home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



МИР ТЬМЫ

– Я насчитываю двадцать, нет, тридцать целей; они быстро приближаются! – воскликнул оператор авгура «Громового ястреба», не отрывая глаз от фосфоресцирующего дисплея. Его руки в перчатках порхали по рукояткам настройки. – На этой скорости они окажутся в пределах досягаемости через семь секунд, – подсчитал он.

– Очень хорошо, – спокойно ответил пилот корабля. Потянувшись вперед, он нажал на кнопку вокса. – Стрелки, приготовьтесь! Цели – на шесть часов, – предупредил он четверых членов экипажа, которые обслуживали оружейные посты в отсеке под командной палубой.

Поскольку десантноштурмовой корабль предназначен для доставки войск в районы, занятые неприятелем, скорость и маневренность имели для «Громового ястреба» меньшее значение, чем вооружение и броня. Наряду с курсовым боевым орудием и парой лазпушек «Громовой ястреб» также вооружен четырьмя спаренными тяжелыми болтерами на удаленных узлах подвески. Два из этих узлов подвески установлены под концами крыльев, что позволяет вести огонь и вперед, и назад.

Рагнар ощутил вибрацию шарниров подвесок и лязг автозагрузчиков: болтеры на двух подвесках развернулись и стали отслеживать приближающиеся истребители Хаоса.

Рагнар сильнее сжал стойки по обе стороны от люка командной палубы. Наличие штурмовой авиации на крейсерах, которые вращались вокруг теневой планеты, явилось для него полной неожиданностью.

– Сколько осталось до посадки? – спросил он, вглядываясь в испещренную молниями дугу черной планеты.

– Примерно двадцать минут, – кратко ответил пилот. – Обеспечить правильный угол входа в атмосферу на такой скорости будет непросто.

– Нам повезет, если мы продержимся двадцать секунд, – проворчал молодой Космический Волк.

Его сердца безумно колотились в груди, Рагнару казалось, он чувствует, как кровь шипит у него в висках. Он напряг всю силу воли до последней капли, чтобы не броситься на когонибудь: ему страшно хотелось ощутить, как чтото ломается и истекает кровью в его руках. Закрыв глаза, он неимоверным усилием выкинул вульфена из своих мыслей. Через мгновение кровь будто отхлынула и его разум несколько прояснился.

– Есть ли какието признаки города на поверхности планеты? – спросил Рагнар. – Если эта планета действительно зеркальное отражение Чариса, здесь должна быть и теневая копия столицы.

Пилот покачал головой.

– Я не вижу ничего, кроме молний, – ответил он и оглянулся на оператора авгура. – Отто, переключись на навигационный обзор и осмотри планету.

– А как насчет вражеских самолетов? – спросил оператор, оторвавшись от экрана с паническим выражением на землистом лице.

– Забудь о них! – бросил пилот. – Ты слышал лорда. Найди мне город там, внизу.

Беззвучно сыпля проклятиями, оператор авгура коснулся нескольких рун на панели управления, и экран дисплея переключился на другую настройку линий генерации. Нахмурившись, оператор подкрутил несколько рукояток и принялся рассматривать пульсирующие показания.

– Улавливаю небольшие скопления наземных сооружений на значительных расстояниях. Похоже на агрокомбинаты, – доложил он. – Отражения твердой поверхности – транзитные дороги, но ничего… Подождика! – Наклонившись вперед, он слегка повернул пару медных рукояток. – Направление нольодинпять. Вот твой город.

Пилот кивнул и слегка наклонил десантноштурмовой корабль на правый борт.

– Ложусь на курс нольодинпять и начинаю спуск, – сказал он и, вытянув руку, прошелся по рукояткам управления на панели над головой. Обернувшись к Рагнару, пилот произнес: – Хорошие новости, мой лорд. Город находится прямо на конце нашей посадочной глиссады. Мы сможем сесть возле пригорода, не затрачивая дополнительного времени.

Рагнар кивнул:

– А плохие новости?

И тут, как по команде, потоки бурлящих энергетических зарядов наполнили темноту вокруг «Громового ястреба» – и штурмовой корабль зазвенел от серии тяжелых ударов по фюзеляжу. На контрольной панели техножреца вспыхнули желтым значки предупреждения, и тот принялся читать литанию атмосферной целостности, неистово тыча в руны контроля повреждений. Вступив в действие, спаренные болтеры на концах крыльев зарявкали прерывистыми очередями, которые гулко отдавались в бронированном корпусе «Громового ястреба»: начался воздушный бой.

Вражеские истребители – остроконечные и угловатые – напоминали осколки отполированного вулканического стекла. Изогнутые смотровые окна их кабин светились призрачным зеленоватым светом, придавая воздушным кораблям зловещий вид и делая их похожими на насекомых. Они снижались на превосходящий их размерами «Громовой ястреб» хаотично кружащимся роем, непрерывно обстреливая имперский корабль с десятка различных направлений. Энергетические заряды разрывались на его крыльях, фюзеляже и хвосте, словно окутывая сетью небольших взрывов, которые постепенно разрушали бронированную обшивку «Громового ястреба». Десантноштурмовой корабль неуклюже завалился на крыло сначала влево, затем вправо, пытаясь сбить прицел истребителей, но этого было недостаточно, чтобы полностью выйти изпод ураганного огня противника.

По самолетам противника хлестнули очереди темнокрасных трассирующих зарядов: тяжелые болтеры «Громового ястреба» вели ответный огонь. Два истребителя Хаоса взорвались, превратившись в облака сверкающих осколков и светящейся плазмы. Еще один подбитый истребитель растворился в верхних слоях атмосферы черной планеты, уничтоженный колдовскими молниями, но потрепанный «Громовой ястреб» все еще преследовали более десятка ударных кораблей.

Мощный удар поразил левый борт имперского корабля, заставив его на короткий головокружительный миг вильнуть в сторону, пока пилот вновь не взял его под контроль.

– Двигатель номер один поврежден! – крикнул техножрец. – Индикаторы давления зашкаливают!

– Нужно продержаться еще несколько минут! – бросил в ответ пилот. Другой заряд поразил нос «Громового ястреба» прямо под кабиной, залив голову пилота в шлеме мертвеннобледным зеленым светом. – Я увеличу угол снижения – посмотрим, отстанут ли эти ублюдки. Держитесь!

«Громовой ястреб» перешел в крутое пике, войдя в бурную атмосферу планеты под острым углом и увеличив скорость полета. Передние кромки его корпуса стали сразу же светиться красным от возникшего трения. Имперское судно задрожало, как корабль в летний шторм, но его укрепленный корпус выдержал перегрузку. Несколько вражеских истребителей также увеличили угол пике, но жажда уничтожения привела их к гибели: повышенная температура и турбулентность разорвали их корпусы. Другие истребители отстали, не в состоянии состязаться на равных с «Громовым ястребом» в опасном снижении.

– Что ж, мы выиграли минуту или две! – Пилот перекрикивал грохот от входа в атмосферу.

В кабине стояла страшная жара, пикирующий штурмовой корабль неимоверно трясло. Все больше и больше предупреждающих значков на дисплее техножреца вспыхивало и оставалось гореть красным.

Рагнар держался изо всех сил. Было ясно, что пилот выжимает из «Громового ястреба» все возможное и, может быть, даже больше.

– А мы так попадем на поверхность быстрее?! – прокричал он.

К удивлению молодого Космического Волка, пилот, откинув назад голову, расхохотался:

– О да, мой лорд! Так или иначе – наверняка!

Они оказались уже достаточно близко к поверхности планеты, чтобы Рагнар мог рассмотреть темные океаны и протяженные континенты, усеянные горными хребтами. Он не видел никаких огней, но, насколько мог судить по форме континентов, эта планета – точное отражение Чариса. И все это лишь для того, чтобы способствовать проведению одногоединственного ритуала, со страхом подумал Рагнар. Он впервые понастоящему осознал весь размах планов Мэдокса и ощутил чтото вроде смятения. Рагнар подумал о горстке Космических Волков в войсковом отсеке позади него и изумился: как они смогли бросить вызов чемуто столь огромному?

«Да кто мы вообще такие, чтобы одолеть целую планету? Ответ очевиден. Мы – сыны Всеотца, – подумал Рагнар, – таким же когдато был и Мэдокс. И как бы предатель ни пытался воздействовать на нас, мы ни в чем ему не уступим».

«Громовой ястреб» пронесся над скалистой береговой линией. Под снижающимся судном тянулись обширные равнины. Рагнар с удивлением увидел огромные пространства сельскохозяйственных угодий; зоны, выделенные под различные культуры, расходились лучами, подобно спицам огромных колес, на тысячи километров. Молодой Космический Волк различал возвышающиеся зернохранилища и здания с оборудованием в центре каждого района, где полчища сельхозсервиторов сновали взад и вперед, подобно пчелам, тщательно ухаживая за своими культурами.

Через несколько минут неистовая тряска стала утихать: пройдя сквозь верхние слои атмосферы, штурмовой корабль снижался в темном небе, лишенном облаков. Сверху по правому борту хлестнул поток зеленых зарядов. Демонические корабли снова сокращали дистанцию. Рагнар посмотрел на множество предупреждающих рун, которые мигали на дисплее техножреца слева от него.

– Сколько еще? – спросил он.

– Отто? – окликнул пилот.

– Сюрвейер показывает город прямо по курсу на расстоянии пятисот километров, – ответил оператор авгура. Затем он внезапно выпрямился в своем кресле. – Постойка – я чтото улавливаю.

Сверху на правый борт «Громового ястреба» обрушились очереди зеленых энергетических зарядов. Пилот вполголоса выругался.

– Ничего, Отто. Я их вижу.

– Нет! Там чтото еще! – воскликнул оператор. Он сосредоточенно подкрутил несколько рукояток, склонив голову набок. – Я… я ловлю сигнал по воксу. Это похоже на один из наших радиомаяков.

Пилот оглянулся через плечо на Рагнара:

– Как такое возможно?

Раздалось несколько резких взрывов на крыльях и фюзеляже корабля. «Громовой ястреб» затрясся и будто рухнул в головокружительное пике, но через мгновение вновь подчинился пилоту.

– Ты можешь получить идентификационный код этого маяка? – нагнувшись к оператору авгура, спросил Рагнар.

– Я его едва слышу, – покачал головой Отто, прижав руку к наушникам. – Очень сильные атмосферные помехи.

Еще один удар грома обрушился на кормовую часть корабля, экипаж удержался на своих местах только благодаря ремням безопасности. На контрольной панели техножреца пронзительно заверещал сигнал тревоги, но Рагнар сосредоточился только на сигнале, который принимал оператор авгура.

– Ты можешь установить его местоположение? – спросил он.

– Могу установить направление и примерное расстояние! – Отто пришлось перекрикивать грохот взрывов, которые колотили по «Громовому ястребу». – Примерно трипятьпять градусов, от восьмидесяти до ста километров. Это глубоко в гряде невысоких гор в дальнем конце сельхозрайона, который сейчас прямо перед нами.

Не успел Рагнар задать очередной вопрос, как высота звука двигателей штурмового корабля изменилась и «Громовой ястреб» резко лег на правый борт. Техножрец вскрикнул.

– Двигатель номер один вышел из строя! – доложил он.

Штурмовой корабль камнем пошел вниз. Пилот и его помощник щелкали переключателями панели управления.

– Увеличь подачу энергии на номер два, – приказал пилот сдавленным от напряжения голосом. – Можешь вновь запустить номер один?

– Невозможно! – прокричал в ответ техножрец. – Турбина сгорела!

Рагнара швырнуло вперед: нос «Громового ястреба» ушел вниз, корабль рухнул в крутое пике. Пилот жертвовал высотой, чтобы выиграть в скорости, пытаясь удержать корабль в воздухе как можно дольше. Молодой Космический Волк, вцепившись в стойки, наблюдал в смотровые окна кабины, как несется им навстречу земля. Он видел бледную ленту транзитной дороги, пересекающей равнину под ними, и агрозону, которую упоминал Отто.

«Громовой ястреб» неистово затрясся.

– Плохо реагирует на управление, – проскрежетал пилот. – Куда же подевалось гидравлическое давление?

Падающий штурмовой корабль окружил шквал энергетических зарядов, и по хвосту и крыльям «Громового ястреба» замолотили удары. Взревели тяжелые болтеры на концах крыльев, открыв ответный огонь, но затем раздался громкий взрыв на корме – и все вокруг закружилось.

– Подбит двигатель номер два! – крикнул техножрец и отчаянно взмолился Омниссии.

– Ну что ж, значит, так. – Голос пилота звучал на удивление спокойно, в то время как горизонт в смотровых окнах кабины безумно вращался. – Обесточь номер три! Скорее!

Второй пилот напрягся в ремнях безопасности, отчаянно пытаясь дотянуться до рукояток дроссельных заслонок. Рагнар понял, что у него ничего не выйдет.

Взмолившись Руссу, Рагнар потянулся к рычагам пилота. Превозмогая неимоверные перегрузки, вдавившие экипаж в кресла, он напряг системы доспехов до предела и вытянул вперед правую руку. Концы его пальцев коснулись стального рычага и оттянули его назад, так что стало возможным ухватиться за него как следует. Сжав пальцами рукоятку рычага, Рагнар потянул его назад изо всех сил, чуть не вырвав из гнезда.

Завывающий двигатель умолк. Лишь свист ветра и бесстрастную молитву техножреца слышал Рагнар те несколько секунд до столкновения штурмового корабля с землей.

Еще одна волна плоти и стали обрушилась на имперские позиции на тракте Ангелус. Пытаясь нащупать опору для своих когтистых ног, огромный мутант с трудом поднялся на неустойчивую гору тел у подножия баррикады и потянулся к Микалу Стенмарку. Из толстых бледных складок жира сверкали ненавистью красные глазкибусинки, а нижняя половина одутловатой рожи мутанта состояла из громоздкого комплекта могучих челюстей и хлещущего извивающегося языка. Одна когтистая лапа сжимала шоковую булаву, похожую на оружие Адептус Арбитрес, окровавленный конец которой потрескивал смертоносной энергией. За этим огромным монстром толпились мутанты поменьше, вооруженные лазпистолетами, пулевиками и окровавленными цепными мечами. Выражая поддержку своему лидеру жутким завыванием, они пробирались за ним по пятам, стремясь перевалить через имперские оборонительные рубежи и устроить бойню на другой стороне.

Стенмарк встретил их кровожадным воплем, с дымящимся болтером и мечом наготове. Его незащищенное лицо и богато украшенные доспехи были заляпаны кровью и грязью, а клыки в угасающем свете дня светились красным. В течение дня предатели раз за разом штурмовали баррикаду. Почти километр дороги был завален горящими транспортами и трупами, но с каждой атакой мятежники приближались к имперским позициям на несколько сотен метров. Четыре раза вражеские войска пытались взобраться на баррикаду, и четыре раза Космические Волки отбрасывали их назад.

Волчий Гвардеец навел штурмовой болтер на приближающуюся тварь и выстрелил ей в грудь. Массреактивные заряды пробили мутанта насквозь и свалили пару тараторящих монстров позади него, но гигант с чудовищными челюстями лишь кровожадно взревел и продолжал наступать. Он взмахнул своей шоковой булавой, намереваясь размозжить Стенмарку голову, но взметнувшийся Алый Коготь перехватил ее в воздухе. Раздался резкий треск электрического разряда, сверкнула синебелая вспышка – и древний силовой меч разрубил булаву надвое. Оскалив зубы, Стенмарк направил тяжелый клинок по диагонали вниз и рассек мутанта от плеча до середины груди. Из раны хлынул поток гноя. Монстр рычал и щелкал зубами на Стенмарка, все еще пытаясь взобраться на баррикаду, но силы оставили его, и он рухнул мордой вниз прямо перед своей целью. Гора трупов стала выше.

Другие мутанты взбирались по трупу своего павшего предводителя. Лазерные разряды разрывались на груди и плечах Волчьего Гвардейца, пуля чиркнула по его правой щеке. Стенмарк извлек свой меч из трупа мутанта и раскроил одного из атакующих от паха до подбородка. Другой попытался пробраться мимо него, снимая со своего пояса гранату, и он уложил его выстрелом в упор. Тут поднялась чьято рука, наведя лазпистолет ему в лицо. Обратным движением меча он отсек эту конечность и сбросил визжащего врага с баррикады ударом рукоятки штурмового болтера.

Стенмарк развернулся в поисках очередных противников, но спустя пару мгновений осознал, что остался один среди мертвецов и умирающих. Выглянув на дорогу, он увидел фигуры в изодранных униформах Гвардии и СПО, отступающие в дыму и преследуемые огнем из лазганов и болтеров со стороны имперских защитников. Последние из мутантов, которые пытались бросить ему вызов, спускались к подножию горы трупов и удирали, спасая свои жизни.

Волчий Гвардеец откинул назад голову и взвыл в кровавокрасные небеса. К нему присоединился целый хор грубых голосов вдоль всей линии обороны, славя триумф убийства. Противник разбит в пятый раз и отброшен назад в смятении. Наблюдая за удирающим неприятелем, Стенмарк ощутил, как кровь вскипает в его жилах, рот расползается в волчьей ухмылке. Он едва сдерживал желание догнать, наброситься на повергнутых в ужас врагов и разодрать им горла.

Стенмарк сделал шаг вниз по скользкой груде трупов, затем еще один. Ему казалось, что его кожу уже холодит порывистый ветер погони.

В его ушах стоял какойто звук – вроде жужжания назойливой мухи. Стенмарк, нахмурившись, прижал к уху руку. С некоторым опозданием он осознал, что бросил свой пустой штурмовой болтер и стоит, неуверенно пошатываясь, на зыбком холме из мертвецов.

Последний из отступающих предателей исчез в дыму. Постепенно волна жажды крови схлынула, беспокойно журча гдето в его подсознании, и жужжание в его ушах превратилось в слова:

– Мой лорд! Что вы делаете?

Стенмарк повернулся, будто во сне. Один из воинов стаи Эйнара стоял в нескольких метрах от него на баррикаде, держа в опущенных руках болтер и окровавленный цепной меч. Серебристобелокурые волосы воина были заплетены в косы, так же как и его борода в пятнах крови. Стенмарку понадобилась минута, чтобы выудить имя воина из красного прибоя, который бился в его мозгу.

– Свен? – спросил он. – Что ты тут делаешь?

Молодой Космический Волк неловко переступил с ноги на ногу.

– Я здесь, чтобы доложить, мой лорд. – Он поднял свой болтер. – Моя стая расстреляла сейчас последний боезапас, даже то, что мы взяли у Эйнара и Карла.

– Эйнар? Карл? – Стенмарк смотрел на Свена, пытаясь осмыслить то, что сказал ему Серый Охотник. – Что с ними случилось?

Этот вопрос ошеломил Свена.

– Карл был убит во время третьей атаки, – сказал он. – Мутант с мелтаганом подобрался слишком близко к баррикаде.

– А Эйнар?

– В глубоком Багровом Сне. Эвисцератор отсек ему правую руку и бо льшую часть плеча, но брат отлично управился с предателем, который это сделал. – Свен озабоченно посмотрел на Волчьего Гвардейца. – Мы доложили об этом по воксу. Он у вас барахлит?

– Ты занимайся своим снаряжением, брат, а я займусь своим! – рявкнул Стенмарк. – Кто теперь отвечает за стаю, когда Эйнар выбыл из строя?

Свен помолчал, встревоженный горячностью, с которой Волчий Гвардеец сделал ему выговор.

– По справедливости это должен быть Фрейр…

– Но Фрейр здесь не докладывает, не так ли? Теперь ты – действующий вожак стаи, Свен. Возвращайся к своим братьям и готовьтесь к следующей атаке. Я поговорю со штабом о допоставке боезапаса.

– Я… – Глаза Свена расширились. – Мой лорд, вы уверены, что с вами все хорошо?

– Достаточно хорошо, – проворчал Стенмарк. Он прищурился, словно бросая вызов. – Ты думаешь, я сделал плохой выбор, брат?

– Нет, мой лорд! – Свен отступил на шаг, явно не представляя, как лучше продолжить.

Чуть погодя молодой Серый Охотник склонил голову, подчиняясь, и отступил назад, с обеспокоенным выражением на лице.

Повернувшись, Стенмарк принялся искать свой болтер среди трупов. Он нашел оружие на троице павших гренадеров и наклонился, чтобы поднять его. Когда он взял его в руки, болтер показался ему какимто грубым и неудобным. Стенмарк возился с защелкой магазина почти целую секунду, прежде чем ему удалось сбросить пустые обоймы. Только железные рефлексы многих десятилетий военных кампаний не дали ему отшвырнуть оружие в разочаровании.

Это искушение поразило Волчьего Гвардейца. Стенмарк яростно потряс головой, словно пытаясь сбросить хватку кошмарного сна. Какието теневые фигуры мелькали на периферии его поля зрения. Он вертелся, пытаясь сосредоточиться на них, но видел вокруг лишь одни трупы, которые тянулись вдоль всей баррикады, насколько хватало глаз. От боевых танков, поддерживавших защитников, остались почерневшие корпусы – их уничтожили в течение долгого дня самоубийственные атаки мятежников или артиллерийские удары.

Стенмарк смутно сообразил, что не имеет никакого представления ни о том, сколько Гвардейцев осталось в живых, ни о том, где находится их командующий. Последний раз он говорил с командующим… это было после второй атаки или после третьей? Стенмарк не был уверен. Полк мог быть на грани отступления, оставляя его с боевыми братьями удерживать дорогу в одиночку.

Стенмарк посмотрел влево и вправо в поисках Волчьего Гвардейца, который сопровождал его на баррикаду. В нем кипели ярость и стыд, мешая ему думать.

– Я проклят, – с горечью проворчал он. – Эта проклятая планета прокляла нас всех.

Над головой с воем пронесся залп артиллерии мятежников, снаряды упали позади имперских позиций. Хор боевых кличей донесся со стороны позиций неприятеля: предатели возобновили наступление.

Рагнар очнулся от тупой боли в переломанных костях. Пульсирующие линии боли пересекали лоб и лицо почти до самого рта, а во рту он ощущал медный привкус крови.

Он увидел сквозь закрытые веки, как полыхнула молния. Рагнар моргнул, а затем осторожно открыл глаза. Лежа на спине, он смотрел в темное небо без звезд. Воздух был сухой и спертый, как в гробнице, с примесью едкого зловония горелой синтетики.

Над молодым Космическим Волком нависли две темные фигуры. Одна из них, приблизившись, опустилась на колени. В пустынном небе блеснула молния, осветив худое лицо Торина. Волчий Клинок обеспокоенно впился взглядом в лицо Рагнара и расплылся в кривой улыбке.

– Видишь? Я же тебе сказал, что он еще жив, – сказал Торин второй фигуре. – Нам повезло, что его физиономия поглотила основную силу удара.

Сделав глубокий вдох, Рагнар приподнялся на локтях. Многочисленные травмы лица и головы вызвали у него гримасу боли, но он чувствовал, что кости уже начали срастаться. Посмотрев на вторую фигуру, он осознал, что это Харальд. Вожак стаи Кровавых Когтей бросил на Рагнара хмурый презрительный взгляд и отвернулся.

«Громовой ястреб» лежал изуродованной грудой обломков в нескольких десятках метров, наполовину зарывшись в землю, за ним почти на три четверти километра тянулась борозда выжженной земли. Пилот какимто образом умудрился совершить аварийную посадку вдоль серой ленты дороги, которую высмотрел во время снижения. От обломков поднимались переплетающиеся столбы черного дыма. Кабина «Громового ястреба» была разворочена, ее смотровые окна разбиты, металлические распорки торчали наружу. Левое крыло десантноштурмового корабля оторвалось во время крушения, а правое косо торчало из груды обломков. Три воина из стаи Харальда пытались разобрать узел подвески тяжелого болтера на оставшемся крыле под бдительным присмотром техножреца «Громового ястреба». Четыре другие фигуры в тяжелых летных костюмах выгружали уцелевшее снаряжение из открытого люка в фюзеляже штурмового корабля.

Торин проследил за взглядом Рагнара.

– Нам пришлось вскрыть кабину силовым кулаком Харальда, чтобы тебя вытащить, – пояснил он. – Оба пилота погибли при крушении, а оператор авгура умер после того, как мы его извлекли.

Рагнар кивнул, что оказалось очень болезненным, осознав с грустью, что он так и не узнал имени героического пилота.

– Еще есть потери? – спросил он.

– Пока нет, слава Руссу, – ответил Волчий Клинок, подняв взгляд в пустое небо. – Мы слышали, как вражеские истребители пролетали над нами несколько раз, пока мы пытались пробиться из корабля наружу, но к тому времени, как мы выбрались, они исчезли.

– Леди Габриэлла? – спросил Рагнар.

Торин кивком указал на место за спиной Рагнара.

– Хаэгр за ней присматривает, – мрачно ответил он. – Ей не очень хорошо.

Забыв о своей боли, Рагнар быстро поднялся на ноги. Габриэлла сидела всего в нескольких метрах от него, вытянув ноги и положив голову на колени. Над навигатором возвышался Хаэгр с громовым молотом наготове. Инквизитор Вольт, стоя на коленях возле Габриэллы, негромко говорил с ней. Остальные Кровавые Когти Харальда, заняв охрану по периметру на некотором удалении, старательно осматривали окружающую местность в поисках признаков опасности.

Рагнар осторожно приблизился к Габриэлле и опустился на землю рядом с инквизитором Вольтом. Инквизитор не обратил на молодого Космического Волка никакого внимания. Склонив голову, он читал из маленькой книги, лежавшей на его забинтованных руках. Вздрогнув, Рагнар осознал, что Вольт молился, читая вслух на высоком готике литанию, которой он раньше не слышал. Он почувствовал, что это делалось на благо Габриэллы, но не смог понять всех тонкостей.

Наклонившись вперед, Рагнар тихо обратился к Габриэлле:

– Леди! Как вы?

При звуке его голоса навигатор подняла голову. На бледном лице Габриэллы, перемазанном сажей и грязью, было написано страдание. Ее шарф исчез, и черные волосы свободно обрамляли лицо. В центре лба шишковидный глаз навигатора пылал, как крошечная звезда, поразив Волчьего Клинка своей яркостью.

– Я чувствую это, – сказала она больным голосом, – линии кошмарной силы, которые тянутся в физическое пространство, закрепленные страданием миллионов. Ткань космоса вывернулась наизнанку, искаженная волей… – Выражение ужаса пронеслось по ее лицу. – Я не могу это выговорить! Я не смею это выговорить! Да хранит нас Благословенный Император!

– Император с нами, – убежденно сказал ей Вольт. – Его священный свет заслоняет нас, и он послал своих Волков, чтобы охранять нас. Будь сильной, Габриэлла из Дома Велизария, – произнес он и мягко накрыл ее руку своей. – Что ты можешь сообщить нам о ритуале, который планирует наш враг?

– Планирует?! – воскликнула Габриэлла. – Нет, не планирует, а выполняет. Это продолжается уже некоторое время. Я слышу их голоса в своей голове, они нашептывают жуткие вещи. Что бы ни предвещал этот ритуал, он приближается к своей кульминации.

Сочувственно сжав ее руку, Вольт обратил свой взгляд на Рагнара.

– Это хуже, чем я думал, – спокойно произнес он, но было неясно, говорит ли он о ритуале или о его воздействии на Габриэллу. – Времени осталось немного.

Рагнар мрачно кивнул.

– Леди, нам нужно отправляться, – сказал он как можно мягче. – Ты в состоянии идти? Один из нас может понести тебя, если понадобится.

– Я могу идти, – с нажимом произнесла Габриэлла, хотя взгляд ее выдавал, какое мучительное напряжение она испытывает. – Я могу делать все, что от меня потребуется.

– Тогда отдохни еще немного, – предложил Рагнар и повернулся к Вольту. – Вы представляете, где мы находимся?

Вольт закрыл молитвенник и кивнул, оглядывая окружающую их темную равнину.

– Мы примерно в сотне километров к югу от столицы. – Он указал на дорогу. – Это одна из главных транзитных дорог, которая соединяет южные сельхозрайоны. Она ведет прямо в центр города.

Услышав это, Рагнар нахмурился. Время играет существенную роль. Космические Волки могли покрыть сотню километров менее чем за семь часов форсированного марша, но ни Габриэлла, ни Вольт, ни вольнонаемные члены экипажа не смогут выдержать такого темпа.

– Дорога слишком хорошо просматривается, – сказал он инквизитору. – Вражеские истребители пока убрались, но я полагаю: чтонибудь да заявится обследовать обломки крушения в ближайшее время.

– Боюсь, что ты прав, – согласился Вольт, отложил книгу и показал на север, где серая полоса дороги разрезала темнозеленую полосу, которая уходила за горизонт. – Мы направимся к тому сельхозрайону. Он гораздо меньше, чем большинство из них, но растения дадут нам какоето укрытие по крайней мере километров на двадцать.

Озадаченный, Рагнар покачал головой:

– И для чего теневой планете в глубинах Ока Ужаса растения и сельхозрайоны?

– Это – закон соответствия, – пояснил Вольт. – Теневая планета должна быть точной географической копией Чариса, чтобы обеспечить перемещение между мирами.

– Хорошо, – сказал Рагнар. – А что насчет горного хребта за сельхозрайоном? Если мы пойдем по нему, вместо того чтобы идти по дороге, насколько близко к городу он нас приведет?

Вольт задумчиво поджал губы.

– Мы могли бы оказаться таким образом километрах в десяти от югозападных районов города, но это был бы очень трудный путь.

– Тогда мы должны отправиться именно туда, – решил Рагнар.

– О чем это вы?

Рагнар и Вольт подняли взгляд, услышав голос Харальда. За командиром стаи следовали три Кровавых Когтя и уцелевшие члены экипажа «Громового ястреба». Два воина несли на импровизированных плечевых лямках тяжелые болтеры, снятые со штурмового корабля. Техножрец и корабельные стрелки тащили увесистые лазкарабины, а за плечами у них виднелись громоздкие аварийноспасательные комплекты.

Харальд пристально смотрел на Рагнара сверху вниз.

– Ты здесь не командуешь, изгой, – заявил вожак стаи. – Никто здесь не подчиняется твоим приказаниям.

На Харальда упала тень – это Хаэгр наклонился вперед, сжимая рукоятку своего молота.

– А не вбить ли мне немного здравого смысла в этого щенка, брат? – предложил он.

Услышав эту угрозу, Харальд рассвирепел.

– Хотел бы я посмотреть, как ты попробуешь это сделать, – сказал он, оскалив клыки.

– Довольно, – выпалил Вольт, вскочив на ноги между двумя воинами. Космические Волки возвышались над стариком, но инквизитор говорил жестко и непреклонно. – Рагнар не командует этой экспедицией, но ею командую я, и мы направляемся в сельхозрайон. Харальд, собери своих людей. Я хочу, чтобы двое из твоих Волков шли в головном и тыловом дозоре и еще по одному прикрывали фланги, понял?

Вожак стаи долго смотрел сверху вниз на Вольта, и у Рагнара мелькнула мысль, что Харальд собирается бросить инквизитору вызов. Затем он внезапно кивнул в знак согласия и стал выкрикивать команды своим людям.

Вольт, не сказав ни слова, принялся как ни в чем не бывало собирать свое снаряжение. Хаэгр протянул руку Габриэлле и помог ей встать. Торин бесшумно появился из сумрака. Только Рагнар заметил, как старший Волчий Клинок опустил пистолет в кобуру. Два воина обменялись понимающими взглядами.

– Неважное начало, – тихо заметил Торин, пока группа готовилась к выходу. – Харальд едва сдерживается.

Рагнар задумчиво посмотрел на север.

– А мы разве нет? – ответил он.


ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ | Честь Волка | ЗАБЛУДШИЕ