминаем изувеченное временем и жизнью деревце, которое действительно росло у ворот. При взгляде на него складывалось полное впечатление того, что ствол пытался начать расти параллельно земле.

– Оно с меня ростом, – уточнил Сай.

– Ну да. А собака энта... будет... ну чуть повыше. Но в целом както так.

Понятно. У страха глаза велики, иногда выпучиваются. Тоже мне, дерево нашел.

– А глаза у него красные? – уточнил Коф, сунув мне под нос кусочек сала. Сало я деликатно взял, стараясь не прикусить палец.

– Красные! – С жаром: – Аж пылают! Такия чуть не помер, когда эта образина взглянула на меня, да еще и пасть раззявила.

– А нос? Какого цвета нос?

Тяжелая задумчивость.

– Синий? – Неуверенно.

Сай кашлянул в кулак.

– И желтое тело, – кивнул Коф.

– Золотое, я бы сказал, – подтвердил хозяин.

Ничего не понимаю. Что это за попугай получается?

– Аеще оно летать умеет! Как взлетииит! Только его и видели.

– То есть он уже улетел? – Эльф даже есть перестал, глядя на старика с такой надеждой, что тот сконфузился.

– Да куда он денется. Летает себе гдето, а каждую ночь вертается и громит дома. Все жрать хочет, а жрать уже и нечего. Всех коров съел, только люди и остались.

Нда.

Коф вздохнул, встал и пошел одеваться.

– На битву? Так рано ж еще! – бросился следом старик, суетясь и пытаясь заглянуть в глаза снизу вверх.

– Нет. Мы уходим. Огромных желтых крылатых собак с синими носами не бывает. Тем более после смерти.

Встаем и идем следом. Остаться хочется страшно. Но мы вроде как на задании и вроде как его защищаем. Так что... в другой избе переночуем. Надо будет только на улице дать Кофу втык и объяснить, как вредно для здоровья спать на снегу.

– Это... как не бывает? А я видел! Все видели! И... ты же некромансер! Тебе король голову отрубит! Ты...

Взгляд Кофа был непередаваем. Но старик тут же заткнулся и както присмирел и опустил взгляд, вытаскивая из кармана какуюто цепочку и начав теребить ее в руках.

– Ну. Так что там было?

Старик молчал. А Коф явно начал терять терпение.

– Я в любом случае должен вычистить кладбище по указу короля. Но только если селяне сами этого попросят. И заплатят, подумав.

– Монстр там. – Тихо. Едва ли не себе под нос. – Мертвяковто мы перебили. Да только кости сами собой собрались воедино, и получился один, но очень уж большой.

Тишина. Коф явно в ярости. Стараюсь даже не шевелиться.

– Вы перебили мертвяков? Сами? Без ведьмы? Идиоты, да?

Старик чтото буркнул и отвернулся.

– Пятьзолотых.

Ошарашенный взгляд и открытый для протеста рот.

– Или я ухожу. За глупость надо платить.

Бледный от ярости мужик смотрел на некроманта, не в силах сказать хоть чтото от возмущения.

Коф же молча прошел обратно к столу, сел и продолжил есть. Ребята гуськом потянулись следом. То, что мы остаемся полюбому, не могло не радовать.

19:05

Общим собранием деревни было решено заплатить. Но наскребли только три золотых, да и то медяками. Коф не верил в такую бедность и угрожал свалить, а они как хотят, пусть этого монстра и добивают. Жмоты! Даже ведьму нормальную нанять не смогли. Все сами да сами.

Народ огрызался, ненавидел страшного некромансера, боялся его, но денег больше не давал.

Пришлось согласиться на три золотых.

23:45

Стоим на кладбище, ждем полуночи.

Мы с Саем и эльфом пытались было остаться в доме и отправить Кофа одного. Но тут уже взвинтился староста, потребовав отрабатывать немалые деньги, а то ишь отъелись, отоспались, и все?!

Пришлось идти. Коф взял меня на ручки.

Вторник

00:01

Зрелище жуткое и даже завораживающее. Зима. Ночь. Луна в окружении россыпи звезд, и... медленно вылезающие из могил кости и черепа, ползущие в центр кладбища и складывающиеся в очертания исполинской фигуры.

Ну, не собаки, но тоже ничего приятного в ней не было. Четыре ноги, длинная шея, мелкая голова с тысячей глаз и хвост... зачемто.

Ждем, когда Коф эффектно убьет чудовище и можно будет пойти в тепло и уют отсыпаться до завтра. Ну и поесть не помешает.

00:12

Коф метнул исполинский пульсар и попал в чудовище.

Пульсар поглотили, зарычали и... пошли в деревню, проигнорировав нашу отважную группу.

Обиженно смотрим вслед.

00:21

– Тоже мне некромант. – Проваливаясь в сугробы и несясь вслед за нами. Эльф никогда не любил погони и холод ночи в лесу.

– Храбрый стал? Убью! – огрызнулся Коф.

– А ты мне не угрожай! Магия эльфов подревнее твоей будет. Как зафигачу в глаз заклинанием поросли – будешь ходить весь зеленый и с гусеницами в штанах! – Эльф всетаки обо чтото споткнулся и рухнул в снег, подняв столб снежинок и вяло матерясь.

– Сначала бегать научись! – радостно заявил Коф и вырвался вперед.

Мужики. Мальчишки. И если рядом ни одной приличной бабы, так и будут выяснять, кто круче, быстрее и круче. Нда.

Влетаем в деревню. Эльф дальше всех, мокрый и красный от бега.

В центре у дома того самого старичка, что нас приютил, разоряется монстр, рыча, пытаясь выбить лапой дверь и откусывая крышу мощными челюстями. Бежим к нему. Коф, на ходу удерживая меня под мышкой одной рукой, второй наколдовывает новый пульсар.

Так ведь не работает же. Он что, других делать не умеет?

Пульсар врезался монстру в зад, впечатал его в дом и выбилтаки дверь, снеся ее вместе со старичком в глубь дома. Монстр взвыл, коекак встал, и, снова повернувшись к нам задом, засунул в дом лапу и начал активно в нем шерудить. Послышались вопли, звуки выстрелов и крик:«Куда полез!»

Коф зарядил новый пульсар и отошел в сторону, встав у стены и примеряясь к следующему месту удара.

– А целиком его развоплотить ты не можешь? – Эльф, в сдвинутой набок шапке, тяжело дышал рядом. – Ну, чтоб черепки снова отвалились и перестали соединяться в эту кучу?

– Могу. Но мне нужна будет кровь младенца, слюна девственника, слезы проклятого и.... и полная луна.

Смотрим вверх. Как раз полнолуние.

– Я поплачу, если так надо, – высунулся Сай.

– Ая не девственник! – рявкнул эльф, глядя на наши выжидающие лица.

– Не ври! – Сай усмехнулся и полез в сумку за склянкой.

– Да ты... да у меня! Я, если хочешь знать, уже десять лет, как... вообще никаким боком!

– Тебе всего шестнадцать, – просветил его Коф.

– Откуда ты знаешь? Эльфы живут тысячелетиями, по ним возраст определить...

– Я вижу. Вижу чистые души. И твоя душа явно сверкает чистотой и невинностью.

Красный от стыда эльф чтото промычал и сжал кулаки.

– Просто ангелочек, – кивнул Сай, пытаясь выдавить из себя слезу.

– Да пошли вы! Все!

Со стороны монстра послышался громкий торжествующий рев, перемежающийся страшной руганью хозяина дома.И, вытащив из дома лапу, усеянную обломками досок и с повисшим на ней старичком, монстр радостно уставился на зажатый в лапе мешок.

– Он в подпол залез, – догадался Сай, наблюдая за тем, как старик залезает на руку и ползет к жутким пальцам, храбро требуя вернуть имущество.

– Какой храбрый! – восхитился эльф. – И что такого в этом мешке, что старик так не хочет отдавать?

– Хм. – Коф передал меня Саю и пошел вперед, на ходу доставая из кармана какуюто палочку.

– Куда он?

– Плюй в баночку и не мешай. Я пытаюсь заплакать.

– Помочь?

– У тебя есть лук?

– Нет, но могу врезать. Будет обидно, и ты расплачешься.

– Я ведь тоже врежу...

– Не кипятись. Дай плюну. Я всего лишь предложил.

Коф же подошел к зверюге, чтото крикнул хозяину.

Тот нецензурно ответил и спрыгивать отказался. Пожав плечами, некромант наставил палочку на руку монстра и чтото крикнул. По палочке пошли искры, из нее ударил луч света, монстр замер и... лапа развалилась на десятки мелких костей, усеивая ими снег вокруг и мешок, упавший прямо у ног некроманта. Старик тоже гдето там упал.

Коф наклонился, поднял мешок и пошел к нам.

– Чтотам? – Эльф с интересом подступил к Кофу, не отрывая взгляд от трофея.

– Ты плюнул?

– Да. Дай посмотреть.

– Обойдешься. Сколько слез выдавил?

Сай хмуро смотрел на склянку, не решаясь ответить.

– Нда, плакать по заказу в принципе сложно. Ладно, сейчас тебе станет очень грустно. Главное, не сдерживайся.

На грудастую девушку навели палочку и чтото прошептали.

Снова луч. И... Сай сморщился, тихо взвыл и заплакал, роняя слезы и сжимая колбу в руке. Стекло треснуло и развалилось. Сай заревел в голос. Эльф прорычал, что не нанимался плеваться по сто раз на дню.

01:19

Достали новую склянку, добавили в нее снега, слезы, слюну.

– Так. Осталось кровь младенца...

– Будем бегать по избам с ножом в руках и требовать младенца? – уточнил эльф.

– Нет. Кровь кота тоже сойдет. Эти существа невинны, как дети.

Киваю, не сразу врубаясь.

– Держите его.

Круглыми от удивления глазами слежу за тем, как Коф идет ко мне с кинжалом жутких размеров. Для меня жутких. Я ведь маленький сам по себе. Сай прижал меня к груди, убеждая, что будет «чик, и не больно».

Мама.

01:23

Сматываюсь по заборам от расцарапанных и покусанных ребят, стараясь не поскользнуться и не свалиться в сугроб. Монстр сидит и воет, разглядывая поврежденную руку. Пытается сложить ее снова из костей. Те отваливаются. Вой становится протяжнее и тоньше. Его страшно жаль.

01:31

Меня загнали в угол. Три мужика с улыбками, сюсюкая и «кыскыская» идут на меня, протягивая руки и стараясь убедить в искренности своих чувств. Коф держит за спиной кинжал и не улыбается. Но тоже руку тянет, гад. А я ему почти поверил! Что любит! А он! Гад последний, вот кто он!

Залез по стене на балку, сам поражаясь тому, на что способен в критической ситуации.

Кровь кота им подавай. Фигу! У меня ее мало – не дам.

Коф сказал, что полезет следом, а ребята должны караулить внизу, ежели спрыгну. Убедил всех аргументом:«Я к нему привязался».

Ага. Привязался. Как привязался, так и отвяжешься. Извращенец.

01:44

Измотанные, покусанные и уставшие парни держат меня в шесть рук, радостно улыбаясь и переглядываясь. Судорожно дергаюсь, вою, кусаюсь и царапаюсь из последних сил. Они зашали меня в угол! Я бы точно вырвался! Они...они...

Коф достает нож и берет меня за лапку.

Зажмуриваюсь, дернувшись из последних сил.

Укол, небольшое жжение, и... лапу отпускают, а меня гладят по голове, утверждая, что я – умничка и вообще на редкость храбрый кот.

Открываю глаза и недоверчиво разглядываю лапку. Следов разреза нет. Она цела и невредима. Странно. Коф, наверное, сразу заживил ее. Порезал и заживил. Круто. И раствор в колбе порозовел.

Меня отпускают, тут же убегаю в угол и сажусь там с крайне обиженным видом.

Ребята смываются убивать монстра, обсуждая, как именно стоит его этим облить. Удивленно смотрю вслед, все еще не веря, что меня забыли. Такчто, я им больше не нужен? А... а как же я теперь одинто?

Бегу следом, воя и страшно переживая. Коф остановился, оглянулся и поднял меня на руки. Счастливо урчу, помогая ему запихивать меня в куртку. Сай и эльф чемуто улыбаются.

Ну вас всех... Зато я не один.

01:59

Склянку привязали к камню и кинули ею в монстра. При ударе стекло разбилось, и умертвие рассыпалось на тысячу костей, усеивая ими все вокруг.

В окнах домов начали появляться испуганнолюбопытные лица, пытающиеся понять, что, собственно, произошло.

Коф наконецто раскрыл мешок и вынул оттуда горсть серебряных монет.

У нас аж рты пораскрылись.

– Бедные они, – процедил сквозь зубы эльф, понимая, что нас банально надули.

– Какой курс золота к серебру? – уточнил Коф.

– Пять серебряных – это одна золотая.

Саю кивнули, сгрузили в мешок медяки и набрали серебромпятьзолотых.

– Отдай мешок! – К нам бежал тот самый старик, в сползшей на затылок шапке на завязочках, коекак надетой кофте и в одном сапоге.

Отдали мешок. Коф немного поговорил со скупердяем, и... нам разрешили оставить деньги, а также переночевать в доме. Правда, только после того, как мы поставим дверь на место, благо в сарае есть запасная.

Пришлось ребятам поработать.

Лично я забрался к детям на печку и вполне неплохо там вздремнул. Дети меня гладили, восхищались невиданным зверем и сильно не доставали. Так что день закончился вполне неплохо.

12:41

Сняли с печки, посадили на стол, дали молока и сосиску.

Ем, оглядывая мир одним глазом и все еще находясь в полусне. Коф ругался с хозяином, эльф возился на улице с лошадьми, Сай – благодарил хозяйку за провиант.

Поев, я убежал на улицу по делам личного характера. Едва эти дела себе не отморозил. После чего вернулся и снова полез на печку, к радостно запищавшим при виде меня детям.

Но меня перехватили, сгребли на руки, укутали в полы куртки и потащили на улицу, сообщив, что пора ехать дальше.

Блин. Пытаясь устроиться поудобнее, высунулся и помахал лапкой расстроившимся ребятишкам. Мальчик и девочка лет пяти– семи восхищенно помахали мне вслед.

Да. Наши бы дети так восхищались котами. А то по уху двинут, то за хвост таскать начнут, то просто таскают не пойми как, чутьли ни вверх ногами сутки напролет. А эти...милые какието. Впрочем, дети всегда есть дети, потому надолго с ними оставаться нам, котам, противопоказано.

17:09

Сплю. И мне все равно. И мне хорошо.

Среда

Лес.

Четверг

Поле, лес, ручей, но холодный.

Пятница

Хорошо, компас починили. Теперь эльф утверждает, что точно знает, куда мы идем.

Суббота – воскресенье

Еще одна деревня, еще одно кладбище. Мы спали вповалку в избушке, Коф в одиночку сбегал, всех упокоил и вернулся, сумев ничего не разнести, не подорвать и не испортить. Сказал, что теперь всегда так бегать будет, а то с Саем сплошные неприятности сыплются на наши головы. Пожаловался, что раньше упокоение кладбищ вообще рутиной было. Придешь, ктото вылезет, ты ему пульсарчиком – и нет мертвяка. Хорошо.

Атут то монстры, то взрывы, то заблудились, то денег недодали...

Сай только фыркает, понимая, что его проклятие действует до сих пор. Пояснил, что раньше было хуже. Коф порадовался, что раньше с Саем был не знаком.

Понедельник

Лес.

Вторник

Лес, поле.

Среда

Меня потянуло на размышления. А что? Едем и едем. Скукотища, писать не о чем. Если высуну нос из куртки Кофа – тут же обморожу, так что сижу, греюсь, сплю или размышляю... о жизни.

Вот вы, потомки, как живете?

В лучшем случае график такой: встал – поел – сделал дела – поел – подрал обои – поел – разбудил хозяев – побегал – поел – сделал дела – поспал – сделал дела – поел – ночь. Что, не так? В худшем: встал – не поел – долго носился за одичавшей крысой – поймал – сморщился, но поел – бегал по городу, полазал в мусорках – поел – нашел кошку – получил по морде – удрал от мальчишек – нашел угол – поспал. Ну и дела, конечно, делали в промежутках.

Так вот. Это все неправильно! То есть есть, конечно, надо. Но при этом надо еще и думать, размышлять, анализировать. Вот, к примеру, если встать и не просто разбудить хозяев, а забраться на ближайший шкаф и с разбегу на них прыгнуть, эффект будет феноменальный. Они сразу встанут и не будут часами изводить вам нервы, валяясь половину выходных в кровати. Или вот еще. Не просто поели и отошли ко сну, а с выдумкой подошли, с фантазией! Вытащите все из тарелки, раскидайте по полу. Съешьте лучшие куски, а остальное пусть подберут хозяева, наступившие на то, что вы ранее должны были съесть под угрозой: «Ничего больше не получишь, пока это не съешь». Теперь не так. То, на что люди наступают, к коту в тарелку больше не попадает.

И спать. Ну, где вы спите? На диване? На кровати? Неправильно это. Надо спать на компьютере или клавиатуре.

Ну и что, что они на ней работают. Вы царь. Придите, положите пузо на кнопочки, поерзайте, дайте когтями по пытающейся вас отодвинуть руке и... сюсю, мусю, вас любят, бегут приглашать остальных людей, чтобы посмотреть на «это чудо» и забивают на работу, решив передохнуть и выпить чаю.

Сложнее с монитором. На него не так легко забраться. Но и здесь есть выход! Делайте это раз за разом, раз за разом. В конце концов, они сдадутся и усвоят, что это – ваше персональное спальное место.

Поверьте, дорогие потомки, дрессировать людей можно и нужно. Это интересно и не дает вам отупеть, а также помогает облегчить нелегкую жизнь домашнего любимца.

Кхм, гм. Что касается тех котов, которые уличные. Заведите наконец себе человека! Что значит, не хочу? Свобода это, конечно, хорошо. Но только лет до трех. Дальше просто лень лазать по помойкам и забираться на крышу по шатающемуся карнизу, чтобы спеть какойто облезлой кошке о ненужной любви. Еще и с презентом надо лезть. Оно вам надо?

Я не о кастрации сейчас говорю! Да, это ужасно! Да, это унизительно. Зато... еда, вода, тепло, ласка, забота и полное обеспечение на всю оставшуюся жизнь. Для некоторых это не такая уж и малость.

Так, но я отвлекся. Итак. Господа бездомные потомки! Действуйте так. Присмотрите себе какогонибудь человека, который тащится от котов. Пусть он пару раз вас покормит, брякнет, что у него нет кота, погладит, но только строго после третьего свидания! А на четвертый день – проскользните следом за ним в подъезд и, старательно выпучив глаза, очень жалобно мяукайте, следуя за своим предполагаемым спасителем.

Умоляйте его взять вас. Царапайте за штаны, часами сидите под дверью, если он все же закрыл ее перед вашим носом. И ни за что не отступайте. Люди в целом мягкохарактерные и слабые существа. Многие способны только на то, чтобы бросить вслед наглому существу тапок. Ну, вот так, короче.

Чтото я замерз. Все все поняли? Отлично. Потом еще чегонибудь умное расскажу. А пока – посплю. Так приятно качает... глаза сами собой слипаются.

Четверг

13:56

Город. Первый город на нашем пути. И при нем есть городское кладбище.

Коф сказал, что надо будет зайти к графу и рассказать ему о поручении, чтобы ночью стража случайно не расстреляла нас со стен. Согласно киваем и идем к городским воротам, оглядываясь по сторонам.

Главная дорога забита повозками, погонщиками, тюками и прочим. Все ругаются, выясняют, кто за кем стоял и кто был неправ изначально. Мы скользим мимо, стараясь не вмешиваться и топая по чавкающей грязи обочины. Снег растаял под десятками лап животных и превратился в грязь. Да и потеплело сегодня значительно. Эх, хоть бы эта зима поскорее закончилась. Сил уже нет мерзнуть.

– Кто такие? – Стража у ворот смотрела зло и неприветливо. У одного стражника глаз уже заплыл и наливался синими и черными красками. Интересно, кто его успел так.

– Некромант. – Коф высунул грамоты из сумки и передал их стражнику.

Грамоты внимательно изучили, а народ вокруг резко притих. На нас смотрели с ужасом и интересом одновременно.

– А эти? – На ребят небрежно указали пальцем.

– Со мной.

– Хм. Один золотой за вход. С каждого! И серебрушку за коней.

Стоим, молчим. Лишь прокатился ошарашенный вздох.

– Это когда это так ценыто поднялись? – влез старичок, как раз пытавшийся протащить через ворота тележку со шкурками животных.

– Да не для вас! Для них! Некромант опасен, а потому платит больше, – фыркнул стражник и радостно загоготал, поддерживаемый коллегами.

– А мы не с ним, – влез Сай и мило улыбнулся.

– А ты мне не ври!

Короче, пришлось уйти несолоно хлебавши. А что делать? Эльф наотрез отказался выплачивать такие деньги и туманно намекнул, что у него есть какойто план.

23:09

Гениальный план заключался в том, чтобы ночью пройти сквозь стену. Стоим у стены. Ветер сбивает с ног, забрасывая комья снега за шкирку. Синий Сай внимательно смотрит на замерзшего ушастика, некромант – молчит.

– Гениально. – Сай. После минуты раздумий.

Ветер взвыл сильнее, я почувствовал, что отмораживаю лапы.

– Ддумаешь? – улыбнулся эльф.

– Ты первый. – От стены отошли, предоставив эльфу право первым убиться о камень.

– Я не умею. – Удивленно. – Я же не маг.

– А я типа так крут, что камень для меня не проблема? – взвился парень, застегивая куртку до подбородка.

– Ну... нет... А некромант?

Смотрим на некроманта. Мне стало както неуютно, лапы закололо, хвост начал чесаться. К чему бы это?

– Я могу только призывать мертвецов. Они могут разобрать стену. Теоретически.

Сай зарычал и треснул эльфа по шее. Тот рухнул в снег, откуда выбирался долго, оскальзываясь на льду и ругаясь под нос.

– Ледто тут откуда?

– Все, что сливают со стен, застывает здесь, – пожал плечами некромант. – Чтото кот потяжелел...

Вспышка, туман перед глазами, звон в ушах, и вот... большой голый парень висит на руках некроманта, едва не разорвав ему куртку.

Все молча на меня смотрят. Смущенно улыбаюсь и сообщаю, что сегодня както прохладно.

Некромант опускает меня на снег и отходит назад, пристально изучая. Ежусь на сквозном ветру при свете ущербной луны, чувствуя, как быстро отмерзает буквально все.

– Держи. – Сай достает из сумки мои штаны и запасную куртку.

Срочно одеваюсь, пока еще способен двигаться.

– Так ты – кот? – уточняет некромант, вспоминая нашу первую встречу.

– Да. Но на нем проклятие. Иногда становится похож на человека. – Эльф все же встал и теперь пытается прижаться к Саю, чтобы не так дуло сбоку.

Коф в итоге все же всех выручил. Призвал полсони скелетов, которые прибежали из ближайшего леса. Указал им на стену и приказал разбирать.

Со стены орали, поливали кипящим маслом, стреляли из луков, но... скелеты работали, несмотря ни на что.

Дырку в итоге мы так и не сделали, это было не по зубам даже нежити, но зато нас затащили в город стражники, выбежавшие из ворот. И без всякой платы. Даже бить не стали, увидев мрачную физиономию Кофа.

Пятница

Полночи нас допрашивали, уточняя, зачем мы решили взять город. Эльф сдал стражников, рассказав о мзде за проезд. Стражников пообещали прибить. Мы... были рады. А Коф показал свою грамоту и приказ короля – не мешать ни при каких обстоятельствах.

Стражников пообещали повесить.

Потом нас проводили в ближайший трактир, попросили никуда не выходить до утра, оставили внушительную стражу у дверей и свалили подобрупоздорову.

Довольно падаю на постель, единственную, кстати. Пока ребята, сев за круглый стол и поставив в центр подсвечник, обсуждают, что будут делать дальше. Вроде бы решили пока не дергаться и изпод стражи не убегать.

Всетаки некромантов уважают и боятся, да еще и приказ короля... Вряд ли нас просто убьют и прикопают на ближайшем кладбище.

Да и... проблемы у города назревают серьезные: все мертвяки с кладбища уже пятый месяц обходят в полнолуние стены города, бряцая ржавыми доспехами и потрясая не менее ржавыми мечами. Вроде бы тут недалеко лет сто назад была битва, в которой полегла тьма народу, вот и ходят теперь, нервируя людей, стражу и горожан.

Так что пока можно спать спокойно.

И вот тутто все обернулись к кровати, на которой спал, собственно, я, раскинувшись по диагонали и счастливо посапывая. Надеюсь, выгонять не будут. Я же каваен в любом виде, да?

00:32

Лежу на лавке, глядя в потолок. Вчера меня не выгнали. Просто некромант лег рядом, обнял и сказал, что все равно меня любит. С испугу заявил, что просто мечтаю поспать на полу. Мне уступили лавку. И теперь некромант, Сай и эльф спят на широкой двуспальной кровати, а я... Гады они, вот кто.

12:04

Вяло ковыряюсь вилкой в салате, раздумывая, съедобно ли это или не очень. Рядом сидит толстый одутловатый стражник и пытается общаться с некромантом, то краснея, то бледнея, а то и вовсе затыкаясь и долго не решаясь еще чтолибо сказать. Достал страшно. А еще более достало, что некромант тоже сидит рядом со мной и разговор идет через меня. Отсесть не получается. Коф сказал, что не отпустит меня, и все тут. Извращенец.

– А вы... вы... вы как? Ну, эта... некромансите, да? Потихоньку?

– Некроманю. – Коф задумчиво погладил меня по голове, изучая волосы. Это единственное, что осталось от кошачьего облика. Такие же короткие и пушистые, как и раньше.

– Авот... армию умертвить, к примеру, ну, эта... могете?

– Могу.

– И даже войско! – С восхищением.

– Если оно мертвое – да.

Тяжелое дыхание, толстопуз потянул за край рубахи, стараясь дышать ровно и не перевозбуждаться. Мне в плечо уткнулись носом, глубоко вдыхая и чемуто улыбаясь. Очень хочется отодвинуться, но некуда. Беспомощно смотрю на Сая. Тот тоже подозрительно изучает Кофа, пиная его под столом.

– А ежели наоборот? – продолжал гнуть свое стражник, никак не желая умолкать. – Ну, поднять из этих... могил? И ух! Каак вдарить по городу. Эта. Ну... не по нашему.

– Не могу.

Тишина. Стражник побурел, сообразив, что брякнул, и шумно опрокинул в себя кружку с пивом.

Тишина. Коф все же отстранился от меня и недовольно посмотрел на Сая.

– И хватит меня пинать. Прокляну.

Таверна притихла. Ктото встал и как можно тише пошел к выходу. В народе бытовало поверие: ежели некромант кого проклинает, всех, кто был рядом, безусловно, может задеть в извращенной форме.

– Прости. Но ты явно увлекся.

– Это мой кот. – Сощурив глаза и сжав зубы.

Нервно смеюсь, понимая, что надо линять.

– Он ничейный. А еще – друг. Мой друг. Так что...

– Ребята. – Эльф ткнул пальцем в сторону дверей, отвлекая двух парней от дележки меня любимого.

Смотрим туда и видим высокого красивого мужчину в доспехах, входящего в трактир в сопровождении десяти стражников. На всех висели цепи с какимито камнями, глаза вошедших были завязаны шелковыми лентами. А потому народ шел преимущественно на ощупь, сильно спотыкаясь.

– Чего это они? – удивился эльф.

– Так поверье же, – пожал плечами стражник. – Ежели в глаза некромансеру не смотреть, ничего он тебе и не сделает. Знать верит и поныне.

– И что? Действует? – заинтересовался Коф.

– Только если на шее амулет мудрости. Вон, видите, висит? Желтый такой камушек. Дорогие – страсть. Но говорят, с таким – никакое проклятие не страшно.

– Мне срочно нужен один такой амулет, – напрягся Сай, жадно вглядываясь в камень, болтающийся на шее у аристократа, на ощупь подбирающегося к нашему столу...

А у меня такое чувство, что я – в дурдоме. Какие же они тут все всетаки наивные. Посмотрели бы они на то, что творится в двадцать первом веке... долго бы еще в себя прийти не смогли. Верят во всякую чушь.

– Граф! Мы тут!

Может, он и не граф, но мой мозг именно так перевел слово «Эйзаркуэро». Впрочем, об этом я уже писал.

Аристократ подошел к столу, умудрился ни разу не споткнуться и сел прямо напротив Кофа, повернув голову в сторону толстого стражника.

– Где некромант?

– Я здесь.

– Я – граф Элизий. И мне поручено рассказать вам о вашем задании и сроках пребывания в городе.

– Хм.

Совсем не вовремя я захрустел чемто синезеленым. Умопомрачительно пахнущим и очень вкусным. Меня пнули под столом, пришлось отвлечься, бросив недовольный взгляд в сторону эльфа.

– Итак. К кладбищу вас проводят этой ночью. Если вам будут нужны какиелибо ингредиенты – скажете одному из моих людей, и он вам это достанет. Вам дается этот день и ночь. Потом вы должны будете уехать, дабы не нервировать народ.

Народ за спиной графа зашумел, соглашаясь и поправляя повязки на глазах.

– А если мне понадобится больше времени? – Спокойно и убийственно серьезно.

– Кхм. Тогда... тогда в городе начнутся волнения. Вы должны нас понять: некромант в городе – это редкость, и... люди все еще вас боятся. Немного.

Изучаем медальон у него на груди.

– Можно примерить?

– А?

Сай дотронулся до камня и повторил вопрос.

– Эмм... это личная вещь. И я не думаю, что....

– Если не отдашь – тебя проклянут. – Влезая.

Тяжелая гнетущая тишина и звон вытаскиваемого из ножен оружия намекнули мне, что я опять не то ляпнул. Коф молча засунул мне в рот кусок мяса и попросил продолжить жевать.

Без проблем.

– Ну... хаха... какой шутник, – напряженно улыбнулся граф.

После чего все же снял медальон и передал его Саю, стараясь разрядить обстановку.

– Может, и повязку снимете? – предложил эльф. – Мы не такие страшные.

Граф подумал, после чего кивнул и медленно снял повязку, щурясь на свет горящих свечей и впервые разглядывая нашу незаурядную компанию.

Народ за его спиной тоже начал стягивать повязки и амулеты, демонстрируя преданность графу. Те, что были потрусливее, отошли назад и остались при своем.

– Хм... и кто здесь некромант?

Посмотрели почемуто на меня. Улыбаюсь и тыкаю пальцем в Кофа. Продолжая жевать.

– Кофелиний?

– Можно просто Коф.

Я закашлялся.

– Гм... так вы согласны с нашими требованиями?

Пока Коф торговался и требовал еще и оплату за спасение города (этой ночью полнолуние какникак), я наблюдал за мрачным Саем, уже повесившим медальон на грудь и упорно остающимся похожим на женщину. Он подергал какогото стражника из тех, что стояли за спиной графа, и уточнил: не надо ли амулет както активировать. Сказать чтонибудь или макнуть во чтонибудь. Мужик оказался с юмором и посоветовал макнуть в пиво, а потом громко произнести: «Хрямуспримус, утипупсис». Судя по лицу Сая, тот не поверил, но в отчаянии пододвинул к себе кружку пива и хмуро в нее заглянул.

Стражник добавил, что пиво должно быть свежее, эльфийское и очень чистое.

Сай заказал дорогущий напиток, скрипя зубами. Остальные охранники подтянулись ближе, с интересом наблюдая за представлением. Сай сказал, что если ктото тут над ним издевается, он этого когото уроет.

Пиво принесли, амулет макнули, Сай прошептал слова... Ничего.

Поворот головы к стражнику, стоящему ну просто с каменным выражением лица.

Саю сказали: недостаточно громко орал.

Граф поперхнулся пивом, когда рядом с ним проорали заветные слова. Естественно, результат – нулевой. Сай сказал, что стражник доигрался, вставая изза стола.

– А вы глаза завязали? У нас же у всех были завязаны. Вот и не подействовало.

Сай замер. Пинаю его под столом, шепчу, что его разводят. Меня глубоко послали, объяснив, что вот обзаведусь грудью восьмого размера, а потом могу сколько хочешь привередничать в поисках противоядия.

Саю завязали глаза, радостно улыбаясь, проследили, как он макнул амулет в пиво. Граф смотрел с особым интересом, вообще ничего не понимая. Сай снова проорал слова, снимая амулет и стоя посреди таверны с завязанными глазами.

Хрюкающие от смеха стражники разбрелись по углам, отходя от смеха и показывая друг другу сжатые в кулаки руки. Я так понял, это был аналог поднятого вверх большого пальца.

– Ну, козлы, блин! – прошипел Сай, снимая повязку и передавая мокрый амулет ошарашенному графу. – Я ща.

После чего бушующая дама избила десять мужиков, выбив личным амулетом зубы тому, кто смеялся громче всех. Граф, шокированный подобным поведением, едва не сбежал.

Но его усадили, пообещали поработать бесплатно, всего одни сутки, и завтра утром отбыть из города. Тот с трудом, но согласился, дергая бровью и стиснув зубы, чтобы чтонибудь не сказать.

Ну а мы отправились в город, чтобы купить провиант, теплые плащи и более или менее приличный компас.

23:01

Стоим у ворот в новых плащах и с лошадьми. Холодно, но мех неплохо согревает. Коф держит меня за руку. И так весь день таскал меня следом за собой. Ладно, надеюсь, со временем это пройдет.

Стражники сказали, что мертвецы появятся в половине первого ночи. А на вопрос: «Зачем нас тогда так рано выставили из города?» – ответили, что граф велел. И точка.

Зараза.

23:15

Я замерз.

23:41

Не чувствую пальцев ног, рук, и все остальное трясется как незнамо что.

23:51

Коф предложил меня согреть, если я к нему прижмусь. Послал его в грубой форме. Эльф уточнил: не извращенец ли он. Получив лаконичное: «Прокляну», – отстал.

23:57

Прижимаюсь к Кофу, греясь об него и стараясь не думать о том, что два обнимающихся мужика выглядят както... странно. Ладно. Ночь, луна, поле. Кто нас туг увидит, кроме эльфа с Саем?

Да и... привык я у некромантов в куртке путешествовать. От него разит теплом, как от печки. Сказал, что это изза проклятия. Мне плевать изза чего. Главное, что я почти чувствую руки.

Суббота

00:25

Вдали показались черные точки. Они движутся вдоль стены к нам, бряцая оружием и подпрыгивая на бегу. На вид – около полутысячи трупов. Такое войско испугает кого хошь. А если еще учесть, что убить их в принципе невозможно.

Коф вышел вперед, поднял руки, чтото сказал и сформировал огромный белый пульсар с плавающими внутри черными иероглифами. Чтото я сомневаюсь, что это поможет сразу против всех. Ждем.

00:31

Враг повержен! Пульсар носился от одного к другому, взрывая скелеты и уменьшаясь после каждого взрыва. Таких пульсаров понадобилось аж сорок штук, но в итоге перед нами покачивается всего один зомби, рыча чтото раззявленной пастью и нервно оглядываясь по сторонам. Выжидательно смотрим на Кофа.

Тот пошатнулся, сделал шаг вперед и... рухнул в снег, носом вниз. Прямо перед зомби. Тупо на него смотрим.

– Попали так попали! – прошептал эльф.

– Гхыр те ж в гряку! – взвыл Сай и достал меч.

Стоим. Ежимся. Зомби смотрит на нас, все еще не веря, что остался цел.

– Вперед! – Эльф подтолкнул Сая, указывая на зомби. – А то он нас съест!

– Вот сам и иди! Чего ято? Я вообще здесь изза тебя оказался.

– Надо сматываться, – подал я свежую мысль.

Все кивнули, эльф первым побежал в сторону леса.

– Пошли. – Сай схватил меня за руку и потянул за собой.

– Эй. А Коф?!

– Я ему не телохранитель. И с ним на руках не убежим. Кот, не начинай!

– Не пойду.

Упрямо выдираюсь и иду к некроманту. Зомби переводит взгляд с него на нас и обратно. Тормозной он какойто. Думает больно много. Недавно умер, что ли?

– Кот! Да за каким гхыром он тебе сдался?! Некроманты – все чудовища. Рано или поздно взбесится и перебьет все живое! Поверь!

– Ты тоже не ангел! А силы – до хрена! Если взбесишься – всему живому не поздоровится, но я же с тобой.

– Я – другое дело! – Сай скрипнул зубами и пошел за мной.

Короче, зомби очнулся и бросился на нас, плюнув на Кофа. С перепугу мы побежали в лес вслед за эльфом. Догнали, перегнали, услышали мат за спиной и просьбу не бросать его одного.

Я предложил помочь. Сай затормозил и оглянулся. Эльф бежал с бледным лицом и расширенными глазами. Уши его были повернуты назад, где выло и рычало довольное чудовище.

– Если все вместе бросимся – может, одолеем!

Мою гениальную мысль не поддержали, но высунули меч и бросились обратно. Эльф, пробежав мимо, крикнул «Спасибо!» и, не замедляясь, помчался дальше.

Тяжело смотрим ему вслед.

– Вот гад... – прошипел Сай.

Но тут нас нагнали, и пришлось биться. Меч Сая кромсал мертвую плоть и окаменевшие под воздействием заклятия кости. Искры сыпались в разные стороны, монстр выл и пытался дотянуться до парня. Я прыгал рядом, пытаясь пнуть врага побольнее и уже не веря в то, что остановиться было такой уж хорошей идеей.

В конце концов, именно в данный момент эльфа мне было не жалко ни капли. Трус несчастный.

00:59

Эльф вернулся! И тоже вступил в бой. Сказал, что ему страшно стыдно и очень страшно. А точнее, проорал это в пылу битвы.

01:12

Лежим в снегу, тяжело дыша и хватая ртом воздух. Останки зомби валяются неподалеку. К нам идет оживший некромант, который его и прибил метким выстрелом издалека.

Какое счастье. Мы бы его точно не одолели. Более того: еще чутьчуть – и шашлык из кота был бы подан.

01:23

Забрались на коней, кудато едем. В лесу тишина и покой. Волки давно слиняли из этих мест, остальные хищники также не прижились. В ворота мы, кстати, все же постучали и убедительно попросили дать нам хотя бы переночевать в городе. Но ребята ответили, что не положено, и граф лично обещал повесить того, кто ослушается приказа.

Вот же блин. С этими аристократами и профессорами – один хрен. Едва заденешь чуть его гордость, и все, считай, что стал врагом номер один и пустым местом одновременно.

04:09

Нашли какойто домик, следуя карте. Ввалились внутрь, коекак развели огонь и рухнули спать голодными.

Все уместились на одной кровати, укрывшись плащами. Эх, хорошото как! И не будите меня до вечера, пожалуйста.

12:27

Странные какието эти домики. Сай сказал, что такой есть в каждом лесу, как раз для таких вот путников, как мы. Они зачарованы, и нежить или хищники не могут пробраться внутрь. А люди, эльфы и прочие разумные расы вполне. Раз в год отряд плотников со слабым магом в комплекте ходит по лесам, восстанавливая сторожки и обновляя заклинания.

Мне лично эта идея кажется крайне удачной. А еще сразу видно, что войны здесь закончились, глобальные, по крайней мере, и народ начал думать позитивно. Как, к примеру, не умереть от обморожения, если ты путешествуешь из одного города в другой.

Ну да это все частности. А пока лежу на кровати, закутавшись аж сразу в четыре подбитых мехом плаща, Сай готовит завтрак, эльф бегает за дровами и за водой, а Коф обновляет заклинания на своей чудопалочке.

И меня никто не трогает! Так как Коф сказал, что мне надо отдохнуть. Смотрю на него почти влюбленными глазами. Вот прав же. Ну какой из меня работник? Были бы мыши, тогда да. А так... ну и что, что выгляжу, как человек, повадкито все равно кошачьи.

Так что...

12:43

Сай сказал: кто не работал, тот не ест. Стою у стола, жадно смотря на картошку. Эльф хихикает, Коф молчит.

Я не понял. Это как это?

Натаскал воды из колодца. Сам. Три ведра. Пообещал вымыть посуду и... это... больше не маяться дурью.

Соплю, стоя перед ребятами и держа в руках полное ведро воды. Мне улыбнулись, похвалили и дали поесть.

Сволочи. Я кот! А не ишак. Впрочем, вкуфно. Хрм, даже очень.

Понедельник

9:20

Въезжаем в следующую деревушку, рассчитывая на ночлег, еду и кров. Сай подмигнул мне и сказал, что я неплохо сижу в седле.

Ага. В седле Кофа, держась за него руками и изо всех сил стараясь не сползать по крупу лошади назад. Терпеть не могу человеческий вид! Вот терпеть не могу. И чего люди в этом находят? Лысый, страшный, постоянно должен работать, вообще всем чтото должен и... Кошмар в общем и в целом.

Хочу быть котом! Скорее бы Сай снял свое проклятие – заявлюсь к магу и все ему выскажу. Пущай возвращает мой пушистый облик навсегда.

...Ну, если вкратце, мы посетили еще три деревни. В каждой из них нас достаточно холодно встречали, стремились тут же выгнать на кладбище и не платить, не кормить и вообще не пускать на порог.

Спасал всех я. Заходил в дом, льстил хозяйке, делал жалобное личико, мурлыкал, убеждал, раздавал комплименты и вообще вел себя самым наглым образом.

Обычно женщины краснели, смущались и улыбались, а мужики довольно поглаживали бороды в ответ на льстивый комплимент: «По хате сразу видно, какой отличный хозяин здесь живет. Не вы ли это? Так силищей и веет, аж сдувает».

Крестьяне в принципе люди простые, а если им еще и пару медяков показать – остывают, успокаиваются и соглашаются, что про некромантов все это брехня, а на самом деле эти хлюпики коровуто не завалят, не то что коня необъезженного усмирить. Только и годны, что трупы добивать.

Так что впускали, кормили и даже платили.

Ребята были в шоке, Сай назвал меня «сокровищем» и перестал заставлять работать, перекинув все хлопоты на эльфа. Тот возмущался, отбивался, но делал, с мученическим вздохом и обещанием потом страшно мне отомстить. Нуну. Жду и верю.

Коф во всем этом никак не участвовал, но упорно не любил отпускать меня от себя надолго, часто таская за собой за руку и не вникая в мои вопли: «Я и так идти могу». Странный он... Но эльф предположил, что у парня наверняка с детства тоже не было ни одного близкого существа, вот и привязался с непривычки.

Ну... что делать. Ладно. Мне в принципе он не казался ни страшным, ни жутким. Да и жалко его немного было.

Такая силища – и ни одного друга. Страшно, наверное, так жить.

– Сай.

– А? – Запивая пирог компотом и отмахиваясь от мухи, сонно жужжащей под потолком.

– А давай его оставим?

– Кого?

– Кофа.

Соком подавились, долго кашляя и едва не рухнув на пол.

– А?!

– А что такого? Он хороший парень и тоже одинок. Как и ты когдато.

– Это не значит, что я собираю всех одиночек под одной крышей, причем из чистой жалости. – Фыркнув, парень отодвинул кувшин и недовольно на меня посмотрел. – Он некромант, ты это понимаешь? Он и должен быть одинок.

– Я так не считаю. Да и потом... Только представь, как круто будет иметь личного некроманта!

– Меня из стражи выпрут.

– Тебя и так выпрут, как только узнают, что ты не баба.

Скрип зубами, возмущенное лицо друга.

– И потом. Мы же можем не говорить, что он некромант. Маг изменит ему внешность...

– Маг может изменить пол! Но не внешность.

Зря я надавил на любимую мозоль.

– Ну и пусть!

– Предлагаешь превратить его в девочку, отправить в стражу и устроить восстание нежити в городе?

– Нет. – Встаю и нервно начинаю ходить по комнате, не подозревая о том, что Коф сидит сейчас в соседней комнате и внимательно нас слушает. – Предлагаю дать человеку шанс. Мы с магом раза три обнаруживали трещины в крыше, и если бы вовремя их не латали, давно были бы похоронены в руинах дома; как считаешь, почему нам так не везло?

– Это не одно и то же!

– А вот и да!

– Кот.

Фыркаю и сажусь.

– Он пугает одним взглядом, понимаешь? У него словно на лбу написано: я некромант, кто не спрятался – я не виноват.

Жуть какая.

– Он хоть раз сделал чтото, что позволило в нем усомниться?

– Ну... – Мучительное раздумье. – Нет.

– Вот! А если что, тебя проклятие защитит.

– А эльфа? А мага?

– А маг чтонибудь придумает. Он ради своей безопасности чего только не выдумывает, потомуто наш дом все еще цел, несмотря на твое проклятие.

– Черт.

Радостно улыбаюсь, чувствуя, что почти победил.

– Ладно, уговорил. Но только если этот некромант выкинет хоть чтолибо подозрительное до той поры, пока мы не вернемся домой, считай, что я против.

Киваю и радостно уматываю в спальню. Да кто бы спорил! Я только за.

А вообще если кто спросит, чего я так распереживался изза этого некроманта, скажу только, что... он меня любит. И заботится, когда я в облике кота. А коты такое чувствуют и не забывают. Мы только выглядим расчетливыми эгоистами, независимыми до кончика ушей. На самом деле нормальный кот всю жизнь будет искать тех, кто обеспечит ему максимальный комфорт, и коты редко ошибаются в своем выборе. Хотя... это вроде бы не исключает того, что мы – эгоисты.

Да... правда, была одна проблема. Когда эльф узнал о решении Сая, едва не умер от ужаса и тут же бросился к парню со своими контраргументами и криком: «Вы еще бы вампира притащили! Они тоже страшно одинокие и в гробах спят!»

Но Сай был непоколебим и упорно стоял на своем, так что через какоето время эльф сдался.

Ну а Коф промолчал в ответ на мои радостные вопли и всего один раз кивнул. Я так и не понял: рад он или нет. Впрочем, это неважно. Важно то, что мне опять надо забираться на эту лошадь, сползая каждые пять метров пути по крупу назад, и приготовился к долгому изнурительному путешествию еще через два города к конечному пункту маршрута – городу Алда. Где и должно будет завершиться наше ненормальное задание.

Среда

12:15

– Вы чьих будетето? – Деревенский староста сплюнул на землю, шумно прочистил нос.

– Свои мы, – говорю я, так как остальные нервно оглядываются на толпу крестьян с вилами и косами, взявших нас в окружение.

– Свои? А некромансер? Кто из вас некромансер?

– Я. – Кофа никто не успел заткнуть.

– Кхргм! – сложно выругался староста. – Ты, значится...

Мы, кажется, все разом решили, что его сейчас убьют.

– И чего пришел?!

– Вот королевская грамота. Мне велено упокоить здешнее кладбище.

Грамоту недоверчиво взяли, повертели в руках. Еще раз сплюнули, прочистили нос.

– Ну чего там? – Народ заволновался, всем было интересно.

– Писано... что и впрямь... это. Король! – Староста радостно ткнул пальцем в единственную закорючку, которую признал: подпись в виде короны.

Удивленный шепоток, неуверенное:

– А может, ну и ладно тогда... пущай упокаивают? А то энти зомби, как вчера Заикину корову утащили, так ее и не видали. Кажную ночь шастають! Спасу нет никакого.

– Тихо!

Все притихли. Старосту туг явно уважают.

– Кхм. Ладно, некромансер! Упокаивай. А только знай, что ни еды, ни воды, ни шиша тебе здесь не будет! Сразу дуй на кладбище и сиди там. Потом, как всех зомбяков упокоишь, свалишь огородами. Понял?

– Да.

– Вот и ладненько...

– А только упокаивать кладбище я тогда не буду. Сразу пойду дальше.

Шок в глазах аудитории.

– Шо это? – Мужик все еще сжимал грамоту, но смотрелся при этом презабавно. Словно табуретка не сочла милостью, когда на нее сели, и укусила хозяина за пятую точку.

– Мне и моим спутникам...

– Друзьям... – шиплю, стараясь не переставать улыбаться.

– Я ему не друг. – Эльф отошел на шаг назад и задрал нос повыше.

Сай мудро промолчал.

– Мне и моим друзьям, – поправился Коф, – нужен ночлег, еда и вода. А также золотой в качестве уплаты за упокоение кладбища.

Нас окружила зловещая тишина. Люди думали.

– Как некромансерыто обнаглели, – посетовала старушка из задних рядов. – В моито времена: вилами, да на костер. А этот просит еще чегото. Кошмар. Вот раньше...

Дальше ее увели, дабы не сболтнула что лишнее. Уже при слове «костер» Коф сильно помрачнел.

– Вали отседова. – Грамоту вернули, староста набычился и подтянул ремень. – Сами управимся. Небось не дурней тебя.

– Сами так сами. Всего доброго.

Коф молча пошел прямо на ряд из вил, но те разошлись в стороны, подрагивая от страха в руках крестьян, и пропустили нас дальше.

– Это чего... он уходить, што ль? – За спиной нарастал гомон.

Мы старались не оглядываться.

– А корова как же? Заикинато. А сеять как весной будем?

– Люди! А куда он побег? Шо, упокаивать не будут?

– Это некромант или не некромант? Вот ты мне скажи...

– Вернуть гада! Пущай работает!

– А потом на костер!

– Да окстись ты. В наше время уже не на костер, а на кол сажают.

– Вово, и я о том же. На кол! А кол на кладбище поставить. Вот пущай оттуда всех зомбяков и распугивает.

– Как пугало, што ль?

– Ага. Оно самое. Все лежать будут! И ни один гад не полезет.

– А шо? Ни шо так. Мне шо кажется? Оно... вроде как и так... а могёт и получиться...

– Бежим. – Это у меня нервы не выдержали.

– Если побежим – точно прибьют, – просветил Сай.

– Вот влиплито.

– Так, стоять! – Мы остановились. Когда надо, у старосты мог быть на редкость звучный голос. – Куда собрались?

– Вы передумали и решили заплатить? – Коф был сама невозмутимость.

Староста закряхтел.

– Хватит с вас и серебрушки. – Вздох народа, подтверждавший, что и это уже слишком хорошая цена за работу некромансера.

– Золотой.

Еще более тяжелый вздох. Ктото снова начал высказываться по поводу кола. Но староста махнул рукой, и умника заткнули.

– Ладно. Пошли в дом, тогда поговорим. Чего здесь стоять лясы точить?

Задумчиво оглядываемся. Коф стоит в позе сфинкса, увидевшего Клеопатру, не оборачивается то есть.

– Так чего? Идете али как? – Нетерпеливо.

– Идем. – После паузы.

И мы пошли. Чему лично я был очень рад, так как черт его знает: а может, они здесь друзей некромансера тоже на колья сажают. А меня нельзя на кол. Меня вообще только на ручки можно.

В избе было светло и чисто. Дети спрятались с бабушкой за занавеской в боковой комнатке, какаято девица, вроде бы дочь старосты, гремела чугунками у печи, собирая на стол. Я еще на входе поймал ее заинтересованный взгляд и вежливо улыбнулся. Красная как рак, она тут же отвернулась, махнув косой.

– Так это... – Староста сел и чинно предложил сесть нам. Напротив, значит. – Золотой – многовато будет. Селяне не поймут.

– Меньше не возьму.

– Серебрушка не так плохо. Кладбище у нас более или менее спокойное, никто сильно из могил не прет.

Холодный взгляд в ответ.

– Вот вчерась, к примеру. Три зомбяка в деревню пришли. И ничего! Баба Вася одному из них сковородкой челюсть снесла, да и убегла. Корову, правда, увести не успела, так что пропала корова. Заикина была...

– Вы уверены, что нам стоит оставаться здесь и дальше?

Староста заткнулся и с крайним неодобрением посмотрел на некроманта.

– Молодой исчо, непуганый. А и ладно! Черт его знает, когда нового некромансера к нам в глухомань занесет. Даю золотой!

Вздохи за занавеской и за окном.

– Сейчас.

Пауза повисла аж на пять минут. На стол успели накрыть и даже вручить каждому по тарелке.

– А чего это сейчас?! А ежели обдуришь и сбежишь с ним? А ежели...

– Слово некроманта. Не сбегу.

Короче, после еще получасового спора, доводов и контрдоводов в пользу кола и костра вместо ночлега и пива... нам выдали золотой, обругали последними словами, накормили и отвели на кладбище. Меня, кстати, поцеловали. На прощание прижали в темном углу к огромной мягкой груди и чмокнули в нос. Видимо, промахнулись. Ну и ладно. Я был даже немного рад, что вызываю такие теплые чувства, и пообещал выжить, вернуться и рассказать о подвиге. А на стыдливый вопрос: «А замуж возьмешь?» – предпочел туманно не отвечать, спеша смыться поскорее.

Замуж. Я кот, а не человек, и замуж вообще не собираюсь... жениться, кстати, тоже.

На погост нас провожала вся деревня. С шутками, прибаутками, песнями и выкрикиванием лозунгов народ довел нас до хилой покосившейся оградки, и мы обозрели освещенные зимним солнцем ряды покосившихся крестов. Коегде снег был разрыт, и была видна земля. Видно, зомби второпях не успели толком самозакопаться и оставили все как есть. Таких могил было большинство, но некроманта это вроде не испугало. Он стоял гордо и одиноко посреди небольших холмиков, черный плащ развевался за его спиной, а в черных глазах читалась умная, но непонятная мысль. Все смотрели на него с любопытством, переходящим в восхищение или ненависть. Я не смотрел вообще, мне было плохо, переел картошки.

14:32

Осмотрели кладбище и вернулись в хату старосты. Легли спать перед ночным мероприятием. Всех уложили в горнице, спали по двое на одной лавке. Мне было неудобно. Но я так устал после наших заездов по лесам, да еще и на крупе коня, что спал без задних лап, пихаясь во сне и разглядывая сны, в которых лично разгонял толпы нечисти грязными вилами.

23:32

Собираемся.

Меня затащили в темный угол, всего обцеловали, повесили на шею веревку с камнем, на котором было выдолблено чьето лицо и гневно поднятый вверх палец. Благодарю, улыбаюсь, пытаюсь отказаться от подарка.

Куда там. Мне еще и оберегов в карманы насовали, заставили съесть чтото вроде чеснока и, крепко прижав к груди, пообещали мысленно быть рядом.

Я прямо тронут такой заботой. Это ж надо... Я так красив?

Минут пять потом крутился у потрескавшегося зеркальца в сенях, пытаясь понять, каким именно местом так сражаю наповал местных красавиц. Эльф хмуро пояснил, что не местом, а глазами.

– Такие красивые? – С гордостью.

– Такие тупые. Сразу видно, легкая добыча.

Я прямотаки обиделся. Ничего он не понимает. Вон до сих пор один бегает. А я уже почти с девушкой! Была бы она еще кошкой, цены б ей не было.

23:58

Стоим на кладбище, спрятавшись за самым большим крестом. Некромант гдето в центре колдует, попросив ему не мешать и если что – бежать отсюда, а не лезть со своей горепомощью. Мы клятвенно пообещали. Даже я. А что? Если человек просит.

Четверг

00:13

Так и летят, так и летят. Прямо разлетаются от чудовищных ударов невиданной силы. Один из черепов даже до нас долетел – вон лежит в овраге, щелкая челюстью. С интересом за ним наблюдаем. Посмеиваясь и перешептываясь. Эльф достал из куртки большую бутыль и предложил вздрогнуть.

С интересом на него смотрим. Сай спросил: где взял?

00:16

Какая гадость. Кашляю, выпучив глаза и держась за горло. Как это вообще люди пьют, а главное зачем? Фу, больше ни в жизнь не попробую. А эти еще и смеются, отхлебывая по кругу.

Хотя... внутри потеплело. В голове такой приятный вакуум образовался.

Все равно гадость.

00:23

Учу ребят песне: «Ой цветет калина». У меня постоянно норовят забрать бутылку и просят не увлекаться, а то потом плохо будет с непривычки.

Пообещал держаться до последнего и ни за что не терять самоконтроль.

00:34

Подговорил пьяный в хлам народ пойти и помочь несчастному некроманту. А то он чтото долго копается, как бы не съели.

Шумной гурьбой ломанулись в центр событий, крича чтото трогательное и детское. Зомби прекратили лезть к некроманту и неуверенно уставились на нас. Достаем мечи, палки и вилы, которыми нас щедро снабдили крестьяне. Эльф орет: «Держись, братан, ща подмогнем!» Крики Кофа: «Пошли вон, идиоты!» – только подогрели наш азарт.

00:57

Разнесли на косточки троих зомби. Четвертый убежал, не выдержав душераздирающего зрелища. Остальных добил Коф. Радостно стоим, смотрим на усеянное костями кладбище, гордо улыбаемся, чувствуя, что это и наша победа. Коф сказал, что мы идиоты.

Сай предложил пойти в деревню и отметить ее счастливое избавление от нежити. Кофу мы дали остатки спиртного, заставив выпить. Некроманта повело с первого же глотка. После пятого он согласился идти и радовать крестьян хорошими новостями, сжимая в руках по пульсару.

01:15

Ходим по деревне, поем песни, приглашаем селян присоединиться.

Народ попрятался по избам и не выходит. На угрозы снести эти избы на фиг – только свет выключают, изображая, что дома никого нет. Сай тоже зажег пульсар над головой. Подумав, добавил еще три, которые начали крутиться, сверкая и потрескивая. Эльф полез их пощупать, забыв, что это не игрушка. Еле остановили его, отгащив буквально за уши.

Вдруг пошел снег, при этом не было ни облачка, и луна красивым серебристым светом освещала нашу пьяную компанию.

Сай предложил спеть, и все тут же повернулись ко мне. Я решил не выпендриваться и затянул: «Ой, мороз, мороз». Както в лабе, помню, отопление зимой выключили, так синие лаборанты частенько ее пели, поправляя здоровье спиртом.

Песню с пятой попытки поддержали и грянули разноголосым хором. При этом Сай создал еще четыре пульсара, подумав, приделал им крылышки, хвостики, назвал птичками и отпустил летать на волю.

К концу ночи сгорело три сарая, у дома старосты трижды снесло крышу (каждый раз мы общими усилиями ставили ее на место), из колодца в небо ударил столб воды, заливая снег и тут же превращая его в лед, сдохло три вороны, которых после многочасовой погони таки настигли пульсары Сая.

Потом зашли к старосте и повалились спать в сенях.

И нам никто и слова дурного не посмел сказать!

12:43

Очень стыдно. Вернули золотой и только этим смогли заткнуть рот разорявшемуся старосте. Он аж охрип от криков. А агрессивно настроенная толпа во дворе подбадривала его криками, впрочем, не решаясь зайти внутрь и высказать все нам в лицо.

Потом нас отпустили и пусть и нехотя, но отдали лошадей. А мне еще удалось купить куцую полудохлую лошадку на свои кровные. В принципе некромант был не против возить меня за спиной и дальше, но против был я. И меня в които веки послушались.

Три дня и три ночи ехали мы к последней галочке на карте эльфа. Компас его то работал, то зависал, как компьютер во время обработки данных, после чего оживал и показывал прямо противоположное направление. Все злились, мерзли, мечтали убить эльфа его же компасом, но терпели, так как проводника лучше, чем эльф, в лесу не сыскать. Тот, правда, утверждал, что это лес нас путает и не дает идти прямым путем. Но ему не верили и продолжали язвить.

На четвертый день показалось поле, а гдето вдалеке стены Алда, к которому, собственно, и шли.

Сказать, что четыре измотанных спутника, сидящие на конях и гордо смотрящие вдаль, были счастливы – это не сказать ничего. Эльф крикнул: «Ну?!» – подпрыгнув в седле и ожидая нашей реакции. Хвалить его за то, что всетаки вывел, а не угробил, никто не хотел.

– Ладно. Вывел. Не бестолочь, – сдался Сай, смотря на сияющее от счастья лицо эльфа. Которое, впрочем, тут же перекосилось:

– Не понял.

– Все за мной! – Коф был спокоен и собран, как всегда.

Иногда у меня вообще складывается такое впечатление, что парень просто никогда не мог толком расслабиться и теперь очень боялся это сделать впервые. Мало ли, не так поймут.

– А чего это вдруг за тобой? – тут же взвился эльф. – Как в лесу, так все за мной ехали, а как город видно, так ты тут сразу самый главный?

– Да. – Коф обернулся и сказал это четко и прямо, глядя в глаза парню.

Для эльфа это было последней каплей.

– Что?! Да хорош выпендриваться! Тоже мне герой, который со стальными нервами! У меня тоже нервы, и пусть я при кризисе не поднимаю толпы нежити, угрожая концом света, но это не мешает мне высказать все, что я думаю, о самовлюбленных, озлобленных на весь свет козлов, у которых было трудное детство!

Сидим, молчим. Эльф тяжело дышит. На некроманта смотреть вообще не хочется. Кажется, на него впервые в жизни наорали. Бледный как смерть Сай прошептал, что уроет эльфа.

– А что сразу эльф?! Чуть чего, сразу эльф! Из леса вывести – эльф! На рынок сходить – эльф! Может, мне еще и говорить теперь запрещается?! Я свободное существо и... ммм!

Сай зажал ему рот, скупо извиняясь перед Кофом:

– Он часто такой, не обращай внимания, это он не со зла.

– Чтобы больше такого не было. – Тихо. Сквозь зубы.

После чего некромант тронул бока коня пятками и поехал вперед, более не оборачиваясь.

Переводим дух, радуясь, что легко отделались. Всетаки псих, обладающий суперсилой, после таких слов мог бы отреагировать и более болезненно. А по преданию – тут все поля одна сплошная братская могила, ибо последний бой между людьми и гномами проходил именно в долине Алда – города, который так и не был взят.

Эльфа Сай всетаки прибил.

Понедельник

18:09

Сумерки неторопливо опускались на снежную равнину, подгребая под себя далекий лес, застывший в центре белой чаши город и... Чегото не получается у меня поэтично писать. А и ладно. Напишу как есть.

Это город гномов! Круто, да? Лично я понятия об этом не имел. А еще тут не боятся некромантов. Относятся... ну как к динамиту с зажженным фитилем. Вроде и с опаской, но, если что, всегда найдется тот, кто подойдет, послюнявит два пальца и затушит его. Опять чтото не то говорю. Короче, вы меня поняли.

Через главные ворота мы прошли без проблем, заплатив небольшую мзду, но увесистую. После чего нас с нашими грамотами и лошадьми отконвоировали в главный дворец гномов, расположенный внутри скалы.

Да, кстати, о гномьих городах. Вы же не думаете, что эти коротышки с манией величия живут в обычных домиках из камня с дверьми, каминами и окнами? И правильно. Так как они живут в скале. Скала занимает собой почти всю равнину, проходя под толстым слоем земли и уходя вглубь на сотни километров, как нам рассказали. На поверхность она выходит только в одном месте. И это город Алда. Так что... верхнюю часть «айсберга», разделенную на несколько сотен верхушек, гномы пробурили, устроили себе цепь проходов, ведущих в глубь скалы, и сделали несколько десятков выходов из них на поверхность.

Собственно, поэтому в свое время Алда и не был взят. Представьте: захватчик залезает на неприступную стену, преодолев кипящее масло, летящие копья, веер стрел, секиры, гномов и прочие ужасы, а там, за стеной, несколько десятков небольших каменных холмиков с дыркой в каждом из них, являющихся началом ходов, уводящих на многие километры в глубь долины. Ну, ясно же, что весь энтузиазм как ветром сдувало, и несчастный сматывался обратно вниз, даже и не думая прорываться туда, где прибьют количеством. Все же горы – это именно то место, где гномы живут уже не одну сотню лет.

Так. Но я отвлекся. Нас ввели в один из таких ходов и по извилистому и довольно низкому туннелю повели кудато далекодалеко, уточнив, стоит ли взять с собой лишние факелы, или мы тоже видим в темноте.

Факелы мы взяли, причем по четыре каждый. На что гномы только фыркали в бороды, довольно ехидно усмехаясь. Еще бы. Если ты видишь в темноте – ты крут. Другие умения и навыки здесь всерьез в принципе не воспринимаются.

А еще я понял, почему эти карлики не боятся Кофа. Вся его некромантия здесь бесполезна. Ни один труп не прогрызет камень, чтобы в муках восстать. А если прибегут извне, в узком проходе остановить их – раз плюнуть.

19:20

Нас посадили в какомто закутке, рядом с тронным залом, и попросили подождать.

Мы попросили поесть и попить. А я все уточнял: где они в туалет ходят, кустиковто нет.

Гномы посмеялись и попросили чувствовать себя как дома, после чего ушли. Еды, воды и прочего нам так и не дали.

21:07

Травим байки, съев свои пайки и запив водой из кожаных мешков... Эльф стучит в двери, уточняя, в курсе ли те, кто есть там, что мы – здесь. Веселый он.

22:15

Стучим уже все, кроме некроманта, который, похоже, медитирует, сидя в позе лотоса и закрыв глаза.

23:09

Пытаемся уснуть, прижавшись друг к другу и постелив на пол одну из шкур. Остальными укрылись. Некромант отошел от позы лотоса и теперь с задумчивым видом стоит напротив дверей в тронный зал. Кричим ему, что уже поздно и нас вряд ли пустят. Приглашаем сесть с нами, согреться и поспать. Он не отвечает. Он вообще молчалив.

23:44

Некромант разнес двери мощным заклинанием, видимо, из чувства протеста.

Нас накрыло взрывной волной, кучей щепок, камешков и прочей мелкой, но больно жалящей фигни. Сай держится за окровавленное ухо, эльф лежит в луже крови без сознания. Я, сумевший вовремя им прикрыться, виновато сижу рядом и думаю, что теперь делать. Вроде стонет... значит, жив? Определенно жив. Мертвые ТАКОЕ стонать не станут.

23:51

Некромант извинился, залечивая наши раны. Покрытый шрамами эльф не сумел удержаться и высказал парню, кто он есть на самом деле. Нет, не некромант. Он – гхыр вонючий, зачатый макакой в полнолуние от пролетавшего мимо червякаизвращенца. Кажется, некромант обижен.

Сай берет меня за руку и оттаскивает от этой парочки, чтоб не задело. Эльфа несет уже по полной, но некромант все еще сдерживается, мрачнея на глазах и продолжая сжимать залечиваемую им руку.

Вторник

00:01

Из тронного зала к нам вышли два кашляющих гнома. Тот, что поменьше, спросил, что мы тут делаем.

Потом они разняли эльфа и некроманта, катающихся по полу и молотящих друг друга.

Эльфа зажали под мышкой и унесли в тронный зал. Некроманта поставили, спросили, кто он есть, извинились за задержку и пояснили, что вообще были не в курсе о том, что мы здесь. Ну... гонец, который должен был это передать, заболел резким несварением желудка и так и не добежал.

Заверяем бородачей, что это ничего. Идем в тронный зал. Коф спросил, что сделают с эльфом, и очень огорчился, узнав, что всего лишь отпустят, когда остынет.

05:12

Мы в спальне! У каждого своя, но я наконецто вижу подобие кровати.

А знаете, что мы делали до сих пор? Торговались! Коф заломил сумму в сорок золотых, а гномы готовы были выплатить за упокоение целой долины не более десяти.

Короче, сошлись на тридцати золотых. Под конец переговоров я уже практически висел на Сае, пытаясь держать глаза открытыми, а мозг функционирующим. Эльф рядом вовсю зевал, перестав комментировать происходящее уже через час после начала безумного торга.

Блиин. Спать! Упал на постель, отбил себе буквально все, зашипел от боли и отрубился. И мне снились красивые сны, правда, не помню о чем.

19:08

Сидим в тронном зале за огромным круглым столом и едим. Готовят тут не очень, зато жареных крыс завались. Их наиболее просто разводить, и выживают эти особи почти на любом корме. Так что... лично я был не против. Ребята вот нос воротили, но потом ничего, втянулись. Все кроме эльфа. Этот втягиваться не собирался и на мертвых крыс смотрел с подозрением, переходящим в ужас.

22:34

Нас напутствовали фразой: «Не подведите», – и отправили в дальний путь на поверхность. На всякий случай взяли шмотки и оплату вперед. Гномы, правда, не очень этому обрадовались, но потом король сказал, чтобы нас выпустили из ворот строго после полуночи. И волнения утихли.

Среда

00:03

Стоим у ворот города, ждем. Ветер завывает, поднимая снежные вихри и заставляя кутаться в куртки. Холод такой, что не хочется уже ничего. А гномы столпились на стенах города и с интересом смотрят на нашу кучку, отважно решившую бросить вызов толпам нежити.

Ну, я надеюсь, что толп не будет. Максимум десять мертвяков. В конце концов, давно было это сражение, авось все сгнили или разбрелись по лесам. Зомби ведь тоже плотоядные, кажется, человечину едят опять же.

– Замерз?

Смотрю на Кофа, стоящего рядом. Неподалеку ругаются эльф с Саем. Сай объясняет, что это последнее задание и стоит потерпеть ради гонорара. Эльф доказывает, что в этой долине когдато сражались две огромные армии, и вряд ли мы выстоим против того количества трупов, которые тут восстанут. Предлагает вернуться в город или убежать в лес, если в город не пустят. Сай назвал его трусом, эльф взбеленился и полез драться.

– Иди сюда.

Меня рывком притягивают к себе, укутывают в полы мехового плаща и крепко прижимают к груди. Ощущение такое, словно из жуткого холода попал в плащпалатку. Сразу стало теплее, только нос все еще мерз. Вздохнув, поудобнее устраиваюсь в объятиях Кофа, с удовольствием оглядываясь по сторонам.

Эльф с Саем затихли и ошарашенно на нас смотрят.

– А ну, отпусти. – Сай хмуро смотрит на Кофа, подходя ближе.

Удивленно на него смотрю. Чего ему неймется? Сам ведь меня таскал за пазухой, когда я мельче был. И пушистее.

– Он замерз, я согреваю... Что не так? – Голос и взгляд холоднее некуда. С некромантом именно сейчас очень не хочется спорить.

– Он сейчас выглядит как человек. Между мужчинами не принято обниматься. – Мрачно. Вспоминая о личном опыте.

– Я понимаю, что он кот, если ты об этом. – Предельно четко и глядя в упор.

Сай поежился, ему тоже стало не по себе. От некроманта сейчас веяло чистой угрозой и запахом смерти.

Когда чтото холодное и чешуйчатое скользит по нервам, оголяя их и заставляя вибрировать. Это непередаваемое ощущение, испытав его раз, я никогда больше не стремился залезть на препарационный стол. Потому как еле выжил после и одногото раза.

– Это... хорошо. Не переходи границу. – Хмуро.

Коф опустил голову, уткнувшись носом мне в макушку и вдыхая мой запах. Вспоминаю, что недавно Сай купал меня в ванне с ромашками. До сих пор никак не выветрю этот жуткий аромат.

Сай молча на нас смотрел, сжимая кулаки. Недоуменно смотрю на него в ответ. Что это с ним? Боится, что Коф в меня влюбится? Бред какойто. Котов и так все любят. Так что ничего страшного я тут не вижу.

– Началось!

Крик эльфа заставил нас отвлечься и одновременно повернуть голову в сторону долины. Гномы на стене засуетились, поднялся гвалт, нам крикнули, чтобы не зевали.

Мы и не зеваем. Мы молча и немного дико смотрим на то, как одной единой живой массой поднимается вся долина, превращаясь и рассыпаясь в сотни и сотни трупов разной степени целости, тухлости и вида. Здесь были даже эльфы! Что заставило нашего остроухого побледнеть и отступить назад. Высокие и тонкокостные, они держали в руках прогнившие луки и скалили остатки редких зубов.

В глазницах ползали черви, кости скрипели и со стуком соприкасались с костями. И вся эта шевелящаяся разношерстная орда шла к городу, чавкая, гыркая, рыча, спотыкаясь и ползя, если какаято из ног отказала.

Черепа... Всюду черепа. С пустыми черными глазницами и оскалами улыбок. А еще ужас, который тонкой змейкой свился в животе и мешает соображать, кусая все органы, которые видит, по очереди.

– Мама. – Это, кажется, я пискнул.

– Не бойся. – Шепот обжег ухо, заставив вздрогнуть. – Я с тобой.

Неуверенно киваю, стараясь закутаться в его плащ еще сильнее. В идеале – накрыться им с головой.

– Уверен, что справишься с ними со всеми? – Сай встал рядом и достал из ножен выданный в нагрузку покрытый серебром меч. Вроде как должен был помочь их убивать, а не просто кромсать на шевелящиеся куски.

Эльф натянул стрелу, доставая из гномьего колчана первую посеребренную стрелу.

– Если не будете мешать, тогда да. Подержи.

Меня вместе с плащом передали Саю. Я в шоке. Сай не знает, что со мной делать.

– Если с ним чтото случится, я тебя убью. – И ни грамма юмора в голосе.

А мне так тепло и уютно в душе почемуто. Коту вообще очень важно, чтобы его не бросили в кризисный момент. К примеру, тогда, когда вокруг жуткие хари и со стен орут: «Мужики, если что, бегите!»

А потом некромант вышел вперед, достал из кармана какуюто гадость, которая извивалась и дергалась в прозрачной баночке. Банку открыли, гадость червячком упала в снег и тут же в него закопалась, извиваясь так быстро, что мне стало нехорошо.

Он протянул руку раскрытой ладонью над снегом, произнес непонятные слова, прошипел чтото ругательное, и внезапно с ладони вниз ударила такая волна силы, что снег с хрустом и треском вмяло на глубину пяти метров. Еле успели отпрыгнуть от краев воронки, а иначе и сами бы туда рухнули. Сай крикнул, чтобы некромансер был поаккуратнее. Меня лично назад дернуло вообще не пойми чего. Невидимое какоето и непонятное. Но зато не упал. Эльф стреляет по нежити, попадая в них все чаще и чаще. От каждого попадания труп вспыхивает синим пламенем и обращается в прах. Причем все, кто идет рядом, тоже вспыхивают, ежели это пламя перекидывается. Орем ему, чтобы стрелял в самую гущу. Эльф понятливо послал нас в гхырову гряку, ибо и сам в курсе.

А некромант... Я заглянул в воронку, и меня чуть не стошнило. Там был уже не один, а целые сотни червячков, извивающихся на самом дне воронки и пытающихся выпрыгнуть наружу. Он продолжал водить над ними рукой, чтото тихо нашептывая.

Червяки притихли, после чего всей кучей разом забурились в стенку воронки, как раз в ту сторону, откуда шли орды.

Миг, и никого уже на дне нет, одни мы стоим и ждем, что будет дальше. Ну и эльф тетивой тренькает, ругаясь под нос.

– И что дальше? – Сай подошел ближе, требовательно глядя на некроманта.

– Это червимогильщики. Пожирают мертвую плоть за секунду. И делятся каждый раз, как наедятся.

В шоке на него смотрим. Туго соображаю, что это может означать.

– Смотрите!

Поворачиваемся к эльфу, указывающему на то, что творится впереди. Гномы на стенах притихли, ошарашенно глядя туда же, куда показывал эльф.

А там из снега вылезали целые тучи червей, шевелящейся массой накидывались на шагающую впереди нежить и жрали, жрали, жрали, шелестя, двигаясь и извиваясь, словно целое море пиявок.

Шелест накрывал с головой, заставляя ежиться и дрожать от омерзения.

– Что это?

Волна росла и росла, накрывая все вокруг, их становилось все больше. Нежить встала, задние ряды напирали на передние, не понимая, что происходит. А передние падали, глухо воя и исчезая под волнами червей.

– Какая гадость. – Закрываю глаза, чтобы не видеть это омерзительное зрелище.

Некромант подошел ближе и отобрал свой плащ, накидывая его на плечи и дернув меня к себе.

Снова окапываюсь в плаще, стараясь не смотреть на то, что творится впереди.

– Бывают и более неприятные заклинания. – Тихо и устало.

Бледный и осунувшийся, он выглядел уставшим, словно только что отдал литр крови на нужды детей. Удивленно смотрю на него. Ричи, кажется, рассказывал, что за каждое заклинание из разряда черной магии некроманты отдают часть своей души. С одной стороны, становятся бессмертными, а с другой, наоборот, словно умирают изнутри. И потом регенерировать душу очень сложно. Когда я спросил, как именно это вообще возможно, маг вроде как сказал: любовь. И на этом я сбежал, фыркнув и потеряв интерес к беседе. Не люблю я разговоры о любви. Люди всегда говорят о ней непонятно, путано и подурацки.

А вот сейчас... сейчас я подумал... потомки, а ведь некромантов совсем никто не любит. Люди вообще не способны любить то, чего боятся. А некромантов они боятся очень. Так что... может, Коф так в меня и вцепился, потому что мы, кошки, эту любовь всегда дарим безвозмездно? Нам не жалко. Прийти, посидеть. Согреть... помурчать с перемазанной в сметане мордой и довольным блеском в глазах. Нам не сложно выслушать длинный монолог ни о чем или дать почесать себе шейку. Ну, правда, это ведь не так уж сложно просто побыть рядом с тем, кто очень рад тебя видеть.

Вздыхаю и прижимаюсь к нему крепче. Хоть бы этот его кусок души, что он только что потратил, восстановился, что ли. А то жалко парня. Такой молодой и такой одинокий уже. Думаю, даже Саю было не так плохо в жизни. Всетаки на нем не было клейма, связавшего его с нижним миром.

01:09

Всё. Вся долина усеяна серым прахом и черными шевелящимися червячками. Они погибают или зарываются в снег в поисках пищи. Коф сказал, что без еды эти существа могут прожить максимум пять минут. Потом дохнут и разлагаются. Даже немного жаль их. Вся жизнь ради еды. Разве ж это жизнь? Нда.

Гномы пустили нас обратно в город. Тихие и хмурые, они смотрели исподлобья, не улыбались. Я не очень понял, чего это они, но Сай попросил молчать и ничего не говорить, так что молчу. Коф тащит меня следом, держа за руку и ни на секунду не отпуская. Ну... ладно.

Король гномов скупо всех поблагодарил и попросил поскорее выместись отседова. Нет, сказано все было более чем дипломатично и очень красочно. Но в полной тишине, которая както гнетуще действовала на нервы. Сай уверил короля, что мы уезжаем немедленно. Ошарашенно на него смотрим. Ночь на дворе, какой уедем? Да и лошади плохо видят в темноте, плюс компас эльфа снова барахлит.

Короче, я не выдержал и всетаки влез, несмотря на то что Сай изо всех сил пытался намекнуть, что мне надо заткнуться.

– Можно узнать, чем мы так не угодили Алду?

Король повернулся ко мне и внимательно осмотрел.

– А ты кто такой?

Нда. Гномы вообще отличаются прямотой в общении. Недавние витиеватости явно были исключением и следствием желания выпихнуть нас поскорее.

– Я – Марциус. Кот.

Гномы зашушукали, здесь не очень понимали, кто такой кот. Один старик вспомнил про небольшого зверька, которого когдато видел. Все изучили мое высокое стройное тело и зашикали на старичка.

– Гм... кот.

– Да. Кот.

– Что ж, кот, говори.

– Повторяю. Мы спасли город, так почему нас гонят так, словно мы пришли с войной, а не с миром?

Король нахмурился:

– Некромант воспользовался черной магией. Мы, гномы, ее не одобряем.

Его шумно поддержали, я почувствовал презрение во взглядах.

– Но если бы не эта магия, ваш город рано или поздно затопили бы толпы нечисти, и вы сами пополнили бы ее ряды.

Тишина. На меня смотрят все менее и менее приветливо.

– Мы бы отбились. – Вперед вышел крепкий высокий бородач с секирой в руках и огнем в мелких сощуренных глазках.

– Я и сам предлагал выступить нашими силами! Но советник короля настоял на принятии помощи некроманта, чтобы установить дружеские отношения с людьми! Ты это хотел услышать, кот?

– Ну... нет. Я хотел сказать другое. Вот, к примеру, твоя секира.

Все посмотрели на секиру гнома. Тот неуверенно ей махнул. Гномы мне вообще все больше и больше напоминали детей. Впрочем. Здесь все страшно наивны и порой просто поражают глупостью и самоуверенностью. Результат отсутствия телевизора, Интернета и наличия старых крепких традиций.

– Ею можно убить тех, кто тебе дорог. И тогда она станет оружием зла. – Шок в глазах, сведенные вместе брови. Меня, кажется, ненавидят. – Или, наоборот, спасти их и стать героем.

Гном чтото проворчал и добавил, что скоро еще и зубы коекому выбить можно.

– Так и сила некроманта. Если бы это был ктото другой, он легко смог бы направить силу против вас. Но это Коф. И он выполнил условия контракта, спас ваших жен и детей. А вы гоните его. Словно больного страшно заразной болезнью.

Гномы задумались. С умилением на них смотрю. Интересно, они тут все на детей похожи или только те, что живут в камнях?

– Хм. Кот прав. – Королю явно нелегко далась эта фраза. – Ты сильный маг, некромант, и ты помог нам, не нарушив договор. Что ж... мы не хотим ссориться и позволим вам остаться до утра.

– И покушать! – Снова я.

Король кивнул, тяжело вздохнув. Гномы зашумели, но несильно, а нас побыстрому увели в наши комнаты. Пока мы еще чего не потребовали.

– Молодец. – Эльф улыбнулся и хлопнул меня по плечу. – Я уж думал, что ночевать нам в лесу среди хищников и снега.

– Я тоже этого боялся. – Виновато улыбаюсь.

Сай тоже похлопал меня по плечу, улыбнувшись и кивнув. Коф шел молча и смотрел только вперед. Но при этом ни на секунду не выпускал мою руку.

03:15

И снова жареные крысы. Ммм... вкуснятина.

Четверг

Возвращаемся домой. Мы вчера так спали, так спали. Видимо, сказалось еще и то, что все наконец позади и можно больше не волноваться изза кладбищ, зомби и прочего. Так что гномы так и не смогли толком нас разбудить, а поднимать пинками некроманта, в одиночку упокоившего целую долину как нечего делать, было както страшновато. Короче, нас подняли только вечером, покормили, выгуляли и снова отвели спать. А с утра пораньше выставили за ворота, поблагодарив, что заехали.

Сай едет впереди, рядом с эльфом, уточняя, точно ли тот знает короткую дорогу к нашему городу. Эльф утверждает, что он эльф! А потому – отстаньте и молча следуйте за ушастым путеводителем. Сай злится.

Я еду на своей тихой лошадке, зевая и кутаясь в плащ. Коф при этом пытается со мной общаться, что необычно. Выходит у него с непривычки забавно, но мне и самому скучно просто так ехать.

– И давно ты кот?

– С рождения. – Бодро.

Пауза.

– А человек?

– Недавно. Маг один превратил... в качестве эксперимента. А как обратно переделать – не сказал. Сам вроде бы не знает.

– Хочешь, я его убью?

– Эмм... – В шоке бурно соображаю, что бы такого успокаивающего сказать. – Не. Не надо. Спасибо, конечно, но он на самом деле хороший.

– Хорошо.

Уф. Смотрю на ошарашенные лица обернувшихся Сая и эльфа. Они что, все слышат? Нда.

– Что ты любишь?

– Ну... молоко, сметану, сливки, – самозабвенно перечисляю, погружаясь в приятные воспоминания. – А еще кильбасу свежую, сосиски, мяясо... вот. Это основное. Но если я человек – еще пироги люблю с вареньем. Их Ричи здорово готовит.

– А я кровь люблю.

Мы все снова в ступоре. Эльф с Саем притихли и чуть притормозили, чтобы слышать беседу.

– Пить? – пискнул я с ужасом.

– Нет. Кровь на мясе. Когда мясо жарят с кровью. Вкусно. – Задумчиво.

Расслабляемся. Слышен нервный неестественный смех эльфа.

– А что еще любишь есть? – С ним безумно интересно беседовать.

Коф молчал минуты три, то ли решив не отвечать, то ли обдумывая вопрос. Но потом все же ответил, значит, второе.

– Мясо. Жареное мясо. И пироги. Люблю очень пироги... с мясом. И с вареньем. И конфеты!

Тут он замер, и на секунду его лицо стало почти растерянным. Явно чтото вспоминал, выпав на миг из этого мира.

– Шоколадные?

– А? Да. – Впервые вижу его улыбку. Эльф с Саем тоже. Молча любуемся страшной редкостью. Надо же... а он симпатичный, оказывается.

– Здорово. Я тоже люблю шоколад. Если я человек. Хочешь, отведу тебя в гномий супермаркет. Он недавно в городе открылся. Там этого шоколада завались! Только дорогой, так что мы его редко едим. Но по такому поводу, как окончание задания, можно и целый шоколадный торт купить.

Теперь уже все вспоминаем шоколадные торты, которые продаются за стеклянной витриной, по пять золотых за штуку. Давно мечтаем попробовать, но все денег жаль. Но теперь точно не жаль, да? Вопросительно смотрим с эльфом на Сая. Тот кивнул с серьезным видом.

Некромант аж в седле заерзал, неуверенно нас оглядывая.

– Да, и еще коечто. – Сай подъехал к нам и натянул поводья, заставляя лошадь идти вровень с конем некроманта. – Кот предложил тебе жить с нами... Я был против, так же, как и эльф. Но он был... очень убедителен. Так что если вдруг тебе некуда пойти и очень хочется жить под землей в компании ненормального мага, полуэльфа и проклятого существа, которое навлекает на себя одни неприятности, то... – Все это максимально вредным тоном.

– Я согласен. – И уже ко мне: – Спасибо.

Смущенно киваю, стараясь не обращать внимания на кислую физиономию эльфа и мрачную Сая.

– Я рад.

И он снова улыбнулся. Блин, авось еще сделаем из него человека. В смысле... он перестанет быть такой букой и станет. Как все нормальные люди. А что? Я лично не теряю надежду.

Среда

Мы доома!!!

Ричи вылетел нас встречать в одних подштанниках и криво застегнутой рубашке. Он страшно волновался, лез обниматься, даже Кофа зачемто обнял, улыбался и повторял, как он рад, что мы вернулись.

Я первым съехал по столбу в дом, чуть не прыгая от счастья и раздеваясь на ходу. Для кошек дом вообще значит очень многое. Я даже сразу превратился в кота, видимо, от избытка чувств. Когда все остальные съехали вниз по столбу, закрыв за собой дверь на засов, в центре зала среди штанов, рубашек и прочих вещей сидел я – мелкий, пушистый белый кот с довольной мордочкой и счастьем в голодных черных глазах.

Коф тут же меня затискал.

Да. Мы же сказали магу, что некромант теперь живет с нами. Тот обрадовался. Сказал, что давно мечтал изучить магию смерти, и уточнил, сможет ли Коф помогать ему в экспериментах. Тот пожал плечами, занятый тем, что чесал мне за правым ушком и одновременно кормил кусочками кильбасы. Я млел и кайфовал.

Ну, думаю, они договорятся.

Потом еще ходили на рынок, искали ему кровать, Ричи сумел сделать в лаборатории еще одну комнату, выдавив ее сильной магией в одной из земляных стен. Там Кофу спальню и организовали. Тот был не против и даже рад, что у него отдельная комната. Все остальные тоже были рады, что он не будет спать вместе с ними. Все же мало ли... колданет чего спросонок, а ты потом ходи живым трупом и объясняй, что это была трагическая случайность.

19:04

Да. А всетаки хорошо все закончилось.

Нежить победили. Награду получили, и даже Коф теперь обрел дом и слегка ненормальных друзей.

И теперь мы все сидим на кухне и жадно наблюдаем за тем, как Ричи развертывает огромный шоколадный торт, сделанный на заказ. Заплатили целых десять золотых монет! Но зато наедимся все. Я, правда, получу не торт, а кусок мороженого, сливки, кильбасу и пару сосисок. Но я не считаю, что это ужасно. Маг пообещал превратить меня в человека на полчаса – и поесть я тоже смогу. Кажется, он догадался, что именно заставляет меня менять внешность. Ну... надеюсь, он прав. А пока... в центре стола, окруженного четырьмя голодными мужчинами, и с пятым в центре (это я, кто не понял), – стоит роскошное произведение искусства с умопомрачительным запахом и видом. Эльф сглотнул. Ричи торжественно занес нож над шоколадом, а Сай отодвинул в сторону чайник с чаем.

– Осторожнее! – Эльф страшно волнуется, стараясь не подавать виду.

– На сколько кусков резать? На восемь?

– На четыре, – предложил Сай.

– Мяу.

– Ой, то есть на пять.

Стучу хвостом по столу. Я потом тоже попробовать хочу.

Торжественное разрезание торта, огромные куски на пяти тарелках. Прижимаю к себе кильбасу, с умилением оглядываясь по сторонам. Что бы сделать в первую очередь? Полакать сливок? Или укусить сосиску? Молочко, кстати, свежее. Правда, зеленое, не то что наше. И я даже не хочу думать о том, как выглядят здешние коровы. Но... вкусно. Это факт.

Минут пять слышно было только чавканье, стук ложек о тарелки и довольное мычание народа. Грызу сосиску, поглядывая на свой кусок. Ричи хлопнул себя по лбу и достал из кармана пузырек с чемто пахнущим, как валерьянка. Иду к нему, закрыв глаза и втягивая носом божественный запах. Аж шерсть дыбом встала.

19:21

Я снова человек! Ну, ничего хорошего особо нет. Но зато я теперь тоже с вожделением смотрю на свой кусок торта, сидя в одних штанах за столом рядом с ребятами и сжимая в руках две ложки разом. Маг с набитым ртом выспрашивает, как я себя чувствую, страшно счастливый, что его зелье подействовало. Сай требует себе такое же, но чтобы эффект был прямо противоположным. Мечтает снова стать мужчиной. Ричи уверил, что теперь это будет легко и просто, так как эксперимент удался. Чувствую себя подопытным, но это не мешает наслаждаться тортом, млея от удовольствия и ужасаясь тому, что весь кусок в меня влезет вряд ли.

Коф спокоен и деловит как всегда, но при этом от уха до уха перемазан в шоколаде, и явно счастлив. Ну не может несчастный человек с такой скоростью уминать торты. Я ему даже остатки своего отдал, когда понял, что еще чутьчуть – и лопну. Коф кивнул и съел и его, но уже медленнее, пытаясь распробовать напоследок.

Маг предположил, что сможет синтезировать такие торты хоть каждый день, но из кильбасы. Мы согласны на опыты. Он загорелся энтузиазмом.

Ну а потом мы все пошли в зал, сели перед камином, разместившись в креслах и на диване, и Сай стал рассказывать о том, как все было, пока эльф зевал, пытаясь устроиться поудобнее на краешке дивана, а я, снова превратившись в кота, устало уснул на руках Кофа.

Мне почесывали шерстку, осторожно чесали за ушками и говорили, что я просто удивительный. Знаю. Это я с рождения знал. А впрочем, все равно очень приятно слышать такое еще разок.

Тепло было. Уютно и очень комфортно. Вот так спать и знать, что вокруг тебя друзья и здесь тебя никто не тронет. А еще что в кладовке остался целый шмат сала, который ребята подарили мне.

Ночные бдения кота Марциуса

Ночь первая

Вы знаете, что настоящая жизнь у кота начинается ночью? Когда все закрывают глаза, укутываются в теплые одеяла и видят десятый сон? Кот в это время не спит. Он ходит по дому, изучает свои владения, бдит и хранит покой спящих людей. Ну и эльфов, если таковые имеются.

Так вот... Я, кот Марциус Первый, сижу сейчас на диване перед камином и веду дневник, положив его перед собой и размышляя о том, что еще такого полезного написать для вас, дорогие потомки.

Гм... про технику ловли мышей, пожалуй, писать не стану. Она у каждого своя, а настоящий кот никогда не раскроет секретов мастерства.

Тогда что? Я прямо в затруднении. Сказку вам, что ли, написать? Да ну. Не хочу. Лучше пойду проверю, спят ли ребята. А то мало ли... случайно зайду в кладовку, а Сай как раз решит водички попить. Не раз и не два мне уже тапком и веником доказывали, как это мелочно: тырить продукты у своих же.

Спят. Сижу на пороге спальни и с умилением смотрю на эти сонные мордашки. Некроманта поселили рядом с лабораторией, попросив не смешивать реактивы, если вдруг станет скучно. Особенно просил Ричи: буквально умолял после того случая, когда мы проснулись от взрыва и крышу в очередной раз снесло.

Я к нему попозже забегу. А пока...

Устраиваюсь на подушке Сая. Парень наконецто снова выглядит как мужчина. На работе его сначала не признали. Но когда он рассказал, кто и как к нему приставал, признали, ужаснулись и пошли всем скопом в трактир отходить от пережитых эмоций. Сай рассказывал, что один тролль и вовсе чуть не повесился, но потолок обвалился, не выдержав веса тела. Капитан стражи как раз сидел за столом и раскладывал местный аналог пасьянса, когда его утянуло вниз и завалило обломками. Сверху упал стол... Капитана откачали, тролля приняли обратно на работу только через месяц. Да и то после того, как бедняга каждую ночь выл под окнами начальника: «Я больше так не буду».

Вздыхаю и лазаю по кровати, изучая одеяло и прикидывая, как бы мне поудобнее лечь.

Так неудобно. И так неудобно... Сай чегото ворочается, просит не мешать спать.

Ой, меня уронили на пол. Какая наглость! Запрыгиваю обратно и плотно окапываюсь на подушке, не давая сдвинуть себя даже на миллиметр.

Через час мне надоело. Сая я методично и постепенно вытеснил с подушки так, что парень уже спит на самом краешке кровати, постанывая во сне и дергая конечностями.

В кладовку, что ли, зайти? Все равно ведь собирался. Хмуро изучаю ухо парня. Из чистой вредности отталкиваю его лапой еще сильнее, лежа уже на всей подушке и лениво шевеля хвостом. Парень честно попытался отодвинуться, но было уже некуда, так что он рухнул на пол, утянув одеяло и чуть не свалив меня с подушкой.

Сажусь. Над краем кровати появляется встрепанная голова, и два недовольных глаза изучают мою довольную мордочку.

– Кыш. – Угрюмо.

Меня скинули на пол, залезли на кровать и спят дальше. Тоже мне... вот не буду больше с тобой спать, тогда узнаешь... что потерял.

Залез к Ричи и устроился у него в ногах. Ну и пусть! Здесь даже удобнее.

Что так спать мешает? Чтото в бок постоянно словно пихается.

А, это нога мага. Он ей во сне дергает. Лениво наблюдаю за тем, как изпод одеяла то показывается, то снова скрывается палец с длинным зеленоватым ногтем. Воняет страшно, но это ладно. Если б он еще этой ногою не пихался.

Хм... если присмотреться – палец похож на мышку. То появится, то скроется, то появится...

Выпустил когти и успел поймать палец, вонзив их все!

Мощный крик севшего на постели мага чуть не довел до инфаркта всех присутствовавших.

Включили свет, забегали. Эльф носился в своей сеточке и орал: «Пожар!» Сай побежал за ведром, спотыкаясь и едва не падая на ходу. Ричи дул на палец и скулил.

Я вообще окопался под кроватью, подальше от этого бедлама.

В четыре утра все успокоились, сообразили, что произошло. Меня достали изпод кровати, щелкнули по носу, погладили по головке и выставили за дверь, захлопнув ее за спиной.

Сволочи. Ну и ладно. Пойду к некроманту. Онто точно мне будет рад.

Подумав, понял, что некромант мне будет даже слишком рад. У него ко мне вообще какоето болезненное чувство, как у пятилетнего ребенка к первому хомячку. Меня могут часами гладить, не спускать с рук, закармливать кильбасой и умиляться тому, как я икаю.

Не. Не пойду к некроманту. Да и ночь заканчивается. Пойдука я лучше в кладовку. Да. В кладовку. А потом спать.

...Объевшийся кильбасы и икающий от переедания, сижу перед камином и пытаюсь вылизаться. Пузо слегка мешает, да и лень както. Падаю на коврик, зеваю и закрываю глаза. Тепло. Хорошо, мяягонько.

Да и поздно уже.

Надеюсь, они не против, что я слегка надкусил пару кильбасок? Имею право. У меня работа нервная: уют создавать.

А утром мне прилетело тапком и добавили веником. А еще они сказали, что откусывать от каждого куска нехорошо и я мог бы выбрать чтонибудь одно.

Дуюсь, сидя в углу и ни на кого не глядя.

Там же и уснул.

Ночь вторая

Зеваю, сидя на потолочной балке и лениво оглядывая свои владения. Дверь в спальню закрыта. Кладовка тоже. Единственное, что открыто, спальня некроманта, но я туда не пойду.

Так. И что бы такого мне сегодня устроить?

По полу пробежала мышь, нагло скользнув в сторону кухни.

Ага! Вот и задание для белого мстителя. Сегодня он... выходит на охоту. Арр...

После долгого преследования, серии убийственных приемов и пары подсечек поймал трех мышей и нашел ход, через который серая братия проникает в дом.

Мышей принес под дверь спальни и ровно полчаса гнусаво орал на одной ноте, чтобы открыли.

И мне открыли. Покачивающийся от недосыпа маг в сдвинутом набок колпаке стоял в проходе и недовольно смотрел на меня. Указываю лапкой на мышей, зову за собой, задрав хвост и призывно мяукая.

Дверь с грохотом захлопнули.

Гм. Не понял.

Сижу, снова ору.

– КОТ!

Так, ладно, пусть спят. А я и под диваном прекрасно найду, чем заняться.

Обидевшись, разбудил некроманта. Вошел в его спальню, залез на кровать и мурлыкнул на ушко. Коф открыл глаза, улыбнулся и обнял меня, утягивая под одеяло. Пытаюсь хоть както объяснить, что не за этим шел. Вырываюсь, опасаясь, что меня придушат. А он еще и гладит, утыкаясь в ухо носом и рассказывая, какой я умница, что наконецто пришел к нему спать.

Блин!

Сумел поднять некроманта, привести в кладовку и указать на трупики мышей. Он кивнул, щелкнул пальцами – трупики ожили и кудато ушли. Круглыми глазами смотрю им вслед. Некромант спросил: доволен ли я, и снова начал тискать, подняв на руки.

Сижу и пытаюсь избавиться от дурацкого ощущения, что в итоге влетит всетаки мне.

Мышизомби убили остальных мышей. Нашли и убили. Зверски.

Успокоился, сообразив, что мне теперь можно будет не переживать за кильбасу. Хожу встрепанный, дерганый, еле выполз из объятий уснувшего некроманта. Он меня вместо плюшевой игрушки использует: под бок подкладывает и засыпает, стискивая в объятиях. Кому как, а я терпеть не могу, когда ограничивают мою свободу.

Ушел в кладовку успокаивать нервы.

Ночь перевалила за середину, а мышимутанты все не успокаиваются. Ходят по дому, спотыкаются об предметы, шумят. Еще и лапки передние вперед выставили, глаза горят алым, ходят на задних. Прямо картинка из фильма ужасов.

Мечтаю, чтобы одна такая забралась к ребятам и показала им, где раки зимуют. А то они меня вообще уже не ценят. Все лентяй да лентяй. А то, что я всех мышей почти перевел, это как? Этого никто не заметил и не оценил.

Мышимутанты с голодухи начали грызть мебель. Проснулся от звука, что скребутся буквально везде. Сел рядом с той, что пыталась прогрызть дырку в двери. Попытался ее прихлопнуть. Не получилось. Ей мои когти по барабану. Грызет себе и грызет. Мрачно размышляю на тему: «И всетаки мне влетит».

...Мышь в спальне! Сижу у двери, вслушиваюсь, нервно дергая хвостом.

А может, обойдется? Нет, ну правда. Ну необязательно же она к ребятам полезет.

Громкий крик «Мама» убил надежду в зародыше.

...А вскоре из спальни вылетел эльф, с белым лицом, широко открытыми глазами и трясущимися руками. Он сразу же бросился к некроманту, едва ли не кубарем скатившись с лестницы. Иду следом, прислушиваясь и стараясь не попадаться на глаза вышедшему вслед за эльфом Саю. В руке он держал дохлую мышь, вяло шевелившую лапами, с горящими глазками. Что с ней делать, он явно не знал.

– Ты офигел?! Открываю глаза, а на груди стоит ЭТО и лапы ко мне протягивает!

– Я хотел кота порадовать.

– Кот счастлив! Немедленно расколдовывай эту жуть, и чтобы больше трупы по дому не бегали!

Из спальни выполз сонный Ричи и спросил, что, собственно, случилось. Сай молча показал ему добычу. Маг с интересом ее изучил, поправляя очки и восхищаясь первым в жизни увиденным зомбиком.

– Всех троих?

Тишина. Слышно, как часы на спине бьют полтретьего ночи.

– Их еще и трое?!

О! Эльф обрел голос. Судя по звукам, некромант вышел из спальни и поднимается вслед за эльфом. Их встретили мы трое. Маг все еще изучал мышь, не особо, кстати, сопротивляющуюся.

– Ты не понимаешь. Они не просто зомбимыши, они ненавидят живых мышей и мигом их выведут.

– У нас для этого есть кот! – Безапелляционно.

Смущенно чешу задней лапой за ухом. Ну... да. Я неплохо с этим справляюсь.

– И тебе его не жалко? – Коф презрительно взглянул на эльфа и попытался взять меня на руки. Я вовремя слинял под диван. Фигу! А потом еще полчаса усыпляй его, лежа под боком и выдерживая всякие нежности. – А если мыши будут больны? А если он подавится одной из них и умрет в муках? Или забредет крысамутант и загрызет нашего кота?

Хмуро размышляю, сидя под диваном. Это я что... подвергаюсь такой страшной опасности в кладовке? Может, тогда и не стоит никого ловить? И вообще тут три мага в одном доме. Без меня нельзя какнибудь обойтись? Пусть сами мышей и ловят.

– Крысамутант это миф! Больных мышей не бывает, а если и бывает, мы его вылечим. И вообще это не повод создавать ходячие трупы и заставлять их шагать по дому!

В самый пиковый момент фразы сервант, стоявший у стены, немного накренился и с жутким грохотом рухнул на пол, разбились стеклянные дверцы и вся посуда, которая хранилась внутри.

Молча на него смотрим. Сай подошел и склонился над ножками серванта. У его ног мелькнуло чтото серое и с красными глазками. Раздумываю: стоит ли это чтото ловить. Мало ли... заразный мутант с крысой по папиной линии.

– Одна ножка сгрызена.

Все тут же посмотрели на некроманта, словно это он лично только что сидел и ее грыз.

– Это не я! – подтвердил тот.

– Не ты. А твои крысы! Немедленно всех развоплощай! И учти, если еще раз проснусь, а мне в глаза будет с интересом заглядывать труп!.. – Окончание фразы зловеще повисло в воздухе. Но эльф явно был настроен весьма решительно.

Тяжело вздохнув, Коф пожал плечами и щелчком пальцев снял заклятие.

Мышь в руках мага обвисла, более не подавая признаков жизни. Вылезаю изпод дивана, догадавшись, что ругать меня сегодня не будут, и тут же оказываюсь на руках у довольного Кофа.

– Ладно. Я спать. Всем спокойной ночи.

И меня нагло унесли в спальню, не обращая больше внимания ни на реплики эльфа, ни на тихие просьбы мага какнибудь оживить для него лично один из трупиков... для экспериментов с сывороткой жизни. Сай только зевнул и пошел спать, решив, что проблема улажена.

А я, как ни странно, до самого утра проспал на кровати Кофа, лежа у него в ногах и не проснувшись ни разу вплоть до того момента, пока не встал он сам.

Ночь третья

Некромант был так рад, что я разок поспал в его спальне... Короче, на следующий же день он взял меня под мышку и отправился в торговый центр гномов. Там мы три часа провели в отделе для животных, выбирая мне корзинки, подставочки, столбики, гамаки и прочую чепуху. Денег у него было при себе много, а предложений еще больше.

Короче, я там выбрал всего и сразу – переползая с одного пушистого монумента на другой. И теперь ночью сижу среди лесенок, корзинок, постелек, когтеточилок и прочей глупости, пытаясь понять, где я буду спать. Коф наблюдает за мной с кровати влюбленными глазами. На тумбочке горит свечка, а дверь чуть приоткрыта. Ну... моя свобода вроде бы не ущемлена. Вон даже плошка со свежей водичкой стоит под кроватью. Ладно. Почему бы и не спать здесь? Тем более ребята в свою спальню меня не пускают, а камин разожжен далеко не каждую ночь.

Демонстративно ложусь на изогнутую кушетку, стараясь, чтобы пузо не свешивалось с края, и так же вопросительно смотрю на некроманта. Тот гасит свечу и довольно устраивается спать.

Вот и хорошо. Как заснет, сбегу по своим делам. А потом... вернусь и окопаюсь на кровати. Все равно она гораздо мягче, чем любая из этих авосек.

Часы тихо тикают, кукушка посапывает в своей конуре, мыши зареклись ходить в этот дом, по крайней мере, в ближайшее время. А я сыт.

Тянет на романтику, хождение по крышам, признания в любви лицам кошачьей породы и прочую чепуху. Задумчиво сижу на кухонном столе, глядя на вид из окна. Снаружи холодно, снег с дождем и ветер вроде бы. Вон как тучи несет, луна то скрывается, то снова показывается изза них, мигая испуганным светом.

Короче, наружу не хочу. А чего хочу?

Спать надоело, есть надоело, в лоток не надо... пойду в лабораторию к магу. Авось он там снова чтонибудь интересное изобрел, вроде тех минипутов.

В лаборатории темно и пахнет уксусом. Не очень люблю этот запах, а точнее вообще терпеть его не могу...

В клетке в углу ктото шевелится. С интересом подхожу и присматриваюсь... вроде бы не мышь. Неужели минипут? А чего с крылышками и зеленый. Вон в угол от меня забился и глазищами сверкает. Явно боится. Как бы ему объяснить, что я хороший?

– Выпусти!

Надо же. Говорящий. Писклявый такой, но говорящий.

– Мяу.

– Выпусти! Ну, пожалуйста! А то меня убьют!

Глупости, Ричи никого и никогда не убивает. Минипуты и те сами перемерли.

– Выпустиииии...

Клетка начала угрожающе раскачиваться. Испуганно отхожу назад, глядя уже с безопасного расстояния. Существо замирает, садится на пол и, обняв ручками худые коленки, затихает. Только крылья светятся. По виду как у стрекозы. Четыре штуки, полупрозрачные и светятся чуть зеленоватым светом.

Какая забавная муха.

Короче, я его выпустил. А что такого? Жалко всетаки. А магу скажу: оно само.

Существо вылетело, заметалось по лаборатории, сунулось было в комнату к некроманту, но почти сразу с ужасом вылетело обратно. Коекак нашло выход. Иду следом, наблюдая с чисто профессиональным интересом. Он, когда летает, так дергается, что так и хочется поймать и укусить. Пока сдерживаюсь.

Оно еще и волшебное. Смог магией открыть дверь в спальню к ребятам и скрылся внутри. А я ведь так красноречиво прыгал перед выходом, намекая, что ему туда нельзя. Не понял. Теперь вот сижу, жду, что будет.

Вопли и крики подсказали, что ребятам сюрприз не понравился. На всякий случай залез под диван, чтобы не попасться под ноги, когда будут выбегать из спальни.

Ребята страшно чешутся, наперегонки спеша в ванну. Ричи, удерживая за крылышки пищащую заразу, несет ее обратно в лабораторию. Он тоже трет нос и постоянно поправляет очки, но, видимо, его не так сильно задело, как остальных. С интересом за ними наблюдаю, чувствуя, что меня наказывать не станут.

Ура.

Через полчаса все снова легли спать, а я остался властелином дома. По этому поводу спустился в лабораторию и, проигнорировав жалобный писк из клетки, взял ее в зубы и вынес из дома, коекак забравшись по деревянной стене к порогу. Температура снаружи была минус двадцать, и мы оба мгновенно замерзли.

– Унеси! Унеси назад!

Хмуро смотрю на клетку и эффектно выпускаю узника на волю. В смысле отпираю засов.

Пленник вылетает, его сдувает вбок, но он упорно пытается залететь обратно в дом.

– Мяу. – Пытаюсь пояснить, что он свободен.

– Холодно! Назад!

Вот и пойми, что им надо.

Вернул я его назад. И даже клетку не запер. Он обещал не бедокурить.

Потом пошел в кладовую, лениво оглядел ряды банок и свисающие с потолка грозди сосисок. Есть совсем не тянуло. Спать тоже не хотелось. Хотелось чегото возвышенного и лиричного.

Так что, вернувшись в комнату, затащил дневник на диван перед разожженным на ночь камином, пролистал его до последней страницы и нажал заветные клавиши входа в свой блог.

Ого. Надо же, как меня здесь любят. Тридцать два сообщения, пять из них в стихах. И с днем рождения поздравили! Хотя я и неправильно его указал. А одна дама призналась в любви и очень просит с ней встретиться. Гарантирует серьезные намерения и чистую любовь.

Так. Ну...

– Привет всем... – отстучал лапкой.

– Хай!

– Как ты?

– Где пропадал?

– Что нового, кот?

– Я уезжал. Случилось много нового. Нашел нового друга, проверил старых. Было холодно, пару раз чуть не отморозил нос. Дрались с отморозками и едва не погибли в одной подворотне. А в целом поездка прошла неплохо. Много пили, ели, прочесали десять сел и три города. Один тролль назвал нас своими друзьями и обещал помочь, что бы ни случилось... На лошади ездить научился. Теперь вот вернулся, сижу дома, греюсь, вспоминаю...

– Круто! А где были? В Питер заезжали?

– Я тут тоже с одним гоблином познакомился – редкой скотиной оказался. Но душевный.

– Отморозков хорошо кастетом отваживать. Дал разок в жбан – ласты склеят, фэйс поправят, глядишь, человеками заделаются.

– Стесняюсь спросить... а любовь была?! Хихи.

– И водка! Много водки, иначе ни один тролль не товарищ...

Мотаю хвостом, чешу лапкой за ухом и погружаюсь в дискуссию, обсуждая с такими далекими друзьями особенности путешествий по городам и селам. В итоге засел на всю ночь. Доказывал комуто, что пьянство это зло, соглашаясь, что опохмел это благо. Согласился на свидание, обещал выставить фотки, прикидывая, как уговорить мага изложить воспоминания в виде картинок. Часа два дискутировал, что в драке лучше: кастет или зубы. Ну и... так и уснул в обнимку с дневом, постукивая хвостом по клаве и опустив голову на мигающий экран монитора...


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ | Дневник кота мага | ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ