home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ЧЕСТЬ ВОЛКА

Первые тяжелые снаряды посыпались на оборонительные позиции имперских сил, когда Микал Стенмарк добрался до командного бункера. Обстрелу подверглись укрепления на востоке, земля ходуном ходила от взрывов, но сирена, предупреждающая об артобстреле, молчала. Персонал авгуров и связисты загружали все оборудование, какое смогли унести, на три тяжелых транспортера, когда Стенмарк вылетел из сумеречного полумрака. Солдаты и техники, занятые подготовкой бегства перед неминуемой атакой мятежников, бросились врассыпную, убираясь с дороги Космического Волка. Все вокруг смердело поражением, и это распаляло его еще больше.

У входа в командный бункер уже не осталось стражей, чтобы преградить путь Стенмарку, но узкий проход за ним заполнила вереница гвардейцев, которые в состоянии близком к панике тащили коробки с документами и ящики с оборудованием. Все они расступились при виде мрачного окровавленного лица Космического Волка и изо всех сил вжались в стену, чтобы пропустить закованного в броню гиганта.

Жжение под кожей Стенмарка превратилось в острую пульсирующую боль, которая добралась до его костей. На губах он чувствовал кровь, чтото непрестанно и все сильнее давило на его глаза изнутри. Он шел пошатываясь по коридорам бункера и, как обезумевшее животное, бешено колотил по стенам, оставляя в укрепленном феррокрите выбоины от бронированных кулаков.

Из оперативного штаба навстречу Стенмарку поспешно вышел техник с переносным логикустройством в руках. При виде гиганта с безумным взглядом человек застыл на месте, и Волчий Гвардеец жестоким пинком отшвырнул его назад в помещение. Тот с грохотом и воплем боли рухнул на пол, все еще бережно обнимая драгоценную машину.

Бо льшую часть оборудования уже вынесли из помещения, и пара десятков солдат и штабных офицеров напряженно трудились, отключая и упаковывая оставшееся. Внезапный шум привлек всеобщее внимание, и бурный гул разговоров в комнате резко стих. Заметив жуткий вид Стенмарка, несколько гвардейцев украдкой взялись за свои лазганы.

Ледикомандующая Ательстан стояла на сцене в дальнем конце комнаты в окружении нескольких старших офицеров. Мужчины держали в руках коробки, разбухшие от карт и информационных планшетов, и, похоже, готовы были покинуть помещение по первому сигналу. Все они повернулись при внезапном появлении Волчьего Гвардейца, и руки их потянулись к лазпистолетам.

Ательстан нахмурилась при виде окровавленного Волка.

– Поосторожнее с моим оборудованием, – холодно предупредила она. – Эти логикустройства трудно достать.

Стенмарк ощетинился в ответ на издевательский тон генерала.

– Что это значит? – спросил он.

– Мне казалось, что это очевидно! – выпалила Ательстан. – Противник выдворил нас из столицы и готовит завершающее наступление на космопорт. Теперь я должна озаботиться тем, чтобы сохранить как можно бо льшую часть своих сил, пока еще есть время. Если бы ты побеспокоился ответить хоть на одно из моих обращений по воксу, ты бы знал об этом уже несколько часов назад.

– Ты удираешь от врага! – проревел Стенмарк.

Его свирепый голос заставил гвардейцев побледнеть, но Ательстан видала и не такое.

– Будьте осторожны, сэр, – посоветовала она. – Я не в том настроении, чтобы сносить оскорбления.

Стенмарк зашагал к сцене, крепко сжав силовой меч. Голова болела так, что он даже думать не мог. Казалось, что от неимоверного давления у него разбухает череп. Взмахнув сжатым кулаком, он разнес на кусочки стол.

Ошеломленные гвардейцы бросились врассыпную с его пути и вскинули оружие.

– Где твоя честь?! – прорычал Стенмарк. Слова были едва различимы, поскольку губы Волчьего Гвардейца туго натянулись над выступающими вперед клыками. – Наши войска надежно окопались. У нас есть тяжелое оружие, и мои люди хорошо оснащены.

– Сколько у тебя осталось людей?! – рявкнула в ответ генерал. – Мы с полудня не смогли связаться ни с кем за пределами столицы. Мои люди изнурены, их хваленое тяжелое оружие осталось почти без боеприпасов. Единственное, что мы можем здесь сделать, – это умереть, и я не буду разбрасываться впустую жизнями хороших солдат в безнадежном деле.

Ательстан коротко кивнула офицерам и посмотрела на свой хронометр.

– Вотвот пора будет связаться с «Хольмгангом», – заметила она. – Я собиралась просить, чтобы они вернулись на Чарис и прикрыли наш отход, а потом они смогут обрушить на космопорт и столицу все, что у них есть. Мы можем, по крайней мере, заставить противника заплатить за то, что он сосредоточил так много войск в одном месте.

Она с офицерами спустилась со сцены и приблизилась к Волчьему Гвардейцу.

– Теперь, когда ты здесь, я могла бы с твоей помощью убедить «Хольмганг» поддержать наш план вывода войск. – Генерал прищурилась и внимательно рассмотрела лицо Стенмарка. – Что с тобой? – озабоченно нахмурилась она. – Что с твоими глазами?

«Я тебе этого не позволю!» Вместо этих слов, прозвучавших в голове Стенмарка, все остальные услышали лишь глубокое, плавное рычание. На Волчьего Гвардейца нахлынула волна дикой боли, и Алый Коготь опустился на пол оперативного штаба с резким лязгом.

«Лучше смерть, чем это!» За этими словами последовал дикий вой. Прижав к лицу руки, Стенмарк почувствовал, как кости под кожей начали изменяться.

– Благословенный Император! – воскликнула Ательстан. – Он страдает от какогото приступа. – Она повернулась к своим людям. – Идите и приведите жреца, быстро!

– Слишком поздно для жреца! – прорычал Волчий Гвардеец. Он вскинул голову, его лицо превращалось в зубастую морду. Могучие челюсти разверзлись на ошеломленного генерала и ее офицеров. – Проклят! – провыл он. – Я проклят!

Завопив от ужаса при виде преображения Стенмарка, гвардейцы подняли свои винтовки. Энергетические заряды разрывались о терминаторские доспехи Волчьего Гвардейца, не причиняя ему никакого вреда.

Стенмарк, которым управлял лишь животный инстинкт, рванулся вперед и раскидал гвардейцев по комнате ударами могучих кулаков. Трещали кости. Люди кричали в смертельных муках, и в воздухе повис запах крови.

Ледикомандующая Ательстан, сыпля проклятиями, потянулась к хеллгану, висящему на бедре. Открыв клапан кобуры, она вытащила оружие в тот момент, когда зубы вульфена сомкнулись на ее горле.

Гдето посредине звездной системы Чариса «Хольмганг» и его корабли сопровождения безмолвно дрейфовали в ледяной бездне. Боевая баржа неделями играла с кораблями Хаоса в смертельную игру кошкимышки в астероидном поле на краю системы, но хитроумный капитан «Хольмганга» развернулся в обратном направлении и проскользнул через вражеский кордон незамеченным. С той поры корабли Космических Волков плавно двигались по параболической траектории назад к агромиру, на котором шла война, приближаясь к нему с каждым днем.

Капитан корабля и его заместители собрались в каюте связи и пристально наблюдали, как отсчитывает минуты хронометр, установленный над воксстанцией. Режим «Натянутой проволоки» требовал присутствия по крайней мере трех офицеров командного состава для подтверждения приема сигнала, предусмотренного графиком. Когда на чаше весов лежит судьба имперской планеты, ошибки недопустимы.

Минуты уходили одна за другой. Никто не разговаривал. Тишина в каюте связи нарушалась лишь спокойным жужжанием воксов и призрачным шепотом помех. В назначенное время офицеры подняли головы к потрескивающему громкоговорителю вокса и прислушались. Секунды шли, они ждали, и их лица мрачнели. Миновала целая минута, затем другая, пока в конце концов капитан корабля не принял решение. С церемониальной торжественностью он протянул руку и нажал выключатель. Вокс умолк.

В течение часа соответствующие приказы были переданы остальным кораблям флота. Раскалившись, двигатели вернулись к своей бурной жизни, и корабли Космических Волков набрали скорость. В трюме Железные Жрецы, облачившись в свинцовые одеяния, начали обряды атомного искупления, они снимали большие печати, чтобы пробудить циклонные торпеды. Времени оставалось немного.

«Хольмганг» достигнет Чариса менее чем через четыре часа.

План Булвайфа был прост и прямолинеен. Получив от него несколько коротких указаний, Торвальд покинул пещеру, чтобы привести его в действие. А затем оставалось только ждать.

Волки провели это время, так же как их предки в старину, рассказывая истории о кампаниях, в которых сражались, и врагах, над которыми взяли верх. Булвайф и его воины говорили о Великом Крестовом Походе и сражениях, в которых бились рядом с Леманом Руссом. Они рассказывали свои истории на старом языке Фенриса, нараспев, как древние саги. Рагнар узнавал об исчезнувших цивилизациях и давно погибших расах. Булвайф – одаренный рассказчик – живописал сброс десанта в пламя сражений и грандиозные наземные битвы, отчаянные бои и героические обороны – все это ради молодого и многообещающего Империума.

Они говорили о самом Руссе, не о благословенном примархе Руссе, но о черноволосом воине с пламенным взглядом, который был в большей степени волком, нежели человеком. Они рассказывали о его грубости и несдержанном сердце, о его диких клятвах и мелочном соперничестве, о его меланхоличном нраве и беспощадном гневе.

– Он нас с ума сводил, – сказал Булвайф с сожалением. – Помню, однажды он так разозлил Хоруса, что я думал, у них дело дойдет до драки. Всеотец встал между ними, и Леман врезал ему в челюсть.

Рагнар выпучил глаза:

– А что потом было?

Булвайф хохотнул:

– Всеотец так вдарил Леману, что он пробыл без сознания целый месяц. Провел оставшуюся часть кампании лежа на спине на борту боевой баржи.

Один из вожаков стай Булвайфа, воин по имени Дагмар, покачал головой и тихо засмеялся.

– Это был у нас самый спокойный месяц за все время, – отметил он, и его товарищи рассмеялись вместе с ним.

– Леман не разговаривал с Всеотцом почти целый год, но в конце концов они помирились, – сказал Волчий Лорд с усмешкой. – Так уж они вели себя: как ярл с сыновьями, всегда пререкались изза разных пустяков, но никогда не забывали об узах крови и родства. – Булвайф умолк, и его улыбка угасла. – Ну, не до самого конца.

Торин наклонился вперед, упершись локтями в колени. Его глаза отливали желтым в холодном свете костра, а на лице появилось озабоченное выражение.

– В легендах говорится о том, что Русс послал вас в варп закончить то, что было начато на Просперо.

– Неужели? – непринужденно откликнулся Булвайф, но его синие глаза смотрели настороженно. – Похоже, это интересная история. Тебе придется ее рассказать мне какнибудь.

Вокруг костра воцарилась тишина. Рагнар бросил косой взгляд на Волчьего Лорда.

– Вы прибыли на эту планету, потому что Торвальд, бросив руны, вытащил Копье, – напомнил он. – Что вы ожидали найти?

Волчий Лорд рассматривал молодого Космического Волка долгую минуту.

– Ты уже ответил на этот вопрос, – осторожно сказал он. – Я пришел в поисках Копья, и теперь ты помог мне найти его.

– Но ведь дело не только в Копье, верно? – продолжал Рагнар. – Ты и понятия не имел о том, что Леман пропал десять тысяч лет назад и что он оставил свое Копье на Гарме. Ты ожидал, что найдешь его здесь.

Булвайф одарил Рагнара волчьим оскалом.

– Леман пропал так же, как и мы, – ответил он. – Мне неизвестно, куда он направился, но вот что я знаю: он очень давно дал нам клятву и однажды он ее сдержит.

– Как ты можешь быть так уверен? – спросил Торин.

Волчий Лорд усмехнулся.

– Потому что, братишка, Леман Русс был подчас негодяем и дурнем, топором стукнутым, но он всегда держал слово, чего бы это ему ни стоило. – Волчий Лорд уставился в призрачное пламя. На долю мгновения Рагнар вновь увидел в синих глазах воина ужасную усталость. – Этот день придет… в свое время.

Слабый лязг доспехов привлек внимание собравшихся воинов. В пещеру вернулся Торвальд и быстро прошел к свету костра.

– Дело сделано, – коротко сказал он, усевшись на свою скамью.

Рагнар, нахмурившись, посмотрел на холодные синие языки пламени.

– Почему вы так уверены, что Тысяча Сынов попадутся на удочку?

– Потому что мы – кинжал у них в боку вот уже десять тысячелетий, – заявил Торвальд. – Их чернокнижники всегда вынюхивают наши следы, дожидаясь малейшей ошибки, которая выдаст наше присутствие. Сейчас я им такую подкинул. Я позволил охранным заклятиям, скрывающим наш лагерь, выйти из строя на кратчайший миг, прежде чем снова их активировать.

– Но почему ты так уверен, что они заметили эту оплошность? – не отступал Рагнар.

Рунический Жрец фыркнул:

– А ты что, братишка, думаешь, с кем мы тут сражаемся? Конечно они заметили!

– И они направят сюда всех воинов и демонов, каких только смогут собрать, – добавил Булвайф.

– Тогда почему же мы еще здесь? – раздраженно поинтересовался молодой Космический Волк.

– Как почему? Чтобы сразиться с ними, разумеется! – ответил Булвайф. – Если прибудет их банда и обнаружит, что лагерь покинут, они заподозрят уловку и вернутся в город как можно скорее. – Волчий Лорд поднял свой черный как смоль топор и положил его на колени. – Поэтому мы дадим им броситься в ловушку и позаботимся о том, чтобы эти дьяволы были как следует заняты, пока вы не пробьетесь в храм и не вернете Копье Русса.

Это известие ошеломило Рагнара. Бросив быстрый взгляд на Торина и Хаэгра, он заметил, что они поражены. Он ожидал, что Булвайф и его более опытные воины потребуют себе привилегию противостоять Мэдоксу и вернуть артефакт.

– Это великая честь, мой лорд, – выдавил он.

– Да ничего подобного, – раздраженно заметил Булвайф. – Больше всего на свете мне хотелось бы разорвать Мэдокса на части голыми руками, но, если меня не увидят здесь с моими войсками, враги смогут разгадать наш трюк. – Он оценивающе посмотрел на Рагнара и его товарищей. – Как мы понимаем, Мэдоксу неизвестно, что вы здесь. Поэтому вы останетесь в пещере, пока не разгорится бой.

Рагнар лихорадочно соображал, пытаясь разобраться в скрытых элементах обманчиво простого плана Волчьего Лорда.

– Если мы будем здесь, когда начнется атака, как же, во имя Моркаи, нам попасть в город незамеченными?

В холодных глазах Волчьего Лорда плясали искорки веселья.

– Клянусь Всеотцом, ты задаешь больше вопросов, чем Кровавый Коготь! – сказал он. – Достаточно сказать, что у нас есть коекакие секреты, о которых не подозревают даже Тысяча Сынов. – Он сделал знак Сигурду. – Собери своих подопечных, жрец, и приведи их сюда, – приказал он. – Ждать осталось уже немного.

Сигурд молча кивнул и отправился на поиски Харальда и его товарищей. После того как он ушел, Волчий Лорд вновь повернулся к своим гостям со слабой улыбкой:

– А теперь, братишки, поговорите с нами о далеком Фенрисе. Расскажите нам истории о нашем доме.

Эта неожиданная просьба застала Рагнара врасплох. Он никогда не считал себя хорошим рассказчиком, а когда почувствовал на себе взгляды Булвайфа и его командиров, у него и вовсе все из головы вылетело. Пока молодой Космический Волк отчаянно пытался вспомнить чтонибудь стоящее, повисла неловкая тишина, но тут, сделав глубокий вдох, заговорил Торин. Сначала его голос звучал грубовато и неуклюже – сказывалось влияние зверя внутри, но, по мере того как Торин повествовал о высоких утесах и грохочущих соленых волнах островов, он менялся на глазах. Его голос стал сильнее, более плавным, обретая приятные модуляции скальда, и старые воины сосредоточенно слушали о том, что случилось со времен Ереси.

Булвайф и его Волки поразились тем переменам, которые произошли с Империумом в их отсутствие. Они помрачнели, узнав, что после мятежа Хоруса их славный легион сократился до ордена, и обменялись задумчивыми взглядами, услышав об уходе Русса. Но наибольшим вниманием с их стороны пользовались истории, никак не связанные с войнами или борьбой. Они хотели слышать о своей родной планете, о бушующих морях и высоких горах, о Времени Льда и Времени Огня. Они спрашивали о рыбной ловле у Кракеновых островов, о том, какие кланы процветают, а какие пропали с течением веков. Они спрашивали о деревнях и народах, которые исчезли века назад, о легендах, которых никто сейчас не мог вспомнить. Рагнар слушал и наблюдал за старыми Волками и видел на их лицах чувство потери.

Вскоре вернулся Сигурд, ведя за собой шаркающую стаю настороженных зверей, которые некогда были людьми. Рагнар смотрел, как они собрались вокруг жреца на почтительном удалении от огня, и слышал, как Сигурд говорит с ними тихим успокаивающим голосом. Инквизитор Вольт и Габриэлла удалились из круга и сели, скрестив ноги, на груде шкур в дальнем конце пещеры. Навигатор склонила голову и крепко закрыла глаза. На мгновение Рагнар подумал, не подойти ли к ней, но затем вспомнил выражение ужаса на ее лице, когда она узрела вульфена внутри его. «Все мы – отверженные, – с горечью осознал он. – Все мы сбились с пути».

Пока Торин повествовал, Хаэгр провел широченными ладонями по своему усатому лицу и на некоторое время уставился в костер. Немного погодя он принял решение и стал потихоньку искать чтото в полевых сумках, притороченных к поясу. Медленно, осторожно он извлек низкий и широкий цилиндр размером с мелтабомбу и бережно положил его на колени. Затем он протянул руку за спину и извлек оттуда свой огромный рог для питья.

Рагнар смутно уловил шипение выходящего воздуха и сначала не обратил на это внимания. Потом он заметил ощутимую перемену в поведении воинов, сидящих вокруг костра. Старые Волки с сосредоточенным видом подались вперед. Даже лорд Булвайф перестал слушать Торина и наблюдал за каждым движением Хаэгра.

К этому моменту Торин также заметил эту перемену и умолк. Хаэгр тем временем поставил пустой цилиндр на каменный пол и начал поднимать пенящийся рог к губам.

– Это эль? – спросил Дагмар, облизнувшись. Его голос звучал почти благоговейно.

– Да, – ответил Хаэгр с широкой улыбкой. – Хороший коричневый эль с Железных островов, налитый из бочонков, хранившихся в глубоких погребах Клыка, – с гордостью поведал он. – Я берег его для особого случая, и, кажется, он пришел! Привезти его в такую даль с Фенриса – да это целая сага, скажу я вам. – Он поднял рог, приветствуя воинов. – Ваше здоровье!

– У нас не было и капли эля во рту целых шесть тысяч лет, – задумчиво сказал Булвайф, оценивающе глядя на рог.

– Шесть тысяч триста двадцать два года, восемнадцать дней, шесть часов и двадцать одну минуту, – уточнил Дагмар, – примерно.

Хаэгр замер, край рога касался его губ. Он переводил взгляд с одного страждущего лица на другое.

– Ну, думаю, я мог бы предложить вам попробовать, – нехотя произнес он, – по глоточку, вы ведь понимаете…

– Вот и прекрасно! – воскликнул Булвайф, страстно потянувшись к рогу. Взяв его из рук Хаэгра, он высоко поднял рог. – Сделаем по большому глотку, парни! В следующий раз мы попробуем его в Залах Русса! Ваше здоровье!

– Ваше здоровье! – закричали воины, которые поднялись со скамей и столпились вокруг своего лорда.

Хаэгр наблюдал за этим неистовством с застывшей на лице растерянной улыбкой.

По извилистому туннелю прокатился приглушенный гром, за которым последовал негромкий волчий вой. Булвайф и его воины замерли, забыв про празднество. Затем снова загромыхало, на сей раз отрывисто и резко – так барабанит тяжелый болтер.

– Началось, – сказал Волчий Лорд.


ЗАЛ ВОЛЧЬЕГО КОРОЛЯ | Честь Волка | ОБРЕЧЕННЫЕ