home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



СЕРДЦЕ ВОЛКА

Честь Волка

Четыре «Громовых ястреба», позади которых сияло солнце системы Гидра Гидалис, мчались на полной скорости, пикируя на темную громадину, дрейфующую перед ними, подобно пучку копий с железными наконечниками. Опасаясь, что с космического скитальца может вестись внешнее наблюдение, Рагнар Черная Грива хотел до последнего скрывать их приближение, пользуясь тем, что яростные солнечные ветры, излучаемые тремя солнцами системы, маскировали выбросы его кораблей.

Он висел в пустоте, словно изрытый выбоинами осколок разрушенной планеты. Каменистые гребни, ледяные равнины и груды вмороженного металла тянулись более чем на десяток километров. Большинство имперских линкоров просто потерялись бы рядом с этой махиной. «И ведь это далеко не самый большой скиталец», – мрачно размышлял Рагнар, изучая зловещего исполина в иллюминаторы командной палубы ведущего «Громового ястреба».

Космическими скитальцами называли обломки кораблей, погибших в варпе, что дрейфовали из Имматериума в космическое пространство и обратно, словно на волнах невидимого прилива. Многие из них – всего лишь глыбы безжизненного камня, возможно оторванные от планет варпштормами в давно минувшие века. В иных, однако, было полным полно корпусов погребенных звездных кораблей, некоторым из них десятки тысяч лет, и далеко не все, судя по внешнему виду, творения рук человеческих. Такие находки становились легендой, часто они представляли собой кладезь утраченных технологий и знаний других рас.

Иногда они несли в себе ужасы, спрятанные в глубинах их палуб: омерзительных чужаковзахватчиков, полчища извращенных мутантов или чего похуже.

Этот космический скиталец впервые появился на границе системы почти восемь стандартных месяцев назад, и горстка обветшалых кораблей, из которых состояла оборонительная эскадра системы Гидалис, подобралась к нему достаточно близко, чтобы провести ряд дистанционных исследований. Вскоре через астропата был передан сигнал тревоги, и три месяца спустя Фенрис направил свой ответ.

Теперь между приближающимся скитальцем и сорока пятью миллиардами граждан Империума, проживающих на Гидра Кордалисе, стоял лишь Рагнар Черная Грива и его небольшая рота Космических Волков.

Резкий свет главного солнца системы Гидалис придавал воображаемому носу космического скитальца бледный сероголубой оттенок. Над его каменистой поверхностью вились струйки пара – это выкипали под ослепительным сиянием трех светил ледяные карманы. То там, то тут болезненно ярко вспыхивал свет на металлической балке или на иззубренном осколке корпусной обшивки. Мрачные тени роились в глубинах древних метеоритных кратеров. Казалось, они смещаются по мере того, как изменяется положение «Громового ястреба», подобно многочисленным глазам какогото огромного хищника. От этой мысли у Волчьего Лорда внутри похолодело. Рагнар прежде всего сын Фенриса, и его народу присуще здоровое чувство страха перед кошмарами глубин.

Обнажив клыки в беззвучном рыке, Рагнар обвел взглядом залитую красным светом командную палубу. Даже при самом благоприятном стечении обстоятельств здесь было очень тесно. Первый и второй пилоты сидели рядом в носовой его части. Старший техножрец и старший оператор авгура располагались сразу за ними, одетые в громоздкие бронированные летные костюмы с покатыми плечами. В них они были похожи на обезьян. Однако огромная фигура Рагнара в силовых доспехах подавляла своими размерами всех. В присутствии Волчьего Лорда, стоявшего в тыльной части отсека, там, кажется, и шевельнуться было нельзя, но экипаж корабля работал на пределе своих возможностей, не обращая на него внимания.

Волчий Лорд обратил взгляд на оператора авгура справа от себя.

– Есть ли изменения? – спросил он.

– Никак нет, мой лорд, – ответил оператор, продолжая всматриваться в колышущиеся линии на экранах авгура. Подняв руку в перчатке, оператор провел ею по ряду покрытых медью рукояток настройки. – Ни теплового излучения двигателя, ни сигналов авгура. Он дрейфует с постоянной скоростью, направляясь к центру системы.

– Хоть какоето излучение энергии? – спросил Рагнар.

Оператор покачал головой:

– Пока никаких. Мы узнаем больше, подобравшись поближе.

Задумчиво кивнув, Рагнар обратился к пилоту:

– А где корпус того корабля, который заметили силы обороны на своих авгурах?

Пилот бросил взгляд через плечо на Волчьего Лорда; как и Рагнар, этот Космический Волк был без шлема. Изпод кустистых рыжих бровей сверкали яркосиние глаза, бледную кожу правой щеки покрывала сетка тонких шрамов.

– Мы найдем его на верхней части скитальца, мой лорд, – прогремел пилот, – примерно посредине, так они объяснили. Будем там через несколько минут. – Затем он опять развернулся и прикоснулся к воксбусине за ухом. – Звено «Йотун»: схема захода на посадку «Эпсилон», – рявкнул пилот, – и, Снорри, держика свой толстый зад на сей раз в боевом порядке. Если тебя вновь подстрелят, вернешься прямиком на Фенрис!

Рагнар не расслышал ответа Снорри, но командир звена, смачно хохотнув, выжал на полную. Три других «Громовых ястреба», входящих в звено, перестроились в боевой порядок в виде стрелы и, полыхнув белоголубыми языками пламени из маневровых двигателей, вошли в последнюю фазу сближения.

Сдвинувшись, Волчий Лорд дотянулся до ближайшего пиллерса, когда десантноштурмовой корабль рывком пошел на подъем и оказался над округлым носом космического скитальца, менее чем в ста метрах, и под ним замелькали равнины, на которых чередовались скалы и искореженный металл. Рагнару бросались в глаза выпирающие с поверхности разбитые корпуса кораблей: здесь – изогнутый бак имперского торгового судна, там – пилообразный профиль орочьего рейдера. Однажды ему показалось, что он заметил приглушенный отблеск пожелтевшей кости, замурованной в дымящийся паром ледяной покров.

Затем он увидел его, вздымающийся над неровным каменным полем, словно темный кафедральный собор.

– Там, по правому борту. – Рагнар указывал вправо по курсу. – Это он!

– Где? – спросил пилот, вглядываясь в темноту. Затем он выпрямился в своем кресле. – А, да. Теперь я его вижу.

Древний боевой корабль поднимался из центра космического скитальца, будто тот сформировался именно вокруг этого судна. Со всех сторон корабль был засыпан щебнем, который поднимался почти до уровня его надфюзеляжной палубы с орудийными башнями. Кораблю было более четырех тысяч лет, но его командный мостик, укрепленный контрфорсами, попрежнему высился, поражая взоры своей горделивой статью, не тронутой временем. Нос имперского линкора был почти полностью погребен, но Рагнар заметил, что вместо венчающей его обычной орлиной головы поднималась фигура вооруженного воина, со щитом и мечом наизготовку.

Техножрец в своем кресле потянулся и вытащил толстый, переплетенный в кожу том из ранца под своей консолью. Жрец быстро просматривал пожелтевшие страницы, сравнивая статую на боевом корабле с изображенными в книге. Внезапно он выпрямился.

– Вот, – произнес он с благоговением. – Это «Доминус Беллум». Как здесь написано, один из кораблей Вандира. Исчез сразу после битвы за ОфелиюСемь.

Рагнар внимательно изучал заброшенное судно. То, в каком состоянии находится древний линкор, имеет решающее значение для его планов. Получив рапорт оборонительной эскадры системы Гидалис, он сразу понял, что его ударному крейсеру «Штормовой волк» в одиночку никак не справиться с космическим скитальцем. Если же реакторы «Доминус Беллум» остались неповрежденными, возможно, удастся уничтожить дрейфующего скитальца изнутри.

– Что с энергией? – спросил Волчий Лорд.

Изучив экраны, оператор авгура покачал головой:

– Ничего, мой лорд. Он… Минутку! – Оператор стал подкручивать рукоятки, и линии на одном из экранов внезапно дернулись. – Воспринимаю скачки энергии вдоль надфюзеляжной части и сигналы авгура в зетдиапазоне!

– О клыки Моркаи! – выругался пилот, хватаясь за свой микрофон. – Звено «Йотун»! Маневр уклонения!

В это мгновение Рагнар увидел крошечные огненные вспышки вдоль верхней палубы линкора, и «Громовой ястреб» внезапно накрыло ураганным огнем трассирующих разрывных снарядов. Раздались оглушительные удары по его бронированному корпусу, десантноштурмовой корабль перешел в пике навстречу коварному скитальцу, и Волчьего Лорда швырнуло вперед. Остальные «Громовые ястребы» звена «Йотун», окутанные дымом от незначительных взрывов на корпусе и крыльях, последовали за лидером.

«Громовой ястреб» рванулся вперед сквозь шквал заградительного огня, и Рагнар крепче стиснул поручень. Оборонительные турели линкора вели беспрерывный огонь по приближающимся штурмовым кораблям: в пространстве перед ними взметнулась стена энергетических разрядов, высокоскоростных пуль и снарядов. Шрапнель от близких разрывов градом осыпала «Громовой ястреб», чудовищный удар, словно кулак титана, обрушился на его правый борт. На консоли техножреца вспыхнули огненноалые иконки, руки молодого члена экипажа запорхали по переключателям, а губы шепотом вознесли молитву во спасение, обращенную к Омниссии.

Волчий Лорд издал едва слышный рык. Планировалось найти неповрежденную ангарную палубу и сесть на нее, но теперь об этом и думать нечего. Рагнар осознал, что со всякой надеждой на быстрое и спокойное уничтожение скитальца нужно распроститься. Протянув руку, он сжал плечо пилота.

– В атаку, полный вперед! – воскликнул он. – Доставь нас на борт любым способом.

Кивнув в ответ, пилот прикоснулся к воксбусине, чтобы передать приказ звену. Десантноштурмовой корабль потряс еще один удар, и чуткое обоняние Рагнара уловило запах горящей проводки. Волчий Лорд мгновенно развернулся и бросился через расположенный сзади люк к трапу, ведущему к штурмовому отсеку, где ожидала его Волчья Гвардия и жрецы роты.

Рагнар с лязгом опустился на покрытую металлом палубу. Штурмовой отсек, смахивающий на пещеру, предоставлял достаточно пространства для тридцати полностью оснащенных космодесантников, но сейчас в нем с трудом разместились десять воинов в громоздких тактических дредноутских доспехах. Пусть древние терминаторские доспехи тяжеловесны и затрудняют движения, но они как нельзя лучше подходят для действий в тесных переходах космического скитальца, и Рагнар использовал все, что смог найти. Головы в шлемах развернулись в сторону Волчьего Лорда, дружный рев по вокссвязи и поднятые силовые кулаки бойцов Волчьей Гвардии приветствовали боевого командира. Юрген, Железный Жрец роты, поджидал его в дальнем конце отсека в окружении четырех мощных трелловсервиторов. Как и остальные Волки, Юрген был зафиксирован в десантном ложементе, его руки в перчатках держали книжицу в металлическом переплете. Склонив над ней голову в шлеме, он читал литанию защиты.

Адамантиевый шлем в форме крупной волчьей головы рядом с Рагнаром слегка повернулся к Волчьему Лорду, приветствуя его. Бледнозолотые линзы цвета волчьих глаз внимательно смотрели на него из черной глубины глазных отверстий шлема. Из вокса терминаторского доспеха Волчьего Жреца раздалось потрескивание.

– Как я понимаю, космический скиталец проявляет враждебность, – лаконично высказался он.

Усмехнувшись, Рагнар шагнул к своему десантному ложементу и потянулся к шлему. Обычно он терпеть не мог этой штуковины, предпочитая всю полноту ощущений от грохота битвы и горячих брызг крови. Однако для этого необходим воздух, а есть ли он в корпусе линкора – как знать?

– Честно говоря, мне и в голову не приходило, что это может быть подругому, – ответил он. – Хотя я не ожидал столь горячего приема.

Надев шлем, он со щелчком соединил его с адамантиевым горжетом. Мгновение темноты – и оптические системы шлема, замигав, ожили. По краям поля зрения Рагнара тускло светились значки и цифровые данные, которые показывали состояние доспехов – и его, и всей группы. От дав вполголоса распоряжение, он подключился к командному каналу «Громового ястреба» и, влезая в десантный ложемент, получил полные данные обо всей роте. Волчий Лорд мрачно отметил, что три значка Кровавых Когтей отделения Хогуна светятся желтым. «Четвертому кораблю звена „Йотун“ здорово досталось, – мелькнула нерадостная мысль. – Трое выведено из строя, а мы еще даже не добрались до цели. Дурное предзнаменование».

Корма десантноштурмового корабля сотряслась от чудовищного удара, и Рагнар удержался на месте только благодаря ремням безопасности своего десантного ложемента. На мгновение его желудок словно подбросило, когда корабль резко вильнул в сторону. Боевое освещение замигало и погасло. В наступившей темноте один из Волчьих Гвардейцев, запрокинув голову, издал дикий вой. Кулак с мечом забряцал по нагруднику, хриплые голоса Космических Волков слились в боевых кличах, древних, как сам Фенрис. Рагнар оскалил зубы в тесном пространстве шлема и ощутил, как вскипает его кровь. Раздался оглушительный рев, и «Громовой ястреб» сотрясся от носа до кормы. Яркокрасный значок вспыхнул сигналом предупреждения, но Волчий Лорд уже понял, что сейчас произойдет.

– А вот и мы! – вскричал он, и в этот миг штурмовое судно жестко опустилось на корпус линкора с жутким скрежетом корежащегося металла.

Рагнар высвободился из ремней безопасности ложемента. Прошептав слова благословения, он сделал запрос машинному духу «Громового ястреба» и оценил положение своих отрядов. Звено «Йотун» нарушило боевой порядок по приказу командира звена, и высокая скорость сближения разбросала корабли широкой дугой по надфюзеляжной палубе древнего линкора. «Йотун4» оказался ближе остальных к «Громовому ястребу» Рагнара, зайдя на посадку параллельно десантноштурмовому кораблю Волчьего Лорда, – примерно в семистах пятидесяти метрах от него. «Йотун2» сел в тени одной из огромных надфюзеляжных башен лэнсизлучателей, на расстоянии более километра. Имеющиеся данные не позволяли сделать вывод, сможет ли их десантноштурмовой корабль взлететь снова. «Йотун3» нигде не было видно, в глаза бросалось и отсутствие значка этого «Громового ястреба» на дисплее.

Удержавшись от гневного проклятия, Рагнар махнул рукой Юргену.

– Пробивай брюхо! – приказал он, и Железный Жрец принялся за дело.

Высвободившись из своего десантного ложемента, Юрген проскользнул между громадными терминаторами и опустился на колени перед люком в палубе посреди отсека. Из вокса богато украшенных силовых доспехов жреца гулко зарокотал его голос, прося прощения у древних духов «Доминус Беллум». Затем, открывая панель доступа возле люка, он прочитал Благословение Огневому Пролому. Юрген поднял тяжелый рычаг, и мелтазаряды, прикрепленные к пробойному устройству на брюхе «Громового ястреба», взорвались, издав тяжелое глухое «буммм!». Раздался пронзительный свист раскаленных газов – это направленный заряд плазмы, подобно раскаленному наконечнику копья, пронзил корпус корабля, пройдя сквозь шесть с лишним метров тяжелой брони.

Волчьи Гвардейцы молниеносно, как подобает многоопытным ветеранам, выстроились вокруг люка в брюхе корабля, в полной готовности к высадке. Рагнар включил командный канал связи на своем воксе. Сейчас он мог войти в вокссеть кораблей звена «Йотун» и связаться со своими разбросанными отрядами. По опыту он знал, что, как только окажется внутри огромного линкора, такой возможности может и не предоставиться.

– Ударная группа «Суртур», доложить ситуацию, – скомандовал он.

Первыми ответили Волчьи Разведчики и стая Серых Охотников Лейфа на борту корабля «Йотун2».

– Мы сейчас входим, – доложил Волчий Гвардеец – вожак стаи. – Вы приземлились в тысяче двухстах метрах от нас. Стая Хогуна ближе. Ты хочешь, чтобы я и Петур сначала соединились с Кровавыми Когтями?

– Ты за своей стаей смотри, Лейф, – влез Хогун. В хриплом голосе командира Кровавых Когтей вибрировала ярость. – Кровавые Когти охотятся в одиночку!

Горячность в голосе Хогуна поразила Рагнара. Этот Волчий Гвардеец проявил себя хладнокровным, четко мыслящим воином, именно поэтому ему и было доверено командование вспыльчивыми и склонными к опрометчивым действиям Кровавыми Когтями.

– Каково положение твоей стаи, Хогун? – рявкнул Волчий Лорд.

– Трое братьев тяжело ранены. Они погрузились в Багровый Сон, – проворчал Хогун. (Убить космических десантников с их совершенной физиологией, обладающих дополнительными жизненно важными органами, очень и очень трудно. В полевых условиях космодесантники, выведенные из строя изза ранений, часто впадали в особое бесчувственное состояние, в котором их жизнь поддерживалась до оказания надлежащей медицинской помощи.) – Несколько снарядов прошило штурмовой отсек, – продолжил командир стаи. – Остальные отделались легкими ранениями.

– Ктонибудь знает, что случилось с «ЙотуномТри»? – спросил Рагнар.

– Им изрядно досталось, прямо перед целью, – доложил Лейф. – Я не вполне уверен, но думаю, что они проскочили и сели на правом борту корабля.

– Они с тобой связывались?

– Нет, мой лорд. Возможно, их вокссистема вышла из строя. Как я сказал, им здорово досталось.

Таким образом, стаи Серых Охотников и Длинных Клыков пропали без вести и, возможно, погибли. Вытащив из кобуры болтпистолет, Рагнар прикинул варианты.

– Хорошо, – сказал он. – Я и моя стая активируем наши маяки. Лейф, ты и Хогун вступите в бой по нашему сигналу. Петур, возьми своих разведчиков и посмотри, сможешь ли ты обнаружить «ЙотунТри». Мы задержимся здесь, пока все не соединятся. Затем мы отправимся к реактору. А теперь отправляйтесь, и да пребудет с вами Русс.

– За Русса и за Всеотца! – ответил Лейф, и канал связи умолк.

Удовлетворенный, Рагнар активировал маяк своих силовых доспехов и приказал Волчьей Гвардии сделать так же. Затем он кивнул Юргену, и Железный Жрец повернул тяжелый диск на панели управления возле люка. С резким шипением люк открылся, выпустив столб обжигающего пара. Подойдя к краю, Рагнар бросил взгляд в округлый цилиндр полурасплавленного металла, уходящий в темноту.

Обнажив клыки, Волчий Лорд прыгнул в шахту.

Падение длилось дольше, чем он ожидал. Рагнар пролетел сквозь пробитую шахту и пространство под ней, которое походило на пещеру, и опустился на накрененную палубу двадцатью метрами ниже с глухим ударом, который разнесся эхом по древнему кораблю. Сервомоторы его доспехов взвыли. Он припал к палубе на мгновение, но тут же вскочил на ноги и ринулся вперед с пистолетом на изготовку. Меч Волчьего Лорда покинул ножны, и его зубья алмазной прочности зловеще зарокотали, неся смерть.

Рагнар оказался в длинном проходе, заваленном обломками, с высоким потолком. В слабом отблеске звездного света, падающего через бронированные иллюминаторы, погруженный в тишину коридор терял свои очертания. Повсюду валялись опорные балки, вдребезги разбитые опрокинутые статуи и поломанные контейнеры. Вековая пыль вялыми воронками кружилась вокруг ног Рагнара. Приборы его доспехов фиксировали высокую температуру и наличие атмосферы, сильно насыщенной азотом, в которой ощущался какойто отвратительный едкий запах.

Следующим на палубе появился Волчий Жрец, его крозиус арканум угрожающе потрескивал энергией. Затем один за другим быстро спустились Волчьи Гвардейцы – терминаторы, которые тут же закрыли периметр, чтобы Юрген и его траллсы сгрузили бронированный контейнер с плазменным вышибным зарядом. Железный Жрец полагал, что им понадобятся как минимум три заряда, чтобы пробить оболочки реакторов линкора и уничтожить космический скиталец. Рагнар захватил четыре на всякий случай. Один заряд был в стае Лейфа, другой – в стае Хогуна; у Эйнара, вожака стаи Серых Охотников на «Йотуне3», хранился резервный. Теперь, когда Эйнар исчез, они лишились своего запаса надежности, и Рагнару это совсем не нравилось.

Мощные лучи прожекторов прорезали темноту – это Волчьи Гвардейцы активировали фонари своих доспехов.

– Ого, мой лорд! – воскликнул один из воинов. – Глянька сюда!

Проследив за лучом прожектора гвардейца, Рагнар обнаружил странную груду оружия в пыли. Нахмурившись, Волчий Лорд подошел к ней ближе. Это были грубо сработанные из листовой обшивки судовых переборок мечи и топоры. Рядом лежало здоровенное неуклюжее огнестрельное оружие, явно созданное для когото значительно крупнее человека. Под ним валялась длинная спутанная патронная лента с ржавыми патронами.

– Зеленокожие! – прорычал Рагнар. – На этом корабле побывали орки, но что же с ними случилось?

– Должно быть, прежние владельцы их выпроводили, – ответил Волчий Жрец. – Ктото же управлял турелями.

– Это не так, – заметил Юрген, осторожно опуская вышибной заряд на палубу. Могучая серворука Железного Жреца с шипением пневматики подтянулась к его ранцу. – Это могла быть автоматика, которую задействовал машинный дух корабля, – продолжил он и пожал плечами. – По крайней мере, мы теперь знаем, что реакторы линкора все еще активны.

Рагнар слегка пнул груду оружия носком ботинка.

– Так что же случилось с зеленокожими? – размышлял он вслух. – И почему их тела убрали, а оружие оставили?

У Волчьего Лорда крепло дурное предчувствие, и волосы на его затылке встали дыбом. Тут чтото не так. Он повернулся и пристально вгляделся в заваленный обломками проход, ведущий к корме. Рагнар чувствовал, как по спине ползет холодок, ему казалось, будто поверхность его мозга неумолимо покрывается ледяной изморозью. Он с сожалением подумал о том, как ему не хватает сейчас Рунического Жреца.

Волчий Лорд включил вокс:

– Всем стаям доложить о ситуации.

В ответ раздались шипящие хрипы помех. Слова тонули в потоке шума. Должно быть, это Хогун, но Рагнар не был в этом уверен.

– Проклятые бронированные переборки, – пробормотал он.

– Тише! – воскликнул Волчий Жрец. – Ты слышал?

Подняв голову, лорд прислушался, предельно напрягая свой обостренный слух. Да! Он услышал это – легкий шорох, подобный шелесту ветра над грудами щебня или шуму далекого прибоя. Или похожий на сухое цоканье когтей, многих сотен когтей по палубе древнего линкора.

Они заполонили весь проход бурлящей хитиновой волной, их бронированные панцири тускло поблескивали в свете прожекторов. Толпа ксеносов, обтекая препятствия, двигалась вдоль бугристых стен, подобно огромному скоплению пауков, которые использовали все свои конечности – четыре руки и мощные ноги – в поисках точек опоры на гладких металлических переборках. Они почти не уступали размерами космодесантникам, с широченными когтистыми лапами, способными, казалось, разодрать адамантиевую пластину, и бронированными панцирями, отливающими пятнистозеленым в свете прожекторов Волчьих Гвардейцев. Их головы, похожие на луковицы, лишь отдаленно напоминали человеческие, зияя злобными клыкастыми пастями и сверкая черными глазами, холодными, как сама бездна.

Людям системы Гидра Гидалис угрожает куда большая опасность, чем это представлялось раньше.

– Генокрады! – взревел Рагнар, открыв огонь из болтпистолета по надвигающейся лавине.

Массреактивные заряды достигли цели, и в воздух взлетели обломки разодранных панцирей и оторванные конечности. По проходу эхом покатились пронзительные нечеловеческие вопли, которые заглушил грохот штурмболтеров – ответ врагам Волков Фенриса.

Передние ряды монстров, которые прошивали непрерывные очереди разрывных снарядов, корчились и сотрясались. Один из Волчьих Гвардейцев, с ревом шагнув вперед, навел на приближающуюся орду тяжелый огнемет. Десятки визжащих чудищ исчезли в бурлящей волне прометия, но остальные рвались дальше, топча своих полыхающих сородичей сотнями когтистых ног.

С другого конца коридора также донеслись эхом крики и выстрелы. Монстрыксеносы окружили Космических Волков. Рагнар увидел мельком на другом конце периметра Волчьего Жреца, который направил оружие половины Волчьих Гвардейцев в сторону новой волны атакующих. Еще один терминатор открыл огонь из тяжелого огнемета, залив передний проход дугой всепоглощающего пламени.

Генокрад прыгнул на Рагнара с правой стены прохода, вытянув когтистые лапы. Крутанувшись на левой ноге, Волчий Лорд застрелил монстра в упор и швырнул его продырявленную тушу в надвигающуюся толпу. Еще несколько чудовищ прыгнули на него со стен и из передних рядов. Леденящий клинок лорда, взвыв, на лету обезглавил одного из атакующих, а затем развернулся и отсек конечности другого. Четвертый монстр встал перед Рагнаром на дыбы, и космодесантник, издав рев, полный жажды битвы, выстрелил ему прямо в морду. Затем воздух наполнился бессмысленными скрежещущими визгами, и кошмарная волна захлестнула Космических Волков.

Когти с лязгом обрушились на доспехи Рагнара; подобно кинжалам, они кололи его в бедра, плечи, шею, лицо. Оба сердца Волчьего Лорда колотились в груди, кровь бурлила праведным гневом. Описывая сокрушительные дуги, его древний меч кромсал туловища, отрубал конечности и рассекал горла. Изрубленные туши генокрадов испускали нещадно смердевшую жижу, каждый удар, нанесенный монстрами Рагнару, лишь пуще распалял его. Неистовство битвы охватило космодесантника, и он принял его с радостью.

Поле зрения Рагнара сузилось. Его уши заполнил вой, который становился то громче, то тише, словно стенание душ проклятых. Звуки сражения приугасли, будто доносились издалека. Даже неимоверная скорость чужаков, казалось, уменьшилась. Найдя щель в его доспехах, ксенос вонзил в нее коготь. Обезглавив монстра ударом слева, Волчий Лорд тут же хладнокровно застрелил в упор еще троих. Предупреждающая иконка в уголке дисплея сообщила Рагнару, что магазин его оружия опустел. Он разнес рукояткой болтпистолета череп прыгнувшего на него чудища и отшвырнул его тело на палубу.

Вокруг лорда его Волчьи Гвардейцы расправлялись с обезумевшими чужаками кулаками и клинками, их терминаторские доспехи были сверху донизу заляпаны кровью монстров. Рагнар мельком заметил, как Юрген своей могучей серворукой расшвыривает сокрушенных генокрадов во все стороны. Железный Жрец находился на противоположной стороне круга, размахивая своим полыхающим крозиус арканумом и выкрикивая свирепый боевой клич на языке Фенриса.

Монстр прыгнул на Рагнара слева. Не задумываясь тот оглушил тварь ударом пистолета, а затем раскроил ее от плеча до бедра ударом залитого кровью клинка. В это мгновение другой генокрад ринулся с противоположной стороны, нацелившись когтями в горло Волчьего Лорда. Однако ему не хватило времени – монстра разнесла на куски очередь из штурмболтера Волчьего Гвардейца, оказавшегося рядом.

Рагнар развернулся в поисках очередного противника, но его взгляд повсюду натыкался лишь на груды поверженных врагов. Перемещаясь между ними, терминаторы приканчивали недобитых тварей из своих дымящихся болтеров. Три траллсасервитора Железного Жреца были мертвы, их тела из плоти и металла разодрали когти ксеносов. Опустившись на колени возле четвертого, Юрген пытался отремонтировать поврежденный сустав его ноги. Волчий Жрец держался в стороне, его терминаторский доспех заливал зловещий красный свет все еще полыхающих луж прометия.

Волчий Лорд глубоко дышал, стараясь унять пылающее в крови пламя. Его руки тем временем извлекли пустой магазин болтпистолета и вставили новый. В ушах у него попрежнему отдавался эхом свирепый, звериный вой, бессмысленный и безумный.

Похолодев, Рагнар осознал, что этот вой доносится по командному каналу связи. Похоже на голос Хогуна.

– Хогун? – позвал Волчий Лорд по воксу. – Хогун, ответь мне! – Вой внезапно прекратился, но Хогун не отвечал. Выругавшись про себя, Рагнар переключил канал связи. – Лейф? Как слышишь меня?

Тут же прозвучал ответ, но настолько искаженный атмосферными помехами, что понять чтолибо было невозможно.

Волчий Жрец резко повернулся, поднимая свой штурмболтер.

– Опять цоканье, – предупредил он, – доносится со стороны кормы.

Теперь, когда их присутствие обнаружено, генокрады полезли из своих убежищ, чтобы отыскать незваных гостей. Вполне вероятно, что они атакуют все отделения десантников, и, похоже, Кровавые Когти находятся в особенно трудном положении. Если Рагнар не предпримет срочных мер, тираниды сомнут всю группу и судьба этой системы будет решена.

– Следуйте за мной! – приказал он, двинувшись в дальний конец прохода, в том направлении, где находилась стая Хогуна. – Тяжелые огнеметы прикрывают тылы. Эти ксенотвари не должны застать нас врасплох.

Волчьи Гвардейцы безмолвно выстроились в боевой порядок, окружив Юргена и его вышибной заряд, и быстро двинулись по коридору. Волчий Жрец молча шел размашистым шагом рядом с Рагнаром, настороженно вглядываясь в сумрак. Он, несомненно, также слышал тот вой по связи и догадывался, что он предвещает.

Давно уже Рагнар не слышал такого воя от своего собратаВолка. Каждый Космический Волк должен бороться со зверем внутри себя. Дары Русса своим сынам – это палка о двух концах, как и все, связанное с Фенрисом. Силу и свирепость волка нельзя укротить, он непрестанно рвется с цепи, испытывая силу воли своего хозяина, и не различает ни друзей, ни врагов. Для этого волка существуют лишь охота и радость убийства.

Пройдя около семисот метров по коридору, Рагнар наткнулся на первые тела ксеносов. Эти монстры были убиты выстрелами из болтпистолета или изрублены топором и мечом, и чем дальше он шел, тем больше их попадалось. Следы бойни тянулись по проходу на сотню метров, и туши чужаков лежали там штабелями высотой почти по грудь Волчьему Лорду. Кровавые Когти Хогуна вели здесь эпическую битву, медленно, но неуклонно отступая под натиском колоссально превосходящего их численностью противника. Рагнар отгонял накатывающую волну страха, ожидая, что вотвот увидит разодранные тела космодесантников.

Вместо этого изза груды вражеских трупов выпрыгнули трое заляпанных кровью воинов и навели на Рагнара болтпистолеты. Один из них потерял в бою свой шлем, его взгляд пылал жаждой битвы. Узнав своего лорда, Кровавые Когти мигом опустили оружие и отступили в сторону.

– Приветствую тебя, Рагнар – Волчий Лорд! – воскликнул запыхавшийся воин с непокрытой головой.

– Приветствую, Бреги! – ответил Рагнар, проходя мимо десантников.

Он оказался в ответвлении коридора, где находились восемь встревоженных Кровавых Когтей. Запекшаяся кровь сверху донизу покрывала их помятые доспехи. Они подняли в боевом приветствии свое окровавленное оружие, и Рагнар отсалютовал им в ответ.

– Что здесь произошло? – спросил он.

Вперед выступил, высоко подняв голову, Бреги.

– Мы шли вам навстречу, мой лорд, – начал он, – а проклятые ксеносы поджидали нас. Они прятались среди обломков и висели на стенах, укрываясь в тени. Хогун пытался вывести нас из засады, но их было слишком много. – Воин бросил мрачный взгляд в проход. – Они оттеснили нас сюда, а затем ударили оттуда, изза перекрестка. Ксеносы прорвали наш строй, и каждый оказался сам за себя. – Молодой воин смотрел на Рагнара. – Я потерял счет тварям, которых убил, но на месте каждой, что я уложил, казалось, появлялось десять новых. Затем Хогун… он начал выть, – сказал Бреги, и его лицо исказилось. – Он набросился на своих врагов, срубая полдюжины монстров каждым взмахом топора. Это было… ужасное зрелище.

– Я понимаю, о чем ты говоришь, – мрачно кивнул Рагнар. – Что случилось потом?

– Хогун бился как дикий зверь, – продолжал Бреги. – Эта мразь не могла противостоять ему. Он убил всех, до кого смог дотянуться, а потом, когда уже не осталось ни одной живой твари, он принялся кромсать трупы. Мы… мы пытались остановить его, пытались его успокоить, но, когда Эрдвульф и Хальвдан положили руки ему на плечи, он развернулся и раскроил Эрдвульфу череп. – Взгляд Кровавого Когтя упал на тела троих его товарищей. – Хальвдан и Свипдаг стали бороться с ним, решив, что Хогун одержим, и возможно, так и было. Хогун потерял в бою свой шлем, и я видел выражение его лица. – Бреги взглянул на Рагнара. – Он поддался волку, мой лорд. Я увидел это в его глазах. Он поддался Проклятию Вульфена.

– Где он сейчас? – спросил Волчий Лорд.

– Убив Хальвдана и Свипдага, он убежал в коридор, завывая, как проклятый, – ответил Бреги. – Хогун забрал с собой подрывной заряд. Тот так и остался закрепленным у него на спине.

Рагнар сдержал проклятие.

– Теперь ты вожак стаи, Бреги, – сказал он. – Старый Волк услышит о мужестве твоего отряда, когда мы вернемся в Клык. А теперь позаботься о своих людях.

Бреги с серьезным видом кивнул и повернулся к ожидавшим его воинам.

Жуткий вопль эхом прокатился из ответвления коридора. Это был зловещий, алчущий рык, исполненный безумия и боли.

На Рагнара нахлынули непрошеные воспоминания из далекого прошлого: о битве на Чарисе и злополучном полете «Кулака Русса», о Габриэлле и его старых товарищах, Торине и Хаэгре. Он увидел мысленным взглядом опустошенную бурей долину и услышал скорбные завывания вульфена. Все они испытали Проклятие Вульфена во время той мрачной кампании, каждый посвоему. На какоето время все они познали, что означает утратить самого себя.

Приблизился Волчий Жрец, его взгляд был проницателен и непроницаем.

– Что теперь, Волчий Лорд? – спросил он спокойно.

В сущности, он мог сделать только одно.

– Позаботьтесь о павших, – произнес Рагнар. – Я иду за Хоганом.

Честь Волка


АННОТАЦИЯ | Честь Волка | СКРЕПЛЕННОЕ КРОВЬЮ