home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Замок Гессена. Полдень

 

Солнце радостно заливало двор замка Гессена своими лучами.

— Хорошо погодка разгулялась! — подумал я, задирая голову в голубой небосвод, — красотень!

Я топал по двору в направлении места поединка. Хотя точнее не топал, а топали…

Впереди я, с шестом на плече, затем Мила и Лора в черных костюмах пажей, в черных беретах и с черными чемоданчиками в руках, потом злой магистр с командиром нашей охраны и собственно четыре охранника в кольчугах и с оружием.

Ага, вот и башня! Сказали, вроде за ней!

Я обогнул башню и вышел на пространство, заполненное народом. Похоже, поглазеть на поединок пришли все, кто смог. Местом поединка был большой квадрат земли, обозначенный вертикальными свежеструганными деревянными столбиками с висящими между ними темно — красными бархатными лентами. Само место было посыпано чистеньким желтым песочком и аккуратненько разравнено грабельками. Вокруг этой красоты уже стояли разновысотные скамейки, типа трибун, на которых сидели гости князя, в основном дамы. Еще масса народа толпилась вокруг и шумно — что то обсуждала.

Ничего себе! — подумал я, увидев все это великолепие, — еще пара скамеек и почти Колизей! Однако Гессен быстро подсуетился со зрелищем для гостей!

При виде меня, вышедшего из-за башни, гомонившая толпа начала затыкаться и через пару секунд замолчала совсем. Все повернулись и молча смотрели на меня.

Ну что ж, смотрите! Думаю, что такого поединьщика вы еще невидали! — усмехнувшись, подумал я, небрежно подкидывая посох на плече и спокойно направляясь к "главной трибуне" на которой сидел Гессен. Толпа расступалась передо мной, сканируя меня самым с ног до головы самым внимательнейшим образом.

На мне была одета ослепительно белая шелковая рубаха свободного покроя с большим воротником, отделанным кружевами и огромными рукавами, которые собирались в манжеты на запястьях. Рубаха была заправлена в черные узкие брюки с широченным черным кожаным поясом, украшенным какими-то прозрачными камушками. Я надеялся, что они блестят на солнце так же как и бронзовые кольца на моем шесте, которые только что закончили надраивать мои охранники. Брючины в свою очередь были заправлены в узкие черные сапоги, сделанные небольшой "гармошкой". Волосы мне Лора с Милой стянули в "хвост", и перетянули его узкой белой ленточкой.

Ага! Похоже, впечатление мне произвести удалось… — подумал я, увидев, как зашушукались после нескольких секунд паузы дамы на скамейках, а мужики стали захлопывать обратно подотвисшие челюсти. Увидев меня, князь Гессен встал со своего кресла и спустился с трибуны. Рядом с его креслом я заметил сидящую, на скамеечке со спинкой Фелию. Невеста сидела напряженно выпрямим спину. Спуститься вместе с отцом ко мне она не соизволила.

— Приветствую вас, княжич! — хмуро сказал князь, подходя ко мне.

— Вот ваш секундант! — кивнул он в сторону стоящего рядом Белогура, — князь сам любезно вызвался быть вашим секундантом!

— Благодарю вас! Премного польщен! — сделал я легкий поклон им обоим.

— Эриадор! Но где же ваши доспехи? И меч? — сразу взял быка за рога Белогур.

— Да собственно они мне как-то и не нужны! — ответил я, утыкая концом в землю шест.

— Но как же! Это же нарушение правил! — удивился Белогур.

— Ну вот нету! — спокойно ответил я.

— Как это нету? Вы же пришли на поединок? Без доспехов? И без меча? Вы что, так шутите?

— Ну не взял я меч!

— Так нужно срочно за ним послать!

— Не надо! Я собираюсь сражаться не мечом!

— А чем?

— Вот! — я выставил вперед руку с шестом.

— Палкой? Но… как же так? Без меча…

— Это шест. А что, разве только мечом можно?

— Воины сражаются мечами. Вы что, не знаете правил?

— Я не воин! Вы что, не знаете, но я вообщем — то маг!

— Применение магии на поединках строго запрещено кодексом!

— Мда…? И как же тогда маги ходят на поединки? — удивился я.

— Эээ… вообще-то я не слышал, что бы маги ходили на поединки… — задумчиво сказал князь оттопыривая нижнюю губу.

— А что так? — поинтересовался я.

— Маги убивают на месте, если что им не нравится. Так что дураков нет, вызывать мага на поединок!

— А вот для меня нашелся! — сказал я.

— Но Эриадор, если вы согласились на поединок, то должны следовать правилам!

— Что бы позволить себя убить? Не, я так не согласен! Я всю жизнь занимался изучением магических заклинаний, а мой противник учился размахивать мечом. И что теперь, я должен забыть о магии и взяв в руки меч, который держал всего пару раз в жизни, попытаться убить им человека, который всю жизнь только и делал, что учился им владеть?! Это совершенно не равные условия для участников! — заявил я.

— Э… да… Но таковы правила!

— Тогда давайте это будет магический поединок! Мы оба будем использовать только магию! И все! Как вам мое предложение?

— Но Леронт не владеет магией! — удивился Белогур.

— Какая жалость! А я не владею мечом! И что теперь? Я должен сражаться в заведомо худших для себя условиях?

— Ну не знаю! — взмахнул руками Белогур, — ваши доводы вполне разумны! Но как же тогда быть с кодексом?

— А это уж ваши проблемы! Как моего секунданта! Решайте!

Белаур пару секунд обдумывал сложившуюся ситуацию но, похоже, ему смогла прийти в голову только одна замечательная мысль — спихнуть решение на кого-то другого.

— Князь, вы как хозяин, что вы скажете? — обратился он к Гессену.

Гессен хмуро оглядел меня, мой посох и сказал: Пусть все остается как есть! Придет Леронт и если он согласится, пусть все так и будет!

— Хорошо, господин князь! Как скажите! — сделал легкий кивок головой Белогур.

Неожиданно по людям вокруг нас прошло волнение.

— Леронт, Леронт! — зашептали вокруг.

Я развернулся в сторону, куда смотрели все. Опустив голову, от башни к месту поединка шел Леронт.

Как — то странно он идёт… подумал я, глядя на него.

В походке Леронта было что — механическое. Словно ноги у него плохо гнулись в коленях.

Толпа молча расступилась перед ним, как недавно расступалась передо мной. Леронт подошел к нам и остановился, уставясь в землю. Возникла пауза.

— Леронт, ты что-то хотел сказать? — спросил Гессен, когда пауза явно затянулась.

— Да… - тихо ответил он и поднял лицо.

Какие у него круги вокруг глаз! И глаза краснющие! Что это с ним? Когда я его видел последний раз, он выглядел пободрее… — подумал я, разглядывая Леронта.

— Я… при… шел сюда, чтобы принести свои… извинения господину Эриадору. Я был не прав и прошу его принять мои извинения… — произнес Леронт не глядя на меня. Слова ему давались похоже с невероятным трудом.

Вокруг наступила оглушающая тишина. Леронт на секунду оторвал свой взгляд от князя, на которого он все это время смотрел и бросил его куда — то назад, за него. Я тоже глянул в ту же сторону. Фелия! Фелия сидела, выпрямившись, словно натянутая струна, которая вот-вот лопнет.

— Эриадор, вы удовлетворены? — сухо обратился ко мне Гессен.

Хм… удовлетворен ли я? В принципе я рассчитывал на поединок, но… какой к Сихоту из него сейчас боец, — подумал я, окидывая взглядом Леронта, — что-то с ним не в порядке…

И эта сидит, как аршин проглотила… — я еще раз взглянул на напряженную Фелию.

— Вполне! — ответил я, — я принимаю извинения и надеюсь, что этот прискорбный инцидент не омрачил наш праздник!

— Хорошо, — медленно кивнул Леронт, — прощайте!

Больше ни на кого не глядя, он развернулся и так же механически зашагал назад. Все молча смотрели ему в след. Стояла ошеломляющая тишина. Я тоже смотрел ему в след. Что — то явно происходило, но что именно, я не понимал. Внезапно у Леронта, уже успевшего проделать половину пути до башни, при очередном шаге как-то разом подогнулись колени, и он упал, завалившись назад и на правый бок. Прошло несколько секунд, но он и не думал подниматься.

— Лероо-онт! — сзади меня горохом простучали по деревянному помосту каблучки, и мимо пронеслась Фелия.

— Леронт!

Фелия летела к упавшему, едва касаясь земли носками туфелек и выставив вперед ладони рук. Ее пышная серая юбка сдвинулась назад, не успевая за своей хозяйкой.

— Леронт! — Фелия с размаху грохнулась рядом с ним на колени и принялась его тормошить, — Лер! Вставай! Ну же! Что с тобой, Лер?

Вот это да! — подумал я, наблюдая эту картину с отвисшей челюстью.

— Что вы стоите! Помогите ей! — закричал опомнившийся Гессен.

Со всех как будто ступор сошел. Гости и слуги побежали к Фелии и упавшему Леронту. Через миг там уже была толпа, скрывшая от меня дальнейшее действо.

Оглянувшись, я встретился взглядом с Гессеном.

— У Фелии очень доброе сердце! — сказал князь, не отрываясь взглядом от моих глаз.

— Да…я вижу… — ответил я.

Князь поджал губы и, отвернувшись, принялся снова смотреть на толпу, хлопочущую вокруг Леронта.

— Ну, неприятная ситуация с поединком благополучно разрешилась, — через пару секунд снова заговорил он, — Эриадор, может быть вы желаете выпить по кубку вина?

— Мм… — благодарствую князь! Но знаете, мне бы хотелось немного поразмяться! А то что-то засиделся я! Где бы это можно было сделать? — спросил я, совсем не желая сидеть в компании князя. И вообще, мне хотелось побыть одному и спокойно подумать.

— Поразмяться? — переспросил князь.

— Да, место, где бы можно было бы помахать железом…

— Ааа! Это можно сделать на арене! Я прикажу, вас проводят!

Князь подозвал слугу и отдал ему указания.

— Прошу Вас, следуйте за мной! — низко поклонившись, сказал слуга.

— Сейчас! — я обернулся к магистру и начальнику охраны.

— Пойду, немного потренируюсь! Нужно быть в форме! — сказал я им. Начальник вытянулся, а магистр кивнул головой.

— Хорошо! — сказал магистр, как — то по-другому глядя на меня. С уважением, что ли?

— Дать вам охрану? — предложил начальник охраны.

— Нет, не нужно! Милу и Лору возьму! Пошли! — кивнул я своим служанкам.

Бросив еще раз взгляд в сторону толпы вокруг Леронта, я пошел за слугой.

Арена оказалась большим деревянным сараем, внутри которого были две площадки посыпанные крупным желтым песком и огороженные длинными жердями.

— Прошу вас! — церемонно поклонился слуга, указывая рукой внутрь.

Мдя… Арена… Ну ладно, что есть, то есть…

— Дайте мне кинжалы! — сказал я тайлиш.

Не хотелось мне сейчас размахивать шестом. Слишком резко. Мне хотелось подумать.

Неспешно танцуя с кинжалами это можно было сделать. В Эсферато были такие медитативные танцы с короткими шагсс. Плавные повороты корпусом, медленные движения руками и соответствующий ритм дыхания позволяли расслабиться и достичь состояния, при котором хорошо думалось. Взяв кинжалы, я вышел на одну из площадок и приступил к разминке. Но углубиться в медитацию мне не удалось. Только я закончил разминку и приступил собственно к танцу, как от входа на арену раздался голос.

— Теперь ты не сможешь извернуться! Защищайся!

В проеме дверцы арены стояла Фелия, держа в правой руке острием вверх блестящий меч с красивым узким лезвием.

Оп — па! Похоже, я попался! Сейчас Фелия будет меня убивать! Ну, если не убивать, то резать на кусочки… Интересно, а могу ли я тут рассчитывать на услуги целителя? Надеюсь, что он у них вообще есть…

Я подобнее перехватил чаки и двинул в строну, отодвигаясь подальше от Фелии.

Фелия двинулась за мной по кругу, боком переставляя ноги. Меч она держала двумя руками, глядя поверх его острого кончика на меня. Лицо ее было сосредоточенно, глаза прищурены, губы плотно сжаты. Фелия была готова действовать.

Убьёт ведь! — подумал я, внимательно следя за её движениями, — вот ведь настырная девчонка!

А вот не надо было злить девочку! Не дразнил бы, так сидели бы с ней сейчас на диванчике, играли бы в ладушки… Ага…

Покружив со мной с минуту по арене и не дождавшись от меня никаких действий, Фелия пошла в атаку.

Дзинь, дзинь, динь! Я успешно отразил её связку из трёх ударов.

Шустрая какая! Быстро мечом орудует! Сильная! А на лошадь вроде по комплекции не похожа… Или может у неё меч особый? Какой-нибудь облегчённый…

Дзинь, дзинь, дзинь… Ха!

Промазала! — подумал я, изогнувшись и пропуская мимо себя её прямой выпад.

Дзинь, дзинь, дзинь… Мимо!

Точно у неё меч облегченный! Не, это не честно! У меня такого нет!

Дзинь, дзинь, дзинь, дзинь. ших! Мимо!

И надето на ней что-то хитрое… Когда переодеться успела? Я присмотрелся к наряду Фелии. Если сверху была одета ничем не примечательная коричневая кожаная куртка с узкими рукавами, то низ был гораздо интересней. На Фелии были какие-то штаны с широченными брючинами. Этакая юбка — штаны.

Какие штанишки! Интересно, зачем? Военная хитрость, что бы ног противнику не было видно, или для соблюдения приличий, чтобы солдатня не пялилась на княжеские ножки? — подумал я.

Дзинь, дзинь, дзинь… Ха!

И долго это будет продолжаться? Что, пока она не устанет? Ещё не известно кто быстрее устанет…Я же не железный… А она похоже всё же лошадь… пусть и в прошлой жизни…

Дзыннннь!!

Блин! Чуть не достала! Вот бы кто-нибудь пришёл и успокоил Фелию! Люди вы где? Ау-уу!

Дзинь, дзинь… дзинь!!

Ха! Специалистка! Кто ж так делает! — я остановил правый боковой удар Фелии левым чаком, — правая рука у меня-то у меня свободна! Вот оно, голое горло-то!

Я отскочил назад, разрывая дистанцию. Тут на мои глаза попался появившийся у ограды плотный мужик в кожаном доспехе, пестрящем многочисленными блестящими металлическими бляхами. Мужик стоял, скрестив руки на груди, и хмуро смотрел на наши упражнения. Воспользовавшись паузой от моего тактического отхода, он громко произнёс: Госпожа Фелия, прошу вас прекратить бой! Если ваш отец узнает, то он будет очень недоволен!

— Не мешай, Франк! — азартно облизнув губы, ответила Фелия, снова приближаясь ко мне с выставленным вперёд мечом.

— Дзинь, дзинь, дзинь, дзинь… ших!

Упёртая! А нехорошо старших не слушаться! Порол тебя папочка видно мало в детстве! А теперь уже поздно….Что выросло, то выросло…

— Дзинь! Ших! Ших!

Дать бы ей по попе за упрямство… Хм! А ведь это идея! Двуручным боем она похоже никак не владеет… Одной рукой блокировать её меч, а вторая рука у меня-то свободна! И чаком по попе! А ну-ка!

— Дзиннь! Дзыннь! Дзррггг!

Рукояти чаков у меня были снабжены металлическими вилками по две штуки с каждой стороны. В эти вилки можно было ловить оружие противника и поворотом кинжала зажимать его лезвие. Тут всё дело в силе. Если её достаточно, то можно было вообще выдернуть оружие противника у него из его рук. Фелия, похоже, не знала назначения этих вилок. По крайней мере, осторожности в размахивании своей железякой, с её стороны заметно не было. Видя такое легкомыслие, я решил попробовать использовать его в своих целях.

Дзррггг! — меч Фелии проскрежетал по подставленному мною под углом лезвию левого кинжала и остановился, уткнувшись в рукоять.

Оля-ля! Зажав клинок Фелии поворотом кинжала, я сделал шаг в бок, и правым чаком плашмя, особо не сдерживаясь, шлёпнул её пониже спины.

— Ай! — изогнувшись, взвизгнула та. Мужик у ограды дёрнулся было вперёд, но я уже освободил клинок из захвата и отскочил в сторону.

— Дорогая, я же вам ясно сказал, что не желаю биться с вами на мечах! Вы проявили самовольство, не послушав меня! Поэтому я вас сейчас отшлёпаю по попке, как нашкодившую девочку… — издали, не приближаясь к Фелии, сказал я, внимательно наблюдая за ее движениями… — и это будет просто, потому, что вы совершенно не умеете обращаться с оружием!

Дзиннь! Дзыннь! Дзиннь! Дзыннь! Дзиннь! Дзыннь! — вспыхнувшая Фелия налетела на меня как ураган.

Дзиннь! Дзыннь! Дзррггг! — Ай!

Я опять подловил её меч на вилку.

— Ах, дорогая! Какая у вас замечательная, упругая попка! От неё так хорошо…дзинь, дзинь, отскакивает! — пытаясь не сбить дыхание, продолжал я злить девушку.

Краем глаза я заметил новые лица, появившиеся в сарае. Гости князя Гессена, привлечённые звоном металла, начали подтягиваться на зрелище.

— Я думаю…дзинь, дзинь, — что не всем женихам так повезло…дзинь… иметь такую…дзинь, дзинь…дзинь, дзинь… упругую попку у невесты!

Дзиннь! Дзыннь! Дзррггг! — Ой!

— Дорогая, сдавайтесь! Иначе на сегодняшнем ужине… дзиннь! дзыннь! дзиннь!… вы будете стоять рядом со мной как памятник… дзиннь! дзыннь!…. потому, что не сможете сидеть… дзиннь!…но если вам нравится… и вы настаиваете на продолжении… дзиннь! дзыннь!…. тогда я принесу вам подушечку… — продолжал издеваться я.

Дзыннь! Дзррггг!

Внезапно Фелия сделала то, чего я никак не ожидал. Она выпустила из рук меч и, воспользовавшись тем, что я стоял перед ней в раскоряку, одной рукой удерживая её клинок а второй протянувшись чаком к её попе, кинулась на меня и вцепилась в горло. Я на такой финт от неё никак не рассчитывал и поэтому с размаха грохнулся на спину, растопырясь, как морская звезда. Фелия же, навалилась сверху, и не теряя времени, с энтузиазмом принялась душить меня обоими руками.

— Караул! Спасите! Насилуют! — дурным голосом заорал я, пытаясь оторвать её руки от своей шеи.

Услышав мой вопль, Фелия тормознула, и на миг ослабила хватку. Видно слово насилует было известно ей только как действие мужчины в отношении женщины, а ни как не наоборот. Воспользовавшись заминкой невесты, обдумывающей неожиданную смену ролей, я, извернувшись, пихнул её правым коленом в бедро, а левой ногой повел ноги Фелии в другую сторону, опрокидывая её набок.

— Оля-ля! — сказал я, наваливаясь сверху на невесту.

— Сдаёшься? — через пару секунд спросил я, удобно расположившись сверху и надёжно прижимая её к песку, — ну?

Ах, какая картина! — подумал я, глядя практически вплотную в полные ярости глаза девушки. Главный герой сверху, укрощенная самка под ним и уже почти не трепыхается… Теперь по законам жанра требуется страстный поцелуй и она обмякнет в его объятьях и обовьёт его шею своими руками… Хеппи энд! Извини дорогая, только мы герои разных картин… — подумал я, даже не думая целовать её, — я низших не целую…

— Что тут опять происходит? — раздался рядом чей-то знакомый недовольный голос.

Князь Гессен! Как вовремя! В самый пикантный момент! Застать свою дочь, валяющуюся посреди арены с женихом сверху, в окружении толпы благодарных зрителей… Забавно…

Услышав голос отца, Фелия обмякла подо мной и перестала вырываться.

Так, похоже, можно безопасно встать, — подумал я, — наверное, никто не будет на глазах отца пинать меня мстительно вслед, по всяким нежным местам…

Я отжался на полусогнутых руках, на которых находился, дабы совсем не поплющить прижатую к земле невесту, и постарался как можно быстрее отскочить в сторону. Мало ли чего ей в голову взбредет!

— Господин Эриадор, я хочу знать, что тут происходит? — повышая голос, повторил свой вопрос Гессен.

— Что происходит? — переспросил я, пожимая плечами, — да вобщем — то ничего особенного…

— Хотя нет! Можно сказать, что тут происходит процесс становления новой семьи! У будущих супругов возникли разногласия по одному важному для них обоих вопросу, и они попытались разрешить их доступными средствами… — продолжил я, — вы собственно застали момент окончания спора…

— И о чём же вы так яростно спорили, размахивая оружием? — мрачно спросил Гессен.

— О чём спорят с оружием в руках? О власти конечно! Мы решали вопрос — кто в семье будет главным! Я только что отстоял свою точку зрения — сверху буду я!

Говорил я громко и все мои слова прекрасно долетали до слушателей, собравшихся вокруг арены. Услышав, что я сказал, гости зашушукались и среди них раздались смешки, а какой-то невидимый мне мужик откровенно заржал. Лицо князя перекосило. То ли он боролся с улыбкой, то ли со зверской рожей для сохранения приличий… Непонятно…

Заметив, что Фелия по-прежнему лежит на песке, только приподнявшись на локтях, я сделал шаг в её сторону.

— Дорогая, вставайте! Лежать на холодной земле вредно для здоровья! — сказал я, протягивая к ней руку.

Не обращая внимания на мой заботливый жест, Фелия сама поднялась с земли и, сделав шаг ко мне, тихо прошипела, яростно глядя мне в глаза: Языкастый ублюдок!

Затем развернулась ко мне спиной, и гордо закинув голову, пошла на выход, не обращая внимания на толпу гостей, расступающуюся передней с шушуканьем и смешками.

Я посмотрел на князя и, пожав плечами, с недоуменным видом развел руками — Мол, и чего это она?

 

 


Замок Гессена. Леронт | Черт-те где | Замок Гессена. Отец и дочь