home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Эриадор. Где-то в пустыне

 

Ветер выл на разных нотах, зачерпывая из носящейся вокруг стены песка увесистые горсти и пытаясь швырнуть их мне в глаза. Воздух вокруг был полон мелкой удушающей пыли, от которой повязанный на лицо платок никак не спасал. Дышать было совершенно нечем. Легкие сжались и втягивать воздух приходилось через их упорное сопротивление.

И что мне не сиделось? — в который раз я начал ныть про себя, — в прохладном трактире, без шума, без гама, без пыли… А тут у меня скоро легкие будут полны песка! Непонятно, чем там еще лошади дышат. Ноздри то у них гораздо больше будут! Гадство! Понесло же меня!

Песчаная буря налетела не сразу. Она медленно надвигалась справа стеной серого колышущегося песка, и было непонятно, то ли мы в нее попадем, то ли она пройдет стороной.

Доминго повел нас влево, и мы, свернув с маршрута, довольно долго шли под чистым небом, периодически оглядываясь на колышущуюся позади серую мглу. Но потом, похоже, внезапно ветер резко изменил направление и нас "накрыло".

— Лошадей ложи! Ложи лошадей! Мордами, друг к другу! В круг! — орал Доминго, отплевываясь от песка и стараясь пересилить завывания ветра. Наш маленький отряд, спешился и, тяня за поводья упирающихся лошадей, кое — как уложил их в круг. Потом мы замотали им головы мешковиной, которая рвалась из рук и собиралась куда-то улететь и сами легли рядом с лошадьми, тоже накрывшись плащами. Было жарко и пыльно.

Сихотова погода! — лежа думал я, привалившись к боку своей лошади дрожащему мелкой дрожью, — а я уже губы раскатал на ванну полную воды и кувшин холодного компота у Бинко…

Прошло уже почти три недели, как мы спустились с перевала и вышли в пустыню. Поход наш протекал буднично и скучно. Целый день мы плюхали по жаре, делая длинные петли возле оазиса, или совершая переходы между ними. Я сканировал песок, спутники пялились по сторонам, выискивая монстров и так день за днем. Монстры не появлялись, аномалии мы обходили, короче тупая однообразная работа. Общения было немного, целый день я был занят, просматривал песок, и говорить было напряжно. Единственно разрядка наступала, когда мы становились вечером лагерем. Там я доставал гитару и жизнь становилась интереснее. В конце концов, процесс у меня как говорится "пошел" и я начал извлекать из гитары звуки, близкие к моим ожиданиям. Добившись более — менее внятного акампанимента, я попробовал петь. К сожалению, у меня не было возможности записать свой голос, что бы послушать его со стороны. Но спутники уверяли, что он у меня хороший, звонкий.

Ну ладно, — решил я, выслушав их отзывы, — примем мнение этих простых тружеников пустыни за основу. Будем считать, что с голосом мне повезло!

Еще я открыл для себя одну приятную неожиданность. Поскольку я был тут чужаком, попавшим сюда с далекого севера, то мог совершенно не беспокоясь исполнять песни на любом языке. Хоть Земном, хоть Эсфератском. И на вопрос всякого любопытного слушателя — а на каком языке эта песня? — мог спокойно и честно сказать, глядя ему в глаза — а это один из наших северных языков — итальянский! Или там немецкий.

— Аааа! Ага… — глубокомысленно говорил спрашающий, с умным видом кивая головой, будто что-то понял. С русским вообще интересно получилось. Он очень хорошо переводился на местный. Песня по ритму и звуку получалась почти один в один с оригиналом. Иногда, правда, попадались словечки, нарушающие рифму, но это было не смертельно. Не так уж часто они и попадались, да и потом всегда можно было эти шероховатости сгладить голосом или добавить пару гитарных звуков. Так что я мог петь что угодно.

Ну, хоть тут повезло, — подумал я, когда понял это, — хотя вряд ли можно назвать это везением…

Камушки в этот раз попадались часто, и мы быстро набрали заказанное количество. Буквально за полторы недели. Я уж было намылился на возвращение, но вечером того дня, когда стало ясно что можно возвращаться, на большом совете отряда у костра Доминго удалось заразить всех жадностью.

— Коль такая удача пошла, — убедительно говорил он, вытаращивая глаза и широко разводя руками с растопыренными пальцами, — это просто против богов идти, отказываясь от посланного! Может, это нам знак свыше, что они нам скоро очень понадобятся! Что бы мы смогли пережить трудности!

Мда… приятно считать себя личностью, о которой пекутся высшие силы… — подумал я, слушая этот свист, — это несказанно повышает самомнение и создает ощущение своей исключительности.!

Но как бы там не было, тактика Доминго оказалась верной… Ломались все недолго и быстро дали Доминго себя уговорить. Лично я имел свое, отдельное мнение о том, что значит божеская забота. Но я его не озвучивал. Может действительно наткнулись на грибное место? Что разбрасываться-то?

Деньги всегда к стати! — вспомнил я земную фразу, с которой был полностью согласен.

В общем, мы остались еще на недельку. И вот, когда мы уже возвращались, нас настигла эта, откуда ни возьмись взявшаяся песчаная буря.

Ладно, будем ждать пока стихнет… — сказал я сам себе, поплотнее заворачиваясь в плащ, — все когда-то кончается…

 

— Что там?

— Не знаю, труба какая-то… большая! — ответил я, задумчиво разглядывая песок, впереди себя.

Буря длилась полдня и может всю ночь. Ну, или не всю. Ночью я спал, как в прочем, похоже, и все. На охрану забили, решив, что ни один приличный демон в такую погоду не вылезет. Думаю, что мы были в корне не правы. Наверняка лазают. Но организовать наблюдение и отпор внезапно появившейся живности не представлялось никакой возможности. Мало того что за песком было не видно ни фига, так еще и свист ветра, глушил все звуки кроме себя самого. Поэтому все завалились спать, в надежде провести неприятные часы как можно более быстрее и проснуться живыми, когда буря уже кончится. Так и произошло.

Утром, я стряхнул с плаща давивший на спину песок и выбрался на воздух и огляделся по сторонам. Пустыня сияла чистыми голубыми небесами, только что вылезшим нежарким утренним солнцем и заново переложенными, без единого следа, нарушающего их поверхность, барханами.

Лепота! — подумал я, озираясь, — полетать бы!

Проснулся я самым первым, и принялся будить остальных, пихая кучи песка, которые начинали после этого забавно шевелиться. Все проснулись, продрали глаза и принялись считать убытки, нанесенные бурей. Их не оказалось. Никто не помер, все были живы в том числе и лошади. Что несказанно радовало, ибо тащиться на своих двоих совершенно не хотелось. Напоив лошадей и по быстрому позавтракав, мы собрались и двинулись назад, намереваясь пройти как можно больше до того момента, когда полуденная жара заставит нас остановиться. Примерно через час пути, я уже на автомате сканирующий песок, внезапно заметил под его толщей какую-то штуку.

— Что случилось? — обеспокоенно спросил Доминго, увидев, что я встал.

— Какая-то штука под землей… — ответил я, пожав плечами.

— Какая штука? — переспросил тот.

— Не знаю… что-то длинное… и неживое. Глубоко.

— Может лучше объехать? — обеспокоенно предложил Вирт.

— Давайте объедем! — сказал я. Мне было все равно. Опасности я не ощущал.

Мы свернули влево и пошлепали вдоль зарытой в песке штуковины. Метров через пятьдесят, штуковина не закончилась, а стала ярче, как будто стала ближе к поверхности.

На что-то это похоже… — подумал я.

— Не кончается! — сообщил я, останавливая лошадь.

— Не кончается? И что делать? — с тревогой в голосе спросил Доминго.

— По-моему это какой-то тоннель! — сказал я

— Тоннель? — изумился Доминго.

— Похоже… — сказал я, перебирая поводья, — может, посмотрим, куда он ведет?

— А вдруг это какой-нибудь древний подвал…. - с мечтательностью в голосе сказала Стайли, — с сокровищами….

После ее слов наступила тишина. Отряд обдумывал открывающиеся перспективы.

— Гм… хм… - прокашлялся Доминго, — хм… так близко от перевала найти неразграбленный подвал? Вряд ли! Тут уже все исхожено давно вдоль и поперек.

— Вечно ты что — ни будь, скажешь! — вздохнула Стайли, — на месте мечту убиваешь!

— А ты мечтай меньше! — ответил ей Доминго, — целее будешь! И разочарований меньше…

— Ну, если все уже украдено до нас… — сказал я, — тогда что, поехали на перевал?

Но мои спутники не спешили. Похоже, произнесенное слово сокровища, вызвало дрожание их струн души.

— Может, стоит сходить посмотреть? — внес предложение Вирт, — коль там уже все исхожено, то опасности нет. Пойдем?

— А зачем? — спросил Доминго, — поглядеть на голые стены?

— А вдруг там остался незамеченный никем тайник? — с надеждой в голосе ответил Вирт, — а Эриадор у нас гораздо лучше видит, чем все маги, которые я до этого знал. Может он найдет там чего-нибудь?

Все дружно уставились на меня. В глазах было одно и то же выражение.

Найдешь? — спрашивали их глаза.

Жадность человеческая! — подумал я, разглядывая обращенные ко мне лица, — ну есть же мешок камней, есть заказчик, готовый заплатить! Нет! Нам этого мало! Еще хочется приключений на жо….у! Хотя, с другой стороны… Может там книжонка, какая завалялась… Мож действительно сходить? Если безопасно-то…

— Ну, давайте сходим! — пожал плечом я.

— Пошли! Веди! — скомандовал Доминго, принимая решение.

Мы снова пошли вдоль тоннеля. Тоннель быстро поднимался все ближе к поверхности и через каких-то сто метров он был уже почти под ногами. Теперь мне стали видны слабые энергетические потоки, текущие по его поверхности.

— Он почти рядом! — сказал я, останавливая лошадь, и указал рукой, — вот здесь!

— Давайте копать! — сказал Доминго и стал слезать с лошади. Его спутники последовали его примеру. Я остался сидеть на своей кобыле, намереваясь наблюдать за процессом раскопок сверху. Обязанности в отряде давно уже были распределены. Я искал, они копали.

Но в этот раз копать не пришлось. Свод тоннеля обнаружился буквально под пятисантиметровым слоем песка.

— Ух, ты! — сказал Вирт, расчистив руками небольшой пяточек.

Под песком оказалась черная — серая поверхность. Серость ей придавали серебристые песчинки, вкрапленные по всей ее глубине.

— Никогда не видел такого! — сказал Доминго, стоя на карачках рядом с Виртом.

Повернув голову правым ухом вниз, он постучал костяшками пальцев по поверхности. Звук был еле слышен.

— Толстый, — уважительно сказал Доминго, имея в виду толщину свода тоннеля, и обернувшись к Вирту, сказал — тащи кирку!

Вирт безропотно сходил к лошади и принес кирку.

— Ну, давай! — скомандовал ему Доминго, отойдя в сторону и оттряхивая свои колени от песка.

Вирт расставил ноги пошире, поудобнее ухватился за ручку и широко размахнулся.

— Бздыщь! — ударилась кирка о свод тоннеля.

— Вау…вау… вау…. - прошли волны отдачи по рукам Вирта, его плечам и телу.

— Е… ть!! Тво… ать нах… в…. Сука! — сообщил нам всем Вирт, вытаращив глаза и тряся отбитыми руками. Кирку он бросил, и она со звоном упала вниз.

— Ха-ха-ха! — заржал Доминго, глядя на и изумленное лицо Вирта.

— Что, крепко древние строили? — смеясь, спросил он.

— Вот возьми сам и попробуй! — огрызнулся Вирт, дуя на свои отбитые ладони.

— А я не поняла, зачем ты взялся бить дырку? — задала вопрос Стайли, — ведь если тут уже все украдено до нас, как сказал Эриадор, то тут где-то должен быть вход! Просто пойдемте и дойдем до него!

— Да, зачем ты начал махать киркой? — спросил Доминго Вирта. В его глазах все еще плавали смешинки.

— Так ты ж сам сказал! — удивился тот.

— Я — то думал, ты постучишь ею. А сразу ты принялся ею махать! Я и слова тебе не успел сказать! — ухмыляясь, сказал Доминго.

— Ага — сердито сказал Вирт, глядя на улыбающиеся лица, — все значит умные, один я дурак!

— Ладно, не обижайся — примирительным тоном сказал Доминго, — пойдем лучше вход поищем, Стайли дело говорит!

Вирт с обиженным видом поднял кирку и пошел к своей лошади. Отряд снова взобрался на лошадей и двинулся дальше. Но далеко уехать нам не пришлось. Тоннель кончился буквально через сто метров.

— Приехали! — сказал я, — конец! Тоннель закончился!

— Где? — спросила Стайли.

— Вот! — указал рукой вниз. Под песком мне была видна более сложная энергетическая структура. С какими-то петлями, перекрещивающимися линиями и кругами.

— Похоже, тут дверь! — сказал я, кончив все это разглядывать.

— Дверь? — оживился Доминго, — Вирт, неси лопаты!

— Чуть что, сразу Вирт! — пробурчал тот себе под нос, но так что бы всем было слышно.

— Ладно, не бухти! Все вместе будем копать! — сказал Доминго, — а потом Эриадор найдет пропущенный всеми тайник!

У Вирта загорелись глаза, и он с энтузиазмом ухватился за черенок лопаты.

Ну, прям дите малое! — подумал я, слезая с лошади. От сидения в седле у меня вспотела задница, и я решил, что ее будет неплохо проветрить…

Начавшиеся раскопки неожиданно принесли сюрприз. Вместо ожидаемого зева туннеля забитого песком мы наткнулись на вертикальную серую плиту, перегораживаю вход.

— Плита! — удивленно констатировал Вирт, для верности постучав по ней лопатой.

— Угу… — отозвался Доминго, — закрыто, что ли?

— Может это одна створка, а вторая открыта? — предположила Стайли, тоже копающая вместе со всеми.

— Может, — пожал плечами Доминго, — ладно! Копаем дальше!

Через час раскопок докопались до другой стороны свода тоннеля.

— Тю…! — сказал Доминго обозревая открывшееся в раскопе, — точно закрыто!

— Ага! — подтвердил Вирт, увязая ногами в осыпающемся склоне ямы.

— Тогда получается, что тут еще никто не был? — спросила взмокшая Стайли с лопатой наперевес.

— Может быть… — задумчиво глядя на плиту, сказал Доминго.

— И как ее открыть? — через секунду спросил он, обращаясь ко мне.

— А это нужно? — вопрошающе наклонив голову к левому плечу, спросил я, — может не стоит?

— Как это не стоит? Как это не стоит! — возбудился Вирт, — а сокровища?

— А Демоны? А магические ловушки? У нас заказ выполнен. Считай деньги уже в кармане! — напомнил я ему, зачем мы здесь, — стоит ли неизвестное что-то, того, что у нас есть?

Доминго выпятил губы трубочкой вперед и прижал верхнюю к носу.

Командир находится в сложных раздумьях… — понял я, глядя на его гримасу.

— И что, мы вот так просто уйдем? — не веря, спросил Вирт, — от дверей сокровищницы?

— Вирт! Эриадор прав, — нехотя медленно сказал Доминго, разглядывая плиту, — там может что угодно быть… Вспомни наш последний поход! Двоих тогда потеряли…

Наступила тишина. Народ обдумывал варианты.

— Может, только заглянем? — робко спросил Вирт.

Не…. Отсюда мы просто так не уйдем… — понял я.

— Эриадор, вы чувствуете что-нибудь за дверью? — обратился ко мне Доминго.

— Уку! — отрицательно покачал я головой в ответ, — ничего!

— Хм… — хмыкнул он, — тогда может, все же попробуем открыть? Уходить от запертой двери, даже не заглянув…. Это как-то не по — искательски даже! Давайте все же откроем!

— Я — за! — сказала Стайли, — только как ее отрыть? На ней ведь нет никаких ручек или отверстий!

— Может ниже? — предположил Вирт, — давайте копать!

Да, копайте, копайте… Говорят, что физический труд проясняет мозги….- подумал я, усаживаясь в тень от лошади.

Еще через два часа раскопок показался низ плиты. Только вот никаких рычагов и дырок на ней так и не обнаружилось. Плита и плита. Ровная и серая.

— Нету! — констатировал Вирт, чуть ли не носом обнюхав каждый сантиметр плиты, — нету ручек!

— А может у нее магический замок? — предположила Стайли, — древние же были магами! Зачем им ручки и ключи?

— Что скажете Эриадор? — обратился ко мне Доминго.

Что я скажу, что я скажу…? Я скажу, что пытаться открыть замок настроенный на ментальное излучение хозяина — полная бредятина. На земле данные шифруют с помощью электронных ключей длинной 512к или кое-где уже 1024к. Но ментальный ключ гораздо длиннее… И многомернее… Это вам не тупая последовательность из цифр….

— Попробуем! — бодро сказал я, изображая энтузиазм, — попробуем!

Я встал с песка, величественно запахнулся в плащ, стараясь походить на римских императоров, потянул край своей шляпы вниз, как Индиана Джонс и торжественно шагнул в раскоп Черным Археологом. Однако образ не удался. Песок предательски поехал под ногами, и я слетел в яму, размахивая руками, словно подбитая ворона крыльями.

— Опс! — сказал я, плюхаясь на задницу перед плитой. Неудачненько вышло!

Над моим падением хихикать не стали. Может даже не из уважения, а из-за того, просто не заметили. Все уже были там, за дверью… С сокровищами…

— Все, — сказал я, усаживаясь поудобнее с видом, что я и собирался тут сесть, а не случайно прилетел, — теперь не мешайте, буду смотреть!

— Да, да конечно! — ответил мне Вирт и все торопливо полезли из ямы.

Чудненко! — подумал и перевел взгляд на плиту, — и как же ты открываешься?

В магическом зрении дверь выглядела частой решеткой из слабо пульсирующих энергетических линий белого цвета. Таким же белым цветом светилась внешняя сторона свода тоннеля. С левой стороны виднелось что-то навороченное. Какие-то узлы и многочисленные разветвления линий, но уже разных цветов. Энергетика тут явно была пониже.

Итак, что мы имеем? — задал я вопрос сам себе и начал на него отвечать, — имеем тяжеленную плиту, которую нужно отодвинуть. Как это можно сделать? Судя по всему, плита и раньше выполняла функции двери, значит, у нее должен быть стандартный привод двигающий ее туда-сюда…

Я принялся разглядывать переплетение энергетических линий.

Вот эта штука больше всего на него похожа…. И энергетика у нее соответствует — белого цвета! — пришел я, наконец, к решению, закончив осмотр.

Похоже на телекинетическое заклинание… Странное, но вроде оно… а как его привести в действие? — задал я себе следующий вопрос. От клубка линий белого цвета вверх вели два энергетических тонки жгутика зеленого и красного цвета. Жгутики поднимались в верх и пропадали внутри спутанного клубка разноцветных линий.

А это, похоже, собственно замок… — решил я, пытаясь отследить путь жгутиков. Но это мне не удалось. Больно плотно все увязано…

И за что же мне тут дергать? — подумал я, так и не разобравшись в подробностях где тут что? И можно ли дергать? Похоже, тут все находится "под напряжением" и вполне возможно, что на неправильные действия в ответ может и "плюнуть"…. Хм. Да и вообще, смогу ли я до него добраться? Наверняка замок должен быть защищен от того, что бы в нем копались " с наружи" все желающие!

Но к моему удивлению, я не встретил никаких преград, когда попытался "дотянуться" до энергетической структуры замка. Едва я коснулся зеленого жгута, как внезапно свечение того, что я определил, как привод внезапно усилилось и плита, преграждающая проход дрогнула и под скрежет песка попавшего между двух каменных плит поползла в сторону.

— Дум-с! — раздался звук удара дошедшей до упора плиты.

— Пшш… шшш… шш — посыпался отовсюду песок.

— Лазурные небеса! — раздался сзади восхищенный вздох.

Я оглянулся назад. На краю ямы, опустив ноги вниз, сидели три потрясения с открытыми ртами.

Надеюсь, у меня самого рот закрыт? — я торопливо стиснул челюсти, — вот уж ни как не ожидал, что она откроется!

— Прошу! — сказал я, встав, и с шутливым полупоклоном сделал приглашающий жест, в сторону открывшегося входа.

Круче меня только горы! — подумал я, выпрямляясь.

 

Бог торговли, с довольным видом потер левой рукой подбородок и улыбнулся. Избранный был на пути к богатству.

И вряд ли он его бросит! — подумал он, наблюдая за тем, как четверо смертных осторожно заглядывают внутрь тоннеля, — демон, похоже, парень хозяйственный, разбрасываться добром не будет…. А не будет, значит пожертвует собой… И все будут мне обязаны…

Коин еще раз улыбнулся широкой улыбкой, делавшей его так похожим на улыбающегося Буду и исчез.

 

— Что там? Есть ловушки? — испуганным полузадушенным шепотом спросил Вирт, круглыми глазами заглядывая в темноту, — а?

— Да вроде нету… — задумчиво ответил я, тоже пялясь в том же направлении. Только я смотрел, используя магическое зрение.

— Вроде — это не то слово, которое следует применять в рунах! — таким же полузадушенным шепотом прошептал мне справа Доминго.

— В руинах есть два слова — да или нет. Слово вроде — это путь к быстрой смерти! Вы понимаете меня, Эриадор? — продолжил он.

— Вполне! — ответил я, еще раз сканируя вход, — тогда я скажу по — вашему… Ловушек нет!

— Тогда вперед? — испуганно спросил Вирт, просительно глядя на меня.

— Вперед! — сказал я и шагнул на порог.

— Джжжж… тресь. тресь… тресь… — со звуком, похожим на включающиеся лампы дневного света вспыхнул свет. Сначала у входа, потом дальше, еще дальше и еще. Тоннель озарился неярким белым светом.

— Вау! — восхитился я, — тут свет есть!

Я оглянулся на спутников. Те стояли с испуганным видом и вытаращенными глазами смотрели на новое чудо.

Если мы так будем застывать по всяким мелочам, так мы тут на месяц застрянем! — недовольно подумал я и сказал, — пошли! Это просто свет!

— Потрясающе! — пробормотал Доминго, ступая на порог, — свет! Значит, тут еще что-то работает! И тут никого не было! Это значит, что тут можно найти что угодно! С ума сойти!

Однако что-то кучек богатств по углам пока не наблюдается… — подумал я, делая несколько осторожных шагов вперед, — голые стены и свет. Ничего больше!

Гладкий пол уводил куда- то вниз. Из стен, сколько было видно, через равные промежутки выходили арки, поднимаясь к полукруглому потолку. Все было сделано из материала, который мы видели снаружи. Серый полупрозрачный камень с мелкими серебряными блестками.

Голо, пусто и тихо. Постояв, мы потихоньку пошли под уклон. Я сканировал пространство впереди, искатели вертели головами по сторонам.

Спустя какое-то время, впереди показалась арка, резко отличающаяся от своих подружек. По всей ее внутренней поверхности медленно загорались и гасли зеленые символы, образуя от пола до пола, с переходом через потолок длинную надпись.

Добро пожаловать в пещеру Али — Бабы! — подумал я, издали сканируя арку.

 

И как мы это все потащим? — с недоумением спросила Стайли.

Вопрос собственно не был риторическим. Гора ящичков, высившаяся в углу зала вызывала невольное уважение своими размерами.

— На лошадей погрузим! — уперев руки в боки и по — хозяйски огладывая кучу, сказал Доминго.

Просто чудненько! Всю жизнь мечтал тащиться за лошадиным хвостом! — подумал я.

Мы потратили целый день, обшаривая тоннель. За хитрой аркой обнаружились многочисленные помещения, образуя ответвления от центрального тоннеля. И, похоже это был склад. На многочисленных полках лежали такие же многочисленные ящички и ящулички, радуя сглаз и сердце кладоискателя. С другой стороны тоннеля были, видно, конюшни. Так мы решили, потому что все пространство больших помещений были разделены на отдельные загоны, в которых были поилки и пустые кормушки для зерна. Зерно обнаружилось в помещении рядом.

— Не сгнило… — с удивлением сказал Доминго, сыпя сквозь пальцы зачерпнутые в ладонь зерна, — столько лет прошло, а они как вчера сорваны!

Ну, ничего тут удивительного нет, просто заклинание времени — подумал я, озираясь по сторонам и пытаясь локализовать его нахождение, — интересно, как оно тут выглядит?

В Эсферато, заклинание времени было одной из тайн нашего Дома Изменчивых. Для изменений порой требовалось время и причем не малое. Терпения тупо сидеть и ждать, что же там, в результате получится, порой не хватало даже у Демонов. Поэтому тот, кто умел управлять временем, тот мог изменяться. Кто не мог — тот ходил в том, что выдали при рождении. Мы умели. Поэтому мы могли быть разными.

Похоже, вот оно! — решил я, выделив из общей мешанины структуру, оплетающую зернохранилище своими линиями.

Ладно, запомним… — сказал я сам себе, закончив запоминать конфигурацию энергетических линий, — сгодится….

— Эриадор!

— А? — спросил я, отвлекаясь от своего занятия.

— С тобой все нормально? — спросила Стайли, немного встревожено глядя на меня.

— Да нормально, — пожал я плечами, а — что?

— Третий раз тебя спрашиваю, а ты только ответил! Ты чего?

— Да так… задумался… — неопределенно сказал я, — что ты хотела?

— Может, лошадей сюда приведем? А то там наверху жарко.

— Веди, — сказал я, — в чем проблема?

— Хотела с тобой посоветоваться, ты же маг! А ты не отзываешься.

— Сканировал… — ответил я, — вдруг чего тут не так. Понимаешь?

— Ага… — кивнула головой Стайли, — ну и как?

— Нормально. Так что тащи лошадей.

Лошадей привели в древнюю конюшню, расседлали и распределили по загонам, а сами принялись шарится по углам, стаскивая найденное в одно место. Результатом нашей деятельности и стала куча, на которую теперь с удивлением взирала Стайли.

В ящиках оказалась посуда. Красивые серебряные бокалы на тонких ножках, и тарелки расписного тонкого фарфора. Еще были серебренные столовые приборы.

Дизайнерская работа! — подумал я, вертя в руках бокал.

Бокал был сделан в виде распускающегося цветка. Тонкая серебряная ножка — стебелек заканчивалась серебряными лепестками, держащими узкий и вытянутый высокий стеклянный сосуд.

Под шампанское…. - подумал я, — под отличное шампанское! В такие бокалы можно только такое лить…

— И сколько интересно это может стоить? — спросил я, осторожно стукая два бокала друг о друга и слушая как они звенят.

— М… Думаю что золотых по шесть-семь… А может и по десять… — отозвался на мой вопрос Доминго, стоящий рядом.

Неплохая находка! — подумал я, — если так прикинуть на число ящиков, то это очень даже неплохо может выйти….

Кроме посуды в ящиках больше ничего не нашлось. Ни книг, ни оружия, ни денег и драгоценностей. Народ, обнаружив в ящиках одну лишь столовую утварь малость подувял, но когда подсчитали количество найденного и прикинули сумму, которую можно выручить, снова повеселели. По грубым прикидкам выходило под две тысячи.

— С ума сойти, — шевеля губами, произнес Вирт, — две тысячи! Это ж пятьсот золотых на каждого! А вы еще не хотели сюда идти.

Мда… Это мы неплохо зашли… — подумал я, если бы еще на втором этаже нашлось бы что-нибудь ценное…

Обследуя подвал, мы нашли большую винтовую лестницу, ведущую вниз. Когда мы спустились по ее широким ступеням, то обнаружили еще одно помещение. Но на этот раз никаких ящиков мы там не обнаружили. Там было только шесть высоких серых параллелепипеда. И все.

Горели они что ли? — подумал я, разглядывая их поверхность. С наружи она выглядела так, как будто подвергалась воздействию высокой температуры. Малость, поплывшая и с подтеками. В магическом зрении параллелепипеды выглядели интересно. Белые энергетические линии, связанные в плотные клубки. Линии входили и выходили из них и исчезали где-то в потолке и стенах.

Похоже на энергетические машины…. - решил я, закончив разглядывать их издали, — лучше туда не соваться…. А то еще что — ни будь отвалиться…. Или жахнет! Будем потом без света сидеть…

— Все назад! — скомандовал я сопящим мне в спину искателям, — это может быть опасно!

— А что, что там? — полез вперед Вирт.

— Магия там! — ответил я.

— А…. - увял тот.

— Да там все равно ничего нет, — сказал я, — пусто. Смотри.

— Ага, — сказал Вирт оглядев пустой зал, — тогда пошли.

Больше никаких помещений в подвале мы не нашли. Была еще одна арка с куском коридора, но там все было забито песком. И вообще, когда я смотрел что же там за нею, то не увидел ничего. Ни обломков стен, ни других, пусть и разрушенных помещений. Вообще ничего. Один песок… Что выглядело довольно странно. По внешнему виду наш подвал был когда-то частью другого большого здания, а вот куда оно делось, это большое здание, было непонятно. Словно его оторвали.

Странно… — подумал я, сканируя песок в засыпанной галереи, — куда делось все остальное?

Объяснить я этот момент не смог и махнул на это рукой. Нет и нет. Сихот с ним! Найденное бы утащить. Груз получался не маленький. Причем не сколько по весу, а по объему.

— Может вынуть из ящиков и сложить в мешки? — предложил Вирт.

— Ага. И что мы привезем? Осколки? — скептически отреагировал на эту идею Доминго.

— Ну, тогда значит пойдем пешком, — сказал Вирт.

— Пешком, значит пешком. Для того что бы больше не ходить в пустоши я готова пешком пол пустыни пройти! — сказала Стайли.

После предварительной оценки найденного, Стайли во все услышанье объявила о завершении карьеры искательницы. Она заявила, что пятьсот золотых ей за глаза хватит на то, что бы открыть трактирчик и дожить до старости без песка в каше.

Доминго с Виртом понимающе покивали головами и отговаривать ее не стали. Видно в их головах бродили схожие мысли.

А ведь это, пожалуй, последний поход…. - подумал я, — все разбегутся по своим трактирам и больше не будет отряда искателей под командованием Доминго…

— А что будем делать с подвалом? — спросил я.

— А что с ним можно делать? — удивился Доминго.

— Просто бросим? — спросил я, — тут есть свет, вода, зерно. Не жарко опять же. Неплохое место посреди песков.

— Хм…хм… - потер подбородок Доминго, — Эриадор, вы что, предлагаете сделать тут аванпост?

— Как из вариантов, — пожал плечами я, — что добру — то пропадать?

— Без меня, — сказала Стайли, — я в песках жить не буду! Надоело!

— Да… идея интересная, но вот как возить сюда продукты… и от перевала довольно сильно в сторону…. А сзади горы. Кто сюда будет ходить? Если бы подальше в пустыню…. Да поближе бы к направлению на перевал…

— А давайте тогда продадим его! — предложил я.

— Продадим? Кому? Кому он нужен?

— Кому нужен? — задумчиво переспросил я, — кому-нибудь да нужен. Тем же магам например. Наверняка они захотят иметь обломок замка Древних Магов с работающим светом, водой и массой всяких заклинаний.

— А ведь точно! — хлопнул себя от избытка чувств по бедру Вирт, — да за этот подвал они такие деньжищи отвалят!

— Сколько? — поинтересовался я.

— Ну не знаю… — растерялся Вирт, — много!

— Много в кошелек не положишь, — сказал я, — думаю нужно просить тысяч триста…

— Сколько? — потрясенно вытаращился на меня Доминго.

— ТыЩь триста, потом сторгуемся до двухсот… — сказал я.

— А… — сказал Вирт, у которого, похоже, перехватило дух, — это же по пятьдесят тысяч! КАЖДОМУ!

— Нормальная сумма за работающий артефакт древних, — спокойно сказал я и спросил, обращаясь ко всем присутствующим, — надеюсь, ваши маги не бедствуют?

— Совершенно, — покачала головой Стайли, — вот кто у нас не бедствует, так это маги!

— Отлично. Значит, деньги у них есть. Пусть платят, — сделал я вывод.

— Триста тысяч… Триста ТЫСЯЧ… — забормотал потрясенный Вирт, — триста тысяч…

— Пока их у нас нет, — сказал я, — поэтому не расслабляемся. Давайте лучше подумаем, как впарить магам нашу находку. Может, у кого есть связи, знакомые. Что бы нам головы не поотрывали… Деньги-то большие.

— Да… деньги большие. Это вы, Эриадор правы. За такие деньги убьют кого угодно, — погрустнел Доминго.

— Поэтому нужно все хорошенько продумать, — сказал я, — и главное держать язык за зубами, Когда вернемся…

— Это точно, — кивнула головой Стайли.

На том и порешили. Ночь мы провели в одном из стоил, рядом с лошадьми. Вирт принялся толкать идею заночевать на зерне, но я его поймал под локоток и объяснил про нюансы со временем в этом месте. Что когда мы там проснемся, то тут от лошадей останутся одни скелеты. Вирт проникся, и малость даже побледнел.

Утром мы встали, позавтракали и долго-долго вьючили лошадей. Все пришлось перевязать несколько раз. Но, в конце — концов мы все упихали и двинулись на выход.

Выйдя из подвала на яркое солнце, я закрыл за собой дверь и попытался придумать, как бы так закрыть дверь, что бы никто сюда не влез без меня. Что-то типа замка с секретом. Но у меня ничего не вышло. Все было как-то так странно и непонятно сделано, что у меня ничего не получилось. Может причина была еще в том, что у меня были проблемы с магией? элементарно не хватило сил? Но как бы там, ни было, пришлось оставить все как было, в надежде, что коль тут от больших дорог и линий вдалеке, то никого сюда не принесет. Но тут неожиданно вмешался Доминго. Видно мое недовольное лицо, в купе с моим получасовым молчаливым глядением на дверь, навели его на мысль, что что-то тут не то.

— В чем дело? Что — то не так? — озабочено спросил он меня.

— Да вот, не могу замок на дверь поставить, — пожаловался я, — боюсь, как бы кто не залез, пока нас нет.

— Мда… — задумчиво протянул Доминго и неожиданно предложил: А давайте яму обратно засыплем?

Здорово! — подумал я, через пару дней ветер сгладит следы, а через неделю тут вообще издали ничего не увидишь. Бархан и бархан. Только маг и заметит, что что-то внизу есть.

— Отличная идея! — сказал я вслух, — где ВАШИ лопаты?

 

— Что угодно госпожам? — Бинко с почтительным видом наклонил голову, обращаясь к трем варгам стоящим у его стойки.

— Ты помнишь меня? — спросила девушка с темными волосами и на вид самая старшая из них.

— Да, госпожа Дина, вы останавливались у меня несколько недель назад.

— Хорошо, — кивнула темноволоска головой, — мы хотим остановиться у тебя дня на три, пока не подъедут две наши подруги. У тебя найдется жилье на пять человек?

— Найдется госпожа, найдется, — закивал головой трактирщик, лучшие комнаты как раз сейчас свободны!

— Отлично! Мы займем их!

— Все к вашим услугам госпожа! Прошу прощения, у меня для вас есть посылка!

— Посылка? — удивилась Дина.

— Да, княжич Эриадор нарисовал ваш портрет и просил его передать вам. Сам он сейчас отсутствует, но деньги за портрет он просил отдать мне!

— Княжич? Портрет? — искренне удивилась светловолосая девушка стоящая слева от Дины, — Ди, ты, что закрутила роман с княжичем? И он рисует тебе портреты? Признавайся!

— Какой роман! — поморщилась Дина, — сразу ты Эльвира что — то придумываешь! Просто я заказала портрет местному художнику! И все!

— С каких это пор княжичи подрабатывают художниками по трактирам? — с легкой ехидцей в голосе спросила уже другая спутница Дины, делая при этом невинное лицо и хлопая ресницами.

— Он сказал, что к этому его привели трагические обстоятельства его жизни…

— О! Так ты с ним уже успела по душам поговорить? Как интересно! И молчит, тихушница! А ну — ка, рассказывай! — спутница шутливо пихнула Дину локтем в бок.

— Да что там рассказывать! — нахмурилась в ответ та, — заказала портрет и все! Ничего не было!

— С чего это ты вдруг по трактирам портреты заказываешь?

— Ну… просто мальчик очень талантливый… я подумала, что может ему нужны деньги…

— Мальчик? — подняла правую бровь Эльвира, — так он еще и мальчик? Ну, Дин, ты даешь!

— Да ну тебя, — обиделась Дина, — вечно одно на уме!

— Ваш портрет, леди, — влез в их разговор трактирщик, вертикально выставляя на стойку большой плоский сверток, завернутый в серую бумагу, — куда прикажете?

— Ой, какая миленькая розовая ленточка! И бантик! — восхитилась спутница Дины, прижав пальцы к щекам, делая большие глаза и качая головой, — какая прелесть! Этот розовый цвет, несомненно, что-то значит!

— Жаклин…, прекрати! — устало сказала Дина.

— Пусть отнесут его в мою комнату! — сказала она, обращаясь уже к трактирщику.

— А чего это в твою комнату? Мы тоже хотим посмотреть! Давай, разворачивай!

— Госпожа, господин Эриадор сказал, что вы обещали ему золотой за его работу! — сказал трактирщик, выглядывая из-за свертка, который он держал перед собой обеими руками.

— Золотоооой! — протянула Жаклин, многозначительно подняв брови, — целый золотой! Нет, это мы точно должны увидеть!

— Открывай! — скомандовала она Дине.

— Да, я тоже хочу увидеть! — поддержала подругу Эльвира.

— Давай, давай! — сказала Эльвира, видя, что Дина не спешит распаковывать портрет, — неужели тебе самой не интересно?

— Да нет… Интересно… — ответила Дина.

— А если интересно, то тогда открывай! Давай!

— Хорошо, держи крепче! — приказала Дина трактирщику и потянула за кончик ленточки, торчащий из бантика.

Раз, два, три! Ленточка отброшена в сторону, бумага снята с портрета. Из-под бумаги падает на стойку сложенная пополам бумажка. Секунда тишины, все осмысливают увиденное.

На картине, чуть наклонившись вперед, небрежно сидит обнаженная леди Дина, повернувшись левым боком. Правой рукой она держит упертый острием вниз серебристый меч с большим широким лезвием и черной рукоятью. Другая ее рука касается верхушки наклоненного блестящего щита, прислоненного к чему-то ниже ее левого бедра. Левая нога согнута, правая носочком вытянута вперед, показывая безупречные линии икр и бедер. На ступнях легкие сандалии, с завязками из тонких темных веревочек. Веревочки поднимаются по икрам до колен, еще более подчеркивая их изящество. Выше — безупречный живот и грудь, практически видная, поскольку она скрывается за ажурной конструкцией из завитой в спираль тонкой металлической ленты, завершающейся маленьким пятачком в районе соска. Черные блестящие волосы до плеч, на лбу тонкий золотой обруч с тремя большими драгоценными камнями по центру. Гордый, холодный взгляд и чуть видная усмешка в правом уголке губ. На запястьях широкие темные браслеты и какая-то линия в районе талии, намекающая, что там все-таки что-то тоже одето, на эти упругие ягодицы.

— Вот это да! — ошеломленно прошептала Эльвира, — ну ты Дин даешь! Ты что, ему, голая позировала?

— Ты что? С ума сошла?

— А откуда он тогда….?

— Я тоже хочу об этом узнать!

— А ведь как похоже! И бедра…и грудь у тебя точно такая…

— Эльви, заткнись! Мы тут не одни! — сердито сказала Дина, с неудовольствием глядя на Бинко, который попытался заглянуть из-за картины, что бы увидеть что же там нарисовано.

— Все! Заворачивай! — сказала ему Дина, накидывая на картину серый лист бумаги.

— Дин, а тут еще бумажка какая-то! — сказала Жаклин, беря со стойки и разворачивая лист белой бумаги, выпавший при распаковке.

— И что-то написано!

" Уважаемая леди Дина, если вы читаете это письмо, то это значит, что к моему большому огорчению мне не удалось передать вам портрет самолично"- принялась она читать в слух, — " предвидя такую ситуацию, я попросил уважаемого владельца трактира, Бинко, передать его Вам, коль будет у него такая возможность. Если у Вас возникнут вопросы по построению композиции и выбора сюжета картины, то предваряя их, сообщаю Вам, что дело в том, что у меня просто не хватило красок. Вы как-то совершенно забыли заплатить мне аванс, и мне пришлось использовать краски из своего скромного запаса. Надеюсь, что картина Вам понравится, и Вы оставите оговоренную с Вами плату размером в один золотой у трактирщика Бинко.

С уважением и надеждой на новую встречу Ваш художник, княжич Эриадор"

 

 

 

 

— Краски ему не хватило…. - удивленно моргнув, сказала Жаклин, закончив читать и снова складывая лист пополам. Жаклин моргнула еще раз и тут ее пробило на хи-хи.

— Хии-хи-хи — тонким смехом залилась она, — ему краски не хватило тебе на одежду! Поэтому он тебя голой и нарисовал! Понимаешь? Он сэкономил! Ой, не могу! Хи-хи- хи! Что ж ты мальчику аванс не оставила? Пожадничала? Будешь теперь сто лет на портрете голой сидеть! Хи-хи-хии! Ой, держите меня!

— Ха-ха-ха! — залилась смехом Эльвира, поддерживая подругу, Ха-ха-ха!

— Дай сюда! — красная и сердитая Дина дернула портрет из рук Бинко.

— Госпоже понравилось? — льстиво улыбнулся тот, выпуская его из рук.

— Понравилось? Ха-ха-ха! Дин, тебе понравилось? Ой, не могу! Ха-ха-ха! — Эльвира рухнула на стойку, и уперлась в нее локтями, стараясь не упасть со смеха.

— Конечно, госпоже понравилось! Хи-хи-хи! Кому ж такое не понравится? Плати, давай, Дин! Хи-ххи-хи!

— Паршивеццц…! — прошипела Дина, и резким движением сунув портрет под мышку, гордо зашагала к лестнице на второй этаж.

— Госпожа! А… а деньги? — вякнул ей в след трактирщик.

— ЧтоОО? — Дина с высоты двух ступенек глянула через плечо на Бинко, — ДЕНЬГИ?

Под ее взглядом трактирщик втянул голову в плечи и начал медленно приседать за стойку.

— Я ему заплачу! САМА!

 

— А вот тут… вот такая штука… — мой грифель быстро бегал по листу, воплощая в "твердое" изображение мои мысли.

— Текс… текс… текс… — с интересом сказал представитель славной магической гильдии Вольстер, следя за появляющимся на бумаге рисунком, — и что это может быть?

— Понятия не имею! — глядя ему в глаза, честно сказал я.

Мы только сегодня вернулись из похода. Появление на перевале нашего каравана груженного кучей ящиков вызвала неподдельный фурор. Смотреть на нас сбежался весь немногочисленный гарнизон этой убогой крепостишки. Такое внимание мне очень не понравилось. Если уж здесь мы вызываем такой ажиотаж, то, что будет, когда мы пойдем по более людным местам? Мало ли чего кому в голову придет? А нас всего четверо.

Но понимал это не только я. Доминго собрал нас и сообщил, что собирается взять в охрану из крепости солдат. Рассчитаться он предложил предметами, найденными в подвале. Отряд с одобрением принял идею командира. Договорились с командиром крепости насчет охраны. Это нам обошлось в два древних бокала. Один — командиру и один пятерке солдат. С охраной наш караван стал выглядеть еще более привлекательнее для грабителей.

Спустившись с перевала, мы разгрузились на хранение у "надежного человека" как сказал Доминго, оставили Стайли и Вирта присматривать, а сами с Доминго, прихватив несколько камешки и образцы из подвала, отправились на "сдаточный пункт".

— Если что, сами продадим — рассуждал он вслух Доминго, — а то на этих магов порой жадность такая нападает…

Да, древности и без магов продать можно, — согласился я про себя, слушая его рассуждения, — антиквариат всегда можно продать…

Но Доминго беспокоился зря. Когда Вольстер увидел наши образцы, он, не раздумывая, сказал, что бы мы даже и не думали продавать на сторону, он заберет все. Причем по деньгам предложил даже больше чем мы рассчитывали. Выходило по шестьсот золотых на нос. Плюс еще по восемь золотых за камушки, которые смотрелись на фоне шестисот более чем смешно. Услышав сумму, Доминго, не стал кочевряжиться и дал согласие.

В принципе нормально, — подумал я, — а будешь потом по одной штуке продавать… Неизвестно сколько еще просидишь…

Ударив с Вольстером по рукам, мы перешли к продаже подвала.

Доминго будничным голосом сообщил, что у нас еще есть кусок древней крепости с работающими заклинаниями Древних Магов и мы хотим его продать.

Подвал превращается, подвал превращается, превращается…. в обломок могучей Древней крепости! — подумал я, услышав это вступление, — молодец Доминго! Соображает в рекламе! Судя по вытянувшемуся от изумления лицу Вольстера, это сообщение должно было его заинтересовать. И действительно, он просто как клещ вцепился в нас, пытаясь выжать как можно больше информации. В конце концов, я потребовал себе лист бумаги и принялся рисовать, пытаясь как можно более подробно изобразить на рисунках все, что мы там видели.

Часа два я рисовал и рассказывал, пока у меня не пересохло горло. Вольстер был в восторге и кажется, был готов просидеть со мною весь оставшийся день и всю ночь.

Тут Доминго, тоже уже отсидевший зад, решил, что рыба окончательно заглотила крючок и обратно уже не выскочит, озвучил сумму — триста тысяч золотых.

Вольстер было дернулся, но быстро вернул невозмутимое выражение на лицо.

— Это очень большая сумма…., - покачав головой сказал он, — и я такими деньгами не распоряжаюсь. Но в любом случае я сообщу о вашей находке в столицу. Пусть совет магов решает — нужна она ему или нет!

— И рисунки ваши, господин Эриадор, отправлю… для наглядности, — добавил он, выравнивая листки, стукая краем стопочки рисунков по поверхности стола, — надеюсь, вы не против?

— Совершенно, — сказал Доминго, разочарованно поджимая губы, — и когда можно ждать ответа?

— Увы, увы… — ответил Вольстер, — вряд ли я вам это скажу. Пока депеша дойдет до совета, пока они соберутся, пока примут решение… Вы же понимаете, что процесс абсолютно не прогнозируемый! Особенно отсюда.

— Понимаю… — покачал головой разом погрустневший Доминго, — хорошо, будем ждать! Тогда мы пошли за нашими находками?

— Да, Да! Давайте, несите! Только прошу вас о второй находке не распространяться! Как бы у некоторых людей не вызвало это нездорового рвения. Я имею в виду Светлый Орден…. - сказал Вольстер, — вы меня понимаете?

— Конечно! Какие могут быть вопросы! — набрал воздуха в грудь и раздул щёки Доминго, — это можете не сомневаться! Вы же давно меня знае..!

— Хорошо, хорошо! — выставил правую ладонь вперед Вольстер, затыкая словесный поток Доминго, — мы с вами действительно давно работаем и у вас хорошая репутация. Надеюсь, что и в этот раз вы не подведете! Ну что ж, господа, не буду вас больше задерживать! Очень хочется посмотреть на ваши находки! Несите!

Мы откланялись и пошли на склад, где оставили Вирта и Стайли. Опять загрузились, правда, этот раз на телегу и снова поехали к Вольстеру. Потом мы долго по передавали найденное. Мы распаковывали, предъявляли, Вольстер осматривал, записывал, его слуги укладывали обратно… Вообщем, к вечеру мы умудохались по полной программе.

— Уф! — сказал Доминго, когда наконец все закончилось и мы выбрались на свежий воздух, — давненько я так не работал!

— Ага… и я тоже! — ответила потягиваясь Стайли, — но я думаю, что это стоило того! Наконец — то у нас будут нормальные деньги!

— Через неделю! — влез Вирт.

Вольстер как обычно сразу денег не дал, а обещал расплатиться потом.

— Ладно, я думаю, все будет нормально. До этого он нас никогда не обманывал! — сказал Вирт.

— Всегда что-то случается первый раз…. - философски отозвался я.

— Да бросьте Эриадор! — сказал Доминго, — пойдемте лучше что-нибудь поедим! И горло промочим! А то ведь считай только утром сегодня и ели!

— Это дело! — поддержал его Вирт, — и я думаю, что нужно отметить наш успех! Считай мы богачами стали!

— Я вообще-то помыться сначала хотел…. - неуверенно сказал я.

— А в чем проблема? — сказал Доминго, — пойдем к Лысому в бани! Закажем, пока готовят, успеем помыться, а потом и отметим! Ну как вам идея?

— Да неплохо! — пожал плечами я, — я не против!

— Тогда пошли? — спросил Доминго, обводя всех взглядом.

— Пошли! — дружно отозвались все.

 

— А вот еще один случай был — раскрасневшийся после бани и вина Доминго перешел к следующей байке, — пошли мы как то с Беспалым Гимом за шкурой пещерного гризли…

Прошло уже наверное часа два, как мы вылезли из купальницы и переместились за стол.

Стол ломился едой и выпивкой. И выпивка оказалась неплохая. Красное сладкое вино было даже очень ничего.

Первый раз нашлось что-то путное среди местной кислятины… — лениво подумал я, подперев голову рукою и слушая, что там врет Доминго, — хорошо — то как! Помылся… буду спать в нормальной кровати… и в еде песка не будет… Красота!

— Так вот, — продолжил между тем Доминго, узнали мы, что в пещерах, совсем недалеко от города, объявился пещерный гризли. Огромный-преогромный! И стукнуло нам с Гимом в голову пойти добыть его шкуру. Шкуры гризли тогда ценились, не то, что сейчас. Взяли мы с ним по арбалету, значит, и пошли….

— Кто ж на медведя с арбалетом — то ходит? — удивился уже изрядно пьяненький Вирт, — это надо копья брать, собак…

— Да у нас тогда кроме арбалетов и не было — то ничего больше… — ответил Доминго, — молодые были, дури много…

— И что? — спросила Стайли, глазами оборжавшегося кролика смотря на стоящую перед нею еду.

— Ну, пошли мы с ним, — ответил Доминго, — выспросили место, где его видали, взяли арбалеты и пошли. Долго, помню, искали, уже хотели плюнуть, но вдруг услыхали этакое порыкивание…

Доминго взял со стола кубок и неспешно приложился к нему, создавая паузу.

— И что? — не выдержал Вирт.

— Услышали, значит, и пошли на звук, — а там пещера! Черная-черная! Ничего не видно внутри! И вот, оттуда, из черноты, кто-то рычит! Мы арбалеты зарядили, а стрелять — то куда? Темно!

Ну, Гим и придумал камни кидать. Дескать, медведю интересно станет, кто там кидает? Он и вылезет. А мы его подстрелим!

Доминго снова сделал паузу, словно припоминая.

— И что? — не выдержал опять Вирт.

— Два раза успели кинуть. А потом из темноты — зубы! Огромные! Белые! И клыки! С два пальца! Я с перепугу и выстрелил! А медведь как зарычит! И зубы — ко мне! Я арбалет кинул и бежать! Бегу, смотрю, а впереди меня Гим несется! И быстро так! Ну, тут я сообразил, что медведь первого меня сожрет, если я Гима не обгоню! Я ходу надбавил, пытаюсь догнать его, а он как услыхал, что я его догоняю, еще быстрее припустил! А у меня сапоги тяжелые, бежать трудно. По камням бухают, не слышно, где там медведь. Обернуться страшно, да и нельзя. Обернешься — на камнях шею свернешь! Бегу, только спина Гима впереди мелькает! Долго мы с ним так бежали. Чувствую — нет сил больше, сейчас упаду! Оглянулся назад, а медведя — то и нету! Отстал… или не побежал за нами. Ну, я к Гиму оборачиваюсь, хочу сказать что, мол, стой! А он тоже устал, спина уже прямо передо мной.

Я ему кричу — Гим, стой! А горло-то у меня от бега пересохло и только один хрип вышел, типа — Хррр. Хрр!

А Гим когда хрип услыхал, вдруг как заорет — Я не стрелял! Я не стрелял!

И как припустит! Только я его и видел! Видать решил, что медведь его догнал. Только в городе его потом и встретил….

— И что потом? — спросила Стайли.

— Арбалет тогда я потерял. Не рискнул за ним пойти. И друга потерял. Дал я тогда Гиму в его трусливую морду, и разошлись с тех пор наши пути дорожки… — задумчиво сказал Доминго, — не стрелял, видите ли он! Сволочь…

— Грустная история… — сказал я, — а хотите я вам песню про дружбу спою?

— Давай! — обрадовалась Стали. Она всегда с удовольствием слушала мои гитарно — песенные изыскания.

— Окей! — кивнул головой я, вытаскивая гитару из чехла.

Как там у нас?

 

Пам-пам парарам, па пара рам рам,

Пам пара ра рам па пам пам!

Если с другом вышел в путь

Если с другом вышел в путь

Веселей дорога!

Без друзей меня чуть-чуть

Без друзей меня чуть-чуть

А с друзьями много!

Что мне снег, что мне зной

Что мне дождик проливной

Когда мои друзья со мной

Что мне сне, г что мне зной

Что мне дождик проливной

Когда мои друзья со мной

Пам-пам парарам, па пара рам рам,

Пам пара ра рам па пам пам!

На медведя я друзья

На медведя я друзья

Выйду без испуга!

Если с другом буду я

Если с другом буду я

А медведь без друга!

Что мне снег, что мне зной

Что мне дождик проливной

Когда мои друзья со мной!

Что мне снег, что мне зной

Что мне дождик проливной

Когда мои друзья со мной!

Пам-пам парарам, па пара рам рам,

Пам пара ра рам па пам пам!

 

— Какая чудная, веселая песенка! — раздался насмешливый голос откуда-то справа, от входа. Оборачиваюсь. Леди Дина! Чем — то недовольная и с насмешливой иронией в глазах. Рядом с ней, по бокам четыре девушки помоложе. Светленькая, светленькая… еще светленькая и темненькая. Вообще- то очень ничего… я бы сказал…

А не сделать ли мне из них тайлиш? — пришла мне в пьяную голову мысль, — деньги у меня теперь есть, приодену, приобую и будет у меня эскорт из четырех тайлиш. Приеду в столицу как нормальный демон… Нужно будет подумать!

— Леди! — я отложил гитару и, качнувшись, выбрался я из-за стола, — несказанно счастлив снова видеть Вас!

Я акккууратненько сделал поклон. Надеюсь, он у меня вышел. А то что-то стол покачивает…

— Да неужели?! Я тоже хотела тебя видеть!

— Правда? А с какой целью?

— Мне очень хочется поговорить с тобой об одном твоем произведении!

— Где? Ааа…! Вы имеете в виду портрет? — качнулся я вправо, — а что там не так? Все правильно! И ноги и попка и сись… грудь, — все на месте! Все как есть! Все в лучшем виде!

— Чего? — ошеломленно спросила Дина. Ее подруги чуть улыбнувшись, переглянулись, а зале как — то стало тише.

— У меня все точно нарисовано! Я же вижу! — я уставился на грудь Дины, словно собираясь призвать ее в свидетели.

— Точно? Видишь? Все видишь? — Дина, и сделав несколько шагов, подошла ко мне.

— Ты зачем, паршивец, меня голой нарисовал? — тихо спросила она, вплотную приблизив ко мне свое лицо, — знаешь, что я с тобой за это сделаю?

Какие у нее бездонные глаза! И губы… и пахнет от нее чем-то таким…

— Поцелуешь? — предположил я.

— Чееегооо? — удивленно распахнула глаза Дина.

— Того! — ответил я и решительно качнулся вперед, припадая к ее губам.

Мммм… восхитительно! — подумал я, наслаждаясь вкусом ее губ, — какие они у нее нежные! И клыки не мешают!

Тресь! — мгновенное ощущение полета и я во что-то врубаюсь головой, — бамц! Ух, блин! Больно!

Где я? Это лавка…. а я под лавкой… лежу спиной на полу… как это я?

А…! Это меня Дина отблагодарила за поцелуй! Вон стоит посреди зала с красным от гнева лицом и сжатыми кулаками. Ну, подумаешь, поцеловали! Не понравилось — так скажи… Что сразу драться-то?

— Госпожа, госпожа! Прошу вас! Не сердитесь на нашего друга! Он немного перебрал ввиду своей молодости…. - из-за стола выскочил Доминго и, встав между мною и Диной начал торопливо говорить, быстро жестикулируя руками, — мы только сегодня вернулись из пустошей вот он немного и расслабился! Знаете, солнце, жара, усталость…. Вот он немного и не рассчитал! Он извинится! Он сейчас встанет и извинится! Эри, вставай!

Я попытался оторвать голову от пола. Не получилось.

— Не буду я вставать, — с трудом ворочая языком, сказал я, — мне и тут хорошо…

— Эри! Вставай! Леди! Он уже извиняется!

— Что-то я не слышу, — зловещим голосом произнесла Дина, наклонив голову к правому плечу и смотря на меня сузившимися глазами.

— Извиняется! Извиняется! Эри, ты ведь извиняешься? Правда?

— Мммм…. - ответил я, осторожно ощупывая свою макушку

Ничего себе шишак! — подумал я, — да пошла она со своими извинениями! Чуть голову не проломила…. дура! На лицо не соизмеримое применение силы, как говорят на земле.

— Я вижу, твой друг не торопится шевелить языком, — сказала Дина и небрежно отодвинув Доминго в строну, подошла ко мне.

— Ну, где же твои извинения? — Дина несильно толкнула меня в бок носком сапога, — не слышу!

Сихот бы тебя побрал! — подумал я глядя с полу на возвышающуюся надо мной варгу, — ну чё ты докопалась до меня зубастая? Не видишь что ли, плохо… человеку?

Голова кружилась. То ли вино в голове взболталось после удара, то ли удар вино взболтал… Диана в моих глазах покачивалась и поворачивалась туда — сюда…. Муть такая!

— Так вот, слушай сюда, паршивец! Ты оскорбил меня! Портретом и своей выходкой! Будь кто другой на моем месте, ты бы давно уже был на пути к Хель! Ты меня понимаешь?

Я молча взирал на нее с пола.

— Но я добрая. Очень добрая. И я тебе дам шанс, — не дождавшись от меня ответа, Дина опустилась ко мне на одно колено и, ухватив за грудки, немного приподняла с пола, — ты поедешь со мной в Эторию, ко мне! И нарисуешь мой портрет, так как нужно. Что бы мне понравилось. И если ты хорошо постараешься, я может тебя и прощу!

— Ты меня понял? — Дина несколько раз тряхнула меня, видно недовольная моей активной пассивностью.

— Ууу… не тряси… Голова… — промычал я в ответ.

— Что? — не поняла та.

— Не могу я поехать… — грустно глядя ей в глаза, сказал я, — у меня калош нету…

— Калош? Каких калош?

— Резиновых…. - так же грустно ответил я, — а без резины к леди — тортик на ветер!

— Да ты совсем пьян, паршивец! — брезгливо сморщилась Дина, отпихивая меня от себя, — несешь какую-то ахинею!

— Пум! — опять моя голова обо что-то ударилась. На этот раз, кажется об пол.

Да что это за обращение такое со мной!? Лениво — добродушное настроение, в котором я до этого пребывал, сменилось раздражением.

Какого черта она себе позволяет себе? Валяет меня по полу как тряпку! Меня, Бассо эль*Эгардо, младшего сына князя де*Эгардо, Дома Изменчивых!! Да она охренела! — уже злясь, подумал я. Похоже, я начал трезветь.

— Я тебе грифель с собой дам! — сказал я, обращаясь к нахальнице, — сама себя нарисуешь! Или даже два! Обрисуешься!

— Что? Что ты сказал? — наклонилась ко мне Дина.

— Того самого. Не досуг мне с тобой ездить! У меня другие планы!

— Ах, даже так? Мальчик решил показать зубки? — насмешливо сказала Дина, и, не дождавшись от меня ответа, продолжила, — то есть ты не поедешь?

— Уку! — отрицательно помотал головой я, — не поеду!

— Ну что ж! — Дина поднялась с колена и еще раз бросила на меня насмешливый взгляд, — посмотрим!

— Пошли! — сказала она, уже обращаясь к своим спутницам и направляясь к выходу.

 

 

Богиня Любви с удовлетворением смотрела на золотую нить, протянувшуюся из золотого облака Дины к избранному.

Ну, наконец-то! — самодовольно улыбнувшись, подумала она, — я свое дело сделала! Посмотрим, теперь, что из этого выйдет!

Мирана еще раз глянула на нить и, улыбнувшись, исчезла.

 

— Какое прелестное наказание ты придумала своему мальчику! — прощебетала Эльвира, с самым невинным видом, — забрать к себе и если " ты будешь стараться"….! Не сомневаюсь, что он будет "очень стараться" рисуя тебя в самых разных позах по нескольку раз на день… Глядишь и дочку тебе нарисует, а может даже и не одну, если успеет!

— Эльвира, заткнись! — коротко сказала Дина.

— Нет, а что? Я разве не права? Очень миленькую зверушку ты себе нашла! И рисует и на гитаре играет… да и симпатичный! И нас не боится. Только вот как наша служба безопасности на это посмотрит? Или ты на тетку свою надеешься?

— Он чужестранец, случайно оказавшийся тут, и законы нашего императора на него не распространяются! Его искать никто не будет!

— Ох, и хитрая ты Динка! Ну, допустим, законы императора распространяются на всех в империи и в первую очередь на нас! А вот то, что его искать никто не будет… это да. Это другое дело! Везучая ты! Может, отдашь его мне? Я его тоже бы с удовольствием бы "понаказывала"!

— Рядовой, вы забываетесь! — резким голосом ответила Дина.

— Прошу прощения, госпожа Лейтенант! Что прикажете? — вытягивая руки по швам, и тоже совершенно уже другим тоном спросила Эльвира.

— Мне нужна еще одна лошадь! И провиант на одного человека до Этории из расчета движения по тропам! Сегодня к полуночи!

— Слушаюсь, госпожа Лейтенант! Разрешите выполнять? — отдала честь Эльвира.

— Выполняйте!

 

— Эриадор, вы категорически не правы! Целоваться с варгой это самое худшее развлечение, которое может придумать себе человек! — назидательно выговаривал мне Доминго подняв правый указательный палец, — вы меня слышите?

— Слышу… слышу… — уныло ответил я.

Я сидел, приложив к голове тряпку, намоченную холодной водой. Настроение было кислое. После вспышки гнева, спровоцированной стычкой, все опять куда-то пошло вниз. Все стало ленивым и вялым. Голова кружилась.

Наверное, это от вина, плюс еще усталость, накопившаяся после похода… — решил я.

И что она так возбудилась? — подумал я, вспоминая леди Дину, — картина ей прям так не понравилась что ли? Это она брешет! Все там нормально нарисовано. Это она, наверное, что бы не платить. Жмотяра… та ну ее! — решил я выкинуть мысли о Дине из головы.

— У нас там вино еще осталось? — спросил я, поворачиваясь к Вирту.

— Эри, мне кажется, тебе на сегодня хватит! — сказала Стайли, с сочувствием глядя на меня, — тебе еще до трактира идти!

— Да дойдем! — махнул рукою я, — смотрите, сколько еще еды осталось! Всухомятку это не съесть!

— Наливай! — скомандовал я, протягивая кубок к Вирту.

 

Шумел к-аа-аамыш! Деревьяяя гггнулись!

А ночка темная быыылаааа!

 

Ночка была сегодня действительно темной. Мы еще часок с лишним посидели и стали расползаться по своим местам жительства. Когда мы вывалились на порог, было уже совсем темно. Мы сгрудились в плотную компашку и двинули по темным улицам. И тут меня пробило на песни.

 

Домо-оойй! Туда, где бьется сердце северных гор!!

Домо-оойй!!

 

Голосил я, что есть мочи. Песня улетала куда- то в черный небосвод и распространялась по сонному городу.

— Эри, тише! Ты всех бандитов к нам привлечешь! — тихо ругалась на меня Стайли.

— Какие бандиты! — отвечал я, — круче нас только горы! Наверняка они подумают, что если мы так смело себя ведем, то у нас есть на это основания! И сто раз подумают, прежде чем что-то предпринять. А пока они будут думать, мы успеем добраться, куда нам нужно!

— А если они не будут думать и нападут сразу? Может они без мозгов?

— Не, — уверенно сказал я, — безмозговые давно уже все вымерли! Выживают только с мозгами!

— Что-то я в этом сомневаюсь…

Так мы, распевая и потихоньку переругиваясь со Стайли, добрались почти до моего трактира.

— Ладно! Все, я пошел! — сказал я, увидев впереди знакомое освещенное крыльцо, — всем пока!

— Дойдешь? — спросил меня Вирт.

— Да чё там! — махнул рукой я, — вон! Чего там идти-то?

— Ну ладно! Тогда бывай! — сказал Вирт.

— Пока- пока! — сказал я и, пожав всем руки, повернулся к трактиру.

— Пока! — сказала Стайли, направляясь в переулок вместе с Виртом и Доминго, — до встречи!

— Бай! — сказал я и немного покачиваясь, пошел к своему трактиру.

Сейчас приду и завалюсь спать… — лениво думал я, неспешно переставляя ноги, — завтра просплю до обеда, и фиг меня кто разбудит!

Но дойти до трактира, мне было не суждено. Из темной подворотни, кажется единственной на пути, внезапно ко мне метнулись два силуэта, протягивая руки.

Ну ворья-то поразвелось! — еще успел подумать я, до того как в меня вцепились четыре руки и потащили в подворотню.

Врешь! Не возьмешь! — я крутанулся вокруг себя, сбрасывая с плеч чужие руки, — где тут мои чаки?

Я рванул вперед, судорожно пытаясь нащупать крышку сумки.

Вот блин! — ругнулся я про себя, — был бы обычный кинжал, давно бы уже вынул! А этот Сихотов эксклюзив пока достанешь…

Тут меня снова схватили сзади за плечи. Не оглядываясь, я лягнул ногой назад, одновременно открывая сумку с кинжалами.

— Вэяк! — ошеломленно вякнули сзади.

Попал! — удовлетворенно подумал я, но мои успехи на этом закончились. Меня дернули за мою лягающуюся ногу, и я полетел носом вперед. Не успел я ничего понять после падения, как кто-то навалился мне на спину, придавливая к земле, и я ощутил у себя на шее твердые пальцы.

Сууук…ииии…. - только и успел подумать я, теряя сознание от пережатой сонной артерии.

 

 


Княжество Уртхейм | Черт-те где | Утро следующего дня. Где-то в лесу