home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА

Обратить живую планету в пепел – непростая задача.

Принцип действия циклонных торпед заключался в воспламенении атмосферы и создании самоподдерживающейся огненной бури, которая распространялась по целым континентам. Однако разжечь такое пламя непросто, боеголовки необходимо распространить по сложной схеме и синхронизировать их взрывы таким образом, чтобы обеспечить возникновение должной цепной реакции.

Расчеты начались, когда «Хольмганг» был еще в часе пути от Чариса. Как кусочки мозаики, в машину вводились данные о магнитном поле агромира, скорости его вращения и плотности атмосферы и формировались орбитальные схемы бомбардировки. По мере того как флагманский корабль на этой основе планировал и координировал схемы вывода на расчетную орбиту сопровождающих его крейсеров, Флоту отдавались приказы о маневрах. Огромные боевые корабли меняли позиции с траурной плавностью, занимая свои места для предстоящего чудовищного танца.

Командир «Хольмганга» и высшие офицеры наблюдали, как зеленый шар Чариса заполнял собой огромные смотровые окна вдоль командной палубы, слушая, как офицерыартиллеристы определяли соотношения суши и плотности населения, переворачивая последние кусочки мозаики и тщательно устанавливая их на место.

Красноглазый демон откинулся назад, как кобра, которая собирается нанести удар, его кожистые крылья раскрылись вокруг уродливого черепа подобно черному капюшону. Из потрепанного воксгромкоговорителя, заменявшего этому существу рот, донесся скрежет помех, а затем он выдал высокий пронзительный визг, который становился громче с каждым мгновением. В тенях второго этажа здания зажигалось, пробуждаясь к жизни, все больше пар темнокрасных глаз. Как назло, Волки искали убежища прямо под логовом целой стаи летающих демонов.

Прорычав проклятие, Рагнар извлек свой болтпистолет, но демоны, сорвавшись со своих насестов, уже летели на ошарашенных воинов. Двигаясь со сверхъестественной скоростью, они низко пикировали и хлестали свои жертвы шипастыми стальными хвостами. Одна из тварей пронеслась мимо Рагнара и высекла искры из его нагрудника и левой руки, оцарапав хвостом. Раскрыв крылья, она взмыла вверх, но молодой Космический Волк, крутанувшись, выстрелил демону в затылок. Дымящийся труп впечатался в одну из зазубренных стен и рухнул на землю.

Спертый воздух здания сотрясся от дьявольских воплей и оглушительного хлопанья крыльев: демоны напирали. Издав дикий крик, Хаэгр, по лицу которого струилась кровь из рваной раны на щеке, обрушил свой молот на одну из тварей. Низко пригнувшись и пропустив атакующего демона над головой, Торин отсек ему крыло точным ударом меча. Сцепившись с молниеносно нападающими демонами, вульфены раздирали их на части, и те падали на землю один за другим клубками перьев и меха. Беспощадные Волки не уступали в скорости своим уродливым противникам, а их доспехи не поддавались шипастым хвостам тварей.

Уцелевшие демоны взмыли ввысь и, кружа над разрушенным зданием, продолжали разносить сигнал тревоги. Рявкнули болтпистолеты, и в считаные мгновения последние адские твари попадали на землю, успев, однако, нанести урон делу Волков. Рагнар слышал скрежет бронированных ботинок по каменным обломкам и ответные вопли других крылатых демонов, которые приближались со всех сторон. Волкам оставалось только одно: пробиться к дворцу с боем или умереть.

Рагнар поднял свой жаждущий клинок.

– За мной, братья! – воскликнул он. – Наш курс определен, и враг ждет. Пусть никто не устоит против нас. За Русса и Всеотца!

Подняв крозиус арканум, Сигурд начал читать Благословение Железа. Торвальд, задрав голову, взвыл в небо, и вульфены присоединились к нему в охотничьей песне, которая была древнее и ближе к природе, чем человечество.

Наверху бушевали молнии, а Волки, вылетев из маскирующих теней разрушенного здания, пошли лобовой атакой на приближающийся взвод неприятеля. Воздух прорвала беспорядочная пальба, пули защелкали по булыжникам, рикошетом отскакивая от керамитовой брони. Синефиолетовый луч из пистолета Габриэллы прожег дыру в набегавшем противнике и сбил его на землю. Инквизитор Вольт с именем Императора на устах выстрелил другому предателю в грудь. Освященная пуля болтпистолета пробила оскверненные доспехи, словно они были матерчатые, и благословения, выгравированные на поверхности пули, объяли мятежника пеленой серебряного пламени.

Запрыгнув на огромную глыбу каменной кладки, Рагнар выстрелил в упор в бегущего на него солдата. Предатель покачнулся, и молодой космодесантник прикончил его взмахом меча. Еще один мятежник ринулся на Рагнара слева, замахнувшись когтями размером с кинжал, но он развернулся под чудовищной лапой мутанта и отсек ее у локтя. Торвальд уложил мятежника рунным топором под блеск ударившей из его лезвия молнии, а Хаэгр раскроил другого на части яростным ударом громового молота.

– Вперед! – выкрикнул Рагнар, сориентировавшись на далекий дворец. – Не останавливаться ни за что!

Еще один враг вырос перед молодым Космическим Волком, и оба выстрелили друг в друга в упор. Предатель рухнул навзничь с разнесенной вдребезги головой, тогда как пуля автогана отскочила от древних доспехов Рагнара. Он перепрыгнул через залитый кровью труп и соскользнул вниз по откосу каменной глыбы, едва не упав на заваленную обломками улицу.

Тут Рагнар попал под ураганный перекрестный огонь: патрули открыли стрельбу с обоих концов улицы, очереди свистели над его головой и вспахивали борозды в дорожном покрытии. Низко пригнувшись, Рагнар бегом пересек улицу, ведя прицельный огонь по толпе патрульных справа. Через несколько секунд к нему присоединились Торин и Хаэгр, которые вылетели на улицу вслед за молодым Космическим Волком. За ним последовали Торвальд, Габриэлла и Вольт, а потом Сигурд и вульфены. На доспехах и одеянии инквизитора светились серебряные руны, и охранные заклятия, казалось, мешали противнику прицелиться, пока группа не сумела укрыться в дальнем конце улицы.

К этому времени Рагнар уже несся вперед сквозь тьму, раздираемую молниями, спотыкаясь, прыгая и взбираясь на груды обломков и изуродованного металла, непрестанно прислушиваясь к звукам погони, долетающим с востока и запада. Над ним разносились эхом дикие визги – все больше летающих демонов присоединялось к погоне. Один из них спикировал было на спину Рагнару, но выстрел Торина отправил его на землю. Ночь разрывали крики, проклятия и животный вой. В воздухе свистели очереди из автоганов предателей, но сильно пересеченный ландшафт лежащего в развалинах города обеспечивал достаточное прикрытие мчащемуся отряду. Рагнар не успевал бросить назад ни единого взгляда. Ему оставалось лишь верить, что спутники все еще следуют за ним.

Молодой космодесантник выбирал в руинах кратчайший путь, ориентируясь по извивающемуся столбу энергии Хаоса, который поднимался из крыши дворца. Предатели продолжали преследовать бегущий отряд, иногда приближаясь настолько, чтобы вступить с Волками в короткую перестрелку. Рагнар явственно услышал вой боли и понял, что попали в одного из вульфенов. Не теряя решимости, молодой Космический Волк припустил дальше.

Через несколько долгих минут разрушенные стены и груды обломков внезапно закончились, и Рагнар увидел огромную открытую площадь перед дворцовыми воротами. Площадь была изрыта воронками и покрыта почерневшими бороздами – сказались последствия орбитальной бомбардировки. Рагнар стукнулся об остатки разбитой стены и беззвучно выругался. Следовало ожидать, что перед дворцом находится плац для парадов или торжественного построения войск. Километр в поперечнике на первый взгляд. А вдали уже виднелись толпы предателей, которые неслись на площадь с запада, ведомые визжащими крылатыми демонами.

Ворота на противоположной стороне площади были широко распахнуты – но надолго ли, подумал Рагнар.

Рядом с Рагнаром остановились Торин и Хаэгр, с ног до головы в пыли и брызгах гноя. Хаэгр ракраснелся и тяжело дышал от трудной пробежки, сохраняя при этом решительное и хмурое выражение лица. Окинув внимательным взглядом открытую площадь, Торин покачал головой.

– Не нравится мне это, – отметил он. – Нас будут поливать огнем всю дорогу.

– Тогда лучше поскорее покончить с этим, – проворчал Рагнар. Бросив взгляд через плечо, чтобы уяснить, где находится остальная часть группы, он заметил Сигурда и нескольких вульфенов, а затем увидел Торвальда, Габриэллу и Вольта, которые поднимались на груду обломков позади него. – Будем держаться возле инквизитора и увидим, насколько хороши его заклятия. Пошли!

Рагнар выпрыгнул из укрытия на край площади. Через несколько мгновений за ним последовали Торин и Хаэгр, а затем Сигурд, Торвальд, Габриэлла и Вольт. Темные быстрые фигуры вульфенов потекли, словно тени, из развалин по обе стороны. Группа оказалась близко к югозападному углу площади. Рагнар видел движение дальше к северу, где к площади подходила широкая улица, а также толпы преследователей, которые приближались с севера и востока.

Он не заметил предателей, спрятавшихся в обломках к югу, пока они не поднялись из укрытия и не открыли огонь.

На отряд, захваченный врасплох, обрушился ураган пуль, которые со звоном отскакивали от керамитовой брони и жужжали в воздухе. Две пули расплющились о броню Рагнара, одна ударила в правую ногу Хаэгра, и громадный Волчий Клинок чуть не пал на колени. Один из вульфенов беззвучно рухнул с пробитой головой.

Развернувшись, Габриэлла принялась поливать развалины из своего пистолета. Затем пуля попала ей в плечо и сбила с ног.

Яростно заревев, Рагнар открыл огонь по выскочившим из засады предателям, уложив одного из них выстрелом, пробившим шлем. Молодой Космический Волк прыгнул к Габриэлле сквозь свист вражеских пуль.

– Вперед, к дворцу! – крикнул он. – Пошли!

Подхватив его клич, Торвальд повел к дворцу Сигурда и вульфенов. Продолжая стрелять, Рагнар опустился на колени возле навигатора.

– Ты ранена? – спросил он.

– Порядок… Я в порядке, – выдохнула Габриэлла. – Она расплющилась о мою броню. Помоги мне встать.

Пуля срикошетила от левого наплечника Рагнара. Вольт, Торин и Хаэгр вели перестрелку с врагом, устроившим засаду. Молодой Волчий Клинок обхватил Габриэллу за плечи правой рукой и поднял ее на ноги.

– Беги! – крикнул он, подтолкнув ее к Торвальду.

Опустив пистолет в кобуру, Рагнар отстегнул с пояса гранату и швырнул ее в преследователей, а затем понесся вслед за навигатором.

Волки мчались через площадь, а воздух был переполнен свистом пуль: огонь по ним вели с трех сторон. Предатели готовились к атаке на команду космодесантников, сформировав бронированный барьер на их пути. В Торвальда попадали раз за разом, а он сбился с шага лишь тогда, когда одна из пуль нашла слабое место в его доспехах, но старый воин только удвоил скорость, высоко подняв свой топор. Прорываясь сквозь огневую завесу, Рунический Жрец завел грозную боевую песнь о расколотых шлемах и разбитых щитах, жестокую песнь о мести и кровавых руинах.

Если предатели намереваются преградить путь к Мэдоксу, им придется противостоять Волкам Фенриса.

Торвальд врезался в боевые ряды противника, словно таран, пожиная своим топором ужасную жатву. С каждым взмахом топор воинажреца кромсал защитную броню врагов, и в воздух взлетали дымящиеся трупы. Предатели орудовали цепными мечами и кололи зазубренными когтями, но никто из них не сумел нанести ему больше одного удара.

Мятежники дрогнули от ужасной атаки жреца, и затем на них бросились вульфены. С самого начала боя на них непрестанно сыпался град пуль, и про клятые воины, кровожадно взвыв, ударили по врагам острыми как бритва когтями. Сигурд пошел в атаку рядом с ними, выкрикивая слова литании ненависти и сокрушая черепа ярко светящимся крозиусом. Ряды противника не выдержали такого напора, и уцелевшие предатели стали шаг за шагом отступать к дворцу, но находящиеся на флангах сделали попытку окружить Волков.

– Вперед! – крикнул Рагнар своим спутникам. – Прорываемся и продолжаем движение!

Отдавая команды, он пару раз выстрелил в водоворот схватки и свалил очередного противника. Затем, быстро пробравшись мимо рычащих вульфенов, молодой Волчий Клинок врезался в ряды врагов рядом с Торвальдом. Его леденящий клинок взвыл, когда Рагнар взрезал нагрудник одного предателя, а потом отсек когтистую лапу другого.

Рядом с плечом Рагнара вспыхнул синефиолетовый луч и прошил насквозь двух сражающихся врагов. Затем появился Вольт, размахивая сверкающим серебряным фальшионом – короткой кривой саблей с широким лезвием – и выкрикивая страшным голосом слова литании ненависти. Перед неистовым инквизитором и его могущественными заклятиями предатели стушевались. Многие, побросав оружие, стали разбегаться в разные стороны, осыпая проклятиями Вольта и Волков.

Вырвавшись вперед с медвежьим рычанием, Хаэгр взмахом молота уложил двух мутантов сразу. Заметив брешь, Рагнар крикнул Сигурду:

– Вперед, жрец! – и указал на дворцовые ворота, до которых оставалось лишь несколько сотен метров. – Не задерживайся!

Блокировав удар клинка предателя, Сигурд бросил взгляд на Рагнара и кивнул ему. Волчий Жрец чтото крикнул трем вульфенам возле себя, и воины рванулись вперед. В считаные мгновения они прорвали окружение и помчались через парадный плац, поливаемые огнем противника. Остальные вульфены заметили своих товарищей и также вырвались из схватки. Через несколько мгновений вся команда вновь понеслась дальше, отстреливаясь от преследователей, смыкающих ряды позади них.

Пули летели вслед за Рагнаром и его спутниками, но стрелки были никудышные, и выстрелы не достигали цели. После ожесточенной схватки группа оказалась сильно разбросана: Сигурд и три вульфена далеко впереди, за ними следовали Торвальд, Вольт, Габриэлла и остальные вульфены. Рагнар, Торин и Хаэгр замыкали, отстреливаясь на бегу от преследующих их мятежников.

Рагнар видел, что дворцовые ворота все еще открыты и, насколько он мог судить, на зубчатых стенах, покрытых выбоинами от снарядов, противника нет. Не обращая больше внимания на погоню, он попытался рассмотреть, что творится за воротами во дворе, но заметил лишь вспышку мерцающего багрового пламени.

С юга и запада на площадь выбегало все больше предателей, но все они находились слишком далеко, чтобы вовремя добраться до Волков. Как только космодесантники окажутся за воротами, до дворца останется рукой подать, а закрытое пространство пойдет скорее на руку им, чем их противникам.

Повернувшись, чтобы поддержать возгласом Сигурда, молодой Космический Волк заметил за воротами какоето движение. Сначала он подумал, что это толпа предателей, которые занимают позиции перед мерцающими огнями, но затем осознал, что языки пламени находятся в движении, неумолимо приближаясь к воротам.

И тут Рагнар понял, что это.

– Сигурд! – крикнул он, но его предупреждение чутьчуть запоздало.

Сигурд, слегка развернувшись, оглянулся, и как раз в этот момент дредноут Хаоса с грохотом вышел из ворот и открыл огонь, обдав Волчьего Жреца и троих вульфенов волной потрескивающей плазмы.

Звуки выстрелов эхом отдавались по космопорту Чариса и перемежались беспорядочными криками и воплями умирающих. К небу вздымались языки пламени горящих складов топливозаправочных узлов, подорванных вражескими снарядами, они освещали большие участки посадочного поля, оставляя другие погруженными в глубокие тени. Свен и его спутники неслись к командному бункеру, придерживаясь темных участков; их сверхъестественные чувства были максимально напряжены в ожидании опасности.

Странные, нечленораздельные завывания и нечестивые вопли неслись со всех сторон – это демоны преследовали убегающих гвардейцев по всему посадочному полю. Полки Гвардии практически прекратили свое существование. От них оставались лишь отдельные взводы, которые боролись за свою жизнь, пытаясь найти способ избежать бойни, разворачивающейся вокруг.

Люди кричали в ночи, прося Императора об избавлении от страданий. Время от времени на их мольбы отвечал низкий свирепый вой. От его звуков у Свена все холодело внутри. Он слышал его довольно часто на горных склонах и ледяных полях родной планеты, когда фенрисийские волки выходили на охоту. За этим воем следовали жуткие, чудовищные визги и дикие вопли: демоны обнаруживали, что им противостоит в схватке кошмарный, ни в чем не уступающий зверь. Каждый раз, слыша вой, похожий на волчий, Свен, Гуннар и Моргрим обменивались тревожными взглядами. «Наши боевые братья посходили с ума», – с ужасом думал Серый Охотник, чувствуя, как у него по коже бегут мурашки. Он обратил свой взгляд на северовосток, где Берек возлежал при полном параде на погребальном ложе, обложенном мелтазарядами. Свен представил себе, как Торин Разбивающий Щиты опускается на колени в ногах Берека, дрожащими руками поднимает съемную панель первого заряда и пробуждает его руны взрыва. «Осталось уже немного», – безрадостно подумал Свен.

Пока они бежали пять километров к центру посадочного поля, Свен прислушивался, не раздастся ли нарастающий вой моторов, и оглядывал темное небо в поисках пламени реактивных двигателей. Насколько он мог судить, из обреченного космопорта не взлетел ни один корабль. Он опасался, что, добравшись до командного бункера, они найдут там полыхающие руины – последствие залпа мощных артиллерийских орудий «Сотрясатель».

Вместо этого по прибытии на место трое Волков обнаружили низкое, с наклонными стенами здание бункера почти неповрежденным. У главного входа стояли три грузовых транспорта с рокочущими двигателями. Бронированные двери бункера были распахнуты настежь, но вокруг – ни одного человека. С минуту они внимательно осматривали представшую их глазам картину, оставаясь вне зоны действия прожекторов бункера.

– Что вы об этом думаете? – спросил Свен, у которого волосы на загривке встали дыбом.

– Никаких признаков перестрелки, – покачал головой Гуннар. – Может, гвардейцы удрали, потеряв самообладание?

– Может быть, – сказал Серебряный Язык, но в голосе скальда не было уверенности. – Давайте проверим эти грузовики сзади.

Рассыпавшись, воины, пригнувшись, подбежали к грузовикам с болтерами на изготовку. Свен подскочил к заднему откидному борту первого транспорта.

– Логикустройства, информационные планшеты и пара генераторов, – объявил он, опустив оружие, – но никаких солдат.

– То же самое здесь, – отозвался Серебряный Язык, стоя у второго грузовика. – Гуннар! А что у тебя?

– Коробки, сплошь коробки, – откликнулся Длинный Клык от третьего транспорта. – Похоже, они опустошали бункер. Но…

Скальд оглянулся на старого Волка:

– Но – что?

Гуннар указал в сторону входа в бункер, в нескольких метрах от себя.

– Я чую кровь, – ответил он, – и она – свежая.

Бросив взгляд на Свена, Моргрим мотнул головой на вход в бункер. Жестом дав знать, что понял, Серый Охотник осторожно направился к распахнутой двери с болтером наготове.

Оказавшись в трех метрах от нее, он тоже почуял запах крови наряду со зловонием опаленного феррокрита и перегретых батарей. Низко пригнувшись, Свен попытался заглянуть в туннель за порогом. Большинство ламп в проходе не горели, но острые глаза Волка увидели тело на полу, сразу за дверным проемом.

Из темноты к югу донесся очередной дикий вой. Сделав глубокий вдох, Свен подобрался ближе.

Это явно тело гвардейца, он осел вдоль правой стены туннеля и сидит в луже крови. Левая рука солдата вывернута в сторону. В неверном свете Свен разглядел, что она разорвана от плеча до локтя. Еще больше тревожило то, что солдат перед смертью смотрел внутрь бункера.

Свен осторожно обошел тело и вошел в туннель. Лазган, покрытый запекшейся кровью, лежал у гвардейца на коленях. Призрачный огонек на батарее оружия показывал, что оно совершенно разряжено. На армированных стенах узкого прохода виднелись многочисленные отметины от беспорядочного лазерного огня.

Низко пригнувшись, Свен направился вниз по проходу. В туннеле он различил еще один слабый запах, неимоверно раздражающий, в котором ощущалась исступленная свирепость. Этот странный запах так поглотил внимание Свена, что он даже не услышал, как Гуннар и Моргрим подкрались к входу в бункер позади него.

– Что тут произошло? – спросил скальд.

Серый Охотник вздрогнул, и его палец плотнее лег на спусковой крючок болтера. У него заколотилось сердце, и он развернулся вполоборота к своим боевым братьям.

– Там чтото есть, – тихо сказал он. – Не знаю, что это, но я чую его.

Гуннар опустил взгляд на мертвого солдата.

– Похоже на работу демона, – мрачно заметил он.

– Если это так, то они – между нами и воксами, – констатировал Серебряный Язык, задумчиво покачивая головой. – Свен, ты понял.

Серый Охотник, кивнув, проверил свой болтер. Осталось шесть зарядов. Если там их больше одного, это будет короткая схватка.

С оружием на изготовку, Волки направились в глубь бункера. Снаружи в залитое огнем небо поднимался, слившись в единый хор, охотничий вой преследователей.

Бронированная шкура дредноута Хаоса несла на себе следы десяти тысячелетий битв. Страшные трофеи десятков нечестивых кампаний свисали с ржавых штырей, торчащих из широких плеч, а рубцеватую переднюю оболочку покрывали зловещие руны, намалеванные кровью невинных. Саркофаг боевой машины был увешан черными железными цепями, на его металлической поверхности закреплены чуждые амулеты.

Окруженные ореолом многоцветного пламени, глазные отверстия покрытого рубцами шлема дредноута были черны как бездонные глубины. Заглянув в них, Рагнар понял, что внутри этой адамантиевой скорлупы нет ничего живого. Воин, находившийся там, был обращен в прах колдовством Аримана тысячи лет назад. От него остался лишь исполненный ненависти дух, жаждущий только бойни.

Между Рагнаром и дредноутом в окружении трех почерневших и оплавленных трупов пошатывалась фигура в доспехах. Броня Сигурда дымилась, и раскаленные керамитовые пластины светились от жара, но сила железного волчьего амулета спасла жреца от страшной смерти. Ошеломленный взрывом, Волчий Жрец, казалось, не осознавал, какая опасность нависла над ним.

Скрипя древними сервомоторами, боевая машина тяжело шагнула вперед. Из вокса дредноута раздался нечеловеческий рык, и к Сигурду потянулась огромная силовая клешня, оснащенная зубьями пилы.

– За Русса и Всеотца! – воскликнул Рагнар, бросился между Сигурдом и боевой машиной и вскочил на голову дредноуту.

Его обдали сиреневые и золотистые языки пламени, которые оставили длинные отметины на плечах и груди. Леденящий клинок звенел, высекая искры из тяжелой брони машины, но при всей силе Рагнара он не мог пробить толстые адамантиевые плиты.

Завывая от ярости, дредноут повернулся в поясе и замахнулся на раздражающего его Волка. Рагнар отпрыгнул назад, за пределы досягаемости клешни, но тут на него хлынул град снарядов из сдвоенного болтера на плече боевой машины. Массреактивные заряды замолотили по нагруднику молодого Космического Волка, заставив его опуститься на колени.

Вперед ринулись и другие Волки. Обойдя дредноут с флангов, вульфены прыгнули сквозь смертоносное пламя и принялись скрести когтями по его броне. Разъяренный дредноут набросился на своих противников и, поймав клешней одного из вульфенов, разорвал его надвое.

Затем раздался громоподобный хохот, и к вздымающейся боевой машине зашагал Хаэгр с яростной ухмылкой на широком лице.

– Проклинай своих ложных богов за свою несчастную судьбу, предатель! – крикнул он, поднимая громовой молот. – Могучий Хаэгр искал, кому бы задать хорошую взбучку, и он выбрал тебя!

Дредноут, издав дикий рев, опять развернулся вокруг своей оси, наводя плазменную пушку, но Хаэгр, увидев это, ринулся вперед с поразительной скоростью. Описав потрескивающим энергией молотом яростную дугу, он вдребезги разнес излучатель орудия. В сторону громадного Волчьего Клинка полыхнуло колдовское пламя, но он, продолжая движение, развернулся и врезал молотом по правому бедру дредноута. Землю тряханул взрыв, в воздухе просвистели осколки металла, и правая нога боевой машины застыла, неуклюже изогнувшись. Дредноут оказался обездвижен.

Однако с ним еще отнюдь не было покончено. Неистово взвыв, он махнул в сторону Хаэгра силовой клешней и нанес ему скользящий удар, от которого громадный Волк подлетел в воздух. Хаэгр шмякнулся оземь в пяти метрах, а его силовой молот покатился по брусчатке площади.

– Хаэгр! – крикнул Рагнар.

Большой Волчий Клинок медленно поднялся на четвереньки, качая головой в состоянии шока. Болтерные пули застучали по боку Хаэгра – дредноут вновь открыл огонь. Пули врезались в булыжник площади, свистели в воздухе между остальными Волками. Предатели и летающие демоны приближались к воинам с трех сторон. Оглянувшись, Рагнар увидел, что Торвальд, Торин, Вольт и Габриэлла, стоя спиной к спине, ведут огонь по наступающим врагам.

Молодой Космический Волк, пошатываясь, поднялся на ноги, пытаясь придумать, как остановить одержимую демоном боевую машину. Внезапно он заметил, что ктото несется на машину справа. Бросившись под силовую клешню, которой дредноут размахивал из стороны в сторону, вульфен вспрыгнул на левую ногу машины. Пока бывший Кровавый Коготь проворно взбирался на спину дредноута, его объяли языки пламени и сожгли его светлый мех. Боевая машина в ярости ревела, неуклюже нащупывая силовой клешней смелого воина на своей спине, но вульфен сжался между двумя выхлопными башнями и вцепился в силовые соединения двигателя опаленными руками.

Полыхая, словно факел, Харальд (это был он) повернулся и встретился взглядом с Рагнаром. Его белые зубы сверкнули в волчьей усмешке на почерневшем лице. Затем широкоплечий вульфен откинулся назад и рванул вверх. Заколдованный металл разорвался с жутким скрежетом, и силовая установка дредноута взорвалась с ослепительной белой вспышкой.

Взрывом сбило с ног всех в радиусе десяти метров. На Волков обрушился ливень расплавленных металлических обломков. Силовая клешня дредноута пролетела, кувыркаясь по булыжнику, менее чем в метре от лежащего Рагнара.

От боевой машины осталась лишь нижняя часть, которая стояла в неглубокой воронке, выплавленной в камне. За ней – незащищенные дворцовые ворота. Молодой Космический Волк вскочил на ноги. Вокруг него засвистели пули – предатели возобновили пальбу.

– Пошли! – крикнул он своим ошеломленным спутникам. – За мной!

Рванувшись вперед мимо Хаэгра и вульфенов, Рагнар пробежал через высокие ворота. За ними лежал длинный прямоугольный внутренний двор, без всяких признаков жизни и окутанный глубокой тенью. Вход во дворец – в дальнем его конце.

Хаэгр, Сигурд и четверо уцелевших вульфенов тяжелой поступью вошли в ворота. Пули откалывали камень арки и со звоном отлетали от стальных ворот. Громадный Волчий Клинок потерял бо льшую часть своих усов от обжигающего прикосновения колдовского пламени дредноута, но в остальном он, казалось, не пострадал. В считаные секунды к ним присоединились остальные члены отряда, Торвальд и Торин вели огонь из болтпистолетов по преследующим их демонам.

Столб энергии Хаоса бросал на Волков, бегущих вдоль двора, слабый нездоровый отсвет. Мимо них засвистели пули – предатели, пробравшись в ворота, преследовали их уже на территории дворца, но не могли угнаться за быстроногими воинами. С каждым шагом Рагнара все больше наполнял праведный гнев. Миг расплаты был близок. Мэдокс наконец заплатит за все, что он сотворил. Теперь их ничто не остановит.

Рагнар взлетел по ступенькам дворца и с разбегу приложился плечом к дверям темного дерева. Они рухнули внутрь, открыв взглядам безмолвный пустой неф. Возвышающиеся статуи князей демонов в изукрашенных доспехах злобно взирали на ворвавшихся во дворец Волков.

Кадм Вольт указал на двери в дальнем конце нефа:

– Губернаторский аудиенцзал находится за ними. – Инквизитор старался перекричать рев болтпистолетов и жужжание рикошетящих пуль. – Именно там Берек попал в засаду. Это и должна быть ключевая точка вражеского ритуала.

Молодой Космический Волк кивнул. Его сердца бешено стучали, кровь полыхала.

– Что бы ни случилось, Мэдокс должен пасть, – заявил он. – Остальное не имеет значения. Если мы здесь умрем, пусть будет так, но Мэдокс и его ритуал должны умереть с нами.

– Хорошо сказано, – торжественно изрек Сигурд.

Лицо молодого Волчьего Жреца покрылось волдырями от взрыва плазмы, а в его взгляде появилось чтото жуткое после столкновения со смертью.

– Хватит болтовни, – вмешался Торвальд, поднимая свой топор. – А теперь идите.

Рагнар нахмурился:

– А ты?

– Я остаюсь здесь, – ответил Рунический Жрец. – Ктото должен остаться здесь и не подпускать к вам преследователей достаточно долго, чтобы вы успели разобраться с Мэдоксом. – Древний воин окинул взглядом дверной проем и кивнул. – Здесь я могу удерживать демонов на расстоянии почти бесконечно.

– Почти? – спросил Рагнар.

Рунический Жрец улыбнулся.

– Иди, братишка, – сказал он. – Сражайся хорошо, во имя Лемана.

Молодой Космический Волк кивнул.

– И ты тоже, – ответил он.

Выстрелы застучали по дверной раме и засвистели по темному нефу. Махнув рукой на прощание, Торвальд повернулся, чтобы встретить атаку. Обменявшись взглядами, Рагнар и его спутники оставили Рунического Жреца его судьбе.

Они быстро пересекли неф, кожу у всех покалывало от прикосновения невидимых энергий. Слыша, как вульфены встревоженно рычат, Рагнар чувствовал, что проклятие внутри него отзывается на эти звуки. Изза двойных дверей аудиенцзала доносился хор исступленных безумных голосов, произносящих чтото нараспев.

Позади них, у входа в неф, раздались первые удары: Торвальд в одиночку встретил орду предателей. Беспощадный страшный гнев овладел молодым Космическим Волком, словно красный прилив поднялся у него внутри. С диким ревом он распахнул двери ударом ноги.

Рагнара и его спутников залил нечестивый свет и оглушили мучительные крики душ проклятых. С высоких колонн, выстроившихся вдоль всего огромного зала, свисали трепещущие от невидимого ветра куски изорванной кожи, их тянуло в сторону вращающегося столба колдовской энергии, который вздымался подобно смерчу над черным алтарем храма.

На оскверненном камне полыхало похищенное генное семя жертв Мэдокса, драгоценный генетический материал свободно вращался в красном тумане, который поднимался волнистыми завитками в сердцевину психовихря. Огромное помещение заполняли чернокнижники. Они, стоя на обугленных останках своих коллег, тянули руки к обсидиановому алтарю и питали энергией грандиозный ритуал Мэдокса.

Сам подлый чернокнижник стоял позади черного алтаря, сжимая в левой руке Копье Русса. Правую руку Мэдокс вытянул вперед, словно в приветствии, зовущем Волков на верную смерть. Его глаза в глубине изукрашенного шлема пылали ненавистью, а вычурные доспехи светились от нечестивой эманации. Узоры из рун, выгравированные на древних доспехах, пульсировали, излучая энергию, будто жар из горна, и грязные потоки силы проскакивали разрядами молний между рогами его шлема.

Позади Мэдокса, обвитое энергиями самого варпа, сияло раскаленное подобие одинокого жуткого глаза. Этот глаз пристально смотрел на Рагнара с ощутимой бесчеловечной злобой, пронизывая его доспехи и погружая невидимые когти отчаяния в душу молодого космодесантника.

Менее закаленный дух содрогнулся бы перед таким жутким зрелищем, но Рагнар Черная Грива, глянув на своего старого врага, ощутил лишь свирепый беспощадный восторг.

– Мэдокс из Легиона Тысячи Сынов! Ты сам избрал свою судьбу! Клянусь Руссом и Всеотцом, твоя смерть близка!

Эти яростные слова оборвали распевное чтение, и чернокнижники повернулись, сдавленно вознося голосами мольбы Губительным Силам. Сводчатый зал сотряс неистовый вой, когда Рагнар повел своих спутников в бой.

Забарабанили выстрелы из болтпистолетов, тяжелые снаряды врезались в многочисленные ряды врагов. Рагнар беспрерывно палил в окружавшую его толпу, почти не обращая внимания, куда попадают его пули, и шаг за шагом прокладывая дорогу к своей цели. В воздухе блистали вспышки колдовских энергий, которые поражали воинов, но охранные заклятия, вытравленные на инквизиторских доспехах Вольта, казалось, нейтрализовали худшие из вражеских заклинаний.

Хаэгр и Торин, сражаясь по бокам от Рагнара, учинили жуткую бойню молотом и клинком. На флангах вульфены сбивали поклонников Хаоса с ног и разрывали их на части зубами и клыками. Сигурд, который находился среди вульфенов слева, выкрикивая литанию ненависти, разил врага ударами светящегося крозиуса. Габриэлла билась справа, она легко сновала между вульфенами и рубила нечестивцев изогнутым силовым мечом.

Поклонники Хаоса беспорядочно отступали перед неослабевающей атакой. Они ежеминутно умирали десятками, валясь как снопы перед безжалостной яростью Волков. С каждым шагом Рагнар приближался к черному алтарю, но Мэдокс даже не шевельнулся, чтобы остановить его. Главный чернокнижник просто ждал, сверкая глазами и вытянув перед собой руку.

В считаные мгновения они продвинулись по залу почти на две трети. Сквозь нахлынувшую на него багровой волной кровожадность Рагнар ощутил легкий укол тревоги. Но было поздно.

Из глубоких теней позади покрытых пергаментом колонн появились быстрые фигуры в синезолотых доспехах с болтпистолетами и сакральными цепными мечами. Их доспехи украшали вызывающие ужас трофеи с бессчетных полей сражений, включая сожженные и разбитые шлемы чемпионовкосмодесантников и черепа имперских героев. Они двигались со скоростью и мастерством, превосходящими уровень обычных десантников Хаоса. Это были воиныветераны, в свое время уничтожившие десятки тысяч врагов, избранные люди таких могущественных лордов, как Мэдокс.

– Внимание на фланги! – прорычал Рагнар, но ветераны космического десанта Хаоса уже рвались в бой, снося с дороги поклонников Губительных Сил в стремлении пролить кровь защитников Империума. Другие воины окружали группу сзади, отрезая ей путь к отходу.

Свободен единственный путь – вперед. Рагнар с удвоенной энергией бросился на поклонников Хаоса, отсекая конечности и рубя туловища устрашающими взмахами меча. Ему оставалось меньше трех метров до ступенек, ведущих к алтарю, и лишь какойто десяток культистов стоял на его пути.

Молодой Космический Волк услышал скрежет цепного меча по броне доспехов, а затем хриплый стон Торина. Десантник Хаоса ринулся на старшего Волчьего Клинка и, нанеся ему тяжелый удар по левому наручу, разрубил броню и оставил глубокую рану повыше локтя. Затем издал вопль Хаэгр, когда два вражеских воина атаковали его справа. Одного из десантников Хаоса Волчий Клинок снес ударом молота по нисходящей, но второй с чудовищной силой вонзил цепной меч в его торс и нанес кровавую рану.

Ярость и отчаяние гнали Рагнара вперед. Мэдокс должен умереть. От этого зависит будущее ордена. Он рубил мечом налево и направо, убивая всех предателей, до которых мог дотянуться. Затем неожиданно оставшиеся чернокнижники повернулись и, бросившись наутек от неистового Волка, стали карабкаться вверх по каменным ступенькам.

На какоето мгновение Рагнара охватило торжество, но затем два десантника Хаоса набросились на него, сверкая мечами, с двух сторон.

Взревев от ярости, Рагнар отбил молниеносный удар, нацеленный в голову, а затем уклонился от выпада в живот. Мелькнув в воздухе, клинок поразил его в ногу, цепной меч оставил зарубку на броне, не пробив ее. Другой меч ударил в плечо, глубоко пробив правый наплечник. Молодой Космический Волк контратаковал, сделав обманный выпад в голову одного из воинов, а затем обратным ударом вогнал меч глубоко в грудь другого десантника Хаоса. Враг покачнулся и тут же движением меча снизу рубанул по предплечью Рагнара. Сверхъестественная сила избранного воина Хаоса поддерживала его атаку, несмотря на ужасную рану.

Молодой Волчий Клинок извлек свой меч как раз вовремя, чтобы отбить другой удар, слева. Внезапно он осознал, что полностью увяз в обороне, оказавшись в полукруге сверкающих клинков возле ступенек, ведущих к алтарю. Охваченный дикой яростью, Рагнар взревел, ощущая, как красный прилив бьется в его жилах, когда он рубит и кромсает смертельных врагов.

Рявкнул болтпистолет, и снаряд пронесся рядом с плечом Рагнара. Справа от него раздался дикий вопль десантника Хаоса, объятого серебряными языками пламени. Инквизитор Вольт, глаза которого сверкали смертельной ненавистью, миновал горящее тело и стал взбираться по каменным ступеням. Подняв свой пистолет, он выстрелил в Мэдокса. Освященная пуля со звоном отлетела от древних доспехов чернокнижника, но инквизитор, сделав еще шаг, выстрелил снова. Каждый раз, нажимая на спусковой крючок, Вольт выкрикивал имя:

– Гюнтер Мольт! Кир Сиренус! Матье Ван Дорн! Ириан Кар’Дома! Исседу Орбан! – Каждый выстрел бил Мэдокса точно в грудь, это был жестокий, карающий расстрел, и чародей шатался от каждого попадания. Вольт продолжал наступать, его лицо искривилось от ярости. – Эдвин Барон! Джедден бир Гуль! Души моих друзей вопиют о мести, ублюдок! А сейчас…

Из теней за алтарем выстрелил болтпистолет – и Вольт покачнулся, когда снаряд, прошив броню, вошел ему в бок. Из выходного отверстия в спине хлынула кровь, старый инквизитор зашатался, но сразу выпрямился и сделал еще шаг. Он поднял свой пистолет, но тут другой вражеский снаряд пробил его левое плечо. Светящийся фальшион склонился в бессильной руке Вольта, с лязгом царапнув ступени.

По обе стороны от Мэдокса из темноты выскальзывали фигуры грозных чернокнижников в богато украшенных доспехах, с жуткими клинками и болтпистолетами, наведенными на раненого инквизитора. Загрохотали выстрелы, тело Вольта содрогалось при попадании каждого тяжелого снаряда, которыми его изрешетили от шеи до бедер. Из последних сил он потянул за спусковой крючок – и снаряд отколол кусок от фронтальной части каменного алтаря. Затем его безжизненное тело рухнуло и соскользнуло вниз по ступеням, оставляя за собой кровавый след.

Прорычав свирепое проклятие, Рагнар отсек ветеранудесантнику Хаоса ногу и сбил его наземь. Вокруг него отдавались эхом крики ярости и боли – его друзей окружили со всех сторон. В бедро вонзился клинок. Зарычав, как раненый волк, Рагнар застрелил атакующего в упор. Оставался только один вражеский воин, но чернокнижники Тысячи Сынов уже скользили вниз по залитым кровью ступеням, словно змеи, с черными клинками наготове.

Рагнара пронзила ослепляющая боль – это последний ветерандесантник обошел его защиту и всадил цепной меч в грудь молодого Космического Волка. Он почувствовал, что одно из его сердец перестало биться, и им овладела неподдельная звериная ярость. Бросив болтпистолет, он схватил воина за запястье правой руки и снес шлем десантника Хаоса одним взмахом клинка.

Вытащив вражеский меч из груди, Рагнар упал на колени. Его мышцы извивались под кожей, подобно змеям, а мозг словно горел в огне. Молодой Космический Волк бросил взгляд на верхнюю часть лестницы, мимо спускающихся вниз чернокнижников, на алтарь и возвышающуюся фигуру Мэдокса. Копье там, сейчас не дотянуться.

Из горла Рагнара вырвался крик страдания, и он почувствовал, что его тело начало изменяться. Он стал исступленно рвать с рук перчатки, и его леденящий клинок с грохотом упал на пол. К тому моменту как Рагнар стянул перчатки, из кончиков пальцев уже проросли когти.

Оглянувшись на Торина, Рагнар увидел, что старший Волчий Клинок тоже пал на колени, корчась от боли в тисках проклятия. Вульфены продолжали битву, раздирая зубами и когтями врагов, до которых могли дотянуться. Сигурд все еще держался, сражаясь с двумя ветеранамидесантниками Хаоса одновременно. Недостаток мастерства он восполнял звериной свирепостью. Он оскалил свои изогнутые клыки, а глаза его светились желтым золотом.

По мере того как проклятие набирало силу, воздух все больше наполнялся звериным воем. Наверху залитой кровью каменной лестницы Мэдокс откинул назад голову и захохотал, наслаждаясь своим торжеством.

И тут балки храма потряс яростный рев, словно рычание раненого медведя. Мимо Рагнара пронеслась тень, и пол содрогнулся под тяжелой поступью ног, закованных в броню. Примчавшись к подножию лестницы, Хаэгр бросился с молотом на шеренгу чернокнижников.

Истекая кровью, льющейся из нескольких ран, громадный Волчий Клинок, описав молотом грозную дугу, снес со своего пути сразу двух колдунов.

– Это – за Русса! – прорычал гигант. Другой чародей, сделав выпад справа, вонзил меч в бедро Хаэгра. Охнув, Хаэгр прикончил десантника Хаоса быстрым ударом сверху. – Это – за Торина! – воскликнул он, продолжая подниматься по ступеням.

Еще один чернокнижник, бросившись слева, глубоко вогнал свой меч в бок Хаэгру. Огромный Космический Волк, пошатнувшись, взмахнул молотом и разбил чародею голову.

– Это – за Габриэллу! – мрачно произнес он.

Хаэгр поднялся еще на одну ступень. Отведя назад молот, он взмахнул им что было сил и разнес обсидиановый алтарь на куски с оглушительным грохотом. Мэдокс отшатнулся назад, изрыгая проклятия, а Волчий Клинок потянулся к нему широченной ручищей.

– А это, ублюдок с черным сердцем, – за моего брата Рагнара! – воскликнул Хаэгр, поднимая свой грозный молот.

Волчий Клинок стиснул рукой горло врага, но в тот миг, когда он потянул Мэдокса к себе, Рагнар заметил мерцание черного металла – это чернокнижник извлек висевший на бедре адский клинок.

Хаэгр и Мэдокс с грохотом столкнулись. На мгновение они словно застыли. Раздался скрежет металла – это рука Хаэгра сжимала горло чернокнижника, но затем он осел, опустившись на одно колено, когда Мэдокс вытащил свой меч из груди гиганта.

Громовой молот выпал из руки Волчьего Клинка. Все еще сжимая шею чернокнижника, Хаэгр рванулся вперед из последних сил и схватил Копье Русса. Мэдокс, изрыгая проклятия, отчаянно старался удержать реликвию. Отведя назад свой адский клинок, он вонзил его в плечо Хаэгра, прямо у основания шеи. Кровь брызнула фонтаном, но Волчий Клинок не уступал. Последним яростным движением Хаэгр вырвал Копье из руки Мэдокса и швырнул его вниз на ступени у себя за спиной. Мэдокс завопил от ярости, когда Копье Русса оказалось среди уцелевших Волков. Пролетев мимо головы Рагнара, оно упало острием вперед прямо позади Габриэллы. Навигатор, которая сражалась рядом с одним из вульфенов, отвернулась от чернокнижника Хаоса, находившегося перед ней, и бросилась за Копьем. Выпустив из руки свой ксенотехпистолет, она ухватилась за древнюю реликвию и закрыла глаза, словно уйдя в себя. Ее шишковидный глаз засиял, как новорожденная звезда.

Внезапно глаза навигатора вновь открылись. Она бросила взгляд на Рагнара, который находился всего лишь в нескольких метрах от нее. Рот Габриэллы раскрылся, но не раздалось ни звука. Затем ее взгляд упал на черный клинок, торчащий из живота, и она медленно сползла на пол.


ОБРЕЧЕННЫЕ | Честь Волка | КОПЬЕ РУССА