home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



СКРЕПЛЕННОЕ КРОВЬЮ

– Двадцать секунд до высадки! – прокричал Микал Стенмарк по воксу, его голос перекрывал пронзительный свист ветра и грохот орудий. – Мы входим в зону зенитного заграждения.

И тут, как по заказу, рядом с десантной капсулой Берека Громового Кулака взорвался тяжелый снаряд, обдав шрапнелью ее бронированный корпус; Волчьего Лорда тряхануло в страховочных скобах, словно крысу в челюстях терьера. Штурмовая группа неслась на близкой к сверхзвуковой скорости сквозь зону противовоздушной обороны столицы, и снаряды стали рваться один за другим, отбивая сухую и резкую барабанную дробь по оболочке капсулы.

Командующие Имперской Гвардии на планете заверяли его, что за последние несколько недель большинство городских зенитных установок были выведены из строя. Еще один взрыв словно молотом ударил по капсуле сбоку, так сильно, что у Берека застучали зубы. «Если это, по их мнению, легкий противовоздушный огонь, то, клянусь Руссом, мне не хотелось бы узнать, каков тут заградительный огонь высокой плотности», – подумал он.

– Держитесь, парни, – произнес он со свирепой усмешкой, – здесь мы покатили по ухабам!

На планете Чарис, в агромире, расположенном угрожающе близко к Фенрису, мятеж Хаоса длился четвертый месяц. Слуги Губительных Сил восстали на десятках планет, разбросанных в секторе, контролируемом Космическими Волками, они свергали местные правительства, организовывали террористические акты и разрушали жизненно важные военные и промышленные сети. Многие восстания были жестоко подавлены Космическими Волками и местными подразделениями Имперской Гвардии, но скорость и агрессивность, которыми отличалась эта кампания, привели к тому, что силы ордена оказались разобщены, а его ресурсы истощились. Подразделения двенадцати великих рот Космических Волков действовали на более чем двух десятках планет, и несколько важных секторов балансировали на грани анархии.

Эти нападения были далеко не случайны. Старый Волк Логан Гримнар, Магистр ордена, понял это сразу. Все началось с мятежа Хаоса среди примитивных племен ксеносов на Гиадах, за которым последовали почти одновременные атаки в обширных пространствах космоса. Был приведен в действие сложный и коварный план, над которым явно работали долгие годы. Конечная цель противника оставалась тайной, но было ясно одно: если силы Хаоса не остановить в ближайшее время, то понадобятся десятилетия, если не века, чтобы ликвидировать ущерб, нанесенный многим мирам.

Берек и Старый Волк месяцами изучали закономерности возникновения мятежей в поисках оплота кампании Хаоса. Все признаки указывали на Чарис; вот почему Берек перебросил в этот агромир всю свою великую роту и принял на себя командование Силами Планетарной Обороны. В течение нескольких часов после прибытия он спланировал контрнаступление, с тем чтобы ударить в сердце мятежа. Он и его Космические Волки – наконечник копья, устремившийся вперед после артподготовки, проведенной их боевой баржей, которая находилась на орбите высоко над планетой.

Рапорты с поверхности планеты указывали на то, что два местных гвардейских полка и подавляющее большинство Сил Планетарной Обороны отреклись от своих священных клятв и присягнули на верность Губительным Силам. Им противостояли семь верных полков Гвардии, доставленных с соседних планет, и все они участвовали в жестоких сражениях, стремясь отбить у противника главные города планеты. Допросы захваченных офицеров и ополченцев указывали на то, что вожди мятежа – это бывший губернатор, лорд Волкус Бредвир, и его семья. Очевидно, лорд Бредвир и его окружение служили непотребному культу на территории губернаторского дворца, из которого и продолжали руководить своими последователями по всей планете.

Берек поклялся изменить все это очень скоро.

Столица Чариса яростно оборонялась силами одного из мятежных полков и подразделений тяжеловооруженного планетарного ополчения. В результате артиллерийского обстрела и воздушных бомбардировок, которые продолжались несколько недель, городские стены были полностью разрушены и целые районы превратились в груды дымящихся обломков, но мятежные силы возвели на каждом перекрестке укрепленные опорные пункты и превратили узкие улицы в заминированные огневые мешки. Сохранившим верность Империуму гвардейским полкам, ведущим боевые действия из ближайшего космопорта, удалось захватить лишь узкий плацдарм на восточной окраине столицы, в десятке километров от крепости, в которую превратился губернаторский дворец. Воздух над основательным, обнесенным стеной зданием мерцал от темной дымки пустотного щита, как у титана класса «Император», устойчивого к воздействию самых тяжелых снарядов, которые могла применить Гвардия.

Пока десантные капсулы стремительно мчались сквозь завесу противовоздушного огня, голографический планшет, вмонтированный в ложемент над головой Берека, во всех деталях показывал сражение, которое разворачивалось внизу. За несколько минут до того, как «Хольмганг» выпустил свои капсулы, гвардейские полки на окраине города начали яростное наступление, упорно пробиваясь к центру города.

Тяжелые танки и бронетранспортеры атаковали опорные пункты мятежников, продвигаясь вперед под непрерывным ливнем тяжелых артснарядов. Темные массы пехоты упрямо следовали за ними, рывками перемещаясь от одной воронки к другой под интенсивным огнем неприятеля. Позиции мятежников ощетинились выстрелами лазпушек, хвостами ракет, очередями настильного трассирующего огня по боевым порядкам надвигающейся пехоты. Потери возросли еще больше, когда имперские силы достигли зоны сплошного поражения. Танки и бронетранспортеры, взрываясь, превращались в огненные шары, и экипажи сгорали заживо.

Изменники применили против наступающих имперских войск все имеющиеся у них огневые средства, и авгуры кораблей Космического Десанта тщательно фиксировали их позиции.

На голографическом дисплее сбоку вспыхнул желтый предупредительный значок: «Хольмганг» и сопровождающие его ударные крейсеры открыли огонь. Бомбардировочные орудия дали залп снарядами весом с танк «Леман Русс», и четырьмя секундами позже они рванули завесой огня, которая вытянулась дугой шириной пять километров перед наступающими имперскими силами. Укрепленные опорные пункты мятежников были стерты с лица земли. Целые городские кварталы исчезли в кипящих облаках пламени и измельченного в порошок феррокрита. В одно мгновение праведного гнева линия обороны изменников была уничтожена. Даже наступление имперских сил, пораженных яростной мощью этой атаки, на миг приостановилось. Пока гвардейцы с благоговением взирали на происходящее, зона бомбардировки неумолимо смещалась к центру города, и полки вновь двинулись вперед, прокладывая путь сквозь проутюженные позиции неприятеля.

Десантные капсулы приближались к заключительному этапу своего полета, когда иконка предупреждения настойчиво засветилась красным и началась вторая фаза бомбардировки планеты флотом Космических Волков.

– А вот и оно, – произнес Берек, усаживаясь поглубже в своем кресле, когда увидел на дисплее, как значки пяти кораблей охранения типа «Нова», находящихся на высокой орбите, полыхнули темнокрасным: они открыли огонь из своих лэнсизлучателей по щитам губернаторского дворца.

Алчные лучи энергии ринулись вниз между стремительно снижающимися десантными капсулами. Один из них прошел так близко к капсуле Берека, что изза ионизации все бортовое освещение замигало и по голокарте побежали переливающиеся волны помех. Перегретый воздух за бортом капсулы завывал подобно легендарному штормовому волку, и Берек Грохочущий Кулак подхватил этот вой.

Пять лэнслучей плясали по щитам дворца почти целую секунду, вызвав волну сотрясающих взрывов, которые пробарабанили по летящим вниз капсулам так, что у Волчьего Лорда кости затрещали. Эти взрывы были настолько сильными, что Берек даже не почувствовал, как заработали тормозные установки капсулы, пока не увидел вспыхнувший на голодисплее отсчет времени, оставшегося до высадки. Через три секунды десантная капсула врезалась в землю, сработали пироболты, опустив штурмовую аппарель Берека на землю. Волчий Лорд нажал на клавишу быстрого разъединения привязных ремней и, взревев, ринулся прямо в адское пекло.

Рота Берека приземлилась на парадный плац площадью около квадратного километра, который растянулся перед воротами губернаторского дворца. Над выжженным полем брани завывал горячий ветер, он хлестал по открытому лицу Волчьего Лорда и спутывал его заплетенные светлые волосы. Вокруг дворца, из зданий, окружающих площадь, в небо вздымались столбы дыма.

Весь парадный плац был усеян обгоревшими до неузнаваемости трупами и фрагментами человеческих тел. Среди опаленных феррокритовых обломков пробирались люди с остекленевшими от шока взглядами, в почерневшей от жара форме. Быстро оглядевшись, Берек насчитал больше дюжины единиц бронетехники, расставленной по плацу. Некоторые из машин были объяты пламенем, другие перевернуты взрывами, но большинство их, казалось, были на ходу. Рота высадилась в центр механизированной колонны противника, которая использовала плац как район сосредоточения.

В пятидесяти метрах от Берека на землю опустилась задняя десантная аппарель БМП «Химера», и из нее выбралась группа ошеломленных мятежниковгвардейцев. Развернувшись, Волчий Лорд дал по ним длинную очередь из своего штурмболтера. Прошив насквозь застигнутых врасплох мятежников, разрывные снаряды засверкали по задней стенке бронетранспортера. Не успели их разодранные тела упасть на землю, как командир космодесантников активировал свой маяк и переключил вокс на командную частоту.

– Кровь и гром! – проревел он боевой клич своей роты. – Волчья Гвардия, ко мне! Всем стаям построиться и очистить площадь!

Он еще отдавал команду, а Космические Волки уже ринулись в бой, и по площади покатились эхом отрывистые глухие выстрелы штурмовых болтеров, зазвучали более размеренные очереди. Справа от Берека раздалось шипение дракона – это выстрелила ракетная установка «Циклон», послав бронебойную ракету в борт «Химере». БМП взорвалась, превратившись в огромный пламенный шар, и битва развернулась всерьез.

Четверо терминаторов, сопровождавших Берека в его десантной капсуле, заняли позиции вокруг своего лорда, паля из штурмболтеров. Один из Волчьих Гвардейцев навел свою штурмовую пушку на атакующую команду мятежников и разнес ее в клочки двухсекундной очередью. Над головами перекрещивались огненные вспышки – это вступили в действие ракетные установки «Ветер смерти» на нескольких капсулах Космического Десанта. Плац вспарывали разрывы, нарастал треск лазганов.

Просвистев через все поле боя, ракета поразила одного из Волчьих Гвардейцев, стоящих рядом с Береком. Кракракета ударила космического десантника прямо в грудь, отбросив его на шаг назад, но противотанковый снаряд не смог пробить адамантиевый нагрудник древнего терминаторского доспеха. Заметив расчет ракетной установки, Волчий Лорд уложил его быстрой очередью и занялся дислокацией своих сил.

Противовоздушный огонь и циклонические ветры разбросали шесть десантных капсул роты по всему парадному плацу. Со своего места Берек видел верхушки еще четырех капсул: одну – к северозападу, одну – к северу и две – к востоку.

– Алдрек! Где ты? – позвал он.

Рунический Жрец находился в капсуле с остальными Волчьими Гвардейцами Берека.

– Вижу тебя в трехстах метрах к востоку от нас, – незамедлительно отозвался Алдрек по воксу. – Мы идем.

С края плаца донесся глухой шум – взорвалась десантная капсула на востоке. По командному каналу зазвучал голос Торвальда, одного из вожаков стай Серых Охотников:

– Боевой танк с восточной стороны плаца! Несу потери!

– Мы видим его, брат, – ответил хриплый голос. Это Гуннар, один из командиров Длинных Клыков. – Мы несколько дальше к западу, но маневрируем, чтобы выстрелить прямой наводкой. Будь наготове.

Волчий Лорд с удовлетворением кивнул. Огонь из лазганов крепчал, прошивая плац нитями полыхающего огня со всех сторон, но рота разобралась в обстановке и решительно отвечала. Берек уже готов был отдать Волчьей Гвардии приказ о наступлении, но тут воздух сотрясся от грохота сдвоенных нефтехимических двигателей, из дыма возникла БМП «Химера» и рванула прямиком на командное отделение. Сорокатонная бронемашина, задев бортом десантную капсулу позади Волков, опрокинула ее набок и двинула на космодесантников, словно разъяренный носорогодон. Мультилазер из ее башни вел непрерывный огонь, терминаторы бросились врассыпную от несущейся боевой машины. Один заряд попал в наплечник терминаторского доспеха Берека и взорвался, так что в ушах у него зазвенело, оставив подпалину на изогнутом керамите. Оскалив клыки, Волчий Лорд повернулся к БМП, его силовой кулак потрескивал энергией.

– Кровь и гром! – воскликнул он, готовясь встретить противника лобовой атакой.

Берек опытным взглядом окинул приближающуюся бронемашину. Лазерные заряды один за другим проносились над головой, не причиняя ему вреда, пока «Химера» не подошла слишком близко, чтобы стрелок мог взять ее на мушку. Подняв свой штурмовой болтер, Волчий Лорд выпустил длинную очередь по смотровой щели водителя. Разрывные заряды грохотали по бронестеклу, и водитель, запаниковав, слегка повернул машину вправо от Берека. В это мгновение Космический Волк, шагнув вперед, всадил силовой кулак в правую часть БМП. Раздался чудовищный взрыв. Броня смялась, частично обращенная в плазму энергополем силового кулака. Передняя ось сломалась, вращающееся колесо пронеслось рядом с головой Берека, и БМП тяжело опрокинулась на левую сторону. Через несколько мгновений задний десантный люк распахнулся и уцелевшие окровавленные пехотинцы вывалились из дымящейся развалины под беспощадный огонь Волчьих Гвардейцев.

– Отличная атака! – крикнул Алдрек, вздымая в приветствии свой окровавленный рунический топор, когда он и еще четыре терминатора вышли тяжелым шагом из клубящегося дыма. – Гуннар подбил боевой танк из лазпушек и докладывает, что изменники отступают на восток.

Берек указал на север.

– Вперед, к дворцовым воротам! – воскликнул он. – Мы должны пробиться внутрь, пока мятежники не оправились от нашей бомбардировки и не перешли в контратаку. Если изменники приведут больше тяжелой бронетехники, нас сомнут прежде, чем наши союзники из Имперской Гвардии смогут сюда добраться.

Не дожидаясь ответа, Волчий Лорд тяжелой рысью пустился на север.

Над головой Берека проносились вспышки выстрелов из лазганов, и, по мере того как он приближался к дворцовым стенам, огонь становился все плотнее. Очереди трассирующих пуль отмечали их путь в дыму – мятежники открыли по ним огонь из тяжелых стабберов, установленных на квадратных башнях сторожевого пункта у ворот. Ракеты свистели в воздухе и взрывались над полем боя, обдавая Волчьего Лорда и его спутников тучами раскаленной шрапнели.

Минутой позже Берек присоединился к основной части своей роты в нескольких сотнях метров от дворцовых ворот. Две из трех его стай Серых Охотников укрылись за горящими обломками двух «Химер», тогда как две стаи Длинных Клыков вели огонь по дворцовым оборонительным укреплениям из двух воронок поблизости. Под его взглядом стрелки из стаи Длинных Клыков Торбьорна навели лазпушки на зубчатую стену крайней левой башни у ворот. Красные лучи превратили угол сооружения в облако феррокритовой пыли, усеяв полыхающими телами участок земли под стеной метров в шестьдесят.

При приближении Волчьего Лорда один из командиров стай Серых Охотников поднялся изза укрытия и бросился к нему.

– Рад встрече, мой лорд, – приветствовал его воин. – Кажется, у нас проблема.

Берек бросил на воина сердитый взгляд.

– Что за проблема, Эйнар? – спросил он.

В нескольких метрах от них один из терминаторов выпустил ракету «Циклон» по крайней правой башне у ворот, выбив взрывом кусок ее стены.

– Проклятые ворота! – ответил Эйнар, кивая в сторону дворца. – Они гораздо прочнее, чем мы считали. Лазпушки Гуннара и Торбьорна не могут их даже поцарапать.

Очередь из стаббера прошлась по феррокриту в нескольких метрах от них и по ноге и груди одного из Волчьих Гвардейцев. Тяжелые удары отбросили терминатора на шаг назад, но пули колотили по тяжелой броне, не причиняя никакого вреда. Волчий Гвардеец сделал грубый жест силовым кулаком в сторону дворцовой стены и дал в ответ очередь из своего штурмового болтера. Берек, задумчиво покачивая головой, изучал ворота своим усиленным зрением.

– У бывшего губернатора было достаточно времени, чтобы подготовиться к этому дню, – проворчал он. – Сколько у вас мелтабомб?

Эйнар бросил через плечо взгляд на свое отделение. Выстрел из лазгана или, возможно, из снайперской длинностволки со злобным треском ударил сбоку по его шлему. Космический Волк, казалось, не заметил этого.

– У нас – четыре, и в стае Ингвара осталось две.

– Передай их, – приказал Берек, и вожак стаи принялся собирать тяжелые плазменные фугасы.

Микал Стенмарк пробрался к своему лорду.

– Собираемся на прогулку? – спросил он, окидывая взором огневой мешок между ними и дворцовыми воротами.

– Серые Охотники и Длинные Клыки обеспечат огневое прикрытие, когда мы разрушим ворота, – сказал Берек, жестом велев Эйнару передать фугасы Волчьему Гвардейцу. – Когда мы окажемся внутри, не теряйте времени на зачистку стен и дворцовой территории. Алдрек обратился к рунам и считает, что мы найдем Бредвира в его аудиенцзале. Если нам предстоит убить в этом дворце только одного человека, пусть это будет он. Этот бунт длится уже достаточно долго.

Одобрительно проурчав в ответ, Микал язвительно предложил:

– Веди, мой лорд. Тот, кто идет первым, всегда принимает основной огонь на себя.

Откинув назад голову, Берек рассмеялся.

– Тот, кто придет к воротам последним, сможет почистить подпалины на моих доспехах, – ответил он. – Кровь и гром!

– Кровь и гром! – рявкнул в ответ Волчий Гвардеец, и они, как один, бросились к воротам.

Космических Волков в считаные мгновения накрыл ураган вражеского огня. Лучи лазганов, пересекаясь, оплетали терминаторов полыхающей паутиной. Их ряды пронзали трассирующие дуги, разрывные снаряды оставляли в обожженном феррокрите воронки размером с пиршественное блюдо. Зарокотали болтеры – это стаи Серых Охотников Берека открыли огонь по позициям мятежников вдоль стен, раскрасив зубчатые стены цепочками красных и желтых вспышек. Лучи лазпушек и хвосты ракет устремились к сторожевому укреплению ворот, оставляя оплавленные воронки в покрытом витиеватой резьбой каменном фасаде и осыпая вдребезги разбитой каменной кладкой мостовую под ним. Заряды лазгана и пули автогана со звоном отскакивали от брони Волчьего Лорда. Очередь из тяжелого стаббера поразила левую ногу Берека, и он споткнулся изза жгучей боли. Подбежавший Микал протянул Береку руку, но Волчий Лорд жестом отправил его к неясно видневшимся вдали воротам.

Автопушка с грохотом выпустила очередь по терминатору справа от Берека. Красные и желтые вспышки взрывов забарабанили по груди Космического Волка. Тот, шатаясь, вышел из облака пыли и дыма, все еще стреляя из штурмового болтера, несмотря на три кровавые воронки в нагруднике. С трудом сделав еще два шага, воин упал на колени и рухнул лицом вниз. Через несколько мгновений Космические Волки прильнули к иссеченной поверхности дворцовых ворот, оказавшись в мертвой зоне для оставшихся пушек. Волчьи Гвардейцы, покрытые кровью из многочисленных мелких ран, тут же приступили к установке вышибных зарядов.

– Нет нужды сносить ворота целиком, – произнес Берек сквозь стиснутые зубы, ощупывая рану на ноге. Он чувствовал, что пуля засела возле кости. – Просто сделайте нам дыру, достаточно большую, чтобы прорваться.

Вышибные заряды были готовы в считаные секунды. Берек поставил половину терминаторов справа от ворот, тогда как Алдрек с остальными встали слева.

– Изготовиться! – крикнул Волчий Лорд и, услышав ответ от Алдрека, нажал на взрыватель.

Раздался глухой звук, от которого затрещали кости, пронеслась волна перегретого воздуха, и зловоние испарившегося металла вызвало гримасу на лице Берека.

– Вперед! – взревел он, и Волчья Гвардия бросилась к пролому.

Мелтазаряды пробили в толстых металлических воротах почти круглое отверстие диаметром три метра, достаточно большое, чтобы в него мог пролезть один терминатор. За воротами лежал длинный прямоугольный внутренний двор, по его периметру располагались статуи преданных забвению святых. Мятежники превратили его в склеп. Сюда свозили жрецов и адептов из местной Экклезиархии, убивали и подвешивали на цепях к обветшалым серым статуям. Над этой жуткой сценой висело густое облако ядовитого дыма, от которого разило чемто очень странным, что обожгло Береку ноздри, а по телу побежали мурашки.

Метрах в двадцати от ворот мятежники на скорую руку соорудили опорный пункт из металлической крепи, прессплиты и мешков с феррокритом. Здесь были установлены лазпушки и тяжелые стабберы для прикрытия входа на огороженную территорию, но теперь наклонный откос укрепления полыхал пламенем, которое занялось от расплавленной шрапнели мелтабомб. Берек ринулся вперед, стреляя очередями из штурмового болтера по вздымающемуся пламени и дыму. Другие Волчьи Гвардейцы также обрушили на позиции противника град смертоносного огня.

Добежав до амбразуры в наклонном откосе, Волчий Лорд прыгнул сквозь языки пламени и приземлился возле тяжелого стаббера. Повсюду лежали тела бойцов артрасчета. Справа по нему открыли огонь из лазганов, Берек схватил стаббер за ствол и швырнул его в группу изменников. Мятежники бросились врассыпную от летящего на них оружия, превратившись в удобные мишени для штурмового болтера командира Космических Волков.

Надсадный вопль слева заставил Волчьего Лорда развернуться: из клубов дыма на него бросился предатель в изодранной форме офицера Имперской Гвардии и взмахнул потрескивающим силовым мечом, целя в голову. Отбив меч тыльной стороной силового кулака, Берек выстрелил в мятежника в упор.

В дыму шипело и потрескивало силовое оружие, раздавались крики и стоны умирающих. В мутной пелене мелькали темные фигуры. Из сумрачного марева возник, подобно древнему великану, Алдрек; его черная борода поблескивала алыми каплями крови, а с тяжелого топора кровь стекала ручьями. Ложная отвага изменников не выдержала стремительной атаки космодесантников, и они разбегались во все стороны, напрасно взывая о спасении к своим недавно обретенным богам. Тех предателей, что кинулись к дворцу, скосил на бегу огонь надвигающихся Волков.

Берек и его люди в считаные мгновения достигли дальнего конца двора. Взобравшись по пологим ступеням дворцового входа, Волчий Лорд, не сбавляя шага, врезал силовым кулаком по богато украшенным дверям из дерева и металла. Раздался удар праведного грома, и двери, сорвавшиеся с петель, рухнули внутрь зала. Переступившего дымящийся порог Берека встретили крики и вопли боли.

Неф перед губернаторским аудиенцзалом некогда являл собой величественное зрелище. Высоко вздымались парящие своды, украшенные крылатыми святыми, их резные руки простирались к восьмиугольному потолку цветного армопласта, который наполнял зал переливающимися лучами света. Массивные колонны с вырезанными на них изображениями героев Империума вытянулись в струнку вдоль всего зала, их суровые лица оценивали значимость каждого, кто проходил по этим мраморным полам.

Это огромное пространство заполонила толпа извращенных выродков, которые чтото тараторили и выкрикивали, поминая ложных богов варпа. Омерзительные знаки покрывали стены и колонны, и многие резные изображения героев были перемазаны грязью и кровью. Нагие гниющие трупы грудами лежали у подножия колонн, на их расцарапанных лицах застыла маска ужаса и отчаяния.

Пораженные внезапным появлением Волчьего Лорда, сотни мутантов и поклонников Хаоса в ярости отпрянули назад. Они размахивали заляпанными секачами и цепными мечами, лазпистолетами и захваченными автоганами, и воздух оскверненного нефа сотрясался от их зверских воплей. Из боковых коридоров слева и справа в толпу вливались все новые и новые мятежники. Это зрелище могло поколебать стойкость даже самого отважного героя, но Берек взирал на визжащую толпу совершенно невозмутимо. Он – один из избранных Императора, Космический Волк, и ему неведом страх.

Берек воздел потрескивающий силовой кулак. Его яростный глас поверг окружающих в безмолвие.

– Клятвопреступники! – взревел он. – Я – Берек Громовой Кулак! Смотрите на меня и трепещите! Всеотец знает о ваших преступлениях и спустил своих Волков на вас.

В ответ Береку с дальнего конца нефа раздался рев. Невероятно мускулистый, четырехрукий мутант, чьи голова и плечи возвышались над всей остальной толпой, направился к Волчьему Лорду. Берек влепил монстру заряд между тремя его глазами и с кровожадным воем прыгнул в толпу врагов.

Описав штурмовым болтером дугу перед собой, Волчий Лорд, исполненный духа благородного мщения, прорубил в плотной толпе изрядную просеку. На такой близкой дистанции тяжелые заряды прошивали насквозь два или даже три тела, прежде чем их разрывные наконечники успевали взорваться. Опустошив сдвоенный магазин штурмболтера, он принялся размахивать оружием как дубинкой, разнося черепа и круша ребра. Силовой кулак лорда поднимался и опускался, расшвыривая искореженные тела во все стороны. Дубины, цепные мечи и секачи молотили по его древним доспехам, но не достигали цели. Он был бурей праведной ярости, воплощением гнева Императора, и ничто не могло противостоять ему.

Алдрек и оставшиеся Волчьи Гвардейцы ворвались в неф вслед за Береком и присоединились к битве. Два терминатора встали по сторонам разбитого дверного прохода. Один из них выпустил вдоль нефа пару ракет «Циклон», обдав задние ряды толпы раскаленной шрапнелью. Другой навел штурмовую пушку и дал очередь смертоносных снарядов над головами собратьевВолков.

В считаные секунды бой превратился в бойню. Даже фанатической преданности мутантов своим новым богам не хватило, чтобы устоять перед лицом ярости Космических Волков. Они пытались бежать, но им было тесно в узких боковых проходах нефа. Они рвали и топтали друг друга, пытаясь удрать, а Космические Волки, с кулаков и клинков которых лилась кровь, продолжали свое безжалостное наступление.

Когда Берек добрался до дальнего конца нефа, за его спиной громоздились трупы сотен мятежников. Алдрек и Волчья Гвардия окружили его с оружием на изготовку. Волчий Лорд, перезаряжая штурмовой болтер, посмотрел на Рунического Жреца.

– Что теперь, жрец? – спросил он.

Алдрек сделал шаг в сторону дверей аудиенцзала, его рука крепче сжала рукоятку рунического топора.

– Я чую зловоние колдовства, – произнес он. – Должно быть, Бредвир находится внутри. – Он повернул к Волкам искаженное от напряжения лицо. – В зале за этими дверями действуют жуткие силы, – предупредил он. – Ткань реальности… нестабильна.

Берек нахмурился:

– Нестабильна? Говори проще, Алдрек.

– Проще не получается, – возразил Рунический Жрец, на лице которого отражалась охватившая его тревога. – Реальность… движется как песок. Силы смешиваются, они вынуждены соединяться… – Алдрек яростно затряс головой, пытаясь избавиться от этой картины в уме. – Я не могу этого объяснить. Я никогда с таким не встречался.

Берек поднял свой штурмболтер.

– Тогда давайте посмотрим сами, – произнес он и приложился силовым кулаком к двери.

Створки бесшумно распахнулись. Колеблющееся световое облако охватило настороженных Космических Волков, и невидимые энергии впились в их разум.

Волчий Лорд быстро шагнул в тускло освещенный зал. Под его ботинками захрустели ломкие кости. По всему залу в беспорядке валялись человеческие скелеты и куски сморщенной кожи. В воздухе висела дымка от зловонного фимиама, воскуряемого на высоких жаровнях из кованого железа, расставленных по комнате, очевидно, случайным образом. К высоким колоннам крепились сотни широких полос окровавленной кожи, и каждую из них покрывали замысловатые узоры нечестивых рун. Именно эти руны наполняли зал сумрачным светом. Берек шагал среди останков множества принесенных в жертву людей. Его мозг, казалось, полыхал. Волчий Лорд проходил сквозь весь этот кошмар, не обращая внимания на детали, он не отрывал взгляда от той мерзости, что возвышалась за разбитым троном губернатора.

Позади трона возвышалась стена пятнадцати метров в высоту и десяти метров в ширину. В те времена, когда дворец строился, ее украшало резное изображение священного Императора. Теперь эту стену покрывали поблескивающая плоть и пульсирующие органы, сшитые вместе чемто вроде серебряной проволоки, которая сверкала в магическом свете, словно жидкость. Вены и артерии пульсировали, сердца сжимались и разжимались, прогоняя кровь сквозь это отвратительное месиво. Берек мельком увидел обнаженные мозги, стиснутые переплетениями подрагивающих мышц, и глаза, которые вращались в студеных массах жира. Кишки сплетались подобно змеям по всей поверхности этой вздымающейся массы, их удерживала на месте серебряная проволока. От этого месива исходил мощный поток какойто чудовищной энергии, подобно жару из кузнечного горна. Это гнусное творение какимто образом жило, и Берек нутром понял, что это не просто какоето безумное извращение. Это создано ради совершенно конкретной цели.

– Благословенный Всеотец! – выдохнул, побледнев, Алдрек. – Вот мы и нашли Бредвира и его дом.

Стиснув зубы, Берек поднял свой штурмовой болтер.

– Тогда давай закончим то дело, ради которого мы пришли сюда.

Космические Волки открыли огонь одновременно, поливая очередями разрывных зарядов отталкивающего вида массу. Берек с отвращением наблюдал за тем, как месиво корчилось под ураганным огнем. Вокруг омерзительного творения повисла розовая дымка из разлетающихся брызг крови и плоти, но дыры от бо лтов зарастали почти так же быстро, как появлялись.

Месиво исторгло волну нечестивой энергии, захлестнувшей Космических Волков. Берек ощутил головокружение, которое подавляло все его усиленные чувства: комната словно расширялась во всех направлениях одновременно, растягиваясь в безбрежности космоса. Шатаясь, Волчий Лорд повернулся к Алдреку.

– Жрец! – воскликнул он. – Твой топор!

Мощная волна энергии, порожденная мерзким творением, заставила Алдрека опуститься на одно колено. Его глаза закатились, вокруг серебряных и медных клемм, соединенных проводами с черепом, возникли завитки дыма. И тем не менее героический жрец услышал призыв Волчьего Лорда и кивнул в ответ. Он попытался было чтото сказать, но из его окровавленных губ вылетел лишь сдавленный рык. Неимоверным усилием Алдрек поднялся на ноги, высоко вздымая свой рунический топор, и тут грудь жреца пробил черный клинок, покрытый нечестивыми пылающими рунами.

Позади Алдрека вздымалась огромная фигура в изукрашенных синих с золотом доспехах, которая будто материализовалась из тени. Чернокнижник Хаоса вытянул свой адский клинок из тела Алдрека, и Рунический Жрец зашатался, из его раскрытого рта хлынула кровь. Со сдавленным ревом Алдрек развернулся, яростно взмахнув топором, но в это мгновение еще два гиганта в доспехах, возникнув словно призраки по обе стороны от него, всадили свои мечи в грудь Руническому Жрецу.

Из мрака возникали все новые и новые фигуры: грозные воины в вычурных силовых доспехах, похожих на жуткие подобия тех, в которые были облачены Космические Волки. Берек сразу узнал их синюю с золотым расцветку и подавил нахлынувшие чувства праведного отвращения и страха. Все сыны Русса знают цвета десантников Хаоса, известных как Тысяча Сынов. Рядом с космодесантникамипредателями появлялись кошмарные мускулистые твари, которые тянулись к Космическим Волкам поблескивающими липкими щупальцами и клыкастыми пастями.

Засада оказалась для Волчьих Гвардейцев полной неожиданностью, но их удивление длилось лишь мгновение.

– За Русса и Всеотца! – вскричал Микал Стенмарк, а чародеи и демоны так и посыпались со всех сторон, и воздух наполнился громом болтеров и лязгом клинков.

Алдрек пал на колени, из его ран хлестала кровь. Когда его вновь окружили чернокнижники, он взмахнул руническим топором, но воин Хаоса парировал удар адским клинком и выбил топор из обескровленных пальцев Алдрека. Рунический Жрец издал надсадный вой, чародеи схватили его и исчезли так же быстро, как появились, забрав Алдрека с собой.

Берек Громовой Кулак яростно взревел.

– Ни шагу назад, сыны Фенриса! – крикнул он, превратив выстрелами пару демонов в комки протоплазмы. – Наши братья на подходе! – продолжил он, зная, что Эйнар и остальные Серые Охотники не могли сильно отстать от них.

– Разумеется, – раздался вкрадчивый голос позади Волчьего Лорда. – Собственно говоря, мой план на этом и основан.

В мгновение ока Берек развернулся на пятках, и силовой кулак метнулся к источнику звука, но его перчатка сжала лишь воздух.

Чудовищный удар поразил Берека в грудь. Жуткая боль, холодная и черная, как бездна, растеклась под ребрами.

Волчьему Лорду не достать чернокнижника Хаоса. Его изукрашенные силовые доспехи покрыты нечестивыми символами власти и расписаны змеевидными головами извивающихся горгулий. Внушающий ужас нечеловеческий разум светился в узких глазных щелях вычурного рогатого шлема.

Одним плавным движением Мэдокс извлек Копье Русса из груди Берека. Силы тут же покинули Волчьего Лорда. Он не удержался на ногах и рухнул на колени.

Мэдокс поднес конец Копья Русса к лицу Берека, показав кровь, капающую с наконечника.

– Судьба твоего ордена решена, Берек Громовой Кулак, – провозгласил чемпион Хаоса, а у Волчьего Лорда стало темнеть в глазах. – Когда ты предстанешь перед своим ложным Императором, скажи, что виной тому – ты.

Пока чернокнижник говорил, его фигура в доспехах теряла свои очертания в глазах Берека, он исчезал из его поля зрения, словно призрак.

Последним, что услышал Космический Волк, был торжествующий хохот чародея, стылый и жестокий, как сама Древняя Ночь.

В кровавокрасном храме, что построил Мэдокс, непрестанно завывал стенающий ветер. Красноватый свет струился из самих камней, и странный ветер дергал уголки окровавленных клочков кожи, прибитых к колоннам храма. Начертанные на них руны, черные, будто пустота, втягивали в себя энергию из окружающего пространства.

Кровь Волчьего Лорда стекала тонкими ручейками по рукоятке Копья Русса и пальцам чернокнижника. Призрачные фигуры Волчьих Гвардейцев Берека, волоча тело своего лорда по костям и коже, которыми был завален зал в материальном мире, исчезли из поля зрения Мэдокса.

Там, где в аудиенцзале стоял трон губернатора, Мэдокс воздвиг алтарь своего храма – глыбу черного камня с высеченными рунами власти. Его поверхность покрывали приношения, мерцающие в адском свете подобно рубинам.

К Мэдоксу приблизились три чернокнижника, которые тащили тело Рунического Жреца. Космодесантник все еще держался за жизнь, несмотря на чудовищные раны. Чернокнижник Хаоса усмехнулся.

– Поднимите его, – скомандовал Мэдокс.

Десантникипредатели, с нечеловеческой силой подняв Алдрека, почти поставили его на ноги. Мэдокс приложил когтистую перчатку к отверстию в нагруднике Космического Волка и засунул ее внутрь. Рунический Жрец застыл. Испытывая неимоверные страдания, Алдрек не отрывал взгляда от чародея.

Разодрав плоть жреца, Мэдокс извлек руку. Тело Космического Волка обмякло, его стекленеющий взгляд упал на то, что оказалось в руке чернокнижника.

– Теперь круг завершен, – провозгласил он и положил на алтарь прогеноидные железы рядом с десятком других.

Алдрек рухнул на окровавленные камни с безжизненным стуком; выпустив его, три колдуна воздели руки и начали нараспев читать заклинания. Ощутив, что грандиозный ритуал набирает силу, Мэдокс обернулся к своему хозяину.

Чернокнижник Хаоса поднес Копье Русса к пылающему глазу, который парил в воздухе перед ним.

– Конец Космических Волков близок, – произнес он, показывая кровь Волчьего Лорда своему жуткому господину.


СЕРДЦЕ ВОЛКА | Честь Волка | НОВЫЙ ВЫЗОВ