home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ЗАБЛУДШИЕ

На обширных темных равнинах теневой планеты расстояния обманчивы. Покидая место крушения, Рагнар прикинул, что они находятся всего лишь в нескольких десятках километров от границы сельхозрайона, но час спустя группа, казалось, нисколько не приблизилась к своей цели. Космические Волки неутомимо неслись вперед размашистым шагом, постоянно вглядываясь в горизонт в поисках признаков действий противника. Слуги, привычные к физическим нагрузкам Клыка, безропотно поддерживали этот темп. Инквизитор Вольт и леди Габриэлла не отставали, но Рагнар понимал, что они устают. От них исходили горькие запахи с явным присутствием токсинов, вызывающих утомление. Габриэлла, сильно измученная перелетом через варп, тем не менее держала голову высоко и не сбавляла темп. Рагнар следовал за ней в ожидании просьбы о помощи, готовый подхватить ее, если она споткнется.

Он слышал, как сильно бьется ее сердце, отстукивая отчаянный контрапункт ее ритмичным шагам. Вдыхая, он ощущал кончиком языка тепло ее кожи и жар ее крови. С тех пор как нога Рагнара коснулась поверхности теневой планеты, его чувства невероятно обострились. Словно электрический заряд будоражил ему кровь, прогонял усталость. Казалось, он сможет вечно бежать под этим беззвездным небом, следуя за Габриэллой и прислушиваясь к биению ее сердца.

Внезапно Рагнара захлестнула такая волна абсолютной бездушной жажды, что у него перехватило дыхание. На какуюто долю секунды он представил себе горло навигатора в своих челюстях и почувствовал горячий прилив ее крови. Волчий Клинок покачнулся, его горло заполнила желчь, и он сбился с шага.

Все остальные пронеслись мимо Рагнара – все, кроме Торина, который замедлил шаг, поравнявшись с молодым Космическим Волком. Лицо старшего Волчьего Клинка выражало глубокое беспокойство, но Рагнар резко махнул рукой, предлагая ему удалиться.

– Держись от меня подальше, брат, – просипел он. – Я… сам не свой.

– Я знаю, брат, – спокойно отозвался Торин. – Я чую это. Твой запах меняется по мере того, как Проклятие Вульфена набирает силу.

– Да охранит меня Русс, – вымолвил Рагнар, его сердца обуял ужас. Он окинул взглядом безликую равнину, и на какойто миг его охватило искушение удрать от своих братьев как можно дальше. – Не могу поверить, что Харальд и остальные ничего не заметили.

– Все очень просто, – мрачно произнес Торин. – Они не видят изменений, потому что это происходит со всеми нами.

Рагнар бросил на Торина сердитый взгляд, подумав на мгновение, что над ним подшучивают, но потом увидел выражение его глаз. За озабоченностью там просматривался холодный отчаянный блеск, который говорил о непрестанной внутренней борьбе. Рагнар внезапно заметил, как напряжено худощавое тело Торина, и почуял запах старшего Волка. Мускусный оттенок в нем вызвал отвращение у молодого космодесантника. Вместо своего боевого брата Рагнар увидел в нем лишь другого хищника и вероятного соперника.

Это внезапное открытие поразило Рагнара. Он отшатнулся от Торина, его губы растянулись, и раздалось злобное рычание.

Однако он больше ничего не успел сделать: голос Торина вернул его назад от края этой пропасти.

– Спокойно, брат! – быстро сказал он, шагнув к нему и сжав запястье Рагнара. – Держи себя в руках, или мы все пропадем.

Стиснув челюсти, Рагнар боролся со зверем, который вотвот склонит его к преступлению. Он сосредоточился на немигающем взгляде Торина и успокаивающей хватке его руки, и через мгновение пламя в его крови утихло.

– Как это может быть, Торин? Как такое возможно? – спросил он, вновь обретя дар речи.

Старший Волчий Клинок лишь беспомощно покачал головой.

– Не знаю, – ответил он. – Я чувствую эти изменения с момента приземления. Даже на Хаэгра в какойто степени подействовало. – На губах Торина мелькнула мимолетная улыбка. – Если мы не будем соблюдать осторожность, он может попытаться всех нас съесть.

Рагнар не воспринял шутку.

– Я никогда не слышал, чтобы так много Волков поддалось одновременно, – заметил он.

– Я тоже, – признался Торин. – Сначала я подумал, что это планета так на нас влияет, ведь мы, в конце концов, находимся гдето в Оке Ужаса. Но ты чувствовал это проклятие, когда мы были еще на Фенрисе. – Плечи старшего воина поникли. – Я должен был заметить это тогда и привлечь внимание Ранека, но ты иногда бываешь дьявольски унылым. – Он вздохнул. – Прости меня, брат. Я подвел тебя.

Рагнар печально покачал головой:

– Это не твоя вина, Торин. Ты советовал мне поговорить с Сигурдом на борту «Кулака Русса», но я был слишком заносчив, чтобы отыскать его, когда у меня имелась такая возможность. – Тут молодого Космического Волка осенило. – А не от меня ли все это? Не мог ли я какимто образом повлиять на всех остальных?

– Честно говоря, не знаю, – задумчиво нахмурился Торин. – Никогда о таком не слышал, но кто знает? Быть может, именно поэтому жрецы забирают вульфенов из рот и изолируют их. – Поразмыслив немного, он покачал головой. – Нет, если бы это было так, тогда и Хаэгр, и я уже подверглись бы воздействию. Причина кроется в чемто другом.

Обдумав это, Рагнар кивнул в знак согласия.

– А жаль, – мрачно заметил он. – Если бы я мог остановить это, приставив болтпистолет к своей голове, я бы это сделал.

– Не валяй дурака! – рявкнул Торин.

– Ты бы не говорил так, если бы чувствовал то же, что и я, – возразил Рагнар. – Я становлюсь опасным для Габриэллы, Торин. У меня такие мысли проносятся…

– Могу догадаться, – ответил старший Волчий Клинок. – Не беспокойся, брат. Я не позволю тебе причинить ей вред. Клянусь тебе в этом. – Он вздохнул. – Честно говоря, я беспокоюсь за молодых. У Харальда и его товарищей нет нашего опыта. Они могут поддаться Проклятию Вульфена и не понять этого, пока не станет слишком поздно.

Рагнар печально кивнул.

– Я слышу тебя, Торин. Мы можем лишь молиться Всеотцу, чтобы наши клятвы поддерживали нас, пока мы не справимся с Мэдоксом и его адским хозяином. После этого… – Он пожал плечами.

– Да, – согласился Торин. – Остальное – в руках судьбы.

Два Волчьих Клинка отстали на несколько десятков метров от остальной группы. Рагнар дал знак Торину, и они припустили вперед. Тут Рагнар уловил боковым зрением какоето движение. Он с раздражением тряхнул головой, чтобы избавиться от призрачного образа, но вновь увидел его, несущегося по беззвездному небу с востока.

– Вражеские самолеты! – закричал Рагнар. – В укрытие!

Истребители Хаоса, завывая, пронеслись над равниной на высоте менее пятидесяти метров и открыли стрельбу в тот миг, когда Космические Волки бросились врассыпную. На темную землю обрушились очереди зеленых энергетических зарядов, которые оставляли оплавленные воронки в поверхности дороги. Космические десантники, имея годы тренировок и боевого опыта за плечами, реагировали с головокружительной скоростью, они словно без всяких усилий танцевали среди потоков огня. Одному из слуг, однако, не повезло. Два заряда попали стрелку в верхнюю часть груди и плечо и разнесли его на части.

Рагнар заметил мельком, как Хаэгр, толкнув Габриэллу и Вольта на землю, сам грохнулся ничком, прикрыв их собой. Два вражеских истребителя пронеслись над головами и разделились, взмыв в небо и оставив за собой столбы призрачного пламени. За заходящим с юга истребителем в небо понеслась очередь красных трассирующих зарядов – это один из Кровавых Когтей Харальда открыл огонь из снятого с «Громового ястреба» тяжелого болтера. Истребитель сделал резкий двойной переворот через крыло, уходя от разрывных бо лтов, и исчез во мраке.

– Двигайтесь, двигайтесь! – кричал Рагнар, поднимаясь на ноги. Темнозеленая граница сельхоззоны, казалось, была в нескольких сотнях метров от них. Плохое укрытие, но единственное на километры вокруг. – Бегите в поле! Вперед! Хаэгр, подними Габриэллу!

Кровавые Когти сразу двинулись вперед, плавно и четко водя стволами тяжелых болтеров из стороны в сторону. Хаэгр поднял Габриэллу, а затем и Вольта на ноги и отправил их бегом по дороге с уцелевшими слугами позади. Торин побежал рядом с Рагнаром.

– Думаешь, это самолетыразведчики? – спросил он.

– Разведчики или прикрытие, – ответил Рагнар, оглядывая небо. – Узнаем точно в течение нескольких минут.

Истребители Хаоса сделали второй заход с северовостока, появившись впереди над полями. Как только между Волками понеслись энергетические заряды, стрелки Харальда остановились и открыли ответный огонь, наполнив воздух трассирующими пулями. Очередь прошила фюзеляж одного из истребителей. Он взревел над головами, оставляя за собой полосу дыма и огня, и затем, войдя в штопор, врезался в землю в полукилометре от группы.

Лазерные разряды тщетно преследовали второй истребитель. Стиснув болтпистолет, Рагнар боролся с искушением сделать несколько бессмысленных выстрелов – просто чтобы выпустить пар. Один из Кровавых Когтей кружился на месте, схватившись за оплавленный обрубок левой руки и посылая в небо проклятия.

Впереди Харальд и его воины остановились перед стенкой из бледного металла высотой по колено, которая обозначала внешнюю границу посадок. Вольт и Габриэлла стояли не шевелясь и смотрели на шелестящие поля за оградой.

Рагнар промчался мимо дымящихся тяжелых болтеров и направился прямо к Габриэлле. Ему казалось, что он чувствует, как второй истребитель делает новый заход на атаку – на дорогу позади них.

– Чего, во имя Всеотца, вы ждете? – выпалил он. – Мы должны укрыться…

Габриэлла повернулась к нему, и, увидев выражение ужаса на ее лице, Рагнар застыл как вкопанный.

Из темных полей за барьером доносился сухой шелест, словно в них гулял ветер. Однако тут Рагнар внезапно осознал, что никакого ветра нет и в помине.

Высокие темные стебли, выстроившиеся за барьером аккуратными рядами, походили на первый взгляд на генномодифицированную кукурузу. Длинные поникшие листья, десятками облепившие каждый стебель, трепетали и шептали чтото друг другу, словно испугавшись присутствия космических десантников.

Сверкнувшая молния расколола небо на востоке, осветив глянцевитые листья бледнозеленым светом. На каждом листе – человеческое лицо, искаженное маской ужаса и боли, и губы этих бесчисленных лиц шевелились, то ли издавая беззвучные вопли, то ли моля об освобождении.

– Благословенный Русс! – прошептал Рагнар. – Что это, во имя Всеотца?

– Урожай проклятия, – мрачно ответил Вольт. – Это жертвы, которые сделали возможным этот темный мир, – поле за полем, которые тянутся на тысячи километров по всей планете.

– Мы должны сжечь их, – хрипло сказал Харальд. – Наши огнеметы…

– Наших огнеметов недостаточно, – оборвал его Рагнар, – и, кроме того, они нам сейчас нужны.

Снова взревели тяжелые болтеры, мимо пораженных Кровавых Когтей засвистели вспышки призрачного огня. Повернувшись, Рагнар увидел, как, падая на дорогу, разрываются зеленые энергетические заряды и эта цепочка взрывов движется к нему.

– В поле! – крикнул он. – Сейчас же!

Подняв болтпистолет, молодой Волчий Клинок двинулся навстречу приближающемуся истребителю, целясь и стреляя раз за разом, пока Кровавые Когти перемахивали через ограду. Если пилоту вражеского истребителя нужна мишень, он ее предоставит.

Атакующий корабль летел ровно и низко, в нескольких десятках метров над дорогой. Несясь сквозь паутину трассирующих зарядов, он вел непрерывный огонь из всех пушек. Два Космических Волка стреляли по кораблю Хаоса прямо перед Рагнаром. Одного из Кровавых Когтей энергетический заряд поразил в грудь, оставив сквозное отверстие размером с кулак. Стрелок покачнулся, затем опустился на колено, но продолжал вести огонь.

Очередь зарядов наполнила воздух вокруг Волчьего Клинка. Один из них, скользнув по левому наплечнику, оставил в керамите оплавленную борозду. Удар отбросил Рагнара на шаг, но он продолжал стрелять, пока не опустел магазин его пистолета.

– Рагнар! Вернись сюда! – позвал его Торин изза металлического барьера.

Смертельно раненный Кровавый Коготь упал, продолжая сжимать спусковой крючок тяжелого болтера. Его товарищ тем временем пристрелялся, и болты стали один за другим поражать корпус приближающегося истребителя. Вызывающе взревев, стрелок вышел на середину дороги, встав прямо на пути атакующего корабля.

Рагнар оглянулся на барьер. Там Торин призывно размахивал своим мечом.

– Давай сюда! – перекрикивал он звук бешено молотящих бо лтов.

Очередь разрывных снарядов пронеслась цепочкой ярких вспышек по носу и светящимся смотровым окнам корабля Хаоса. Внезапно раздался более сильный взрыв ближе к корме, и его окружил ореол горящего газа и электрических разрядов. Корабль словно закачался в воздухе и затем устремился вниз к Рагнару и стрелявшему Кровавому Когтю.

Рагнар сразу увидел опасность, но стрелок продолжал вести огонь по пикирующему истребителю.

– Беги! – крикнул молодой Космический Волк Кровавому Когтю, но тот, казалось, его не слышал.

Он все еще продолжал стрелять, так что ствол его тяжелого болтера раскалился докрасна, когда истребитель врезался в дорогу и смял его своим корпусом, закувыркавшимся по дороге.

Сыпля проклятиями, Рагнар развернулся и помчался что было духу к металлическому барьеру. Он слышал, как истребитель с лязгом и скрежетом распадался на части у него за спиной, приближаясь с каждой секундой. В последний момент Рагнар, собравшись с силами, прыгнул к барьеру. Чтото ударило его в спину в тот миг, когда ноги оторвались от земли, разломив ранец и швырнув обломки в воздух. Кувыркнувшись, он тяжело шлепнулся о темную землю и прокатился несколько метров, сбивая отвратительные стебли и оставляя за собой борозды.

Остаток инерции истребитель погасил, уткнувшись в борозду и разбросав дымящиеся обломки по жуткому полю. Изуродованные осколки раскаленного докрасна металла падали вокруг Рагнара со всех сторон и с шипением втыкались в землю. В считаные секунды возле него оказался Торин с явным намерением поднять молодого космодесантника на ноги.

– Я видел огни двигателей к югу отсюда, – сообщил Торин. – Они летят сюда. Похоже, что те два были кораблями сопровождения.

Рагнар встал. Его руки, казалось, действовали автоматически, вытащив пустой магазин болтпистолета и вставив новый.

– Где Габриэлла?

– Гдето на этом проклятом поле, – ответил Торин, настороженно глядя на юг. – Она с Хаэгром и Вольтом. Инквизитор велел всем двигаться к домам на севере.

Молодой Космический Волк нахмурился, услышав это.

– Мы не можем позволить себе ограничиваться обороной, – заявил он. – Мы должны непрерывно двигаться, или нас разобьют.

– Скажи это Вольту, – уныло предложил Торин.

– В первую очередь – самое важное, – напомнил молодой десантник, глубоко вдыхая сухой спертый воздух. Он учуял запах Габриэллы, и его пульс ускорился. – Давай найдем их.

Два воина бросились в жертвенное поле, прокладывая себе путь по узким бороздам между рядами темнозеленых растений. Лоснящиеся восковые листья скользили по их доспехам и лицам. Когда они касались его ушей, Рагнару казалось, что он слышит жалобный шепот душ, заключенных внутри.

Однако он сосредоточился на звуках топающих ног, которые доносились с поля перед ним, – казалось, они шли широкой дугой. Похоже, Кровавые Когти развернулись веером, или, возможно, их просто разделили бесконечные одинаковые ряды насаждений. Рагнар включил свою воксбусину, и его уши наполнил грубый звук, который то повышался, то понижался, как вой обезумевшего волка. Он попытался вызвать Хаэгра или Вольта, но не получил ответа. Сдавшись после нескольких попыток, он энергично двинулся вперед, ориентируясь на запах навигатора.

Рагнар услышал приближение кораблей прежде, чем их увидел: с юга донесся нарастающий пронзительный рев двигателей. Чтото темное пронеслось над головами. Он поднял взгляд на черный заостренный корпус, блестевший как полированное железо и усеянный рядами изогнутых шипов и зубчатых клинков. Люки с нижней стороны корабля были распахнуты, будто зияющие пасти, и молодой Космический Волк заметил там готовые к прыжку красноглазые фигуры в доспехах.

Четверка штурмовых кораблей, выстроившись в шахматном порядке, прогромыхала мимо Рагнара, оставив за собой клубы дыма и пара. С мчащихся кораблей спрыгнули больше двадцати темных фигур, они снижались на пронзительно свистящих столбах перегретого воздуха. Рагнар сразу увидел, что это космодесантники Хаоса, но их оскверненные силовые доспехи оснащены смахивающими на горбы ранцами на турбинной тяге. В руках у них были изукрашенные болтпистолеты и цепные мечи, с поясов тяжело свисали длинные трофейные шнуры с нанизанными на них человеческими скальпами. Узнав их, молодой Космический Волк ощутил легкий холодок: это рапторы Хаоса – ударные части легионовпредателей и охотники за телами. Они падали на поле как стрелы вокруг бегущих Волков, наполняя воздух жуткими воплями.

Рапторы приближались со всех сторон, и все чаще среди движущихся стеблей звучали выстрелы из болтпистолетов, все громче становились крики ярости. Издав клич вызова, Рагнар обнажил леденящий клинок. Как только инкрустированный рунами меч, загудев, зажил своей несущей гибель жизнью, в узкой прогалине перед молодым Космическим Волком внезапно появилась темная фигура. Раптор повернулся на пятках, так что его трофейные шнуры развернулись в воздухе жутким веером, и поднял свое оружие.

Болтпистолет раптора громыхнул, и массреактивный заряд расплющился о нагрудник Рагнара. Зарычав, молодой Космический Волк помчался, стреляя по врагу. Снаряды болтпистолета со звоном отскакивали от доспехов раптора, не причиняя ему вреда, а ответный выстрел срикошетил от колена Рагнара. С яростным воплем Волчий Клинок поднял меч и обрушил его на шею раптора, но воин Хаоса молниеносным движением парировал удар цепным мечом. От скрестившихся мечей полетели искры, но это был ложный выпад. Сделав еще шаг вперед, Рагнар приставил болтпистолет к левому глазу раптора и нажал на курок. Тяжелый снаряд разнес шлем, и Космический Волк прыгнул на оседающего врага.

Рагнар пытался сосредоточиться на запахе Габриэллы, а вокруг него эхом гуляли звуки беспорядочной схватки. С шипением проносились в воздухе лазерные разряды, шальные бо лты прорубали просеки в густых зарослях жертвенных растений. Справа от Рагнара раздался мучительный человеческий крик, и воздух рассекла очередь из лазерных разрядов. Слева от молодого Космического Волка болты со звоном отскочили от доспехов, а затем раздался звук, который не спутать ни с чем, – цепной меч раздирал плоть.

Запах Габриэллы становился сильнее. Она близко, и сердца Рагнара заколотились быстрее, когда он осознал, что ее след ведет в центр яростного боя, кипящего прямо перед ним. Он настолько погрузился в звуки битвы, что не заметил приближения раптора, пока тот не выпрыгнул на него сквозь завесу шуршащих стеблей.

В воздухе раздался рев цепного меча, который рубанул по высоким растениям и задел правый наплечник Рагнара. Жужжащие зубья меча взрезали кожу вдоль его челюсти до самой кости. Он повернулся, взмахнув леденящим клинком, но раптор отбил его своим рычащим мечом и поднял болтпистолет, целясь в незащищенную шею Рагнара. Но ни Волк, ни раптор больше ничего не успели сделать: в шею десантника Хаоса глубоко вонзился тонкий клинок. Торин тут же извлек свой меч, а воин Хаоса рухнул наземь в лужу дымящегося гноя.

В нескольких десятках метров впереди раздался звук, похожий на удар грома, а затем взревел разъяренный медведь.

– Это, должно быть, Хаэгр, – усмехнулся Торин.

Кивнув, Рагнар понесся вперед.

В считаные секунды они оказались у края поляны в виде неровного круга, который образовали посреди нечестивого поля мечи, тела и топающие ноги. Габриэлла, Вольт и Хаэгр стояли спина к спине в центре поляны, стреляя и отбиваясь мечами от окружившей их группы рапторов. Повсюду валялись тела. Шестеро воинов Хаоса лежали на темной земле неподалеку от изуродованных тел двух стрелков с «Громового ястреба» и однорукого Кровавого Когтя. В дальнем конце поляны стоял на коленях техножрец «Громового ястреба», он судорожно глотал воздух, прижимая окровавленные руки к разрезанному горлу. Хаэгр пытался пробраться к смертельно раненному технику, удерживая рапторов на расстоянии могучими взмахами громового молота.

Инквизитор Вольт навел болтпистолет на одного из рапторов и выстрелил. Благословленная пуля попала воину точно в грудь, пробила бронированный нагрудник, раптора объяло серебристое пламя. Доспехи инквизитора ярко светились от лучащегося переплетения могущественных оберегов, а его обнаженный меч испускал бледноголубое сияние, подобно клинку Рунического Жреца. Рявкнул пистолет раптора, и пуля ударила Вольту в плечо, сбив старика с ног. Три воина Хаоса рванулись вперед, они высоко подпрыгнули на визжащих струях воздуха и устремились вниз, как ястребы на добычу.

К ужасу Рагнара, Габриэлла бросилась на защиту инквизитора. Наведя на ближайшего раптора блестящий серебряный пистолет, она выстрелила синефиолетовым лучом, который насквозь прожег закованного в доспехи врага. Десантник Хаоса с визгом рухнул наземь, и Габриэлла тут же кинулась с саблей на двух других, не дав им опомниться. Мастерски изготовленный силовой клинок, сияющий, как раскаленная добела сталь, разрубил ноги одному из противников и раскроил бедро другому. Раненый раптор пронзительно зашипел и отшатнулся назад, дважды выстрелив Габриэлле в грудь. Она покачнулась и упала, не издав ни звука.

Рагнар влетел на поляну с диким воем, паля из болтпистолета и с мечом наготове. Рухнули три раптора: у двоих массреактивные заряды разорвали горло, третьему он вскрыл грудь ударом меча. За Рагнаром следовал Торин, точными смертельными выстрелами разя врагов вокруг лежавшей ничком Габриэллы.

Два раптора развернулись, встречая неожиданную атаку Волков, и ринулись на Рагнара. Приняв их диагональные удары на свои потрепанные в боях доспехи, молодой Космический Волк снес им головы одним взмахом меча. Миновав их тела, он всадил свой меч в бок другому бегущему к нему воину Хаоса. Меч раптора, оцарапав сбоку лицо Рагнара, успел глубоко поранить ему шею, прежде чем безжизненное тело десантника Хаоса осело на землю. Отшвырнув труп в сторону, Рагнар в два шага добрался наконец до навигатора.

Благодаря своим обостренным чувствам, он сразу понял, что она еще жива: он слышал, как бьется сердце в ее груди. Она села, с гримасой на лице, и, выпустив свой клинок, прижала руку к расплющенному нагруднику.

– Я в порядке, – заверила она, задыхаясь. – Помоги мне встать.

Повинуясь, Рагнар поднял Габриэллу на ноги, тогда как Торин помогал инквизитору Вольту. Хаэгр развернулся, поднимая запятнанный кровью молот, но узнал своих боевых братьев, и его глазабусинки распахнулись от изумления.

– Торин! Рагнар! Где вас дьявол носит? Я тут в одиночку с целой проклятой ордой сражался!

– Да это уже не важно! – огрызнулся Рагнар. – Сколько еще осталось до зданий в центре сельхоззоны?

Хаэгр, выпрямившись, выглянул над верхушками жертвенных растений.

– Три сотни метров примерно, – ответил он.

Шальной болт просвистел мимо косматой головы Волка, заставив его вновь пригнуться.

– Пойдем, – сказал Рагнар. – Я впереди, Торин слева, Хаэгр справа. Леди Габриэлла, инквизитор Вольт, вы – в середине. А теперь – вперед!

Они вновь отправились по узким прогалинам между жертвенными стеблями с оружием на изготовку. Бой, казалось, затихал, и рев, который эхом гулял по полю, говорил Рагнару о том, что по крайней мере часть воинов из стаи Харальда все еще живы. Пробегая оставшуюся часть поля, они еще не раз встречали вытоптанные и выжженные летательными аппаратами рапторов участки поля, ставшие местами кровавых побоищ.

Рагнар и его спутники набрели на Харальда и его воинов неожиданно, чуть не споткнувшись о них, прижавшихся к земле за металлическим барьером на северном конце поля. Вожак стаи разглядывал группу темных зданий впереди. Сверкнула молния, на какоето дразнящее мгновение разогнав тени вокруг сооружений.

Харальд покачал головой.

– Гунтеру показалось, что он заметил движение позади одного из зданий, но с этой молнией трудно сказать наверняка.

– Ну, мы не можем оставаться здесь, – хрипло проговорил Вольт. – Нам нужно попасть в какоенибудь защищенное место, прежде чем вернутся те корабли.

– Нет, нам нужно продолжать движение, – решительно возразил Рагнар. – Если мы спрячемся в тех зданиях, враг окружит и измотает нас. Время и численный перевес – на их стороне.

– С этим, по крайней мере, мы согласны, – проворчал Харальд.

Старый инквизитор рассматривал здания почти с тоской. Рагнар ощущал, что старик изнурен и Габриэлла чувствует себя немногим лучше, но Вольт в конце концов кивнул.

– Ладно, мы продолжаем движение, – сказал он и указал на здания. – Мы пересечем эту территорию и исчезнем в поле на другой стороне. Это самый прямой путь в гору к северу от нас.

Обменявшись взглядами, Рагнар и Харальд сразу поднялись на ноги. Водя стволами по открытому участку за барьером, Космические Волки осторожно покинули поле. Вспышка молнии отразилась на их светлоголубых доспехах и стрекочущих зубьях цепных мечей.

Здания перед ними оказались низкими феррокритовыми бункерами, большинство из которых предназначалось для агросервиторов, ухаживающих за полями, а также для генератора электроэнергии и логикцентра. В середине располагались четыре зернохранилища высотой более сорока метров. Никаких огней, нет ни дверей в дверных проемах домов, ни стеклянных панелей в окнах. Очевидно, для воплощения замысла Мэдокса достаточно одних сооружений.

Рагнар окинул взором потрепанную группу, которая появилась из недр жертвенного поля. Не выжили ни стрелки «Громового ястреба», ни его техножрец, исчезли три воина из стаи Харальда. Считая Вольта, Габриэллу и Волчьих Клинков, осталось лишь двенадцать человек против мощи целого легиона предателей.

«Этого хватит, – мрачно подумал Рагнар. – Этого должно хватить».

Они быстро и бесшумно продвигались по темным проходам между пустыми сооружениями. Оглядывая открытые дверные проемы в поисках признаков движения, Рагнар чувствовал себя не в своей тарелке. Молнии затрудняли зрительное восприятие, при их вспышках казалось, чтото движется на темных боковых улочках. За несколько минут они добрались до элеваторов, и узкие проходы вывели их на большую феррокритовую площадь, предназначенную для загрузки зерна агросервиторами в огромные хранилища. Внимательно осматриваясь по сторонам, Волки пересекли открытое пространство.

Они оказались в центре площади между башнями, гулко топая по феррокриту. Над головами беззвучно сверкнула молния. Внезапно, посмотрев вверх, на дуги таинственного света, Рагнар заметил силуэты рогатых шлемов и массивных плеч, которые окружали верхушки четырех зернохранилищ.

– Засада! – крикнул он, поднимая болтпистолет, но было уже слишком поздно.

Спрыгнув со своих позиций на верхушках хранилищ, рапторы тяжело приземлились среди пораженных Волков. Насколько мог судить Рагнар, их было десятка два, и они набросились на группу со всех сторон. Космодесантник понял, что именно они и были подлинной угрозой. Те рапторы, что высадились в поле, исполнили роль гончих, загнавших добычу в ловушку.

Один из атакующих приземлился рядом с Габриэллой, но Торин, Хаэгр и навигатор сразили его почти одновременно. Увидев в нескольких метрах другого раптора, Рагнар прострелил ему шею. Затем двое атакующих ринулись на него слева, стреляя на бегу. Одна пуля попала ему в бедро, а другая – в верхнюю часть плеча, расплющившись о доспехи, но чуть не сбив его с ног.

Звуки боя и крики раненых Волков летели со всех сторон. Бросив клич вызова приближающимся рапторам, Рагнар приготовился умереть, как подобает сыну Фенриса.

Выстрелив первому воину меж красных глаз, он парировал мечом удар второго. Молниеносно обрушив на него обратный удар, раптор рубанул Рагнара по колену. Рычащий цепной меч попал в щель в его доспехах и вошел глубоко, заскрежетав по кости. Молодой Космический Волк зарычал и, рубанув вниз, отсек врагу руку, держащую меч, в запястье.

За внезапной вспышкой последовал жуткий обжигающий удар в голову Рагнара, чуть повыше виска. В ушах раздался рев, похожий то ли на вой ветра, то ли на грохот штормового прибоя, – и тут он понял, что падает.

Рагнар упал лицом на землю, из раны в голове лилась кровь. Над ним грохотала битва. Раздался раскат грома, ктото выкрикнул слова клятвы, и его уши вновь наполнил рев.

Нет, на сей раз это не рев – это вой, словно стая фенрисийских волков отправилась на охоту.

От этих звуков у Рагнара кровь зашипела в жилах. Он отчаянно попытался подтянуть ноги, чтобы встать, и заморгал, обнаружив, что больше не видит левым глазом.

Чтото тяжелое упало на него сверху. Со сдавленным проклятием он столкнул его, смутно догадываясь, что это разрубленный труп раптора. Рагнар неуклюже откатился от него и оказался лежащим на спине.

Над ним навис темный силуэт. Оскалив зубы, Рагнар попытался поднять меч, но на его кисть опустился бронированный ботинок и пригвоздил ее к земле. Молодой Космический Волк поднял руку, в которой всегда находился болтпистолет, но обнаружил, что она пуста.

Над ним попрежнему раздавался вой. Сверкнула молния, и в ее мерцающем свете Рагнар увидел, что фигура над ним – в темносерых силовых доспехах, похожих на его собственные. Пожелтевшие черепа и кожаные шнуры, унизанные длинными изогнутыми клыками, а также древние железные эмблемы, на которых были выгравированы руны его народа, свисали с пояса воина. На иссеченном правом наплечнике воина оскалилась в свирепом рыке рыжая волчья морда.

Воин огромен, он, бесспорно, так же велик, как Хаэгр. На его широченных плечах – черная волчья шкура, а седые волосы заплетены в две толстые косы, которые свисают на инкрустированный рунами нагрудник. Его косматая борода, однако, все еще черна, как гагат, а глаза, сверкающие изпод кустистых бровей, отливают желтым золотом, подобно волчьим. Одной рукой он сжимал мощный однолезвийный топор, изогнутый клинок которого покрывали шрамы от бессчетных суровых битв. В темном металле вырезаны странные руны, и он потрескивает невидимой и смертоносной энергией.

Когда воин заговорил, его голос оказался холодным и суровым, как ледники Фенриса, полным силы и невообразимо старым. Для молодого Космического Волка это был голос бога.

– Должно быть, ты – Рагнар Черная Грива, – произнес воин. – Мы тебя искали.


МИР ТЬМЫ | Честь Волка | РОТА ВОЛКОВ