home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ПОДДАВШИЙСЯ ВОЛКУ

Мощный удар обрушился сбоку на голову Рагнара. Он был столь силен, что опрокинул молодого Космического Волка на бок, но он тут же вскочил на ноги, обнажив окровавленные клыки и пригнувшись над своей добычей, словно защищая ее. Перед ним возникло бледное лицо Сигурда, заляпанное кровью и суровое.

– Священным именем примарха Русса я беру твою душу в свои руки, Рагнар Черная Грива! – Голос жреца дрожал, но слова, пронизанные силой многовековой веры, были убедительны.

Рагнар моргнул, отшатнувшись от амулета из волчьего черепа, который Сигурд поднес к его глазам.

– Волк не может обладать тобой! Твое сердце принадлежит не тебе, но Всеотцу, сейчас и вовеки веков! Вспомни свои клятвы, сын Фенриса! Вспомни, кто ты!

Эти слова звучали в его голове колокольным набатом, холодным, четким и всепобеждающим. Он тяжело осел на пол, изумленно тряся головой.

Спустя мгновение в глазах у Рагнара прояснилось. Над ним навис Волчий Жрец Сигурд, в глазах которого читался страх, но на лице застыло выражение решимости. Его рука в перчатке сжимала амулет Железного Волка.

Рагнар чувствовал, как кровь струйкой стекает с его губ и капает на нагрудник. Он содрогнулся. Молодой космодесантник с усилием поднялся на ноги и тут заметил распростертую рядом окровавленную фигуру. Он опустил взгляд на изувеченный труп бывшего жреца, и его захлестнула волна ужаса и отвращения. «О благословенный Русс! – подумал он в отчаянии. – Я поддался волку».

– Простите меня, – охрипшим голосом произнес он, не в силах оторвать взгляд от зияющей раны в горле мутанта.

– Прощение следует заслужить в бою, – холодно сказал Сигурд. – Встань и сражайся как человек, Рагнар, а не как зверь. – Волчий Жрец выставил свой крозиус перед молодым Космическим Волком. – Так же как Русс преодолел волка внутри себя из любви к Всеотцу, так и ты должен одолеть волка в себе. А теперь вставай. Враг ждет.

Рагнар кивнул и, пошатываясь, поднялся на ноги. Бой в командном пункте завершился. Сигурд и остальные Кровавые Когти, добравшись сюда, одолели оставшихся предателей, пока Рагнар сражался с огромным мутантом. В воздухе висели дым и зловоние горелой плоти, тела изменников валялись кровавыми грудами за их баррикадами. Харальд и его подчиненные стояли среди этого побоища и, сжимая оружие, настороженно, с опаской наблюдали за тем, что происходит между Сигурдом и Рагнаром. Последний чуть было не поник головой от стыда.

Тяжелый удар по плечу едва не сбил молодого Космического Волка с ног. Нависнув над Рагнаром, Хаэгр гортанно посмеивался:

– И ты называешь это укусом? Могучий Хаэгр оттяпал бы этому монстру башку одним щелчком челюстей!

Огромный Космический Волк так заразительно расхохотался, что вскоре к нему присоединились все воины в комнате, кроме Сигурда и Рагнара.

– Если хочешь чегонибудь пожевать, идика сюда и попробуй свои зубы на этом, – сказал Торин, прижав кончики пальцев к холодным стальным дверям каземата. – Наше время почти на исходе, и один лишь Всеотец знает, чем они там занимаются.

Рагнар отер подбородок тыльной стороной руки и повернулся к Сигурду:

– У вас еще остались заряды?

– Два, – ответил Волчий Жрец и кивнул Харальду.

Командир стаи Кровавых Когтей знаком послал двоих воинов вперед, и они начали устанавливать заряды на двери.

Харальд повернулся к Сигурду. Он избегал смотреть на Рагнара, словно опасаясь увидеть то, что скрывалось во взгляде молодого Космического Волка.

– Мы наверняка поубиваем всех там внутри, когда это взорвется, – сказал он.

– Нет, – возразил Рагнар, качая головой и перезаряжая свой пистолет. – Это вдвойне усиленные двери, спроектированные, чтобы защитить генералитет даже в случае серьезной атаки. Более вероятно, что взрывная волна покатит на нас, поэтому я предлагаю встать подальше по обе стороны от двери.

Потрепанные и окровавленные Космические Волки быстро заняли позиции по всему каземату. Рагнар попрежнему ощущал у себя внутри тошнотворные всплески злобной энергии. Он кивнул Кровавому Когтю, ожидавшему у порога. Воин нажал на взрыватель и отпрыгнул в сторону.

И действительно, комнату сотряс чудовищный удар, расшвыряв воинов в доспехах вдоль каменных стен и взметнув в воздух тучи обломков. Когда дым рассеялся, Рагнар бросился вперед с оружием на изготовку и обнаружил проплавленное в толстых стальных дверях отверстие, достаточно широкое, чтобы в него мог протиснуться космодесантник. Он ринулся в брешь, металлические края которой были раскалены докрасна, и за ним последовали Торин, Хаэгр и Сигурд.

За расплавленными дверями оказался узкий проход с толстыми стенами, который заканчивался восьмиугольной комнатой метров десяти в поперечнике. На каменном полу в дальнем конце прохода лежали два обуглившихся почти до неузнаваемости тела. А дальше, за ними, творилось кровавое непотребство.

В комнату набилось человек двадцать офицеров и штабных помощников, они выкрикивали отчаянные призывы к своим вновь обретенным богам. Их богато украшенная форма была изодрана в лохмотья и усеяна кровавыми пятнами там, где они изранили себя церемониальными кинжалами, лица были разрисованы свежей кровью. Пол также залит кровью. Молодого ординарца, немногим старше пятнадцати лет, поставили на колени и вскрыли ему горло от уха до уха. Алой кровью, которая хлынула из его тонкого горла, нарисовали нечестивый круг в центре комнаты. Именно к этому кошмарному знаку обращали свои мольбы мятежники, вытянув руки, заляпанные запекшейся кровью, в своем презренном поклонении. Врезавшись в эту толпу, Рагнар увидел, как внутри кровавого знака обретает форму высокая призрачная фигура в древних вычурных доспехах, синих с золотом, инкрустированных по краям нечестивыми знаками, с изогнутыми пластинами, украшенными амулетами и фетишами из кости и иссохшей кожи. В глазных отверстиях рогатого шлема этого чемпиона Хаоса алчно поблескивали мерцающие лиловые огоньки, он уставился на Рагнара взглядом, полным вечной злобы. В одной руке чернокнижник держал меч, изготовленный из зуба, рога и бездушного черного железа. В ладони другой его руки жадно плясали языки пламени, которые шипели и потрескивали в промозглом воздухе.

На мгновение сердце Рагнара так и подпрыгнуло от кровожадного восторга при мысли о том, что он столкнулся лицом к лицу с самим Мэдоксом. Однако чернокнижник ничем не показал, что узнал молодого Космического Волка. Он поднял свою пылающую руку и выкрикнул хриплым омерзительным голосом наводящую ужас череду слогов.

Из руки чародея Хаоса стремительно рванулась воющая струя розового и лилового огня, нацеленная прямо в грудь Рагнару. Пролетая мимо одного из мятежных офицеров, она слегка задела его, и предатель растворился в воздухе прямо на глазах молодого космодесантника. Охваченный ужасом, Рагнар с проклятиями бросился в сторону, и колдовское пламя задело по касательной его правый наплечник. Он услышал, как керамит шипит и визжит от удара, роняя расплавленные капельки на пол. Язык пламени понесся дальше, едва не коснувшись Хаэгра, и врезался в набегающего Сигурда.

Колдовское пламя объяло Волчьего Жреца с пронзительными жуткими завываниями и резким громовым треском. Два Кровавых Когтя по обе стороны от жреца рухнули на пол от удара, но Сигурд остался недвижим. Розариус, который Волчий Жрец держал перед собой, отвел языки пламени.

– Предатель! – звучно произнес Сигурд. – Слуга ложных богов! Я не подвластен тебе, воин Тысячи Сынов! Гляди на сынов Волка и трепещи!

Космодесантник Хаоса, расхохотавшись, изверг поток мерзких проклятий, которые заставили мятежных гвардейцев рухнуть в конвульсиях на пол. Оскалившись, Рагнар собрал все свое мужество и бросился на жуткого воина, паля в него из болтпистолета.

Болты взрывались о нагрудник и шлем чернокнижника Хаоса, не причиняя вреда и почти не оставляя следа на доспехах, защищенных магией. Приблизившись, неустрашимый Рагнар обрушил на него вихрь несущих гибель ударов своим мастерски сработанным леденящим клинком, намереваясь искромсать космодесантника Хаоса.

Однако ни один его удар не достиг цели. То ли с помощью колдовства, то ли в силу своего безупречного смертоносного мастерства чемпион Хаоса либо парировал все удары Рагнара, либо уклонялся от них. Огромный воин перемещался как ртуть, он будто предугадывал все атаки молодого Космического Волка и противостоял им с пренебрежительной легкостью. В какойто момент Рагнару показалось, что брешь в защите чародея найдена, и он чуть не напоролся на его необычный клинок.

Боковым зрением Рагнар заметил тень, скользнувшую слева. Это Торин встретил клинок чародея своим цепным мечом. Почувствовав открывшуюся возможность, Рагнар ринулся вперед, стремительно атакуя противника в плечо, но космодесантник Хаоса отступил, уклонившись от удара.

Замкнутое подземное пространство гудело от криков и боевых кличей, мятежники вновь и вновь поднимались с каменного пола и бросались на Космических Волков. До Рагнара смутно донеслось, как Сигурд громким, звучным голосом поносил изменников, перекрывая рев цепных мечей и вой лазпистолетов. Тут справа от молодого Космического Волка возникла громадная фигура и обрушила чудовищный удар на чемпиона Хаоса. Хаэгр загоготал, когда чародей отпрыгнул назад изпод опускающегося молота.

– Такто, предатель! Пляши как дева! – ревел он. – Тебе далеко до ударов могучего Хаэгра!

Впрочем, в полном ненависти взгляде чародея ни разу не промелькнула нерешительность, когда он отступал шаг за шагом, пересекая комнату. Считая шаги, Рагнар прикидывал расстояние до дальней стены. Он упрется спиной в кирпичи всего лишь через несколько метров, подумал Космический Волк, усиливая напор атаки, и этот ублюдок слишком хорош, чтобы также не понимать этого. Он обменивает пространство на время.

Рагнар чуть не остановился, когда его внезапно озарило.

– Засада! – крикнул он, и в этот миг воздух словно сгустился и тут же прорвался, как прогнивший пергамент, и среди Космических Волков возник целый сонм невнятно тараторящих кошмарных существ.

Нечто тяжелое и зловонное смачно шлепнулось позади Рагнара, издав безумный визгливый крик. С опаской поворачиваясь спиной к смертоносному десантнику Хаоса, Космический Волк развернулся и ткнул пистолетом в извивающийся столб розоволиловой плоти. Четыре шипастых щупальца демона обвили руку и торс Рагнара, и мускулистый столб, сжавшись, потащил молодого космодесантника к зубастому клюву монстра.

Рагнар вскрикнул, когда черный клюв разверзся в нескольких сантиметрах от его головы. Затем он почувствовал, как вокруг его шеи и пояса захлестнулась еще пара щупалец; его резко дернуло, и он мучительно застыл в пространстве между двумя монстрами. Жуткие твари принялись пронзительно вопить друг на друга, соперничая изза его плоти.

Восьмиугольную комнату заполонили клювастые демоны со щупальцами, которые набрасывались на все, что двигалось. Пару мятежников разорвали на клочки на глазах у Рагнара, от них осталась лишь жуткая кучка окровавленных внутренностей. Сигурд шатался в тесных объятиях троицы щелкающих клювами монстров, на его потрескивающем крозиусе дымился густой розовый гной. Кровавых Когтей осаждали со всех сторон, но Харальд, стоя среди них, держал в силовом кулаке полыхающую оболочку демона и криками подбадривал своих людей.

Гневно зарычав, Рагнар нажал спусковой крючок, и болтпистолет дернулся в его руке, проделав дымящееся отверстие в стоящем перед ним демоне. Монстр взвизгнул и отшатнулся, его щупальца напряглись еще сильнее. Демон позади Рагнара столь же яростно потянул в свою сторону, и молодой Космический Волк почувствовал, как его шейные позвонки заскрипели от неимоверного напряжения. Изрыгая проклятия, он взмахнул свободной рукой, и его леденящий клинок разрубил два щупальца из числа тех, которые его держали. Гной хлынул на доспехи Рагнара, когда демон, стоявший перед ним, выпустил его из оставшихся щупальцев и попытался ускользнуть. Молодого десантника тут же потащил к себе второй демон, но Рагнар хладнокровно навел болтпистолет на раненого монстра и дважды выстрелил. Голова твари разлетелась дождем брызг разлагающейся плоти. Затем, перевернувшись в воздухе, он пронзил леденящим клинком демона, который алчно тащил его в свои объятия. Инкрустированный рунами цепной меч разрубил омерзительное чудище, и оно обратилось в облако гнусного липкого тумана.

Тяжело опрокинувшись, Рагнар заскользил по каменному полу и тут же перевернулся с болтпистолетом наготове. В комнате повсюду шел бой, и в его ушах прибоем рокотал шум битвы. Свет в комнате, казалось, пульсировал и менялся. На периферии поля зрения снова мелькали тени, но Рагнар безмолвно вознес молитву Руссу и сосредоточился на кипящей битве.

В нескольких метрах от него Кровавый Коготь боролся с душащим его демоном, и Рагнар выстрелил туда, где, по его предположению, находилась голова монстра. Другой воин рухнул на пол под тяжестью щупалец пары розовых чудищ. Рагнар всаживал в мускулистые тела демонов один заряд за другим, пока Космическому Волку не удалось вырвать свою правую руку и пополам раскроить одно из чудищ.

По полу покатилась, подпрыгивая, отрубленная голова. Лицо было залито кровью, но Рагнар понял по запаху, что это один из боевых братьев Харальда. Молодой Космический Волк увидел, как невдалеке Хаэгр могучей дланью оторвал от своей груди хлещущего щупальцами демона и размазал его по стенке чудовищным ударом. К нему метнулся еще один монстр, алчно щелкая окровавленным клювом, но Волчий Клинок припечатал его к полу одним ударом огромного молота.

В сгустках лилового гноя возник очередной демон. Харальд победоносно воздел силовой кулак, его клыки ярко блеснули в призрачном свете. Рагнар увидел, как монстр вздыбился, подобно змее, за спиной вожака стаи и отвел назад щупальца, готовясь поразить жертву.

Рагнар прицелился в демона, и тут на него упала черная тень. Он услышал скрежет древних доспехов и алчущий взмах клинка чемпиона Хаоса, занесенного для смертельного удара.

В мгновение ока молодой Космический Волк сделал свой выбор. Вверив свою душу Всеотцу, он выстрелил разрывным снарядом, который, просвистев рядом с головой командира стаи, влетел в зияющий клюв демона.

Над его головой плясали тени. Металл врезался в металл, и Рагнар услышал отчетливое громыхающее рычание.

В его висках застучала кровь, когда он повернулся лицом к нападавшему и обнаружил, что чародей сцепился с огромным Космическим Волком в покрытых многочисленными рубцами доспехах сероватосинего цвета. Этот воин сражался с чемпионом Хаоса голыми руками, одна могучая десница стиснула правую руку чернокнижника, а другая неумолимо сжимала горло десантника Хаоса.

Тыльную сторону рук Космического Волка покрывал жесткий серый мех. Рагнар заметил изогнутые черные когти, а потом ему бросились в глаза косматая грива и странная форма головы воина.

Космический Волк почувствовал на себе взгляд Рагнара. Он оглянулся на молодого Волчьего Клинка, его губы растянулись в зверском рыке, и мохнатая морда покрылась складками.

Изрыгая проклятия, Рагнар, рванувшись вправо, откатился в сторону от сцепившихся воинов. Через считаные мгновения он, шатаясь, поднялся на ноги и развернулся с оружием наизготовку, но сражавшиеся космодесантники пропали из виду. Они просто исчезли, словно их никогда и не было.

Болтпистолеты громыхали, выстрелы эхом отдавались от стен. Цепные мечи пели свою суровую боевую песнь, раздирая чудовищную плоть монстров, и затем внезапно наступила тишина, в которой отчетливо слышались лишь учащенное дыхание обессиленных людей и мучительные вздохи раненых.

Каменный пол, казалось, ходуном ходил под ногами Рагнара. Оцепенев от пережитого потрясения, молодой Космический Волк обвел взглядом залитую кровью комнату. Харальд и шестеро Кровавых Когтей в заляпанных кровью доспехах еще держались на ногах, озираясь вокруг широко распахнутыми глазами. Трое других стояли на коленях или лежали среди тел на полу, тяжелораненые, но живые. Двое боевых братьев не поднимутся больше никогда, растерзанные щупальцами и щелкающими зазубренными клювами.

Хаэгр опустился на колени возле лежащего ничком Торина в нескольких метрах слева от Рагнара. Старший Волчий Клинок отчаянно пытался подняться с помощью Хаэгра, несмотря на глубокую рану в бедре.

Начав осматривать мертвых, Рагнар похолодел от страха. Офицерымятежники все до единого были разорваны демонами или расплавлены огнем чародея.

Никаких признаков присутствия Сигурда. Молодой Волчий Жрец исчез.

Они летели назад на «Громовых ястребах» в молчании, каждый воин погрузился в собственные мрачные мысли. Харальд предложил унести из командного пункта всю полезную информацию, какую удастся найти, и они забрали оттуда самодельные коробки с картами, информационные планшеты и блоки памяти. Погружая в транспорт своих раненых и мертвых, Волки, однако, не могли удержаться от мысли, что они потерпели неудачу. Рагнар связался с Микалом Стенмарком, когда они были еще в воздухе, и доложил ему обо всем, что произошло. Потеря Сигурда оказалась особенно тяжелым ударом для Стенмарка, напомнив ему о засаде в губернаторском дворце, в которую он попал несколько недель назад. Рагнар принял на себя всю ответственность за то, что случилось в бункере, превознося мужество Харальда и его стаи, так же как и своих товарищей – Волчьих Клинков, но не испытывал уверенности в том, что Стенмарк обратил на это хоть какоето внимание.

Обратный полет проходил на низкой высоте над южными окраинами города, и всем на борту стало очевидно, что силы противника находятся в движении. Клубы иссинячерных выхлопных газов висели ядовитой тучей над изрытыми дорогами, ведущими в столицу: полки пехоты и бронечасти двигались к тонким оборонительным линиям Имперской Гвардии. Над холмами к западу от города мелькали частые белые вспышки – орудийные батареи мятежников обстреливали восточную оконечность столицы. «Громовым ястребам» и сопровождающим их «Валькириям» неоднократно приходилось срываться в пике, прячась за разбитыми горными гребнями или выветренными вершинами холмов от зенитных ракет или артиллерии мятежников, и им понадобилось более часа, чтобы добраться до своих позиций и приземлиться в космопорте Чариса.

Они высаживались под очередным ракетным обстрелом, перетаскивая своих тяжелораненых собратьев в медчасть космопорта сквозь бурю огня и шрапнели. Торин ни в какую не желал слышать о переполненном полевом госпитале, в котором царил беспорядок, с его изнуренными хирургами и устаревшим оборудованием. Он настаивал на том, что получил легкую рану, которая быстрее заживает сама по себе.

– Я лучше отлежусь гденибудь в темноте, как раненая гончая, чем буду рисковать своими конечностями в руках какогото пьяного костореза, – заявил он, протестуя так неистово, что даже Хаэгр, пожав широченными плечами, сдался.

Конечно, они понятия не имели, что делать со старшим Волчьим Клинком, поэтому в конце концов Рагнар и Хаэгр развернулись и отнесли его назад в «Громовой ястреб».

Как только они пристроили Торина в суспензорную сетку, в которой он лежал во время обратного полета с базы СПО, Рагнар оставил Хаэгра присматривать за боевым братом и направился к командному бункеру на доклад к Ательстан и Стенмарку. По пути он подумал было навестить Габриэллу и убедиться в ее безопасности, но воспоминание о том, что он сотворил на базе, было все еще болезненно свежо. «Я представляю для нее такую же опасность, как и противник, – в отчаянии подумал он. – Что же теперь со мной будет?»

Каждый Космический Волк борется с волком внутри себя. Дары канис хеликс превращали их в несравненных воинов, но такая свирепость – палка о двух концах. Волк внутри постоянно проверял на прочность те границы, в которых находился, ища возможности вырваться наружу в пылу битвы, чтобы раздирать и терзать, пока не утолит свой голод. Стоит волку вонзить свои зубы в человека, обратного пути для него нет, насколько знал Рагнар. Его разум понемногу исчезал, а тело поддавалось животному влиянию канис хеликс. Иногда находились Волчьи Лорды, которые брали с собой в сражение одного из вульфенов, но чаще всего поддавшихся волку передавали на попечение Волчьих Жрецов и забирали из Клыка, и они больше никогда не сражались за свой орден.

Теперь он понял, откуда приходили его сны и почему он так странно себя чувствовал в последнее время, но осознание этого не принесло ему утешения. Его, наверное, отчислят из Волчьих Клинков, размышлял он, и без Волчьего Лорда, желающего замолвить за него слово, эта кампания станет, без всяких сомнений, для него последней.

Стиснув зубы, Рагнар выбросил из головы эти мысли. Сейчас у него есть битва, в которой нужно сражаться и победить.

Молодой Космический Волк нашел в командном бункере открытый ящик с полевыми пайками и заставил себя поесть. Прошло всего несколько дней с тех пор, как он ел в последний раз, но сосредоточенность на обыденных потребностях организма позволяла отбросить более тревожные мысли. Еда помогла также избавиться от привкуса крови, который все еще оставался у него во рту.

– Нам следовало ожидать этого после засады в губернаторском дворце, – с горечью произнес Стенмарк. – Хотел бы я знать, как им стало известно о том, когда мы собирались нанести удар?

Волчий Гвардеец с суровым выражением лица расхаживал вдоль задней стены командного центра бункера, крепко сцепив за спиной руки в латных перчатках. Погруженный в раздумья Стенмарк переводил взгляд черных глаз с Рагнара на Ательстан. Генерал Гвардии сидела на складном стуле, мрачно уставясь на оперативную карту на гололите. По выражению ее лица Рагнар предположил, что за спиной у нее немало бессонных дней и ночей.

Молодой Космодесантник стоял возле стола напротив генерала. Подняв подбородок, исполосованный шрамами, он обратился сразу к обоим.

– Я вообще не верю, что это была засада, – заявил он. – Если бы мятежники хотели заманить нас в ловушку на базе, они могли бы сделать это достаточно легко, не бросая своих генералов под перекрестный огонь.

– Сейчас я начинаю сомневаться в том, что это вообще были генералы, – сказала, нахмурившись, Ательстан. Она показала рукой в перчатке на гололит. – Подготовка их контрнаступления продолжается. С начала дня предатели передислоцировали в город еще сорок тысяч человек, и они окажутся на боевых позициях к утру. Одному Императору известно, как нам удастся остановить их.

Рагнар покачал головой.

– Вы не видели, что у них было написано на лицах, когда мы ворвались в каземат. Те люди были высокопоставленными офицерами, все верно, и они отчаянно стремились вырваться оттуда, – заявил он. – Они нарисовали на полу некий символ. Все выглядело так, словно они в самом деле призывали на помощь.

– И тем не менее чемпион Хаоса и его демоны поубивали тех людей во время боя, – напомнил Стенмарк. – Если чернокнижник перебил командующих армией, кто же руководит контрнаступлением?

Молодой Космический Волк пожал плечами.

– Я бы предположил, что сами Тысяча Сынов, – ответил он. – Мы знаем, что эта планета является ключевой во всей их кампании. Не могу представить, что они доверили бы оборонять ее группе бывших офицеров Гвардии. – Бросив взгляд на Ательстан, он смущенно добавил: – Без обид, мэм.

Генерал нетерпеливо отмахнулась:

– Если Тысяча Сынов командуют обороной планеты, то где же они? Они ведь должны базироваться гдето на планете, верно?

– Боюсь, не обязательно.

Все головы повернулись на звук голоса Габриэллы. Навигатор и инквизитор Вольт стояли у края бывшей сцены, держа в руках груды пыльных томов. Она бросила взгляд на инквизитора, тот кивнул и обратился к генералу. Его лицо было бледным и мрачным.

– Мы думаем, что знаем, откуда наносят удары Тысяча Сынов, – сообщил он. – Если мы правы, то все мы находимся в куда большей опасности, чем себе представляли.


СПУСК ВО МРАК | Честь Волка | ПРОВОЛОКА НАТЯНУТА