home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ОБРЕЧЕННЫЕ

Низко пригнувшись, Свен побежал по окопу, перебираясь через изуродованные тела гвардейцев и оставив за спиной огневую позицию, на которую обрушился болтерный и ракетный огонь. Артиллерия мятежников продолжала обстрел, поливая ураганом шрапнели и сотрясая землю за линией имперской обороны. Взрывы яростно сверкали в темноте, раскрашивая разрушенные укрепления в зловещие цвета и покрывая их длинными зазубренными тенями.

Серый Охотник пробрался по окопу метров на десять, а затем высунулся из него и взмахнул болтером в сторону зоны сплошного поражения.

Массированные атаки мятежных войск наконец прекратились, и разбросанные взводы пехоты и группы завывающих мутантов пробирались вперед метр за метром по телам мертвых сородичей. Свен подловил небольшую группу предателей в тот момент, когда они выбирались из дымящейся воронки, и снес их выстрелом из болтера с одной руки. «Осталось двенадцать зарядов», – подумал он и пригнулся, чтобы уклониться от ответного огня, который прошелся по изрытому выстрелами брустверу.

Еще один залп накрыл ту часть окопа, где находился Свен, так что он чуть не рухнул лицом вперед, и обдал его ливнем земли и кусков феррокрита. Космический Волк услышал свирепую ругань, которая донеслась спереди из заваленной трупами траншеи, и увидел громадного воина в доспехах. Тот опустился на колени, прижимая руку к шее сбоку. Оскалив зубы, молодой Серый Охотник протиснулся к раненому Космическому Волку.

Это был Гуннар, один из вожаков стай Длинных Клыков. Яркокрасная кровь струилась между пальцами старого Волка, она заляпала его покрытый грязью нагрудник. Свен вытаращил глаза.

– Тяжело ранили, брат? – спросил он, перекрикивая рев вражеских снарядов.

Скорчив гримасу, Гуннар сплюнул на землю кровь.

– Бывало и похуже, – проскрежетал он, показав клыки в красных пятнах. Кракракета врезалась в бруствер, выхватив очертания лиц из темноты желтооранжевой вспышкой. Оба Волка пригнулись, пропуская над головами поток шрапнели. – Не думаю, что мы им по нраву, – заметил Гуннар.

Свен не смог удержаться от усмешки.

– Вполне согласен, – поддержал он. – А где остальные из твоей стаи?

– Торин и Микал в пятнадцати метрах в ту сторону, – ответил командир стаи, мотнув головой в направлении окопа слева. – Не знаю, куда подевались Иво и Ян, но пусть надеются, что враги найдут их прежде, чем я!

Свен покачал головой.

– Я тоже потерял следы Юргена и Борса, – сообщил он. – То они были рядом, а через минуту…

– Понятно, – Гуннар осторожно отнял руку от раны в шее. – Думаю, Иво и Ян могли услышать о приказе отступать и оттянулись назад. Мой вокс не работает.

– Мой тоже, – признался Свен. – Все идет не так, вот что я скажу.

– Ты видел Стенмарка?

– Пару часов назад он понесся в командный бункер, и с тех пор я его не видел, – ответил Свен.

Длинный Клык, издав низкое рычание, поднялся над бруствером и быстро выпустил очередь. Из зоны сплошного поражения донеслись крики.

– Сейчас самое время Береку восстать со своего смертного ложа и разобраться со всем этим, – сказал Гуннар, вернувшись в укрытие.

– Нереально, – пробормотал Свен. Взяв болтер на изготовку, он ожидал, когда спадет волна ответного огня. Тут его внимание привлекло какоето движение поодаль в окопе. – Ктото идет, – указал он на фигуру в доспехах, которая быстро пробиралась к двум Волкам.

Гуннар настороженно уставился на приближающегося.

– Это Серебряный Язык, – отметил он. – Может быть, сейчас мы получим хоть какието чертовы ответы.

Скальд выглядел не лучше их. Его вытянутое лицо покрывали потеки крови и полосы сажи, нагрудник и наплечники испещрили неглубокие выбоины от пуль большого калибра.

– Ктонибудь из вас видел Стенмарка? – спросил он, подойдя к двум Волкам.

Свен и Гуннар обменялись косыми взглядами.

– Мы надеялись, ты его видел, – признался Длинный Клык.

– После того как он направился в командный бункер – нет, – ответил скальд. – Его Волчья Гвардия удерживает примерно километр окопа позади меня, но мне не удалось найти больше никого, кроме вас двоих.

Прямо над головами Волков провизжала, словно банши, ракета, так что Свен, вытянув руку, мог бы ее коснуться.

– Происходит чтото странное! – прокричал Серый Охотник. – Что с выводом войск? Я думал, мы отходим к кораблям.

– Предполагалось, что Ательстан отдаст приказ более часа назад, – ответил Серебряный Язык. – Некоторые из гвардейских частей уже отступили.

– Оттянулись? – зло повторил Гуннар. – Они отступают по всей линии фронта! Если мы ничего не предпримем в ближайшее время, это превратится в беспорядочное бегство!

Как нарочно, в этот момент вдоль всей линии имперской обороны раздались вопли и крики ужаса. В свете огненных вспышек вражеского артобстрела Свен заметил жуткие изгибающиеся фигуры, они поднимались из окопов, расшвыривая по сторонам рваные куски мяса, которые мгновениями раньше были людьми.

– О зубы Моркаи! – воскликнул Серый Охотник. – Охранные заклятия! Чертовы заклятия пали!

Потрепанные шатающиеся фигуры выкарабкивались и выползали из окопов, ведя бешеный огонь по нечестивым монстрам, возникшим среди них ниоткуда. Для гвардейцев, которых бесконечно длинный день, полный крови, стали и огня, довел до предела, это стало последней, невыносимой каплей.

Затем из глубины зоны сплошного поражения донесся жуткий грохочущий барабанный бой. Убегающие солдаты стали падать один за другим, настигнутые точными попаданиями массреактивных снарядов.

Три Волка мрачно переглянулись. Они знали, что это за звуки и что они предвещают.

Свен высунулся изза бруствера в поисках целей. По зоне сплошного поражения маршировала шеренга фигур в синем с золотом.

Тысяча Сынов шагали, словно железные боги, мимо съежившихся войск мятежников. Жуткие огни сияли из глазных отверстий изукрашенных шлемов и просачивались из стыков древних доспехов; их покрытое рунами оружие несло смерть убегающим гвардейцам.

Помянув шепотом Всеотца, Свен навел болтер на одного из надвигающихся воинов и дал быструю очередь. Выстрелы попали в нагрудник врага и пробили в его шлеме дыру размером с кулак. Десантник Хаоса пошатнулся, из раны полыхнули языки пламени, но он тут же выстрелил в ответ.

Про клятые пули оставили выбоины на бруствере и разорвались рядом с правым наплечником Свена. Нырнув обратно в укрытие с яростным проклятием, Волк рассеянно размазал тыльной стороной ладони кровь от осколочной раны на щеке.

Выглянув из окопа, Гуннар вновь пригнулся: по брустверу дали еще одну очередь.

– Подождем, когда они доберутся до линии окопов, и дадим им попробовать на вкус наши клинки, – заявил Длинный Клык.

Моргрим Серебряный Язык покачал головой.

– Втроем мы этого не остановим, – сказал он. – Полки Гвардии отступают по всему фронту, и наши братья изолированы. Нам нужно восстановить командование и контроль, или нас отрежут и уничтожат!

– Как? – прорычал Свен. – Воксы глушат.

Серебряный Язык окинул взором космопорт, лежащий в клубах дыма, и принял решение.

– Направимся в командный бункер! – объявил он. – Мы можем использовать вокссистему дальнего действия, чтобы собрать как можно больше войск и сформировать арьергард.

Свен глянул на лежащий вдалеке бункер и мрачно кивнул.

– Пошли! – проворчал он. – Это место не хуже других для последней битвы.

Эскадра рейдеров Хаоса засекла «Хольмганг» своими приборами на полпути к Чарису и развернулась на перехват. Операторы авгуров изучали неизвестные цели, пытаясь определить их характеристики, артрасчеты поспешили к орудиям, торпедисты тянули грузовые цепи покрытых рунами снарядов. Командиры взывали к своим нечестивым богам и приказывали дать самый полный ход. Многочисленные награды были объявлены первому экипажу, который обнаружит ненавистные корабли Волков и заставит их принять бой.

Корабли Хаоса, развернувшись на пути «Хольмганга» широкой дугой, раскинули смертоносный невод. Сходясь на максимальной скорости, обе группировки достигли предельной досягаемости орудий в считаные мгновения. Операторы авгуров, бормоча отчаянные заклинания, ломали головы над светящимися на экранах значками и были застигнуты врасплох, когда неустановленные корабли скрылись за целым облаком мерцающих источников энергии.

По команде оставшиеся «Громовые ястребы» из боевой группировки «Хольмганга» рванули вперед на предельной скорости и вышли из зоны сенсорной тени своих базовых кораблей. К тому моменту когда командиры кораблей Хаоса осознали, что происходит, штурмовые корабли уже заходили на атаку.

Через пятнадцать секунд корабли Волков прошли сквозь расползающиеся тучи обломков рейдеров Хаоса. Свет этих мощных взрывов достигнет эскадрилий охотников, крадущихся в астероидных полях, через несколько часов, но к тому времени будет уже слишком поздно.

Судьба Чариса решена.

Очередной громкий взрыв прокатился по извилистому туннелю, приведя в движение воздух в пещере и заставив языки пламени искриться и гаснуть. Запах дыма и обгорелой плоти достиг Космических Волков, вульфены опустили головы и зарычали. Сигурд расхаживал между бывшими Кровавыми Когтями, читая молитвы твердым, спокойным голосом.

По кивку Булвайфа вожаки стай выбежали из пещеры, оскалив зубы и с оружием на изготовку. Волчий Лорд вернул рог Хаэгру и поднял свой черный как смоль топор. Странное абсолютное спокойствие окутало, словно плащом, древнего воина, когда до них долетели слабым эхом звуки боя из долины. Он повернулся к Руническому Жрецу, его глаза горели, будто праздничные костры.

– Доставь их как можно ближе, – велел Булвайф, – и оставайся с ними до конца.

– Пока не закончится битва, мой лорд, – обещал Торвальд. – До победы или до смерти. Я клянусь тебе в этом.

Булвайф кивнул и пожал руку Рунического Жреца на прощание. Затем он повернулся к Рагнару.

– Твоя судьба ждет, брат, – молвил он. – Неизвестно, как много врагов мы выманили из города, но не нужно обращаться к рунам, и так понятно, что впереди у тебя – жестокая битва. – Он протянул руку. – Сражайся на славу, Рагнар Черная Грива, и держи свои клятвы. Честь нашего братства, нет, выживание самого Фенриса – в твоих руках.

Рагнар стиснул запястье Булвайфа.

– Копье вновь будет нашим, мой лорд, – яростно заявил он, – чего бы это ни стоило.

Волчий Лорд сощурился, услышав мрачную клятву Рагнара.

– Даже ценой всего, что тебе дорого? – спросил он. – Даже ценой своей души?

Слова Булвайфа испугали молодого Космического Волка, но он ответил без тени сомнения:

– Даже так, мой лорд.

С грохотом и хрипом гидравлики из тени приковылял сервитор, который принес отполированный серебряный шлем в форме рычащей волчьей головы. Булвайф взял шлем и минуту разглядывал его покрытую глубокими царапинами поверхность.

– Помни все, что я сказал тебе, – предупредил он Рагнара. – Война внутри. Война снаружи.

Затем лицо Волчьего Лорда исчезло под рычащей маской, и он быстро покинул пещеру, отправившись на звук выстрелов.

– Бесконечная война, – тихо продолжил Рагнар и почувствовал, как разросся вульфен в его груди.

Как только Булвайф ушел, Рунический Жрец повернулся к собравшимся Волкам.

– Пора! – произнес он, поднимая топор. – Соберитесь вокруг меня, братья!

Рагнар повернулся к Торину и Хаэгру. Старший Волчий Клинок уже стоял с оружием наготове, тогда как его массивный товарищ безутешно уставился в глубины своего пустого рога для эля. По пещере разносились вполголоса произносимые суровые слова: Сигурд обращался к вульфену с благословением железа.

Инквизитор Вольт прикоснулся к руке Габриэллы, и навигатор, пару раз моргнув, открыла глаза. Они тихо обменялись несколькими словами, а затем медленно поднялись на ноги. Рагнар смотрел, как они приближаются, с глубокой озабоченностью на лице.

– С тобой все в порядке? – спросил он навигатора, когда они подошли.

Габриэлла подняла взгляд на молодого Космического Волка и решительно улыбнулась.

– Разумеется, – спокойно сказала она. – Не беспокойся обо мне.

Сдержанный тон навигатора поразил Рагнара словно удар. В замешательстве молодой Космический Волк насупился, но не успел он и рта раскрыть, как заговорил старый инквизитор.

– Я просил леди Габриэллу попытаться вступить в контакт с ледикомандующей Ательстан или лордом Стенмарком и предупредить их о плане Мэдокса, но безуспешно. Хотя Чарис и теневая планета являются продолжениями друг друга, возмущение в эфире слишком сильно, чтобы ее разум мог проникнуть сквозь него.

– Мне нужна физическая связь с ними, на которой я могла бы сосредоточиться, – пояснила Габриэлла. – Тогда все было бы подругому.

Молодой Космический Волк поразмыслил немного, но в конце концов покачал головой.

– Не могу придумать ничего такого, что помогло бы, – проворчал он, испытывая раздражение оттого, что вновь подвел Габриэллу.

– Ладно, – сказал Вольт со вздохом, хотя в его взгляде читалась озабоченность. – Будем надеяться, что они продержатся до того, как мы тут все исправим.

Рагнар хмуро кивнул. Бросив последний взгляд на Габриэллу, он повернулся к Руническому Жрецу.

– Мы готовы, Торвальд, – сообщил он. – Скажи нам, что мы должны делать.

Старый Рунический Жрец обвел взглядом собравшихся воинов и сделал глубокий вдох. Бледноголубые дуги энергии потрескивали вдоль его топора, и бородатое лицо Торвальда расплылось в зловещей усмешке.

– Прислушивайтесь к моему голосу, братья, – пророкотал он. – Прислушивайтесь хорошенько и следуйте за мной.

Затем жрец откинул назад голову и принялся читать нараспев, и слова его звенели, как удары молота в пространстве, отзывающемся эхом. Между топором и жрецом проскакивали дуги психосилы, интенсивность которых нарастала с каждым мгновением. Рагнар ощущал, как от невидимых энергий у него мурашки поползли по телу. Вульфены рычали и щелкали челюстями в этой заряженной атмосфере, прищурив от страха желтые глаза. Молнии расходились лучами в стороны от Рунического Жреца, дуги слились в синебелую дымку, которая окружила воинов ореолом ослепительного света. Рагнар услышал, как Габриэлла издала испуганный крик, и затем пол пещеры, казалось, наклонился и толкнул молодого Космического Волка в нарастающую бурю.

Рагнар ощутил на лице сухой пустынный ветер и услышал крики своих товарищей, которые эхом доносились сквозь дымку. Попытавшись понять, что происходит, он почувствовал, что его начинает охватывать паника. Его разум старался удержать мысленный образ пещеры Волчьего Лорда, но ощущения от его шагов не совпадали с тем, что он помнил. Чем быстрее он шел, тем, казалось, сильнее уходила под откос земля, пока ему не почудилось, что он бежит вниз по холму. Голос Торвальда при этом грохотал подобно грому. Рагнар сосредоточился на распевном чтении Рунического Жреца и продолжал бежать, надеясь, что внушительная фигура старого воина вотвот возникнет из кружащегося вихря.

Потом, когда Рагнару показалось, что буря не прекратится никогда, белая дымка рассеялась, будто туман, и молодой Космический Волк обнаружил, что он идет, шатаясь, как пьяница, по засыпанной обломками улице. Над ним тянулось открытое небо, темное и пустое, окаймленное зазубренными остовами выжженных зданий. Оступившись на большом куске разломанной каменной кладки, Рагнар упал на одно колено, яростно и безмолвно сыпля проклятиями. Над поверхностью его доспехов курились серые завитки дыма.

Позади молодого Космического Волка раздались ругательства и удивленные вскрики. Рагнар услышал, как Торвальд издал предостерегающее шипение.

– Тихо! – предупредил Рунический Жрец. – Ни звука.

Молодой Волчий Клинок вскочил на ноги с оружием наготове, внимательно осматриваясь. Впереди, насколько хватало глаз, тянулись руины. Дорогу перед ним покрывали воронки от снарядов, но на ней не было видно ни транспортных средств, ни тел. Вдали Рагнар разглядел широкое сооружение, похожее на крепость, которое нависало над километрами разрухи.

Из темного дворца поднимался столб движущейся, пульсирующей энергии, словно вплетенный в ночь горящей нитью. Даже на таком большом расстоянии это зрелище наполнило Рагнара страхом.

Он понял, где они оказались. Торвальд перенес их на самый край теневого города.

– Как? – выдохнул он, поворачиваясь к Руническому Жрецу. – Что это за колдовство?

Торвальд был окутан паром, будто клинок, который извлекли из бочонка с водой после закаливания. Он свирепо усмехнулся, а в его седой бороде засверкали крошечные молнии.

– За время нашей долгой охоты мы овладели коекакими секретами врага, – ответил он. – Острый ум и отважное сердце могут достичь многого даже в этом ужасном месте. Я могу покрывать расстояние в многие лиги всего лишь за несколько шагов, до тех пор пока вижу в уме место назначения. – Рунический Жрец заговорщически подмигнул. – Вскоре мы сможем ходить между мирами, как наши враги.

Из тени на другой стороне улицы, напротив Торвальда, выступил инквизитор Вольт.

– Гордыня предшествует падению, жрец, – предостерег старик. – То, о чем ты говоришь, – на грани проклятия.

Торвальд смерил инквизитора суровым взглядом:

– Мы провели последние десять тысяч лет здесь, Вольт. Мы забыли о проклятии больше, чем ты когдалибо о нем узнаешь.

Вокруг Рунического Жреца быстро скользили темные фигуры. Вульфены скоро оправились от потрясения внезапного перемещения, и, что бы ни происходило в их разуме, умения и навыки – результат обучения – их не покинули. Принюхиваясь к воздуху, бывшие Кровавые Когти в сопровождении Сигурда безмолвно скользнули в тень по обеим сторонам заваленной обломками улочки. За спиной Вольта возникли Хаэгр и Торин, настороженно вглядываясь в небо, освещаемое молниями. Габриэлла шагала между ними, ее шишковидный глаз светился как факел.

– Мы на юговосточном крае города, – продолжил Торвальд. Он указал на восток. – В нескольких сотнях метров в ту сторону лежит главная городская транзитная дорога, но там почти невозможно продвигаться скрытно.

Рагнар кивнул, вдыхая спертый, как в усыпальнице, воздух и пытаясь мыслить ясно. Он попрежнему чувствовал проклятие, терзающее его изнутри. «Сосредоточься на задании», – подумал он.

– С чем мы можем здесь столкнуться?

Рунический Жрец пожал плечами:

– Ничего не могу сказать. Никто из нас не заходил дальше. – Он обвел разрушенные городские кварталы взглядом желтых глаз. – Это место сильно изменилось с тех пор, как я был здесь в последний раз, и нет никаких признаков патрулей. Кажется, план Булвайфа сработал.

– Или Имперские войска на Чарисе выведены из столицы, – заметил Вольт, глядя на восток. На его побледневшем лице появилось выражение ужаса. – Благословенный Император, – произнес он, нащупывая свой хрон. – Который час? Ктонибудь знает? Мои часы не ходят.

Торвальд фыркнул:

– Время здесь переменчиво, инквизитор.

– Но не на Чарисе, – прошептал Вольт. – Если имперские войска выдавлены назад, в космопорт, а на Стенмарка воздействовал ритуал Мэдокса… – Он бросил на Рагнара мертвенный взгляд. – Перед нашим отправлением я приказал «Хольмгангу» уничтожить планету, если они не получат сигнал от планетарного командования в установленное на каждый день время. Если Стенмарк и его воины попали под влияние проклятия, уцелевшие защитники окажутся в смятении.

– О зубы Моркаи! – рявкнул Рагнар. – Ты с ума сошел, инквизитор?

– Возможно, – сказал Вольт, которого трясло. Он дрожащей рукой провел по лицу. – Мы должны действовать быстро, – произнес он, лихорадочно размышляя. – Если мы сможем вовремя прервать ритуал и Стенмарк вновь станет собой, возможно, мы сумеем связаться с боевой баржей и остановить бомбардировку планеты.

– А если нет? – спросила Габриэлла. – Что произойдет здесь, если Чарис будет уничтожен?

– Я не знаю, – признался Вольт, повернувшись к навигатору. – Оглянись вокруг. Теневой мир меняется, отражая реальность физического мира. Если Чарис заполыхает…

– Проклятие! – проревел Торвальд. – Ты не только Чарис подверг опасности, но и Булвайфа и его воинов. Ты рискуешь куда больше, Вольт, чем тебе известно! – Рунический Жрец сделал шаг к инквизитору, сжимая рукой древко своего топора.

– Хватит! – выпалил Рагнар, останавливая их обоих. – Что сделано, то сделано. Наш единственный шанс исправить это – добраться до Мэдокса и отобрать Копье, а песокто в часах убегает, пока мы тут говорим.

Торвальд продолжал обжигать взглядом Вольта, но через мгновение уступил, коротко кивнув.

– Ты прав, братишка, – сказал он и указал топором в направлении дворца. – Веди, но будь осторожен. Я сделал так, что с помощью колдовства нас не обнаружат, но на улицах могут попасться патрули.

Молодой Космический Волк кивнул, обдумывая варианты.

– Хорошо, – сказал он. – Сигурд, возьми на себя вульфенов и прикрывай фланги. Торин, Хаэгр, вы – впереди, со мной. Леди Габриэлла, инквизитор Вольт, держитесь возле Торвальда. – Он заглянул в глаза каждому из Волков по очереди. – Никакой стрельбы без крайней необходимости. Нельзя допустить, чтобы нас обнаружили прежде, чем мы доберемся до дворца.

Каждый из его спутников кивнул в знак согласия. Рагнар ощутил, как в преддверии битвы на него снизошло долгожданное спокойствие.

– Порядок, – сказал он, – пойдем.

Торин и Хаэгр молча присоединились к Рагнару, и Волчьи Клинки отправились через развалины быстрым бесшумным шагом. Рагнар глубоко дышал, вынюхивая в воздухе запах врагов, а его взгляд блуждал по разоренному городскому ландшафту, лежащему перед ними, в поисках признаков движения. Молодой Космический Волк, оскалив в темноте зубы, вновь с радостью ощутил себя на охоте.

Они продвигались, где это возможно, через развалины, избегая более легкого, но открытого посторонним взглядам пути по дорогам и придерживаясь прямого курса на дворец. Рагнар улавливал на разбитых камнях многочисленные запахи, и ему почудилось далеко впереди, в направлении дворца, какоето движение, но в сверкании молний трудно было отличить иллюзию от реальности.

Первым их заметил Торин. Услышав предостерегающее шипение, Рагнар бросился в укрытие за опрокинутым куском стены. Его взгляд настороженно метался то влево, то вправо, но ничего не было видно.

Затем с севера послышался медленно приближающийся высокий свистящий звук, словно ветер задул над разбитыми камнями. Еще сильнее вжавшись в камень, Рагнар обернулся назад, надеясь, что все остальные также успели укрыться.

Двойной луч зловещего красного света упал на развалины и стал перемещаться по обломкам взад и вперед. Свист превратился в негромкое завывание, и наверху быстро и плавно пронеслось странное существо, похожее на летучую мышь. Рагнар заметил блестящие кожистые крылья и ребристое тело из разъеденного ржавчиной металла, длинный стальной шипастый хвост и бледную бесформенную голову. Мягкие губы существа обтягивали ржавую сетку воксгромкоговорителя, а темнокрасные лучи светили из его аугментированных глаз.

Продолжая поиск, существо устремилось на юг, пока лучи, испускаемые его глазами, не исчезли из виду. Рагнар обождал долгие пять минут и потом медленно поднялся на ноги.

– Что это было? – задумчиво спросил он.

– Какойто демон, – проворчал Торин, все еще пригнувшись к земле и внимательно оглядывая темное небо. – Если нас заметили, здесь окажутся все патрули города.

– Ну и пусть, – проворчал Хаэгр, сжимая рукоятку громового молота. – У меня во рту ни куска еды, ни глотка эля не было уже двадцать четыре часа. Коекто получит хорошую взбучку.

Рагнар пытался прикинуть расстояние, которое отделяло их от дворца. По его расчетам, им оставалось преодолеть еще пять километров.

– Нам придется пойти на риск, – заявил он. – Теперь все в руках Судьбы.

Они подали знак остальным членам команды и двинулись дальше, деля внимание между лежащей впереди дорогой и небом над головами. Приближаясь к центру города, они заметили, что движение на улицах усилилось. Острое зрение Рагнара выхватывало из темноты фигуры людей, солдатпредателей, подобных тем, с кем Волки сражались на Чарисе. Они таились в засаде среди руин на каждом перекрестке вдоль главных улиц, ведущих к дворцу. Появились другие летающие демоны, которые кружились и внезапно бросались вниз, озаряя камни светом своих кровавых глаз. Не раз Рагнару приходилось останавливать группу в попытках найти прореху в сети летающих стражей. К счастью, их передвижения в воздухе были достаточно предсказуемы, так что возникали щели, в которые, соблюдая предосторожности, могла проскользнуть маленькая группа.

Переход в город, казалось, длился уже часы. Спокойствие, которое снизошло на молодого Космического Волка ранее, иссякло, оставив тело напряженным, а нервы – на взводе. Каждое проходящее мгновение словно очередным кирпичом громоздилось на его плечи. Каждая вспышка бледной молнии заставляла его сердца сжиматься: он представлял себе, как «Хольмганг» выпускает циклонные торпеды и агромир охватывает всепланетный пожар.

Им оставался до дворца какойто километр, когда они вышли на улицу, пересекающую направление их движения. К этому моменту они уже достаточно близко подобрались к столбу блистающего огня, возвышающемуся над местом проведения ритуала, и он отбрасывал на руины странные тени, от которых у Рагнара бежали мурашки по коже. Он видел пару летающих демонов, прочесывающих разбомбленный район дальше к северу, но больше никакого движения впереди не чувствовал. Дав знак своим спутникам остановиться, он приник к земле и подполз ближе к улице.

Рагнар тихо проскользнул по узкому проходу среди камней и уселся на корточках возле выгоревшего остова небольшого здания. Оставаясь неподвижным, он внимательно осмотрел улицу по всей ее длине, сначала слева, а затем справа… и замер.

Всего лишь в двадцати метрах от него, пригнувшись у низкой разрушенной стены, засели в засаде почти два десятка врагов. Рагнар сразу увидел, что это не новообращенные поклонники Хаоса, как мятежники на Чарисе. Доспехи – очень старые, на них выгравированы нечестивые руны, а тела несут признаки жутких мутаций. Они сжимали в руках странного вида автоганы с зазубренными штыками, уставив в темноту холодные, расчетливые взгляды. В этот миг их внимание было направлено на север, к волнообразному столбу энергии Хаоса.

Волосы на загривке молодого Космического Волка встали дыбом. Он почувствовал у себя за спиной едва различимое движение. Повернув голову, Рагнар увидел, что к нему пробираются несколько вульфенов, а за ними Торвальд, Габриэлла и Вольт. Он сдержал проклятие. Часть группы пропустила в темноте его сигнал.

Двигаясь как можно быстрее, Рагнар отполз назад, пока не оказался за той самой низкой стеной, которая скрывала команду демонов. Быстро соображая, что делать, он помахал своим спутникам, направляя их к разрушенному зданию. К его облегчению, вульфены изменили направление движения и проскользнули в укрытие за разбитыми стенами дома. Торвальд и остальные быстро последовали за ними, и Рагнар дал знак Волчьим Клинкам присоединиться к ним.

Они осторожно пробрались по заваленной обломками земле и через выбитое окно влезли на первый этаж здания. Часть второго этажа уцелела, так же как и две из четырех стен дома. Группа опустилась на пол в глубокую тень. Рагнар слышал частое дыхание вульфенов и видел жуткое свечение шишковидного глаза Габриэллы. Все пристально смотрели на Рагнара, который спокойно объяснил, что встретилось на их пути.

– Мы можем попробовать пробраться дальше по улице, пересечь ее, а затем опять взять курс на дворец, – предложил Рагнар, – либо подождать и посмотреть, не уйдет ли патруль.

– А мы не можем просто перебить их? – сказал Сигурд в ответ.

Вульфены, сидевшие на корточках, заерзали и зарычали, словно соглашаясь с ним.

– Тихо не выйдет, – возразил молодой Космический Волк. – Нам еще больше полукилометра до цели.

– Тогда нужно пробить себе путь через них и рвануться к дворцу, – выпалил Сигурд. – Как ты сказал раньше, мы теряем время.

Жрец поднялся на ноги, и вульфены двинулись с ним.

– Не валяй дурака! – прошипел Рагнар, вскочил и встал на пути у Сигурда.

В нем вскипела ярость, а тело инстинктивно ответило на вызов Волчьего Жреца. Вульфены уловили перемену и оскалили клыки. Один из них, возможно Харальд, сделал шаг навстречу Рагнару и издал предостерегающий рык.

В разрушенном здании пронесся эхом какойто зверский звук, похожий на грохот цепного меча. Сигурд шепотом предостерег вульфенов, но Рагнар знаком заставил его умолкнуть. Все замерли, услышав, как чтото острое проскрежетало по феррокриту над их головами. На Волков пролился красный свет. Задрав голову, Рагнар уставился в пару светящихся аугментированных глаз.


ЧЕСТЬ ВОЛКА | Честь Волка | ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА