home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Утро следующего дня. Где-то в лесу

 

— Давай просыпайся красавчик! Хватит валяться!

Меня кто-то пихал в бок.

Да что за черт! Я же собирался сегодня поспать до упора! Какая скотина меня будит? — подумал я, пытаясь продрать никак не желающие слушаться глаза.

— Вставай, давай!

Меня опять пихнули в бок

Да что это за гадство такое! Кто тут в моей комнате? М… пожалуй это не моя комната… — ошеломленно подумал я, в конце концов разлепив свои глаза, — деревья и много-много свежего воздуха! Это явно не трактир Бинко!

Где я и что я тут делаю? — задал я себе вопрос и тут с попыткой напрячь извилины голова отозвалась колокольным набатам.

— Мммм… голова! — ухватился я руками за виски, — Сихот…

— Что? Головушка болит? — насмешливо спросили меня, — а вот не надо было нажираться вчера так!

Понимаю глаза. Какая-то девица в мужском костюме и высоких сапогах. Ехидно скалится.

А я? — я оглядел себя, — лежу в каком-то стогу сена, рядом деревья… Лес. Так! Где я? И кто эта громкоголосая дура? Почему я валяюсь в сене? Я что, ночевал тут? Похоже да… Один? Или… или не один? Я уставился на девицу. С ней? Если да, то это… это алес! Черт, ничего не помню!

— Ты… Хто? — пересохшим горлом хрипло спросил я, чувствуя, что брови мои уползают куда-то на лоб.

— Твоя утренняя побудка! — насмешливо ответила она, — вылазь давай!

— А…. ты…. где спала? — решил расставить все точки над и я.

— Где? Да уж точно не с тобой! — фыркнула она, — ты что, решил, что мы провели с тобой веселую ночку в стогу? Ой, умора! Хаа-ха-ха! Дина! Твой подумал, что он со мной в стогу ночевал! Ха-ха-ха! Иди, посмотри!

Откуда-то сзади послышались шаги. Я сделал нечеловеческое усилие и сел, пытаясь оглянуться. Сзади, к стогу не спеша подходила Дина.

Дина! — молнией мелькнуло в голове, ну я влип! Все события прошлой ночи внезапно всплыли перед глазами. Как меня тащат в подворотню, как я там отбиваюсь, потом меня прижимают к земле, пальцы на шее, потом тьма. Потом я прихожу в себя, от того что кто-то льет мне в рот какую-то горькую гадость, не давая ее выплюнуть. Я проглатываю ее и опять отрубаюсь…

Украла! Вот зараза! В Эторию, к себе! Она же намекала! — припомнил я разговор в трактире, — похоже, я попал!

Дина подошла и молча уставилась на меня, словно не зная, что сказать.

Я, тоже молча, смотрел на нее, ожидая ее слов.

— Ты как? — наконец спросила она, хмуро глядя меня.

Пожелания доброго дня не будет…. - подумал я и спросил, — чем обязан?

— Ты едешь со мной!

— Это я уже понял! А на каком основании?

— Я тебе уже сказала, что ты должен мне за нанесенное оскорбление или у тебя тогда уши были залиты вином?

— Это похищение! И нарушение законов империи!

— Пусть это тебя не волнует! Империя чужестранцев не защищает! Ты должен соблюдать ее законы, коль ты тут, а вот правами имперца ты не обладаешь. Так что успокойся, никакого нарушения закона тут нет.

— Параграф семнадцать, пункт семь: "Иностранные граждане, официально находящиеся на территории империи обладают правами по защите здоровья, свободы и имущества наравне с гражданами империи…" — процитировал я на память страницу из сводов законов читаных у Парелиуса.

— Совершенно правильно! Молодец! Законы знаешь! — улыбнувшись, похвалила меня Дина, кивнув головой, — но ты сам сказал — " официально находящиеся на территории империи…". А у тебя что, разве есть документ, подтверждающий, что ты тут на законных основаниях, а не чей — ни будь шпион?

— А? — Дина вопросительно наклонила голову к плечу.

Уела! — подумал я, — документов у меня никаких нет! И, похоже, она прекрасно об этом знает. Наверняка обыскала, пока я был в отключке! Заррраза! Чтоб тебя…!

— Ну не стоит злиться! — с насмешливым превосходством улыбнулась Дина, — будешь хорошо себя вести, отработаешь, и я тебя отпущу.

Хорошо себя вести? Отработаешь? — повторил я про себя, — у нее что, работать некому? Слуги закончились?

Я вспомнил Бинковские рассказы про вырванные горла и уже настороженно глянул на Дину.

Дина хмыкнула, как будто почувствовала смену моего настроения.

Стоп! — сказал я себе, — похоже, она читает меня как открытую книгу! У меня что, лицо после вчерашней пьянки стало зеркалом души, и на нем все видно? Непорядок! Нужно поставить защиту!

Я вспомнил, как я прятал эмоции при первой встрече с Диной и извлек из памяти те ощущения и чувства, что были тогда. Раззз! Готово! Все! Я теперь Дину люблю и восхищаюсь! А что я на самом деле чувствую, это ее не касается!

— Давай вставай! Нам пора ехать!

— А если я откажусь? — чисто из академического интереса поинтересовался я.

— Тогда поедешь связанный, — пожала плечами Дина, — а на привалах будешь растирать свои затекшее конечности…

Мде… перспективка. Впрочем, чего-то подобного в этом духе я и ожидал. Придется, похоже, выразить лояльность к похитителям и добровольно взобраться на лошадь.

— Ну что, вылезаешь или мне крикнуть, что бы несли веревки?

— Вылезаю… буркнул я, начиная шебуршиться в стогу.

 

— Тум, бум, тум, бум! — глухие удары копыт моей лошади отдавались у меня в голове, делая мою жизнь еще более мучительной. Вчерашняя гулянка разливалась по телу, превращая его какой-то бесхребетный мешок с костями. Сначала я сидел в седле прямо, как и положено всаднику, но примерно через полчаса меня стало неудержимо клонить в сон, и я пару раз чуть не завалился на бок. В конце — концов, я плюнул на условности и завалился на лошадиную шею, обхватив ее руками. Лошадь удивленно всхрапнула, но я успокоительно похлопал ее ладонью, мол, все нормально! Ты шевели копытами, а я тут немного посплю…

— Эри! Ты никак спать завалился, — раздался сзади насмешливый голос Жаклин.

Какой я тебе Эри, хамка, — сморщился я про себя, — никакого уважения! Господин княжич я тебе, а не Эри. Плебейка….

Но отвечать я ей не стал. Не чувствовал в себе сил. Последние на мысли ушли. Когда я вылез из стога и прошел в указанном направлении, я обнаружил за кустиками шесть оседланных лошадей и еще трех варг.

Пять зубастиков… на одного меня… Мда, похоже, с побегом будут проблемы…. - подумал я, оглядывая глазеющую на меня компанию, — все при оружии и вид у них какой-то…. Бодро-военный….

Под взглядами пяти пар глаз я с трудом взобрался на указанную лошадь, чувствуя себя как заездная кобыла на глазах ипподрома. Что-то не понравилось мне в выражении этих глаз… Словно они знают что-то такое смешное…. О чем я не догадываюсь….

Мое неуклюжие влезание на лошадь вызвало смешки и хихиканье у спутниц.

— Грешно смеяться над больными людьми! — печально сказал я, взгромоздившись, наконец в седло и оглядывая варг, чем вызвал новые смешки и фырканье. Кроме Дины было еще четыре девушки — Эльвира, Жаклин, Рима и Линелла. Дина мне их представила. Все они выглядели моложе Дины, но тоже были красивы. Причем, каждая по — своему.

Красивые, сихотки! — подумал я, переводя взгляд с одной на другую, — вот кого нужно в тайлиш брать! Красавицы и оружием владеют. Два в одном! Прям как хедер шолдерс…

Похоже, девушки правильно оценили мой взгляд и заулыбались в ответ. Насмешливо так, типа — я вижу, что я тебе нравлюсь, но только тебе ничего не обломится! Облизывайся издали!

Нужны вы мне, — подумал я, расправляя поводья, — интересно было бы посмотреть на ваши лица, если бы вы узнали, что вы мне никаким боком не сплющились…

Но они об этом не знали, и поэтому я порой ловил на себе их насмешливые взгляды. Однако я уже был совершенно равнодушен к ним. Я думал. Я напряженно думал о случившемся в банях, а именно о том, с чего это я полез целоваться к Дине? Она же низшая!

Один раз — это случайность, два — это уже закономерность! — произнес я про себя земную студенческую поговорку, — Сихот меня побери, что же со мной происходит? Тот раз Фелия, теперь Дина… Что со мной?

Я стал подробно вспоминать оба случая, пытаясь понять, что же меня так сподвигло на эти недостойные действия. Через минут пятнадцать скрепения больными мозгами, я пришел к выводу, что случаи совершенно разные и в них нет ничего общего, кроме одного. И в тот и в этот раз я крепко выпил!

Ну и что? — спросил я себя, на Земле я тоже шампанское с ликером любил мешать и ничего! А тут-то что? Слабенькое вино… С земным Хенаси не сравнить…. Воздух тут что ли какой-то особенный….

Сихотский ты дурак! — неожиданно молнией озарило голову мысль, — на Земле — то ты в чьём теле был? В своем! А тут в чьём? В чужом! Вот и вся разница! Видно тело Эри слабо на алкоголь, чуть выпьет и его тянет на подвиги. Мозги в даун, а наверх всплывают основные инстинкты! И все дела! И Хель тут не причем… Вот не было печали! Мало того что оболочка досталось хилее некуда, так она еще и на баб падкая! Ну, полный алесс!

Несколько минут я сыпал про себя проклятиями и задавался вопросом, есть ли во вселенной еще более унылые помойки, чем та в которую я попал? Но проклятиями делу не поможешь.

Мда… Значит так, — подвел я итог, — больше никаких пьянок! Вино — стаканчик и все! Ну, два. Пиво, или местную мочу с одноименным названием можно вообще не пить! А то я как-нибудь проснусь в компании аборигенки… А что, вполне запросто. Окажись та же Фелия посговорчивее и будь я, хорошо принявши, да совпади мы во времени и пространстве…

Ммм!!! — я помотал головой, отгоняя жуткое видение, — не Фелия, вообще — то молодец девчонка! Смелая и гордая! Как она меня убивать пришла, мечом! Не побоялась… Сказала, не хочу, и точка! Это по — нашему…. По Эсфератски!

— Что? Плохо? — подъехала сбоку Дина. В голосе её было сочувствие.

Вот еще одна зараза… — подумал я, улыбаясь ей во все свои клыки, которых у меня не было, — ну ей то, что от меня нужно? Только дело продвинулось, деньги появились, что бы документы сделать, да в столицу двинуть… нет! Влезла! Заррраза…

— Все прекрасно, леди! — ответил я, вытаращивая глаза и тряся головой, — все просто прекрасно!

— Да?

Похоже, она мне не поверила… — подумал я, устраиваясь поудобнее на шее лошади, — ее проблемы…

Так мы плюхали верхом до обеда. Две варги спереди, две сзади, Дина сбоку. На обед остановились у ручья. Пообедали всухомятку.

Я от еды я гордо отказался. Один ее вид вызывал у меня отвращение.

— Жертвую голодающей Африке! — махнув рукой, сказал я.

— Какой Африке? — не поняла Рима

— Не важно! — ответил я, — короче, я, не буду!

— Как хочешь, — пожала та плечами и отвернулась.

Я же занялся гитарой. Слезая с лошади, я зацепился за мешок на ее боку, который отозвался жалобным звоном струн.

Гитара! — меня как током тряхнуло, — у меня же с собой была гитара! Если эти зубастики ее сломали… оо! Я даже не знаю, что я с ними тогда сделаю!

Я осторожно потянул гитару за гриф из мешка.

Хм… не, вроде целая! Кому-то повезло…. Очень-очень повезло! — я мрачно посмотрел на жующий отряд. Варги как-то сразу насторожились и как-то подобрались, внимательно глядя на меня.

Чего это они? Опять что ли по лицу у меня все читают? Физиономистки, какие!

Вы мне нравитесь, вы такие милые, красивые и добрые! — принялся я усиленно транслировать на эмпатическом уровне. Зубастики пару секунд спустя расслабились и напряжение спало.

Что-то тут не то, — подумал я, как-то все странно это… А не эмпаты ли случайно эти варги? Этого еще только мне не хватало! — подумал я, аккуратно засовывая гитару обратно в мешок, — будешь как на ладони… а где, к стати, мои чаки? Гитара есть, помнится и чаки были…

Я осмотрел лошадь, но сумки с чаками на ней не нашел.

Похоже, что их кто-то прихватизировал…. - подумал я, закончив осмотр.

— Ты что-то ищешь? — подойдя, спросила Дина, которая, как я заметил, старалась не выпускать меня из поля своего зрения.

— Да так, кинжальчики тут у меня были, — небрежно ответил я, ты случаем не видала?

— Они у меня! — последовал лаконичный ответ.

— И? — спросил я.

— Что и?

— Когда я получу их назад?

— Зачем они тебе?

— Это мои кинжалы! — ответил я, глядя ей в глаза.

— Они слишком острые для тебя…

Так, понятно, грабеж под маской добродетели. Не видать мне моих кинжальчиков как своих ушей! Ладно, плюсуем их к общему счету на месть.

Ты еще пожалеешь, что со мной связалась! — подумал я.

— Так будет лучше! — сказала Дина, глядя на меня и гладя лошадь рукой по крупу.

Несомненно, — подумал я, — осталось только выяснить, кому именно….

Потом мы опять залезли на лошади и поплюхали дальше, опять по каким-то заросшим тропам, ныряющим то в овраги, то в кусты. После обеда мне стало полегче, и я решил заняться проверкой подозрения, пришедшего мне в голову. А именно насчет эмпатической способности варгов.

Над головой в прорехи деревьев светило голубое небо, лился солнечный свет, зеленели кусты… Все было ярко и празднично. И вот, среди этого великолепия и красоты, я ехал, и "вонял". В ментале. Я представлял себе блевню. Какая она мерзкая на вид. Какая она вонючая, противная и зеленая. Как она пахнет и что там в ней есть. И, все чувства, которые я при этом испытывал, я усиленно транслировал в ментал, стараясь поделиться ими по максимуму с окружающими.

Зубастики как — то поодстали и ускакали вперед. Рядом осталась только леди Дина с кислым лицом. Я заметил, как она пару раз поморщилась.

Хорошо, — подумал я, — похоже эффект есть… А если теперь сменить направление вектора?

Я принялся усиленно думать о том, какие варги прекрасные существа, как они красивы и какое счастье находится с ними рядом.

Ускакавшие вперед Рима и Линнела притормозили, давая себя догнать. Отставшие Жаклин

и Эльвира пришпорили коней. Дина улыбнулась.

Так, отлично, — подумал я, — а теперь снова — блевня!!

Картина повторилась, как и в первый раз. Все постарались быть от меня подальше.

Чудненько, — подумал я, снова меняя вектор.

Поэкспериментировав и погоняв настроение туда — сюда, я пришел к безрадостному для себя выводу. Зубастики были менталками. Причем, похоже, врожденными.

Прелестно, просто прелестно! — подумал я, придя к этому выводу, — это ведь они меня насквозь чувствуют! Ничего не скроешь! Да что там скроешь! Соврать не получится! Враз ущучут! И как же мне теперь быть? С моими остатками эмпатии? Сихотский мир! Угораздило же меня….

Оставшееся время до вечернего привала я размышлял над тем, как мне быть и что мне делать.

Тут еще в голову влез дурацкий припев из земного фильма:

 

Мама, мама! Что я буду делать? Ку…!

Мама, мама! Как я буду жить? Ку….!

 

Прокрутив его в голове под свои невеселые мысли раз пятьсот, я, наконец, поклялся забыть этот припев навеки и принял решение.

Придется делать хитрое плетение, — решил я. Что бы при обращении к любой из них автоматически излучалось в ментал восхищение и радость. Вроде должно будет получится… А вести буду себя как добрый но простой-простой княжеский сын. Оставшийся разумом где-то еще в детстве. Что с такого возьмешь? А сам пока поищу способ слинять, да и отшутиться нужно. Сориентируюсь только, где тут пошутить лучше всего… Чтоб запомнилось…

На ночевку встали на большой поляне, подальше от деревьев. Расседлали лошадей, развели костер и принялись готовить ужин.

Я ни к кому не лез, сидел и потихоньку наблюдал за окружающими. На меня не обращали внимания, все занимались своими делами. Даже были моменты, что со мной рядом вроде никого не было.

На побег что ли провоцируют? — подумал я, — вот и не угадали! Прям Щас я так вскинусь и побегу в вечерний дикий лес с голыми руками! Дудки! Дураков нет! Подождем более благоприятного момента…

То, что я был прав и от меня ожидали более активных действий, я понял по нескольким разочарованным взглядам, вернувшихся зубастиков, которые непонятно зачем куда-то ходили.

Обойдетесь…. Я вам потом развлекуху устрою… — усмехнувшись про себя, подумал я.

На ужин давали кашу из местных бобов с мясом.

Горелая… — поморщился я, попробовав первую ложку.

— Что? Не нравится? — агрессивно поинтересовалась кашеварившая Рима.

— Помню, как-то батюшка нашего повара, за такую кашу, приказал пороть на конюшне! — свещал я, глядя ей прямо в глаза, и лучезарно улыбнувшись.

Какая ты красивая и замечательная! Я в восхищении от тебя! — добавил я в ментале.

Услышав, что я сказал, Эльвира и Жаклин одновременно фыркнул в свои ложки. Каша полетела во все стороны.

— Дарг! — ругнулась Дина, вытирая лицо.

— Что ты сказал? — вспыхнула Рима.

— Да так… О доме вспомнил… Скучаю… — невинно улыбнулся я глядя ей в глаза.

Я не вру… Я действительно, хочу домой… — кинул я в ментал свои чувства, вспоминая Эсферато.

Эльвира с Жаклин захрюкали в свои миски. Мгновение спустя к ним присоединилась Линелла.

Рима пристально смотрела мне в глаза, но я безмятежно улыбался ей в ответ, посылая сигналы — ты прелесть, ты просто прелесть.

— Скучай следующий раз про себя! Молча! — наконец сказала она, бросив взгляд на леди Дину.

— Хорошо! — послушно кивнул головой я, — злорадно ухмыляясь про себя.

Больше ничего интересного за вечер не произошло, и отряд принялся готовиться к ночевке.

— Держи! — сказала Рима и рядом со мною на землю плюхнулась на землю тощая скатка.

Вот из ит? — подумал я, осторожно приподнимая ее за край двумя пальчиками.

— Ты что, никогда не спал на походной постели? — хмуро спросила Рима, наблюдая за мной.

— Почему? Спал… — ответил я, — только те были потолще…

— Это из специальной ткани. Такие делают только в Этории!

Продукт высоких технологий? Ну ладно, посмотрим… — я принялся раскатывать выданную постель. Через пять минут Дина назначила очередность охраны и все завалились спать.

Динка — то вроде офицер, командует! Подумал я, плотнее заворачиваясь в одеяло, — какая-то она тонкая, эта высокотехнологичная постель! Все неровности почвы на ребрах…

Так, что там у меня с заклинанием ментальной защиты? Значит, нужно это прицепить сюда…. А это должно реагировать на это… и как это будет?

Однако долго мне позаниматься защитой не удалось. Я банально вырубился. Видно сказались волнения и тревоги предыдущей ночи и дня. Проснулся я посреди ночи от холода.

Где это я? — спросонок не понял я, лязгая зубами, — а все там же! Сихот! Как чувствовал что, что — то не то с этой постелью! Слишком тонкое это нано полотно!

Я попытался было поплотнее завернуться, но это было бесполезно. Холод пробирал до костей.

А может это мне специально такое подсунули? Типа шутки? Сами-то дрыхнут без задних ног! — пришла минут через пятнадцать мне мысль после безуспешной борьбы сна с холодом.

Ну, точно! Спят как миленькие! — я поднял голову оглядывая спящий лагерь, — и Дина дрыхнет!

Ладно, если я не сплю, то почему должны спать другие?

Я встал, и, прихватив свою постель за край, потащил ее к Дине.

— Ты чего? — мгновенно среагировала та, поднимая голову.

Ну, точно не спала! Наверное, слушала, как я верчусь, околевая…

— Двигайся! Замерз я! — громким шепотом сказал я, плюхая свою постель рядом с нею.

— Чегоо-о?

— Того! Слышала, что один индеец под двумя одеялами замерзает в снегу, а два индейца под одним одеялом нет?

— Какие индейцы?

— Краснокожие! Двигайся, давай!

— Да ты что себе возомнил?!

— Чего возомнил? Украла ребенка, так заботься теперь!

— Какого ребенка? — обалдело спросила Дина.

— Меня украла? Вот и заботься! Или ты хочешь привезти в Эторию мою мороженную тушку?

— Какой же ты ребенок?

— Сама мальчиком называла!

Откуда-то сбоку, из темноты до моего слуха долетело хрюканье, как будто кто-то давится смехом в подушку, стараясь, чтобы его не услышали. Дина его тоже услышала. Она приподнялась на локте, вглядываясь в темноту.

— Тссс, — приложил я палец к губам, — перебудишь всех! Вот будет завтра погоня, а мы не выМспаМши…

— Какая погоня? — вскинулась Дина.

— Какая, какая…. Жестокая и беспощадная!

— Откуда? Кто?

— Какая ты любопытная. Вот будет, сама все и увидишь! А перед погоней выспаться нужно. Двигайся, давай!

Хрюкали уже с трех сторон.

— Спокойной ночи, — сказал я, ложась рядом с Диной и поворачиваясь к ней спиной, продолжил, — надеюсь, ты не будешь на меня складывать ночью ноги? Терпеть не могу, когда на меня складывают ноги.

— И-ииии! — долетело до меня из темноты. Похоже, у кого-то началась истерика.

Дина замерла, видно не понимая, что ей делать. Я тоже замер, посылая в ментал — Диночка, какая ты прелесть! Я так восхищаюсь тобой! И я так счастлив, находится рядом!

Еще немного поколебавшись, Дина молча легла на свое место. Я шумно счастливо вздохнул и привалился к ней спиной.

Завтра нужно срочно доделать заклинание, — подумал я, смеживая веки, — а теперь спать, спать…. спать….

 


Эриадор. Где-то в пустыне | Черт-те где | cледующая глава