home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



КРАСНЫЙ ПРИЛИВ

Торвальд Похититель гнал Волков вперед в бешеном темпе, выводя их из зловещих полей сельхоззоны к синеватосерым горам. Несмотря на свой возраст, Рунический Жрец был стремителен, как олень. Рагнар и остальные воины вынуждены были поднапрячься, чтобы не отстать. В течение первого часа темнозеленые поля сельхоззоны остались лишь призрачной линией на горизонте, а пустые равнины уступили место низким округлым предгорьям из темного камня и безжизненной земли.

Инквизитору Вольту и Габриэлле удавалось держать темп первые полчаса, но напряжение, в котором они находились после крушения «Громового ястреба», и усилия, которые от них потребовались, быстро дали о себе знать. Старый Вольт сдал первым, его шаг замедлился, дыхание стало прерывистым. Он споткнулся и чуть не рухнул на землю, но два Кровавых Когтя Харальда, приблизившись к инквизитору с двух сторон, обхватили его за пояс и понесли, как сделали бы со своим покалеченным товарищем. Габриэлла продержалась почти на полчаса дольше, но по ее затрудненному дыханию стало ясно, что она уже превысила свои физические возможности. Не дав навигатору споткнуться, Хаэгр подхватил ее и понес, как отец – ребенка. Габриэлла безвольно обмякла в руках огромного Волчьего Клинка, слишком измотанная, чтобы както протестовать.

Вульфены, которых, к удивлению Рагнара, оказалось не менее пятнадцати, легко неслись размашистым шагом рядом с воинами. Они двигались стремительно и плавно, ссутулившись и размахивая когтистыми руками, низко опустив свои волчьи головы, словно вынюхивая признаки опасности. Их доспехи были помяты: столетия сражений оставили на них свои следы, и Рагнар заметил, что при починке использовались заимствованные детали, вероятно снятые с доспехов сраженных десантников Хаоса. Вульфены проявляли невероятные силу и скорость, но в их золотых глазах светился не разум, а свирепое коварство хищника. Когда Рагнар встречался с ними взглядом, он ощетинивался, чувствуя в себе инстинктивную готовность бросить вызов, а еще – взаимное узнавание.

«Это и есть мое будущее?» – размышлял Рагнар, пока они неслись по сумеречной равнине. Он подумал о Торвальде. Рунический Жрец поддался волку, но тем не менее он, казалось, сохранил способность бороться с проклятием. «Должен быть выход», – думал молодой Космический Волк. Мысль о том, что он заложник своей судьбы, была для него невыносима.

Лишь один человек, как ему казалось, мог ответить на его вопросы. Стиснув зубы, Рагнар прибавил ходу и отыскал Волчьего Жреца Сигурда.

Сигурд бежал среди Кровавых Когтей Харальда, всего лишь в нескольких метрах позади Торвальда. Молодые воины, которые стянулись к жрецу с момента его неожиданного возвращения, словно железяки, притянутые магнитом, бросали на Волчьего Клинка воинственные взгляды, когда он протискивался среди них.

При приближении Рагнара Волчий Жрец окинул его грозным взглядом.

– Чего ты хочешь, изгой? – спросил он.

Рагнар покосился на жреца.

– Все мы теперь изгои, – резко ответил он. – Наш корабль уничтожен, поэтому возвращение домой, к нашему ордену и родне, невозможно.

Сначала Сигурд промолчал, и это напряженное безмолвие подсказало Рагнару, что его замечание попало в цель.

– Мы видели, что над теневым миром развернулось сражение, но могли только догадываться о его исходе, – заговорил наконец жрец.

– «Кулак Русса» погиб, и много смелых мужчин теперь пирует в Залах Русса, – печально произнес Рагнар. – Мы засекли сигнал, когда пытались сесть на планету. Он твой?

– Да, – ответил Сигурд, – Булвайф был против, но я подумал, что стоит рискнуть. Наблюдатели заметили воздушный бой и пожар после твоего крушения, и Торвальд вызвался на поиски уцелевших. – Жрец развел руки. – Вульфены учуяли твой запах и привели нас в сельхоззону как раз вовремя.

– Кажется, и тебя спасли вульфены, – проговорил задумчиво Рагнар. Воспоминания о беспорядочной схватке во вражеском командном бункере вспыхнули в его голове. – Когда я тебя видел в последний раз, тебя окружили демоны.

Сигурд бросил на Рагнара пристальный взгляд, но неохотно кивнул.

– Это был жестокий бой, – согласился он. – Они налетели на меня одновременно, появившись из воздуха, словно призраки. Эта планета, на которой мы находимся, лежит напротив Чариса как тень, позволяя им перемещаться между ними по своему желанию.

– Я знаю, – сказал молодой Космический Волк. – Инквизитор Вольт и леди Габриэлла раскрыли эту тайну, что и привело нас сюда.

– Демоны, казалось, по какойто причине, были особенно заинтересованы во мне, – продолжил Волчий Жрец. – Возможно, жрец являет собой лучшую добычу, чем простой воин. – В голосе Сигурда слышалось сожаление. – Я сразил несколько тварей, но, к моему стыду, остальные меня одолели. Они сжали мне руки и какимто образом протащили через порог в этот нижний мир.

Сигурд мотнул головой в сторону возвышающейся перед ними фигуры Рунического Жреца.

Но мерзкие создания не осознавали, что за ними охотятся. Торвальд и его вульфены устроили засаду на чернокнижника Хаоса и его демонов точно так же, как те заманили в засаду нас.

Рагнар вспомнил огромного вульфена, схватившегося с чародеем Хаоса в подвале командного бункера мятежников.

– Так Торвальд и его воины тоже могут перемещаться между мирами?

Сигурд нахмурился.

– Если бы это было возможно, я бы сразу же вернулся на поле боя, – выпалил он. – Нет, переход вызван колдовством. Иногда получается, что тебя подхватывает заклинание и переносит через порог, но только на мгновение. – Он пожал плечами. – Вульфены сбили чернокнижника с ног и разорвали его на части, а Торвальд обратил свой топор против демонов, окруживших меня. Когда бой завершился, я обработал их раны, как мог, а они обращались со мной как со своим.

– Но как они здесь оказались? – не успокаивался Рагнар. – Торин говорит, что Тринадцатая рота исчезла во времена Ереси.

– Исчезла? – Сигурд был, казалось, поражен этой мыслью. – Рота Булвайфа никогда не исчезала, Рагнар. Когда убивают Волчего Лорда, повышают в звании нового, чтобы он занял его место. То же верно и в отношении великих рот, но за столом Великого Волка на Фенрисе остается место для Тринадцатой роты, будто их возвращения ожидают. Подумай об этом, Рагнар. Тринадцатую роту послал в Око Ужаса Русс, и десять тысяч лет они, несмотря ни на что, продолжают свою миссию.

Это прозвучало поистине отрезвляюще. Рагнар внимательно рассмотрел серые безликие горы впереди и попытался представить, как он скитается по ним десять тысяч лет, пока Фенрис не превратится всего лишь в далекое воспоминание. Он почувствовал, как внутри него возбудился непрошеный волк.

– Их честь дорого обошлась им, – сказал он.

– Честь всегда обходится дорого, – заметил Волчий Жрец.

Некоторое время они бежали молча. Шаги Волков разносились по отлогой равнине тяжелой барабанной дробью, выстукивая боевую песнь в ритме вспышек зловещих молний над головами. Рагнар тщательно обдумывал свои слова.

– Как получается, что человек поддается волку, Сигурд?

Волчий Жрец бросил на Рагнара пронизывающий взгляд, но внезапно смягчился, заглянув в золотистые глаза молодого Космического Волка.

– У всех нас в крови есть волк, – ответил он спустя некоторое время. – Он обостряет наши чувства и придает нам радостную ярость неистовства в бою, но, как любой дикий зверь, он постоянно испытывает на прочность свои оковы в ожидании возможности вырваться на свободу. – Сигурд задумчиво посмотрел на двух вульфенов, безмолвно несущихся вперед рядом со стаей Харальда. – Между человеком и волком идет постоянная борьба, – изрек он, – но не в каждой душе находится достаточно сил, чтобы удерживать зверя под контролем. – Жрец положил руку на амулет Железного Волка, висевший на груди. – Мы связываем зверя священными клятвами Руссу и Всеотцу, и мы, жрецы, очищаем наших боевых братьев ритуалами и молитвами, дабы укрепить их решимость. Для большинства этого достаточно.

– Но не для Булвайфа и его воинов.

Рагнар ожидал от молодого жреца благочестивого возражения, но, когда Сигурд заговорил, в его голосе неожиданно прозвучало сострадание.

– Не нам судить этих воинов, – убежденно сказал он. – Даже старцыдредноуты должны спать между войнами, чтобы не поддаться своей дикой природе. Насколько труднее поддерживать целостность своей души после тысячи лет войны, более того, после десяти тысяч лет. – Волчий Жрец с серьезным видом покачал головой. – То, что они выдержали так долго, свидетельствует об их мужестве и чести.

Молодой Космический Волк задумчиво кивнул:

– Но… нет ли способа восстановить их?

Сигурд несколько напрягся. Вопрос Рагнара затрагивал сферу деятельности жрецов, закрытую для остальных.

– Преображение – постепенный процесс, – сдержанно ответил он, – но, после того как он начался, его не остановить. Как только волк внутри захватывает власть, он вызывает физические изменения в теле. – Он показал на ближайшего вульфена. – Многое зависит от силы воли и веры воина. Деградацию можно остановить, иногда – на неограниченный срок, но ее невозможно повернуть вспять.

От слов жреца по жилам Рагнара побежал холодок.

– Габриэлла говорит, что цвет моих глаз изменился, – растерянно сказал он. – Сколько еще у меня времени?

– По правде говоря, я не знаю, – нахмурившись, неохотно признался Сигурд. – Опятьтаки это зависит от воина. Процесс начинается медленно, но ускоряется по мере того, как волк захватывает власть.

– Насколько медленно? – спросил Рагнар.

Волчий Жрец бросил на Рагнара сердитый взгляд.

– Ты что, пытаешься пристыдить меня отсутствием опыта?! – рявкнул он. – Сознаюсь, что не знаю наверняка. Обычно проклятие сильнее всего воздействует на новичков, поскольку их разум еще только приспосабливается к переменам, происходящим с ними. Стоит воину стать зрелым боевым братом… проклятие воздействует на него годами, пока трансформация начинает развиваться.

– Годами?! – воскликнул Рагнар. – Но я ничего не чувствовал, пока не вернулся на Фенрис, всего лишь два месяца назад!

Сигурд уставился на молодого Космического Волка.

– Это невозможно, – сказал он. – Даже когда речь идет о новичке, проходит по крайней мере год, пока не проявятся первые изменения.

– Если бы я поддался волку год назад, Ранек знал бы об этом, – заявил Рагнар, – и меня ни за что не послали бы на Терру служить Дому Велизария.

Молодой жрец обдумал услышанное, и его лицо помрачнело в испуге.

– Верно, – вымолвил он наконец. – Тут действует чтото другое, но признаюсь: не знаю, что это.

– Быть может, Булвайф или Торвальд смогут нам сказать? – проговорил Рагнар, отваживаясь надеяться, что все не так безнадежно, как предполагал Сигурд.

– Может быть, – допустил жрец. – Мы должны добраться до лагеря Волчьего Лорда через несколько часов. Думаю, мы тогда много чего узнаем.

Вскоре они достигли первых окаймленных лесом подножий холмов к югу от серых гор, и Торвальд повел Волков вдоль извивающегося русла высохшего ручья, пока они не затерялись меж стен узкого каменистого ущелья. Их путь шел на север и восток из одного каньона в другой, и топот шагов отражался безумным эхом от скалистых стен. Они неоднократно меняли направление движения, и, не будь видны звезды, Рагнар вскоре потерял бы всякое представление о том, где находится.

Через час он стал воспринимать слабые запахи других Волков и предположил, что они приближаются к периметру лагеря. Его опытный взор обшаривал скалистые склоны каньонов, через которые они проходили, но если там и были стражи, наблюдавшие за их приближением, то они оставались незаметны. Затем внезапно каньон круто пошел вверх и тропа сузилась до расселины, которая едва вмещала широкоплечих космодесантников.

Пробираясь между скалами, Рагнар ощутил какойто зуд на коже. Выйдя из расселины, он быстро окинул взглядом стены узкого ущелья и заметил два железных бруса, вбитые в камень по обе стороны прохода. С каждого из них свисали черепа и железные амулеты, инкрустированные рунами, от них исходила волна невидимой силы.

– Это путевые столбы, часть охранной системы Торвальда, – пояснил Сигурд, выйдя из теснины вслед за Рагнаром. – Они препятствуют попыткам установить местонахождение лагеря Булвайфа с помощью колдовства. – Во взгляде Волчьего Жреца, обращенном на путевой столб, читались благоговение и суеверный страх. – Торвальд и его братья многому научились за время долгой кампании в Оке Ужаса.

Тропа в лагерь Булвайфа была выбрана очень осмотрительно: Волки шли по одному, взбираясь по крутому каменистому склону в высокий каньон с отвесными стенами. В южном конце каньона Рагнар увидел первых воинов Булвайфа: два воина припали к земле в тени валуна, прикрывая вход в каньон парой плазменных винтовок. В плащах из темных шкур, покрытых грязью и пылью, они, сохраняя полную неподвижность, совершенно сливались с окружающим пейзажем. Как и у Торвальда, их длинные волосы были заплетены в толстые косы, а бороды свисали до середины залатанных нагрудников. Когда члены отряда пробирались мимо них, они безмолвно изучали их холодными волчьими глазами.

Несколько выше по каньону в узком месте был установлен огромный валун, создавая своеобразный крутой изгиб тропы, чтобы предотвратить возможность ведения прямого огня по территории за ним. С другой стороны валуна стояли на страже воины со старыми, изношенными болтпистолетами и древними, инкрустированными рунами клинками. Их доспехи украшали сложные руны и резные сцены боев или путешествий, а с широких поясов свисали черепа или другие боевые трофеи. Воины смотрели на Рагнара и новоприбывших с откровенным, но настороженным интересом, переглядываясь и общаясь едва заметными жестами.

Через пару десятков метров они наткнулись на целый ряд видавших виды, но прочных убежищ, построенных вдоль скалистых стен. Лагерь выглядел так, словно использовался уже немало времени, и многие убежища украшали свежие военные трофеи, такие как когти демонов и помятые фрагменты синих с золотом доспехов. Более двух десятков желтоглазых воинов сидели перед убежищами, занимаясь чисткой оружия или ремонтом снаряжения. На первый взгляд этот лагерь не отличался от любого другого полевого лагеря Космических Волков, которые приходилось видеть Рагнару… если не считать настороженных, вызывающих взглядов боевых братьев и ощущения долгой истории, которое словно окутывало этот лагерь и его обитателей невидимым покрывалом.

Когдато, еще молодым парнишкой, бороздя с отцом соленые океаны Фенриса, он уже испытывал подобное чувство. Их ладья сильно сбилась с курса во время шторма, и они высадились на какомто островке в поисках пресной воды. Там они наткнулись на лагерь небольшой группы своих соплеменников, которых выбросило на берег подобной бурей два года назад. Рагнар до сих пор помнил, как он впервые ступил на территорию их лагеря и как пережившие шторм смотрели на него словно стая диких псов. Они жили в совершенно другом мире с тех пор, как исчезли, и их испытания выковали узы, которых не понять никому другому и тем более не разделить. Это был мир, влиться в который целиком и полностью Рагнар и его спутники не смогли бы никогда, и теперь молодой Космический Волк испытывал те же чувства, расхаживая среди воинов Тринадцатой роты.

Они безмолвно пересекли маленький лагерь и направились в дальний конец каньона. Рагнар с удивлением увидел слева стаю огромных фенрисийских волков, которые растянулись перед входом в большую пещеру. Когда приблизились Торвальд и вульфены, волки подняли свои косматые головы и самый маленький из них вскочил и бросился в темноту пещеры. Торвальд поднял топор, дав сигнал группе остановиться, и зашел внутрь, не проронив ни слова. Вульфены опустились на корточки, некоторые из них прикрыли глаза, отдыхая, другие достали куски мяса из мешочков на поясах и набросились на них, орудуя могучими челюстями.

Кровавые Когти Харальда бережно опустили инквизитора Вольта на землю. Несколько долгих минут старик вылавливал из своего ранца металлическую бутылочку. Открыв ее трясущимися руками, он поглотил содержимое одним глотком. Чуть поодаль Хаэгр поставил на ноги Габриэллу. Хоть и явно утомленная, навигатор рассматривала вульфенов и мрачный маленький лагерь с неподдельным интересом.

Рагнар медленно повернулся, оглядывая каньон и его странных грозных обитателей. Он напомнил себе, что, несмотря на разницу между ними, их связывают одни и те же клятвы и одна планета. Тысяча Сынов – их непримиримые враги, и у Рагнара не оставалось сомнений в том, что они смогут рассчитывать на Булвайфа и его воинов, когда придет время нанести удар в сердце грандиозного замысла Мэдокса. Впервые с момента крушения на теневой планете у молодого Космического Волка блеснула искра настоящей надежды.

Внезапно резкий крик отразился эхом от скалистых стен. Развернувшись, Рагнар увидел, как Габриэлла зашаталась и упала на колени, прижав руки к лицу. Между ее бледными пальцами прорывались лучи яркого зеленого света из шишковидного глаза.

– Леди! – крикнул Рагнар, бросившись к навигатору.

Молодой Космический Волк почти достиг Габриэллы, когда колдовская волна ударила по нему, словно невидимым порывом ветра. Ее жуткая энергия проникла сквозь доспехи и погрузилась в его плоть, объяв пламенем и кровь, и кости. Изо рта Рагнара, рухнувшего на колени, вырвался крик невыносимой муки.

Он смутно понимал, что он не одинок в этих мучениях. Харальд и его Кровавые Когти также упали и корчились на земле. Даже Хаэгр опустился на колено, с силой сжав веки от боли.

Рагнар закрыл глаза, когда его тело накрыла очередная волна мучений. Его мускулы под кожей вздымались, а по телу бежали мурашки. Во рту было полно крови, и он сознавал лишь, что воздух наполнен голодным, алчущим рычанием, а внутри поднимается красная волна, чтобы поглотить его разум.

Воздух над холмистой равниной был наполнен свистом выстрелов из лазпушек и грохотом тяжелых орудий. В небо поднимались столбы черного дыма от горящих корпусов танков и бронетранспортеров, раскрашивая горизонт на западе в цвет запекшейся крови.

Войскам мятежников оставалось всего лишь полкилометра до космопорта Чариса, когда их наступление приостановилось. Уступающим по численности и качеству вооружения имперским защитникам удалось отступить организованно, несмотря на постоянные артобстрелы и яростные атаки. Дорога, которая связывала столицу с космопортом, была завалена телами и разбитыми транспортными средствами – свидетельство отчаянных действий арьергарда, составленного из Двадцатого Гебридского пехотного и Тайранского нерегулярного полков – двух ветеранских частей Ательстан. Изорванные знамена их развевались на резком ветру, задувающем над дорогой, в окружении тел павших воинов знаменных групп. Оба полка полегли до последнего человека, сдерживая наступление бронечастей предателей до тех пор, пока остальные имперские части не достигли укрепленного периметра космопорта.

Теперь же взбешенные войска мятежников оказались под огнем защитников космопорта, перед ними – сотни метров открытой поверхности, напичканной минами, которую прикрывают противотанковые пушки и артиллерийские батареи. После двух кровавых атак предатели вынуждены были отступить из зоны обстрела, пока не выдвинется их тяжелая артиллерия для обстрела имперских позиций.

Всего лишь в километре от осажденных защитников первые батареи мятежников занимали позиции в свете заходящего солнца. Полураздетые артрасчеты, чертыхаясь и выбиваясь из сил, снимали с передков тяжелые короткоствольные осадные минометы и пытались закатить их на позиции вдоль склона низкого, лишенного растительности холма. Другие солдаты вскрывали приземистые деревянные ящики с мощными фугасными снарядами. Через час они будут готовы дать первые залпы.

Артрасчеты обессилели, и перспектива неминуемой победы сделала их небрежными. Не было выставлено ни одного часового для наблюдения за окружающей территорией, поэтому никто не заметил восьми фигур в доспехах, наблюдавших за батареей из рощицы в сотне метров к западу.

Микал Стенмарк сжал пальцы в перчатке вокруг эфеса Алого Когтя и втянул в себя запахи вражеских войск.

– Боеприпасы? – спросил он.

Свен посмотрел на своих товарищей.

– Юрген и Борс могут стрелять из этих проклятых фонарей еще целый месяц, – сказал он, нахмурившись при виде хеллганов в руках Волков. Он проверил счетчик своего мелтагана. – А у меня остался один выстрел.

Хаакон прочистил горло. Во время боя в его шее застряли несколько кусков шрапнели – и он охрип.

– У меня кончились ракеты, – проскрежетал он. – У Бьорна, Нильса и Карла – по пять зарядов.

– Гранаты? – спросил Волчий Гвардеец.

Свен покачал головой:

– Не осталось после того боя на перекрестке.

Стенмарк кивнул, хотя, положа руку на сердце, он не помнил, о каком бое говорит Свен. Этот день слился в одну длинную смертельную погоню. Они отступали на несколько сотен метров, устраивали засаду на своих преследователей, а затем наносили удар, убивая как можно больше врагов, и отступали к следующей точке засады дальше по дороге. Волки оставили за собой сотни мертвых предателей и разбитых машин, пока в конце концов не ускользнули от неприятеля в катакомбы на краю города.

Они могли исчезнуть в низких холмах на юге столицы, притаиться там до прихода ночи и затем пробраться мимо позиций мятежников под покровом темноты в безопасное место за имперскими линиями обороны, но Стенмарк ни за что не позволит сказать, что он прокрался в лагерь как побитая собака.

Красный прилив поднимается. Микал чувствует, как он давит изнутри на глаза, и принимает его.

– Мы будем продвигаться стандартной стрелковой цепью, – объявил он, а затем указал окровавленным клинком на команду артиллеристов, которые ввинчивали взрыватели в три снаряда. – Свен, когда мы окажемся в пределах досягаемости, отправишь свой последний заряд прямо туда.

Свен тихонько присвистнул и сказал:

– Потяни за спусковой крючок, а потом прикуси язык. Есть, мой лорд.

Волчий Гвардеец не придал значения дерзости Серого Охотника. Он уже тронулся с места, плавно выскользнув из теней под деревьями.

Они пересекли низину в считаные мгновения, не замеченные артрасчетами, занятыми своим делом. Стенмарк прикинул расстояние глазом хищника, кивнул Свену и опустился на одно колено. Серый Охотник без колебаний вскинул мелтаган к плечу и выстрелил.

Три тяжелых снаряда сдетонировали единым, сотрясшим землю взрывом, от которого покачнулись преклонившие колени Волки, а Свен опрокинулся на спину. На мгновение склон холма окрасился в огненнооранжевый цвет. Затем на батарею мятежников обрушился ливень земли и дымящихся кусков плоти.

Стенмарк оказался на ногах прежде, чем потухла вспышка, и бросился на ошеломленных раненых артиллеристов. Алый Коготь сверкал и гудел, кромсая тела и отсекая руки. Несколько артиллеристов, пошатываясь, поднялись на ноги и побежали, изрыгая проклятия. Рявкнули хеллганы, и дымящиеся тела мятежников повалились на землю. Бойня завершилась в считаные секунды.

Волчий Гвардеец изучал орудия. Один из минометов опрокинулся набок, но остальные казались невредимыми.

– Свен, ты со своими братьями выправьте тот миномет, – велел он. – Бьорн, Нилс и Карл, принесите еще снаряды. – Он указал на вершину холма. – Хаакон, ты засеки цели.

Волки сразу принялись за дело, поняв план Стенмарка. Хаакон быстро поднялся по склону, тогда как трое остальных терминаторов разбивали ящики и вытаскивали из них минометные снаряды, похожие на боезапас для болтера, только больших размеров. За секунды их заправили в казенники шести осадных минометов.

– Цели?! – крикнул Стенмарк.

Хаакон выглянул на склон.

– Моторизованный батальон между нами и космопортом, – сообщил он, поднимая в руке прицельное устройство. – Расстояние от шестисот пятидесяти до семисот метров.

Свен и его братья носились между минометами, вводя дистанцию с помощью круговых шкал. Когда они закончили, он поднял руку. Волчий Гвардеец холодно улыбнулся:

– Огонь!

Минометы выстрелили один за другим, выплюнув высоко в воздух полутонные снаряды. Они визжали, как души проклятых, и Стенмарк, откинув назад голову, взвыл вместе с ними. К тому времени как первые снаряды разорвались среди ничего не подозревающих мятежников, Микал взлетел по склону и понесся на врага.

Хаакон верно направил снаряды в цель. Подразделение мятежников сосредотачивалось позади другой цепочки низких холмов, их грузовики и бронемашины собрались в беспорядочную кучу позади самой высокой линии хребта. Теперь автомобили разнесло на куски или разбросало, как детские игрушки, и горящее топливо разливалось по почерневшей земле. Повсюду валялись трупы и фрагменты тел, и раненые пытались отползти от места побоища.

Волки носились среди них, беспощадно нанося удары. Стенмарк расчищал себе путь среди визжащих предателей, оскалив зубы от запаха свежей крови. Сквозь задымленный воздух потрескивали лазерные разряды. Один из пехотинцев, пошатываясь, встал и в отчаянии попытался поднять мелтаган обугленными руками, но Нильс разнес его на куски последним зарядом штурмового болтера.

Стенмарк обнаружил командира батальона, который выбирался изпод груды тел, и, небрежно взмахнув мечом, снес ему голову. Ответный огонь противника нарастал: уцелевшие начали оправляться от первоначального шока. Он заметил целый взвод солдат, который, отступая на юг, открыл бешеный огонь по воинам Фенриса.

Рыча, Волчий Гвардеец уже собрался преследовать убегающих предателей, но Свен, размахивая цепным мечом на вершине следующего холма, выкрикнул:

– Путь свободен, мой лорд! Мы в полутора километрах от космопорта.

Стенмарк остановился. Сначала он не мог сообразить, о чем говорит Свен. Телохранители быстро окружили его, разя неприятеля меткими выстрелами. Микал чувствовал на своих губах кровь врагов и с жадностью смотрел на убегающих мятежников.

Он ощутил, как гдето далеко содрогнулась земля, будто упал тяжелый снаряд или раздался первый удар надвигающейся бури. Это заставляло его жилы дрожать, словно провода под напряжением, у него перехватывало дыхание.

Микал повернулся в поисках источника грома. Хаакон схватил его за руку.

– Что прикажешь, мой лорд? – спросил он хриплым голосом.

Стенмарк старался сосредоточиться на лице Хаакона. Он чувствовал, что мятежные войска отступают, удаляясь с каждым мигом, и жаждал настигнуть их.

– Мы… – начал он, изо всех сил стараясь вытянуть слова из красного прилива, накатившего на его разум: «Преследуй их! Свали их на землю и разорви им глотки!»

Обеспокоенный Хаакон нахмурился. Он, казалось, тоже чувствовал в воздухе чтото странное.

– Люди ждут, мой лорд, – сказал он.

– Люди… – повторил Стенмарк. Он глубоко вздохнул и указал в сторону склона. – Верно. Пойдем.

Волки строем двинулись за своим предводителем, который невозмутимо зашагал вверх по склону. Дойдя до вершины, он увидел раскинувшееся перед ним обширное пространство космопорта и усеянную телами зону сплошного поражения. Энергетические заряды и трассирующие очереди носились над заваленным трупами полем: имперские войска и силы мятежников вдоль дороги обменивались залпами.

Свен настороженно разглядывал поле.

– Быстрая и легкая пробежка – в порядке исключения.

Волчий Гвардеец свирепо замотал головой.

– Я уже достаточно набегался сегодня, – проворчал он. – Отсюда мы идем. – И, воздев к небу свой древний клинок, он зашагал вперед.

В течение десяти минут Космические Волки пересекали дымящуюся равнину на глазах у обеих сторон. Алый Коготь поймал свет заходящего солнца и засиял, словно вечерняя звезда, притягивая взгляды всех солдат в пределах видимости. Почти сразу же артиллеристы мятежников открыли огонь по медленно марширующим воинам, но лазерные разряды и снаряды стабберов ложились далеко от целей. Стенмарк продолжал идти размеренно, держа голову прямо. Случайный выстрел попал ему в бок, но, защищенный доспехами, он не сбился с шага.

Добравшись до середины пути, Волки услышали одобрительные возгласы, которые доносились с имперских укреплений. По мятежным войскам открыли ответный огонь, прикрывая героических космодесантников, раздались голоса поддержки Стенмарку и его людям. По группе окровавленных воинов стреляли все сильнее. Мятежники вели огонь гранатами с большой дистанции, осыпая звенящей горячей шрапнелью фланги Волков. С позиций мятежников на юге пронеслась ракета, но до цели не долетела.

Три сотни метров. Двести пятьдесят. Выстрел из тяжелого стаббера угодил Стенмарку в бедро, заряд разбился о броню, и осколки попали ему в ногу. Над головами свистели снаряды минометов и падали в землю впереди Волков, будто горящие кулаки.

– Прекрасный день для прогулки! – прокричал Свен сквозь грохот. Лазерный разряд ударил его в ногу, и Серый Охотник раздраженно провел пальцами по оставленной им отметине. – Хотя жаль, что букашки прыгают!

Они взбирались по длинному склону к первому из имперских окопов. Стенмарк уже различал чумазые ликующие лица солдат, зовущих его со своих огневых позиций. Им оставалось менее ста метров.

Он едва расслышал лязг гусениц гдето к западу, и с позиций мятежников понеслись мощные крики. Затем, слишком поздно, он услышал грохот пушки.

Все вокруг, казалось, замедлилось и поползло. Чувства Стенмарка сверхъестественно обострились. Он ощущал, как гудит перемещаемый воздух, когда тяжелый снаряд летит к ним, описывая дугу. Стенмарк оглянулся навстречу надвигающемуся року, и от его доспехов, зазвенев, словно крошечные колокольчики, отскочили кусочки земли и измельченные камешки.

Снаряд выглядел продолговатым темным пятном, которое лениво вращалось в воздухе. Стенмарк услышал, как рядом Свен резко втянул в себя воздух.

– Да защитит нас Всеотец, – произнес Серый Охотник, и мир взорвался землей и огнем.


РОТА ВОЛКОВ | Честь Волка | ЗАЛ ВОЛЧЬЕГО КОРОЛЯ