home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ПРОВОЛОКА НАТЯНУТА

– Ключ к разгадке нашла леди Габриэлла, – быстро проговорил Вольт.

Инквизитор, шаркая, забрался на сцену и разложил свои потрепанные книги на столе с гололитом. Голокарта над столом исказилась, превратившись в бурю разноцветных помех, поскольку Вольт закрыл несколько проецирующих отверстий.

– О чем это вы? – спросила Ательстан, которой не удалось скрыть нотку раздражения в голосе.

Инквизитор, казалось, вообще не слышал генерала.

– Поскольку я был сосредоточен на событиях, происходивших здесь, на Чарисе, мне не удалось уделить пристального внимания сообщениям с других планет субсектора, подвергшихся нападению сил Хаоса, – продолжал Вольт, возясь дрожащими, перевязанными руками с железным замком и петлей на одном из томов. Обуглившуюся по краям обложку книги покрывала копоть, а один угол ее тяжелых страниц кремового цвета был запачкан красным.

– Э… кампания такого масштаба, с такой большой подготовкой… Следовало бы догадаться, что здесь нужно копать глубже, – говорил Вольт почти себе под нос, листая толстые страницы. – Отвлекающие атаки, да и сам выбор целей… А! Вот. – Он подхватил открытую книгу обеими руками и повернул ее так, чтобы могли видеть Ательстан и Стенмарк. – Вот о чем я говорю.

Генерал и огромный Космический Волк наклонились над столом. Вольт открыл книгу на странице, покрытой рукописным текстом на высоком готике. На развороте был изображен громадный замысловатый круг, исписанный плотными группами нечестивых рун. Ательстан, лишь бросив на него взгляд, отвернулась и, сотворив знамение аквилы, стала шепотом читать молитву. Стенмарк, подняв голову, внимательно смотрел на инквизитора.

– Это не тот символ, который я видел в губернаторском дворце, – заявил он.

– Нет, не во дворце, – бросил Вольт, его серые глаза возбужденно блестели. Повернувшись, он поманил к себе Рагнара. – Ты был на Гиадах, не так ли? Скажи мне, что ты видишь.

Озадаченно нахмурившись, Рагнар подошел к столу. Красные линии рисунка на развороте запылали в его мозгу, вызвав воспоминание о напряженном полете с осажденной имперской планеты. Он перевел взгляд с Вольта на Габриэллу.

– Это символ, который мы видели полыхающим над столицей, – сказал он.

– Ага! – воскликнул Вольт, довольный тем, что услышал. – Это известно как краеугольный камень – скрепляющий знак, предназначенный для того, чтобы придать форму границам значительно большего по размерам мистического символа, – сообщил он. – В свое время я видел такие знаки, которые простирались на кварталы небольшого городаулья и даже на целый остров. – Он водил пальцем по поверхности страницы. – Только однажды за всю историю была предпринята попытка осуществить такое в межзвездном масштабе.

Вольт принялся нетерпеливо рыться в остальных книгах, лежащих на столе. Габриэлла спокойно сделала шаг вперед и протянула ему потрепанный том, верхний в ее стопке. Инквизитор поднял взгляд, удивленно хмыкнув, и взял книгу, пробормотав слова благодарности.

– Это произошло около тринадцати столетий назад, – продолжил он, быстро перелистывая древние страницы. – Предатель по имени Арсений Тальварен попытался открыть постоянные врата в Око Ужаса – прямо на самой Святой Терре.

Ательстан, Стенмарк и Рагнар обменялись недоверчивыми взглядами. Генерал покачала головой.

– Очевидно, он потерпел неудачу, – заметила она.

– Очевидно, да, – подтвердил Вольт. – Эта попытка была обречена почти с самого начала, но лежащая в ее основе теория этого безумца была совершенно здравой с колдовской точки зрения. – Остановившись на какойто странице, он внимательно ее прочел, кивнул сам себе и поднял взгляд от книги. – Лорд Стенмарк, подойдите сюда и взгляните на это, – предложил он. – Скажите мне, вам это более знакомо?

Могучий воин медленно обошел вокруг стола, на его лице застыла маска ужаса. Заглянув в книгу, он сразу нахмурился.

– Это похоже, – согласился он, – очень похоже.

– Итак, вы говорите мне о том, что предатели пытаются открыть Око Ужаса? – спросила Ательстан, на ее мужественном лице появилось выражение некоторой обеспокоенности.

Вольт с треском захлопнул фолиант.

– Нет, не в этот раз, – ответил он. – Тальварен, безумный гений, переоценил свои возможности. Он не смог управлять силами, необходимыми для такого деяния, и, даже если бы Инквизиция не остановила его на Луне, то, что потребовал бы от него этот ритуал, уничтожило бы его. – Инквизитор бросил взгляд на Стенмарка и на генерала. – Здесь, на Чарисе, мы имеем дело с силами, которые в целом и более могущественны, и многоопытны.

– Тогда чего же, скажите, наконец, они добиваются? – спросила Ательстан, терпение которой явно подходило к концу.

– Возможности пребывания в двух мирах, – серьезно ответил Вольт. – Ээ… связи, если хотите, между Чарисом и демоническим миром внутри Ока Ужаса.

Ледикомандующая потерла бровь аугментической рукой.

– Мне показалось, вы только что сказали, что это невозможно, – проворчала она.

Леди Габриэлла дипломатично кашлянула.

– Перемещение через варп – это не то же самое, что канал непрерывной передачи, – заметила она, положив свои книги на стол. – Изза того что Око Ужаса – это место, где варп просачивается в обычный космос, понятие расстояния и времени в этом регионе изменчиво. По этой же причине мы используем варп для межзвездных путешествий.

– Дада, я все это знаю, – сказала генерал, нетерпеливо кивая.

– Думайте о варпе как о быстро текущей реке, – продолжила навигатор. – Человек может либо идти вдоль берега, чтобы попасть из одного города в другой, ниже по течению, либо он может броситься в воду и оказаться там гораздо быстрее. Вот Тальварен и попытался создать приток той реки, который позволил бы воде течь из Ока Ужаса прямо на Священную Терру, – огромное дело, которое имело мало шансов на успех. – Потянувшись к поясу, Габриэлла сняла вокс. – Мы думаем, что Мэдокс пытается растянуть ткань реальности вокруг Чариса и создать тень планеты внутри Ока Ужаса.

Медленно вытянув руку, она поднесла округлый вокс к проекционному полю гололита. Попав в проекционное поле, он создал на мерцающей искаженной карте темное пятно овальной формы.

Стенмарк уставился на эту тень перед собой.

– Око Ужаса в сотнях парсеков отсюда, – запротестовал он.

Око Ужаса – это обширный звездный регион внутри сегмента Обскурус, где хаотические энергии варпа истекают в физическую вселенную. Это царство ужаса и безумия, вечное поле битвы, где почитатели Хаоса сражались за благосклонность своих безразличных богов. После Ереси Хоруса легионыпредатели магистра войны Хоруса бежали в Око Ужаса, откуда продолжали изводить Империум смертоносными набегами и разрушительными Черными Крестовыми Походами.

– Помните, что в варпе нет понятия пространства или расстояния, – сказала навигатор. – Местоположение может быть достигнуто только усилием воли и с помощью ритуала, и инквизитор Вольт подозревает, что целый ряд демонических миров внутри Ока Ужаса устанавливает знаки – краеугольные камни, чтобы обеспечить устойчивость в том числе и теневой планеты. Тот знак в губернаторском дворце связывает между собой две планеты. – Она повернулась к Рагнару. – Именно этот ритуал вызывает странные возмущения в варпе, о которых я говорила.

Волчий Клинок задумчиво кивнул. «Это также объясняет и чувство смещения в пространстве, которое испытывали Торин и я, и, возможно, даже галлюцинации».

– Значит, Тысяча Сынов просто переходят между планетами, когда атакуют нас.

– Совершенно верно, – подтвердила Габриэлла.

– Но с какой целью? – спросила Ательстан. – Я готова допустить, что все, что вы мне сейчас рассказали, возможно, но, даже если это так, осуществление этого замысла должно было потребовать огромных затрат.

– Да, разумеется, – закивал Вольт. – Мы даже представить себе не можем, что должны были сделать предатели, чтобы создать краеугольные камни внутри Ока, но очевидно, что они посвятили этому много лет и предприняли колоссальные усилия, чтобы подготовить проведение ритуалов в этом субсекторе.

– Тогда чего же они хотят всем этим добиться?

– Нескольких целей, – ответил Вольт. – Вопервых, это обеспечивает им безопасную оперативную базу, с которой они действуют на Чарисе. Они могут наносить по нам удары в любом месте и в любое время – и возвращаться в безопасное место, не боясь преследования. Это также позволяет им черпать неограниченную энергию Ока, чтобы подпитывать ею свое колдовство.

– Но какова же их цель? – резко бросила Ательстан. – Вот какая информация мне нужна, инквизитор. Если я узнаю, чего они добиваются, я могу попытаться противостоять им.

Рагнар вспомнил военный совет на Фенрисе.

– Руны сообщили, что у Тысячи Сынов есть план, который приведет к гибели всего нашего ордена, – вставил он. – Вот почему здесь Мэдокс. – «И копье тоже», – подумал он про себя.

Инквизитор Вольт покосился на Рагнара.

– Что касается их конечной цели, этого ни я, ни леди Габриэлла сказать не можем, – продолжил он, – но мы знаем, что основа их могущества не на Чарисе, но на ее теневом двойнике внутри Ока.

– Раз так, именно туда мы и должны нанести удар, – выпалил Рагнар.

У Ательстан вырвался резкий лающий смех, но он тут же прекратился, как только она увидела выражение лица молодого Космического Волка.

– Ты это серьезно? – протянула она недоверчиво. – Но… это невозможно.

Вольт бросил взгляд на Габриэллу.

– Мы думаем, что это возможно, – заявил инквизитор, указав в ее сторону. – Объясни, пожалуйста.

Габриэлла кивнула.

– «Кулак Русса» вышел на орбиту не так давно, – начала она. – Капитан корабля Вульфгар докладывает, что корабль понес значительный ущерб, но его варпдвигатель цел. Мы можем разместить на борту штурмовую группу и войти на корабле в варп. – Навигатор сделала глубокий вдох. – При условии что мы активируем двигатель близко к планете, корабль пересечет границу Имматериума в той точке, где закреплена теневая планета.

Генерал прервала ее безапелляционным взмахом руки:

– Простите, леди, но я достаточно разбираюсь в путешествиях в варпе, чтобы знать: корабль окружен силовым полем, которое изолирует его от Имматериума…

– Да, полем Геллера, – вставила Габриэлла. – Оно создает вокруг корабля, путешествующего в варпе, капсулу реальности, которая держит силы Хаоса на расстоянии. Естественно, мы должны будем отключить его, прежде чем предпринять такую попытку.

Ательстан потеряла дар речи. В конце концов она произнесла, запинаясь:

– Это будет самоубийством.

– В обычных условиях – да, – согласилась Габриэлла, – но не в данном случае. Точно так же как во время перемещения через Имматериум немного варпа попадает в физическую реальность, к теневому миру применимо обратное. Вокруг планеты должна быть капсула стабильной реальности, достаточно прочная, чтобы корабль не разрушился сразу же.

– Должна быть,  – эхом отозвалась Ательстан. – Все это теоретические рассуждения. У вас нет ни малейшего доказательства, подтверждающего хоть чтонибудь.

Вольт поднял голову.

– Это вписывается в картину происходящего, – лукаво заметил он.

– Могу только поверить вам на слово, – ответила генерал. – У меня нет опыта в таких делах, но я точно знаю, что произойдет, если вы сделали неверное предположение и отправитесь в варп без поля Геллера. Вы, корабль и все до единого на борту – все будет уничтожено.

Микал Стенмарк, сложив на груди руки, задумчиво смотрел на разложенные на голостоле книги.

– Я соберу Волчью Гвардию, – сказал он, – а также стаю Серых Охотников и Длинных Клыков Эйнара. Мы могли бы…

– Нет, лорд, вы не можете, – оборвала его Ательстан. – Я вам этого не позволю.

Стенмарк медленно повернулся к генералу.

– Вы забываетесь, ледикомандующая, – заявил он холодно. – У вас нет власти над Сынами Русса.

Ательстан поднялась на ноги и уставилась на огромного Космического Волка.

– Возможно, и нет, – заметила она, – но вы принесли клятву защищать людей этой планеты, а без вас Чарис совершенно точно будет потерян. Каждый отряд, который вы оттянете с боевых позиций, значительно ослабит нашу оборону. Неужели вы рискнете потерять целую планету ради такой самоубийственной авантюры?

– А у нас есть выбор? – выпалил в ответ Стенмарк. – Вольт прав. Тысяча Сынов могут наносить удары по нашим позициям как им заблагорассудится, и подкрепления не предвидится. В лучшем случае мы лишь оттягиваем неизбежное. Лучше нанести удар по врагу, чем сидеть по норам и позволить ему прийти за нами!

– А что, если они ошибаются? – спросила Ательстан. – Если тот корабль запустит свой варпдвигатель, а на другой стороне не окажется стабильной капсулы реальности, вы не только свою жизнь отдадите впустую, но и миллионы других. Не допусти те ошибки: без вас и ваших людей мы не продержимся и двадцати четырех часов, после того как начнется контрнаступление мятежников.

– Направьте Волчьих Клинков, – вмешался Рагнар. Слова сорвались с его губ прежде, чем он полностью осознал, что говорит. – Нас и также стаю Харальда.

Стенмарк смерил Рагнара пренебрежительным взглядом.

– Что? Тринадцать вас против Мэдокса и Тысячи Сынов?

Тут вмешался инквизитор Вольт.

– На самом деле о чемто таком, в общемто, я и думал, – заявил он. – Маловероятно, чтобы противник ожидал такого рода атаку, и малочисленная группа с большей вероятностью избежит обнаружения. – Он развел в стороны свои перебинтованные руки. – Разумеется, принимая во внимание создавшееся положение, я приму на себя командование экспедицией. Мои навыки позволят в дальнейшем оберегать штурмовую группу и привести ее к цели.

Волчий Гвардеец зло глянул на Вольта и уступил, резко кивнув.

– Остается еще проблема возмущений в варпе, – отметил он. – Как вы планируете преодолеть это?

Вольт повернулся к Габриэлле.

– Для выполнения этой миссии требуется опытный навигатор, – спокойно произнесла она. – В противном случае корабль может быть заброшен глубоко в Око Ужаса и все кончится катастрофой.

У Волчьего Гвардейца глаза полезли на лоб.

– Нет, – запротестовал он. – Я не могу этого позволить. – Ища поддержки, он бросил взгляд на Рагнара и Вольта. – Леди, вы наверняка понимаете, что эта миссия в лучшем случае обречена на гибель. Даже если все пойдет по плану и миссия окажется успешной, уцелевшие познают на себе всю силу ярости Тысячи Сынов. При столь малом составе штурмовой группы никто не выживет.

– Я понимаю, мой лорд, – сказала Габриэлла, – и ценю вашу озабоченность, но так же как ледикомандующая не имеет никакой власти над вами и вашими людьми, так и вы не властны надо мной. – Встретившись взглядом с Волчьим Гвардейцем, она чуть заметно улыбнулась ему. – Будьте уверены, члену Навис Нобилитэ не впервой жертвовать собой во имя Священного Императора.

Стенмарк обдумал услышанное.

– Старый Волк из моей шкуры коврик сделает, когда об этом услышит, – проворчал он, но поднял руки вверх в знак того, что сдается. – Хорошо. Готовьтесь к отлету. Рагнар, поручаю тебе сообщить Харальду добрые вести.

Рагнар склонил голову перед Стенмарком и, бросив обеспокоенный взгляд на Габриэллу, вышел. Навигатор кивнула Ательстан и Волчьему Гвардейцу.

– Я свяжусь с «Кулаком Русса» и сообщу капитану Вульфгару о наших планах, – пообещала она и тоже вышла.

Стенмарк наблюдал, как они уходят, пока инквизитор Вольт собирал свои книги. В конце концов он вздохнул.

– Надеюсь, вы знаете, что делаете, – проворчал он.

– Так же как и я, – отозвался Вольт. Выпрямившись, он устремил на Волчьего Гвардейца повелительный взгляд. – Пора связаться с «Хольмгангом»!

Кровавых Когтей не оказалось в районе сосредоточения возле командного комплекса космопорта, и никто из штабных, казалось, не знал, куда они делись. Рагнара это не так уж и удивило, но тем не менее вызвало раздражение. Поскольку вражеские ракеты продолжали, будто стрелы, усыпать изрытую территорию космопорта, Рагнару ничего не оставалось, кроме как вернуться к «Громовому ястребу», в котором они летели, а затем выследить стаю Харальда по запаху.

Наконец он обнаружил их в уединенном складском бункере неподалеку от «Громовых ястребов». Рагнар шел по следу по феррокритовому пандусу, который привел его к открытой двери в боковой стене бункера. Два Кровавых Когтякараульных безмолвно поднялись по обе стороны от внутренних дверей, когда молодой Космический Волк вошел внутрь.

Бункер опустошили уже давно, и воины сидели в сумраке на голом полу, занимаясь чисткой оружия и мелким ремонтом доспехов. Троих их товарищей, которых они доставили в полевой госпиталь, то ли выпустили, то ли они сами решили уйти оттуда. Они отдыхали, привалившись к одной из феррокритовых стен, предоставив своим усиленным организмам и медицинским системам доспехов заботу о полученных ранах.

Харальд и два его товарища чистили и проверяли свое оружие, когда появился Рагнар. Вожак стаи поднял взгляд и нахмурился.

– Чего, во имя Моркаи, тебе надо?! – рявкнул он.

Рагнар целеустремленно прошел вперед. Два Кровавых Когтя по обе стороны от него быстро сдвинулись, намереваясь преградить ему путь, но он остановил их стальным взглядом.

– Я принес вести от Микала Стенмарка, – заявил он. – Мы снова идем в бой.

Он лаконично обрисовал спланированную экспедицию, не отвечая ни на какие вопросы Харальда и членов его группы. Во время изложения плана инквизитора Кровавые Когти обменивались недоверчивыми взглядами, которые становились все мрачнее по мере того, как план обретал форму.

Закончив, Рагнар снова повернулся к Харальду и упер руки в бедра.

– Если тебе есть что сказать, вожак стаи, время пришло, – произнес он.

Во взгляде Харальда он видел растущий вызов, и отчасти надеялся, что Кровавый Коготь попытается чтото сделать.

– Кто командует экспедицией? – спросил Харальд. – Прошлый раз, когда нас вел ты, мы потеряли нашего Волчьего Жреца и треть стаи. Конечно же, Стенмарк не собирается снова отдать нас в твои руки.

Остальные Кровавые Когти умолкли, злобно глядя на Рагнара. Молодой Космический Волк оскалился:

– На этой планете есть инквизитор по имени Вольт. Он поведет группу.

Харальд с отвращением фыркнул.

– Сначала изгой, затем инквизитор. Клянусь Моркаи, мы – злополучная команда, – сказал он своим людям. Они ворчанием выразили согласие. Вожак стаи презрительно усмехнулся Рагнару. – В следующий раз на нас попробует свои силы его проклятая трехглазая девица.

– Вставай, – холодно велел Рагнар.

Вожак стаи улыбнулся.

– Нуну, – протянул он. – Попал в точку, не так ли?

– Я сказал, поднимись на ноги.  – Рагнар сделал шаг вперед. – Прими побои как человек, а не ухмыляйся, валяясь на полу, как собака.

Харальд с ревом вскочил с пола, между его пальцами потрескивали синие огоньки: он активировал свой силовой кулак. Удивленные возгласы наполнили бункер, остальные Кровавые Когти, втиснувшись между двумя воинами, старались развести их в стороны.

– Довольно! – крикнул заместитель Харальда, рыжий воин по имени Рольфи. Ухватившись за доспехи Харальда, он встряхнул его. – Никаких вызовов в военное время! Это закон Старого Волка!

Харальд с рычанием вырвался, но в его взгляде все еще полыхал гнев.

– Тогда – по возвращении на Фенрис! – заявил он, указав на Рагнара потрескивающим кулаком. – Ты ответишь за Сигурда, изгой. В этом я клянусь.

Волчий Клинок стряхнул людей, державших его за руки, подобно медведю, который стряхивает с себя стаю гончих.

– Пусть Сигурд говорит за себя, – бросил он в ответ. – Что до меня, то я предпочитаю верить, что он еще жив. – Он окинул яростным взглядом собравшихся Волков. – Собраться к бою у «Громового ястребадва» через час, – сказал он. – Мы отправимся туда и заберем его.

Повернувшись, Рагнар двинулся к двери. Задержавшись у порога, он оглянулся через плечо на Харальда. Вожак стаи был попрежнему окружен своими людьми и злобно сверлил взглядом спину Волчьего Клинка.

«За раз – одна схватка», – подумал Рагнар и вышел на солнечный свет.

Мощные гвардейские вокспередатчики располагались в нескольких шагах от оперативного штаба. Первым шел инквизитор Вольт, в нескольких шагах позади него следовал Стенмарк. Гвардейцы, стоящие у дверей, взяли свои хеллганы на плечо и впустили их без единого слова.

Оказавшись внутри, Вольт окинул взглядом переполненную комнату. Половину места занимали стойки с жужжащими воксами, возле которых солдаты, согнувшись над мерцающими катодными экранами, считывали донесения с листов тонкой бумаги, переданных из командного пункта напротив. В остальной части тускло освещенного помещения громоздились многочисленные стеллажи с передатчиками, приемниками и источниками питания. В тесной комнате висел сильный запах озона. Удовлетворенный увиденным, Вольт командой вполголоса отпустил дежурных операторов воксов и техножрецов. Когда дверь за последним из них закрылась, инквизитор подошел к центральной стойке и принялся настраивать орбитальный передатчик системы, подкручивая регуляторы частоты.

Стенмарк привалился спиной к двери и сложил на груди руки. Он был рад хоть ненадолго избавиться от бдительного взора скальда, непрестанно сверлящего взглядом его спину. Волчьего Гвардейца охватило отчаяние: ситуация катастрофически быстро выходит изпод контроля и, что бы он ни предпринимал, ему не переломить ход событий.

– Ты не должен этого делать, – мрачно сказал он.

– Сейчас или никогда, – ответил Вольт, подстраивая частоту. – Ты сам это сказал. Нет практически никаких шансов, что ктонибудь из нас вернется после этой миссии. Я должен все привести в действие, прежде чем мы отправимся…

– Да я не то имел в виду, – сказал Стенмарк. – Пока преждевременно прибегать к Экстерминатусу.

Вольт повернулся к суровому Космическому Волку:

– Неужели ты думаешь, что я делаю это с легким сердцем? Я инквизитор сто пятьдесят лет, и знаешь, сколько миров я приговорил? Ни одного.  – Инквизитор сделал шаг к Стенмарку, его перебинтованные руки дрожали. – Всегда находился какойто другой способ расправиться с предателями и спасти невинных – всегда. Мы… мы всегда находили его. – Он сделал глубокий вдох, его трясло. – Но не в этот раз. Враг оказался слишком хорошо подготовлен. Мы работали годами, постепенно проникая в окружение губернатора и командование СПО, но они знали о нас все это время. Когда предатели в конце концов раскрылись, мои… друзья… погибли первыми. – Лицо Вольта омрачилось воспоминаниями, он ушел в себя, вновь переживая ту кровавую ночь в столице. Инквизитор покачал головой. – Теперь… ничего другого не осталось. Если мы не добьемся успеха на теневой планете, тогда захват противником твоих позиций здесь – лишь вопрос времени. – Вольт вздрогнул, словно очнувшись от ночного кошмара, и вновь сосредоточился на окружающем. – Мы должны быть готовы к такой возможности.

Стенмарк попытался найти какието слова в ответ, но инквизитор повернулся к нему спиной и включил передатчик.

– «Хольмганг», это «Цитадель», – произнес Вольт, используя кодовое наименование планетарного штаба. – Мой код доступа: пятьальфапятьсигмадевятьэпсилон. Пожалуйста, ответьте.

Несколько долгих мгновений из вокса доносилось только зловещее шипение помех. Затем раздался едва различимый голос:

– «Цитадель», это «Хольмганг». Пароль: гаммаальфасемьчетыреомикронбета. Жду вашего сообщения.

Боевая баржа и ее уцелевшие корабли сопровождения неделями скрывались в поясе астероидов, максимально снизив энергопотребление и храня молчание в эфире, чтобы избежать обнаружения. Вольт настоял на том, чтобы держать корабли в резерве, когда стало ясно, что в борьбе против флота Хаоса потери неуклонно растут. Мощные орудия орбитальной бомбардировки и циклонные торпеды боевой баржи – последнее средство в том случае, если имперские защитники на Чарисе будут разбиты.

Сделав глубокий вдох, Вольт призвал кару Священной Инквизиции.

– Вводится режим «Натянутой проволоки», – сказал он. – Подтвердите.

Пока сигналы пересекали бездну, в комнате повисла тягостная тишина. Наконец прозвучал ответ:

– Режим «Натянутой проволоки» подтвержден. «Хольмганг», конец связи.

Инквизитор медленно протянул руку и выключил передатчик.

– Засеки время, – велел он Стенмарку. – Начиная с этого дня нужно отправлять сигнал отбоя в один и тот же час. – Он снова повернулся к Волчьему Гвардейцу с выражением уныния на лице. – Если тебе или Ательстан не удастся отправить сигнал, капитан корабля решит, что штаб захвачен, и по приказу Инквизиции Чарис погибнет.


ПОДДАВШИЙСЯ ВОЛКУ | Честь Волка | В БУРЮ