home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Оазис

 

И кто это может быть?

Я сидел, расслаблено привалившись к стволу пальмы, и ждал появления всадников из-за ближайшего бархана. Заметил я их довольно давно, когда пялился на пустыню. Пошел уже второй день моего вынужденного заточения в этом островке жизни в сердце песков. Ну, может и не в сердце, но глухомань тут была полнейшая. За все время я не заметил ни одного движения на горизонте. Первый день, а точнее вечер, когда я попал сюда, я потратил на поиск наличия всевозможных опасностей, которые тут могли быть. Опасностей не оказалось. Оазис был совершенно пуст и умиротворяюще тих. Удостоверившись в том, что на меня тут никто внезапно не выскочит из-под куста, я занялся тем, зачем собственно и пришел сюда — добычей воды. Колодец стоял в окружении трех высоких пальм и выглядел, как полагается выглядеть колодцу в пустыне — узкое круглое кольцо, сложенное из неровных серых камней, скрепленными между собой каким-то раствором. А может просто глиной. Сверху на нем лежала крышка из белых, выгоревших на солнце досок разной ширины, скрепленных между собою тремя поперечинами. Трясущимися от нетерпения руками, я снял легкую, иссохшую на солнце колодезную крышку и заглянул в его глубину.

Темно! Ничего не видно… Но пахнет сыростью!

Я бросил виз маленький камешек, выпавший из кладки. Внизу булькнуло. Вода!

Но как мне ее оттуда достать? На колодце напрочь отсутствовали механизмы для подъёма воды. Ни веревок или цепей с ведром, ни ворота, ни уж обычного земного электронасоса…

Гадство! — подумал я и начал пляски добычи воды.

Для начала я тщательно обшарил ближайшие кусты на предмет возможных полезных вещей. Удалось найти ручку с куском керамики от разбитого кувшина. Больше ничего.

И то хлеб! — подумал я, вертя находку в руках, — чуток воды в ней удержится. Остается только найти способ опустить ее вниз и поднять наверх!

Вот тут дело и встало! Как я не шарился по кустам, больше ничего такого пользительного, что могло бы помочь мне в моей жизни, найти не удалось. Похоже, местные бедуины были очень экономным народом. Они ничего не выбрасывали, а все уносили с собой.

Жмоты, — подумал я, сидя у колодца и отдыхая от бесплодных поисков, — и что теперь? Прыгать мне туда, что ли? А обратно? Вылезать по стенке колодца, втыкая в нее кинжалы? Сомнительная авантюра…. А что тогда? Сдохнуть от жажды, сидя рядом с колодцем полным воды? Это будет забавно… Тот, кто найдет мое высохшее тело, обхохочется. Я стану его лучшим анекдотом до конца дней. Мммм…

Где же мне взять веревку? Эх, если бы я не потерял свои возможности! Давно бы уже этот черепок слетал вниз, да и вылетел бы наверх, полный воды. А так…

Я напрягся и попытался заставить леветировать свою находку. Дудки! Даже не шевельнулась! Что же делать? Я рассеяно скользил взглядом по сторонам, лихорадочно прокручивая в голове всякие возможные варианты подъёма воды. Неожиданно мой взгляд остановился на ветке кустарника. Длинная такая ветка, чуть качающаяся под ветерком, дующим из вечерней пустыни.

А не использовать ли мне ее вместо веревки? — осенило меня, — а ну-ка!

Следующие полчаса я стругал, резал и вязал. Срезанная мною ветка оказалась слишком короткой и не доставала до воды. Я срезал вторую и, используя гибкие молодые побеги, кое-как связал их между собой. Получилось длинное такое удилище, которым я смог достать до воды. Потом я долго макал его вводу, поднимал наверх и жадно высасывал те капли влаги, которые оставались на его конце. С горьковатым привкусом сока от срезанной ветки, эти капли были просто божественно вкусны!

Пригасив пылающую во мне жажду, я принялся прилаживать осколок кувшина к концу моего удилища. В конце — концов мне удалось его надежно привязать и я, наконец — то, смог напиться. Однако, пока я всем этим занимался, окончательно стемнело, и на оазис опустилась непроглядная ночь. Причем, холодная ночь! Напившись и перестав скакать со своей приспособой и сев на месте, я очень быстро понял, что замерзаю. Поскольку одежды кроме той, что была на мне, не было никакой, пришлось встать с враз остывшего песка и начать делать зарядку.

Моя первая ночь в пустыне протекала для меня очень необычно. После всех тревог и волнений дня на меня накатила усталость, и зверски захотелось спать. Но стоило только сесть и прикорнуть, прислонившись к стволу пальмы, как через некоторое время я просыпался от холода, пробирающего до костей. Приходилось вставать и начинать махать руками или бегать, пытаясь согреться. После активного движения я пытался поскорее уснуть, что бы поспать подольше, до того как "остыну'. Однако после "зарядки" быстро усыпить организм было нереально. Как только я, в конце — концов, успокаивался и засыпал, как, похоже, тут же просыпался от холода. От такого дурацкого ночного время провождения, я к утру был бодр, как морковка, забытая месяц назад в холодильнике. Однако, с восходом солнца потеплело, и мне удалось заснуть надолго. Проснулся я уже от жары и пересохшего горла. Мысленно матюгаясь про себя, я поплелся к колодцу за водой. К жажде добавилось крепкое желание чего-нибудь перекусить.

И сколько я так протяну? — мрачно размышлял я, вытягивая очередную порцию воды из колодца, — ослабну, нафиг… воду не смогу доставать… Интересно, от чего быстрее сдохну — от голода или от жажды? Мда, оптимистичные у меня с утра мысли…

Напившись, я провел разведку пальм на предмет кокосов. Шаром покати! Ни одной кокосины!

Почкованием они, что ли, размножаются? — подумал я, разглядывая зеленую верхушку очередной пальмы, — или может, бедуины уже все обнесли?

Поняв, что фруктовая диета мне не светит, я переключился на поиск мяса.

Должны же тут быть змеи? — думал я, сканируя магическим зрением верхние слои земли вокруг колодца, и отложив на потом очень интересный вопрос — как я буду их есть в сыром виде?

Но змей не было. Оазис был на редкость пуст и лишен жизни, не взирая на наличие в нем воды.

Похоже, что тут все подохли… — подумал я, закончив осмотр, — какая-нибудь змеиная чумка или холера пронеслась… А может им тут просто жрать нечего? Тушканчиков и мышей тут тоже нет, а одной водой сыт не будешь, — вздохнул я.

День прошел феерично, как и ночь. Полу — бред, полу — сон на жаре, походы к колодцу за водой и усиливающееся желание поесть. Потом еще одна свежая, звездная ночь с энергичной зарядкой в темноте. Потом утро… Вот уже перевалило за вторую половину дня.

Измотанный не высыпанием и малость ослабевший от голода, я сидел на краю оазиса, в тени пальмы и пялился в пустыню. Я размышлял о том, стоит ли мне попробовать съесть пальму или нет? На Земле, в некоторых из них, есть мучная субстанция, которую если отжать от сока, можно есть. Но сам я никогда ее не добывал, а только видел, как это делают по ТиВи. Потом, то было земное дерево, а тут еще не известно, что у нее внутри… Идея валить пальму кинжалами меня совсем не воодушевляла, но другого выхода похоже не было… Пока еще есть силы… а то чаки как-то малость потяжелели…

Я бездумно смотрел в пустыню, банально оттягивая начало лесоповала, как вдруг увидел на горизонте несколько точек. Они появились и исчезли. Потом снова появились и исчезли.

Люди! — сообразил я, — сюда идут люди! Люди — это еда, одежда и… неприятности! Возможные неприятности… А еда у них точно есть!

Понаблюдав за движущимися точками и убедившись, что это не мираж и не обман зрения, я принялся размышлять о возможных вариантах нашей встречи, точнее к чему она может привести. Естественно, первыми были рассмотрены негативные сценарии, в виде встречи с кочующими людоедами — некрофилами, работорговцами — пидарасами и разбойниками — маньяками. Представленные мною сцены общения с этими малосимпатичными личностями меня совершенно не вдохновили и родили в голове здравую идею слинять отсюда куда-нибудь подальше или спрятаться.

Слинять, понятно, не получится, да и прятаться тут тоже негде….- я окинул взглядом лысые кустарники оазиса, — это с пустыни они смотрятся зеленой стеной, а изнутри просматриваются даже очень замечательно… Единственно, где можно тут спрятаться — так это сигануть в колодец…

Я сделал рожу, сморщив нос.

Ладно, будем встречать гостей на входе, — решил я, — все равно без людей мне тут не выжить. Нужно налаживать контакты. Ну а если не повезет, буду дорого продавать свою шкуру… не по трешке, а скажем…по пятнашке… — я прикоснулся к ручкам чаков, воткнутых в песок рядом со мной.

Надеюсь, что покупатели ценнику на моем трупе не обрадуются… — я перевел взгляд в пустыню и снова принялся наблюдать за всадниками.

Прибывающие особо не торопились и прошло немало времени, прежде чем они перевалили через ближайший бархан. Насколько мне удалось рассмотреть, это было трое всадников, ведущих на поводу двух лошадей. Спустившись вниз, они как-то пропали, не спеша появляться на верхушке последнего. Возникла пауза.

Похоже, заметили… — подумал я, заметив сбой в их ритме движения, — и что они будут делать?

Словно в ответ на мои мысли, из ложбины между двух барханов показался всадник на сером коне, неспешно направляясь ко мне. Глядя на то, как он сидит и неспешную трусцу его коня, у меня возникло ощущение, что наездник готов в любой момент развернуться и дать ходу.

Боится… — подумал я, — наверное, думает, что я тут не один…. Это хорошо. Только вот тут как раз я и один — одинешенек…. Ладно, пора знакомиться…

Я поднялся с песка и, замахав над головой руками с раскрытыми ладонями, заорал: Хелло! Эврибади!

Всадник резко осадил коня.

Чё это я несу? — промелькнула у меня в голове мысль, — это явно не к месту!

Хай! — снова закричал я, размахивая руками и стараясь дружелюбно улыбаться, одновременно прикидывая необходимое мне время на выдергивание кинжалов из песка.

Всадник несильно послал вперед коня, усиленно вертя головой по сторонам, явно выглядывая засаду.

— Селайя! — поприветствовал он меня, приблизившись, — лесто от вит?

— Ай донт андестенд! — ответил я, пожимая плечами и изображая непонимание, ответил я. Что это меня на английский пробило? С перегрева, не иначе…

Я внимательно следил за движениями незнакомца, намериваясь не прозевать момент, когда нужно будет хвататься за чаки. Незнакомец был мужчиной в летах, плотным в плечах, со смуглой кожей и цепким, внимательным взглядом темных глаз. На голове у него была светлая шляпа с большими полями, закрывающими тенью все его лицо. Его плечи покрывал плащ песчаного цвета, под которым был виден коричневый кожаный доспех. На шее болтался платок из пёстрой материи, по типу того, что носили ковбои на Земле.

— Орто дель сотол? Ора интера меня? — спросил всадник, с недоумением разглядывая меня из-за шеи своего коня.

Меня? — выловил я знакомое слово.

— Куд ю репит, плиз… — сказал я, — да что такое с этим английским!

— Кто вы такой? — совершенно отчетливо произнес всадник.

О! Кажется контакт установлен! Это я удачно у Хель полиглоство попросил…. Да и она не надула… Какой я умный!

— Одинокий путешественник, заброшенный силой обстоятельств в эти негостеприимные края! — ответил я и сделал легкий полупоклон, не на миг, впрочем, не отрывая взгляда от собеседника.

— Путешественник? — с изумлением в голосе переспросил тот, скользя по мне взглядом сверху вниз, — одинокий?

— Да… увы… — развел я руками, хребтом ощущая где именно торчат из песка мои чаки.

— Удивительно. Никогда не слышал о таком! — всадник зафиксировал свой взгляд где-то чуть позади моих ног.

Чаки увидел! — понял я.

— Всегда что-то случается в первый раз, — философски ответил я, пытаясь эмпатически "прочитать" собеседника. Агрессии вроде не ощущалось…

— Взгляните! — я приглашающе махнул себе рукой за спину.

Тот оторвал взгляд от торчащих из песка клинков, глянул на меня, и, объехав меня по кругу, заглянул в оазис в просвет между кустов.

— Хм… — сказал он, оглядываясь, — действительно! Ну что ж… значит, места хватит всем!

С этими словами незнакомец развернул коня и погнал его к бархану, из-за которого выехал.

Спустя пару минут, после того как он скрылся, он появился вновь, но уже в сопровождении своих спутников.

Спутниками его оказались мужчина и женщина. Они тоже были одеты в длинные плащи, шляпы, кожаную броню и у них тоже болтались на шее платки.

Неспешно приблизившись ко мне, они остановились и всадник, которого я увидел первым, спрыгнул с коня и, увязая ногами в песке, подошел ко мне.

— Позвольте представиться, — сказал он, снова обегая меня цепким взглядом и делая кивок головой, — эрт Доминго, капитан отряда искателей. А это мои спутники — эрт Вирт и эрта Стайли!

Доминго сделал указующие жесты в сторону представляемых. Те, не слезая с коней, кивнули головами.

— Княжич Эриадор Аальст, младший сын князя Шартона Аальста! — представился в ответ я, так же кивнув в ответ.

— Княжич? — откровенно изумился Доминго.

— Княжич, — подтвердил я, — а что вас смущает?

— Вот никак не рассчитывал встретить княжича в Серых Песках! — ответил тот.

— Я тоже, вобщем — то, не рассчитывал тут оказаться…

— Вы хотите сказать, что вы тут случайно? Как же вы сюда попали?

— О! Это длинная и грустная история… — пытаясь сделать свой голос как можно более печальным, ответил я, — всему причиной трагический случай, произошедший на моей помолвке…

— Да…? — с интересом протянул Доминго, — и что же случилось?

— Я могу рассказать… тут нет никакой тайны…. Но я думаю, что комфортнее ее будет слушать в тени оазиса, под пальмой…

— Хм… — хмыкнул Вирт, внимательно разглядывая мня с высоты коня, — действительно, Доми, очень хочется в тенек… попить и умыться. А истории можно и за ужином послушать!

Ужин! — какое чарующее, ласкающее слух слово, — подумал я, с благодарностью взглянув на Вирта.

— Да, пожалуй это верно… Пошли! — сказал Доминго и, потянул за узду своего коня в оазис.

Его спутники тронули коней и поехали за ним.

Я подождал, пока они проедут мимо меня вместе со своими запасными лошадьми и, выдернув из песка чаки, пошел следом.

Доехав до колодца, прибывшие слезли с лошадей и принялись стягивать с себя платки и плащи.

Увидев меня, красивого, приближающегося к ним с кинжалами в руках, они насторожились.

— Никаких проблем! — закричал я издали, — просто у меня ножен нет к ним!

Народ расслабился.

— Какое у вас интересные кинжалы, господин Эриадор! — сказала Стайли, когда я подошел к ним, — разрешите посмотреть?

Идея отдавать орудие в руки первому встречному мне совершенно не понравилась. Но тут, же пришла в голову мысль, о том, что нужно налаживать отношения… Дам один. Компромисс!

— Извольте, — сказал я, протягивая чак, который держал в левой руке.

Кинжал произвел фурор. Каждый из искателей подержал его, примерил к руке, покрутил. И у каждого он вызвал восхищение.

— Какая замечательная вещь! — с восторгом сказал Доминго, — откуда он у вас, господин княжич?

— Купил себе по случаю… Как подарок к свадьбе… — ответил я.

— Хороший подарок! Я бы тоже от такого не отказался! — с восхищением в глазах ответил тот, щелкая по широкому клинку ногтем, и слушая, как тот звенит.

— Даже если к подарку прилагается невеста, которую до этого в глаза не видел? — спросил я.

— Невиданная невеста? Хм… Не знаю… Рискованно как-то! — ответил он, пожав плечами.

— Более чем, — ответил я, — ведь у невесты еще и родня есть! Тоже… невиданная…

— А что у вас случилось, Эриадор? Вы позволите вас так называть? — спросила Стайли.

— Я не против, — ответил я, — но это рассказ не из двух слов, а вы, кажется, собирались разбить лагерь?

— Да, Стайл! У нас еще лошади не расседланы, а ты уже готова бросить все ради свежих историй! — сказал Вирт.

— Ставим лагерь. Разговоры потом! — приказным тоном сказал Доминго.

Стайли не стала спорить. Отошла к своей лошади и принялась её расседлывать. Её спутники занялись тем же самым. Я отошел в сторону, чтобы не мешать, сел в тенёк и принялся наблюдать за процессом. Чувствовалось, что у моих новых знакомых, опыт в этом деле большой. Движения их были точные, уверенные. Они четко знали, где у них что лежит и в какой последовательности, что нужно делать. Очень скоро все лошади были расседланы, вытерты и напоены. Снятые с них тюки и сумки были аккуратно сложены в кучу.

Закончив с лошадьми и разгрузкой, Стайли и Вирт принялись ставить палатку. Доминго принялся за ужин. Разжёг костер, из каких — то желтоватых веток, которые он привез с собой. Повесил над ним котелок с водой и достал из большого мешка какие-то небольшие мешочки. Похоже с припасами. Мне очень хотелось есть, но идею подойти и попросить чего-нибудь пожрать я постарался выкинуть из головы. Несолидно… не по княжье…. просить… Пусть сами предложат… Потерплю, пока можно…

Что бы отвлечься от своего желудка я принялся снова рассматривать своих новых знакомых.

Стайли была невысокой женщиной, лет эдак под тридцать. Такая плотненькая, может даже кругленькая, с короткими темными волосами и загорелым лицом. Лицо, под стать телу, тоже было кругловатое с высокими бровями над какими-то серыми глазами. Вирт был худее и выше Стайли. Несколько я бы сказал жилистый типаж, с длинными конечностями. Лицо у него было продолговатое, с длинным, грусноватым носом и тоже, какими-то прозрачными глазами. Волос у него практически не было. Когда он снял свою широкополую шляпу, я увидел у него на голове здоровенную, загорелую лысину, обрамленную по вискам остатками седых волос.

Доминго выглядел вообще колоритно. Смуглокожий, с немного крючковатым носом и густыми насупленными бровями он походил на каких-то пустынных жителей с Земли. Особого сходства добавляла выбритая налысо голова.

Как яичко, — подумал я, — ох, жрать — то как хочется!

— Ну, вот, вот еще минут пятнадцать и можно будет есть! — сказал Доминго, загрузив чем — то котелок с кипящей водой.

— Эриадор, надеюсь, вы не откажетесь разделить с нами трапезу? — обратился он ко мне.

— Совершенно не вижу никаких препятствий к этому! — ответил я, стараясь незаметно проглотить слюну, заполнившую рот….

 

А жизнь — то налаживается! — несколько часов спустя, проваливаясь потихоньку в теплую сытую дрему, неторопливо думал я.

В желудке еда, подо мной — толстая войлочная подстилка, на мне — теплое шерстяное одеяло.

Пожалуй, сегодня я ночью буду спать… — я чуть подвинулся, пытаясь достичь максимального комфорта. Хотя спать мне как раз бы и не стоило…В компании малознакомых людей… Хоть мы вроде теперь один отряд. Легкомысленно… Придушат ночью и ограбят… Кинжалы им мои очень понравились…

Ну и чего… сторожить их, что ли всю ночь? Не высижу… Две ночи сна урывками…. Пусть лучше видят — что я им доверяю… На маньяков — разбойников они не похожи. Судя по эмоциям, ничего дурного в отношении меня не замышляют… Стоило тогда им разводить бодягу с приглашением меня к себе?

Я с удовольствием крепко зевнул.

Буду спать! — принял решение я, — сторожить ночью — это уже из пароноидальных идей…

За ужином мне пришлось изрядно поболтать. Рассказал кто я, откуда. Про свою помолвку. Версия событий, конечно, была правленой. В ней я был послушным сыном своего отца, попавшим в вертеп старого недруга семьи. В вертепе меня никто не любил, включая лошадей и невесту, которая в итоге сбежала от меня со своим родственником… Рассказал про то, как я чудом вырвался из западни, которую мне устроил несостоявшийся тесть. О том, что мы там при этом с магистром кой — кого поубивали, я умолчал… Это бы несколько подпортило образ белого и пушистого (который я себе ткал) попавшего в сложные жизненные обстоятельства. Понятно конечно, что мы под стрелами там не стояли, разинув рты. Но акцентироваться на трупах я не стал…Для усиления атмосферы рассказа я вовсю пользовался обмылком своего эмпатического умения. Сам верил в то, что говорил и пытался эту уверенность транслировать слушателям.

У слушателей глаза были по семь копеек. Они и не подозревали, что князьям так непросто живется в этом мире! После окончания моего пространного рассказа с отступлениями и многочисленными пояснениями, у догорающего костерка наступило продолжительное молчание. Народ переваривал услышанное.

— Нда, надо сказать…. однако… — высказался Вирт, — никогда не слышал, что бы помолвка так неожиданно закончилась! Что же невеста — то так…? А? Поперек воли отца…

Вирт сокрушенно покачал головою.

— Сердцу не прикажешь… — задумчиво ответила ему Стайли, — может она его давно любила!

— Но как же! Она же дала согласие! И нарушила обещание!

— А может это любовь, которая бывает раз в жизни? — спросила Стайли.

Ага, которая все спишет… — подумал я, — как война… Какие могут быть претензии? Это же ЛЮБОВЬ!

Но вслух я ничего не сказал, а сидел с грустным видом, стараясь не выбиваться из облика рыцаря печального образа.

— Ну и что? — возразил Доминго, — ну и что, что любовь? Есть же обязательства, обязанности, долг, наконец!

— Сразу видно, что ты никогда не любил! — отрезала та.

— Не, ну почему….? — начал оправдываться Доминго.

— Если б любил, то ерунды такой бы не говорил!

Доминго заткнулся и призадумался. Видно анализировал, была ли у него любовь или нет?

Интересно, по каким параметрам он пытается это определить? — подумал я, — на Земле, у ихней прекрасной половины это было одним из безотказным приемом для полоскания мозгов своим самцам. Ах, любовь! — и делают такой вид, что понимают, что такое любовь, а что нет. А самцы ни фига не понимают, мозгами скрипят, пытаясь сообразить, как определить любовь это или нет? Гормоны мешают понять, что их просто дурят…

Вообще, очень интересно, — подумал я, — миры разные, друг от друга один Сихот знает, где расположены, а ситуации — одни и те же. Миры низших с одного шаблона, что ли лепили?

В разговоре у костра возникла пауза…

Я решил воспользоваться моментом и добыть информации для себя. Не только же быть ее источником!

— Я бы был вам очень признателен, если бы вы мне рассказали, куда же я попал? — сказал я обращаясь ко всем присутствующим.

— А вы что, разве не знаете? — удивился Доминго.

— Не представляю, — ответил я, пожав плечами.

— Это Серые Пески! Неужели вы о них не слышали?

— У нас рассказывают про Серые Пустоши… Но я подозреваю, что это вполне может быть одним и тем же местом, — сказал я, не став добавлять, что, по моему мнению, оба эти места правильнее называть одним словом, начинающимися с буквы ЖО…

— Хм, вполне возможно… — ответил Доминго, — а что у вас о них рассказывают?

— Нууу… я не очень интересовался вопросом, — протянул я, глядя на начавшие подергиваться пеплом угли костра, — княжество отца расположено далеко от пустошей, так что все, что я знаю, так это то, что жили где-то могущественные маги, и вдруг у них случилась какая-то неприятность. И там где они жили, там теперь Серые Пустоши…. Вот, в общем — то и все, что мне известно…

— Неприятность… — пробурчал себе под нос Вирт, — триста лет войны. Хороша неприятность!

— Войны? — полюбопытствовал я, — кто с кем и за что?

— Говорят, светлые, против темных…. - ответил Вирт.

— Да? И что же они делили? — спросил я.

— Хм… что-то делили… наверно очень ценное, если чуть весь мир не уничтожили!

— Как интересно, — сделал я заинтересованную физиономию, — а поподробнее вы мне не расскажете?

— Подробнее… да не знаю я подробностей. Слухи только, да россказни всякие. Подробности нужно у магов спрашивать… Или у Белого Ордена… Только и те и другие просто так ничего не расскажут. У них все только для своих…

Ага, понятно… Монополия на информацию… Знакомо…

— А что это за Белый Орден? — спросил я. С магами ясно. Маги они и в Африке маги…

— Та! — скривился Доминго, — есть тут у нас…. Объявили себя наследниками Света. Лезут куда их не просят. Все пытаются по своему устроить… Что бы все жили по их указке…

Понятно!- сделал я себе вывод, — религиозная организация, возможно с элементами фанатизма… Вон как Доминго кривится, когда о них говорит. Пожалуй, мне туда не надо…

Так, тему белого Ордена педалировать не будем, что — то все как-то разом погрустнели — подумал я, глянув на сидящих у костра, — если понадобиться, — потом спрошу…

— Но может быть, вы мне все же расскажите про пустоши? — снова повторил я свою просьбу.

— Хм…. Ну что ж…. Если вы настаиваете… Тогда слушайте, — начал Доминго.

Дальше последовал пространный рассказ о событиях многовековой давности. Как я понял, это была одна из версий, известная рассказчику, поскольку его спутники пытались несколько раз перебить и поправить изложение, потому что — "Доми! Но ведь это было не так!"

Делая выжимку из услышанного, я мог сказать, что информация, которой я располагал до этого, не сильно отличалась от рассказанной Доминго. Пустыня, в которой я сейчас сидел у костра, была кладбищем когда-то Великого государства, населенного великими магами и кудесниками. Но как говорится — " Ничто не вечно под луной!". Как-то маги допрыгались. Что именно послужило падением их Великого государства, было не совсем ясно. История Доминго была в этом месте наиболее маловразумительна. Наверное, он сам не знал. Вообщем что- то там произошло, и это послужило началом Апокалипсиса. То ли внезапно вспыхнувшая борьба за власть, то ли нехватка чего-либо, в виде ресурсов, то ли какие-то еще проблемы… Неясно. Но мне подробности были вобщем — то не к чему. Я видел — было и нету! Вот и все. Города разрушены, вместо плодородной земли — песок, жители вымерли. Остались легенды, развалины и свист ветра в кактусах. И вот в этих руинах цивилизации бродили искатели, в надежде легкой поживы. Ну, насчет легкости я, пожалуй, загнул. Пожива тут, похоже, легкой не была. Как рассказали мне собеседники, Серые Пустоши были местом, в котором можно было очень легко и быстро умереть. Применявшиеся в прогремевших тут магических войнах заклинания были настолько мощными, что и сейчас, спустя несколько сотен лет, тут можно было нарваться на редкие, несовместимые с жизнью необычности. Как правило, счастливчик, который нарывался, отдавал богам душу, причем почти без вариантов. Поэтому в эти места ходили исключительно с магами, которые могли издалека заметить "проклятые места" и обойти их стороной. Кроме магических заподлянок тут водились еще и "чудеса на ножках". Доминго назвал их "Демонами пустошей". Знакомое слово — Демоны, приятно легло на слух, но подробности разочаровали. Судя по рассказам, никакие это были не Демоны, а какие-то мутанты, живущие в гадостном месте и жрущие не пойми — что.

Мда… - пришла в голову мысль, — сталкер фореве! Куплю себе для начала АКм, резиновый противогаз и аптечку. Потом пара ходок в зону и — вуаля! Я — счастливый обладатель экзоскелета и гаусовки. Буду жрать антидот горстями и ширяться до полной обдолбаности из велоаптечки… Ага… Щас! Калоши только надену… Играл я в этот хохлятский Сталкер. Прилично так посидел. Завязал я с ним, когда у меня как-то посреди игры, передо носом, тупо не открылась дверь в бункер к ученым.

— Зона полна неожиданностей! — произнес тогда я, снося с компа чудо-игру, — никогда не знаешь, где вляпаешься в аномалию или где тебя укусит за задницу грязными зубами волк-мутант.!

Хохлы наверное тоже не ожидали, что я так резко снесу их игрушку. Внезапно, как выброс в зоне! Да… было дело…

Как и во всякой зоне, здесь, в Серых Пустошах, тоже водились артефакты. На жаргоне местных сталкеров — камешки… Они шли как украшения, как порошок в составе лекарств, как элементы магических побрякушек. Еще в пустошах можно было найти древности от сгинувших жителей. Но это было опасно. Древности можно было найти в развалинах, а развалины были тут самым гиблым местом. Там — то как раз и пропали два члена отряда Доминго, лошадей которых и привели в оазис. Один из погибших был магом.

— Приспичило, видите — ли ему! Тайны Древних познать захотелось! Познал! Ладно бы один. Так еще и Сена с собой прихватил! Сопляк! — с неподдельным возмущением в голосе рассказывал Доминго, — ну и лез бы один!

Погибший был молодым и малоопытным магом, которого понесла в пустоши, не жажда денег, а похоже более страшная нужда. Жажда знаний. Так, по крайней мере, он говорил.

Скорее это была жажда власти, — подумал я, — а не знаний. Ведь знание — это власть!

Однако, как бы там ни было, и какие бы мотивы не двигали им, но итог был прост — он полез не туда и отряд остался без мага. И охотники попали в сложную ситуацию.

Не имея возможности видеть под слоем земли, надеяться найти что-то в пустошах, было совершенно бредовой затеей. Поэтому искатели быстренько закруглились и потихоньку поползли назад в город, пытаясь по пути не вляпаться в невидимые им аномалии. В городе они собирались искать нового мага.

— Найдем… — задумчиво сказал Доминго, шевеля палочкой уже совсем потемневшие угли. Но особой уверенности в его голосе не чувствовалось. Как я понял, магов и так было немного, а магов, желающих подвергать риску свою жизнь, бродя по пустошам, было совсем, кот наплакал. Наемников можно было набрать без особых проблем, а вот с магами, как в песне — вот только с ежиком и вышел-то прокол! К тому же, маг должен быть не просто магом, а со соответствующей специализацией…

Чего? — спросил я сам себя, услышав про специализацию, — а это еще что такое?

Я попросил уточнить этот вопрос и узнал невероятные вещи. Оказывается, у местных кудесников есть четкое разделение по направлениям. Одни хорошо работают с огнем, другие делают только воздушные заклинания, третьи специалисты по воде… И в результате такого разделения, специалист в одной области, совершенно не владеет заклинаниями из другой. А что бы ходить в пустоши, нужен маг, "видящий" что есть под землей и умеющий бросаться фаерболами и молниями, что бы отпугнуть "чудеса на ножках". А таких магов не бывает…

Что за ерунда? — подумал я, — как это не бывает? А я? А как же я? Могу и молнию кинуть и костер под задницей развести и ноги к земле приморозить! Ну, мог когда-то… Но мог ведь! А тут? Что же это за маги такие? Калеки, а не маги. Вот уж меня занесло, так занесло… Ну и мирок! Дом юдоли и скорби какой-то! Интересно, а как же их маг земли отбивался от мутантов?

— А как ваш маг справлялся с чудовищами? — задал я заинтересовавший меня вопрос.

— Справлялся? Да очень просто. Он их утапливал в песке. И все, — пожал плечами Доминго.

Утапливал? Оррригинальненько! Простенько и со вкусом….

— А что за камушки вы ищите? — спросил я.

— Камушки?

— Да. В смысле как они выглядят, эти камушки?

— А. Сейчас покажу. Вот, смотрите!

Доминго полез куда-то себе за пазуху и вытащил небольшой мешочек.

— Вот!

На ладони и него лежал небольшой, размером с горошину, непрозрачный камешек, светящийся в магическом зрении красным цветом. Где-то я это уже видел…

— Такие? — спросил я, выуживая из ременного кармашка свои находки. Мои камешки были покрупней чем у него… Если только он не держал крупняк в другом мешочке…

— О, — удивился Доминго, — какие большие! Где вы их взяли?

— Нашел… — ответил я.

— Нашли? — снова удивился Доминго, — как нашли?

— Просто… в песке. Увидел и выкопал! — сообщил я подробности находки, видя недоверие в глазах слушателей.

— Эриадор, вы маг?

В трех парах глаз, обращенных на меня, появилось какое-то новое выражение… настороженность и…деловая заинтересованность, что ли?

— Ну… вобщем — то… да… — осторожно ответил я, переводя взгляд с одного слушателя на другого, — только имеют быть некоторые проблемы…

— Какие?

— Я сейчас не в лучшей форме…. - неопределенно ответил я, — а что?

— А какие у вас планы, Эриадор? — аккуратно поинтересовался командир отряда.

Сейчас будет сватать! — понял я, — ладно, посмотрим, что у него за товар…

— Вобщем — то я собирался отправиться домой… — ответил я.

— Домой? А когда?

— Ммм… как только узнаю дорогу…

— То есть вы, еще не знаете дороги? Хм… А скажите Эриадор, вот пока вы будете ее искать, вы думали, на что вы будете жить?

— А если она очень быстро найдется? — сделал мечтательное предположение я.

— М… Не хочу вас разочаровывать, но думаю, что это будет не настолько быстро, как вам хочется!

— Нда? Э то будет печально… — с грустью в голосе сказал я, — и что же тогда делать?

— Эриадор, а как вы смотрите на то, что бы попробовать себя в качестве искателя? — не стал разводить долгие политесы Доминго.

— Искателя? Хм… Знаете, уважаемый Доминго, тут есть некоторый нюанс… — задумчиво протянул я, соображая о том, стоит ли мне говорить о том, что как боевая магическая единица — я полный нуль.

— Какая?

— Видите ли, я делал кой-какие опыты… И кое-что пошло не так… Короче говоря, в данный момент я не могу делать заклинания типа молний или огненных шаров. Понимаете? Однако это не навсегда, и я ожидаю в ближайшее время возвращения моих способностей в полном объеме! — ответил я, акцентируя внимание на ожидаемом возвращении силы. Чтобы им было о чем подумать, если они начнут думать о чем-нибудь таком….

— Хм… — задумался на Доминго, — хм…

— Но ведь вы видите, что скрыто под землей? — спустя несколько мгновений спросил он, — видите?

— Вижу!

— Этого вполне достаточно, — ответил тот.

— А что мы будем делать, если на нас набегут чудовища? — поинтересовался я.

— Чудовища? У нас есть свитки. Отобьемся, если что. А потом может, еще мага в отряд возьмем… Воздушника… или огневика…

Свитки? — подумал я, — наверно он имеет в виду какие-то артефакты заряженные заклинаниями?

— Так что вы скажете, по поводу моего предложения, Эриадор? — снова спросил Доминго.

— Право не знаю… — растягивая слова, сказал я, подумав, что посреди пустыни предложение Доминго выглядело очень неплохо. По крайней мере, оно давало шанс выбраться из неё….

— У меня нет никакого опыта…. Это ведь очень ответственно…. - продолжал ломаться я, не торопясь согласиться сразу. А то еще подумают, что я как утопающий схватился за первую соломинку!

— Это хорошо, что вы заговорили про ответственность! — с одобрением сказал Доминго, — приятно видеть, что вы хоть сейчас еще и в юном возрасте, но уже задумываетесь об этом. А то есть некоторые люди, пусть и старше вас, даже не даже не подозревающие о существовании такого слова — ответственность! Особенно перед другими!

Доминго, похоже, был крепко обижен на мага, покинувшего отряд ногами вперед, и кинувшего их в пустыне почти в буквальном смысле этого слова.

Что ж, приятное впечатление обо мне как о возможном члене отряда есть! — сказал я себе, — поедем дальше…

— А что я буду с этого иметь? — наклонив голову к правому плечу и стараясь выглядеть как можно более мило, спросил я.

— Хм… маг получает третью часть от добычи… — сказал Доминго.

О! Мне нравится! — сказал себе я, — справедливая цена!

— Звучит очень заманчиво. Пожалуй, я приму ваше предложение!

— А у вас есть патент? — влез в разговор, молчавший до этого Вирт.

— Какой патент? — не понял я

— Патент мага! — ответил тот.

Ах, вот оно значит как! — сказал я себе.

— Так я не понял, — сказал я, обращаясь к Вирту, — вам шашечки или кататься?

— Э… что? — ответил тот.

— Так вам маг нужен, или патент?

— Только патентованный маг имеет право на третью часть добычи! — твердо сказал тот, глядя мне в глаза.

— Хм… — сказал я.

Похоже кого-то пробило на жадность…

— Мы "легальные" искатели, состоим в гильдии, а у гильдии есть правила. Вы понимаете?

— Понимаю… — вздохнул я, — но патента у меня нет!

Вирт, молча, уставился на Доминго. Тот, насупившись, молчал, смешно вытянув при этом губы трубочкой и прижимая верхнюю губу к носу.

— А где можно получить этот патент? — спросил я, в затянувшейся тишине.

— Его выдают в университете по окончании учебы… Столичном университете магии… Ну, формально Вирт прав… Патент должен быть… — ответил Доминго и вопрошающе посмотрел на Стайли. Увидев его взгляд, Стайли скептически оттянула правый угол рта и, подняв вверх глаза, затрясла головой, словно пытаясь сказать своей гримасой — " Ушам своим не верю!"

— Что, думаешь, оставим так? — спросил Доминго, увидев ее кривляния.

— Ты, командир, тебе виднее! — ответила та, поднимая брови вверх, насколько это возможно.

— Хорошо! Эриадор, вы согласны на четверть? Как маг без опыта и патента? — спросил Доминго.

— Нет возражений, — ответил я, после солидного молчания я, — только камешки, которые я нашел, в оплату не идут! Янашел их до вступления в отряд!

— Справедливо, — кивнул головой Доминго.

На этом мы и порешили.

Все, спим! — сказал я сам себе, чувствуя, что проваливаюсь в сон, — завтра будет новый день… наверняка суматошный….

 

Я оказался прав. Утром я был разбужен не свет не заря суетой сборов, которая царила в лагере.

Как оказалось, командир решил выйти на маршрут " по холодку". Идея конечно разумная, особенно в пустыне, но я бы еще поспал. Но мое мнение никто не спрашивал. А я с ним ни к кому не лез. Благо было чем заняться. Позавтракал, сваренной Стайли кашей. Ничего так кашка, с мясом и не пригорела.

Потом примерил и подогнал предложенное Доминго снаряжение — плащ и шляпу, оставшиеся в седельных сумках лошадей, погибших членов отряда. Потом познакомился со своей новой лошадью.

— Вот ваша красавица! — сказал Доминго, подведя меня к лошади и с удовольствием хлопая ладонью по крупу лошади, — очень красивая кобылка! Кличка — Серая! Это от мага осталась…

Серая повернула голову и посмотрела на меня. Я посмотрел на нее. Лошадь была пегой масти, с длинной белой гривой. В целом она произвела на меня хорошее впечатление. Длинноногая, пропорциональная, большими печальными глазами.

Единственным ее недостатком было то, что на ней нужно было ездить….

Серая обнюхала меня и фыркнула. Похоже, тоже составила обо мне мнение.

— Любит морковку и сахар, — продолжал увлеченно рассказывать мне о лошади Доминго, — и еще купаться…

Да, сведенья про купание, несомненно, очень ценны, — подумал я, — особенно в пустыне! Я бы тоже сейчас с удовольствием искупался!

— Ну ладно, — сказал Доминго, закончив расхваливать гужевой транспорт, — минут через пятнадцать будем выступать. Готовьтесь!

Выступать, так, выступать, — лениво подумал я, — я собственно готов…

Мы залезли на лошадей и двинули в пустыню.

Прощай, прощай! — подумал я, оборачиваясь назад и кидая взгляд на оазис, — ты мне очень помог. Спасибо тебе! Но говорить — до новых встреч я не буду. Извини. Уж больно тут у тебя глухоманистое место!

Я отвернулся и стал смотреть вперед, на бесконечные хребты барханов, уходящие к горизонту. Солнце еще не вылезло, только подсвечивало небо своими лучами, намекая на то место, где оно собиралось выскочить. Было прохладно и тянул легкий ветерок.

Красота! — подумал я, — вот бы тут было всегда так!

— Ну, Эриадор, приступайте! — неожиданно раздался справа голос Доминго, выдергивая меня из мечтательной созерцательности в которой я прибывал.

— К чему? — спросил я.

— Как к чему? — удивился тот, — к поиску! Вы же теперь маг — поисковик!

А, ну да, я ж теперь искатель! — сообразил я.

— Э….э, — сказал я, — а вы бы не могли уточнить… Что, прямо вот так, с лошади?

— Ну да, — удивлённо ответил тот, — все так делают! Устанете, скажете. Остановимся, отдохнем…

Да? Все так делают? Однако работенка еще та! Это я значит, тральщиком буду работать? По принципу — греби что попадется… Мдя…

— Да я думал, что камушки встречаются в определенных местах, — ответил я Доминго, — ожидал, что приедем на место и займемся работой.

— Нет, Эриадор, вы не правы. Камушки разбросаны тут везде. Говорят, что они получаются из "проклятых мест", которые передвигаются по пустыне.

— Передвигаются?

— Да, есть неподвижные `проклятые места", а есть такие, которые двигаются. Но после тех и тех остаются камушки. К стати, вам нужно следить, что бы мы не попали в проклятое место!

— Угу, — сказал я, переходя на созерцание магических потоков, — а откуда они берутся, эти "камушки"?

— Точно ни кто не знает, — ответил он мне, — у магов есть несколько объяснении. Самое простое и понятное мне, что в "проклятые места" что-то попадает. Ну, скорпионы там какие-нибудь, или перекати-поле, например. И вот когда они попадают туда, то "проклятые места" с ними что-то делают такое, что превращает их "камешки". Поэтому возле " проклятых мест" следует быть особо внимательными!

Нуда, свои находки я тоже сделал возле "бубликов" — вспомнил я, — понятно… Если эта теория верна, а выглядит она вполне разумной, то тогда можно предположить, что сорт "камушка" связан с тем, что попало в аномалию. Скажем, из скорпионов получается одно, а из ящериц — уже другое! Интересно, а если собрать несколько аномалий в одном месте, сторожить их, что бы не расползались, и кидать в них что-нибудь такое, что бы получались самые ценные камни?

Это ведь целая ферма по производству артефактов получится! И по пустыне мотаться не нужно…. Интересно, до этого тут, что никто не додумался раньше? Или аномалии никак нельзя заставить двигаться куда надо? А может время изготовления артефактов очень большое? Замучаешься ждать? Хм… Обдумывая пришедшую в голову идею, я не забывал сканировать окружающий мир на наличии опасностей и находок. Это не требовало от меня каких-то особых усилий и сосредоточенности.

Взобравшись на очередной бархан и двигаясь вдоль его длинного хребта, я заметил предмет наших поисков.

— Камушек! — сказал я, останавливая лошадь, — тпру, скотина!

— Где? — всполошился ехавший за мной Вирт.

— Прямо подо мной, метров пять, — сказал я.

— Пять? Вы так глубоко видите? — изумился подъехавший Доминго.

— Вижу, — пожал плечами я, — а что?

Доминго с Виртом переглянулись.

— А глубже? — спросил Доминго.

— Не знаю, — снова пожал плечами я, — подвернется случай, посмотрим!

— Здорово, — сказал Вирт, — если это так, так это прекрасный результат!

— Что значит если это так? — поинтересовался я, — вы что, думаете, что я вас обманываю?

— Нет, не думаю! Просто все маги, которых я знал, видели обычно метра на два, со снадобьями на три. А вы так свободно… на пять метров… Удивительно!

И что же тут за маги такие? — снова подумал я, — задохлики какие-то…. Ну и мирок!

— Так что с камушком будем делать? — спросил я, — копаем?

— Копать? — вперился Доминго в песок, словно хотел проникнуть взглядом в глубь бархана, — если метров пять, то мы тут день будем копать! Если не больше…

— Тогда поехали? — предложил я.

— А достать его вы никак не можете?

— Уку! — отрицательно покачал головой я.

— Поехали… — печально вздохнул Доминго.

— Поехали…

Вообщем, так она дальше работа и пошла. До обеда мы таскались с бархана на бархан в поисках артефактов. К полудню, когда зной стал одуряющим, встали небольшим бивуаком, в жалкой полуденной тени бархана. Натянули тент, попили водички, вяло пожевали всухомятку. Часа через два снова выступили. Опять барханы, опять вверх-вниз и так до вечера. К вечеру мы, сделав большую петлю по пустошам, снова вернулись к оазису, из которого утром и стартанули.

— Ну, вот те здрасте! — подумал я, увидев знакомый колодец, — утром только распрощался, а вечером снова вернулся к тому, чего уж думал, никогда больше не увижу! Вот она жизнь! Никогда не знаешь поутру, чем закончится день. Диалектика…

— На ночевку! На ночевку, становимся! — заорал Доминго перекидывая ногу через седло и съезжая по боку лошади на землю — шевелимся, шевелимся!

Я с трудом слез с лошади. От долгого сидения ноги подзатекли и плохо слушались.

Что-то не нравится мне эта затея с искательством! — подумал я, ходя полуприсядем вокруг лошади на никак не желающих распрямиться ногах, и прикидывая, за какой ремень первым тянуть, что бы ее расседлать, — ходишь раком, а за весь день ничего так и не нашли! И есть охота… И попить бы не мешало…Интересно, и часто тут так с находками?

— Не расстраивайтесь Эриадор, бывают такие дни! — сказала, подходя ко мне Стайли.

Видно приняла недовольство на моей физиономии за огорчение и решила утешить… — понял я.

— Да я не расстраиваюсь… Просто подустал малость…. Хочется принять ванну, съесть кусок жаренного мяса с салатиком и холодным компотиком, да и завалится в чистую постель! — мечтательно сказал я.

Стайли буквально изменилась в лице.

— А мне-то как хочется! — выдохнула она, — как я мечтаю избавиться от этого проклятого песка! Что бы он, не сыпался отовсюду… Ну, хоть пусть еда будет без песка!

Да, еда без песка это было бы просто чудесно, — согласился я про себя с ней, — песок уже достал…

Он был везде. В волосах, в сапогах, ушах, на зубах и в глазах. А еще он был в еде. Не ложками конечно, но похрустывал. Порой весьма неожиданно.

— А сколько мы еще планируем тут пробыть? — спросил я Доминго, закончив кое- как с расседлыванием Серой.

— Что, работа искателя уже потускнела в ваших глазах? — прищурившись, с легкой насмешкой произнес он.

— Нельзя так резко начинать! Нужно было подготовится сначала…. Хотя бы морально! — ответил я.

— Хм… морально, — хмыкнул он, — морально… Рассчитывайте на две недели, Эриадор. Припасов у нас на две недели.

Две недели? С ума сойти! Я же тут засохну!

 

Ветер завывал по каменному ущелью, хлопая нашими плащами и трепля гривы лошадей. Уже полдня как мы въехали между двух крутых каменных стен и постепенно поднимались вверх, к перевалу.

— Дикий перевал! — сообщил мне Доминго его название, когда сообщил, куда мы направляемся.

Действительно дикий, — подумал я, задирая голову и разглядывая серые неприступные скалы, отвесно вздымающиеся слева и справа от дороги, — самое подходящее название! Дикий перевал, ведущий в дикие земли! Все правильно с названием…

В диких землях, под названием Серые Пустоши, мы пробыли как мне и было и обещано — две недели. Хорошо, что не больше, иначе бы я не знаю, что бы сделал! Может быть, кактусы начал бы жрать… Тоска была смертная. Каждый день вставали ни свет не заря, седлали лошадей и отправлялись в пустыню — "тралить", как я называл это скучное действо. Сидишь на лошади, и смотришь, нет ли чего нужного в песке? А в песке в общем-то ничего и нет! За две недели нашли шестнадцать камней. Грубо говоря — в день по камню.

— И сколько это все стоит? — поинтересовался я у Доминго, в последний день.

— Ну… думаю, что десять золотых мы за них получим…..- задумчиво протянул тот.

По три золотых на нос? За две недели сидения в пустыне? Негусто… — быстро прикинул я. Учитывая жару, теплую тухловатую воду и еду с песком, то совсем негусто! А если еще вспомнить что нас пару раз пытались сожрать, так это вообще слезы…

Первый случай произошел к концу моей первой недели в пустошах. Сканируя песок, я неожиданно увидел впереди, под его слоем какой-то живой организм. В магическом зрении он выглядел как толстая сосиска из багровых энергетических жгутов с широкой средней частью и сужающейся концами. Один из краев сосиски находился у самой поверхности песка. Багровый цвет принес ощущение опасности.

— Стоп! — заорал я, резко натягивая поводья.

— Камешек? — с надеждой в голосе спросил Вирт, не думая останавливать лошадь и направляясь ко мне.

— Стой! — снова закричал я, тут какая-то штука в песке!

— Какая штука?

— Пахх! Впереди, метрах в четырех от нас, внезапно произошел песчаный взрыв. Над поверхностью взметнулось большое облако серого песка, из которого во все стороны стеганули какие-то фиолетово — лиловые нити. Не достав до нас буквально какой-то ерунды, нити бессильно упали на песок.

Лошади, заржав, взвились на дыбы. Я, бросил поводья и что есть сил, обхватил лошадиную шею руками, пытаясь не свалиться. Кое-как успокоив Серую и добившись от нее повиновения, я, наконец-то, смог глянуть вперед. В чуть осевшем облаке песка, впереди, проступила шляпка какого-то гриба. Все фиолетовые нити вели к нему.

— Песчаный Джанкель! — выдохнул, изменяясь в лице Вирт, тоже висящий на шее своей лошади, — светлые боги!

— Что за пакость? — поинтересовался я, выпрямившись в седле и наблюдая за нитями, которые стали небольшими рывками подтягиваться к грибу.

— Джанкель! — ответил Вирт, с отвращением глядя на подергивающееся движение на песке.

— А чем он знаменит? — продолжил я расспросы, поскольку слово Джанкель мне ничего не говорило.

— Знаменит? Ну, вы скажете, Эриадор! Знаменит! Ха! — это вмешался в разговор подъехавший сзади Доминго, — знаменит он тем, что кто к нему попал, тот уже на век пропал! Видите вон те кривые коготки на отростках? Они с ядом. И если они вцепятся в человека, то его уже ничего не спасет. Он умрет в страшных мучениях. Я один раз видел такое. Ужасное зрелище! Ваше счастье Эри, что он до вас не достал!

Вот оно значит, как выглядит мое счастье, — подумал я, разглядывая уползающие щупальца, — кто бы мог подумать! А я — то думал, что мое счастье выглядит несколько иначе…

— Нужно уходить отсюда, — с тревогой в голосе вмешалась Стайли, — он сейчас подтянет свои отростки и попробует еще раз нас поймать!

— Да, поехали, — поддержал ее Доминго, — нечего нам возле этой пакости делать.

— А все-таки, что это за штука? — продолжил любопытствовать я, как только мы отъехали от противненько выглядевшего Джанкеля.

— Демон пустошей! — коротко ответил Вирт, — их тут много. Вы, Эриадор лучше не отвлекайтесь! Видите, что тут водится?

Да, вижу, какая тут фигня водится, — подумал я, — интересно, а чем она питается? Судя по ее размерам, это должно быть что-то не маленькое. И попадаться это не маленькое должно не так уж редко. Иначе Джанкель сдох бы от голода. Или слинял бы отсюда… Интересно, а Джанкель умеет ходить?

Я озвучил свои вопросы вслух, обращаясь к моим спутникам. Но как к своему удивлению ответов я не услышал. Команда Доминго впала в какую-то задумчивость.

— А ведь парень прав, — сказал Вирт, обращаясь к Доминго, когда я уже намеревался повторить свой вопрос, — должен же он что-то жрать, этот проклятый Джанкель!

Вирт с Доминго обменялись взглядами.

— Демоны! — выдохнули они практически одновременно.

— Если он тут сидит, значит, он на них охотится! А если он на них охотится, значит их тут много! Нужно немедленно уезжать отсюда! — напряженно с тревогой в голосе сказала Стайли.

— Точно, — кивнул головой Вирт, — демоны нам ни к чему!

Ну, хороший демон будет украшением любой компании, — подумал я, — но, похоже, тут о хороших Демонах не слыхали. Тут водятся видно только плохие… Недодемоны… Так что я пожалуй тоже откажусь от встречи с ними…

Доминго достал штуку, с помощью которой он определял направление, и карту. Покрутил их в разные стороны и сказал, указывая рукой направление — Туда!

Ну, туда так туда, — я потянул за повод Серую, разворачивая ее в показанном направлении.

— Это куда? — спросил Вирт.

— В Лысый Оазис! — ответил Доминго.

Многообещающее название, — подумал я, — интересно, как он умудряется ориентироваться по этому папирусу? Там же ничего не поймешь!

Я уже успел сунуть в него нос, но после ознакомления разочаровано вытащил его обратно. Назвать это картой можно только с большим натягом. Скорее это была грубо рисованная, упрощённая схема. Лично я бы не рискнул выйти в пустыню, имея в качестве путеводителя подобные каракули…

— А почему туда? — поинтересовался у командира Вирт.

— А почему бы и нет? — ответил Доминго, — или у тебя есть другое предложение?

Оррриганальный способ выбора маршрута! — подумал я, — почему бы нам не пойти туда? Ну вот просто так, взять и не пойти? Без всяких оснований? Просто так. Мда… с таким подходом мы тут много чего найдем… Точнее не найдем…

— Да нет, — пожал плечами Вирт, — предложений нет. Пойдем к Лысому!

— Вопрос! — поднял я вверх правую руку для привлечения внимания, — а нет тут мест, где камушки часто встречаются?

— Ну почему же, есть… — ответил вздохнув Доминго, — как раз у развалин они встречаются часто. Только мы туда не пойдем!

— Почему? — поинтересовался я.

— Ну, во первых, там всегда много "проклятых мест", во вторых, эти места там порой резко двигаются, в третьих, там всегда полно демонов и соваться туда без нескольких сильных магов, это верная смерть!

— Понятно….

И мы двинули к оазису с многообещающим названием, оставив позади разочарованного, голодного Джанкеля.

— Интересно, а Джанкель съедобный? — обернулся я к едущей чудь позади меня Стайли, как к главной поварихе отряда. Обратился я не вовремя. Стайли в этот момент решила попить водички из своей фляги. Услышав мой вопрос, она поперхнулась посреди глотка и часть воды, не попав по назначению, плеснула ей в подбородок.

— Га. дс… гадство! — прокашлявшись, вытерла подбородок рукой она, — да будь он хоть трижды съедобен, в жизни не возьму в рот эту дрянь! Как тебе такое могло в голову придти, Эри?

— Ну почему же дрянь? — в недоумении приподнял я брови, — может если обрезать всякие ядовитые части, то оставшееся будет очень даже ничего? С лучком, на сковородочку и пожарить?

Мммм? — снова приподнял брови я.

— Вы, мужики, готовы все сожрать, все что шевелится! Главное что бы жареное было! — с возмущением в голосе громко произнесла Стайли.

— Ну почему бы и нет? — безмятежно произнес Вирт, — еду нельзя есть только в одном случае — когда она отравлена. Во всех остальных случаях, всегда можно что-нибудь придумать, что бы ее съесть!

— Например? — с иронией спросила Стайли.

— Ну, выпить перед едой, например…. Или зажмуриться…

Стайли фыркнула.

— И потом, Стайли, все что шевелится, можно не только есть… — многозначительно подняв брови, голосом умудренного старца сказал Вирт.

— Да знаю я, про ваши две извечные проблемы, — небрежно махнула рукой та, — первая где пожрать, вторая — где поблудить!

— Все — то ты знаешь… — печально произнес Вирт, а вот как сделать, что бы песок не попадал в твою кашу, не знаешь…

— Почему не знаю? Знаю! — удивилась Стайли.

— Мда, и как? Почему тогда не делаешь? — заинтересовался Вирт.

— Просто готовить нужно отдельно… отдельно от пустыни! Тогда песка в готовке и не будет! — глядя со злорадством на Вирта сообщила секрет Стайли.

— А… — открыл рот тот, не зная, что сказать.

Доминго заржал, потешаясь над его растерянным видом. Стайли тоже засмеялась.

Одному мне было не до смеха.

— Какая-то хрень скачет слева по барханам! — напряженным голосом выдал я сообщение весельчакам. Смех как ножом отрезало.

— Где?! — развернулись все разом ко мне.

— Вон! — вытянул я руку, давая направление.

Вдали, на третьем от нас хребте бархана что-то бодро прыгало длинными прыжками. Как кенгуру. И прыгало оно в нашу сторону.

— Демоны!! — истошно заорал Вирт.

Ну, все, пипец! — подумал я, услышав этот полный ужаса и паники крик, — допрыгались!

— Доминго, свиток! — закричала Стайли, торопливо лезя к себе под плащ, куда-то за пазуху.

— Сейчас! А… чтоб тебя! — закричал Доминго, запутавшись рукой в плаще.

Пару мгновений заминки и наконец, он тоже достал из-за пазухи плотно свернутый в трубочку желтоватый лист бумаги.

— Уходим отсюда! — заорал Вирт, разворачивая лошадь.

Я тоже последовал его примеру, начиная разворачивая Серую и готовясь сделать "тапки в пол". Хотя паническая скачка по барханам, с сидящими в них джанкелями, была очень сомнительной затеей.

— Стой! — закричал Доминго, — он один! Мы его завалим! Где твой свиток?

Окрик командира подействовал на Вирта отрезвляюще. Он сунул руку в сумку, которая лежала впереди седла, и тоже достал оттуда свиток.

— Наверх! — мотнул головой Доминго в сторону гребня бархана, по средней части которой мы ехали, — встретим его там!

Пришпорив лошадей, мы птицами взлетели на верхушку. Лошади нервничали и сил не жалели.

— Вон он! — протянул руку со свитком, указывая на прыгающую в нашу сторону тварь, которая только что перемахнула верхушку второго от нас бархана.

— Будем бить, когда он будет внизу, под нами! Все вместе, разом! — напряженным голосом сказал Доминго, — всем ясно?

— Да! Да! — ответили такими же напряженными голосами Вирт и Стайли.

— Втроём мы его завалим! — бодрясь, произнес Доминго, напряженно глядя соседний бархана, за которыми скрывался в данный момент наш преследователь.

— Вот он!

Взметнув небольшое облако песка, на гребень выпрыгнула туша песчаного оттенка. Секунду помедлила, видно фиксируя нас в поле своего зрения и сделав прыжок, ринулась в низ.

— По моей команде! — звенящим голосом закричал Доминго.

Прыгун сделал еще несколько прыжков и оказался в самом низу, в расселине между барханами.

— Готовьсссь! — заорал Доминго, не отрывая взгляд от твари и видно лихорадочно высчитывая момент начала атаки.

Та сделала первый прыжок на наш бархан.

— Давай! — заорал Доминго.

Доминго, Стайли и Вирт одновременно резко вытянули правые руки в сторону твари. Три ярких разноцветных вспышки разом вспыхнули на ее груди. Удар пришелся в момент прыжка. Тварь вякнула, перевернулась в воздухе и грузно упала на спину. Немного проехав на поехавшем под ее весом песке, она перевернулась через голову, потом кувыркнулась еще раз и еще раз и наконец остановилась внизу бархана, вяло перебирая задранными вверх лапами.

— Есть! — ликующе закричал Доминго, — готов! Эриадор, смотрите, как он там, сдох, или нет?

Я присмотрелся к мутанту. В магическом зрении было видно, как дрожат и распадаются светящиеся линии, образующие каркас энергитической оболочки существа.

— Он умирает! — кивнул я головой Доминго, которой уже успел достать новый свиток и крепко сжимал его в правой руке.

— Хвала пресветлым богам! — воскликнул тот, услышав, что я сказал.

— Он умер… — спустя несколько мгновений сказал я, увидев, как распалась энергетическая оболочка.

— Хорошо! — ответил Доминго, убирая свиток, — пойдем, посмотрим! Может можно чего взять с него. Три свитка извели!

— А сколько стоит свиток? — поинтересовался я, пытаясь заставить направить лошадь к убитой твари. Однако Серая фыркала, дергала ушами, но спускаться вниз не желала.

— Эти свитки стоят по пол золотого! — сварливо ответил Вирт, слезая с лошади, — а вы, Эриадор, зря понукаете лошадь, не пойдет она. Боятся они Демонов. Что-то видать чувствуют такое…. Страшное….

Вот же пугальщик — нагнетальщик, подумал я, слезая с лошади, — страшное! Страшное, это то, что полтора золотых улетело! Это только на одного мутанта! А если их толпа припрется? Что, все что добудем — за свитки уйдет? Не… неправильные тут какие-то экспедиции. Не доходные!

Мы слезли с лошадей, Стайли осталась их сторожить, сказав, что и так плохо спит по ночам, а созерцание дохлых чудовищ сна не прибавляет. Поэтому мы оставили лошадей ей, а сами, утопая ногами в песке, пошли к валяющейся внизу туше. Спустившись, мы осторожно подошли к поверженному, еще раз убедились, что он сдох, и приступили к осмотру.

Мутант лежал спиной на песке, задрав широкие трехпалые ступни в небо. Каждый палец ступни заканчивался здоровенным крючковатым когтем темного цвета. Когти были малость поободраны песком. Видно немало им пришлось поноситься по пустыне. Ноги у мутанта были мощные, особенно в бедрах, с узлами мышц под шероховатой кожей. Они росли продолговатого тела, имевшего еще одну пару конечностей. Только на этот раз тощую, с тремя пальцами. Сверху к телу крепилась морда. Что там было на ней, не совсем было понятно, потому что туша лежала собственно на ней но было такое ощущение, что все тело сверху — это морда. Даже не морда, а пасть, со здоровенными треугольными зубами желтого цвета и лиловым раздвоенным языком, вылезшим между ними.

Сам демон был серо — песчаного цвета с сухой и жесткой на вид кожей, собирающейся местами в складки. Походив вокруг туши и попинав ее для верности ногами, искатели приступили к разделке, радуясь, что она лежит брюхом кверху. Мутант вонял сам по себе, плюс еще воняли шмаленным мясом раны, нанесенные свитками, а уж когда ему распороли брюхо, вонь стала просто невыносимой. Я поспешил убраться по дальше, потеряв всякий интерес к тому, какие ценные органы и части можно вырезать на продажу. И вообще, было совершенно непонятно, как их можно было дотащить по такой жаре до покупателя? Ведь все протухнет! Причем наверняка! Но у искателей были свои виды. Они торопливо суетились вокруг него, занимаясь вивисекцией. В результате их действий, Демон лишился когтей, наверное, почти всех зубов, кожи, желчи и может еще чего, что я издали, не заметил. Все это было аккуратно упаковано и разложено по седельным сумкам.

— И сколько это все стоит? — полюбопытствовал я.

— Ну… я думаю два золотых потянет! — с оптимизмом ответил Доминго, — а то и три! Все будет зависеть от спроса.

Ну, значит свитки должны отбиться… — подумал я.

Эти встречи оказались единственными нашими встречами с представителями местной фауны. После этой встречи отряд передислоцировался в более безопасную сторону и больше неприятных встреч не было.

И вот, по окончании второй недели, мы закончили шарахаться в пустыне и двинулись в направлении цивилизации. Что бы в нее попасть, сначала нужно было преодолеть перевал, отделяющий мир людей от мира песков.

Самое место для засады! Обобрать искателей, возвращающихся с добычей, самое милое дело, — пришла в голову мысль, от созерцания угрюмости ущелья.

— А, что? Не шалят тут? — обратился я к Доминго.

— В смысле? — не понял тот.

— Не грабят? — спросил я.

— Да, ну! Напасть на отряд с магом, это вообще без башки нужно быть! — искренне изумился Доминго, — таких уже давно нет!

Понятно… Только вот я как бы не совсем сейчас маг…. - я сосредоточился на созерцании магических потоков, надеясь обнаружить возможную засаду как можно раньше.

Но засады не было. Мы поднимались сначала по пологой, а затем по все более крутой дороге все выше и выше и наконец, достигли высшей точки перевала, на которой стояла сложенная из мелких камней четырехугольная башня с подъёмным мостом и куском стены, наглухо перегораживающим ущелье.

Отряд направился прямиком к мосту. Подъехали, постояли, поорали. Нам поорали с в ответ с башни. После выяснения — Кто такие и пошто, мост опустили. Мы въехали внутрь крепости, предвкушая встречу хоть с какой-то цивилизацией, перед тем как двинемся дальше вниз, в долину…

 


Пустоши | Черт-те где | Княжество Уртхейм