home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Эри

Опять она меня ищет…! — подумал я, услышав Динин голос, — что — то она прямо какой-то назойливой становится!

Я лежал на диване в гостиной, закинув ноги на его мягкий подлокотник.

Устамши я, заембамшися… — начал говорить я с ней про себя, не особо заморачиваясь ее отсутствием рядом с собой, — утаскался я!

Бараки оказались не приземистыми и серыми, как им было положено быть, а солидными, из светлого камня зданиями за высокой стеной. Их там было много, за ней. Вот все вместе они и назывались одним чохом — Бараки. Как я понял, это было что-то вроде центра для обучения молодых солдат. Там же крутились варги и более старших возрастов и званий. Короче, учебка при гарнизоне, как говорят на Земле.

Зачем меня Динка сюда притащила, я не понял. Похвастаться, что ли? Как во мне дырку глазами не протерли, просто удивительно. Глазели все! Особенно запомнились выражения лиц Дининых подопечных. Смотрели так, концепт — кар, который поступит в продажу только в следующем году, однако на нем уже кто-то ездит. Однако Дина долго пялиться им на меня не дала. Построила, скомандовала и они у нее заскакали как зайчики. Ну, посидел… ну посмотрел… Ну прыгают…

После показательных выступлений земного спецназа — баловство одно. А уж если с нашей Ареной сравнить — так вообще смех один. Да, руками быстро машут. Ну и что? Все ведь зависит от конкретной ситуации. Будь я в своей броне, мне это рукомахание — плюнуть и растереть! Или земляшек взять в их келаре. Не, зарЭзать их конечно можно… в принципе, так сказать, тЭорЭтически…. Только вот не дадут они себя зарезать. Любят они себя…. Поскакушки эти до них просто не дойдут. Какой — там не дойдут! Не добегут!

Так что, для местных это может и впечатляюще выглядит, но для того, кто кое-что повидал в других мирах, эти танцы — сущие пустяки! — сказал я сам себе, укладываясь на деревянною скамейку, на которую меня усадили, — я лучше полежу! На солнышке…

Я вытянулся в полный рост, скрестив ноги, закинул руки за голову и, закрыл глаза, подставив лицо солнечным лучам.

Солнышко! Ветерок… Хорошо — то как! Если бы еще не визги и звуки ударов с площадки, где скакали тренирующиеся зубастики, так вообще бы было замечательно…

— А ты кто такой? И что ты тут делаешь? — полный удивления голос выдернул меня из моей нирваны, в которой я уже начал было задремывать.

Открываю, прищурив, правый глаз. На фоне солнца, в ореоле лучей, силуэт. И никуда не девается.

Похоже, вздремнуть не получится… Видно у моей лавки проходит хайвэй, которого я не заметил, — вздохнул я про себя и ответил на последний заданный вопрос, — тренируюсь! По индивидуальной программе. Скоростное засыпание под палящими лучами солнца как эффективный метод противодействия на допросах противника!

— ЧтооО? Какого противника?

— Всякого, — ответил я, отрывая второй глаз, — который попадется….

— Госпожа Лейтенант! Почему у вас на занятиях посторенние? — заорал силуэт, обращаясь уже явно не ко мне.

Да? Почему? А ну- ка, госпожа лейтенант, ответьте нам! Мне тоже очень интересно, зачем я тут? — немного поёрничал я про себя.

Прибежала Дина.

— Госпожа капитан, это не посторонний! Он… из очень далекой страны…. И я планировала провести проверку его боевых навыков на предмет выявления неизвестных нам приемов в обращении с оружием! — вытягиваясь перед силуэтом, отрапортовала Дина.

А врет-то как складно! — подумал я, продолжая лежать на скамейке, закинув руки за голову, — планировала, видите ли, она! А меня в свои планы она, значит, посвятить не удосужилась! И мнением моим поинтересоваться, тоже не успела! Дырку ей от бублика, а не новые приемы! Пусть сначала кинжалы вернет! А после этого я еще может, быть подумаю…

— А почему он у вас лежит на скамейке?

— Злость коплю, — пришел я на помощь замявшейся с ответом Дине.

— Лейтенант, может вы его все — таки поднимете на ноги?

— Эриадор, встань, пожалуйста, — обратилась ко мне Дина.

Придется вставать, — подумал я, — вежливо просит… да и видать начальство ее пришло. Мутить воду не стоит.

Я поднялся на ноги.

— Вот оно значит как! — произнес силуэт, превратившийся в красивую невысокую женщину с властным лицом и таким же взглядом.

Как, это она видно имела в виду мой ошейник, — подумал я, заметив, что она быстро обежала меня глазами.

— И что же нам может продемонстрировать ваша… ваше протЭ-э-эже, госпожа Лейтенант? Я тоже, с удовольствием посмотрю! — с насмешкой растягивая слова, произнесла капитанша.

— Увы, ровными счетом ничего! — влез я, не давая открыть Дине рта, — по дороге сюда, со мной произошел весьма неприятный казус. Какие-то нехорошие люди сперли мои кинжалы! Вы представляете? А что же я вам могу без них показать? Только противодействие на допросах противника по индивидуальной программе!

— И как же вы умудрились прозевать свое оружие? — с легким презрением в голосе спросила она меня.

— Даже не знаю. Темно там было. И много-много женщин! — ответил я, спокойно смотря Дине в глаза. Вот еще, буду я тут скакать им на потеху. Пусть сами себя развлекают! И ежу понятно, что они быстрее меня. И тренируются каждый день. В отличие от некоторых, которых почти две с лишним недели по лошадям таскали, украдая. Да и вообще. Меч — это не мое.

— Понятно, — кивнула головой капитан, — все ясно! Госпожа Лейтенант, прошу вас, зайдите ко мне после занятий!

— Будет исполнено! — щелкнула каблуками Дина, вытягиваясь во фронт.

Какая служака! А форма ей идет! Подчеркивает…. Грудь… и брючки по попе плотненько натянуты… Так! Стоп! — сказал я себе, перестав скользить глазами по Динкиной фигуре, — что-то меня куда-то не туда занесло! Это мне не интересно! У меня ошейник! Ошейник…. Она просто тварь!

— Эри!

Да тут я, тут! Что там опять случилось? — подумал я, выныривая из воспоминаний.

— Эри! Почему ты не отзываешься?

А что, я обязан, что ли?

— Сплю! Устал…

— Тебе нужно больше бывать на воздухе и больше есть и двигаться! Чтобы не уставать! — заявила Дина, с верхней площадки лестницы.

Чёт я не понял… У меня тут что, санаторий — профилакторий с заботливым персоналом?

— Что-то случилось? — спросил я, стараясь перевести разговор в более осмысленное русло.

— Нет! То есть… да!

Похоже она малость не в себе…. Первый день на работе… после отпуска… Говорят это большой стресс. Я вот лично не знаю. Не работал. И что там у нас дальше?

Я постарался изобразить на лице ожидание.

— Эри… я…ну… в общем я не смогу тебя больше брать с собой!

Да неужели? Неужто кто-то там наверху услышал мои молитвы?! — возликовал я.

— А что случилось? — делая печальное лицо Пьеро из фильма про Буратино, спросил я.

— Видишь ли….- взявшись за блестящую пуговицу камзола на своей груди и глядя мимо меня, сказала Дина, — командование считает нецелесообразным твое присутствие на занятиях….

Ага! Похоже, тебе капитанша пистон вставила! Понятно теперь почему ты от нее такая розовая вышла. Это она молодец! Значит, я теперь весь день буду предоставлен сам себе?

— Да, командование, у вас странное…. - сказал я, согласно кивая головою.

Не любит когда другие спят, пока они службу тащат, — это я уже произнес про себя.

Дина хмуро посмотрела на меня, но обсуждать странности своего командования со мной не стала. Видно решила соблюдать субординацию.

— Эри, я хочу попросить тебя…. - неуверенно произнесла Дина, глядя на меня с какой-то грустью.

— Мда? — откликнулся я.

— Я хочу попросить… быть дома, пока меня нет.

Чего? Сидеть в четырех стенах, дожидаясь пока она придет? Вот еще! Как я буду разведкой заниматься? Сидя на одном месте много не узнаешь…. Исключено!

— Хотелось бы знать, причину столь странной просьбы, — наклонив голову к плечу, вежливо поинтересовался я.

— Знаешь, ты все-таки не варга…

Ага, я тоже это замечал, — прокомментировал я про себя ее мысль.

— Могут быть всякие… всякие… всякие неожиданности! Ты ведь почти ничего не знаешь о нашей жизни!

Вот и узнаю. Сам. Без всякого стороннего контроля… — подумал я.

— Сидя сиднем в доме, я тем более ничего не узнаю, — ответил я.

— А если я тебя попрошу? Очень — очень попрошу?

— Да сдурею я целый день взаперти сидеть! — возмутился я, и секунду подумав, добавил уже более спокойно, — и какие будут после этого наши отношения?

Дина промолчала, опустив голову и с задумчивым видом водя указательным пальчиком по лакированным перилам. Туда-сюда. Туда- сюда…Я следил за его перемещениями и ждал продолжения.

— Хорошо, — наконец сказала Дина, поднимая голову, — я не буду тебя сажать в клетку…

А я где? В клетке и сижу! — хмыкнул я про себя.

— Гуляй! Только пообещай мне, что ты не будешь прятать знак под воротник или платок. Обещаешь?

Знак? Что еще за знак? А! Это, наверное, так политкорректно называется мой ошейник! Вот еще было удовольствие, чтобы на меня все пялились. Чего я тогда с воротником тут у портного мудрил?

— Или я буду настаивать на том, что бы ты сидел дома! — заявила Дина, расценив мое молчание как несогласие.

— Ладно, договорились, — вздохнул я.

Не мытьем так катаньем. Все настроение испортила, зубастая. Тварь, однозначно….

 

Вечереет, — подумал я, прищурившись одним глазом на заходящее за крыши солнце, — пора возвращаться. Она, похоже, уже дома…

Второй день я болтаюсь по городу, предоставленный сам себе. Глазею, общаюсь и собираю информацию. Не так все оказалось здорово, как представлялось. Как — то не идут со мною местные на общение. Не, когда деньги показываешь, то торговцы и трактирщики Вась — Вась, хрю — хрю! Что желаете? Извольте! Но вот поговорить за жизнь — ни — фи — га! Глазами зыркают по сторонам и бычатся. Эмпатически чувствию — опасаются чего-то. Идиоты пуганные…. А из библиотеки меня просто выперли. Там варги заправляют.

— Приходи со своей хозяйкой! — насмешливо скаля клыки из-за стойки, сказала мне зубастая молодушка, закончив разглядывать меня и мой ошейник.

Чтоб ты сдохла, тварь! — от всей души пожелал ей я, выйдя на крыльцо, — с хозяйкой приходи! Тварюга…

Так что я эти два дня просто проболтался по улицам, наблюдая идущую вокруг меня жизнь, но никак не участвуя в ней и не понимая скрытых пружин, которые приводили ее в движение.

Тут еще один нюанс всплыл. Все встречные варги "ложили на меня глаз", не стесняясь. Разглядывали подробно, скрупулезно и оценивающе, как мегозвезду ТиВи по случайке встреченную на улице спального микрорайона.

Гадство! — ругнулся я в очередной раз про себя, ощущая щекочущие спину взгляды, — ну как тут шпионить, когда на тебя все смотрят? Разве можно незаметно подойти, послушать, задать небрежно пару вопросов и свалить, так, что о тебе через пять минут никто и не вспомнил?

Совершенно невыносимые условия для сбора информации! Идешь как по подиуму. Понятно, почему трактирщики так бычатся на меня….

Проверил я и что будет, если спрятать ошейник. Поднял повыше воротник, застегнув на нем последний крючок, вытянул повыше шейный платок и завалил в первый попавшийся трактир.

— Не правда ли, неплохая сегодня погода? — спустя буквально минуту, без всякого приглашения, плюхнулась за мой стол варга, возраста Дины.

— Кому — как… — удивившись такой бесцеремонности пожал я плечами.

— Ну, по нынешним временам сегодня очень даже неплохой день, — сказала незнакомка и, решив, что приличия соблюдены, о погоде поговорили, перешла к главному вопросу, — я вижу вы впервые в нашем городе. Совершенно очевидно, что вам нужен сопровождающий. У нас тут столько интересных мест! Не желаете ли их увидеть?

Фига себе! — ошеломленно подумал я, разглядывая собеседницу, — на ходу подметки рвут! Похоже, это как раз те самые неожиданности, которые Динка имела в виду…

Шустрая! — подвел я итог разглядыванию сидящей напротив меня варги, — сразу к делу перешла. Дина как — то помелонхольнее будет. Видать, идея спрятать ошейник была неудачной….

— К большому сожалению, я занят, — ответил я, делая печальное лицо.

— А чем вы заняты? Может, я помогу вам решить ваши дела? Я все тут знаю. А потом мы погуляем, я вам город покажу.

— Занят я, занят! — начиная сердится, сказал я и, расстегнув ворот, стянул вниз шейный платок, являя ошейник.

Немая пауза длилась секунды три.

— Шутишь, значит? — нехорошо прищуриваясь, нагнулась ко мне через стол варга.

— Замерз! День сегодня прохладный, — глядя ей в глаза, ответил я, — вот и застегнулся…

— Мерзлявый? Смотри, мерзлявчик, за такие шутки тут могут так погреть, что уши отвалятся!

— Добро пожаловать в славный город Морхейм! — спокойно ответил я, не отводя глаз.

Варга хмыкнула, еще раза обежала меня взглядом и с недовольной рожей вылезла из-за стола, пересев к другому, к подругам, которые встретили ее смешками и насмешливыми репликами.

Пипец какой-то! — подумал я, приводя в порядок шейный платок, — какие тут самки озабоченные… Вот где нужно открывать предприятие по оказанию секс — услуг! Озолотишься. Правда, там что-то говорили про драные горла…

Ладно! Почапали… — сказал я сам себе, прерывая воспоминания и, спустившись с небольшого крыльца трактира, на котором я созерцал опускающиеся за крыши солнце, пошел по улице в направлении Динкиного дома. Но далеко мне уйти не удалось.

— Ой, смотрите, смотрите! Зверушка! Девчонки, идите скорее сюда! Тут лейтенантовская зверушка! — раздался радостный голос сзади.

Оборачиваюсь. А!..! Знакомые лица. Курсантки Динкины. Две рядом со мной еще трое подходят.

Фига себе, обращеньеце! — колыхнулась во мне злость, еще эти соплячки на мне тренироваться будут! Борзота какая! Ладно… поговорим.

— Привет! А я как раз хотела с тобой поговорить, — дружелюбно улыбаясь, сказала заводила, темноглазая девчонка с короткими темными волосами.

— Мне кажется, вы ошиблись! — холодно глядя на нее, сказал я.

— Почему? — удивилась она, — ведь ты же зверушка нашего лейтенанта? Я тебя видела, когда она тебя приводила!

— Вы ошибаетесь в самом главном, — растягивая губы в оскал, произнес я, — вы называете меня зверушкой, хотя на самом деле среди вас всех… — я сделал паузу, пробежав поочередно по ним глазами, — я единственный тут человек. А зверушки — это как раз вы! Причем недоделанные! Или переделанные.

— Чтооо…? — изумленно распахнутые глаза. И не только у заводилы.

— Капчо! Рты позакрывали и разбежались!

Гнев вскипал во мне волной зеленой волной цунами, устремляясь к вершинам дамбы самоконтроля, за которой находился беззащитный мозг.

— Да как ты смеееешшшш…..

Сузившиеся глаза, оскаленные клыки.

Такие молодые, а уже такие зубастые, — проскочила холодная мысль на периферии сознания, синяя, на фоне красной волны злости.

— Нам, ЛЮДЯМ, многое позволено, — наклоняясь к черненькой, доверительно сказал я, — в том числе и держать зверушек в резервациях, типа Этории!

— Бац!!

Кулак свистнул у меня, нырнувшего под удар, над затылком. Мгновение спустя я, со всей дури, протаранил головой заводилу в грудь.

Не ожидала… — самодовольно подумал я, проскакивая вперед и цепляя землю кончиками пальцев, что бы удержаться на ногах, — а я был готов… Полежи пока…. А теперь — ТАПКИ В ПОЛ!!!!

Я рванул вдоль улицы в направлении трактира, рассчитывая вырваться вперед, используя

момент внезапности. А там мне на глаза попадалась оффигительнешая палочка, которая очень мне даже может сейчас пригодиться…

 

Ветер свистел в ушах,

Сердце стучало в висках,

Я покрывал расстоянье

Галактик в секунды…

 

Неожиданно в моей голове сложилось четверостишье. Настроение было просто прекрасное!

Я летел вдоль улицы, легко отталкиваясь от земли, ощущая, как тело брызжет энергией и требует движения и действия. Улююю-лю!!! Фиг догонишь!!!

Сзади, после нескольких секунд заминки раздался топот погони, который стал помаленьку приближаться.

Поднажмем! — скомандовал я себе, — ТАПКИ В ПОЛ!!!

— Стой! Стой, звереныш!

Щассс..! — оскалился я на бегу, — калоши только надену! А вон и моя палочка!

Я вихрем понесся мимо стоящего у крыльца трактира шеста, с помощью которого вечером зажигали фонари, хватая его левой рукой. Топот раздавался уже прямо за спиной. Похоже, догнали!

Эскадре — поворот ВСЕ ВДРУГ! — скомандовал я себе и, уперев посох в землю, крутанулся вокруг него, приседая, что бы погасить скорость.

Первая преследовательница, видать самая длинноногая, внезапно обнаружила перед собой преграду — меня с шестом в руках, и вместо того, что бы прыгнуть на меня ногами вперед, с какого-то перепугу решила меня перепрыгнуть.

Как удачно-то! Просто подарок! — только и успел подумать я, подхватывая шест правой рукой и цепляя им пролетающие надо мной её ноги.

— Шмяк!!!

Преследовательница практически плашмя плюхнулась грудью на землю, не успев толком сгруппироваться. Видно сказалась скорость, с какой она бежала. Поворот ее тела вокруг шеста произошел очень быстро.

Раз!

Два!

Вторая получила скользящий в грудь. Остановиться она не успела, но сумела извернуться, не дав концу шеста попасть в солнечное сплетение.

Быстрая тварь! — уходя назад после "укола" шестом констатировал я. Я отступил назад, оценивая диспозицию. Одна рядом, одна возится на земле, пытаясь набрать воздуха в легкие, еще трое подбегают. Последней, прихрамывая, тянется темноволосая заводила.

— Ну, все, конец тебе! — ощеряясь клыками и выдергивая из- за пояса кинжал заявила уклонившаяся от моего удара варга.

— Какая у тебя миленькая зубочистка… — делая плавный круг концом посоха, что бы зафиксировать на нем ее внимание сказал я, — я такой под ногтями у себя чищу! Вам что, всем такие дают, что бы вы, соплячки, случаем не порезались?

Та в ответ, выставив вперед свою железяку, кинулась на меня, не став дожидаться подбегающих товарок.

Шустро… но опрометчиво! — через секунду констатировал я, приняв кинжал на середину вертикально повернутого шеста и уходя бок, — а вот и пяточка!

Я нижним концом шеста подцепил ее левую, начавшую шаг, ногу.

Вау! Как ты оказывается, широко шагаешь! Сама, небось, не ожидала! А теперь "Нарзан"!

Другим концом шеста, на развороте, я треснул по спине упавшую на одно колено варгу, стараясь попасть по почкам. Удар по спине бросил её вперед, на землю. Я снова сделал шаг назад, оглядываясь.

Варга, валявшаяся до этого на земле, сумела подняться на четвереньки, явно намереваясь встать на ноги. Ну, я же не мог упустить такой момент! Два шага в сторону и она получает от меня шикарный пинок по ее отставленной заднице.

— Ай! — только и сказала она, пробороздив пузом вперед каменную мостовую после небольшого, но стремительного полета.

— Цвай! — ответил я, разворачиваясь к набегающей троице. Но как говорится, за удовольствия нужно платить. Пока я пинал подставленную попку, одна из преследовательниц проскочила за моей спиной, отрезая пути к отступлению, две другие заняли позиции, отжимая меня к стене. — Леди! Я к вашим услугам! — насмешливо сказал я, отступая на два шага назад и перекидывая посох в более удобную позицию.

Дальше все закрутилось просто стремительно. Руки, ноги, шест, кинжалы, так и мельтешили. Однако кручение происходило явно не в мою пользу. Хоть меня и переполняла энергия и было желание подраться, но оппонентки были явно быстрее. Выручало меня пока только то, что они явно не умели сражаться группой. Как-то выскакивали по очереди на меня, словно рыцари на турнире. Тут еще эта кривая палка в руках! Не сбалансированная, тяжеловатая, да еще с дурацкой приспособой для зажигания фонарей на одном конце. Я один раз уже успел ею зацепился. Хорошо не в "усмерть". Меня пока не достали, но и мне похвастать было особо нечем. Несколько ударов вскользь и все! Видно эффект неожиданности прошел, и они взялись за меня по- деловому, в серьез.

Первые две страдалицы, которых я вывел из игры в самом начале, уже поднялись на ноги и тоже встали в круг нападающих. Двигались они не так шибко, как не битые, но все равно, требовали на себя внимания. Ситуация становилась все тухлее и тухлее.

— Девочки, а не пойти ли вам по домам? — спросил я, воспользовавшись паузой в нашей бескомпромиссной схватке.

— Что, зверушка? Испугался? Сдавайся и тогда, мы, может быть, и не будем тебя мучить! Убьем сразу! — скалясь, ответила заводила.

— Я смотрю, вы тут смелые, — сказал я, переводя дыхание, — толпой на одного!

— Слишком много чести для тебя — один на один! Ты тут вообще никто!

— Вообще, не вообще, а по жопам некоторые уже получили! И остальные получат! — насмешливо пообещал я.

— Внимание! Вместе! По сигналу! Живьем брать! Без ножей! И…. пошли! — неожиданно заорала в ответ та.

На меня разом бросились со всех сторон.

Сообразила, тварь! — мелькнула в голове мысль. Дальше пошло рывками.

Вот я радуюсь своему удару, нанесенному в грудь заводиле. Хорошему такому удару, в который я вложился весь, пытаясь достать эту дуру. После него она, кажется, конкретно ушла в "даун". А потом на шесте виснут, не давая им ничего сделать, и меня начинают бить. Бить со всех сторон. Я тоже не остаюсь в долгу. Но рук и ног у меня гораздо меньше.

— Бац! — меня сбивают с ног и начинают дубасить уже лежащего.

Погулял…. убьют ведь падлы… — мелькнула у меня в голове мысль, между градом ударов, — нафиг я с ними связался?

— Прекратить! Немедленно прекратить!

Неожиданно заорал кто-то рядом и меня перестали бить.

Как вовремя — то…

 

Охо-хо хохо…нюшки… Грехи мои тяжкие… ну чего я с ними связался? Приключений захотелось… на жопу… Ну получил…. Ох-хо-хо… Ты же не в своем теле, чудик! Что, забыл?

Будешь теперь с битой рожей ходить… Хорошо, не убили… Вай! А тут — то чё так болит? Вот твари! Со знанием дела били! Падлючки…. однозначно! Ууу…. Ребра мои, ребра!

Мысли, запинаясь друг за друга, бежали у меня в голове нестройной чередой, пока я стоял на крыльце Динковского дома, в ожидании пока откроют дверь. По бокам от меня и сзади стояли патрульные, собственно и вырвавшие меня из лап разбушевавшихся тинеджерщиц.

Наконец открыли.

— Эри! Что случилось? — круглыми глазами глядя на меня, изумленно спросила Дина.

Видать недавно из бараков выпустили… — подумал я, скользнув глазами по ее форме.

— Да вот… с девочками подрался… — ответил я, обессилено обвисая на плече правой сопровождающей.

Та в ответ отпихнула меня бедром — строй, мол, сам!

— С каааа. кими девочками?

— Та… не знаю! Подошли, попросили закурить… ну а дальше как обычно!

— Что попросили?

Я мученически закатил глаза, к потолку изображая крайнюю степень страдания.

Идиота кусок! — ругал я в это время себя, — что ты несешь? Тут же не курят! Видать и по башке тебе хорошо настучали…

— Леди, мы обнаружили его дерущимся с группой курсанток, — влезла в разговор командир патруля, увидев, что я не собираюсь отвечать.

— Курсанток? Каких курсанток? За что они тебя, Эри?

— За что? За то, что я не такой как они…. За то, что я лучше их! — ответил я с надрывом в голосе.

За моей спиной громко фыркнули патрульные.

— О, жестокий город… о, дикие нравы! — приложив тыльной стороной свою правую кисть руки ко лбу, трагично произнес я… лучше умереть, чем терпеть все эти издевательства!

Чья это роль… — подумал я, ломая комедию, — Эдипа? Или Гамлета?

— Ярина! Ярина! — с испугом в голосе закричала Дина, — немедленно пошли за целителем! Скорее!

 


предыдущая глава | Черт-те где | Тетя Эста