home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



В БРЕШЬ

В силу случая или фатального поворота судьбы вражеская ракетная атака началась в тот момент, когда десантные суда с «Кулака Русса» начали заход на посадку. В двух километрах к северу от точки приземления на изрытой воронками и дымящейся площадке космопорта Чариса из центрального комплекса убежищ завыла сирена оповещения об артобстрелах, и этот сигнал оказался едва различим на фоне нарастающего визга турбин «Громовых ястребов». Через несколько секунд с артиллерийских позиций мятежников на востоке прогрохотал ракетный залп. В это же время первый штурмовой корабль, задрав свой бронированный нос, выпустил ослепительный сноп пламени, начиная вертикальную посадку. Неуправляемые боеголовки посыпались на десятикилометровую территорию космопорта и стали взрываться среди земляных валов, сгоревших складов и почерневших административных зданий. Одна из них упала с другой стороны ангара, менее чем в двухстах метрах от которого Микал Стенмарк и сборный отряд эскорта ожидали на краю посадочной площадки. Взрыв с грохотом взметнул в воздух куски горящей прессплиты и измельченного в порошок феррокрита, но ни космические десантники, ни механизированный взвод Имперской Гвардии, казалось, этого даже не заметили.

Снижаясь, десантные корабли подняли в воздух тучи земли и гравия, которые носились расширяющимися кругами, пока четверка судов не села, образовав ромб, в центре посадочной площадки. Горячий ветер спутывал темные волосы Стенмарка и тянул за потрепанные края шкуры черного волка, наброшенной на его плечи. Жуткая рваная рана на левой стороне головы беспрестанно жалила Стенмарка саднящей игольчатой болью, но Волчий Гвардеец лишь стоически ухмылялся горячему, жгучему ветру и крепче сжимал левой рукой рукоятку силового топора. В последнее время Микалу редко удавалось подержать его в руках, и знакомая тяжесть топора подбадривала его.

Последние три недели Стенмарк нес на своих плечах целую планету, и теперь он мог с радостью сложить с себя это бремя. Одно дело вести людей в бой и сражаться с врагом лицом к лицу – этим Микал занимался в течение стольких лет, что давно сбился со счету, и это получалось у него отменно. Руководить же военной кампанией в масштабах целой планеты из тускло освещенного бункера, противостоя тысячам воинских подразделений и десяткам миллионов гражданских лиц, – это совсем другое дело. Некогда он мечтал о том, чтобы вырасти до высокого звания Волчьего Лорда и держать в своих руках судьбы звездных систем. Чарис показал ему безрассудность его амбиций. Он – воин и командующий и жаждет вернуться на передний край, туда, где ему самое место.

Феррокритовая посадочная площадка задрожала, принимая садящиеся корабли. С некоторым недоумением Микал увидел, что одно из судов вовсе не «Громовой ястреб», но роскошный шаттл с эмблемой Дома Велизария на борту. Должно быть, нечто вроде передового отряда, подумал он, терпеливо ожидая, пока корабли с лязгом опускали штурмовые аппарели и первые отряды с грохотом вываливались под предзакатное солнце.

Вокруг ног Космических Волков, которые выскакивали на феррокрит и выстраивались в ряды, кружилась пыль. Местами волны пыли, казалось, скрывали какието крупные, нескладные фигуры, которые угрожающе крались по углам поля зрения Микала. Он резко помотал головой, чтобы избавиться от этих видений, но это только разбередило его рану. Адский клинок, поразивший его во время бешеного отступления из аудиенцзала губернатора, не был отравлен, насколько мог судить Волчий Жрец роты, но рана не заживала так, как должно.

В считаные минуты три большие стаи Космических Волков выстроились в шеренгу перед своими кораблями, они стояли, высоко подняв головы, с оружием в руках. «Кровавые Когти», – отметил Микал, слегка нахмурившись. Его беспокойство усилилось, когда он обнаружил, что ни у одного из воинов нет на плечах знаков Великого Волка.

Его внимание привлекло движение в конце шеренги. Микал увидел, что вперед выступил Волчий Жрец и поднял свой крозиус в приветствии ожидающему почетному эскорту. Тяжелая мантия из волчьей шкуры и громоздкие отполированные доспехи жреца придавали ему вид чуть ли не ребенка, примерившего отцовскую боевую экипировку. Спустя мгновение, Микал узнал это юное аристократическое лицо. «Сигурд, сын богатого ярла с Драконовых островов, молодой, еще не проливавший крови, – Благословенный Русс, что он здесь делает?»

Неожиданно тяжелый барабанный бой тряхнул землю к западу от них – это батареи дальнобойных орудий «Сотрясаетесь» Имперской Гвардии дали контрзалп по ракетным пусковым установкам предателей. Почти треть Кровавых Когтей вздрогнула при этом звуке, и оружие в их руках дернулось. Беспокойство Стенмарка переросло в раздражение.

Огромными шагами он двинулся к Волчьему Жрецу, оскалив зубы. Безмолвный как тень, Моргрим Серебряный Язык следовал за ним по пятам, наблюдая за разворачивающейся сценой взглядом сказителя. «Отмечая каждую мою ошибку, замечая каждый значительный промах», – угрюмо подумал Волчий Гвардеец. Каждый король и герой хотел иметь при себе хорошего скальда, но горе тому воину, деяния которого оказывались недостойными.

Завидев приближающегося Микала, Сигурд улыбнулся и сотворил знак Волка.

– Да благословят тебя, Микал Стенмарк, Русс и Всеотец, – произнес он нараспев. – Весь Фенрис знает о твоих подвигах на Чарисе, и мы прибыли, чтобы присоединить наши мечи к твоему…

– Где он? – прорычал Стенмарк.

Улыбка Волчьего Жреца погасла.

– Я не… Я не понимаю, – запинаясь, произнес он.

– Где Великий Волк? – спросил Микал, все еще наседая на молодого жреца. Со своей жуткой раной и видавшими виды терминаторскими доспехами Волчий Гвардеец являл собой настоящее воплощение войны, нависшее над Сигурдом и передним рядом ошарашенных Кровавых Когтей. – Когда приземлятся он и его рота? Его задержало космическое сражение?

Сигурд опустил свой крозиус, его лицо омрачилось выражением тревоги.

– Он… его здесь нет, мой лорд, – ответил он.

– Берек здесь лорд, а не я! – крикнул Микал, внезапно охваченный гневом. – Я – его помощник и защитник, и командование этой зоной военных действий должно перейти к Гримнару, как только он прибудет. – Он сделал еще один шаг вперед, его лицо с оскаленными зубами оказалось в нескольких сантиметрах от лица Сигурда. – Так ты можешь сказать мне, когда он и его рота прибудут на эту планету, или нет?

Волчий Жрец побледнел от ощутимой ярости Стенмарка, но проявил твердость.

– Он не прибудет, – прямо ответил Сигурд. – Он не может. Рота Великого Волка рассеяна по всей зоне боевых действий, поддерживая действия других Волчьих Лордов.

Услышав ответ жреца, Волчий Гвардеец остановился как вкопанный. Это потрясение заставило его мучительно осознать, каким посмешищем он себя выставил. Стенмарку показалось, что он ощущает жгучий осуждающий взгляд скальда на своем затылке.

– Я не понимаю, – сказал он, чувствуя, что, несмотря на все его старания, голос выдает, как он уязвлен. – Он что, не читал мой доклад? Берек пал. Мэдокс здесь, с Копьем Русса. Здесь будет решена судьба всей войны.

Сигурд кивнул, теперь – более сдержанно, но в его взгляде попрежнему читалась обида.

– Даже при этих условиях, – ответил он, – Великий Волк не может прибыть. Нас послали вместо него помочь тебе всем, чем сможем.

И вновь волна гнева и отчаяния чуть не захлестнула Стенмарка. Бросив взгляд на ожидающих Кровавых Когтей, он сдержал слова, так и рвавшиеся с языка: «Как прикажете спасти наш орден с тремя стаями новичков и мальчишкойжрецом? Почему Старый Волк покинул меня?»

Вместо того, чтобы высказать все, что он думает, Стенмарк сделал глубокий вдох и постарался абстрагироваться от своих чувств. В этот момент он заметил другую маленькую группу, которая приближалась к шеренгам вновь прибывших войск. Несмотря на расстояние, он сразу узнал их по запахам.

«Рагнар Черная Грива и навигатор Габриэлла в сопровождении Торина Странника и Хаэгра Горы. Что, во имя Моркаи, они здесь делают?» Ответ пришел сам собой почти сразу. «Это Копье. Гримнар послал их, чтобы какимто образом вернуть его. Или Старый Волк действительно доведен до отчаяния, или он знает коечто, чего не знаю я».

Стенмарк предпочел поверить в последнее. Он очень рассчитывал на доклад, который послал на Фенрис, полагая, что, как только Гримнар поймет, насколько плохи дела на Чарисе, Старый Волк соберет своих воинов и возьмет на себя эту кампанию. Микал цеплялся за эту надежду, понимая, что ему не по плечу навязанная задача. Теперь ему придется довести все до самого конца.

Собрав все свое чувство собственного достоинства, Стенмарк повернулся к собравшимся Кровавым Когтям.

– Восславим Русса! – провозгласил он. – Смотрите на залитый кровью Чарис и знайте, что о ваших деяниях здесь будут рассказывать в сагах нашего ордена. Вас ожидает слава во имя Всеотца!

Кровавые Когти не откликнулись на этот призыв, все еще находясь под впечатлением от гневной вспышки Волчьего Гвардейца. Тут Сигурд поднял свой крозиус и присоединился к Стенмарку.

– За Русса и Всеотца! – крикнул он. – Нас ждет слава!

Харальд, командир первой стаи Кровавых Когтей, подхватил этот клич.

– Русс и Всеотец! – проревел он, поднимая свой топор. В считаные мгновения к нему присоединились остальные Космические Волки, стуча оружием по нагрудникам и испуская рев в затянутое дымом небо. Микал Стенмарк слушал крики юных собратьев и старался обуздать свои чувства. По углам его поля зрения резвились призрачные образы: огромные скачущие фигуры – не звери и не люди, а в ушах шелестели какието странные, искаженные звуки. «Это рана, – в отчаянии думал он. – Тот проклятый адский клинок наложил на меня проклятие».

Покосившись на Серебряного Языка, он поймал на себе взгляд скальда, в котором, как всегда, не смог ничего прочесть. Микал догадывался, как закончится его собственная сага. Не все истории кончались замечательно. Некоторые завершались слезами или бесчестием. Он стыдился этой мысли, но примирился с ней.

Неподалеку взвыла сирена, предупреждающая об артобстреле.

Командный бункер был залит красным светом и смердел немытыми телами и желчью. Рагнар решил, что командующая Гвардией выбрала комплекс убежищ космопорта для размещения своей штабквартиры сразу по прибытии со своими полками на Чарис и это временное по первоначальному замыслу место стало постоянным, когда кампания затянулась. Полевые койки и груды пустых банок изпод сухпайков, валяющиеся по углам некоторых из комнат с низкими потолками, свидетельствовали о том, что персонал, занимающийся координацией и планированием, работал, спал и ел на своих постах. Бледные лица и красные глаза людей, которые попались Рагнару на его пути внутри бункера, навели его на мысль о том, что многие сотрудники штаба неделями не видели солнечного света.

Одного этого наблюдения оказалось достаточно, чтобы он понял, насколько отчаянное на самом деле положение на Чарисе.

Задерганные штабные офицеры почти не обратили внимания на вновь прибывших, когда их сопроводили в небольшой зал, превращенный в оперативный штаб. Жесткие скамьи вынесли, их заменили столами с переносными рабочими станциями. Суетящиеся референты метались между узкими проходами, разнося ломкие распечатки штабным офицерам, которые отслеживали донесения из зон боевых действий за тридевять земель. На фоне сухого постукивания логикустройств и вокстелетайпов слышались напряженные разговоры и приказы, отдаваемые приглушенными голосами. Помощники технопровидцев топтались по углам помещения, бормоча молитвы и возжигая свечи, чтобы поддерживать открытыми каналы передачи данных.

Микал Стенмарк провел Сигурда, Рагнара и Габриэллу через переполненный зал к большому, богато украшенному столу с гололитом, который был установлен на бывшей сцене. Там он представил их ледигенералу Эсбет Ательстан. Всеми гвардейскими частями на Чарисе командовала худая, костлявая женщина с суровым аристократическим лицом, большими черными глазами и серостальными волосами, подстрижеными коротко, как у обычного сержанта. Для Рагнара она пахла кожей, амасеком и высококачественным машинным маслом. Среди орденских лент и регалий за многие кампании Ательстан носила на своей офицерской шинели Алый медальон – посмертную награду Имперской Гвардии, и по слабым звукам сервомоторов и поршней Рагнар заключил, что ее правая рука и обе ноги – искусно изготовленные аугментические протезы.

Ательстан устало приветствовала их всех с профессиональной учтивостью, а затем представила старого лысеющего человека в темнозеленом костюме, который неохотно присоединился к собравшимся, поднявшись со своего места в заднем углу сцены. Он был выше генерала, с крючковатым носом и воспаленными серыми глазами и имел вид человека, потерпевшего поражение. Старик хромал на левую ногу и сильно сутулил свои костлявые плечи. Когда он вступил в тускло освещенную зону, Рагнар увидел, что правая сторона его лица и горло покрыты блестящей пленкой герметика для ран, а обе руки обмотаны эластичными бинтами.

– Это – инквизитор Кадм Вольт из Ордо Маллеус, – произнесла генерал. – Он и его люди провели на Чарисе последние три года, расследуя сообщения о проведении запретных ритуалов в местных сельских картелях. После того как начался мятеж, он консультировал нас в отношении возможностей и вероятных намерений противника. – Стальная окраска голоса генерала не оставляла сомнений в том, что от Вольта в этом отношении было мало пользы.

Инквизитор Вольт радушно поклонился Габриэлле.

– Могу ли я спросить, что привело столь уважаемого члена Навис Нобилитэ в такое опасное место, как Чарис? – сказал он.

Габриэлла, прищурившись, холодно кивнула Вольту. У Домов навигаторов издавна были неприязненные отношения с Инквизицией.

– Дом Велизария и Волки Фенриса являются союзниками многие века, – спокойно ответила она. – Помогать нашим уважаемым друзьям всем, чем можем, – долг чести.

– Без помощи леди Габриэллы наше подкрепление никогда не достигло бы Чариса, – вставил Рагнар. – Возмущения в варпе едва не изолировали эту систему.

– Мы так и предполагали, – отметила Ательстан, кивнув. – Что бы ни предпринимал противник на Чарисе, это возымело ужасное воздействие на наших астропатов. Мы ожидали вашего прибытия с большими надеждами.

И Ательстан, и Стенмарк посмотрели на Сигурда, и Волчий Жрец, среагировав на невысказанный намек, начал рассказывать о военном совете на Фенрисе. Командующие внимательно слушали подробный рассказ молодого жреца о размышлениях Великого Волка и их последующем путешествии на Чарис. Рагнар воспользовался возможностью отвести Габриэллу к ближайшему креслу. Навигатор все еще неуверенно держалась на ногах, и, хотя она прилагала все усилия, чтобы скрыть это, Рагнар видел, что путешествие серьезно выбило ее из колеи. Габриэлла приняла приглашение сесть, кивнув с отсутствующим видом и опираясь на его руку.

На борту «Кулака Русса» она была очень усталой и напряженной, но после посадки на Чарисе ей явно стало хуже. На этой планете творилось чтото странное. Рагнар тоже это чувствовал, испытывая странное ощущение нарушения восприятия, словно окружающий его мир не более реален, чем голограмма. На периферии его поля зрения мелькали призрачные фигуры, а в ушах раздавались какието едва различимые звуки. Смятение, которое он ощущал на Фенрисе, не покидало его, – напротив, казалось, оно многократно усилилось. Он чуть было не вскочил с места и не принялся расхаживать по переполненной сцене, как зверь в клетке. Время от времени он бросал взгляд на мрачное лицо Микала Стенмарка: хотелось бы ему знать, испытывает ли легендарный воин похожие ощущения.

– Благодаря мастерству лединавигатора мы вышли из варпа очень близко к Чарису, где нас атаковало соединение вражеских рейдеров, которые находились на высокой орбите над планетой, – продолжал Сигурд. – Мы полагали, что встретим там флот Берека.

– Противник располагает значительными военнокосмическими силами в системе, – пояснила Ательстан. – Мы полагаем, что внутри внешних астероидных полей в течение некоторого времени скрывалась большая флотилия рейдеров. С тех пор как начался мятеж, к ним стали присоединяться все больше и больше кораблей сопровождения и крейсеров. Флот Берека господствовал на подходах к Чарису почти неделю, и при его поддержке мы смогли успешно отбить целый ряд наступательных операций мятежников. Поскольку противник направлял все больше кораблей против сил Берека, начали расти потери и стало ясно, что если они покинут систему для проведения ремонтных работ, то, вероятно, не смогут вернуться. – Генерал бросила быстрый взгляд на инквизитора Вольта. – Было решено, что флот выведут к границам системы и отремонтируют что смогут. Там они и остаются с тех пор в качестве нашего последнего резерва. Значительная часть неприятельского флота была отозвана для охоты за ними, хотя группы рейдеров время от времени появлялись, чтобы подвергнуть наши позиции бомбардировке с орбиты.

Габриэлла выпрямилась на своем сиденье и, сделав глубокий вдох, спросила:

– Как противнику удается поддерживать связь с флотом через всю систему?

– Мы не знаем, – пожала плечами генерал. – Возможно, колдовство? Это вне моей компетенции. – Она вновь бросила косой взгляд в сторону инквизитора. – Быть может, они друг с другом и не общаются. Насколько можно судить, их орбитальные атаки не согласованы с наземными операциями, они сами наносят себе значительный ущерб.

– Итак, – вставил Сигурд, которого явно несколько задело вмешательство Габриэллы, – вы услышали наш рассказ. Теперь – что вы хотите от нас?

Ательстан положила руки на дымчатую стеклянную поверхность стола с гололитом и бросила взгляд на Стенмарка.

– Это интересный вопрос, – медленно произнесла она. – Нас убеждали в том, что Фенрис пришлет значительно больше войск и тяжелого вооружения, чтобы поддержать нас. Мы надеялись получить копье, чтобы всадить его в сердце врага. Вместо этого, оказывается, Великий Волк наделил нас горсткой новеньких ножей.

Откровенное заявление ошеломило всех Космических Волков. Это было не пренебрежение, но всего лишь беспристрастная оценка фактов. Рагнар заметил, что Волчий Жрец тем не менее напрягся. Уже во второй раз он и его люди отвергаются, подумал молодой Космический Волк, это трудно принять сыну могущественного ярла.

Сигурд ничего не ответил, и Рагнар отважился заметить:

– Даже нож может оказаться смертоносным, если применить его должным образом. Расскажите нам, как идут военные действия на поверхности планеты.

– Плохо, – призналась Ательстан. – Сначала мы считали, что мятеж – дело рук небольшой группы заговорщиков из числа правительственных чиновников и офицеров местных Сил Планетарной Обороны, но теперь ясно, что эта кампания планировалась и готовилась внешними силами многие годы. Более двух третей личного состава Сил Планетарной Обороны взбунтовались в течение одной ночи. То тяжелое вооружение и транспорт, которые они не взяли, им удалось вывести из строя. Чиновники на ключевых постах саботировали работу планетарной системы материальнотехнического обеспечения и выполнение планов действий при чрезвычайном положении. К тому моменту когда мои полки и я прибыли сюда, Чарис почти полностью оказался в руках противника.

Опустив руку, она включила панель управления, утопленную в край стола. Тут же в воздухе над столом возникла голокарта планеты, показав около шестидесяти небольших городов и поселений, разбросанных по обширным равнинам. Более половины населенных пунктов были отмечены висящим над ними черепом. От них, покинутых населением или стертых с лица земли мятежниками, остались лишь названия. Над прочими висели красные имперские аквилы – это поля сражений, где ни одна из сторон не могла добиться полного превосходства.

– Нам удалось захватить плацдармы в целом ряде регионов планеты, но мы не смогли добиться значительных побед, потому что были введены в заблуждение в отношении численности сил мятежников ввиду отсутствия поддержки на поверхности планеты. – Генерал повернула медную ручку, и появилось изображение оперативной карты столицы. Почти восемьдесят пять процентов ее территории были красными, и лишь узкая полоска вокруг удаленных секторов к востоку, которая тянулась назад, в космопорт, оставалась имперского голубого цвета. – Когда прибыли Берек Громовой Кулак и ваши собратья, мы предприняли молниеносный удар с целью обезглавить руководство мятежа и вернуть столицу в свои руки. – Она нажала кнопку, и три широкие голубые стрелы выскочили из восточных районов и устремились глубоко в сердце города. – Орбитальная бомбардировка и последовавшие атаки нанесли тяжелый урон силам мятежников и позволили нам пробиться к губернаторскому дворцу. – Лицо Ательстан помрачнело. – К несчастью, атака Волчьего Лорда закончилась катастрофой. Стенмарку и его воинам удалось вырваться из вражеской засады и отступить из дворца с телом Берека, а затем соединиться с нашими передовыми бронечастями.

Рагнар посмотрел на Микала. Это выражение взгляда ветерана было слишком хорошо ему знакомо. «Он проклинает себя за отступление, – подумал молодой Космический Волк, – и неудивительно, но что еще он мог сделать?»

– Где сейчас Берек? – спросил Сигурд. – Он еще жив?

– Мы думаем, он погрузился в Багровый Сон, – протянул Микал. – Наши инструменты улавливают слабое присутствие жизни, но его тело не реагирует на мази и бальзамы нашего жреца. Мы надеялись, что Гримнар, по крайней мере, пошлет Ранека или одного из старших Волчьих Жрецов позаботиться о Береке… – Волчий Гвардеец оставил мысль недосказанной, но вывод был ясен.

– А что с дворцом? – вставил Рагнар.

– Прежде чем мы смогли предпринять еще одну попытку захватить дворец, силы мятежников начали крупное контрнаступление, – ответила Ательстан. – На этот раз бунтовщиков поддерживали космодесантникипредатели и группы демонов. Противник нанес удар с непостижимой внезапностью, используя слабые места в наших боевых порядках с дьявольской ловкостью. – Она горестно вздохнула, ей явно не давали покоя мысли о неудачах, которые преследовали ее с того рокового дня. – Сражение вокруг центра города кипело почти сорок восемь часов, но в конце концов мы были вынуждены отступить.

Габриэлла подалась вперед на своем стуле:

– Как десантникам Хаоса удаются эти трюки с телепортацией?

Инквизитор Вольт сложил на груди руки и, нахмурившись, уставился на голокарту, словно эта тайна какимто образом скрывалась именно там.

– Мы не знаем, – признался он. – Это не технология. Они появляются и исчезают, как привидения, приходя и уходя, несомненно, по своему желанию, и не только здесь, в городе, но также и по всей планете. – Он в раздражении покачал головой. – Мы использовали обереги, чтобы защитить периметр космопорта от атаки. Кажется, они пока работают, но их поддержание обходится неимоверно дорого. Если бы знать, как это удается противнику, я бы, возможно, придумал способ получше, чтобы противостоять этому, но я не могу найти ничего подобного в своих документах. Масштаб их действий беспрецедентен.

Габриэлла обдумала услышанное:

– Интересно, что вы упомянули о масштабе, инквизитор. Я изучала действия, предпринятые вражескими чернокнижниками на уровне субсектора. Возможно, если бы мы сравнили наши документы, я смогла бы расширить ваше понимание существующего положения.

Онемевший от удивления Вольт смотрел на навигатора.

– Это… неожиданно, – выдавил он в конце концов. – Разумеется, я был бы рад услышать ваши соображения по этому вопросу.

Кивнув Вольту, Габриэлла сделала жест Ательстан:

– Прошу простить за то, что прервала вас, генерал. Продолжайте, прошу вас.

Генерал нажала другую кнопку, и голубые стрелы отпрянули от дворца.

– На некоторое время нам удалось стабилизировать наши боевые порядки с помощью кораблей с орбиты, но, как только они удалились, обстановка изменилась не в нашу пользу. Противник понемногу выдавливал нас назад. Космодесантникипредатели взламывали наши боевые порядки точными атаками, а за ними валом катились их наземные войска. Роту Берека разделили по зонам боевых действий по всей планете в попытке противодействовать этому тотальному наступлению, но нам удалось лишь замедлить продвижение мятежников. В настоящий момент нас оттеснили к окраинам города, и есть указания на то, что противник готовит новое крупное наступление. – Голокарта вновь переместилась, более или менее вернувшись к тонкой голубой линии на восточной окраине столицы. – Их цель – космопорт. Если он падет, то мы потеряем нашу единственную воздушную базу и пункт снабжения. Затем наши полки будут изолированы и в конце концов разбиты.

Минуту Сигурд и Рагнар изучали карту в гробовой тишине. Волчий Клинок поднял взгляд на генерала.

– А что с Имперским Флотом и Гвардией?

– Когда я покидала Корианус со своим штабом, лордгубернатор субсектора отправил запрос на дополнительные полки, – ответила она. – В лучшем случае первые из них окажутся здесь не раньше чем через пять месяцев, даже допуская, что Флот сможет провести корабли через здешние возмущения варпа. – Окинув карту мрачным взглядом, она добавила: – Нам здорово повезет, если мы продержимся еще пять дней.

Подойдя к столу с картой, Рагнар изучал испещрившие карту значки, которые отображали расположение имперских и вражеских частей на территории города.

– Вы забываете, генерал, что один корабль уже пробился сюда, – отметил он, – и пусть они еще не проверены в бою, у вас почти пятьдесят Космических Волков, которых можно дополнительно бросить в сражение. Не стоит так поспешно отвергать нас. – Он многозначительно посмотрел на Стенмарка, но Волчий Гвардеец избегал его взгляда.

Ательстан вздохнула.

– Ваше мужество делает вам честь, – сказала она серьезно. – Я имела честь сражаться рядом с Космическими Волками несколько раз за свою карьеру и прекрасно знаю, на что вы способны, но вы должны понять, что, даже будь вас вдвое больше, я сомневаюсь, что мы смогли бы одержать победу над теми силами, которые нам противостоят.

Рагнар сжал челюсти и посмотрел генералу в глаза:

– Вы сказали, что вам нужно копье, чтобы вонзить его в сердце врага. – Махнув рукой в сторону позиций противника на карте, он спросил: – Предположим, что прибыл Великий Волк со своей ротой; где бы вы их использовали?

Генерал оценивающе посмотрела на него:

– Для начала я бы вообще не направляла их в город.

Она подкрутила несколько рукояток, и вместо столицы карта показала сельскую местность в пределах шестидесяти километров от города.

– Примерно в двадцати километрах от столицы имеется крупная база СПО. До мятежа там находился генеральный штаб сил обороны Чариса. – Карта сместилась, сфокусировавшись на большой укрепленной военной базе порядка пяти километров в поперечнике. – Некоторое время мы предполагали, что воинские части мятежников попрежнему используют ее в качестве своего командного центра. Естественно, мы подвергали ее бомбардировкам при каждой возможности, но комплекс бункеров базы построен так, чтобы успешно противостоять атакам такого рода.

Еще один поворот рукоятки, и карта дала крупным планом базу мятежников. Рагнар осматривал высокие толстые стены по периметру базы с размещенными в них десятками пулеметных установок, которые держали под обстрелом совершенно плоскую, без каких бы то ни было нюансов рельефа, зону сплошного поражения на километры во всех направлениях. Он увидел танковые парки и укрепленные казармы, достаточно большие, чтобы вмещать не менее четырех полков бронемашин, которые защищали зенитные танки «Гидра». Один только центральный бункер был более двух километров в поперечнике, и Рагнар предположил, что под землей он простирается еще дальше.

– Как только прибыла рота Берека, мы разместили вокруг базы три группы его разведчиков, – продолжала генерал. – Наши предположения оказались верными. Мятежники, разумеется, все еще использовали базу в качестве штаба, а недавно разведчики наблюдали прибытие многочисленных высокопоставленных офицеров и их помощников. Они все еще там, вот почему мы полагаем, что они собрались, чтобы спланировать целый ряд крупных наступательных операций.

– И вы хотели, чтобы рота Старого Волка уничтожила эту базу? – спросил Рагнар.

– Не только уничтожила, – ответила Ательстан. – Мы планировали молниеносный штурм, чтобы захватить высшее командование мятежников и доставить их сюда для допросов. Инквизитор Вольт заверил меня, что у него имеются средства заставить предателей рассказать нам все, что они знают.

Рагнар с удовлетворением кивнул:

– Сколько там вражеских войск?

– Усиленный бронетанковый полк: по крайней мере полторы тысячи бойцов с тяжелым вооружением и почти сорок боевых танков. – Она развела руки. – Мы считаем, что даже великой роте Гримнара было бы нелегко взять эту базу.

– Тогда вам повезло, что здесь мы вместо Старого Волка, – заметил Космический Волк с мрачной усмешкой. – Мы войдем туда на заре.


«КУЛАК РУССА» | Честь Волка | АТАКА И ОТСТУПЛЕНИЕ