home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



СПУСК ВО МРАК

Космические Волки пробирались на нижний уровень командного бункера по дребезжащей железной лестнице. Зашипев подраконьи, огнемет плюнул горящим прометием вниз на темную лестницу. Красноватооранжевый свет на мгновение оттеснил пещерные тени, показав крутой спуск на феррокритовую площадку и резкий поворот, ведущий дальше вниз. Оскалив зубы, ведущий Кровавый Коготь медленно спускался по лестнице, а Рагнар и остальные шли вплотную за ним.

Наведя болтпистолет поверх правого плеча Кровавого Когтя, Рагнар напряг все свои чувства, пытаясь уловить малейшие признаки засады. Ему казалось, что гдето вдалеке он слышит грохот и эхо стрельбы, но каменные стены бункера мешали определить, откуда доносятся эти звуки.

Рагнара внезапно захлестнула холодная волна головокружения, и молодой Космический Волк отчаянно пытался удержать равновесие на узкой лестнице. На периферии поля зрения замелькали какието тени, еще больше сбивая его с толку. Тихо зарычав, Рагнар неимоверным усилием воли сосредоточился на ощущении оружия в руках и Кровавом Когте перед собой и продолжал спуск.

Молодой Волчий Клинок знаком велел ведущему Волку остановиться у основания первой лестницы. Они прислушались к сумраку и различил какието слабые звуки. Это шепот или это когти тихо царапают по металлу? Что бы это ни было, звуки доносились изза поворота. Рагнар сделал знак Кровавому Когтю, и тот, кивнув, быстро выставил ствол огнемета за угол. Раздался вопль ужаса, несомненно человеческий, который быстро заглушил шипящий рев огнемета.

Кровавый Коготь не снимал пальца с крючка огнемета целую секунду, прежде чем отступить в сторону. Рагнар пронесся мимо него с пистолетом наизготовку и принялся палить по горящим, судорожно молотящим конечностями фигурам, которые корчились на лестнице. Он вступил прямо в геенну огненную, убивая людей выстрелами в голову и грудь или прекращая их мучения взмахом меча. Вокруг него взлетали на воздух блоки питания и боеприпасы, наполняя тесное пространство громоподобными взрывами и смертоносными рикошетами. За ним неслась остальная команда, жаждавшая схватиться с врагом.

Маленькую площадку у основания лестницы устилали тлеющие трупы. В тусклом свете пожара зоркий взгляд Рагнара отыскал открытую дверь слева от площадки. Приближаясь к ней, он услышал отчетливый двойной щелчок приведенных в боевую готовность гранат, и два серебристых баллончика, вылетев из дверного прохода, приземлились у его ног. Окажись на месте Рагнара простой человек, он мог бы и запаниковать. Рагнар же просто отшвырнул гранаты туда, откуда они прилетели, пинком бронированного сапога. Они взорвались менее чем через секунду достаточно близко, чтобы обдать его градом обжигающей шрапнели, но мятежникам в комнате пришлось куда хуже. Влетев в помещение, Рагнар уложил двоих штурмовиков выстрелами из болтпистолета и принялся кромсать остальных леденящим клинком. В комнате царила почти полная тьма. Обостренные чувства Волчьего Клинка улавливали ультразвуковое подвывание очков тепловидения и фиксировали местонахождение мятежных гвардейцев в стробоскопических вспышках их оружия. Справа от него полыхнул лазган, послав луч прямо в нагрудник Рагнара. Эта вспышка выхватила из мрака менее чем в метре от него рычащего мятежника, впалые щеки которого были покрыты грубо вырезанными нечестивыми магическими знаками. Крутанувшись, Рагнар распотрошил его ударом меча наотмашь.

Бухнул дробовик, окатив его правое плечо дождем свинца. Взвыв от ярости, Волчий Клинок послал болт в направлении вспышки и услышал, как он с чавканьем вошел в грудь мятежнику. Продвигаясь дальше, Рагнар получил удар цепным мечом слева, который, скользнув по наплечнику, задел его подбородок. Молодой Космический Волк без малейшего промедления ответил ударом леденящего клинка и отсек противнику руку по локоть.

Еще одна вспышка, на сей раз позади него, – это выстрелил по другой цели Хаэгр. Рагнар увидел мельком, как отшатнулся в сторону ударивший его мятежник, из обрубка его руки хлестала кровь. Другой предатель съежился на полу у дальней стены, закрыв лицо окровавленными руками. Рагнар добавил по пуле им обоим.

Снова и снова грохотал гром, и в этом замкнутом пространстве вспыхивали порожденные человеком молнии. Метавшиеся по комнате враги один за другим падали на пол, сраженные выстрелами из болтпистолетов. Через несколько мгновений оставшиеся в живых дрогнули и побежали по прилегающему коридору на север, паля наобум из лазганов.

Рагнар слышал, как Хаэгр и Торин, заняв позицию у прохода, ведут огонь по отступающему противнику. Молодой Космический Волк, стоя почти в центре темной комнаты, старался прийти в себя. Его покачивало. В дополнение к резкому запаху взрывчатки и зловонию разрубленных человеческих органов его обоняние атаковали какието странные запахи. Волосы на его затылке встали дыбом. Ему показалось, что откудато, из невообразимого далека, донесся вой.

В комнату ввалились остальные члены команды. Хаэгр безжалостно усмехнулся в темноте:

– Этим дурням следовало оставаться на месте. Мне не доводилось встречать человека, который смог бы обогнать снаряд из болтпистолета!

– В дальнем конце коридора есть комната, – вмешался Торин, – из которой исходит какоето слабое фиолетовое свечение.

«Колдовство», – подумал Рагнар. Это, должно быть, и есть источник его видений. Мэдокс и Тысяча Сынов служили Изменяющему Пути – ужасному богу безумия и иллюзий. Похоже, сейчас мятежники обращаются к своим нечестивым покровителям за помощью против непреклонных Волков.

Рагнар всматривался в темную комнату, отчаянно пытаясь сосредоточиться. Время убегало. К какой бы там магии ни пытались сейчас прибегнуть мятежники, об этом нужно пока забыть, хотя это и могло повлечь за собой опасные последствия. Над базой вотвот появится воздушная эвакогруппа, которая будет кружить и атаковать с бреющего полета любые средства передвижения противника, появляющиеся из убежищ. Но «Громовые ястребы» не смогут долго находиться здесь. Если Волки не вернутся на поверхность в течение нескольких минут, там не останется никого, чтобы доставить их обратно на базу. Ему не хотелось испытывать судьбу, пробиваясь назад пешим порядком с полудюжиной пленных в качестве довеска.

Молодой Космический Волк старался припомнить карты комплекса бункеров. Он знал, что каземат примыкает на этом уровне к главному командному пункту, но сколько же проходов ведет к нему? Кровь, залившая всю комнату, мешала думать. Рагнар принялся расхаживать тудасюда, подавляя сильное желание броситься в сумрак, чтобы отыскать когонибудь и убить. В темноте эхом отдавались какието звуки. Вой, казалось, донесся эхом из другого коридора, ведущего на юг.

– Ты это слышал? – громко прошептал он.

К удивлению Рагнара, Торин откликнулся сразу же:

– Да. Это мог быть Сигурд или другая команда. Если их приперли к стене, только мы одни сможем добраться до каземата.

Рагнар сдержал проклятие. Торин прав. Он позволил разыгравшемуся воображению завладеть собой, а время уходит. Пробравшись мимо трупов мятежников, молодой Волчий Клинок дошел до входа в северный коридор, где тоже увидел в его дальнем конце медленно пульсирующее тусклое фиолетовое свечение. Проходя мимо Торина, он прошептал:

– А ты еще чтонибудь почувствовал? Видишь тени?

– Да, – прошептал Торин в ответ, – быть может, стало хуже, чем прежде, но давай озаботимся этим позже. А сейчас давай просто отправимся по этому коридору.

Рагнар кивнул сам себе. Протиснувшись мимо Хаэгра, он проверил магазин своего пистолета и, удовлетворившись, сосредоточился на свете вдали и понесся к цели размашистым шагом; остальная команда последовала за ним.

Они миновали полдюжины маленьких комнат, заваленных обломками и лишенных признаков жизни. По мере того как они приближались к пульсирующему сверхъестественному свету, Рагнар ощущал невидимые потоки магии, захлестывающие его волнами маслянистой мерзости. Странная едкая вонь обжигала его ноздри, вызывая отвращение. Гудящие нестройные звуки эхом отдавались в ушах, становясь все громче с каждым его шагом.

Внимание Рагнара было настолько рассеянно, что он не заметил преграды из прессплиты, пока не оказался в трех метрах от конца коридора. Противник заложил дверной проем плитами на высоту, значительно превосходящую человеческий рост; их серая поверхность отражала колеблющийся фиолетовый свет, струившийся с потолка находившейся за ними комнаты.

Космический Волк сразу же замедлил шаг.

– Впереди преграда, – прохрипел он, сам не узнавая своего голоса, дребезжащего в ушах, наполненных адским гудением. – Возьмем плазмаган…

Хаэгр расхохотался глубоким гортанным смехом, смахивающим на рычание медведя.

– Для тебя, быть может, и преграда, – проревел он, – но не для могучего Хаэгра!

Огромный Космический Волк ринулся прямо на плиты баррикады с громовым молотом наперевес. С кровожадным воплем он врезался в барьер, который ливнем обломков посыпался в комнату, распавшись на части так легко, что Хаэгр, споткнувшись, влетел туда, встреченный градом пуль и хором взволнованных криков.

– О черное дыхание Моркаи! – разъяренно рявкнул Рагнар и бросился вслед за Хаэгром.

За ним эхом покатились крики и боевые кличи – Торин и Кровавые Когти ринулись вдогонку.

Ввалившись в дверной проем, Рагнар оказался в просторном командном пункте бункера, стены которого сотрясали резкие громоподобные разрывы. Столы с дисплеями тактической обстановки и логикустройства были перевернуты или передвинуты, чтобы создать оборонительные позиции по всей широкой прямоугольной комнате, и более двух десятков здоровенных фигур, укрывавшихся за ними, открыли огонь по Хаэгру и Рагнару. За ними, в противоположном конце командного пункта, Рагнар увидел две блестящие стальные двери – вход в особый каземат бункера.

Стабберные пули свистели в воздухе вокруг Рагнара, со звоном отскакивали от его керамитовой брони. Одна из них пропахала жгучую борозду сбоку на его голове и срикошетила от утолщенного черепа. Очереди трассирующих пуль пересекались вокруг него, сплетая смертоносную паутину. В нескольких метрах от Рагнара Хаэгр врезался в торец перевернутого стола с гололитом и охаживал предателей по другую его сторону своим потрескивающим, заляпанным кровью молотом. Пули, искрясь и подвывая, отскакивали от изогнутых поверхностей его доспехов, хотя Рагнар заметил, что штук пять оставили обрамленные красным отверстия в руках, поясе и ногах гиганта. Эти попадания, казалось, ни на йоту не замедлили действий Хаэгра.

На левую руку Рагнара обрушился тяжелый удар, и повыше локтя вспыхнула острая боль. Зарычав, молодой Космический Волк повернулся и открыл огонь по мятежникам, засевшим за баррикадами слева. Тут изза разбитого логикустройства поднялась огромная фигура. Рагнару бросились в глаза перекошенная, уродливая глыба поблескивающей мускулатуры и рубцеватый шмат, который некогда мог быть человеческой головой. Уставившись на молодого Волка красными глазамибусинами, мутант навел на него короткоствольный тяжелый стаббер. Взревев, космодесантник бросился на мутанта, беспрерывно паля в него из болтпистолета. Снаряд за снарядом сотрясали монстра, оставляя кровавые дыры в его ручищах и теле, но мутант отказывался подыхать.

Его тяжелый стаббер замолотил по Рагнару, извергнув поток трассирующих пуль на стремительно несущегося Космического Волка. Сокрушительные удары посыпались на Рагнара, но благословенная броня устояла против стабберных пуль. Воя подобно зверю, Рагнар запрыгнул на опрокинутое логикустройство и погрузил клинок в хрящеватую голову монстра. Тошнотворный зеленожелтый гной забил фонтаном изпод гудящих зубьев леденящего клинка, но мутант все еще был жив. Он выл и метался и, бросив свой дымящийся стаббер, потянулся к мечу Рагнара. Охваченный ужасом, молодой Волк всадил два снаряда в рожу монстра и отшвырнул его нечестивый труп на пол.

Завывающие, бессвязно тараторящие фигуры устремились на молодого космодесантника со всех сторон. Гвардеецмутант с лицом без кожи взмахнул цепным мечом, целясь в левую ногу Рагнара. Парировав выпад леденящим клинком, Волк ударом ноги расколол голову бросившегося на него мятежника, словно дыню. Другой мутант, в изодранной униформе штабного офицера СПО, обвил длинным шипастым щупальцем левую лодыжку Рагнара и, дернув с поразительной силой, сбил Космического Волка с ног. Космодесантник тяжело рухнул наземь и, ударившись головой и плечами о металлический корпус логикустройства, на мгновение вырубился.

Какуюто долю секунды он, оглушенный ударом, не двигался. Волны звуков бились прибоем в его ушах: крики, выстрелы, вопли и глухие удары. Какойто клинок снова и снова бил в спину Рагнара, отскакивая от брони. Вокруг него столпились мятежники, раздался выстрел, пуля увязла в его ранце. Затем щупальце влажно обвилось вокруг горла и стало сжимать его. Взревев подобно раненому животному, Рагнар взмахнул своим жужжащим мечом и описал им длинную дугу вокруг своей головы, рассекая лодыжки столпившихся вокруг него мятежников. Мутанты, истошно визжа и истекая кровью, посыпались на пол, как поваленные деревья. Рагнар резко перевернулся на спину и всадил по снаряду в тех, кто еще оставался над ним. Троих мутантов с дымящимися дырами в затылках отбросило в сторону. Щупальце, обвившееся вокруг горла Космического Волка, конвульсивно дернувшись, исчезло.

Перевернутый стол, валявшийся рядом, взорвался в голубом шаре плазмы, разбросав пылающие обломки по всей комнате. Двое ослепленных взрывом мутантов, пошатываясь и паля наобум, побрели в сторону от взрыва. Среди каменных стен каземата отдались эхом боевые кличи и кровожадные крики – то вступили в схватку Кровавые Когти из команды Рагнара. Молодому Волчьему Клинку попался на глаза Хаэгр, который пробивал кровавую тропу сквозь кучу отчаянно сражающихся мятежников, разбрасывая их в стороны сокрушительными ударами своего молота. Какаято тень пронеслась в поле зрения Рагнара, но на сей раз это был Торин. Ловко вскочив на баррикаду из покореженных логикустройств, он быстрыми и точными ударами меча рассекал горла прячущихся за ними мутантов.

На мгновение комната словно закружилась в глазах Рагнара. Ему показалось, что он падает, но затем молодой Волк услышал гортанный голос, прорычавший ему в ухо:

– Береги голову!

Чтото в звучании этого голоса заставило его действовать. Рагнар перекатился влево, и в этот момент рокочущий цепной меч врезался в феррокрит там, где только что была его голова.

Сердце Волчьего Клинка заколотилось, и, поднимаясь на ноги, он не глядя описал мечом дугу у себя за спиной. Его леденящий клинок просвистел в воздухе впустую, а он, услышав хриплый скрежет цепного меча, получил страшный удар сзади в левое бедро.

Боль была неимоверной. На короткий мучительный миг Рагнар ощутил, как зубья цепного меча кромсают его плоть. Он покачнулся, но священный доспех отреагировал на воздействие и зафиксировал его левый коленный сустав, чтобы удержать Космического Волка на ногах. Рыча от испытываемых мучений, молодой космодесантник повернулся, едва успев парировать второй удар, направленный в шею.

Тут он обнаружил, что противостоит огромному, чудовищно мускулистому мутанту, орудующему двуручным цепным мечом, зажатым в когтистых лапах. Рагнар сразу узнал этот меч – эвисцератор, громоздкое, но разрушительное оружие, которое особенно любили потенциальные мученики из союзных войск Экклезиархии. Молодой Космический Волк отметил, что злобно уставившийся на него мутант одет в лохмотья, некогда бывшие простым одеянием жреца. Имперская аквила, когдато самое ценное достояние жреца, висела вверх ногами на ожерелье из человечьих органов, болтавшемся на бычьей шее мутанта.

Протараторив несколько богохульств, мутант возобновил атаку. Эвисцератор – неповоротливое оружие в человеческих руках, но сверхмускулистый предатель обращался с ним как с ивовым прутиком. Рагнар блокировал один мощный удар за другим, понимая, что, если защита подведет хотя бы на миг, мутант раскроит его надвое.

С неимоверной скоростью, превратившей огромный меч в размытое пятно, мутант атаковал Рагнара. Молодой Космический Волк блокировал эвисцератор в дожде искр и выстрелил мутанту в левое колено. Монстр пошатнулся и зарычал, разинув пасть, полную заостренных зубов, но тут же продолжил атаку. Он рубанул по левому наплечнику Рагнара, оставив в керамите глубокий разрез, а молниеносный обратный удар чуть не лишил молодого Космического Волка половины лица. Рагнар всадил в монстра еще два заряда, один – в живот, другой – в пах, и на сей раз, когда тот зашатался от полученных ударов, космодесантник взмахнул леденящим клинком и отсек мутанту левую руку в запястье. Горячая кровь брызнула Рагнару в лицо, мутант взвыл, и молодой Волк рванулся вперед, чтобы прикончить предателя, но бывший жрец бросил свое оружие и сжал правую руку Рагнара словно тисками.

Сервомоторы доспехов заныли под невыносимым давлением сжимающейся клешни мутанта, манжеты латной перчатки сплющились, кости запястья затрещали. Приставив болтпистолет к голове мутанта, Рагнар потянул за спусковой крючок, но магазин оружия оказался пуст.

Заглянув десантнику в глаза, мутант злобно зашипел. Рагнар запаниковал: кости руки готовы были сломаться. И тут словно дикий зверь, зарычав, выпрыгнул из глубины его груди. Издав безумный рев, Рагнар рванулся вперед и вонзил зубы в невероятно мускулистую шею мутанта.

Он укусил глубоко, ощущая, как его мощные челюсти раздирают плоть и мышцы, похожие на канаты. Его рот наполнила кровь, горячая и горькая. Мутант завизжал, колотя Рагнара обрубком левой руки, но молодой Космический Волк дергал головой из стороны в сторону, расширяя рану и вгрызаясь в шею врага, чтобы добраться до пульсирующих в глубине артерий.

Рагнар чувствовал жар крови сердца мутанта. Он жаждал его, всем своим существом стремясь ощутить, как она прольется потоком в его разверстую пасть. Это было наиболее совершенное, самое яркое ощущение за всю его жизнь. На какоето мимолетное мгновение Рагнар исчез. Осталось нечто неукротимое и стихийное: волк – и в помыслах, и в поступках.

Он разорвал горло мутанта и принялся пожирать его.


АТАКА И ОТСТУПЛЕНИЕ | Честь Волка | ПОДДАВШИЙСЯ ВОЛКУ