home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



АТАКА И ОТСТУПЛЕНИЕ

Медностальная камера телепортации линейного крейсера звенела, как кузница оружейника: Космические Волки готовились к бою. Волки из стай Кровавых Когтей Харальда собрались тесной группой, проверяя свое оружие и прилаживая тяжелое дополнительное снаряжение, которое предстояло взять с собой в рейд. Большинство сняли шлемы и угрюмо переговаривались друг с другом приглушенными голосами. Рагнар настоял на том, что для успеха налета необходимо использовать древние телепортаторы боевого корабля, но Космическим Волкам претила сама мысль отдаться во власть такого загадочного ненадежного устройства. В нескольких метрах от них стоял в одиночестве Волчий Жрец Сигурд, сжав обеими руками свой крозиус и опустив голову в молитве. Железные Жрецы и их помощники в полном церемониальном облачении медленно двигались по периметру помещения, проверяя и смазывая обширную сеть силовых соединений и коллекторов матричного поля.

Рагнар вошел в камеру через бронированный люк всего лишь за несколько минут до отправки. Они вернулись на «Кулак Русса», который находился на высокой орбите над Чарисом, только несколько часов назад, и он провел бо льшую часть оставшегося времени в размышлениях в своей прежней каюте. Мрачное предчувствие преследовало его по пятам. Хотя ощущение нарушения восприятия ослабло после того, как он оставил поверхность планеты, ему не удавалось ни справиться с натянутыми нервами, ни избавиться от клочков тени, мелькающих на периферии поля зрения.

Нельзя, чтобы его чтото отвлекало, после того как начнется рейд. Даже мгновенное колебание может повлечь за собой катастрофу.

Собравшиеся воины не обращали на Рагнара никакого внимания, пока он шел через камеру телепортации. Он внимательно посмотрел на Сигурда и Кровавых Когтей, а затем увидел Торина в противоположном конце помещения. Старший Волчий Клинок заканчивал осмотр своего цепного меча, когда к нему приблизился Рагнар.

– Где Хаэгр? – спросил, нахмурившись, молодой Космический Волк.

Вложив цепной меч в ножны, Торин печально усмехнулся:

– Где же еще?

– О черное дыхание Моркаи! – выругался Рагнар. – Если этот перекормленный морж опоздает…

– Спокойствие, брат, – рассмеялся Торин, подняв руку в латной перчатке. – Хаэгр иногда может вести себя глупо, но я не помню, чтобы он когдалибо увиливал от своих обязанностей. Он будет здесь, когда придет время, возможно ковыляя с кружкой на ноге, но тем не менее он будет здесь. – Старший Космический Волк внимательно посмотрел на Рагнара. – Что тебя беспокоит? Я не припоминаю, чтобы у тебя сдавали нервы перед сражением, даже перед таким опасным, как сейчас.

Рагнар пожал плечами.

– Да ничего, – начал было он, но перестал притворяться, встретив недоверчивый взгляд Торина. – Ничего, что я мог бы объяснить, по крайней мере, – сказал он нехотя. – Я не знаю, Торин. По правде говоря, я чувствую себя не в своей тарелке с тех пор, как мы вернулись на Фенрис. Я постоянно на взводе, мне кажется, что я вотвот сойду с ума. – Он яростно покачал головой. – Даже зрение меня подводит.

Торин задумчиво прищурился:

– Тебя тоже?

Рагнар замер:

– Ты имеешь в виду, что испытываешь то же самое?

Старший Космический Волк понизил голос до заговорщического шепота:

– С тех пор как мы прибыли на Чарис, я стал видеть всякое – вроде теней или облачков дыма, мелькающих на периферии поля зрения.

– Да! Точно! – взволнованно прошептал Рагнар. Он наклонился ближе к Торину. – Чтонибудь еще? А не казалось ли тебе, что все на планете… не знаю… какоето нестабильное?

– Словно все какоето непрочное или нереальное? – Торин с облегчением выдохнул. – Хвала Руссу, я уж начал думать, что теряю голову. Но постой, ты сказал, что чувствовал себе так на Фенрисе?

Рагнар нахмурился:

– Ну, не совсем так. У меня не было таких видений до последнего времени, пока мы не отправились на Чарис. На Фенрисе мне главным образом просто снились странные сны.

– Сны о чем?

– О монстрах, – ответил Рагнар. – О монстрах в образе людей.

– Монстрах… – нахмурился Торин, – или вульфенах?

Рагнар почувствовал, как волосы у него на затылке встали дыбом.

– Это имеет значение?

– Конечно, – ответил Торин. – Ты говорил об этом с Волчьим Жрецом?

– Даже если бы я об этом подумал, поговорить с Ранеком не было времени.

– А как насчет Сигурда?

Рагнар фыркнул:

– Не валяй дурака. Мы для него всего лишь кучка ничтожеств. Единственное, чем я планирую с ним поделиться, так это своими кулаками.

Старший Волчий Клинок покачал головой:

– Не спеши судить его, Рагнар. Да, он тот еще идиот, но мы все такими были в его возрасте. Он все еще считает себя сыном ярла, а не молодым жрецом, который только что заслужил свой крозиус. Он не уверен в своей власти и ошеломлен ролью, которая ему навязана. По существу, он боится неудачи. – Торин многозначительно посмотрел на Рагнара. – Похоже это на коекого, тебе известного?

– Я не вполне уверен, что понимаю твою мысль, – проворчал молодой Космический Волк.

– Прекрасно, подумай тогда вот над чем: Сигурда не воскресили бы, если б Ранек и другие жрецы не увидели бы в нем какихто возможностей. Поговори с ним о снах. Отбрось свои сомнения, и, быть может, он научится делать то же в отношении нас.

Рагнар обдумал услышанное.

– Хорошо, – пожал он плечами, – как только мы вернемся, при условии что нас не разнесет на клочки.

Ухмыльнувшись, Торин похлопал Рагнара по плечу:

– Вот это – тот веселый парень, которого я знал. Доверься мне в этом, брат. Я знаю, о чем говорю.

Молодой Космический Волк обернулся и еще раз обвел взглядом помещение:

– Так ли это? Тогда где же Хаэгр? Мы отправляемся через тридцать секунд…

Из прохода, ведущего в камеру телепортации, донесся оглушительный смех. В люке появилось щетинистое лицо Хаэгра, который, осклабившись, сжимал в огромном кулаке массивный рог для питья.

– Могучий Хаэгр здесь! – проревел он, плеснув немного пенистого эля на палубу. – Обнажайте мечи и бейте в щиты, сыны Фенриса! Битва и алая слава ждут!

Какоето мгновение казалось, что Хаэгр не сможет протиснуться через узкий люк. Железные Жрецы и их помощники бросились ему на помощь, но громадный Космический Волк не обратил на них никакого внимания. Сначала одна нога, затем рука с рогом, затем бедро размером с боковину хряка и половина туловища с добрую бочку медовухи – и с ворчанием и скрипом металла Хаэгр протиснулся в помещение. Все еще ухмыляясь, он изрядно хлебнул эля и слизнул пену с усов.

– В следующий раз, как увижу Старого Волка, – обратился он к Рагнару, – напомни, чтобы я сказал ему, что нам нужны корабли попросторнее.

Тем временем далеко внизу, на поверхности истерзанной планеты, начинал осуществляться план Рагнара.

На «Горгоне4», огневой базе Имперской Гвардии, расположенной в пяти километрах к востоку от космопорта, в бункере командира роты застучал вокстелетайп. Этот звук разбудил оператора вокса, вырвав его из приятного сна о девушке, с которой он водил знакомство дома. Протирая заспанные глаза, молодой гвардеец считывал текст, по мере того как он печатался. Оторвав тонкий листок с сообщением, он пробкой вылетел в траншеи, чтобы отыскать офицераартиллериста.

Оператор вокса обнаружил, что командир батареи, потягивая тепловатый рекаф из жестяной кружки, наблюдает за солнцем, готовым вотвот подняться на затянутом дымом горизонте. Офицер, ветеран многих кампаний, взял листок, не проронив ни слова, и прочел приказ, продолжая прихлебывать из кружки. Черные глаза командира несколько расширились, увидев временну ю отметку на странице, и он тут же бросился поднимать артрасчеты, непрерывно изрыгая отборные проклятия.

В считаные минуты длинные стволы батареи «Сотрясателей» «Горгоны4» поднялись в небо. Шестисоткилограммовые снаряды уже были загружены в открытые казенные части орудий, и обнаженные до пояса гвардейцы, все еще щурясь спросонок, вытаскивали капсулы с метательным взрывчатым веществом из бронированных зарядных ящиков.

Не отрывая взгляда от зарева на горизонте, командир батареи медленно поднял правую руку. По всей линии артрасчеты отошли от лафетов орудий. Каждый орудийный сержант на батарее проверил орудие, угол возвышения и затем поднял правую руку.

Командир батареи удовлетворенно улыбнулся. В этот миг первые лучи солнца прорвались сквозь дымку.

– Огонь! – крикнул он, резко опустив руку, и восемь тяжелых орудий взревели как одно.

Гром сотряс землю к северу и югу от «Горгоны4»: к огневому валу присоединились орудия пяти других огневых баз.

В пяти километрах к западу ожили воксы в кабинах самолетов звена «Мьёльнир».

– Ведущий «Мьёльнир», это «Эхо пятьсемь». «Зеленый свет», повторяю, «зеленый свет». Удачи и доброй охоты.

Десять пилотов и их экипажи выпрямились в своих откидных креслах и отложили предполетные карты технического контроля. Их подняли глубокой ночью и после инструктажа привезли к машинам за час до рассвета. Сейчас, вполне очнувшись от сна, они потянулись к дросселям – и турбореактивные двигатели, работавшие на холостом ходу, оглушительно взревели.

Один за другим восемь транспортнобоевых самолетов «Валькирия» и два «Громовых ястреба» тяжело поднялись со своих площадок и полетели на запад. Они окажутся над своей целью всего через двадцать минут.

А на борту «Кулака Русса» Железные Жрецы и их помощники один за другим покинули камеру телепортации. Воздух наполнился таинственным гулом, пронизав тело молодого Волчьего Клинка до самых костей.

– Построиться! – приказал Рагнар, достав болтпистолет и обнажив меч.

Кровавые Когти, сразу же умолкнув, разделились на три группы, как спланировал Рагнар. Трое Когтей быстро присоединились к Рагнару, Торину и Хаэгру. Подняв свой крозиус, Сигурд возглавил вторую группу из пяти Когтей. Харальд стоял наготове с оставшимися шестью воинами своей стаи. Не было ни мрачных взглядов, ни вызовов, ни контробвинений. Что бы Сигурд или Кровавые Когти ни думали о Рагнаре и его товарищах, это больше не имело значения. Они отправлялись на войну как боевые братья, как это делали их предки с незапамятных времен на заре Империума.

Волчий Жрец Сигурд повернулся к своим собратьям и начал читать Благословение Железа. Один из Кровавых Когтей, ударив топором о нагрудник, затянул низким звучным голосом боевую песнь, в которой говорилось о соленых волнах и расколотых щитах.

Хаэгр, откинув назад голову, в один глоток осушил свой рог с элем. Его губы под покрытыми пеной усами расползлись в широченной улыбке.

– Клянусь Руссом, именно такие мгновения наполняют ликованием кровь мужчины! – проревел он, хохоча, словно опьяненный бог. – Постарайтесь не отставать от могучего Хаэгра, братишки, если сможете, иначе вся слава достанется ему!

Цепные мечи, взвыв, ожили. Потрескивало и постанывало силовое оружие. В стволы болтпистолетов с грохотом были досланы снаряды, и тут телепортатор активировался с обжигающей вспышкой света.

Последовал миг жуткой ослепляющей дезориентации, и еще через мгновение Космические Волки оказались возле южного края широко раскинувшейся базы мятежников, охваченные бурей огня, грома и стали.

Покачнувшись, Рагнар припал к земле, которая ходила ходуном от обрушившегося на нее имперского огневого вала. Над головой завывали тяжелые снаряды, которые падали на базу изменников с громоподобными разрывами, вздымая высокие столбы земли и дыма. Волки очутились далеко за защитными стенами базы – возможно, метрах в двухстах от широких феррокритовых бункеров танкового парка. Рядом ярко полыхали изувеченные обломки штабного автомобиля, дымящиеся фрагменты тел его пассажиров валялись в радиусе десяти метров вокруг места взрыва. Больше никого не было видно. Гарнизон базы разбежался по убежищам, как только начался обстрел.

Раскаленная докрасна шрапнель со звоном отскочила от брони Рагнара. Наклонив голову, он во всю глотку прокричал в бушующий разрушительный ураган:

– К объекту «один»! Пошли!

Без всяких колебаний три группы Космических Волков мгновенно разделились, бросившись в завывающую бурю снарядов. Сначала им предстояло заняться зенитными батареями. Воздушная поддержка окажется над базой менее чем через десять минут.

Именно замечание генерала Ательстан о бомбардировке базы СПО подало Рагнару эту мысль. Несмотря на собственные возражения, он прекрасно понимал, что у Кровавых Когтей нет никаких шансов против гарнизона базы в обычном бою. А вот сражаться с его отдельными подразделениями поочередно – это совсем другое дело. Он решил, что одной стаи Когтей будет достаточно для выполнения его замысла. Если же их будет больше, это может повлечь ненужные потери от своего же артиллерийского огня. Конечно, они и так сильно рисковали попасть под неудачный разрыв снаряда, но на этот риск Рагнар готов был пойти.

Вокруг базы располагались три большие зенитные батареи, каждая из которых состояла из четырех счетверенных орудий «Гидра» и мощной ауспексстанции. Рагнар выбрал целью своей команды батарею, находившуюся дальше всего от точки входа. Космические Волки ринулись сквозь пелену дыма и земли, ориентируясь больше по памяти, чем зрительно. Разрывы молотили по ним невидимыми кулаками, а мимо голов с визгом носились стальные осколки. Рагнар услышал, как Торин рыкнул от удивления и боли, но, бросив на него беглый взгляд, убедился, что старший Волчий Клинок попрежнему бежит рядом, а из раны, оставленной шрапнелью в его руке, сочится яркая кровь.

Три километра до батареи они покрыли всего лишь за три минуты. Орудийные лафеты, закрытые бетонным валом, располагались ромбом вокруг центрального ауспекса и бомбоубежища. Рагнар подал сигнал своим воинам, и они бросились врассыпную к орудиям, оставив ему расчеты батареи.

Он прыгнул в узкую траншею, соединяющую две группы орудий, и побежал к низкому феррокритовому бункеру в центре. Отстегнув от пояса гранату, Рагнар пнул бронированным ботинком по стальному люку бункера. После третьего удара дверь рухнула внутрь.

Из глубины бункера вылетели заряды голубого света, разорвавшись о его нагрудник. Один снаряд с шипением пролетел совсем рядом с головой, оставив на щеке болезненную ссадину. Выстрелив пару раз не целясь из болтпистолета и швырнув в бункер гранату, Рагнар нырнул влево от двери. Крики заглушил резкий звук взрыва. Бросившись в задымленный бункер, молодой Космический Волк удостоверился, что в нем не осталось никого живого.

К тому моменту когда он завершил свою задачу, все четыре орудийные установки были разрушены. Махнув своим людям, Рагнар включил вокс.

– Объект «одинодин» зачищен! – прокричал он.

– Объект «одиндва» зачищен, – донесся ответ Сигурда.

– Объект «одинтри» зачищен, – ответил Харальд мгновением позже.

Рагнар одобрительно кивнул. Пока все идет нормально.

– К объекту «два»! – крикнул он.

Космические Волки сошлись в центре базы, направляясь к скоплению бомбоубежищ гарнизона. Прошло еще две с половиной минуты. По плану, имперский артобстрел должен вотвот прекратиться.

Рагнар и его группа подошли к первому из убежищ. Каждое из них представляло собой низкий феррокритовый бункер, способный вместить сотню людей, с усиленной стальной дверью и рядами узких смотровых щелей по бокам.

«Сотня предателей против пяти Космических Волков», – подумал Рагнар, укрываясь справа от двери. С таким вот перевесом противника он мог иметь дело.

Он махнул рукой паре Кровавых Когтей. Волки побежали к двери, один из них на бегу отстегнул от своего ранца тяжелый мелтазаряд. Они быстро прикрепили заряд к двери на магнитных фиксаторах и включили таймер.

Феррокритовые стены бункера обладают достаточной прочностью, чтобы устоять против прямого попадания снаряда орудия «Сотрясатель». Они также достаточно прочны, чтобы направленно провести ударную волну мелтазаряда, не разрываясь и не рассеивая ее. Рагнару приходилось видеть, что мелтазаряды делают с экипажами танков. Здесь он ожидал схожего результата.

Заряд взорвался с глухим тяжелым звуком, испарив стальную дверь и швырнув ее внутрь в виде факела раскаленной плазмы. Взрывная волна ударила в дальний конец бункера и рикошетом вылетела в дверной проем с грохотом и жаром перегретого воздуха. Свирепо ухмыльнувшись, Рагнар дал сигнал своим воинам – и они ввалились внутрь, охотясь за выжившими.

Они обнаружили там немногих.

Люди Рагнара очистили пятнадцать бункеров менее чем за четыре минуты. К тому времени как на вражескую базу упали последние имперские снаряды, ее гарнизон был почти полностью уничтожен.

Три команды вновь соединились на западной стороне центрального комплекса бункеров. В ходе атаки они лишились трех Волков. Двоим не повезло, когда они бежали через артобстрел, а один Кровавый Коготь проявил нетерпение, штурмуя бункер, и вбежал в него перед летящей назад взрывной волной. Он лежал в бункере, погруженный в Багровый Сон, в ожидании эвакуации.

С запада, с другой стороны комплекса бункеров, донесся рев нефтехимических двигателей. Танки вскоре выползут из своих убежищ. Услышав отдаленный рокот реактивных двигателей, долетевший с востока, Рагнар подумал, что изменников ожидает жестокий сюрприз.

– А сейчас бой начнется всерьез, – заявил Рагнар собравшимся космическим десантникам. – Нам неизвестно, сколько войск находится в центральном комплексе, но Русс знает, что они окажут жесткое сопротивление. Можно ожидать всего, что угодно. Всем вам загрузили в память карты комплекса. Если вы отделитесь, пробивайтесь в подвал или возвращайтесь наружу для эвакуации. Убивайте все, что попадется на пути.

Кровавые Когти рявкнули в знак согласия. Бросив взгляд на Торина и Хаэгра, Рагнар кивнул:

– Ну пошли!

Они помчались к западной стороне бункера, возникнув из дыма и тумана, словно мстительные духи. Из бойниц бункера на них обрушились огонь автоганов и энергетические заряды, но застигнутый врасплох противник не мог как следует прицелиться по несущимся Волкам. Два Кровавых Когтя, опередив остальных, стали закреплять последний вышибной заряд на двери западного бункера. Они включили таймер в тот момент, когда подтянулись все остальные во главе с Рагнаром.

Взрывная волна ударила по Рагнару и его товарищам за десять метров, лишь на мгновение задержав их атаку. Затем Рагнар с ревом ринулся в обжигающий жар и дым за зияющим дверным проемом. Молодой Космический Волк оказался сначала в коротком узком коридоре и через несколько мгновений ворвался в большую квадратную комнату, смердящую раскаленным металлом и обожженной плотью. Здесь находилось целое отделение мятежных штурмовиков. По крайней мере троих из них разорвало взрывом, а остальных расшвыряло вдоль стен, как тряпичных кукол. Рагнар бросился на них, когда они пытались подняться на ноги. Их сержант, испустив вопль, выстрелил из хеллпистолета прямо в грудь Космическому Волку. Темнокрасный заряд грохнул о древний керамитовый нагрудник, не причинив вреда. Рагнар отрубил сержанту левую руку, а затем голову мощным обратным ударом леденящего клинка и тут же пристрелил двух штурмовиков, попытавшихся сбежать из комнаты.

Еще один резкий удар отдался эхом от стен бункера – это Хаэгр, шагнув слева от молодого Волчьего Клинка, разнес на куски двух мятежников одним взмахом своего громового молота. Последний оставшийся в живых штурмовик швырнул наземь свой хеллган и поднял руки вверх, сдаваясь. Торин, войдя в этот момент в комнату, пристрелил его походя. Им предстоит еще немало хлопот с пленными в соответствии с замыслом операции.

Дальше вели два коридора – налево и направо. Восстановив в памяти карты бункера, Рагнар бросил взгляд на Сигурда и указал налево. Волчий Жрец, бледное лицо которого было забрызгано свежей кровью, кивнул и повел две группы – свою и Харальда – по коридору. В комплексе имелось две лестницы, которые вели на нижний уровень, где располагался каземат. Они проложат себе путь через бункер к лестнице на западной стороне, в то время как Рагнар и его товарищи пробьются к ближайшей лестнице. Так они смогут убедиться в том, что никто из командования мятежников, задумав бежать, не проскользнет мимо них.

В комнату хлынул ливень пуль и зарядов лазганов из правого коридора: мятежники открыли огонь по группе Сигурда. Сняв с пояса очередную гранату, Рагнар швырнул ее в проход. За секунду до ее разрыва он дал знак Хаэгру – и громадный Волк ринулся вперед вслед за взрывом. По коридору понеслись вопли и жуткий грохот, перемежаемые гулким хохотом космического десантника.

Взяв наизготовку болтпистолет, Рагнар понесся по следам Хаэгра мимо валяющихся повсюду изувеченных тел и разбитого оружия. Гигант прокладывал себе путь подобно мчащемуся мастодонту, сокрушая по пути любое препятствие. Рагнар и его люди, врываясь в залитые кровью помещения, не раз принимались сражаться с ошарашенными мятежниками, которых Хаэгр просто расшвыривал по сторонам и оставлял позади.

Они догнали Хаэгра через несколько долгих минут на перекрестке в глубине комплекса. Исполин, окутанный вздымающимися струйками дыма, прислонился спиной к стене. В воздухе стоял запах озона и раздробленного камня.

Хаэгр бросил взгляд на приближающихся боевых братьев. Рагнар заметил, что правая сторона лица гиганта покраснела и покрылась волдырями и половина его непокорных усов сгорела.

– Могучий Хаэгр как никогда проворен для своей героической стати, но в этих тесных коридорах очень трудно уклониться от плазменного огня.

– Ну да, это вроде как рыбу в бочке отстреливать, – сказал Торин с непроницаемым лицом. Взглянув на Хаэгра, он добавил: – Прости. Больше похоже на загарпунивание китов.

– Должен ли я выполнить работу неприятеля и задать тебе взбучку? – полюбопытствовал Хаэгр. – Это было бы прискорбно, не так ли?

– А где стрелок с плазмаганом? – спросил Рагнар.

Гигант мотнул головой влево:

– За углом, около двадцати метров, и он не один. Похоже, еще одно отделение штурмовиков прикрывает лестницу.

Молодой Космический Волк кивнул:

– А ты пробовал гранатами?

– Гранаты. – Хаэгр прищурился. – Да. Хорошая мысль.

– А ты со своими что делаешь? – закатил глаза Торин. – Ешь их?

Громадный Волк сердито сверкнул взглядом на Торина:

– Могучий Хаэгр предпочитает заглянуть врагу в глаза, прежде чем покончить с его жизнью, а не прятаться за тучей шрапнели.

– Что означает: твои толстые пальцы не могут справиться с раздатчиком гранат, – с иронией заметил Торин.

Хаэгр неловко повел плечами.

– Ну, возможно, и это тоже, – проворчал он.

Рагнар не смог удержаться от тихого смешка.

– Ну, теперь мне понятно, почему вас двоих отправили на Терру, – заявил он, покачав головой.

Вложив меч в ножны, он снял гранату с пояса своего здоровенного собрата и, щелкнув предохранителем, швырнул ее за угол. Тут же вдоль стены хлынул огненный шквал, в воздухе над перекрестком засвистели снаряды. Через несколько секунд граната взорвалась, и Рагнар бросился за угол, стреляя на бегу.

Молодой Космический Волк сразу увидел баррикаду в нескольких метрах от себя по коридору, о которой Хаэгр не обмолвился ни словом.

Во всю ширину прохода было возведено заграждение из слоеной прессплиты, и его граната оставила лишь пятно сажи на его основании. Когда Рагнар ринулся в атаку, скрывающиеся за баррикадой штурмовики как раз поднимались, занимая боевые позиции. Алые сгустки огня из хеллганов разрывались на его нагруднике и наплечниках, оставляя следы ожогов на керамите. Увидев, как мятежник наводит на него плазмаган, Волчий Клинок уложил его выстрелом в голову из болтпистолета.

Заряд попал Рагнару в бедро, и он ощутил резкую боль, когда выстрел прожег броню. Оступившись, он тут же рванулся вперед с удвоенной скоростью и понесся прямо на вражескую баррикаду, выхватив из ножен леденящий клинок.

Еще два выстрела попали ему в туловище, когда он прыгнул через преграду. Клинок Рагнара сверкнул – и два штурмовика рухнули на пол, заливая все вокруг бьющей фонтанами кровью. Он опрокинул третьего мятежника и выстрелил ему в шею. Крутанувшись вправо, Волчий Клинок рубанул мечом вниз и раскроил надвое еще одного визжащего штурмовика.

Оставшиеся штурмовики отпрянули назад, беспорядочно паля из хеллганов. Опьяненный битвой, Рагнар бросился за ними. Ближайшего он уложил выстрелом в голову. Тут толпа перед ним раздалась в стороны, и он оказался перед сержантом со светящимся силовым мечом в руке и солдатом, который навел на него шипящий огнемет.

Позади Волчьего Клинка бухнули два выстрела, и пара тяжелых бо лтов просвистела мимо его головы. Первый из них поразил в плечо солдата с огнеметом, а второй пробил ему горло. Штурмовик покачнулся и, падая, надавил пальцем на спусковой крючок огнемета, окатив остальных мятежников потоком жидкого огня.

Рагнар увернулся от языков пламени, и сержант штурмовиков ринулся на него с мечом, целясь в грудь. Парировав удар светящегося силового клинка леденящим клинком с зубьями алмазной твердости, Рагнар рассек грудь мятежника обратным ударом. Уцелевшие штурмовики хлынули из зала, бросив свой пост у лестничной площадки справа от Рагнара и ведя непрерывный огонь.

Молодой Космический Волк обернулся в ту сторону, откуда пришел, и увидел, что остальные члены его команды спешат присоединиться к нему. Впереди шел Хаэгр, ствол его болтпистолета дымился. Рагнар бросил сердитый взгляд на громадного воина.

– Мог бы и предупредить о баррикаде, – проворчал он.

– О баррикаде? Ты имеешь в виду эту жалкую штуку? – Сделав шаг назад, Хаэгр пнул ногой груду прессплит. – Я думал, это куча хлама.

Покачав головой, молодой Волчий Клинок бегло осмотрел рану на ноге. Не обнаружив ничего серьезного, он нагнулся и подхватил огнемет и плазмаган убитых штурмовиков.

– Возьмите это, – велел он двум Кровавым Когтям. – Огнемет вперед. Пошли!

Кровавый Коготь с огнеметом, отрывисто кивнув, шагнул к лестнице. Железные ступеньки уходили в темноту. Из глубины дохнуло холодным воздухом, пахнущим старым камнем и гнилью. Оскалившись, Рагнар хлопнул ведущего Кровавого Когтя по плечу. Медленно, осторожно они начали спуск.


В БРЕШЬ | Честь Волка | СПУСК ВО МРАК