home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



К главе двенадцатой

97. Этот этнографический очерк тибетцев написан Пржевальским на основании очень небольшого знакомства его с тибетцами за время вынужденной стоянки экспедиции на горе Бумза. Он в целом, конечно, представляет большой интерес как написанный очевидцем, попавшим в неизведанный и совершенно новый этнографический мир. Пржевальский оговаривается, что он описывает только северные кочевые племена тибетцев. И действительно, южные тибетцы в этнографическом отношении отличны от северных, на юге живут тибетцы-земледельцы, и конечно, эта форма хозяйства очень сильно выделяет их от скотоводов кочевников; материальная и духовная культура в значительной степени испытывает влияние их хозяйственной деятельности.

В характеристике, сделанной Пржевальским, обращает внимание его сравнение тибетцев высшего сословия Южного Тибета, которые "так же красивы, как европейцы". Такое сравнение весьма условно, ибо и понятие "красоты" также весьма условно. Это сказано человеком с европейскими вкусами и европейской цивилизации. Ему противна и нечистоплотность кочевников. При этом нужно учитывать, в каких условиях жили и живут и сейчас номады Тибета, Монголии, Джунгарии, Куку-нора. Когда представляются конкретно материальные условия их жизни, условия быта, работы, тогда объяснима и их "нечистоплотность". Ведь сам Пржевальский, после больших переходов и больших путешествий, оглядывая себя и товарищей, восклицает: "На кого мы похожи!" Рваные, грязные, усталые, они нередко производили впечатление "диких" людей, их вид удивлял местное население.

И здесь Пржевальский обвиняет кочевников Тибета, да заодно и Монголии, в лени и трусости, а тибетцев в лени и воровстве. Как мы отмечали в книге (Монголия и страна тангутов" (1946, стр. 310, примечание 47), многие из этих качеств объясняются положением данных стран как колоний Китая, возтействием ламаизма на население. Ламы учат и призывают к бездействию, к покорности, к непротивлению. Обнищание же кочевых народов Центральной Азии приняло массовый характер и громадные размеры. Конечно, обобщение Пржевальского о тибетских кочевниках, что "это люди без всякой совести и поголовные обманщики", сделано без большого сравнительного материала и с поспешностью.

Некоторые путешественники по Тибету отмечают разбойничьи повадки кочевого населения Северного Тибета, с которыми нередки были вооруженные столкновения, а путешественник французский географ Дютрейль де-Ренс был убит тибетцами в конце своей экспедиции. В течение долгого времени, с 1891 по 1894 г., он и Ф. Гренар изучали Кашгарию (вышли из г. Ош, ныне Киргизской ССР) и Тибет. По дороге в Лхасу их задержали, заставили ждать, как и Пржевальского, ответа высшего духовенства. Между тем суровой тибетской зимой гибли от голода и холода верблюды, остались живыми только два. Морозы доходили до –30°. В Лхасу путешественники так и не проникли, а пошли к истокам Меконга и перевалили в бассейн Янцзы. У путешественников была украдена лошадь. Началась перестрелка, Дютрейль был смертельно ранен, а затем труп его был сброшен в реку. Экспедиция эта сделала богатые географические наблюдения; к счастью, все дневники и багаж экспедиции не пропали. В. Б. Барадийн — русский ученый, бурят по происхождению, сделавший богатое этнографическими исследованиями путешествие в Тибет, пишет, что так уж повелось — изображать тангутов как воровской, разбойничий и дикий народ. Барадийн же утверждает, что тангуты добродушны, обладают смекалкой, свободолюбивы и прямы в обращении. Их нельзя огульно обвинять в бесчестии, им присуще и благородство (Б. Б. Барадийн. См. "Известия Русского Географического общества" за 1908 г.). Помимо работы Барадийна, удостоенной премии Н. М. Пржевальского, интересный этнографический материал о тибетцах можно найти в упомянутой работе П. К. Козлова, в книге Г. Ц. Цыбикова "Буддист-паломник у святынь Тибета", Петроград, 1918. У. Рокхиля — "В страну лам. Путешествие по Китаю и Тибету". Перевод с английского, СПб., 1901. Большой историко-этнографический материал приведен у Г. Е. Грумм-Гржимайло в его "Описании путешествия в Западный Китай", 3 тт. СПб., 1896–1907. Не забыл дать характеристику племен, живущих в Северном и Восточном Тибете и наш замечательный путешественник Г. Н. Потанин, который отмечает радушие и гостеприимство тангутов и то, что рабочие проводники-тангуты, сопровождавшие караван, оказывались достойными людьми, с которыми легко было ладить. "Тангутско-тибетская окраина Китая и Центральная Монголия", т. I, СПб., 1893. Эти свидетельства русских путешественников (Барадийна, Грумм-Гржимайло, Потанина) можно было бы продолжить высказываниями иностранцев о нравах и характере тибетцев. Впрочем, эти высказывания очень разноречивы (Дегодин, Тэрвер, Рокхиль, Гренар и др.).

98. А. Desgodins — аббат Август Дегодин, католический миссионер, путешественник и исследователь Тибета, автор ряда работ по географии, этнографии и языкам Тибета, составитель тибетского словаря и грамматики.

99. По наблюдениям многих путешественников, яки довольно смирные и небодливые животные. Действительно, яки стремительно бросаются ко всему неизвестному, ко всему движущемуся, они быстро несутся к цели, но у самой цели внезапно останавливаются, внимательно смотрят, а затем спокойно отходят в сторону. Но не дикостью и свирепостью нужно объяснять такие качества яка, а его безграничным любопытством, толкающим на такие поступки.

100. Отсутствие курдюка у тибетских баранов отличает их от породы овец, разводимых монголами или тюркским населением Синьцзяна, где преобладают курдючные или полукурдючные овцы. Пржевальский в своих дневниках отмечает, что бараны Куку-нора и в бассейне верхней части Хуан-хэ, разводимые тангутами, также некурдючные: "Мясо плохое; очень жирные не бывают. Вероятно, курдючным баранам нельзя жить в местностях гористых, — трудно ходить по горам. В Цайдаме курдючных баранов также мало; притом у них курдючки небольшие, продолговатые".

101. Пржевальский говорит здесь о секте буддистов-красношапочников, которая в Тибете противопоставляется секте желтошапочников. Красношапочники ныне в меньшинстве, они являются "староверами", более многочисленны желтошапочники. последователи учения ламы Дзонхавы, учения, господствующего сейчас в Тибете и Монголии. Впрочем, не только население, но и высшее духовенство одинаково терпимо относятся к обоим направлениям и к их ламам.

102. Это наблюдение Пржевальского для Северного Тибета расширяет границы института "полиандрии", до нашего путешественника, известного в Южном Тибете и на южных склонах Гималайского хребта, в местах, населенных тибетцами или народностями, близкими к ним. О полиандрии позже пишет П. К. Козлов в своей книге "Монголия и Кам": "В семейном быту тибетцев практикуется многомужие — полиандрия. Иногда у одной женщины бывает до семи мужей, которые должны быть непременно братьями; лица посторонние в такой союз не допускаются. Ребенок, происходящий от такого полиандрического брака, считает своим отцом того, на кого мать указала ему как на отца, прочие же мужья матери считаются дядями ребенка. Фамилии в смысле именно семьи в Тибете неизвестны, про детей говорят, что они дети такой-то женщины, а имя отца вряд ли когда и упоминается. Случается также что более состоятельные тибетцы имеют не только одну, но и две жены" (т. I, ч., 2, СПб., 1906, стр. 294).

На полиандрию обращает внимание и другой известный исследователь Тибета У. Рокхиль, но ошибочно ограничивает полиандрию только земледельческим населением страны.

Интересное наблюдение о полиандрии сделал Г. Ц. Цыбиков, который пишет: "В семейной жизни у тибетцев существует, между прочим, полиандрия и полигамия. При этом нам довелось только узнать, что женитьба нескольких братьев на одной и выход нескольких сестер за одного считается идеалом родственных отношений" ("Буддист-паломник у святынь Тибета", Русское Географическое общество, Петроград, 1918, стр. 177). Явление полиандрии (греческое слово) ныне рассматривается как пережиток группового брака, на что обратил внимание Ф. Энгельс в своей известной работе "Происхождение семьи, частной собственности и государства", где пишет: "…многоженство — привилегия богатых и знатных, и жены достаются главным образом путем покупки рабынь; большинство народа живет в моногамии. Таксе же исключение представляет многомужество в Индии и Тибете; его несомненно небезынтересное происхождение из группового брака еще подлежит дальнейшему изучению. Впрочем, в своей практике многомужество кажется гораздо более терпимым, чем ревнивый режим магометанских гаремов" (Госполитиздат, М., 1945, стр. 70–71).

Полиандрия — форма брака, характерная для отсталых народов Азии, впрочем имеющая очень небольшое распространение, гораздо меньшее, чем полигамия, т. е. многоженство.

103. Тибетский язык "бод-скат" морфологически относится к большой группе азиатских языков, куда входят также китайские, бирманские и таи языки. Словарный запас — односложные слова, одни и те же слова могут иметь; различное содержание в зависимости от тона произношения. Диалекты в Тибете сильно отличаются друг от друга. Центральный диалект — главный, на нем говорит население Лхасы и густо населенной долины Брамапутры. Этот диалект "бэке" является сейчас и государственный языком Автономного Тибета. Современный язык имеет мало общего с древним и письменным языком, поэтому замечание Пржевальского о том, что тибетцы бесконечно бормочут молитвы, не понимая их содержания, совершенно справедливо.

Северо-тибетское наречие, на котором говорят кукунорские тангуты, настолько отлично от лхасского, что южные тибетцы почти совсем его не понимают.

Письменность тибетцев или тибетский силлабарий происходит из Индии и уходит своими истоками в санскрит. Буквы состоят из 30 знаков. Тибетская орфография очень сложна, в словах обычные немые графемы, ныне не читаемые.

104. Административное деление в этой части Китая ныне подверглось значительным изменениям. Возникли две новые западные провинции: Цин-хай с центром в Синине и Сикан (Восточный Тибет) с центром в Кандине (Дань-зян-лу).

105. Такое отношение к посетителям, видимо, объяснялось боязнью местного населения своих начальников, получивших соответствующие указания из Лхасы. Иначе как рассматривать описание обычая приема гостя в тибетской палатке, данное — П. К. Козловым? ("Монголия и Кам", т. 2 стр. 293).

106. Эти названия записаны Пржевальским со слов монгола. Поэтому и название реки Ки-чу (Джи-чу), на которой стоит Лхаса, превратилось в Уй-мурень (быть может, Ой-мурэн, что по-монгольски значит лесная река, а быть может, и по названию тибетской провинции Уй).

Гора Напчин-тан-ла оказалась одним из главных хребтов Тибета — Ниенчин (Нян-чэн) Тан-ла, по западной части которого проходит водораздел между бассейном Индийского океана и бессточных бассейнов Центральной Азии. Нап-чу, видимо, правильнее Нуп-чу — верховья Салуэна.

107. Интересующихся историей исследования Тибета мы отсылаем к труду Н. В. Кюнера "Географическое описание Тибета", Владивосток, 1907, в первом выпуске которого содержится большой обзор всех путешествий в Тибет с древних времен до 1905 г. В этом обзоре можно встретить и все фамилии исследователей Тибета, упоминаемых Пржевальским. У Кюнера в примечаниях есть также и ссылки на литературу.

108. Лхасса (Лхаса) расположена на высоте 3 658 м над уровнем океана; постоянных жителей 20 тысяч, из которых большинство ламы. Но так как сюда собираются богомольцы со всех концов буддийского мира, то в городе всегда населения больше указанной цифры в 2–2,5 раза.

109. Бутан и Кашмир — феодальные княжества в северной пригималайской Индии.

110. Лучшее, на русском языке, описание города Лхасы с многочисленными прекрасными фотографиями и даже планом города принадлежит Г. Ц. Цыбикову в упомянутом сочинении.

111. Конклав — собрание кардиналов для избрания римского папы — главы католической церкви; Пржевальский по аналогии перенес этот термин для обозначения собрания высшего духовенства ламаизма для избрания нового далай-ламы.

112. О далай-ламе см. в книге П. К. Козлова "Тибет и далай-лама", Петроград, 1920, а также 8-ю и 9-ю главы сочинения Цыбикова (стр. 251–277). В этом же сочинении можно найти много данных об организации тибетской церкви, административном управлении, описания многочисленных крупных монастырей Тибета. Большинство далай-лам по достижении юношеского возраста умерщвляется ближайшими сановниками, высшим духовенством. В прошлом столетии было убито 5 далай-лам, все в возрасте от 10 до 20 лет. После смерти далай-ламы он, как бессмертный, "перерождается" в младенца, родившегося в тот же день. Выбор нового младенца находится в руках высших лам. Пока далай-лама подрастет, Тибетом управляет регент. Пржевальский шел к Лхасе, когда очередному, тринадцатому, перерожденцу было только 3 года, а не 5, как передали ему монголы, которые обычно прибавляют год, считая возраст с момента зачатия ребенка.

Тринадцатый далай-лама Тубдан-Чжамцо родился в 1876 г. в провинции Уй, его полное имя: Агван-Лобсан-Тубдань-Чжамцо-чжингбрал-ванчук-Чоглой-Намчжал. Он избежал участи своих предшественников и прожил до 1933 г., заключив регента в тюрьму, где тот был задушен. Во время английской военной экспедиции в Лхасу из Индии в 1903–1904 г. далай-лама бежал на север в Монголию, в Ургу. По свидетельству П. К. Козлова, позже имевшего свидание с далай-ламой в монастыре Гумбум во время экспедиции 1907–1909 гг., Тубдан-чжамцо сказал нашему путешественнику: "Передайте России чувства мсего восхищения и признательности к этой великой, богатой стране. Надеюсь, что Россия будет поддерживать с Тибетом лучшие дружеские отношения и впредь также будет присылать ко мне своих путешественников-исследователей для более широкого ознакомления как с моей горной природой, так и с моим многочисленным населением". Далай-лама сам пригласил Козлова приехать к нему в Лхасу ("Монголия и Амдо и мертвый город Хара-хото", Петроград, 1923 г. стр. 505–506, изд. 1947 г., стр. 277). После смерти этого далай-ламы власть Перешла к молодому ламе Ретину, который будет регентом до 1951 г.

113. Orasio de la Penna — миссионер Капуцинского ордена, организовал в Лхасе в первой половине XVIII столетия миссию. Этого монаха упоминает Пржевальский в списке путешественников, побывавших в Лхасе.

114. Пржевальский очень осторожно определял "на глаз" количество населения отдельных частей Центральной Азии. До сих пор это точно неизвестно, число жителей Тибета у разных авторов колеблется от 750 тысяч до 6 миллионов человек только для Автономного Тибета. Наиболее близки к действительности, видимо, цифры: 4–6 миллионов для всего ("Большого") Тибета, в Автономном же Тибете вряд ли больше 3 миллионов человек.

115. Профессор и академик В. П. Васильев (1818–1900) — известный русский востоковед, крупнейший синолог, историк буддизма, знаток китайского, маньчжурского, монгольского, тибетского и санскритского языков. Ему были не чужды и вопросы географии Азии, которыми он охотно занимался. Он первый сообщил о молодых вулканах в Маньчжурии, перевел на русский язык "Географию Тибета" Миньчжул Хутукты (1895). Большая и разносторонняя деятельность этого востоковеда оставила глубокий след в востоковедении, многие его работы были переведены на западноевропейские языки.

116. На этом не окончились попытки Пржевальского попасть в Лхасу, столицу Тибета, закрытую в то время для европейцев. Но и впредь эти попытки не дали желанного результата. Лхаса так и осталась мечтой, не претворившейся в жизнь.


К главе одиннадцатой | Из Зайсана через Хами в Тибет и на верховья Желтой реки | К главе тринадцатой