home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



«КУЛАК РУССА»

Старые плиты палубного настила гудели от топота ботинок команды «Кулака Русса», которая готовила потрепанный крейсер к сражению. Члены экипажа в серой униформе бегом проносились мимо Рагнара, направляясь к своим постам, но Космический Волк видел, как напряжены их лица, чуял запах страха, исходивший от их кожи. Линейный крейсер не в состоянии выдержать сражение.

Рагнару понадобилось почти полчаса, чтобы добраться до командной палубы, которая находилась в похожей на крепость судовой надстройке, в кормовой части корабля. В преддверии боя кровь неслась по его жилам, а голова все еще кружилась от странного сна. Волчий Клинок влетел на командную палубу мимо двух членов экипажа, стоящих на страже у бронированного люка. В воздухе тускло освещенного помещения, несмотря на высокий, как в соборе, потолок, ощущалась тяжесть повисшего в нем напряжения. Офицеры и гардемарины стояли на своих постах, глядя в отделанные медью логикустройства и негромко переговариваясь. В дальнем конце палубы вахтенный командир, стоявший за командным пультом, выкрикивал команды членам экипажа и сервиторам корабельного мостика, находившимся на полпалубы ниже. Молодой Космический Волк увидел зеленосерый шар Чариса, заполнивший на три четверти высокие арочные смотровые окна вдоль носового конца мостика. Они приближались к планете с ночной стороны, и его зоркий глаз различил разбросанные по ее поверхности чуть тлеющие угольки сельских поселений и торговых городов.

Над планетой висела горстка темных угловатых объектов, подкрашенных пульсирующим зеленым светом своих плазменных двигателей. «Рейдеры, – мрачно подумал он, – боевые корабли предателей, экипажи которых поклялись в верности Губительным Силам». Некоторые из них были прежде судами Имперского Флота, другие построены в зараженных Хаосом мирахкузницах у границ Ока Ужаса. Каждый из них втрое меньше «Кулака Русса», но это быстрые, маневренные корабли, и в больших количествах они представляли угрозу для превосходившего их в размерах линейного крейсера.

– Что происходит? – спросил Рагнар, приближаясь к небольшой группе старших офицеров, которые стояли вокруг большого стола с гололитом и разговаривали с Волчьим Жрецом Сигурдом. Среди них он узнал Вульфгара, капитана корабля, а за меняющимися изображениями голокарты углядел полускрытую ими Габриэллу. Такой бледной и напряженной Рагнару еще не доводилось ее видеть, он заметил, как навигатор сжимает кисти опущенных рук в кулаки, чтобы они не дрожали. Насколько он мог судить, Габриэлла держалась на ногах лишь неимоверным усилием воли.

При звуке голоса Рагнара Волчий Жрец развернулся лицом к нему. Сигурд угрожающе уставился на молодого Космического Волка.

– Вернись в свою каюту, изгой, – выпалил он. – Корабль находится в состоянии боевой тревоги. Здесь не место таким, как ты.

Рагнара захлестнул столь дикий прилив гнева, что он готов был броситься на надменного молодого жреца. Несколько корабельных офицеров отошли от Сигурда с настороженным выражением на лицах. Глаза Волчьего Жреца превратились в щелки, волосы на затылке встали дыбом перед лицом внезапной угрозы. Его рука в латной перчатке сжала рукоятку крозиуса.

«Прибереги свой гнев для настоящего врага», – сказал себе Рагнар, усилием воли заставив свое тело расслабиться, а кулаки – разжаться. Хочешь не хочешь, Сигурд – Космический Волк, стоящий выше всех по званию на борту корабля, поэтому он временно исполняет обязанности капитана корабля и его слово – закон. Он обязан принимать во внимание советы Вульфгара и его офицеров, но не более того. Однако Рагнар не собирался так легко сдаваться.

– Мое место – рядом с ней, – произнес он, наклонив голову в сторону Габриэллы. – Куда она, туда и я – особенно во время сражений.

Аристократическое лицо Сигурда исказилось гримасой. Он бросил взгляд на Габриэллу, затем – на Вульфгара и остальных старших офицеров корабля, словно оценивая силу своей власти. В конце концов он уступил, резко махнув рукой.

– Хорошо, – проворчал он, – но только ради леди.

Сделав над собой усилие, Рагнар коротко кивнул Волчьему Жрецу и направился вдоль широкого стола к лединавигатору. По пути молодой Космический Волк быстро оценил ситуацию, представшую его взору в воздухе над гололитом. «Кулаку Русса» оставалось меньше часа до выхода на орбиту вокруг Чариса, но путь ему преграждало не меньше девяти вражеских рейдеров. Мерцающие руны и иконки, указывающие направление движения на гололите, показывали, что рейдеры на высокой скорости покидают орбиту и направляются в их сторону.

Рагнар не заметил поблизости никаких признаков имперских кораблей. Где же флот Берека? Волчий Лорд привел к Чарису боевую баржу, два ударных крейсера и полдюжины кораблей сопровождения. Что же могло с ними случиться?

Вульфгар и два других офицера возобновили напряженный, но спокойный диалог с Сигурдом, а Рагнар встал рядом с Габриэллой. Навигатор устало улыбнулась.

– Ты ужасно выглядишь, – сказала она.

Это замечание его поразило.

– Я мог бы сказать то же о вас, леди, – тихо вымолвил он, озабоченно нахмурившись. – Кажется, вы здорово намучились, доставляя нас сюда. Сколько времени мы пробыли в обычном космосе?

Габриэлла глубоко вздохнула. Ее губы сжались, и Рагнар почувствовал, как она обеспокоена.

– Менее часа. Я привела нас как можно ближе к Чарису, – сказала она немного погодя. – Это было… трудно. Я не вполне могу это объяснить.

– Варпштормы? – осмелился предположить Рагнар.

– Нет, ничего подобного, – ответила она с тревожным выражением на лице. – Хотя потоки вокруг Чариса просто свирепые, вроде… воронки своего рода.

– Воронки? – переспросил молодой Космический Волк. – Ты имеешь в виду, это похоже на водоворот? – Он хорошо знал их по скалистым побережьям Фенриса и понимал, какую опасность они собой представляют.

– Возможно, – заметила Габриэлла неуверенно и прижала дрожащую руку ко лбу. – Я никогда не встречала ничего подобного. Потребовалось все, на что я способна, чтобы провести корабль, преодолев приливные силы. У менее опытного навигатора не было бы никаких шансов.

Рагнар усмехнулся:

– Кажется, леди провела слишком много времени в компании Хаэгра.

Габриэлла улыбнулась Рагнару:

– Оставь эти насмешки Торину. Но что тревожит тебя, мой Волк? У тебя такой странный взгляд, какого я прежде не видела.

Рагнар помолчал, вспоминая сон про волков. Что ей сказать? Что она подумает? Он и сам его не понял. Однако не успел он и рта раскрыть, как разгневанный голос Сигурда заставил его повернуть голову.

– Бежать? Ты полагаешь, что я повернусь и брошусь удирать от врага? – с досадой воскликнул Волчий Жрец. Выпрямившись во весь рост, Сигурд с негодованием взирал на Вульфгара и его офицеров. – Где же твоя честь, капитан Вульфгар?

Этот выпад разозлил людей Вульфгара. Пусть и не Космические Волки, но все же они – с Фенриса и такого обращения с собой не потерпят. Но Вульфгар, опытный капитан, оставался невозмутим.

– Донесений о вражеском флоте возле Чариса не было, – изрек он. – Корабль не готов к сражению. Большая часть наших повреждений устранена на скорую руку, мой лорд. Одноединственное точное попадание приведет нас в негодность и оставит почти беспомощными. – Старый капитан наклонился вперед, на его лице была написана решительность. – Мы должны оторваться от противника сейчас, пока мы еще можем это сделать. Карты показывают астероидное поле неподалеку. Мы можем там укрыться, а потом еще раз попытаться подойти к планете.

– И проводить целые дни, скрываясь, как побитая собака, тогда как роту Громового Кулака растирают в порошок на поверхности планеты? Нет. Я поклялся Логану Гримнару, что безотлагательно доставлю наши подкрепления на Чарис, и я это сделаю, даже если мне придется прорываться с боем через адское пекло! – Волчий Жрец бросил холодный взгляд на Рагнара. – Я лучше умру, чем стану клятвопреступником.

И вновь на Волчьего Клинка нахлынула убийственная ярость. Это неподходящее время и место, чтобы бросить вызов, но на короткий головокружительный миг ему было на это наплевать.

Его рука поползла к эфесу леденящего клинка на бедре, но Габриэлла перехватила его пальцы. Ее легкого пожатия оказалось достаточно, чтобы к нему вернулось самообладание. Рагнар сделал глубокий вдох.

– Волчий Жрец неудачно выразился, – обратился он к Вульфгару, – но тем не менее он прав. На Чарисе отчаянно нуждаются в подкреплении, и даже одинединственный день может оказаться решающим для победы или поражения.

Сигурд бросил на Рагнара короткий оценивающий взгляд, словно удивившись неожиданно оказанной ему поддержке.

– Если мы должны пробиваться с боем, пусть будет так, – нахмурившись, устало сказал Вульфгар. – Посади своих воинов в «Громовые ястребы», мой лорд. Если наши двигатели выйдут из строя, тебе придется срочно подняться и долететь остаток пути.

Волчий Жрец величественно кивнул головой.

– Русс – с нами, капитан Вульфгар, – торжественно произнес он. – Давай обнажим свои клинки и начнем боевую песнь!

– Я слышу тебя, Волчий Жрец, – ответил Вульфгар; казалось, он почерпнул силу в железной убежденности Сигурда. Повернувшись к вахтенному офицеру, он приказал: – Вперед на две трети! Право руля на два румба, зарядить надфюзеляжные установки. Орудийным расчетам открывать огонь по мере наведения!

За тысячи километров от линейного крейсера «Кулак Русса» черные рейдеры стряхнули с себя хватку тяготения Чариса вспышками плазменных двигателей и повернули свои обтекаемые носы в сторону приближающегося имперского корабля. Их корпуса – матовочерные, как темное железо, с вытравленными на них нечестивыми рунами, освященными кровью и благословленными жуткой рукой Хаоса. Фигуры горгулий из покрытой патиной меди, с зияющими алчными пастями, сидели, сжавшись, на приземистых башнях или злобно пялились с бронированных щитов вздымающихся корабельных надстроек. Смотровые окна зловеще светились жутким бледным светом. Рейдеры сорвались со своих промежуточных орбит подобно стае шакалов и рассеялись широкой дугой на пути приближающегося линейного крейсера, сканируя пустоту авгурами и выискивая признаки слабости. Орудийные башни тягуче скрежетали на заржавленных лафетах, наводясь на «Кулак Русса», по мере того как расстояние между двумя сторонами сокращалось.

В ответ далекий имперский корабль повернул вправо, показывая рейдерам свой побитый в сражениях борт и тяжелые орудия. Вдоль верхнефюзеляжного корпуса линейного крейсера две громадные башни развернулись влево, наводя энергетические излучатели на приближающееся вражеское судно. В огромных накопительных камерах лэнсбатарей потрескивали и бурлили дуги голубого цвета, набирая мощность с каждым мгновением, пока тупоносые излучатели не окутались дымкой электрической ярости. Пусть «Кулак Русса» противостоит рейдерам в одиночку и его корпус поврежден, зона дальности орудий линейного крейсера больше, чем у большинства других кораблей Имперского Флота.

Лэнсбатареи выстрелили с промежутком в полсекунды. Сдвоенный луч неодолимой силы пересек черную бездну в мгновение ока и сошелся на рейдере, опередившем остальные. Первый энергетический луч, ударив в пустотный щит рейдера, вспыхнул ослепительно белым в точке соприкосновения, из которой по его изогнутой поверхности понеслись голубые и пурпурные дуги. Какуюто миллисекунду могучая защита держалась, но затем почти неразличимый щит замерцал и ярко вспыхнул, пытаясь рассеять неимоверную мощь лэнса. Испустив сферическую вспышку света, будто лопающийся пузырь, он вышел из строя, и тут достиг цели второй лэнслуч. Он разорвал рейдер от носа до кормы, будто вспоров борт огненным когтем, и добрался до его реакторов. Корабль Хаоса исчез в раскаленном шаре плазмы и радиоактивных паров, окатив остальные рейдеры фейерверком лилового и пурпурного огня. «Кулак Русса» открыл счет.

Полыхая реактивными двигателями, оставшиеся рейдеры продолжали гонку, погружаясь в расползающееся облако обломков. Хотя линейный крейсер все еще находился вне досягаемости их главных орудий, рейдеры несли с собой угрозу. Три корабля Хаоса, вырвавшись вперед, выстроились в линию. Черненые изъеденные дверцы пусковых шахт, утопленных в носах кораблей, разошлись в стороны, и три пары мощных сорокаметровых противокорабельных торпед помчались к линейному крейсеру, оставляя за собой вскипающие шлейфы огненного газа.

– Торпеды на подходе! – крикнул один из офицеров со своего поста на командной палубе.

Рагнару бросилось в глаза, с какой тревогой он смотрел на капитана Вульфгара.

– Лэнсбатареям перейти на противоракетное прицеливание, – приказал капитан. – Батареям левого борта взять на прицел торпедные корабли и огонь по готовности! – Вульфгар повернулся к трем офицерам, стоявшим вокруг консолей слева от него. – Артиллерист! Доложить о состоянии наших турелей ближнего боя!

– Оборонительные орудия на левом борту – готовность шестьдесят процентов, – отозвался старший офицерартиллерист.

– Очень хорошо, – рассудительно заметил Вульфгар. – На этой дальности они, конечно, не промахнутся. Аварийным бригадам быть наготове!

Шесть торпед развернулись широкой дугой, охватывая пространство вокруг «Кулака Русса». Это мощное, но неуправляемое оружие; их траектории были просчитаны адскими логикустройствами на борту выпустивших их судов. Быстрые, как удар молнии, они неслись к километровому борту линейного крейсера. Хотя его двигатели работали почти на полную мощность, имперский корабль мог, в сущности, с тем же успехом оставаться на месте.

Сдвоенный голубой луч хлестнул сквозь темноту по приближающимся торпедам, взорвав четыре из них и превратив их в шары ядерного пламени. Последняя пара смертоносных реактивных снарядов, проскользнув мимо продольных лучей, неслась к «Кулаку Русса».

На расстоянии пятидесяти километров загрохотали оборонительные орудия корабля, обрушив навстречу приближающимся торпедам поток энергетических зарядов и разрывных снарядов. Сдетонировавший неподалеку снаряд пробил топливный бак одной из вражеских торпед, и последующий взрыв разнес ее в клочья. Вторая торпеда продолжала полет невредимой, попав благодаря нечестивой удаче в щель в зенитном заграждении линейного корабля. Она поразила «Кулак Русса» прямо перед ангарной палубой левого борта, ее ядерная боеголовка взорвалась с грохотом молота злобного божества.

Древний боевой корабль вздрогнул от удара, и по всему корпусу крейсера раскатисто прокатился громоподобный грохот. От сильного толчка людей раскидало по командной палубе. Полопались измерительные приборы, из силовых кабелей на переборках левого борта посыпались искры. Рагнар обеспечил себе устойчивость, инстинктивно ухватившись за стол с гололитом, и удержал Габриэллу, обхватив ее другой рукой за талию. На палубе мостика, ниже, стонали от боли раненые, и техножрец возносил молитву Омниссии.

– Доложить о повреждениях! – прокричал Вульфгар изза командного пульта.

– Брешь в корпусе от палубы тридцать пять до палубы тридцать восемь в квадрате четыреста двенадцать, – доложил офицер службы защиты от повреждений. По его лицу лилась кровь из раны на голове, и он отер ее резким движением руки. – Пожар на летной палубе!

– Всему свободному экипажу – на летную палубу, приступить к пожаротушению, – скомандовал Вульфгар. Повернувшись к Рагнару, капитан корабля сказал: – Я рекомендую вам, мой лорд, незамедлительно направиться к ангарам правого борта.

Рагнар бросил озабоченный взгляд на Габриэллу. «Кулаку Русса» сильно досталось, а сражение еще только началось. Лединавигатор, перехватив его взгляд, решительно покачала головой. Молодой Космический Волк кивнул и посмотрел на Вульфгара.

– Мы остаемся с вами, капитан Вульфгар, – изрек он. – Сражайтесь во имя Русса!

Капитан судна вернулся к своим задачам. Поймав устремленный на него взгляд Сигурда, Рагнар был удивлен одобрительному кивку Волчьего Жреца.

Справа один из корабельных артиллерийских офицеров поднял взгляд от экрана с информацией.

– Корабли противника – в пределах досягаемости наших бортовых орудий! – воскликнул он с мстительным удовлетворением в голосе. – Все батареи докладывают о захвате цели!

– Тогда дайте ублюдкам распробовать, что такое ад, – ответил Вульфгар.

Борт линейного крейсера заливал красный свет от оплавленной пробоины, нанесенной ударом торпеды. Струи раскаленного воздуха вырывались из ангарных палуб между кормой и местом удара, бросая мерцающий отсвет на десятки огромных орудийных башен, которые готовились открыть огонь. Стволы макроорудий поднимались в боевое положение, их наведение на цель осуществлялось сложными артиллерийскими ритуалами, которые проводили машинные духи на мостике крейсера. Гигантские пушки одна за другой стреляли по кораблям Хаоса разрывными снарядами размером с тяжелый танктранспортер «Лендрейдер». Взяв в вилку три приближающихся торпедных корабля, орудия крейсера принялись беспрестанно молотить батарейными очередями по их пустотным щитам. Щит одного из рейдеров внезапно вышел из строя, и снаряды обрушились на покрытый рунами нос и надстройку. Один из снарядов прорвался сквозь несколько палуб и попал в находящийся в носовой части склад боеприпасов. Происшедший в результате взрыв разорвал судно предателей надвое.

Еще через полсекунды погиб другой рейдер, его корпус получил десяток пробоин, а надстройку объяло пламя. Последний торпедный корабль из группы продолжал мчаться вперед с перегруженным щитом, но невредимый… пока удар крейсера голубым лучом лэнсорудия не разорвал рейдер.

Почти половина рейдеров была уничтожена, но остальные рвались вперед. Им оставалось менее пятнадцати секунд, чтобы достать линейный крейсер своими пушками.

– Два рейдера поворачивают к корме! – объявил старший офицер ауспекса. – Они охотятся за нашими двигателями!

– Лево на борт! – приказал Вульфгар. – Покажи им наш нос! – Капитан корабля безрадостно усмехнулся. – Быть может, если нам повезет, один из этих богохульников попытается нас протаранить! – Он повернулся к офицерам артиллерии. – Батареям левого и правого бортов приготовиться к залповому огню!

Раздался жуткий металлический скрип, и командная палуба наклонилась под ногами Рагнара: огромный корабль ложился на новый курс. Молодой Космический Волк увидел в высоких смотровых окнах красные и желтые вспышки – это понеслись мимо крейсера, находящегося в критическом положении, первые вражеские снаряды. Он еще раз бросил взгляд на Габриэллу, но ее глаза были закрыты, будто она погрузилась в размышления или в молитву. Он хотел спросить еще раз, не желает ли она отправиться в ангарный отсек, но после секундного раздумья предпочел придержать язык.

Судьба сражения будет решена в течение ближайших нескольких минут. Если линейный крейсер обречен, они не успеют вовремя добраться до ангарного отсека.

Медленно, оставляя за собой хвост замороженного кислорода и расплавленных обломков, «Кулак Русса» развернулся носом к атакующим его рейдерам. Вульфгар тщательно рассчитал по времени этот маневр, выставив вперед покрытый толстой броней нос линейного крейсера именно в тот момент, когда корабли противника приблизились настолько, что крейсер оказался в зоне досягаемости их артиллерии. Макроорудия рейдеров обрушили на приближающийся линейный крейсер потоки огня, непрестанно бомбардируя его пустотные щиты. Первый уровень защиты отказал. Через несколько секунд за ним последовал и внутренний щит. Яростные взрывы замолотили по носу и надстройке крейсера, оставляя глубокие следы на адамантиевой броне пятнадцатиметровой толщины. Мгновения спустя рейдеры помчались мимо имперского корабля, словно полыхающие метеоры; их батареи продолжали поливать противника огнем. «Кулак Русса» ответил громоподобным ревом всех бортовых орудий, открывших ураганный огонь по несущимся и вдоль левого, и вдоль правого бортов кораблям Хаоса. Ближайший к левому борту рейдер вспыхнул голубым пламенем под лучом одного из лэнсорудий крейсера, и очередь макроснарядов тут же разорвала его в клочья.

Лавина разрывов терзала борта имперского корабля. Многие попадания были нейтрализованы защитными бронированными плитами, но местами вражеские снаряды достигали цели. Одну из огромных лэнсбашен крейсера разнесло на части изза того, что вражеский снаряд подорвал ее массивные силовые конденсаторы. Сотни членов экипажа погибли на артиллерийских палубах крейсера после того, как была повреждена броня и нарушена герметизация помещений. Рейдер со стороны правого борта накрыла очередь тяжелых снарядов, которые сбили его щиты и добрались до двигателей. Корабль, потеряв управление, понесся по спирали, оставляя за собой пылающий хвост плазмы и расплавленных обломков, пока через несколько мгновений его реакторы не взорвались.

Затем уцелевшие рейдеры исчезли из виду, умчавшись за корму «Кулака Русса», а экипаж линейного крейсера начал отчаянную борьбу за то, чтобы удержать контроль над древним судном.

С мостика рвались языки пламени, тучи черного дыма затягивали командную палубу. Заработало аварийное освещение, послышались крики ужаса и боли. Офицеры поднимались с палубы и, пошатываясь, возвращались к своим постам. Продолжая поддерживать Габриэллу, Рагнар настороженно всматривался в дымный сумрак, прося Всеотца послать ему врага, с которым можно было бы схватиться.

Старший офицер службы контроля за повреждениями прокричал сквозь дым:

– Повреждения корпуса на многих палубах! Надфюзеляжная лэнсбатарея вышла из строя! Артиллерийские палубы правого борта докладывают о тяжелых потерях. Щиты действуют на пятьдесят процентов. Наши реакторы стабильны, но выходная мощность ограниченна.

– Хорошо, – ответил Вульфгар, нетвердой походкой возвращаясь к командному пульту. – Рулевой! Мы еще можем маневрировать?

– Да, сэр, – ответил главный рулевой. – Корабль инертен, но все еще слушается руля.

– Лево руля на два румба, – приказал капитан. – Давайте очистим наш кильватер и посмотрим, куда делись те рейдеры.

Экипаж космического корабля не может видеть, что происходит непосредственно за кормой судна, где бурлящая кильватерная струя из их реактивных двигателей препятствует работе приборов. Медленно, неуклюже линейный крейсер повернулся, выбрасывая переплетающиеся огненные ленты.

На командной палубе медленно тянулись секунды, пока судовые авгуры искали в пространстве корабли Хаоса. Пожарные команды усердно боролись с огнем на мостике, и удушающий дым стал рассеиваться. Рагнар дышал медленно и ровно, позволяя своим усовершенствованным органам дыхания отфильтровывать дым. Наклонившись к Габриэлле, он спросил:

– С тобой все в порядке, леди? Вызвать медика?

– Нетнет, – запротестовала навигатор, отмахнувшись рукой в пятнах копоти. Ее глаза слезились от дыма, но выглядела она решительно. – БогуИмператору известно, что у них есть куда более серьезные проблемы.

– Пожарные команды на летной палубе рапортуют, что они очистили ангар и обеспечили выход в космос, – доложил офицер службы контроля за повреждениями. – Пожар потушен.

– Хорошо, – ответил Вульфгар. – Где корабли противника?

Старший офицер ауспекса поднял взгляд от своего экрана.

– Никаких контактов, сэр, – сообщил он, в его голосе слышалось облегчение. – Оставшиеся корабли противника отключили свои авгуры и затихли. Они оторвались.

Среди офицеров командной палубы раздались ликующие возгласы.

– Прекратить эти глупости! – рявкнул Вульфгар. – Нам еще далеко до безопасной гавани. Артрасчетам и службам авгуров оставаться на боевых постах. Всем остальным членам экипажа явиться в пункты службы контроля за повреждениями и оказать помощь.

Офицеры бросились выполнять приказ. Вульфгар устало покинул командный пост и приблизился к Сигурду и Рагнару. Ни один из Космических Волков не сдвинулся со своего места. Прошло едва ли несколько минут с момента начала сражения.

Вульфгар обратился к Волчьему Жрецу.

– Сейчас мы расчистили себе дорогу, – мрачно сказал он, – но я боюсь, мой лорд, что «Кулак Русса» серьезно поврежден. «Громовой ястреб» может достичь орбиты Чариса менее чем за три часа. Предлагаю тебе и твоим воинам незамедлительно отправиться на планету. Противник может вернуться с подкреплением в любой момент.

Сигурд с серьезным видом кивнул. Молодой Волчий Жрец окинул взглядом изрядно пострадавшую командную палубу, потрясенный теми разрушительными последствиями, которые повлекли за собой его приказы. Он медленно поднял свой крозиус над головой Вульфгара.

– Восславим Русса и Всеотца! – нараспев произнес он звучным голосом. – Вознесем хвалу тебе и твоему экипажу, капитан Вульфгар! Неверно было с моей стороны предположить, что у такого человека, как ты, нет чести. Мужество, проявленное тобой и твоими людьми, заставило меня устыдиться своих слов.

Жрец возложил руку на голову Вульфгара и произнес слова Благословения Железа, оказав ему честь, предназначенную обычно лишь членам ордена. Когда Сигурд закончил, Вульфгар поднял на него взгляд, исполненный безмолвного благоговения, затем почтительно кивнул Рагнару и быстро вернулся на свой пост.

Рагнар смотрел, как Сигурд в последний раз обвел взглядом покореженную командную палубу. Когда взгляд Волчьего Жреца упал на него и Габриэллу, его лицо вновь посуровело.

– Мы отправляемся на Чарис немедленно, – резко сказал он Рагнару. Когда Сигурд повернулся к Габриэлле, его голос прозвучал куда более спокойно: – Не отправитесь ли вы с нами на одном из наших «Громовых ястребов», леди? Боюсь, вам более небезопасно оставаться здесь, и к тому же пройдет еще немало времени, прежде чем «Кулаку Русса» понадобятся ваши способности.

– Я ценю проявленную заботу, ваше жречество, – спокойно ответила Габриэлла, – но я и мои Волки отправимся на моем личном шаттле.

– Как пожелаете, – ответил Сигурд с коротким поклоном. Рагнару он бросил: – Доложись в штабе, как только спустишься на планету.

Затем он быстрым шагом покинул командную палубу.

Космический Волк наблюдал за уходом молодого жреца, испытывая восхищение, смешанное с негодованием. Позже, поклялся себе он, Сигурд ответит за нанесенные оскорбления. А теперь им предстоит война.


ДЬЯВОЛЫ ВО ТЬМЕ | Честь Волка | В БРЕШЬ