home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Горная гряда к северу от Западного форпоста

Бандиты не заставили ждать, — через десять минут мы увидели первую машину, медленно въезжающую в ущелье. Медленно, — потому, что проход между скалами очень узкий, едва хватает места для грузовика. Показался запылённый джип, а за ним, осторожно пробираясь по теснине, выехал бензовоз. Когда он выехал на широкое место, его обогнал ещё один джип, заполненный людьми. Ещё одна цистерна… Тентованый грузовик… Два пикапа, загруженных какими-то ящиками… Опять грузовик… Ещё один… Несколько джипов. Один из них с крупнокалиберным пулемётом на турели. Так, — этих надо сразу вышибать из игры, иначе натворят нам дел, мало не покажется. Я осторожно снялся со своей позиции и переместился правее, где за валуном устроился наш снайпер.

— Вижу, мистер Нардин. Не переживайте, сделаю в лучшем виде.

— И перестань говорить мне «мистер»…

— Окей, сэр!

— Вот и прекрасно, — я тихо хлопаю Эндрю по плечу и возвращаюсь на своё место.

Позиции надо менять и чем чаще тем лучше, — иначе размажут. Пристреляются, прижмут к земле и уничтожат. Позиционные бои не для нас. Наше единственное преимущество — в скорости и неожиданности. И самое лучшее, что мы можем сделать, это подбить несколько грузовиков, закупорив, таким образом, выходы из ущелья и отойти. В пяти метрах от меня лежит Чамберс. Он, не отрываясь, смотрит на колонну и шевелит губами. Людей считает? Правильно, это дело нужное. Особенно в такой ситуации — слишком силы неравны.

— Сколько их там набежало, Джек?

Он смотрит в мою сторону и медленно проводит рукой по горлу. Доходчиво. Главное, очень точно. Сколько бы там их ни было, для четверых слишком много! Bordel de merde![29] В голове мелькнул сон, приснившийся в вертолёте. Призрак Джузеппе прав — я больной на всю голову болван, что дал согласие на эту операцию. Ладно, к чёрту такие мысли, надо думать о деле! Не мной придумана фраза: «сегодняшний день обмену не подлежит», так что менять план уже поздно.

Место у нас хорошее — под обстрелом всё ущелье. Есть несколько мёртвых зон, но мы это учли. Самая плохая из них, — это последние тридцать метров перед нашей позицией, там установили Клеймор, направленный в нашу сторону. Если бандиты доберутся до этого места, то смогут укрыться за камнями, расположенными между нами и миной. Вот тогда и придётся её взрывать, иначе нас просто забросают гранатами.

Наконец колонна полностью поместилась в распадке ущелья. Головной джип свернул в сторону, прижимаясь к скале, и пропустил вперёд бензовоз. Они что, привал здесь решили устроить? Дай-то Бог! Это было бы просто прекрасно, — нет ничего беззащитнее, чем только что остановившийся конвой. Охраны — ещё нет, а движения — уже нет. Урча моторами, машины подходят к повороту. Ещё пятьдесят метров… Сорок… Двадцать… Взрыв!!!

Клеймор, установленный на повороте, взорвался, отправив семьсот стальных шариков в короткий полет, прервавшийся в телах людей, сидевших в джипе. Расстояние около двадцати метров, так что цель была накрыта плотно. Это только в армейских инструкциях пишут, что зона поражения M18A1 сто метров, на самом деле не больше тридцати-сорока — проверено!

Слева, длинной очередью, ударил пулемёт. Чак очень удачно накрыл один из пикапов и перенёс огонь на следующую машину — вильнувший в сторону джип. Из него вывалился один человек, рванул в сторону, но пробежал всего несколько метров — на его спине расплывается бурое пятно. Грохнул ещё один Клеймор, заглушив на мгновение крики и началось… Пошла работа!!!

Крупнокалиберный пулемёт, установленный на турели, разворачивается в нашу сторону, но не успевает сделать ни одного выстрела — Пратт попадает пулемётчику в голову и он мешком вываливается из джипа, попадая под колёса грузовика. На миг мне показалось, что я слышу хруст костей. Карраччи, короткими злыми очередями, добивает остальных, сидящих в кузове этой машины.

Бандиты, надо отдать должное, не были дилетантами. По крайней мере их большая часть. Несмотря на неожиданность, они быстро очухались. Укрылись за уцелевшими машинами и огрызнулись огнём, да так, — что мы секунд пять не могли голов поднять. Пришлось взорвать ещё одну мину и пока наши оппоненты приходили в себя, срочно менять позиции…

Взрывается бензовоз, расплескивая огненные языки пламени. Они, словно большие змеи, растекаются в поисках добычи. Над ущельем поднимаются чёрные столбы дыма. Вижу бегущего человека, превратившегося в большой факел. Он падает на землю и безуспешно старается сбить огонь. Ещё один взрыв — рванул бензобак джипа, стоящего неподалёку. Из него выпрыгивает несколько бандитов и бросаются в сторону камней. Выстрел! Один из них, будто споткнувшись, взмахивает руками и падает лицом вниз — пуля попала ему в спину. Эндрю зло оскаливается и берёт на прицел следующего… Сквозь прорезь прицела вижу человека, бегущего прочь от машины. Он держится рукой за бок и слегка припадает на левую ногу. На спине, между лопатками, пятно пота. Медленно выжимаю спусковой крючок — выстрел! Словно кукла, у которой отрезали веревочки, бандит падает на колени и на секунду замирает, словно не верит, что убит. Он ещё заваливается набок, а я уже прицеливаюсь в следующего…

— Отходим! — кричит Джек Чамберс. Он меняет магазин, бросая быстрые взгляды в сторону бандитов. — Отходим, парни, отходим!!!

Он прав, колонну мы остановили надолго. Пора сматываться отсюда.

— Прикрываю! — Чак, короткими очередями бьёт по машинам. — Быстрее!

Джек первым добирается до узкой расщелины, между двумя большими валунами, и еле успевает отшатнуться назад — по граниту ударяет несколько пуль.

— Дерьмо! Откуда они здесь взялись!

— Передовой дозор! — Пратт аккуратно осматривает окрестности. — Я не вижу их!

Да, тот самый полуголый пулемётчик со своими приятелями. Они устроились где-то между скал и теперь старательно поливают нас очередями. Путь нашего отхода не просматривается со стороны конвоя, но с другой стороны мы как на ладони. Надо пройти около пятидесяти метров. Дьявол, нас уничтожает раньше, чем преодолеем половину! Они хорошо знают это ущелье, раз сумели найти возможность забраться на скалы! Патовая ситуация, как ни крути. Мы, — не можем уйти. Они, — не пройдут, пока мы здесь. Это значит, что для нас остаётся только один выход — держаться и сдерживать конвой.

А потом время словно замирает. Оно спрессовано в монолит: взрывами, росчерками пулемётных трасс и пулями, рвущими человеческое мясо. Криками, стонами и проклятьями. Мгновение — это ещё один убитый противник. Ещё один глоток воздуха. Ещё одна секунда нашей жизни, наполненная призрачной надеждой выстоять. Мы отсчитываем время не минутами — выстрелами. Жизнь измеряем не возрастом — свистом пуль над головой. Живи, пока слышишь этот звук! Свою пулю всё равно не услышишь. Мы держимся! Держимся, уцепившись зубами за эту окаменевшую землю. Держимся! Вопреки всему, даже смерти! Держимся, третий час подряд…

В ущельи почти не стреляют. Почти… Короткая пятиминутная пауза, которую нарушают одиночные выстрелы. С флангов нас не взять, атаковать в лоб — самоубийство чистой воды. Хотя пытались, да. Целых три раза, под прикрытием двух ручных пулемётов. Потеряв при этом, около пяти человек, бандиты затихли на целых полчаса. Пулемётчиков выбил Эндрю, а оставшихся успокоили мы с Чаком. Я забрасываю гранату в подствольник и отправляю её в ближайший джип, за которым укрылось несколько человек. Взрыв! Один из нападавших тяжело ранен — осколками ему разворотило живот и он пытается отползти в сторону, придерживая рукой выпадающие кишки. Джек хладнокровно бьёт одиночными. Выстрел! Правильно, стрелять очередями глупо. Он аккуратно выцеливает очередную жертву. Выстрел! Перестрелка то затихает, то вспыхивает с новой силой. Такое чувство, что бандиты не понимают кто мы такие. Может они путают нас с конкурентами? Дьявол их разберёт, этих романтиков с большой дороги.

Позади меня, среди валунов рванула граната. Запустил, кто-то из этих cochons![30] Каменная крошка больно хлестнула по спине, обжигая кожу и на миг стало нестерпимо жарко. По шее потекла струйка крови, — к дьяволу, не смертельно! Я хватаю гранатный подсумок и перебираюсь на другую позицию. Ухожу, и на том месте, где только что лежал, взрывается следующая. Пристрелялись, сволочи! Рядом со мной устраивается Карраччи — он громко ругается по-итальянски, едва успевая поворачивать пулемёт, чтобы остановить прущих напролом бандитов. Один из нападающих успел добраться до валунов. Удачливый, стервец! Со смертью парню тоже повезло — пуля попала в лицо и его откинуло навзничь, на берег ручья. Бегущая вода шевелит его правую руку, и кажется, что он ещё жив и пытается подняться.

Над головой свистнула пуля — merde, кто у них там меткий такой?! Ну вот, опять пошли! Суки, а ведь поняли! Поняли, что нас надо давить и чем быстрее, тем лучше! До этого только отстреливались, а сейчас как взбесились — четвёртая атака, за час. Они лезут под пули не раздумывая. Врешь, нас не взять! Судьба рвала в клочья нашу жизнь, и не вам, тварям, праздновать сегодня победу! Мы словно уличные коты, зажатые собаками в угол. С порванной шкурой и шрамами на оскаленных мордах. Глаза в глаза, и наплевать, сколько псов в этой стае!

— Поль, — Чамберс старается перекричать грохот пулемёта, — Браво! Рота «Браво» на связи!

— Передай, чтобы… — мелькнули, длинным росчерком, трассирующие пули и я отпрянул за камень, выбивая из автомата опустевший магазин. Сбросил его на землю и выхватил из кармана жилета новый.

— Перезарядка! — Чак рванул патронную ленту из рюкзака. — Прикрой!

— Дьявол! — я полоснул длинной очередью, по перебегающим людям.

— Что?!

Карраччи успел заменить ленту и срезал первой очередью, трёх бандитов, рвущихся в нашу сторону. Вдруг он вздрагивает и беззвучно заваливается на пулемёт.

— Чак!

Ранен? Убит?! К нему бросается Эндрю, а я хватаю пулемёт и засаживаю длинную очередь, чтобы заставить этих сволочей залечь и пригнуть головы. Нам надо продержаться ещё немного! Ещё чуть-чуть! Обидно подыхать здесь, в этом Новом мире, который даже не успел увидеть.

— Поль, я не слышу! — Джек пригнулся, прикрывая собой рацию.

— Передавай: «Мама! Я! Хочу! Домой!»


предыдущая глава | Лишнее Золото | 5 год по летоисчислению Нового мира