home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ТЬМА И ЛЕД

Рокот двигателей «Громового ястреба» отзывался в ноющих костях Рагнара, неумолимо повышаясь в изнурительном крещендо, пока тяжело груженный транспорт карабкался в ночное небо. Молодой Космический Волк смутно слышал приближающийся рев моторов, разреженная атмосфера, смягчая этот звук, превращала его в металлическое дребезжание, а на толстом облачном покрове под скалистым уступом появился голубоватый отсвет. Взбирающийся вверх космический корабль прорвал облачный покров, подобно копью, скользя в столбе голубого цвета в лиловый небосклон, усыпанный звездами, где его поджидал «Кулак Русса». Рагнар следил за его движением сквозь замерзшие полуприкрытые веки, пока он не превратился в еще одну ярко горящую точку в небосводе над великой горой.

В считаные мгновения угасли последние звуки грома, оставив молодого космодесантника в его безмолвном бдении. Он давно потерял счет часам, с тех пор как забрался за облака и устроился высоко на вершине Клыка. Одетый лишь в шерстяные одежды и плащ из волчьей шкуры, он преклонил колени в снегу и извлек свой древний леденящий клинок. Опустив конец клинка на мерзлую землю и возложив руки на эфес, он молился Всеотцу и благословенному Руссу, Первому Волку, пока кристаллы льда не забили горло и не закололи в легких. Всю ночь напролет он ждал, подняв лицо к бесконечному простору космоса и надеясь соприкоснуться с тем, для чего у него не было точного названия.

После короткой встречи с Великим Волком его дух воспарил – на некоторое время. Цепи долга были наконец ослаблены, его манили поля брани. Что еще более важно, на Чарисе видели Копье Русса, и впервые Рагнар ощутил, что может обрести возможность искупить свою вину и восстановить честь ордена.

Однако прошел день, он начал готовить к походу свою боевую экипировку, и его снова стали одолевать мрачные мысли. Известие о поражении Берека от руки Мэдокса оказалось страшным ударом, и общая ситуация, как ее обрисовал Старый Волк, казалась мрачной. Восстановление миров, уже погубленных Хаосом, займет столетия, если вообще окажется возможным. Он уже слышал о мирах, стертых до основания вирусными бомбами и циклонными торпедами, после того как их признали зараженными слишком сильно, чтобы можно было вернуть их на истинный путь. Снова и снова Рагнар мысленно возвращался к тому мигу в храме на Гарме, когда он держал Копье Русса в руке. «Я метнул его, – думал он, – и все, что произошло после этого, случилось изза меня».

Он не мог не вспоминать о том, что Старый Волк сказал в зале советов: «Мэдокс и его одноглазый хозяин, должно быть, планировали это десятилетиями». Так ли это? А если так, то кто же тогда он? Всего лишь пешка, которую тянули и толкали по огромной доске, видимой лишь чернокнижнику Хаоса? От этой мысли его грызла тоска. Одно дело – бороться изо всех сил и потерпеть неудачу, – по крайней мере, это доблестное поражение, с чистой душой и честью, но плясать под дудку злых сил – этой мысли ему не вынести.

Итак, он забрался на высочайший склон Фенриса, преодоление которого было далеко за пределами возможностей смертных, чтобы уставиться в небеса в ожидании… чегото – быть может, соприкосновения со святостью, такого, как он ощутил в священной обители на Гарме. Он помнил умиротворение, испытанное тогда, ощущение своей правоты, которое отогнало боль, и усталость, и сомнения.

Однако не в этот раз. Паря между небом и землей, между пламенем и льдом, Рагнар Черная Грива остался наедине лишь с тишиной и сомнениями.

Лед слегка хрустнул, когда Космический Волк медленно наклонил голову. Его дыхание больше не оставляло призрачной дымки в разреженном воздухе, оно замедлилось и охладилось почти до уровня гибернации. Он слышал, как вяло течет кровь по его венам и медленно, поочередно бьются его сердца.

Прошло несколько долгих мгновений, прежде чем гул голосов отразился в его оцепенелом мозгу. Голоса приближались, доносясь из толстого облачного покрова в нескольких десятках метров ниже. Первым появился Хаэгр, который выплыл из жемчужного тумана, словно серобокий кит. Его глазабусинки сразу углядели Рагнара.

– Ха! – воскликнул он своим гулким голосом, странно искаженным на этой высоте. – Я же сказал тебе, что мы найдем его здесь! Три бочонка эля «Железная голова», вот что ты мне должен, Торин Неверующий!

Огромный Космический Волк, выпятив, как всегда, грудь бочкой, решительно направился по оледенелому склону к Рагнару, тяжелые доспехи Хаэгра придавали его грузной поступи дополнительные вес и мощь. Лед сверкал на плечах его плаща из медвежьей шкуры, искрился в обвисших моржовых усищах, а щеки пунцово пылали. Несмотря на проделанное восхождение, гигант все еще нес в правой руке огромный рог для эля. Позади него шел Торин, без шлема, но в полярном капюшоне, отчасти защищавшем его худощавое лицо от холода. Он ступал куда легче, но и на него суровые условия наложили заметный отпечаток.

– Два бочонка эля, а не три, – возразил старший Волчий Клинок, – но ты, по крайней мере, честно их выиграл на сей раз. Как ты догадался искать здесь?

– У могучего Хаэгра мускулисты не только руки, – заявил исполин, постукивая одетым в броню указательным пальцем по своему черепу. – Ты видел его взгляд, когда он выходил из оружейной комнаты сегодня днем? А когда он в таком мрачном настроении, просто вообрази самое худшее, самое негостеприимное место, куда Волк может забраться по своей воле, там ты его и найдешь. – Дородный Космический Волк взобрался на уступ к Рагнару и вперил в него суровый взгляд. – Судя по его виду, проторчал тут всю ночь. Его кожа чернее, чем сердце инквизитора.

Торин проскользнул за Хаэгром и опустился на колени рядом с юношей. Старший воин глядел на него так пристально, что на мгновение Рагнар подумал: а не кажется ли Торину, что он уже умер? Сделав глубокий вдох, он заговорил, при этом слова перемежались скрежещущим кашлем.

– Нужно было время, чтобы подумать, – прохрипел молодой Волчий Клинок, попытавшись сопроводить свои слова уверенным взглядом, но замерзшие глаза отказались ему повиноваться.

Старший Волк бросил через плечо взгляд на необъятное море облаков, простиравшееся под ними.

– Если бы ты прождал тут еще несколько часов, то увидел бы, как взлетает наш «Громовой ястреб», и принялся бы думать о том, как добраться пешком до Чариса, – сказал он. – Габриэлла завтракает и хочет оказаться на борту «Кулака Русса» еще до рассвета. Мы пытались тебя вызвать, но ты выключил свою воксбусину, либо она напрочь замерзла; сейчас и не знаю, что из этого верно.

Рагнар с усилием закрыл глаза и на мгновение сосредоточился на дыхании. Его пульс стал ускоряться, постепенно увеличивая температуру тела. Из глаз побежали струйки воды, подобно потокам слез, и тут же замерзли на щеках. Сжав в руках эфес меча, молодой Космический Волк услышал, как на его пальцах захрустел лед. Вновь открыв глаза, он увидел, что кожа на его руках стала иссинячерной. Долго же придется теперь соскабливать омертвевшие клетки кожи. Стиснув зубы, Рагнар поднялся на ноги. Все суставы пронзила жуткая боль, но он подавил ее усилием воли.

– Я бы спустился к рассвету, – проворчал он, стряхивая с плеч ледяные сосульки.

– Возможно, в следующий раз нелишним будет оставить записку, – заметил Торин.

На сей раз Рагнару удалось упрямо сверкнуть взглядом.

– Если бы я это сделал, вы бы сразу же за мной примчались. Я же сказал, что хотел побыть один.

– Ну что за глупость ты сморозил! – рявкнул Хаэгр. – Волк – ничто без своей стаи, Рагнар. Даже тебе это должно быть понятно. – Он взмахнул рогом перед молодым Космическим Волком. – Да, ты же пропустил пир подлинного героя в зале вчера вечером! Медовухи там было столько, что можно было пустить по ней в плавание длинный корабль, и стол просто стонал под тяжестью той еды, что на него выставили!

– Которую Хаэгр пытался съесть всю сам, – сухо добавил Торин.

Огромный Космический Волк напыжился.

– Не обвиняй меня в том, что у тебя трусливое сердце, – ответил он, выкатив глаза от праведного негодования. – Ты мог бы взять свою долю в любой момент.

– Если не учитывать того, что мне нравится, когда все мои пальцы на месте, – раздраженно заметил Торин. – Я прежде слыхал о том, что входят в раж в бою, но чтобы в такой раж – на пиру? Тебя в младенчестве козел не кусал, а, Хаэгр? Ты пытался есть столешницу в перерывах между блюдами.

– Не глупи! – отрезал гигант. – Мне просто нужна была щепка, чтобы извлечь кусок оленины, застрявший между зубами.

– Это не оленина была, а Рольфи, один из новых Кровавых Когтей, – возразил старший Волчий Клинок. Он бросил взгляд на Рагнара. – Некоторое время эти юнцы просто сидели и глазели на все, что исчезало в глотке Хаэгра, но в конце концов Рольфи решил, что с него хватит. Он потянулся к куску оленины, и этот здоровенный дурень попытался откусить от него. Началась изрядная потасовка. Когти в конце концов свалили Хаэгра, как стая волков, загнавшая медведя.

– А ты сидел рядом и ничегошеньки не сделал! – прорычал Хаэгр, преисполненный негодования.

– Это не так. Я увидел выпавшую мне удачу и чудно поужинал среди обломков, – спокойно возразил Торин и снова взглянул на молодого Волка. – Ты нашел то, за чем сюда пришел? – спросил он.

Подняв блестящий леденящий клинок к звездному небу, Рагнар тщательно осмотрел оружие в тусклом свете.

– Нет, – признался он и вложил клинок в ножны. – Возможно, ответ находится гдето в другом месте.

– Ты имеешь в виду, на Чарисе? – спросил Торин.

– Может быть, – мрачно подтвердил юноша.

Хаэгр раздраженно покачал головой, окидывая взглядом лежащее перед ними безбрежное море облаков.

– Ты, Рагнар, хороший парень, но чертовски много думаешь, – заметил он. – Однако ты умеешь выбирать отличные места для размышлений. – Огромный воин широко раскинул руки и вздохнул. – Клянусь Руссом, такое чувство, будто мы только что прибыли сюда, а уже снова уезжаем, – сказал он с легкой тоской в голосе и тут же рассмеялся. – Видишь, ты и меня на это дело подсадил. Буду теперь годами хандрить, когда мы наконец вернемся на Терру.

– Ты както опережаешь события, – сказал Рагнар. – Сначала нам нужно одержать победу на Чарисе.

– Ха! – ответил Хаэгр, и его лицо тут же просветлело. Он хлопнул юношу по плечу так, что тот покачнулся. – Ну ты и загнул, парнишка! Ты что, не слыхал старую поговорку? Волк побеждает в каждой схватке, в которой участвует!

– В каждой, кроме своей последней, – добавил Рагнар с мрачным выражением лица.

Здоровенный Космический Волк, закинув голову, расхохотался.

– Тогда Могучий Хаэгр будет жить вечно! – проревел он, поднимая к губам свой рог. Помедлив, он опустил рог и вперил взгляд в его глубины. – О, черное дыхание Моркаи! – выругался он. – Моя медовуха замерзла. Давайте поскорее спускаться. Как раз может хватить времени, чтобы ее разморозить и перекусить наскоро, прежде чем мы взлетим.

Рагнар наблюдал в иллюминаторы шаттла за его приближением к «Кулаку Русса». Огромный боевой корабль появился из тьмы как понесшая тяжелый урон крепость. Вражеские лэнсизлучатели оставили на его громадных серых бортах глубокие шрамы и воронки от залпов макроорудий. Его внушительный бронированный нос был обожжен и изъеден разрывами, от надстройки осталось чуть больше половины – остальное превратилось в почерневшие и перекошенные развалины. Небольшие ремонтные суда, зависшие вокруг огромного боевого корабля, использовали гигантские сервоманипуляторы и плазменные горелки для замены разрушенных секций корпусной обшивки. Зоркое зрение позволило Рагнару разглядеть множество ремонтных сервиторов, которые, подобно муравьям, неистово копошились на громадных надфюзеляжных лэнсбашнях, подготавливая их к бою.

Прежде это был линейный крейсер типа «Марс», который почти четырнадцать столетий назад отлично нес службу борт о борт с капитальными кораблями линейного флота Обскураса. В те далекие дни он назывался «Непоколебимый», но это имя покрылось позором, когда в конце 39го тысячелетия архиерофант Вортигерн начал восстание на Алфалусе. Младшие офицеры и команда «Непоколебимого» примкнули к Вортигерну, взбунтовались и перебили офицеров корабля, после чего линейный крейсер вошел в состав вооруженных сил архиерофанта.

Три долгих столетия крейсер был флагманом Вортигерна, пока предшественник Берека Громового Кулака Волчий Лорд Хротгар Железный Клинок не захватил его в ходе битвы у Сестуса Проксима. Вскоре после того Хротгар объявил корабль своим, поскольку потерял предыдущий флагман, и «Непоколебимый» вернулся на службу Империуму под именем «Кулак Русса». С тех пор крейсер участвовал во многих великих сражениях, завоевал почетное место в боевом флоте ордена Космических Волков, и Рагнар огорчился, увидев, в каком жалком состоянии находится корабль. На Гиадах «Кулак Русса» противостоял тяжелым бомбардировочным орудиям «Винко Редептора», боевой баржи ордена Темных Ангелов, а затем сражался с флотилией военных кораблей Хаоса, прибывших поддержать мятеж, устроенный Кадмом на планете.

Хотя крейсер уцелел и даже одержал победу в обоих сражениях, «Кулак Русса» дорого заплатил за свой триумф. Рагнар видел, что боевому кораблю требовались месяцы и даже, быть может, годы, чтобы устранить все полученные повреждения, но такую роскошь в нынешних обстоятельствах Космические Волки не могли себе позволить. Все остальные тяжелые корабли ордена вместе с судами сопровождения уже находились в гуще сражений, и «Кулак Русса» вновь нужен на линии фронта. Команды с Фенриса продолжат ремонтные работы до самой последней минуты и вернутся на свои базы, только когда линейный крейсер будет готов войти в варп.

Молодой Космический Волк знал из донесений, что боевые корабли Хаоса скрываются в засаде у границ системы Чариса. Он вознес молитву Всеотцу о том, чтобы проведенных на крейсере ремонтных работ оказалось достаточно.

– Кажется, ты чемто обеспокоен.

Рагнар отвернулся от бортового иллюминатора шаттла. Новые подразделения Кровавых Когтей были доставлены ночью на борт «Кулака Русса» «Громовыми ястребами», а Габриэлла прибыла на крейсер на элегантно оборудованном личном шаттле с крейсера «Крылья Велизария», принадлежащего ее семье. Молодая лединавигатор непринужденно сидела в изогнутом противоперегрузочном кресле с высокой спинкой в просторном пассажирском отсеке шаттла, ее лицо наполовину скрывала тень.

Молодой Волчий Клинок бросил взгляд в сторону кабины пилота, где Торин вел шаттл на ангарную палубу правого борта крейсера. Хаэгр, верный своему слову, исчез, как только они спустились с вершины горы, и появился на корабле за несколько мгновений до вылета с огромным куском мяса, зажатым в бронированном кулаке. Он слопал все, вместе с костями, не успел еще шаттл покинуть нижние слои атмосферы, и теперь задавал храпака в задней части кабины, да так, что напоминал по звуку тяжелый танк «Лендрейдер» на холостом ходу.

Рагнар помедлил с ответом.

– Кораблю не стоило бы возвращаться на линию фронта в таком виде, – сказал он наконец. – Ты уверена, что не хочешь вновь это обдумать?

Тень улыбки промелькнула в уголках тонких губ Габриэллы.

– После всего, что ты и твой орден сделали для моего Дома? Это самое меньшее, чем я могу отплатить. Но ты уклоняешься от ответа. Тебя беспокоит вовсе не корабль.

Юноша стиснул руки на груди.

– Заглядываешь в мои мысли? – спросил он угрюмо.

Навигаторы Империума – это самые могущественные псайкеры, когдалибо известные человечеству; благодаря своим сверхъестественным способностям они могли безопасно проводить корабли любого размера сквозь вихри варпа. Их способности делали возможными путешествия в Империуме для боевых и торговых судов, именно они – источник колоссального богатства и влияния навигаторских Домов.

Габриэлла несколько раздраженно вздохнула.

– Не валяй дурака, – пожурила она Рагнара. – Когда речь идет о твоих чувствах, тебя почти так же легко понять, как и Хаэгра. Ты пребываешь в мрачном расположении духа последние несколько недель. В чем дело?

Она говорила спокойно, тщательно выбирая слова, как и всегда, но ее настойчивые вопросы вызвали у Рагнара внезапный прилив раздражения. Он хотел уже было чтото выпалить ей в ответ, оскалив изогнутые клыки, но опомнился в самый последний момент. «Да что это со мной?» – подумал юноша. Ведь он дал клятву служить Дому Велизария и защищать его. По существу, Габриэлла имеет над ним такую же власть, как Берек Громовой Кулак или даже Логан Гримнар. Молодой Космический Волк попытался скрыть обуревавший его ужас, но сдался с шумным вздохом.

– По правде говоря, леди, я и не знаю, – ответил он. – Меня это мучает со времени нашего бегства с Гиад, но настроение стало еще хуже после прибытия на Фенрис.

– Ято думала, что возвращение домой тебя порадует.

– Порадует? Как же… Мой орден в состоянии войны, и чем больше я над этим думаю, тем больше проникаюсь уверенностью, что в этом отчасти виноват я.

– Каким образом? Метнув копье в варп? Рагнар, если бы Мэдокс этого хотел, неужели ты и в самом деле полагаешь, что ему понадобилась бы твоя помощь?

Юноша неловко поерзал в своем кресле.

– Ну нет, думаю, нет, но это все равно меня гнетет.

Вздохнув, Габриэлла сложила бледные руки на коленях.

– Рагнар, я понимаю, что значит чувствовать себя в долгу перед людьми, которые тебя окружают, но что сделано, то сделано. Стыдись этого, если должен, но не утопай в сожалениях. Это ничего не изменит.

Молодой Космический Волк уперся взглядом в носки своих бронированных сапог.

– Я понимаю, о чем ты, – сказал он нехотя, – но в последнее время я просто не могу выкинуть эту мысль из головы. Я уже давно толком не спал. В последнее время мне снятся странные сны. Думаю, копье в них присутствует, но не могу вспомнить, о чем они, когда просыпаюсь. – Он поднял на нее встревоженный взгляд. – Думаю, Мэдокс тоже может быть в моих снах. Может, он наложил на меня какоето проклятие?

Габриэлла подняла бровь:

– Проклятие? Вряд ли. По мне, так это больше похоже на чувство вины. – Она грациозно повела рукой в сторону огромного боевого корабля, который разрастался в переднем иллюминаторе шаттла. – Ранек сказал, что здесь во главе Волчьих Когтей, которых мы везем на Чарис, есть молодой Волчий Жрец, быть может, он сможет тебе помочь.

На корме шаттла Хаэгр, всхрапнув, выпрямился в своем кресле.

– Волчий Жрец? – пробормотал он, вытирая с подбородка слюну. – Я его знаю, молодой парень по имени Сигурд.

Рагнар обернулся на дородного Космического Волка:

– А откуда ты его знаешь?

– Он был в пиршественном зале, когда его молокососы стянули мою законную долю яств, – с негодованием заявил Хаэгр. – Пытался читать нотации мне о дисциплине и уважении! Да у меня шрамы старше, чем этот щенок! – прорычал он. – У него в заднице такая палка, что я мог бы его как ручную куклу показывать на пирах, – заявил он и нахмурился. – Мы уже там? Могучий Хаэгр мог бы перекусить, чтобы поддержать наивысшую боевую форму.

Рокот маневровых двигателей стих – шаттл начал спуск на ангарную палубу линейного крейсера. Рагнар обнаружил, что у него теперь есть еще одна причина для беспокойства изза экспедиции на Чарис.


НОВЫЙ ВЫЗОВ | Честь Волка | ДЬЯВОЛЫ ВО ТЬМЕ